Стокгольмский синдром это что: Стокгольмский синдром: что это и как с ним бороться

Стокгольмский синдром: что это и как с ним бороться

Что такое стокгольмский синдром?

Говоря простыми словами, стокгольмский синдром — это симпатия жертвы к насильнику. У большинства людей, попавших в экстраординарную ситуацию насилия, физического или психологического, могут проявиться признаки этого синдрома. То есть подвержены ему практически все, в зависимости от обстоятельств. С точки зрения биологии человека, это явление объясняется тем, что оно позволяет выжить – человек таким образом подстраивается под ситуацию, проявляет свое послушание, надеясь, что в этом случае, агрессор будет к нему более снисходителен.

Есть и другая, более сложная и непопулярная концепция, и суть ее состоит в том, что в каждом из нас есть агрессия и злость, и мы можем подсознательно желать причинить кому-то боль. Совсем необязательно, что мы будем реализовывать это желание, но оно может присутствовать и выражаться в таких словах, как «Я бы его придушил» или «Убить хочется». И когда мы в реальности сталкиваемся с тем, что кто-то другой проявляет насилие, то есть воплощает наши потаенные стремления, то можем проникнуться симпатией к этому человеку, потому что видим в нем то, что свойственно и нам.

Когда может проявляться стокгольмский синдром?

Это явление может возникать в обыденных и бытовых ситуациях, для этого совсем необязательно оказываться в заложниках у террористов. Оно распространено в паре, где один из партнеров систематически применяет насилие к другому, в семье, где родитель жестоко обращается с ребенком. Под влиянием травмирующих ситуаций у человека сбиваются ориентиры и понимание того, что – хорошо, а что – плохо. И для того, чтобы выжить и сохранить психику, человеку приходится как бы «переизобретать» эти понятия. Когда стокгольмский синдром развивается в отношениях с близкими людьми, то его причиной также становится психическая защита, потому что человеку легче оправдать токсичную мать или партнера-абьюзера, чем признать, что его попросту не любят и не ценят. В таком случае этот феномен часто именуют как «бытовой стокгольмский синдром». Главная опасность его в том, что при регулярных насильственных действиях – издевательствах, вымещении агрессии, применении физической силы – жертва может привыкнуть к такому положению вещей. Подстраиваясь под ситуацию, она начинает искать причины действий насильника, понимать его и сочувствовать, во всех бедах винить себя. В итоге у жертвы создается ложное восприятие реальности.

## Главная причина появления стокгольмского синдрома –

стрессовая травмирующая ситуация, включающая в себя насильственные действия

Стокгольмскому синдрому особенно подвержены люди, которые росли и существовали в обстоятельствах, где насилие было нормой. К тому же среди обилия агрессии дети могут запоминать редкие светлые моменты, когда, например, родители вдруг за что-то их похвалили. На фоне жестокого обращения такие ситуации будут восприниматься ребенком особенно ярко, и именно они могут служить для него оправданием родителей. И так как все мы живем с теми идеями и концепциями, которые нам привили в детстве, во взрослом возрасте человеку с такой семейной историей потребуется много усилий, чтобы «сменить прошивку», поменять мировоззрение.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Стокгольмский синдром: что это, зарождение, примеры

Как справиться со стокгольмским синдромом: Pixabay

Может ли жертва влюбиться в похитителя, боготворить своего насильника, оправдывать и защищать его? Такое происходит при психическом расстройстве — стокгольмском синдроме. Его особенности и способы искоренения раскрывают опытные психологи.

Описание стокгольмского синдрома

Что такое стокгольмский синдром? Доктор психологических наук, профессор Людмила Почебут объясняет, что это патологическое состояние, когда жертва насилия испытывает к мучителю симпатию, а не страх и ненависть. Более того, пострадавшие оправдывают, защищают преступников и даже присоединяются к ним.

Как зародился стокгольмский синдром?

С подобной парадоксальной ситуацией столкнулись в Стокгольме в 1973 году:

  • Утром 23 августа в местный «Кредитбанк» зашел человек с автоматом, на нем были очки и парик. В отделении находились сотрудники банка Бригитта Лундблад, Кристин Энмарк, Элизабет Ольдгрен и Свен Сефстрем.
  • Захватчик Ян-Эрик Улссон заперся со служащими банка внутри денежного хранилища и потребовал освободить из тюрьмы своего приятеля Кларка Олофссона, а также предоставить три миллиона крон, пистолеты, бронежилеты, шлемы и автомобиль.
  • За несколько часов полиция выполнила все требования, кроме возможности безопасного отхода преступников. Власти хотели вначале освободить заложников. Переговоры длились пять дней.
  • За 131 час в плену у заложников развилось психическое расстройство — стокгольмский синдром. Девушки начали поддерживать и жалеть преступников, боялись не насилия, а гибели в случае штурма здания.
  • Полиция применила слезоточивый газ, освободила заложников и задержала захватчиков. Жертвы наняли преступникам адвокатов и поддерживали с ними отношения, несмотря на те ужасы, которые пережили в статусе заложников.

Специалисты исследовали и описали эту реакцию психики. Оказалось, что такой синдром — распространенное явление. Таким образом мозг жертв адаптируется к экстремальным ситуациям, насилию, ища способ сохранить жизнь.

Что такое стокгольмский синдром: Pixabay

Признаки и примеры

Какие признаки стокгольмского синдрома? Доктор психологических наук, профессор, ректор Университета практической психологии Николай Козлов описывает такие проявления синдрома:

  • отождествление себя с захватчиком, желание получить его покровительство;
  • вера в то, что агрессор на самом деле добрый и хороший человек, принятие его позиции и стремление его понять;
  • жалость и оправдание действий мучителя;
  • обвинение себя в сложившейся ситуации и стремление исправить ее поведением, которое преступник сочтет хорошим;
  • самоуничижение, признание и принятие власти агрессора, желание быть рядом с ним;
  • эмоциональное дистанцирование от ситуации с дальнейшим отказом от сотрудничества с полицией для привлечения захватчика к ответственности.

После первого описанного случая стокгольмский синдром наблюдался в разных городах и странах. Были и самые резонансные проявления такого психического расстройства:

  • США, Калифорния (1974). Участники леворадикальной организации «Симбионистская армия освобождения» (SLA) захватили 19-летнюю Патрицию Херст. Преступники хотели обменять ее на своих единомышленников, которые отбывали наказание в тюрьме. Два месяца девушка находилась взаперти, над ней издевались. В результате Патриция стала на сторону преступников и даже вошла в состав SLA, под именем Таня грабила банки и магазины и была арестована.
Примеры стокгольмского синдрома: Pixabay
  • Перу, Лима (1996). Члены «Революционного движения имени Тупака Амару» (MRTA), переодевшись в официантов, во время приема захватили более 600 гостей посла Японии. Через две недели 220 заложников вернулись домой, а через время и оставшихся освободили из плена. Всего освободили 549 человек. Все они позже начали поддерживать террористов.
  • США, Солт-Лейк-Сити (2002). Элизабет Смарт было 14 лет, когда ее похитили из дому. Через 9 месяцев ее нашли в доме уличного проповедника Брайана Митчелла. Он хотел сделать девочку своей женой. Элизабет не пыталась убежать и скрывала свое происхождение.

Чем опасен стокгольмский синдром и можно ли от него избавиться

Какие есть виды стокгольмского синдрома? Человек может стать жертвой не только террористов, существует бытовой стокгольмский синдром. Он может развиться на фоне таких ситуаций, как:

  1. Психологическая травма, связанная с угрозой жизни.
  2. Близкие отношения с большой разницей в возможностях и силе сторон (например, такой синдром наблюдается у женщины, которая живет с мужчиной-агрессором и зависит от него финансово).
  3. Сложности, которые не позволяют выйти из деструктивных отношений.

Когда и кто может столкнуться с развитием стокгольмского синдрома? Есть ряд жизненных ситуаций, когда у жертвы формируется психическая зависимость от насильника.

Типы стокгольмского синдрома: Pixabay

Дети и жестокие родители

Мать или отец оскорбляют ребенка, пренебрежительно к нему относятся, допускают физическое насилие, но когда они в хорошем настроении, то дарят конфеты и улыбаются.

Дети запоминают приятные моменты и начинают относиться к родителям как к богам. От окружающих они скрывают насилие в семье, лгут и стараются защитить взрослых от разбирательств.

Мужчины и женщины

Насилие в паре часто сопровождается зависимостью одного партнера от другого, рассказывает психоаналитик Светлана Дутта. Например, женщина не работает, ее обеспечивает мужчина, и она терпит его агрессивное поведение, так как не видит выхода.

Затем агрессор резко меняет поведение: раскаивается, дарит подарки, признается в любви. Насилие продолжается, но жертва проявляет сочувствие к агрессору, верит в то, что он хороший и в будущем исправится.

В травмирующей ситуации оказываются жены мужчин и матери детей, страдающих зависимостью (алкоголизм, наркомания, игромания). Они чувствуют свою вину за сложившуюся ситуацию и верят, что могут все исправить.

Подчиненные и жестокие начальники

Психотерапевт Шери Хеллер описывает корпоративный стокгольмский синдром. Вначале руководитель обещает повышение в должности или выплаты премии за дополнительные объемы работы, а затем унижает или угрожает увольнением из-за невыполненных обязанностей.

Жесткость и требовательность начальника при этом может переходить все границы. В результате жертва начинает сомневаться в своей компетентности.

Крайние случаи такого расстройства наблюдаются у участников различных сект, в первую очередь экстремистских, построенных на подчинении любым приказам свыше.

Чем опасен стокгольмский синдром? Главная проблема в том, что жертва не осознает опасности ситуации, в которой находится и не способна адекватно ее оценить. Переубедить человека, добиться осознания травматичности его положения практически невозможно.

Как избавиться от стокгольмского синдрома? Лучшее решение — обращение к психотерапевту, который разложит происходящее по полочкам, поможет человеку осознать ненормальность ситуации.

Если возможности для визита к профессионалу нет, важно:

  1. Подтолкнуть жертву к размышлениям, предложить почитать специальную литературу.
  2. Задавать наводящие вопросы, искренне интересоваться тем, как сама жертва видит ситуацию и что чувствует.
  3. Выслушать человека, но не судить его. Это поможет жертве избавиться от эмоций и включить рациональное мышление.
  4. Не давать советов и не давить. Для жертвы насилия важно учиться принимать решения самостоятельно, чтобы преодолеть беспомощность.
  5. Не пытаться убедить жертву в том, что агрессор — злодей. Это может привести к обратному эффекту.
  6. Помочь жертве определить, почему она остается в таких болезненных отношениях, что держит рядом с насильником.

Стокгольмский синдром столь широко распространился из-за того, что не все о нем знают. Грань между нормой и патологией очень тонкая, и жертва не осознает, когда переступает черту, продолжает держаться за деструктивного партнера. Берегите себя и сохраняйте здоровые отношения.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/family/relationship/1859974-stokgolmskij-sindrom-cto-eto-zarozdenie-primery/

Стокгольмский синдром — причины, симптомы, диагностика и лечение

Стокгольмский синдром – это специфическое психологическое состояние, характеризующее парадоксальную взаимную или одностороннюю симпатию между жертвой и агрессором. Возникает в ситуациях захвата заложников, похищения, угроз, применения насилия. Проявляется сочувствием к преступникам, попытками рационально объяснить, оправдать их действия, отождествлением себя с ними, помощью агрессорам при вмешательстве полиции, вынесении официальных обвинений. Диагностика проводится психологами, психиатрами с помощью наблюдения, клинической беседы, опроса свидетелей. Коррекция выполняется после окончания конфликта методами психотерапии.

Общие сведения

Термин «стокгольмский синдром» введен криминалистом Н. Бейеротом в 1973 году при исследовании ситуации захвата в заложники сотрудников швейцарского банка в городе Стокгольм. Сам феномен парадоксального поведения жертвы был описан в 1936 году А. Фрейд, получил название «идентификация с агрессором». Существует множество синонимов синдрома – синдром идентификации заложника, стокгольмский фактор, синдром здравого смысла. Распространенность среди жертв террористов составляет 8%. Данный поведенческий феномен не включен в официальные классификации заболеваний, рассматривается как нормальная адаптивная реакция психики на травмирующее событие.

Стокгольмский синдром

Причины

Условием развития синдрома является ситуация взаимодействия с агрессорами – группой людей или одним человеком, ограничивающим свободу, способным совершить насилие. Парадоксальное поведение жертвы разворачивается при политических, криминальных терактах, военных операциях, тюремном заключении, похищении, развитии диктатуры внутри семей, профессиональных коллективов, религиозных сект, политических групп. Гуманизации отношений между захватчиком и жертвой способствует ряд факторов:

  • Демонстрация насилия. Люди, подвергнутые физической расправе, наблюдающие ее со стороны, склонны к проявлению гуманного отношения. Страх смерти, увечий становится источником мотивации поведения.
  • Языковой, культурный барьер. Данный фактор может препятствовать развитию синдрома или увеличивать вероятность его возникновения. Положительное влияние объясняется тем, что другой язык, культура, религия интерпретируются как условия, оправдывающие жестокость агрессоров.
  • Знание приемов выживания. Психологическая грамотность обеих участников ситуации усиливает гуманизацию взаимоотношений. Активно задействуются механизмы психологического влияния, способствующие выживанию.
  • Личностные качества. Синдром чаще наблюдается у людей с высоким уровнем коммуникативных навыков, способностью к эмпатии. Дипломатическое общение способно изменить действия агрессора, снизив риски для жизни жертв.
  • Длительность травмирующей ситуации. Синдром возникает на протяжении нескольких суток после начала активных действий преступника. Длительное общение позволяет лучше узнать агрессора, понять причины насилия, оправдать действия.

Патогенез

Стокгольмский синдром является механизмом психологической защиты, формируется бессознательно, но может быть постепенно осознаваем жертвой. Он разворачивается на двух уровнях: поведенческом и психическом. На уровне поведения жертва демонстрирует принятие, послушание, выполнение требований, оказание помощи агрессору, что увеличивает вероятность положительной реакции – сокращения насильственных действий, отказа от убийства, согласия на переговоры. Для жертвы повышается вероятность выжить, сохранить здоровье. На психическом уровне синдром реализуется через идентификацию, оправдание поступков «террориста», прощение. Такие механизмы позволяют сохранить целостность Я как системы личности, включающей самоуважение, любовь к себе, силу воли. Психологическая защита предупреждает развитие психических расстройств после травматичной ситуации – люди легче справляются со стрессом, быстрее возвращаются к привычному образу жизни, не страдают ПТСР.

Симптомы

Идентификация жертвы с личностью агрессора возникает в разных типах отношений: при вооруженных захватах, похищениях, семейных и профессиональных конфликтах. Ключевая особенность – распределение ролей. «Жертва», не имея средств для активной самозащиты, занимает пассивную позицию. Поведение «агрессора» преследует определенную цель, часто реализуется согласно плану или привычному сценарию, при котором угнетение жертвы является условием достижения результата. Стремление гуманизировать отношения проявляется попытками установить продуктивный контакт. Человек, занимающий позицию жертвы, оказывает необходимую медицинскую, бытовую помощь агрессору, инициирует беседу. Темой обсуждения часто становятся аспекты личной жизни – семья, вид деятельности, причины, побудившие к насилию, совершению преступления.

В отдельных случаях жертвы защищают агрессоров от полиции, обвинений при судебном разбирательстве. Если стокгольмский синдром развивается на бытовом уровне между членами семьи, пострадавшие часто отрицают факт насилия и тирании, отзывают собственные официальные заявления (обвинения). Существуют примеры, когда заложники скрывали преступника от полицейских, закрывали его собственным телом при угрозе применения оружия, выступали на судебных заседаниях на стороне защиты. После разрешения критической ситуации агрессор и жертва могут стать друзьями.

Осложнения

Стокгольмский синдром – форма адаптивного поведения в ситуации угрозы. Он направлен на защиту жертв от действий агрессоров, но при этом может стать препятствием для действий реальных защитников – полицейских, группы специального подразделения, обвинительной стороны при судебных разбирательствах. Особенно неблагоприятные последствия наблюдаются в «хронических» ситуациях, например, при домашнем насилии. Избежав наказания, агрессор повторяет свои действия с большей жестокостью.

Диагностика

Специфических диагностических методов для выявления синдрома не разработано. Обследования выполняются после завершения психотравмирующей ситуации. Признаки доброжелательного отношения жертвы к захватчикам определяются в ходе беседы, наблюдения за поведением в периоды судебных заседаний. Обычно люди открыто рассказывают о произошедших событиях, стремятся оправдать преступников в глазах врача-психиатра или психолога. Они преуменьшают значимость, реальность прошедшей угрозы, склонны обесценивать риски («он бы не стал стрелять», «он ударил, потому что был спровоцирован»). Для большей объективизации исследования проводится опрос других пострадавших либо наблюдателей. Их рассказы сопоставляются с данными опроса пациента.

Лечение стокгольмского синдрома

В опасной ситуации (террористического захвата, деспотичного поведения начальника, супруга) стокгольмский синдром поощряется специалистами служб поддержки. Вопрос о терапии становится актуальным после конфликта, когда жертва находится в безопасности. Часто специальная помощь не требуется, спустя несколько дней проявления синдрома исчезают самостоятельно. При «хронических» формах (бытовом стокгольмском синдроме), необходима психотерапия. Распространено применение следующих ее видов:

  • Когнитивная. При легких формах синдрома используются методы убеждения, смысловой переработки установок. Психотерапевт рассказывает о механизмах, лежащих в основе приспособительного поведения, о нецелесообразности такого отношения в нормальной жизни.
  • Когнитивно-поведенческая.
    Техники убеждения, изменения представлений об агрессоре сочетаются с разработкой и внедрением поведенческих шаблонов, позволяющих уйти от роли жертвы. Обсуждаются варианты ответов на угрозы, способы предотвращения конфликтов.
  • Психодрама. Данный метод помогает восстановить критическое отношение пациента к собственному поведению, к поведению агрессора. Психотравмирующая ситуация проигрывается, обсуждается участниками группы.

Прогноз и профилактика

Случаи стокгольмского синдрома, произошедшие вследствие терактов и похищений, имеют благоприятный прогноз, реабилитация продуктивно проходит при минимальной психотерапевтической помощи. Бытовой и корпоративный варианты хуже поддаются коррекции, так как сами жертвы склонны отрицать наличие проблемы и избегать вмешательства психологов. Способы профилактики данного состояния не являются актуальными, адаптивное поведение направлено на сохранение физического и психического здоровья жертв, подверженных агрессии. Чтобы предупредить развитие неблагоприятных последствий, необходимо обеспечить пострадавшим психологическую помощь.

когда жертва становится на сторону преступника

Стокгольмский синдром не считается настоящим расстройством, а скорее набором эмоциональных и поведенческих активаций, свойственных функционированию некоторых людей, подвергшихся особо травмирующим событиям, таким как похищение или длительная серия физических и психических злоупотреблений.

Стокгольмский синдром не кодифицируется ни в одном диагностическом руководстве, поскольку, как подчеркивалось выше, он не считается расстройством само по себе.

Тем не менее, с точки зрения клинической психологии, было бы интересно попытаться исследовать его причины, исследуя стили привязанности и поведенческие профили субъектов, которые испытали состояние идентификации жертвы и преступника, чтобы позволить специалистам в области психического здоровья взглянуть с другой стороны. Наблюдения за подобными ситуациями, выявленными исследованиями: члены сект, тюремный персонал, насилие над женщинами и, конечно же, заложники.

Жертва, страдающая стокгольмским синдромом, во время жестокого обращения испытывает положительное отношение к своему агрессору, которое может доходить до влюбленности и полного добровольного подчинения, тем самым устанавливая своего рода союз и солидарность между жертвой и преступником.

Стокгольмский синдром очень часто встречается в ситуациях насилия в отношении женщин, жестокого обращения с детьми и переживших концлагеря.

В ситуациях, когда похищение осуществляется в отношении этих деликатных субъектов (не очень хорошо структурированных, не очень солидных личностей, таких как особенно дети или подростки), возможно, для того, чтобы иметь «рабыню или девушку-рабыню», похититель пытается обезличить жертву посредством своего рода «промывания мозгов», убедив его / ее в том, что никто из его / ее близких не будет заботиться о нем / ней, и что только тюремщик позаботится о нем / ней и останется рядом с ним .

ИЗВЕСТНЫЕ СЛУЧАИ СИНДРОМА СТОКГОЛЬМА

Название стокгольмского синдрома берет свое начало в 1973 году, когда двое сбежавших осужденных из Стокгольмской тюрьмы (Ян-Эрик Олссон, 32 года и Кларк Олофссон, 26 лет) попытались ограбить штаб-квартиру «Sveriges Kredit Bank». в Стокгольме и взяли в заложники четырех сотрудников (трех женщин и одного мужчину).

История попала на первые полосы газет по всему миру.

Во время своего плена заложники боялись полиции больше, чем самих захватчиков, как позже показали психологические опросы (это был первый случай, когда психологическое вмешательство применялось и к захватчикам заложников).

В ходе длительных психологических сеансов, которым подвергались заложники, они проявляли положительное отношение к преступникам, которые «вернули им свои жизни» и которым они были обязаны проявленной щедростью. Этот психологический парадокс получил название «Стокгольмский синдром» — термин, придуманный криминологом и психологом Нильсом Бежеро.

Автоматическая эмоциональная реакция, развивающаяся на бессознательном уровне, на травму, вызванную тем, что он стал «жертвой».

Джейси Ли Дугард похитили в возрасте 11 лет и почти 18 лет находились в заложниках. У нее двое детей от похитителя, и она никогда не пыталась сбежать.

Она также солгала и пыталась защитить своего похитителя на допросе.

Она призналась, что у нее была глубокая эмоциональная связь с ним, но после воссоединения с семьей и переезда она осудила действия преступника.

Шон Хорнбек, 11 лет, исчез 6 октября 2002 года и был случайно найден в январе 2007 года, когда ему было 15 лет, при поиске другого пропавшего мальчика (Бена Оунби).

Он прожил четыре года со своим похитителем Майклом Девлином (в квартире которого также был найден Бен Оунби), и соседи утверждают, что видели, как он несколько раз играл в саду, один, с Майклом или с друзьями, настолько, что они думали, что они «отец и сын».

У Шона также был мобильный телефон, и он с удовольствием занимался серфингом в Интернете. Он видел обращения родителей по телевизору и даже отправил отцу несколько писем по электронной почте, в которых говорилось: «Как долго вы планируете искать своего сына?

КАК ПРОЯВЛЯЕТСЯ СИНДРОМ СТОКГОЛЬМА

Стокгольмский синдром не является результатом рационального выбора, а проявляется как автоматический рефлекс, связанный с инстинктом выживания.

На начальном этапе похищенный человек испытывает состояние замешательства и ужаса по поводу навязанной ему ситуации и как можно лучше реагирует на крайнее состояние стресса, в котором он находится: одна из первых реакций, примитивное психологическое убежище, но эмоционально эффективно, это «отрицание».

Чтобы выжить, разум пытается стереть происходящее.

Другая возможная реакция — потеря сознания (независимо от сознательной воли) или сон.

Только через некоторое время заложник начинает осознавать, принимать и бояться своей ситуации, но он находит еще один предохранительный клапан, думая, что еще не все потеряно, потому что вскоре вмешается полиция, чтобы спасти его.

Чем больше времени проходит, тем больше жертва начинает чувствовать, что его жизнь напрямую зависит от преступника, и, убеждая себя в том, что он может избежать смерти, вырабатывает психологический механизм тотальной привязанности к нему.

Жертва идентифицирует себя с преступником и понимает его мотивы, даже терпит его насилие без особых усилий, поскольку оно мотивировано вескими причинами.

Чтобы заручиться благодатью своего мучителя, жертва бессознательно, но удобно устраняет свое негодование против него из своего разума.

В таком состоянии у похитителя будет меньше причин для применения насилия против жертвы.

ПРИЧИНЫ СТОКГОЛЬМА СИНДРОМА

Есть четыре основных ситуации или состояния, которые вызывают развитие Стокгольмского синдрома:

1. Реальная или предполагаемая угроза физическому или психологическому выживанию и вера в то, что похититель может быть опасным.

2. Небольшая доброта похитителя к жертве.

3. Изоляция жертвы

4. Предполагаемая или реальная неспособность выйти из ситуации.

ТИПИЧНЫЕ СИМПТОМЫ
  • жертва испытывает к похитителю чувство дружбы или даже любви;
  • жертва боится полиции, спасателей или любого, кто пытается отделить ее от похитителя;
  • жертва верит в мотивы похитителя и поддерживает их;
  • жертва испытывает чувство вины и раскаяния в связи с освобождением, пока похититель находится в тюрьме;
  • жертва доходит до того, что солгает полиции, чтобы предоставить похитителю невероятное алиби;
  • пострадавший не признает наличие какой-либо патологии и не принимает помощь.

КОНЕЦ СТОКГОЛЬМСКОГО СИНДРОМА

Синдром может различаться по продолжительности, и наиболее частые психологические эффекты включают нарушения сна, кошмары, фобии, внезапные скачки, воспоминания и депрессию, которые можно лечить с помощью лекарств и психотерапии.

Некоторые жертвы похищения, испытавшие этот синдром, спустя годы все еще враждебно относятся к полиции.

В частности, жертвы ограбления Стокгольмского Кредитбанка навещали своих похитителей много лет, и одна из них вышла замуж за Олофссона.

Другие жертвы, похоже, начали собирать средства, чтобы помочь своим бывшим тюремщикам, и многие отказались давать показания в суде против похитителей или даже разговаривать с арестовывающими полицейскими.

ЛЕЧЕНИЕ СТОКГОЛЬМА СИНДРОМА

Возвращение к повседневной жизни после более или менее продолжительного периода плена может быть для пленника непростой задачей, а в некоторых случаях — чрезвычайно сложной.

Разлучение с похитителем может быть душераздирающим для жертвы, страдающей стокгольмским синдромом.

Вылечиться от Стокгольмского синдрома возможно, но в некоторых случаях на это уходит много лет. В некоторых случаях также полезно комбинировать психотерапию с лекарственной терапией, которую психиатр должен тщательно спланировать.

Статья написана доктором Летицией Чиабаттони

Читайте также:

Эротомания или синдром безответной любви: симптомы, причины и лечение

Номофобия, нераспознанное психическое расстройство: зависимость от смартфона

Эко-тревога: влияние изменения климата на психическое здоровье

Нимфомания и сатириаз: сексуальные расстройства психолого-поведенческой сферы

источник:
    • Францини Л. Р., Гроссберг Дж. М. (1996). Comportamenti bizzarri. Астролябио Рома
    • Гулотта Г., Вагаггини М. (1980). Dalla parte della vittima. Джуффре, Милан
    • Грэм Д.Л., Роулингс Э., Римини Н. (1988), Выжившие после террора: избитые женщины-заложники и Стокгольмский синдром. В: Феминистские взгляды на жестокое обращение с женой. Публикации Sage
    • Юлих С. ​​(2005). Стокгольмский синдром и сексуальное насилие над детьми. Журнал о сексуальном насилии над детьми
    • Дегортес, Д., Коломбо, Г., Сантонастасо, П., Фаваро, А. (2003). Похищение с целью выкупа как травмирующий опыт: клинические интервью с группой жертв и обзор литературы. Ривиста ди Психиатрия
    • Карвер Дж. Лав и Стокгольмский синдром: Тайна любви к обидчику

Sindrome di Stoccolma: psicologia, in amore, casi, cura e film in cui è presente

Стокгольмский синдром — что это такое, причины возникновения

Стокгольмский синдром – это словосочетание описывает необычный психологический феномен, проявляющийся в неадекватном реагировании объекта нападения на своего обидчика. Иначе говоря, это бессознательная защитная связь, возникающая при травмирующем событии (похищении, угрозе насилия, захвате заложников) между захватчиком и обороняющейся стороной. Подобная связь может быть взаимной симпатией либо односторонней. Вследствие сильного эмоционального переживания у жертвы зарождается чувство сочувствия по направлению к агрессору. Они пытаются отыскать оправдание деяниям захватчиков. Нередко это приводит к перениманию заложником идей агрессора.

Что это такое

Описываемый феномен являет собой психологическое состояние, зарождающееся при переживании индивидом травмирующего прецедента быть заложником. Возникает он, когда у жертв просыпается симпатия в отношении захватчиков. Нередко заложники отождествляют себя с «оккупантами».

При длительном взаимодействии объектов атаки и нападающей стороны в психике и поведенческом реагировании заложников наблюдается переориентация, именуемая стокгольмским синдромом, который являет собой инструмент психологической защиты, формируемый бессознательно. При этом он часто осознается самой жертвой. Рассматриваемый стокгольмский синдром разворачивается на двух ярусах – психическом и поведенческом. На уровне психических процессов данный механизм реализуется при помощи идентификации, обеления преступника и его деяний, прощения. Это позволяет сберечь цельность «Я» в качестве структуры личности, включающей волю, любовь к собственной персоне и самоуважение. На поведенческом ярусе заложник проявляет принятие, покорность, оказание помощи захватчику, выполнение требований, приумножает шанс возникновения положительной реакции, проявляемой сокращением насильственных деяний, отказом от смертоубийства, готовностью к переговорам. Это повышает вероятность выживания, сохранения здоровья для объекта насилия.

Таким образом, простыми словами стокгольмский синдром является необычным психологическим феноменом, обозначающим возникновение у жертвы симпатии к её мучителям.

Описываемое явление примечательно не только непонятной симпатией к агрессорам, возникающей у похищенных индивидов, но и их особым поведенческим реагированием – нередки случаи, когда жертвы собственноручно препятствуют собственному освобождению.

Так что это такое? Научные деятели, исследовавшие анализируемый феномен, полагают, что стокгольмский синдром – это не парадокс психики, не расстройство в традиционном понимании, а нормальная реакция человеческого организма на серьёзное травмирующее событие.

Для зарождения этого феномена психики необходимо соблюдение следующих условий:

– наличие мучителя и жертвы;

– благожелательное отношение мучителя к пленнику;

– возникновение у похищенного субъекта особого настроя в отношении агрессора – оправдание и понимание его деяний;

– постепенное замещение страха у заложника привязанностью и состраданием, усиление таких эмоций по мере роста атмосферы риска, когда ни захватчик, ни его жертва не ощущают безопасность (совместное перенесение опасности роднит их).

Главная опасность рассматриваемого феномена заключается в трансформации поведенческого реагирования заложника. Жертва совершает действия, направленные против собственных интересов, например, препятствует правоохранительным органам задержать захватчиков. Известны прецеденты, когда при осуществлении антитеррористических мероприятий специальными подразделениями захваченные субъекты предупреждали агрессоров о появлении освободителей, нередко даже загораживали террориста собственным телом. В иных случаях, террористы могли скрываться среди потерпевших и их инкогнито никто не разоблачал. Как правило, подобное наваждение, именуемое стокгольмским синдромом, исчезает после лишения жизни террористами первой жертвы.

Причины возникновения

Ключевым условием формирования описываемого синдрома является наличие ситуации взаимодействия индивида либо группы субъектов с агрессорами, ограничивающими их свободу, способными содеять насилие. Противоречивое поведенческое реагирование жертвы проявляется при политических или криминальных террористических актах, военных операциях, похищении, семейной или религиозной диктатуре.

Гуманизация взаимодействия между агрессором и обороняющейся стороной обусловлена ниже перечисленными причинами.

Людям, подвергнутым физическому насилию, наблюдающим принуждение со стороны, присуще проявление человечного отношения. Боязнь смерти, увечий, боли делается стимулом, мотивирующим поведение.

Языковая преграда либо культурный барьер могут увеличивать вероятность зарождения данного синдрома или, наоборот, препятствовать формированию описываемой болезненной привязанности. Иная культура, речь, религия подсознательно воспринимаются заложниками в качестве оправдывающих факторов жестокости террористов.

Психологическая грамотность, выраженная в знании приемов выживания обоими участниками ситуации, приумножает гуманизацию отношения. Активно включаются механизмы психологического воздействия, направленные на выживание.

Анализируемый стокгольмский синдром чаще отмечается у коммуникативных субъектов, обладающих умением сопереживать. Дипломатическое взаимодействие часто меняет поступки захватчиков, повышая этим шансы на выживание у их заложников.

Продолжительность травмирующей ситуации также является условием зарождения этой пагубной связи. Стокгольмский синдром зарождается в течение пары суток с момента активных действий захватчика. Длительное взаимодействие дает возможность лучше узнать мучителя, постигнуть причины насильственных деяний и оправдать их.

Выделяют такие симптомы стокгольмского синдрома, как:

– непритворное восхищение захватчиками;

– сопротивление спасательным мероприятиям;

– защита похитителя;

– стремление угодить преступникам;

– несогласие на дачу показаний, направленных против террористов;

– отказ сбежать от мучителей при появлении такого шанса.

Рассматриваемая роковая зависимость зарождается, когда объект атаки не обладает средствами дабы защитить себя, он занимает инертную позицию. Поведение похитителя обусловлено определенной целью, вследствие чего зачастую воплощается в соответствии с намеченным планом либо согласно привычному сценарию, результат которого зависит именно от мучения, угнетения, принижения заложников.

Желание гуманизировать взаимоотношения обнаруживается в попытках жертвы установить плодотворный контакт. Поэтому такой субъект начинает оказывать медицинскую либо бытовую помощь захватчику, инициировать беседу личного характера, например, на тему семейных взаимоотношений, причин, побудивших стать на преступную стезю.

История происхождения термина

Творцом данного термина считается криминалист Н. Бейерт. Он оказывал помощь в освобождении четверых банковских работников в 1973 году, захваченных сбежавшим заключенным в городе Стокгольм. Пять дней заключения конторских служащих послужили посылом для возникновения данного термина, обозначающего психологический феномен роковых взаимоотношений объекта атаки и агрессора.

После описанного случая все симпатии потерпевших к их мучителям относят к проявлениям данного синдрома.

Летом 73-го года беглый уголовник Ульссон захватил Стокгольмский банк. Захват он совершил самостоятельно, ранив одного охранника. В его владении оказались три служащих женского пола и один мужчина. Требование Ульссона было доставить в банк соседа по каземату Олофссона. При этом сами жертвы звонили действующему премьер-министру с требованием выполнить поставленное преступником условие.

Между злоумышленниками и потерпевшими довольно быстро завязалось общение. Они делились личными подробностями насущного бытия. Когда одна из служащих замерзла, Олофссон поделился с ней собственной курткой. Он утешал другую работницу, занятую безуспешными попытками дозвониться близким.

По прошествии нескольких суток правоохранительные органы в потолке проделали отверстие, сфотографировав Олофссона и захваченных граждан. Ульссон заметил эти действия, пригрозив лишить жизни работников банка при совершении газовой атаки.

На пятые сутки полисмены провели газовую атаку, вследствие которой злоумышленники решили сдаться. Захваченные служащие были вызволены. Освобожденные заложники сообщили, что захватчики их не страшили, они опасались полицейского штурма.

Инструмент защиты психики, именуемый после описанных выше событий стокгольмским синдромом, базируется на зарождении надежды захваченного субъекта, что при условии беспрекословного выполнения требований преступников, они проявят снисхождение. Вследствие этого, пленники стремятся демонстрировать, дабы проще было мириться с возникшим положением, они стараются логически оправдать деяния захватчиков, спровоцировать у них одобрение.

Бытовой стокгольмский синдром

Анализируемый феномен также может реализовываться и на бытовом уровне, являясь второй наиболее распространённой разновидностью описываемого синдрома. Появляется он обычно в доминантных семейных взаимоотношениях. Когда внутри ячейки общества один партнер совершает неподобающие деяния в отношении второго (постоянное унижение, насмешки, издевки, насилие), зарождается стокгольмский синдром. Невзирая на страдания по причине издевательств, объект нападок привыкает к неизменным унижениям и постепенно начинает оправдывать поступки любимого.

Часто подобную ситуацию можно встретить в семьях, где супруг страдает чрезмерными алкогольными возлияниями, вследствие чего регулярно избивает благоверную. Супруга, в свой черед, неистово защищает садиста, мотивируя его деяния тем, что у него временные трудности, он устал. Нередко такие барышни могут даже отыскивать причину насилия в собственной персоне. Ведь благоверный унижает и поколачивает супругу лишь потому, что борщ слегка пересолен, а свинина жирновата.

Особенность проявления данной вариации стокгольмского синдрома обнаруживается в том, что потерпевшая сторона не просто защищает своего мучителя, но и в последующем скучает по тирану при разрыве взаимоотношений.

Этот феномен объясняется включением защитного механизма, основывающегося на смирении и принятии существующего положения при невозможности устранить фактор, причиняющий боль.

Если индивид, подвергающийся насилию, сразу не покидает своего мучителя, например, вследствие отсутствия такой возможности, не разрывает всяческий контакт с ним, то психика пытается отыскать иные варианты спасения. Если избежать стрессовой ситуации не удалось, значит, придется научиться сосуществовать и ладить с тираном, причиняющим боль. Вследствие этого жертва постепенно начинает узнавать причины поступков собственного мучителя. Она интересуется, старается понять тирана, проникается сочувствием к палачу. После чего даже предельно иррациональное делается рациональным. Посторонний субъект вряд ли уразумеет, почему страдалец не покинет дом, где его унижают, издеваются над ним. Все просто, жертва прониклась сочувствием к истязателю, пониманием, вследствие чего стремится его спасти, обелить, помочь.

Лечение стокгольмского синдрома преимущественно заключается в психотерапевтической помощи. При легком течении описываемого явления применяются методы смысловой трансформации установок и убеждения. Психотерапевт поясняет механизмы, обуславливающие возникновение приспособительного поведенческого реагирования, рассказывает о неразумности подобного отношения.

Успешно применяются когнитивно-поведенческая психотерапевтическая методика (изменяются представления о мучителе в сочетании с выработкой и последующим внедрением поведенческих паттернов, позволяющих оставить позицию жертвы) и психодрама (направлена на восстановление критического отношения пострадавшего к собственному поведенческому реагированию и к деяниям похитителя).

Примеры из жизни

История криминалистики может насчитать множество случаев проявления стокгольмского синдрома среди похищенных субъектов или в бытовых взаимоотношениях.

Наиболее известным прецедентом стал виновник возникновения рассматриваемого термина – захват банковских служащих в городе Стокгольм.

Не менее знаменито еще одно происшествие, связанное с похищением в 74-м году радикально настроенными террористами наследницы газетного капиталиста Патрисии Херст. Описываемый случай знаменит тем, что после освобождения Патрисия вступила в ряды, ответственного за ее похищение, леворадикального партизанского формирования. Кроме того жертва стокгольмского синдрома даже участвовала в банковских ограблениях совместно с «коллегами» по организации.

Еще одним выдающимся эпизодом является захват Наташи Кампуш. Десятилетнюю девочку похитил бывший техник В. Приклопиль и удерживал насильно более восьми лет. Благодаря удачному стечению обстоятельств заложнице удалось сбежать, после чего Приклопиль, преследуемый полицией, совершил суицид. Наташа призналась, что сочувствовала собственному мучителю и расстроилась от известия о его кончине. Помимо того она описывала своего истязателя, как отзывчивого и хорошего человека, рассказывала, что он холил ее больше, нежели родители.

Известным случаем, вошедшим в анналы криминалистики, является захват самопровозглашенным священником пятнадцатилетней Элизабет Смарт. Похищенная девушка возвратилась домой спустя 9 месяцев заточения. Психологи утверждают, что у жертвы было множество шансов сбежать, которыми она не воспользовалась по причине влюбленности в похитителя.

Одиннадцатилетняя Джейси была поймана супружеской парой Гарридо, когда направлялась к школьному автобусу. Эта пара удерживала ребенка в течение восемнадцати лет. В четырнадцатилетнем возрасте Джейси Дьюгард родила от истязателя дочь, по прошествии трех лет – еще одну. После ареста четы маньяков, девушка пыталась сокрыть преступление, утаивала собственное имя, придумывала легенды, объясняющие происхождение дочерей.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Стокгольмский синдром — это что: психологические особенности

Стокгольмский синдром – психологический феномен, при котором жертва начинает испытывать симпатию и даже сожаление к своему агрессору, тирану, насильнику. Еще недавно этот синдром рассматривали только в контексте возникновения положительных эмоций у заложников к своим захватчикам. Но сегодня этот термин применим и к бытовым ситуациям, отношениям мужчины и женщины. Чаще всего роль жертвы в отношениях занимает женщина, хотя и не в 100 % случаев.

Суть феномена

Встречается в 8 случаев из 100. В основе стокгольмского синдрома находится принцип зависимых отношений. Суть синдрома в том, что жертва начинает испытывать симпатию, чувствует эмоционально-психологическую зависимость, защищает своего тирана в глазах других людей.

Известны случаи, когда заложники сбегали вместе со своими тиранами или закрывали их от пуль, помогали избегать наказания. При бытовом стокгольмском синдроме жертва укрывает тирана, ищет причину его агрессии в себе, находит оправдания агрессору.

Проще говоря, это смена ненависти и страха на сочувствие, понимание, симпатию и любовь. Современное понимание феномена стокгольмского синдрома значительно шире и сложнее:

  • Сегодня информация об этом синдроме столь доступна, что особенности синдрома используют в своих целях террористы и другие преступники. Потому стало сложнее работать психологам и полиции, другим службам. Важно определить не только истинные мотивы преступника, но и истинные мотивы жертвы.
  • Феномен стокгольмского синдрома можно видеть и в деловых отношениях. Когда работники понимают, что живут под вечными перегрузками и неадекватными требованиями начальства, но со временем начинают воспринимать это как должное. Ведь иногда работники получают бонусы. Самооценка сотрудника снижается, желание противиться если и возникает, то тут же отсекается. Об увольнении не идет и речи. А страх быть уволенным или разочаровать начальство становится ведущим.
  • Термин употребляется не только в отношении семейных отношений или классически в отношениях захватчика и заложника, но и в отношении детско-родительских взаимоотношений. Притом роль тирана (властителя) может принадлежать как родителям, так и детям.
  • Еще одно современное применение термина – отношения покупателя и товаров, или шопоголизм. Покупатель всеми правдами и неправдами (пригодится потом, акция, скидка, бонус) оправдывает свои покупки. И хотя сам шопоголик знает, что эти акции не последние, в глубине души думает «а вдруг именно на этот товар последние».

История открытия стокгольмского синдрома

Автор названия синдрома – криминалист Нильс Бейерот. Понятие стокгольмского синдрома появилось после одного реального случая.

23 августа 1973 года на центральной площади Стокгольма вооруженные преступники (32-летний Ян-Эрик Ольссон и 26-летний Кларк Олофссон) захватили банк и 4 заложников (31-летнюю Бригитту Лундберг, 26-летнюю Кристину Энмарк, 21-летнюю Элизабет Ольдгрен, 26-летнего Свена Сефстрема). Внешне все жертвы благополучны, красивы, успешны и уверенны в себе.

За время плена, пока грабители просили выкуп, жертвы выдержали 2 дня полной голодовки, угрозы убийства, пытки (стоять с петлей на шее, при малейшем изменении положения она натягивалась и душила). Но уже в скором времени стало отмечаться сближение преступников и заложников. Вплоть до того, что одна из жертв смогла передать информацию полиции, но потом сама же призналась в этом грабителям. А на четвертые сутки она просила полицию дать возможность ей и преступникам уехать.

Свен после освобождения утверждал, что грабители были хорошими людьми. На шестые сутки во время освобождения заложники защищали грабителей и держались с ними за руки. Позже две заложницы признались, что добровольно совокуплялись с грабителями, а еще чуть позже они стали навещать тех в тюрьме и в итоге обручились с ними.

Тогда такой феномен и получил название Стокгольмского синдрома. После этого случая проявления стокгольмского синдрома встречались не единожды в разных уголках мира и разных ситуациях. Подробнее об этом читайте в статье «Стокгольмский синдром в жизни: 5 реальных историй».

Причины развития синдрома

В 80 % случаев формирование синдрома вызвано определенным типом мышления. Большая часть жертв психологически запрограммирована следовать этой роли.

Мышление жертвы

К основным особенностям мышления жертвы относятся следующие положения:

  • Видение мира в пессимистичных тонах, ощущение себя как магнита для неприятностей.
  • Ощущение того, что большего жертва и не заслуживает.
  • Присутствует установка на смирение и терпение. Особенно свойственно для женщин, если им еще в детстве прививали необходимость подчиняться мужчине. В семьях, где отец был тираном или просто ведущим грубым человеком, а мать безмолвной, слабой.

Жертвы чаще выходят из чрезмерно требовательных семей, где ребенок старался заслужить любовь родителей. Кроме того, на замеченные попытки угодить ребенок получал еще большую критику. Или в семьях, где ребенок чувствовал себя ненужным и был обделен вниманием.

Чаще синдром развивается у людей с подвижной и неустойчивой психикой (меланхолики и холерики).

Защитный механизм психики

Вторая причина формирования стокгольмского синдрома – активация защитного механизма у женщины, подвергшейся гендерному насилию. Суть в том, что вспышки агрессии у тирана будут реже и меньше или направлены на другой объект, если жертва не будет проявлять противоречий. Для гендерного насилия характерны два этапа: унижение и раскаянье. В силу эмоциональной слабости жертва не выдерживает и прощает своего агрессора.

Влияние защитного механизма рассматривалось и в первом случае на площади в Стокгольме. Британский психолог Анна Фрейд назвала его тогда идентификацией с агрессором. Это иррациональная реакция, включающаяся в условиях выживания, неэффективности и безнадежности рациональных реакций.

Жертва бессознательно отождествляет себя с агрессором и надеется, что он не причинит вреда такому же, как он человеку. Для того чтобы такая идентификация стала возможна, восприятие перестраивает свою работу. В результате перестройки агрессор воспринимается как симпатичный человек, а не как тиран. Ведь в противном случае идентифицировать себя с преступником было бы невозможно. Свою лепту вносит и вынужденное длительное нахождение в одном пространстве, общение.

Влияние стереотипов

Третий вариант развития стокгольмского синдрома – влияние стереотипов. Актуально для бытового синдрома. В основном действие оказывает мысль о том, что одинокая женщина не может быть счастливой и успешной. Или о том, что женщина должна всю жизнь прожить с одним мужчиной (особенно если мужчина первый в плане секса). Женщины, воспитанные стереотипами, могут годами терпеть физическое и психическое насилие и «нести свой крест».

Стоит отметить, что повлиять на развитие синдрома могут сразу два или все из описанных факторов. Такое встречается нередко. И это не удивительно, так как в итоге проблема синдрома произрастает из детства. А семья в ответе и за развитие, и за воспитание, и за формирование убеждений и культуры.

Благоприятные условия для развития синдрома

Стокгольмский синдром развивается не всегда, а только в определенных условиях:

  • длительное вынужденное пребывание жертвы и агрессора в одном пространстве;
  • гуманное и лояльное отношение агрессора к жертве;
  • реальная угроза жизни жертвы, которую агрессор демонстрирует;
  • осознание жертвой отсутствия альтернативы, реальность только одного исхода, продиктованного агрессором.

Сам синдром при таких условиях формируется в 4 этапа:

  1. Установка близких отношений из-за вынужденной совместной изоляции.
  2. Готовность жертвы сделать все, что скажет агрессор, дабы сохранить себе жизнь.
  3. Сближение через общение, проникновение во внутренний мир агрессора, понимание его мотивов поведения.
  4. Развитие эмоциональной зависимости от агрессора из-за его лояльного отношения и вынужденного общения, чувство благодарности за сохраненную жизнь, желание помочь.

Как избавиться от синдрома

Жертва сама мешает своему же высвобождению. Помочь ей не сможет ни один человек до тех пор, пока она сама не осознает неадекватность собственного поведения.

Самостоятельно справиться с такой проблемой, как стокгольмский синдром, практически невозможно. Рекомендуется обратиться к психологу. Он поможет заглянуть вглубь души и разобраться в истинных причинах жертвенности. Чаще всего жертве свойственна по жизни роль «девочки/мальчика для битья». Но вот откуда сформировалась такая жизненная позиции – вопрос более сложный и частный.

Коррекция бытового стокгольмского синдрома проходит сложнее других. Ведь единственный вариант решения – осознать иррациональность поведения жертвы, увидеть нереальность собственных надежд и иллюзий, уйти от агрессора. Жертва до последнего будет верить в то, что ситуацию (читай: агрессора) можно изменить.

Проще всего корректируется покупательский синдром. Достаточно посмотреть, сколько из купленных вещей ни разу не использовались в течение месяца. Или посчитать, чего покупатель себя лишил, чем пожертвовал.

Синдром в деловых отношениях не обязательно требует смены работы. Ведь жертва снова найдет такого же тирана-начальника. Нужно повысить самооценку у жертвы, расставить жизненные приоритеты (работа не должна занимать все время), найти и ценить свою индивидуальность (убеждения, интересы, потребности).

Работа с любым видом стокгольмского синдрома предполагает работу с самосознанием человека, его Я-концепцией, повышением самоуважения.

Стокгольмский синдром: симптомы и причины

Стокгольмский синдром описывает состояния, при которых жертвы в неволе оказывают поддержку своим похитителям.

По информации, имеющейся в распоряжении ИА «Экспресс-Новости», психиатры используют термин «синдром Стокгольма» для описания набора психологических характеристик, впервые обнаруженных у людей, взятых в заложники во время ограбления банка в Стокгольме в 1973 году. В этом инциденте двое мужчин держали в заложниках четырех банковских служащих в течение шести дней в хранилище. Когда противостояние прекратилось, у жертв, возникли позитивные чувства к их похитителям, и даже проявилось сочувствие к ним.

Хотя может быть трудно понять, как заложники идентифицируют себя, формируют эмоциональную привязанность и даже защищают своих похитителей после ужасного, опасного для жизни испытания. Известно, что это необычное явление встречается в редких случаях. В дополнение к возникновению синдрома в случаях захвата заложников, психологи предполагают, что он может также затронуть членов культа и жертв домашнего насилия.

Один из самых известных примеров жертвы со стокгольмским синдромом – Патти Херст, известная наследница большого состояния, похищенная в 1974 году. Херст в конечном итоге помогла похитителям ограбить банк и выразила им поддержку. Другим громким примером является Элизабет Смарт, подросток из Юты, который был похищен в 2002 году. Смарт выразила обеспокоенность по поводу благополучия ее похитителей, когда полиция наконец нашла ее. И большинство экспертов считают эти случаи явными примерами синдрома Стокгольма.

Симптомы

Стокгольмский синдром – это психологическая концепция, используемая для объяснения определенных реакций, но это не формальный диагноз, – отмечает Стивен Нортон, судебный психолог из Рочестера, штат Миннесота. Стокгольмский синдром не указан в последнем издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5), справочного пособия, используемого психологами для диагностики психического здоровья и поведенческих состояний. Тем не менее, сотрудники правоохранительных органов и специалисты в области психического здоровья признают, что стокгольмский синдром может возникать, поэтому существует общее признание и осознание этого состояния, – сказал Нортон.

Также специалист в интервью ИА «Экспресс-Новости» заострил внимание на том, что человек со стокгольмским синдромом может начать идентифицировать себя или сформировать тесную связь с людьми, которые взяли его в заложники. По его словам, пленник может начать сочувствовать захватчикам заложников, а также может стать эмоционально зависимым от них. Это связано с тем, что жертва со стокгольмским синдромом может становиться все более испуганной и подавленной, и у нее уменьшится способность заботиться о себе. В свою очередь, это сделает ее более зависимой от похитителей, сказал Нортон.

Согласно бюллетеню правоохранительных органов ФБР 1999 года, жертвы со стокгольмским синдромом обладают двумя ключевыми характеристиками: позитивными чувствами к похитителям и негативными чувствами, такими как гнев и недоверие, к правоохранительным органам. Жертва может опасаться, что действия полиции могут угрожать их безопасности. Согласно заявлению Нортона, нет четкого набора критериев, используемых для определения того, есть ли у кого-то синдром Стокгольма. Кроме того, симптомы могут совпадать с симптомами, связанными с другими диагнозами, такими как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и «усвоенная беспомощность». В последнем явлении люди, постоянно подвергающиеся стрессовым ситуациям, находящимся вне их контроля, теряют способность принимать решения.

Причины

Не совсем понятно, почему возникает синдром Стокгольма. Эксперты по психическому здоровью предположили, что это защитная стратегия и способ выживания жертв эмоционального и физического насилия. «Это действительно форма выживания, основанная на уровне страха, зависимости и травмирования ситуации», – сказал Нортон. Жертвы с синдромом Стокгольма могут отказаться от спасения, потому что они начали доверять своему похитителю. Это неуместное доверие – это способ для жертвы справиться и пережить травму, полученную в результате захвата.

В своей публикации 1995 года Ди Л.Р. Грэм, почетный психолог и профессор Университета Цинциннати, и ее коллеги описали, что стокгольмский синдром может быть более вероятным при следующих четырех состояниях:

  • Жертвы чувствуют предполагаемую угрозу своему выживанию от рук своих похитителей.
  • Жертвы чувствуют мелкую доброту, исходящую от их похитителей, например, получение пищи или отсутствие травм.
  • Жертвы изолированы от точек зрения, отличных от точек зрения их похитителей.
  • Жертвы чувствуют, что не могут сбежать из своего положения.

Одним из возможных объяснений того, как развивается синдром, является то, что, во-первых, захватчики заложников могут угрожать убить жертв, что вызывает страх. Но если похитители не причинят вреда жертвам, заложники могут почувствовать благодарность за маленькую доброту. Заложники также узнают, что для того, чтобы выжить, они должны быть настроены на реакцию своих похитителей и развивать психологические качества, которые нравятся этим людям, такие как зависимость и уступчивость.

Эксперты полагают, что это интенсивность травматического инцидента, наряду с отсутствием физического насилия по отношению к жертвам, несмотря на страх жертв его возникновения. Это создает благоприятные условия для стокгольмского синдрома, и участники переговоров о заложниках могут поощрять его развитие, потому что они считают, что у жертв может быть больше шансов на выживание, если захватчики заложат некоторую заботу об их благополучии.

Непрекращающаяся головоломка

Между тем, Нортон не преминул отметить, что стокгольмский синдром – это редкое заболевание, поэтому и его исследования так редки. В отчете ФБР за 1999 год было установлено, что у 92% жертв заложников никогда не было признаков синдрома Стокгольма. Исходя из этого, эксперты заявляют, что с таким количеством случаев неясно, как стокгольмский синдром влияет на психическое здоровье человека через несколько лет после травмирующего инцидента.

Читайте нас первыми — добавьте сайт в любимые источники.

Добавить комментарий

{«commentics_url»:»\/\/express-novosti.ru\/comments\/»,»page_id»:1510393,»enabled_country»:false,»enabled_state»:false,»state_id»:0,»enabled_upload»:false,»maximum_upload_amount»:3,»maximum_upload_size»:5,»maximum_upload_total»:5,»securimage»:true,»securimage_url»:»\/\/express-novosti.ru\/comments\/3rdparty\/securimage\/securimage_show.php?namespace=cmtx_1510393″,»lang_error_file_num»:»\u041c\u0430\u043a\u0441\u0438\u043c\u0443\u043c %d \u0444\u0430\u0439\u043b\u043e\u0432 \u043c\u043e\u0436\u0435\u0442 \u0431\u044b\u0442\u044c \u0437\u0430\u0433\u0440\u0443\u0436\u0435\u043d\u043e.»,»lang_error_file_size»:»\u041f\u043e\u0436\u0430\u043b\u0443\u0439\u0441\u0442\u0430, \u0437\u0430\u0433\u0440\u0443\u0437\u0438\u0442\u0435 \u0444\u0430\u0439\u043b \u0440\u0430\u0437\u043c\u0435\u0440\u043e\u043c \u043d\u0435 \u0431\u043e\u043b\u0435\u0435 %d MB.»,»lang_error_file_total»:»\u041e\u0431\u0449\u0438\u0439 \u0440\u0430\u0437\u043c\u0435\u0440 \u0432\u0441\u0435\u0445 \u0444\u0430\u0439\u043b\u043e\u0432 \u0434\u043e\u043b\u0436\u0435\u043d \u0431\u044b\u0442\u044c \u043d\u0435 \u0431\u043e\u043b\u0435\u0435 %d MB.»,»lang_error_file_type»:»\u041c\u043e\u0436\u043d\u043e \u0437\u0430\u0433\u0440\u0443\u0436\u0430\u0442\u044c \u0442\u043e\u043b\u044c\u043a\u043e \u0438\u0437\u043e\u0431\u0440\u0430\u0436\u0435\u043d\u0438\u044f.»,»lang_text_loading»:»\u0417\u0430\u0433\u0440\u0443\u0437\u043a\u0430 ..»,»lang_placeholder_state»:»\u0420\u0435\u0433\u0438\u043e\u043d»,»lang_text_country_first»:»\u0421\u043d\u0430\u0447\u0430\u043b\u0430 \u0432\u044b\u0431\u0435\u0440\u0438\u0442\u0435 \u0441\u0442\u0440\u0430\u043d\u0443″,»lang_button_submit»:»\u0414\u043e\u0431\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c»,»lang_button_preview»:»\u041f\u0440\u0435\u0434\u0432\u0430\u0440\u0438\u0442\u0435\u043b\u044c\u043d\u044b\u0439 \u043f\u0440\u043e\u0441\u043c\u043e\u0442\u0440″,»lang_button_remove»:»\u0423\u0434\u0430\u043b\u0438\u0442\u044c»,»lang_button_processing»:»\u041f\u043e\u0434\u043e\u0436\u0434\u0438\u0442\u0435…»}

{«commentics_url»:»\/\/express-novosti.ru\/comments\/»,»auto_detect»:false}

Что это такое, симптомы и как лечить

Обзор

Что такое Стокгольмский синдром?

Стокгольмский синдром — это психологическая реакция на пребывание в плену. Люди со стокгольмским синдромом устанавливают психологическую связь со своими похитителями и начинают им сочувствовать.

В дополнение к первоначальной ситуации похитителя и заложника Стокгольмский синдром теперь включает другие типы травм, при которых существует связь между обидчиком и человеком, подвергающимся насилию.

Многие медицинские работники считают позитивные чувства жертвы по отношению к своему обидчику психологической реакцией — механизмом выживания, — который они используют, чтобы пережить дни, недели или даже годы травмы или жестокого обращения.

Другие тесно связанные психологические состояния включают:

  • Склеивание травм.
  • Выученная беспомощность.
  • Синдром избитого человека.

Как Стокгольмский синдром получил свое название?

Это состояние получило свое название от инцидента с ограблением банка в 1973 году, который произошел в Стокгольме, Швеция.Во время шестидневного противостояния с полицией многие из пленных банковских служащих стали сочувствовать грабителям банков. После освобождения некоторые банковские служащие отказались свидетельствовать против грабителей в суде и даже собрали деньги в свою защиту.

Криминалист и психиатр, расследовавшие это событие, разработали термин «Стокгольмский синдром», чтобы описать симпатию некоторых банковских служащих к грабителям банка.

Симптомы и причины

Каковы симптомы стокгольмского синдрома?

Люди со Стокгольмским синдромом имеют:

  • Положительные чувства к похитителям или обидчикам.
  • Сочувствие убеждениям и поведению своих похитителей.
  • Негативные чувства по отношению к полиции или другим авторитетным лицам.

Другие симптомы сходны с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) и включают:

  • Воспоминания.
  • Чувство недоверия, раздражения, нервозности или беспокойства.
  • Не можете расслабиться или получить удовольствие от того, что вам раньше нравилось.
  • Проблемы с концентрацией внимания.

Что вызывает стокгольмский синдром?

Исследователи не знают, почему у одних пленников развивается Стокгольмский синдром, а у других нет.

Одна из теорий состоит в том, что это выученная техника, переданная нашими предками. В ранней цивилизации всегда существовал риск быть захваченным или убитым другой социальной группой. Связь с похитителями увеличивала шансы на выживание. Некоторые психиатры-эволюционисты считают, что эта наследственная техника является естественной человеческой чертой.

Другая теория состоит в том, что ситуация пленения или жестокого обращения очень эмоциональна. Люди приспосабливаются к своим чувствам и начинают сострадать своему обидчику, когда со временем к ним проявляют некоторую доброту.Кроме того, работая с обидчиком, а не борясь с ним, жертвы могут обеспечить свою безопасность. Когда обидчик не причиняет вреда, жертва может чувствовать благодарность и даже считать своего обидчика гуманным человеком.

Диагностика и тесты

Как диагностируется стокгольмский синдром?

Американская психиатрическая ассоциация официально не признает и не включает стокгольмский синдром в качестве состояния в свое последнее диагностическое руководство — золотой стандарт психических заболеваний и состояний. Поскольку это не включено, поставщики медицинских услуг могут распознавать или не распознавать это состояние.Тем не менее, все медицинские работники признают поведение, являющееся результатом травмирующей ситуации. Критерии посттравматического стрессового расстройства или острого стрессового расстройства, а также некоторые методы лечения часто аналогичны стокгольмскому синдрому.

Управление и лечение

Как лечится стокгольмский синдром?

Поскольку стокгольмский синдром не признается психологическим заболеванием, стандартного лечения не существует. Однако, как и лечение посттравматического стрессового расстройства, лечение стокгольмского синдрома обычно включает в себя психиатрическое и психологическое консультирование («разговорная терапия») и/или медикаментозное лечение.Если у вас или у вашего близкого есть стокгольмский синдром, вы научитесь здоровым способам справиться со своей травмой.

Терапия может вам помочь:

  • Поймите свой опыт.
  • Поймите, как сочувственное отношение к своим похитителям было навыком выживания.
  • Узнайте, как вы можете двигаться вперед в своей жизни.

Если у вас есть симптомы, ваш лечащий врач может прописать лекарства, которые помогут вам уснуть или уменьшить тревогу или депрессию.

Перспективы/прогноз

Каков прогноз для людей со стокгольмским синдромом?

Во-первых, у большинства людей, подвергшихся жестокому обращению, травмам или попавшим в плен, стокгольмский синдром не развивается.Стокгольмский синдром — это редкая психологическая реакция на ситуацию плена или жестокого обращения. Психотерапия может помочь вам или близкому вам человеку выздороветь и двигаться дальше по жизни.

Часто задаваемые вопросы

Стокгольмский синдром применим только к ситуациям с заложниками?

Хотя Стокгольмский синдром был назван на основании места ограбления банка и захвата заложников, некоторые из тех же типов поведения и чувств наблюдаются у жертв других типов травм, в том числе:

  • Сексуальное, физическое и эмоциональное насилие.
  • Жестокое обращение с детьми.
  • Жестокое обращение с тренером-спортсменом. Одним из примеров могут быть спортсмены, которые соглашаются на экстремальные, жестокие тренировки, потому что считают, что тренер знает, что для них лучше.
  • Торговля людьми в целях сексуальной эксплуатации.

Записка из клиники Кливленда

Стокгольмский синдром — это механизм выживания. Вместо чувства страха, ужаса и враждебности по отношению к вашему обидчику вы можете начать испытывать чувство человечности и сострадания к нему. Если вы или ваш близкий человек испытали стокгольмский синдром, знайте, что ваши положительные чувства по отношению к обидчику не являются ошибкой.То, что вы чувствуете, — это понятный способ справиться с тем, что с вами произошло, и выжить. Ваш лечащий врач будет работать с вами, чтобы помочь вам или вашему близкому выздороветь.

Что это такое, симптомы и как лечить

Обзор

Что такое Стокгольмский синдром?

Стокгольмский синдром — это психологическая реакция на пребывание в плену. Люди со стокгольмским синдромом устанавливают психологическую связь со своими похитителями и начинают им сочувствовать.

В дополнение к первоначальной ситуации похитителя и заложника Стокгольмский синдром теперь включает другие типы травм, при которых существует связь между обидчиком и человеком, подвергающимся насилию.

Многие медицинские работники считают положительные чувства жертвы по отношению к своему обидчику психологической реакцией — механизмом выживания, — который они используют, чтобы пережить дни, недели или даже годы травмы или жестокого обращения.

Другие тесно связанные психологические состояния включают:

  • Склеивание травм.
  • Выученная беспомощность.
  • Синдром избитого человека.

Как Стокгольмский синдром получил свое название?

Это состояние получило свое название от инцидента с ограблением банка в 1973 году, который произошел в Стокгольме, Швеция.Во время шестидневного противостояния с полицией многие из пленных банковских служащих стали сочувствовать грабителям банков. После освобождения некоторые банковские служащие отказались свидетельствовать против грабителей в суде и даже собрали деньги в свою защиту.

Криминалист и психиатр, расследовавшие это событие, разработали термин «Стокгольмский синдром», чтобы описать симпатию некоторых банковских служащих к грабителям банка.

Симптомы и причины

Каковы симптомы стокгольмского синдрома?

Люди со Стокгольмским синдромом имеют:

  • Положительные чувства к похитителям или обидчикам.
  • Сочувствие убеждениям и поведению своих похитителей.
  • Негативные чувства по отношению к полиции или другим авторитетным лицам.

Другие симптомы сходны с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) и включают:

  • Воспоминания.
  • Чувство недоверия, раздражения, нервозности или беспокойства.
  • Не можете расслабиться или получить удовольствие от того, что вам раньше нравилось.
  • Проблемы с концентрацией внимания.

Что вызывает стокгольмский синдром?

Исследователи не знают, почему у одних пленников развивается Стокгольмский синдром, а у других нет.

Одна из теорий состоит в том, что это выученная техника, переданная нашими предками. В ранней цивилизации всегда существовал риск быть захваченным или убитым другой социальной группой. Связь с похитителями увеличивала шансы на выживание. Некоторые психиатры-эволюционисты считают, что эта наследственная техника является естественной человеческой чертой.

Другая теория состоит в том, что ситуация пленения или жестокого обращения очень эмоциональна. Люди приспосабливаются к своим чувствам и начинают сострадать своему обидчику, когда со временем к ним проявляют некоторую доброту.Кроме того, работая с обидчиком, а не борясь с ним, жертвы могут обеспечить свою безопасность. Когда обидчик не причиняет вреда, жертва может чувствовать благодарность и даже считать своего обидчика гуманным человеком.

Диагностика и тесты

Как диагностируется стокгольмский синдром?

Американская психиатрическая ассоциация официально не признает и не включает стокгольмский синдром в качестве состояния в свое последнее диагностическое руководство — золотой стандарт психических заболеваний и состояний. Поскольку это не включено, поставщики медицинских услуг могут распознавать или не распознавать это состояние.Тем не менее, все медицинские работники признают поведение, являющееся результатом травмирующей ситуации. Критерии посттравматического стрессового расстройства или острого стрессового расстройства, а также некоторые методы лечения часто аналогичны стокгольмскому синдрому.

Управление и лечение

Как лечится стокгольмский синдром?

Поскольку стокгольмский синдром не признается психологическим заболеванием, стандартного лечения не существует. Однако, как и лечение посттравматического стрессового расстройства, лечение стокгольмского синдрома обычно включает в себя психиатрическое и психологическое консультирование («разговорная терапия») и/или медикаментозное лечение.Если у вас или у вашего близкого есть стокгольмский синдром, вы научитесь здоровым способам справиться со своей травмой.

Терапия может вам помочь:

  • Поймите свой опыт.
  • Поймите, как сочувственное отношение к своим похитителям было навыком выживания.
  • Узнайте, как вы можете двигаться вперед в своей жизни.

Если у вас есть симптомы, ваш лечащий врач может прописать лекарства, которые помогут вам уснуть или уменьшить тревогу или депрессию.

Перспективы/прогноз

Каков прогноз для людей со стокгольмским синдромом?

Во-первых, у большинства людей, подвергшихся жестокому обращению, травмам или попавшим в плен, стокгольмский синдром не развивается.Стокгольмский синдром — это редкая психологическая реакция на ситуацию плена или жестокого обращения. Психотерапия может помочь вам или близкому вам человеку выздороветь и двигаться дальше по жизни.

Часто задаваемые вопросы

Стокгольмский синдром применим только к ситуациям с заложниками?

Хотя Стокгольмский синдром был назван на основании места ограбления банка и захвата заложников, некоторые из тех же типов поведения и чувств наблюдаются у жертв других типов травм, в том числе:

  • Сексуальное, физическое и эмоциональное насилие.
  • Жестокое обращение с детьми.
  • Жестокое обращение с тренером-спортсменом. Одним из примеров могут быть спортсмены, которые соглашаются на экстремальные, оскорбительные тренировки, потому что считают, что тренер знает, что для них лучше.
  • Торговля людьми в целях сексуальной эксплуатации.

Записка из клиники Кливленда

Стокгольмский синдром — это механизм выживания. Вместо чувства страха, ужаса и враждебности по отношению к вашему обидчику вы можете начать испытывать чувство человечности и сострадания к нему. Если вы или ваш близкий человек испытали стокгольмский синдром, знайте, что ваши положительные чувства по отношению к обидчику не являются ошибкой.То, что вы чувствуете, — это понятный способ справиться с тем, что с вами произошло, и выжить. Ваш лечащий врач будет работать с вами, чтобы помочь вам или вашему близкому выздороветь.

Что это такое, симптомы и как лечить

Обзор

Что такое Стокгольмский синдром?

Стокгольмский синдром — это психологическая реакция на пребывание в плену. Люди со стокгольмским синдромом устанавливают психологическую связь со своими похитителями и начинают им сочувствовать.

В дополнение к первоначальной ситуации похитителя и заложника Стокгольмский синдром теперь включает другие типы травм, при которых существует связь между обидчиком и человеком, подвергающимся насилию.

Многие медицинские работники считают положительные чувства жертвы по отношению к своему обидчику психологической реакцией — механизмом выживания, — который они используют, чтобы пережить дни, недели или даже годы травмы или жестокого обращения.

Другие тесно связанные психологические состояния включают:

  • Склеивание травм.
  • Выученная беспомощность.
  • Синдром избитого человека.

Как Стокгольмский синдром получил свое название?

Это состояние получило свое название от инцидента с ограблением банка в 1973 году, который произошел в Стокгольме, Швеция.Во время шестидневного противостояния с полицией многие из пленных банковских служащих стали сочувствовать грабителям банков. После освобождения некоторые банковские служащие отказались свидетельствовать против грабителей в суде и даже собрали деньги в свою защиту.

Криминалист и психиатр, расследовавшие это событие, разработали термин «Стокгольмский синдром», чтобы описать симпатию некоторых банковских служащих к грабителям банка.

Симптомы и причины

Каковы симптомы стокгольмского синдрома?

Люди со Стокгольмским синдромом имеют:

  • Положительные чувства к похитителям или обидчикам.
  • Сочувствие убеждениям и поведению своих похитителей.
  • Негативные чувства по отношению к полиции или другим авторитетным лицам.

Другие симптомы сходны с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) и включают:

  • Воспоминания.
  • Чувство недоверия, раздражения, нервозности или беспокойства.
  • Не можете расслабиться или получить удовольствие от того, что вам раньше нравилось.
  • Проблемы с концентрацией внимания.

Что вызывает стокгольмский синдром?

Исследователи не знают, почему у одних пленников развивается Стокгольмский синдром, а у других нет.

Одна из теорий состоит в том, что это выученная техника, переданная нашими предками. В ранней цивилизации всегда существовал риск быть захваченным или убитым другой социальной группой. Связь с похитителями увеличивала шансы на выживание. Некоторые психиатры-эволюционисты считают, что эта наследственная техника является естественной человеческой чертой.

Другая теория состоит в том, что ситуация пленения или жестокого обращения очень эмоциональна. Люди приспосабливаются к своим чувствам и начинают сострадать своему обидчику, когда со временем к ним проявляют некоторую доброту.Кроме того, работая с обидчиком, а не борясь с ним, жертвы могут обеспечить свою безопасность. Когда обидчик не причиняет вреда, жертва может чувствовать благодарность и даже считать своего обидчика гуманным человеком.

Диагностика и тесты

Как диагностируется стокгольмский синдром?

Американская психиатрическая ассоциация официально не признает и не включает стокгольмский синдром в качестве состояния в свое последнее диагностическое руководство — золотой стандарт психических заболеваний и состояний. Поскольку это не включено, поставщики медицинских услуг могут распознавать или не распознавать это состояние.Тем не менее, все медицинские работники признают поведение, являющееся результатом травмирующей ситуации. Критерии посттравматического стрессового расстройства или острого стрессового расстройства, а также некоторые методы лечения часто аналогичны стокгольмскому синдрому.

Управление и лечение

Как лечится стокгольмский синдром?

Поскольку стокгольмский синдром не признается психологическим заболеванием, стандартного лечения не существует. Однако, как и лечение посттравматического стрессового расстройства, лечение стокгольмского синдрома обычно включает в себя психиатрическое и психологическое консультирование («разговорная терапия») и/или медикаментозное лечение.Если у вас или у вашего близкого есть стокгольмский синдром, вы научитесь здоровым способам справиться со своей травмой.

Терапия может вам помочь:

  • Поймите свой опыт.
  • Поймите, как сочувственное отношение к своим похитителям было навыком выживания.
  • Узнайте, как вы можете двигаться вперед в своей жизни.

Если у вас есть симптомы, ваш лечащий врач может прописать лекарства, которые помогут вам уснуть или уменьшить тревогу или депрессию.

Перспективы/прогноз

Каков прогноз для людей со стокгольмским синдромом?

Во-первых, у большинства людей, подвергшихся жестокому обращению, травмам или попавшим в плен, стокгольмский синдром не развивается.Стокгольмский синдром — это редкая психологическая реакция на ситуацию плена или жестокого обращения. Психотерапия может помочь вам или близкому вам человеку выздороветь и двигаться дальше по жизни.

Часто задаваемые вопросы

Стокгольмский синдром применим только к ситуациям с заложниками?

Хотя Стокгольмский синдром был назван на основании места ограбления банка и захвата заложников, некоторые из тех же типов поведения и чувств наблюдаются у жертв других типов травм, в том числе:

  • Сексуальное, физическое и эмоциональное насилие.
  • Жестокое обращение с детьми.
  • Жестокое обращение с тренером-спортсменом. Одним из примеров могут быть спортсмены, которые соглашаются на экстремальные, оскорбительные тренировки, потому что считают, что тренер знает, что для них лучше.
  • Торговля людьми в целях сексуальной эксплуатации.

Записка из клиники Кливленда

Стокгольмский синдром — это механизм выживания. Вместо чувства страха, ужаса и враждебности по отношению к вашему обидчику вы можете начать испытывать чувство человечности и сострадания к нему. Если вы или ваш близкий человек испытали стокгольмский синдром, знайте, что ваши положительные чувства по отношению к обидчику не являются ошибкой.То, что вы чувствуете, — это понятный способ справиться с тем, что с вами произошло, и выжить. Ваш лечащий врач будет работать с вами, чтобы помочь вам или вашему близкому выздороветь.

Понимание людей с Стокгольмским синдромом

Стокгольмский синдром — это психологический феномен, при котором возникает положительная связь между заложником (заложниками) и похитителем. Эта связь может показаться иррациональной из-за серьезности ситуации, в которой оказался заложник (заложники) (De Fabrique, Romano, et al., 2007; Намняк и др., 2008; Обейд и Халлит, 2018). Стокгольмский синдром трудно определить и объяснить специалистам. Некоторые считают, что прошедшее время играет роль в формировании связи; другие считают, что для того, чтобы Стокгольмский синдром действительно существовал, не должно быть никаких предыдущих отношений между заложником и похитителем (De Fabrique, Van Hasselt, et al., 2007, Obeid & Hallit, 2018). Например, стокгольмский синдром не может существовать, если тренер похищает или держит в заложниках одного или нескольких своих игроков, поскольку между двумя сторонами уже существуют установившиеся отношения.Хотя стокгольмский синдром трудно определить, эксперты согласились с тремя характеристиками, которые должны проявляться у жертв захвата заложников: (1) заложники испытывают положительные чувства по отношению к своим похитителям, (2) заложники испытывают отрицательные чувства, такие как страх, недоверие или гнев по отношению к властям и (3) похитители проявляют положительные чувства по отношению к заложникам (De Fabrique, Romano, et al., 2007; De Fabrique, Van Hasselt, et al., 2007; Obeid & Hallit, 2018).

Считается, что стокгольмский синдром развивается как часть защитного механизма заложников, позволяющего им выразить сочувствие похитителю, что, в свою очередь, приводит к принятию ситуации и, в свою очередь, сдерживанию вызова и/или агрессии для побега. ситуация и агрессор (Obeid & Hallit, 2018).Согласно базе данных ФБР, которая содержит данные, относящиеся примерно к 4700 зарегистрированным случаям захвата заложников/баррикад на федеральном уровне, уровне штата и на местном уровне, у 73% заложников после спасения не проявляются признаки стокгольмского синдрома (De Fabrique, Romano, et al., 2007). Заложники могут чаще выражать гнев или другие негативные чувства по отношению к властям. Более того, они обычно не проявляют положительных чувств к похитителю.

Существуют социальные и когнитивные влияния, которые могут играть роль в развитии стокгольмского синдрома.Социальное влияние, которое может быть ключевым игроком в этом синдроме, — это «мы против них», или менталитет внутри группы и вне группы. Этот менталитет в сочетании с искаженной когнитивной схемой может повлиять на появление стокгольмского синдрома.

De Fabrique, Van Hasselt и коллеги (2007) придерживались идеи менталитета «мы против них» в развитии стокгольмского синдрома, когда похититель и заложники выступали бы в роли своей группы, а власти заполняли бы роль чужой группы.Исследователи смотрели на этот менталитет в более буквальном смысле. Тематические исследования, представленные Де Фабриком, Ван Хасселтом и коллегами (2007), помещают заложников и похитителей в непосредственную физическую близость, поддерживая значительный объем межличностных контактов. Эта мысль о том, что «мы против них», может исходить из того, что заложники и похититель находятся в непосредственной близости в чрезвычайно эмоционально заряженной ситуации, такой как ограбление банка или ювелирного магазина.

Хотя это мыслительный процесс Де Фабрика, Романо и коллег (2007), появление стокгольмского синдрома может иметь большую глубину и зависимость, чем буквальная близость.Людям, попавшим в плен, обычно приходится полагаться на похитителя в удовлетворении основных потребностей, таких как еда, вода и кров. В этих ситуациях похитителем является человек, контролирующий потребности для выживания, а также жизни самих заложников. Хотя это может быть не всегда так, похититель обычно также желает выжить в этих ситуациях живым, с некоторыми дополнительными преимуществами, будь то деньги, машина для побега и т. Д. Когда обе стороны заинтересованы в выживании, выживание становится их общим интересом, создание ингруппы.Похититель рассматривает власти как угрозу собственному выживанию, что, в свою очередь, угрожает жизни заложников. Из-за этого эффекта домино заложники могут также занять позицию, согласно которой власти представляют угрозу их собственному выживанию, что делает власти чужой группой.

Как упоминалось ранее, ситуации с заложниками/баррикадами, как правило, чрезвычайно эмоциональны. Увеличение стресса и нарушение регуляции могут повлиять на когнитивные схемы человека. Схема на когнитивном уровне — это ментальная структура, организованная поведением и опытом, которые создают непротиворечивую и устойчивую совокупность знаний.Схемы поддерживаются путем выбора информации, подтверждающей схему, и минимизации информации, не соответствующей схеме (Obeid & Hallit, 2018). Янг и его коллеги (2003) сгруппировали 18 схем в пять областей, одна из которых связана с нарушением автономности и производительности. Схемы, сгруппированные в эту область, включают зависимость, уязвимость к вреду и слияние с акцентом на негативном взгляде на способность преуспевать или функционировать независимо от других. При схеме зависимости человек может чувствовать, что он не может выполнять свои обязанности без большой поддержки со стороны других; со схемой уязвимости человек может испытывать страх, что кто-то или что-то причинит ему вред.Схема слияния негативно относится к способности двух организаций функционировать независимо друг от друга (Obeid & Hallit, 2018; Young et al., 2003). Например, в ситуации с заложниками или баррикадами автономия заложников нарушается. Они зависят от похитителя в удовлетворении основных потребностей, что ставит людей в уязвимое положение. Эти две схемы (то есть автономия и зависимость) в конечном итоге заставляют заложников рассматривать схему слияния как себя с похитителем, а не как с властями.Заложники могут принять это негативное мнение о своей способности преуспеть или действовать независимо от похитителя, потому что в этот момент времени они полагаются на них, чтобы выжить.

Социальный аспект менталитета «своя группа» по сравнению с «чужой» и когнитивный аспект группы с нарушенной автономией и схемой производительности могут в конечном итоге повлиять на возникновение стокгольмского синдрома. Ин-группа, будучи заложниками, и похититель, заинтересованные в выживании в ситуации, рассматривают аут-группу, являющуюся авторитетом, как угрозу этому выживанию, образуя связь через общность выживания, повторяя то, что было описано в исследование Де Фабрика и его коллег (2007).Эта острая потребность в выживании может исказить нарушенную автономию своей группы и групповую схему, создавая связь между похитителем и заложниками. Заложники зависят от похитителя в основных потребностях и в своей жизни, а похититель зависит от выживания заложников для их собственного выживания. Эта зависимость играет ключевую роль в искажении схемы слияния, что, в свою очередь, усиливает менталитет внутри и вне группы, поскольку заложники могут видеть, что похитители дали им жизнь, потому что ее у них не отняли.Страх или ненависть заложников к похитителю может перевесить их страх или ненависть (De Fabrique, Romano, et al., 2007).

Когнитивная схема, которая может быть наиболее искаженной в этих ситуациях, — это схема слияния. Схема слияния подчеркивает негативное отношение к способности функционировать независимо друг от друга (Obeid & Hallit, 2018). В ситуации с заложниками или баррикадами схема слияния удерживает заложников и правоохранительные органы как неспособных действовать независимо друг от друга.Однако эта схема может сместиться к заложникам и похитителю, функционирующим зависимо из-за взаимной потребности и желания выжить, опять же, играя на менталитете «внутри группы» и «вне группы». В ситуации с заложниками, которая по цепочке событий привела к тому, что теперь известно как стокгольмский синдром, один из заложников заявил: «Теперь это наш мир… сон в этом хранилище, чтобы выжить. Кто угрожает этому миру, тот наш враг» (Намняк и др., 2008). Эта цитата свидетельствует о появлении смещенной схемы слияния, рассматривающей власть как чужую группу, или тех, кто угрожает «этому миру.На самом деле внешняя группа также работает на выживание всех сторон. В то время как и внутренняя группа, и внешняя группа работают для достижения одной и той же цели, внутренняя группа считает, что внешняя группа работает против них в их цели выживания из-за этих искаженных когнитивных схем.

Эти два аспекта могут пролить свет на то, как люди со стокгольмским синдромом могут покинуть заложника или баррикаду. У них есть общие интересы или интересы, а также непосредственная близость, и, следовательно, они могут положительно относиться друг к другу.Их искаженные схемы создают враждебное или иное негативное отношение к властям, которые на самом деле работают над тем, чтобы благополучно вывести их из ситуации с заложниками или баррикадами.

Согласно Де Фабрику и его коллегам (2007), участники кризисных переговоров больше не рассматривают связь, возникающую между заложниками и их похитителем, как препятствие, которое необходимо преодолеть. В некоторых случаях они поощряют развитие этой связи, так как это увеличивает вероятность выживания заложников. Хотя это увеличивает вероятность выживания, это может затруднить сотрудничество в работе по их освобождению, а затем и в судебном преследовании похитителя (De Fabrique, Romano, et al., 2007). В дальнейшем это может повлиять на обращение, так как те, кого считали заложниками постороннего или властей, могут не считать себя в этом качестве из-за сложившихся отношений. Клиницистам придется работать с этими выжившими, чтобы переработать и переоценить их когнитивные схемы, искаженные хроническими и постоянными искажениями.

У некоторых кризисных переговорщиков могут возникнуть проблемы с поощрением этой связи, и в этом случае они пытаются очеловечить заложников в сознании похитителя, чтобы вызвать у похитителя положительные чувства.Люди могут делать это, передавая заложникам личные сообщения, например, говоря им, что их дети любят их и готовы видеть их, когда они уходят (De Fabrique, Romano, et al., 2007). Хотя этот вариант кажется идеальным, специалистам по кризисным переговорам потребуется пройти обучение, чтобы сделать это в формате, который не вызовет стресса у заложников и не поставит под угрозу их выживание, например, подразумевая решение при передаче длинного сообщения (например, «Зои муж любит ее и будет здесь, чтобы увидеть ее, когда она выйдет») и найти баланс между расспросами о похитителе и заложниках.Эта стратегия обеспечит безопасность всех вовлеченных сторон и повысит выживаемость, а также создаст взаимопонимание между своими и внешними группами.

Стокгольмский синдром может быть результатом напряженной и эмоциональной ситуации с заложником, которая обычно рассматривается как связь между похитителем и заложником. Социальные феномены «своей» и «чужой» группы в сочетании с искаженными когнитивными схемами играют роль в формировании стокгольмского синдрома, где выживание — это сходство связей между заложником и похитителем.Эта связь затрудняет лечение, так как клиницист будет работать над тем, чтобы ослабить эту связь. Уход с учетом травм будет иметь основополагающее значение для успеха создания прочного терапевтического альянса и положительных результатов лечения.

Что такое Стокгольмский синдром?

Стокгольмский синдром, который часто ошибочно считается психологическим диагнозом, представляет собой эмоциональную реакцию, наблюдаемую у заложников или жертв жестокого обращения.Это включает в себя этот человек — тот, кто находится в заложниках или подвергается насилию — развивает чувство сочувствия или другие положительные эмоции к своему мучителю. У людей также может развиться эта реакция из-за других типов травм.

Изображение через Pixabay.

Термин был впервые придуман в 1970-х годах, после того как попытка ограбления банка превратилась в шестидневную осаду в Стокгольме, Швеция. В общественном сознании это событие закрепило связь между ситуациями с заложниками и синдромом. Однако не только заложники могут развить сочувствие или позитивные отношения со своими мучителями.

Что это?

Как и во всем, что связано с человеческими эмоциями, понять корни стокгольмского синдрома непросто. Это включает в себя бессознательное взаимодействие между похитителем и пленником.

В очень простом изложении того, как работает синдром, он включает в себя формирование эмоциональной связи между похитителем и пленником. В конце концов, желание жертвы выжить и ее благодарность похитителю за «защиту» их жизни становится больше, чем их негодование или стремление наказать человека, который в первую очередь создал ситуацию (который также является самим похитителем).

По сути, жертвы со стокгольмским синдромом начинают сочувствовать своим похитителям, вместо того, чтобы испытывать к ним страх, ужас или презрение.

«Первые люди испытают что-то ужасное, что придет к ним ни с того ни с сего. Они уверены, что умрут. Затем они переживают своего рода инфантилизацию — когда, подобно ребенку, они не могут есть, говорить или ходить в туалет без разрешения», — объяснил психиатр доктор Фрэнк Очберг из Национальной целевой группы США по терроризму и беспорядкам в 1970-х годах. .

«Заложники испытывают сильное, примитивное положительное чувство к своему похитителю. Они отрицают, что именно этот человек поставил их в такую ​​ситуацию. По их мнению, они думают, что это тот человек, который оставит их в живых».

Стокгольмский синдром практически всегда развивается между заложниками и похитителями, ранее не состоявшими в отношениях; положительные чувства жертвы по отношению к своим похитителям развиваются с чистого листа во время угрожающей или оскорбительной ситуации.Если у этой связи есть достаточно времени (и благоприятный контекст) для развития, это может привести к тому, что жертвы сильно привяжутся к своим мучителям. Нередки случаи, когда заложники с признаками стокгольмского синдрома отказываются сотрудничать с полицией или другими властями и даже идут на помощь своим похитителям. Стокгольмский синдром может проявиться у заложников всего за несколько дней.

Другие элементы, которые, по-видимому, участвуют в развитии синдрома, включают гуманное обращение похитителей со своими жертвами, высокий уровень личных или личных взаимодействий между похитителями и пленниками, жертвы чувствуют, что правоохранительные органы делают недостаточно для их спасения. , или что власти вообще не защищают их интересы.

Когда это происходит?

Судя по доказательствам, которые мы собрали на сегодняшний день, психологи полагают, что синдром укореняется, когда похититель угрожает убить пленника или причинить ему вред, размышляет, а затем решает не делать этого. Предполагается, что это, казалось бы, простое событие превращает похитителя в восприятии жертвы из того, кто причиняет им вред, в того, кто их спасает. Первоначальный страх смерти трансформируется в благодарность похитителю, поскольку в восприятии жертвы именно он снял угрозу и защитил ее.

«Юлиан [Отступник] возвращает сына-заложника вождю Чамавенов, ок. 350–363», Кристиан Лодевийк ван Кестерен. Изображение в общественном достоянии через Lookandlearn.com.

Имея возможность взаимодействовать с ними, заложники могут легче идентифицировать себя со своими похитителями, видеть в них больше личностей, а не абстрактных фигур агрессора, и лучше узнать их. В конце концов, это заставляет заложников меньше воспринимать своих захватчиков как угрозу — может быть, даже как товарищей в опасный период — особенно в тех случаях, когда жертвы и агрессоры придерживаются одинаковых или близких ценностей.

В основе синдрома лежат наши инстинкты выживания. Ситуации с заложниками или насилием очень тяжелы для человеческой психики, и обычные заботы нашей повседневной жизни отметаются простой потребностью выжить. Выживание заложников находится в очень реальных условиях в руках их похитителей, и они живут в вынужденной зависимости от них. На этом фоне жертвы могут интерпретировать незначительные акты доброты как хорошее обращение. Поскольку их жизнь зависит от решений других людей, жертвы становятся сверхчувствительными к нуждам и требованиям своих похитителей.

Таким образом, в сознании жертвы их счастье и благополучие полностью связаны со счастьем и благополучием их мучителя. Это основа, на которой формируются их позитивные отношения с похитителем. Нередки случаи, когда заложники негативно относятся к тем, кто пытается их спасти, в различных ситуациях встают на сторону своих похитителей. Чаще всего это наблюдается у тех заложников, которые бесполезны для своих похитителей, кроме как в качестве рычага воздействия.

Похитители также могут испытывать положительные чувства к своим жертвам.

Почему это происходит?

До сих пор неясно, почему у некоторых жертв развивается стокгольмский синдром. Не каждый заложник, жертва жестокого обращения или человек, переживший травму, развивает эту реакцию. Хотя утверждалось, что стокгольмский синдром является психологическим механизмом преодоления стресса, его достоверность как болезни все еще оспаривается. Утверждалось, что его симптомы совпадают с другими психологическими феноменами, особенно с привязанностью к травме и выученной беспомощностью.

Так что, действительно, мы не знаем наверняка; мы даже не уверены, что это реальная, автономная психологическая реакция. Но у нас есть некоторые теории относительно того, почему у некоторых жертв может развиться стокгольмский синдром.

Эту эмоциональную реакцию можно рассматривать как механизм выживания. Люди развивают эмоциональные связи с другими как часть нашей врожденной стратегии выживания, и такая связь даже с обидчиком может повысить наши шансы на выживание. Поскольку мы склонны любить людей, которым нравимся мы, эта эмоциональная связь может незначительно улучшить ситуацию для жертвы и убедить похитителей или насильников удовлетворить их основные потребности, по крайней мере.

Однако достоверных данных о синдроме очень мало, поскольку исследователи не могут просто брать людей в заложники. Таким образом, нет большого согласия относительно того, что это такое, его симптомы или его цель. То, о чем мы здесь говорили, является скорее догадкой и дедукцией, чем поддающимся проверке фактом.

Каковы признаки стокгольмского синдрома?

В общих чертах, любая жертва или пленник, проявляющая неожиданное сочувствие или дух товарищества по отношению к своим похитителям, может проявлять признаки стокгольмского синдрома.Это может выражаться как пассивно (т. е. вести себя дружелюбно), так и активно (т. е. оказывать помощь).

В частности, они:

  • воспринимать или описывать определенные действия или слова похитителей или обидчиков как проявление доброты и сострадания;
  • развивать к ним необъяснимые положительные чувства;
  • начинают перенимать идеологию, цели, манеры или мировоззрение своих мучителей;
  • отказываются покинуть своих похитителей, даже если у них есть такая возможность;
  • испытывают угрызения совести к своим похитителям или обидчикам, если их поймают;
  • они могут даже помочь им или попытаться помешать правоохранительным органам и всем, кто пытается помочь им сбежать.

Удивительно, но эти реакции сохраняются даже после того, как жертва удаляется из угрожающей ситуации. Они могут продолжать выражать положительные чувства к своим похитителям или обидчикам даже после того, как они были задержаны и признаны виновными. В то же время они могут испытывать обычные признаки выживания в условиях жестокого обращения, такие как депрессия, тревога, воспоминания и посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).

Сегодня стокгольмский синдром не признается психологами реальным состоянием.Этот термин даже был придуман полицейским психиатром, чтобы дискредитировать женщину-заложницу во время ограбления банка в 1973 году после того, как она раскритиковала полицию. Несмотря на это, у заложников и пострадавших от жестокого обращения последствия этого синдрома проявляются достаточно часто, так что это не может быть совпадением. Основная трудность в изучении этого синдрома заключается в том, что исследователи не могут этически получить достоверные данные о синдроме, так как мы не можем просто взять людей в заложники. В связи с этим мы никогда не сможем по-настоящему понять этот синдром, как он возникает и каковы его симптомы.

Что такое Стокгольмский синдром? — ИСТОРИЯ

Помимо знаменитой шестидневной ситуации с заложниками в банке Sveriges Kreditbanken в Стокгольме, откуда и произошло его название, стокгольмский синдром, возможно, наиболее известен своей культовой фотографией, на которой Пэтти Херст в берете и с оружием в руках грабит банка в апреле 1974 года.Эта история захватила всю нацию, поскольку общественность задавалась вопросом, была ли ей промыта мозги или она действует по собственной воле. Что превратило богатую внучку медиа-магната из невинной заложницы в преступницу и, казалось бы, добровольную участницу радикальной Симбионистской освободительной армии ее похитителей?

Термин «Стокгольмский синдром» был впервые введен психиатром Нильсом Беджеро, который консультировал правоохранительные органы во время стокгольмских переговоров о заложниках в 1973 году. психологический феномен «Стокгольмский синдром.Более подробно он был определен доктором Франком Охбергом в 1970-х годах, когда он изучал поведение стокгольмских пленников и определял психологические факторы, способствующие их нежной привязанности к своим похитителям.

Стокгольмский синдром, также известный как связь с травмой или связь с ужасом, рождается из инстинктивного чувства самосохранения заложника: его основное выживание контролируется его похитителем, поэтому вместо того, чтобы ненавидеть похитителя, заложник бессознательно создает связь с его, чтобы выжить.Заложник создает эту связь, принимая и чувствуя благодарность за небольшие добрые дела от своего похитителя; что касается стокгольмских пленников, им давали одеяла, когда им было холодно, и разрешали звонить своим семьям. В мире заложников похититель стал его кормильцем, тогда как во внешнем мире вооруженная группа правоохранителей представляет физическую угрозу как для него, так и для его кормильца.

Симптомы стокгольмского синдрома не всегда четко определены, и в случае Пэтти Херст сомнения присяжных относительно законности ее психологической травмы привели к обвинительному приговору и семилетнему тюремному заключению, которое было смягчено двумя годами позже президентом. Картер.

Прокрутите, чтобы продолжить

Стокгольмский синдром — политика правоохранительных органов и защита эго заложника

Аннотация

Независимо от того, является ли инцидент ограблением банка в Стокгольме, Швеция, угоном самолета над западной частью штата Нью-Йорк, похищением людей в Южной Америке или попыткой побега из тюрьмы в Техасе, у заложников есть сходство в поведении, несмотря на географические и мотивационные различия. . В каждой ситуации отношения развиваются между людьми, оказавшимися в независящих от них обстоятельствах, а не по их вине, и отражают использование заложником механизмов защиты эго.Эти отношения, «Стокгольмский синдром», кажется, помогают жертвам справляться с чрезмерным стрессом, но не являются безоговорочной привязанностью к похитителю. Связь, хотя и сильная, имеет свои пределы. При отсутствии негативного контакта с похитителем эта реакция сильнее импульса ненависти к человеку, создавшему дилемму. На бессознательном уровне эго активировало надлежащие защитные механизмы в правильной последовательности — отрицание, регрессия, идентификация или интроекция — для достижения выживания.Заявление для правоохранительных органов включает в себя обеспечение безопасности и выживания заложника, толпы, полиции и похитителя. Для этого необходимы адекватное формирование периметра, обучение и дисциплина полиции, а также надлежащее снаряжение. Кроме того, предполагается, что стокгольмский синдром будет поощряться во время переговоров с похитителем. Это можно сделать, попросив его разрешить заложникам поговорить по телефону или проверить состояние здоровья заложника; или обсудив с ним семейные обязанности заложников.Полицейский переговорщик должен заплатить личную цену за эти индуцированные отношения. Заложники будут проклинать участников переговоров, как они это сделали в Стокгольме в августе 1973 года. Они назовут полицию трусами и активно встанут на сторону похитителя в попытке добиться решения их бедственного положения, решения, не обязательно отвечающего их интересам или интересам. наилучшие интересы сообщества. Враждебный заложник — это цена, которую правоохранительные органы должны заплатить за живого заложника.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.