Стереотипы в психологии: Мифы о психологах, стереотипы о психологах

Мифы о психологах, стереотипы о психологах

 

или

Стереотипы о психологах

 

 

Всегда очень любил эту тему. Психология за годы своего становления обросла таким количеством мифов и стереотипов, что иногда бедному психологу приходится нелегко, доказывая своим клиентам или знакомым, что психолог не верблюд.

В жизни часто приходится сталкиваться с нелепыми рассуждениями по поводу работы психологов, но, в защиту себя и своих коллег, я постараюсь их опровергнуть.

Вот некоторые из таких заблуждений:

 

Миф о психологии №1

Психолог получает деньги за то, что просто сидит и слушает. По моему мнению, этот стереотип один из самых распространенных по отношению к психологии.

Но это далеко не так. Психологи работают с различными ситуациями: панические атаки и фобии, с которыми человек живет много лет и не может от них избавиться; тяжелые травмы прошлого, внутренние конфликты, тяжелейшие семейные ситуации, где нужен опытный семейный психолог и, поверьте моему опыту, просто рассказать о том, что они есть, будет недостаточно, чтобы от них избавиться.

Кроме этого, не нужно забывать о вопросах воспитания, где консультация детского психолога оказывает неоценимую помощь родителям, попавшим в незнакомую, пугающую их ситуацию.

Я не могу говорить за всех психологов, но в моей практике были разные случаи и я могу ответственно заверить, что работа психолога намного шире понятия «сидеть и слушать».

К слову сказать, у меня был очень богатый жизненный опыт:  до того как я стал психологом, я успел освоить несколько профессий и психологическое консультирование —  самая сложная и одновременно интересная деятельность из всех, которыми мне приходилось заниматься и сравнить ее можно, разве что, с медициной.

Психологи помогают разобраться своим клиентам в трудных жизненных ситуациях и обесценивать их труд занятие недостойное образованного человека.

 

Миф о психологах №2

Психолог обязательно должен быть в возрасте. Эдакий дядька с бородой и в безрукавке, то есть, если психологу лет 25, то он по определению не может быть хорошим специалистом, поскольку опыта у него недостаточно. На самом деле, куда важнее не стаж работы психолога, не его возраст, а то, что он вынес из своего опыта. Я знаю людей, которые, имея опыт в 10-15 лет, не могут приступить к реальному консультированию и мне также приходилось встречать психологов, которым еще не исполнилось 25, а они уже предлагали такие решения и выходы для своих клиентов, что позавидовал бы и опытный специалист. Так что, любые привязки к возрасту и апеллирование к тому, что у психолога должен быть какой-то там жизненный опыт совершенно безосновательны. Психология – это профессия, которой учатся и ничего более.

 

Миф о психологах №3

Психолог —  всегда образец сдержанности и не станет нервничать по пустякам. То есть, если психолог делает то, что не нравится кому-то в его окружении (слишком бурно реагирует на хамство, не готов что-то терпеть или просто устал от кого-то очень назойливого), то он должен срочно исправиться ведь, он же психолог ))))) если же он отказывается подстраиваться под мнение окружающих, то он плохой психолог т.к. не оправдал их ожиданий.

Говоря иными словами, это обычная манипуляция, после которой психолог должен делать все (как говорят эти замечательные люди), чтобы оправдать их ожидания и заслужить их похвалу ))))))

 

Миф о психологии №4

Психолог = психиатр.

Ну, здесь не хочется развивать долгую дискуссию на эту тему, поскольку по этому поводу уже очень много сказано, хочется просто отметить, что психологи работают исключительно со здоровыми людьми, а психиатры — с психически больными. Так что, если вы работаете с психологом, то это первый признак вашего психического здоровья т.к. психолог не работает с психиатрией. Поэтому, если с вами работает частный психолог, то это главный признак того, что вы психически здоровы, а проблемы бывают у всех и стесняться этого не стоит, как говорится: не ошибается лишь тот, кто ничего не делает.

 

Стереотип о психологах №5

Психолог должен читать мысли или психолог — такой рентген, который все время сканирует окружающих с целью найти у них какую-то патологию, поймать на вранье, уличить, разоблачить.

Вот и делать психологам больше нечего, кроме как бегать по всей стране и разоблачать все, что под руку подвернется.

Нет, я, конечно, не отрицаю, что за время своей работы психологи становятся более проницательными, но, во-первых, не настолько же, а во-вторых, психолог, который не умеет переключаться на время отдыха, это уже человек, имеющий профессиональную деформацию и такому специалисту надо либо с профессией завязывать, либо идти на супервизию.

 

Стереотип о психологах №6

У психолога должно быть все замечательно в личной жизни,  у него должны быть очень хорошо воспитанные дети и т.д. работа, здоровье, настроение. В общем, идея такая: специалист должен побывать во всех жизненных ситуациях, по которым обращаются клиенты, достойно найти выход из любой проблемы, сложившейся в его жизни и быть идеальным человеком с идеальными отношениям и идеальными детьми.)) К примеру, как детский психолог может заниматься консультированием по детско-родительским отношениям, если у него нет детей. Когда мне задали подобный вопрос на одном из семинаров, меня спасла коллега, вспомнив о Марии Монтессори, которая сдала своих детей в детский дом, после чего стала иконой своего времени по вопросам воспитания.

В общем, личная жизнь психолога никак не связана с его работой и спрашивать об этом  то же самое, что спрашивать автослесаря, как же он будет чинить вашу машину, если у него нет прав.

Да, пожалуй, эта тема очень обширная и заблуждений в ней очень много, поэтому я, скорее всего, раскрою ее в отдельной статье, так как здесь раскрыть ее в полном объеме не представляется возможным.

 

 

Не смог я полностью сделать статью веселой, без тени серьезности и мрачных рассуждений и, наверно, оно и правильно, есть время и улыбнуться, но должно быть время, чтобы задуматься.

 

Частный психолог Коваль Борис

Исследование социальных стереотипов в рамках теории каузальной атрибуции

Страница 2 из 2

 

Г. Тэджфел [13] предложил принципиально новый подход, заключающийся в последовательном анализе стереотипов, начиная с их социальной роли и кончая индивидуальными характеристиками. Г. Тэджфел, придавая большое социальное значение стереотипам, впервые в зарубежной психологии выделил их социальные функции: функцию социальной причинности этнического стереотипа, как показатель сложных социальных событий, как оправдание действий, совершаемых или планируемых против чужих групп и функцию дифференциации (этнические стереотипы отражают или создают позитивно-ценностную дифференциацию собственной группы от внешних этнических групп). Данные функции были выделены Г. Тэджфелом на основе так называемых «минимальных» групповых экспериментов. Основной вывод из полученных результатов сводился к следующему тезису – «даже поверхностная категоризация индивидумов в группах при отсутствии какого-либо реалистического конфликта или соперничества является достаточной для того, чтобы продуцировать «ингрупповой» или «аутгрупповой» уклон в распределении наград или наказаний» [12, 146-156]. Г. Тэджфел, рассматривая в качестве основного механизма возникновения стереотипов процессы категоризации, считает, что в случаях этнических стереотипов категоризация редко бывает нейтральной. Происходит «ассоциация» с предпочтением одной категории другой, с одной категорией «хороший» и другой «плохой», с одной «лучше», с другой «хуже». В соответствии с теорией Г. Тэджфела, индивиды в группе стремятся отстаивать свою психологическую определенность по позитивно-ценностным измерениям. Иными словами, группы выбирают или переоценивают те характеристики, которые, главным образом, соответствуют их позитивному социальному тождеству [14].

Отход от «описательной» традиции в изучении механизмов формирования национальных и этнических стереотипов в зарубежной психологии предпринимался также на основе теории каузальной атрибуции, которая в последнее время превратилась в одну из основных областей социально-психологического исследования (Т. Аронсон, Т. Уилсон, Р. Эйкерт).

Предпосылкой ее возникновения явилась потребность в изучении механизмов когнитивной интерпретации непосредственно воспринимаемой информации, осуществляемой в процессе социальной перцепции. Обоснованность применения данной теории обуславливается тем, что она рассматривает, прежде всего, активность субъекта социально-психологических процессов, который строит социальное поведение, базируясь на понимании внешнего мира и мыслительного анализа происходящих в нем событий. А также потому, что одним из важных объектов исследования каузальной атрибуции становятся феномены «обыденного сознания».

Включение в сферу изучения атрибуции объяснения человеком поведения целых групп определило появление исследований межгрупповых атрибуций и вывело изучение данной проблематики на групповой уровень. Возникновение и функционирование межнациональных стереотипов во многом связано с определенным типом причинной интерпретации поведения представителей различных национальных групп. Некоторые из исследователей, обратившие внимание на релевантность атрибутивной теории проблемы стереотипизации стали рассматривать атрибуцию как процесс, лежащий в основе происхождения и функционирования этнических стереотипов.

В отечественной психологии теоретико-методологический анализ исследований каузальной атрибуции предпринят Г.М. Андреевой [1], В.П. Урусовым, П.Н. Шихиревым [11], Г.У. Солдатовой [9], Т.Г. Стефаненко [10]. Ими справедливо отмечается ограниченность исследований теории атрибуции рамками межличностного восприятия, абстрагирование от влияния социально-идеологических факторов, нивелирование роли деятельности, а также группового взаимодействия при выработке объяснительных конструкций.

Исследование национальных и этнических стереотипов, являющихся результатами исторического и социокультурного развития общности, предполагает трактовку процесса стереотипизации как установления причинно-следственных связей между воспринимаемыми объектами и их характеристиками. Следовательно, анализ стереотипов как причин поведения, приписываемых представителям различных этнических и национальных групп, во-первых, определяет необходимость выхода исследователей за пределы феноменологического поля отдельного индивида, и, во-вторых, предполагает не отождествление процесса стереотипизации с каузальной атрибуцией, а рассмотрение последней в качестве одного из механизмов формирования когнитивного содержания стереотипов.

Литература

  1.      Артановский С.Н. Проблемы этноцентризма, этнического своеобразия культур и межэтнических отношений в современной зарубежной этнографии и социологии // Актуальные проблемы этнографии и современная зарубежная наука. — М., 1979. -С.11-40.
  2.      Ильюшкин В.В. Взаимосвязь стереотипов социального научения, менталитета и социального представления // European research. 2015. №  3 (4). С. 93-94.
  3.      Ильюшкин В.В. Социально-психологические особенности национальных стереотипов // Наука, техника и образование 2015 №  4(10). С. 196-197.
  4.      Ильюшкин В.В. Социальный стереотип как концентрированное выражение социальной установки // Вестник науки и образования. 2015. №  1 (3). С. 87-92.
  5.      Ильюшкин В.В. Стереотипизация как важный фактор в восприятии и познании людьми друг друга // European science. 2014. №  1 (1). С. 31-36.
  6.      Ильюшкин В.В. Стереотипы межнационального восприятия //International scientific review. 2014. №  1 (1). С. 34-40.
  7.      Ильюшкин В.В. Теоретические представления о национальных и этнических стереотипах в социальных науках и психологии // European research. 2014. №  1 (1). С. 83-88.
  8.      Ильюшкин В.В. Экономическое детерминирование социальных стереотипов // Economics 2015 №  2(3). С. 5-5.
  9.      Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. -М. 1998. –С. 89.
  10. Стефаненко Т.Г., Шлягина Е.И., Ениколопов С.Н. Методы этнопсихологического исследования. — М., 1993. — 243 с.
  11. Шихирев П.Н. Современная социальная психология. -М., 2000, -С.116.
  12. Tajfel H. Social Stereotypes and Social groups — In: Turner J.C., Giles H. (eds.) // Intergroup behaviour. — Oxford: Basil Blackwell, 1981. — P. 144-167.
  13. Tajfel N. Social categoriazation, Social identity and Social // Comparison / Differentiation between Social groups. — London. 1978, -P.146-156.
  14. Tajfel H. Human groups and social categories: Studies in social psychology. -Cambridge. Univ. Press. 1981. -P. 216.


Роль социальных стереотипов в процессе восприятия рекламы

В 2017г. при финансировании Государственного комитета по науке МОН РА в Международном научно-образовательном центре НАН РА была выполнена научная работа по теме «Роль социальных стереотипов в процессе восприятия рекламы», целью которой являлось изучение влияния стереотипных представлений личности на процесс восприятия рекламы.

Задачи научной работы:

  • представить теоретические основы социально-психологической характеристики соотношения рекламы и социальных стереотипов;
  • раскрыть социально-психологические механизмы и особенности формирования рекламы и социальнных стереотипов, их виды и функции;
  • выполнить теоретический анализ исследуемой проблемы — психологических особеностей социальных стереотипов и рекламы;
  • представить основные функции рекламы и особенности ее влияния,
  • раскрыть взаимообусловленность и взаимосвязанность рекламы и социальных стереотипов, а также влияние последнего на процесс восприятия рекламы.

Жозефина Есаян (аспирантка кафедры психологии Международного научно-образовательного центра НАН РА) выполнила научную работу по теме — «Роль социальных стереотипов в процессе восприятия рекламы».
В жизни каждого из нас играют важную роль социальные стереотипы, которые во многих случаях определяют наше поведение и отношение к окружающим. Мы живем в мире стереотипов, и можно сказать, что стереотипы определяют нравственные нормы, формируют религиозные, политические и другие предписания. Проблема психологии рекламы во все времена была в центре исследования психологической науки В процессе восприятия рекламы очень важна роль социальных стереотипов.

Проблемы социальных стереотипов и психологии рекламы изучались в отдельных науках — социологии, экономике, психологии, но проблема соотношения рекламы и социальных стереотипов практически не изучена в психологической науке и нуждается в исследовании.
За последнее столетие одновременно с созданием рекламных технологий возник целый ряд психологических явлений, которые требуют научного анализа.  Исследование рекламы очень важно с психологической точки зрения, поскольку она является одним из самых распространенных инструментов, благодаря которому можно воздействовать на общественное сознание, мнение, позицию и стереотипы. В рамках данной темы были рассмотрены реклама и методы воздействия как факторы формирования новых стереотипов, а также обсуждены сущность и особенности социальных стреотипов, их функции (реклама, воздействие, общественные связи, точка зрения), связанные с общественной жизнью. За последнее столетие параллельно созданию рекламных технологий подвергаются научному анализу выявленные определенные социально-психологические явления.
Нааучная работа по теме «Роль социальных стереотипов в процессе восприятия рекламы» завершена изданием двухъязычной монографии /См. Ж. Есаян, Роль социальных стереотипов в процессе восприятия рекламы, Ереван, 2017, Издательство «Наири». ЗАО, 64 с./

Язык и стереотипы поведения. Язык и этническая психология -Этнолингвистика

Язык и стереотипы поведения. Язык и этническая психология. — Текст : электронный // Myfilology.ru – информационный филологический ресурс : [сайт]. – URL: https://myfilology.ru//188/yazyk-i-stereotipy-povedeniya-yazyk-i-etnicheskaya-psixologiya/ (дата обращения: 16.04.2022)

Каждый язык по-своему членит мир, имеет свой способ его концептуализации. У каждого народа, каждой нации есть свои собственные представления об окружающем мире, о людях, о представителях другой культуры. В обществе складываются определенные стереотипы – как относительно самих себя, относительно поведения и традиций в пределах своего культурного пространства, так и относительно представителей другого языкового и культурного пространства.

Стереотип – это представление человека о мире, формирующееся под влиянием культурного окружения (другими словами, это культурно-детерминированное представление), существующее как в виде ментального образа, так и виде вербальной оболочки, стереотип – процесс и результат общения (поведения) согласно определенным семиотическим моделям. Стереотип (как родовое понятие) включает в себя стандарт, являющийся неязыковой реальностью, и норму, существующую на языковом уровне. В качестве стереотипов могут выступать как характеристики другого народа, так и все, что касается представлений одной нации о культуре другой нации в целом: общие понятия, нормы речевого общения, поведения, категории, мыслительные аналогии, предрассудки, суеверия, моральные и этикетные нормы, традиции, обычаи и т.п.

Отмечая национальную специфику каждого народа, в нее включают: самосознание, привычки, вкусы, традиции, связанные с национальными чувствами, национальную культуру, быт, национальную гордость и национальные стереотипы в отношении к другим народностям.

Язык зафиксировал патриархальную установку: в нем прочно закрепились стереотипы, согласно которым женщине присуще многие пороки, поэтому сравнение с ней мужчины – всегда несет негативную окраску: болтлив, любопытен, кокетлив, самовлюблен, капризен, истеричен как женщина, женская логика; женщину же сравнение с мужчиной только украшает: мужской ум, мужская хватка, мужской характер. Женщине приписывается неумение дружить и хранить тайны, глупость, алогичность: бабе дорога от печи до порога, бабьи умы разоряют дома; в английском языке: A woman’s advice is best at a dead lift ( у бабы волос долог, да ум короток). В многочисленных пословицах и поговорках о женщинах сквозит пренебрежение и покровительственный тон: мое дело сторона, а муж мой прав; мужнин грех за порогом остается, а жена все домой несет; женщина льстит – лихое норовит.

В наше время, когда международные контакты становятся все более массовыми и интенсивными, проблема улыбки неожиданно встала особенно остро. Одна из странных особенностей представителей русской культуры в глазах Запада – это мрачность, неприветливость, отсутствие улыбки. Русские не улыбаются, они неулыбающаяся нация, и поэтому с ними надо быть настороже: от этих мрачных типов можно ожидать чего угодно.

Немецкая аккуратность, русский “авось”, китайские церемонии, африканский темперамент, вспыльчивость итальянцев, упрямство финнов, медлительность эстонцев, польская галантность – стереотипные представления о целом народе, которые распространяются на каждого его представителя.

Специалисты по этнической психологии, изучающие этнокультурные стереотипы, отмечают, что нации, находящиеся на высоком уровне экономического развития, подчеркивают у себя такие качества, как ум, деловитость, предприимчивость, а нации с более отсталой экономикой – доброту, сердечность, гостеприимство.

Среди глубинных стереотипов в особую группу выделяются внешние, связанные с атрибутами жизни и быта народа, в русском языке их часто именуют словом “клюква”. Несмотря на постоянные перемены в быте народов, подобные стереотипы меняются очень незначительно. Меха, самовары, огромные шали, матрешки считаются неотъемлемой частью русской жизни вот уже несколько веков. Некоторые из этих атрибутов действительно сохраняются до сих пор. Некоторые атрибуты русской жизни ушли в небытие естественным путем, однако культивируются в нашей стране или из коммерческих соображений, так как хорошо покупаются иностранцами, или чисто обрядово.

Стереотипы всегда национальны, а если встречаются аналоги в других культурах, то это квазистереотипы, ибо, совпадая в целом они различаются нюансами, деталями, имеющими принципиальное значение. Например, ситуация очереди в различных культурах различна, а следовательно, различным будет и стереотипное поведение: в России спрашивают “Кто последний?” или просто встают в очередь, в ряде европейских стран отрывают квиток в специальном аппарате и после этого следят за цифрами, загорающимися над окошком, например, на почте.

Несмотря на то, что поведение человека вариативно и многообразно, не менее справедливо и другое утверждение: поведение человека в обществе типизировано, то есть оно подчиняется нормам, выработанным в обществе, и поэтому с неизбежностью во многих отношениях стандартно. Такое положение является результатом действия двух противонаправленных тенденций. Однако многообразие поведения никогда не бывает беспредельным (в противном случае невозможным было бы общение людей, их объединение в различного рода социальные образования). На упорядочение разнородных вариантов поведения направлена противоположная (центростремительная) тенденция к унификации поведения, его типизации, выработке общепринятых схем и стандартов поведения. Эта вторая тенденция выражается в ом, что всякое общество, заботясь о своей целостности и единстве, вырабатывает систему социальных кодов (программ) поведения, предписываемых его членам.

Стереотипы существуют в любом обществе, но особо важно подчеркнуть, что набор стереотипов для каждого из них сугубо специфичен. На регулирование поведения человека в пределах родного культурного и языкового пространства большое влияние оказывают культурные стереотипы, которые начинают усваиваться именно с того момента, когда человек начинает осознавать себя частью определенного этноса, частью определенной культуры.

Понятия “национальный характер” и “стереотип” в широком понимании являются почти тождественными терминами, поскольку они формируются под влиянием культурного и исторического окружения той или иной нации. Единственным различием является то, что национальный характер является родовым понятием, включающим в себя стереотип, как составляющее единого целого. Типичными чертами национального характера англичан считают уравновешенность, чопорность, надменность, стремление следовать правилам; немцам же причисляют пунктуальность, бюрократизм, аккуратность, любовь к порядку, основательность в делах, дисциплинированность, трудолюбие. В соответствии с названными чертами национального характера, в английском и немецком обществе формируются разные стереотипы культуры, призванные подчеркнуть эти черты и сложившиеся представления о нации.

В процессе восприятия стереотипов культуры другого народа возникает конфликт культур — результат несовпадений принятых норм и стандартов (а это и есть стереотипы) в своей и чужой для реципиента культуре. Столкновение стереотипов, характерных для разных культур (то есть конфликт культур), может создать трудности в общении, стать причиной “культурного шока” и таким образом привести к непониманию культуры другого народа. Основными стереотипами, создающими трудности в общении между людьми разных культур, являются субъектные/национально-психологические и деятельно-коммуникативные лакуны, отражающие национально-культурные особенности коммуникантов к различным лингвокультурным общностям и национально-культурную специфику различных видов деятельности в их коммуникативном аспекте.

Язык фиксирует коллективные стереотипные и эталонные представления, объективирует интерпретирующую деятельность человеческого сознания. Картина мира того или иного этноса становится фундаментом культурных стереотипов. Ее анализ помогает выявить различия в национальной культуре того или иного народа.

30.11.2016, 4004 просмотра.

Что лежит в основе расовых стереотипов?

Большинство ученых были бы рады увидеть темы, связанные с их исследованиями, в вечерних новостях. Для Кита Мэддокса, доктора философии, и его студентов такие новости слишком часты.

Мэддокс возглавляет Лабораторию социального познания Университета Тафтса (TUSC), изучающую социально-когнитивные основы стереотипов, предубеждений и дискриминации. В последнее время многие темы его исследований выглядят вырванными из заголовков.

В мае прошлого года, когда двое мужчин получили смертельные ножевые ранения в поезде в Портленде, штат Орегон, после того, как вмешались, когда женщина-мусульманка подвергалась преследованиям, это напомнило исследование Мэддокса о борьбе с предвзятостью. Хотя такой крайний исход нетипичен, преступление продемонстрировало важность понимания того, как люди воспринимают тех, кто выступает против расизма.

Точно так же, когда в июне дом звезды баскетбола Леброна Джеймса подвергся вандализму с расистскими оскорблениями, это вызвало разговоры о пересечении стереотипов, основанных на расе, славе и богатстве, — еще одна область активных исследований Мэддокса.

«Многие сказали бы, что для людей, у которых есть деньги, раса не имеет значения. История с Леброном Джеймсом говорит о том, что это неправда, — говорит Мэддокс. Понимание того, как раса взаимодействует с другими категориями, такими как социоэкономика или статус знаменитости, позволяет нам вести более тонкие и точные разговоры о расизме и предрассудках, добавляет он.

Разрушение стереотипов

Мэддокс основал лабораторию TUSC в 1997 году и финансировал свои исследования в основном за счет поддержки отдела и ряда небольших грантов и гонораров, которые он зарабатывал на выступлениях и консультациях по вопросам расовых предубеждений и предрассудков.«Это много резинок, но мы держим их вместе», — говорит он.

Эти средства обычно поддерживают двух или трех аспирантов и от пяти до 15 студентов, в зависимости от семестра и проектов в его очереди. Мэддокс и его ученики используют экспериментальный подход для изучения психических структур и процессов, лежащих в основе того, как люди воспринимают и думают о других людях, часто в межрасовом контексте.

Одним из давних направлений исследований является феномен, известный как предвзятость расового фенотипа.Мэддокс и другие показали, что чернокожие американцы с более афроцентричными чертами, такими как более темная кожа, более жесткие волосы и полные губы, как правило, воспринимаются более негативно и более стереотипно, чем люди с менее типичными афроцентрическими чертами, даже членами их собственной расовой группы. ( Обзор личности и социальной психологии , том 8, № 4, 2004 г.).

На протяжении многих лет Мэддокс и члены его лаборатории исследовали множество вариаций на эту тему. Его аспирантка Дженнифер Перри, например, изучает, как люди распределяют свое внимание на других в зависимости от того, насколько они типичны для своей расы.

Другие проекты направлены на то, чтобы понять наши стереотипы о людях, которые не похожи на нас. Но команда Мэддокса заинтересована в том, чтобы копнуть глубже, чем широкое разделение между черными и белыми. Он и студентка Линдси Хинцман изучали, как люди представляют различные подгруппы людей из разных расовых групп ( Journal of Experimental Social Psychology , Vol. 70, 2017). Хотя у большинства из нас есть предвзятые представления о широких расовых категориях, исследователи обнаружили, что мы на самом деле более склонны полагаться на стереотипы о подгруппах, таких как «черные спортсмены» или «белые бизнесмены», при вынесении суждений.

«Широкие стереотипы, которые у нас есть о чернокожих, несколько информативны, но на самом деле используются стереотипы вашей подгруппы о чернокожих женщинах или черных спортсменах», — объясняет Мэддокс. «Понимание пересечения этих категорий может дать нам более тонкую перспективу».

Актуальность в реальном мире

Мэддокс всегда интересовался разработкой теоретического описания процессов, лежащих в основе стереотипов и предубеждений. Это по-прежнему важная тема его исследований, хотя в наши дни он часто ищет связи между теорией и реальными жизненными ситуациями.«Это был переход от попыток понять, как стереотипы действуют теоретически, к пониманию того, как они проявляются в контекстах, которые могут иметь отношение к реальному миру», — говорит он.

В некоторых проектах, например, исследуются факторы, побуждающие людей противостоять расовым предубеждениям, и то, как другие воспринимают тех, кто бросает вызов предрассудкам.

В некоторых кругах даже предположение о существовании расовой предвзятости может быть обидчивым. «Если вы поднимете это в межрасовом контексте, это может бросить вызов представлению большинства [белых] людей о том, что мир — это справедливое место.Это нарушает статус-кво, — говорит он. — В результате чернокожие, выдвигающие эту идею, часто испытывают негативную реакцию. Есть идея, что они «разыгрывают расовую карту», ​​— говорит он.

В исследовании с бывшей студенткой Дженнифер Р. Шульц, доктором философии, он обнаружил, что белые наблюдатели с большей вероятностью будут проявлять негативную реакцию на людей, которые делают крайние заявления о расовой предвзятости, когда коммуникатор был черным, а не белым. Однако на то, как воспринимался коммуникатор, влияли и другие факторы, в том числе качество его или ее аргументов и убеждения слушателя в отношении меритократии ( Бюллетень по индивидуальной и социальной психологии , Vol.39, № 3, 2013). Другими словами, еще многое предстоит выяснить, чтобы выяснить, как лучше всего противостоять расовым предубеждениям.

Но Мэддокс и его команда стараются, шаг за шагом. Недавно они изучали, как тревога может помешать продуктивному межрасовому диалогу.

Даже благонамеренные люди, обеспокоенные расовой справедливостью, могут опасаться таких разговоров. Эта тревога может привести к тому, что люди будут взволнованы или отвлечены, или будут демонстрировать непреднамеренное невербальное поведение, которое мешает продуктивному разговору.А в некоторых случаях это может вообще помешать проведению этих важных дискуссий.

В ходе другого исследования Мэддокс, Шульц и их сотрудники привлекли белых участников для обсуждения межрасовых отношений в кампусе. Участникам был предоставлен выбор: поговорить либо с белым, либо с черным собеседником. Белые участники чаще выбирали белых собеседников.

Но в некоторых случаях исследователи заранее давали участникам инструкции, давая им понять, что любая тревога, которую они могут испытывать, нормальна и что участие в межрасовых разговорах может снизить тревогу в будущем в подобных ситуациях.В этих случаях белые участники чаще предпочитали разговаривать с черными, чем с белыми партнерами ( Вопросы перевода в психологии , том 1, № 4, 2015 г.).

Кодируя свое невербальное поведение, Мэддокс и Шульц обнаружили, что белые участники в целом были более вовлечены, когда предпочитали говорить с черным или белым собеседником о расовых отношениях. Но вмешательство вдохновило их преодолеть свое беспокойство и выбрать черного партнера, хотя в противном случае они, возможно, не сделали бы этого.«Просто оклик слона в комнате побудил их принять решение поговорить с кем-то, с кем они обычно не разговаривают», — говорит Мэддокс. «Дело не в том, что вмешательство сделало их менее тревожными, но оно побудило их сделать выбор, который мы хотели бы чаще видеть в обществе».

Посмеяться можно

Ученики Мэддокса часто начинают с изучения ответвлений его существующих проектов, таких как предвзятость расового фенотипа или борьба с предвзятостью. Но по мере того, как они оттачивают свои экспериментальные навыки, он призывает их развивать свои исследования в новых направлениях.«Цель состоит в том, чтобы к тому времени, когда они закончат, у них было что-то, что им принадлежит», — говорит он.

Вот как юмор попал в лабораторию Мэддокса благодаря Алексу Боргелле, доктору философии, выпускнику 2017 года, который сейчас является приглашенным доцентом психологии в колледже Бейтса. Боргелле было интересно понять, какую роль юмор играет в межрасовых отношениях — область, которая была новой для Мэддокса, но которую он призвал Борджеллу исследовать.

В своем диссертационном исследовании Боргелла показал, что когда члены стигматизированной группы меньшинства используют самоуничижительный юмор, это может помочь разоружить людей, которым в противном случае было бы некомфортно с членами этой группы.Однако, несмотря на возможную пользу для межличностных отношений, эти шутки, похоже, не сильно влияют на изменение мнения. «Осуждение юмора может заставить большинство членов группы чувствовать себя более комфортно с этим человеком индивидуально, но они все еще могут испытывать предубеждение по отношению к группе этого человека», — объясняет Боргелла.

Комедианты часто используют расистский юмор, чтобы привлечь внимание к серьезным темам, говорит Боргелла. Но неясно, продвигают ли дело шутки в ночных ток-шоу. «Расовый юмор может вывести эти проблемы на первый план», — говорит Мэддокс, — но есть еще кое-что, что нужно узнать о том, как использовать силу смеха на благо общества.

Аспирантка третьего курса Челси Криттл продолжила некоторые исследования юмора, в дополнение к проекту по борьбе с предубеждениями и другому проекту, посвященному жизненному опыту на пересечении расы и пола. Как и Криттл, многие ученики Мэддокса в конечном итоге жонглируют несколькими исследовательскими проектами. Эти полные исследовательские портфолио часто приводят к тому, что студенты сотрудничают друг с другом или с исследователями в других лабораториях.

«Культура программы социальной психологии Тафтса предполагает чрезвычайное сотрудничество и поддержку, и наша лаборатория также отражает эту культуру», — говорит Перри.«Нам предоставлена ​​большая свобода, поэтому, если вы хотите сотрудничать, вам нужно выйти и установить эти связи, предложить проекты и сделать это для себя».

Мэддокс соглашается, что у него непринужденный подход к обучению учеников. Он имеет тенденцию давать им пространство для реализации своих собственных идей в их собственных временных рамках. Когда его попросили описать свои сильные стороны, он ответил: «Я довольно расслаблен». Что можно сказать о его слабостях? «Я склонен быть довольно спокойным», — смеется он.

Правда, иногда ученики просят его указать им крайние сроки, чтобы помочь им не сбиться с пути.Но Мэддоксу удается оказывать поддержку и быть доступным без микроуправления, говорит Перри. «Он признает, что мы способны, и позволяет нам быть нашими собственными независимыми исследователями».

Меняем мир к лучшему

Взгляд на актуальную социальную проблему с точки зрения социального познания может быть сложной задачей для всех в лаборатории. «Я понимаю актуальность моего исследования для очень реальных социальных проблем. В то же время я вижу такие вещи, как Филандо Кастиле и Альтон Стерлинг [черные мужчины, которые были смертельно ранены полицейскими в 2016 году] и задаюсь вопросом: «Как моя работа может помочь реальная разница?», — говорит Криттл.«Иногда это расстраивает, а иногда мотивирует. Это зависит от дня и освещения в СМИ».

Мэддокс тоже чувствует это напряжение. «Я хочу понять стереотипы и предубеждения, но я хочу знать не только это. Я хочу знать, чтобы что-то с этим делать», — говорит он. Тем не менее, как социолог, он мало обучен разработке практических приложений своей работы. И его научная подготовка может заставить его сомневаться в том, что у него есть решения. «Точка зрения ученого состоит в том, что вы должны оставить место для сомнений.Вы должны открыть свой разум для возможности того, что то, что вы знаете сейчас, не всегда верно. Это играет на сдержанности ученых, чтобы сообщить то, что они знают.»

Несмотря на это колебание, он заставил себя покинуть свою зону комфорта, основав Инициативу прикладной науки о разнообразии (ADSI) в Тафтсе. Программа основана на исследованиях для разработки и тестирования программ и политик, направленных на поощрение разнообразия и инклюзивности. ADSI сотрудничает со Школой искусств и наук и Инженерной школой, каждая из которых разработала программы, направленные на то, чтобы привлечь в Тафтс больше учащихся из недостаточно представленных групп и понять проблемы, с которыми они столкнутся, попав туда.

«Трудно перейти от того, чему меня учили, чтобы перенести это в реальный мир. Но я готов сделать несколько ошибок по мере того, как мы учимся и совершенствуемся», — говорит он.

Несмотря на личные проблемы и постоянный поток обескураживающих новостей, Мэддокс с осторожным оптимизмом смотрит на то, что общество предпринимает шаги к расовой справедливости. «Конечно, есть разногласия, но также кажется, что перемены поддерживают больше. Как и все, это разговор со взлетами и падениями», — говорит он.«Но если мы не говорим об этом, мы не движемся вперед. Я думаю, что лучше, если мы будем говорить».

Психология стереотипов СТЕРЕОТИПЫ КАК АТРИБУЦИИ

30 Марк Брандт и Кристин Рейна

Рейна, К., Генри, П.Дж., Корфмахер, В., и Такер, А. (2006). Изучение принципов принципиального

консерватизма: роль стереотипов ответственности как сигналов о достоинстве в расовой политике

решений. Журнал личности и социальной психологии, 90, 109-128.

Рейна, К., и Вайнер, Б. (2001). Справедливость и полезность в классе: атрибутивный анализ

целей стратегий наказания и вмешательства учителей. Журнал педагогической психологии, 93,

309-319.

Рейнольдс, К. Дж., Оукс, П. Дж., Хаслам, С. А., Нолан, М., и Дольник, Л. (2000). Ответы на

бессилие: Стереотипы как инструмент социального конфликта. Групповая динамика: теория,

Исследования и практика, 4, 275-290.

Ричардс З. и Хьюстон М. (2001). Подтипы и подгруппы: процессы предотвращения и

поощрения изменения стереотипов. Обзор личности и социальной психологии, 5, 52-73.

Розенберг С., Нельсон С. и Вивеканантан П. С. (1968). Многомерный подход к структуре

личностных впечатлений. Журнал личности и социальной психологии, 9, 283-294.

Рудольф У., Реш С. К., Грейтемейер Т.и Вайнер, Б. (2004). Метааналитический обзор помощи

и агрессии с атрибутивной точки зрения: Вклад в общую теорию

мотивации. Познание и эмоции, 18, 815-848.

Сакаллы-Угурлу, Н., Ялчин, З.С., и Глик, П. (2007). Амбивалентный сексизм, вера в справедливый мир и

сочувствие как предикторы отношения турецких студентов к жертвам изнасилования. Sex Roles, 57, 889–

895.

Шмадер, Т., Джонс, М., и Форбс, К. (2008). Интегрированная модель процесса стереотипной угрозы

влияет на производительность. Психологический обзор, 115, 336–356.

Шапиро, Дж. Р., и Нойберг, С. Л. (2007). От угрозы стереотипа к угрозе стереотипа: последствия

многоуровневая структура угроз для причин, модераторов, посредников, последствий и вмешательств.

Обзор личности и социальной психологии, 11, 107-130.

Шелтон, Дж. Н., и Ричесон, Дж.А. (2006). Межрасовые взаимодействия: реляционный подход. Успехи

экспериментальной социальной психологии, 38, 121-181.

Шериф, М., Харви, О.Дж., Джек Уайт, Б., Худ, В.Р., и Шериф, К.В. (1961). Межгрупповой конфликт

и сотрудничество: эксперимент «Пещера разбойников». Классика в истории психологии. Получено

28 августа 2007 г. с http://psychclassics.yorku.ca/Sherif/

Шерман Дж. В., Стресснер С. Дж., Конри Ф. Р. и Азам О.А. (2005). Предрассудки и стереотипы

Поддерживающие процессы: внимание, атрибуция и индивидуация. Журнал личности и

Социальная психология, 89, 607-622.

Сиданиус, Дж., и Пратто, Ф. (1999). Социальное доминирование: межгрупповая теория социальной иерархии и

угнетения. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Скитка Л.Дж., Маллен Э., Гриффин Т., Хатчинсон С. и Чемберлин Б. (2002). Диспозиции, сценарии,

или мотивированная коррекция?: Понимание идеологических различий в объяснениях социальных

проблем.Журнал личности и социальной психологии, 83, 470-487.

Скитка, Л.Дж., и Тетлок, П.Е. (1993). Предоставление общественной помощи: когнитивные и мотивационные

процессы, лежащие в основе либеральных и консервативных политических предпочтений. Журнал личности и

Социальная психология, 65, 1205–1223.

Старзик, К.Б., и Росс, М. (2008). Потускневшая серебряная подкладка: страдания жертв и поддержка

возмещения ущерба.Бюллетень личности и социальной психологии, 34, 366-380.

Steele, CM (1997). Угроза в воздухе: как стереотипы формируют интеллектуальную идентичность и производительность.

Американский психолог, 52, 613-629.

Стил, К.М., и Аронсон, Дж. (1995). Стереотипная угроза и результаты интеллектуального теста

афроамериканцев. Журнал личности и социальной психологии, 69, 797-811.

Сексуальные стереотипы и имплицитная теория личности: к когнитивно-социально-психологической концептуализации

  • Абельсон, Р.P. Обработка сценариев при формировании отношения и принятии решений. В JS Carroll & JW Payne (Eds.), Познание и социальное поведение . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, 1976. Стр. 33–46.

    Google ученый

  • Адорно Т.В., Френкель-Брунсвик Э., Левинсон Д.Дж. и Сэнфорд Р.Н. Авторитарная личность . Нью-Йорк: Харпер, 1950.

    . Google ученый

  • Олпорт, Г.W. Природа предрассудков . Гарден-Сити, Нью-Йорк: Doubleday and Co., 1958.

    . Google ученый

  • Аш, С. Э. Формирование впечатления о личности. Журнал ненормальной и социальной психологии , 1946, 41 , 258–290.

    Google ученый

  • Эшмор, Р. Д. Предрассудки: причины и методы лечения. В BE Collins, Социальная психология .Рединг, Массачусетс: Addison-Wesley, 1970.

    Google ученый

  • Эшмор, Р. Д., и Дель Бока, Ф. К. Психологические подходы к пониманию межгруппового конфликта. В П. Кац (ред.), На пути к ликвидации расизма . Нью-Йорк: Pergamon Press, 1976.

    . Google ученый

  • Эшмор, Р. Д., и Тумиа, М. Половые стереотипы и имплицитная теория личности: I.Рабочая концептуализация и иллюстративное исследование. Сексуальные роли , в печати.

  • Bieri, J., Atkins, A.L., Briar, S., Leaman, R.L., Miller, H., & Tripoldi, T. Клиническое и социальное суждение: различение поведенческой информации . Нью-Йорк: Wiley, 1966.

    . Google ученый

  • Бригам, Дж. К. Этнические стереотипы. Психологический бюллетень , 1971, 76 , 15–38.

    Google ученый

  • Броверман И.К., Фогель С.Р., Броверман Д.М., Кларксон Ф.Е. и Розенкранц П.С. Стереотипы половых ролей: текущая оценка. Журнал социальных вопросов , 1972, 28 , 59–78.

    Google ученый

  • Браун Р. Социальная психология . Нью-Йорк: Свободная пресса, 1965.

    . Google ученый

  • Брунер, Дж.С. О перцептивной готовности. Психологический обзор , 1957, 64 , 123–152.

    Google ученый

  • Брунер Дж. С., Оливер Р. Р. и Гринфилд П. М. Исследования когнитивного роста . Нью-Йорк: Wiley, 1966.

    . Google ученый

  • Брунер, Дж. С., и Тагиури, Р. Восприятие людей. В G. Lindzey (Ed.), Справочник по социальной психологии (Vol.2). Кембридж, Массачусетс: Addison-Wesley, 1954.

    Google ученый

  • Кэмпбелл, Д. Т. Стереотипы и восприятие групповых различий. Американский психолог , 1967, 22 , 817–829.

    Google ученый

  • Кэмпбелл, Д. Т., и Фиске, Д. В. Конвергентная и дискриминантная проверка с помощью матрицы мультипризнаков-мультиметодов. Психологический бюллетень , 1959, 56 , 81–105.

    Google ученый

  • Кэрролл, Дж. С., и Пейн, Дж. В. (ред.), Познание и социальное поведение . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, 1976.

    . Google ученый

  • Каутен, Н. Р., Робинсон, И. Э., и Краусс, Х. Х. Стереотипы: обзор литературы за 1926–1968 гг. Журнал социальной психологии , 1971, 84 , 103–125.

    Google ученый

  • Сикурель А. Когнитивная социология . Нью-Йорк: Свободная пресса, 1974.

    . Google ученый

  • Коэн Г. Психология познания . Нью-Йорк: Academic Press, 1977.

    . Google ученый

  • Кук, С. В., и Селтиз, К. Многоиндикаторный подход к оценке отношения. Психологический бюллетень , 1964, 62 , 36–55.

    Google ученый

  • Коуэн, М.Л., и Стюарт, Б.Дж. Методологическое исследование половых стереотипов. Половые роли , 1977, 3 , 205–216.

    Google ученый

  • Крокетт, У. Х. Когнитивная сложность и формирование впечатлений. В BA Maher (Ed.), Прогресс в экспериментальных исследованиях личности (Vol.2). Нью-Йорк: Academic Press, 1965. Стр. 47–90.

    Google ученый

  • Кронбах, Л. Дж. Процессы, влияющие на оценки «понимания других» и «предполагаемого сходства». Психологический бюллетень , 1955, 52 , 177–193.

    Google ученый

  • Д’Андраде, Р. Г. Пропозициональный анализ представлений американцев о болезни. В К. Х. Бассо и Х.А. Селби (ред.), Значение в антропологии . Альбукерке: Издательство Университета Нью-Мексико, 1976. Стр. 155–180.

    Google ученый

  • До, К. Секс: Взгляд на процесс атрибуции. В JH Harvey, WJ Ickes и RF Kidd (Eds.), Новые направления в исследованиях атрибуции (Том 1). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, 1976. Стр. 335–352.

    Google ученый

  • До, К., & Emswiller, T. Объяснение успешного выполнения задач, связанных с полом: то, что для мужчины является умением, для женщины — удачей. Журнал личности и социальной психологии , 1974, 29 , 80–85.

    Google ученый

  • Дель Бока, Ф.К., и Эшмор, Р.Д. Половые стереотипы и имплицитная теория личности: II. Подход на основе выводов к оценке половых стереотипов. Сексуальные роли , в печати.

  • Доллард Дж. и Миллер Н. Э. Личность и психотерапия . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1950.

    . Google ученый

  • Дорнбуш С.М., Хасторф А.Х., Ричардсон С.А., Маззи Р.Е. и Вриланд Р.С. Воспринимающий и воспринимаемое: их относительное влияние на категории межличностного восприятия. Журнал личности и социальной психологии , 1965, 1 , 434–440.

    Google ученый

  • Истербрук, Дж. А. Влияние эмоций на использование сигналов и организацию поведения. Психологический обзор , 1959, 66 , 183–201.

    Google ученый

  • Эрлих, Х. Дж. Социальная психология предрассудков . Нью-Йорк: Wiley, 1973.

    . Google ученый

  • Фельдман, Дж.М. Стимульные характеристики и субъективные предубеждения как детерминанты атрибуции стереотипов. Журнал личности и социальной психологии , 1972, 21 , 330–340.

    Google ученый

  • Фельдман-Саммерс, С., и Кислер, С. Б. Те, кто номер два, стараются больше: влияние пола на атрибуцию причинности. Журнал личности и социальной психологии , 1974, 30 , 846–855.

    Google ученый

  • Фестингер, Л.Теория процессов социального сравнения. Человеческие отношения , 1954, 7 , 117–140.

    Google ученый

  • Фишман, Дж. А. Исследование процесса и функции социальных стереотипов. Журнал социальной психологии , 1956, 43 , 27–64.

    Google ученый

  • Фодор, Дж. А. Язык мысли .Нью-Йорк: Томас Ю. Кроуэлл, 1975.

    . Google ученый

  • Фанк С.Г., Горовиц А.Д., Липшиц Р. и Янг Ф.В. Воспринимаемая структура американских этнических групп: использование многомерного масштабирования в исследовании стереотипов. Социометрия , 1976, 39 , 116–130.

    Google ученый

  • Гарднер, Р. К. Этнические стереотипы: традиционный подход, новый взгляд. Канадский психолог , 1973, 14 , 133–148.

    Google ученый

  • Гарфинкель Х. Исследования в области этнометодологии . Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall, 1967.

    Google ученый

  • Гибсон, Дж. Дж. Органы чувств, рассматриваемые как системы восприятия . Бостон: Хоутон Миффлин, 1966.

    . Google ученый

  • Гибсон, Дж.J. Теория аффордансов. В R. Shaw & J. Bransford (Eds.), Восприятие, действие и знание: к экологической психологии . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, 1977.

    . Google ученый

  • Гоффман, Э. Встречи . Индианаполис: Боббс-Меррилл, 1961.

    . Google ученый

  • Гордон, Р. Стереотипы образов и убеждений как защита эго .Лондон: Издательство Кембриджского университета, 1962.

    . Google ученый

  • Hacker, H.M. Женщины как меньшинство. Социальные силы , 1951, 30 , 60–69.

    Google ученый

  • Хасторф А. Х., Шнайдер Д. и Полефка Дж. Восприятие человека . Рединг, Массачусетс: Addison-Wesley, 1970.

    Google ученый

  • Хейс, В.L. Подход к изучению импликации признаков и сходства признаков. В R. Tagiuri & L. Petrullo (Eds.), Восприятие человека и межличностное поведение . Стэнфорд: издательство Стэнфордского университета, 1958.

    . Google ученый

  • Хефнер Р., Ребекка М. и Олешанский Б. Развитие трансцендентности половых ролей. Человеческое развитие , 1975, 18 , 143–158.

    Google ученый

  • Хайдер, Ф. Психология межличностных отношений . Нью-Йорк: Wiley, 1958.

    . Google ученый

  • Johnson, S.C. Схемы иерархической кластеризации. Психометрика , 1967, 32 , 241–254.

    Google ученый

  • Джонс, Э. Э., и Джерард, Х. Б. Основы социальной психологии . Нью-Йорк: Wiley, 1967.

    . Google ученый

  • Джонс, Р.A. Самоисполняющиеся пророчества: социальные, психологические и физиологические последствия ожиданий . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, 1977.

    . Google ученый

  • Джонс, Р. А., и Эшмор, Р. Д. Структура межгруппового восприятия: категории и измерения во взглядах этнических групп и прилагательных, используемых в исследовании стереотипов. Журнал личности и социальной психологии , 1973, 25 , 428–438.

    Google ученый

  • Каган, Дж. Приобретение и значение полового типа и половой ролевой идентичности. В ML Hoffman & LW Hoffman (Eds.), Review of Child Development Research (Vol. 1). Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа, 1964.

    . Google ученый

  • Каган Дж. и Лемкин Дж. Дифференциальное восприятие ребенком отношения родителей. Журнал ненормальной и социальной психологии , 1960, 61 , 440–447.

    Google ученый

  • Карлинс, М., Коффман, Т.Л., и Уолтерс, Г. Об угасании социальных стереотипов: исследования трех поколений студентов колледжей. Журнал личности и социальной психологии , 1969, 13 , 1–16.

    Google ученый

  • Katz, D. Консистенция для чего? Функциональный подход. В Р. П. Абельсон, Э. Аронсон, В.Дж. Макгуайр, Т. М. Ньюкомб, М. Дж. Розенберг и П. Х. Танненбаум (ред.), Теории когнитивной согласованности: справочник . Чикаго: Рэнд МакНалли, 1968. Стр. 179–191.

    Google ученый

  • Кац Д. и Брейли К. Расовые стереотипы среди ста студентов колледжей. Журнал ненормальной и социальной психологии , 1933, 28 , 280–290.

    Google ученый

  • Кац Д., & Braly, KW Расовые предрассудки и расовые стереотипы. Журнал ненормальной и социальной психологии , 1935, 30 , 175–193.

    Google ученый

  • Келли Г. Психология личных конструктов . Нью-Йорк: Нортон, 1955.

    . Google ученый

  • Кесслер С.Дж. и МакКенна В. Гендер: этнометодологический подход .Нью-Йорк: Wiley, 1978.

    . Google ученый

  • Кляйн, Г. С. Восприятие, мотивы и личность . Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф, 1970.

    . Google ученый

  • Клинеберг О. Научное исследование национальных стереотипов. Международный бюллетень социальных наук , 1951, 3 , 505–515.

    Google ученый

  • Кольберг, Л.Когнитивно-развивающий анализ детских полоролевых концепций и отношений. В EE Maccoby (Ed.), 90–184 Развитие половых различий 90–185. Стэнфорд: издательство Стэнфордского университета, 1966.

    . Google ученый

  • Колберг Л. Этапы и последовательность: когнитивно-развивающий подход к социализации. В Д. А. Гослин (ред.), Справочник по теории и исследованиям социализации . Чикаго: Рэнд МакНалли, 1969.

    . Google ученый

  • Кун, Т.С. Структура научных оборотов . Чикаго: University of Chicago Press, 1962.

    . Google ученый

  • Катнер, Н. Г., и Броган, Д. Источники дискриминации по признаку пола в системах образования: концептуальная модель. Psychology of Women Quarterly , 1976, 1 , 50–69.

    Google ученый

  • Липман-Блюмен, Дж., и Тиккамейер, А.Половые роли в переходный период: десятилетняя перспектива. Ежегодный обзор социологии , 1975, 1 , 297–337.

    Google ученый

  • Липпа, Р. Наивное восприятие мужественности-женственности на основе экспрессивных сигналов. Журнал исследований личности , 1978, 12 , 1–14.

    Google ученый

  • Липпманн В. Общественное мнение .Нью-Йорк: Харкорт, 1922.

    . Google ученый

  • Ливсли В. Дж. и Бромли Д. Б. Восприятие личности в детстве и юности . Нью-Йорк: Wiley, 1973.

    . Google ученый

  • Лайман С. М. и Дуглас В. А. Этническая принадлежность: стратегии коллективного и индивидуального управления впечатлением. Социальные исследования , 1973, 40 , 344–365.

    Google ученый

  • McKee, JP, & Sherriffs, A.C. Дифференциальная оценка мужчин и женщин. Журнал личности , 1957, 25 , 356–371.

    Google ученый

  • Медин Д.Л. и Шаффер М.М. Контекстная теория классификационного обучения. Психологический обзор , 1978, 85 , 207–238.

    Google ученый

  • Минц, Э.Предрассудки родителей. В F. Дания (ред.), Кто дискриминирует женщин? Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage Publications, 1974. Стр. 9–23.

    Google ученый

  • Мишель Т. (ред.). Понимание других людей . Оксфорд: Бэзил Блэквелл, 1974.

    . Google ученый

  • Мишель В. Определение пола и социализация. В PH Mussen (Ed.), Руководство Кармайкла по детской психологии (Vol.2). Нью-Йорк, Уайли, 1970. Стр. 3–72.

    Google ученый

  • Моерк, Э. Л. Прагматические и семантические аспекты развития раннего языка . Балтимор: University Park Press, 1977.

    . Google ученый

  • Моллой Дж. Платье для успеха . Нью-Йорк: Warner Books, 1977.

    . Google ученый

  • Нейссер, У. Когнитивная психология . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts, 1967.

    . Google ученый

  • Нейссер У. Познание и реальность . Сан-Франциско: WH Freeman and Co., 1976.

    . Google ученый

  • Ньюэлл, А. Вы не можете сыграть с природой в 20 вопросов и победить: Проективные комментарии к документам этого симпозиума. В WG Chase (Ed.), Визуальная обработка информации .Нью-Йорк: Academic Press, 1973. Стр. 283–308.

    Google ученый

  • Осгуд, К. Э., Сучи, Г. Дж., и Танненбаум, П. Х. Измерение смысла . Урбана, Иллинойс: University of Illinois Press, 1957.

    . Google ученый

  • Оскамп С. Отношения и мнения . Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1977.

    Google ученый

  • Познер, М.I. Согласование внутренних кодексов. В WG Chase (Ed.), Визуальная обработка информации . Нью-Йорк: Academic Press, 1973. Стр. 35–73.

    Google ученый

  • Познер М.И. и Кил С.В. О происхождении абстрактных идей. Журнал экспериментальной психологии , 1968, 77 , 353–363.

    Google ученый

  • Рид, С. Распознавание образов и классификация. Когнитивная психология , 1972, 3 , 382–407.

    Google ученый

  • Рош Э. Когнитивные ориентиры. Когнитивная психология , 1975, 1 , 532–547.

    Google ученый

  • Рош Э. и Мервис С. Б. Семейное сходство: исследования внутренней структуры категорий. Когнитивная психология , 1975, 7 , 573–605.

    Google ученый

  • Рош Э., Мервис К., Грей В., Джонсон Д. и Бойс-Брэм П. Основные объекты в естественных категориях. Когнитивная психология , 1976, 8 , 382–439.

    Google ученый

  • Роуз П. Развитие расовых исследований. В GW Shepard (Ed.), Раса среди наций: концептуальный подход . Лексингтон, Массачусетс.: Книги Хита Лексингтона, 1970.

    Google ученый

  • Розенберг С. Новые подходы к анализу личностных конструктов в восприятии человека. Небраска Симпозиум по мотивации , 1977, 24 , 179–242.

    Google ученый

  • Розенберг С., Нельсон С. и Вивеканантхан П. С. Многомерный подход к структуре личностных впечатлений. Журнал личности и социальной психологии , 1968, 9 , 283–294.

    Google ученый

  • Розенберг С. и Седлак А. Структурные представления имплицитной теории личности. В Л. Берковице (ред.), Достижения в области экспериментальной социальной психологии (Том 6). Нью-Йорк: Academic Press, 1972.

    . Google ученый

  • Розенкранц, П., Фогель С.Р., Би Х., Броверман И.К. и Броверман Д.М. Стереотипы половых ролей и представления о себе у студентов колледжей. Журнал консалтинговой и клинической психологии , 1968, 32 , 287–295.

    Google ученый

  • Розенталь Р. и Джейкобсон Л. Пигмалион в классе . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1968.

    . Google ученый

  • Шанк Р.C. Концептуальная зависимость: теория понимания естественного языка. Когнитивная психология , 1972, 3 , 552–631.

    Google ученый

  • Шанк, Р. К., и Абельсон, Р. П. Сценарии, планы, цели и понимание: Исследование структур человеческого знания . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, 1977.

    . Google ученый

  • Шнайдер Д.J. Неявная теория личности: обзор. Психологический бюллетень , 1973, 79 , 294–309.

    Google ученый

  • Шнайдер В. и Шиффрин Р. М. Контролируемая и автоматическая обработка информации человеком: I. Обнаружение, поиск и внимание. Психологический обзор , 1977, 84 , 1–66.

    Google ученый

  • Скотт, В.А. Структура естественных познаний. Журнал личности и социальной психологии , 1969, 12 , 261–278.

    Google ученый

  • Секорд, П. Ф. Стереотипность и благосклонность в восприятии негритянских лиц. Журнал ненормальной и социальной психологии , 1959, 59 , 309–315.

    Google ученый

  • Секорд, П. Ф., и Бэкман, К.W. Социальная психология . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1964.

    . Google ученый

  • Секорд П.Ф., Беван В. и Кац Б. Стереотип негра и акцентуация восприятия. Журнал ненормальной и социальной психологии , 1956, 53 , 78–83.

    Google ученый

  • Симпсон, Г. Э., и Ингер, Дж. М. Расовые и культурные меньшинства (3-е изд.). Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1965.

    . Google ученый

  • Смит, Э. Э., Шобен, Э. Дж., и Рипс, Л. Дж. Структура и процесс в семантической памяти: характерная модель для семантических решений. Психологический обзор , 1974, 81 , 214–241.

    Google ученый

  • Spence, JT, & Helmreich, R.L. Мужественность и женственность: их психологические аспекты, корреляты и предпосылки .Остин: Техасский университет, 1978.

    . Google ученый

  • Спенс, Дж. Т., Хелмрайх, Р., и Стапп, Дж. Опросник личных качеств: измерение стереотипов половых ролей и мужественности-женственности. JSAS Каталог избранных документов по психологии , 1974, 4 , 43.

    Google ученый

  • Тагиури Р. Восприятие личности. В Г.Линдзи и Э. Аронсон (ред.), Справочник по социальной психологии (2-е изд., т. 3). Рединг, Массачусетс: Addison-Wesley, 1969. Стр. 395–449.

    Google ученый

  • Тайфел, Х. Когнитивные аспекты предрассудков. Журнал социальных вопросов , 1969, 25 , 79–97.

    Google ученый

  • Тайфель Х., Шейх А.А. и Гарднер Р.К. Содержание стереотипов и вывод о сходстве между членами стереотипных групп. Acta Psychologica , 1964, 22 , 191–201.

    Google ученый

  • Tajfel, H., & Wilkes, A.L. Классификация и количественная оценка. Британский журнал психологии , 1963, 54 , 101–114.

    Google ученый

  • Тейлор Д. М. и Абуд Ф. Э. Этнические стереотипы: необходима ли концепция? Канадский психолог , 1973, 14 , 330–338.

    Google ученый

  • Тверской А. Признаки сходства. Психологический обзор , 1977, 84 , 327–352.

    Google ученый

  • Vinacke, WE Стереотипы как социальные концепции. Журнал социальной психологии , 1957, 46 , 229–243.

    Google ученый

  • Вурпийо, Э.Разработка идентификации объектов. В V. Hamilton & MD Vernon (Eds.), 90–184. Развитие когнитивных процессов 90–185. Нью-Йорк: Academic Press, 1976. Стр. 191–236.

    Google ученый

  • Уэбб, Э. Дж., Кэмпбелл, Д. Т., Шварц, Р. Д., и Сехрест, Л. Ненавязчивые меры: нереактивные исследования в социальных науках . Чикаго: Рэнд МакНалли, 1966.

    . Google ученый

  • Вегнер, Д.М. и Валлахер, Р. Р. Имплицитная психология . Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета, 1977.

    . Google ученый

  • Вейк, К. Е. Методы систематических наблюдений. В G. Lindzey and E. Aronson (Eds.), Справочник по социальной психологии (2-е изд., Том 2). Рединг, Массачусетс: Addison-Wesley, 1968.

    Google ученый

  • Вайнер Б., Фриз И., Кукла А., Рид Л., Рест С. и Розенбаум Р. М. Восприятие причин успеха и неудачи. В EE Jones, DE Kanouse, HH Kelley, RE Nisbett, S. Valins, & B. Weiner (Eds.), Атрибуция: восприятие причин поведения . Морристаун, Нью-Джерси: General Learning Press, 1972.

    . Google ученый

  • Уильямс, Дж. Э., и Беннетт, С. М. Определение половых стереотипов с помощью Контрольного списка прилагательных. Половые роли , 1975, 1 , 327–337.

    Google ученый

  • Витгенштейн, Л. Философские исследования . Оксфорд: Бэзил Блэквелл, 1953.

    . Google ученый

  • Стереотипы — Лаборатория принятия решений

    Хотя стереотипы могут привести к дискриминации определенных людей или групп без предварительного знакомства с ними, формирование стереотипов также иногда может быть необходимым навыком.Практически невозможно собрать всю имеющуюся информацию об объектах и ​​людях, с которыми мы сталкиваемся. Наша способность принимать решения ограничена временем, возможностями мозга и доступной информацией — явление, известное как ограниченная рациональность .

    Хотя стереотипы могут быть опасны, когда они ошибочны, они также могут быть методом, с помощью которого мы эффективно классифицируем информацию и высвобождаем вычислительную мощность мозга. 15  Каждый день мы сталкиваемся с таким большим количеством данных, что нам приходится полагаться на эвристику, чтобы ориентироваться в окружающей среде.

    В своей книге « Мышление, быстрое и медленное » Канеман, который провел большое исследование стереотипов, даже предполагает, что стереотипы могут быть полезными. Он использует пример, спрашивая вас, какую компанию такси вы бы взяли в городе, где есть две компании (зеленая и синяя). Если бы у обоих было одинаковое количество транспортных средств, но вы знали, что 85% аварий с участием такси связаны с зеленой компанией, у вас может сформироваться стереотип, что водители зеленых такси хуже, и вы решите использовать синих. Эти стереотипы могут спасти вам жизнь. 15

    Если стереотипы основаны на надежных доказательствах, то их игнорирование можно сравнить с игнорированием неопровержимых фактов. Игнорирование существенной информации считается иррациональным. Кажется, что сами по себе стереотипы не являются плохими по своей сути, а скорее, когда они доведены до крайности, они могут предсказывать неполноценность определенных социальных групп, что приводит к дискриминации и неблагоприятному положению.

    COVID-19 может усугубить предубеждения

    Есть несколько сфер нашей жизни, не затронутых пандемией COVID-19.К сожалению, беспрецедентные времена укрепили и усугубили существующие стереотипы и предубеждения.

    Во-первых, вирус непропорционально сильно затронул маргинализированные группы. Во-первых, чернокожие умирают в три раза чаще, чем белые. Пандемия также выявила тот факт, что только 5% врачей в США являются чернокожими, что имеет серьезные последствия для здравоохранения, поскольку данные показывают, что поставщики медицинских услуг той же расы положительно влияют на состояние здоровья пациентов. 16

    Эти цифры, к сожалению, переписывают многие существующие стереотипы о цветных людях (POC), а именно, что они не следуют правилам.В начале пандемии, с марта по май, почти 98% людей, арестованных за нарушение социального дистанцирования, были уличными преступниками. Ясно, что полиция несправедливо дискриминирует ОНК как в результате открытого расизма, так и в результате скрытой предвзятости и подсознательных стереотипов. 17

    На протяжении всей пандемии также наблюдался разрушительный рост антиазиатской дискриминации. Нет, благодаря тому, что бывший президент Трамп назвал вирус «китайским вирусом», риторика, окружающая COVID-19, увековечила мнение, что азиатские люди грязны и являются переносчиками вируса.Это заблуждение привело к разжиганию ненависти, актам насилия и расистским оскорблениям в отношении азиатов. 18

    По мере дальнейшей конкретизации этих стереотипов в сознании населения во время пандемии их последствия будут ощущаться еще долго после ее завершения. Уже существующий расовый разрыв на рынке труда, вероятно, увеличится для POC, поскольку предубеждения, вызванные COVID, влияют и влияют на процесс найма. 19  Пандемия COVID-19 продемонстрировала наихудшие последствия расистских стереотипов.

    Стереотипы могут влиять на законы

    Профессор права доктор Дейл Нэнси в своей книге Бремя доказывания утверждал, что принятие сложных решений иногда требует использования стереотипов. 20  Хотя мы склонны придавать стереотипам негативный оттенок, Нэнси утверждает, что в обобщениях может быть ценность, даже если они не являются общезначимыми.

    Например, требования к возрасту являются полезным стереотипом, на котором основываются наши законы и законодательство. Большинство людей, вероятно, согласится с тем, что 14-летнему ребенку нельзя водить машину, но это основано на стереотипе, согласно которому дети этого возраста не способны на это.Вероятно, есть горстка 14-летних, которые могут безопасно водить машину, но это не повод отказываться от возрастного ограничения. Нэнси утверждает, что в таких случаях стоимость стереотипа, который может не точно отражать каждого человека в этой категории, намного меньше, чем стоимость разрешения каждому 14-летнему водить машину. 20

    Точка зрения Нэнси предполагает, что иногда, когда дело доходит до некоторых стереотипов, нам лучше перестраховаться, чем сожалеть.

    Стереотипы и мифы о психологах, психологии и консультировании

    1.Психолог сумасшедший

    Я упоминаю этот стереотип как первый, потому что, по моему мнению и моему опыту, он является наиболее распространенным среди людей. Наверняка каждый из нас знает кого-то, кто курит сигарету в состоянии стресса, потому что он не умеет расслабляться по-другому и, вероятно, иначе не справляется с этой ситуацией, так как это его заученная реакция. Никому из нас эта реакция не кажется иной, странной; мы не думаем, что у этого человека есть слабость, потому что он не знает, как справиться со своим стрессом.Но когда человек посещает психолога, потому что он не знает, как справиться со своим стрессом или другой проблемой, он социально классифицируется как сумасшедший. Когда вместо этого это означает, что человек осознает, что он не справляется со своим стрессом, и хочет улучшить свои навыки, он хочет что-то сделать со своей проблемой. Но если посмотреть на это иначе, когда человек закуривает сигарету только потому, что испытывает стресс, он никогда не научится справляться с трудными ситуациями. Психотерапия не устраняет ресурсы стресса, у нее нет для этого возможностей, но она учит нас справляться со стрессом и эмоциями в каждой ситуации.Мы приобретаем навыки, которыми сможем воспользоваться в любое время в будущем; это позволяет нам вырваться на свободу.

    2. Мой лучший друг – мой лучший психолог

    Часто слышу мнение: «Мне не нужен психолог; У меня есть отличный друг; он лучший психолог». Да, спасибо за всех наших больших друзей; они незаменимы. И так это работает; Дружба и хорошая социальная поддержка часто помогают нам в трудных ситуациях, стрессе или депрессии. Даже если ваши намерения благие и ваши советы могут на мгновение принести нам облегчение, в долгосрочной перспективе они могут оказаться не столь полезными для нас.

    3. Психолог – чопорная старушка или автомобиль с бородой.

    А теперь попробуйте представить себе психолога, как он выглядит? Для многих ответом будет пожилой, холодный, серьезный и даже пугающий взрослый. Стереотип, который не может быть дальше от реальности. В настоящее время психологу может быть от 23 лет (это примерно тот возраст, когда он заканчивает университет) и до 99 лет, если его психическое и физическое здоровье позволяет ему продолжать работу психологом.Так же, как у нас есть разные типы людей, у нас также есть разные типы психологов. Некоторые смеются вместе со своими клиентами во время терапии, другие остаются серьезными, и наверняка найдутся те, кто не подмигивает все время, чтобы потерять хоть немного своего авторитета. Все зависит от терапевтического курса, который выбирает клиент.

    4. Психолог – маг или чудодейственный целитель

    Почему нас называют волшебниками или ведьмами? Многие люди приходят на первую сессию, не имея ни малейшего представления о том, как работает консультирование или психологическая терапия.Некоторые приходят с расчетом на то, что психолог уже на первом сеансе расскажет им, в чем заключаются все их проблемы, даст точные советы, как решить их проблемы и без каких-либо усилий улучшить качество их жизни. И чем все это заканчивается? Клиент уходит с сеанса, разочарованный и недовольный тем, что не получил того, что ожидал. Много раз я также встречал мнение, что психологи подобны криминалистам в телесериалах, которые знают о своих клиентах все, основываясь на их поведении в очень единичных случаях.

    5) Консультант отличается от психолога.

    Психолог может предоставить лекарство для лечения вашего состояния. Консультанты дают вам возможность выполнять дополнительную фоновую работу в течение определенного периода времени, когда они проводят много времени, слушая и обсуждая ваши прошлые и настоящие ситуации. Найти подходящего консультанта очень важно для начала работы. После того, как вы нашли консультанта, который соответствует вашим предпочтениям, вы можете перейти к психологу, если чувствуете, что вам нужна дополнительная медицинская помощь.

    Стереотипов – Psychorocks

    Наша спецификация говорит нам, что мы должны изучить: Стереотипы

    IB объясняют стереотипы как «довольно обобщенные и довольно фиксированные способы мышления о группе людей»

    Они перечисляют следующие два предложения в столбце содержания:

    • развитие стереотипов со ссылкой на один или несколько примеров
    • эффект стереотипов со ссылкой на один или несколько примеров

    Прежде чем мы начнем рассматривать стереотипы, я хотел бы взглянуть на Теорию социальных репрезентаций Московичи , которая также может быть полезна для TOK и помогает связать наши темы вместе.Это также побуждает нас взглянуть на фантастическое исследование, которое отлично подходит для изучения использования фокус-групп в социальной психологии.


    Если вам понравилось исследование Ховарта, возможно, вы захотите узнать больше о расовых беспорядках в Брикстоне в 1980-х годах.

    Включите динамики и настройтесь на мозговой штурм некоторых стереотипов!

    Начало работы:

    Развитие/формирование стереотипов

    Подробная информация об иллюзорной корреляции

    Влияние стереотипов на поведение стереотипных людей

    Генри, Дж., Хиппель, К., и Шапиро, Л. (2010). Угроза стереотипов способствует возникновению социальных трудностей у больных шизофренией. Британский журнал клинической психологии, 49 (1), 31–41. DOI: 10.1348/014466509X421963.

    Идеально подходит для критического мышления в эссе:

    Влияние стереотипов на поведение

    Оригинальная статья Bargh et al (1996), которые обнаружили, что бессознательное включение информации, связанной со стереотипом «пожилой», заставляет людей ходить медленнее!

    Вы предвзяты?

    Предубеждения действительно трудно изучать, так как многие не будут правдиво отвечать на вопросники из-за предвзятости социальной желательности, но также некоторые из нас могут не знать о наших основных предубеждениях; попробуйте этот тест и посмотрите, что произойдет… Тест на неявную ассоциацию: UnderstandingPrejudice_org Тест на неявную ассоциацию.мхт

    Дальнейшее чтение

    Вопросы для оценивания

    SAQ

    1. Объясните, как стереотипы могут влиять на поведение. (9)
    2. Опишите одно исследование, посвященное влиянию стереотипов на поведение. (9)

    ERQ

    1. Обсудите влияние стереотипов на поведение. (22)
    2. Оценить исследование стереотипов. (22)
    3. В какой степени стереотипы влияют на поведение человека.(22)

    Нравится:

    Нравится Загрузка…

    Подход к управлению доступностью — Государственный университет Аризоны

    TY — CHAP

    T1 — Учет функционального и нюансированного характера социальных стереотипов

    T2 — Подход к управлению доступностью

    3

    3

    AU — Neuberg, Steven L.

    AU — Williams, Keelah E.G.

    AU — Снг, Оливер

    AU — Пик, Кари М.

    AU — Нил, Ребекка

    AU — Кремс, Джейми Арона

    AU — Пирлотт, Анджела Г.

    N1 — Информация о финансировании: Написание этой главы было поддержано финансированием Стивена Нойберга из Фонда Университета штата Аризона для Нового американского университета. Авторское право издателя: © 2020 Elsevier Inc.

    PY — 2020

    Y1 — 2020

    N2 — Подход управления возможностями концептуализирует стереотипы, содержание стереотипов, предрассудки и дискриминационные наклонности как взаимосвязанные когнитивные, аффективные и поведенческие инструменты, используемые для управления социальными возможностями. и угрозы со стороны других людей.Представляя исследования, проведенные в наших лабораториях, мы показываем, как подход к управлению возможностями улучшает понимание того, почему люди особенно склонны классифицировать других, используя определенные признаки (а не альтернативные признаки), каково, вероятно, конкретное содержание наших стереотипов (и почему это содержание имеет больше нюансов, чем обычно показывают существующие исследования), и как и почему эти стереотипы вызывают аналогичные нюансы и функционально связанные предрассудки и дискриминацию. Мы фокусируем это обсуждение стереотипов и стереотипов на особенностях пола, возраста, домашней экологии, расы, сексуальной ориентации и размера/формы тела, а также представляем новые концепции, такие как «направленные» и «внутригрупповые» стереотипы.Затем, развивая конкретные функциональные связи между стереотипами и предрассудками/дискриминацией, мы представляем новое различие между «базовыми» и «предвзятыми» стереотипами и подчеркиваем последствия этой схемы для лучшего понимания сексуальных предрассудков и «невидимой» стигмы. Затем мы кратко обсудим значение нашего подхода для точности стереотипов и психологию тех, на кого нацелены стереотипы, стереотипы, предрассудки и дискриминация. В целом подход управления доступностью к стереотипам и стереотипам приводит к большому количеству новых прогнозов и выводов, некоторые из которых бросают серьезный вызов популярным традиционным подходам к содержанию стереотипов, стереотипам и предубеждениям.

    AB — Подход управления возможностями концептуализирует стереотипы, содержание стереотипов, предрассудки и дискриминационные наклонности как взаимосвязанные когнитивные, аффективные и поведенческие инструменты, используемые для управления социальными возможностями и угрозами, предоставляемыми другими людьми. Представляя исследования, проведенные в наших лабораториях, мы показываем, как подход к управлению возможностями улучшает понимание того, почему люди особенно склонны классифицировать других, используя определенные признаки (а не альтернативные признаки), каково, вероятно, конкретное содержание наших стереотипов (и почему это содержание имеет больше нюансов, чем обычно показывают существующие исследования), и как и почему эти стереотипы вызывают аналогичные нюансы и функционально связанные предрассудки и дискриминацию.Мы фокусируем это обсуждение стереотипов и стереотипов на особенностях пола, возраста, домашней экологии, расы, сексуальной ориентации и размера/формы тела, а также представляем новые концепции, такие как «направленные» и «внутригрупповые» стереотипы. Затем, развивая конкретные функциональные связи между стереотипами и предрассудками/дискриминацией, мы представляем новое различие между «базовыми» и «предвзятыми» стереотипами и подчеркиваем последствия этой схемы для лучшего понимания сексуальных предрассудков и «невидимой» стигмы.Затем мы кратко обсудим значение нашего подхода для точности стереотипов и психологию тех, на кого нацелены стереотипы, стереотипы, предрассудки и дискриминация. В целом подход управления доступностью к стереотипам и стереотипам приводит к большому количеству новых прогнозов и выводов, некоторые из которых бросают серьезный вызов популярным традиционным подходам к содержанию стереотипов, стереотипам и предубеждениям.

    KW — Управление доступностью

    KW — Предубеждения

    KW — Стереотипы

    KW — Стереотипы

    KW — Стигма

    UR — http://www.scopus.com/inward/record.url?scp=85087023213&partnerID=8YFLogxK

    UR — http://www.scopus.com/inward/citedby.url?scp=85087023213&partnerID=8YFLogxK

    U2 — 10.1016/bs.aesp. 2020.04.004

    DO — 10.1016 / Bs.aeSp.2020.04.004

    м3 — Глава

    AN — SCOPUS: 85087023213

    T3 — Дополнения в экспериментальной социальной психологии

    SP — 245

    EP — 304

    BT — Успехи экспериментальной социальной психологии

    PB — Academic Press Inc

    ER —

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.