Стереотип в психологии: Стереотип. Что такое «Стереотип»? Понятие и определение термина «Стереотип» – Глоссарий

СТЕРЕОТИП • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 31. Москва, 2016, стр. 235-236

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Д. Г. Подвойский

СТЕРЕОТИ́П (от сте­рео… и греч. τύπος – от­пе­ча­ток) в со­цио­ло­гии и со­ци­аль­ной пси­хо­ло­гии, ус­той­чи­вый, обыч­но уп­ро­щён­ный об­раз то­го или ино­го объ­ек­та (ин­ди­ви­да, груп­пы, со­бы­тия, фак­та и т. п.), вос­про­из­во­ди­мый в соз­на­нии че­ло­ве­ка и оп­ре­де­ляю­щий его от­но­ше­ние к дан­но­му объ­ек­ту. При­ня­то го­во­рить о С. вос­при­ятия и мыш­ле­ния, а так­же о со­от­вет­ст­вую­щих им фор­мах прак­тич. по­ве­де­ния.

Клас­сич. трак­тов­ка С. в рус­ле тра­ди­ции праг­ма­тиз­ма бы­ла пред­ло­же­на амер. пуб­ли­ци­стом У. Липп­ма­ном в кн. «Об­ще­ст­вен­ное мне­ние» («Public opinion», 1922, рус. пер. 2004): С. как «шаб­ло­ны», или «схе­мы», по­мо­гаю­щие ори­ен­ти­ро­вать­ся в ок­ру­жаю­щей дей­ст­ви­тель­но­сти и вы­пол­няю­щие функ­ции «эко­но­мии мыш­ле­ния» и пси­хо­ло­гич. за­щи­ты, под­дер­жи­вая ус­той­чи­вость субъ­ек­тив­ной кар­ти­ны ми­ра ин­ди­ви­да.

С. мо­гут быть не­га­тив­ны­ми и по­зи­тив­ны­ми, яв­ны­ми и ла­тент­ны­ми, бо­лее или ме­нее яр­ко вы­ра­жен­ны­ми и осоз­на­вае­мы­ми их но­си­те­ля­ми. Ин­ди­вид обыч­но ус­ваи­ва­ет С. сво­его со­ци­аль­но­го ок­ру­же­ния, в фор­ми­ро­ва­нии С. уча­ст­ву­ют разл. аген­ты со­циа­ли­за­ции (се­мья, шко­ла, кон­фес­сио­наль­ные струк­ту­ры, по­ли­тич. пар­тии, проф. со­об­ще­ст­ва, сред­ст­ва мас­со­вой ин­фор­ма­ции и т.

 д.). С., как пра­ви­ло, ус­ваи­ва­ют­ся не­кри­ти­че­ски, при­ни­ма­ют­ся осн. мас­сой ин­ди­ви­дов на ве­ру, фор­ми­ро­ва­ние С. час­то пред­ше­ст­ву­ет лич­но­му опы­ту, ко­то­рый за­тем в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев «под­го­ня­ет­ся под сте­рео­тип». Из­ме­не­ние уко­ре­нив­ших­ся С. со­вер­ша­ет­ся очень мед­лен­но, оно за­труд­не­но дей­ст­ви­ем мно­го­числ. пси­хо­ло­гич. и со­ци­аль­ных фак­то­ров (инер­ци­он­но­стью или ри­гид­но­стью пси­хи­ки ин­ди­ви­да, дав­ле­ни­ем до­ми­ни­рую­щих в об­ще­ст­ве кол­лек­тив­ных пред­став­ле­ний – ве­ро­ва­ний, убе­ж­де­ний, вку­сов и т. д.).

Со­ци­аль­ные С. ока­зы­ва­ют зна­чит. влия­ние на ха­рак­тер меж­лич­но­ст­ных и осо­бен­но меж­груп­по­вых взаи­мо­дей­ст­вий. С., со­дер­жа­щий ис­ка­жён­ный и пред­взя­тый об­раз объ­ек­та, обыч­но име­ну­ет­ся пред­рас­суд­ком или пре­ду­бе­ж­де­ни­ем. В за­ви­си­мо­сти от на­прав­лен­но­сти С. на пред­ста­ви­те­лей «сво­ей» или «чу­жой» груп­пы раз­ли­ча­ют ав­то­сте­рео­ти­пы (час­то идеа­ли­зи­руе­мые) и ге­те­ро­сте­ре­о­ти­пы (не­ред­ко не­га­тив­ные). Край­ней фор­мой не­га­тив­ной сте­рео­ти­пи­за­ции «дру­го­го» яв­ля­ет­ся «об­раз вра­га». На­ча­ло изу­че­нию эт­нич. сте­рео­ти­пов бы­ло по­ло­же­но У. Сам­не­ром. В ген­дер­ной со­цио­ло­гии и ген­дер­ной пси­хо­ло­гии ис­сле­ду­ют­ся С. мас­ку­лин­но­сти и фе­ми­нин­но­сти – ис­то­ри­че­ски обу­слов­лен­ные пред­став­ле­ния о «ти­пич­но муж­ском» и «ти­пич­но жен­ском» скла­де ха­рак­те­ра и мыш­ле­ния, об ожи­дае­мом от лиц оп­ре­де­лён­но­го по­ла по­ве­де­ния в кон­крет­ных си­туа­ци­ях.

С. как эле­мент об­ществ. на­строе­ний ак­тив­но ис­поль­зу­ют­ся или на­прав­лен­но фор­ми­ру­ют­ся в прак­ти­ках по­ли­тич. про­па­ган­ды, рек­ла­мы и т. п. Вы­яв­ле­ние С. мас­со­во­го соз­на­ния – важ­ная за­да­ча, ре­шае­мая при про­ве­де­нии оп­ро­сов об­ще­ст­вен­но­го мне­ния. Роль про­це­дур сте­рео­ти­пи­за­ции в про­цес­се со­ци­аль­но­го кон­ст­руи­ро­ва­ния ре­аль­но­сти на уров­не по­все­днев­ной жиз­ни – од­на из центр.

тем в фе­но­ме­но­ло­ги­че­ской со­цио­ло­гии (А. Шюц, П. Бер­гер, Т. Лук­ман).

СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОНЯТИЯ «НАЦИОНАЛЬНЫЙ СТЕРЕОТИП» В ГУМАНИТАРНЫХ НАУКАХ: АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР | Сорокина

Гладких С.В. Этнические стереотипы как феномен духовной культуры: Дисс…канд. философ. наук. Ставрополь, 2001. 154 с.

Гончарова В.А. Методика преодоления национальных социокультурных стереотипов в обучении иностранным языкам: Дисс… канд. пед. наук. Улан-Удэ, 2008. 229 с.

Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. М.: Русский язык, 2000. 1233 c.

Кон И.С. Социологическая психология. М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО «Модэк», 1999. 560 с.

Крысько В.Г. Этнопсихология и межнациональные отношения. Курс лекций. М.: Издательство «Экзамен», 2002. 448 с.

Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию: Учебное пособие. М.: «Ключ-С», 1999. 224 с.

Леонтьев А.Н. Образ мира // Избранные психологические произведения: В 2 т. М.: Педагогика, 1983. Т. 2. С. 251-261.

Метелкина Ю.С. Социальные стереотипы: процессы формирования, виды и использование в политике (информационный подход): Автореф. дисс…канд. социол. наук. Новосибирск, 2002. 18 с.

Мурадян С.А. Стереотип в философской аргументации // Вопросы философии. 1984. № 4. С. 144-149.

Нельсон Т. Психология предубеждений. Секреты шаблонов мышления, восприятия и поведения. СПб.: «прайм-Еврознак», 2003. 384 с.

Семендяева О.Ю. Стереотип как социальный и социально-психологический феномен: Дисс…канд. философ. наук. М., 1986. 195 с.

Солдатова Г.У. Межэтническое общение: когнитивная структура этнического самосознания // Познание и общение. М.: Издательство «Наука», 1988. с. 111-125.

Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М.: Институт психологии РАН, «Академический проект», 1999. 320 с.

Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии. М.: Наука, 1975. С. 89-105.

Allport G. The nature of prejudice. New York: Doubleday, 1958. 496 p.

Dąbrowska J. Stereotype und ihr sprachlicher Ausdruck im Polenbild der deutschen Presse: eine textlinguistische Untersuchung. Tübingen: Narr, 1999. 341 S.

Keller G. Didaktik des Fremdverstehens aus neurobiologisch-konstruktivistischer und empirischer Sicht. // Löschmann, Martin; Stroinska, Magda (Hrsg.): Stereotype im Fremdsprachenunterricht. Frankfurt a.M.: Peter Lang 1998, S. 143-160.

Kolesnikova M. S. „Alltagskultur und Familie“ als Thema im Unterricht Deutsch als Fremdsprache. Eigenes und Fremdes – Eine Dynamik ohne Grenzen? // Das Wort. Germanistisches Jahrbuch. 1997. S. 309-316.

Lippmann W. Public Opinion. USA: BN Publishing, 2007. 127 p.

Quasthoff U. Soziales Vorurteil und Kommunikation. Eine sprachwissenschaftliche Analyse des Stereotyps. Frankfurt a.M.: Athenaum Fischer Taschenbuch Verlag, 1973. 312 S.

Установки и стереотипы

Для описания избирательности и направленности нашего восприятия психологи ввели в научный оборот (а произошло это событие еще в 1920-е гг.) понятие установки. В современной психологии она обозначает неосознанное состояние, предваряющее и определяющее развертывание любых форм психической деятельности, некую готовность человека совершить что-либо. И не просто готовность как предрасположенность к действию, поскольку она может быть вполне пассивной, находиться в ожидающем режиме. Установка свидетельствует о заинтересованности индивида сделать что-то важное для него. Стало быть, она включает и мотивацию человека, и мобилизацию его душевных сил. Установка больше походит на нацеленность к действию, решительность.

В СССР теория установки широко разработана Д.Н. Узнадзе и его школой. Узнадзе отмечал, что решающее значение имеет прошлое каждого человека, та ситуация, в которой протекала его жизнь и в которой он воспитывался, те впечатления и переживания, которые имели особенный вес для него.

В силу этого у каждого человека выработаны свои, отличные от других фиксированные установки.

Затем понятие установки перекочевало в социальную психологию и социологию, где обозначало субъективные ориентации индивидов как членов группы (общества) на те или иные общественные ценности и социально принятые способы поведения (У. Томас, Ф. Знанецкий).

Установка обеспечивает устойчивый и целенаправленный характер протекания деятельности, служит средством ее стабилизации и развития в заданном направлении. Она определяет наше отношение к тому или иному событию, человеку, инновации. Негативная установка школьника к домашним заданиям обеспечивает соответствующее отношение к ним, а родителям — головную боль.

Если установка не определяет идеологическую направленность нашего восприятия (говорят — она ценностно нейтральна), то другая разновидность избирательного восприятия (а на его базе и представления) — стереотип — весьма политизирован.

Социальный стереотип — это способность осмысливать мир в терминах своей социальной группы. Для бедных богатые — жулики, для богатых бедные — лентяи. Но для бедных бедные не могут быть лентяями, а для богатых богатые — жуликами. Стереотип формирует суждения и оценки не своей, а другой группы, которая ни в коем случае не является референтной. Другая группа — враждебная или негативно оцениваемая. «Все толстые — обязательно обжоры», но только для худых. Сами толстые думают о себе иначе.

Можно сказать иначе. Социальный стереотип — предубеждение одной группы по отношению к другой. Яркий пример — расовые, национальные, этнические, религиозные и политические предубеждения. Есть даже межпоколенные предубеждения. Старики ворчат на молодежь, а та обзывает их консерваторами. Хотя давно известно, что старики всегда ворчали на молодежь, считая, что она испорчена и развращена. Так было уже в Древнем Египте 5 тыс. лет назад, и тому сохранились документальные доказательства. Как известно и другое: молодежь разная и подводить всех под единый стандарт бессмысленно.

Но человечество упорно продолжает это делать с каждым следующим поколением, несмотря на прогресс просвещения и даже вопреки внутренним здравым установкам.

Термин «стереотип» был введен в 1922 г. американским социологом У. Липпманом для описания процесса формирования общественного мнения. С тех пор термин успешно применяется для характеристики любого устойчивого образа, который складывается в общественном или групповом сознании.

Таким образом, возраст некоторых социальных стереотипов исчисляется тысячелетиями, других — столетиями и десятилетиями. Есть старые стереотипы, а есть совсем юные, только что оперившиеся. В течение 70 лет американцы (да и не только они) мыслили об СССР как об основной угрозе миру. Точно так же заставляли думать советских людей в отношении американцев. Следовательно, существует еще одна разновидность социальных стереотипов — идеологические шаблоны.

Стереотипы — универсальны, они пронизывают все сферы повседневной жизни. В этом они схожи с коллективными привычками и обычаями, с той лишь разницей, что стереотипы — область вербального поведения и мышления, а привычки и обычаи — реального поведения.

Оказывается, гнев обостряет предрассудки, которыми мы подвержены больше, чем нам хотелось бы. Американские психологи Д. ДеСтэно и Н. Дасгупта в 2004 г. показали, что состояние гнева вызывает автоматические проявления предрассудков в отношении тех, кто не является частью «своей» социальной группы. Участниками исследования стали жители Нью-Йорка и студенты, которые были поделены на группы на основании фальшивого личностного теста, который они считали нормальным. Затем их ввели в одно из трех эмоциональных состояний (гнева, досады или нейтральное), после чего им пришлось быстро классифицировать демонстрируемые им фотографии людей из их и других групп, которым предшествовали произносимые довольным или недовольным тоном слова. Таким образом, удалось добиться спонтанных и бессознательных оценок людей, принадлежащих к разным социальным группам.

Как и ожидалось, среди тех, кто находился в раздосадованном или нейтральном состоянии, никакой предубежденности против членов своей группы замечено не было. Однако злость заставила оценивать представителей другой группы негативно, даже если с этой группой человек никогда раньше не встречался1.

Наличие социологического воображения проверяется вовсе не тем, в состоянии ли Вы наклепать анкету «от фонаря». А тем, что Вы в состоянии понять, что анкета — это инструмент решения соответствующих задач. Пусть даже от Вас не требуется провести исследование (как Вы пишете), а нужно предоставить всего лишь анкету — это не избавляет Вас от необходимости поставить задачи. Знаете, бывают исследования без цели, без задачи… и без результата. Не надо бы пополнять ряды таких «профессионалов».

С точки зрения психологии стереотипы выполняют несколько важных функций.
Во-первых, стереотипы — обыденные аналоги научных умозаключений. Иначе говоря, логической основой является подведение части под общее, распространение свойств, характеризующих целый класс явлений, на каждое отдельное явление. Логической формой стереотипа служит суждение с квантором всеобщности. Стереотип — обычное, массовое суждение людей об окружающем мире: «зимой всегда надо топить печку», «зимой всегда надо одеваться теплее». Причастие «всегда» указывает как раз на квантор всеобщности. Социальным этот стереотип делает то обстоятельство, что значительная часть наших суждений обращена к социальной среде. С их помощью мы каталогизируем людей по социальным слоям, классам, группам, сословиям и т.д. и, следовательно, наделяем конкретного человека теми свойствами, которые ранее мы приписали его социальной группе.

Во-вторых, стереотип — некритическое суждение, выполняющее функцию не столько отражения объективной реальности, сколько функцию психологической защиты от нее. Вас обидела женщина, и вот готово суждение: «все женщины — стервы». В глубине души вы понимаете, что не правы: не все, а лишь та, с кем вам довелось столкнуться, т. е. из всего класса женщин надо выделить лишь отдельных особей, принесших вам несчастье. Но ваша обида требует не справедливости, а объяснения того, почему так происходит, и оправдания злости на происходящее. Я обижен на них, потому что они — плохие; я — правый, а они — виноватые. Стереотипы — некритические суждения об окружающих явлениях, не просто суждение, они — наш защитник, слуга, друг, помощник. Нам нужна не правда, а оправдание. Стереотип тут как тут: он подготовил для вас оправдание: не вы, а женщины — стервы. Таким образом, социальный стереотип — это один из инструментов психологической защиты.

Сэр Чарльз Дарвин, кстати, никогда не утверждал, что человек произошел от обезьяны. Он сказал лишь, что обезьяна является ближайшим родственником человека.

В-третьих, стереотип выполняет функцию упрощения и сокращения информации. Как и другие мыслительные схемы, он служит инструментом сокращения описания социальной реальности. Стереотип «упаковывает» информацию о внешнем мире в удобные для вас формулы. Тем самым он предупреждает и ориентирует вас, причем в очень сжатые сроки. Он говорит вам: «Осторожно! Все армяне — хитрецы, а все мужики — кобели!» Срабатывают ваши защитные механизмы, мобилизуются интеллектуальные ресурсы, и, как знать, может быть, благодаря этому вы не совершили еще одной ошибки, не допустили рокового промаха. А может быть, и наоборот — поддавшись обаянию стереотипа, вы неправильно за несли явление в свой реестр: именно эта женщина, которую вы считаете стервой, может быть верной спутницей вашей жизни. Но этого уже никогда не проверить — вы расстались с ней, предупрежденные своим «бдительным стражем».

Социальный стереотип — перенесение свойств, присущих отдельным людям, на всю категорию или группу — класс, слой, нацию: «все чеченцы — преступники», «на Западе хорошо, а здесь плохо», «раньше дети были лучше» — распространенные стереотипы. Стереотипы составляют фундамент наших рациональных суждений об окружающем мире. Они — самая универсальная, экономическая и эффективная форма, в которую «упаковывается» социальная информация. У социального стереотипа по крайней мере три составляющие:

  • логические операции подведения частного под общее (операция обобщения), перенесения признаков одного объекта на другой, обратная обобщению операция конкретизации. Таким образом, стереотип создается методом индукции, а применяется методом дедукции;
  • психологический механизм формирования стереотипа — видимо, тот же, что и у навыков, т.е. путем повторения. Кроме навыков в стереотипе присутствуют установка (готовность действовать шаблонным образом в новых ситуациях), психологическая защита (оправдание собственных поступков), мотивация (примерно то же, что и защита, т.е. оправдание своей правоты), механизм релаксации («предприниматели — жулики, а я не жулик и мне от этого легче») и др.;
  • социологическое, или социальное содержание — совокупность значений, смыслов и оценок, выработанных группой, но усвоенных (интериоризованных) индивидом.

О третьей составляющей, включающей в себя и социально-психологические компоненты стереотипа, надо поговорить подробнее. Стереотип отражает статус, т.е. социальное положение человека в обществе, плюс его оценку. К примеру, я не являюсь предпринимателем — не хватило способностей, желания или средств, — хотя, быть может, немного завидую, но обязательно «премного» осуждаю, поскольку знаю, как все вокруг: большие состояния у нас сколачиваются нечестным путем. Как интеллигент, я должен осуждать тех, кто выбрал подобную жизненную стратегию. Поскольку нечестное обогащение — массовое явление, моя психика заготавливает шаблон, т.е. объяснительную и одновременно осуждающую схему: все предприниматели — жулики. Но сам предприниматель думает иначе. Он считает, что основной способ обогащения — трудолюбие, предприимчивость и организаторские способности.

Что такое рай? Старый английский дом, китайская кухня, американская зарплата и русская жена. Что такое ад? Старый китайский дом, английская кухня, русская зарплата и американская жена.
Старая американская пословица

Следовательно, подсказывает его логика, все предприниматели — честные и трудолюбивые люди. Таким образом, у него совсем иной шаблон мышления. Причем, в оправдание себя он приведет множество исторических примеров и немалую статистику. И окажется прав. Но правы и те, кто осуждает капиталистов. Доводов у них не меньше. А какую позицию должен занять социолог? С одной стороны, он — интеллигентный человек, представитель того большинства в России, которое осуждает олигархов и капиталистов, с другой — он вполне здравомыслящий человек, желающий избавиться от предрассудков и стремиться к объективной истине.

Задача, скажем прямо, не из легких. И справляются с ней далеко не все. Достаточно почитать социологическую литературу — более чем наполовину она содержит оценочные и негативные суждения то ли в адрес отдельных социальных групп, то ли в адрес всей системы российского общества.

Они пронизывают всю нашу духовную жизнь. Являясь продуктами жизненного опыта, сами организуют и направляют этот опыт. Социальные стереотипы — обыденные аналоги научных умозаключений.

А. С. Царев. Мировой, российский и региональный опыт построения социальной концепции стереотипа

А. С. ЦАРЕВ

МИРОВОЙ, РОССИЙСКИЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОПЫТ ПОСТРОЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ СТЕРЕОТИПА

ЦАРЕВ Александр Сергеевич, аспирант кафедры философии для естественно-научных и инженерных специальностей Мордовского государственного университета.

Ключевые слова: социальный стереотип; социальная концепция стерео-типа; общероссийские и региональные теории социальных стереотипов; истинность стереотипа; интерпретация стереотипа; «социальность» стереотипа; критерий стереотипности

Key words: social stereotype; social stereotype conception; all-Russian and regional theories of social stereotypes; reality of stereotype; interpretation of stereotype; «sociality» of stereotype; criteria of stereotype

В современном обществознании под социальным стереотипом понимают относительно устойчивое, схематизированное, упрощенное, эмоционально окрашенное представление о личности и социальной группе, их социально значимых свойствах и подобающем социальном поведении, закрепившееся на уровне индивидуального и общественного сознания и (в случае чрезмерного обобщения и неадекватной оценки) нередко искажающее нормальное видение социальной действительности. Принято считать, что природа стереотипа амбивалентна. В нем одновременно совмещается ряд диаметрально противоположных начал: рациональное и иррациональное, истинное и ложное, созидательное и разрушительное. Эта двойственность, неоднозначность, комплексность социального стереотипа порождает в социально-философских исследованиях множество теоретико-методологических проблем, от решения которых во многом зависит создание стройной и, что особо следует подчеркнуть, социальной концепции стереотипа. Трудности освоения этого феномена связаны не только с его противоречивой природой, но и с многообразием социально-психологических подходов, предлагающих абсолютно разные интерпретации стереотипа, а также с отсутствием в научном аппарате социологии и социальной философии собственного подхода, который позволил бы избежать «семантической анархии», сложившейся в исследованиях стереотипа.

Научный интерес к социальным стереотипам возник в американском обществознании в 20—30-е гг. XX в., что было неслучайным, поскольку именно американское общество оказалось в это время во власти массового сознания, расовых и этнических предрассудков, дискриминации, ксенофобии и нетерпимости. Социальные стереотипы (антропостереотипы) и их видовые модификации (расовые, этнические, конфессиональные, гендерные) изучались здесь в различных аспектах: когнитивном, аффективном, социально-психологическом и социологическом1, однако в целом в американской науке мы наблюдаем явную психологизацию этого феномена.

Вплоть до 60-х гг. центральное место в американских исследованиях занимает проблема истинности социального стереотипа. На наш взгляд, она носит некий философский характер, поскольку связана с такими фундаментальными категориями философии, как истина и ложь. К проблеме истинности стереотипа обращался еще его первооткрыватель У. Липпман, который считал, что стереотип отнюдь не обязательно должен быть ложным. Он может содержать в себе «много важных и глубоких истин»2. После Липпмана о стереотипе стали говорить менее лестно, видя в нем совокупность мифических признаков, традиционную бессмыслицу, ложную классификационную концепцию (В. Кларк, С. Хайакава, К. Юнг), а некоторые ученые (Дж. Фишмэн, С. Аш) вообще усомнились в целесообразности существования данного понятия в социальной науке.

Трактовка социального стереотипа как заведомо ложного, утрированного и неадекватного образования имела место до тех пор, пока О. Клайнберг не выдвинул гипотезу о «зерне истины», согласно которой объем истинных знаний в стереотипах превышает объем ложных3. Предположение Клайнберга активизировало исследования по выявлению факторов, оказывающих влияние на объем «зерна истины». Были высказаны разнообразные точки зрения: истинность стереотипа находится в прямой зависимости от объема истинных знаний о соответствующем объекте, выражается совпадением мнений членов двух социальных групп относительно характеристик третьей группы и др. Но единства достигнуто не было. После 60-х гг. ХХ в. интерес американских исследователей сместился от содержания стереотипов к поиску механизмов их функционирования и возможных путей преодоления.

Гносеологический анализ социального стереотипа был в центре внимания не только зарубежных ученых. Тогда еще советский философ С. А. Мурадян также предпринял попытку выявления степени истинности знания, содержащегося в стереотипе. По его мнению, стереотип представляет собой знание объективизированное и, соответственно, ложное, предполагающее замену объекта неадекватной мыслью, заблуждением о нем4. Следует отметить, что проблема истинности стереотипа до сих пор осталась открытой. В настоящее время широко распространено мнение об одновременной истинности и ложности социальных стереотипов5.

Отечественная социальная наука из-за идеологических запретов долгое время была оторвана от проблемы социальных стереотипов. Вполне очевидно, что концептуальные исследования стереотипов появились первоначально в крупнейших научных центрах России — Москве и Санкт-Петербурге, а после со значительным временным отрывом в работу включились регионы. В целом общероссийские теории социальных стереотипов в своем становлении и развитии прошли два этапа: критический и оригинальный.

Первый этап (1960—1980-е гг.) характеризуется критической рефлексией зарубежного опыта (В. А. Ядов, Ю. Л. Шер-ковин, П. Н. Шихирев, И. С. Кон, О. Ю. Семендяева и др.). Исследования в основном носят обзорный, ознакомительный характер и не отличаются большой оригинальностью. Социальный стереотип рассматривается преимущественно с позиций классового подхода как примитивный элемент общественной психологии, неадекватно отражающий объективные процессы и мешающий построению нормальных отношений между людьми и группами.

Второй этап (с 1991 г. и по настоящее время) ознаменован формированием авторских концепций социального стереотипа в российской научной традиции (В. С. Агеев, Е. А. Иванова, Н. С. Речкин, Т. Г. Стефаненко, Н. П. Суходольская и др.).

В этот период существенно расширяется область освоения стереотипов, разграничиваются социально-психологические и социальные механизмы их формирования и функционирования. Стереотип включается в широкий социальный контекст, систему общественных отношений и предстает комплексным, многоуровневым феноменом, проявляющим себя как с негативной, так и позитивной стороны.

С середины 90-х гг. активное участие в разработке теории социальных стереотипов принимают ученые не только центральных, но и региональных вузов страны. Так, существенный вклад в концептуально-теоретическое осмысление социальных стереотипов внесли исследователи Уральского государственного университета6. В частности, А. В. Ме-ренков создал оригинальную социологическую концепцию стереотипов личности. Заметных успехов в этой области добились представители Южного федерального универ-ситета7. Например, Р. В. Базиков теоретически обосновал существование социальных стереотипов индивидуального и группового уровней, раскрыл их сущность, структуру и социальные функции. В. В. Ковалев концептуализировал социальные стереотипы естественной и искусственной природы и выявил их специфику, механизмы образования, общественную роль.

В Мордовии имеющиеся на данный момент исследования реализуют в основном эмпирические задачи и (или) сосредоточены на анализе конкретных видов социальных стереотипов: этнических, конфессиональных, гендерных8.

К сожалению, значительные успехи, достигнутые учеными центра и регионов России, не уменьшили количества дискуссионных проблем, связанных с изучением социальных стереотипов. К числу этих проблем следует отнести проблему интерпретации стереотипа, проблему его «социальности», проблему поиска критериев стереотипности. Так, в современном отечественном обществознании нет единого понимания феномена социального стереотипа, что находит выражение в существовании множества его интерпретаций: образ и представление, разновидность социальной установки, отношение, знание, мнение, жесткая связь и др., причем «наиболее конструктивной и перспективной» представляется трактовка стереотипа как представления или образа9. Весьма дискуссионным является определение стереотипа

как разновидности установки. Большинство исследователей считает, что отождествление стереотипа и установки недопустимо, поскольку поведенческая программа вряд ли может быть свойственна образованию ментального плана, коим и является стереотип. По их мнению, в данном случае целесообразнее говорить о том, что социальный стереотип может проявляться «как особый способ формирования социальных установок»10.

Не менее важна проблема неоднозначной трактовки «социальности» стереотипа. Существует широкое (В. Л. Артемов, Т. Г. Стефаненко, П. Н. Шихирев) и узкое (В. С. Агеев, А. А. Бодалев, О. Н. Ванина) понимание. Первые к объектам стереотипизации относят не только личность, социальную группу или социальную общность, но и предметы, явления, события, факты. Вторые среди стереотипизируемых объектов называют только социальную группу или социальную общность. Эти позиции по отношению к объектам стерео-типизации равноценны, и каждая из них имеет право на существование. Однако отечественные и зарубежные ученые ограничиваются лишь констатацией факта существования других объектов стереотипизации, кроме личности и социальной группы. В центре их внимания по-прежнему остаются антропостереотипы, и до сих пор нет ни одного серьезного исследования, рассматривающего стереотипы вещей, событий, фактов и т. п.

В основу интерпретации «социальности» стереотипа должно лечь, на наш взгляд, понимание этого феномена не как образования индивидуального порядка, а как формируемого коллективным субъектом. Иными словами, первоочередная задача социологии и социальной философии будет состоять в разграничении стереотипов социально-психологических, функционирующих на уровне индивидуально-личностном, и стереотипов собственно социальных, проявляющих себя на уровне общественных отношений.

Дискуссионной также считается проблема поиска критериев стереотипности. Здесь у исследователей не вызывает возражений только социальный генезис стереотипов, по поводу остальных его свойств вновь наблюдаются разногласия. Одни полагают, что социальному стереотипу присущи свойства априорности, схематизма, упрощенности, устойчивости, длительности существования, эмоциональной окрашенности, согласованности11. Другие в перечисленном ряду ставят под сомнение априорность, длительность существования, устойчивость стереотипов12. Они правы, поскольку эти свойства невозможно подвергнуть эмпирической верификации. Например, трудно установить, является ли стереотип продуктом личного опыта индивида или стандартизированным коллективным опытом, усвоенным им в процессе социализации.

Кроме того, некоторые исследователи13 видят критерий стереотипности не в свойствах стереотипов, а в их функциональных возможностях: функциях трансляции культурно-исторического опыта, защиты групповых ценностей, оправдания существующих социальных отношений и др. Функции социального стереотипа также нуждаются в четком разграничении на индивидуальные и собственно социальные, что позволит не смешивать психологический и социологический уровни исследования.

Таким образом, решение этих теоретико-методологических проблем даст российским исследователям возможность построения своих социологических и социально-философских концепций социального стереотипа, освобожденных от психологизации этого явления.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Шихирев П.Н. Исследования стереотипа в американской социальной науке // Философские науки. 1971. № 5. С. 169.

2 Липпман У. Общественное мнение. М.: Общественное мнение, 2004. С. 132.

3 См.: Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М.: Аспект Пресс, 2006. С. 295.

4 См.: Мурадян С.А. Гносеологический анализ проблемы стереотипа: дис. . канд. филос. наук. Ереван, 1977. С. 78.

5 См.: Базиков Р.В. Социальные стереотипы: концептуальный аспект: дис. … канд. филос. наук. Ростов н/Д, 1999. 122 с.; Нечаева С.А. Роль культурных стереотипов в ситуации межличностного конфликта: дис. . канд. культурологии. Волгоград, 2004. 159 с.

6 См.: Меренков А.В. Социология стереотипов. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2001. 290 с.; Хазова Н.Б. Особенности становления новых экономических стереотипов // Изв. УГУ. 2007. № 51. С. 110—116; Шесто-палова О.Н. Типология социальных стереотипов // Изв. УГУ. 2007. № 51. С. 106—109.

7 См.: Базиков Р.В. Социальные стереотипы . 122 с.; Ковалев В.В. Искусственные стереотипы в российском обществе: понятие, механизм образования, социальная роль. Ростов н/Д, 2009. 159 с.

8 См.: Баляев С.И. Этнические стереотипы как социально-перцептивные феномены этнического самосознания эрзян и мокшан: дис. . канд. психол. наук. Самара, 1999. 144 с.; Ключко О.И. Методология гендерных исследований: социально-философский анализ. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2008. С. 90—142; Малявина С.С. Конфессиональные стереотипы современной молодежи. Саранск: Морд. гос. пед. ин-т, 2008. 123 с.

9 См.: Семендяева О.Ю. Стереотип как социальный и социально-психологический феномен: дис. . канд. филос. наук. М., 1986. С. 149.

10 Базиков Р.В. Социальные стереотипы … С. 110.

11 См.: Меренков А.В. Социология стереотипов . С. 7—10; Рябова Т.Б. Стереотипы и стереотипизация как проблема гендерных исследований // Личность. Общество. Культура. 2003. Т. V. Вып. 1—2. С. 120—139; Шихи-рев П.Н. Исследования стереотипа . С. 168—175.

12 См.: Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. М.: МГУ, 1990. 240 с.; Петренко В.Ф. Семантический анализ профессиональных стереотипов // Вопросы психологии. 1986. № 3. С. 133—143.

13 См.: Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие . С. 135; Грошев И.В. Полоролевые стереотипы в рекламе // Психологический журн. 1998. № 3. С. 119—133.

Поступила 21.12.09.

Исследование сложившихся стереотипов о преступной личности среди людей 18–30 лет



Статья посвящена криминальной психологии, области её изучения, психологические характеристики преступной личности. Статья раскрывает сложившиеся стереотипы о преступной личности у людей в возрасте 18–30 лет.

Ключевые слова: криминальная психология, девиантное поведение, психология преступной личности, стереотип.

В последнее время в России участились случаи терроризма, не говоря уже о других серьезных правонарушениях. В связи с этим люди становятся более осмотрительными, внимательными и максимально наблюдательными. Всматриваясь в лица, элементы внешнего вида, стиля, человек невольно анализирует — опасен ли для него его сосед по скамейке в парке, не похож ли случайный прохожий в метро на террориста-смертника и т. д. Объективно рассматривая этот вопрос, стоит отметить, что не каждый человек способен анализировать поведение человека, его мимику и жесты, манеру разговаривать, вести себя в общественном месте при скоплении большого количества людей, и поэтому ориентируется в основном на внешние признаки.

Изучением психологического аспекта формирования преступной личности занимается криминальная психология. Это отрасль юридической психологии, которая изучает психологию преступников, а также психологические механизмы совершения преступлений отдельными лицами и преступными группами, психологические аспекты вины и юридической ответственности. [1]

Баронин А. С. в своих работах упоминает, что характеристика преступника состоит из характеристики его поведения и личности в целом. Он утверждает, что помимо этого характеристика преступника может включать в себя такие элементы, как: привычки, семейное положение, расовая принадлежность, уровень агрессии, отношение убийцы к преступлению (если речь идет о конкретном уже совершенном преступлении), навыки, определенные заболевания и т. д. [2]

Стэнфордский тюремный эксперимент, проведенный в 1971 году, где изначальная задумка заключалась в инсценировании тюрьмы, в итоге в умах ее охранников и заключенных стал тюрьмой реальной, и даже слишком реальной. Социальный психолог Ф. Дж. Зимбардо, упоминая в своих работах Стэнфордский эксперимент, затрагивает проблему возникновения злого умысла в человеке. Он упоминает некоторые причины, такие как: невротические расстройства, низкая самооценка, застенчивость, предрассудки, стыд и многое другое. [4]

Также в своей работе Ф. Дж. Зимбардо дает подробное описание того, как менялась психика участников эксперимента по мере его проведения, какие черты характера в той или иной мере они начинали проявлять.

Не все знакомы со Стэнфордским экспериментом, но при этом, каждый может ответить на вопрос: какие качества личности могут быть присущи преступнику. Отсюда появляются народные стереотипы о преступной личности.

Стереотипы окружают нас везде и всюду. Ни для кого не секрет, что в последнее время, если мы говорим о той или иной сфере деятельности человека, то опираемся на опыт предыдущих поколений, опыт современников, и, следовательно — стереотипов.

Обращаясь к толковому словарю Ожегова, мы можем убедиться, что слово стереотип имеет два значения: прямое и переносное. В первом случае — это типографская печатная форма — рельефная копия с набора или клише. Во втором — прочно сложившийся, постоянный образец чего-либо, стандарт. [6]

Так каков же психологический портрет преступника? Проблема стереотипов относительно психологических качеств преступников изучается криминальными психологами и по сей день.

Нами был проведен онлайн-опрос среди жителей России в возрасте от 18 до 30 лет. Данный опрос представляет собой сбор информации, которая отражает сформировавшееся мнение людей о преступниках и их психологических характеристиках. Цель опроса — выяснить, какие сложившиеся стереотипы о психологическом портрете преступной личности сформированы у совершеннолетних лиц до 30 лет. В онлайн-опросе приняли участие 109 человек.

В результате 76,1 % опрошенных считают, что на формирование личности преступника влияют психические заболевания, 59,6 % — различные зависимости (алкогольная, наркотическая и т. д.), 50,5 % — безвыходные ситуации, 47,7 % — стресс, и 25,7 % — что влияет наследственность.

На вопрос «Как вы думаете, какой человек в большей степени способен на преступления?» 58,7 % ответили, что тихий, спокойный человек, не проявляющий агрессию в окружении людей, 29, 4 % — Демонстративно проявляющий агрессию человек, а 11,9 % ответили, что зависит от конкретных обстоятельств.

На вопрос «Влияет ли материальное и социальное положение преступника на формирование черт его характера, имеющих прямое отношение к преступлениям?» 67,9 % ответили, что влияют, 17,4 % считают, что не влияют, и 14,7 % опрошенных не смогли ответить на этот вопрос однозначно.

96,3 % опрошенных считают, что окружение человека (семья, друзья, коллеги и т. д.) влияет на его поступки и 3,7 % считают, что не влияет.

Опрашиваемым был дан перечень основных моделей поведения, из которых нужно было выбрать несколько наиболее характерных для преступников по их мнению. В результате 67 % считают, что преступникам свойственно девиантное поведение(устойчивое поведение личности, отклоняющееся от общепринятых, наиболее распространённых и устоявшихся общественных норм). [7]

46,8 % опрошенных отметили деструктивную модель поведения (обострение конфликтов), 45,9 % считают, что характерна агрессия, 42,2 % — замкнутость, 31,2 % отметили увиливание от ответов и конкретных формулировок, 25,7 % проголосовали за демонстративность в поведении, 18,3 % — чрезмерное выражение своего дружелюбного отношения, 16,5 % — отсутствие собственного мнения, приспособленичество, а 6,4 % отметили конструктивную модель поведения (стремление уладить конфликт).

Таким образом, на основе проведенного опроса можно сделать вывод о сложившихся стереотипах о преступной личности. Большинство опрошенных считают, что на формирование преступной личности влияют: психические заболевания, зависимости, безвыходные ситуации и окружение. А также, большинство опрошенных считают, что для преступной личности характерны такие модели поведения как девиантное поведение, деструктивная модель поведения, агрессия, замкнутость, увиливание от ответов и конкретных формулировок.

Данный опрос является актуальным на 2018 год. В дальнейшем данные опроса могут быть использованы для исследования изменений общественного мнения относительно психологического портрета личности. В одной из своих работ Э. Ноэль-Нойман опубликовала следующее утверждение: «Подобно грозовым облакам, стереотипы заполняют атмосферу мнений в какой-то момент, а чуть погодя могут бесследно исчезнуть, их никто уже не увидит». [5]

В завершение хотелось бы отметить, что данные стереотипы не являются истинными характеристиками преступной личности. Все вышеупомянутые характеристики являются частью психики любого человека, проявляющиеся в той или иной степени. Криминальная психология изучает психологические особенности становления и развития противоправной деятельности. Иными словами, одну из сторон формирования противоправной деятельности. Данный раздел юридической психологии рассматривает причины формирования преступной личности, имея дело с клиническими случаями. Безусловно, все характеристики индивидуальны и каждый человек сам выбирает свой путь. Но меняются ли при этом сложившиеся стереотипы?

Литература:

  1. Ахмедшин, Р. Л. Криминальная психология: проблемы и перспективы / Р. Л. Ахмедшин // Вестник Томского Государственного Университета. — 2010. — № 341. — С. 114–117.
  2. Баронин, А. С. Психологический профиль убийцы — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://yurpsy.com/files/xrest/3/11.htm/ (Дата обращения 20.09.2018).
  3. Васильев, А. В. Юридическая психология: Учебник / А. В. Васильев. — СПб.: Питер, 2009.
  4. Зимбардо, Ф. Дж. Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев / Ф. Дж. Зимбардо // Альпина Паблишер, 2013.
  5. Ноэль-Нойман, Э. Спираль молчания/ Э. Ноэль-Нойман — М., 1996г.
  6. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.ozhegov.org/ (Дата обращения 13.09.2018).
  7. Шнейдер, Л. Б. Девиантное поведение детей и подростков / Л. Б. Шнейдер. — М., 2005.

Основные термины (генерируются автоматически): преступная личность, криминальная психология, стереотип, девиантное поведение, деструктивная модель поведения, последнее время, противоправная деятельность, характеристика, характеристика преступника, юридическая психология.

Социальные стереотипы доклад по психологии

Социальные стереотипы Термин “социальный стереотип” введен Липпманом для обозначения образного эмпирического представления о социальном объекте (“картинки в голове”). В американской социальной психологии стал использоваться в более узком смысле — как образ, “картинка” члена той или иной (в основном этнической) группы. При этом речь шла преимущественно о негативном образе представителей инаковыглядящих, — мыслящих, — действующих и других подобных групп. “Соцальный стереотип” стал синонимом этнического предрассудка с соответствующими коннотациями — иррациональностью, неадекватностью, прочей фиксацией знака валентности — и обычно приписывался малоинформированному, предубежденному сознанию. Стереотип обладает свойствами фиксированной установки, причем эффекты ассимиляции контраста выражены в нем даже сильнее. Стереотип акцентирует, усиливает определенные свойства объекта в соответствии с его валентностью, а прочность стереотипа связана с прочностью фиксации именно валентности, т.е. закрепления объекта в системе Ц.О. индивида. В механизм формирования стереотипов вовлечены не только схематизация, категоризация, но и другие конструктивные процессы, прежде всего кауз. атрибуция, или объяснение человеком причин своего и чужого поведения. Функции социальных стереотипов (Тажфел) Индивидуальный уровень 1) когнитивная (схематизация, упрощение) 2) ценностно-защитная (создание и сохранение положительного “Я-образа”). Социальный уровень 3) идеологизирующая (формирование и сохранение групповой идеологии, объясняющей и оправдывающей поведение группы) 4) идентифицирующая (создание и сохранение “+” гр. “Мы-образа”). 4 уровня стереотипов, Дуаз 1) индивидуальные психологические особенности формирования представлений человека о своей социальной среде. 2) представления, социальное образование, складывающиеся в ситуации МЛ взаимодействия. 3) коллективные представления — социальные образования, формирующиеся в МГ отношении. Социальные стереотип зарождается и функционирует именно на этом уровне. 4) высший уровень — идеология, который складывается под влиянием определенных исторических условий данного общества. Верхний уровень детерминирует нижележащие. Социальный стереотип — упрощенный, схематизированный, эмоционально окрашенный и чрезвычайно устойчивый образ какой-либо социальной группы или особенности, с легкостью распространяемый на всех ее представителей. Искажает видение “ошибочный компонент” .

Социальные стереотипы

Социальным стереотипом считается относительно устойчивый и упрощенный образ социального объекта — группы, человека, события, явления и т.п. Стереотипы — это общие мнения о распределении тex или иных черт в группах людей. Например, «Уверенность в себе чаще наблюдается у мужчин, чем у женщин», «Политики — лгуны»  Итальянцы эмоциональные».

Стереотип складывается обычно в условиях дефицита информации как результат обобщения личного опыта и представлений, принятых и социуме, очень часто предвзятых. Чем менее близки между собой люди, тем больше они руководствуются в своих отношениях стереотипами. Или чем меньше группа, чем менее она влиятельна, тем больше все члены оперируют стереотипами.

Социальный стереотип далеко не всегда точен. Возникая в условиях ограниченной информации об объекте, стереотип может оказаться ложным и выполнять консервативную, а то и реакционную роль, искажая знания людей и серьезно деформируя межличностные взаимодействия.

Наличие социального стереотипа играет существенную роль в оценке мира. Он  позволяет сокращать время реагирования на меняющуюся реальность, ускоряет процесс познания. Основные свойства стереотипов:

—   они способны влиять на принятие человеком решения, нередко самым нелогичным образом;

—   в зависимости от характера установки (позитивной или негативной) стереотипы едва ли не автоматически «подсказывают» одни доводы в отношении какого-то события, явления и вытесняют из сознания другие, противоположные первым;

—   стереотип обладает выраженной конкретностью

Стереотипы бывают:

  • позитивные;
  • негативные;
  • нейтральные;
  • чрезмерно обобщенные;
  • чрезмерно упрощенные;
  • точные;
  • приблизительные.

Определение истинности или ложности социального стереотипа обычно строится на анализе конкретной ситуации. Любой стереотип, будучи истинным водном случае, в другом может оказаться ложными, следовательно, неэффективным при ориентации субъекта в окружающем мире.

Основные приемы выявления стереотипов:

—  обнаружение устойчивых тем разговоров, например,    среди знакомых;

— проведение опросов, интервью, анкетирования;

—  метод неоконченных предложений, когда человек продолжает фразу, начатую экспериментатором, о том или ином явлении;

—  метод выявления ассоциаций,’ когда   группе опрашиваемых предлагается за 30 секунд написать, с чем у них ассоциируется то или иное явление.

Восприятие, классификация и оценка социальных объектов или событий распространением их характеристик, высказанных какой-либо социальной группой на основе определенных представлений (стереотипов) носит название стереотипизация.

Стереотипизация служит механизмом взаимопонимания, классифицируя формы поведения, его причины и объясняя их отнесением к уже известным или кажущимся известными явлениям, категориям. Стереотипизация отражает схематичность и аффективную окрашенность подобного рода оценки действительности.

С психологической точки зрения стереотипизация — это процесс, когда сходные характеристики даются всем членам какой-то группы или общности без достаточного осознания возможных различий между ними.

Стереотипизация выполняет ряд функций, наиболее важные из которых — поддержание идентификации личности и группы, оправдание возможных негативных установок по отношению к другим группам и т.д. Иногда стереотипизация  помогает.  Особенно легко люди полагаются на стереотипы при: 

  • дефиците времени;
  • чрезмерной занятости;
  • усталости;
  • эмоциональном, возбуждении;                                                     
  • в слишком молодом возрасте, когда человек еще не научился различать многообразие бытия.

Ключевые слова:

стереотипов | Просто Психология

  1. Отношения
  2. Стереотипы

Стереотипы

Д-р Сол МакЛеод, обновлено 2017 г.


В социальной психологии стереотип — это фиксированное, чрезмерно обобщенное представление о конкретной группе или классе людей. Создавая стереотипы, мы делаем вывод, что человек обладает целым рядом характеристик и способностей, которые, как мы предполагаем, есть у всех членов этой группы. Например, байкер «адский ангел» одевается в кожу.

Одно преимущество стереотипа состоит в том, что он позволяет нам быстро реагировать на ситуации, потому что мы, возможно, уже имели подобный опыт раньше.

Один недостаток заключается в том, что он заставляет нас игнорировать различия между людьми; поэтому мы думаем о людях то, что может быть неправдой (т. е. делаем обобщения).

Использование стереотипов — главный способ упрощения нашего социального мира; поскольку они уменьшают объем обработки (т.е. мышление) мы должны делать, когда встречаем нового человека.

Стереотипы приводят к социальной категоризации, что является одной из причин предвзятого отношения (т. Е. Менталитета «они» и «мы»), которое ведет к внутригрупповым и чужим группам.

Положительные примеры стереотипов включают судей (фраза «трезвый, как судья» предполагает, что это стереотип с очень респектабельным набором характеристик), людей с избыточным весом (которых часто считают «веселыми») и телеведущих (обычно считается очень надежным, респектабельным и беспристрастным).Однако негативные стереотипы кажутся гораздо более распространенными.


Расовые стереотипы

Расовые стереотипы

Исследователи обнаружили, что стереотипы существуют в отношении разных рас, культур или этнических групп. Хотя термины «раса», «культура» и «этнические группы» имеют разные значения, в настоящий момент мы будем понимать, что они означают примерно одно и то же.

Самое известное исследование расовых стереотипов было опубликовано Кацем и Брэйли в 1933 году, когда они сообщили о результатах анкетирования студентов Принстонского университета в США.

Они обнаружили, что учащиеся придерживаются четких негативных стереотипов — немногие учащиеся затруднились ответить на вопросник.

Большинство студентов в то время были белыми американцами, а изображения других этнических групп включали евреев как проницательных и наемных, японцев как проницательных и хитрых, негров как ленивых и беспечных, а американцев как трудолюбивых и умных.

Неудивительно, что расовые стереотипы всегда благоприятствуют расе держателя и принижают другие расы.Вероятно, верно сказать, что каждая этническая группа имеет расовые стереотипы по отношению к другим группам.

Некоторые психологи утверждают, что это «естественный» аспект человеческого поведения, который, как видно, приносит пользу каждой группе, поскольку помогает в долгосрочной перспективе идентифицировать себя со своей собственной этнической группой и, таким образом, находить защиту и способствовать безопасности и успеху. группы.

Однако нет никаких доказательств этой точки зрения, и многие авторы утверждают, что это просто способ оправдать расистские взгляды и поведение.


Кац и Брэли (1933) —

Расовые стереотипы

Кац и Брэли (1933) —

Расовые стереотипы

Цель: исследовать стереотипное отношение американцев к разным расам.

Метод : для исследования стереотипов использовался метод анкетирования. Студентам американских университетов был дан список национальностей и этнических групп (например, ирландцы, немцы и т. Д.), А также список из 84 личностных черт. Их попросили выбрать пять или шесть черт, которые, по их мнению, были типичными для каждой группы.

Результаты : Наблюдалось значительное совпадение по выбранным признакам. Белые американцы, например, считались трудолюбивыми, прогрессивными и амбициозными. Афроамериканцы считались ленивыми, невежественными и музыкальными. Участники были вполне готовы оценить этнические группы, с которыми у них не было личных контактов.

Заключение : Этнические стереотипы широко распространены и разделяются членами определенной социальной группы.


Оценка исследования

Оценка исследования

Исследования Каца и Брэли проводились в 1930-х годах, и можно утверждать, что с тех пор культуры изменились, и мы с гораздо меньшей вероятностью будем придерживаться этих стереотипов.

Более поздние исследования, проведенные в 1951 и 1967 годах, обнаружили изменения в стереотипах и в степени их сохранения. В целом стереотипы в более позднем исследовании имели тенденцию быть более позитивными, но вера в то, что определенные этнические группы обладают определенными характеристиками, все еще существовала.

Также следует отметить, что это исследование полностью полагалось на устные отчеты и поэтому имеет крайне низкую экологическую значимость.

Тот факт, что участники исследования будут выдвигать стереотипы, когда их спросят, не означает, что люди постоянно действуют в соответствии с ними.Люди не обязательно ведут себя так, как будто стереотипы верны.

Ограниченная информация, которую предоставляют эксперименты, также может создавать характеристики спроса (т.е. участники выясняют, о чем эксперимент, и изменяют свое поведение, например, дают результаты, которые хочет психолог).

Наконец, существует проблема социальной желательности анкетного исследования — люди могут лгать.


Стереотипная угроза

Стереотипная угроза

Стереотипная угроза возникает, когда человек находится в ситуации, когда он боится сделать что-то, что может нечаянно подтвердить негативный стереотип.Это вызвано простым признанием того, что негативный групповой стереотип может применяться к вам в данной ситуации.

Важно понимать, что человек может столкнуться с угрозой. даже если он или она не верит стереотипу.

Стил и Аронсон (1995) провели эксперимент с участием афроамериканцев и белых студенты колледжа, которые прошли сложный тест, используя предметы из тест на пригодность (американский экзамен GRE Verbal) под один из двух условий.

В состоянии угрозы стереотипа ученикам сказали, что их результативность на тесте была бы хорошим индикатором их основные интеллектуальные способности.В условиях отсутствия угрозы им сказали, что тест проведен. просто упражнение по решению проблем и не было диагностическим способности.

Производительность сравнивалась в двух условиях, и результаты показали, что афроамериканские участники хуже, чем их белые коллеги, в состоянии стереотипной угрозы, но в отсутствии угрозы состояние их производительности равнялось с их белыми коллегами.

В другом исследовании (Shih, Pittinsky, and Ambady, 1999) азиатским женщинам тонко напомнили (с анкета) об их азиатской или женской идентичности перед сдачей сложного теста по математике.

Результаты показали, что женщины, напомнившие об их «азиатскости», показали лучшие результаты, чем контрольная группа, а женщины напомнили об их женской идентичности хуже, чем в контрольной группе.

Согласно Стилу, стереотипная угроза порождает «тревогу со стороны внимания» (Steele & Aronson, 1995, p. 809), которая вызывает эмоциональный стресс и «бдительное беспокойство», которые могут снизить производительность.

Студенты беспокоятся, что их будущее может быть скомпрометировано восприятием общества и отношением к его группе, поэтому они не сосредотачиваются внимание на вопросы теста.

Студенты, проходящие тест под угрозой стереотипов, также могут стать неэффективными на тесте, перечитав вопросы и варианты ответов, а также перепроверив их ответы, более чем когда не находится под угрозой стереотипов.

Это также может вызвать «атрибутивную двусмысленность» — человек получает низкую оценку и спрашивает: «Это что-то обо мне или из-за моей расы?»

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2015, 24 октября). Стереотипы . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/katz-braly.html

Ссылки на стиль APA

Cardwell, M. (1996). Психологический словарь . Чикаго, Иллинойс: Фицрой Дирборн.

Кац, Д., и Брэли, К. (1933). Расовые стереотипы ста студентов колледжа. Журнал аномальной и социальной психологии , 28, 280-290.

Ши М., Питтинский Т. Л. и Амбади Н. (1999).Восприимчивость к стереотипам: заметность идентичности и сдвиги в количественных показателях. Психологические науки, 10 (1) , 80-83.

Стил, К. М., и Аронсон, Дж. (1995). Угроза стереотипов и результаты интеллектуального тестирования афроамериканцев. Журнал личности и социальной психологии, 69 (5) , 797.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.A. (2015, 24 октября). Стереотипы . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/katz-braly.html

% PDF-1.5 % 36 0 obj> эндобдж xref 36 94 0000000016 00000 н. 0000002602 00000 н. 0000002739 00000 н. 0000002219 00000 н. 0000002801 00000 н. 0000003348 00000 п. 0000003413 00000 н. 0000004057 00000 н. 0000004081 00000 п. 0000004419 00000 н. 0000004444 00000 н. 0000004861 00000 н. 0000004885 00000 н. 0000005250 00000 н. 0000005274 00000 н. 0000005411 00000 н. 0000005552 00000 н. 0000005689 00000 н. 0000005828 00000 н. 0000007185 00000 н. 0000007713 00000 п. 0000007737 00000 н. 0000007877 00000 н. 0000009194 00000 н. 0000010472 00000 п. 0000010539 00000 п. 0000011146 00000 п. 0000011170 00000 п. 0000011468 00000 п. 0000011605 00000 п. 0000011629 00000 п. 0000011765 00000 п. 0000011905 00000 п. 0000013246 00000 п. 0000014389 00000 п. 0000015693 00000 п. 0000015840 00000 п. 0000015971 00000 п. 0000016103 00000 п. 0000017289 00000 п. 0000018503 00000 п. 0000018571 00000 п. 0000020207 00000 п. 0000020670 00000 п. 0000020876 00000 п. 0000032942 00000 п. 0000033010 00000 п. 0000033210 00000 п. 0000033454 00000 п. 0000033962 00000 п. 0000034160 00000 п. 0000039042 00000 н. 0000039110 00000 п. 0000039178 00000 п. 0000039327 00000 п. 0000039529 00000 п. 0000040114 00000 п. 0000040182 00000 п. 0000046289 00000 п. 0000046493 00000 п. 0000047039 00000 п. 0000047241 00000 п. 0000060860 00000 п. 0000060929 00000 п. 0000061256 00000 п. 0000061326 00000 п. 0000061643 00000 п. 0000061846 00000 п. 0000064684 00000 п. 0000064753 00000 п. 0000069181 00000 п. 0000069381 00000 п. 0000069845 00000 п. 0000069871 00000 п. 0000070245 00000 п. 0000070314 00000 п. 0000072294 00000 п. 0000072491 00000 п. 0000072690 00000 п. 0000072716 00000 п. 0000073030 00000 п. 0000073099 00000 п. 0000073464 00000 п. 0000073677 00000 п. 0000073834 00000 п. 0000073860 00000 п. 0000074159 00000 п. 0000074228 00000 п. 0000075073 00000 п. 0000075270 00000 п. 0000075434 00000 п. 0000075460 00000 п. 0000075758 00000 п. 0000076964 00000 п. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 39 0 obj> поток 5T2M, 9 $ q \ NVw8B55nC: 5 «y- |; y

Вредные психологические последствия расовых стереотипов

Расовые стереотипы включают фиксированное, чрезмерно обобщенное представление об определенной группе людей, основанное на их расе.И хотя некоторые люди говорят что-то вроде: «Я никого не создаю стереотипов на основе их внешности», правда в том, что так поступают все.

Ваш мозг создает мысленные ярлыки, чтобы помочь вам быстро реагировать на ситуации, основанные на прошлом опыте, что приводит к стереотипам. Но эти ярлыки являются обобщениями и редко являются точной оценкой отдельного человека или группы. Это так называемая «когнитивная предвзятость».

Как только вы утвердитесь в этих убеждениях, вам будет трудно изменить свой образ мышления.Это потому, что вы непреднамеренно будете искать доказательства, подтверждающие ваши убеждения, и не принимать во внимание любые доказательства обратного.

Если оставить стереотипы без внимания, они могут привести к дискриминационному поведению. Однако признание стереотипов и психологического воздействия, которое они могут оказать, — это первый шаг к разрушению этих убеждений.

Как формируются стереотипы

Встречая кого-то, вы судите за доли секунды, основываясь на его внешности.В мгновение ока ваш мозг пытается помочь вам определить, заслуживает ли человек доверия и находится ли он в безопасности, или же он может представлять собой какой-то эмоциональный, социальный или физический риск. И эти суждения повлияют на то, как вы себя чувствуете и как вы действуете.

Многие из ваших стереотипов сформировались, когда вы были ребенком. Вот как можно сделать некоторые обобщения о расе:

  • Когда ваши учителя показывали вам известных ученых и исторических деятелей, какая раса использовалась чаще всего?
  • Когда вы смотрели детективы в новостях, какую расу вы видели чаще всего?
  • Как ваши родители разговаривали и общались с людьми других рас?
  • Как ваша семья относилась к людям одной с ними расы?
  • Кто были героями вашего детства?
  • Какая гонка была вашей любимой спортивной фигурой?
  • Были ли вам больше всего понравились предприниматели, знаменитости и музыканты определенной расы?
  • Как рекламодатели изображают определенные расы?
  • Кто склонен фигурировать в журналах или рекламе как идеальный эталон красоты?
  • Вы видите, что определенные типы людей изображаются умными? Богатый? Здоровый?

Сообщения СМИ, которые вы получаете, а также ваше взаимодействие с другими людьми влияют на то, как вы смотрите на людей в зависимости от их расы.

Стереотипы расового подтипа

Когда большинство людей думают о расовых стереотипах, они думают, что целая раса сгруппирована вместе. Но исследования показывают, что мы склонны классифицировать людей по их подтипу.

Например, у кого-то может быть совсем другой стереотип «чернокожих мужчин» и «черных женщин». Другие подтипы могут включать «черных спортсменов» или «белых бизнесменов».

Людям важно подумать о том, как они делят людей на подтипы и какие стереотипы они могут придерживаться об этих группах в целом.

Как стереотипы влияют на эмоции

То, как вы думаете о других людях, влияет на то, как вы себя чувствуете и как ведете себя.

Раса человека может повлиять на вашу эмоциональную реакцию, когда этот человек:

  • Идет мимо вас
  • Сидит рядом
  • Подходит к вам
  • Начинает с вами разговор

Ваши эмоциональные реакции могут варьироваться от беспокойства и опасений до облегчения или жалости.

Как стереотипы влияют на ваше поведение

Ваши стереотипы также влияют на ваше поведение. Вот некоторые примеры:

  • Когда вы просматриваете резюме, имена кандидатов могут повлиять на то, будете ли вы с ними связываться. Имена, которые заставляют вас думать, что кто-то принадлежит к определенной группе или расе, могут привлекать вас, в то время как другие имена могут вас отпугивать.
  • Вы можете перейти на другую сторону улицы, когда увидите приближающихся к вам людей из определенной группы.
  • Вы можете выбрать место в классе или в общественном транспорте в зависимости от того, как люди выглядят.

Микроагрессии

Стереотипы также могут привести к микроагрессиям. Вот некоторые примеры:

  • Спросить кого-нибудь из другой расы, откуда он, как будто подразумевая, что он не должен быть американцем.
  • Сказать: «Вы так красноречивы», потому что вы стереотипно заставили людей определенной расы быть нечленораздельными.
  • Предполагается, что кто-то из определенной расы имеет определенное занятие.

Стереотипность влияет на принятие решений

Лица, на которых распространяются стереотипы, также подвержены эмоциональному и поведенческому воздействию.

Исследование 2010 года, проведенное учеными из Университета Торонто в Скарборо, показало, что стереотипы могут иметь длительное негативное влияние на тех, кто их испытывает.

В одном исследовании участникам пришлось выполнить задание перед лицом негативных стереотипов. После того, как участники были выведены из ситуации, исследователи измерили их способность контролировать свою агрессию, есть необходимое количество, принимать рациональные решения и сохранять концентрацию.

Результаты показали, что люди более склонны к агрессии после того, как о них навязывают стереотипы. Кроме того, им чаще не хватало самоконтроля и им было трудно принимать правильные решения. И они даже чаще злоупотребляли нездоровой пищей.

Стереотипы могут привести к самостереотипам

Исследования также показали, что люди со стереотипами могут начать действовать стереотипно, потому что они хотят быть более включенными в свою группу.Взаимодействие с другими людьми

Стереотипы могут быть способом для отдельных лиц в определенной группе объединиться, когда они чувствуют, что находятся в «низком статусе». Это может помочь им почувствовать некоторую сплоченность.

Следовательно, негативные стереотипы могут стать самоисполняющимся пророчеством. Например, ребенок, которого учат, что люди его расы занимаются незаконной деятельностью, с большей вероятностью будет заниматься этим при жизни.

Строительная осведомленность

Признание ваших стереотипов и потенциального ущерба, который они наносят, — это первый шаг к переменам.К счастью, вы можете предпринять шаги, чтобы изменить вредные стереотипы.

  • Помилуй себя . Вы не виноваты в том, что у вас есть стереотипы — они, вероятно, сформировались в контексте общества и социальных сетей, над которыми вы не могли контролировать в ранние годы.
  • Самообразование . Возьмите на себя постоянное обязательство изучать различные типы предубеждений и расизма.
  • Обратите внимание на стереотипы, которые вы видите в СМИ . Если вы станете более осведомленным о них, вам откроется глаза на то, как часто эти убеждения укрепляются. При этом также важно делать перерывы, поскольку постоянное воздействие стереотипов в новостях и в социальных сетях может быть вредным.
  • Разрушьте стереотипы . Следите за мыслями, чувствами и поведением, которые укрепляют ваши убеждения, и решите искать правду о людях.
  • Работайте над уменьшением стереотипов, которые вы представляете другим . Будьте внимательны к сообщениям, которые вы публикуете в социальных сетях, и к разговорам, которые вы ведете с другими.Старайтесь избегать закрепления негативных стереотипов.
  • Общайтесь с «безопасными людьми». Наличие сети поддержки из семьи, друзей или наставников может помочь вам справиться со своими эмоциями и лучше справиться с любыми результатами.
  • Оставаться на земле . Включите в свою повседневную жизнь такие занятия, как йога и прием лекарств.
  • Решите, что лучше для вас . Если вы принимаете стереотип, осознайте, как он на вас влияет. Это может означать высказывание или просто признание этого самому себе.
  • Обратиться за поддержкой . Специалист в области психического здоровья может помочь вам определить и разработать стратегии, позволяющие лучше бороться с негативными стереотипами / предубеждениями.

12.1 Социальная категоризация и стереотипы — Принципы социальной психологии

Цели обучения

  1. Опишите фундаментальный процесс социальной категоризации и его влияние на мысли, чувства и поведение.
  2. Определите стереотипов и опишите способы измерения стереотипов.
  3. Просмотрите, как стереотипы влияют на наше поведение.

Размышление о других с точки зрения членства в группах известно как социальная категоризация — естественный когнитивный процесс, с помощью которого мы распределяем людей по социальным группам. Социальная категоризация происходит, когда мы думаем о ком-то как о мужчине (по сравнению с женщиной), старом человеке (по сравнению с молодым человеком), чернокожим человеком (по сравнению с азиатом или белым человеком) и т. Д. (Allport, 1954/1979) . Так же, как мы классифицируем объекты по различным типам, мы классифицируем людей в соответствии с их принадлежностью к социальным группам.Как только мы это сделаем, мы начнем реагировать на этих людей больше как члены социальной группы, чем как личности.

Представьте на мгновение, что два студента колледжа, Джон и Сара, разговаривают за столом в студенческом союзе вашего колледжа или университета. На этом этапе мы, вероятно, будем рассматривать их не как членов группы, а как двух лиц. Джон выражает свое мнение, а Сара выражает свое. Однако представьте, что по мере продолжения разговора Сара поднимает вопрос о задании, которое она выполняет для своего женского курса.Оказывается, Джон не считает, что в колледже должна быть программа изучения женщин, и говорит об этом Саре. Он утверждает, что если есть программа обучения женщин, то должна быть и программа обучения мужчин. Кроме того, он утверждает, что женщины получают слишком много перерывов при найме на работу и что квалифицированные мужчины становятся объектами дискриминации. Сара считает совершенно противоположным — утверждая, что женщины были объектами сексизма на протяжении многих, многих лет и даже сейчас не имеют такого же доступа к высокооплачиваемой работе, как мужчины.

Вы можете видеть, что взаимодействие, начавшееся на индивидуальном уровне, когда два человека разговаривали, теперь перешло на групповой уровень, на котором Джон начал считать себя мужчиной, а Сара начала считать себя женщиной. Короче говоря, Сара сейчас аргументирует свою точку зрения не столько за себя, сколько как представитель одной из своих групп, а именно женщин, а Джон действует как представитель одной из своих групп, а именно мужчин. Сара считает, что ее позиции правильные, и она считает, что они верны не только для нее, но и для женщин в целом.То же самое и с Джоном. Вы можете видеть, что эта социальная категоризация может создать некоторый потенциал для неправильного восприятия и, возможно, даже враждебности. И Джон и Сара могут даже изменить свое мнение друг о друге, забыв, что они действительно нравятся друг другу как личности, потому что теперь они больше как члены группы реагируют с противоположными взглядами.

Представьте себе, что пока Джон и Сара все еще разговаривают, в студенческий союз появляются студенты из другого колледжа, каждый в шляпах и куртках той школы.Присутствие этих посторонних может полностью изменить направление социальной категоризации, заставляя и Джона, и Сару думать о себе как о студентах своего собственного колледжа. И эта социальная категоризация может привести их к более глубокому осознанию положительных характеристик своего колледжа (отличная баскетбольная команда, прекрасный кампус и умные студенты) по сравнению с характеристиками другой школы. Теперь, вместо того, чтобы воспринимать себя членами двух разных групп (мужчин и женщин), Джон и Сара могут внезапно воспринимать себя членами одной и той же социальной категории (студенты в своем колледже).

Возможно, этот пример поможет вам увидеть гибкость социальной категоризации. Иногда мы думаем о наших отношениях с другими людьми на индивидуальном уровне, а иногда на уровне группы. И какие группы мы используем для социальной категоризации, могут меняться со временем и в разных ситуациях. Я думаю, вы согласитесь с тем, что вы с большей вероятностью отнесете себя к члену своего колледжа или университета, когда ваша баскетбольная или футбольная команда только что выиграла действительно важную игру или на церемонии вручения дипломов, чем в обычный вечер. с твоей семьей.В этих случаях ваше членство в качестве студента университета просто более заметно и важно, чем каждый день, и вы с большей вероятностью классифицируете себя соответственно.

Спонтанная социальная категоризация

Социальная категоризация происходит спонтанно, без особых размышлений с нашей стороны (Crisp & Hewstone, 2007). Шелли Тейлор и ее коллеги (Taylor, Fiske, Etcoff, & Ruderman, 1978) показали участникам своего исследования слайд-презентацию и магнитофонную презентацию трех мужчин и трех студенток колледжа, которые предположительно участвовали в дискуссионной группе.Во время презентации каждый член дискуссионной группы сделал предложение о том, как рекламировать спектакль колледжа. Утверждения контролировались таким образом, чтобы у всех участников исследования утверждения, сделанные мужчинами и женщинами, были одинаковой длины и качества. Кроме того, половине участников сказали, что по окончании презентации их попросят вспомнить, какой человек сделал какое предложение, тогда как другой половине участников было сказано просто наблюдать за взаимодействием, не обращая внимания ни на что конкретное.

После того, как они просмотрели все утверждения, сделанные участниками дискуссионной группы, участникам исследования был предложен тест памяти (это было совершенно неожиданно для участников, которым не были даны инструкции по запоминанию). Участникам был показан список всех сделанных заявлений, а также фотографии каждого из членов дискуссионной группы, и их попросили указать, кто сделал каждое из заявлений. Участники исследования не очень хорошо справлялись с этой задачей, и тем не менее, когда они допускали ошибки, эти ошибки были очень систематическими.

Как вы можете видеть в Таблице 12.1 «Ошибки в именах», ошибки были таковы, что утверждения, которые на самом деле были сделаны мужчиной, чаще ошибочно приписывались другому мужчине в группе, чем другой женщине, а утверждения, фактически сделанные женщину чаще относили к другим женщинам в группе, чем к мужчине. Очевидно, участники распределили спикеров по их полу, что привело их к путанице внутри пола, а не к межгендерной.

Интересно, что если предположить, что категоризация происходит постоянно, то инструкции, которые были даны участникам, не имели абсолютно никакого значения.Те, кому не давали никаких инструкций, подвергались такой же категоризации, как и те, кому велели помнить, кто и что сказал. Другое исследование с использованием этой техники показало, что мы спонтанно классифицируем друг друга на основе принадлежности к множеству других групп, включая расу, академический статус (ученик против учителя), социальные роли и другие социальные категории (Fiske, Haslam, & Fiske, 1991; Стангор, Линч, Дуан и Гласс, 1992).

Таблица 12.1 Неправильное имя

Инструкции Внутри гендерных ошибок Между гендерными ошибками
Память 5.78 4,29
Нет памяти 6.57 4,36
Тейлор, Фиск, Эткофф и Рудерман (1978) продемонстрировали, что люди распределяют других по категориям спонтанно. Даже без каких-либо инструкций по классификации люди все же путали других своим полом.

Вывод прост, хотя и очевиден: социальная категоризация происходит вокруг нас все время. Действительно, социальная категоризация происходит так быстро, что людям может быть трудно , а не думать о других с точки зрения принадлежности к группе (см. Рисунок 12.3).

Рисунок 12.3

Если вы похожи на большинство людей, у вас возникнет сильное желание классифицировать этого человека как мужчину или женщину.

Преимущества социальной категоризации

Тенденция категоризировать других обычно весьма полезна. В некоторых случаях мы классифицируем, потому что это дает нам информацию о характеристиках людей, принадлежащих к определенным социальным группам (Lee, Jussim, & McCauley, 1995).Если вы потерялись в городе, вы можете поискать полицейского или таксиста, которые помогут вам сориентироваться. В этом случае социальная категоризация, вероятно, будет полезна, потому что офицер полиции или водитель такси могут знать расположение городских улиц. Конечно, использование социальных категорий будет информативным только в той степени, в которой стереотипы, которых придерживается человек об этой категории, верны. Если бы сотрудники полиции на самом деле не были так хорошо осведомлены о планировке города, то использование этой категоризации не было бы информативным.

Утверждалось, что в большинстве стереотипов есть зерно истины, и, похоже, это так. Существует корреляция между тем, как члены группы воспринимают стереотипы своих собственных групп, и тем, как люди из других групп воспринимают те же стереотипы (Judd & Park, 1993; Swim, 1994). Отчасти эта истина может быть связана с той ролью, которую люди играют в обществе. Например, стереотипы (которых придерживаются многие люди) о том, что женщины «лелеют» и что мужчины «доминируют», могут возникать отчасти потому, что в среднем мужчины и женщины играют разные социальные роли в рамках культуры (Eagly & Штеффен, 1984).В большинстве культур мужчины с большей вероятностью будут занимать должности с более высоким статусом, такие как врачи и юристы, тогда как женщины с большей вероятностью будут играть роль домохозяек и работников по уходу за детьми. В этом смысле стереотипы, по крайней мере частично, верны для многих представителей социальной категории с точки зрения их фактического поведения. Поскольку мужчины с большей вероятностью будут лидерами, чем женщины, они в среднем могут быть более доминирующими; и поскольку женщины чаще заботятся о детях, в среднем они могут действовать более заботливо, чем мужчины.

С другой стороны, мы иногда классифицируем других не потому, что это дает больше информации о них, а потому, что у нас может не быть времени (или мотивации) для более тщательных действий. Использование наших стереотипов для оценки другого человека может просто облегчить нашу жизнь (Macrae, Bodenhausen, Milne, & Jetten, 1994). Согласно этому подходу, размышление о других людях с точки зрения принадлежности к их социальной категории — это функциональный способ взаимодействия с миром — все усложняется, и мы уменьшаем сложность, полагаясь на наши стереотипы.

Отрицательные результаты социальной категоризации

Хотя размышление о других с точки зрения принадлежности к их социальной категории имеет некоторые потенциальные преимущества для человека, который классифицирует, категоризирует других вместо того, чтобы относиться к ним как к уникальным людям с их собственными уникальными характеристиками, имеет широкий спектр отрицательных и часто очень несправедливые результаты для тех, кто попадает в категорию.

Одна из проблем состоит в том, что социальная категоризация искажает наше восприятие, так что мы склонны преувеличивать различия между людьми из разных социальных групп, в то же время воспринимая членов групп (и особенно чужих) как более похожих друг на друга, чем они есть на самом деле.Такое чрезмерное обобщение повышает вероятность того, что мы будем думать и относиться ко всем членам группы одинаково. Тайфель и Уилкс (1963) провели простой эксперимент, который представил картину потенциальных результатов категоризации. Как вы можете видеть на рис. 12.4 «Перцепционная акцентуация», в эксперименте участники оценивали длину шести линий. В одном из условий эксперимента участники просто видели шесть линий, в то время как в другом условии линии были систематически разделены на две группы: одна состояла из трех более коротких линий, а другая — из трех более длинных.

Рисунок 12.4 Акцент на восприятии

Строки C и D считались одинаковой длины в условиях без классификации, но линия C воспринималась как более длинная, чем линия D, когда строки были разделены на две группы. Из Тайфеля (1970).

Тайфел обнаружил, что линии воспринимались по-разному, когда они были классифицированы, так что различия между группами и сходства внутри групп были подчеркнуты.В частности, он обнаружил, что, хотя линии C и D (которые на самом деле имеют одинаковую длину) воспринимались как равные по длине, когда строки не были категоризированы, линия C воспринималась как значительно длиннее, чем линия D в состоянии, в котором строки были категоризированы. В данном случае категоризация на две группы — «группу коротких линий» и «группу длинных линий» — вызвала искажение восприятия, так что две группы линий рассматривались как более разные, чем они были на самом деле.

Подобные эффекты возникают, когда мы классифицируем других людей.Мы склонны рассматривать людей, принадлежащих к одной социальной группе, как более похожих, чем они есть на самом деле, и мы склонны судить о людях из разных социальных групп как о более разных, чем они есть на самом деле. Тенденция считать членов социальных групп похожими друг на друга особенно сильна для членов чужих групп, что приводит к однородности внешних групп — тенденция рассматривать членов чужих групп как более похожих друг на друга, чем мы видим членов внутренних групп (Linville, Salovey, & Fischer, 1986; Ostrom & Sedikides, 1992; Meissner & Brigham, 2001).Я уверен, что у вас тоже был такой опыт, когда вы обнаруживали, что думаете или говорите: «О, они, они все одинаковые!»

Патрисия Линвилл и Эдвард Джонс (1980) дали участникам исследования список характерных терминов и попросили их подумать либо о членах их собственной группы (например, о черных), либо о членах другой группы (например, о белых) и разместить эти черты. на стопки, представляющие разные типы людей в группе. Результаты этих исследований, как и других подобных им, были ясны: люди воспринимают чужие группы как более однородные, чем внутренние.Точно так же, как белые люди использовали меньше стопок черт для описания черных, чем белых, молодые люди использовали меньше стопок черт для описания пожилых людей, чем молодых людей, а студенты использовали меньше стопок черт для членов других университетов, чем для своих членов. Университет.

Однородность внешней группы происходит отчасти потому, что мы не так много контактируем с членами внешней группы, как с членами внутренней группы, а качество взаимодействия с членами внешней группы часто более поверхностное.Это мешает нам действительно узнать о членах внешней группы как об отдельных лицах, и в результате мы склонны не осознавать различия между членами группы. В дополнение к тому, что мы меньше узнаем о них, потому что мы меньше видим и меньше взаимодействуем с ними, мы обычно классифицируем членов чужих групп, таким образом делая их более похожими в когнитивном отношении (Haslam, Oakes, & Turner, 1996).

Как только мы начинаем видеть членов чужих групп более похожими друг на друга, чем они есть на самом деле, тогда становится очень легко применить наши стереотипы к членам групп, не задумываясь о том, истинна ли характеристика конкретного человека. .Если мужчины думают, что все женщины одинаковы, то они могут также думать, что все они обладают одинаковыми характеристиками — все они «эмоциональные» и «слабые». И женщины могут иметь такие же упрощенные представления о мужчинах (они «нечувствительны», «не хотят брать на себя обязательства» и т. Д.). В результате стереотипы связываются с самой группой в виде набора ментальных представлений (рис. 12.5). Стереотипы — это «картинки в нашей голове» социальных групп (Lippman, 1922). Эти убеждения кажутся правильными и естественными, хотя они часто являются искаженными сверхобобщениями (Hirschfeld, 1996; Yzerbyt, Schadron, Leyens, & Rocher, 1994).

Рисунок 12.5

Стереотипы — это убеждения, связанные с социальными категориями. На рисунке показаны связи между социальной категорией профессоров колледжа и ее стереотипами как типом нейронной сети или схемы. Изображение также включает одно изображение (или образец) конкретного профессора колледжа, которого знает студент.

Наши стереотипы и предрассудки усваиваются через множество различных процессов. Такое разнообразие причин вызывает сожаление, потому что из-за этого стереотипы и предрассудки еще более склонны к формированию и их труднее изменить.Во-первых, мы узнаем наши стереотипы отчасти через общение с родителями и сверстниками (Aboud & Doyle, 1996) и из поведения, которое мы видим в средствах массовой информации (Brown, 1995). Даже пятилетние дети усвоили культурные нормы о подходящих занятиях и поведении для мальчиков и девочек, а также выработали стереотипы о возрасте, расе и физической привлекательности (Bigler & Liben, 2006). И часто существует хорошее согласие относительно стереотипов социальных категорий среди людей в рамках данной культуры.В одном исследовании, посвященном оценке стереотипов, Стефани Мадон и ее коллеги (Madon et al., 2001) представили студентам колледжей США список из 84 черт-терминов и попросили их указать, для каких групп каждая черта кажется подходящей (рис. 12.6 «Текущие стереотипы, поддерживаемые Студенты колледжа»). Участники, как правило, соглашались относительно того, какие черты были верными для каких групп, и это было верно даже для групп, из которых респонденты, вероятно, никогда не встречали ни одного члена (арабы и русские). Даже сегодня существует хорошее согласие относительно стереотипов членов многих социальных групп, включая мужчин и женщин, а также различных этнических групп.

Рисунок 12.6 Текущие стереотипы студентов колледжей

Американцы % Черный % итальянцы %
Материалистический 53,6 Музыкальный 27,6 Верность семейным связям 62,7
Ленивый 30,4 Любовь к удовольствиям 26 С любовью к традициям 47.5
Индивидуалистический 28,6 Громко 20,7 Страстный 39
Любовь к удовольствиям 28 Агрессивный 15,5 Религиозное 37,3
Трудолюбивый 23,2 Художественные 13,8 Быстрое закаление 35,6
немцы % евреев % китайский %
Интеллектуальный 45.8 Очень религиозный 52,5 Интеллектуальный 60,3
Трудолюбивый 37,3 Интеллектуальный 49,2 Верность семейным связям 41,4
Националистический 30,5 С любовью к традициям 32,2 Зарезервировано 36,2
С научной точки зрения 27,1 Проницательный 30.5 Трудолюбивый 32,8
Методическая 20,3 Верность семейным связям 28,8 С любовью к традициям 31

После того, как стереотипы (как и любое другое когнитивное представление) укоренились, они имеют тенденцию сохраняться. Мы начинаем реагировать на представителей стереотипных категорий, как если бы мы уже знали, на что они похожи. Yaacov Trope и Eric Thompson (1997) обнаружили, что люди задавали меньше вопросов представителям категорий, относительно которых у них были сильные стереотипы (как если бы они уже знали, каковы эти люди), и что вопросы, которые они задавали, скорее всего, подтвердили стереотипы, которые они уже было.

В других случаях стереотипы сохраняются, потому что информация, подтверждающая наши стереотипы, запоминается лучше, чем информация, которая их опровергает. Когда мы видим, что члены социальных групп ведут себя определенным образом, мы склонны лучше запоминать информацию, подтверждающую наши стереотипы, чем информацию, которая опровергает наши стереотипы (Fyock & Stangor, 1994). Если мы считаем, что женщины — плохие водители, и мы видим, что женщина плохо водит машину, мы склонны помнить об этом, но когда мы видим женщину, которая водит особенно хорошо, мы склонны забывать об этом.Это, конечно, еще один пример общего принципа ассимиляции — мы склонны воспринимать мир таким образом, чтобы он соответствовал нашим существующим убеждениям, чем мы меняем свои убеждения, чтобы соответствовать реальности вокруг нас.

И стереотипы становится трудно изменить, потому что они так важны для нас — они становятся неотъемлемой и важной частью нашей повседневной жизни в нашей культуре. Стереотипы часто высказываются по телевидению, в фильмах, в чатах и ​​блогах, и мы узнаем много наших убеждений из этих источников.Наши друзья также склонны придерживаться убеждений, аналогичных нашим, и мы говорим об этих убеждениях, когда собираемся вместе с ними (Schaller & Conway, 1999). Короче говоря, стереотипы и предрассудки сильны в значительной степени потому, что они являются важными социальными нормами, которые являются частью нашей культуры (Guimond, 2000).

Поскольку они настолько когнитивно доступны и кажутся такими «правильными», наши стереотипы легко влияют на наши суждения и реакцию на тех, кого мы классифицировали. Социальный психолог Джон Барг однажды назвал стереотипы «когнитивными монстрами», потому что их активация была настолько мощной и потому, что активированные убеждения оказывали такое коварное влияние на социальное суждение (Bargh, 1999).Еще больше усложняет ситуацию то, что стереотипы сильнее всего относятся к людям, которые больше всего нуждаются в переменах, — к людям с наиболее предвзятыми предрассудками (Lepore & Brown, 1997).

Поскольку стереотипы и предрассудки часто действуют вне нашего понимания, а также из-за того, что люди часто не хотят признавать, что они их придерживаются, социальные психологи разработали методы их косвенной оценки. В следующем разделе мы рассмотрим два из этих подходов — процедуру фиктивного конвейера и тест неявной ассоциации (IAT)

.
Центр исследований

Косвенное измерение стереотипов

Одна из трудностей при измерении стереотипов и предрассудков заключается в том, что люди могут не говорить правду о своих убеждениях.Большинство людей не хотят признаваться ни себе, ни другим, что они придерживаются стереотипов или что они предвзято относятся к некоторым социальным группам. Чтобы обойти эту проблему, социальные психологи используют ряд методов, которые помогают им более тонко и косвенно измерять эти убеждения.

Один из косвенных подходов к оценке предубеждений называется процедурой фиктивного конвейера (Jones & Sigall, 1971). В этой процедуре экспериментатор сначала убеждает участников, что он или она имеет доступ к их «истинным» убеждениям, например, получая доступ к анкете, которую они заполнили на предыдущей экспериментальной сессии.Как только участники убедятся, что исследователь может оценить их «истинное» отношение, ожидается, что они будут более честны в ответах на остальные вопросы, которые им задают, потому что они хотят быть уверены, что исследователь их не уловит. врущий. Процедура фиктивного конвейера предполагает, что люди могут часто маскировать свои негативные убеждения публично — люди выражают больше предубеждений, когда они находятся в поддельном конвейере, чем когда им задают те же вопросы более прямо.

Другие косвенные меры предубеждения также часто используются в социально-психологических исследованиях, например, для оценки невербального поведения, такого как речевые ошибки или физическая близость. Одна из распространенных мер заключается в том, чтобы попросить участников сесть на стул рядом с человеком из другой расовой или этнической группы и измерить, как далеко сидит этот человек (Sechrist & Stangor, 2001; Word, Zanna, & Cooper, 1974). Считается, что люди, которые сидят дальше, более предвзято относятся к членам группы.

Поскольку наши стереотипы активируются спонтанно, когда мы думаем о членах разных социальных групп, можно использовать меры времени реакции, чтобы оценить эту активацию и, таким образом, узнать о стереотипах и предрассудках людей. В этих процедурах участников просят вынести серию суждений об изображениях или описаниях социальных групп, а затем ответить на вопросы как можно быстрее, но без ошибок. Скорость этих ответов используется для определения стереотипов или предрассудков человека.

Самая популярная неявная мера предубеждения на основе времени реакции — тест на неявную ассоциацию (IAT) — часто используется для оценки стереотипов и предубеждений (Nosek, Greenwald, & Banaji, 2007). В IAT участников просят классифицировать стимулы, которые они видят на экране компьютера, в одну из двух категорий, нажимая одну из двух компьютерных клавиш: одну левой рукой, а другую — правой. Кроме того, категории организованы таким образом, что ответы, на которые нужно ответить с помощью левой и правой кнопок, либо «соответствуют» (соответствуют) стереотипу, либо не «соответствуют» (не соответствуют) стереотипу.Например, в одной из версий IAT участникам показывают изображения мужчин и женщин, а также показывают слова, относящиеся к гендерным стереотипам (например, сильный, лидер, или сильный, для мужчин и воспитание, эмоциональный, или weak для женщин). Затем участники распределяют фотографии по категориям («Это изображение мужчины или женщины?») И отвечают на вопросы о стереотипах («Это слово — сильное ?»), Нажимая кнопку «Да» или кнопку «Нет» с помощью либо их левая рука, либо их правая рука.

Когда ответы расположены на экране «совпадающим» образом, так что мужская категория и «сильная» категория находятся на одной и той же стороне экрана (например, с правой стороны), участники могут выполнять задачу очень хорошо. быстро и делают мало ошибок. Это просто проще, потому что стереотипы совпадают или связаны с изображениями таким образом, что это имеет смысл. Но когда изображения расположены так, что женщины и сильные категории находятся на одной стороне, тогда как мужчины и слабые категории находятся на другой стороне, большинство участников совершают больше ошибок и реагируют медленнее.Основное предположение состоит в том, что если два понятия связаны или связаны, на них будет быстрее реагировать, если они классифицируются с использованием одинаковых, а не разных ключей.

Процедуры неявной ассоциации, такие как IAT, показывают, что даже участники, заявляющие о том, что они не предвзято относятся, действительно придерживаются культурных стереотипов в отношении социальных групп. Даже сами чернокожие быстрее реагируют на положительные слова, которые ассоциируются с белыми, а не с черными лицами в IAT, предполагая, что у них есть тонкие расовые предубеждения по отношению к черным.

Поскольку они придерживаются этих убеждений, возможно — хотя и не гарантировано, — что они могут использовать их, отвечая другим людям, создавая тонкий и бессознательный тип дискриминации. Хотя значение IAT обсуждалось (Tetlock & Mitchell, 2008), исследования, использующие неявные меры, действительно предполагают, что — знаем мы об этом или нет, и даже если мы можем попытаться контролировать их, когда можем, — наши стереотипы и предрассудки легко активируется, когда мы видим представителей разных социальных категорий (Barden, Maddux, Petty, & Brewer, 2004).

Есть ли у вас скрытые предубеждения? Попробуйте IAT самостоятельно, здесь: https://implicit.harvard.edu/implicit

Хотя в некоторых случаях стереотипы, которые используются для вынесения суждений, на самом деле могут быть верными в отношении оцениваемого человека, во многих других случаях это не так. Стереотипы проблематичны, когда стереотипы, которые мы придерживаемся о социальной группе, в целом неточны, и особенно когда они не применимы к человеку, которого судят (Stangor, 1995). Стереотипировать других просто несправедливо.Даже если многие женщины более эмоциональны, чем большинство мужчин, не все таковы, и неправильно судить какую-либо одну женщину так, как если бы она была такой.

В конце концов, стереотипы становятся самореализующимися пророчествами, так что наши ожидания в отношении членов группы воплощают стереотипы в реальность (Снайдер, Танке, & Бершайд, 1977; Word, Занна, & Купер, 1974). Как только мы верим, что мужчины становятся лучшими лидерами, чем женщины, мы склонны вести себя по отношению к мужчинам так, чтобы им было легче руководить. И мы ведем себя по отношению к женщинам так, что им становится труднее руководить.Результат? Мужчинам легче преуспеть на руководящих должностях, тогда как женщинам приходится много работать, чтобы преодолеть ложные представления об отсутствии у них лидерских способностей (Phelan & Rudman, 2010). Самоисполняющиеся пророчества распространены повсеместно — даже ожидания учителей относительно академических способностей своих учеников могут повлиять на успеваемость учеников в школе (Jussim, Robustelli, & Cain, 2009).

Конечно, вы можете подумать, что вы лично не ведете себя подобным образом, а можете и не поступить.Но исследования показали, что стереотипы часто используются вне нашего осознания, поэтому нам очень трудно их исправить. Даже когда мы думаем, что ведем себя совершенно справедливо, мы, тем не менее, можем использовать наши стереотипы, чтобы оправдать дискриминацию (Chen & Bargh, 1999). А когда мы отвлекаемся или испытываем нехватку времени, эти тенденции становятся еще более сильными (Stangor & Duan, 1991).

Более того, чтобы не допустить, чтобы наш стереотип окрашивал нашу реакцию на других, требуются усилия.Мы испытываем больше негативных эмоций (особенно тревожности), когда находимся с членами других групп, чем когда мы с людьми из наших собственных групп, и нам нужно использовать больше когнитивных ресурсов, чтобы контролировать свое поведение из-за нашего беспокойства по поводу раскрытия наших стереотипов или предрассудки (Butz & Plant, 2006; Richeson & Shelton, 2003). Когда мы знаем, что нам нужно контролировать свои ожидания, чтобы непреднамеренно не создавать стереотипы о другом человеке, мы можем попытаться сделать это, но это требует усилий и часто может потерпеть неудачу (Macrae, Bodenhausen, Milne, & Jetten, 1994).

Социальная психология в интересах общества

Стереотипная угроза

Наши стереотипы влияют не только на наши суждения о других, но и на наши представления о себе, и даже на нашу собственную эффективность при выполнении важных задач. В некоторых случаях эти убеждения могут быть положительными и заставляют нас чувствовать себя более уверенно и, следовательно, лучше справляться с задачами. Поскольку азиатские студенты знают о стереотипе, что «азиаты хороши в математике», напоминание им об этом факте перед тем, как они будут сдавать сложный тест по математике, может улучшить их результаты (Walton & Cohen, 2003).С другой стороны, иногда эти убеждения негативны, и они создают негативные самоисполняющиеся пророчества, из-за которых мы работаем хуже только из-за наших знаний о стереотипах.

Одна из давних загадок в области академической успеваемости заключается в том, почему черные ученики хуже справляются со стандартными тестами, получают более низкие оценки и с меньшей вероятностью остаются в школе по сравнению с белыми учениками, даже если другие факторы, такие как семья доход, образование родителей и другие важные переменные контролируются.Клод Стил и Джошуа Аронсон (1995) проверили гипотезу о том, что эти различия могут быть следствием активации негативных стереотипов. Поскольку чернокожие учащиеся осведомлены о (неточном) стереотипе, что «черные интеллектуально ниже белых», этот стереотип может создать негативное ожидание, которое может помешать их результатам интеллектуальных тестов из-за страха подтвердить этот стереотип.

В поддержку этой гипотезы исследование Стила и Аронсона показало, что темнокожие студенты колледжей хуже (по сравнению с их предыдущими результатами тестов) справлялись с математическими вопросами, взятыми из экзаменационной программы выпускников (GRE), когда тест был описан для них как «диагностический». их математических способностей »(и, таким образом, когда стереотип был уместен), но на их результаты не повлияло, когда те же вопросы были сформулированы как« упражнение в решении проблем.А в другом исследовании Стил и Аронсон обнаружили, что, когда чернокожих студентов просили указать их расу перед тем, как они сдавали тест по математике (снова активируя стереотип), они показали более низкие результаты, чем на предыдущих экзаменах, тогда как баллы белых студентов не были затронуты первым указанием их расы.

Стил и Аронсон утверждали, что размышления о негативных стереотипах, относящихся к выполняемой задаче, создают угрозу стереотипов — снижение производительности, вызванное знанием культурных стереотипов .То есть они утверждали, что негативное влияние гонки на стандартизованные тесты может быть вызвано, по крайней мере частично, самой ситуацией с производительностью. Поскольку угроза «витает в воздухе», она может негативно повлиять на чернокожих студентов.

Исследования показали, что опыт угрозы стереотипам может помочь объяснить широкий спектр снижения производительности среди тех, на кого нацелены негативные стереотипы. Например, когда математическая задача описывается как диагностика интеллекта, латиноамериканцы и особенно латыни справляются хуже, чем белые (Gonzales, Blanton, & Williams, 2002).Точно так же, когда активируются стереотипы, дети с низким социально-экономическим статусом хуже успевают по математике, чем дети с высоким социально-экономическим статусом, а студенты-психологи успевают хуже, чем студенты-естественники (Brown, Croizet, Bohner, Fournet, & Payne, 2003). . Даже группы, которые обычно имеют привилегированный социальный статус, могут столкнуться с угрозой стереотипов. Белые мужчины хуже справились с тестом по математике, когда им сказали, что их результаты будут сравниваться с результатами азиатских мужчин (Aronson, Lustina, Good, Keough, & Steele, 1999), а белые показали худшие результаты, чем черные, в спорте: связанная с этим задача, когда они были описаны как измерение их естественных спортивных способностей (Stone, 2002).

Стереотипная угроза возникает в ситуациях, которые представляют серьезную угрозу для самоуважения, когда возникает угроза нашему восприятию себя как важных, ценных и способных людей. В таких ситуациях наблюдается расхождение между нашим позитивным представлением о наших навыках и способностях и негативными стереотипами, предполагающими низкую успеваемость. Когда наши стереотипы заставляют нас думать, что мы, скорее всего, плохо справимся с задачей, мы испытываем чувство беспокойства и угрозы статусу.

Исследования показали, что угроза стереотипов вызвана как когнитивными, так и аффективными факторами. С когнитивной стороны люди, которые испытывают угрозу стереотипов, демонстрируют нарушение когнитивной обработки, которое вызвано повышенной бдительностью по отношению к окружающей среде и попытками подавить свои стереотипные мысли. С аффективной стороны угроза стереотипа создает стресс, а также различные аффективные реакции, включая тревогу (Schmader, Johns, & Forbes, 2008).

Угроза стереотипов, однако, не абсолютна — мы сможем преодолеть ее, если постараемся.Что важно, так это уменьшить беспокойство о себе, которое возникает, когда мы рассматриваем соответствующие негативные стереотипы. Манипуляции, подтверждающие положительные характеристики самого себя или своей группы, успешно снижают угрозу стереотипов (Alter, Aronson, Darley, Rodriguez, & Ruble, 2010; Greenberg et al., 2003; McIntyre, Paulson, & Lord, 2003). Фактически, простое знание того, что стереотипная угроза существует и может повлиять на производительность, может помочь смягчить ее негативное влияние (Johns, Schmader & Martens, 2005).

Основные выводы

  • Представления о характеристиках групп и членах этих групп известны как стереотипы.
  • Предубеждение относится к неоправданному отрицательному отношению к чужой группе.
  • Стереотипы и предрассудки могут создавать дискриминацию.
  • Стереотипы и предрассудки начинаются с социальной категоризации — естественного когнитивного процесса, с помощью которого мы помещаем людей в социальные группы.
  • Социальная категоризация влияет на наше восприятие групп — например, на восприятие однородности внешней группы.
  • Как только наши стереотипы и предрассудки утвердятся, их будет трудно изменить, и они могут привести к самореализующимся пророчествам, таким образом, что наши ожидания в отношении членов группы превращают стереотипы в реальность.
  • Стереотипы могут влиять на нашу работу по важным задачам через угрозу стереотипов.

Упражнения и критическое мышление

  1. Посмотрите еще раз на картинки на рис. 12.2 и подумайте о своих мыслях и чувствах по отношению к каждому человеку.Какие у вас стереотипы и предубеждения о них? Как вы думаете, ваши стереотипы верны?
  2. По каким социальным категориям (если таковые имеются) вы относите других людей? Почему вы (или нет) категоризируете? Является ли ваше поведение справедливым или несправедливым по отношению к людям, которых вы классифицируете?
  3. Подумайте о задаче, которую одна из социальных групп, к которой вы принадлежите, считается особенно хорошей (или плохой). Считаете ли вы, что культурные стереотипы в отношении вашей группы когда-либо влияли на вашу результативность при выполнении задания?

Список литературы

Aboud, F.Э., Дойл А.-Б. (1996). Родители и сверстники влияют на расовые установки детей. Международный журнал межкультурных отношений, 20 , 371–383.

Олпорт, Г. У. (1954/1979). Природа предубеждений . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Doubleday.

Альтер, А. Л., Аронсон, Дж., Дарли, Дж. М., Родригес, К., и Рубль, Д. Н. (2010). Восхождение к угрозе: уменьшение угрозы стереотипов путем переосмысления угрозы как вызова. Журнал экспериментальной социальной психологии, 46 (1), 166–171.DOI: 10.1016 / j.jesp.2009.09.014.

Аронсон, Дж., Лустина, М. Дж., Гуд, К., Кео, К., и Стил, К. М. (1999). Когда белые люди не умеют считать: необходимые и достаточные факторы угрозы стереотипу. Журнал экспериментальной социальной психологии, 35 , 29–24.

Барден, Дж., Мэддакс, У. В., Петти, Р. Э. и Брюэр, М. Б. (2004). Контекстуальная модерация расовых предубеждений: влияние социальных ролей на контролируемые и автоматически активируемые установки. Журнал личности и социальной психологии , 87 (1), 5–22.

Bargh, J. (Ред.). (1999). Когнитивный монстр: доводы против управляемости автоматических стереотипных эффектов. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Биглер Р. С. и Либен Л. С. (2006). Межгрупповая теория развития социальных стереотипов и предрассудков. В Р. В. Кайле (ред.), Достижения в развитии и поведении ребенка, (том 34, стр. 39–89). Сан-Диего, Калифорния: Эльзевьер.

Браун Р. (1995). Предубеждение: его социальная психология .Кембридж, Массачусетс: Блэквелл.

Браун Р., Круазе Ж.-К., Бонер Г., Фурне М. и Пейн А. (2003). Автоматическая активация категорий и социальное поведение: сдерживающая роль предвзятых убеждений. Социальное познание, 21 (3), 167–193.

Бутц Д. А. и Плант Э. А. (2006). Восприятие членов внешней группы как неотзывчивых: последствия для эмоций, намерений и поведения, связанных с подходом. Журнал личности и социальной психологии, 91 (6), 1066–1079.

Чен, М., и Барг, Дж. А. (1999). Последствия автоматической оценки: Непосредственная поведенческая предрасположенность приближаться к стимулу или избегать его. Бюллетень личности и социальной психологии, 25 (2), 215–224.

Крисп, Р. Дж., И Хьюстон, М. (ред.). (2007). Множественная социальная категоризация . Сан-Диего, Калифорния: Elsevier Academic Press.

Игли, А. Х., и Стеффен, В. Дж. (1984). Гендерные стереотипы проистекают из распределения женщин и мужчин по социальным ролям. Журнал личности и социальной психологии, 46 (4), 735–754.

Фиске А. П., Хаслам Н. и Фиске С. Т. (1991). Смешение одного человека с другим: какие ошибки свидетельствуют об элементарных формах социальных отношений. Журнал личности и социальной психологии, 60 (5), 656–674.

Fyock, J., & Stangor, C. (1994). Роль искажений памяти в поддержании стереотипов. Британский журнал социальной психологии, 33 (3), 331–343.

Гонсалес, П.М., Блэнтон, Х. и Уильямс, К. Дж. (2002). Влияние угрозы стереотипа и статуса двойного меньшинства на результаты тестов латиноамериканок. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 (5), 659–670.

Гринберг, Дж., Мартенс, А., Йонас, Э., Айзенштадт, Д., Пищинский, Т., и Соломон, С. (2003). Психологическая защита в ожидании тревоги: устранение потенциальной тревоги устраняет влияние значимости смертности на защиту мировоззрения. Психологическая наука, 14 (5), 516–519.

Гимонд, С. (2000). Групповая социализация и предубеждения: социальная передача межгрупповых отношений и убеждений. Европейский журнал социальной психологии, 30 (3), 335–354.

Хаслам, С. А., Оукс, П. Дж., И Тернер, Дж. С. (1996). Социальная идентичность, самокатегоризация и воспринимаемая однородность внутренних и внешних групп: взаимодействие между социальной мотивацией и познанием. В Справочник по мотивации и познанию: межличностный контекст (Vol.3. С. 182–222). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Хиршфельд, Л. (1996). Раса в процессе становления: познание, культура и создание человеческих родов ребенком . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Джонс, М., Шмадер, Т., и Мартенс, А. (2005). Знание — это половина дела: преподавание угрозы стереотипам как средство повышения успеваемости женщин по математике. Психологическая наука, 16 (3), 175–179.

Джонс Э. Э. и Сигалл Х. (1971). Поддельный конвейер: новая парадигма измерения аффекта и отношения. Психологический бюллетень, 76 (5), 349–364.

Джадд К. М. и Парк Б. (1993). Определение и оценка точности социальных стереотипов. Психологический обзор, 100 (1), 109–128.

Джусим, Л., Робустелли, С. Л., и Каин, Т. Р. (2009). Ожидания учителя и сбывающиеся пророчества. В K. R. Wenzel & A. Wigfield (Eds.), Справочник по мотивации в школе (стр. 349–380). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge / Taylor & Francis Group.

Ли Ю.Т., Джуссим, Л. Дж., И МакКоли, К. Р. (1995). Точность стереотипов: понимание групповых различий . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Лепор Л. и Браун Р. (1997). Активация категорий и стереотипов: неизбежны ли предрассудки? Журнал личности и социальной психологии, 72 (2), 275–287.

Линвилл П. У. и Джонс Э. Э. (1980). Поляризованные оценки участников вне группы. Журнал личности и социальной психологии, 38 , 689–703.

Линвилл П. В., Саловей П. и Фишер Г. В. (1986). Стереотипы и воспринимаемое распределение социальных характеристик: приложение к восприятию внутри группы и вне группы. В J. F. Dovidio & S. L. Gaertner (Eds.), Prejudice, дискриминация и расизм (стр. 165–208). Орландо, Флорида: Academic Press.

Липпман, В. (1922). Общественное мнение . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Harcourt & Brace.

Макрэ, К. Н., Боденхаузен, Г. В., Милн, А. Б., & Джеттен, Дж.(1994). Вне головы, но снова в поле зрения: стереотипы восстанавливаются. Журнал личности и социальной психологии, 67 (5), 808–817.

Мадон, С., Гайлл, М., Абуфадель, К., Монтьель, Э., Смит, А., Палумбо, П., и Джусим, Л. (2001). Этнические и национальные стереотипы: пересмотренная и переработанная принстонская трилогия. Бюллетень личности и социальной психологии, 27 (8), 996–1010. DOI: 10.1177 / 0146167201278007.

Макинтайр, Р. Б., Полсон, Р. М., и Лорд, К.Г. (2003). Снижение угрозы стереотипа о женской математике за счет выделения групповых достижений. Журнал экспериментальной социальной психологии, 39 (1), 83–90.

Мейснер, К. А., и Бригам, Дж. К. (2001). Тридцать лет исследования предвзятости собственной расы в памяти для лиц: метааналитический обзор. Психология, государственная политика и право , 7 , 3–35.

Носек, Б.А., Гринвальд, А.Г., и Банаджи, М.Р. (ред.). (2007). Тест на неявные ассоциации в возрасте 7 лет: методологический и концептуальный обзор .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

Остром Т. М. и Седикидес К. (1992). Эффекты внегрупповой однородности в естественных и минимальных группах. Психологический бюллетень, 112 (3), 536–552.

Фелан, Дж. Э. и Рудман, Л. А. (2010). Предрассудки по отношению к женщинам-лидерам: обратная реакция и дилемма управления впечатлением женщин. Компас социальной и психологии личности, 4 (10), 807–820. DOI: 10.1111 / j.1751–9004.2010.00306.x.

Ричсон, Дж. А., и Шелтон, Дж.Н. (2003). Когда предрассудки не окупаются: Влияние межрасового контакта на исполнительную функцию. Психологическая наука, 14 (3), 287–290.

Шаллер М. и Конвей Г. (1999). Влияние целей управления впечатлением на возникающее содержание групповых стереотипов: поддержка социально-эволюционной перспективы. Бюллетень личности и социальной психологии, 25 , 819–833.

Шмадер Т., Джонс М. и Форбс К. (2008). Интегрированная модель процесса стереотипных угроз влияет на производительность. Психологический обзор, 115 (2), 336–356.

Сехрист, Г. Б., & Стангор, К. (2001). Воспринимаемый консенсус влияет на межгрупповое поведение и доступность стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 80 (4), 645–654.

Снайдер М., Танке Э. Д. и Бершайд Э. (1977). Социальное восприятие и межличностное поведение: О самореализующейся природе социальных стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 35 (9), 656–666.

Стангор, К. (1995). Неточность содержания и применения в социальных стереотипах. В Y. T. Lee, L. J. Jussim, & C. R. McCauley (Eds.), Точность стереотипов: к пониманию групповых различий (стр. 275–292). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Stangor, C., & Duan, C. (1991). Влияние многократных требований к памяти для информации о социальных группах. Журнал экспериментальной социальной психологии, 27 (4), 357–378.

Стангор, К., Линч, Л., Дуан, К., и Гласс, Б. (1992). Категоризация людей на основе множества социальных характеристик. Журнал личности и социальной психологии, 62 (2), 207–218.

Стил К. М. и Аронсон Дж. (1995). Угроза стереотипов и интеллектуальные способности афроамериканцев. Журнал личности и социальной психологии, 69 , 797–811.

Стоун, Дж. (2002). Борьба с сомнениями путем избегания практики: влияние угрозы стереотипа на самооценку у белых спортсменов. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 (12), 1667–1678.

Плавь, Дж. К. (1994). Воспринимаемые и метааналитические размеры эффекта: оценка точности гендерных стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 66 (1), 21–36.

Тайфель, Х. (1970). Эксперименты по межгрупповой дискриминации. Scientific American, 223, 96–102.

Тайфель Х. и Уилкс А. Л. (1963). Классификация и количественное суждение. Британский журнал психологии, 54 , 101–114.

Тейлор, С. Э., Фиск, С. Т., Эткофф, Н. Л., и Рудерман, А. Дж. (1978). Категориальные и контекстные основы памяти и стереотипов личности. Журнал личности и социальной психологии, 36 (7), 778–793.

Тетлок П. Э. и Митчелл Г. (2008). Калибровка предубеждений в миллисекундах. Social Psychology Quarterly, 71 (1), 12–16.

Trope, Y., & Thompson, E. (1997). Ищете истину не в том месте? Асимметричный поиск индивидуальной информации о стереотипных членах группы. Журнал личности и социальной психологии, 73 (2), 229–241.

Уолтон, Г. М., и Коэн, Г. Л. (2003). Подъем стереотипов. Журнал экспериментальной социальной психологии, 39 (5), 456–467.

Word, C.O., Zanna, M.P., & Cooper, J. (1974). Невербальное посредничество самоисполняющихся пророчеств в межрасовом взаимодействии. Журнал экспериментальной социальной психологии, 10 (2), 109–120.

Изербыт, В., Шадрон, Г., Лейенс, Дж., И Роше, С.(1994). Социальная возможность суждения: влияние метаинформационных сигналов на использование стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 66 , 48–55.

Понимание бессознательных предубеждений: стереотипы, предрассудки и дискриминация

Стереотипы относятся к убеждениям, что определенные атрибуты, характеристики и поведение типичны для членов определенной группы людей. То, как мы классифицируем социальные группы, часто основывается на видимых характеристиках, которые обеспечивают наибольшую дифференциацию между группами и наименьшую вариацию внутри группы (например, цвет кожи, пол, возраст).Мы строим стереотипы на основе непосредственного личного опыта или, чаще, от других людей или через средства массовой информации. СМИ имеют большое влияние на формирование стереотипов, когда у нас ограниченные возможности для значимого обмена с людьми, не входящими в нашу социальную группу.

Польза стереотипов

Человеческий мозг имеет естественную склонность все категоризировать. В любой момент наш мозг подвергается бомбардировке бесконечным количеством стимулов. Без эффективного метода понимания этой информации наш мозг будет перегружен.Сортируя стимулы (например, переживания, объекты, людей) по категориям, мы можем более эффективно обрабатывать окружающую среду. Это высвобождает умственные ресурсы для других задач.

Распределение людей по категориям помогает нам более эффективно ориентироваться в нашем социальном мире. Социальная категоризация обеспечивает ощущение порядка и предсказуемости, на которые мы можем положиться, чтобы направлять наше взаимодействие с другими. Наш стереотип о пожилых призывает нас громко говорить в их компании. Когда мы больны, наш стереотип относительно врачей заставляет нас искать их советы и доверять им.

Различия в склонности к стереотипам

Исследователи продемонстрировали, что люди с большей потребностью в контроле чаще используют стереотипы.

Кроме того, когда у нас есть ограниченные умственные ресурсы, доступные для осмысления нашего социального окружения, мы больше полагаемся на стереотипы, чтобы делать суждения и направлять наше поведение. Опора на стереотипы более выражена, когда мы отвлекаемся на другую утомительную задачу, или когда мы находимся в состоянии эмоционального или физиологического стресса.

Проблемы со стереотипами

Социально построенный

Некоторые стереотипы представляют собой информированные обобщения о группе людей. Например, в целом верно то, что у молодых людей слух лучше, чем у людей старшего возраста. Однако многие из наших стереотипов неверны, особенно когда они основаны на расе, религии или поле. Из-за этого стереотипы могут быть проблематичными и контрпродуктивными при работе с разными людьми.

Произвольное

Стереотипы — это произвольные способы категоризации людей.Ни одна социальная группа не является однородной. Стереотипы могут неточно отражать характеристики конкретного члена этой группы.

Пристрастие

Исследования показывают, что мы считаем, что люди из одной социальной группы более похожи, чем они есть на самом деле. Мы также склонны преувеличивать различия между социальными группами. Американец, вероятно, поверит, что все немцы очень похожи по широкому спектру характеристик и что немцы сильно отличаются от итальянцев.

Исследователи также сообщают о предвзятости в нашей категоризации чужих и внутренних групп. Аут-группы — это социальные группы, к которым мы не чувствуем себя принадлежащими. In-группы — это социальные группы, с которыми мы больше всего себя идентифицируем. Мы воспринимаем членов вне группы как обладающих схожими характеристиками, но мы думаем, что члены внутри группы обладают уникальными характеристиками и атрибутами.

Предрассудки и дискриминация

Стереотипы влияют не только на наши представления о людях, но и на социальные суждения.Предубеждение относится к нашим чувствам или отношению к группе и ее членам. Предрассудки обычно связаны со стереотипами; наши оценки других отражают то, что мы считаем правдой о них.

Дискриминация относится к дифференцированному (обычно несправедливому или негативному) обращению с людьми, которые считаются принадлежащими к определенной социальной группе; например, если вас не замечают при продвижении по службе или при приеме на работу, или к ним относятся враждебно.

Дискриминация связана со стереотипами и предрассудками.Однако сильные эгалитарные социальные нормы могут удерживать предубежденного человека от дискриминационных действий.

Смещение на рабочем месте

Стереотипы, предрассудки и дискриминация создают физическую и эмоциональную дистанцию ​​между членами разных социальных групп. Легкие формы предвзятости могут привести к неловким и неудобным взаимодействиям, намеренному или бессознательному избеганию, а также к взаимодействиям, в которых не хватает теплоты или вежливости. Более крайние формы предвзятости могут привести к напряженности и конфликтам, вражде, домогательствам или агрессии.

Стереотипы и другие формы предвзятости могут заслонить стратегические преимущества разнообразия, не позволяя всем сотрудникам участвовать в рабочих процессах.

Компании, которые не борются с внутренней предвзятостью, также могут столкнуться с дорогостоящими исками о дискриминации.

Бессознательная предвзятость

Исследователи показали, что стереотипы и связанные с ними реакции являются автоматическими и бессознательными. Особенно тревожным примером является серия экспериментов, в которых участники играли в видеоигры.Во время игры человек, который иногда был белым, а иногда и черным, появлялся спонтанно с пистолетом или другим, не представляющим опасности предметом. Участникам было сказано «стрелять», когда злоумышленник нес пистолет, но нажимать другую клавишу, если злоумышленник нес доброкачественный предмет. Результаты показали, что количество раз, когда участники случайно воспринимали объект как оружие, было намного больше для Черного нарушителя, чем для Белого. Результаты были схожими для белых и чернокожих участников, что указывает на то, что негативные стереотипы могут существовать как внутри группы, так и внутри группы.

Устойчивость к стереотипам

Стереотипы поддерживаются и подкрепляются мощными ментальными предубеждениями, которые отфильтровывают информацию, которая противоречит существующим убеждениям или установкам или бросает им вызов.

Предвзятость атрибуции

Стереотипы поддерживаются предвзятым отношением к поведению человека. Когда человек ведет себя в соответствии со стереотипом, мы приписываем такое поведение стереотипным характеристикам, которые он разделяет с другими членами своей группы.Это укрепляет стереотип. Однако, если индивидуум ведет себя вопреки групповому стереотипу, мы с большей вероятностью приписываем такое поведение внешним причинам, сохраняя целостность стереотипа.

Смещение внимания

Точно так же исследования показывают, что мы уделяем больше внимания действию, которое соответствует стереотипу, чем действию, которое противоречит стереотипу.

Подтип

Когда член стереотипной группы демонстрирует противоречащие стереотипам качества, это также может вызывать выделение подтипов.Подтипирование включает объяснение исключения путем отнесения этого человека к подкатегории стереотипной группы, а не изменения исходного стереотипа.

Самоисполняющееся пророчество

Стереотипные люди могут действовать в соответствии со стереотипом, когда они реагируют на членов вне группы. Например, если посторонний считает, что социальная группа агрессивна, это может заставить его или ее действовать антагонистически или враждебно по отношению к членам этой группы. Стереотипные члены группы могут тогда ответить постороннему враждебно.Это непреднамеренно подтверждает и усиливает стереотип.

Исследования
Аллен В. Л. и Уайлдер Д. А. (1979). Групповая категоризация и атрибуция сходства убеждений. Поведение в малых группах, 10 (1), 73-80.
Олпорт, Г. У. (1979). Природа предрассудков. Нью-Йорк, Нью-Джерси: Эддисон Уэсли.
Bargh, J. A., & Williams, E. L. (2006). Автоматичность общественной жизни. Актуальные направления психологической науки, 15 (1), 1-4.
Барг, Дж. А., Чен, М., и Берроуз, Л. (1996). Автоматичность социального поведения: прямое влияние построения черты и активации стереотипа на действие. Журнал личности и социальной психологии, 71 (2), 230-244.
Боденхаузен, Г. В. (1990). Стереотипы как субъективная эвристика: свидетельство циркадных вариаций дискриминации. Психологическая наука, 1 (5), 319-322.
Брюэр, М. Б. (1988). Модель двойного процесса формирования оттиска. В работе Р. Вайера, С. младшего и Т. К. Срулла (ред.), «Достижения в социальном познании» (Vol.1, с. 1-36). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.
Коррелл, Дж., Парк, Б., Джадд, К. М., и Виттенбринк, Б. (2002). Дилемма полицейского: использование этнической принадлежности для устранения неоднозначности потенциально угрожающих лиц. Журнал личности и социальной психологии, 83 (6), 1314-1329.
Коррелл Дж., Урланд Дж. Р. и Ито Т. А. (2006). Возможности, связанные с событием, и решение о стрельбе: роль восприятия угрозы и когнитивного контроля. Журнал экспериментальной социальной психологии, 42 (1), 120-128
Каммингс, А., Чжоу Дж. И Олдхэм Г. Р. (1993). Демографические различия и результаты работы сотрудников: влияние на несколько групп сравнения. Документ, представленный на Ежегодном собрании Академии управления, Атланта, Джорджия.
Dijksterhuis, A., & Van Knippenberg, A. (1998). Связь между восприятием и поведением, или как выиграть в тривиальной игре преследования. Журнал личности и социальной психологии, 74 (4), 865-877.
Дункан, Б. Л. (1976). Дифференциальное социальное восприятие и атрибуция межгруппового насилия: проверка нижних пределов стереотипов чернокожих.Журнал личности и социальной психологии, 34 (4), 590-598.
Хилтон, Дж. Л., и Фон Хиппель, В. (1996). Стереотипы. Ежегодный обзор психологии, 47 (1), 237-271.
Ким, Х.-С., и Барон, Р.С. (1988). Упражнение и иллюзорная корреляция: усиливает ли возбуждение обработку стереотипов? Журнал экспериментальной социальной психологии, 24 (4), 366-380.
Мертон, Р. К. (1948). Самоисполняющееся пророчество. The Antioch Review, 8 (2), 193-210.
Парк, Б., Вольско, С., И Джадд, К. М. (2001). Измерение подтипов в изменении стереотипов. Журнал экспериментальной социальной психологии, 37 (4), 325-332.
Шелтон, Дж. Н. и Ричсон, Дж. А. (2005). Межгрупповой контакт и плюралистическое невежество. Журнал личности и социальной психологии, 88 (1), 91-107.
Фон Хиппель, В., Секакуаптева, Д., и Варгас, П. (1994). О роли процессов кодирования в поддержании стереотипов. В М. П. Занна (ред.), Успехах экспериментальной социальной психологии (т.27, стр. 177-254). Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.
Фиске, С. Т. (1998). Стереотипы, предрассудки и дискриминация. В Д. Т. Гилберте, С. Т. Фиске и Г. Линдзи (ред.), Справочник по социальной психологии (Том 2, стр. 357-411). Бостон: Макгроу-Хилл.
Фиске, С. Т. (2002). Что мы знаем сейчас о предвзятости и межгрупповом конфликте, проблеме века. Актуальные направления психологической науки, 11 (4), 123-128.
Фиск, С. Т., Нойберг, С. Л., Битти, А. Э., и Милберг, С.J. (1987). Реакции на других на основе категорий и атрибутов: некоторые информационные условия стереотипов и процессов индивидуализации. Журнал экспериментальной социальной психологии, 23 (5), 399-427.
Ford, T. E., & Stangor, C. (1992). Роль диагностичности в формировании стереотипов: восприятие групповых средств и отклонений. Журнал личности и социальной психологии, 63 (3), 356-367.
Хьюстон М. (1990). «Окончательная ошибка атрибуции»? Обзор литературы по межгрупповой причинной атрибуции.Европейский журнал социальной психологии, 20 (4), 311-335.
Хилтон, Дж. Л., и Фон Хиппель, В. (1996). Стереотипы. Ежегодный обзор психологии, 47 (1), 237-271.
Lippmann, W. (1922). Общественное мнение. Нью-Йорк: Макмиллан.
Линвилл, П. У. (1982). Эффект сложности – конечности и возрастные стереотипы. Журнал личности и социальной психологии, 42 (2), 193-211.
Macrae, C. N., & Bodenhausen, G.V. (2000). Социальное познание: категоричное мышление о других.Ежегодный обзор психологии, 51 (1), 93-120.
Macrae, C.N., Hewstone, M., & Griffiths, R.J. (1993). Обработка нагрузки и памяти для стереотипной информации. Европейский журнал социальной психологии, 23 (1), 77-87.
Макрэ, К. Н., Милн, А. Б., и Боденхаузен, Г. В. (1994). Стереотипы как энергосберегающие устройства: взгляд изнутри когнитивного инструментария. Журнал личности и социальной психологии, 66 (1), 37-47.
Нельсон, Л. Дж., И Миллер, Д. Т. (1995). Эффект самобытности в социальной категоризации: вы — то, что делает вас необычным.Психологическая наука, 6 (4), 246-249.
Ostrom, T. M., & Sedikides, C. (1992). Эффекты внегрупповой однородности в естественных и минимальных группах. Психологический бюллетень, 112 (3), 536-552.
Парк Б. и Джадд К. М. (1990). Меры и модели воспринимаемой групповой изменчивости. Журнал личности и социальной психологии, 59 (2), 173-191.
Пеллед, Л. Х. (1996). Демографическое разнообразие, конфликты и результаты рабочих групп: теория промежуточного процесса. Организационная наука, 7 (6), 615-631.
Sagar, H. A., & Schofield, J. W. (1980). Расовые и поведенческие сигналы в восприятии детьми чернокожих и белых неоднозначно агрессивных действий. Журнал личности и социальной психологии, 39 (4), 590-598.
Stangor, C., Lynch, L., Duan, C., & Glas, B. (1992). Категоризация людей на основе множества социальных характеристик. Журнал личности и социальной психологии, 62 (2), 207-218.
Стоун, Дж., Перри, В. и Дарли, Дж. М. (1997). «Белые люди не умеют прыгать»: свидетельство перцептивного подтверждения расовых стереотипов после баскетбольного матча.Фундаментальная и прикладная социальная психология, 19 (3), 291-306.
Tajfel, H., & Wilkes, A. L. (1963). Классификация и количественное суждение. Британский журнал психологии, 54 (2), 101-114. doi
Вигболдус, Д. Х., Шерман, Дж. У., Францезе, Х. Л., и Книппенберг, А. В. (2004). Способность и понимание: спонтанное формирование стереотипов при когнитивной нагрузке. Социальное познание, 22 (3), 292-309.
Уайлдер, Д. А. (1984). Эмпирический вклад: предсказания однородности и сходства убеждений после социальной категоризации.Британский журнал социальной психологии, 23 (4), 323-333.

Атрибуция, стереотип и дискриминация — AP Psychology

Если вы считаете, что контент, доступный через Веб-сайт (как определено в наших Условиях обслуживания), нарушает или другие ваши авторские права, сообщите нам, отправив письменное уведомление («Уведомление о нарушении»), содержащее то информацию, описанную ниже, назначенному ниже агенту.Если репетиторы университета предпримут действия в ответ на ан Уведомление о нарушении, оно предпримет добросовестную попытку связаться со стороной, которая предоставила такой контент средствами самого последнего адреса электронной почты, если таковой имеется, предоставленного такой стороной Varsity Tutors.

Ваше Уведомление о нарушении прав может быть отправлено стороне, предоставившей доступ к контенту, или третьим лицам, таким как в качестве ChillingEffects.org.

Обратите внимание, что вы будете нести ответственность за ущерб (включая расходы и гонорары адвокатам), если вы существенно искажать информацию о том, что продукт или действие нарушает ваши авторские права.Таким образом, если вы не уверены, что контент находится на Веб-сайте или по ссылке с него нарушает ваши авторские права, вам следует сначала обратиться к юристу.

Чтобы отправить уведомление, выполните следующие действия:

Вы должны включить следующее:

Физическая или электронная подпись правообладателя или лица, уполномоченного действовать от их имени; Идентификация авторских прав, которые, как утверждается, были нарушены; Описание характера и точного местонахождения контента, который, по вашему мнению, нарушает ваши авторские права, в \ достаточно подробностей, чтобы позволить репетиторам университетских школ найти и точно идентифицировать этот контент; например, мы требуем а ссылка на конкретный вопрос (а не только на название вопроса), который содержит содержание и описание к какой конкретной части вопроса — изображению, ссылке, тексту и т. д. — относится ваша жалоба; Ваше имя, адрес, номер телефона и адрес электронной почты; и Ваше заявление: (а) вы добросовестно полагаете, что использование контента, который, по вашему мнению, нарушает ваши авторские права не разрешены законом, владельцем авторских прав или его агентом; (б) что все информация, содержащаяся в вашем Уведомлении о нарушении, является точной, и (c) под страхом наказания за лжесвидетельство, что вы либо владелец авторских прав, либо лицо, уполномоченное действовать от их имени.

Отправьте жалобу нашему уполномоченному агенту по адресу:

Чарльз Кон Varsity Tutors LLC
101 S. Hanley Rd, Suite 300
St. Louis, MO 63105

Или заполните форму ниже:

Психология стереотипов СТЕРЕОТИПЫ КАК АТРИБУЦИИ

30 Марк Брандт и Кристин Рейна

Рейна К., Генри П. Дж., Корфмахер В. и Такер А.(2006). Изучение принципов

принципиального консерватизма: роль стереотипов ответственности как указаний на достойность в расовой политике

решений. Журнал личности и социальной психологии, 90, 109-128.

Рейна К. и Вайнер Б. (2001). Справедливость и полезность в классе: атрибутивный анализ

целей наказаний учителей и стратегий вмешательства. Журнал педагогической психологии, 93,

309-319.

Рейнольдс, К.Дж., Оукс, П. Дж., Хаслам, С. А., Нолан, М., & Дольник, Л. (2000). Ответы на

бессилие: стереотипы как инструмент социального конфликта. Групповая динамика: теория,

Исследования и практика, 4, 275-290.

Ричардс З. и Хьюстон М. (2001). Выделение на подтипы и подгруппы:

процессы предотвращения и продвижения изменения стереотипов. Обзор личности и социальной психологии, 5, 52-73.

Розенберг, С., Нельсон К. и Вивеканантан П. С. (1968). Многомерный подход к структуре впечатлений личности

. Журнал личности и социальной психологии, 9, 283-294.

Рудольф, У., Рош, С. К., Грейтемейер, Т., и Вайнер, Б. (2004). Метааналитический обзор помощи

и агрессии с точки зрения атрибуции: вклад в общую теорию мотивации

. Познание и эмоции, 18, 815-848.

Сакаллы-Угурлу, Н., Ялчин, З.С., и Глик, П. (2007). Двойственный сексизм, вера в справедливый мир и сочувствие

как предикторы отношения турецких студентов к жертвам изнасилования. Sex Roles, 57, 889–

895.

Schmader, T., Johns, M., & Forbes, C. (2008). Интегрированная модель процесса стереотипной угрозы

влияет на производительность. Психологическое обозрение, 115, 336–356.

Шапиро, Дж. Р., & Нойберг, С. Л. (2007). От стереотипной угрозы к стереотипным угрозам: последствия

— концепция множественных угроз для причин, модераторов, посредников, последствий и вмешательств.

Обзор личности и социальной психологии, 11, 107-130.

Шелтон, Дж. Н., и Ричсон, Дж. А. (2006). Межрасовые взаимодействия: реляционный подход. Успехи в области

экспериментальной социальной психологии, 38, 121-181.

Шериф, М., Харви, О. Дж., Джек Уайт, Б., Худ, В. Р., и Шериф, К. У. (1961). Межгрупповой конфликт

и сотрудничество: эксперимент в пещере разбойников. Классика в истории психологии. Получено

28 августа 2007 г. с сайта http: // Psyclassics.yorku.ca/Sherif/

Шерман, Дж. У., Стресснер, С. Дж., Конри, Ф. Р., и Азам, О. А. (2005). Предубеждение и стереотип

Процессы поддержания: внимание, атрибуция и индивидуализация. Журнал личности и

социальной психологии, 89, 607-622.

Сиданиус Дж. И Пратто Ф. (1999). Социальное доминирование: межгрупповая теория социальной иерархии и

угнетения. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Скитка, Л.Дж., Маллен, Э., Гриффин, Т., Хатчинсон, С., и Чемберлин, Б. (2002). Диспозиции, сценарии,

или мотивированная коррекция ?: Понимание идеологических различий в объяснениях социальных проблем

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *