Состояние характеризующееся отрицательным эмоциональным фоном: Депрессия (Шапаль) | Понятия и категории

Онлайн-тесты на oltest.ru: Психология развития и возрастная психология

Онлайн-тестыТестыФилософия и психологияПсихология развития и возрастная психологиявопросы211-225

211. Психическое состояние человека, характеризующееся отрицательным эмоциональным фоном, изменением мотивационной сферы, познавательных возможностей и общей пассивностью поведения, — это:
депрессия

212. Психическое состояние, вызванное избытком биогенных аминов в мозгу, — это:
эйфория

213. Психическое состояние, вызванное недостатком биогенных аминов в мозгу, — это:
депрессия

214. Психическое состояние, обусловленное «обедненной» средой, т.е. средой, характеризующейся недостаточным количеством, ограниченной изменчивостью или однообразным качеством раздражителей органов чуств, — это депривация …
сенсорная

215. Психическое состояние, характеризующееся недостаточной возможностью для установления интимного отношения к какому-либо лицу, — это депривация …

эмоциональная

216. Психологическая готовность детей к школе включает готовность
личностную и интеллектуальную

217. Психологический фактор долголетия жизни и познавательной деятельности — это:
интеллектуальная активность
оптимистические установки
правильная организация повседневной жизни
продуктивное общение

218. Психологическим содержанием кризиса 3-х лет является:
изменение системы отношений со взрослыми и выделение своего «я»

219. Психологическое совладание с собственным телесным и сексуальным созреванием — это важная задача для …
подростка

220. Психофизиологические, психологические и социально-психологические изменения, которые происходят в психике человека — это возраст …

психологический

221. Развитие вида, предельная временная дистанция, включающая возникновение жизни, зарождение видов, их изменение, дифференциацию и преемственность, т.е. всю биологическую эволюцию, начиная с простейших и завершая человеком, — это:
филогенез

222. Развитие человечества во всех его аспектах, в том числе и культурном, часть филогенеза, начинающаяся с возникновением Homo sapiens и завершающаяся сегодняшним днем, — это:
антропогенез

223. Раздел возрастной психологии, изучающий психологические вопросы старения, старости и долголетия, — это:

геронтопсихология

224. Распад как ослабление субординации иерархически высшими уровнями низших уровней динамической функциональной структуры личности — это:
деградация личности

225. Расстояние между уровнем актуального развития ребенка и уровнем возможного развития — это:
зона ближайшего развития



Депрессия у подростков

ГКУ «Детский дом №10»

Дискуссия по теме: « Депрессия у подростков».

Термин «депрессия» применяется для описания многих состояний человека. Этот термин широко используется и может обозначать различные формы субъективного  дистресса. О депрессии часто говорят применительно к острой стадии нервного потрясения, вызванного тем, что человек был разочарован, встревожен или отвергнут; тяжело переживает потерю близкого родственника. Такое состояние знакомо всем людям — оно является нормальной реакцией на стресс.

Депрессия (от лат. depressio — подавление) — аффективное состояние, характеризующееся отрицательным эмоциональным фоном, изменением мотивационной сферы, когнитивных (связанных с познанием) представлений и общей пассивностью поведения. Различаются функциональные состояния депрессии, возможные у здоровых людей в рамках нормального психического функционирования, и патологическая депрессия, являющаяся одним из основных психиатрических синдромов.

Особенности протекания депрессивных состояний у подростков

Депрессии представляют собой актуальную проблему психического здоровья подростков в связи с увеличением распространенности, более ранним началом возникновения, ростом числа суицидов. Сложность проблемы состоит в том, что чем младше ребенок, тем более нетипично протекают депрессии. Как указывалось выше, в подростковом возрасте депрессивные расстройства чаще проявляются под «масками» нарушенного поведения, соматического неблагополучия, снижения интеллектуальной деятельности. Все это приводит к школьным проблемам. Учитывая, что подростковый возраст характеризуется как период повышенной эмоциональности, что проявляется в легкой возбудимости, изменчивости настроения, сочетании полярных качеств, выступающих попеременно, а также не забывая о том, что некоторые особенности эмоциональных реакций переходного возраста коренятся в гормональных и физиологических процессах, можно ожидать отображения специфики социальной ситуации развития и в специфике эмоционального развития, в возникновении повышенной тревожности, агрессивности, депрессивности как реакции на невозможность реализовать себя, свое понимание отношений с людьми в динамической, сложной и быстро меняющейся ситуации.

Существует вопрос о том, а различаются ли специфические подгруппы симптомов депрессии и связанные с ней особенности в зависимости от возрастных групп. Результаты некоторых исследований показали, например, наличие определенных симптомов, тесно связанных с возрастом. Частота проявления ощущения безнадежности, психомоторных реакций и иллюзий с возрастом увеличивается, тогда как низкая самооценка, соматические жалобы и галлюцинации проявляются реже. По контрасту депрессивное настроение, низкая концентрация внимания и суицидальное поведение не имеют значимой связи с возрастом.

Симптомы депрессивных детей и подростков в значительно большей степени, чем у взрослых, зависят от возраста и стадии развития, пола, семейного окружения и когнитивных возможностей. В связи с этим очень важным для диагностики является выделение симптомов, типичных для возраста и стадии развития. В подростковом периоде отчетливее проявляется дисгармоничность, замкнутость, мудрствование и резонерство. Но в то же время, депрессивные симптомы в подростковом возрасте и юности в большинстве случаев сходны с симптомами депрессии у взрослых. Отчаяние и чувство, что в создавшейся ситуации ничего не может измениться, ведут в этот период жизни к повышенному риску суицида. От детства к подростковому возрасту наблюдается переход от основных неполовых симптомов к более внутренним – психологическим или когнитивным. Предполагается, что в отличие от детей подростки глубиной своего отчаяния, чувством безнадежности и склонностью к самоубийству похожи на взрослых.

Подростковую депрессию от взрослой отличает отсутствие равнодушия к радостям жизни, повышенная реакция на внешние ситуации или источники стресса, раздражительность или отсутствие наркотической реакции на трехфазные антидепрессанты. Несмотря на различия между депрессией у подростков и взрослых, лечение подростков можно проводить с помощью тех видов терапии, которые доказали свою эффективность в лечении депрессии у взрослых. Подростки предъявляют жалобы нередко спонтанно на грусть, уныние, чувство скуки, нежелание ничего делать, что с их точки зрения «не совсем правильно». Снижение активности они прямо связывают с понижением настроения, при этом относят к плохому настроению и «никакое настроение». Если до возникновения депрессии подростки хорошо успевали в школе, то они нередко отмечают связь между затруднениями в осмыслении материала и понижением настроения, особенно когда имеются ограничения во времени, подчеркивает ухудшение состояния к вечеру, при подготовке домашних заданий. Попытки развеять грусть, уныние, избавиться от скуки, заставляя себя делать что-нибудь полезное, чаще терпят неудачу. Сон, как правило, нарушен за счет засыпания и недостаточной глубины, утренние подъемы затруднены, также как и посещение занятий. Тревожный компонент расстройства не редко определяет активный поиск выхода из депрессивного состояния обычно за счет усиления активности по поиску помощи со стороны и не всегда родителей и родственников.

Различия в симптомах у испытывающих проблемы подростков имеют связь с полом. Среди тех, кто испытывал депрессию, девочек-подростков больше в два раза, чем представителей мужского пола. Подростки-девочки, скорее загоняют свои проблемы внутрь и развивают депрессию. Хотя причины этого полового различия не ясны, психологи полагают, что они могут быть связаны со значительным снижением самоуважения. Это влияние полоролевой социализации, которая сопровождает половое созревание. Давление со стороны сверстников и средств массовой информации побуждает девушек стремиться быть более привлекательными и ценить отношения выше достижений. У девушек депрессия часто сопровождается нарушениями пищевого поведения, такими как анорексия и булимия. Сочетание менее эффективных стилей совпадающего поведения с более сложными проблемами, вызванными этим давлением, может увеличить эту вероятность депрессий у девочек на пути от отрочества к юности и взрослости. Подростки-мальчики, вероятнее всего, втягиваются в антиобщественные формы поведения, такие как деликвентность или употребление наркотиков. У мальчиков-подростков депрессия нередко сопровождается срывами. Депрессия в подростковом возрасте появляется одновременно с другими расстройствами в ответ на внутреннее и внешнее напряжение. Подольский А. отмечает: « депрессия и тревожные состояния, депрессия и поведенческие нарушения, включая импульсивное поведение, часто появляются вместе. Значительная доля тех, кто покушается на самоубийство, переживают депрессию, по меньшей мере, после своей попытки. Депрессия, мысли о самоубийстве, и употребление наркотиков также связаны между собой. У девушек недовольство своим телом может привести к расстройствам пищевого поведения, а затем и к депрессии. Особую опасность депрессии всегда связывали с нездоровьем, — исходя из предположения, что депрессия делает человека уязвимым к болезни. Депрессия может вызвать и другие проблемы, вследствие ее влияния на межличностные отношения…». Вызываемое депрессией обеднение общения может ухудшать отношения родитель — ребенок в отрочестве и влиять на романтические отношения. Депрессия у подростков часто совмещается с булимией и анорексией. Анорексия и истощение настолько часто сопровождают депрессию, что считаются одним из облигатных ее признаков и включаются в качестве критериев диагностики депрессии практически во все известные опросники. Сами подростки на снижение массы тела и утомляемость внимания не обращают. Повышение аппетита, или булимия, у подростков также могут сопровождать депрессивные состояния, хотя это наблюдается несколько реже.

Ученые считают, что вероятность возникновения у современных подростков депрессивности повышают следующие факторы:

  • Негативный образ тела (по мнению многих специалистов, может приводить к депрессии и расстройствам пищевого поведения).
  • Возросшая способность к критическому осмыслению развивающейся личностью своего будущего (может повышать риск развития депрессивности, когда подростки фиксируются на возможных негативных исходах).
  • Дисфункция семьи или проблемы психического здоровья родителей (могут вызывать стрессовые реакции и приводить к депрессии и поведенческим расстройствам).
  • Супружеские разводы или развод и экономические затруднения в семье (вызывают стресс и депрессию).
  • Низкая популярность среди сверстников (устойчиво связывается с депрессией в подростковом возрасте и служит одним из самых надежных предсказателей депрессии у взрослых).
  • Низкая школьная успеваемость (ведет к развитию депрессивности и нарушениям поведения у мальчиков, но не сказывается столь негативно на девочках).

В подростковом возрасте и юности депрессивные симптомы в большинстве случаев сходны с симптомами депрессии у взрослых. Отчаяние и чувство, что в создавшейся ситуации ничего не может измениться, ведут в этот период жизни к повышенному риску суицида. Иногда такие подростки пытаются улучшить свое психосоматическое состояние с помощью алкоголя или наркотиков. Начиная с пубертатного возраста, отмечается преобладание депрессивных нарушений у девочек по сравнению с мальчиками. Депрессивность у подростков часто сопровождаются потерей интереса к школьным и внешкольным занятиям. Подростки с депрессивными расстройствами часто прогуливают школу.

Отметим еще немаловажный фактор развития депрессивного состояния у подрастающего поколения, с психоаналитической точки зрения, частым, если не универсальным, признаком депрессии является нарушение регуляции самооценки. Депрессия развивается у лиц с неустойчивой самооценкой, теряющих внешнюю опору, необходимую для поддержания стабильного образа себя. Во всех исследованиях результаты показали, что тех, кто оценивал собственную деятельность выше, чем это было на самом деле, высока вероятность развития подавленного состояния и депрессии. По мнению ученых,  существует тесная связь между возникновением депрессивного состояния и уровнем самооценки личности подростка. Очень часто основной причиной депрессии является так же постепенное понижение человеком собственной самооценки, собственных привлекательных черт и заслуг. Это происходит обычно под влиянием негативных мыслей о себе.

Так как в подростковом возрасте активно формируется самосознание, вырабатывается собственная независимая система эталонов самооценивания и самоотношения. В этом возрасте подросток начинает осознавать свою особенность и неповторимость, в его сознании происходит постепенная переориентация с внешних оценок (преимущественно родительских) на внутренние. В процессе развития самосознания центр внимания подростков все более переносится от внешней стороны личности к ее внутренней стороне. Все эти перемены влекут за собой различные внутренние конфликты, которые могут являться основой для развития депрессии у подростков. Данные многочисленных исследований показывают, что подростки с низкой самооценкой подвержены депрессивным тенденциям. Причем одни исследования выявили, что низкая самооценка предшествует депрессивным реакциям или является их причиной, а другие — что депрессивный аффект проявляется сначала, а затем инкорпорируется в низкую самооценку.

Также обстоит дело и с завышенной самооценкой. По словам А.В. Захарова: «Депрессия и подавленное состояние возникают, когда завышенная самооценка мешает самосовершенствованию и развитию».

В силу вышесказанного, мы понимаем, что одной из главных задач, является своевременная диагностика подростков, поведение и чувства которых выпадают из нормального спектра, так как раннее вмешательство, посредствам профилактики и коррекции, может привести к положительным результатам.

Психолог 

Крымшокалова Н.В.

Патология эмоций и чувств

Эмоциональные проявления могут носить и патологический характер.
Размещено на реф.рф
Этому способствуют различные причины. Источником патологических эмоций бывают особенности характера и связанные с ними эмоциональные отношения. К примеру, робость как черта характера может существенно влиять на возникновение патологического состояния страха и тревоги, у требовательного человека неудовлетворение желаний может вызывать реакцию гнева, а у нетребовательного – уступчивость, подчинœение; при этом, гнев может вызвать болезненное состояние перевозбуждения, а вслед за уступчивостью может возникнуть болезненная реакция нервной системы.

Следует отметить, что эмоциональная патология имеет важное значение среди различных нарушений психики. Здесь крайне важно отметить важность эмоциональной возбудимости, к примеру, понижение эмоциональной возбудимости, до той степени, когда даже сильные раздражители не вызывают эмоций, что принято называть чувственной тупостью, противоположна ей повышенная эмоциональная возбудимость, когда даже слабые раздражители вызывают бурные эмоциональные реакции, что характерно для неврастении.

К нарушениям эмоциональной сферы относят расстройства настроения, такие как: депрессия, дисфория, эйфория.

Депрессия– аффективное состояние, характеризующееся отрицательным эмоциональным фоном, изменением мотивационной сферы, когнитивных представлений и общей пассивностью поведения.

Субъективно человек в состоянии депрессии испытывает тяжелые, мучительные эмоции и переживания, такие как, подавленность, тоска, отчаяние. Влечения, мотивы, волевая активность снижены. На фоне депрессии возникают мысли о смерти, проявляется самоуничижение, суицидальные стремления. Помимо угнетенно-подавленного настроения, характерны идеаторная – мыслительная, ассоциативная – и двигательная заторможенность. Депрессивные больные малоподвижны. Большей частью сидят в уединœенном месте, опустив голову. Различные разговоры для них тягостны. Самооценка снижена. Изменено восприятие времени, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ течет мучительно долго.

Различают функциональные состояния депрессии, возможные у здоровых людей в рамках нормального психического функционирования, и патологические, являющиеся одним из психиатрических синдромов. Менее выраженное состояние принято называть субдепрессия.

Субдепрессия – снижение настроения, не достигающее степени депрессии, наблюдается при ряде соматических заболеваний и неврозах.

Дисфория – пониженное настроение с раздражительностью, озлобленностью, мрачностью, повышенной чувствительностью к действиям окружающих, со склонностью к вспышкам агрессии. Встречается при эпилепсии. Дисфория наиболее характерна при органических заболеваниях головного мозга, при некоторых формах психопатий – эксплозивной, эпилептоидной.

Эйфория – повышенное радостное, веселое настроение, состояние благодушия и беспечности, не соответствующее объективным обстоятельствам, при котором наблюдается мимическое и общее двигательное оживление, психомоторное возбуждение. Все окружающее воспринимается в светлых радужных тонах, всœе люди представляются очаровательными и добрыми. Другой симптом — ϶ᴛᴏ идеаторное возбуждение: мысли текут легко и быстро, одна ассоциация оживляет сразу несколько, память выдает богатую информацию, однако внимание неустойчивое, крайне отвлекаемое, благодаря чему способность к продуктивной деятельности очень ограниченна. Третий симптом — ϶ᴛᴏ двигательное возбуждение. Больные в постоянном движении, за всœе берутся, но ничего не доводят до конца, мешают окружающим своими услугами и помощью.

Неустойчивость эмоций проявляется как эмоциональная лабильность. Эмоциональная лабильность характеризуется легкой сменой настроения от несколько грустного к повышенному без какого-нибудь значительного повода. Она часто наблюдается при заболеваниях сердца и сосудов мозга или на фоне астении после перенесенных соматических заболеваний и пр.

Эмоциональная амбивалентность характеризуется одновременным существованием противоположных эмоций. При этом наблюдается парадоксальное изменение настроения, к примеру, несчастье вызывает радостное настроение, а радостное событие – грусть. Наблюдается при неврозах, акцентуациях характера и некоторых соматических заболеваниях.

Наблюдается также амбивалентность чувств – несогласованность, противоречивость нескольких одновременно испытываемых эмоциональных отношений к некоторому объекту. Амбивалентность чувств в типичном случае обусловлена тем, что отдельные особенности сложного объекта по-разному влияют на потребности и ценности человека, особый случай амбивалентности чувств представляет собой противоречие между устойчивыми чувствами к предмету и развивающимися из них ситуативными эмоциями.

Вместе с тем, может наблюдаться неадекватность эмоций, которая может иногда выражена при шизофрении, когда эмоция не соответствует вызвавшему ее раздражителю.

Апатия– болезненное безразличие к событиям внешнего мира, своему состоянию; полная потеря интереса к какой-либо деятельности, даже к своему внешнему виду. Человек становится неряшливыми и неопрятными. К своим родным и близким люди при апатии относятся холодно, безучастно. При относительно сохранной мыслительной деятельности они теряют способность чувствовать.

Формирование эмоций человека – важнейшее условие развития его как личности. Только став предметом устойчивых эмоциональных отношений, идеалы, обязанности, нормы поведения превращаются в реальные мотивы деятельности. Чрезвычайное разнообразие эмоций человека объясняется сложностью отношений между предметами его потребностей, конкретными условиями возникновения и деятельностью, направленной на их достижение.

декабря | 2014 | Лаборатория эмоций, мозга и поведения

Получено с http://organisationdevelopment.org/tag/intergroup-conflict/.

В предыдущих постах я исследовал концепции, связанные с тем, как эмоции влияют на отдельный экземпляр восприятия человека. В этом заключительном посте я рассмотрю причины и следствия эмоций при взаимодействии в реальном времени. Литература, которую я рассмотрю, специально исследует, каким образом эмоции влияют на то, как воспринимающий реагирует на людей, принадлежащих к другой социально сконструированной группе.

Члены чужой группы вызывают реакцию на угрозу в восприятии

Исследователи изучили гипотезу о том, что воспринимающие, взаимодействующие с социально обесцененными членами, будут демонстрировать более сильную реакцию на угрозу и более низкую производительность при выполнении совместной задачи (W. B. Mendes, Blascovich, Lickel, & Hunter, 2002). Они привели белых и латиноамериканских участников в лабораторию и поручили им работать с партнером, который на самом деле был сообщником исследования. Чтобы манипулировать социальной ценностью, исследователи манипулировали прошлым сообщников двумя способами: расой (черный или белый) и социально-экономическим статусом (SES; низкий или высокий).Было три этапа эксперимента, призванного имитировать встречу с незнакомцем. На первом этапе участник и сообщник делились справочной информацией о себе. На втором этапе участнику было поручено выступить перед единомышленниками о работе в команде. На заключительном этапе участник и сообщник совместно выполняли задание на поиск слов, очень похожее на игру Boggle.

Во время этих взаимодействий исследователи собирали данные о сердечно-сосудистых заболеваниях (CV) участников.Исследователи изучили мотивационное состояние участников на протяжении всего взаимодействия с помощью данных их резюме. Их особенно интересовало, демонстрировали ли участники вызов или реакцию на угрозу, что характеризовалось конкретным CV

.

Предполагаемые реакции на стрессоры, Mendes et. др., (2008).

ответа (см. таблицу слева). Реакция на вызов представляет собой ориентированное на подход мотивационное состояние, характеризующееся повышенным сердечным выбросом (СВ), повышенной сократимостью желудочков (ЖС), снижением общего периферического сопротивления (ОПО) и увеличением частоты сердечных сокращений (ЧСС).Состояние вызова, вероятно, повысит производительность участника при выполнении задачи. Хотя в некотором роде реакция на вызов похожа на реакцию на вызов, реакция на угрозу однозначно характеризуется отсутствием изменений в СО и увеличением на в TRP. Кроме того, ожидается, что участники, испытывающие реакцию на угрозу, хуже справятся с задачей.

Исследователи ожидали, что когда участники взаимодействовали с социально обесцененным сообщником (например, чернокожим или с низким СЭС), они реагировали бы на угрозу.И наоборот, они ожидали, что когда участники взаимодействуют с социально ценным сообщником (например, белым или с высоким СЭС), они будут демонстрировать реакцию на вызов. Результаты подтвердили их прогнозы: на этапах 2 и 3 участники демонстрировали ответы CV, соответствующие реакции на угрозу, при взаимодействии с чернокожим и/или с низким уровнем SES (по сравнению с белым или высоким уровнем SES).

Используя аналогичную парадигму, исследователи также изучили, влияет ли расовый статус партнера по взаимодействию на мотивационную реакцию участников на социальное неприятие (Wendy Berry Mendes, Major, McCoy, & Blascovich, 2008).Белым и черным участникам было поручено работать с сообщником, который был членом их расовой аутгруппы или ингруппы. Участнику было поручено произнести короткую речь о том, почему он или она становится хорошим другом. После этого выступления участник получил положительный или отрицательный (поддельный) отзыв от сообщника. На протяжении всего задания исследователи собирали данные CV, чтобы определить мотивационные состояния участников (вызов или угроза) во время взаимодействия. Результаты показали, что когда участники получали негативную обратную связь от члена своей группы, они демонстрировали CV-ответы, соответствующие угрозе (более низкий уровень CO и более высокий TRP).И наоборот, когда участник получал отрицательный результат от члена расовой чужой группы, он демонстрировал реакцию CV, соответствующую реакции гнева.

Эмоции влияют на реакцию на членов чужой группы

В связанной работе ДеСтено, Дасгупта, Бартлетт и Кайдрик (2004) исследовали, может ли эмоциональное состояние человека влиять на его отношение к члену минимальной группы. Социальные психологи часто используют минимальные групповые парадигмы для изучения минимальных условий, необходимых для проявления участниками межгрупповой предвзятости.ДеСтено и его коллеги (2004) создали минимальные группы на основе фальшивого «личностного теста», в котором участники были произвольно распределены в одну из двух групп. Таким образом, в отличие от предыдущих исследований, в которых изучались внешние группы по признаку расы, преимущество этих минимальных групп состоит в том, что они свободны от любых предрассудков, сложившихся в нашей культурной истории. После того, как их распределили в одну из двух групп, участников обучали с помощью изображений узнавать, какие другие люди были членами их внутренней и внешней группы.После этапа обучения исследователи вызывали у участников чувство грусти или гнева, используя задание на свободное письмо (т. е. они писали либо о предыдущем событии, которое их огорчило, либо разозлило). Наконец, участники выполнили задание по измерению своего имплицитного отношения к членам своей ингруппы и аутгруппы.

Результаты показали, что эмоциональное состояние участников влияло на то, проявляли ли они склонность к своей группе — склонность создавать положительные (по сравнению с отрицательными) ассоциации с членами своей группы (по сравнению с чужой группой).В частности, участники, которых вызвали на гнев, с большей вероятностью создавали негативные ассоциации с членами своей минимальной аутгруппы. Участники, которых заставили почувствовать грусть, не проявляли предвзятости: они с одинаковой вероятностью создавали негативные ассоциации как со своей, так и с чужой группой.

Результаты рассмотренных здесь исследований согласуются с предыдущей работой, демонстрирующей автоматическую активацию миндалевидного тела — части мозга, обычно связанной со страхом — в ответ на представителей расовой чужой группы (Phelps et al., 2000). В совокупности эти результаты показывают, что эта ранняя и автоматическая активация миндалевидного тела приводит к измеримым различиям в CV и влияет на способность участников выполнять простые задачи с партнером в зависимости от их статуса вне группы. Более того, мы могли бы с полным основанием ожидать, что повышенная активация миндалины будет наблюдаться не только в ответ на членов расовой чужой группы (ассоциации, которые часто эмоционально заряжены из-за исторических и культурных влияний), но также и на членов минимальной чужой группы.

Вместе эти исследования проливают свет на роль эмоций в управлении межгрупповыми взаимодействиями. Ясно, что межгрупповые взаимодействия омрачены негативными эмоциями даже ниже уровня осознания воспринимающего. Эти результаты показывают, насколько сложно воспринимающим людям взаимодействовать с людьми, которые отличаются от них, и подчеркивают важность разработки более эффективных стратегий для облегчения позитивных и продуктивных межгрупповых контактов.

Каталожные номера

ДеСтено, Д., Дасгупта, Н., Бартлетт, М.Ю., и Кайдрик, А. (2004). Предрассудки из воздуха: влияние эмоций на автоматические межгрупповые отношения. Психологическая наука , 15 (5), 319–24. doi:10.1111/j.0956-7976.2004.00676.x

Мендес, В. Б., Бласкович, Дж., Ликель, Б., и Хантер, С. (2002). Вызов и угроза во время социальных взаимодействий с белыми и черными мужчинами. Бюллетень личности и социальной психологии , 28 (7), 939–952. дои: 10.1177/014616720202800707

Мендес, В.Б., Мейджор Б., Маккой С. и Бласкович Дж. (2008). Как атрибуционная неоднозначность формирует физиологические и эмоциональные реакции на социальное неприятие и принятие. Журнал личности и социальной психологии , 94 (2), 278–91. дои: 10.1037/0022-3514.94.2.278

Фелпс, Э. А., Коннор, К. Дж. О., Каннингем, В. А., Фунаяма, Э. С., Гейтенби, Дж. К., и Гор, Дж. К. (2000). Производительность по косвенным показателям оценки расы предсказывает активацию миндалевидного тела.

Предвидение трудных задач: нейронные корреляты негативных эмоций и регуляция эмоций | Поведенческие и мозговые функции

Исследования неоднократно показывали, что выполнение сложных задач часто связано с негативными чувствами, такими как сильное возбуждение, стресс или тревога.В частности, эти негативные чувства, по-видимому, более выражены для сложных задач по сравнению с более легкими (см. обзор [1]) и могут негативно влиять на когнитивные способности при выполнении различных задач (например, чтение, внимание и т. д.) [2]. ,3,4]). В этом контексте трудность обычно характеризуется потребностью во внимании, когнитивных и т. д. ресурсах, необходимых для выполнения поставленной задачи. Таким образом, сложная (т. е. более требовательная) задача, в свою очередь, приводит к снижению производительности, поскольку возбуждение, стресс и тревога потребляют когнитивные ресурсы (т.г., [5]). Это может даже закончиться порочным кругом, когда человек воспринимает сложные задачи как угрозу, что приводит к еще большему беспокойству. Тревога обычно определяется как негативное эмоциональное состояние, возникающее в ситуациях, когда уровень воспринимаемых требований к человеку перевешивает его/ее ресурсы для выполнения поставленной задачи [6].

Взаимосвязь между сложностью задачи и производительностью отражается активацией коры во время выполнения задачи. Одно предположение состоит в том, что тревожные люди больше беспокоятся о сложной и потенциально опасной задаче и о том, как с ней справиться.В результате эти тревожные участники пытаются использовать стратегии, чтобы уменьшить последствия тревоги, чтобы справиться с задачей, что отражается в усиленной активации миндалевидного тела и уменьшении задействования областей, связанных с когнитивным контролем и торможением, таких как дорсолатеральная префронтальная кора (DLPFC; см. 7], для обзора). Напротив, нетревожные участники могут также чувствовать тревогу по поводу предстоящей трудной задачи, но затем, однако, успешно использовать процессы регуляции эмоций (например, [8]), чтобы переоценивать негативные чувства в неэмоциональных терминах, что может отражаться повышенной активацией. в этих областях, связанных с когнитивным контролем.

Интересно, что о негативных чувствах также часто сообщают в контексте математических задач (например, [7,8,9]). Например, было показано, что работа с числами вызывает интенсивные отрицательные эмоции и стресс настолько надежно, что арифметика в уме является одной из наиболее часто используемых задач для вызова стресса в лабораторных условиях (например, [10,11,12,13]). Например, повышенный уровень стресса может отражаться увеличением частоты сердечных сокращений и артериального давления (например, [14, 15]). Возможно, что эти сильные негативные реакции на математические задачи отражают специфическую тревогу, связанную с числовыми задачами (т.например, математическая тревожность, например, [9]). Однако также возможно, что отрицательные реакции просто отражают тот факт, что математика воспринимается как сложная. Интересно, что более сложные числовые задачи, по-видимому, вызывают более сильные негативные эмоции и физиологические реакции, чем более простые числовые задачи (например, [16, 17]; см. также [8] о нейронных коррелятах). Поэтому, вероятно, как сложные задачи, так и числовые задачи связаны с негативными переживаниями в целом, так что наиболее сильный эмоциональный и физиологический отклик на математику должен наблюдаться именно тогда, когда участникам приходится решать сложные математические задачи [8].

Как упоминалось выше, возможно, что сильные негативные реакции на математические задачи просто отражают то, что математика воспринимается как трудная. Тем не менее, имеется обширная литература по математической тревожности, показывающая, что, если такие негативные эмоциональные реакции на математику или предвкушение необходимости заниматься математикой нельзя регулировать или компенсировать, производительность в числовых задачах значительно снижается в самых разных сферах повседневной жизни. и академические ситуации. В этом случае пострадавшие классифицируются как тревожные по математике (т.г., [18, 19]; обзор см. в [20]). Неоднократно наблюдалось, что люди с тревожностью по математике плохо справляются с задачами, связанными с числовой информацией, в то время как их производительность в других общих логических задачах не страдает и является типичной (например, [21, 22]).

Чтобы углубить наше понимание основных механизмов, ведущих к уменьшению обработки числовой информации в контексте сложных математических задач, исследование нейрокогнитивных основ негативных эмоциональных реакций при выполнении математических операций имеет большое значение.Однако предполагалось, что негативная эмоциональная реакция на математику наблюдается только у участников с высокой математической тревожностью [8, 9]. Более того, поскольку эмоциональные реакции на математику наиболее сильны, когда участникам приходится решать сложные математические задачи, Лайонс и Бейлок [8, 9] оценили паттерны нейронной активации в ответ на сложные задачи у участников, выполняющих как сложные, так и простые числовые и нечисловые задачи. Важно отметить, что авторы оценивали нейронную активацию во время фактического выполнения задачи [8], а также во время простого ожидания необходимости выполнения соответствующей числовой задачи, то есть после предъявления сигнала, указывающего на характер предстоящей задачи (т. .т. е., трудный vs. легкий [8, 9]). Авторы заметили, что уже после предъявления сигнала, указывающего на предстоящую сложную числовую задачу, и, следовательно, до того, как соответствующая задача должна быть выполнена, активировались области мозга, связанные с обработкой отрицательных эмоций [8] и даже боли [9]. Сеть для отрицательных эмоций включала двусторонний гиппокамп и (пре)лобные области [8], но не миндалевидное тело, которое обычно активируется при обработке эмоций [23], тогда как сеть боли включала островок и среднюю поясную кору [8].

Однако Лайонс и Бейлок [8, 9] сообщили, что у тревожных по математике участников, которые демонстрировали типичную и, следовательно, неповрежденную производительность при выполнении математических задач, активировались не только нейронные сети, связанные с обработкой отрицательных эмоций и боли, но также и сеть, связанная с обработкой негативных эмоций и боли. с процессами когнитивного контроля. Утверждалось, что эта сеть когнитивного контроля участвует в регулировании негативных чувств страха, отчаяния или боли путем переоценки и задействует дорсолатеральную префронтальную кору (DLPFC) и переднюю поясную кору (ACC).Важно отметить, что области, формирующие эту сеть когнитивного контроля, по-видимому, также играют ключевую роль в регуляции эмоций в целом (например, [24]; обзор см. в [25]).

Интересно, что нейронные сети для обработки негативных эмоций и боли, а также для демонстрации когнитивного контроля активизировались уже тогда, когда участники ожидали предстоящей числовой задачи. Это указывает на то, что эмоциональные эффекты, связанные с математикой, уже можно наблюдать при исследовании временного интервала между предъявлением сигнала и началом фактического задания [8, 9], и, таким образом, эти эмоциональные эффекты не смешиваются с нейронной активацией, связанной с фактическим выполнением задания.В случае успешной регуляции эмоций поставленная задача может быть выполнена со всеми доступными когнитивными ресурсами [21], так что производительность не ухудшится [8].

Однако важно отметить, что последние предположения Лайонса и Бейлока (т. е. отсутствие ухудшения результатов при успешной регуляции эмоций) основаны на сравнении участников с высокой тревожностью по математике и с низкой тревожностью по математике (т. е. участников, набравших в верхнем и нижнем квинтиле в скрининговом тесте на тревожность по математике [8]) и при сравнении участников с высокой тревожностью по математике [9].По мнению авторов, сеть, связанная с обработкой негативных эмоций, должна наблюдаться только у участников с высокой математической тревожностью, потому что люди с низкой математической тревожностью «[…] не имеют отрицательной эмоциональной реакции в ожидании математики, которая требует переосмысления» ([8] , стр. 2108). Если бы это предположение было верным, то не было бы возможности наблюдать в этой сети активацию обработки негативных эмоций у участников, не испытывающих тревожности по поводу математики, в ожидании сложной предстоящей числовой задачи, а также участники, не тревожащиеся по поводу математики, не должны были бы выражать негативные чувства, когда их спрашивали о результате. завершение задачи (т.г., в анкете). Кроме того, они не должны демонстрировать активацию в сети когнитивного контроля, обслуживающей регуляцию эмоций.

Однако есть данные, показывающие, что (i) негативные эмоциональные реакции в ожидании сложной задачи кажутся скорее общей тенденцией, чем исключением (см. обзор [26]) и (ii) что эти негативные эмоциональные реакции эмоции можно успешно регулировать с помощью переоценки [27] и механизмов когнитивного контроля [24, 28]. Согласно процессной модели регуляции эмоций, переоценка является ранним процессом эмоционального контроля и обеспечивает одно из наиболее эффективных средств уменьшения негативных эмоций, связанных с аверсивным событием [24, 27, 29].Когда регуляция первоначальной эмоциональной реакции успешна, выполнение задания будет лучше, как продемонстрировали Лайонс и Бейлок [8, 9] в случае участников с высокой математической тревожностью. Поэтому мы выдвигаем гипотезу, что не тревожные математикой участники не обязательно должны характеризоваться отсутствием активации в сети, связанной с обработкой негативных эмоций. Вместо этого участники, не испытывающие тревожности по математике, должны характеризоваться наличием (достаточной) активации в сетях, обслуживающих когнитивный контроль/регуляцию эмоций во время обработки чисел — взаимодействие, которое было показано Лайонсом и Бейлоком [9] для участников с высокой тревожностью по математике и с нормальным уровнем интеллекта. математическая производительность.

Настоящее исследование

В этом исследовании мы стремились изучить нейронную активацию участников, не испытывающих тревожности по поводу математики, во время ожидания сложных и простых числовых задач. Мы использовали числовую задачу, потому что математика обычно воспринимается как сложная и требовательная. В частности, мы использовали задачу сравнения относительных величин (то есть дробей и пропорций) и исследовали нейронную активацию в ответ на сигналы, указывающие на предстоящие задачи. Мы использовали сравнение величин пропорций, потому что дроби и пропорции достаточно сложны, чтобы вызвать эмоциональные реакции у участников, не озабоченных математикой.В то же время пропорции также хорошо подходят для управления сложностью задач. Чтобы избежать того, что наблюдаемые эффекты обусловлены специфическими для обозначения процессами, мы использовали как символические, так и несимволические пропорции. Это важно, потому что мы хотели оценить довольно общие механизмы когнитивной обработки. Поэтому мы не ожидали наблюдать специфическую активацию IPS, поскольку обычно предполагается, что IPS поддерживает обработку числовой величины независимым от обозначений способом [30,31,32,33].Поскольку было обнаружено, что сравнение величин десятичных дробей проще, чем сравнение величин дробей [34], мы использовали сравнение дробей как более сложное и десятичное сравнение как более легкое условие в символьной записи. Для несимволического обозначения мы использовали пропорции, визуализированные точечными узорами (т. Е. Отношение синих к желтым точкам, см. Также рис. 1), как более сложное, и круговые диаграммы как более легкое условие в соответствии с поведенческими пилотными данными.

Рис. 1

Экспериментальный дизайн. a Иллюстрация экспериментальной процедуры в начале каждого блока (т. е. одно из пяти испытаний). b Представленные реплики во всех форматах записи

Более того, чтобы дополнить данные о нейронной активации субъективной мерой эмоциональных реакций и определить, были ли эти реакции на самом деле отрицательными или положительными, участники также ответили на вопросник оценки стресса после выполнения заданий. Мы предположили, что отрицательные эмоциональные реакции на предвкушение сложных математических действий присутствуют у всех людей, независимо от уровня их математической тревожности.В этом случае не столь важно, насколько сильна эта эмоциональная реакция, а насколько хорошо ее можно регулировать.

Таким образом, мы выдвинули гипотезу о том, что более сложные задачи должны вызывать более сильные отрицательные эмоциональные реакции у наших не-математико-тревожных участников как субъективно (как показано в анкете), так и объективно (как показано в нейронных активациях во время ожидания) независимо от обозначения презентации. Поскольку мы оценивали участников, не беспокоящихся о математике, мы также ожидали одновременной активации в сети, связанной с когнитивным контролем, отражающим регуляцию эмоций.Чтобы определить влияние значений математической тревожности, субъективно оцененных с помощью сокращенной шкалы математической тревожности (AMAS; [35]), на паттерны активации, активацию, предсказанную значениями математической тревожности, моделировали отдельно.

В дополнение к этой гипотезе о независимых от нотации процессах регуляции эмоций мы также ожидали специфических различий в паттернах активации для символических цифровых и несимволических сигналов. В частности, мы ожидали обнаружить активацию в областях, связанных с идентификацией арабских цифр, таких как визуальная числовая форма (VNF) после символических сигналов (т.д., дроби, десятичные дроби). Поскольку предполагается, что ВНФ автоматически включается в обработку зрительных цифр [36, 37], всякий раз, когда человек визуально воспринимает символические числовые стимулы.

Влияние эмоциональных лиц на рабочую память у подростков с тревогой обучения

Текущая психология подростки

сучебной тревогой

YueShen1· ZhaocongLi1· Man–Shao2· YingweiLiu3· YiyunZhang1

Авторы приняты: 1 ноября 2021 г. лицензия Springer Science+Business Media, LLC, часть Springer Nature 2021

Abstract

Предыдущие исследования характеристик обработки рабочей памяти тревожных людей были больше сосредоточены на эффектах черты

, чем на состоянии тревоги, особенно на характеристиках обработки рабочей памяти под эмоциональными лицами.Учебная тревога

влияет не только на обучение подростков, но и на их жизнь и общее развитие личности. Это первое исследование, посвященное изучению

подростков с тревогой обучения и изучению влияния различных негативных эмоциональных лиц на рабочую память. Подростки —

цента с тревогой обучения (n = 30) и типично развивающиеся (n = 30) подростки выполнили эмоциональную задачу 2-back с

эмоциями лица и полом в качестве целевого стимула. Когда мимические эмоции были целевым стимулом, две группы попросили

вспомнить эмоции на лице (гнев, печаль и нейтральные).Когда целью был пол лица, а эмоция лица была

фоновым стимулом, две группы запомнили пол лица. Показатели рабочей памяти в группе с тревогой обучения

были хуже, чем в группе с типичным развитием. Когда мимические эмоции были целевым стимулом, сердитые и грустные лица

значительно мешали работе рабочей памяти в группе с тревогой обучения. Когда пол лица был целевым стимулом

, а эмоция лица была фоновым стимулом, интерференционный эффект негативных эмоций был больше, а точность

была ниже в группе с тревогой обучения.Таким образом, в отличие от предвзятого влияния личностной тревожности на отрицательные эмоции, отрицательные эмоции (гнев и печаль) нарушают рабочую память подростков в группе учебной тревоги

. Это вмешательство существует независимо от того, являются ли негативные эмоции целью или фоном. Этот результат предлагает

рекомендации для образовательных практик. То есть следует избегать воздействия негативных эмоций на учащихся, особенно на тех, у кого есть тревога по поводу обучения.

Ключевые слова Эмоциональные лица· Учебная тревога· Рабочая память· Отрицательная эмоция

Введение

Тревога – это инстинктивная эмоциональная реакция, которая представляет собой

ориентированное на будущее эмоциональное состояние, характеризующееся беспокойством

и страхом. Тревожность можно разделить на личностную и ситуативную

(Спилбергер, 1971). Черта тревожности — это относительно стойкое личностное различие в склонности к тревожности. Это

форма поведения, которая остается относительно стабильной

в разное время и в различных ситуациях.Напротив, ситуационная тревога представляет собой временно колеблющееся эмоциональное состояние. Это степень

тревоги, которую испытывают люди в конкретной ситуации.

Состояние тревоги связано с повышенной активностью вегетативной

нервной системы. Главная особенность состоит в том, что некоторые осознанные

субъективные ощущения вызываются напряжением. Состояние тревожности имеет

разную степень и колеблется при изменении ситуационного

стресса (Saviola et al., 2020).

Учебная тревога — это тип состояния тревоги. Студенты имеют тенденцию беспокоиться о потенциальных угрозах на их самооценку в

* Yiyun Zhang

[email protected]

yue Shen

[email protected]

Zhaocong Li

[email protected]

человек Shao

[email protected]

yingwei liu

9

83 @qqqu

1 Школа

1 Школа

1 Школа

.

9, Китай

2, China

2 Профессиональное образование и Технический колледж,

Далянь116052, Китай

3 Старшая средняя школа округа Телин города Ляонин, Телин,

Телин112002, Китай

Содержание предоставлено Springer Nature, применяются условия использования.Права защищены.

Расширение и развитие теории положительных эмоций

На протяжении всей истории психологи обычно сосредотачивались на негативных состояниях человека.

Этот фокус в конечном итоге повлиял на то, как психологи изучали переживание эмоций; в течение многих лет расследования обычно были направлены на негативные эмоции, такие как тревога, гнев и депрессия.

Следовательно, один критический вопрос остался без ответа: Что хорошего в положительных эмоциях?

Этот вопрос был заголовком новаторской статьи Барбары Фредриксон, опубликованной в Review of General Psychology в 1998 году.В статье Фредриксон выдвигает новую теорию положительных эмоций, утверждая, что они служат для расширения репертуара мгновенных мыслей и действий людей, тем самым способствуя хорошему здоровью и функционированию.

Эта теория теперь известна как Теория положительных эмоций «расширяй и развивай» .

В этой статье мы рассмотрим некоторые ключевые различия между положительными и отрицательными эмоциями, обрисуем в общих чертах основные принципы теории Фредриксона «Расширяй и развивай» и укажем вам на дополнительные ресурсы, чтобы узнать больше о своих эмоциях.

Прежде чем вы продолжите, мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить три наших упражнения на развитие эмоционального интеллекта. Эти научно обоснованные упражнения не только улучшат вашу способность понимать свои эмоции и работать с ними, но также дадут вам инструменты для развития эмоционального интеллекта ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Почему положительные эмоции недостаточно изучены?

Каждый хочет испытывать положительные эмоции, такие как счастье, волнение и любовь. Несмотря на это, исследования о том, как культивировать такие эмоции, только недавно начали процветать с появлением таких движений, как позитивная психология.

Так почему же ученые решили пренебречь таким важным аспектом человеческого опыта?

В своей статье (1998) Фредриксон предлагает три возможных объяснения.

 

Положительных эмоций мало и они менее дифференцированы

В целом положительных эмоций оказалось меньше, чем отрицательных. Действительно, на каждую положительную эмоцию, указанную в научной таксономии, приходится три или четыре отрицательных эмоции (Ellsworth & Smith, 1988).

Точно так же положительные эмоции кажутся менее дифференцированными в своем выражении. В то время как негативные эмоции, такие как гнев, грусть и отвращение, вызывают уникальные изменения в выражении лица, такие эмоции, как радость, удовлетворение и расслабление, вероятно, вызывают очень похожие выражения, такие как приподнятые губы, связанные с улыбкой (Ekman et al., 1987).

Это отсутствие дифференциации положительных эмоций часто проявляется, когда мы пытаемся вспомнить эмоциональные воспоминания.

В качестве иллюстрации попробуйте поразмышлять об одном или двух позитивных взаимодействиях с другом и определить эмоции, которые они вызвали.Скорее всего, вы бы описали их как приятные, веселые, расслабляющие или, возможно, все три вместе.

Теперь подумайте о паре негативных взаимодействий с другом и попытайтесь описать их эмоционально.

Возможно, вы обнаружите, что слова, которые вы выберете, будут весьма специфичны для конкретной ситуации. Например, если вы поссорились с другом, который раскрыл ваш секрет, вы можете почувствовать себя преданным или обиженным. Однако вы бы не чувствовали себя так, если бы навещали своего друга в больнице.Вместо этого вы, вероятно, почувствовали бы беспокойство, хотя обе эти ситуации вызывали негативные эмоции.

Ученые предполагают, что причина такой дифференциации отрицательных эмоций может сводиться к естественному отбору и выживанию. В то время как возможности чувствовать себя позитивно могут служить для временного улучшения нашего благополучия, неспособность реагировать на угрозы рискует убить нас либо напрямую, либо из-за отключения от других, от которых зависит наше выживание.

Таким образом, эта дифференциация в нашем переживании отрицательных эмоций, возможно, помогла нашим предкам адекватно реагировать в опасных для жизни ситуациях (Nesse, 1990).

 

Проблемы требуют внимания

Отрицательные эмоции создают проблемы для отдельных людей и общества, что указывает на еще одну причину, по которой ученые обращают на них внимание (Fredrickson, 1998).

Например, те, кто не может сдержать гнев, могут быть склонны к насилию. Хроническое переживание негативных эмоций может привести к физическим недугам, таким как болезни сердца, которые ложатся бременем на систему здравоохранения (Бэрфут, Дальстрем и Уильямс, 1983). Кроме того, хроническое переживание печали (т.д., депрессия) может привести к суициду.

В то время как между отрицательными эмоциями и нежелательными последствиями установлено много связей, между положительными эмоциями и отрицательными результатами существует гораздо меньше связей. Возможно, одним исключением является переживание мании или эйфории, чередующихся с депрессией у страдающих биполярным расстройством (Fredrickson, 1998).

Тем не менее, эти четкие связи между отрицательными эмоциями и неблагоприятными последствиями для людей и общества указывают на еще одну причину, по которой психологи, вероятно, пренебрегали изучением положительных эмоций.Однако, как мы обнаружим, положительные эмоции могут играть важную, но недостаточно изученную роль в защите нас от негативного психологического и физического неблагополучия.

 

Теоретики связывают эмоции с тенденциями к действию

Положительные эмоции не требуют определенных действий, в отличие от отрицательных, и это не согласуется с большинством моделей эмоций, предлагаемых теоретиками.

В психологии фраза склонность к действию относится к побуждению действовать определенным образом.

Для большинства прототипических моделей эмоций характерно сосредоточение внимания на отрицательных эмоциях, и эти модели, как правило, связывают эмоции с конкретными тенденциями действий. Например, гнев побуждает нас атаковать или бежать, а чувство вины побуждает нас возмещать ущерб.

Поскольку интерес к положительным эмоциям вырос, ученые изо всех сил пытались установить аналогичные причинно-следственные связи между положительными эмоциями и поведением. Для иллюстрации рассмотрим следующий вопрос:

Какая тенденция к действию должна следовать из эмоции радости ?

В отличие от таких эмоций, как гнев или вина, в состоянии радости можно делать что угодно.Вы можете отправиться на прогулку в новое место, поиграть на музыкальном инструменте или посмеяться с другом.

Таким образом, положительные эмоции, по-видимому, связаны с состоянием «свободной активации», которое побуждает к экспериментам, бесцельности и готовности использовать любые возможности, которые представляются (Frijda, 1986).

Проблема с этим выводом, хотя, вероятно, и верным, заключается в том, что он противоречит существующим моделям негативных эмоций, которые проводят связи между эмоциями и конкретными тенденциями действия как механизмами выживания, такими как страх, который побуждает нас бежать от надвигающейся опасности.

Следствием этого является то, что модели положительных эмоций склонны сваливать все положительные эмоции в одну кучу, вместо того, чтобы глубоко исследовать каждую из них и ее последствия (Fredrickson, 1998).

 

2 предположения теории положительных эмоций

Итак, если положительные эмоции не защищают нас, стимулируя конкретные действия, то какой цели они служат?

Пытаясь ответить на этот вопрос, Фредриксон (1998) начинает с отказа от двух ключевых предположений.

Во-первых, она утверждает, что, в отличие от отрицательных эмоций, положительные эмоции не обязательно должны вызывать определенные действия. Наоборот, они оставляют нам свободу для самых разных вариантов поведения.

Во-вторых, она предполагает, что любые тенденции к действиям, вызываемые положительными эмоциями, не обязательно должны быть физическими, но могут также быть когнитивными. Эти изменения в познании могут затем повлиять на поведение.

Например, положительная эмоция интереса может вызвать изменения в познании; можно начать размышлять на какую-то тему, например, об историческом событии или о виде странного вида насекомого, с которым он или она столкнулись во время прогулки.Эта эмоция интереса может затем косвенно влиять на поведение через познание, например, если человек провел поиск в Google по историческому событию или начал тыкать в жучок палкой.

 

Теория расширения и построения положительных эмоций

В основе своей теории Фредриксон (1998) утверждает, что в то время как отрицательные эмоции сужают репертуар мысли-действия, положительные эмоции расширяют этот репертуар, позволяя нам использовать широкий спектр возможных познаний и поведения в ответ на эмоциональные стимулы.

С этой точки зрения положительные эмоции позволяют нам быть свободными для творчества, игривости, любопытства и экспериментов, а из такого поведения вытекают возможности для получения новых физических, социальных и интеллектуальных ресурсов.

Например, эмоция радости у детей способствует игре. Следовательно, игра развивает критические навыки и компетенции, такие как социально-аффективные навыки во время социальной игры, физические навыки во время драки и когнитивные навыки во время игры с объектами (Boulton & Smith, 1992; Dolhinow & Bishop, 1970).

Так же и положительная эмоция интереса надежно ведет к получению новых знаний, а эмоция любви помогает нам развивать социальные ресурсы.

Что становится очевидным при рассмотрении этих примеров, так это то, что расширение репертуара мысли-действия за счет переживания положительных эмоций в конечном итоге помогает людям в создании ряда личных ресурсов, отсюда и название «расширяй-и-развивай» (Fredrickson, 1998). Эти ресурсы впоследствии могут служить нам еще долго после того, как прошли эмоции, которые привели к их приобретению.

Для ясности, ресурсы в этом контексте — это все, что позволяет актору реализовать схему (Feldman, 2004). То есть ресурсы — это все, что можно использовать для достижения чего-либо. Примеры ресурсов включают новые физические возможности, социальные сети или интеллектуальные способности.

Например, наша физическая сила становится ресурсом, когда мы используем ее для перемещения тяжелого объекта, преграждающего нам путь. Точно так же социальные связи могут служить ресурсами, когда тяжелые события побуждают нас искать эмоциональную поддержку.

Согласно теории положительных эмоций «расширяй и развивай», мы, скорее всего, приобретем эти ресурсы, испытывая положительные эмоции. Если снова обратиться к приведенным выше примерам, мы, вероятно, будем более заинтересованы в том, чтобы встать с постели и заняться силовой тренировкой, когда чувствуем себя позитивно заряженными.

Точно так же у нас больше шансов завести прочного друга или социальную связь, если мы изначально оптимистичны и счастливы при первой встрече с человеком.

Рассмотрев эти предложения вместе, мы теперь можем ответить на вопрос, поставленный в статье Фредриксона (1998): Что хорошего в положительных эмоциях ?

Положительные эмоции расширяют репертуар наших мыслей и действий, тем самым помогая нам создавать ресурсы, которые могут пригодиться нам в будущем.

 

Эмпирическая поддержка теории расширения и построения

Вслед за разработкой Фредриксоном теории «расширяй и развивай» появилось множество исследований по нескольким поддисциплинам психологии, служащих для проверки ключевых положений теории.

Эти исследования также предоставляют первоначальные доказательства некоторых практических преимуществ переживания положительных эмоций (см. обзор Fredrickson, 2004).

 

Расширение мысли и внимания

Во-первых, экспериментальные данные неоднократно демонстрировали, что те, кто испытывает положительные эмоции, демонстрируют модели мышления, соответствующие тем, которые выдвигает теория расширения и развития.

А именно, люди склонны мыслить более необычно, гибко и творчески, а также более непредубежденно (см. обзор Isen, 2000).

Результаты также показали, что положительные эмоции способствуют расширению локуса внимания (Basso, Schefft, Ris, & Dember, 1996; Derryberry & Tucker, 1994). Точно так же те, кто испытывает положительные эмоции, по-видимому, лучше способны сосредоточиться на общей картине, а не на мелких деталях, по сравнению с теми, кто настроен испытывать отрицательные или нейтральные эмоции (Fredrickson & Branigan, 2005).

 

Удаление негативных эмоций

Согласно теории, отрицательные эмоции сужают репертуар мысли-действия, а положительные эмоции расширяют этот самый репертуар. Это означает, что положительные эмоции должны «отменять» остаточные эффекты отрицательных эмоций, способствуя этому расширению процесса.

Чтобы проверить это предположение, Фредриксон и его коллеги разработали эксперимент, в котором участников просили подготовить речь всего за одну минуту и ​​сказали, что их речь будет записана и представлена ​​их сверстникам.На этот раз давление времени вызвало сердечно-сосудистые симптомы тревоги, такие как учащенное сердцебиение и повышенное кровяное давление, которые были измерены.

После подготовки выступления участникам случайным образом поручили просмотреть фильмы, которые вызывали эмоции радости, удовлетворения или печали. Одна «нейтральная» пленка также служила исходным состоянием.

В трех разных экспериментах у тех, кто смотрел фильмы, вызывающие положительные эмоции, наблюдалось более быстрое восстановление сердечно-сосудистой системы (т.е., сниженная частота сердечных сокращений, кровяное давление), чем в отрицательных и исходных условиях, тем самым подтверждая эту гипотезу «отмены» (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson, Mancuso, Branigan, & Tugade, 2000).

 

Повышение психологической устойчивости и благополучия

Доказано, что сохранение позитивного мировоззрения и переживание положительных эмоций во время стресса защищает благополучие (Folkman, 1997). Мы часто называем тех, кто интуитивно понимает это, устойчивыми.

Устойчивые люди по своей природе испытывают больше положительных эмоций. Такие люди, как правило, более оптимистичны и энергичны, и эти положительные эмоции способствуют восходящим циклам, которые помогают бороться с невзгодами путем эффективного преодоления (Fredrickson, 2004).

Предполагая, что эта способность «приходить в норму» с помощью положительных эмоций может проявляться физиологически, Фредриксон провел еще один эксперимент, используя то же задание на подготовку речи, что и раньше (Tugade & Fredrickson, 2004).В ходе эксперимента участники сообщали о своей психологической устойчивости, используя шкалу самоотчета.

Результаты показали, что более высокие уровни устойчивости положительно предсказывают сообщения участников о положительных эмоциях во время стрессового задания по подготовке речи; устойчивые участники чаще сообщали о том, что испытывали счастье и интерес наряду с беспокойством. У этих участников также наблюдалось более быстрое восстановление сердечно-сосудистой системы, что объяснялось их положительными эмоциями (Tugade & Fredrickson, 2004).

Расширяя вышеизложенные данные, данные показали, что положительные эмоции могут не только указывать на наличие устойчивости, но и служить для ее создания в качестве постоянного ресурса, помогающего в долгосрочной адаптации (Fredrickson, 2004). Точно так же считается, что воздействие положительных эмоций может со временем усиливаться, подпитывая психологическое состояние процветания (Fredrickson & Losada, 2005).

 

Защита физического здоровья

Имеются данные о том, что положительные эмоции могут не только способствовать желаемому психологическому состоянию, но и защищать наше физическое здоровье благодаря своему расширяющему и укрепляющему эффекту.

Например, те, кто регулярно испытывал положительные эмоции со своими родителями, когда они были детьми, а также со своими партнерами во взрослом возрасте, значительно реже, чем другие, испытывали неприятные физические симптомы, диагностировали хронические заболевания или сообщали о плохом общем состоянии здоровья. (Рифф, Сингер, Крыло и Любовь, 2001).

Аналогично, одно лонгитюдное исследование испаноговорящих американцев показало, что у тех, кто сообщал о более высоком положительном влиянии, значительно реже становились инвалидами или умирали в течение двухлетнего наблюдения (Ostir, Markides, Black, & Goodwin, 2000).

В целом очевидно, что положительные эмоции играют фундаментальную роль в жизни счастливого, стойкого и здорового человека.

Полезное изложение этих и других открытий теории расширения и построения можно найти в этом выступлении самой Барбары Фредриксон, в которой обсуждается важность положительных эмоций для улучшения нашего понимания происходящего вокруг нас и настройки на потребности других. .

 

Теория расширения и развития на рабочем месте

По мере роста исследований в области позитивной психологии менеджеры все больше изучают роль позитивных состояний в содействии процветанию на рабочем месте.Положительные эмоции играют важную роль в такой рабочей среде.

В интервью Gallup Фредриксон дал несколько советов, как помочь менеджерам вести бизнес таким образом, чтобы культивировать и использовать преимущества положительных эмоций (Robinson, 2003):

  • Ищите способы, позволяющие сотрудникам общаться с другими на человеческом уровне на работе. Таким образом, они могут рассчитывать на то, что придут в место, где они почувствуют себя признанными и испытают связь.Вы можете сказать, работают ли эти усилия, внимательно следя за эмоциями, которые проявляют ваши сотрудники, и даже отслеживая их.
  • Помните, что небольшие моменты признания, такие как признание члена команды, что вы цените его тяжелую работу, вызывают положительные эмоции, которые могут накапливаться и приводить к чему-то большему. Например, если вы говорите кому-то, что он хорошо поработал, это вызывает положительную эмоцию гордости. Это может подпитывать последующие познания о том, что этот человек может сделать дальше, вызывая желаемое поведение, такое как постановка целей.
  • Имейте в виду, что эмоции, испытываемые в разных сферах жизни, путешествуют. Если работник регулярно испытывает негативные эмоциональные состояния дома, это, вероятно, отразится на его переживаниях и выражении эмоций на работе.
  • Имейте в виду, что мы помним эмоции больше, чем суждения. Это означает, что клиенты с большей вероятностью помнят моменты, когда они чувствовали эмоциональную вовлеченность при взаимодействии с вашим бизнесом. Когда эти эмоциональные переживания положительны, клиенты могут испытывать чувство благодарности, которое они отплатят тем, что останутся лояльными к вашему бизнесу.Таким образом, поиск способов вызвать положительные эмоции ваших клиентов через человеческое общение может стать ключом к обеспечению их лояльности.

Чтобы получить информацию о том, как культивировать положительные эмоции на рабочем месте, ознакомьтесь с некоторыми из наших других сообщений в блоге по этим темам:

 

Ресурсы расширения и создания

Надеюсь, теперь вы понимаете необходимость положительных эмоций для полноценной и здоровой жизни. Действительно, оказывается, что преимущества положительных эмоций могут носить циклический характер, накапливаться и накапливаться, что делает нас более восприимчивыми к переживанию последующих положительных эмоций в более поздний момент времени.

Рассмотрим следующее предложение Фредриксона (2000):

«Психологическое расширение, вызванное одной положительной эмоцией, может повысить восприимчивость человека к последующим приятным или значимым событиям, увеличивая вероятность того, что человек найдет положительный смысл в этих последующих событиях и испытает дополнительные положительные эмоции. Это, в свою очередь, может вызвать «восходящую спираль».

Очевидно, что получение большего количества положительных эмоций дает множество преимуществ.Но как нам культивировать эти эмоции в обычный день?

Ниже приведены несколько полезных ресурсов, которые помогут вам или вашим клиентам оценить частоту и интенсивность переживаемых положительных эмоций, культивировать больше положительных эмоций и узнать больше о теории расширения и развития.

 

Книги и дополнительная литература

Позитивность: новаторское исследование показывает, как использовать скрытую силу положительных эмоций, преодолевать негатив и процветать — Барбара Фредриксон

В этой книге вы узнаете больше о том, что такое позитив, почему он важен и как создать в своей жизни «соотношение позитива» 3 к 1, которое сделает вас счастливее.

Найдите книгу на Amazon.

Любовь 2.0: обретение счастья и здоровья в моменты близости — Барбара Фредриксон

В этой книге Фредриксон выдвигает новую смелую концепцию любви, утверждая, что положительные эмоции любви состоят из микромоментов между людьми, которые мы все можем практиковать каждый день.

Найдите книгу на Amazon.

6 упражнений для положительных эмоций: начните восходящую спираль сегодня — Сара Бэтти

В этой статье мы рассмотрим шесть простых, научно обоснованных методов, которые помогут вам испытать больше положительных эмоций уже сегодня.

Узнайте больше об этих упражнениях на положительные эмоции.

 

Оценки эмоций

  • Самопроверка положительности
    Этот бесплатный двухминутный тест, разработанный Барбарой Фредриксон, поможет вам определить, испытываете ли вы идеальное соотношение положительных эмоций 3 к 1, которое предсказывает процветание.
  • Таблица положительных и отрицательных эмоций (PANAS)
    PANAS является одним из наиболее широко используемых и научно подтвержденных методов оценки положительных (и отрицательных) эмоций.Подробнее об этой оценке и ее различных версиях вы можете прочитать в нашей специальной статье.
  • Понимание эмоций: 15 способов понять, что вы чувствуете
    Для получения набора рабочих листов и заданий, которые помогут вам разобраться в своих эмоциях, ознакомьтесь с нашей специальной статьей доктора Джереми Саттона о понимании эмоций.

 

Сообщение на вынос

Хотя положительные эмоции могут не влиять на наши действия напрямую, как отрицательные, они играют решающую роль в здоровом функционировании человека, расширяя наш разум и создавая наши ресурсы.

Эти ресурсы могут стать критически важными в случае необходимости. Положительные моменты, которыми вы поделились с друзьями, могут принести дивиденды, когда вы обнаружите, что полагаетесь на эти сети для поддержки.

Точно так же интерес и любопытство, которые подтолкнули вас к изучению нового навыка, могут помочь вам при выборе новой профессии, в которой используется этот навык.

Теория «Расширяй и развивай» Фредриксона выстраивает структуру вокруг этих примеров, подчеркивая, как позитивное переживание сегодня может помочь обеспечить наше счастье завтра.

Мы надеемся, что эта статья предоставила новую линзу, через которую можно понять эмоциональные переживания вас и ваших клиентов. И по крайней мере, возьмите этот пост как напоминание о том, чтобы сегодня сделать что-то, что вызовет улыбку на вашем лице.

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте бесплатно скачать наши 3 упражнения на эмоциональный интеллект.

  • Бэрфут, Дж. К., Дальстрем, В. Г., и Уильямс, Р. Б. (1983). Враждебность, заболеваемость ИБС и общая смертность: 25-летнее последующее исследование 255 врачей. Психосоматическая медицина , 45(1), 59–63.
  • Бассо, М. Р., Шеффт, Б. К., Рис, М. Д., и Дембер, В. Н. (1996). Настроение и глобально-локальная визуальная обработка. Журнал Международного нейропсихологического общества , 2(3), 249-255.
  • Боултон, М.Дж., и Смит, П.К. (1992). Социальная природа игровой борьбы и погони за игрой: механизмы и стратегии, лежащие в основе сотрудничества и компромисса. В JH Barkow, L. Cosmides, & J. Tooby (Eds.), Адаптированный разум: эволюционная психология и формирование культуры (стр.429-444). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Дерриберри, Д. и Такер, Д. М. (1994). Мотивация фокуса внимания. В PM Neidenthal & S. Kitayama (Eds.), Глаз сердца: эмоциональные влияния на восприятие и внимание (стр. 167–196). Сан-Диего, Калифорния: Академический
  • Долхинов, П.Дж., и Бишоп, Н. (1970). Развитие моторики и социальных отношений у приматов через игру. В JE Hill (Ed.), Minnesota Symposia on Child Psychology (Vol.4, стр. 141-198). Миннеаполис, Миннесота: Университет Миннесоты Press.
  • Экман, П., Фризен, В. В., О’Салливан, М., Чан, А., Дьякоянни-Тарлатзис, И., Хейдер, К., … и Цаварас, А. (1987). Универсалии и культурные различия в суждениях о выражении эмоций на лице. Журнал личности и социальной психологии , 53 (4), 712-717.
  • Эллсворт, ПК, и Смит, Калифорния (1988). Оттенки радости: модели оценки, различающие приятные эмоции. Познание и эмоции , 2(4), 301-331.
  • Фельдман, М.С. (2004). Ресурсы в возникающих структурах и процессах изменений. Организационная наука , 15(3), 295-309.
  • Фолкман, С. (1997). Положительные психологические состояния и преодоление сильного стресса. Социальные науки и медицина , 45(8), 1207-1221.
  • Фредриксон, Б.Л. (1998). Что хорошего в положительных эмоциях? Обзор общей психологии , 2(3), 300-319.
  • Фредриксон, Б.Л. (2000). Культивирование положительных эмоций для оптимизации здоровья и благополучия. Профилактика и лечение , 3(1), статья 1.
  • Фредриксон, Б.Л. (2004). Расширяй и развивай теорию положительных эмоций. Философские труды Лондонского королевского общества. Серия B: Биологические науки , 359(1449), 1367-1377.
  • Фредриксон, Б.Л., и Браниган, К. (2005). Положительные эмоции расширяют сферу внимания и репертуар мысли-действия. Познание и эмоции , 19(3), 313-332.
  • Фредриксон, Б.Л. и Левенсон, Р. В. (1998). Положительные эмоции ускоряют выздоровление от сердечно-сосудистых последствий отрицательных эмоций. Познание и эмоции , 12(2), 191-220.
  • Фредриксон, Б.Л., и Лосада, М.Ф. (2005). Положительный аффект и сложная динамика человеческого процветания. Американский психолог , 60(7), 678-686.
  • Фредриксон, Б.Л., Манкузо, Р.А., Браниган, К., и Тугаде, М.М. (2000). Уничтожающий эффект положительных эмоций. Мотивация и эмоции , 24(4), 237-258.
  • Frijda, NH (1986). Эмоции . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.
  • Изен, AM (2000). Положительный эффект и принятие решений. В M. Lewis & JM (Eds.), Справочник по эмоциям (2-е изд., стр. 417–435). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гилфорд.
  • Нессе, Р. М. (1990). Эволюционные объяснения эмоций. Человеческая природа , 1(3), 261-289.
  • Остир, Г.В., Маркидес, К.С., Блэк, С.А., и Гудвин, Дж.С. (2000). Эмоциональное благополучие предсказывает последующую функциональную независимость и выживание. Journal of the American Geriatrics Society , 48(5), 473-478.
  • Робинзон. Дж. (2003). Сила позитивной психологии . Гэллап. Получено с https://news.gallup.com/businessjournal/1177/power-positive-psychology.aspx
  • .
  • Рифф, К.Д., Сингер, Б.Х., Винг, Э., и Лав, Г.Д. (2001). Избирательное сродство и непрошеная агония: сопоставление эмоций со значимыми другими людьми со здоровьем. В CD Ryff & BH Singer (Eds.), Эмоции, социальные отношения и здоровье (стр.133-174). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Тугаде, М.М., и Фредриксон, Б.Л. (2004). Устойчивые люди используют положительные эмоции, чтобы оправиться от негативных эмоциональных переживаний. Журнал личности и социальной психологии , 86 (2), 320-333.

Предлагая континуум капитуляции-борьбы как недостающую часть головоломки психического здоровья

Томиться, но не сдаваться: предложить континуум капитуляции-борьбы как недостающую часть головоломки психического здоровья

Пер Эйзеле*

Доцент кафедры психологии Университета Средней Швеции, Швеция


Предыстория: Континуум психического здоровья был создан с целью измерения психического здоровья с помощью нескольких различных показателей благополучия.

Цели: Цель настоящего исследования состояла в том, чтобы исследовать континуум психического здоровья вместе с новой шкалой континуума борьбы. С увяданием и процветанием на концах вертикальной шкалы и капитуляцией и борьбой на концах горизонтальной шкалы предлагается квадратичная модель. По углам площади можно выделить четыре фактора: подавленный, тревожный, довольный и радостный.

Методы: Выборка (N=294) состояла из 174 женщин со средним возрастом 40 лет.48 и 124 мужчины со средним возрастом 37,27 года. Шкала континуума психического здоровья использовалась вместе с новой шкалой, измеряющей борьбу, склонность легко сдаваться или продолжать бороться.

Результаты: Модель была протестирована на нормальной популяции и подтвердилась. Результаты анализа хи-квадрат, корреляции и t-критерия показывают, что две шкалы могут выявить депрессивных, тревожных, довольных и радостных участников.

Выводы: Результат влияет на выбор между медитативным и деятельностным вмешательством.Предусмотрено обсуждение результата.


Словарное определение благополучия — это хорошее или удовлетворительное состояние существования; состояние, характеризующееся здоровьем, счастьем и процветанием. Долгое время преобладала двухмерная модель благополучия, два конструкта удовлетворенности жизнью и эмоционального благополучия. Удовлетворенность жизнью является когнитивной частью благополучия 1 , а счастье можно понимать как удовлетворенность жизнью и эмоциональное благополучие вместе взятые 2 .То есть исследователи, работающие в рамках этой парадигмы, утверждают, что удовлетворенность жизнью и эмоциональное благополучие вместе дают адекватную характеристику положительного психического здоровья людей. Эта идея была оспорена Ryff (1989) 3 , который выдвинул аргумент о том, что психологическое благополучие необходимо. Точка зрения Риффа подчеркивает важность функционального компонента для понимания благополучия людей. Этот функциональный подход получил дальнейшее развитие у Keyes (1998) 4 , который эмпирически и теоретически показал важность социального благополучия.

Краткая форма континуума психического здоровья (MHC-SF) 5 представляет собой шкалу самооценки для измерения эмоционального, психологического и социального благополучия. MHC включает в себя три основных компонента определения психического здоровья Всемирной организации здравоохранения и был дополнительно подтвержден в нескольких исследованиях 6 .

Измерение психологического комфорта описывает функциональный аспект хорошей жизни и тем самым противопоставляется субъективному благополучию 3 .Модель психологического благополучия с шестью измерениями была предложена Ryff and Keyes (1995) 7 . Этими измерениями являются автономия, владение окружающей средой, личностный рост, позитивные отношения, цель в жизни и принятие себя. Эти параметры были включены в несколько исследований. Чтобы упомянуть некоторые из них, когнитивно-поведенческое управление стрессом повысило мастерство в окружающей среде и самопринятие 8 . Цель в жизни была посредником между надеждой и благополучием 9 .В исследовании Рейса, Шелдона, Гейбла, Роско и Райана (2000)10 автономия была связана с эмоциональным благополучием.

Эмоциональное благополучие – это чувство радости и интереса к жизни. Личностно-функциональный компонент благополучия заключается в симпатии к большинству аспектов своей личности, а также в желании и способности стать лучше. Способность справляться с обязанностями и мыслями и выражать свои собственные идеи, а также иметь близкие отношения с другими людьми и цель в жизни.

Континуум психического здоровья 4 стал важным вкладом в исследования благополучия, поскольку он включал социальное благополучие. Быть частью сообщества и чувствовать, что вы добавляете что-то важное обществу, важно для здоровья людей. Вера в то, что наше общество становится лучше для людей и что люди в основном живут хорошо, должна быть связана с благополучием через чувство надежды. Независимо от того, живут ли люди в обществе, имеет смысл или нет, и если они чувствуют, что понимают, как работает их общество.

Континуум сдачи-борьбы был вдохновлен несколькими концепциями, такими как оптимизм, целеустремленность, локус контроля и самоэффективность. Люди стремятся или борются в разной степени. Когда дела идут против них, многие не надеются и могут застрять в состоянии безнадежности. В исследовании Aghababaei, Sohrabi, Eskandari, Borjali, Farrokhi and Chen (2016) 9 было обнаружено, что как религиозность, так и вера в науку положительно связаны с субъективным благополучием.Эти отношения были опосредованы надеждой и целью в жизни. Некоторые люди, похоже, не впадают в депрессию, какое бы несчастье ни обрушилось на них. Они продолжают бороться, не теряя надежды.

Оптимизм 11 предполагает ожидание лучшего и уверенность в том, что все пойдет хорошо. Известно, что он влияет на здоровье и благополучие 12 . Оптимизм можно представить как уверенность в хорошей жизни 13 . То есть оптимизм является общим, а не контекстно-зависимым понятием. Оптимист с большей вероятностью будет настойчивым, даже когда сталкивается с трудными проблемами.Некоторые люди, кажется, не впадают в депрессию независимо от того, какое несчастье постигло их. Они продолжают бороться.

Люди с высокими показателями общей самоэффективности 14 считают, что у них есть ресурсы, необходимые для достижения большинства целей, которые они перед собой ставят. Ощущение способности решать сложные задачи и получать результаты. Самоэффективность влияет как на здоровье, так и на благополучие. Вера в то, что можно добиться успеха, является важным источником энергии 15 . Как внутренний, так и внешний локус контроля может быть связан с поведением в отношении здоровья.Люди с внутренним локусом контроля могут хорошо справляться с проблемами, поскольку они продолжают работать для достижения целей 16 . В то время как людям с экстернальным локусом контроля в целом легче обращаться за поддержкой и помощью. Недавний обзор см., например, в Cheng, Cheung and Lo (2016) 17 .

Ориентация на цель 18,19 связана с поиском сложной работы. Люди с высокими показателями целеустремленности предпочитают работать над задачами, которые помогают им узнавать что-то новое.Они склонны искать возможности узнать что-то новое и изо всех сил стараются улучшить прошлые результаты. Люди с низкой целеустремленностью могут рассматриваться как использующие стратегии избегания, например избегающие рисков. Ориентация на цель — это установка на достижение целей, связанных с работой, и было обнаружено, что она связана с профессиональным благополучием. Adriaenssens, Gucht and Maes (2015) 20 исследовали четырехмерную модель ориентации на цель и обнаружили, что ориентация на цель объясняет 14% дисперсии выгорания.Ориентация на избегание производительности была тесно связана с увеличением выгорания.

Некоторые борцы чувствуют тревогу, а некоторые нет. Ощущение какой-то «жизненной радости» в обстоятельствах, когда большинство людей чувствовали бы себя подавленными. Эта способность к борьбе является основой для новой предлагаемой шкалы — опросника «сдаться-борьба». Легко сдаться и получить высокие баллы за благополучие представляют собой непринужденное удовлетворение, которое можно назвать содержанием. При сдаче, сопровождающейся низким самочувствием, формируется чувство подавленности.

Шкала борьбы основана на нескольких измерениях, включая оптимизм, целеустремленность, локус контроля и самоэффективность. Цель исследования состояла в том, чтобы протестировать новую шкалу проблем вместе с тремя показателями благополучия, которые составляют MHC-SF. Главный вопрос касается возможности обнаружения людей в четырех углах площади (рис. 1). То есть тревожные (низкое благополучие и высокие трудности), депрессивные (низкое благополучие, низкие трудности), довольные (высокое благополучие, низкие трудности) и радостные (высокое благополучие и высокие трудности).

Рисунок 1: Модель с двумя континуумами психического здоровья.

Чтобы уточнить, целью настоящего исследования было тестирование модели с новым масштабом вместе с MHC_SF. Предлагается модель, обладающая потенциалом улучшения категориальной диагностики положительного психического здоровья. С увяданием и процветанием на концах вертикальной шкалы и капитуляцией и борьбой на концах горизонтальной шкалы предлагается квадратичная модель (рис. 1). По углам квадрата можно выделить четыре фактора: подавленный, тревожный, довольный и радостный.Пребывание в томительном состоянии ума без стремления или борьбы составляет депрессивную категорию. Некоторые люди, однако, все еще борются, несмотря на низкое самочувствие. Такие люди, кажется, продолжают жить, несмотря на то, с какими несчастьями они сталкиваются. Им каким-то образом удается оставаться оптимистичными и целеустремленными, но если показатель благополучия низкий, а показатель борьбы высокий, они обнаружат, что их жизненная ситуация полна беспокойства. В предложенной модели эти люди относятся к категории тревожных.Люди, набравшие высокие баллы в процветании, достигли состояния удовлетворения, но есть разница между счастьем безделья и «прыгающим от радости счастьем». Стремящиеся или «борцы» с высокой степенью благополучия классифицируются как радостные, в то время как некоторые кажутся расслабленными и комфортными и классифицируются как довольные. Таким образом, настоящее исследование предлагает континуум сдачи-борьбы для достижения ментального континуума в квадратичной модели.

Триста человек вызвались участвовать, но 6 человек отказались от участия после того, как их попросили дать согласие на заполнение анкеты.Выборка (N=294) состояла из 174 женщин со средним возрастом 40,48 лет (SD=12,66) и 124 мужчин со средним возрастом 37,27 лет (SD=11,36). Тридцать шесть были безработными, а 160 имели работу. Три категории финансового положения: низкое (n=74), среднее (n=208) и высокое (n=12).

В настоящем исследовании использовалась краткая версия Континуума психического здоровья (MHC-SF). Текущая версия MHC-SF (Keyes et al., 2008) 6 состоит из 14 пунктов, 3 об эмоциональном благополучии, 6 о психологическом благополучии и 5 о социальном благополучии.Шкала Лайкерта начиналась с 0 (никогда) слева и заканчивалась 5 (каждый день) справа.

В настоящем исследовании использовались следующие 11 пунктов по шкале Лайкерта от нуля (Никогда) до пяти (Каждый день):

Если что-то пойдет не так, я все равно буду занят.

Когда я чувствую себя подавленным, я перестаю пытаться достичь поставленных перед собой целей. Р

Я смогу успешно преодолеть множество испытаний.

Даже когда дела идут плохо, я могу хорошо работать.

Если мне не удается выполнить сложную задачу, я планирую приложить больше усилий в следующий раз, когда буду над ней работать.

Когда я сталкиваюсь с трудностями, я стараюсь изо всех сил.

Я легко сдаюсь

руб.

Когда мне трудно решить проблему, я пробую разные подходы, чтобы посмотреть, какой из них сработает.

Даже когда я чувствую себя подавленным, мне нравятся сложные задачи.

Я предпочитаю избегать ситуаций, в которых рискую показаться некомпетентным. Р

Когда я строю планы, я стараюсь, чтобы они сработали.

Обратите внимание, что представленная здесь английская версия шкалы борьбы не прошла валидацию, прошла только шведская версия.

Дополнительно использовались четыре визуальные аналоговые шкалы. Участники оценили свое текущее ощущение бытия; депрессивный, тревожный, довольный и радостный по четырем соответствующим 100-мм шкалам.

До настоящего исследования было проведено несколько пилотных исследований по разработке шкалы борьбы. Шкала начиналась с 20 пунктов, а текущая шкала из 11 пунктов имеет удовлетворительный альфа-канал Кронбаха .87.

участников вызвались принять участие в исследовании, и все, кто дал согласие, были включены. Текущий проект благополучия с использованием блога, страницы в Facebook и веб-страницы использовался для первоначального контакта с участниками.

Измерения для этого исследования были разосланы по электронной почте. Участникам напоминали три раза, пока 98% не заполнили и не вернули измерения. После заполнения данных все участники получили краткое описание цели исследования и основного результата.Все участники получили возможность получить свои персональные баллы.

Принимались во внимание этические соображения. Одним из преимуществ использования позитивного самочувствия является то, что риск вызвать негативные чувства в отношении предмета намного ниже по сравнению, например, с инвентаризация депрессии. Тем не менее, если кому-то из участников не нравились предметы, клинические психологи были готовы пообщаться с ними. Ни один из участников настоящего исследования не сообщил о том, что у него были плохие чувства.

Ни по одной из зависимых переменных не было значимых гендерных различий.Была значительная разница в отношении ситуации на работе (работа/отсутствие работы) для психического здоровья (t = 3,53, df = 146, p = 0,001), но не было различий в отношении борьбы. Все три показателя благополучия сильно коррелировали. Шкала борьбы в низкой степени коррелировала с психологическим благополучием и в умеренной степени с эмоциональным и социальным благополучием. Альфа Кронбаха для психологического благополучия составила 0,91, для эмоционального благополучия 0,94, для социального благополучия 0,87 и для шкалы борьбы 0,90 (таблица 1).

Таблица 1. Средние значения, стандартные отклонения, корреляции и альфа Кронбаха переменных исследования.

 

Средства (SD)

1

2

3

4

Психологическое благополучие

(1)

2.61

 

.83

.95

 

 

 

Эмоциональное благополучие

(2)

2,53

 

.92

.89

 

<.001

.91

 

 

Социальное благополучие

(3)

2,54

 

.95

.82

 

<.001

.86

 

<.001

.81

 

Борьба

 (4)

2.99

 

.79

.35

 

<.001

.51

 

<.001

.50

 

<.001

.95

 

 

Средства (SD)

1

2

3

4

Психологическое благополучие

(1)

2.61

 

.83

.95

 

 

 

Эмоциональное благополучие

(2)

2,53

 

.92

.89

 

<.001

.91

 

 

Социальное благополучие

(3)

2,54

 

.95

.82

 

<.001

.86

 

<.001

.81

 

Борьба

 (4)

2.99

 

.79

.35

 

<.001

.51

 

<.001

.50

 

<.001

.95

 

Примечание: вся выборка, N=294.

Кросс-таблица показывает, что участники попадают во все 9 квадратов, созданных квадратичной моделью 3×3 (chi2=11,78, df=4, p=0,019) (таблица 2).

Таблица 2. Хи-квадрат анализ квадратичной модели 3×3.

 

 

Психическое здоровье

 

 

Борьба

низкий

средний

высокий

Всего

низкий

Депрессия

N=15

N=9

Содержание

N=13

N=37

средний

N=20

 

N=33

N=41

N=94

высокий

Тревожный

N=49

N=70

Радостный

N=44

N=163

Всего

N=84

Н=112

N=98

N=294

Целью настоящего исследования было изучение континуальной шкалы психического здоровья (Keyes, 1998) 4 вместе с новой шкалой борьбы.Утверждалось, что квадратичная модель, созданная двумя шкалами, поможет отличить тревожные чувства от депрессивных. Людей с низкими баллами по шкале благополучия, но высокими баллами по шкале борьбы, называли тревожными, в то время как людей с низкими баллами по шкалам благополучия и низкими баллами по шкале борьбы называли депрессивными. Соответственно, разница между удовлетворенностью и радостью может улучшить наше понимание благополучия.

Результаты анализа хи-квадрат показывают, что две шкалы вместе могут выявить депрессивных, тревожных, довольных и радостных участников.Результат имеет значение, поскольку вмешательства должны быть более эффективными, если можно ставить цели по-разному в соответствии с личными потребностями. Тревожные люди могут получить больше пользы от вмешательств, основанных на осознанности, а люди в депрессии больше от вмешательств, основанных на деятельности.

Вмешательства, основанные на осознанности, использовались как для депрессивных, так и для тревожных людей, а также в значительной степени для снижения стресса 21 . Имеются некоторые свидетельства того, что когнитивно-поведенческая терапия, основанная на осознанности, может не быть специфичной для диагноза, а вместо этого может воздействовать на процессы, возникающие при множественных расстройствах, путем изменения ряда эмоциональных и оценочных аспектов, лежащих в основе общих аспектов благополучия 22 .Было подтверждено, что поведенческая активация вместе с терапией, основанной на осознанности, эффективна как при тревоге, так и при депрессии 23 . Однако, насколько мне известно, ни одно исследование не сравнило два разных вмешательства или лечения людей с депрессией и тревогой соответственно. Хотя нет эмпирических доказательств того, что вмешательства, основанные на осознанности, лучше подходят для лечения тревоги, чем депрессии, это важно исследовать в будущем.

Данные подтверждают модель, но у исследования есть два явных ограничения: размер выборки и процедура выборки.Небольшой размер выборки затрудняет обобщение результатов, и люди, уже заинтересованные в улучшении благополучия, могут быть нерепрезентативными.

Преимущество измерения депрессии и тревоги с помощью положительных шкал заключается в том, что опись депрессии и/или тревоги может вызвать негативные мысли или чувства. Но тем не менее, в будущих исследованиях с большей выборкой предложенную здесь квадратичную модель следует сравнить с данными опросника депрессии Бека-II (BDI-II; Beck, Steer, & Brown, 1996) 24 и опросника беспокойства Бека (BAI ; Beck & Steer, 1993) 25 .

Несмотря на недостатки, исследование является важным вкладом в понимание благополучия и психического здоровья. Результат имеет значение для разработки измерений психического здоровья, а также для вмешательств, направленных на улучшение психического здоровья и благополучия населения.

  1. Diener ED, Emmons RA, Larsen RJ, et al. Масштаб удовлетворенности жизнью. Журнал оценки личности. 1985 год; 49(1): 71-75.
  2. Динер Э. Субъективное благополучие: наука о счастье и предложение по национальному индексу.Американский психолог. 2000 г.; 55(1): 34.
  3. Компакт-диск Риффа. Счастье — это все или нет? Исследования значения психологического благополучия. Журнал личности и социальной психологии. 1989 год; 57(6): 1069.
  4. Киз CL. Социальное благополучие. Социальная психология ежеквартально. 1998 год; 121-140.
  5. Киз CL. Континуум психического здоровья: от уныния к процветанию в жизни. Журнал здоровья и социального поведения. 2002 г.; 207-222.
  6. Keyes CL, Wissing M, Potgieter JP, et al.Оценка краткой формы континуума психического здоровья (MHC-SF) южноафриканцев, говорящих на сетсване. Клиническая психология и психотерапия. 2008 г.; 15(3): 181.
  7. Ryff CD, Keyes CLM. Пересмотр структуры психологического благополучия. Журнал личности и социальной психологии. 1995 год; 69(4): 719.
  8. Фард А.Д., Моджтабаи М. Влияние когнитивно-поведенческого управления стрессом на психологическое благополучие и приверженность лечению у пациентов с ишемической болезнью сердца (ИБС).Международный журнал гуманитарных и культурных исследований. 2016; 2356-5926, 1(1): 271-284.
  9. Агабабаи Н., Сохраби Ф., Эскандари Х. и др. Прогнозирование субъективного благополучия по религиозным и научным установкам с надеждой, целью в жизни и тревогой смерти в качестве посредников. Личность и индивидуальные различия. 2016; 90: 93-98.
  10. Рейс Х.Т., Шелдон К.М., Гейбл С.Л. и др. Ежедневное благополучие: роль автономии, компетентности и родства. Вестник личности и социальной психологии.2000 г.; 26(4): 419-435.
  11. Scheier MF, Carver CS, Bridges MW. Отличие оптимизма от невротизма (и личностной тревожности, самообладания и самооценки): переоценка теста на жизненную ориентацию. Журнал личности и социальной психологии. 1994 год; 67: 1063–1078.
  12. Врош С., Джобин Дж., Шайер М.Ф. Различаются ли эмоциональные преимущества оптимизма в пожилом возрасте? Перспектива продолжительности жизни. Журнал Личности. 2016; 84: 23-39.
  13. Scheier MF, Carver CS, Bridges MW.Оптимизм, пессимизм и психологическое благополучие. В EC Chang (Ed.), Оптимизм и пессимизм: последствия для теории, исследований и практики. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация. 2001 г.; 189-216.
  14. Чен Г., Галли С.М., Иден Д. Общая самоэффективность и самооценка: к теоретическому и эмпирическому различию между коррелированными самооценками. Журнал организационного поведения. 2004 г.; 25(3): 375-395.
  15. Ченовет Л., Стейн-Парбери Дж., Уайт Д. и др.Обучение самоэффективности улучшает реакцию на уход, здоровье и благополучие лиц, осуществляющих уход за деменцией: исследование до/после тестирования/последующее наблюдение. Исследование медицинских услуг BMC. 2016; 16(1): 1.
  16. Левенсон Х. Дифференциация внутреннего, сильного другого и случайности. В HM Lefcourt (Ed.), Исследования с конструкцией локуса контроля (Том 1, стр. 15-63). Нью-Йорк: Академическая пресса. 1981.
  17. Cheng C, Cheung MWL, Lo BC. Связь локуса контроля здоровья с конкретным поведением в отношении здоровья и глобальной оценкой здоровья: метаанализ и влияние модераторов.Обзор психологии здоровья. 2016; 1-19.
  18. Баттон С.Б., Матье Ж.Э., Заджак Д.М. Целевая ориентация в организационных исследованиях: концептуальная и эмпирическая основа. Организационное поведение и процессы принятия решений человеком. 1996 год; 67(1): 26-48.
  19. VandeWalle D. Разработка и валидация инструмента ориентации на цели в рабочей области. Педагогическое и психологическое измерение. 1997 год; 57(6): 995-1015.
  20. Adriaenssens J, Gucht VD, Maes S. Ассоциация ориентации на цель с вовлеченностью в работу и выгоранием у медсестер скорой помощи.Журнал гигиены труда. 2015 г.; 57: 151-60.
  21. Гроссман П., Ниманн Л., Шмидт С. и др. Снижение стресса и польза для здоровья на основе осознанности: метаанализ. Журнал психосоматических исследований. 2004 г.; 57(1): 35-43.
  22. Хофманн С.Г., Сойер А.Т., Витт А.А. и др. Влияние терапии, основанной на осознанности, на тревогу и депрессию: метааналитический обзор. Журнал консалтинга и клинической психологии. 2010 г.; 78(2): 169.
  23. McIndoo CC, File AA, Preddy T и др.Терапия на основе осознанности и поведенческая активация: рандомизированное контролируемое исследование с депрессивными студентами колледжа. Поведенческие исследования и терапия. 2016; 77: 118-128.
  24. Бек А.Т., Стир Р.А., Браун Г.К. Руководство по инвентаризации депрессии Бека-II. Сан-Антонио, Техас: Психологическая корпорация. 1996.
  25. Бек А.Т., Стир Р.А. Инвентаризация тревоги Бека: руководство (2-е издание). Сан-Антонио, Техас: Психиатрическая корпорация. 1993.

 

Чувство ощущений, в том числе связанных с грустью, может быть ключом к выздоровлению от депрессии .

Источник: Университет Торонто

Физические ощущения, сопровождающие грусть, могут быть столь же неприятными, сколь и интенсивными — сжатие в груди, слезящиеся глаза и першение в горле, и это лишь некоторые из них.

Но Норман Фарб, адъюнкт-профессор психологии в Университете Торонто, штат Миссиссога, и Зиндел Сегал, выдающийся профессор психологии расстройств настроения в Университете Скарборо, обнаружили, что сохранение живых ощущений перед лицом стресса имеет решающее значение. для благополучия, особенно для тех, кто оправился от депрессии.

В крупнейшем на сегодняшний день исследовании нейровизуализации психотерапии для предотвращения рецидивов и рецидивов депрессии исследователи связали прошлую депрессию с большей тенденцией отключать сенсорную обработку при столкновении с эмоциональным стрессором.

Они также обнаружили, что блокирование ощущений связано с повышенным риском рецидива депрессии.

«Нам не нравится чувствовать себя плохо, (но) мы действительно не думаем о последствиях балансирования нашего краткосрочного облегчения с нашим долгосрочным здоровьем», — говорит Фарб.

«Наше исследование объясняет, почему так важно работать над сохранением чувств. Это закладывает основу для того, чтобы понять, что эмоциональный стресс на самом деле лишает нас ощущений, и чтобы снять стресс, нужно противодействовать этому тормозящему эффекту».

Исследование, опубликованное недавно в журнале  NeuroImage: Clinical , было создано в соавторстве с Фарбом и Сигалом вместе с доктором философии. студент Филип Десормо, аспирант факультета психологических и клинических наук Университета Т. Скарборо, и профессор Корнельского университета Адам Андерсон.

В исследование были включены 166 участников, выздоровевших от депрессии, но уязвимых к будущему эпизоду. Они были разделены на две группы. В течение восьми недель одна группа проходила когнитивную терапию с акцентом на благополучие, а другая группа проходила когнитивную терапию, основанную на осознанности.

В промежутках между сеансами когнитивной терапии у 85 участников также измеряли активность мозга с помощью фМРТ-сканирования во время просмотра четырех последовательных клипов из телешоу, которые обычно не вызывают эмоциональный триггер в качестве базового уровня, например, шоу, связанное с образом жизни, на HGTV. — а также отрывки из эмоционально заряженных фильмов, таких как «Условия нежности» 1983 года.

В течение следующих двух лет исследователи наблюдали за участниками каждые два месяца.

Фарб говорит, что он и его коллеги обнаружили кое-что интересное, изучая снимки мозга тех, у кого случился рецидив: у них было больше склонности к «отключению».

При просмотре эмоционально заряженных видеоклипов участки мозга, контролирующие ощущения, отключаются чаще, чем у тех, у кого не было рецидива. Исследователи также обнаружили, что те, кто сообщал о более сильном чувстве грусти во время видеоклипов, не обязательно чаще страдали от рецидива.

Они также обнаружили, что блокирование ощущений связано с повышенным риском рецидива депрессии. Изображение находится в свободном доступе

«Что на самом деле определяло их уровень депрессии, так это то, насколько эта грусть сопровождалась сенсорным отключением», — говорит Фарб.

Он добавляет, что, когда наш мозг блокирует сенсорную информацию во время плохого настроения, у нас остаются только наши мысли, чтобы понять, что происходит. Часто эти мысли не дают более широкого представления о том, что происходит, а блокирование телесных ощущений запирает людей в «эхо-камере» их негативных взглядов.

«Наши мысли предназначены для того, чтобы закреплять вещи, чтобы вы могли удерживать их в течение долгого времени, и это нормально, пока они продолжают обновляться, но то, что обновляет их, — это новые ощущения», — объясняет Фарб.

Исследователи говорят, что их результаты помогают объяснить, почему негативные повседневные жизненные ситуации, такие как критика на рабочем совещании или ссора с супругом, могут вызвать рецидив у человека, вылечившегося от депрессии.

Сигал говорит, что такие, казалось бы, незначительные события могут вызвать более глубокое чувство неадекватности и бесполезности у людей с историей депрессии.

«Это негативное настроение связано с мыслями о себе и может легко сохраняться с течением времени, и человек может чувствовать себя хуже», — говорит Сигал, добавляя, что такие мысли часто вызывают телесные ощущения.

«Если человек подавляет эти телесные ощущения, его мысли будут превращаться во все более и более депрессивные реакции».

Фарб добавляет, что исследование может помочь клиническим исследователям создать новые оценки сенсорного торможения как маркера риска депрессии.Это также может способствовать разработке целевых методов лечения, которые помогают людям, выздоравливающим от депрессии, лучше замечать свои ощущения в течение дня, что, в свою очередь, может помочь им противостоять негативному настроению, которое может отключить ощущения и «заблокировать» депрессивное мышление.

См. также

«Нам не нужно ждать, пока человек начнет по-настоящему закручиваться, когда для его вытаскивания требуется много ресурсов, времени и усилий», — говорит Фарб.

«Вы можете начать замечать, начинает ли человек соответствовать профилю кого-то, кто становится действительно сенсорно-избегающим.Мы можем заняться этим тогда, прежде чем человек перестанет появляться на работе или заботиться о своих детях».

Об этой новости о депрессии Исследования:

Открытый доступ.
«Статические и реагирующие на лечение биомаркеры головного мозга уязвимости к рецидивам депрессии после профилактической психотерапии: данные рандомизированного контрольного исследования» Нормана А.С. Фарб и соавт. NeuroImage: Clinical


Abstract

Статические и реагирующие на лечение биомаркеры головного мозга уязвимости к рецидивам депрессии после профилактической психотерапии: данные рандомизированного контрольного исследования

Background

90 для стресса, чтобы способствовать когнитивной реактивности и сенсорному избеганию. Связывание этих ответов с прогнозом заболевания после выздоровления от большого депрессивного расстройства дает нам информацию о уязвимости к депрессии и обеспечивает цели для профилактических вмешательств.

Методы

В проспективном дизайне нейровизуализации фМРТ изучалась взаимосвязь между дисфорической реактивностью и рецидивом после профилактического вмешательства. Амбулаторные пациенты с депрессией в ремиссии (N = 85) были рандомизированы для 8-недельной когнитивной терапии с акцентом на благополучие или когнитивной терапии, основанной на осознанности. Участники оценивались до и после терапии и наблюдались в течение 2 лет для оценки статуса рецидива. Нейронная реактивность, общая для обеих точек оценки, идентифицировала статические биомаркеры рецидива, тогда как изменение реактивности идентифицировала динамические биомаркеры.

Результаты

Индукция дисфорического настроения вызывала префронтальную активацию и сенсорную дезактивацию. При контроле прошлых эпизодов, сопутствующих симптомов и лекарственного статуса соматосенсорная деактивация была связана с рецидивом депрессии в статическом режиме, на который не влияло профилактическое лечение, ОР 0,04, 95% ДИ [0,01, 0,14], p <0,001. Связанная с лечением профилактика была связана со снижением активации левой латеральной префронтальной коры (ЛПФК), ОР 3,73, 95% ДИ [1.33, 10.46], p = 0,013. Напротив, правый LPFC показал ингибирующую связь, вызванную дисфорией, с правым соматосенсорным биомаркером

Выводы

Эти данные подтверждают двухфакторную модель уязвимости к рецидиву депрессии, в которой: устойчивые паттерны сенсорной дезактивации, вызванной дисфорией, способствуют возвращению эпизода, но уязвимость можно уменьшить, нацелившись на префронтальные области, реагирующие на клиническое вмешательство. Регуляция эмоций во время ремиссии болезни может быть усилена за счет уменьшения префронтальных когнитивных процессов в пользу сенсорной репрезентации и интеграции.

Вопросы, которые вы должны задать в интервью после пандемии

Цель состоит в том, чтобы узнать как можно больше о людях, перед которыми вы будете отчитываться, о работе, корпоративной культуре, … [+] должностных обязанностях, карьерном пути, вознаграждении и о том, как с вами будут обращаться.

гетти

На рынке труда жарко, и кандидаты обладают властью. Когда вы проводите собеседование, не стесняйтесь быть смелым и задавать сложные вопросы, чтобы получить глубокие знания о компании, работе, работодателе и ожиданиях.Отважно постояв за себя, вы убедитесь, что эта работа подходит именно вам.

Каждый рынок труда уникален. Иногда они были жаркими, а иногда, например, в первые дни вспышки вируса, финансового кризиса, лопнувшего пузыря доткомов и последствий 11 сентября, они были ужасными. Когда это медленный и сложный рынок труда, понятно, что нужно перестраховаться, поскольку для вас не так много доступных вакансий. Вы не хотите отговаривать себя от одной из немногих доступных драгоценных возможностей.

На нынешнем рынке труда Соединенных Штатов, характеризуемом Великим движением отставки, наряду с месяцами, когда 4 миллиона человек увольняются с работы и около 11 миллионов свободных вакансий, сейчас самое время уверенно заявить о себе. Лучший способ убедиться, что вы понимаете работу, — это задавать трудные вопросы.

Не расценивайте это как домогательство допрашивающего и заставляющее его чувствовать себя некомфортно. Вы хотите понять, во что вы ввязываетесь. Поскольку у вас может быть несколько ролей, у вас есть свобода и роскошь быть агрессивными, задавая сложные, вдумчивые вопросы, чтобы полностью понять, что от вас ожидается, ответственность, которую вы будете нести, диапазон вознаграждения, потенциал роста и корпоративную культуру.

Вопросы, которые вы должны задать в этой новой постпандемической среде

Какой стиль работы?

Одна из самых больших текущих проблем на рабочем месте — это то, как вы будете работать. Узнайте, предлагает ли компания удаленные, гибридные, полностью офисные или гибкие — выбирая то, что подходит именно вам — варианты, например, стать цифровым кочевником или переехать в новое место, но с той же зарплатой, что и в дорогом городе. .

Когда вы спрашиваете о рабочих моделях, детализируйте их, чтобы практически не было неопределенности или двусмысленности.Например, если компания предлагает гибридную среду, какие дни у вас будут выходные? Будет ли соответствующий персонал находиться в офисе, когда вы там, или вы входите только из-за произвольного дня, который был выбран каким-то руководителем, и в конечном итоге ездите на работу впустую, просто чтобы принимать звонки в Zoom и отправлять электронные письма в офисе — что-то вы могли бы сделать из дома?

Если вам предложат удаленную работу, какие технологии, программное обеспечение, приложения и платформы будут использоваться для обеспечения тесной связи с вашим начальником, коллегами и подчиненными вам людьми? Есть опасения, что вы станете гражданином второго сорта, если вы находитесь исключительно удаленно, а другие находятся в офисе.Крайне важно выяснить, как вас будут рассматривать и какие у них планы, чтобы, работая удаленно, вы не остались в стороне от важных разговоров и принятия решений.

Какой у вас стиль управления?

Пандемия заставила людей столкнуться с реальностью, поскольку вы видели, что жизнь может быть потеряна в одно мгновение. Это заставило людей дорожить временем, проведенным на земле. Люди пересмотрели то, как они хотят сбалансировать свою жизнь и работу. Они также хотят, чтобы к ним относились с уважением, достоинством и признательностью.

Узнайте, как ваш будущий начальник управляет людьми и что такое корпоративная культура. Есть ли у них эмпатический подход? Предлагает ли компания психологическую безопасность — если вы совершите ошибку или сделаете что-то не так, вас публично отчитают или потеряют работу?

Будут ли предложены дни психического здоровья, если вы чувствуете себя вымотанным? Как выглядит их политика оплачиваемого отпуска? Некоторые компании закрылись на неделю, чтобы позволить всем расслабиться и не чувствовать необходимости проверять Slack, электронную почту и текстовые сообщения.Были пятницы без Zoom и другие инициативы, чтобы помочь вашему психическому здоровью и эмоциональному благополучию.

Кроме того, есть извечные вопросы. Я часто слышу от соискателей: «Когда я должен задать вопрос?» или «Какие вопросы я могу задать?». Соискателям внушают, что они должны задавать вопросы, иначе интервьюер почувствует, что они не заинтересованы в этой должности. Это сильно напрягает собеседника. Они скажут, что настолько поглощены обдумыванием вопроса, который нужно задать, что не могут присутствовать в данный момент и сосредоточиться на разговоре.

Перед собеседованием вы должны провести комплексную проверку. Это включает в себя анализ описания работы, поиск людей, которых вы можете знать в компании, и расспросы их о культуре и о том, каково это работать там. Посетите их веб-сайт, просмотрите Интернет, чтобы узнать об их бизнесе, репутации и любых новостях, которые могут быть положительными или отрицательными. Поищите менеджеров в LinkedIn, чтобы получить представление об их прошлом и посмотреть, есть ли у вас что-то общее с ними, что может привести к тому, что лед сломается в самом начале собеседования.Эти действия должны ответить на некоторые ваши вопросы о роли, компании и интервьюерах.

Вместо того, чтобы дожидаться окончания интервью, не стесняйтесь задавать вопросы, когда они кажутся искренними, как если бы вы разговаривали с другом.

Чтобы помочь вам с некоторыми основными вопросами, вот несколько примеров

  • Почему вы выбрали меня для интервью?
  • Я прочитал описание вакансии, но не могли бы вы рассказать, как вы относитесь к этой роли и что я буду делать на регулярной основе?
  • По какой причине открыта вакансия? Это из-за роста или кто-то бросил? Если они ушли, то сказали, почему ушли? Была ли текучка на этой должности?
  • Не могли бы вы поделиться диапазоном заработной платы, бонусным потенциалом и другим вознаграждением, чтобы мы были на одной волне?
  • Что такое корпоративное название и как оно вписывается в общую иерархию?
  • Какой вы видите траекторию внутреннего роста?
  • Если я превзойду ожидания, получу ли я ускоренное продвижение по службе и прибавку к зарплате?
  • Есть что-то, о чем я не спросил, но о чем должен знать?
  • Сколько времени занимает собеседование, сколько людей я встречу?

Это всего лишь несколько вопросов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.