Состояние невменяемости это когда лицо: УК РФ Статья 21. Невменяемость / КонсультантПлюс

Невменяемость — это… Что такое Невменяемость?

Невменяемость — состояние лица, при котором оно не в состоянии осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими вследствие психического заболевания или иного болезненного состояния психики. Невменяемость в уголовном праве является основанием для освобождения лица от уголовной ответственности и применения к нему принудительного лечения.

Представления о том, что к страдающим психическими заболеваниями лицам нельзя подходить с теми же критериями оценки поведения, что и к психически нормальным, в примитивном виде сформировались уже достаточно давно (следует вспомнить, например, отношение к юродивым в допетровской Руси). Развитие психиатрической науки на современном этапе позволило сформировать представление о невменяемости лиц, совершивших общественно опасные деяния под влиянием расстройств психики, повлиявших на их способности к оценке социальной значимости последствий своих действий и на их волевую сферу.

Учение о невменяемости в истории уголовного права

Понятие невменяемости имеет сравнительно недавнее происхождение. В римском праве способность ответствовать за причиненный преступлением вред сливалась со способностью предпринимать действия с юридическими последствиями; иначе говоря, уголовная вменяемость совпадала с гражданскою дееспособностью. Тем не менее, существовали отдельные постановления о безответственности малолетних (infantes), умалишенных (furiosi) и т. п. В источниках иногда употребляются выражение injuriae сарах, doli или culpae capax; с другой стороны, встречается и понятие innocentia consilii[1]; но общих признаков вменяемости установлено не было. Не были установлены признаки вменяемости и в средневековом праве.

Только в конце XIX века появляются попытки определить общие условия вменения и вырабатываются понятия вменяемости и невменяемости. Исторически первым появилось понятие «невменяемость»: установление признаков вменяемости совершалось отрицательным путём.

Критерии невменяемости

В современном уголовном праве выделяются медицинский и юридический критерий невменяемости. Юридический критерий включает в себя неспособность лица сформировать необходимое интеллектуальное и волевое отношение к совершаемому деянию. Медицинский (биологический) критерий определяется наличием у лица признаваемого медициной состояния расстройства психической деятельности, которое является причиной наличия юридического критерия.

Как следует из названий критериев невменяемости, для определения наличия или отсутствия состояния невменяемости в каждой конкретной ситуации требуется применение как юридических, так и медицинских специальных знаний. Поэтому при установлении невменяемости используется такая процессуальная форма, как судебно-психиатрическая экспертиза. При этом необходимо иметь в виду, что экспертизой может оцениваться только наличие или отсутствие медицинского критерия невменяемости, судебные эксперты любой специальности не вправе давать заключение о «вменяемости» или «невменяемости» обследованного ими обвиняемого

[2]. Результат судебной экспертизы должен быть подвергнут юридической оценке с учётом прочих обстоятельств дела, на основе чего должен быть сделан вывод о вменяемости или невменяемости лица.

Невменяемость в уголовном процессе

Процессуальный порядок определения невменяемости может быть различным в зависимости от того, признаётся ли законодательством данного государства презумпция вменяемости лица, то есть не исходит ли уголовный закон из мысли о способности ко вменению всех лиц, переступивших порог возраста уголовной ответственности. Если вменяемость есть легальная презумпция, то обвинитель не должен в каждом отдельном случае доказывать наличность положительных условий вменяемости; если же обвиняемый ссылается на невменяемость, то он и должен доказывать то обстоятельство, которое исключает вменение в данном случае. В противном же случае обязанность установления вменяемости возлагается на обвинителя.

Последствием признания лица невменяемым является прекращение уголовного дела вследствие отсутствия состава преступления. К лицу могут быть также применены принудительные меры медицинского характера.

Невменяемость и вменяемость

Говоря о невменяемости, следует отметить также и противоположную ей категорию — вменяемость, которая является обязательным признаком субъекта преступления. В теории уголовного права под вменяемостью, как правило, понимают отсутствие невменяемости. Наличие двойного отрицания в этом определении («отсутствие отсутствия вменяемости») заставляет некоторых учёных критически к нему относиться. Б. Спасенников считает, что включение в уголовный закон определения вменяемости, её признаков и критериев, «выступило бы гарантом законности при решении вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности, логически и юридически завершило бы законодательную формулировку важнейшего принципа уголовного права — принципа вины», и определяет вменяемость как «способность лица к осознанному волевому поведению»

[3].

Ограниченная вменяемость

Если у лица диагностировано какое-либо психическое расстройство, однако оно не полностью утратило способность осознавать свои действия и руководить ими, оно может быть признано вменяемым, хотя и с определёнными ограничениями.

Уголовное законодательство некоторых стран мира устанавливает особенности привлечения к ответственности таких лиц, которые, как правило, заключаются в смягчении применяемого к ним наказания и возможности назначения принудительного лечения.

Невменяемость в уголовном праве России

Действующий УК РФ устанавливает, что не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики (ч. 1 ст. 21 УК РФ).

Таким образом, по УК РФ, юридический критерий невменяемости определяется двумя признаками, интеллектуальным и волевым, причём достаточным для признания лица невменяемым является наличие хотя бы одного

[4]:

  • Интеллектуальный признак предполагает невозможность (неспособность) лица осознавать опасность своего действия (бездействия). Наличие интеллектуального признака юридического критерия невменяемости может быть обусловлено как отсутствием у лица понимания содержания фактической стороны своих действий (например, при эпилептическом припадке лицо может в момент помрачения сознания неконтролируемыми конвульсивными движениями причинить вред здоровью другому лицу, не осознавая при этом даже факта совершения каких-либо действий), так и непониманием лицом социального смысла своего деяния, то есть в отсутствии понимания его общественно опасного характера. В этих случаях лицо осознаёт фактическую сторону своего поведения, но в связи с психическими нарушениями считает свои действия общественно полезными или нейтральными, либо вообще неспособно оценивать их общественное значение (например, при слабоумии).
  • Волевой признак предполагает неспособность лица руководить своими действиями (бездействием). Волевой признак может как являться следствием интеллектуального (если лицо не осознаёт факта совершения им каких-либо действий, оно вследствие этого не может ими руководить), так и иметь самостоятельное значение, в случаях, когда лицо осознаёт уголовную противоправность совершения каких-либо действий, но не может воздержаться от их совершения.

Медицинский критерий характеризуется наличием у лица болезненного состояния психики. Под болезненным состоянием психики понимается наличие психического заболевания, повлекшего нарушение нормальной психической деятельности, обусловливающее неадекватное поведение больного, которое может относиться к одной из перечисленных в уголовном законе категорий[5]:

  • Хроническое психическое расстройство — длительное, трудноизлечимое или вообще неизлечимое психическое заболевание, развивающееся, как правило, вследствие органического поражения мозга. Формами проявления такого расстройства могут быть такие заболевания, как шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич, старческое слабоумие и т. д.
  • Временное психическое расстройство — психическое заболевание, протекающее в течение короткого промежутка времени, проявляющее себя либо непосредственно в ходе совершения общественно опасного деяния, либо непосредственно перед ним. Такое расстройство оканчивается после совершения общественно опасного деяния или через какой-то короткий промежуток времени (несколько суток). Вне этого периода времени лицо может не обнаруживать никаких психических отклонений. К числу таких расстройств относятся патологическое опьянение, патологический аффект, иные реактивные состояния.
  • Слабоумие (олигофрения) — снижение мыслительной способности человека, которое является настолько существенным, что он не может осознавать характер своих действий, их социальную суть. Слабоумие является врождённым или приобретённым в результате перенесения различного рода заболеваний и травм. Различаются три степени слабоумия: лёгкая (дебильность), средняя или тяжёлая (имбецильность) и глубокая (идиотия). Как правило, невменяемыми признают лиц, страдающих средней, тяжёлой или глубокой степенью олигофрении.
  • К иным болезненным состояниям психики относят такие болезненные явления, которые не являются психическими заболеваниями в медицинском смысле, но сопровождаются существенными нарушениями психики (например, опухоли и травмы головного мозга).

См. также

Литература

Примечания

  1. 1. 5, § 2 D. ad legem Aquiliam, 9, 2; 1.23 D. de furtis 47, 2; i. 12 D. ad legem Corneliam de sic. 48,8.
  2. См.: Шишков С. Понятия «вменяемость» и «невменяемость» в следственной, судебной и экспертной практике // Законность. 2001. № 2. С. 29.
  3. См.: Спасенников Б. Вменяемость как категория уголовного права // Уголовное право. 2003. № 2. С. 76
  4. Уголовное право России. Части Общая и Особенная / Под ред. А. И. Рарога. М., 2004. С. 118—119.
  5. См.: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник. Практикум / Под ред. А. С. Михлина. М.: Юристъ, 2004. С. 133—134.

Постановление суда отменено в связи с неисследованностью вопроса о психическом состоянии лица в момент совершения преступления Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 февраля 2007 г. N 35-О06-75 (Извлечение) — Верховный Суд Российской Федерации




3. Постановление суда отменено в связи с неисследованностью вопроса
   о психическом состоянии лица в момент совершения преступления

                   Определение Судебной коллегии
               по уголовным делам Верховного Суда РФ
                  от 1 февраля 2007 г. N 35-О06-75

                           (Извлечение)


     Тверским областным судом 20 сентября 2006 г.  С. освобожден от
уголовной ответственности за совершение общественно опасных деяний,
предусмотренных п. "а" ч. 2 ст. 105, пп. "а", "в", "к" ч. 2 ст. 105
и  п.  "в"  ч.  2  ст.  158  УК РФ,  в силу нахождения его во время
вынесения постановления суда в состоянии невменяемости.
     На основании   ст.   97  и  ч.  4  ст.  101  УК  РФ  применена
принудительная  мера  медицинского   характера   -   С.   назначено
принудительное     лечение     в     психиатрическом     стационаре
специализированного типа с интенсивным наблюдением.
     Производство по уголовному делу приостановлено.
     В кассационной   жалобе   потерпевший   Т.   просил   отменить
постановление   суда   и   направить   дело   на   новое   судебное
разбирательство,  указывая, что постановление вынесено с нарушением
требований уголовно-процессуального законодательства.
     Судебная коллегия  по  уголовным   делам  Верховного  Суда  РФ
1 февраля 2007 г. жалобу удовлетворила по следующим основаниям.
     С. совершил общественно опасные деяния,  запрещенные уголовным
законом  и  содержащие  признаки следующих преступлений - убийства,
т. е. умышленного  причинения   смерти,   двух   лиц;   умышленного
причинения  смерти  двум  и более лицам,  находящимся в беспомощном
состоянии,  с  целью  скрыть  другое  преступление;  кражи   чужого
имущества с причинением значительного ущерба гражданину.
     Принимая решение по делу,  суд  руководствовался  требованиями
ст.ст. 21, 97, 101 УК РФ и ст.ст. 442 и 443 УПК РФ.
     Между тем согласно ч.  1 ст.  443 УПК РФ,  признав доказанным,
что  деяние,  запрещенное  уголовным  законом,  совершено  лицом  в
состоянии невменяемости или  что  у  этого  лица  после  совершения
преступления    наступило    психическое   расстройство,   делающее
невозможным назначение наказания или его  исполнение,  суд  выносит
постановление    в   соответствии  со  ст.ст. 21  и  81  УК  РФ  об
освобождении  этого  лица  от  уголовной  ответственности  или   от
наказания  и  о  применении  к нему принудительных мер медицинского
характера.
     В силу  ст.  21  УК  РФ  не подлежит уголовной ответственности
лицо,  которое во  время  совершения  общественно  опасного  деяния
находилось в состоянии невменяемости.
     Однако надлежащим образом установленных данных о нахождении С.
во  время совершения вышеуказанных деяний в состоянии невменяемости
в деле не  имеется.  Как  признал  суд  со  ссылкой  на  заключение
судебно-психиатрической    экспертизы,   он   в   настоящее   время
обнаруживает признаки временного  психического  расстройства  и  по
своему  психическому  состоянию  не  может  осознавать  фактический
характер и общественную опасность своих действий и руководить  ими,
нуждается  в  направлении  на  принудительное  лечение до выхода из
болезненного состояния с последующим направлением на экспертизу для
решения диагностических и экспертных вопросов.
     При таких обстоятельствах суд не вправе был принимать  решение
об освобождении С. от уголовной ответственности.
     В соответствии с ч.  1 ст.  81 УК РФ лицо,  у  которого  после
совершения   преступления   наступило   психическое   расстройство,
лишающее  его  возможности  осознавать   фактический   характер   и
общественную   опасность   своих   действий  либо  руководить  ими,
освобождается от наказания, но не от уголовной ответственности, как
это сделано судом.  Такое лицо согласно  ч. 4 ст. 81 УК РФ в случае
выздоровления   может   подлежать   уголовной   ответственности   и
наказанию,  если   не  истекли   сроки   давности,  предусмотренные
ст.ст. 78 и 83 УК РФ.
     Судом при  вынесении  постановления  вышеуказанные  требования
закона не учтены.
     При новом  рассмотрении  дела  суду необходимо проверить также
доводы  потерпевших  о  более  полном   исследовании   психического
состояния С.
     Судебная коллегия  по  уголовным  делам  Верховного  Суда   РФ
постановление  Тверского  областного суда отменила и дело направила
на новое судебное рассмотрение.


                          ______________

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Общая психиатрия››

Понятие невменяемости. В уголовном процессе с помощью судебно-психиатрической экспертизы чаще всего (90 % всех судебно-психиатрических освидетельствований) решается вопрос о вменяемости-невменяемости.

Учение о невменяемости имеет свою историю. В донаучный период развития психиатрии считалось, что для освобождения от уголовной ответственности или смягчения наказания достаточно только констатации какого-либо психического заболевания, которое называлось тогда соответственно помешательством, сумасшествием, безумием и т.д. Таким образом утвердился так называемый медицинский критерий невменяемости. В дальнейшем, однако, в связи с накоплением научных сведений о клинических проявлениях и особенностях течения различных психических расстройств стало ясно, что одного факта психического расстройства недостаточно для суждения о способности лица нести ответственность за свои действия. В связи с этим в разных странах в законодательство стали вводить еще один дополнительный критерий, позволяющий судить о глубине психического расстройства, имевшего место в период совершения уголовно наказуемого деяния, и, следовательно, о том, насколько это деяние было осознанным, соответствовало истинному волеизъявлению лица. Этот дополнительный критерий получил название юридического, или психологического. В отечественной психиатрии и юриспруденции он формулировался как неспособность понимать противозаконность и другие свойства своего деяния. В дальнейшем этот критерий подвергался существенным редакционным изменениям.

Введение юридического (психологического) критерия сопровождалось научными дискуссиями. Нередко против него возражали психиатры, полагавшие, что они без всякого критерия могут решить, способно ли данное лицо ко вменению. Наиболее прогрессивные из них (В.Х.Кандинский, С.С.Корсаков, В.П.Сербский), однако, считали, что без общепризнанного критерия такие решения будут грешить субъективизмом. Объясняя необходимость введения юридического (психологического) критерия невменяемости, С.С.Корсаков говорил, что медицинский критерий указывает на причину невменяемости, а юридический является собственно критерием невменяемости [Морозов Г.В., Лунц Д.Р., Фелинская Н.И., 1976].

В последующем уголовное законодательство в России всегда связывало признание лица невменяемым в отношении совершенного деяния с установлением двух критериев: медицинского (биологического) и юридического (психологического).

В УК РФ, принятом в 1996 г. и введенном в действие с 1 января 1997 г., понятие невменяемости сформулировано в статье 21 следующим образом: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики».

В данной редакции медицинский критерий представлен в виде обобщенного перечня различных болезненных нарушений психики. Хотя приведенная типология таких состояний не построена по единому признаку и, следовательно, далека от научных классификаций, все же она преследует цель наиболее полного перечисления различных вариантов болезненных психических расстройств и в известной мере отвечает этому требованию.

Клиницист-психиатр, однако, может справедливо отметить, что в ряде случаев одно и то же заболевание нередко соответствует двум или даже трем из четырех признаков медицинского критерия. Например, многие хронические психические заболевания обнаруживают склонность к периодическому течению и тогда, особенно при возникновении длительных и глубоких ремиссий, такие хронические заболевания лишь периодически, на какое-то время грубо нарушают психическую деятельность лица. Очевидно, в таком случае способность такого лица ко вменению будет отсутствовать лишь во время обострения, в период же ремиссии эта способность может не страдать. В этом смысле такое хроническое заболевание будет выступать как временное психическое расстройство. Разделение различных заболеваний на психозы и слабоумие тоже возможно далеко не всегда, ибо многие психозы при неблагоприятном течении приводят к развитию слабоумия. На практике такое разделение существенного значения не имеет, гораздо важнее то, что все перечисленные в Уголовном кодексе варианты психических расстройств являются болезненными. Именно это является их общим признаком, имеющим принципиальное значение, поскольку никакое другое отклонение психики, кроме болезненного, не может быть причиной невменяемости (например, сильное душевное волнение или физиологический аффект, состояние опьянения). Но и констатации истинно болезненного состояния психики в контексте приведенной статьи не будет достаточно для суждения о невменяемости. Здесь вступает в действие юридический критерий, который позволяет судить о глубине имеющегося психического расстройства и его влиянии на способность к осознанному совершению юридически значимых действий. Рассматриваемый критерий состоит из двух признаков. Один из них — отсутствие способности «осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия)» — получил название интеллектуального. Действительно, речь идет о понимании лицом социального значения своего деяния, его опасности и наказуемости. Второй признак — неспособность «руководить своими действиями» — называют волевым, поскольку он связан с нарушением регуляции своего поведения. Оба признака обычно встречаются вместе, хотя законодатель считает достаточным одного из них для признания лица невменяемым. Поэтому в приведенной формуле невменяемости между ними поставлен разделительный союз «либо».

Таким образом, для признания лица невменяемым необходимо наличие у него двух критериев — медицинского и юридического. Наличия одного из них для признания лица невменяемым недостаточно. Так, лицо, страдающее легкой дебильностью (медицинский критерий), обычно способно правильно воспринимать и оценивать происходящие события, вкладывать определенный смысл в свои действия и достаточно рассудительно ими управлять (отсутствие юридического критерия), в силу чего его следует считать вменяемым. Аналогичная ситуация складывается и при некоторых других заболеваниях, особенно пограничных.

Способность человека осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими может быть существенно нарушена не только в связи с болезненным расстройством. К этому может привести, например, уже упоминавшееся сильное душевное волнение. Однако в связи с отсутствием медицинского критерия такое лицо должно быть признано вменяемым.

Поскольку вменяемость субъекта является одной из предпосылок вины, которая всегда конкретна и связана с определенным общественно опасным деянием, вопрос о вменяемости рассматривается и решается не вообще, а применительно к инкриминируемому деянию. Поэтому , если по одному уголовному делу было принято совершенно определенное решение о вменяемости лица, в случае совершения им повторных правонарушений необходимо всякий раз проводить повторную судебно-психиатрическую экспертизу для решения этого вопроса в отношении вновь совершенного деяния. К проблеме невменяемости имеют отношение также вопросы ответственности лиц, находившихся во время совершения преступления в состоянии опьянения. Как и в прежние годы, статья 23 УК РФ устанавливает, что состояние опьянения, вызванное употреблением не только алкоголя, но также наркотиков и других одурманивающих веществ, не освобождает лицо от уголовной ответственности. Важно подчеркнуть, что при этом не имеют значения степень и глубина опьянения. Законодатель по существу исключает состояние опьянения из числа признаков медицинского критерия невменяемости в силу чего квалификация психического состояния лица во время такого правонарушения, как опьянение, предопределяет признание его вменяемости, если, конечно, опьянение не сочетается с психозом или слабоумием.

Особо следует сказать о так называемом патологическом опьянении. В отечественной судебной психиатрии под патологическим опьянением традиционно понимают спровоцированное приемом алкоголя глубокое помрачение сознания типа сумеречного, сопровождающееся не только потерей ориентировки и последующей амнезией, но и патологической активностью, вызванной либо психомоторным возбуждением с агрессивностью и разрушительными тенденциями, либо бредовыми переживаниями. Эти расстройства нехарактерны для опьянения и являются проявлениями качественно иного — психотического состояния, в силу чего трактуются как один из признаков медицинского критерия невменяемости (временное психическое расстройство).

Ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости. Впервые в уголовном законодательстве России специально упоминается названная группа лиц. В статье 22 УК РФ о них говорится следующее: «Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности». Однако суд при вынесении приговора учитывает это обстоятельство и может наряду с наказанием назначить этому лицу принудительную меру медицинского характера.

Целесообразность и обоснованность данной нормы вызывают сомнения. Против ограниченной, или уменьшенной, вменяемости возражали видные отечественные судебные психиатры [Лунц Д-Р., 1966, 1968; Морозов Г.В. и др., 1977] на том основании, что, во-первых, указанное понятие не имеет четких критериев (что может вызвать экспертные трудности и привести к субъективизму экспертной оценки), во-вторых, даже сторонники этой нормы не могут привести убедительного обоснования мер, которые должны применяться судом в отношении этих лиц2.

Правовые последствия признания того, что лицо не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, также представляются не вполне обоснованными. Речь идет о применении принудительных медицинских мер к лицу, которое этим же судом признается ответственным за содеянное, следовательно, способным и к принятию осознанных решений в отношении состояния своего здоровья и возможного лечения. Закон РФ

В некоторых западных странах давно существует так называемая ограниченная или уменьшенная вменяемость, установление которой влечет за собой для лица либо смягчение наказания, либо назначение лечения одновременно с наказанием. Справедливости ради следует сказать, что сторонники этой нормы были как среди психиатров [Семенов С.Ф., 1966], так и среди юристов [Антонян Ю.М., Бородин С.В., 1987].

«О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» не позволяет проводить лечение таких лиц без их согласия. Кроме того, поскольку наиболее вероятными расстройствами у них будут расстройства пограничного уровня (психопатии, легкая дебильность, органические поражения головного мозга без психоза и слабоумия), трудно назвать и эффективные методы лечения с принуждением, которые могли бы привести к выздоровлению или хотя бы к коренному улучшению состояния этих пациентов. В соответствии со статьей 104 УК РФ принудительные меры медицинского характера в отношении этих лиц должны исполняться по месту отбывания наказания (в местах лишения свободы), а в отношении осужденных к иным видам наказания — в учреждениях органов здравоохранения, оказывающих амбулаторную психиатрическую помощь.

Уголовная ответственность и освобождение от наказания лиц, психически заболевших после совершения преступления. Если лицо во время совершения преступления не находилось в состоянии болезненного психического расстройства, то оно соответственно признается вменяемым и, следовательно, подлежит уголовной ответственности. Но может ли оно участвовать в производстве следственных действий, понимать смысл предъявленного обвинения, показаний свидетелей, осознавать свою вину и ответственность, смысл и значение назначенного наказания, вести защиту? Эти вопросы возникают обычно, если после совершения преступления у лица развилось временное или хроническое психическое расстройство. В статье 81 УК РФ говорится о возможном освобождении от наказания таких лиц.

Если указанное расстройство возникло до вынесения приговора, то лицо направляется на судебно-психиатрическую экспертизу в описанном выше порядке, но с той особенностью, что вопрос о способности лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими касается уже не периода, относящегося к совершению преступления, а времени производства по делу.

Несколько иначе обстоит дело с лицами, тоже заболевшими после совершения преступления, но после вынесения приговора, т.е. уже во время исполнения назначенного приговором суда наказания. В таком случае факт психического заболевания устанавливается комиссией врачей-психиатров. Это не является экспертизой в процессуальном смысле. Однако в качестве критерия неспособности отбывать наказание применяется тот же юридический или психологический критерий — неспособность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, но применительно ко времени освидетельствования. Администрация исправительного учреждения направляет заключение комиссии в суд, который принимает соответствующее решение.

В обоих случаях (при развитии заболевания до приговора или во время отбывания наказания) важное значение имеет характер течения заболевания. Если установлено, что развившееся психическое расстройство носит характер хронического (неизлечимого, необратимого) или относится к категории слабоумия, принимается решение об освобождении лица от наказания (дальнейшего отбывания наказания) в соответствии со статьей 410 УПК РСФСР. Если же психическое расстройство носит временный (обратимый) характер, суд лишь приостанавливает производство по делу (статья 409 УПК РСФСР). Осужденные в таком случае обычно направляются в лечебное учреждение в уголовно-исполнительной системы без прерывания срока наказания.

Одновременно с решением об освобождении от наказания (дальнейшего его отбывания) или приостановлении производства по делу в отношении лиц, которые по своему психическому состоянию представляют опасность, суд может назначить применение принудительной меры медицинского характера. Но поскольку эти лица признаны вменяемыми и не освобождены от уголовной ответственности, то в случае их выздоровления (точнее, восстановления способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, бездействия, и руководить ими) суд одновременно с прекращением принудительного лечения принимает решение о возобновлении производства по делу, а иногда — о продолжении исполнения наказания. Возобновление уголовного дела предполагает окончание следственных действий и передачу дела в суд с последующим вынесением приговора. Время принудительного лечения в таких случаях засчитывается в срок наказания (или неотбытой части наказания) (подробнее об этом см. Принудительные меры медицинского характера).

Судебно-психиатрическая экспертиза свидетелей и потерпевших. Психическое расстройство может быть не только у лица, совершившего общественно опасное деяние, но также у других лиц, участвующих в деле, в частности у свидетелей и потерпевших. В таком случае суду и следствию важно знать, как следует относиться к показаниям такого лица. В статье 72 УПК РСФСР по этому поводу говорится, что не могут допрашиваться в качестве свидетелей лица, которые «в силу своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания» (подобная формулировка имеется в статье 61 ГПК РСФСР). Как видим, и здесь обозначены 2 критерия: медицинский — психические недостатки и юридический — возможность правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания. Особое значение в таких случаях приобретают нарушения памяти как в виде гипо- или амнестических расстройств, так и особенно в виде различных парамнезий (конфабуляций, псевдореминисценций). К искажениям воспроизведения имеющих значение для дела обстоятельств могут привести и обманы восприятий (иллюзии, галлюцинации), бредовые идеи и другие психотические расстройства. Наряду с этим следует иметь в виду, что так называемая негативная симптоматика с паралогичной, парадоксальной трактовкой самой ситуации расследования и допроса может привести к сообщению больным заведомо неправильных сведений. Эти же расстройства могут сделать его неспособным нести ответственность за достоверность сообщаемой им информации, что также имеет правовое значение, поскольку свидетель дает подписку о том, что он предупрежден об ответственности за заведомо ложные показания (статья 307 УК РФ).

Принудительные меры медицинского характера в отношении лиц с психическими расстройствами, совершивших общественно опасные деяния. К лицам, освобождаемым в связи с психическим расстройством от уголовной ответственности (невменяемость — статья 21 УК РФ) или наказания (статья 81 УК РФ), а также страдающим алкоголизмом, наркоманией либо психическим расстройством, не исключающим вменяемости (статья 22 УК РФ), если имеющиеся у них психические расстройства связаны с опасностью для себя или других лиц, а также возможностью причинения иного существенного вреда, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера (принудительное лечение) (статья 97 УК РФ). Соответствующие меры осуществляются в зависимости от состояния и опасности больного в амбулаторных условиях (амбулаторное принудительное наблюдение и лече-

ние у психиатра) либо в условиях одного из трех типов психиатрических стационаров — общего типа, специализированного или специализированного с интенсивным наблюдением (статья 98 УК РФ). Показания для назначения названных видов принудительного лечения в обобщенном виде представлены в УК РФ (статьи 100, 101) и более подробно в специальной инструкции (1988).

Стационар общего типа представляет собой отделение обычной психиатрической больницы либо диспансера (не подходят для этой цели лишь отделения пограничного профиля). Сюда направляются в основном совершившие деяние больные, находящиеся в относительно курабельном психотическом состоянии, не обнаруживающие негативных расстройств и изменений личности, сопровождающихся стойкими асоциальными тенденциями. Пациенты, направленные на принудительное лечение, находятся в отделении вместе с больными, поступившими для лечения на общих основаниях, и им назначаются те же режимы содержания и лечения, что и другим пациентам. Указанная инструкция запрещает им лишь прогулки вне территории больницы и предоставление домашних отпусков. По общему правилу, касающемуся всех видов принудительных мер, они не могут быть выписаны без соответствующего определения суда.

Под психиатрическим стационаром специализированного типа понимается психиатрическая больница или отделение, предназначенные исключительно для больных, направленных судом на принудительное лечение. Обычно в регионе (субъекте РФ) имеется 1—2 таких отделения (на территориях с большим количеством населения возможно и больше) или небольшая больница. Направляются в такие стационары преимущественно больные со стойкими асоциальными тенденциями, обусловленными негативными психическими расстройствами и изменениями личности. По статистическим данным в настоящее время такие пациенты составляют большинство среди направленных на принудительное лечение. Отмеченные особенности контингента, а также значительные сроки принудительного лечения определяют некоторые особенности организации и режима таких отделений. Наряду с лекарственной и другими видами биологической терапии значительный удельный вес в этих стационарах занимают различные мероприятия реабилитационно-воспитательного и психокоррекционного характера, особенно дифференцированная трудовая терапия. Велика роль пато-психолога, который должен обеспечивать не только диагностические исследования, но также вести групповые и индивидуальные занятия по психокоррекции. Здесь проводится клубная и культурно-воспитательная работа, вводятся элементы общественного самоуправления. Наряду с врачом и психологом в этих мероприятиях должны принимать участие весь медицинский персонал и социальные работники. Последние берут на себя и оказание больным различных видов социальной помощи (восстановление социальных связей, решение жилищных вопросов, оформление пенсии, вопросы трудоустройства и т.п.). Следует подчеркнуть, что все эти мероприятия имеют особое значение именно применительно к больным с асоциальными тенденциями, поскольку социальная дезадаптация является одной из наиболее существенных причин совершения общественно опасных действий.

Естественно, в стационаре специализированного типа необходимы и соответствующие меры безопасности. Они обеспечиваются дополнительным количеством медицинского персонала, предусмотренным штатными нормативами таких отделений. Кроме того, в некоторых больницах наружную охрану отделений принудительного лечения обеспечивают (по договорам) подразделения милиции или специально созданная собственная служба обеспечения безопасности.

Специализированные стационары с интенсивным наблюдением в настоящее время представлены несколькими больницами федерального подчинения, которые выполняют межрегиональные функции. Следует сказать, что до 1988 г. эти больницы находились в ведении Министерства внутренних дел и назывались больницами специального типа. После передачи в систему Министерства здравоохранения лечебно-реабилитационная направленность деятельности этих учреждений значительно усилилась. Вместе с тем, поскольку они предназначены для больных, представляющих по своему психическому состоянию и с учетом характера совершенного деяния особую опасность для общества, они имеют отделы охраны, подчиненные уголовной-исполнительной системе Министерства юстиции РФ, служащие которых обеспечивают не только наружную охрану, но и надзор за содержащимися там больными как внутри отделений, так и при проведении различных мероприятий лечебно-реабилитационного и культурно-воспитательного характера.

Поскольку в больницах с интенсивным наблюдением имеются и пациенты с преимущественно психотической симптоматикой, нередко нуждающиеся в активной биологической терапии, и больные с преобладанием негативных расстройств и изменений личности, которым больше показаны реабилитационно-воспитательные и Психокоррекционные мероприятия, все что было сказано по этому поводу в отношении стационаров общего и специализированного типов применимо и к этим учреждениям. Однако особая опасность пациентов налагает определенный отпечаток на лечебно-реабилитационный процесс, который строится с учетом необходимости строжайшего надзора.

Особое место среди предусмотренных действующим законодательством принудительных мер медицинского характера занимают амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра. Эта мера впервые введена принятым в 1996 г. УК РФ (статьи 99, 100, 104). Хотя аналогичная мера предусматривалась законодательством некоторых республик в составе СССР до 1988 г., практического применения тогда она не нашла и до последнего времени не было опыта применения ее в нашей стране.

Главная особенность этой меры состоит в том, что принудительное лечение проводится во внебольничных условиях, по месту жительства больного, т.е. в психоневрологических диспансерах, диспансерных отделениях психиатрических больниц, психоневрологических кабинетах общесоматических больниц и поликлиник. Пациент, которому назначена данная мера, может вести обычный образ жизни, продолжать трудовую и общественную деятельность, получать пенсию по инвалидности (если таковая имеется), проживать в домашних условиях, сохраняя личные и социальные контакты. Вместе с тем он должен с предписанной ему врачом-психиатром частотой являться на прием, выполнять диагностические и лечебные назначения.

Естественно, далеко не каждый пациент с психическим расстройством способен выполнять эти требования. Поэтому число лиц, которым показана такая мера, ограничено. В него могут входить лица, совершившие общественно опасные действия в состоянии временного психического расстройства, которое уже не определяется к моменту проведения экспертизы. Эта мера может оказаться необходимой и после проведенного принудительного лечения в стационаре, когда больной нуждается в обязательной поддерживающей терапии или когда вызывают сомнение стойкость достигнутого у него улучшения и способность самостоятельно без лечебно-реабилитационной психиатрической помощи адаптироваться во внебольничных условиях. До введения амбулаторного варианта принудительного лечения такие пациенты без достаточных оснований задерживались на стационарном принудительном лечении. Последнее может быть возобновлено через суд при изменении состояния и возрастании общественной опасности больного, равно как и в случае несоблюдения назначенного режима.

Согласно статистическим данным за 1995 г. [Гурович И.Я., Прейс В.Б., Голланд В.Б., 1995], средние сроки принудительного лечения в настоящее время равны 480 дням, или примерно 1 году 4 мес (для сравнения средние сроки пребывания в психиатрической больнице одного пациента на общих основаниях — около 100 дней, или 3,3 мес). Столь длительные сроки пребывания в больнице в случае принудительного лечения требуют особого подхода к организации лечебно-реабилитационного процесса. Первая особенность терапевтической тактики во время принудительного лечения состоит в необходимости учета при разработке лечебно-реабилитационной программы для данного пациента не только особенностей клинической картины и течения имеющегося заболевания, но и психопатологических механизмов совершенного деяния. Это касается не только психофармакотерапии, но и направленности психотерапевтических и психокоррекционных мероприятий, а также содержания семейной психотерапии, трудотерапии и профориентации. Вторая особенность терапевтической тактики во время принудительного лечения связана с его большой деятельностью. Последняя обусловлена тем, что критерием отмены принудительных мер медицинского характера является в данном случае не только улучшение клинического состояния в собственном смысле, но и ликвидация общественной опасности больного. Стационарное лечение поэтому проводится по определенному плану. Наиболее признанным в настоящее время является выделение следующих 4 этапов принудительного лечения [Юрьева Л.П., 1996; Котов В.П., Мальцева М.М., Яхимович А.А., 1996]: 1) адаптационно-диагностический; 2) интенсивных лечебно-реабилитационных мероприятий; 3) стабилизации достигнутого эффекта; 4) заключительный (подготовка к выписке из стационара). В отношении различных форм психических заболеваний с учетом психопатологических механизмов общественно опасных действий названные этапы должны быть наполнены определенным содержанием.

Под психопатологическими механизмами общественно опасных действий понимают определенное взаимодействие имеющихся у больного психопатологических нарушений, а также личностных и ситуационных факторов, приводящее к совершению деяния или делающее больного неспособным нести за него ответственность. Анализ большого количества психически больных, совершающих за время болезни повторные правонарушения, говорит об устойчивости этого образования, поскольку в подавляющем большинстве случаев все деяния данного больного совершаются по одному и тому же механизму [Мальцева М.М., Котов В.П., 1995]. Разнообразные психопатологические механизмы могут быть разделены на две большие группы: первые непосредственно обусловлены разного рода продуктивной психотической симптоматикой (продуктивно-психотические), вторые связаны с дефицитарными психическими расстройствами и изменениями личности (негативно-личностные). В свою очередь в первой группе выделяются деяния, совершаемые по бредовым мотивам (бредовая защита, бредовая месть, бредовая демонстрация и т.д.) и без бредовой мотивации (императивные галлюцинации, тотальная дисфорическая агрессивность, маниакальная псевдопредприимчивость и др.). Среди негативно-личностных механизмов также можно различить так называемые ситуационно спровоцированные деяния (совершаемые только в определенной ситуации, предъявляющей повышенные требования к ущербным сторонам психики больного) и инициативные деликты (связанные с морально-этическим снижением, обусловленным дефицитом высших эмоций, с расторможенностью и извращением влечений и т.п.). Продуктивно-психотические механизмы, по данным авторов, отмечаются не более чем у 20—25 % невменяемых; деяния такого рода нередко отличаются особой тяжестью и связаны с опасностью для жизни окружающих, однако сравнительно редко совершаются повторно. По негативно-личностным механизмам (75—80 %) чаще совершаются имущественные деликты, но они связаны со стойкими асоциальными тенденциями, в силу чего имеют выраженную тенденцию к повторению.

Право назначения принудительной меры медицинского характера принадлежит только суду, который делает это обычно в соответствии с рекомендацией экспертной или иной психиатрической комиссии. Вынося соответствующее определение, суд указывает вид принудительной меры медицинского характера, но не устанавливает, какому конкретному учреждению поручаются ее исполнение и какова ее продолжительность. Вопрос о направлении лица для принудительного лечения в определенную больницу решается органами управления здравоохранением с учетом места жительства больного, его родственников, а также других обстоятельств.

Продолжительность же применения принудительной меры в соответствии со статьей 102 УК РФ определяется путем периодических (не реже 1 раза в 6 мес) освидетельствований лица комиссией врачей-психиатров. Если комиссия приходит к выводу о необходимости продления принудительного лечения без изменения его вида, заключение об этом заносится в историю болезни и скрепляется подписями членов комиссии. Однако при длительном принудительном лечении 1 раз в год администрация больницы направляет заключение в суд, который и продлевает применение этой меры. В случае, если комиссия приходит к выводу о целесообразности прекращения принудительного лечения или изменения его вида, заключение об этом в обязательном порядке направляется в суд и может быть реализовано лишь при наличии соответствующего судебного определения.

Поскольку основанием для применения принудительных мер медицинского характера является наличие психического расстройства, связанного с опасностью соответствующего лица для себя или других (статья 97 УК РФ), то основанием для прекращения принудительного лечения является такое изменение психического состояния, при котором эта опасность исчезает. При этом необходимо учитывать, что указанные изменения должны быть достаточно стойкими, поскольку смысл применения принудительных мер состоит в том, чтобы больной не был опасен для общества и после их отмены. Во избежание преждевременного прекращения принудительного лечения и рецидива общественно опасных действий в ряде случаев прибегают к так называемой «ступенчатой» отмене принудительных мер. При этом больному, первоначально направленному, допустим, в больницу с интенсивным наблюдением, после улучшения его состояния принудительное лечение полностью не отменяется, а вначале на основании соответствующего судебного решения продолжается в стационаре иного типа, например в специализированном — без интенсивного наблюдения. Это позволяет в какой-то мере вскрыть диссимулятивные тенденции, более эффективно провести мероприятия по оказанию социальной помощи и обустройству последующей жизни пациента вне больницы (поскольку этот стационар находится по месту жительства), наконец, избежать возможного ухудшения состояния в результате резкого перехода от значительных ограничений свободы и активности к условиям самостоятельной жизни.

С этой же целью, как уже отмечалось, после прекращения стационарной принудительной меры больному может быть назначено амбулаторное принудительное лечение. Важно подчеркнуть, что во всех таких случаях, если решение оказалось неправильным, состояние больного вновь ухудшилось, а поведение стало опасным, сохраняется возможность вернуться к ранее назначенной мере, поскольку статья 102 УК РФ позволяет в таком же порядке изменить принудительную меру и на более строгую.

Непринудительные меры профилактики общественно опасных действий психически больных. Прекращение применения принудительных мер медицинского характера не означает, что больной оказывается вне внимания психиатрической службы. Поскольку в большинстве таких случаев имеют место различные стойкие психические расстройства, лица, страдающие ими, подлежат диспансерному наблюдению. В течение ряда лет в соответствии со специальной инструкцией Министерства здравоохранения и Министерства внутренних дел больные, представляющие потенциальную общественную опасность, включаются в группу так называемого активного диспансерного наблюдения (до 1977 г. — группа спецучета).

Группа спецучета формируется создаваемой для этой цели комиссией психиатров. В числе подлежащих направлению на комиссию в первую очередь указаны пациенты, в прошлом совершившие общественно опасные деяния и находившиеся в связи с этим на принудительном лечении. Кроме того, комиссионному рассмотрению подлежат также лица, имевшие судимости в прошлом, еще до начала психического заболевания; лица, у которых имеется симптоматика, указывающая на вероятность совершения общественно опасных действий (бредовые идеи преследования и воздействия, императивные галлюцинации, расторможенность и извращенность влечений и т.п.), а также страдающие пограничными формами психических расстройств (психопатии, органические поражения мозга, алкоголизм), на почве которых развивались в прошлом временные болезненные расстройства, в связи с чем они признавались невменяемыми. Следует подчеркнуть, что все названные лица не включаются автоматически в группу активного диспансерного наблюдения, а подлежат только представлению на комиссию, которая может и не найти оснований для более строгого диспансерного наблюдения. Состав этой группы систематически пересматривается.

Представляющие потенциальную опасность пациенты должны осматриваться участковым психиатром не реже 1 раза в месяц. Если больной выписан после стационарного принудительного лечения, особое внимание уделяется выполнению всех рекомендаций, содержащихся в выписке из истории болезни. Преемственность между больницей и диспансером существенно повышает эффективность принудительного лечения с точки зрения предотвращения новых общественно опасных действий. Если соответствующее лицо избегает контактов с диспансером, меняя с этой целью место своего проживания, то отделение милиции по просьбе диспансера помогает установить его место пребывания, а при наличии показаний для недобровольной госпитализации оказывает содействие в этом.

Законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» предусмотрены и другие меры, полностью или частично направленные на предупреждение опасного поведения лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами (психозы и слабоумие). Во всех случаях, когда указанным Законом предусматривается психиатрическое освидетельствование без согласия лица (статья 24) или его госпитализация в недобровольном порядке (статья 29), главным показанием для этого является опасность для себя или других лиц. Эта же цель преследуется нормой Закона, устанавливающей, что диспансерное наблюдение при наличии определенных показаний может быть установлено независимо от согласия больного. В некоторых крупных диспансерах создаются специализированные кабинеты, в которых осуществляется наблюдение и оказание всех видов помощи больным с потенциальной общественной опасностью. Хотя такое организационное решение нарушает принцип участковое™, по которому строится работа внебольничных психиатрических учреждений, оно, безусловно, обеспечивает наибольший профессионализм в решении специфических вопросов профилактики общественно опасных действий.

В психиатрических стационарах, в которые помещаются больные в недобровольном порядке, они подлежат особой регистрации и ежемесячным комиссионным освидетельствованиям с тем, чтобы, с одной стороны, не задержать их в стационаре без достаточных оснований, а с другой — не допустить выписки больного при сохраняющейся опасности.

Тематический тест «Уголовное право» (11 класс)

Тест « Уголовное право»

  1. Нормы уголовного права устанавливаются:

1) только государством в лице его законодательного органа; 2) Президентом РФ; 3) правоохранительными органами РФ.

  1. Обстоятельством, исключающим противоправность деяния, является:

1) состояние необходимой обороны; 2) состояние крайней необходимости; 3) оба ответа верны; 4) верного ответа нет.

  1. Какой из признаков преступления характеризуется причинением вреда или возможностью его причинения интересам личности или общества?

1) виновность; 2) противоправность; 3) общественная опасность.

  1. Если лицо не осознает общественной опасности (вредности) своих действий и не может руководить ими:

1) деяние не может считаться правонарушением; 2) деяние считается совершенным при смягчающих вину обстоятельствах.

  1. Какой из признаков преступления характеризуется тем, что лицо осознавало, что оно действует противоправно, что его деяние повлечет опасные последствия, и тем не менее его совершило?

1) виновность; 2) противоправность; 3) общественная опасность.

  1. Лицо осознавало общественно- опасный характер своих действий, предвидело наступление последствий и неоправданно рассчитывало на их предотвращение. В его действиях:

1) прямой умысел; 2) косвенный умысел; 3) легкомыслие; 4) небрежность.

  1. Состояние невменяемости — это когда лицо:

1) находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения; 2) находится в состоянии аффекта; 3) страдает психическим расстройством; 4) все вышеперечисленное.

  1. К источникам уголовного права относятся:

1) преступления; 2) Уголовный кодекс; 3) конституция и законы; 4) наказания.

  1. Что является преступлением?

1) только общественно – опасное деяние; 2) только общественно – вредное деяние; 3) любое общественно – опасное или общественно – вредное деяние.

  1. Определение « Мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда» относится к понятию:

1) уголовное наказание; 2) уголовная ответственность; 3) уголовная кара; 4) уголовное взыскание.

  1. Целью уголовного наказания является:

1) восстановление социальной справедливости; 2) исправление осужденного; 3) предупреждение совершении новых преступлений; 4) все вышеперечисленное.

  1. Выберите верный вариант ответа:

1) уголовное наказание назначается только по приговору суда; 2) в некоторых случаях назначение уголовного наказания может осуществляться следственными органами и прокуратурой; 3) оба ответа верны; 4) верного ответа нет.

  1. Что является основанием для применения уголовной ответственности?

1) вина; 2) совершение правонарушения; 3) совершение преступления; 4) общественная опасность.

  1. Система уголовного права РФ состоит из:

1) двух частей: первой и второй; 2) состоит из двух частей: общей и особенной; 3) состоит из двух частей: основной и второстепенной.

  1. Что является объектом преступления при совершении кражи?

1) мобильный телефон; 2) лицо, у которого похитили телефон; 3) отношения собственности; 4)лицо, похитившее телефон.

  1. Несовершеннолетними признаются лица:

1) не знающие, сколько им лет; 2) не достигшие 18 лет; 3) не достигшие 14 лет; 4) не достигшие 16 лет.

  1. Необходимой обороной признается защита личности и прав:

1) обороняющегося лица; 2) обороняющегося лица или других лиц; 3) обороняющегося лица, других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства.

  1. Превышением пределов необходимой обороны считается:

1) несоответствие орудия нападения орудию самообороны; 2) применение оружия; 3) умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства; 4) все вышеперечисленное.

  1. В настоящее время в РФ смертная казнь:

1) официально отменена федеральным законом; 2) может применяться в исключительных случаях за особо тяжкие преступления; 3) не применяется в связи с мораторием.

  1. По общему правилу, уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления:

1) с 18- летнего возраста; 2) с 16-летнего возраста; 3) 21-летнего возраста.

  1. Нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, — это:

1) кража; 2) вымогательство; 3) грабеж; 4) разбой; 5) мошенничество.

  1. Хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием – это:

1) кража; 2) вымогательство; 3) грабеж; 4) разбой; 5) мошенничество.

  1. Тайное хищение чужого имущества — это:

1) кража; 2) вымогательство; 3) грабеж; 4) разбой; 5) мошенничество.

  1. Открытое хищение чужого имущества – это:

1) кража; 2) вымогательство; 3) грабеж; 4) разбой; 5) мошенничество.

  1. Требование передачи чужого имущества или права на имущество под угрозой применения насилия – это:

1) кража; 2) вымогательство; 3) грабеж; 4) разбой; 5) мошенничество.

Тест « Уголовное право» 11 класс

Ответы:

1 — 1

2- 3

3- 3

4- 1

5- 1

6- 3

7- 3

8- 2

9- 1

10- 1

11- 4

12- 1

13- 3

14- 2

15- 3

16- 2

17- 3

18- 3

19- 3

20- 2

21- 4

22- 5

23- 1

24- 3

25- 2

Уголовно-правовые аспекты вменяемости в уголовном законодательстве в Российской Федерации

Важнейшей проблемой в области уголовного права остается проблема вменяемости человека в момент совершения преступления. Во-первых, необходимо разобраться в понятиях вменяемости и невменяемости, а также в их уголовно-правовом значении. Эта проблема особо остро обсуждается в последние несколько десятилетий не только в контексте уголовно-процессуального законодательства, но и является предметом и центром особого внимания в судебной психиатрии. Подход большинства отечественных судебных психиатров тем не менее основан на конкретной классической трактовке общественного поведения человека и уровня функционирования его психической деятельности. А именно, особое внимание следует уделить волевой сфере личности-свободе воли, свободе распоряжаться своими действиями и поступками.

Согласно статье 19 Уголовного кодекса Российской Федерации, уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного уголовным законом [1, с. 14]. Хотелось бы также отметить, что понятие вменяемость связано также с виной конкретного лица, совершившего вредное общественно опасное преступное деяние. Таким образом, именно виновным может еще быть признан только здравомыслящий человек. В уголовном законодательстве нет точного опреде­ления понятия вменяемости. Однако в ст. 21 УК РФ содержится понятие невменяемости, соответствии с которым не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий(бездействия), либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики [1, с. 15]. Мы можем так сделать прямой итоговый вывод о том, что классическая вменяемость психики косвенно и непосредственно находится в прямой зависимости от состояния психики и от способности определенного человека и его способностей осознавать все свои действия, а также от способности руководить ими. рф Проанализировав статью 21 сделать УК РФ, что можно сделать закон вывод, что понятие уголовный закон через раскрывает понятие то вменяемости через невменяемость, то есть в негативном ключе.

Таким образом, можно определить «вменяемость» как необходимый субъект признак, который характеризует субъект преступления, определяет способность лица во время совершения преступления осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими.

Необходимо отметить и тот факт, что состояние невменяемости лица раскрывается через совокупность юридически значимых критериев. В теории уголовного права существует несколько критериев невменяемости лица: юридический (психологический), медицинский (биологический).

Рассмотрим каждый из них более подробно.

Юридический (психологический) критерий сопряжен с тем, что заболевание оказывает большое влияние на действия человека, т. е. в силу присутствия определенного, конкретного заболевания индивид полностью лишен возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия). Юридический критерий определяется двумя признаками: интеллектуальным и волевым. Интеллектуальный признак предполагает неспособность человека понимать опасность своих действий(бездействия). Данное качество психики обозначает, что человек совсем владеет способностью понимать фактическую сторону совершаемого деяния и более того – его социальный смысл. Еще одним признаком правового критерия является волевой, то есть неумение личности управлять собственными действиями(бездействием) [3, с. 27]. Это происходит при некоторых видах болезненных психических расстройств. Например, нарушения волевой сферы при способности осознавать общественную опасность своего действия(бездействия) можно отметить у наркоманов в состоянии абстиненции, т.е. наркотического голодания. Подобное положение наблюдается также, в частности, у клептомана, который никак не способен удержать себя и проконтролировать собственные действия, когда случается возможность, от соблазна осуществить кражу чужого имущества.

Юридический критерий абсолютной невменяемости играет часто двойную роль. С одной стороны, он определяет четкое содержание невменяемости, поскольку определяет тот факт, осознавал ли человек свои действия(бездействие) в момент совершения общественно опасного деяния и мог ли человек руководить ими в этот момент. С другой стороны, данный критерий определяет пределы медицинских критериев и проводит грань между вменяемостью и невменяемостью [4, с. 31].

Медицинский критерий такой невменяемости предполагает некое наличие у подозреваемого лица хронического типа расстройства, временного психического расстройства, также слабоумия или любого иного болезненного состояния (ч. 1 ст. 21 УК РФ).

Хроническое психический тип расстройства характеризуется прямым наличием у личности продолжительного, постоянного затяжного болезненного состояния, которое носит длительный характер, например, эпилепсия, шизофрения, маниакально-депрессивный психоз, сифилис мозга, прогрессивный паралич. Эти заболевания порой характеризуются продолжительностью длительного протекания и определенным нарастанием болезненных явлений, также прогрессированием болезни, но хотя в отдельных случаях, например, при шизофрении, прослеживаются этапы скоротечного и временного улучшения состояния больного, так называемые ремиссии. Приведу в пример случай из уголовной практики, который описывает следующую картину – женщина, страдающая шизофренией, обнимая и целуя ребенка, задушила его, но так и не смогла понять, почему он перестал дышать. Временное психическое расстройство отличается внезапным началом и кратковременным течением. Оно появляется зачастую в основном у тех людей, у которых явные отклонения от принятой нормы в самом обычном состоянии почти никак не обнаруживаются. Примером временного расстройства душевной деятельности является реактивное состояние, белая горячка, патологический аффект.

Слабоумие можно корректно охарактеризовать как такую неполноценность умственной деятельности в результате врожденного или приобретенного в процессе развития интеллекта. Врожденное слабоумие часто выражается в олигофрении, а которая в свою очередь имеет три степени: наиболее легкая – дебильность, средняя – имбецильность и самая тяжелая – идиотизм. Как показывает полученная статистика в уголовной практике, слабоумие в стадии некой имбецильности всегда дает определенной основание признать невменяемость. Дебильность в более легкой форме также не исключает и вменяемости в отношении совершения очень многих преступлений, например, против личности, против собственности [2, с. 32].

Важное значение имеет медицинский критерий невменяемости, так как он устанавливается на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы, что обязана, в первую очередь и в целом, определить присутствие психологического расстройства у субъекта. Только лишь после установления медицинского критерия определяется наличие или отсутствие юридического критерия. Юридический критерий, в свою очередь, дает возможность сделать окончательный вывод о наличии или отсутствии невменяемости.

Однако в соответствии с ч. 2 ст. 21 УК РФ, к лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом назначаются принудительные меры медицинского характера [1, с. 15]. Нет четкой границы между полным психическим здоровьем и безумием. Именно поэтому в уголовном законе в ст. 22 о возможности привлечения к уголовной ответственности вменяемых лиц, которые во время совершения преступления в силу психического расстройства не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий(бездействия) либо руководить ими. Среди подобных расстройств можно выделить выраженные шизофренические дефекты, алкоголизм, наркоманию, психопатию, остаточные явления черепно-мозговых травм, органическое заболевание центральной нервной системы. На практике суд может учитывать особое психическое состояние лица в момент совершения преступления, с целью смягчения санкций, но кроме того, должен учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления, степень психического расстройства лица, осуществившего преступное деяние, также прочие условия процесса. В этих случаях наряду с назначением наказания, а также в случаях освобождения от наказания суд вправе применить принудительные меры медицинского характера [5, с. 10].

В уголовном праве существует презумпция вменяемости, согласно которой лицо считается вменяемым до тех пор, пока не будет доказано обратное. Данное еще один раз подтверждает опровержимость презумпции.

Впервые в российском уголовном праве законодатель предусмотрел норму ограниченной вменяемости в Уголовном кодексе РФ 1996 года, регламентирующую ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости. Эта проблема обсуждается уже давно. Были как сторонники, так и противники закрепления понятия «ограниченной» вменяемости. Необходимо отметить, что в уголовных кодексах ряда зарубежных стран эта норма действует уже давно. Уменьшенная вменяемость признается уголовным законодательством Дании, Венгрии, Германии. Например, в Уголовном кодексе Германии 1975 г. также предусмотрена уменьшенная вменяемость. В силу пункта 20 Уголовного кодекса Германии, если способность осознавать свои действия и руководить ими существенно снижается, наказание может быть смягчено.

Статья 22 УК РФ устанавливает, что виновное лицо, которое в период совершения преступления вследствие психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий(бездействия) или руководить ими, подлежит уголовной ответственности (ч.1). При назначении определенного наказания суд должен признать психические расстройства, которые не исключают состояние вменяемости, а в дальнейшем именно это может служить еще и основанием для назначения особых принудительных мер строго медицинского характера (ч.2). Лицо, совершившее преступление в состоянии физиологического опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит в соответствии со ст. 23 УК РФ уголовной ответственности на общих основаниях. Стоит отметить, что законодатель предполагает здесь физиологическое опьянение различной степени, чем бы оно ни вызывалось. В среднем, приблизительно 40 % преступлений в России совершаются в подобном состоянии – алкогольном и наркотическом, однако лицо под воздействием наркотиков или алкоголя не может считаться невменяемым. Для него сохраняется полная ответственность. Обычное физиологическое опьянение может в чем-то нарушить психологическую деятельность, влиять на поступки и решения. Но опьянение никак не входит в сферу невменяемости. Это уменьшает влияние воли и интеллекта на поведение преступника. Следовательно, лицо будет подлежать уголовной ответственности.

Таким образом, для того чтобы признать данное лицо невменяемым, все же нужно установить всю его неспособность полноценно осознавать те наиболее общественное опасные поступки и деяния, которые именно он совершил, в момент, когда был некоторым образом психически больным. Мы считаем, что вопрос о вменяемости лица в уголовном праве остается открытым, однако следует надеяться на высокую квалификацию медицинских экспертов, которые выносят решение и проводят экспертизу. На их надежных плечах лежит главная ответственная задача, ведь именно им порой приходится решать судьбы людей.

Невменяемость. | УГОЛОВНОЕ ПРАВО

 
Невменяемость
Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.
Лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные УК РФ.

Состояние невменяемости определяется одновременным наличием двух критериев: медицинского (биологического) и юридического (психологического). Первый критерий предполагает наличие у лица болезненного состояния психики. В ст. 21 УК названы, как и прежде, четыре вида такого состояния:
1) хроническое психическое расстройство
2) временное психическое расстройство
3) слабоумие;
4) иное болезненное состояние психики (прежняя формулировка «иное болезненное состояние» позволяла некоторым толкователям относить сюда и соматическое заболевание).
Названные четыре категории охватывают все известные медицинской науке болезненные расстройства психики. Из содержания медицинского критерия следует, что неболезненные расстройства психической деятельности (например, аффект) не должны исключать вменяемость. Для установления медицинского критерия достаточно одного из упомянутых видов психического расстройства.
Юридический (психологический) критерий невменяемости означает, что вследствие болезненного состояния психики субъект «не может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими» (ст. 21). Формулировка этого критерия улучшена (раньше вместо «осознавать» говорилось менее точно «отдавать себе отчет в своих действиях» и не упоминалось о сознании общественной опасности своих действий).
Состояние невменяемости закон, как и прежде, связывает с фактом совершения общественно опасного деяния («во время совершения»). Никто не может быть признан «невменяемым вообще» вне связи с конкретным деянием. Во-первых, течение хронических психических заболеваний допускает возможность улучшения состояния (ремиссии). Во-вторых, при некоторых видах психических расстройств, например при олигофрении, лицо может сознавать фактическую сторону и общественно опасный характер одних своих действий (таких, как причинение вреда здоровью, убийство) и не сознавать общественной опасности других действий, затрагивающих более сложные общественные отношения (нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта, самоуправство и пр.).
Интеллектуальная и эмоционально-волевая сферы психической деятельности неразрывно связаны между собой. Современная психиатрия считает, что не существует изолированного поражения психических функций. Однако это не исключает того, что болезненное расстройство психики может затрагивать преимущественно ту или иную ее сторону. При некоторых психических заболеваниях лицо в определенных пределах может критически относиться к своим действиям, но не в состоянии руководить ими. Поэтому психологическим критерием невменяемости служит как неспособность лица осознавать значение своих действий (интеллектуальный критерий), так и невозможность руководить ими (волевой критерий). Оба признака в ст. 21 УК разделены союзом «либо», чем подчеркивается их самостоятельное значение.

Судебно-психиатрическая экспертиза назначается, в том числе и по ходатайству защитника, а также иных заинтересованных лиц, участников процесса. Приведенный образец ходатайства является достаточно примитивным и призван лишь общий принцип составления подобного документа. В действительности ходатайство следует составлять как можно подробнее. Прилагать к нему документы, подтверждающие наличие отклонений у обвиняемого. Справки из наркологических, психоневрологических диспансеров. Копии жалоб на неадекватное поведение обвиняемого в ЖЭУ, копии актов реагирования на данные жалобы.

ХОДАТАЙСТВО
Следователю прокуратуры г.______________ ______________ В Вашем производстве находится уголовное дело № ________по обвинению _____________ в совершении преступления, предусмотренного ст.________ УК РФ. С связи с объективными сомнениями в возможности обвиняемого осознавать характер своих действий и руководить ими.

ПРОШУ
В соответствии со ст. 184 , 79 ч.2 УПК РСФСР для определения психического состояния обвиняемого ввиду сомнения в его вменяемости и способности отдавать отчет своим действиям или руководить ими назначить судебно-психиатрическую экспертизу.

Адвокат _____________


Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости.

Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.
Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

Из положений ст. 22 УК вытекает следующее. Во-первых, закон не признает промежуточного состояния между вменяемостью и невменяемостью. Во-вторых, признанное вменяемым лицо, которое во время совершения преступления не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо
руководить ими, подлежит уголовной ответственности. В-третьих, наличие у виновного психических аномалий, не исключающих вменяемости (психопатия, легкая форма олигофрении, неврастении и пр.), учитывается судом при
назначении наказания. Однако это не означает обязательного смягчения наказания. Здесь необходим избирательный подход с учетом характера психической аномалии, ее причинной связи с совершенным преступлением и т.п. В-четвертых, психическое расстройство, не исключающее вменяемости, может служить основанием для применения принудительных мер медицинского характера.
 

 
Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения.
Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.
Некоторые лица, совершившие преступления в состоянии опьянения, ссылаются на то, что они не сознавали значения своих действий, не могли руководить ими, ничего не помнят о случившемся и т.д. Однако состояние опьянения не может служить основанием для освобождения от уголовной ответственности. Закон называет опьянением состояние, вызванное употреблением наркотических средств или других одурманивающих веществ, хотя такое состояние, с медицинской точки зрения, не тождественно алкогольному опьянению. Важно указание, что лицо, совершившее преступление в подобном состоянии, также подлежит уголовной ответственности.

 

§ 3. Вменяемость и невменяемость. Курс уголовного права в пяти томах. Том 1. Общая часть: Учение о преступлении

§ 3. Вменяемость и невменяемость

Субъектом преступления может быть только вменяемое лицо. Вменяемость наряду с достижением установленного возраста выступает в качестве условия уголовной ответственности и является одним из общих признаков субъекта преступления.

Вменяемость (от слова «вменять», в смысле «вменять в вину») — в широком, общеупотребительном значении этого слова означает способность нести ответственность перед законом за свои действия. В уголовном праве данное понятие употребляется в более узком, специальном смысле, как антитеза понятию «невменяемость». Именно этим последним понятием оперирует уголовный закон. Часть 1 ст. 21 УК РФ гласит «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики».

Из этого положения закона можно заключить, что вменяемость — это такое состояние психики, при котором человек в момент совершения общественно опасного деяния может осознавать значение своих действий и руководить ими и потому способен быть ответственным за свои действия.

Способность понимать фактическую сторону и социальную значимость своих поступков и при этом сознательно руководить своими действиями отличает вменяемого человека от невменяемого. Преступление совершается под воздействием целого комплекса внешних обстоятельств, играющих роль причин и условий преступного поведения. Но ни одно из них не воздействует на человека, минуя его сознание. Будучи мыслящим существом, человек с нормальной психикой способен оценивать обстоятельства, в которых он действует, и с их учетом выбирать вариант поведения, соответствующий его целям. Видя в этом основание для вменения в вину человеку общественно опасного деяния, уголовное право основывается на известных положениях философии о том, что лишь люди, способные познать действительность и ее объективные закономерности, могут действовать свободно.

Невменяемый не может нести уголовную ответственность за свои объективно опасные для общества поступки прежде всего потому, что в них не участвовали его сознание и (или) воля. Общественно опасные деяния психически больных обусловлены их болезненным состоянием. Какой бы тяжелый вред обществу они ни причинили, у общества нет оснований для вменения этого вреда им в вину. Применение наказания к невменяемым было бы несправедливым и нецелесообразным еще и потому, что по отношению к ним недостижимы цели уголовного наказания — исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений.

К лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, по назначению суда могут быть применены принудительные меры медицинского характера в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц. Это особые меры, которые не являются наказанием, а имеют целью излечение указанных лиц или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК. Виды принудительных мер медицинского характера, а также основания и порядок их применения регулируются уголовно-исполнительным законодательством.

В соответствии со ст. 21 УК РФ состояние невменяемости определяется двумя критериями. Одним из них является наличие у лица болезненного состояния психики. Этот критерий принято называть медицинским (или биологическим)[301]. Второй критерий означает отсутствие у лица возможности сознавать значение своих действий или руководить ими. Этот критерий называется психологическим (или юридическим). Для признания лица невменяемым необходимо установить оба критерия. Не всякий страдающий психическим расстройством является невменяемым. Расстройство психической деятельности может быть различным по своей тяжести. Лишь когда оно достигло такой степени, что человек вследствие этого не осознает значения своих действий или не может руководить ими, только тогда можно считать его невменяемым.

В русском законодательстве уже в 1845 г. в Уложении о наказаниях было закреплено понятие невменяемости, содержавшее оба критерия, хотя и в несовершенной форме. Это выгодно отличало наше законодательство от зарубежного. Кодекс Наполеона (1810 г.), действовавший в то время, связывал невменяемость только с одним признаком — «безумием». Уголовное уложение 1903 г. содержало почти современную норму: «Не вменяется в вину преступное деяние, учиненное лицом, которое, во время его учинения, не могло понимать свойства и значение совершенного или руководить своими поступками вследствие болезненного расстройства душевной деятельности, или бессознательного состояния, или же умственного неразвития, происшедшего от телесного недостатка или болезни».

Уголовное законодательство послеоктябрьского периода вплоть до РСФСР 1960 г. шло по пути редакционного уточнения этой формулы. В действующем УК прежняя норма о невменяемости, как прошедшая испытания практикой и признанная наукой, подверглась лишь незначительным изменениям.

Во всех случаях, когда у суда или органа следствия возникает сомнение относительно вменяемости, обязательно проводится судебно-психиатрическая экспертиза. На основании заключения экспертизы окончательное решение о признании человека вменяемым или невменяемым выносит суд. Порядок проведения судебно-психиатрической экспертизы регулируется уголовно-процессуальным законодательством.

Медицинский критерий невменяемости в ст. 21 УК представляет собой обобщенный перечень психических расстройств, включающих четыре их вида: 1) хроническое психическое расстройство; 2) временное психическое расстройство; 3) слабоумие; 4) иное болезненное состояние психики.

Этими категориями охватываются все известные науке болезненные расстройства психики. Из содержания медицинского критерия следует, что неболезненные расстройства психической деятельности не должны исключать вменяемость. Примером временного неболезненного изменения психики может служить состояние аффекта (сильного душевного волнения). Сильная, бурно развивающаяся эмоция гнева, ярости, страха может явиться внутренней побудительной силой преступления. У человека в таком состоянии сужено сознание и ограничены возможности руководить своими действиями. Однако физиологический аффект не является болезненным расстройством психики, поэтому не служит критерием невменяемости. Совершение преступления в состоянии аффекта учитывается лишь как признак привилегированных составов убийства и причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ст. 107, 113 УК).

Для наличия медицинского критерия достаточно одного из упомянутых видов психических расстройств.

Понятием хронического психического расстройства охватывается группа заболеваний, носящих длительный характер, трудно поддающихся излечению, протекающих непрерывно или приступообразно, имеющих тенденцию к прогрессированию. К ним относятся, например, шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич, маниакально-депрессивный психоз, предстарческие и старческие психозы, некоторые органические заболевания центральной нервной системы и другие психические болезни[302]. В судебно-психиатрической практике хронические психические расстройства наиболее часто выступают в качестве медицинского критерия невменяемости. Это касается в первую очередь шизофрении.

К временному расстройству психики относятся психические заболевания, которые быстро развиваются, длятся непродолжительное время и заканчиваются полным выздоровлением. Это острые психозы при общих инфекционных заболеваниях (например, при тифе), реактивное состояние (временные расстройства психической деятельности под влиянием тяжелых душевных потрясений) и так называемые исключительные состояния, вызывающие помрачение сознания на короткий срок (патологическое опьянение, сумеречное состояние сознания, патологические просо-ночные состояния, патологический аффект и др.).

Временные расстройства психики в судебно-психиатрической практике встречаются реже, чем хронические. Особенно редко приходится сталкиваться с исключительными состояниями. Из их числа только патологическое опьянение заслуживает более подробной характеристики в связи с уголовно-правовой оценкой алкогольного опьянения вообще (см. п. 5 настоящей главы).

Слабоумие — болезненное состояние психики, которое характеризуется неполноценностью умственной деятельности.

Самостоятельное судебно-психиатрическое значение имеет врожденное слабоумие (олигофрения). По степени поражения умственной деятельности различаются три формы олигофрении: легкая (дебильность), средняя (имбецильность) и тяжелая (идиотия). Приобретенное слабоумие (деменция), которое характеризуется снижением или полным распадом прежде нормальной мыслительной деятельности, оценивается обычно в связи с вызвавшим его основным психическим заболеванием.

Иное болезненное состояние психики — это такое расстройство психической деятельности болезненного характера, которое не подпадает под признаки названных трех категорий. Сюда могут быть отнесены наиболее тяжелые формы психопатии, аномалии психики у глухонемых, последствия черепно-мозговой травмы (травматическая энцефалопатия) и др.

Отнесение психического расстройства к той или иной категории из числа названных не имеет самостоятельного значения для вывода о невменяемости субъекта. Соответствующий вывод может быть сделан только при условии, что данное болезненное изменение психики привело к невозможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Поскольку этот вывод имеет юридическое значение, последний критерий и называют юридическим.

Установление медицинского критерия невменяемости требует исследования характера заболевания, что невозможно без специальных познаний. Поэтому в качестве эксперта может выступить только врач-психиатр. Однако и для установления юридического критерия также необходима экспертиза, потому что вывод о его наличии или отсутствии в каждом случае обосновывается с помощью клинических психиатрических данных. В этом проявляется тесная связь обоих критериев невменяемости.

Психологический критерий невменяемости характеризуется двумя признаками: интеллектуальным (невозможностью осознавать значение своих действий) и волевым (неспособностью руководить своими действиями). Для признания лица невменяемым достаточно одного из этих признаков, если он обусловлен болезненным состоянием психики (любого вида из четырех названных выше).

При многих психических заболеваниях у человека сохраняется до известных пределов правильная ориентировка в окружающем мире, он обладает определенным запасом знаний. Для признания лица невменяемым нужно установить его неспособность осознавать именно те общественно опасные деяния, которые он совершил, будучи психически больным. При этом необходимо, чтобы лицо осознавало не только фактическую сторону деяния, но и его социальную значимость, общественно опасный характер.

Вопрос о вменяемости (невменяемости) всегда решается в отношении конкретного деяния. Никто не может быть признан невменяемым вообще, безотносительно к содеянному. Во-первых, течение хронических психических заболеваний допускает возможность улучшения состояния (ремиссии). Во-вторых, при некоторых болезненных состояниях психики, например, при олигофрении, лицо может осознавать фактический характер и общественную опасность одних своих действий (таких, как причинение побоев, кража) и не осознавать общественной опасности других действий, затрагивающих более сложные общественные отношения (нарушение санитарно-эпидемиологических правил, возбуждение национальной вражды).

Интеллектуальная и эмоционально-волевая сферы психической деятельности неразрывно связаны между собой.

Современная психиатрия считает, что не существует изолированного поражения психических функций. Однако это не исключает того, что болезненное расстройство психики может затрагивать преимущественно ту или иную ее сторону. При некоторых заболеваниях лицо в определенных пределах может критически относиться к своим действиям, но не в состоянии руководить ими, не может удержаться от их совершения. Поэтому психологическим критерием невменяемости служит как неспособность лица осознавать значение своих действий (интеллектуальный критерий), так и невозможность руководить ими (волевой критерий). Оба признака в ст. 21 УК разделены союзом «либо», чем подчеркивается их самостоятельное значение.

Лицо признается невменяемым, если указанные нарушения интеллекта и воли обусловлены болезненным состоянием психики. При этом не требуется, чтобы само общественно опасное деяние, в отношении которого лицо признается невменяемым, находилось в прямой причинной зависимости от психического заболевания.

Невменяемость обосновывается болезненным состоянием психики «во время совершения общественно опасного деяния» (ст. 2 УК) — поэтому неправильным является употребление термина «невменяемый» к лицу, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство. Если состояние психики такого лица делает невозможным назначение или исполнение наказания, то к нему тоже могут быть применены принудительные меры медицинского характера, но на другом основании (п. «б» ч. 1 ст. 97 УК).

Криминальное помешательство и психическое здоровье

Информация

Лица, обвиняемые в совершении уголовного преступления и страдающие психические расстройства относятся к уголовной Закон о праве (невменяемости) 2006 г. с поправками, внесенными Уголовным Закон о праве (невменяемости) 2010 г.

Может возникнуть вопрос о психическом состоянии обвиняемого в совершении преступления на 2-х разных стадиях — в начале судебного разбирательства и при вынесении решения о виновности. Если человек страдает психическим расстройством, его могут признать непригодным быть судимым в начале судебного разбирательства.В этом случае судебное разбирательство не состоится. Если проводится судебное разбирательство, и лицо считается фактически совершившим правонарушение но был невменяем в то время, возможен оправдательный приговор по причине безумия. В делах об убийствах понятие уменьшенной ответственность может быть использована вместо приговора о непредумышленном убийстве.

Психическое расстройство определяется в Законе 2006 г. как включающее психическое заболевание, умственная отсталость, слабоумие или любое психическое заболевание, но не включает опьянение (пьянство).

Годен или не годен для суда

Решение о том, подлежит ли лицо суду, принимается судить. Если лицо не может понять обвинение или не в состоянии проинструктировать юридическая команда, бросить вызов присяжным или следить за доказательствами, то они могут быть признан негодным к суду.

Этот вывод (то есть то, что кто-то считается непригодным для судебного разбирательства) не является решение о предполагаемой преступной деятельности. Если кто-то окажется непригодным к быть судимым, то суд откладывается.Затем судья решает, что происходит следующий. Например, человек может быть помещен в психиатрическую больницу или отделении, если они считаются страдающими психическим расстройством и находятся в нуждаются в стационарном лечении в соответствии с положениями Закона о психическом здоровье 2001 года. В качестве альтернативы лицо может быть направлено на амбулаторное психиатрическое лечение. лицо может быть помещено в психиатрическую больницу или отделение на 14 дней для установить, должны ли они быть направлены на лечение. Человек может обжалование судебного приказа.

Если судья считает, что лицо не может быть предано суду и что есть обоснованное сомнение в том, что лицо совершило предполагаемое преступление, лицо может быть оправданным. Генеральный прокурор или обвиняемый может обжаловать решение о том, что они не подлежат судебному преследованию.

Невиновен по причине невменяемости

Человек будет считаться юридически невменяемым, если он страдал от психическое расстройство на момент совершения правонарушения и, как следствие,

  • Не понимал, что делает или
  • Не знал, что делает неправильно или
  • Не смог не совершить преступление

Если считается, что кто-то действительно совершил преступление, но был невменяемым в то время, приговор может быть невиновным по причине невменяемости.Этот решение принимается судом присяжных, если дело рассматривается присяжными. Где нет жюри, решение принимается судьей. Если этот вердикт будет вынесен, судья может распорядиться о помещении лица в психиатрическую больницу или отделение в в целом так же, как и в случае непригодности для судебного разбирательства.

Сниженная ответственность за убийство кейсы

Если кто-либо обвиняется в убийстве, оправдательный приговор по причине безумие — один из возможных приговоров. Закон об уголовном праве (невменяемость) 2006 года предусматривает понятие ответственность по делам об убийствах.Вердикт доступен там, где кто-то не пройти тест на оправдательный приговор по причине невменяемости, но все же был страдает психическим расстройством, которое существенно уменьшило его или ее ответственность за убийство.

Осуждение за убийство автоматически влечет за собой пожизненное заключение. В других преступлениях, судья обладает дискреционным правом в отношении вынесения приговора и поэтому может принять во внимание любое ограничение ответственности, которое может существовать. Если кто-то обвиняется в убийстве успешно признает себя невменяемым, то приговор непредумышленное убийство.Затем судья может приговорить человека к любой подходящей продолжительности. времени в тюрьме.

Наблюдательный совет по психическому здоровью

Психическое здоровье (уголовное право) Основная функция наблюдательного совета состоит в том, чтобы рассматривать содержание под стражей лиц, признанных не виновные по причине невменяемости или непригодные для судебного разбирательства, которые были задержаны в указанный центр по решению суда. В настоящее время единственным назначенным центром находится Центральная психиатрическая больница. Наблюдательный совет также несет ответственность за лица, осужденные за совершение правонарушений и ставшие психически больными во время отбывающие наказание.Наблюдательный совет должен учитывать благосостояние и безопасности лица, чье задержание он рассматривает, и в интересах общества. Это может назначить лицу законного представителя, если лицо не предлагает заниматься одним.

Совет состоит из юридически квалифицированного председателя и ряда другие люди, по крайней мере один из которых должен быть психиатром-консультантом. это обязан пересматривать каждое задержание не реже одного раза в 6 месяцев.

Защита от безумия среди штатов

Алабама Штат использует Правило М’Нагтен.Бремя доказывания лежит на ответчике.
Аляска Штат использует модифицированную версию правила М’Нагтен. Бремя доказывания лежит на ответчике. Допускается обвинительный, но психически нездоровый вердикт.
Аризона Штат использует модифицированную версию правила М’Нагтен. Бремя доказывания лежит на ответчике. Допускается обвинительный, но безумный приговор.
Арканзас Штат использует модифицированную версию правила Типового уголовного кодекса.Бремя доказывания лежит на ответчике.
Калифорния Штат использует Правило М’Нагтен. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Колорадо Штат использует модифицированную версию правила М’Нагтен с тестом на непреодолимый импульс. Бремя доказывания лежит на государстве.
Коннектикут Штат использует модифицированную версию правила Типового уголовного кодекса.Бремя доказывания лежит на ответчике.
Делавэр Штат использует модифицированную версию правила Типового уголовного кодекса. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Округ Колумбия Штат использует правило Типового уголовного кодекса. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Флорида Штат использует Правило М’Нагтен. Бремя доказывания лежит на государстве.
Грузия Штат использует модифицированную версию правила М’Нагтен. Бремя доказывания лежит на ответчике. Допускается обвинительный, но психически нездоровый вердикт.
Гавайи Штат использует правило Типового уголовного кодекса. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Айдахо Государство отменило защиту от безумия. Государство допускает обвинительный, но безумный приговор.
Иллинойс Штат использует модифицированную версию правила Типового уголовного кодекса. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Индиана Штат использует модифицированную версию правила Типового уголовного кодекса. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Айова Штат использует Правило М’Нагтен. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Канзас Государство отменило защиту от безумия.
Кентукки Штат использует правило Типового уголовного кодекса. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Луизиана Штат использует Правило М’Нагтен. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Мэн Штат использует модифицированную версию правила Типового уголовного кодекса. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Мэриленд Штат использует правило Типового уголовного кодекса.Бремя доказывания лежит на ответчике.
Массачусетс Штат использует правило Типового уголовного кодекса. Бремя доказывания лежит на государстве.
Мичиган Штат использует правило Типового уголовного кодекса. Бремя доказывания лежит на государстве.
Миннесота Штат использует Правило М’Нагтен. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Миссисипи Штат использует Правило М’Нагтен.Бремя доказывания лежит на государстве. Допускается оправдательный приговор по причине невменяемости.
Миссури Штат использует модифицированную версию правила М’Нагтен. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Монтана Государство отменило защиту по невменяемости, хотя допускается обвинительный, но невменяемый приговор.
Небраска Штат использует Правило М’Нагтен.Бремя доказывания лежит на ответчике.
Невада Штат использует Правило М’Нагтен. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Нью-Гэмпшир Штат использует стандарт Дарема. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Нью-Джерси Штат использует Правило М’Нагтен. Бремя доказывания лежит на государстве.
Нью-Мексико Штат использует правило М’Нагтена с тестом на непреодолимый импульс.Бремя доказывания лежит на государстве.
Нью-Йорк Штат использует правило Типового уголовного кодекса. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Северная Каролина Штат использует Правило М’Нагтен. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Северная Дакота Штат использует правило Типового уголовного кодекса. Бремя доказывания лежит на государстве.
Огайо Штат использует Правило М’Нагтен.Бремя доказывания лежит на ответчике.
Оклахома Штат использует Правило М’Нагтен. Бремя доказывания лежит на государстве.
Орегон Штат использует правило Типового уголовного кодекса. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Пенсильвания Штат использует Правило М’Нагтен. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Род-Айленд Штат использует правило Типового уголовного кодекса.Бремя доказывания лежит на ответчике.
Южная Каролина Штат использует Правило М’Нагтен. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Южная Дакота Штат использует Правило М’Нагтен. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Теннесси Штат использует правило Типового уголовного кодекса. Бремя доказывания лежит на государстве.
Техас Штат использует правило М’Нагтена с тестом на непреодолимый импульс.Бремя доказывания лежит на ответчике.
Юта Государство отменило защиту по невменяемости, но разрешены приговоры виновным, но психически больным.
Вермонт Штат использует правило Типового уголовного кодекса. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Вирджиния Штат использует правило М’Нагтена с тестом на непреодолимый импульс. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Вашингтон Штат использует Правило М’Нагтен. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Западная Вирджиния Штат использует правило Типового уголовного кодекса. Бремя доказывания лежит на государстве.
Висконсин Штат использует правило Типового уголовного кодекса. Бремя доказывания лежит на ответчике.
Вайоминг Штат использует правило Типового уголовного кодекса.Бремя доказывания лежит на ответчике.

Защита от невменяемости: что вам следует знать

Журнал психиатрической практики написал в статье 2000 года: «Подсудимый должен быть признан невиновным по причине невменяемости, если во время предполагаемого преступления и в результате тяжелого психического заболевания или дефекта он не знал, что он делал, или что то, что он делал, было неправильным Для целей настоящего закона «психическое заболевание или дефект» не включает состояние, для которого единственным, или первичным, проявлением является хроническое антиобщественное или противоправное поведение.

Состояния, которые подпадают под «психическое заболевание»

NAMI (Национальный альянс по психическим заболеваниям) относит следующие состояния к категории психических заболеваний: Биполярное расстройство

  • пограничное расстройство личности
  • диссоциативные расстройства
  • Двойная диагностика и интегрированное лечение психического заболевания и расстройства злоупотреблений психического заболевания
  • расстройства пищевого вещества
  • Основная депрессия
  • Навязчиво-компульсивное расстройство
  • Посттравматическое расстройство стресса
  • Шизоаффективное расстройство
  • Schizophrenia
  • сезонные аффективные расстройства
  • Seaibide
  • Синдром Турета
  • Генерализованная тревога
  • пост травмирующее стресс
  • психическое заболевание или расстройство, составляющее юридическое безумие не включает «расстройства, возникающие в результате острой добровольной интоксикации или отмены алкоголя или наркотиков, дефекты характера, психосексуальные расстройства или расстройства контроля импульсов.Не включаются также «моментальные, временные состояния, возникающие под давлением обстоятельств, морального упадка, разврата или страсти, вырастающие из гнева, ревности, мести, ненависти или иных побуждений у лица, не страдающего психическим заболеванием». .»

    Посетите веб-сайт NAMI для получения дополнительной информации о любом из этих состояний. NAMI — это массовая организация отдельных лиц и семей, на жизнь которых влияют психические заболевания. Вы также можете посетить веб-сайт Национального института психического здоровья, если хотите. узнать больше фактов, которые могут оказаться относящимися к вашему делу.

    Полномочия предстать перед судом

    Обвиняемый по уголовному делу должен быть в состоянии предстать перед судом или должен разбираться в судебном разбирательстве против него и быть в состоянии помочь в своей защите. Человек может быть признан недееспособным, если ему поставлен диагноз: психически больной, старческий или страдающий каким-либо другим недугом, не позволяющим ему заниматься своими делами.

    Когда лицо признано недееспособным предстать перед судом, его/ее обычно госпитализируют для лечения до тех пор, пока оно не сможет предстать перед судом.«Способность стоять» не имеет ничего общего с виной или невиновностью, и ее не следует путать с защитой от невменяемости.

    Бремя доказывания

    После принятия Закона о реформе защиты от невменяемости бремя доказывания лежит на ответчике, а не на правительстве. Обвиняемый должен предоставить «четкие и убедительные» доказательства того, что из-за психического заболевания он / она не намеревался совершать действие или не осознавал, что преступное действие было неправильным. Подсудимый может быть признан невменяемым, если он сможет доказать, что:

      • Они не знали, что их действия были незаконными
      • Они не знали, что совершают деяние
      • Они были принуждены к совершению преступления непреодолимая сила
    Виновны, кроме невменяемых

    Приговор «Виновен, кроме невменяемых» признает психически больного подсудимого виновным, но требует, чтобы он прошел психиатрическое лечение во время нахождения в заключении или был помещен в психиатрическую больницу, а затем был переведен в тюрьму для перевозки из их предложения.

    В 1994 году законодательный орган Аризоны изменил свою защиту безумия, избавившись от стандарта М’Нагтен. В новом стандарте говорилось, что человек может признать себя «виновным, за исключением невменяемого, если во время совершения преступного деяния это лицо страдало психическим заболеванием или дефектом такой тяжести, что это лицо не знало, что преступное деяние было неправильным».

    В отличие от стандарта М’Нагтен, в Аризоне вы не можете заявить «Невиновен по причине невменяемости». В соответствии с Государство против.Mott , Верховный суд Аризоны постановил, что «Аризона не допускает доказательств психического расстройства подсудимого, кроме невменяемости, для отрицания mens rea элементов преступления». Mens re a просто означает «виновный разум». Mens rea — это умственный элемент правонарушения, сопровождающего actus reus (виновное деяние).

    Что происходит после подачи заявления?

    После того, как ответчик сделает это заявление, его обычно отправляют в психиатрическое учреждение штата, окружное психиатрическое учреждение для оценки и лечения или другое психиатрическое учреждение на срок до 30 дней.По прибытии эксперты осмотрят подсудимого, чтобы убедиться, что он действительно невменяем. Эти люди являются лицензированными специалистами, которые не только знакомы с психическими заболеваниями, но и знакомы с законами штатов о невменяемости. После того, как эксперты осмотрят подсудимого, они представят в суд письменное заключение.

    Если подсудимый будет признан «виновным, кроме как невменяемым», судья приговорит ответчика к тюремному заключению в государственном департаменте исправительных учреждений и прикажет передать ответчика под юрисдикцию наблюдательного совета по психиатрической безопасности и отправить его в государственное психиатрическое учреждение при Департаменте здравоохранения.

    Если вы или ваш близкий человек хотели бы лучше понять, применима ли к вашему делу защита по причине невменяемости, свяжитесь с нашим офисом, чтобы назначить оценку вашего дела опытным адвокатом по психическому здоровью.

    Полезные ссылки

    Онлайн-обследование на аффективные и тревожные расстройства

    Что означает невиновность по причине невменяемости?

    В фильмах и телевизионных шоу стандартной правовой защитой обвиняемого по уголовному делу является помешательство или временное помешательство.Мы также время от времени слышим об этом в реальной жизни, конечно, но это не особенно распространенная юридическая защита. Для большинства из нас юридическое обоснование этой защиты довольно загадочно, хотя мы, вероятно, видели, как оно разыгрывалось десятки раз. В типичном адвокатском шоу адвокат защиты приводит психолога, который говорит, что обвиняемый не должен нести ответственность за свои действия, потому что у него или нее есть определенное психическое заболевание, которое мешает его или ее способности рассуждать.Если присяжные считают, что у человека действительно есть это психическое заболевание, они признают его или ее невиновным.

    Это поднимает ряд вопросов, на которые большинство шоу не дает четкого ответа:

    • Почему психическое заболевание освобождает кого-то от уголовной вины?
    • Каким образом суд присяжных, состоящий из обычных людей, может определить, является ли человек психически больным?
    • Какой уровень психического заболевания считается «безумием»?
    • Как доказать, что кто-то (или был) сумасшедшим?

    Основная причина того, что эта концепция настолько запутана, заключается в том, что выступления адвокатов и освещение в прессе реальных дел часто не проясняют различия между безумием и психическим заболеванием.Психическое заболевание и психическое расстройство — это психиатрические понятия, а безумие — культурно-правовое понятие. В суде США (а также в судах некоторых других стран) безумие и психическое заболевание являются связанными состояниями, но ни в коем случае не синонимами.

    Психическое заболевание на момент совершения преступления является предпосылкой для вынесения решения о невиновности по причине невменяемости, но юридическое невменяемость — это не просто суждение о том, есть ли у человека психическое заболевание. Закон варьируется от штата к штату, но в большинстве судов, которые признают «защиту от невменяемости», кто-то признается невменяемым, если он или она соответствует одному из трех условий:

    1. Из-за психического расстройства подсудимый не понимать, что то, что он или она делал, было незаконным.
    2. Из-за психического расстройства подсудимый не знал, что он или она делает.
    3. Из-за психического расстройства подсудимый был вынужден совершить преступление непреодолимой силой.

    Так почему же человек, отвечающий этим условиям, не виновен в преступлении? Обоснование на самом деле основано на одном из самых фундаментальных принципов системы правосудия в Соединенных Штатах и ​​многих других странах: в большинстве случаев человек виновен в преступлении только в том случае, если он действительно намеревался совершить преступление.Например, если вы случайно наткнулись на кого-то на своей машине, вы не виновны в нападении, но вы будете виновны, если наткнетесь на них преднамеренно точно таким же образом. Действие то же самое, но вы не совершили преступление, потому что не собирались его совершать (однако, вы можете быть виновны в меньшем преступлении, например, в неосторожном вождении). Психическое заболевание может изменить представление человека о реальности так, что он или она не осознает преступный характер своих действий или не имеет другого выбора, кроме как совершить преступление.В этом случае некоторые суды считают, что у лица отсутствует этот элемент умысла, необходимый для уголовной вины.

    Чтобы доказать юридическую невменяемость, защита должна предоставить заслуживающие доверия экспертные показания, в которых говорится, что подсудимый является (или был) психически больным, а затем объяснить, почему такого рода психическое заболевание означает, что подсудимый не намеревался совершать преступление. Присяжные не решают, является ли подсудимый психически больным; он определяет, продемонстрировали ли показания эксперта защиты этот факт, а затем решает, означало ли это психическое расстройство, что он или она не намеревался совершать преступление.Психическое заболевание само по себе не является защитой. Человек, страдающий глубоким психозом, все равно будет считаться виновным, если он или она совершит преступление умышленно.

    Вот несколько интересных ссылок:

    Безумие в штате Айдахо

    Джеймс Деллинг, страдающий параноидальной шизофренией, убедился, что кто-то из его друзей пытается уничтожить его мозг. Руководствуясь этим заблуждением, Деллинг отправился в Тусон, штат Аризона., в 2007 году и пытался убить Джейкоба Томпсона. Затем он застрелил Дэвида Босса и Брэда Морса в Айдахо. После задержания Деллинг признался в стрельбе, но заявил, что действовал в порядке самообороны. Власти также обнаружили список, указывающий на то, что Деллинг планировал убить еще четырех человек в своей ошибочной попытке защитить себя.

    Деллингу было предъявлено обвинение по двум пунктам обвинения в убийстве второй степени в Айдахо. Хотя защита от невменяемости недоступна в Айдахо, обвиняемому разрешается использовать доказательства психического заболевания, чтобы опровергнуть доказательство обвинения о том, что он был способен сформировать намерение, необходимое для совершения обвиняемого преступления, или mens rea .Другими словами, Деллинг не мог утверждать, что его шизофрения помешала ему понять, что то, что он сделал, было неправильным, но он мог требовать оправдания на том основании, что его шизофрения помешала ему сформировать преднамеренное намерение убить человека.

    В 1982 году Законодательное собрание штата Айдахо отменило статут штата Айдахо о защите от невменяемости и приняло закон, в котором говорится, что «психическое состояние не может служить оправданием при любом обвинении в преступном поведении», но суд может рассматривать экспертные заключения о «любом душевном состоянии, которое элемент правонарушения.Перед судом Деллинг утверждал, что отмена государством защиты по невменяемости нарушила право на надлежащую правовую процедуру. Суд первой инстанции отклонил этот аргумент и приговорил Деллинга к пожизненному заключению. После апелляции Верховный суд Айдахо пришел к выводу, что надлежащая правовая процедура Деллинга права были должным образом защищены, потому что он мог оспорить элемент преступления mens rea и потому что судья первой инстанции должен был рассмотреть психическое состояние Деллинга, прежде чем выносить ему приговор.Суд также подтвердил пожизненное заключение Деллинга, отметив, что, хотя Деллинг не был в состоянии оценить противоправность его поведения, психическое заболевание Деллинга также дает «причину для вынесения значительного приговора.»

    26 ноября Верховный суд США отказался рассматривать дело Деллинга; таким образом, защита от невменяемости остается недоступной для обвиняемых по уголовным делам в Айдахо. Примечательно, однако, что трое несогласных судей считали, что слушание было оправданным. В письме для несогласных судья Стивен Дж. Брейер объяснил:

    Закон штата Айдахо различает следующие два случая. Дело первое : Подсудимый в силу невменяемости считает, что жертва — волк.Он стреляет и убивает жертву. Дело второе : Подсудимый в силу безумия считает, что волк, сверхъестественная фигура, приказал ему убить жертву. В Case One подсудимый не знает, что убил человека, и его безумие сводит на нет психический элемент, необходимый для совершения преступления. Во втором деле ответчик умышленно убил жертву, которая, как он знает, является человеком; он обладает необходимой мужской реакцией . В обоих случаях подсудимый не может из-за безумия оценить истинное качество своего поступка и, следовательно, не может осознать его неправильность.Но в штате Айдахо ответчик по делу номер один мог защитить обвинение, утверждая, что у него отсутствует mens rea , в то время как ответчик по делу номер два не смог бы выступить в защиту на основании своего психического заболевания. [ Деллинг против Айдахо , № 11-1515 (США, 26 ноября 2012 г.) (Брейер, Дж., не согласен)]

    Гипотетические дела Верховного суда демонстрируют, почему защита mens rea не поможет Деллингу. Хотя его серьезное психическое заболевание сыграло непосредственную роль в его преступлениях, Деллинг признал, что намеревался убить своих жертв, и тем самым признал элемент обвинения.

    Дело Деллинга убедительно, учитывая вывод суда первой инстанции о том, что он не мог оценить противоправность своего поведения, которое удовлетворило бы обычному юридическому тесту на невменяемость. Только Айдахо, Монтана, Канзас и Юта полностью отменили защиту от безумия; таким образом, вполне вероятно, что, если бы Деллингу было предъявлено обвинение в другом штате, он был бы признан невменяемым. Поскольку Верховный суд принял это дело, штаты по-прежнему могут принимать рамки для рассмотрения взаимосвязи между психическим заболеванием и уголовной ответственностью, которые являются по крайней мере такими же ограничительными, как в Айдахо, и юридические последствия для таких людей, как Деллинг, будут сильно различаться в зависимости от штата.

    «Судебная тетрадь» — проект отдела АПА. 9 (Общество психологических исследований социальных проблем).

    Верховный суд США разрешает штатам запрещать защиту по невменяемости

    Эндрю Чанг, Лоуренс Херли

    Верховный суд США в понедельник ограничил права подсудимых по уголовным делам, заявив, что штаты могут мужчина из Канзаса приговорен к смертной казни за убийство четырех членов своей семьи.

    ФОТОГРАФИЯ: Верховный суд США в Вашингтоне, США, 11 июня 2018 г. REUTERS/Erin Schaff/File Photo

    ответственные психически неполноценные подсудимые, не отличающие добро от зла ​​- не нарушали Конституцию США. Судьи подтвердили решение Верховного суда Канзаса от 2018 года, оставившее в силе обвинительный приговор человеку, стоящему в центре дела, Джеймсу Крейгу Калеру.

    По закону штата Канзас подсудимые не могут утверждать, что они были невменяемыми и неспособными выносить моральные суждения, в качестве оправдания уголовной ответственности. Но закон позволял подсудимым утверждать, что из-за психического дефекта они не собирались совершать преступление.

    В постановлении, автором которого является либеральная судья Елена Каган, суд отклонил аргумент о том, что конституционная гарантия надлежащего судебного разбирательства требует оправдания любого подсудимого, который не может отличить правильное от неправильного.

    «Вопреки мнению Калера, Канзас принимает во внимание психическое здоровье как на суде, так и при вынесении приговора.Он просто не принял той защиты от безумия, которую хотел бы Калер. Этот выбор должен сделать Канзас», — написал Каган.

    В 2009 году Калер выстрелил из мощной винтовки в свою жену и двух дочерей-подростков в доме бабушки своей жены, которую он также убил. Он пощадил своего сына, которому в то время было 9 лет. Калер совершил убийства в выходные после праздника Дня благодарения и через несколько месяцев после того, как его жена подала на развод, а его уволили с работы.

    У Калер диагностировали большую депрессию и обсессивное расстройство личности.Эксперт-психиатр, нанятый защитой, сказал, что болезнь Калера была настолько серьезной, что он «потерял контроль» над своими действиями. В 2011 году он был признан виновным в убийстве и приговорен к смертной казни.

    Либеральный судья Стивен Брейер выразил свое несогласие с мнением большинства в том, что штаты имеют широкие возможности для реализации защиты от невменяемости.

    «Но здесь Канзас не просто изменил определение защиты от невменяемости.Скорее, он устранил основу защиты, которая существовала веками», — написал Брейер.

    Айдахо, Монтана и Юта, как и Канзас, отказались от традиционной защиты от невменяемости, в то время как 45 других штатов, федеральная система уголовного правосудия и округ Колумбия сохранили ее. Аляска включает в себя элементы обоих подходов.

    Адвокаты Калера утверждали, что закон Канзаса слишком легко наказывает душевнобольных, потому что даже психически больные люди могут намереваться совершить преступление, даже если они не понимают, что это неправильно.

    Канзас утверждал, что штаты должны иметь право определять степень, в которой психическое заболевание может служить оправданием преступного поведения. Государство утверждает, что оно переопределило, а не отменило защиту от невменяемости, и что доказательства невменяемости по-прежнему используются для определения намерений.

    Государство также сообщило Верховному суду, что даже если Конституция требует теста на невменяемость, Калер на самом деле не был невменяемым.

    В рамках скорректированных операций суда в ответ на пандемию коронавируса решение было вынесено онлайн только вместе с тремя другими, что является отступлением от обычной практики, когда судьи сидят в зале суда, чтобы объявить свое мнение со скамьи.

    Репортаж Эндрю Чанга и Лоуренса Херли; Под редакцией Уилла Данэма

    Понимание защиты от безумия | Денверский адвокат по уголовным делам Х. Майкл Стейнберг

    Юридические тесты для определения «невменяемости»

    «Безумие» — это юридический термин, который предполагает соматическое заболевание или дефект, но не является синонимом слов «психическое заболевание», «психическое расстройство» и «психическое расстройство». болезни или дефекта». «Психическое заболевание» — более широкий термин, чем «безумие», и, таким образом, человек может быть психически больным — с медицинской точки зрения — не будучи невменяемым по закону.В то или иное время применялись пять тестов на безумие.

    Испытание М’Нагтена – Колорадо следует правилу Макнотона

    Чтобы установить защиту на основании невменяемости, необходимо четко доказать, что во время совершения деяния обвиняемая сторона страдала таким недостатком разума , от болезни ума, так как не знал характер и качество действия, которое он совершал; или если он знал это, то он не знал, что то, что он делал, было неправильным.

    Правило М’Найтена фокусируется исключительно на когнитивных нарушениях.

    Согласно этому правилу, лицо считается невменяемым, если во время совершения преступного деяния оно страдало таким дефектом разума, проистекающим из болезни ума, что он (1) не знал природы и качества действия, которое он совершал; или (2) если он знал это, он не знал, что то, что он делал, было неправильным.

    Этот тест требует полной когнитивной инвалидности и не учитывает степени недееспособности, а также не признает волевую недееспособность, при которой человек осознает, что ведет себя неправильно, но не может контролировать свое поведение.

    Тест «Непреодолимый импульс»

    Некоторые юрисдикции расширили сферу действия M’Nahtento, включив в нее психические заболевания, влияющие на волевые способности. Вообще говоря, человек считается невменяемым, если в момент совершения правонарушения:

    1. он действовал из «непреодолимого и неконтролируемого порыва»;
    2. он не мог выбирать между правильным и неправильным поведением;
    3. его воля была уничтожена так, что его действия были вне его контроля.
    Типовой уголовный кодекс Тест

    Типовой уголовный кодекс предусматривает, что лицо не несет ответственности за свое преступное поведение, если во время совершения преступления в результате психического заболевания или дефекта оно не обладало существенной дееспособностью:

    1. оценить «преступность» (или «противоправность») его поведения; или
    2. , чтобы привести свое поведение в соответствие с требованиями закона.

    Этот тест не требует полной умственной отсталости.

    The Product (Durham) Test

    Это правило уже не действует при условии, что преступное поведение подсудимого может быть оправдано, если он страдал психическим заболеванием или дефектом во время совершения преступления, и преступное поведение было результатом психическое заболевание или дефект.

    Федеральное испытание – В 1984 году Конгресс принял официальное определение невменяемости, применимое к федеральным уголовным процессам.[18 U.S.C. § 17(a) (2000)] Федеральный закон предусматривает, что подсудимый может быть освобожден от ответственности по причине невменяемости, если он докажет ясными и убедительными доказательствами, что во время совершения преступления в результате тяжелого психического заболевания или дефекта, он был не в состоянии оценить: (1) характер и качество своего поведения; или (2) противоправность его поведения.

    Этот тест требует полной когнитивной неспособности.

    Последствия невменяемости Оправдательный приговор – Процедуры помещения в психиатрическую больницу

    Автоматическое помещение в помещение – Во многих штатах лицо, признанное «невиновным по причине невменяемости» [NGRI], автоматически помещается в психиатрическую больницу на основании приговор.В соответствии с законами об автоматическом привлечении к уголовной ответственности оправданный NGRI не имеет права на слушание, чтобы определить, продолжает ли он страдать психическим заболеванием, или определить, необходимо ли его помещение в лечебное учреждение для его защиты или для защиты общества.

    Дискреционное обязательство — В некоторых юрисдикциях признание лица, признанного невменяемым, не является автоматическим. Однако, как правило, судья первой инстанции имеет право потребовать, чтобы лицо, признанное NGRI, временно помещено в психиатрическую больницу для наблюдения и обследования, чтобы определить, следует ли его помещать в тюрьму на неопределенный срок.

    Освобождение после заключения в связи с психическим заболеванием

    Критерии освобождения – Лицо, признанное невменяемым, может содержаться под стражей до тех пор, пока оно психически больно и опасно для себя или других. [Foucha против Луизианы, 504 U.S. 71 (1992)].

    Продолжительность заключения – Лицо, признанное невменяемым, находится в заключении столько времени, сколько необходимо, до тех пор, пока оно не будет соответствовать критериям для освобождения. Она может оставаться в психиатрической больнице в течение более длительного периода времени, чем она отсидела бы в тюрьме, если бы ее признали виновной в преступлении, повлекшем за собой ее заключение.[Jones v. United States, 463 U.S. 354, 370 (1983)]

    Законы о сексуальных хищниках – Более пятнадцати штатов приняли весьма противоречивые законы о «сексуальных хищниках», которые предусматривают наказание и обращение с насильниками сексуального характера, обычно определяемыми как лица , осужденные или обвиненные в сексуальном насилии и страдающие психическим отклонением или расстройством личности, которые делают вероятными дальнейшие акты сексуального хищничества. Чтобы сослаться на закон, прокурор обычно подает ходатайство в суд штата о принудительном заключении лица.Если есть достаточные основания полагать, что человек является сексуальным хищником, человека переводят в психиатрическую больницу для освидетельствования, после чего проводится полное слушание. Если суд определяет вне разумных сомнений, что человек является сексуально агрессивным хищником, он считается совершенным до тех пор, пока он не сочтет безопасным освобождение в общество.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.