Составляющие девиантного поведения: Составляющие девиантного поведения. Девиантное поведение

Понятие девиантного поведения в социологии

 

 

                         2. Составляющие девиации.

 

Девиантное поведение  может иметь разнообразные структуру  и динамические характеристики, формироваться  как изолированное явление или  явление группового порядка, сочетать в себе несколько клинических  форм или выражаться в единственной форме, быть устойчивым или неустойчивым, иметь различную направленность и социальную значимость.

Индивидуальные (изолированные) девиации включают в себя все клинические формы и типы отклоняющегося поведения, при которых оно не зависит от поведения окружающих. Нередко индивид осознанно стремится к выбору изолированной девиации, желая кардинально отличаться от окружения или конфронтируя со всеми и вся.

К изолированным девиациям  относятся коммуникативные формы отклоняющегося поведения (аутистическое и нарциссическое поведения, гиперобщительность), аутоагрессивное поведение в виде суицидальных попыток (хотя возможны и групповые формы так называемых ритуальных суицидов), нарушения пищевого поведения (анорексия или булимия), аномалии сексуального поведения и развития, разновидности маний (клептомания, дромомания и др.), злоупотребление веществами, вызывающими изменения психической деятельности (наркотическая и алкогольная зависимость).

Наиболее часто наблюдаются групповые девиации. Их отличительной чертой является облигатность сходных форм девиантного поведения у близкого окружения, идолов, авторитетных лиц в референтной группе. Подавляющее большинство возрастных (особенно подростковых) вариантов отклоняющегося поведения относится к групповым. Реакции группирования со сверстниками, эмансипации, имитации, оппозиции, а также такие клинические формы девиантного поведения, как спортивный, музыкальный или религиозный фанатизм, коллекционирование и паранойя здоровья, как правило, формируются не изолированно, а в группе. Часто такие девиации не могут существовать вне группы или коллектива.

В основе групповых разновидностей девиантного поведения лежит  принцип группового давления и толерантности к этому давлению, чего не наблюдается при изолированных (индивидуальных) девиациях. Подросток в силу специфических индивидуальных возрастных особенностей склонен вначале устраниться от взрослых и осознанно выбирать референтную группу.

Групповое давление на индивида способны оказывать как референтная группа, так и семья. Групповое давление и формирование девиантного поведения может происходить в рамках профессиональных и построенных на какой-либо идеологии коллективов, а также в группах по интересам. Так, профессиональное, конфессиональное, хоббиальное или любое иное сообщество людей способно гласно или негласно требовать от своего члена соблюдения норм, которые фактически могут иметь оттенок отклоняющегося поведения. Байкерские нормы диктуют необходимость выбирать мотоцикл с максимально мощным и громким звуком двигателя и демонстрировать его громкость тогда, когда обывателю нужна тишина. От члена религиозной секты требуется в течение многих часов выкрикивать нечленораздельные фразы, обращаясь к божеству.

Семейные разновидности групповых девиаций демонстрируют отклоняющиеся шаблоны поведения целой семьи или ее части, связанные с процессом группового давления. Это могут быть прямые влияния родителей на ребенка(например, вовлечение его в деятельность тоталитарной секты) или опосредованная трансляция девиантных традиций (например, злоупотребление алкоголем или стереотипы пищевого поведения). Семейные девиации представляют собой устойчиво поддерживаемый и поощряемый группой (семьей) поведенческий стереотип.

Девиантные формы поведения могут быть временными и постоянными, устойчивыми и неустойчивыми. Для временных девиаций характерна малая длительность существования отклоняющегося поведения, часто связанная с групповым давлением и невозможностью быть вне группы. Так, подросток может проявлять девиантные формы поведения лишь в течение срока нахождения в лагере отдыха вместе со сверстниками, быть агрессивным только в группе. Или умеренно пьющий человек может злоупотреблять спиртными напитками под психологическим давлением попутчиков или сослуживцев во время командировки. К постоянным девиациям относят такие формы отклоняющегося поведения, которые имеют тенденцию к длительному существованию и слабую зависимость от внешних воздействий. Они составляют большинство девиантных форм поведения. Устойчивые девиации характеризуются монофеноменологичностью, то есть в поведении человека преобладает лишь какая-либо единственная форма отклоняющегося поведения. При неустойчивой девиации отмечается склонность к частой смене клинических проявлений девиации. Например, у человека могут чередоваться девиации в виде злоупотребления наркотическими веществами и нарушения пищевого поведения.

Выделяются стихийные  и спланированные, структурированные (организованные) и неструктурированные (слабоорганизованные) разновидности отклоняющегося поведения. Стихийные девиации имеют склонность к быстрому, хаотичному и неспланированному формированию. Они возникают под влиянием внешних обстоятельств и характеризуются временным характером. Стечение обстоятельств и эмоциональный настрой индивида оказываются решающими в формировании неадекватного поведения. Провоцирующим моментом могут служить действия окружающих. Спланированные девиации обладают такими характеристиками, как регламентированность, заданность и строгая очерченность.

Человек заранее готовится  к их реализации, нередко испытывает предстартовое волнение, радостное и одновременно беспокойное ожидание данного вида деятельности. К спланированным девиациям относятся, примеру, гемблинг и употребление алкоголя. При них можно отметить наличие подготовительного периода, во время которого девиант с вожделением ожидает возможности включиться в азартную игру или появления группы единомышленников. В рамках групповых девиаций возможны различные степени их сплоченности вокруг отклоняющейся формы поведения. Сектантство подразумевает сплоченность и структурированность, а для группы филателистов, например, характерна малая организованность. Под структурированной (организованной) девиацией понимается групповая форма отклоняющегося поведения, в рамках которой четко расписаны роли всех ее участников. Для неструктурированной (слабоорганизованной) разновидности группового отклоняющегося поведения характерно отсутствие иерархических взаимоотношений, регламентации поступков.

Девиантные формы поведения по структуре могут быть также экспансивными и неэкспансивными, альтруистическими и эгоистическими. Экспансивные девиации, в отличие от неэкспансивных, характеризуются вторжением в сферу жизни и деятельности окружающих людей, зачастую склонностью игнорировать их интересы и даже посягать на их свободы (например, агрессивное или гиперобщительное поведение, сексуальные аномалии). При неэкспансивных девиациях индивид своим поведением формально может не задевать интересы окружающих (например, нарушения пищевого поведения и аутизм). Неэкспансивные девиации отличаются саморазрушающим для личности девианта характером, когда неадекватная и неэффективная деятельность приводит к личностной деградации или блокированию личностного роста.

Подавляющее большинство  форм отклоняющегося поведения можно назвать эгоистически ориентированными. Эгоистические девиации отличаются нацеленностью на получение удовлетворения или личной выгоды. Злоупотребление алкоголем, наркотическими веществами, сексуальные девиации и перверсии пропитаны желанием и стремлением индивида получить новые ощущения, ублажить себя, испытать радость. Альтруистические девиации, напротив, направлены на интересы других людей, нередко сочетаются со склонностью к самопожертвованию и самоуничижению. Альтруистические цели может преследовать суицидальное поведение, если человек кончает жизнь самоубийством ради близких, божества, которому поклоняется, или ради всего человечества.

По параметру осознаваемости и критичности можно выделить осознаваемые и неосознаваемые девиации. Осознаваемые девиации представляют собой отклоняющиеся формы поведения, которые человек осознает как отклоняющиеся от нормы и по отношению к которым он может испытывать негативные эмоции и желание их исправить. Неосознаваемые девиации, как правило, встречаются в рамках психопатологического типа девиантного поведения на базе психических расстройств. Они характеризуются полной спаенностыо отклоняющейся формы поведения с личностью девианта, убежденностью в том, что его поведение адекватно поступкам и отношению к нему окружающих, а также отсутствием стремления изменить что-либо в своем поведении [4].

\

 

                        3. Конформизм и девиация.

 

 

   Конформность являет собой, по сути, единственный тип поведения, не являющийся девиантным. От степени распространенности его в обществе зависит социальный порядок – стабильность и устойчивость социального развития. Более того, сама ориентация массы людей на культурные общепринятые ценности может говорить о большой массе людей как о едином обществе[7].

Конформизм (от поздне лат. conformis — «подобный», «сообразный»), морально-политический термин, обозначающий приспособленчество, пассивное принятие существующего порядка вещей, господствующих мнений и т. д.

Конформизм означает отсутствие собственной позиции, беспринципное  и некритическое следование любому образцу, обладающему наибольшей силой  давления (мнение большинства, признанный авторитет, традиция и объективный взгляд) [10].

Конформизм предполагает согласие и с целями общества, и со средствами их достижения. Примером может быть молодой человек, который получает образование, находит престижную работу и успешно продвигается по службе. Конформизм – это поведение, полностью противоположное девиантному.

К положительным чертам конформизма  относят:

 

  • формирование единства в кризисных ситуациях позволяющего организации выжить в сложных условиях;
  • упрощение организации совместной деятельности за счет отсутствия раздумий по поводу поведения в стандартных обстоятельствах и получения инструкций по поведению в нестандартных обстоятельствах;
  • уменьшается время адаптации человека в коллективе;
  • социальная группа приобретает единое лицо.

В то же время явлению  конформизма сопутствуют и отрицательные  черты.

Среди них можно выделить следующие:

 

  • беспрекословное следование человека нормам и правилам большинства приводит к потере способности принимать самостоятельные решения и самостоятельно ориентироваться в новых и непривычных условиях;
  • конформизм часто служит нравственно-психологическим фундаментом тоталитарных сект и тоталитарных государств;
  • конформизм создает условия и предпосылки для осуществления массовых убийств и геноцида, так как индивидуальные участники таких акций часто не в состоянии подвергнуть сомнению их целесообразность или соответствие общечеловеческим моральным принципам;
  • конформизм часто превращается в питательную среду для всякого рода предрассудков и предубеждений против меньшинств;
  • конформизм значительно уменьшает способность человека сделать весомый вклад в культуру или науку так как убивает в нём способность оригинально и творчески мыслить.

Экспериментальное изучение конформистского поведения в  группе показало, что примерно треть  людей проявляет такое поведение, т.е. склонна подчинить свое поведение  мнению группы. Причем, как установлено, влияние группы на индивида зависит  от таких факторов, как размер группы (максимальное влияние – в группе, состоящей из трех человек), групповая  согласованность (при наличии хотя бы одного «инакомыслящего» эффект группового давления снижается). Склонность к конформизму  зависит также от возраста (с возрастом  снижается), от пола (женщины в среднем несколько более конформны) [9].

Основные виды конформистов. Первую группу социальных конформистов составили ситуационные конформисты. Представители данной группы отличаются от других членов общества проявлением наиболее высокой зависимости от группы в конкретных ситуациях. Эти люди практически всегда, на протяжении всей жизни следуют мнению большинства. У них напрочь отсутствует собственное мнение об окружающем мире. Такими людьми очень легко руководить, подчинять их своей воле, даже если она будет входить в прямой острейший конфликт с его собственной. Эти люди с точки зрения развития общества представляют наиболее опасный его контингент, ибо своей приспосабливаемостью очень часто способствуют продвижению в жизнь крайне негативных явлений – геноцид, тирания, ущемление прав и т.д.

Вторую группу представляют внутренние конформисты, то есть такие  люди, которые в случае конфликта  своего мнения с мнением большинства  принимает его сторону и внутренне  усваивает это мнение, то есть становится одним из членов большинства. Такие люди также как и представители первой группы крайне опасны для общества, которое при наличии большого количества таких представителей деградирует, превращается в сообщество рабов, готовых безвольно выполнять все указания, приказы, не задумываясь подчиняться мнению сильных людей.

Третья группа социальных конформистов – внешние конформисты, которые принимают мнение большинство  лишь внешне, а на деле он продолжает ему сопротивляться. Такие люди действительно  имеют свое мнение, однако вследствие своей слабохарактерности и трусости неспособны отстаивать его в группе. Они способны внешне согласиться  с неправильным, по их взгляду, мнением с целью предотвращения конфликтной ситуации. Такие люди заявляют, что согласились с неправильным мнением чтобы не противопоставлять себя большинству, не быть изгоем.

Четвертый тип конформистов составляют негативисты (конформисты наизнанку). Специфический случай конформности: если индивид ставит своей целью любой ценой противостоять мнению группы, то он фактически вновь зависит от группы, ибо ему приходится активно продуцировать антигрупповое поведение, антигрупповую позицию или норму, т.е. быть привязанным к групповому мнению, но лишь с обратным знаком (многочисленные примеры негативизма демонстрирует, например, поведение подростков). Такие люди крайне опасны для общества, поскольку в любом случае не признают общественных ценностей, открыто вступают в конфликт с обществом даже тогда, когда понимают, что их позиция не верна.

Всем перечисленным типам  конформистов противостоят нонконформисты, которые в любой ситуации, даже под сильным и направленным влиянием большинства остаются при своем  мнении, принимают меры по отстаиванию  своих позиций. Такие люди отличаются самостоятельностью, независимостью, вследствие чего являются скорее изгоями  общества, которое всеми силами стремится  поглотить их, сломить их сопротивление  и подчинить своей воле. Часто  именно нонконформисты оказываются  той движущей силой, которая толкает  общество по пути развития, усвоения истинных общественных ценностей, открывают  для него новые возможности.

Структура девиантного поведения

Индивидуальные (изолированные) девиации — включают в себя типы отклоняющегося поведения и клинические формы, при которых оно не носит характера зависимости от поведения окружающих. Нередко индивид осознанно стремится к выбору изолированной девиации, желая кардинально отличаться от окружающих. Особенно ярко эти девиации проявляются при психопатологическом и патохарактерологическом типах отклоняющегося поведения. К изолированным девиациям относятся коммуникативные формы отклоняющегося поведения (аутистическое поведение, нарцисстическое поведение, гиперобщительность), аутоагрессивное поведение в виде суицидальных попыток, аномалии сексуального развития и поведения, нарушения пищевого поведения (анорексия или булимия). Сверхценные психопатологические увлечения (клептомания и др.), злоупотребление веществами, вызывающими изменения психической деятельности (наркотическая и алкогольная зависимость).

Групповые девиации носят характер зависимости от поведения окружающих (подростковые варианты отклоняющегося поведения; музыкальный, религиозный, спортивный фанатизм и др.).

В основе групповых разновидностей девиантного поведения лежит принцип группового давления и толерантности к этому давлению. Групповое давление на индивида способно оказывать как референтная группа, так и семья.

Временные девиации — характеризуются малой длительностью существования отклоняющегося поведения, часто связаны с групповым давлением и невозможностью быть вне группы (подросток в лагере отдыха).
Постоянные девиации имеют склонность к длительному существованию и малой зависимости от внешних воздействий. Они составляют большинство девиантных форм поведения.

Устойчивые девиации — характеризуются тем, что в поведении человека преобладает лишь какая-либо единственная форма отклоняющегося поведения.
Неустойчивые девиации — наблюдается склонность к частой смене клинических проявлений (злоупотребление наркотическими веществами и нарушение пищевого поведения).

Стихийные девиации имеют склонность к быстрому, хаотичному и неспланированному формированию. Они возникают под влиянием внешних обстоятельств и характеризуются временным характером. Стечение обстоятельств и эмоциональный настрой индивида являются решающими в появлении неадекватного поведения. Провоцирующим моментом могут служить действия окружающих. Нередко стихийно совершаются агрессивные и ауто-агрессивные поступки при делинквентом и патохарактерологическом типах девиантного поведения.
Спланированные девиации носят характер регламентированности, заданности строгой очерченности (например, азартная игра, употребление алкоголя).

Структурированные девиации — групповая форма, в рамках которой четко расписаны роли всех ее участников.
Неструктурированные (слабоорганизованные) девиации — разновидность групповой формы при отсутствии иерархических взаимоотношений.

Экспансивные девиации характеризуются вторжением в сферы жизни и деятельности окружающих людей, зачастую склонностью игнорировать их интересы и даже посягать на их свободу (например, агрессивное или гиперобщительное поведение, сексуальные аномалии). При неэкспансивных девиациях индивид формально может не задевать интересы окружающих (аутизм).

Эгоистические девиации отличаются нацеленностью на получение удовлетворения или личной выгоды (например, злоупотребление алкоголем, наркотическими веществами, сексуальные девиации).
Альтруистические девиации направлены на интересы других людей, нередко сочетаются склонностью к самопожертвованию и самоуничижению.

Осознаваемые девиации представляют собой отклоняющиеся формы поведения, которые человек осознает как отклоняющиеся от нормы и по отношению к которым он может испытывать негативные эмоции и желание их исправить. Критичность чаще носит волнообразный характер.
Неосознаваемые девиации встречаются в рамках психических расстройств.

Первичные девиации представляют собой любые формы ненормативного поведения.
Вторичные девиации возникают в результате вольного или невольного следования девиантом за приклеенным ему обществом ярлыком, оправдывать их ожидания, стремиться подтвердить справедливость их мнений в отношении собственного отклоняющегося поведения.

Психическую индивидуальность человека можно представить как переплетение различных психофизиологических, психологических и социально-психологических свойств. Ядром психической индивидуальности считается темперамент (биологическая составляющая). На его основе формируется характер (психологическая составляющая) и происходит становление личности (социальная составляющая). Поскольку в центре внимания психологии девиантного поведения находится проблема реагирования, мотивации поведения, то с долей условности можно говорить, что человек в различных фрустрирующих ситуациях «реагирует темпераментом, характером или личностью».

Нормативное гармоничное поведение предполагает «сбалансированность психических процессов (на уровне свойств темперамента), адаптивность и самоактуализацию (на уровне характерологических особенностей), духовность, ответственность, совестливость (на личностном уровне)».

Так же как норма поведения базируется на этих трех составляющих индивидуальности, так аномалии и девиации основываются на их изменениях, отклонениях и нарушениях. Таким образом, девиантное поведение человека можно обозначить как систему поступков (или отдельные поступки), противоречащих принятым в обществе нормам и проявляющихся в виде несбалансированности психических процессов, неадаптивности, нарушения процесса самоактуализации или в виде уклонения от нравственного и эстетического контроля над собственным поведением.

Поскольку гармоничное поведение — это поведение, адаптивное к реальному окружению индивида, то при оценке девиантного поведения существует особое взимодействие индивида с реальным окружением. В.Д. Менделевич выделяет несколько способов взаимодействия индивида с реальностью:

  • противодействие реальности — наблюдается при антисоциальном поведении, когда человек пытается разрушить действительность, изменить её в соответствии со своими установками и ценностями;
  • уход от реальности — наблюдается при аддиктивном поведении: человек оценивает реальность негативно и оппозиционно, считая себя неспособным адаптироваться к ней;
  • игнорирование реальности — наблюдается на базе гиперспособностей, когда человек не принимает в расчёт требования и нормы реальности и живёт в собственном узкопрофессиональном мире;
  • болезненное противостояние реальности — наблюдается на базе психопатологии и психических расстройств личности, когда окружающий мир воспринимается враждебным в связи с субъективным искажением его восприятия и понимания.

Положительные девиации как элемент развития современного российского общества Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

УДК 316.624

UDC 316.624

ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ ДЕВИАЦИИ КАК ЭЛЕМЕНТ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

Остапенко Павел Иванович д.ю.н., профессор

Краснодарский филиал Владимирского юридического института ФСИН России, Краснодар, Россия Тел: (861) 227-21-91

Автором в рамках различных научных теорий и подходов психологии девиантного поведения по-новому осмысливаются позитивные девиации на современном этапе реформирования российского общества, как необходимые составляющие прогрессивных изменений социальных систем

Ключевые слова: ПСИХОЛОГИЯ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ, ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ ДИВИАЦИИ, СОВРЕМЕННЫЙ ЭТАП РЕФОРМИРОВАНИЯ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА, НЕОБХОДИМЫЕ СОСТАВЛЯЮЩИЕ, РОЛЬ СОЦИАЛЬНОЙ СРЕДЫ

POSITIVE DEVIATIONS AS AN ELEMENT OF MODERN DEVELOPMENT OF THE RUSSIAN SOCIETY

Ostapenko Pavel Ivanovich Dr.Sci.Law, professor

Krasnodar Branch of VLIFPS of Russia, Krasnodar, Russia

Tel: (861) 227-21-91

In this article, the author considers the tasks of positive deviations at the modern stage of the Russian society as a part of various scientific theories and approaches of psychology of the deviant behavior and grounds the necessity of the activities as essential components of the progressive changes in social systems

Keywords: PSYCHOLOGY OF DEVIANT BEHAVIOR, POSITIVE DEVIATIONS, MODERN STAGE OF RUSSIAN SOCIETY, ESSENTIAL COMPONENTS, ROLE OF SOCIAL ENVIRONMENT, SOCIAL PROGRAMS

В России активно осуществляются современные социальные и экономические преобразования, поэтому требуют переосмысления отдельные сложившиеся взгляды на актуальные проблемы общества. Проводимые радикальные реформы, затронувшие все сферы его жизнедеятельности (экономическую, социальную, политическую, духовную), привели к ряду изменений социально-негативного и позитивного характера. Проблема личности актуализируется в условиях социальных изменений, в частности, влияния девиантных факторов на процессы социальной идентификации личности. Именно в современную эпоху инноваций проблема взаимоотношений личности и общества приобретает особую остроту. В современных условиях социальной нестабильности поведение людей часто находится вне ординарных рамок, имеет тенденцию к отклонению от стандартов и становится все менее предсказуемым. Любое проявление девиации — будь оно положительное

или отрицательное — по сути, является противостоянием, бунтом личности против общепринятых норм, ценностей, традиций, социальных образцов, сложившейся системы в целом. Но итог этого бунта в зависимости от девиантного полюса будет кардинально разным. Девиантное поведение как феномен социальной реальности все еще является недостаточно изученным. Современная российская действительность демонстрирует мозаичность идентификационного пространства и, соответственно, многообразие идентификационных стратегий и способов социальной самоидентификации личности, которые необходимо исследовать с учетом влияния как внешних социокультурных детерминант, так и внутренних индивидуально-личностных факторов.

Изучение девиантных явлений в рамках многочисленных научных подходов и теорий преимущественно посвящено характеру и особенностям негативных девиаций. В зарубежной науке психология девиантного поведения сложилась как самостоятельная научная дисциплина, но в нашей стране находится на пути развития. В.А. Пятуниным сделана попытка систематизировать разноплановые исследования девиантного поведения. Представляет интерес положение: «Если есть общество со своими законами и моралью, то обязательно должны быть люди, их нарушающие, иначе такое общество перестанет развиваться, а то и совсем существовать».

В обыденной жизни границы между нормативным и отклоняющимся от норм поведением оказываются размытыми. Поэтому вопрос позитивных девиаций и их положительного влияния на общественную систему зачастую незаслуженно обходят стороной. Говоря о позитивных девиациях, мы будем подразумевать инновационный тип

отклоняющего поведения — процесс появления и реализации новых средств, методов производства, обмена, распределения и потребления материальных и духовных ценностей, продуктов и услуг. Сущность инновационного поведения — это преодоление рутинных, традиционных приемов, методов и форм деятельности во всех сферах экономической, политической, социальной, духовно-нравственной жизнедеятельности общества. Преодолевая сопротивление консервативных и реакционных сил, инновационное поведение порой радикально меняет материальные и духовные ценности, способствует прогрессивному развитию общества. Позитивные девиации являются постоянным спутником прогрессивных изменений социальных систем. Творчество, креативность, новаторство -позитивные девиации, обеспечивающие развитие современного социума. Позитивные девиации мотивируют и направляют созидательное поведение личности. Совокупность определенных факторов, воздействующих на личность, с одной стороны, могут способствовать полной реализации ее позитивного творческого потенциала, однако, с другой — на каждом шагу возникают вероятно возможные и непредвиденные препятствия, способные нарушить, затормозить или даже порой необратимо подавить развитие столь хрупкого образования.

В настоящее время не вызывает сомнения утверждение, что позитивные девиации — ведущая сила общеисторического прогресса и развития каждого человека, что в них заключены созидательные начала науки, техники, искусства, культуры, социальной и нравственной жизни людей и их взаимоотношений. Не подлежит сомнению, что фактически без положительных проявлений девиантного поведения социальные структуры могут прийти в упадок, ведь гениальность отдельных личностей

можно рассматривать как позитивную девиантность (Сергей Есенин, Сальвадор Дали, Альберт Эйнштейн). Творчество Жан-Поля Сартра (Франция) объясняло внутренние противоречия современной ему цивилизации.

Позитивные девиации также являются неотъемлемой частью человеческой духовности и условием личной свободы людей, выступая тем самым в качестве социального механизма, противостоящего регрессивным линиям в развитии общества. Понимание значимости позитивных девиаций для общественного прогресса подчеркивает необходимость всестороннего изучения особенностей и специфики столь интересного явления1.

За последние десять лет экономических и социальных преобразований в обществе все чаще стали появляться примеры проявлений положительной девиации. Многие ученые считают, что девиантное поведение вносит в развитие общества как диссонанс, так и поддерживает прогрессивные направления. Несомненно,

самопожертвенность, сверхтрудолюбие, искренность, стремление высказать правду, относятся к примерам положительных девиаций, а поведение, выходящее за рамки здравого смысла и даже закона, к отрицательным. Рассмотрим некоторые аспекты этих проявлений.

В сложном, постоянно изменяющемся обществе, где нет единой и неизменной системы норм, многие нормы и культурные ценности разных субкультур противоречат друг другу. Часто родители сталкиваются с такой ситуацией, когда воспитание ребенка в семье противоречит влиянию других социальных групп и институтов. Так, родители вынуждены

1 Сминщикова Э.В. Позитивные девиации как фактор прогрессивного развития личности в современном социуме: Дисс. …канд. юрид. наук. Краснодар. 2012.

бороться с влиянием уличных групп, культом насилия в СМИ, противоречивостью политического положения и т.д. Неизбежно происходят конфликты норм и ценностей. То, что говорят в семье детям, кажется неправдой, обостряется конфликт субкультур отцов и детей. В нашем сложном обществе существует множество конфликтующих нормативных образцов, которые способствуют возникновению феномена отклоняющегося поведения. Например, столкновение норм и ценностей, регулирующих поведение, в соответствии с которыми мы жили долгие годы, и норм и ценностей в «перестроенном» обществе. Иногда бывает трудно выбрать линию неотклоняющегося поведения.

Социальные отклонения играют в обществе двойственную, противоречивую роль. Они, с одной стороны, представляют угрозу стабильности общества, с другой — поддерживают эту стабильность. Успешное функционирование социальных структур можно считать эффективным, только если обеспечен порядок и предсказуемое поведение членов общества. Каждый член общества должен знать (в разумных пределах), какого поведения он может ожидать от окружающих его людей, какого поведения другие члены общества ожидают от него самого, к каким социальным нормам должны быть социализированы его дети. Отклоняющееся поведение нарушает этот порядок и предсказуемость поведения. При наличии в обществе или социальной группе многочисленных случаев социальных отклонений люди утрачивают чувство ожидаемого поведения, происходит дезорганизация культуры и разрушение социального порядка. Нравственные нормы перестают контролировать поведение членов группы или общества, основополагающие ценности могут быть отвергнуты последними, и у

индивидов теряется чувство безопасности и уверенности в своих действиях. Поэтому общество будет функционировать эффективно, только когда большинство его членов будет принимать устоявшиеся нормы и действовать в основном в соответствии с ожиданиями других индивидов.

С другой стороны, отклоняющееся поведение является одним из путей адаптации культуры к социальным изменениям. Нет такого современного общества, которое долгое время оставалось бы статичным. Даже совершенно изолированные от мировых цивилизаций сообщества должны время от времени изменять образцы своего поведения из-за изменений окружающей среды. Взрывы рождаемости, технологические новшества, изменения физического окружения — все это может привести к необходимости принятия новых норм и адаптации к ним членов общества.

Но новые культурные нормы редко создаются путем обсуждения и последующего принятия их членами социальных групп, которые в торжественной обстановке отменяют старые нормы и называют новые. Новые социальные нормы рождаются и развиваются в результате повседневного поведения индивидов, в столкновении постоянно возникающих социальных обстоятельств. Отклоняющееся от старых, привычных норм поведение небольшого числа индивидов может быть началом создания новых нормативных образцов. Постепенно, преодолевая старые устои, отклоняющееся поведение, содержащее новые жизнеспособные нормы, все в большей и большей степени проникает в сознание людей. По мере усвоения членами социальных групп поведения, содержащего новые нормы, оно перестает быть отклоняющимся2.

2См. напр.: С. С. Фролов. Социология: учебник для высших учебных заведений. М., НАУКА. 1994. С. 90-93.

По нашему мнению, очень важно не потерять ту грань между действительно положительными девиациями и девиациями как формы поведения, стоящего за гранью нормального развития общества.

Постановка проблемы позитивных девиаций личности, таких как творчество и креативность, талант и гениальность, жизненный путь и свобода творческой личности, обнаруживается в многочисленных трудах зарубежных (Ф. Ницше, А. Шопенгауэр, О. Вейнингер) и отечественных философов (Н.А. Бердяев, Вл. Соловьев, П. Флоренский, В.В. Розанов, Б.П. Вышеславцев, Н. Хамитов).

Если рассматривать девиантное поведение в качестве социальной проблемы, то мы также не можем не согласиться с доводами многих ученых, исследовавших это направление в контексте изучения преступного поведения молодого человека. Я.И. Гилинский первым в России ввел в употребление термин «девиантное поведение», который в настоящее время употребляется наравне с термином «отклоняющееся поведение».

Границы между позитивным и негативным девиантным поведением подвижны во времени и пространстве социумов.1;.ги/80СІ0І0§іуа-1ес1;ЬІ0.к1т1 (дата обращения 11.02.1012 г.)

выделяющееся из массы; 2) что-то наиболее приспособленное к

окружающей среде.

В соответствии с социальным подходом к девиантному следует относить поведение, опасное для общества и окружающих людей. Однако не всегда солидарность людей — норма, а классовая борьба — отклонение от нее. Это — «норма-идеал», пришедшая из этики. Таким образом, проблема нормы — междисциплинарная проблема, корни которой лежат в общебиологических закономерностях психического развития человека и психосоциальных особенностях, а также в этико-философских нормах.

При рассмотрении в данной статье формы девиантного поведения с точки зрения философии, социологии, психологии и права нам хотелось бы подчеркнуть то, что как положительные девиации, так и отрицательные, нуждаются в широком научном осмыслении и трактовке, так как индивид более склонен поступать конформно «как все», соизмеримо с общепринятыми стандартами, так как он заинтересован в положительной общественной оценке своего поведения. Что же касается иных примеров, то позитивные девиации всегда стоят у истоков чего-то совершенно нового, уникально и самобытного. Это способность человека порождать необычные идеи, находить оригинальные решения, отклоняться от традиционных схем мышления и поведения.

Позитивные девиации личности необходимо понимать как социально-духовный феномен. Особый интерес представляет изучение проявлений позитивных девиаций в таких сферах как наука и искусство.

Основные сферы бытия современной России требуют все возрастающего количества людей, способных к повседневным и планомерно организуемым творческим решениям, а от отрицательных

девиаций нашему обществу в процессе его эволюции необходимо

постепенно и планомерно избавляться.

Таким образом, девиации могут иметь положительные или интеграционные последствия для социальной жизни. Положительные

девиации способны стать примером групповой солидарности,

катализатором социальных изменений, т.е. каждое нарушение девиантами общепринятых правил поведения в обществе служит самому обществу предостережением, что социальная система функционирует неправильно. В итоге возникает необходимость внесения изменений в социальную систему (публичные протестные акции). Отклоняющееся от принятых норм поведение небольшого числа людей способно проникнуть в сознание общества, может стать началом создания новых образцов, преодолевая традиции.

В нашей работе признается роль социальной среды в формировании положительного девиантного поведения. Поэтому считаем необходимым создание социальных программ борьбы с отклонениями вплоть до преступного поведения. Эти программы должны способствовать социальной терапии всего российского общества, повышению его культуры и благосостояния. Только путем изменения организационной культуры общества можно выйти на более высокие уровни межличностных отношений, что будет способствовать росту социальных форм поведения населения.

Библиографический список

1. Клейберг Ю.А. Психология девиантного поведения: Учебное пособие для ВУЗов.М.: ТЦ Сфера при участии «Юрайт-М»,2001.

2. Пятунин В.А. Девиантное поведение несовершеннолетних: современные

тенденции. М: РОО «Центр содействия реформе уголовного правосудия». 2010.

3. Гилинский Я.И. Социология девиантного поведения как специальная социологическая теория. «Социологические исследования», 1991. №4.

4. Осипова О.С. Девиантное поведение: благо или зло? «Социологические

исследования», 1998. №9.

5. Холостова Е.И. Социальная работа: теория и практика: Учеб.пособие/Е.И. Холостова, А.С. Сорвина. М.: ИНФРА-М, 2001.

Bibliographical list

1. Kleyberg Y.A. Psychology of deviant behavior: Textbook for High Schools.M.: TC scope with the participation of «Yurait-M», 2001.

2. Pyatunin V.A. Deviant behavior of minors: the current trend. M: NGO «Center for Prison Reform.» 2010.

3. GilinskyY.I. Sociology of deviant behavior as a special sociological theory. «Case Studies», 1991.№ 4.

4. Osipova O.S. Deviant behavior: good or evil? «Case Studies», 1998. № 9.

5. Kholostova E.I. Social Work: Theory and Practice: Textbook. benefits / EI. Kholostova, AS Sorvino. Moscow: INFRA-M, 2001.

5.5. Девиантное поведение

Усвоение социальных норм — основа социализации. Социальное поведение, не соответствующее норме, рассматриваемое большинством членов общества как предосудительное или недопустимое, называется девиантным (отклоняющимся) поведением, а серьезное нарушение закона, ведущее за собой уголовное наказание называется делинквентным (асоциальным) поведением.

Известный социальный антрополог Р. Линтон, который много работал в микросоциологии и является одним из основателей теорий ролей, ввел понятие модальной и нормативной личности.

Нормативная личность — это как бы идеал личности данной культуры.

Модальная личность — более распространенный вид отклоняющихся от идеала вариантов личности. Чем не стабильнее общество, тем больше людей, социальный тип которых не совпадает с нормативной личностью. И наоборот, в стабильных обществах культурное давление на личность таково, что человек в своих взглядах на поведение все меньше и меньше отрывается от «идеального» стереотипа.

Характерная черта девиантного поведениякультурный релятивизм (относительность). В первобытный период, а у некоторых примитивных племен еще и сегодня, каннибализм, геронтоцид (убийство стариков), кровосмешение и инфантицид (убийство детей) считались нормальными явлениями, вызванными экономическими причинами (дефицит продуктов питания) либо социальным устройством (разрешение брака между родственниками). Культурный релятивизм может быть сравнительной характеристикой не только двух разных обществ и эпох, но и также двух или нескольких больших социальных групп внутри одного общества. В таком случае надо говорить не о культуре, а о субкультуре. Пример таких групп — политические партии, правительство, социальный класс или слой, верующие, молодежь, женщины, пенсионеры, национальные меньшинства. Так, непосещение церковной службы — девиация с позиции верующего человека, но норма с позиции неверующего. Этикет дворянского сословия требовал обращения по имени-отчеству, а уменьшительное имя (Колька или Никитка) — норма общения в низших слоях — считалась у дворян девиацией.

Подобные примеры можно привести и для современного общества. Убийство на войне разрешается и даже вознаграждается, но в мирное время за ним следует наказание. В Париже проституция легальна (узаконена) и не осуждается, а в других станах она считается нелегальной и девиантной. Отсюда следует, что критерии девиантности относительны и не могут рассматриваться в отрыве от конкретной культуры.

В СССР в 1960—1970-е гг. школьные учителя боролись с «длинноволосыми» учениками, усматривая в их прическе подражание «буржуазному образу жизни» и признаки нравственного растления. В конце 1980-х гг. наше общество изменилось, и длинные волосы превратились из девиации в норму.

Таким образом, можно сделать вывод: девиация относительна: а) исторической эпохе; б) культуре общества.

Борьба с девиацией часто перерастает в борьбу с разнообразием чувств, мыслей, поступков. В большинстве обществ контроль за девиантным поведением несимметричен: отклонения в плохую сторону осуждаются, а в хорошую — одобряются.

Хотя большинство людей большую часть времени ведут себя в согласии с законами, их нельзя считать абсолютно послушными, т. е. социальными конформистами.

Социологи установили тенденцию: человек тем больше усваивает образцы девиантного поведения, чем чаще с ними сталкивается и чем моложе его возраст. Нарушения социальных норм молодежью могут быть серьезными и несерьезными, сознательными и несознательными. Все серьезные нарушения, сознательные они или нет, попадающие под категорию противоправного действия, относятся к делинквентному поведению.

Алкоголизм — типичный вид девиантного поведения. Алкоголик — не только больной человек, но и девиант, он не способен нормально выполнять социальные роли.

Наркоман — преступник, так как употребление наркотиков квалифицируется законом как преступное деяние.

Самоубийство, т. е. свободное и намеренное прекращение своей жизни — девиация. Но убийство другого человека — преступление. Вывод: девиантность и делинквентность — две формы отклонения от нормального поведения. Первая форма — относительна и малозначительна, вторая — абсолютная и значительная. Девиантность нельзя путать с разнообразием. Самой опасной и податливой к девиации группой является молодежь.

Социальные следствия девиантного поведения на первый взгляд должны казаться абсолютно негативными. И действительно, хотя общество способно ассимилировать немалое число отклонений от нормы без серьезных последствий для функционирования своего социального организма, все же постоянные и широко распространенные девиации могут нарушать или даже подорвать организованную социальную жизнь. Если значительное число индивидов одновременно не смогут соответствовать социальным ожиданиям, пострадать может вся система общества, все его институты. К примеру, в современном российском обществе все больше родителей, отказывающихся от воспитания своих детей, и, соответственно, все больше детей остаются без родительской опеки. Прямая связь этого явления с социальной дестабилизацией и ростом преступности очевидна. Девиантное поведение масс военнослужащих в воинских частях проявляется в дедовщине и дезертирстве, и это означает серьезную угрозу стабильности в армии. Наконец, девиантное поведение какой-то части членов общества деморализует остальных и дискредитирует в их глазах существующую систему ценностей. Так, ненаказуемая в массовых масштабах коррупция чиновников, милицейский произвол и другие негативные явления жизни общества лишают людей надежды на то, что честный труд и «игра по правилам» будут социально вознаграждены, и подталкивают их тоже к девиациям.

Таким образом, девиации заразительны. И общество, относясь к ним внимательно, имеет возможность извлечь из существования девиаций какой-то позитивный опыт.

Во-первых, выявление девиаций и публичное объявление их таковыми способствует укреплению социальной конформности — готовности подчиняться нормам — большинства остального населения. Социолог Э. Сагарин отмечает: «Один из наиболее эффективных методов, обеспечивающий следование большинства людей нормам, состоит в том, чтобы объявить некоторых нарушителями нормы. Это позволяет держать остальных в подчинении и одновременно в страхе оказаться на месте нарушителей… Высказывая враждебное отношение к недостаточно хорошим и правильным людям, большинство или господствующая группа может укрепить представления о том, что хорошо и правильно, и тем самым создать общество индивидов, более лояльное по отношению к принятой идеологии и нормам поведения»7.

Во-вторых, осуждение девиации позволяет обществу контрастнее увидеть, что оно принимает в качестве нормы. Кроме того, согласно К. Эриксону, санкции, подавляющие девиантное поведение, показывают людям, что оно и впредь будет наказуемо. Когда-то виновных в преступлениях подвергали публичному наказанию. В наши дни тот же результат достигается с помощью средств массовой информации, широко освещающих судебные процессы и приговоры.

В-третьих, подвергая коллективному осуждению нарушителей норм, группа укрепляет собственную сплоченность и единство. Облегчается групповая идентификация. Так, поиски «врага народа» служили хорошим средством сплотить общество вокруг правящей группировки, которая якобы «может всех защитить».

В четвертых, возникновение и тем более широкое распространение в обществе девиаций свидетельствует о том, что социальная система функционирует неправильно. Рост преступности свидетельствует о том, что в обществе много неудовлетворенных людей, низкий уровень жизни большинства населения, слишком неравномерно происходит распространение материальных благ. Наличие большого числа девиаций говорит о назревшей необходимости социальных изменений.

6.2. Социальное поведение – SOOCIETY

Поведение — процесс взаимодействия индивидуумов с окружающей средой, проявляющийся в их внешней {двигательной) и внутренней {психической) активности. К поведению относятся поступки в рамках любой деятельности человека и любой формы его общения с другими людьми.

Несколько иным по сущности выступает социальное поведение. Этим термином обозначается образ жизни и действий большого количества людей, оказывающий существенное влияние на социальную жизнь и стабильность общества. Субъектами социального поведения выступают массы, публика, толпа и, в некоторых случаях , отдельные индивиды и их межличностные объединения (семья, круг друзей и др.).

Массой называют большое количество людей, которых нельзя объединить по какому-либо общему признаку. В соответствии с политической и экономической ситуацией число людей, составляющих массу, может быть больше или меньше, но никогда не может отсутствовать. Такие люди политически нейтральны, довольствуются своим положением, не присоединяются ни к одной партии и почти никогда не ходят на выборы.

Несколько иным смыслом наделено понятие«народные массы». Им обозначают наличие в обществе трудящегося большинства, которое в ряде случаев, например в периоды политической нестабильности, становится движущей силой социального прогресса.

Толпа — это внешне неорганизованная общность людей, которые находятся в непосредственном контакте друг с другом, связаны общим эмоциональным состоянием и объектом внимания. Толпа отличается активностью и высокой степенью конформизма, т.е. легко поддается внушению.

Выделяют случайную, экспрессивную, конвенциональную и действующую виды толпы. Случайную толпу составляют люди, собравшиеся, например, около места происшествия. Экспрессивная толпа представляет собой группу людей, совместно выражающих радость или горе, гнев или протест. Под конвенциональной толпой понимается группа людей, поведение которых укладывается в установленные для определенных ситуаций нормы, но выходит за рамки обычного поведения, например неистовствующие фанаты на концерте. Действующая толпа — это группа людей, осуществляющая активные действия в отношении конкретного объекта. Она подразделяется на агрессивную, спасающуюся, стяжательскую и экстатическую. Агрессивную, например, представляет толпа погромщиков. Спасающаяся толпа объединяет людей, находящихся в состоянии паники. Стяжательская — это мародеры, а экстатическая — доведенная до исступления в результате каких-либо ритуалов.

Публика — это большая группа людей, складывающаяся на основе их общих интересов, без какой-либо организации, но обязательно при наличии ситуации, которая затрагивает эти интересы. Публика возникает вместе с появлением предмета общего внимания. Им может быть событие, личность, научное открытие, предмет искусства и т.д. В отличие от толпы для публики возможны элементы рациональной дискуссии, критики и борьбы мнений.

К разновидностям социального поведения относятся социальные движения, коллективное поведение и социальное поведение личности.

Социальные движения — это массовые действия представителей какой-либо социальной группы, направленные на обеспечение групповых или общественных интересов, способствующие или препятствующие социальным переменам. В зависимости от целей и характера социальных перемен, к которым они стремятся, социальные движения могут быть нескольких видов.

Политические движения выражают требования по отношению к государству. Они могут переходить от мирного выражения своих требований к решительным действиям в виде пропаганды своих взглядов, призывов к сопротивлению власти и даже восстаний. Утопические движения ставят целью создание идеальных общественных систем. Движения реформ выступают за проведение преобразований мирным путем. Революционные движения стремятся к установлению нового социального порядка путем разрушения прежнего социального строя. Консервативные движения противодействуют всяческим преобразованиям.

Социальные движения часто возникают в связи с недовольством существующими порядками. В среде движения формируется идеология, выражающая систему взглядов, ценностей, целей и способов их достижения. Кроме того, любому движению необходим лидер, имеющий сторонников, которые, объединившись, образуют организацию. В стабильных обществах социальные движения возникают редко, в нестабильных — часто.

Коллективное поведение — это массовые, непредсказуемые реакции людей на критические ситуации, возникающие объективно и внезапно. Чаще всего коллективное поведение проявляется в толпе. Человек, попадая в толпу, заражается ее страстями. Происходит психическое объединение людей на «стадном» уровне, вследствие чего создается однородная масса. Такая толпа легко поддается влиянию, ею просто манипулировать, создавая эмоционально накаленную атмосферу.

Социальное поведение личности — это внешне наблюдаемые поступки, действия индивидов в определенной последовательности, так или иначе затрагивающие интересы других людей, их групп, всего общества. Человеческое поведение приобретает социальный смысл, когда они включено в общение с другими людьми. Социальное поведение личности всегда разумно и обдуманно. На него оказывают влияние отношение человека к себе, к окружающим, к обществу, предрасположенность и готовность к активной деятельности. Все это называется социальной установкой. В зависимости от смены ситуации может меняться и социальная установка.

Поведение людей, не соответствующее общепринятым ценностям и нормам, называется девиантным (отклоняющимся) поведением. Девиантное поведение может иметь как негативный, так и позитивный характер. Первый проявляется в стремлении нарушить функционирование социальной системы, а второй — в стремлении ее совершенствовать. Чтобы определить сущность девиантного поведения, нужно четко выделить все его составляющие. Это, во-первых, человек, совершающий поступок, во-вторых, нормы (правила), которые нарушены, и в-третьих, группа людей или все общество, реагирующие на поведение.

Выделяется пять типов поведения: конформизм, инновация, ритуализм, ретритизм, мятеж. Из них только конформизм не является девиацией. Все другие относятся к разновидностям девиантного поведения.

Конформизм (подчинение) означает приятие ценностей данной социальной общности, даже путем отказа от собственных убеждений. Индивид часто подчиняется мнению большинства, хотя внутренне может быть с ним не согласен. Инновация (нововведение) выражается в приятии целей группы, но неприятии средств их достижения. Ритуализм (от слова «ритуал») выражается в неприятии целей, но приятии средств достижения этих целей. Ретритизм (уход) проявляется в полном отрицании ценностей, целей и средств, принятых в данном обществе. При этом индивид стремится обособиться от общества, «уйти в себя». Мятеж выражается в полном отрицании провозглашаемых обществом ценностей, целей и средств и попытке заменить их на новые, установить новый социальный порядок.

Причины девиантного поведения некоторые теории объясняют с точки зрения биологических, психологических и социологических факторов. Биологический подход указывает на врожденную предрасположенность человека к совершению девиантных поступков, психологический — объясняет девиантное поведение различными отклонениями в психическом развитии, социологический — учитывает влияние социальных и культурных факторов.

Отсутствие отклонений в поведении субъектов способствует становлению в обществе социального порядка, который представляет систему, включающую взаимоотношения индивидов, правила поведения, способствующие выполнению различных видов деятельности. Нормальному функционированию общества и установлению в нем социального порядка способствует социальный контроль, который обеспечивает упорядоченное взаимодействие составляющих общество элементов посредством нормативного регулирования, включающего социальные нормы (правила) и санкции (поощрения и наказания).

Социальный контроль бывает формальным и неформальным. Формальный контроль осуществляют государственные организации посредством методов изоляции, обособления и реабилитации. Изоляция имеет целью устранение контактов индивида с обществом и применяется к лицам, совершившим преступление. Обособление —это также прекращение контактов индивида с другими людьми, но на ограниченный срок, с перспективой его возвращения в общество, например арест. Реабилитация — это подготовка девианта к возвращению в общество и выполнению необходимых социальных ролей.

Неформальный контроль характерен для небольших групп. Он проявляется как в поощрении, так и в критике, насмешках над девиантом и даже изгнании его из группы. К типам неформального контроля относятся социальные вознаграждения, наказание, убеждение и переоценка норм. Социальные вознаграждения выражаются в одобрении поведения человека. Наказание отражает недовольство поведением девианта и выражается в высказываниях, угрозах или в физическом воздействии. Убеждение — это речевое воздействие на человека с целью предотвращения девиантного поведения. Переоценка норм происходит тогда, когда поведение, считавшееся девиантным, может оцениваться как нормальное.

Социальный контроль связан с социализацией, в ходе которой люди усваивают необходимые для общества образцы поведения. Часто человек даже не задумывается о сущности своего поведения, так как реализует его на уровне привычки. Он сам отбирает для себя образцы поведения, соответствующие общепринятым нормам. Кроме этого, человек, включенный в ту или иную группу, испытывает на себе ее воздействие и в связи с этим не позволяет себе совершать девиантные поступки.

Разновидностью социального поведения выступает социальный конфликт. Он представляет собой процесс развития и разрешения противоречий между людьми и социальными группами. Социальный конфликт — это сложное «явление, имеющее в каждом конкретном случае свои особенности. Тем не менее в протекании любого конфликта можно выделить три стадии — предконфликтную, непосредственно конфликт и его разрешение.

Предконфликтная стадия может быть довольно продолжительной. В ходе нее накапливаются противоречия, нагнетается эмоциональное напряжение, определяется объект конфликта, т.е. то явление, предмет, отношение и т.д., которое одинаково высоко Ценится обеими конфликтующими сторонами. На этой стадии возможно разрешение ситуации мирным путем, без воздействия на соперника. В случае понимания обеими сторонами неизбежности столкновения, они стремятся выяснить слабые места друг друга и выработать стратегию своих действий.

На второй стадии стороны переходят к активным враждебным действиям. Они могут носить характер открытого столкновения, а могут содержать скрытые от противника акции, имеющие целью навязать ему определенный образ поведения.

Стадия разрешения конфликта связана с прекращением враждебных действий сторон в связи с устранением причин конфликта. Если причины не устранены, а участники конфликта прекратили активные действия по отношению друг к другу, то в этом случае можно говорить только о приостановлении конфликта.

Способы разрешения конфликта могут быть различны. Конфликтующие стороны могут сесть за стол переговоров и прийти к соглашению, предусматривающему приемлемые для обеих сторон условия. Если соглашение достигается путем взаимных уступок, то говорят о компромиссе. В тех случаях, когда стороны не хотят идти на уступки и даже начинать переговорный процесс, не желая показать свою слабость, можно прибегнуть к посредничеству, т. е. участию в разрешении конфликта третьей, не заинтересованной в результатах и объекте конфликта, стороны. Такой способ часто применяется при разрешении политических конфликтов. Наконец, более сильная сторона может применить силу к более слабой стороне и принудить ее к признанию своей правоты.

Существует множество видов конфликтов. Так, в зависимости от числа субъектов выделяют внутриличностные, межличностные и социальные конфликты. Внутриличностные конфликты происходят в сознании человека, когда ему необходимо принять то или иное решение. Выбор в некоторых случаях может быть очень сложным. Часто человеку приходится выбирать между тем, что сделать необходимо, и тем, что хочется. В принятии решения большую роль играет сила воли человека. Межличностные конфликты — это столкновение двух и более людей. Объекты такого конфликта отличаются большим многообразием. Особенностью же является то, что люди, участвующие в конфликте, непосредственно взаимодействуют друг с другом. Социальные конфликты происходят между группами людей. При этом не обязателен непосредственный личный контакт между членами противоборствующих групп. Примеры социальных конфликтов — восстания и революции.

В зависимости от сферы, в которой протекает конфликт, различают политические, экономические, социальные, культурные, этнические и религиозные конфликты. Политические конфликты возникают между властными субъектами. Это могут быть государства, имеющие определенные интересы на международной арене. Внутри страны — это различные политические силы, например партии, профсоюзы, государственные органы и др. Экономические конфликты возникают между субъектами экономической деятельности по поводу распределения ресурсов и рынков сбыта. Социальные конфликты, как отмечалось выше, возникают между различными социальными группами по поводу распределения материальных и духовных благ и участия в осуществлении власти. Культурные конфликты возникают между приверженцами разных культурных ценностей (например, по поводу направления в музыке, литературе, искусстве, которое неодинаково оценивается участниками конфликта). Этнические конфликты проявляются в противоборстве разных этнических групп. Они могут носить политическую, экономическую, социальную окраску, но в любом случае в основе конфликта лежит неприязнь к представителям другой нации. В некоторых случаях этнические конфликты пересекаются с религиозными, представляющими собой столкновение разных конфессий по поводу вопросов религии. Эти конфликты могут носить характер богословского спора, но история знает примеры силовых мер по насаждению среди «неверных» «истинной» веры.

Указанные виды конфликтов не исчерпывают всех подходов к их классификации. Можно выделить такие конфликты, как война, конфронтация, дискуссия, драка и т.д. Но опыт убеждает нас в том, что каким бы ни был конфликт, всегда найдутся цивилизованные способы разрешить его мирным путем.

Вопросы и задания

1. Чем различаются понятия «поведение» и «социальное поведение»?

2. Кто является субъектом социального поведения?

3. Какие разновидности социального поведения существуют?

4. Какое поведение получило название девиантное?

5. Какие типы поведения существуют? Какие из них относятся к разновидностям девиантного поведения? Охарактеризуйте их.

6. В чем состоят причины девиантного поведения?

7. Какие условия способствуют становлению социального порядка в обществе? Какую роль в этом играет социальный контроль?

8. Что такое социальный конфликт? Каковы его стадии?

9. Приведите классификацию конфликтов.

10. Прочитайте приведенные ниже высказывания. Объясните точку зрения авторов на массу и толпу.

Н.А.Бердяев: «Масса, толпа есть «оно», а не «мы». «Мы» предполагает существование «я» и «ты». В массе, в толпе «я» надевает маску, навязанную ему этой массой и ее бессознательными инстинктами и эмоциями. Массы живут по преимуществу интересами экономики, и это сказывается роковым образом на всей культуре, которая делается ненужной роскошью».

Немецкий философ Карл Ясперс: «Люди в массе легко могут потерять голову, предаться опьяняющей возможности стать просто другими, последовать за крысоловом, который ввергнет их в адские бездны. Могут сложиться такие условия, в которых безрассудные массы будут взаимодействовать с манипулирующими ими тиранами».

6.2. Социальное поведение

1 (20%) 2 votes

Девиантное поведение

теорию асоциальных субкультур. Но применительно к несовершеннолетним такой

подход правомерен не всегда. Чаще бывает, например, что подросток, не отрицая

самого факта содеянного, не признает свою вину или нарушает правовой запрет,

который в принципе не отвергает.

Для объяснения таких явлений обычно обращаются к теории нейтрализации, суть

которой заключается в том, что  подросток становится правонарушителем,

усваивая приемы нейтрализации  общепринятых норм, а не моральные  требования и

ценности, противоположные этим нормам. Иначе говоря, подросток стремится

бессознательно как бы расширить  в отношении себя действие смягчающих

обстоятельств, оправдать свои действия, даже внести в них элемент

рациональности. Так, опросы показывают, что большинство подростков видят

причину своего преступления во внешних  обстоятельствах, четвертая часть

опрошенных убеждена: в аналогичной  ситуации каждый совершил бы  подобное. Характерна также неадекватная оценка степени нанесенного вреда.

Кроме того, довольно часто используются методы «осуждения осуждающих»  (а

судьи кто!), отрицания наличия жертвы (сама виновата!), обращение к более

важным обязательствам (не мог бросить  товарищей, не имел права трусить  и

т.д.). Все это свидетельствует  о высоком уровне инфантилизма, неспособности

сопереживать, сочувствовать. К сожалению, подобное отношение к своему

поведению в значительной степени  обусловливается особенностями  юридической

практики и правового воспитания, приводящими нередко к формированию у

несовершеннолетних представления  о своей безнаказанности. Это  не может не

беспокоить, так как сегодня  на общем фоне роста различных  форм девиантного

поведения имеет место тенденция  «омолаживания» преступности. Так, среди

несовершеннолетних правонарушителей заметно (на 46 %) увеличилась доля

школьников, возрастает вероятность  рецидивов: двое из трех подростков после

возвращения из мест заключения вскоре вновь преступают закон.

Среди подростков появились новые  виды преступности, в частности рэкет.

Все большее распространение получают половая распущенность, детская

проституция, извращения. В стране среди молодежи растет число алкоголиков,

наркоманов. Опросы учащихся (возраст 14—17  лет, половина — девочки)

показали, что 52,8 % достаточно часто  употребляют спиртные напитки, 10,2 %

хотя бы раз в жизни пробовали  наркотические, а 9,8 % — токсические  вещества

. Фактически каждый  десятый  из них рискует стать хроническим

алкоголиком, нарко- или токсикоманом.

В основе же всех отклонений подросткового  поведения лежит неразвитость

социально-культурных потребностей, бедность духовного мира, отчуждение. Но

молодежная девиация есть слепок с  социальных отношений в обществе.

    

Аддиктивные формы  отклоняющегося поведения.

 

В отечественной социологии до настоящего времени малоисследованной остается

проблема аддикции (аддикция —  пагубная склонность к чему-либо). Между  тем

без понимания механизма возникновения  и протекания этого явления, на наш

взгляд, трудно анализировать алкоголизм, наркоманию и некоторые другие формы

деструктивного поведения.

Суть аддиктивного поведения заключается  в стремлении изменить свое

психическое состояние посредством  приема некоторых веществ или  фиксацией

внимания на определенных предметах  или видах деятельности. Процесс

употребления такого вещества, привязанность  к предмету или действию

сопровождается развитием интенсивных  эмоций и принимает такие размеры, что

начинает управлять жизнью человека, лишает его воли к противодействию

аддикции. Такая форма поведения  характерна для людей с низкой переносимостью

психологических затруднений, плохо  адаптирующихся к быстрой смене  жизненных

обстоятельств, стремящихся в связи  с этим быстрее и проще достичь

психофизиологического комфорта. Аддикция для них становится универсальным

средством бегства от реальной жизни. Для самозащиты люди с аддиктивным  типом

поведения используют механизм, называемый в психологии «мышлением  по

желанию»: вопреки логике причинно-следственных связей они считают реальным

лишь то, что соответствует их желаниям. В итоге нарушаются межличностные

отношения, человек отчуждается  от общества.

Какие вещества, предметы или действия могут быть средством для людей  с

аддиктивной формой поведения? Это  — наркотики, алкоголь, табак, азартные

игры (включая компьютерные), длительное прослушивание ритмической музыки, а

также полное погружение в какой-либо вид деятельности с отказом от  жизненно

важных обязанностей человека.

Аддиктивное поведение формируется  постепенно. Начало отклонения связано  с

переживанием интенсивного острого  изменения психического состояния  человеком

в связи с принятием определенных веществ или определенными  действиями,

возникновением понимания того, что существует определенный  способ изменить

свое психологическое состояние, испытать чувство подъема,  радости, экстаза.

Далее формируется устойчивая последовательность прибегания к средствам

аддикции. Сложные жизненные ситуации, состояния психологического диском форта

провоцируют аддиктивную реакцию. Постепенно такое поведение становится

привычным типом реагирования на требования реальной жизни. Происходит

формирование аддиктивного поведения  как интегральной части личности, т.е.

возникает другая личность, вытесняющая  и разрушающая прежнюю.  Этот процесс

сопровождается борьбой, возникает  чувство тревоги. Одновременно включаются

защитные механизмы, способствующие сохранению иллюзорного чувства

психологического комфорта. Защитные формулы таковы: «я  не нуждаюсь в  людях»,

«я поступаю так, как мне  нравится»,«если я захочу,  то  все изменится» и т.п.

В итоге аддиктивная часть личности полностью определяет поведение  человека.

Он отчуждается от общества, затрудняются контакты с людьми не  только на

психологическом, но и на социальном уровне, нарастает одиночество.  Вместе с

этим появляется страх перед  одиночеством, поэтому аддикт предпочитает

стимулировать себя поверхностным  общением, находиться в кругу  большого числа

людей. Но к полноценному общению, к глубоким и долговременным межличностным

контактам такой человек не способен, даже если  окружающие и стремятся  к

этому. Главное для него — те предметы и действия,  которые являются для него

средствами аддикции.

Проблема  аддиктивного поведения  включает не только анализ таких  известных

явлений, как наркомания и алкоголизм,  но и гораздо менее  исследованных  —

«работоголизм», проблему взрослых детей  алкоголиков  (ВДА), проблему «сухого

алкоголизма». Изучение механизма  возникновения и развития этих явлений  даст

возможность понять их реальное место  в  структуре общественных отношений  и

прогнозировать последствия их распространения.

    

Меры   социального  воздействия.

 

Осознание неизбежности отклонений в  поведении части людей не исключает

необходимости постоянной борьбы общества с различными формами социальной

патологии. Под социальным контролем  в широком социологическом смысле

понимается вся совокупность средств  и методов воздействия общества на

нежелательные (отклоняющиеся) формы  поведения с целью их элиминирования или

минимизации.

Основные механизмы социального  контроля: 1) собственно контроль,

осуществляемый извне в том  числе путем наказаний и иных санкций; 2)

внутренний контроль, обеспечиваемый интериализацией социальных норм и

ценностей; 3)  косвенный контроль, вызванный идентификацией с референтной

законопослушной группой; 4) «контроль», основанный на широкой доступности

разнообразных способов достижения целей  и удовлетворения потребностей,

альтернативных противоправным или  аморальным.

Лишь в самом общем виде можно  определить стратегию социального  контроля:

—         замещение,  вытеснение наиболее опасных  форм социальной патологии

общественно полезными и/или нейтральными

—         направление  социальной активности в общественно  одобряемом, либо

нейтральном русле

—         легализация  (как отказ от уголовного или  административного

преследования) «преступления без  жертв» (гомосексуализм, проституция,

бродяжничество, потребление алкоголя, наркотиков)

—         создание  организаций (служб) социальной  помощи: суицидологической,

наркологической, геронтологической

—         реадаптация  и ресоциализация лиц, оказавшихся  вне общественных

структур

—         либерализация  и демократизация режима содержания  в тюрьмах и

колониях при отказе от принудительного  труда и сокращении доли этого  вида

наказания в системе правоохранительной деятельности

—         безусловная  отмена смертной казни.

В общественном сознании  еще очень  сильна вера в запретительно-репрессивные

меры как наилучшее  средство избавления от этих явлений, хотя весь мировой

опыт свидетельствует  о неэффективности  жестких санкций со стороны общества.

Положительный эффект дает работа по следующим направлениям: 1. Отказ  от

уголовного или административного  преследования «преступников без  жертв»

(проституция, бродяжничество, наркомания, гомосексуализм и пр.), имея в  виду,

что только социальные меры позволяют  снять или нейтрализовать данные формы

социальной патологии, 2. создание системы служб социальной помощи:

суицидологической, наркологической, специфически возрастной

(геронтологической, подростковой), социальной реадаптации.

    

Девиантное поведение: благо  или зло?

 

Безусловной заслугой Я.И. Гилинского является правильное определение

перспективных направлений развития социологии девиантного поведения.

Необходимы, отмечал он, во-первых, дальнейшая «фундаментализация»,

рассмотрение объекта социологии девиантного поведения как момента  единого

мирового процесса самодвижения материи; во-вторых, изучение социальных

девиаций в кризисные, бифуркационные периоды, когда от соотношения различных

форм негативных и позитивных девиаций зависит будущее.

Попытаемся рассмотреть девиантное поведение на основе социосинергетической

парадигмы. Изучение взаимодействия личностного и надындивидуального сознания

позволяет сегодня показать влияние  социальных девиаций на общественное

развитие в полном объеме. Этому  способствует и наработки в области  западной

социальной психологии. Имеется  много теорий, объясняющих появление  и сущность

девиаций. Достаточно полное представление  о них дает, в частности, работа Н.

Смелзера. К сожалению, вне поля зрения американского социолога  остался

социально-психологический подход.

Социально-психологический подход наиболее убедительно представлен  в концепции

социальных отклонений Р. Харре  и теории поведения добровольного  риска С.

Линга. Названные исследования объясняют  причины появления девиантного

поведения через изучение психологического состояния девианта с учетом

изменения его положения в системе  социально-политических координат.

социально-психологический подход позволяет заглянуть в глубинные  причины,

влияющие на появление девиантного  поведения, составить более объективное

представление о механизме социальной эволюции, т.к. пытается объяснить: а)

почему девиантное поведение чаще всего со стороны внешнего наблюдателя

предстает как акт агрессии; б) почему в современных условиях все больше людей

встают на путь преднамеренного  риска, неотъемлемого атрибута любой  девиации;

в) как отклоняющееся поведение  предстает «изнутри», не со стороны  внешнего

наблюдателя, а субъекта девиации, какой ценностный смысл последний  находит в

такой нестандартной форме поведения.

Исследования социальных психологов подводят к выводу: девиантное и

нормативное поведение – две  равноценные составляющие социально-ролевого

поведения. Девиантное поведение –  результат сложного взаимодействия

процессов, происходящих в обществе и сознании человека. Девиации направлены

на преодоление фрустрации –  препятствия, вставшего на пути достижения цели, и

проявляются через социально значимые действия. Любое девиантное поведение

предполагает не только стремление разрушить или сместить фрустрирующий  блок,

но и концентрацию энергии (физической и психической), необходимой для

осуществления этого замысла. Антифрустрирующее  действие всегда сопровождается

определенной долей риска, но не обязательно носит разрушительных характер.

Характер девиантного поведения, направленность энергетического потенциала

человека зависят, во-первых, от того, как он научен отвечать на возникающие

трудности: путем созидательных  или разрушительных действий, во-вторых, — от

того, каким образом общество стимулирует  социально-инновационные,

Девиатное поведение

Почему один человек добивается успеха ценой труда и усилий, а другой пытается получить «своё» исключительно незаконным путём? Почему первый страдает муками совести, а для второго нет никаких моральных принципов и ограничений? Как формируется тонкая грань между приемлемой и асоциальной деятельностью? 

Все эти вопросы волнуют учёных из различных отраслей: социологии, криминологии, психологии, психиатрии, медицины, философии. Существует даже отдельная дисциплина — девиантология, возникшая на пересечении этих наук. Она занимается исследованием форм девиантного поведения, возможных причин девиаций и разработкой методов профилактики. А вот особенности личности, склонной к девиациям, а также ситуационные реакции, отличительные от принятых норм, сделала предметом изучения психология девиантного поведения. 

Понятие девиантного поведения в психологии

В переводе с латыни девиация — отклонение от чего-либо. Девиантное поведение — деятельность, несоответствующая общепринятым нормам, нарушение правил и официально установленных законов, а также игнорирование социальных требований. Иными словами, поведение, частично или полностью нарушающее, принятые в социуме стандарты.

Вопреки бытующему мнению, отклонение не всегда имеет отрицательный характер. К позитивным девиациям относят так называемое социальное творчество: созидательный процесс, направленный на совершенствование и развитие социальных отношений, а также внесение качественно новых форм деятельности. Например, активная общественная позиция, патриотическое движение, поддержание традиций, культурные инновации. Негативное девиантное поведение несёт в себе деструктивную функцию, и связано с понятиями агрессии, насилия, разрушения. Причём локус контроля варьируется от внешнего, направленного на общество, до внутреннего— саморазрушение. Среди распространённых отрицательных форм: алкоголизация, преступность, наркомания, бродяжничество, вандализм, суицид. Девиации — неотъемлемые составляющие любого социума, а степень их выраженности напрямую зависит от социально-политического, экономического и духовного развития общины. Соответственно высокий уровень жизни, наличие возможностей для самореализации и достижения высших благ, способствуют низкой преступности и агрессивности.

Основные подходы в изучении девиантного поведения

Существует огромное количество теорий, посвящённых изучению девиантного поведения. Все подходы можно разделить на 3 группы: биологические, социальные, психологические.

Биологические доктрины объясняют природу возникновения девиаций исходя из физических характеристик индивида: конституции тела, наследственной предрасположенности, хромосомных аномалий, сбоев в работе эндокринной системы. Самая известная теория принадлежит Чезаре Ломброзо. Итальянский криминалист и судебный психиатр, он много лет проработал тюремным врачом, что позволяло ему проводить антропологические исследования преступников. Ломброзо пришёл к выводу: наследственно-биологические факторы (особое строение черепа, особенности внешности, генетическая предрасположенность) являются основополагающими факторами возникновения девиантности. В своё время теория Ломброзо была одной из самых популярных, но учёный так и не смог до конца доказать причинно-следственную связь между физиологией и склонностью к совершению преступлений. Тем не менее именно его труд стал основой для развития нового направления — девиантологии.

Социальные теории основываются на убеждении, что именно общество — причина отклоняющегося поведения. Например, теория конфликта объясняет возникновение девиаций в ответ на неравенство в распределении власти и благ. В любом обществе есть классовое распределение, и зачастую переход на более высокую ступень иерархии усложняется законами и правилами социума. Представители этой теории считают, что преступность невозможно искоренить пока будут существовать привилегированные слои населения.

Большинство психологических теорий видят причины девиантного поведения в структуре личности человека: конфликт между бессознательным и сознанием, психологические реакции на невозможность удовлетворения базовых потребностей, особенности характера. При этом данный подход не исключает роль среды обитания и влияния наследственных факторов на стадии становления личности, склонной к проявлению девиантного поведения.

 

Изменение концепции, элементов и форм отклонения

Девиантность: изменение концепции, элементов и форм девиации!

Девиантность напрямую связана с общественным порядком и контролем, т. е. с тем, как он устроен и как защищены его моральные, экономические и политические интересы. Когда общество функционирует упорядоченно, большинство людей, как правило, соблюдают большинство норм.

Но когда некоторые люди не соответствуют установленным способам поведения и нарушают социальные ожидания и социальные правила, а также действуют вопреки установленным нормам общества, которые поддерживают другие, они известны как девиантные личности, а их поведение называется девиантным поведением.Девиантность возникает, когда нарушаются или нарушаются нормы поведения.

Под девиантностью понимаются только те нарушения, которые делают человека неугодным или, по крайней мере, существенно дискредитирующим. Оно возникает, когда отклонение от общепринятых норм связано с действиями, к которым сообщество относится так сильно, что принимает санкции для предотвращения или иного контроля за девиантным поведением.

Таким образом, «девиантное поведение — это поведение, которое люди в обществе обычно считают аберрантным, тревожным, ненадлежащим или аморальным и для которого, вероятно, будут найдены конкретные меры социального контроля» (Smelser, 1962).В самом широком смысле это общий термин, относящийся к действиям, описываемым такими концептуальными выражениями, как «преступление», «алкоголизм», «аморальность», «мошенничество», «сексуальное извращение или насилие», самоубийство, злоупотребление наркотиками и иногда другие темы.

Изменение концепции отклонения :

Понятие девиантности, как и все другие аспекты социальной жизни, не застыло на месте навсегда, но подлежит переопределению и изменению. Было время (средневековье), когда господствовало теологическое определение девиантности, и соответственно девиантность была грехом.

После начала промышленной революции и возникновения национальных государств в 19 веке большинство отклонений определялось как преступление. В 20-м веке, а теперь и в 21-м, когда наука все чаще руководит нашими представлениями о реальности, девиантность все чаще определяется как социальная проблема или как болезнь — физическая и психическая. Медичио добился полномочий определять многих девиантных индивидуумов как «больных», а не как «аморальных» или «преступников» (концепции 18 и 19 веков).

Однако социолог Говард Беккер (1932) не принял изложенную выше концепцию девиантности и девиантов. Он утверждал, что именно общество навешивает ярлыки на девиантов. По его словам, «девиантное поведение — это поведение, которое люди так обозначают». Оно заключается не в действиях или поведении как таковых, а в придаваемом им значении. Люди навешиваются ярлыками девиантов другими и, таким образом, становятся «аутсайдерами».

Беккер говорит: «Социальные группы создают девиантность, создавая правила, навязывание которых составляет девиантность, и применяя эти правила к определенным людям и называя их аутсайдерами.С этой точки зрения девиантность — это не качество поступка, совершаемого человеком, а скорее следствие применения другими правил и санкций к правонарушителю.

Девиантность универсальна и нормальна. Он существует во всех обществах (народно-городских или традиционно-современных), где люди взаимодействуют и живут в группе. Понятие «девиантность» или «девиантность», как мы увидим, на самом деле нелегко определить. Для разных людей это означало разные вещи. Как правило, это определяется как любое «несоответствие общепринятым нормам общества».

Согласно Wickman (1991), «девиантность — это поведение, которое нарушает стандарты поведения или ожидания группы или общества». Опоздание на урок классифицируется как девиантный поступок; то же самое можно сказать и о пышных нарядах для похоронной церемонии. Гидденс (1997) определил его как «несоответствие заданному набору норм, принятых значительным числом людей в сообществе или обществе». Исходя из этих определений, мы все время от времени бываем девиантными. Большинство из нас в некоторых случаях нарушают общепринятые правила поведения.

Никто из нас не является одновременно и нарушителем правил, и конформистом. В этом контексте уместно процитировать слова Джека Дугля (1970): «…Все мы, кроме тех, кто живет в одиночестве в пещерах, неизбежно рискуем быть публично осужденными как девианты». , нормальность и мораль. Все эти термины подразумевают подчинение нормам.

Основные элементы отклонения :

Не существует фиксированного соглашения о содержании девиантности — иногда допускается даже убийство или инцест.

Но есть несколько взаимосвязанных элементов, которые помогают охарактеризовать это явление:

1. Отклонение относительное, а не абсолютное:

В этом смысле большинство людей в той или иной степени девиантны. Когда мы говорим, что девиация относительна, это означает только то, что то, что определяется как девиантное, варьируется, потому что разные культурные группы имеют разные нормы. Таким образом, употребление алкоголя было бы девиантным поступком в ортодоксальной мусульманской общине, но не в раджпутской общине индуистского общества.

Мало того, относительный характер девиантности также исторически варьируется в пределах данной культуры. Действие, считающееся девиантным в один период времени, может считаться недевиантным в другой. Таким образом, девиантность распространяется не только по времени, но и по месту. Поведение, рассматриваемое как девиантное в одном месте, обществе или культуре, может считаться недевиантным в других.

2. Отклонение относится к нарушению нормы:

Существует широкий спектр норм — религиозные нормы, правовые нормы, нормы здоровья, культурные нормы и так далее.Иногда между этими разными нормами возникает конфликт. В таких ситуациях становится очень сложно принять решение о девиантности или девиантном поведении. Следует отметить, что нарушение нормы является несколько более широким понятием, чем девиантное поведение, поскольку оно означает нарушение любого стандарта ожидаемого поведения в определенной социальной среде.

3. Девиантность также рассматривается как «конструкт стигмы»:

Это ярлык, назначаемый определенным классам поведения в определенное время.Эта характеристика также может рассматриваться как очень широкая. Люди могут подружиться с девиантами просто потому, что они рыгают или слишком много болтают. Террористы иногда могут стать политическими мучениками.

Из-за своего относительного характера, широкого диапазона норм и стигматизации девиантность представляет собой изменчивое, неоднозначное и изменчивое понятие. Вот почему Колин Самнер (1994) провозгласил, что концепция девиантности теперь мертва, и следует сосредоточить внимание на том, почему одни формы девиантности подвергаются общественному осуждению, а другие нет.

Формы отклонения :

Девиантность принимает разные формы. Это может варьироваться от политического терроризма до несоблюдения общепринятых привычек в еде. Малолетний правонарушитель, отшельник, аскет, душевнобольной, хиппи, грешник, святой и скряга, упивающийся своим богатством, — все они отклонились от общепринятых социальных норм.

Но девиантными считаются только те формы девиантности, которые не одобряются обществом или культурой.Итак, сфера применения понятий девиант и девиантность очень широка. Совсем недавно социологи начали отстаивать релятивистский взгляд на девиантность. Эта точка зрения предполагает, что девиантное поведение, как и другие виды поведения, также можно интерпретировать в социокультурном контексте, в котором оно происходит.

Этот взгляд избегает проблем абсолютной, моральной, медицинской и статистической моделей отклонения. Согласно этой точке зрения, действие, являющееся девиантным в одном контексте, может не быть девиантным в другом. Поведение, считающееся больным (психически больным) в одном обществе, может считаться здоровым в другом обществе.

Таким образом, девиантность состоит не только из действий или поведения, но и из групповых реакций, определений и значений, придаваемых поведению. Определения девиации варьируются в зависимости от обстоятельств, времени, места, ситуации и даже социального статуса. Социологи почти всегда признают социокультурную относительность в девиантности.

Как указывалось ранее, действие, считающееся девиантным в один период времени, может считаться недевиантным в другой. Поведение или социальная практика, такие как полигиния, рассматриваемые как девиантные в одном обществе или культуре, могут считаться недевиантными в других.Поведение, определяемое как девиантное в одной ситуации (например, ношение мужчиной женской одежды для участия в спектакле или употребление алкоголя в общественном месте), может не быть девиантным в другой, даже в том же периоде времени и в том же месте.

Девиантность также зависит от социального статуса. Статус, связанный с полом, кастой, возрастом и доходом человека, будет влиять на то, какое из его или ее поведения считается девиантным. Чтобы понять девиантность, мы должны сосредоточиться не только на людях или действиях, но и на условиях, в которых возникает девиантность, и на том, как на нее реагируют другие.

Вкратце, существуют две основные формы отклонения: индивидуальное отклонение и групповое отклонение. Девиантность относится не только к индивидуальному поведению; это касается и деятельности группы. Девиантность может быть индивидуальной, при которой человек отклоняется от нормального поведения своей группы, или это может быть групповая девиация, при которой вся группа отклоняется от социальных норм.

Индивид отклоняется от норм своей субкультуры. Таким образом, он/она является индивидуальным девиантом.Однако в сложном обществе может существовать ряд девиантных субкультур, нормы которых осуждаются общепринятой моралью общества.

Теории социального контроля и самоконтроля

Теория социального контроля

Теория социального контроля приобрела известность в 1960-х годах, когда социологи искали различные концепции преступности. Именно в этот период Трэвис Хирши выдвинул свою новаторскую интерпретацию теории контроля, теории, построенной на существующих концепциях социального контроля.Теория социального контроля Хирши утверждает, что связи с семьей, школой и другими аспектами общества уменьшают склонность человека к девиантному поведению. Таким образом, теория социального контроля утверждает, что преступление происходит, когда такие связи ослаблены или не установлены должным образом. Теоретики контроля утверждают, что без таких связей преступление является неизбежным результатом (Lilly et al., 1995). В отличие от других теорий, пытающихся объяснить, почему люди проявляют девиантное поведение, теории контроля используют противоположный подход, задаваясь вопросом, почему люди воздерживаются от правонарушений (Akers and Sellars, 2004).В результате преступность рассматривается как возможность для всех людей в обществе, которую избегают только те, кто стремится поддерживать семейные и социальные связи. По словам Хирши, эти связи основаны на привязанности к тем, кто находится как в семье, так и за ее пределами, включая друзей, учителей и коллег; приверженность деятельности, в которую человек вложил время и энергию, например, образовательные или карьерные цели; вовлечение в деятельность, которая служит как для дальнейшего связывания человека с другими, так и оставляет ограниченное время для вовлечения в девиантную деятельность; и, наконец, вера в более широкие социальные ценности.Считается, что эти четыре аспекта социального контроля взаимодействуют, чтобы изолировать человека от преступной деятельности (Siegel and McCormick, 2006).

Те, кто хочет проверить силу этой теории, поскольку она конкретно относится к молодежи, внимательно изучили связи с семьей, школой, сообществом и религией, чтобы определить степень, в которой такие облигации влияют на правонарушение. Ниже обсуждается подборка литературы по теории социального контроля в отношении преступности и правонарушений среди молодежи.

Родительское приложение

Теория социального контроля находится среди других социологических теорий, которые сосредотачиваются на роли социальных и семейных связей в качестве сдерживающих факторов правонарушений. Предполагается, что для молодых людей ключевой аспект социального контроля находится в семье, особенно через взаимодействие с родителями и чувства по отношению к ним. Из исследований, в которых изучалось влияние социального контроля на преступность, большая часть обнаружила отрицательную связь между родительской привязанностью и преступностью.Таким образом, было обнаружено, что чем сильнее привязанность к родителям, тем ниже вероятность вовлечения в делинквентное поведение. Следует отметить, что из всех исследований, рассмотренных для этого отчета, только одно показало, что привязанность родителей не влияет на преступность (Brannygan et al., 2002).

В своем исследовании влияния подростковой мужской агрессии в раннем подростковом возрасте на более поздние насильственные правонарушения Brendgen et al. (2001) исследовали роль родителей в агрессии несовершеннолетних.В частности, авторы были очень заинтересованы в изучении того, как родительский контроль влияет на агрессию, приводящую к последующим насильственным преступлениям. Выборка из 516 мужчин европеоидной расы из Монреаля была оценена их учителями на предмет агрессивного поведения. Данные самоотчетов были также получены от респондентов примерно через три и четыре года, в возрасте 16 и 17 лет, относительно совершения правонарушений с применением физического насилия. Степень проявленного родительского надзора и заботы также контролировалась на различных этапах в течение этого периода исследования.Брендген и др. (2001) обнаружили, что проактивная агрессия, агрессия, проявляемая без присутствия провокации, является ранним предиктором более позднего делинквентного насильственного правонарушения. Напротив, насилие со стороны партнера-подростка было связано с реактивной агрессией или агрессией, классифицированной как защитное поведение в ответ на предполагаемую агрессию. Авторы также обнаружили, что подростки мужского пола, за которыми меньше наблюдали родители, с большей вероятностью проявляли активную агрессию и насилие в более позднем подростковом возрасте.В заключение авторы предполагают, что раннее вмешательство в форме различных стратегий воспитания действительно может привести к предотвращению более поздних насильственных правонарушений в подростковом возрасте. Результаты этого исследования подтверждают мнение о том, что методы воспитания и родительская поддержка могут повлиять на насильственные правонарушения со стороны молодежи.

Привязанность является центральным компонентом теории социального контроля, особенно в том, что касается родительской привязанности. Исследования обнаружили доказательства того, что привязанность родителей может влиять на участие молодых людей в преступной деятельности.Среди этих исследований было исследование исследование, проведенное Henrich et al. (2005) о влиянии родительских и школьных связей на подростковое насилие. Авторов особенно интересовало, как такие привязанности влияют на насильственные преступления молодых людей с применением оружия. Генрих и др. (2005) получили данные опроса 7033 молодых людей из национальной выборки из 132 американских средних школ, собранные в рамках Национального лонгитюдного исследования здоровья подростков. Авторы обнаружили, что молодые люди, сообщавшие о более сильной связи со своими родителями, реже совершали насильственные преступления с применением оружия (Henrich et al., 2005). Точно так же Herrenkohl et al. (2003) обнаружили, что молодые люди, которые проявляли менее агрессивное поведение, с большей вероятностью сохраняли более сильную привязанность к своим родителям. Чаппл и Хоуп (2003) также обнаружили, что привязанность к родителям снижает вероятность интимного насилия в их выборке из 1139 учащихся. Результаты этих исследований подтверждают концепцию Хирши о роли родительской привязанности в ограждении молодых людей от преступной деятельности.

Кроме того, было обнаружено, что родительский контроль снижает преступность среди выборки из 980 молодых людей из Арканзаса.В исследовании Чаппла (2003) 1997 года изучалась связь между агрессивными родителями, родительскими связями и интимными насильственными преступлениями. Результаты исследования показывают, что молодые люди, наблюдавшие насилие между родителями, имели более низкий уровень родительской привязанности и с большей вероятностью совершали насильственные преступления против интимного партнера. Кроме того, более низкие уровни родительского контроля также были связаны с насилием со стороны партнера-подростка. Чаппл (2003) заключает, что результаты согласуются с утверждением теории контроля о том, что привязанность и привязанность родителей снижают вероятность правонарушений.

Напротив, исследования опровергли представление о том, что родительский контроль может влиять на агрессию молодежи. В своем исследовании влияния структуры семьи и воспитания на проступки и агрессию в детстве Brannigan et al. (2002) обнаружили, что положительный родительский контакт и родительская поддержка не влияют на проступки в детстве. Аналогичные результаты были получены в отношении предикторов агрессии, при этом постоянство воспитания не оказалось значимым предиктором агрессии. Такие результаты опровергают представление о том, что родительская поддержка обязательно влияет на агрессию молодежи.

Школьное приложение

В сочетании с родительской привязанностью подростковая привязанность к школе рассматривается в теории социального контроля Хирши как фундаментальное средство установления социального контроля. Значительное количество исследований, относящихся к теории социального контроля, включает измерения роли школьной привязанности и школьной поддержки в жизни молодых людей. Канадское исследование 1311 молодых людей со всей страны обнаружило доказательства, демонстрирующие влияние привязанности к школе на правонарушения.Sprott (2004) исследовал влияние школьной поддержки. в детстве на более поздние подростковые насильственные и ненасильственные правонарушения. Данные были собраны у участников исследования в трех отдельных случаях: в 1994/1995 годах, когда участникам было примерно 10 и 11 лет; в возрасте 12 и 13 лет в 1996/1997 годах; а затем снова в возрасте 14 и 15 лет в 1998/1999 годах. В целом, Спротт (2004) обнаружил, что молодые люди, которые вели себя агрессивно, часто приходили из классов, которые не оказывали учащимся мало эмоциональной поддержки.Учащиеся, которые находились в классах, характеризующихся более сильными поддерживающими и социальными взаимодействиями в возрасте 10 и 11 лет, менее склонны к агрессивному поведению в возрасте 12 и 13 лет. период сбора данных, скорее всего, был жестоким во время второго периода сбора данных. Sprott (2004) размышляет о том, играет ли поддержка школы значительную роль в сдерживании будущих насильственных правонарушений в результате неадекватной связи в других аспектах жизни ребенка.Таким образом, молодые люди могут воздерживаться от агрессивного поведения, чтобы обеспечить постоянную поддержку, которую они получают от школы. Спротт и др. (2005) нашли дополнительные доказательства, подтверждающие эти выводы, в своем исследовании 1956 канадских молодых людей. Авторы обнаружили, что сильная привязанность к школе была связана с менее насильственными правонарушениями. В результате они приходят к выводу, что важное влияние школьной привязанности на жизнь молодых людей не следует преуменьшать.

Аналогичным образом Brookmeyer et al. обнаружили влияние привязанности к школе на насильственные правонарушения.(2006) в проведенном в США исследовании характеристик насильственного поведения. Данные о 6 397 подростках из национальной выборки из 125 американских школ были собраны в рамках Национального лонгитюдного исследования здоровья подростков. Данные, которые включали как самостоятельные опросы молодежи, так и интервью с родителями, собирались дважды, в 1995 г. и еще раз в 1996 г. Brookmeyer et al. (2006) обнаружили, что те молодые люди, которые совершали все более насильственные правонарушения во втором опросе, чаще, чем другие молодые люди, выражали чувство меньшей связи со своей школой.Кроме того, была обнаружена положительная связь между ощущением связи с родителями и чувством связи со школой. Полученные данные подчеркивают потенциальную роль, которую родители и школа могут сыграть в предотвращении насильственных правонарушений среди молодежи. Аналогичные выводы были сделаны Resnick et al. (2004) и Banyard and Quartey (2006) в своих исследованиях факторов риска насильственных правонарушений среди подростков. Эти авторы также обнаружили, что привязанность к школе, помимо других факторов социального контроля, защищает молодых людей от агрессивного поведения.

Кроме того, Herrenkohl et al. подчеркивали значение привязанности к школе и правонарушений подростков. (2003) в своем исследовании воздействия как защитных факторов, так и факторов риска на подростковое насилие. Продольные данные были получены из Сиэтлского проекта социального развития, в ходе которого были собраны заполненные учителями оценки выборки (N = 808) в различные промежутки времени в детстве. Когда молодежь оценивалась в возрасте 18 лет, авторы обнаружили, что те, кто был оценен как проявляющий менее агрессивное поведение в детстве, с большей вероятностью имели более прочные связи с родителями. с большей вероятностью будут религиозными и с большей вероятностью привяжут школу в середине подросткового возраста.Авторы обнаружили, что подростки, которые были оценены учителями как агрессивные в детстве (и, следовательно, в отношении которых было предсказано насилие), с меньшей вероятностью действительно будут проявлять насилие в возрасте 18 лет, если они столкнулись с взаимодействием различных социальных защитных факторов, таких как семья. вовлеченность, религиозность и общение со сверстниками. Авторы приходят к выводу, что, как показали предыдущие исследования, привязанность подростков к школе, по-видимому, выполняет защитную функцию от более позднего подросткового насилия.

Роль сообщества

Роль сообщества и района как агентов социального контроля также оценивалась в литературе по социальному контролю. В своем исследовании жестокого обращения с партнером в подростковом возрасте в Новой Англии Banyard and Quartey (2006) опросили 980 молодых людей в классах с седьмого по двенадцатый по различным аспектам рискованного поведения. В частности, были собраны данные самоотчетов о жестоком обращении с партнером-подростком, виктимизации, семейном происхождении, а также о мониторинге и поддержке со стороны соседей.Авторы обнаружили, что молодые люди, которые признались в физическом и/или сексуальном насилии со стороны партнера, хуже воспринимали мониторинг соседей, чем молодые люди, которые не сообщали о таком насилии со стороны партнера. Было также обнаружено, что снижение чувства социальной ответственности связано с преступностью среди участников исследования. Роль сообществ в формировании ценностей и нормативных представлений о насилии изучалась другими исследователями, в том числе Бернбургом и Торлиндссоном (2005). Используя данные национального опроса 2941 исландского подростка, Бербург и Торлиндссон (2005) стремились оценить влияние внутренних и внешних ценностей и воспринимаемых норм на агрессивное поведение.Авторы обнаружили значимую связь между нейтрализацией агрессии в рамках норм сообщества и агрессивным поведением как у мужчин, так и у женщин. Кроме того, среди респондентов-мужчин нормы поведения в обществе оказались более сильным предиктором агрессии, чем влияние норм поведения и сверстников. Выводы, подобные этим, подтверждают мнение о том, что общественные группы, придерживающиеся насильственных норм, вероятно, повлияют на агрессивный характер отдельных членов.

Религиозность

Хотя влияние религиозности на преступность изучено не так широко, как другие аспекты социального контроля, оно оценивалось теми, кто стремился понять этот аспект социального контроля.Джонсон и др. (2001) исследуют дебаты о влиянии религиозности на молодежь. правонарушений, задаваясь вопросом, являются ли более религиозные молодые люди менее правонарушителями. Далее авторы стремились определить, если это было так, почему религиозные подростки не проявляли девиантного поведения в той же степени, что и их нерелигиозные сверстники. Данные были получены из Национального исследования молодежи, национального лонгитюдного исследования американской молодежи. Джонсон и др. (2001) исследовали факторы, связанные с теорией социального контроля, связанные с привязанностью, включая привязанность к родителям, привязанность к школе и религиозные убеждения.Религиозность основывалась на степени, в которой люди придерживались верований определенной религии и были посвящены регулярному посещению служб этой церкви. Авторы установили, что религиозность оказывала негативное влияние на преступность, которая включала в себя определенную меру насилия. Они утверждают, что религия снижает преступность из-за влияния религии на формирование убеждений. Кроме того, предполагается, что религиозная молодежь может быть менее склонна к общению со сверстниками-правонарушителями. Исследования, проведенные Benda and Turney (2002), Herrenkohl et al.(2003) и Резник и соавт. (2004) также поддерживает идею о том, что религиозность снижает вероятность правонарушений среди молодежи. Однако следует отметить, что такие выводы не являются полностью окончательными, поскольку другие исследования показали обратное. Макдональд и др. (2005) в исследовании, проведенном в США о влиянии удовлетворенности жизнью и рискованного поведения на различные формы насилия в молодежной среде, не нашли поддержки идеи о том, что религиозное участие снижает вероятность агрессивного поведения. Первоначально авторы выдвинули гипотезу о том, что молодые люди, которые оказались более религиозными, с меньшей вероятностью, по сравнению с молодыми людьми, не имеющими сильной религиозной принадлежности, будут участвовать в правонарушениях.Хотя это воспринималось как изолирующий фактор, это не так. Влияние религии на правонарушения было дополнительно подвергнуто сомнению Бендой и Корвином (2002), которые обнаружили, что повышенная религиозность является сильным предиктором насилия среди подростков. В лучшем случае существующая литература по этому аспекту социального контроля демонстрирует неоднозначные выводы о роли религии как механизма социального контроля над правонарушениями.

Критика

Несмотря на исследования, подтверждающие принципы теории социального контроля, некоторые ученые ставят под сомнение силу этой теории.Как отмечает Гиббонс (1994), некоторые задаются вопросом, можно ли использовать понятия самоконтроля, предложенные Хирши, для объяснения более серьезного противоправного поведения. Критики теории утверждают, что эта теория может лучше объяснить мелкие правонарушения, но не обязательно адекватно объясняет более серьезные преступления (Gibbons, 1994).

Последствия политики

Исследования, изучающие влияние различных аспектов теории социального контроля, могут пролить некоторый свет на потенциальные области развития политики.Как уже говорилось, теория социального контроля утверждает, что роль родителя имеет первостепенное значение для связи молодых людей с семьей. Эта связь считается основополагающей для уменьшения склонности ребенка к правонарушению. Поскольку исследования в этой области в значительной степени выявили тесную связь между родительской привязанностью и более низким уровнем правонарушений, оказание поддержки родителям в форме обучения навыкам воспитания может стать эффективным шагом на пути к борьбе с преступностью среди молодежи путем установления прочных связей между родителями и детьми.Помимо семьи, школы играют заметную роль в социализации молодых людей, а также могут играть ключевую роль в качестве изолирующего фактора от преступности. Школа может оказать поддержку молодым людям, которую они не могут получить в другом месте. В свете этого Sprott et al. (2005) сообщили, что, поскольку было установлено, что школьные облигации играют столь важную роль в снижении числа насильственных правонарушений, школам кажется несовместимым проводить политику «нулевой терпимости», которая служит только дальнейшему исключению и изоляции молодых людей, совершивших насильственные действия. и разорвать их связи со школой.В качестве альтернативы, молодые люди, считающиеся находящимися в группе риска или правонарушителями, должны получать большую, а не меньшую поддержку со стороны школы. Авторы предлагают отдавать предпочтение политике, способствующей школьной сплоченности и связывающей молодых людей со своими школами.

Теория самоконтроля

Общая теория преступности, также известная как теория самоконтроля, возникла в результате эволюции теории социального контроля. Точно так же, как Хирши опирался на предыдущие теории контроля, представив теорию социального контроля, Готтфредсон и Хирши развили свою концепцию причин преступности и обобщили ее в рамках новой теории: общей теории преступности.В то время как теория контроля подчеркивает важность социальных связей как изолирующего фактора от преступной деятельности, общая теория преступности утверждает, что низкий самоконтроль является ключевым фактором, лежащим в основе преступности. Эту более новую теорию контроля часто называют теорией самоконтроля из-за того, что она сосредоточена на этом аспекте. Готфредсон и Хирши объединили аспекты других теорий, чтобы сформировать общую теорию преступности, заимствуя понятия из теории рутинной деятельности, теории рационального выбора и других психологических и биологических социальных теорий преступности.Эти две теории различаются тем, что считается фундаментальной склонностью к преступлению; однако обе теории сосредоточены на аспектах, развившихся в детстве благодаря эффективному воспитанию (Siegel and McCormick, 2006). Хотя общая теория преступности сосредоточена на внутреннем контроле, а не на социальном контроле, она имеет много общего с предыдущей теорией благодаря акценту на роли родителей в привитии самоконтроля в детстве. Подобно другим теориям контроля, общая теория преступности придает большое значение этому процессу раннего развития, поскольку он закладывает основу для последующей жизни.

Готтфредсон и Хирши сместили акцент с акцента на роли социального контроля как защиты людей от участия в преступной деятельности в пользу концепции, согласно которой самоконтроль или его отсутствие можно использовать для объяснения преступного поведения. Готфредсон и Хисрчи считают, что преступление происходит в результате следующего процесса: «(1) импульсивная личность, (2) отсутствие самоконтроля, (3) увядание социальных связей, (4) возможность совершить преступление и преступности к (5) девиантному поведению» (Siegel and McCormick, 2006: 286).Согласно общей теории преступности преступление рассматривается как средство получения немедленного удовлетворения, а способность отсрочивать такие сиюминутные желания связана с самоконтролем. Таким образом, считается, что лицам, склонным к преступной деятельности, не хватает самоконтроля. Это отсутствие самоконтроля восходит к детству, когда, как предполагают теоретики, появляются начальные признаки девиантного поведения. Для людей с ограниченным самоконтролем участие в девиантном поведении продолжается только на протяжении всей жизни (Lilly et al., 1995). Таким образом, хотя считается, что самоконтроль приобретается в раннем детстве и не обязательно меняется со временем, теория действительно предполагает, что уровень правонарушений снижается с возрастом даже для тех, у кого более низкий уровень самоконтроля. Согласно этой теоретической точке зрения, «люди не меняются, меняются возможности» (Siegel and McCormick, 2006: 286).

Поскольку общая теория преступности сосредоточена исключительно на роли, которую самоконтроль играет в преступности, исследования также сосредоточены на взаимосвязи между самоконтролем и склонностью к преступному поведению.Другие факторы, которые, как считается, связаны с самоконтролем, также оценивались в рамках существующих исследований, включая показатели рискованного поведения. Ниже приводится обзор некоторых существующих исследований, в которых была проверена эта теория.

Исследования общей теории преступности в основном сосредоточены на влиянии низкого самоконтроля на правонарушения. Исследование Бэрона (2003) уличной молодежи, живущей в центре Ванкувера, было сосредоточено именно на этом аспекте. Автор провел 400 интервью с уличной молодежью о различных видах правонарушений, включая преступления против собственности, употребление наркотиков и насильственные преступления.Барон (2003) обнаружил взаимосвязь между низким самоконтролем и агрессивным поведением, при этом низкий самоконтроль является наиболее сильным предиктором насильственных правонарушений. Несмотря на эти выводы, автор отмечает, что они не обязательно подтверждают утверждение о том, что низкий самоконтроль является сильным предиктором любого преступного поведения, вместо этого предполагая, что эту теорию можно использовать для объяснения определенных типов правонарушений. К аналогичным выводам пришли Piquero et al. (2005). Авторы исследовали взаимосвязь между низким уровнем самоконтроля и насильственными преступлениями и виктимизацией убийств.Они обнаружили связь между низким самоконтролем и насильственными преступлениями, а также виктимизацией убийств. Однако оказалось, что самоконтроль не является единственной определяющей переменной. Раса, возраст на момент первого правонарушения и криминальное прошлое также сыграли роль. В виде в результате они утверждают, что, хотя самоконтроль действительно является фактором, способствующим насильственным преступлениям, общая теория преступности не принимает во внимание другие социальные и культурные факторы, которые также могут объяснить склонность к насильственным преступлениям.Исследование, проведенное Unnever et al. (2006) также поддерживает эти утверждения.

В другом исследовании была предпринята попытка оценить силу общего применения самоконтроля к различным категориям правонарушений. В своем исследовании 1997 года Чаппл и Хоуп (2003) изучали групповое и интимное насилие в связи с самоконтролем. Данные самоотчетов были собраны у 1139 учащихся 9–11 классов из двух школьных округов одного города на юге США. Авторы специально сосредоточились на показателях родительской привязанности, самоконтроля и возможности совершения правонарушений.Чаппл и Хоуп (2003) обнаружили, что низкий уровень самоконтроля был связан с групповым насилием. Они также обнаружили, что молодые люди, которые, как сообщается, были вовлечены в деятельность банд, в четыре раза чаще также были причастны к преступлениям, связанным с насилием на свиданиях. Авторы настоящего исследования приходят к выводу, что такие результаты свидетельствуют об общих чертах между этими двумя разными группами правонарушителей. Они также утверждают, что влияние самоконтроля на два обсуждаемых типа правонарушений подтверждает пользу общей теории преступления.

Дополнительное исследование изучало самоконтроль за счет участия в определенном рискованном поведении. В своем исследовании влияния удовлетворенности жизнью и рискованного поведения на различные формы молодежного насилия MacDonald et al. (2005) изучили данные опроса, полученные от 5 545 старшеклассников из Южной Каролины. Законное поведение, такое как курение, употребление алкоголя и наркотиков, а также сексуальное поведение, считающееся рискованным, было включено в категорию рискованного поведения. Авторы нашли поддержку теории самоконтроля в том, что респонденты, участвовавшие в рискованном поведении, с большей вероятностью были вовлечены в агрессивное поведение.

Критика

В совокупности большая часть исследований, посвященных самоконтролю и правонарушениям, выявила значительную взаимосвязь между правонарушением и более низким уровнем самоконтроля. Однако следует отметить, что не все эти авторы интерпретировали эти результаты как свидетельство силы теории в предсказании всех преступлений с помощью общей теории правонарушений. Общий характер теории Готфредсона и Хирши оказался одновременно новым и противоречивым.Утверждается, что эта теория применима к различным преступным деяниям, поскольку предполагается, что низкий самоконтроль способствует совершению правонарушений, начиная от кражи со взломом и заканчивая убийством (Siegel and McCormick, 2006). Как обсуждалось выше, некоторые ставят под сомнение, в какой степени эта концепция преступления, основанная исключительно на уровне самоконтроля, может быть использована для объяснения всех правонарушений. Далее, критики общей теории преступности сочли опору на самоконтроль как основное объяснение преступности проблематичным.«Сомнительно, что криминальное и аналогичное (или девиантное) поведение будет сильно коррелировать между всеми правонарушителями, включая, например, служащих преступников, которые продемонстрировали отсроченное удовлетворение при получении высокостатусных профессиональных должностей» (Lilly et al., 1995). : 104). Хотя многие согласны с тем, что эта теория может быть верна для некоторых типов правонарушений, некоторым неясно, как эта теория объясняет другие типы девиантного поведения.

Другие ученые критиковали круговой аргумент общей теории преступности относительно взаимосвязи между низким самоконтролем и преступностью (Siegel and McCormick, 2006).Центральный аргумент Готтфредсона и Хирши состоит в том, что преступление совершается теми, у кого отсутствует адекватный самоконтроль. С точки зрения исследования, некоторые задаются вопросом, как эту концепцию низкого самоконтроля можно проверить эмпирически, отделив самоконтроль от склонности к преступлению. Как предполагают Акерс и Селлерс (2004), общая теория преступности, по-видимому, предполагает, что «склонность к преступлению и низкий самоконтроль представляются одним и тем же» (Акерс и Селларс, 2004: 125). Таким образом, теория предполагает, что низкий самоконтроль и преступность всегда связаны.Однако критики теории не столь уверены в прочности причинно-следственной связи между самообладанием и преступностью. Siegel и McCormick (2006) предполагают, что, хотя самоконтроль действительно может способствовать преступности, он может быть не единственным фактором. Они предполагают, что на преступность могут влиять и другие факторы, связанные или не связанные с самоконтролем (Siegel and McCormick, 2006).

Наконец, сделанное в рамках общей теории преступности утверждение о том, что низкий самоконтроль стабилен на протяжении всей жизни, предполагает, что склонности людей к преступлению также остаются стабильными.Это мнение вызывает большие споры у тех, кто не согласен с идеей о том, что по сути ничего нельзя сделать, чтобы изменить жизненные траектории тех, кому не хватает самоконтроля (Siegel and McCormick, 2006). Вытекающие из этого политические последствия такого утверждения также вызывают споры.

Последствия политики

Из-за того, что большое внимание уделяется роли самоконтроля или его отсутствия в возникновении преступного поведения, особое внимание уделяется социальным программам, направленным на вмешательство в жизнь молодых людей на ранней стадии развития.К ним относятся инициативы, направленные на повышение родительских навыков, чтобы помочь родителям привить маленьким детям самоконтроль. Такая политика подпитывалась представлением о том, что, кроме раннего вмешательства, мало что можно сделать для дальнейшего обуздания преступности (Gottfredson and Hirschi, 1990). Таким образом, эти типы социальной политики можно рассматривать как служащие функции предупреждения преступности, а не как реакционное средство борьбы с преступностью в обществе. Программы, направленные на воздействующие методы воспитания будут выбраны вместо тех, которые направлены на реабилитацию правонарушителя, которые рассматриваются как бесполезный подход к борьбе с преступностью (Akers and Sellars, 2004).В результате такого утверждения политика, вытекающая из общей теории преступности, вызвала споры. Поскольку теория утверждает, что реабилитация не является эффективным механизмом борьбы с преступностью, эта теория использовалась в Соединенных Штатах для поддержки реализации политики, направленной на длительное лишение свободы преступников. Этот все более карательный подход к преступлению ставится под сомнение теми, кто не согласен с тем, что преступники не могут измениться и, следовательно, должны быть лишены дееспособности, чтобы избежать преступности в будущем.Наконец, Готтфредсон и Хирши (1990) предполагают, что «эффективная политика должна иметь дело с привлекательностью преступных действий для потенциальных правонарушителей» (Готфредсон и Хирши, 1990: 274). В то время как второстепенный аспект общей теории преступности и потенциальное поле для разработки политики, в действительности, как такая политика будет выглядеть на практике, неясно. Поэтому неудивительно, что как авторы, так и сторонники продолжают подчеркивать важность раннего вмешательства в жизнь молодых людей для сведения к минимуму вероятности будущей преступности.

Ссылки

Акерс, Р. Л. и К. С. Селлерс. (2004). Криминологические теории: введение, оценка и применение (4-е изд. -го -го). Лос-Анджелес: Издательство Роксбери.

Баньярд, Г. и К.А. Кварти. (2006). Семейные связи молодежи, риск насилия и успеваемость в школе: экологические корреляты самосообщения о правонарушении. Journal of Interpersonal Violence, 21(10) , 1314−1332.

Барон, Ю. В. (2003). Самоконтроль, социальные последствия и преступное поведение: уличная молодежь и общая теория преступности. Journal of Research in Crime and Delinquency, 40(4) , 403.

Бенда, Б.Б. и Р.Ф. Корвин. (2002). Влияние жестокого обращения в детстве и подростковом возрасте на насилие среди подростков. Молодежь и общество, 33(3) , 339−365.

Бенда, Б.Б. и Х.М. Терни. (2002). Молодежное насилие: проблемы и перспективы. Журнал социальной работы с детьми и подростками, 19(1) , 5–34.

Бернбург, Дж.Г. и Т. Торлиндссон. (2005). Насилие, нормы поведения и молодежная агрессия: многоуровневое исследование в Исландии. Ежеквартальный социологический журнал, 46(3) , 457−478.

Бранниган А., В. Геммелл, Д. Певалин и Т. Уэйд. (2002). Самоконтроль и социальный контроль в детских проступках и агрессии: роль семейной структуры, гиперактивности и враждебного воспитания. Канадский журнал криминологии, 44(2) , 119−142.

Брендген М., Ф. Витаро и Ф. Лавуа. (2001). Реактивная и активная агрессия: прогнозы физического насилия в различных контекстах и ​​смягчение последствий родительского контроля и заботливого поведения. Журнал аномальной детской психологии, 29(4) , 293.

Брукмейер, К.А., К.А. Фанти и К.С. Генрих. (2006). Школы, родители и насилие среди молодежи: многоуровневый экологический анализ. Журнал клинической детской и подростковой психологии, 35 (4) , 504–514.

Чаппл, К.Л. (2003). Изучение межпоколенческого насилия: насильственное моделирование ролей или слабый родительский контроль? Насилие и жертвы, 18(2) , 143−162.

Чаппл, К.Л. и т.Я надеюсь. (2003). Анализ самоконтроля и криминальной универсальности преступников, совершивших насилие в бандах и на свиданиях. Насилие и жертвы, 18(6) , 671-690.

Гиббонс, округ Колумбия (1994). Разговоры о преступности и преступниках: проблемы и вопросы теоретического развития криминологии . Englewood Cliffs: Prentice-Hall Inc.

Готтфредсон, М. Р. и Т. Хирши. (1990). Общая теория преступлений . Стэнфорд: Издательство Стэнфордского университета.

Генрих, К.С., К.А. Брукмейер и Г. Шахар. (2005). Насилие с применением оружия в подростковом возрасте: связь между родителями и школой как защитные факторы. Журнал здоровья подростков, 37(4) , 306−312.

Херренколь, Т.И., К.Г. Хилл, И. Чанг, Дж. Го, Р. Эботт и Дж. Д. Хокинс. (2003). Защитные факторы против серьезного насильственного поведения в подростковом возрасте: проспективное исследование агрессивных детей. Социальная работа, 27(3) , 179−191.

Джонсон, Б.Р., С.Дж. Джанг, Д.Б. Ларсон и С.Гастроном. (2001). Имеет ли значение религиозная приверженность подростков? Пересмотр влияния религиозности на преступность. Журнал исследований преступности и правонарушений, 38(1) , 22−44.

Лилли, младший, Ф.Т. Каллен и Р.А. Мяч. (1995). Криминологическая теория: контекст и последствия (2 -е изд. ). Тысяча дубов, Калифорния: Sage Publications.

Макдональд, Дж., А.Р. Пикеро, Р.Ф. Валуа и К.Г. Зуллиг. (2005). Взаимосвязь между удовлетворенностью жизнью, рискованным поведением и насилием среди молодежи. Journal of Interpersonal Violence 20(11) , 1495−1518.

Пикеро, А.Р., Дж. Макдональд, А. Добрин, Л.Е. Дейгл и Ф.Т. Каллен. (2005). Самоконтроль, насильственные преступления и виктимизация убийства: оценка общей теории преступления. Журнал количественной криминологии, 21 (1) , 55–70.

Резник, доктор медицинских наук, М. Айрленд и И. Боровски. (2004). Насилие среди молодежи: что защищает? Что предсказывает? Результаты Национального лонгитюдного исследования здоровья подростков. Журнал здоровья подростков, 35(5) , 1−10.

Сигел, Л.Дж. и К. Маккормик. (2006). Криминология в Канаде: теории, модели и типологии (3-е -е изд. ). Торонто: Томпсон.

Спротт, Дж. Б. (2004). Развитие ранней преступности: может ли климат в классе и школе изменить ситуацию? Канадский журнал криминологии и уголовного правосудия, 46(5) , 553−572.

Спротт, Дж.Б., Дж.М. Дженкинс и А.Н. Дуб. (2005).Важность школы: защита молодежи из групп риска от ранних правонарушений. Насилие среди несовершеннолетних и ювенальная юстиция, 3(1) , 59−77.

Унневер, Д.Д., Ф.Т. Каллен и Р. Агнью. (2006). Почему «плохое» воспитание детей криминогенно?: выводы из конкурирующих теорий. Насилие среди несовершеннолетних и ювенальная юстиция, 4(1) , 3−33.

11 Этот раздел был подготовлен при содействии Наташи Мадон, кандидата наук, в Центре криминологии Университета Торонто.

5.11. Теории контроля — SOU-CCJ230 Введение в американскую систему уголовного правосудия

Брайан Федорек

Ранее обсуждавшиеся теории спрашивали, почему люди совершают преступления. Используемые методы пытались выявить движущие силы поведения преступника. Например, биологические и психологические теории стремились выявить черты, определяющие преступность. Теории деформации предполагали, что люди хорошие, но случаются и плохие вещи, из-за чего многих подталкивают к преступному поведению.Теории обучения продемонстрировали важность изучения отношения преступников к совершению преступлений. Эти установки, особенно когда они подкреплены, будут преобладать в социальных ситуациях. Теории управления различаются по своему подходу. Вместо того, чтобы предполагать, что у преступников есть «что-то» или что-то испытанное, что движет их преступным поведением, теории контроля задаются вопросом, почему еще человек не совершают противоправных действий. Теории контроля предполагают, что люди по своей природе эгоистичны и, если их предоставить самим себе, будут совершать незаконные и аморальные поступки.Теории контроля пытаются определить, какие типы «контроля» могут быть у человека, которые мешают ему стать «неуправляемым».

Теоретики раннего контроля утверждали, что существует несколько механизмов контроля над людьми. Личный контроль осуществляется посредством размышлений и следования просоциально-нормативному поведению. Социальный контроль берет свое начало в социальных институтах, таких как семья, школа и религиозные обычаи. Тоби (1957) ввел фразу «ставки в конформизме», которая означает, сколько человек должен потерять, если он или она будет заниматься преступным поведением.Чем больше у человека ставок конформизма, тем меньше вероятность того, что он захочет совершить преступление. Например, женатый учитель с детьми многое потеряет, если решит заняться продажей наркотиков. Если его поймают, он может потерять работу, развестись и, возможно, лишиться опеки над своими детьми. Однако несовершеннолетние, как правило, не имеют детей и не состоят в браке. У них может быть работа, но не карьера. Поскольку у них меньше интересов в конформизме, они с гораздо большей вероятностью совершат преступление по сравнению с учителем.

Трэвис Хирши больше всего связан с теориями контроля. В 1969 году он утверждал, что все люди имеют склонность к совершению преступлений, но те, у кого есть прочные связи и привязанность к социальным группам, таким как семья и школа, с меньшей вероятностью совершат преступление. Хирши, часто известный как теория социальных связей или теория социального контроля, представил четыре элемента социальных связей: привязанность, приверженность, участие и убеждение. Привязанность относится к привязанности, которую мы испытываем к другим. Если у нас крепкие связи, мы, скорее всего, будем заботиться об их мнении, ожиданиях и поддержке.Привязанность включает в себя эмоциональную связь с другими, особенно с родителями, которые обеспечивают косвенный контроль.

Воспитание может быть непростой задачей. Предполагалось, что Фаре научит детей правильно себя вести. В идеале родители во многом контролируют своих детей.

  • Каким образом родители имеют «непосредственный» контроль над своими детьми?
  • Каким образом родители имеют «косвенный» контроль над своими детьми?

Обязательство относится к рациональному компоненту социальной связи.Если мы стремимся к соответствию, наши действия и решения будут отражать нашу приверженность. Люди вкладывают время, энергию и деньги в ожидаемое поведение, такое как учеба, спорт, развитие карьеры или игра на музыкальном инструменте. Это примеры «ставки на соответствие» Тоби. Если люди начнут совершать преступление, они рискуют потерять эти вложения. Вовлеченность и приверженность взаимосвязаны. Поскольку наше время и энергия ограничены, Хирши считал, что у людей, занимающихся социально приемлемой деятельностью, будет мало времени для совершения преступления.К этому компоненту подходит наблюдательная фраза «праздные руки — поклонение дьяволу». Вера была последним компонентом социальной связи. Хирши заявил, что некоторые несовершеннолетние менее склонны подчиняться закону. Хотя некоторые теоретики контроля полагали, что несовершеннолетние связаны с общепринятым моральным порядком и «дрейфуют» от правонарушений, нейтрализуя контроль (Matza, 1964), Хирши с этим не согласен. Он считал, что люди различаются по своим представлениям о правилах общества. Существенным элементом связи является привязанность.В конце концов, Хирши перешел от своей теории социальных связей к общей теории преступности.

Хирши считал, что крепкие социальные связи снижают вероятность совершения преступления людьми. Компоненты социальной связи включают привязанность, приверженность, участие и веру. Пожалуйста, опишите каждый из компонентов социальной связи и объясните, как каждый из них применим к вашему образовательному путешествию. Как вы можете быть привязаны, привержены, вовлечены и верить в высшее образование?

Готтфредсон и Хирши (1990) утверждали, что их теория может объяснить все преступления всех людей.Они утверждали, что отсутствие самоконтроля было основной причиной преступного поведения. Они утверждают, что для совершения большинства обычных преступлений требуется немного навыков, и они приносят немедленную отдачу. Нет никакого долгосрочного планирования или цели; преступления совершаются ради непосредственного удовольствия. Более того, утверждают они, люди, совершающие эти обычные преступления, склонны быть импульсивными, нечувствительными к страданиям других, недальновидными и склонными к авантюрам. Если это правда, то эти черты (низкий самоконтроль) были установлены до того, как человек начал совершать преступления, и будут продолжать проявляться на протяжении всей жизни человека.Коренной причиной низкого самоконтроля является неэффективное воспитание. Если родители не привязаны к своему ребенку, не контролируют его, не признают девиантного поведения ребенка или не наказывают своего ребенка, у ребенка разовьется низкий уровень самоконтроля. Готтфредсон и Хирши утверждают, что самоконтроль или его отсутствие устанавливается к восьми годам.

Теории контроля сильно отличаются от других криминологических теорий. Они предполагают, что люди эгоистичны и совершат преступления, если их предоставить самим себе.Однако социализация и эффективное воспитание детей могут установить прямой, косвенный, личный и социальный контроль над людьми. Это все виды неформального контроля.

Components Of ABCs Deviance — Пример бесплатного эссе

Обратите внимание! Это эссе было отправлено студентом.

Определение отклонения

У термина «девиантность» есть несколько определений, но все социальное девиантное поведение объединяет то, что они замечают разницу в другом, и эта разница делает их аутсайдерами.Однако не все девиантные ярлыки являются преступными или преднамеренными, например психическими заболеваниями. Девиантность создается обществом и встречается во всех обществах, но не во всех обществах действуют одни и те же нормы. Поэтому то, что приемлемо в одном обществе, может быть названо девиантным в другом. В некоторых культурах татуировки считаются девиантным явлением, в то время как в других, таких как местные племенные культуры, они приемлемы и даже необходимы.

Три точки зрения на определение девиации — это абсолютистская точка зрения, релятивистская точка зрения и точка зрения социальной власти.Абсолютистская точка зрения считает, что существует широко распространенный консенсус в отношении того, что является девиантным, а что нет. Абсолютистские взгляды на девиантность вечны и глобальны: если что-то было признано морально неправильным в одном месте, то это должно быть оценено как неправильное везде.

Сочинение нужно? Мы напишем это для вас!

Любой предмет

Мин. Доставка за 3 часа

Платите, если удовлетворены

Получите свою цену

Релятивистская точка зрения утверждает, что отклонение находится в глазах смотрящего, а не в самом действии, поэтому отклонение может варьироваться в зависимости от времени и места.Определения девиантности — это социальные продукты, которые могут возникнуть при определенных ситуационных обстоятельствах. Релятивисты верят в преимущества девиантности и в существование четырех положительных функций. Во-первых, люди объединяются, реагируя на отклонения других. Во-вторых, социальные границы можно укрепить, выявляя и наказывая отклонения. В-третьих, девиантность удерживает общество от стагнации. Четвертая положительная функция заключается в том, что все профессии, связанные с отклонениями, такие как система уголовного правосудия, оказались бы под угрозой, если бы в обществе не было ярлыков отклонения.

С точки зрения социальной власти преступность и отклонения формируются не просто какой-либо группой лиц, а влиятельной группой лиц. Здесь считается, что законы отражают интересы и заботы господствующих классов в обществе и что общество характеризуется конфликтом между группами с конфликтующими интересами. Это приводит к тому, что девиантность представляет собой неравную власть в обществе.

Объясните азбуку девиантности

Отношения, поведение и условия — это азбука девиантности.Сначала человек должен быть помечен как девиантный из-за его альтернативных взглядов или убеждений. Отношение к религиозным убеждениям различно и различается у разных людей, но отсутствие религиозной принадлежности вообще является растущей формой отклонения. Крайние политические взгляды также могут быть обозначены как девиантные, такие как республиканцы, демократы или даже террористы.

Поведение может выявить отклонение, демонстрируя внешние действия, которые не соответствуют норме. Девиантное поведение может быть преднамеренным, когда человек выбирает одежду или употребляет наркотики.Однако девиантное поведение также может быть непреднамеренным, например, различия в сексуальном поведении. В любом случае, человеку присваивается ярлык девиантного из-за того, что он сделал что-то, что привело к тому, что категория поведения приобрела девиантный статус.

Приписанный девиантный статус дается на основании состояния, приобретенного с рождения. Социально-экономический статус, раса, физическая или умственная неполноценность являются примерами таких состояний. Условный девиантный статус также может быть достигнут в результате несчастного случая, например, в результате обезображивания или даже в результате татуировок и пирсинга.

Создатели правил

Создатели правил — это тип морального предпринимателя, в том числе люди с профессиями политиков, общественных деятелей, школьных администраторов, учителей, родителей и руководителей коммерческих организаций. Отдельные лица или группы могут создавать правила, но чаще всего люди объединяются и используют коллективные ресурсы для изменения социальных определений и создания того, что является нормой, а также для создания правил. Создатели правил определяют поведение других как аморальное и, следовательно, девиантное, потому что видят в людях угрозу и боятся их поведения.

Первая цель — повысить осведомленность о проблеме с помощью «изготовления моллюсков» для утверждения сообщений об опасности, обычно с конкретными решениями, которые рекомендуют создатели правил. Во-вторых, создатели правил совершают моральное преобразование, которое убеждает других людей в их взглядах. Они должны заручиться поддержкой спонсоров, которых любят и уважают, чтобы иметь возможность обеспечить общественное одобрение. В-третьих, они обращаются к различным группам в обществе, чтобы сформировать союзы или коалиции для их поддержки.

Один ингредиент для паники перед наркотиками и его значение

Одним из ингредиентов паники в отношении наркотиков является преувеличение в средствах массовой информации.Средства массовой информации драматизируют проблемы наркотиков с помощью новостей и рекламных акций. СМИ занимаются рутинизацией карикатуры, превращая наихудшие сценарии в типичные, а эпизодические в эпидемию. Влияние средств массовой информации проявляется в использовании рекламных роликов, продвигающих новый продукт, или в перечислении опасностей продукта. Средства массовой информации используют новости, а также другие социальные сети, такие как Facebook, для рекламы лекарств, отпускаемых по рецепту.

Есть телешоу, пропагандирующие тактику запугивания, такую ​​как «Прямой страх» или реабилитационные засады.Во многих фильмах есть сюжетные линии, которые никогда не заканчиваются хорошо для людей, принимающих наркотики, точно так же, как есть фильмы, пропагандирующие трезвость. В настоящее время СМИ повсюду, поскольку они составляют огромную часть повседневной жизни людей, и СМИ знают, что могут воспользоваться этим, показывая именно то, что они хотят. Многие люди доверчивы или слишком ленивы, чтобы исследовать факты самостоятельно, поэтому они более склонны просто слушать и верить тому, что сообщается в СМИ.

Введение в социологию 2e, Девиантность, преступность и социальный контроль, Теоретические взгляды на девиантность

Символический интеракционизм — это теоретический подход, который можно использовать для объяснения того, как общества и/или социальные группы начинают рассматривать поведение как девиантное или традиционное.Теория навешивания ярлыков, дифференциальная ассоциация, теория социальной дезорганизации и теория контроля относятся к сфере символического интеракционизма.

Теория маркировки

Хотя все мы время от времени нарушаем нормы, мало кто считает себя девиантным. Однако тех, кто это делает, общество часто называло «девиантными», и они постепенно сами в это поверили. Теория навешивания ярлыков исследует приписывание девиантного поведения другому человеку членами общества.Таким образом, то, что считается девиантным, определяется не столько самим поведением или людьми, которые его совершают, сколько реакцией других на это поведение. В результате то, что считается девиантным, со временем меняется и может значительно различаться в разных культурах.

Социолог Эдвин Лемерт расширил концепции теории навешивания ярлыков и определил два типа отклонений, влияющих на формирование идентичности. Первичное отклонение — это нарушение норм, которое не приводит к каким-либо долгосрочным последствиям для образа человека или его взаимодействия с другими.Превышение скорости — это девиантный поступок, но получение штрафа за превышение скорости, как правило, не заставляет других считать вас плохим человеком и не меняет вашу собственную самооценку. Люди, которые занимаются первичным отклонением, по-прежнему сохраняют чувство принадлежности к обществу и, вероятно, будут продолжать соответствовать нормам в будущем.

Иногда, в более крайних случаях, первичное отклонение может трансформироваться во вторичное отклонение. Вторичная девиация возникает, когда самооценка и поведение человека начинают меняться после того, как члены общества называют его или ее действия девиантными.Человек может начать брать на себя роль «девианта» и выполнять ее в качестве акта восстания против общества, которое заклеймило этого человека как такового. Например, рассмотрим старшеклассника, который часто прогуливает уроки и ввязывается в драки. Ученик часто получает выговор от учителей и школьного персонала, и вскоре он завоевывает репутацию «нарушителя спокойствия». В результате ученик начинает еще больше действовать и нарушать больше правил; он принял ярлык «нарушителя спокойствия» и принял эту девиантную идентичность.Вторичное отклонение может быть настолько сильным, что присваивает индивидууму мастер-статус . Главный статус — это метка, описывающая главную характеристику человека. Некоторые люди считают себя в первую очередь врачами, художниками или дедушками. Другие видят себя нищими, осужденными или наркоманами.

Право голоса

Прежде чем потерять работу помощника по административным вопросам, Леола Стрикленд отправила несколько чеков на сумму от 90 до 500 долларов.К тому времени, когда она смогла найти новую работу, чеки были возвращены, и она была признана виновной в мошенничестве в соответствии с законом Миссисипи. Стрикленд признала себя виновной в совершении уголовного преступления и выплатила свои долги; взамен она была избавлена ​​от отбывания тюремного заключения.

Стрикленд предстала перед судом в 2001 году. Спустя более десяти лет она все еще чувствует боль от приговора. Почему? Потому что Миссисипи является одним из двенадцати штатов США, в которых осужденным преступникам запрещено голосовать (ProCon 2011).

Для Стрикленд, которая сказала, что всегда голосовала, эта новость стала большим шоком. Она не одна. Около 5,3 миллиона человек в Соединенных Штатах в настоящее время лишены права голоса из-за осуждения за уголовные преступления (ProCon 2009). Среди этих лиц есть сокамерники, условно-досрочно освобожденные, лица, находящиеся на испытательном сроке, и даже люди, никогда не находившиеся в тюрьме, такие как Леола Стрикленд.

В соответствии с Четырнадцатой поправкой штатам разрешается отказывать в праве голоса лицам, участвовавшим в «восстании или другом преступлении» (Krajick 2004).Хотя федеральных законов по этому вопросу не существует, в большинстве штатов существует по крайней мере одна форма лишения избирательных прав за уголовное преступление . В настоящее время, по оценкам, примерно 2,4% населения, которое может участвовать в голосовании, лишены избирательных прав, то есть не имеют права голоса (ProCon 2011).

Справедливо ли не допускать граждан к участию в таком важном процессе? Сторонники законов о лишении избирательных прав утверждают, что у преступников есть долг перед обществом. Лишение права голоса является частью наказания за преступные деяния.Такие сторонники указывают, что голосование — не единственный случай, когда бывшим уголовникам отказывают в правах; законы штатов также запрещают освобожденным преступникам занимать государственные должности, получать профессиональные лицензии, а иногда даже наследовать имущество (Lott and Jones 2008).

Противники лишения избирательных прав в Соединенных Штатах утверждают, что голосование является одним из основных прав человека и должно быть доступно всем гражданам независимо от прошлых деяний. Многие отмечают, что лишение избирательных прав в уголовном порядке уходит своими корнями в 1800-е годы, когда оно использовалось в основном для того, чтобы не допустить к голосованию чернокожих граждан.Даже в наши дни эти законы несоразмерно нацелены на бедных представителей меньшинств, лишая их возможности участвовать в системе, которая, как указал бы теоретик социальных конфликтов, уже построена в ущерб их интересам (Holding 2006). Те, кто ссылается на теорию навешивания ярлыков, опасаются, что лишение девиантов права голоса только еще больше поощрит девиантное поведение. Если бывших преступников лишают избирательных прав, лишают ли их права голоса в обществе?

Если бывшая судимость за уголовное преступление навсегда лишает U.С. гражданин имеет право голоса? (Фото предоставлено Джошином Ямадой/flickr)

Эдвин Сазерленд: Дифференциальная ассоциация

В начале 1900-х годов социолог Эдвин Сазерленд пытался понять, как у людей развивается девиантное поведение. Поскольку криминология была молодой областью, он опирался на другие аспекты социологии, включая социальные взаимодействия и групповое обучение (Laub 2006). Его выводы установили дифференциальную ассоциативную теорию , которая предполагала, что люди учатся девиантному поведению у близких им людей, которые предоставляют модели и возможности для девиантности.Согласно Сазерленду, девиантность — это не столько личный выбор, сколько результат дифференцированных процессов социализации. Подросток, чьи друзья ведут активную половую жизнь, с большей вероятностью сочтет сексуальную активность приемлемой.

Теория Сазерленда может объяснить, почему преступность происходит из поколения в поколение. Лонгитюдное исследование, начатое в 1960-х годах, показало, что лучшим предиктором антиобщественного и преступного поведения у детей является то, были ли их родители осуждены за преступление (Todd and Jury, 1996). Дети, которым было меньше десяти лет, когда их родители были осуждены, были более склонны к супружескому насилию и преступному поведению к тридцати годам, чем другие дети.Даже принимая во внимание социально-экономические факторы, такие как опасные районы, плохое школьное образование и переполненность жилья, исследователи обнаружили, что родители оказывали основное влияние на поведение своих отпрысков (Todd and Jury, 1996).

Трэвис Хирши: Теория управления

Продолжая изучение больших социальных факторов, теория контроля утверждает, что социальный контроль напрямую зависит от силы социальных связей и что отклонение является результатом чувства оторванности от общества.Люди, считающие себя частью общества, реже совершают преступления против него.

Трэвис Хирши (1969) выделил четыре типа социальных связей, связывающих людей с обществом:

  1. Приложение измеряет наши связи с другими. Когда мы тесно привязаны к людям, мы беспокоимся об их мнении о нас. Люди подчиняются нормам общества, чтобы получить одобрение (и предотвратить неодобрение) со стороны семьи, друзей и романтических партнеров.
  2. Обязательство относится к инвестициям, которые мы делаем в сообщество.Уважаемая местная бизнес-леди, работающая волонтером в своей синагоге и являющаяся членом местной организации, потеряет от совершения преступления больше, чем женщина, у которой нет карьеры или связей с обществом.
  3. Точно так же уровни вовлеченности или участия в социально законной деятельности снижают вероятность отклонений. У детей, которые являются членами бейсбольных команд младшей лиги, меньше семейных кризисов.
  4. Окончательная связь, вера , — это соглашение об общих ценностях в обществе.Если человек рассматривает социальные ценности как убеждения, он будет им соответствовать. Защитник окружающей среды чаще собирает мусор в парке, потому что чистая окружающая среда является для него социальной ценностью (Hirschi, 1969).
0 функционализма

2

Власть 3Райт Mills

3

3

ассоциированный теоретик

2

Теория деформации Robert Merton Недостаток способов достичь социально принятых целей принятыми методами
Теория социальной дезорганизации Исследователи Чикагского университета Слабые социальные связи и отсутствие социального контроля; Общество потеряло возможность обеспечить применение норм с некоторыми группами
теория культурного развития
Clifford Shaw и Генри Маккей соответствие культурных норм общества более низкого класса
Теория конфликтов Связанный теоретик Отклонение возникает из-за:
Неравной системы Карла Маркса Неравенства в богатстве и власти, которые возникают из-за экономической системы
Способность тех, кто в силах определить девиация таким образом, что поддерживает статус-кво

6

Теория маркировки Edwin Лемерт Реакции других, особенно тех, кто обладает властью, способных определять ярлыки
Теория дифференциальных ассоциаций Эдвин Сазерлин Изучение и моделирование девиантного поведения, наблюдаемого у других людей, близких к индивидууму
Теория контроля 9042 Трэвис Хирши Чувство оторванности от общества

Девиантное поведение и социальная реакция

Презентация на тему: » Девиантное поведение и социальные реакции» — Транскрипт:

ins[data-ad-slot=»4502451947″]{display:none !важно;}} @media(max-width:800px){#place_14>ins:not([data-ad-slot=»4502451947″]){display:none !important;}} @media(max-width:800px){#place_14 {ширина: 250px;}} @media(max-width:500px) {#place_14 {ширина: 120px;}} ]]>

1 Девиантное поведение и социальная реакция
Урок 10 Девиантное поведение и социальная реакция

2 План урока Нарушение норм Реакция на нарушение норм
Навешивание ярлыков и вторичное отклонение Формальный социальный контроль

3 Девиантное поведение Девиантное поведение нарушает нормы, применимые в данной ситуации.К девиантному поведению относятся: Преступная деятельность Обман Употребление или злоупотребление психоактивными веществами Мошенничество и делинквентное поведение Поведение, считающееся симптомом психического заболевания

4 Нормы В любой ситуации наше поведение регулируется нормами.
Является ли поведение девиантным или нет, зависит от норм поведения в ситуации, в которой оно происходит. Виды норм Локальные и групповые нормы Субкультурные нормы Социальные нормы

5 Аномия и законные средства
Аномия — это состояние, снижающее приверженность нормам или стремление к цели.Легитимные средства – это приемлемые способы достижения целей общества, таких как материальные блага и финансовые ресурсы.

6 Теория аномии Теория аномии Роберта Мертона предполагает:
Девиантность возникает, когда люди, стремящиеся к достижению культурно значимых целей, не имеют законных средств (способов) для достижения этих целей. Люди, стремящиеся к достижению законной цели, но лишенные доступа к законным средствам, испытывают аномию.

7 Теория напряжения Мертона
Средства адаптации — Целеустремленный Конформист Принимает — Принимает Новатор Отвергает — Принимает Ритуалист Принимает — Отвергает Ретритист Отвергает — Отвергает Повстанцев Бунтует/Создает Новое

8 Достижение цели Для достижения цели требуется доступ к двум структурам:
Структура обучения Среда, в которой человек может получить необходимую информацию и навыки.Структура возможностей Среда, в которой у человека есть возможности сыграть роль, что обычно требует помощи тех, кто играет дополнительные роли.

9 Незаконные средства достижения целей
Некоторые люди не имеют доступа к законной занятости, поэтому они ищут богатства альтернативными незаконными способами, такими как проституция.

10 Аномия и социальный класс
Теория аномии предсказывает, что, поскольку представители низшего класса чаще исключаются из качественного образования и работы (не имеют доступа к законным средствам), они будут совершать больше преступлений.Исследования показывают, что преступность и социальный класс обратно пропорциональны; самый высокий уровень преступности наблюдается в низших социальных слоях.

11 Теория контроля Согласно теории контроля, социальные связи влияют на нашу склонность к девиантному поведению. Родительские привязанности могут поощрять или препятствовать детям совершать правонарушения. Некоторые родители учат своих детей воровать в магазинах, совершать кражи со взломом и угонять автомобили и грузовики.

12 Социальные связи и девиантность
Отсутствие привязанности к родителям в детстве относится к девиантному поведению взрослых. Дети, подвергшиеся физическому и сексуальному насилию, с большей вероятностью во взрослом возрасте будут вовлечены в насильственные преступления и преступления против собственности, проституцию, злоупотребление алкоголем и психоактивными веществами.

13 Возраст и преступность

14 Теория дифференциальных ассоциаций
Теория дифференциальных ассоциаций Сазерленда утверждает, что, хотя закон устанавливает единый стандарт девиантности, одна группа может определять поведение как девиантное, тогда как другая группа определяет его как желательное.Принцип девиантной ассоциации гласит, что лицо становится правонарушителем из-за превышения определений, благоприятных для нарушения закона, над определениями, неблагоприятными для нарушения закона.

15 Субкультура насилия
Эта субкультура, существующая в США, придерживается набора убеждений, оправдывающих использование физической агрессии. В рамках этой субкультуры считается уместным насилие, когда оно используется как средство самообороны и защиты своего дома.Одобрение применения насилия также было связано с правонарушениями в школе, включая мошенничество, опоздания и прогулы.

16 Теория навешивания ярлыков Эта теория рассматривает реакции на нарушение норм как критический элемент отклонения. Только после того, как действие обнаружено и помечено как «девиантное», оно признается таковым. Если одно и то же действие не обнаружено и не обозначено, оно не является девиантным.

17 Вопрос викторины Теория, поддерживающая представление о том, что кража в магазине или вождение в нетрезвом виде является отклоняющимся только тогда, когда вор или пьяный водитель пойманы, это: Теория дифференциальных ассоциаций Теория рутинной деятельности Теория навешивания ярлыков Теория контроля Теория аномии Ответ: Теория навешивания ярлыков С

18 Нарушение правил Поведение, нарушающее нормы.
Люди реагируют на отдельные случаи необычного поведения четырьмя способами: Отрицание, Нормализация, Оправдание, Балансировка – признание нарушения, но приуменьшение значения.

19 Детерминанты реакции на нарушение правил
Характеристики актера Люди более терпимы к нарушению правил членами семьи, чем незнакомцами. Люди более терпимы к нарушению правил людьми, которые вносят положительный вклад другими способами.

20 Детерминанты реакций на нарушение правил
Характеристики аудитории Члены сплоченных групп чаще вознаграждают члена, наказавшего девиантного человека, чем члены групп с низкой сплоченностью. Теория социальной идентичности предполагает, что групповая принадлежность девиантного человека и аудитория влияют на реакцию.

21 Детерминанты реакций на нарушение правил
Ситуационные характеристики Определение ситуации, в которой происходит поведение.Где это произошло? Как отреагировали другие?

22 Последствия навешивания ярлыков
Навешивание ярлыков заставляет зрителей изменить свое восприятие и поведение по отношению к актеру. Если они уходят от актера, они могут создать самоисполняющееся пророчество и вызвать поведение, которого они ожидали от актера. Навешивание ярлыков заставляет актера определять себя как девиантного.

23 Самоисполняющееся пророчество
Самоисполняющееся пророчество — это состояние, которое возникает, когда члены аудитории ведут себя по отношению к человеку в соответствии с ярлыком и заставляют человека реагировать таким образом, который подтверждает ярлык.Анонимные Алкоголики (АА) постоянно используют ярлыки («Я Джон, и я алкоголик»), чтобы напомнить человеку, что употребление алкоголя заставило его вести себя безответственно.

24 Вторичная девиация Вторичная девиация — это когда человек все чаще проявляет девиантное поведение в качестве приспособления к реакциям других. Это когда человек начинает открыто и активно вовлекать себя в девиантную роль, перенимая одежду, речевые обороты и манеры, соответствующие ролевым ожиданиям другого.

25 Девиантная субкультура Группа людей, чьи нормы поощряют девиантность и которые положительно относятся к девиантным людям. Субкультуры обеспечивают принятие и возможность разыгрывать девиантные роли. Субкультурные группы являются привлекательной альтернативой для девиантных личностей. Девиантные люди вытесняются из традиционных групп, а субкультурные группы дают возможность общаться с себе подобными.

26 Нудистская субкультура

27 Формальный социальный контроль
Общества создают агентства для борьбы с нарушениями правил или законов. Это официальные агентства, к которым относятся: система уголовного правосудия; система правосудия в отношении несовершеннолетних; специалисты в области психического здоровья, а также процедуры и учреждения для лиц, страдающих психическими заболеваниями.

28 Функции навешивания ярлыков Навешивание ярлыка на человека как на девианта имеет три социальные функции.Навешивание ярлыков дает конкретные примеры девиантного поведения. Навешивание ярлыков предоставляет козлов отпущения для снятия напряженности. Навешивание ярлыков объединяет группу и/или общество.

29 Предубеждения в социальном контроле
Агенты социального контроля с большей вероятностью назовут тех людей, у которых меньше всего возможностей сопротивляться их признанию девиантными. Аресты более вероятны, когда третья сторона требует ареста, когда улики веские и преступление серьезное.В Вашингтоне, округ Колумбия, афроамериканцы подвергаются более интенсивному наблюдению со стороны полиции, чем представители других расовых/этнических групп.

30 Обсуждение в классе Влияет ли расовое профилирование на статистику преступлений и количество арестов? Зависит ли расовое профилирование от расы и этнической принадлежности, и является ли социально-экономический статус маркером профиля?


Девиантное поведение и групповые нормы — Винсент Триола

Сложность определения девиантного поведения

Девиантное поведение определяется как поведение, отклоняющееся от общепринятых социальных или культурных стандартов, которое представляет собой врожденный релятивистский характер оценки или классификации девиантного поведения.Например, во многих религиозных общинах добрачный секс классифицируется как девиантное поведение, но для тех, кто живет за пределами этих общин, это не квалифицируется как девиантное поведение. Очевидная проблема в плюралистическом обществе — это моральный конфликт, возникающий между группами. Однако эта проблема еще более усложняется степенями отклонения.

Приемлемое поведение можно рассматривать как нормальное или девиантное в зависимости от групповых норм и морали, но также серьезность девиантного поведения меняется в зависимости от рассматриваемой группы.Например, воровство обычно считается универсальным преступлением во всем мире, но что не является универсальным, так это обращение с этим преступлением. В Соединенных Штатах наказание за кражу варьируется от пресловутой пощечины до тюремного заключения. Однако в Саудовской Аравии наказанием за воровство может быть ампутация конечностей или даже обезглавливание (Amnesty International, 2013). Некоторые исламские страны считают эту практику правильной или нормальной, но в западной культуре эта форма наказания считается неуместной или девиантной на основе культурных убеждений.Примеры, подобные этому, свидетельствуют об относительной природе девиантного поведения, несмотря на то, что определенные виды поведения, такие как воровство, имеют универсальный статус.

Девиантное поведение еще более усложняется в контексте групповых норм, которые могут еще больше изменить перспективу девиантного поведения в групповом контексте. Например, преступные предприятия, хотя и считаются девиантными по своему характеру и цели, т.е. выявлять, иметь много групповых норм, которые определяют поведение. Банды и мафии имеют такие нормы, как проявление уважения или лояльность, и эти нормы позволяют группе действовать сплоченно.Отклонение от этих групповых норм влечет за собой репрессалии разной степени, такие как угрозы, но более серьезные нарушения нравов или законов могут привести к смертной казни. Поскольку такие групповые нормы могут существовать внутри девиантных групп, обнаруживая также наличие девиантности в недевиантных группах.

Легальные, социально приемлемые группы вполне могут совершать девиантные действия. Это часто принимает форму коррупции, например сговор корпоративного руководства с неэтичным поведением. Enron представляет собой один из лучших примеров этой формы отклонения, когда миллиарды долларов инвесторов были потеряны из-за мошенничества.

Девиантность и отношение к групповым нормам породили несколько возможных теорий относительно причин девиантности, в том числе

Аномия: Девиантность вызвана аномией или ощущением, что цели общества
или средства их достижения закрыты для человека

Контроль: отклонение существует из-за неправильной социализации, что приводит
к отсутствию самоконтроля у человека

Дифференциальная ассоциация: люди учатся девиантности, общаясь с
другими людьми, которые ведут себя девиантным образом

Маркировка: девиантное поведение зависит от того, кто его определяет, и люди
в нашем обществе, которые определяют девиантность, обычно находятся у власти

Существует множество теорий, но ни одна из них не объясняет отклонения, вероятно, из-за более сложных действующих факторов.Например, девиация часто проявляется в бесправных группах из-за ограниченных возможностей, что дает основание утверждать, что общество способствует девиантному поведению через угнетение, расизм, предрассудки, травлю и многие другие элементы, которые необоснованно исключают членов общества.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.