Социально адаптированный психопат: Два серьезных дефекта личности у социально адаптированных психопатов

Два серьезных дефекта личности у социально адаптированных психопатов

Социально адаптированные психопаты не совершают преступлений против жизни, но урон который наносится психике живущих с ним рядом людей, чудовищен. При этом, из всех участников драмы, в которую он вовлекает окружающих, он кажется самым адекватным и нормальным человеком. Почему — понять не сложно. Он доводит близких людей до стояния крайнего стресса, сохраняя спокойствие и выступая в роли обвинителя. Это легко, ведь у него нет истинных человеческих эмоций.

Вы уже прочитали контрольный перечень признаков психопатии. Первые восемь пунктов этого перечня и есть первый фактор, по которому они набирают значительное количество баллов. Что стоит за сухими строчками перечня? Что Вы увидите в реальности?

Он выглядит интеллигентным, успешным Мужчиной с большой буквы.

Социально адаптированный психопат по внешнему имиджу ничем не отличается от обычного мужчины. Наоборот, он может быть ярким, успешным, сексуально привлекательным, одетым по последней моде и умеющим себя преподнести в интеллигентной компании. Он может быть очень популярным среди неопытных молодых женщин, считающих его мужественным, смелым и неординарно мыслящим.

Социально адаптированный психопат может быть даже более успешным в социальном плане, чем среднестатистический обычный мужчина. Он может быть богат, может занимать серьезную должность в корпорации. Может быть руководителем крупной фирмы, или уважаемым инвестором или основным бенефециаром какого-нибудь фонда.

Он может быть утонченно образован и очень хорошо воспитан, может разбираться в искусстве и читать Франца Кафку и Жан Поль Сартра на ночь или играть произведения Клода Дебюсси на фортепиано.

Он живет среди обычных людей и очень похож на обычного хорошего человека. Людей обманывает то, что в глазах общества социальная успешность является признаком и доказательством психологического благополучия. Как же такой “хороший” человек может причинять чудовищные страдания близким? В чем же проблема с ним?

Он притворяется нормальным человеком со здоровой общечеловеческой системой ценностей.

Проблема в общении с ним состоит в том, что он притворяется. Притворяется нормальным человеком со здоровой системой ценностей. Притворяется человеком, испытывающим глубокие чувства. Притворяется человеком, имеющим понятие совести и морали. Притворяется человеком честным, не способным к обману и лжи. Притворяется человеком, более обеспеченным, чем он есть на самом деле. И притворяется лучше самого профессионального актера.В структуре его личности есть два очень серьезных дефекта:

Первый дефект личности социально адаптированного психопата — отсутствие способности к глубоким чувствам.

Он не испытывает глубоких чувств вообще, но достоверно их изображает мимикой и голосом.. Это значит, что он общается очень эмоционально и мимика у него тоже эмоционально выразительная. Но внутри он ничего не чувствует. Вам будет трудно поверить в это поверить, потому что Вы будете судить по себе. Общаясь с ним, Вы будете уверены, что если человек так эмоционально разговаривает — значит он испытывает очень сильные эмоции и он искренен. Обычный человек испытывает глубокие чувства, и склонен доверять тем, кто говорит не монотонно, а живо, эмоционально. А социально адаптированный психопат достоверно изображает любые чувства — лучше самого профессионального актера — совершенно их не испытывая внутри, а наоборот использует этот навык для манипуляции доверием других людей. Понимаете?

Второй дефект личности социально адаптированного психопата  — отсутствие высших моральных чувств

То есть совести, сочувствия и сострадания, сопереживания, а также вины, стыда, раскаяния. Моральные ценности он изображает, причем с высокой степенью достоверности и убедительности. Понаблюдав за его поведением, Вы увидите, что он использует правильное поведение в обществе, когда ему выгодно. При этом мораль и общечеловеческие ценности для него — пустой звук. Внутри себя он не испытывает ни угрызений совести, ни сострадания, ни вины. Ему неведомы честность и искренность, поскольку притворство, обман и манипуляции это его подлинный стиль жизни. Он живет ради выгоды. Он притворяется высокоморальным, когда это ему на руку. И отказывается от морального поведения, каждый раз, когда это не выгодно или когда о есть все шансы, что о его аморальном поведении никто из значимых для него лиц не узнает. У социально адаптированного психопата блестящий интеллект, он мыслит очень рaционaльно. Он осознaет, что и почему это делaет. Его поступки — обмануть, использовать человека, — результaт продуманной стратегии.

Cпособность представителей обеих групп психопатов(как социально адаптированных, так и социально неадаптированных) просчитывать особенности восприятия другого человека, а затем вводить всех в заблуждение и обманывать — поражает. Некоторые из них ставят целью ввести в заблуждение профессиональных психологов, и надо сказать, что у них отлично получается.

Причем, это верно не только для социопатов, которым нужно пройти обследование с тем, чтобы их выпустили на свободу. В одной из книг о психопатах есть впечатляющий пример того, как один из них консультировал себе подобных за деньги о том, как надо отвечать на вопросы теста MMPI (в котором 600!! вопросов), для того чтобы произвести нужное впечатление и еще на один шаг приблизиться к досрочному освобождению.

Их трудно отличить даже профессионалам.

Социально адаптированные психопаты, которые живут обычной социальной жизнью, вводят в заблуждение психологов, к которым обращаются их жены на предмет семейной терапии, изображая из себя заботливых и тонко чувствующих, ранимых мужей. На вопросы психологических тестов  при семейном консультировании они отвечают так, как нужно для того, чтобы получился профиль спокойного, уравновешенного, здравомыслящего человека.

На консультациях, если такие случаются, перед психологом разыгрываются целые спектакли с тем, чтобы доказать что жалобы женщины необоснованны, по причине ее «неадекватности и слабой расстроенной психики», тем самым отвести от себя подозрения, и далее продолжать жить двойной жизнью. Причем, психолог, не имевший опыта работы с психопатиями,  будет уверен в том, что проблема именно в женщине и ее характере. Таким образом, женщина будет  заведомо лишена своего права на объективность мнения специалиста и качественную консультативную помощь. Ей, испытывающей ежедневно чудовищную душевную боль и унижения могут советовать наладить отношения, или еще хуже -работать над  собой или угождать супругу.

Раскаяния или сопереживания из-за обмана женщины и намеренного введения в заблуждение специалиста и тем более заведомого намерения жить двойной жизнью  — естественно не произойдет. Потому что раскаяние и сопереживание, стыд, вина,  сочувствие, сострадание, совесть — относятся к категории высших моральных чувств, а способности их испытывать у социально адаптированных психопатов  нет.

http://thesolution.ru/dva-sereznyih-defekta-lichnosti-u-sotsialno-adaptirovannyih-psihopatov/

БУДЬТЕ БДИТЕЛЬНЫ — СОЦИАЛЬНО АДАПТИРОВАННЫЙ ПСИХОПАТ, ЧЕРТОВСКИ ОБАЯТЕЛЬНЫЙ МУЖЧИНА: psylosk — LiveJournal

Людмила Лоскутова (psylosk) wrote,
Людмила Лоскутова
psylosk
Category:
Когда Вы встретитесь с социально адаптированным психопатом, Вы никогда не подумаете о нем ничего плохого.
·       Он — Мастер производить нужное ему впечатление.
·       Мастер нравиться и влюблять в себя.
·       Это очень обаятельный человек.
Но это только маска. Себя настоящего он не показывает никому. Даже женщины, которые с ним живут не могут понять, почему на работе он душа компании — а с ней то ласков, то жесток. Причина того, что обаятельный человек становится гневливым состоит в том, что он все время играет роль. В моменты так называемой потери контроля над собой (которую он оправдывает тем, что его “довели”) проявляется на несколько минут его подлинная сущность.
Безупречный эмоциональный имидж
Люди доверяют эмоциям. Обычно Ваши чувства говорят правду,
но НЕ в случае общения с социально адаптированным психопатом.

Если Вы находитесь в офисе и к Вам по делам приходит социально адаптированный психопат — это всегда волнующее событие. Он производит самое благоприятное первое впечатление. Он красивый, модный, ухоженный, образованный, веселый. Когда Вы видите его, вы испытываете импульс сексуального влечения к нему и забываете о том, что есть другие мужчины на свете. По сравнению с ним, они какие-то бледно-неуклюжие, что ли.
·       Он умеет шутить, убедительно, складно, интересно и обтекаемо говорить.
·       Он так умело поддерживает беседу и так живо интересуется Вами!
·       Он дает Вам неявно, на невербальном уровне — мимикой и жестами — понять, что интересуется Вами лично, как красивой и умной женщиной.
А если он пришел не один, а с женой, Вы критически ее оглядывая подумаете: “Боже, какой мужчина! И что с ним рядом делает эта несчастная неухоженная толстуха с затравленным взглядом?” У Вас появляется желание сделать для него что-то хорошее, помочь побыстрее. Вы как-то сами хотите сделать для него немного больше, чем бы вы сделали по просьбе несимпатичного мужчины или, например, другой женщины.
Его обаяние сильнее правды о нем
Если вы читали книгу Банкрофт “Почему он это делает?”, Вы могли обратить внимание, женщинам, проживающим с психопатом или насильником никто не верит.
“Он такой классный, воспитанный, вежливый и добрый. Он не может причинять такую боль, так унижать, так властвовать, так обманывать и вести двойную жизнь”.

То, что женщина находится в стрессовом состоянии трактуется как “клуша, опустилась” или “как он вообще такую терпит, вот не повезло такому мужчине”, или “и ногти у нее искусанные, и вес никак не может скинуть, и одета убого. Как такой красавец женился на такой психичке? Из жалости и чувства долга терпит ее. Ну как ему не изменять ей?”.
Ваши чувства будут говорить «да» , и, к сожалению, они окажутся сильнее разума.
Если Вы влюбились в социально адаптированного психопата, вы непрерывно будете находиться в состоянии внутреннего конфликта, связанного с качеством Ваших отношений. Вы будете напряженно искать в себе причину резких смен настроения, вспышек неконтролируемого гнева, потока критики и недовольства, который не ослабевает чтобы Вы ни делали и как бы ни старались ему угодить. Ужас в том, что иногда будут дни, когда все будет хорошо. И отсутствие всякой закономерности между хорошими и плохими днями собьет Вас с толку. Вчера он Вас оскорбил, сегодня прислал букет цветов. Завтра унизит, послезавтра будет сама нежность. Через три дня изменит и со злостью будет смотреть в Ваши глаза. Будет отрицать, и утверждать, что ничего не было — ведь он вас так любит. Просто у Вас небольшие проблемы с психикой — несчастное детство, плохая генетика, что поделаешь…
Цитата нашей клиентки, приводится с ее разрешения:

Он был таким обаятельным и остроумным, мы гуляли по улице и так смеялись. “Какой классный парень!” -подумала я. Первые четыре-пять месяцев, когда мы начали жить вместе, от так обнимал меня, был таким внимательным. Через год я стала чувствовать, что он как-то поменялся — стал равнодушен, даже когда я рыдала.
У него были странные вспышки гнева, когда я делала то, что ему не нравилось. Все мои знакомые думали, что он прекрасный парень и я сделала вывод, что причина того, что он гневается — находится во мне. Через три года я стала чувствовать себя так, словно живу с двумя разными людьми — добрым и злобным. Я не могла понять, какой же он настоящий. На людях все было хорошо, как в самом начале. Когда мы возвращались домой, я была опять во всем виновата”.
Если Вы читали книги о психологических манипуляциях, Вы знаете, что эмоциональные качели (http://psylosk.livejournal.com/18247.html я писала об этом) — это один из приемов, выводящих человека из равновесия и делающих его уязвимым и беспомощным. Но Вы никогда не подумаете, что он делает это специально — да, он ведет себя не всегда логично, но он ТАК Вас любит!
Типичные слова жертвы психопата:
“Когда мы общаемся с соседями — он вежлив и предупредителен, подает руку, чтобы я вышла из машины. Он всегда хорошо одет, и с ним не стыдно показаться в компании. Он знает, что нужно сказать и как нужно себя повести. Но когда мы остаемся наедине, мне кажется, что этот поток недовольства и обзывательств никогда не иссякнет. Я очень много работаю над собой, чтобы ему соответствовать, но не знаю, что во мне такого, что так его так раздражает”
Он покажет свое истинное лицо, когда Вы будете эмоционально, юридически или финансово зависимой от него.
Психопаты обычно начинают показывать свое истинное лицо после первого или второго года знакомства, когда жертва уже завоевана и подмята под себя.
В первый год знакомства Вы видите идеального человека, который всем очень нравится и на втором и третьем году общения вам трудно понять, почему же все так изменилось. Вы думаете, что причина проблем в Вас  (и Ваш жестокий возлюбленный часто сообщает Вам об этом — исключительно для того, что бы Вы встали на путь истинный и начали самосовершенствоваться). Мысль о том, что маска нормальности начинает спадать просто не приходит вам в голову. А заниженная самооценка женщины делает ее еще более легкой добычей.
  • Немного о многом

    Моя деятельность – это попытаться понять логику происходящего с вами, это путешествие в историю отношений в боль, обиды,…

  • ЗАКОНЫ, КОТОРЫЕ ПОМОГУТ ПРОТИВОСТОЯТЬ МАНИПУЛЯЦИЯМ

    Они просты и сформулированы гуру йоги Ар Сантэма в виде природных законов. Многие из этих законов преподала мне сильная и мудрая женщина…

  • АЛКОГОЛЬ ДЛЯ ТРУСОВ

    Когда моему знакомому из бизнеса, которого я иногда вспоминаю на страницах своих публикаций, предлагают выпить, он говорит следующее:…

Photo

Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

11 признаков мужчины-психопата или о чем нужно знать женщинам

Кавалера с явным расстройством личности порой очень трудно отличить. И все же, возможно, ведь все психопаты имеют одинаковые признаки.

Если строить с ним серьёзные отношения, можно чрезвычайно навредить себе в будущем.

Женщина, желающая создать полноценную семью, расстанется со странным избранником ещё до его предложения руки и сердца.

Определение

Психопатия – это не что иное, как патология, вызванная отклонениями в функционировании ЦНС. В результате такого сбоя поведение человека начинает иметь некоторые отличия от общепринятых правил и норм. Помимо этого трансформируется его образ мышления, а также представление о той роли, которую он играет в обществе.

Что касается современной медицинской литературы, то в ней термина «психопатия» нет. Он заменен на такое понятие, как «расстройство личности». Отказ от устаревшей терминологии произошел ввиду того, что подобное название стало носить крайне негативный характер.

Психопатию можно считать аномалией личности. Человек, которому она присуща, изменяет свое поведение исходя из формы расстройства. В первую очередь психопаты – это эгоисты, которым очень важно находиться в центре внимания. Тем не менее в связи с отсутствием симптомов поражения мозга специалисты не могут дать однозначного ответа на вопрос, можно ли отнести такое расстройство личности к психическим заболеваниям. Мнение большинства из них сходится на том, что подобное состояние представляет собой грань, расположенную между здоровьем и патологией.

Как узнать психопата? Люди, страдающие от этой патологии, не способны проявлять сопереживание, сочувствие. Невозможно дождаться от них благодарности и проявления других высоких эмоций. Но при этом такой человек, если у него достаточно хорошо развит интеллект, прекрасно манипулирует другими, изображая необходимые реакции, прекрасно подходящие к той или иной ситуации.

Психопатия, несмотря на то что не расценивается как тяжелое заболевание, тем не менее, требует обращения к специалисту. Возникает эта патология в детском возрасте или у подростков, а ее развитию способствует недоразвитость личностных качеств.

Мужчина-психопат отличается агрессивностью и эгоцентризмом при явном дефиците самоконтроля и эмпатии. При этом он даже не в состоянии осознать собственные эмоции. Как распознать психопата? Разумеется, поведение таких людей может обладать различными оттенками. Тем не менее они всегда неустойчивы эмоционально. Именно это и указывает на психопатию.


Кто такие психопаты?

Пример психопатической личности. Кадр из фильма «Заводной апельсин».

Многие психопаты отнюдь не являются безжалостными преступниками. Напротив, они часто могут быть успешными бизнесменами, ответственными руководителями, великолепными специалистами своего дела. Мужчины с психопатией славятся очень высоким интеллектом, они превосходно умеют зарабатывать деньги, отличаются прекрасными манерами, что нередко создаёт иллюзию нормальности. Женщины-психопатки — яркие и артистичные личности, пользующиеся огромным успехом у мужчин.

Проблема психопатов заключается в абсолютном отсутствии у них высших моральных чувств. Психопат не знает, что такое совесть, стыд или сострадание. Он не может испытывать чувство любви, сочувствия, привязанности. Печально, но для психопатов не существует таких понятий, как честность и раскаяние.

Распространенность болезни

Согласно данным статистики, от психопатии страдает 1-2 % населения планеты. Причем 80 % таких больных – представители сильной половины человечества.

Психопатией нередко страдают вполне успешные люди, занимающие руководящие посты. Из мужчин, находящихся в местах лишения свободы, патология выявлена у 1/3 из их общего количества.

Примерно 10 % населения присущи психопатические формы поведения. Они также способны нанести вред окружающим. Однако для постановки клинического диагноза в этих случаях оснований явно недостаточно.

Причины болезни

Отчего возникает заболевание, точно не известно. Ученые предполагают, что развивается психопатия из-за следующего:

  • наследственности;
  • травмы, полученной во время родов;
  • гипоксии плода в период его развития в утробе матери;
  • плохой экологии;
  • психологической травмы, полученной в детском возрасте;
  • нахождения в детском учреждении в отрыве от семьи;
  • чрезмерной опеки;
  • дефицита внимания взрослых.

Наличие данных факторов не является обязательным условием развития психопатии. Они лишь провоцируют развитие или способствуют усугублению патологии.

Как распознать психопата? При поверхностном общении с таким человеком определить его болезнь вряд ли удастся. Такие люди способны очень хорошо скрывать особенность своего характера, соответствуя по внешним признакам ожиданиям окружающих. Добиться этого психопату позволяет его интеллектуальный уровень, который может быть либо средним, либо высоким.

Какие существуют симптомы и признаки расстройства личности?

Манипулирование

Социально адаптированный психопат может нормально существовать только с личностью слабее себя. Тогда у персоны будут все шансы манипулировать сознанием близкого человека. Не имея к сожителю никаких чувств, псих будет без зазрения совести изучать больные точки своего партнера и в случае надобности нажимать на них.

Хорошее владение манипуляцией позволит адаптированному психу быстро добиться карьерных высот и получить хорошее образование. Умный человек, в руках которого близкие люди будут пешками, сможет разыгрывать любые партии, которые только пожелает. Персона сможет издеваться над людьми, использовать их в своих целях или же помогать особенно симпатичным персонам. Но не нужно думать, что помощь психа будет велением его души. Помощь будет являться ходом, с помощью которого псих будет набирать себе обожателей.

Особая привлекательность

Мужчине-психопату не составит особого труда очаровать женщину. В процессе общения такой кавалер активно проявляет знаки внимания и стремится как можно чаще находиться рядом со своей избранницей. При этом он всегда романтичен и выделяется своей оригинальностью. Также мужчина-психопат без особого труда поддерживает беседы на самые различные темы. Подобные ухаживания приводят к тому, что жертва человека, имеющего расстройство личности, не способна заметить опасные признаки патологии. Рассмотрим, в чем же они выражаются.

Особенности заболевания

Особенность психопатии заключается в том, что её признаки у мужчин проявляются намного чаще, чем у женщин. А вот психопатические расстройства у современных детей — состояния намного более распространённые, чем об этом думают (первичные признаки расстройства могут быть заметны уже в трёхлетнем возрасте).

Мужчины-психопаты

Пример психопатической личности. Кадр из фильма «Сияние».

Какие проявления психопатии у мужчин являются самыми распространёнными? Относительно таких мужчин можно сказать, что все они являются притворщиками и лицемерами. Свои чувства они просто изображают, а не испытывают в реальности. У таких мужчин всегда выражена тяга к манипулированию окружающими людьми. Это холодные и аморальные люди, поэтому в личной жизни психопатических мужчин присутствует эмоциональный разлад. Близким людям, а также сотрудникам, они постоянно причиняют только беспокойство и страдания.

Особенно страдают от этих мужчин женщины, находящиеся в личных взаимоотношениях с ними. Как правило, любовные отношения с психопатами приводят к сильнейшим психотравмам. Отличительной чертой этих мужчин является постоянное злоупотребление доверием и унижение женщин, многочисленные бессмысленные измены. Среди психопатов-мужчин очень много ярких личностей, имеющих проблемы с законом. Близкие отношения с психопатом подвергают женщину риску сексуального и физического насилия.

Женщины-психопатки

Как же проявляется психопатическое расстройство у женщин? Особенности проявлений психотического расстройства у женщин исследованы меньше, чем у мужчин. Это связано с тем, что психопатия встречается у женщин гораздо реже. Исследователи женской психопатии утверждают, что поведение типичных психопаток имеет свои особенности. Так, женщины-психопатки всё же не такие агрессивные и жестокие по сравнению с психопатами-мужчинами. Кроме того, женщины-психопатки намного реже, чем мужчины, совершают преступления, находясь в состоянии аффекта.

Психопатия женщин обычно сопровождается клептоманией, алкоголизмом, зависимостью от других психоактивных веществ, склонностью к бродяжничеству и сексуальной распущенностью. Симптомы асоциального поведения у женщин с психопатией обнаруживаются уже в одиннадцатилетнем возрасте. Однако, если не обращать внимания на избыточную сексуальную активность, то психопатки почти не отличаются по своим характеристикам и поведению от мужчин, имеющих психопатию.

Лживость

Симптомы и признаки расстройства личности нередко проявляются в постоянном обмане партнера. Вначале женщина не придает этому значения, ведь избранник врет ей по мелочам. Однако спустя некоторое время обман приобретает внушительные масштабы.

Тем не менее обвинить в нем психопата женщина не может. При любой попытке выяснить правду он тут же проявляет обиду или агрессию. При этом благодаря своему высокому интеллекту мужчина специально обманывает свою жертву таким образом, чтобы она заметила его ложь. И этот момент является довольно радостным для психопата, позволяя ему наслаждаться беспомощностью жертвы и своей безнаказанностью.

О коррекции

Симптомы психопатии проявляются уже в раннем возрасте. Например, мальчик с диссоциальным расстройством может мучить животных, издеваться над сверстниками и теми, кто слабее. Шизоиды часто погружены в свой внутренний мир и очень замкнуты. У истероидного типа наблюдаются частые и необъяснимые перепады настроения.

Эти проявления сигнализируют о проблеме. Психику ребенка с подобными симптомами следует корректировать. Младший подростковый возраст – это оптимальный период для этой цели. Чтобы предотвратить прогрессирование патологии, нужно своевременно приступить к лечению психопатии. Как утверждают психологи, полностью избавиться от синдрома нельзя.

Именно в этом и заключается основное лечение психопатии. Социализация пациента достигается психотерапевтом или неврологом с помощью следующих основных методов:

  1. Групповой работы.
  2. Семейной психотерапии.
  3. Индивидуального консультирования. Специалист изучает, в каких условиях развивалась личность, когнитивные особенности пациента, а далее ставит диагноз и проводит лечебный курс.
  4. Когнитивно-поведенческого метода.
  5. Гипноза.

Может быть так, что к моменту диагностирования патология приобрела тяжелую форму. В таком случае вышеперечисленных способов для коррекции будет недостаточно. В таком случае лечат специальными препаратами, а именно транквилизаторами и антидепрессантами.

Их применение целесообразно только, если у пациента наблюдаются крайняя агрессивность, сильные эмоциональные нарушения в виде депрессий и развернутые бредовые картины. Например, для подавления озлобленности и агрессии применяют «Галоперидол». Кроме того, психотерпавет может прописать седативные препараты, антиоксиданты, иммуномодуляторы и поливитамины.

Приступы ярости

Спровоцировать вспышку агрессии психопата способна любая мелочь. Это может быть плохо приготовленный завтрак, грязный бокал, а порой и просто хорошее настроение женщины. Вспышки гнева вспыхивают по одному и тому же сценарию.

Вначале мужчина просто повышает голос, а после постепенно доводит себя до ярости. И когда его гнев достигает своей высшей точки, в ход помимо слов начинает идти и физическая сила.

Виды расстройств

Существуют различные типы мужчин–психопатов.

И каждый из них обладает своими характерными особенностями. Рассмотрим их подробнее.

  1. Истероидный. Как ведут себя психопаты, для которых характерен такой тип расстройства? Они стремятся к повсеместному признанию себя как личности, в связи с чем демонстрируют окружающим свою значимость и превосходство. Нередко эти люди ведут себя театрально, сильно жестикулируя, восторженно обнимая собеседника и безудержно рыдая во время своего рассказа. Присуща им и патологическая ложь. Представители этого психопатического типа личности весьма инфантильны. Они всегда стремятся оказаться в центре внимания. Примером такого типа психопатической личности является Харви Дент — известный многим персонаж комикса.
  2. Шизоидный. Эта категория людей отличается ранимостью. Но в то же время шизоидные психопаты деспотичны и педантичны. Эти люди враждебно настроены к окружающим и не способны сопереживать. Яркий пример шизоидного психопата – доктор Менгеле. Это человек, который в Освенциме ставил опыты над людьми.
  3. Паранойяльный. Представители этого психопатического типа личности постоянно стремятся к поставленным ими сверхцелям. Основными отличительными особенностями таких людей являются ограниченность интересов и эгоцентризм, высокое самомнение и узость мышления, сильное чувство ревности и чрезмерная подозрительность. Параноики выдумывают для себя недоброжелателей. Самый известный представитель такого типа психопатии – Адольф Гитлер, который известен нам как нацистский преступник.
  4. Астенический. Личности с подобным типом расстройства чувствительны, тревожны, неуверенны и боязливы. Их жизненные планы не имеют ничего общего с реальностью. Такие люди постоянно одержимы навязчивыми идеями и не могут существовать без самокопания.
  5. Диссоциальный. Эти больные отличаются устойчивым асоциальным поведением, проявление которого выражается в импульсивности и отсутствии чувства вины. Они не способны длительно поддерживать близкие отношения, агрессивны. Их основной жизненный принцип – «здесь и сейчас». При этом последствия совершенных ими действий таких людей абсолютно не волнуют. Как правило, эти психопаты – дети из малообеспеченных или из многодетных семей, жители городов, а также бывшие заключенные.

Лечение психопатии

Полностью устранить данное нарушение невозможно. Некоторые пациенты, страдающие психопатией, осознают наличие у них особенностей, которые делают жизнь с ними других людей ненормальной. Если человек сам осознает наличие проблемы, психокоррекция оказывается более эффективной.

Больной может научиться контролировать свои порывы и изменить свое отношение к окружающим. Большую пользу могут принести семейные психотерапевтические консультации, разъяснительные беседы с пациентом. Нередко применяется гипноз. В особо тяжелых случаях больным подбираются психотропные препараты.

Построение отношений

Как противостоять мужчине-психопату и манипулятору? Далеко не каждая женщина способна найти правильный поход к человеку, страдающему данной патологией. Это и становится причиной разрушения отношений.

Необходимо понимать, что эти люди, несмотря на их неспособность понимания высших эмоций, обладают эгоцентризмом, который сочетается с тонким чутьем того состояния, до которого они доводят окружающих. Это и является для человека с расстройством личности основным условием успешного манипулирования. Нередко они проявляют нежность и сочувствие. Однако это лишь имитация подобных чувств, сквозь которую можно хорошо рассмотреть равнодушие и отстраненность в понимании душевного состояния других.

В тех случаях, когда люди с расстройством личности смогли добиться комфортной для себя психологической атмосферы благодаря приемам манипулирования, никакой агрессии с их стороны возникать не будет. В брачные отношения большинство из них вступает только ради того, чтобы никак не выделяться на общем фоне. Тем не менее в их семье, как правило, царит психологическое давление и насилие. Именно поэтому в большинстве случаев жизнь психопатов представляет собой целую череду разводов и женитьб. При этом далеко не все женщины способны противостоять напору такого супруга и вычеркнуть в дальнейшем его из своей жизни. Это приводит их к возникновению депрессии, глубокого разочарования и сильного эмоционального расстройства.

Современные методы избавления от проблемы

Диагностика психопатии осуществляется при помощи электроэнцефалограммы. Но лечения у этого заболевания не существует. Основной терапией можно считать только признание собственного диагноза с последующей социализацией и оказанием всяческой поддержки в преодолении патологии. Легкие и невыраженные формы корректируются психологической помощью, настоятельно рекомендуется наблюдение у психотерапевта. При жестких формах психопатии необходим прием седативных препаратов, но мужчины чаще всего отказываются от этого.

К наиболее эффективным методам лечения расстройства относятся:

  1. Прием психотропных препаратов, в том числе антидепрессантов и транквилизаторов. Для истерического типа эффективны нейролептики (Аминазин). Социопатам рекомендуется прием Сонапакса или Неулептила, а астеникам помогут стимулирующие препараты или легкие антидепрессанты на растительной основе. Седативные нейролептики помогают справиться с бессонницей (Хлорпротиксен).
  2. Для подавления гнева и агрессии используется Галоперидол.
  3. Перепады настроения контролируются противосудорожными препаратами (Карбамазепин).
  4. Гипноз, аутотренинги, медитации, беседы. Эффективны походы к психологу и семейная терапия.

Препараты, как правило, используются только при стойких нарушениях эмоционального фона, в том числе при бреде, угрожающем поведении. Подбор лекарства осуществляется только врачом и строго индивидуально. Даже сильные лекарства не устранят расстройство личности, но снизят ущерб от его проявления.

Независимо от тяжести психического расстройства рекомендуется прием иммуномодуляторов, поливитаминов, антиоксидантов.

Как вести себя супруге?

Психопатия не является приговором. Мужчины с аномальными чертами личности вполне могут быть успешными в бизнесе и находиться на руководящих должностях, направляя свое умение манипулировать людьми и чутье к чувствам окружающих в созидательное русло.

А как жить с психопатом? Ведь это расстройство личности вредит близким, и нередко женщина, ставшая жертвой такого супруга, даже не представляет себе, как строить с ним отношения. Наиболее опасной является ситуация, в которой муж-тиран, попав в криминальную среду, тянет за собой еще и свою жену. В таком случае женщине необходимо обратиться к психологу. Специалист сможет либо подтвердить, либо опровергнуть наличие патологии, после чего, при необходимости, посоветует, как общаться с психопатом. Такие люди любят играть на чувствах партнеров, из-за чего порвать с ними очень непросто.

Таким женщинам специалисты рекомендуют:

  • в моменты психологических атак супруга дистанцироваться от него, демонстрируя, например, сильную занятость;
  • при прекращении отношений сообщать о расставании, проявляя осторожность, так как подобная новость обязательно спровоцирует ярость;
  • уведомить о проблеме супруга близких людей, способных оказать поддержку;
  • разрывая отношения, не поддаваться чувству вины, помня о том, что психопат представляет собой угрозу не только для жены, но и для всех остальных членов семьи;
  • при возникновении чувства постоянного риска для своего здоровья и жизни, не колеблясь, прекращать отношения;
  • не верить словам мужа, проверять источник полученной от него информации и смотреть на его поведение с философской точки зрения.

Психопаты испытывают постоянную потребность в контроле над другими людьми. Они хотят быть главными, для чего используют свое обаяние параллельно с давлением и запугиванием. Во время насилия вступать во взаимодействие с такими людьми не нужно. Вместо этого им необходимо дать понять, что подобное поведение непременно повлечет за собой определенные последствия.

Готовиться к встрече

Говоря о том, как правильно общаться с психопатами, нужно понимать, что каждое слово, сказанное таким людям, может стать отправной точкой скандала. Поэтому, если есть такая возможность, то перед встречей или разговором с неуравновешенной личностью стоит детально продумать, что именно будет обсуждаться.

Разумеется, неподготовленному человеку очень сложно предсказать, как именно пойдет общение. Поэтому лучшим решением будет посетить специалиста и попросить его подготовить несколько фраз, которые можно будет использовать при беседе с психопатом.

Как определить расстройство личности?

Человек, который интересуется вопросом, склонен ли он к асоциальному поведению, может узнать об этом наверняка. Для этого достаточно пройти тест на психопатию. При подтверждении подозрений рекомендуется обратиться к специалисту, который позволит откорректировать это состояние.

Стандартным и наиболее часто применяемым тестом является опросник, составленный Робертом Хэаром. Этот врач предлагает оценку состояния человека исходя из 20 различных критериев. Полученные баллы подлежат суммированию. Если их 30 и более, то это явно указывает на склонность к психопатии. Адекватный результат тестирования может быть получен только специалистом. Тем не менее такой опросник находится в открытом доступе. Это дает возможность любому человеку оценить свою склонность к такому расстройству личности, как психопатия.

Признаки

Вы хотите распознать социально адаптированного психопата? Признаки подобной персоны внешне вы никак не определите. Персона может казаться нормальной и адекватной. При знакомстве с самовлюбленной особой, лишенной чувств, ничего ужасного заметить нельзя. Человек будет себя вести активно, держаться уверенно и с удовольствием возьмет на себя роль души компании.

Такая персона не будет казаться подозрительной ровно до тех пор, пока вы не узнаете человека поближе. При продолжительном знакомстве с персоной можно заметить много странных нюансов, которые сложно обнаружить на первых порах. Например, человек, лишенный всяких чувств, будет часто спрашивать у окружающих, что они чувствуют в тот или иной момент.

Нормальной персоне вопрос может показаться странным. Да и как описать чувства словами? Если же кто-то обратит внимание на странность вопроса, психопат отшутится и скажет, что вопрос его интересует с чисто научной точки зрения. На самом деле персона подобным образом собирает информацию о том, что чувствуют нормальные люди во время горя или же великой радости, чтобы знать, как реагировать в определенной ситуации.

Отсутствие искренних эмоций не позволит персоне быстро реагировать на эмоциональные ситуации. Например, кто-то из ваших друзей может рассказать историю о том, как маленькая девочка умерла от рук бандитов. Нормальный человек после подобного рассказа будет опечален. Эмоции будут закипать в душе персоны, ведь маленькая девочка ни в чем не была виновата.

Социально адаптированный психопат, в чем причина расстройства

Социально адаптированный психопат — прирожденный манипулятор и обманщик. Этому типу людей абсолютно неведома мораль. А их личность имеет серьезные дефекты, которые, с одной стороны, помогают им двигаться вверх по социальной лестнице, а с другой, превращают жизнь окружающих людей в натуральный ад. В отличие от обычных психопатов, они способны идеально маскироваться, что делает их удары еще более тяжелыми. Жертва не пострадает физически от их действий, но будет высушена морально.

Социальных психопатов порой не могут вычислить даже профессиональные психологи, однако распознать их в реальной жизни проще, ведь там куда лучше видна стратегия, которой человек придерживается в жизни.

Как распознать социально адаптированного психопата

Психопаты лишены эмпатии, не имеют чувства вины, раскаяния и стыда. Они всегда стремятся обвинить других в собственных ошибках, а также пытаются присвоить себе их достижения. В глазах общества подобные люди не совершают ничего противозаконного, ведь они живут в соответствии с ожиданиями окружающих.

Социально адаптированные психопаты не чувствуют угрызений совести, мораль и общечеловеческие ценности для них — пустой звук, инструмент, который можно использовать для достижения цели. Благодаря отлично развитому интеллекту и рациональному мышлению, психопаты склонны использовать людей.

Как правило, такие личности начинают с небольших одолжений, «прощупывая» потенциальную жертву. Если просьба исполняется, то в следующий раз она будет значительней. И так до тех пор, пока у жертвы не останется абсолютно ничего, либо она перестанет быть полезной психопату.

Советы психологов

У социально адаптированных психопатов может быть правильно поставленная речь, сногсшибательный внешний вид и авторитет. Однако полностью скрыть свою натуру они не в состоянии. Если приглядеться внимательней, можно с легкостью вычислить такого человека.

Стоит обратить внимание на:

  1. Противоречия. Склонность к патологической лжи вынуждает психопата врать обо всем. Жизнь, дети, погода. Он готов извратить и переврать абсолютно все. Начиная разговор с одного утверждения, психопат может резко перейти к другому, совершенно противоположному, выставив его как истинно верное. Достаточно понаблюдать за ним несколько бесед, чтобы вывести основные «стержни» лжи.
  2. Резкая смена темы. Начиная разговор на тему погоды, психопат способен через секунду начать рассказывать про неприятные вещи: войны, смерти, катастрофы. Если человек начинает подозревать антисоциальное поведение и собирается начать разговор об этом, психопат начнет быстро гасить эту тему, обвиняя собеседника в проблемах с психикой.
  3. Завышенное самомнение. Психопаты всегда стремя возвысить себя над остальными, присваивая результаты труда и преувеличивая собственные.
  4. Отсутствие реакции на события, глубоко затрагивающих других людей. Если остальные могут ужаснуться и ярко проявить свои эмоции, психопаты реагируют дежурными фразами огорчения.
  5. Резкое сближение. Психопаты склонны очень быстро сближаться, показывая отношения куда ближе, чем они могут быть. Это выражается в показной «ласковости», неожиданным предложениям «переехать» и вопросах в духе «Ты мне не доверяешь?».

Обращая внимание на все изменения в поведении человека, можно оценить его истинные намерения. Важно понимать, что психопат не намерен давать, он хочет брать, и прямо сейчас, следуя тщательно продуманному плану.

Социальные психопаты практически не выделяются из современного общества, что делает их еще более опасными. Чаще всего они встречаются среди мужчин. Используя природную харизму и обаяние, они могут превратить жизнь своей «избранницы» в натуральный ад. Он состоит из психологических, а иногда и физических издевательств. Даже среди женщин могут попадаться антисоциальные элементы. Они способные скрывать свои намерения лучше мужчин, что делает их еще более опасными.

Эмпат и социально адаптированный психопат (две крайности) — видео

МУЖЧИНЫ, С КОТОРЫМИ НЕВОЗМОЖНЫ ДЛИТЕЛЬНЫЕ ЗДОРОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ — Рамблер/новости

Потрясающая статья Ирины Меладзе об определенном ряде признаков, по которым можно за короткий срок и не теряя времени на недостойного кандидата в спутники жизни, определить, кто же пытается подобраться к вашему сердцу!

Примерные портреты мужчин, с которыми невозможны партнерские отношения:

Деспотичный тиран

Инфантильный мужчина

Партнерские отношения и здоровый эмоциональный союз возможны, когда оба в паре нацелены на взаимоуважение, взаимопомощь и поддержку. Никогда в партнерских отношениях один из пары не будет существовать за счет другого. Использовать одного из партнеров, брать и не отдавать взамен, буквально паразитировать на теле отношений — принцип, на котором строят отношения лица с расстройствами личности: нарциссы и психопаты, а чаще всего их коморбидные то есть смешанные варианты расстройства личности. Отношения с ними — прямая дорога в тиранически-виктимный союз, где страдающей и плачущей жертвой будете вы. Самое главное и, в то же время, самое трудное — распознать такого мужчину и вовремя оградиться, буквально спастись от него.

Существует определенный ряд признаков, по которым можно, причем за довольно короткий срок и не теряя времени на недостойного кандидата в спутники жизни, определить, кто же пытается подобраться к вашему сердцу.

В этой главе приведены примерные портреты мужчин, отношений с которыми следует избегать. Для того, чтобы вам было удобней и проще понимать, о каких типажах идет речь, мы будем использовать не только специальную терминологию, но так же оперировать привычными всем нам социальными определениями.

1. Деспотичный тиран (выраженный социально-адаптированный психопат)

Ключевая особенность — расстройство личности, один из видов психопатии, человек, не имеющий совести, морали и эмоциональной составляющей. Человек, проявление чувств которого — абсолютное притворство!

Возможный тип отношений — тиранически — виктимные. Партнерские отношения невозможны. Единственный выход из отношений — разрыв и полное прекращение общения.

Характерные признаки психопатии: 1-8, +11, +13, +19 (ниже вы найдете перечень ключевых признаков психопатии).

Представьте себе человека, который не имеет совести и не умеет чувствовать. Не притворяется холодным закрытым и злым, потому что «его все достали и хочется поиграть в сердитого», а реально закрытого, холодного и злого человека, который никогда не будет другим, потому что не умеет и не научится. Никогда. Представьте человека, которому наплевать на слезы, душевную боль, горе, радость, счастье и прочие эмоциональные состояния окружающих людей. Причем наплевать не в силу временного плохого настроения, а потому что он физически не способен понять и почувствовать хоть что-то аналогичное. Представьте себе человека, который живет среди людей только потому, что их можно использовать для достижения собственных целей и выгод. Представили? Или трудно поверить и осознать, что существуют вот такие роботы без совести и эмоций?

Увы, они настоящие. Примерно 1% населения составляют психопаты — люди, которые не способны устанавливать хоть сколько-нибудь прочные социальные связи по причине полного тотального физиологического равнодушия.

Но сразу распознать такого монстра практически невозможно. Все женщины, пострадавшие от психопатов и нарциссов выходили замуж по большой любви, за идеального мужчину, потому что отличить нормального мужчину от мужчины с расстройством личности — крайне тяжело, ведь первые год-два психопаты или нарциссы, или же их гибридные варианты кажутся абсолютно нормальными или даже идеальными мужчинами. А, по сути, носят маску нормальности, старательно и осознанно притворяясь, намеренно играя отрепетированную роль благородного человека. Причем это, что еще более страшно — не фигура речи! Многие из них действительно будто актеры репетируют проявление эмоций, которых ждет от них ничего не подозревающая женщина. В прямом смысле слова, некоторые из них становятся перед зеркалом и нарабатывают мимические маски, надевая потом ту или иную в зависимости от того, какое из высших моральных чувств следует продемонстрировать.

Для чего им это нужно? Дело в том, что в них отсутствуют естественные человеческие совесть, мораль, жалость, ответственность и привязанность к близким, даже к детям (они раздражают их в силу своей бесполезности). Женщина нужна такому мужчине как источник бытового обслуживания, денег и секса.Друзья психопату не нужны, поэтому видимость приятельских отношений психопаты создают с теми, кто чем-то может быть полезен. А если у психопата еще и нарциссизм — то он не просто аморален и равнодушен до предела, он еще и обесценивает, унижает и морально уничтожает свою партнершу.

Но истинное лицо психопат показывает спустя год-два. А на начальном этапе отношений он идеален! Идеален сказочно! Порой даже вычурно! Именно на этот крючок попадается большинство женщин, искренне веря в то, что им наконец удалось встретить принца из сказки! Поэтому, как бы разочаровывающе это не звучало, опасайтесь идеальных мужчин! Не спешите сближаться с теми, кто великолепен. Суровая правда жизни такова, что полноценные, психически здоровые мужчины неидеальны.

Важно понимать, что психопатия и психоз — разные вещи. Психопаты не бредят и у них нет галлюцинаций. Они спокойны, адекватны и совершенно сохранены в плане интеллекта и бытового самообслуживания. Их основной дефект — отсутствие совести и высших моральных эмоций. Из-за их коварного мастерства играть высокоморальных, эмоционально полноценных людей их трудно отличить даже психологам и психотерапевтам. Они изображают на лице эмоции, на самом деле не испытывая их.

Психопаты — величайшие мастера манипуляций. Отсутствие совести и морали наряду с великолепным умением мимикрировать под окружающую среду и симулировать чувства, позволяет им пугающе талантливо и крайне убедительно вводить в заблуждение эмоционально открытых, высокоморальных (иногда даже слишком) женщин. Пожалуй единственное их настоящее чувство — повышенная агрессивность. Да и ту они первые пару лет отношений старательно контролируют и прячут. Это охотники, мастерски расставляющие силки. Ни один охотник не воспринимает свою жертву как равную себе личность. Жертва всегда нужна охотнику ради удовлетворения каких-то его нужд. Партнерские отношения при таких вводных невозможны.

Предположительная причина этого расстройства личности — нарушенное функционирование миндалевидного тела — участка мозга.

Но, не важно, выявлена ли точная причина возникновения расстройства личности или нет, оно уже никогда никуда не денется. Особо тяжелые случаи подвержены медикаментозному сдерживанию, но не более. Тешить себя надеждами на то, что у психопата однажды проснется совесть, бесполезно. Единственное, что вы можете сделать, если выявили рядом с собой психопата — уйти от него.

Психопаты делятся на две условные группы — социально адаптированные, то есть живущие в социуме, и социально дезадаптированные или криминальные. На бытовом языке вторую группу определяют словами «полные беспредельщики» или даже «отморозки». Это преступники, чья жестокость не знает границ. К счастью, вероятность встретить такого человека существенно мала, так как они рано попадают под полицейское наблюдение или даже в тюремное заключение. А вот представителей первой группы, увы, можно запросто встретить среди обычных людей. И легко принять за идеал. Но по прошествии пары лет такая встреча всегда оборачивается личной трагедией. А вчерашний идеальный мужчина получает бытовое звание «моральный урод», «социальный хищник», «подлец», «мерзавец», «интриган», «бессовестный обманщик», «лицемер» и т.д.

В этой главе мы помещаем перечень контрольных признаков психопатии. Если вы заподозрили что-то неладное в своем избраннике, пожалуйста ответьте на эти вопросы. Это даст вам возможность сделать предварительное предположение о том, какой человек с вами рядом!

Положительные ответы на вопросы с 1-го по 8-й + 18,19 и 20й говорят о том, что высока вероятность того, что ваш избранник — социально- адаптированный психопат.

Положительные ответы на вопросы с 1-го по 17й + общие 18,19 и 21 говорят о том, что вы в еще большей опасности, потому как подвержены риску стать жертвой криминального психопата!

Обманчивое обаяние (умение убедительно, складно, интересно и обтекаемо говорить, умение производить самое благоприятное первое впечатление, притворство, лицемерие).

Нездоровое самолюбие (сильно завышенные представления о своих способностях, о чувстве собственного достоинства, высокомерие и чувство превосходства над другими людьми)

Патологическая лживость (проницательность, хитроумие при умеренной психопатии; обман, лукавство, интриганство и недобросовестность, непорядочность — при выраженной психопатии)

Коварство, хитрость и склонность к манипулированию окружающими людьми, с целью получения личной выгоды.

Неспособность испытывать высшие моральные чувства — раскаяния, сострадания, сопереживания, сожаления, чувства вины и стыда

Поверхностность эмоций (неспособность испытывать глубокие чувства, эмоциональная бедность — ограниченный диапазон чувств, притворство в чувствах, холодность в межличностных отношениях, эгоцентричность)

Черствость, жестокость, отсутствие эмпатии, холодность, презрение, невнимательность по отношению к другим людям.

Безответственность (отказ принять на себя ответственность за свои поступки, отрицание ответственности за свои слова и попытка манипулировать другими людьми с тем, чтобы снять с себя ответственность)

Потребность в постоянном психическом возбуждении (чрезмерная потребность в новых, захватывающих впечатлениях, склонность к риску как бегство от скуки)

Финансовый паразитизм ( преднамеренные манипуляции в отношение других людей с тем, чтобы жить за чужой счет, эксплуатировать финансово других людей; эгоистичное отношение к финансам и имуществу других людей как к своим собственным, использование финансовой зависимости других людей в целях получения личной выгоды)

Слабый поведенческий контроль (бурное выражение негативных чувств, словесные оскорбления и неуместные и неприемлемые способы выражения гнева)

Неспособность ставить перед собой реалистичные долгосрочные цели (неспособность разрабатывать и выполнять долгосрочные планы, достигать поставленных целей своим трудом)

Импульсивность (склонность совершать необдуманные незапланированные поступки без осмысления и учета их последствий)

Неспособность выполнить взятые на себя обязательства или отказ от исполнения взятых на себя обязательств и обязанностей.

Антисоциальное поведение в подростковый период (с 13-18 лет)

Проблемное поведение в детстве (разнообразное дисфункциональное проблемное поведение в возрасте до 13 лет)

Отмена условного-досрочного освобождения или нарушение условий досрочного освобождения.

Промискуитет (беспорядочная половая жизнь, многочисленные половые связи с поверхностными знакомствами, неизбирательность и неразборчивость в выборе половых партнеров)

Многочисленные краткосрочные браки и разводы (отсутствие подлинной приверженности к долгосрочным отношениям).

Антисоциальное поведение, склонность при первой возможности, нарушать закон, (проявляется в том числе у лиц, которые никогда не были арестованы или осуждены)

Дополнительный признак — продумывание и применение стратегий поведения с целью обмана и ввода в заблуждение.

Пользовательское отношение к окружающей среде — это визитная карточка психопата. Все, что окружает психопата — для него просто ресурсы, причем не важно люди это или деньги, или вещи. Психопаты прикладывают усилия для достижения материальных благ, только если получают интерес от процесса зарабатывания денег (что бывает редко) и если им важен собственный физический комфорт. Причем зарабатывать они предпочитают не отягощая себя моральной стороной достижения финансовой прочности.

В большинстве случаев финансовые проблемы у психопатов возникают надолго. И решаются чаще всего за счет отношений с женщиной. Имущество психопатов — это, как правило, наследство, подарки, «легкие» или даже «грязные» деньги. По причине слабой эмоционально-волевой активности зарабатывать собственным трудом они не считают нужным. В случае нужды, психопаты предпочитают надеть социально-ожидаемую маску и к кому-нибудь пристроиться, например к обеспеченной женщине — помощнице ради жилья, прописки и горячего ужина. Причем стоит им удовлетворить свои потребности, как «маска приличий» становится уже не нужна. Поведение психопата трансформируется как минимум в равнодушное, как максимум в агрессивно — жестокое.

Психопаты знают, что страх — мощное оружие, способное дать контроль над людьми, которые слабее физически и/или морально. Именно поэтому в паре с тиранически-виктимными отношениями так часто встречаются проявления физической силы. Грубо говоря, психопат не погнушается поднять руку на жену и детей, и будет бить женщину, с которой живет ровно до тех пор, пока она будет это прощать и терпеть. (А, как мы не раз говорили, склонные к созависимости женщины, годами терпят унижения и побои). Женщину, потерявшую нужность психопаты жестко отстраняют или бросают, если окончательно перестали в ней нуждаться. Женщина, от которой нет смысла ждать помощи, психопату неинтересна.

Если психопату выгодно сделать вид, что он полноценный высокоморальный человек, он будет играть эту роль, причем зачастую вполне талантливо. Психопатам чуждо благородство, но если надо, их поступки будут выглядеть как благородные.

Если психопат оказывается при деньгах и при общественном положении, то за ним тянется шлейф обмана, лжи, предательств, манипуляций и прочих некрасивых историй. Поэтому у психопатов нет по-настоящему близких друзей. Обычно рядом с ними находятся наивные люди, которых они либо используют в своих интересах, либо собираются использовать. Вот почему крайне важно обращать внимание на то, есть ли друзья у мужчины, которого вы рассматриваете как вероятного спутника жизни, а так же постараться проверить его в «беде». Попросите мужчину помочь кому-то, кто для него никак не может быть полезен, и делайте вывод о наличии совести и морали.

На ранней стадии отношений выдать психопата может взгляд, а точнее микродвижения глаз и микромимика лицевых мышц. В процессе общения социально — адаптированные психопаты пытливо «изучают» собеседника, для того, чтобы подстроиться под него и сымитировать ожидаемую эмоцию. В этот момент они теряют самоконтроль и выдают себя «пустым, как-бы ищущим взглядом. Так же «говорящим» бывает полный злости взгляд психопата, когда тот смотрит на собеседника, которым не удалось проманипулировать. Помните, психопату нужна власть. Чтобы использовать человека, надо взять его под контроль. Если психопату это не удается, он злиться и выдает себя взглядом.

Ключевая особенность — финансово живёт за счет женщины, но при этом не признает своей зависимости.

Возможный тип отношений — тиранически-виктимные.

Примерный портрет: социально — адаптированный психопат.

Характерные признаки психопатии: 1-8, +10, +18, +19, +21.

Мужчина, предпочитающий жить за счет женщины, или как еще его называют — альфонс, как правило очень следит за собой, хорошо, модно и дорого одет. Имеет ухоженную кожу и аккуратный маникюр. Предпочитает дорогой парфюм, охотно использует элитные аксессуары. Демонстрирует великолепное воспитание и галантность. Альфонс красиво и складно говорит. Блестяще ухаживает и мастерски, то что называется, пускает пыль в глаза. О таких говорят «он был так красив, что его хотелось потрогать». Всем своим видом такой мужчина производит впечатление респектабельного, богатого и финансово-независимого человека, которому можно доверять.

Железобетонная уверенность в себе, которую демонстрирует альфонс, наполняет его сильнейшим личностным магнетизмом. Альфонс воспроизводит образ «идеального мужчины», играет роль гаранта финансовой устойчивости, что быстро располагает к нему именно сильных и финансово независимых женщин. «Ему не нужны мои деньги/квартира/машина, — думает потенциальная жертва внимания альфонса, — у него у самого с деньгами все в порядке, ему нужна я сама. Как же долго я искала мужчину, который полюбит меня за мои человеческие качества, а не за кошелек». На то и рассчитывает альфонс.

Как правило жертвой внимания альфонса становятся материально-обеспеченные женщины с высоким чувством социальной ответственности, живущие по принципу «я хорошая, и должна, вот просто обязана помогать нуждающимся».

Отношения с альфонсом всегда строятся по следующей примерной схеме:

От месяца до полугода вы встречаетесь с деловым, финансово-хватким мужчиной. Он говорит вам о том, что у него стабильный успешный бизнес, грандиозные планы на будущее, и теперь это — и ваше будущее тоже! Он подчеркнуто безразличен к количеству денег на ваших счетах, ему демонстративно наплевать, ваша ли это квартира и есть ли у вас возможность получить в наследство что-либо ценное.

Но вот однажды, спустя два — семь месяцев после знакомства, ваш, на тот момент крайне близкий, любимый и идеальный мужчина начинает попадать в неприятности. У него «угоняют» машину, «сгорает» дом, рушится бизнес. Он мужественно переносит утраты и по-началу не просит помощи, потому что знает — вы предложите помощь сама!

Если этого не происходит долгое время, альфонс может и сам попросить вас помочь ему. Причем, в случае отказа, он сначала мягко намекнет, а потом скажет прямо, что вы обязаны помогать, ведь Вы — добрый, честный и преданный человек, а он Вас так любит.

Подобные манипуляции характерны для всех психопатичных личностей. И очень важно суметь их распознать.

Помните! Мужчина, строящий отношения партнерского типа никогда не будет давить на вашу мораль и чувство вины, никогда не станет склонять вас рисковать ради него своим имуществом и деньгами, никогда не будет демонстративно обижаться на вас в случае отказа помочь!

В итоге, жертва манипуляций альфонса соглашается оказать ему помощь. Причем в этот момент она совершенно уверена в том, что поступает высокоморально, красиво и правильно, совершенно не понимая, что ее банально используют. Она — великая женщина, выполнившая свое предназначение — помогать мужчине добиться успеха в жизни! Именно это будет говорить альфонс, хладнокровно прикарманивая её добро.

Воспитанная с установкой «хорошие девочки должны помогать!», жертва альфонса будет искренне гордиться тем, что спасла любимого мужчину, пусть даже себе во вред.

Финальная стадия отношений с альфонсом может иметь 3 предполагаемых сценария:

Вы нужны ему в качестве постоянного источника денег, поэтому он проведет с вами довольно продолжительное время, все крепче привязывая вас, играя на чувстве долга и вовлекая в эмоциональные ловушки. Он будет с вами до тех пор, пока вы его снабжаете материальными благами, но когда они иссякнут, он не раздумывая покинет вас, найдя новую, полную кормушку.

Он воспользуется вашей помощью и покинет вас сразу после. Как правило так поступают альфонсы, которым удалось «раскрутить» жертву на большие деньги. Например, он может исчезнуть с деньгами, вырученными за продажу вашей квартиры. И уходят они не предупреждая: ушел «на работу» и больше не вернулся.

Вы вовремя поймете, что рядом с вами альфонс. Прекратите вестись на его манипуляции и выставите его за дверь!

И авторам книги «Иллюзии в отношениях» очень хотелось бы , что вы изначально не подпускали к себе подобных мужчин!

Встреча с Олегом показалась Ирине судьбоносной. Красавец Олег производил впечатление очень обеспеченного мужчины: на нем всегда был дорогой строгий костюм, ездил он на дорогостоящей иномарке, а рассуждая о финансах и бизнес-решениях уверенно сыпал специальной терминологией, что свидетельствовало о его незаурядном уме и деловой хватке. Разведенная недавно Ира видела в Олеге оплот мужской надежности! Кроме того, Олег был мастером ухаживаний. Ирина никогда не слышала столь изысканных комплиментов. Все в ней казалось Олегу прекрасным. Он нахваливал ее как хозяйку, восхищался ее женственностью и красотой. Само собой получилось так, что Олег перебрался к Ирине жить: «У тебя так хорошо, так уютно, не то что в моей свежеотремонтированной берлоге», — говорил Олег.

Спустя месяц после знакомства, Олег позвонил и сказал, что не сможет встретить Ирину с работы, потому что попал в аварию. «Расстроенный, но твердый духом» Олег поспешил успокоить разволновавшуюся Ирину, что пустяки, не стоит переживать, ведь пострадало только его разбитое вдребезги авто, а сам Олег абсолютно невредим — ни царапины.

На этом неприятности не закончились. Увы, спустя месяц Олег признался Ирине, что у него на работе финансовые неприятности, что по ошибке нерадивого менеджера процветающая компания Олега задолжала денег партнерской организации. Белый от горя Олег сообщил что, кажется, вынужден уехать на месяц в командировку, чтобы достать денег на погашение долгов кредиторам. Ира не задумываясь предложила любимому выручить его деньгами. Олег очень долго отнекивался. Но потом всё же сдался. С тех пор Олег стал периодически брать у неё деньги взаймы. Скоро Ирина растратила на него все свои сбережения. Когда проблемы с деньгами стали остро, она решилась на разговор с Олегом. Тот неожиданно оскорбился, собрал свои вещи и с кривой ухмылкой, поблагодарив Ирину за всё, что было, скрылся в ночи.

Только тогда Ира начала понимать, что, по сути, любимый просто её использовал. Окончательно прояснил ситуацию неожиданный визит Тамары — бывшей гражданской жены Олега. Оказалось, что шикарный автомобиль, на котором ездил Олег принадлежал Тамаре. И что машину Олег не разбил, а бросил под окнами Тамариной квартиры, когда вышел срок водительской доверенности. Тамара рассказала Ирине о том, что их с Олегом отношения развивались по точно такому же сценарию, и что теперь Тамара ищет Олега в надежде вернуть те огромные деньги, что она потратила «поддерживая и помогая» любимому в бизнесе.

Чтобы не оказаться в положении Ирины и Тамары, с самого начала отношений следует настороженно относиться к попыткам мужчины привлечь вас к решению своих материальных проблем. Нормальный мужчина никогда не станет требовать материальной поддержки от женщины. Наоборот, он сам будет стремиться обеспечивать избранницу. Если же вдруг выяснится, что обеспеченный еще вчера мужчина беден и нуждается в деньгах — это непременно должно насторожить — что он может предложить женщине, кроме своих проблем?

Конечно бывает и так, что в беде оказываются достойные честные мужчины, которым нужна помощь. И если вы задумались о том, чтобы ее предложить, или мужчина вас о ней просит, пожалуйста, насторожитесь и, не бойтесь быть неверно понятыми, — требуйте доказательств: фотографий, свидетельств, банковских выписок со счетов, личного знакомства с обидчиками мужчины. Доверяя мужчине деньги, берите с него расписки и оформляйте займы нотариально. Поверьте, в условиях современной жизни, нормальный мужчина вас поймет и не будет устраивать сцен.

Ключевая особенность — воспринимает отношения как вид спорта, где каждая, женщина, согласившаяся на интимную близость — личная победа. Не способен хранить верность своей избраннице. Не заинтересован в продолжительных отношениях. Его ключевая цель — интимная близость, желательно разовая.

Возможный тип отношений — как правило отношения не успевают завязаться, контакт бабника и его жертвы — это скорее скоротечная яркая и резко прерванная связь, в большинстве случаев ведущая к психологическому травмированию женщины. Если же отношения продолжительные, они однозначно будут тиранически-виктимными.

Примерный портрет: Социально адаптированный психопат.

Характерные признаки психопатии: 1-8, +12, +14, +18, +19.

Бабник, меняя женщин, постоянно таким образом доказывает себе и окружению, что он значимая личность. Самый распространенный стереотип гласит, что это «недолюбленные» в детстве мальчики — сыновья властных, авторитетных женщин всю жизнь самоутверждаются как «победители», оставляя за собой вереницу разбитых сердец. На самом деле если вы внимательно почитаете контрольный перечень признаков психопатии, вы увидите в поведении бабника признаки 18 и 19, то есть: промискуитет — беспорядочная половая жизнь, многочисленные половые связи с поверхностными знакомствами, неизбирательность и неразборчивость в выборе половых партнеров, и многочисленные краткосрочные браки и разводы — отсутствие подлинной приверженности к долгосрочным отношениям. Очень опасно для женщины попасться на удочку такого мужчины, когда он намерено изображает из себя идеального, страстно влюбленного, преданного, и говорит о вспыхнувшей с первого взгляда огромной любви. Психопаты крайне часто форсируют события на начальном этапе отношений. Им крайне выгодно втереться в доверие женщины как можно скорее и начинать её использовать как можно раньше.

Для бабника стандартный ритуал ухаживания — цветы, красивые комплименты романтичные признание в любви, романтические прогулки и походы в дорогие рестораны. Очень обидно и трудно поверить в то, что такая сказка — банальная ложь, но увы, это так. Это лишь наживка для наивной жертвы психопата.

Что может помочь отличить бабника от нормального мужчины? Бабники очень следят за собой. Они красивы, от них хорошо пахнет. Они знают толк в ухаживаниях и без труда покоряют женщин своими обаянием и харизмой. Отличительная черта бабника — великолепно «подвешенный» язык и очень уверенное поведение в женском обществе. В отличие от обычного влюблённого мужчины, который просто теряет дар речи, когда рядом с ним находится предмет его мечтаний, бабник не тушуется, не смущается, не «забывает» слов и не краснеет, поймав случайный взгляд объекта вожделения. Вообще, в норме мужчины не очень хорошо понимают нюансы женской психологии. И если поклонник чутко улавливает любые эмоциональные порывы женской души, то либо это душевно тонкий с отменным воспитанием человек (что хотя и редко, но бывает), либо следует задуматься и прощупать его склонность к ветрености и отсутствию постоянства.

От бабника буквально веет сексуальностью. Ведь она, по сути, — их основной инструмент для достижения собственного физиологического удовлетворения. Выбирая для себя образ ловеласа, мужчина вынужден научиться искусству соблазнения. Иначе он не сможет добиваться своего. Почему бабник воспринимается по первому впечатлению более сексуальным чем другие мужчины? Потому что он демонстрирует ТОЛЬКО влечение (не влюбленность, не уважение, не желание стать частью жизни понравившейся женщины, а сухое физиологическое влечение), в то время как нормальный влюбленный мужчина, помимо сексуального влечения испытывает симпатию, волнение, желание понравится, то есть сильные глубокие высшие моральные эмоции, которые несколько гасят проявляющееся сексуальное влечение к женщине. И обычному нормальному мужчине в силу наличия у него морали приходится балансировать между «дозволено» и «хочется». В то время как бабник прет к цели, не задумываясь о чувствах женщины, ведь у него нет способности испытывать эмоциональную близость (потому что как у любого адаптированного психопата нет способности испытывать глубокие высшие моральные чувства — любовь и привязанность). Равнодушие в его взгляде многие женщины по неопытности воспринимают как возбуждающую маскулинность — эмоциональную дистанцию, уверенность в себе, независимость и мужскую силу. К нормальному мужчине по-началу не влечет столь сильно, хотя опыт близости с ним может оказаться на порядок лучше.

Почему отношения с бабником являются иллюзией?

Потому что в из-за расстройства личности — психопатии он не способен испытывать высшие моральные чувства привязанности и любви. Он легко поменяет одну женщину на другую, может бросить женщину с ребенком одну и без финансовой поддержки, и ни минуты не задумываться о том, что оставляет родного ребенка. У психопатов нет привязанности даже к родным детям — они их легко забывают. Нормальному высокоморальному мужчине приходится «переключать» режимы эмоциональной близости и эмоциональной дистанции, то есть то открываться женщине в чувствах, заботиться и проявлять нежность, то оценивать женщину, добиваться ее внимания, соблазнять прикосновениями и словами, короче говоря, вести себя с нею так, будто они едва познакомились. Бабники этого не умеют. Кстати говоря, именно эта способность — смотреть на партнера так, как будто вы только повстречались — гарантия долгого и в то же время страстного брака с нормальным мужчиной.

«Раскусить» бабника гораздо легче, чем альфонса еще и потому что он не станет делать вид, что ему есть дело до взаимной ответственности в отношениях. Он не сможет выполнить ни одного из обещаний, которые дают друг другу партнеры, работая над созданием эмоционального союза (см. главу 2). Обязательное условие для первого этапа отношений — договоренность о взаимной верности — абсолютно чуждое для бабника явление. Среднестатистический казанова искренне верит в то, что своим появлением в вашей постели он бесконечно вас осчастливил, и что самым главным для вас событием было его драгоценное мужское внимание. А так как цель достигнута и обе стороны выглядят удовлетворенными, то, по мнению бабника, делать в рамках этих отношений больше нечего. Иногда эти отношения ограничиваются одной или несколькими встречами в постели. Вот почему связь с ловеласом имеет краткосрочный или периодический характер. Иногда по неопытности , например в тех случаях, когда женщина склонна к созависимости, она может выйти замуж за бабника, и искать в себе причину его измен. Самая частая психологическая ошибка таких женщин — искать причину проблемы в себе и бесконечно самосовершенстоваться, чтобы стать «достойной» его любви.

Бабник не способен быть верным. И это его проблема, а не ваша! Поэтому досужие домыслы о том, что благоверного «приворожили» коварные соперницы — это чушь. Ровно как и рассуждения о бесовщине и блуде, которую порой слышат женщины от якобы верующих знакомых. И если, попадая на прием к психологу, женщина, которую бросил бабник, слышит совет из серии « Мы сами являемся причиной наших проблем. Надо работать над собой, искать причину в себе», — ей стоит поменять психолога.

Бабнику, как социально-адаптированному психопату, склонному к манипулированию, этот совет психологов просто развязывает руки. Дело в том, что у всех психопатов есть способность не брать на себя ответственность за свои поступки и манипулировать другими людьми и перекладывать вину за свои измены на женщину. Обычно это звучит так: я ушел к другой, потому что ты поправилась/ не достаточно технична в сексе / не вызываешь влечения / плохо готовишь/ плохая хозяйка и т.д. Попадая под этот пресс претензий, женщина (особенно не уверенная в себе) начинает верить в то, что вина за разваливающиеся отношения действительно лежит на ней, и считает, что партнер прав, что это ей, а не ему надо измениться в лучшую сторону». То что обвинение и критика являются в данном случае продуманной манипуляцией психопата, женщины не догадываются, и начинают отчаянно менять себя в угоду избраннику: бегут на фитнес, считают калории, меняют внешность и даже доходят до абсурдных поступков типа покупки приворотных талисманов. Некоторые женщины, попав в ловушку самосовершенствования, соглашаются терпеть постоянные измены и зашкаливающую ветреность бабника и постепенно становятся жертвой тиранически-виктимных отношений. А он в это время живет в свое удовольствие, пока она работает над собой и их отношениями. Мифы о полигамности, альфа-самцовости и обязательной, чуть ли не терапевтической частой смене партнерш — это лишь прикрытие для психопатического отсутствия привязанности к женщине, равнодушия к ее личности и собственной выгоды.

Павел и Вера познакомились на лавочке в парке. Павел сам подошел к ней, когда она ждала подругу, и ему хватило 10-ти минут и трех эффектных комплиментов, чтобы девушка расслабилась и согласилась прийти вечером на свидание. Анализируя поведение Павла постфактум, Вера призналась, что настолько сексуально-привлекательного мужчины она не встречала ни до ни после.

«К нему тянуло с первых минут, — рассказывает Вера, — я помню, что сидела рядом с ним в машине и мечтала о том, чтобы он поскорее ко мне прикоснулся! Павел все время подходил ко мне ближе, чем принято на первом свидании, брал меня за руку, вместо того, чтобы говорить в обычной манере, предпочитал шептал на ухо. В результате после полуторачасового общения меня накрыло таким сексуальным влечением, что я сама пригласила его к себе «на чай». Я понимала, что поступаю неправильно, но не могла сопротивляться сексуальному напору этого мужчины». В первый же вечер Вера позволила Павлу остаться на ночь. Однако, сославшись на необходимость вернуться домой, сразу после секса Павел поцеловал Веру в щеку, пообещал позвонить и больше никогда не появлялся.

Утром Вера чувствовала себя «не в своей тарелке». В душе поселилось неприятное чувство «использованности». «Я понимала, что сама виновата, сама поспешила, но легче от этого не становилось». А самое странное, я не понимала, как я позволила незнакомому мужчине переспать со мной в первый же день знакомства. Потом она некоторое время напрасно ждала звонка, параллельно ругая себя за столь низкий поступок. В результате этого внутреннего самобичевания, Вера уверилась в мысли, что лучшего отношения она и не заслужила, что «поделом», и спустя полгода пришла за профессиональной помощью к психологу, потому что самостоятельно избавиться от комплекса «недостойной» женщины так и не смогла.

Если у психопата есть еще и нарциссизм, то измены — это не единственное, что ждет его партнершу. Периодами он будет еще и унижать её достоинство. Вера стала жертвой профессионального соблазнителя. И, радует то, что спустя пару месяцев психотерапии девушка пришла в норму. Героине из следующего примера повезло куда меньше:

Вика три года ждала, пока её коллега по работе Виталий наконец-то поймёт, что именно она — женщина его жизни. Ради призрачной перспективы быть с любимым мужчиной, Вика готова была терпеть от него любые выходки. Виталий то бросал её, то снова начинал отношения, рассказывая, как исстрадался в разлуке. Однако не успевала девушка насладиться свалившимся на неё счастьем, как узнавала, что у любимого очередная новая пассия. Вика мучилась, рыдала по ночам, устав от страданий, принимала ухаживания нового кавалера, но если Виталик появлялся на горизонте, тот час же возвращалась к нему. Год назад Вика даже вышла замуж. И теперь бегает к Виталику на свидания.

Стоит отметить, что Виталий не просто бабник, а бабник с отягчающим довеском в виде нарциссизма, а союз Виталия и Вики — яркий пример нездоровых взаимоотношений.

4. Инфантильный (читай: «безответственный») мужчина

Ключевая особенность — в отношениях занимает позицию «младшего», ведет себя по отношению к женщине как «сын», а не как «муж». При этом требует быть главным, чтобы женщина ему подчинялась на основании того, что он мужчина. Избегает любой ответственности, прикрывая свою несостоятельность мнимой «яркой индивидуальностью» и «непониманием» со стороны общества. Очаровывается идеальностью женщины, и потом разочаровывается в ней, если увидит хоть один незначительный недостаток. Бросает женщину, потом возвращается, то восхищается — то унижает ее.

Возможный тип отношений — тиранически-виктимные.

Примерный портрет: нарциссизм.

Внешность для инфантила — не показательный признак. Ровно как и социальный статус. Как правило они одеты в то, что с утра на стульчике оставила мама или жена, и количество денег в их кошельке так же зависит от настроения, в котором уходила на работу заботливая спутница жизни.

Если обратить внимание на социальную активность безответственного мужчины, вполне вероятно мы обнаружим «творческую» личность и «особенную» душевную организацию. Романтичные поэты, чувственные музыканты, печально взирающие на современный мир философы и прочие признанные, но чаще непризнанные гении — сплошь эгоцентричные нарциссы — инфантилы. Их общая характерная особенность — избегание ответственности. Обычно к психологу, приходит уставшая «жалеть, помогать, понимать и тянуть все на себе — быт, ребенка, семью» любимая (читай заботливая) женщина. Несмотря на христианские убеждения о святости брака, она почему-то пытается разорвать эти изматывающие ее отношения, которые ей мешают жить.

Нарциссы, вопреки расхожему мнению об их чрезмерной самоуверенности, склонны к депрессиям и самоуничижению, возвеличиванию и грандиозности, причем грань между этими состояниями у них очень тонка. Сейчас он собой восхищается, через минуту чувствует себя ничтожеством. Сейчас женщину ставит на пьедестал, через минуту вытирает об нее ноги, унижая и подавляя ее. Для того, чтобы не вывалиться из состояния абсолютного самолюбования в состояние глубокого презрения к себе (оставаться где-то по центру между этими состояниями нарциссы, увы, не способны), им требуется постоянное принятие со стороны окружения. Именно поэтому нарцисс чаще всего строит отношения с женщиной, щедрой на помощь, поддержку и признание. Но парадокс состоит в том, что никакое количество любви, понимания, принятия и восхищения не способны заполнить вакуум проблем, вызванных нарциссическим расстройством личности. Нарциссические личности зачастую имеют и невроз — это означает, что она начинают относиться враждебно к женщине, которая перестала вести себя идеально, стала сама собой, такая какая она есть на самом деле. Будучи сами далеко неидеальными нарциссы требуют совершенства от женщины. Если же она отказывается играть в эту игру и тратить все свое время на то, чтобы ему нравиться или выслуживать его одобрение — они легко расстаются с ней. Способности к глубоким чувствам у них нет, потому как они относятся к женщинам функционально. Они говорят, что разделяют любовь и семью. В переводе на человеческий это означает, что их может интересовать ваши безукоризненные навыки по ведению хозяйства, а не вы как личность. И если у другой женщины окажется на два навыка больше, они променяют вас на более усовершенствованную модель женщины в течение недели. При этом не удивляйтесь, если вы увидите пронумеровнный список ваших качеств и качеств других женщин на листе бумаге — вас могут сравнивать по характеристикам, как товар в магазине. А предлагать отношения вам могут не потому что к вам есть глубокие подлинные чувства, а потому что с вами очень удобно в бытовом плане. Как только вы перестанете выполнять ваши функции в полном объеме или найдется более функциональная и экономная модель женщины, вы, ваши дети и все ваши усилия по созданию брака будут забыты в течение одной-двух недель.

Для инфантилов характерно полное отсутствие социальной ответственности, заботы о жене и детях! В лучшем случае — они живут по принципу: дал денег и пошел. А чаще нет ничего — ни тепла, ни заботы, ни денег. Только критика и унижения и отсутствие помощи по дому. Но так уж вышло, что в реалиях нашего общества, воспитавшего несколько поколений женщин-помощниц подряд, этот недостаток перестал считаться существенным.

О таких мужчинах говорят: «У него тяжелый характер». Важно отметить, что это не просто тяжелый характер, а расстройство личности, требующее лечения у психиатра.

Извращенная норма для русской женщины — останавливать на скаку коня и входить в горящую избу. Женщина, позволяющая себе быть слабой и проявляющая потребность в заботе и любви, котируется основной частью общества как «приспособленка». Оглянитесь вокруг, проанализируйте типаж современной россиянки, которую принято считать успешной. Вы увидите гиперответственную, деловую, целеустремленную, умную, высокоморальную и невероятно, просто патологически уставшую женщину с подорванным здоровьем, неврозами и, скорее всего, проблемной личной жизнью. Потому что она тянет на себе все и сразу, потому что она пахарь. Потому что ей проще сделать самой, чем ждать помощи со стороны, и в том числе ждать помощи от мужчины. Потому что с детства ей внушали: хорошая дочь должна быть послушной (и только будучи послушной она могла рассчитывать на любовь родителей), жена должна помогать мужу (а непокорная жена недостойна любви), мать должна заботиться о детях, сотрудница должна быть старательной… должна… должна… должна!

В итоге 90% благополучных женщин имеют высшую степень гиперответственности, требовательности к себе, острую потребность в постоянном самосовершенствовании и, наконец, жуткий комплекс помощницы, что делает их потенциальными жертвами пользователей — нарциссов и психопатов, гарантируя практически 100% попадание в деструктивные отношения.

Таня познакомилась с Михаилом на сайте знакомств. Инициатором беседы была Таня. Её привлекли яркие концертные фотографии, на которых интересный, атлетически сложенный мужчина ловил подброшенную гитару. В первом же сообщении «о себе», Михаил рассказал Тане, что он живет в пригороде (хотя в анкете Миши было указано, что он родом из столицы), что он совладелец провинциального отделения компании по производству молочных продуктов с крупным мировым именем, а кроме того он отлично рисует, продюсирует собственную музыкальную команду и сам очень неплохо играет на нескольких музыкальных инструментах. Что в его планах переезд в столицу, потому что из провинции он «вырос».

Молодые люди договорились встретиться. На свидание Михаил приехал на общественном транспорте (хотя Таня, признаться, всегда полагала, что бизнесмены и продюсеры имеют возможность приобрести личное авто). Первые два часа ребята сидели на лавочке и любовались фотографиями Михаила, которые тот любезно привез с собой. Таня узнала о том, что он имеет два высших образования, серьезно увлекается спортом, любит японские автомобили, обожает писать музыку, хорошо рисует и отлично поет. Как-то так складывалось, что рассказать о себе ей было особо и нечего. «Ну это ничего, — успокоил ее новый знакомый, — зато ты симпатичная. Ты, конечно немножко такая… полноватая, но все равно очень хорошо сложена. А, ты тоже ходишь в спортзал? Ну тем более!»

Несколько недель подряд Михаил приезжал к Тане по выходным. Ребята гуляли по городу, один раз были в пиццерии. С Мишей было очень интересно поговорить. А рассказывать о себе и своей жизни Миша мог часами. Однажды Михаил объяснил, что дела в компании идут не очень, что он собирается вывести активы, переехать поближе к Тане и строить с ней совместное будущее. Таня тут же предложила ему помочь с поисками квартиры. Он благодарно согласился, выказав полное доверие ее выбору. Тане льстило, что она, рядовая и непримечательная, стала объектом чувств такого яркого выдающегося мужчины! И она с гордостью ему помогала.

Первые полгода совместной жизни были очень тяжелыми. Михаил все никак не мог «вывести активы», не мог найти подходящую работу, поэтому Тане приходилось работать и содержать их обоих. Но зато когда Таня приходила домой, Миша встречал ее ужином, который, судя по его словам, готовил крайне старательно. Он гордился тем, какая у него понимающая жена. Он сочинял песни в ее честь, и когда его пригласили играть в местную музыкальную группу, брал ее с собой на репетиции (хотя до этого не брал никого и никогда).

На 8м месяце знакомства молодые люди переехали в квартиру, которую купили Тане ее родители, и поженились. Таня очень хотела свадьбу, поэтому заработала на нее сама. Михаил тоже устроился на работу к этому моменту, но получал очень мало. Он окончательно решил связать свою жизнь с музыкой, и молодая жена его конечно же поддержала.

Время шло. Таня сначала робко, а потом все смелее начала говорить о том, что ей не хватает внимания и помощи со стороны Михаила. Тот жутко оскорблялся. Припоминал каждую заработанную им копейку и обвинял жену в черствости. Он говорил ей: «Как ты так? Ведь мы договаривались помогать и поддерживать друг друга! Вот моя бывшая Лера целый год входила в мое положение и помогала мне деньгами, пока я жил и учился в Москве!» Он говорил Тане: «Я заработал в этом месяце в два раза больше тебя, поэтому я считаю, что у меня есть право купить этот фотоаппарат, а на море поедем в следующем году. А если ты так туда хочешь, то съезди с родителями». Он говорил жене: «Не расстраивайся, если тебя не возьмут на курсы телеведущих, ты понимаешь сама, что туда берут только ярких людей. Меня же взяли, порадуйся за меня лучше!» Он говорил: «Я уйду от тебя! Я устал от вечных истерик! Вот только найду, куда съехать!»

Спустя 3 года совместной жизни Таня поняла, что абсолютно несчастна. Но родители всегда внушали ей, что правильные женщины выходят замуж один раз и на всю жизнь. И она терпела, потому что очень хотела быть «правильной». Скандалы стали постоянным явлением. Стабильный доход был только у Тани, а Михаил снова учился, так как теперь он решил посветить себя анимационному 3D моделированию.

В итоге у Тани на работе чуть не случился роман. Сергей — начальник одного из соседних отделов, за неделю общения дал Тане больше уважения, любви и заботы, чем Михаил за три года их жизни. Он говорил Тане: « Ты умна, красива, сексуальна и сногсшибательна! У тебя однозначно все будет хорошо!» Он говорил Тане: «Твой муж однажды поймет, что ты — самое ценное, что было в его жизни, но ты наверное будешь уже далеко».

Когда Михаил в очередной раз пригрозил Тане разводом, она неожиданно для него согласилась. Съехал Михаил спустя месяц. Добрая Таня сама предложила ему «пожить друзьями», пока он не найдет себе подходящее жилье. Она сама помогла ему собрать вещи. Стоит отметить, что Михаил поделил пополам все, что они нажили за 3 года: столовый набор, чашки, тарелки и даже елочные игрушки.

Спустя время Таня говорила о своем браке так: «Тогда я даже не понимала, насколько плохо мне жилось. Все время казалось, что все не так уж плохо. Вот был бы Миша негодяем, было бы куда проще от него уйти!»

Давайте посмотрим на ситуацию глазами Михаила. Естественно собственной безответственности Михаил не замечает и не видит. Он нарцисс. А ни один нарцисс никогда не признается себе в этом сам. Он познакомился с девушкой по ее собственной инициативе, рассказывая ей о себе, находил полное признание и понимание. Она сама предложила ему поддержку, сама о нем заботилась и сама заняла по отношению к нему позицию верной помощницы. И вдруг, спустя какое-то время она отчего-то начала выказывать свое недовольство сложившейся ситуацией и призывать Михаила к ответственности.

Михаил — нарцисс. Ответственность отсутствует в нем по определению (например однажды он пообещал встретить Татьяну на вокзале, увлекся компьютерной игрой и забыл о жене. Таня ехала домой сама, на автобусе, с двумя тяжеленными сумками. А потом, когда она, плача от обиды, сказала ему о том, что ей было тяжело, он ответил, что поднимать тяжести полезно для мускулатуры, и поиграл бицепсами). Понятное дело, что недовольство жены эгоцентричный Михаил расценивал как эгоизм и нежелание понять его тонкую душевную организацию.

Таня предлагала ему обратиться за помощью к психологу. И Михаил как и большинство аналогичных ему мужчин, проявил безответственность и категорически отказался «носить куда-то деньги», потому что: «у меня все нормально, я нормальный мужик, это тебе надо измениться и принять меня со всеми моими недостатками, я же тебя принимаю!»

На что надо обращать внимание, чтобы не стать жертвой подобных тяжелых, изматывающих отношений?

В первую очередь, женщине надо перестать постоянно оправдывать понравившегося мужчину, когда его слова расходятся с делом. Безответственные инфантилы постоянно нарушают данные обещания, а из их оправданий следует, что виноват кто угодно, только не они сами. (Михаил, например, не мог вывести из фирмы «активы» из-за держателя основного пакета акций). В неудачах инфантильного мужчины всегда виноваты другие — завистливые коллеги, злобные руководители и т.д. А для собственных проступков у них всегда найдётся оправдание.

Принимая какие-либо решения, инфантилы руководствуются в первую очередь своими интересами. Они поразительно эгоистичны! И очень любят жаловаться на собственные проблемы, с готовностью предоставляя женщинам право решать их. Многим женщинам это даёт иллюзию собственной нужности, а потому они с готовностью попадаются на удочку таких вечных мальчиков.

Когда мужчина говорит, что женщина — его спасительница, причём от чего угодно — алкоголизма, финансовых проблем, жизненных неурядиц, родителей и т.д. — добра от отношений ждать не следует.

Как только мужчина начинает просить у своей избранницы что-либо существенное — от денег до помощи в решении своих проблем, с мечтами о счастливых отношениях можно расстаться.

И к сожалению, пока женщину с комплексом помощницы не замечает как из помощницы она становится спасительницей, она с готовностью будет бросаться на помощь любимому мужчине, решать его проблемы, следить, чтобы тот не пил, не курил, будет устраивать его на работу, придумывать ему цель, а потом радостно помогать в ее реализации, отдавая себя без остатка.

Именно такие женщины с горечью жалуются своим подругам: «У меня двое детей — сын и муж».

Если женщина с самого начала приучила мужчину опираться на ее плечо. Чего же удивляться, что со временем он перебрался на шею?

Ключевая особенность — нарцисс, лицо с серьезным расстройством личности, заложник своего внутреннего господина — алкогольной зависимости. Под маской этого расстройства личности могут скрываться и другие психические заболевания, поэтому его обязательно надо показывать врачу-психиатру-наркологу. (На портале thesolution.ru опубликована статья о расстановке психопатологических симптомов по принципу пирамиды. Там подробно описаны вероятности сочетаний самых разных симптомов и синдромов психологических заболеваний)

Возможный тип отношений — тиранически-виктимные, созависимые. Партнерские отношения с алкоголиком невозможны! Есть небольшой шанс на коррекцию отношений, если алкоголик прошел тщательное лечение у психиатра. Однако если есть возможность избежать/прекратить отношения с алкоголиком, рекомендуется сделать это незамедлительно.

Примерный портрет: Удел алкоголиков — терминальное разрушение себя и близких. Существовать созидая они не способны, этот навык отсутствует в обойме их жизненного инструментария. Все, что способен делать алкоголик — пить, унижаться и унижать, а так же лгать, особенно о своем материальном и финансовом положении.

Сосуществование в паре с алкоголиком (жизнью, увы, эти отношения назвать язык не поворачивается) — это вечное спасение его от него же самого. Вот почему алкоголики чаще всего вступают в отношения с женщинами-спасительницами, с женщинами — альтруистками — помощницами, которые в силу своего жизненного опыта не научились жить ради себя, выбрали стратегию помощи как способ добиваться любви и поэтому мастерски научились быть полезными и нужными всем сирым и убогим. Как правило, это недолюбленные в детстве девочки, которым приходилось все время добиваться внимания мамы и папы.

«Я алкоголик, но я закодирован», — честно, и даже с гордостью, сообщил Светлане Толик, ее новый знакомый. «Ничего, справимся!», — ответила Светлана, чувствуя какой радостью от ощущения своей значимости и нужности наполняется ее разум.

Раскодировался Толик спустя две недели совместного проживания. Сначала он приходил домой пьяным и устраивал Светлане истерики: «Зачем ты меня терпишь? Выгони меня, я же конченая личность!» Света плакала, успокаивала его, оправдывала: «Ну что ты, ты просто больной человек, ты же знаешь, пьянство — это болезнь, тебе просто надо полечиться.» Позже, когда Светлана, устав от такой жизни, как-то попробовала поменять тон беседы и настоять на повторном кодировании, Толик устроил ей скандал другого сорта. Он кричал: «Ты кто такая, меня учить? Раз ты взялась мне помогать, так помогай, или ты и на это не способна? Какая тогда мне от тебя польза Я брошу пить, и уйду от тебя, тебе это надо?»

Когда у Толика совершенно закончились собственные деньги, и единственным источником дохода стала Светлана, ей удалось-таки настоять на повторном кодировании. Спустя несколько дней после него Толик ее бросил. Впрочем, спустя некоторое время он вернулся. И ситуация повторилась заново один в один.

Первый муж Светланы так же был алкоголиком, они поженились совсем молодыми, им было по 18 лет. Развелись быстро. Их совместный сын пристрастился к алкоголю в 14 лет. Сейчас ему 38. Он живет с мамой за ее счет и продолжает пить. Второй муж Светланы тоже очень любил выпить, но держал себя в рамках. От этого брака у Светланы тоже есть сын. Это закрытый, скупой на эмоции и чувства мужчина, которому сложно даются отношения. Алкогольная зависимость его, правда, миновала. Второй муж Светланы умер спустя 8 лет совместной жизни. После чего Светлана вышла замуж в третий раз… за сильно пьющего мужчину. Спустя 9 лет крайне несчастного брака, они развелись. Через несколько лет Светлана встретила Толика.

Если внимательно проанализировать слова и поступки Анатолия, можно заметить, что в отношениях со Светланой он вел себя то агрессивно, нападая на Светлану с обвинениями, то вдруг надевал маску «жертвы», и умолял Свету его пожалеть и спасти. В психологии такого рода схема построения отношений имеет название «Треугольник Карпмана» и характеризуется манипулятивным (то есть неравноценно-партнерским) общением по принципу «агрессор- жертва- спаситель», причем этим ролям свойственно постоянно подменять друг друга.

Смена ролей происходит, как правило, по инициативе того партнера, который в большей степени задает угол крена в отношениях. Проще говоря, первой всегда начинает наиболее проблемная личность, вовлекая за собой созависимого партнера. В паре Анатолий — Светлана отыгрывание схемы «Треугольника Карпмана» всегда начинал он.

Втягивание партнера в «Треугольник Карпмана» характерно для всех людей, страдающих расстройством личности, и строить отношения иначе алкоголики не способны. Точно так же, впрочем, как и большинство созависимых женщин, с которыми алкоголикам удается начать отношениях. Подтверждение этой теории мы найдем, если посмотрим на историю жизни нашей героини — Светланы.

Несмотря на то, что Светлана добрый, отзывчивый, совестливый человек, отношения с непьющими, ответственными, порядочными мужчинами у нее не складываются. Почему? Как мы видим, Светлана яркий пример женщины, которая живет по принципу жертвенной самоотдачи. Причины формирования такой жизненной позиции как обычно уходят корнями в детство. Светлана всю жизнь конфликтовала с мамой. «Мама оскорбляла меня, дурно отзывалась о моих умственных способностях, внушала мне, что я никому не нужна, что я никчемная. Папа маму не любил, говорил, что живет с ней ради меня. Когда мама кричала на меня или на папу, проще было согласиться с ней, лишь бы она замолчала, чем что-то ей доказать». То есть Светлана, как и большинство спасительниц — потенциальных жертв тиранически-виктимных или созависимых отношений, не умеет строить других отношений в первую очередь потому, что она не знает о том, какими они должны быть. Союз мамы и папы был созависимым, любви и заботы с маминой стороны Светлана не получала, зато жертвенная позиция терпящего отца, который был для нее авторитетом, казалась ей благородной и правильной. Неудивительно, что в последствии Света подсознательно следовала материнскому прогнозу «ты никому не нужна», и не искала в мужчине любящего и заботливого партнера, но, в то же время, подсознательно опровергала мамины обвинения в никчемности, пытаясь доказать свою нужность и значимость, спасая «несчастных» мужчин — алкоголиков: «Каждому своему мужчине я хотела помочь расправиться с этой заразой. По всякому пыталась: и просила, и умоляла, и всем ради них жертвовала. Они, когда трезвые были, все понимали. Но бутылка манила, и все начиналось опять и опять».

Но увы! Самостоятельно вылечить алкоголика невозможно! Больше того, без предварительного глубокого анализа психики алкоголика даже кодирование будет малоэффективным. Нельзя забывать и о том, что зачастую за маской алкоголизма скрывается целый букет психиатрических расстройств. Понять так ли это, вычленить проблемы и найти путь к их решению способен только врач — психиатр.

Лучший способ избежать проблем, связанных с алкогольной зависимостью — оградить себя от отношений с алкоголиком!

Итак, как на ранней стадии отношений распознать мужчину, который в последствии будет причинять страдания?

Сигналом тревоги должно послужить, если:

он просит женщину помочь ему с решением его проблем, и отношения завязываются только после того, как женщина соглашается помочь;

он жалуется женщине на жизнь, душевные страдания, жесткость начальника или непонимание окружающих, рассчитывая на её утешение, и отношения завязываются только после того, как он находит поддержку и понимание со стороны женщины;

он просит рассчитаться по его долгам или просто дать денег в долг;

он совершает аморальный поступок, который в норме, по правилам хорошего тона, считается оскорбительным: хамит, ввязывается в драку, садится пьяным за руль и т. д., а после ничего не делает, чтобы исправить ситуацию или хотя бы извиниться. Все вопросы по решению последующих проблем предоставляет женщине;

он приходит на свидание выпившим;

он любит совершать рискованные поступки: кровью писать на стене о своих чувствах, пробираться в гости через окно, а не дверь, не пристёгивается ремнями в машине потому, что он рисковый парень. Словом, всячески показывает, насколько умеет выходить за рамки.

Он ревнует и контролирует, критикует, восхищается, а потом обесценивает. Вам ничего нельзя делать без его разрешения.

Он патологически ревнив и очень вспыльчив.

Он рассуждает (пусть даже в шутку) о том, что измена — это нормально, что надо относиться к ней философски.

Он унижает — женщина для него существо, не заслуживающее уважения. С ее мнением не считается. Уверен, что она обязана терпеть и сносить любое отношение лишь на основании того, что он мужчина и он обратил на нее внимание.

Он слишком идеален и хоть вы знаете его недолго, ваш роман такой бурный и страстный, сразу стал серьезными отношениями.

Он против того, чтобы у вас были свои деньги (источник дохода, бизнес, работа).

Он помешан на идее главенства мужчины над женщиной и добивается подчинения любой ценой. Первый признак — он опаздывает (бессознательное желание власти)

Он изучает по каким схемам вы мыслите и преподносит вам информацию о себе в том формате, который для вас привычен — так вы это принимаете за реальность и попадаете в плен иллюзий. (Если вам кажется, что мужчина буквально читает ваши мысли — будьте начеку!)

Он изображает чувства, которых не испытывает. (Например, некоторые психопаты намерено вспоминают ситуации, вызывающие злость и гнев, потому что от этого краснеет лицо. Появившись на свидании позже договоренного срока, краснощекий и якобы взволнованный мужчина, симулирует раскаяние и сообщает женщине, что опоздал по уважительной причине (а не просто потому, что ему приятно, когда его ждут, ведь тогда он контролирует ситуацию, то есть имеет власть). Женщина естественно верит.

Он не доверяет искренности ваших эмоций. Сначала в шутку, а потом всерьез он проверяет расширение ваших зрачков и покраснение кожи, потому что он в курсе, что некоторые притворяются в чувствах и играют роли. Все ваше общение он рассматривает как манипуляцию, а каждую эмоцию рассматривают как лживую и неискреннюю (потому что сам так делает). (Ему категорически трудно поверить в то, что вы искренне проявляете добро и великодушие. Он или обвиняет вас в лицемерии, или просто смеется над вами)

Вышеперечисленные примеры поведения воспринимаются многими женщинами как проявления мужественности. Хотя по-хорошему должны сигнализировать о чрезмерном лихачестве и нездоровом авантюризме. «Он настоящий мужик!», — думает женщина, глядя на пьяного драчуна. А потом тащит его домой, радуясь тому, какая она верная, преданная, любящая, а значит — женственная. Увы, она горько ошибается, это не женственность, это — жертвенность! Ибо женственность — это явление, которое проявляется радикально иначе.

P.S. Если вы недавно состоите в отношениях с «идеальным» мужчиной и беспокоитесь о том, чтобы он ненароком не оказался лицом с расстройством личности (психопатом, нарциссом), вы можете взять консультацию у врача-психотерапевта. Специалист поможет вам отличить нормального мужчину от лица с личностными отклонениями. Также он подскажет вам, как рассмотреть признаки болезненных (тиранически-виктимных) отношений на ранней стадии их возникновения, когда они неявно видны из-за маски «нормальности» и «идеальности».

Если же вы вышли замуж за нормального с виду мужчину, который через некоторое время сильно изменился, начал вас критиковать и обвинять в мелочах, стал изменять вам с проститутками или завел любовницу — не спешите искать причину в себе. Не спешите худеть, качать мышцы пресса, самосовершенствоваться личностно и сидеть на диетах. Проанализируйте его поведение с самого начала ваших отношений . Если после периода нежности и идеальности, оказалось, что у него тяжелый характер — прежде чем принять какое-то решение по ситуации (прощать, расставаться, разводиться или нет) — проконсультируйтесь с врачом-психиатром. Возможно, выяснится, что вы связали свою судьбу с лицом, страдающим каким-то видом расстройства личности, и не поняли этого. Врач-психиатр поможет вам понять, это безнадежный случай психопатии или расторможенность влечения, обусловлена другими психическими заболеваниями, и это можно попытаться скорректировать таблетками. Только после исключения вероятности расстройства личности и психических болезней нужно думать о других причинах проблем в отношениях, а именно: неумении строить эмоциональную близость, повторении родительских схем во взаимоотношениях, нехватке навыков построения отношений.

Вам может понравится:

Прощальный секс: что это такое, и зачем он нужен

Интересная статистика размеров женских половых органов

Секса нет: вся правда о воздержании

Если парень рассказал о сексе с тобой друзьям

Рецепт хорошего секса от психолога: три важных «ингредиента»

Почему психопаты нравятся женщинам и как их распознать?

Исследователи выяснили,что женщинам нравятся мужчины с психопатическими расстройствами. Разбираемся почему и как распознать такого мужчину еще в самом начале общения. 

Ученые из университета Брока в Канаде выяснили, что женщин привлекают мужчины с психопатическими расстройствами, из-за уверенного и спокойного поведения. Об этом сообщают «Известия». В исследовании принимали 108 женщин и 46 мужчин, женщинам показали двухминутный ролик, в котором мужчины рассказали, как бы они хотели провести первое свидание и что они ждут от отношений. Позже мужчин протестировали на наличие психопатических черт. Женщины оценивали привлекательность партнера, его сексуальность и уверенность в себе. Оказалось, что высокие оценки получили мужчины, у которых был высший бал в тестах на психические расстройства. Такие мужчины кажутся более уверенными и обаятельными, они знают как себя вести и что говорить, но основная цель для них — эгоистичное удовольствие. Психологи отмечают, что такие мужчины являются социально-адаптированными психопатами.

«Поскольку чувства психопатам недоступны, они всего лишь виртуозно их изображают, но не испытывают, они демонстрируют уверенность в себе и бесстрашие — это вызывает закономерный эмоциональный импульс. Ведь он идеален, мужественен, рядом с ним так хорошо и спокойно! Впечатление это ложное, и если узнать психопата поближе – весь образ прекрасного рыцаря рассыплется, и потому-то он держит дистанцию. Психопаты любят производить первое впечатление, любят появляться в новых компаниях и создавать поверхностные знакомства — они мастера подстроиться и произвести нужное впечатление», — пишет психолог Ананда Разина.

Фото: pixabay.com/panajiotis

Также, психолог отмечает, что психопаты мастерски изображают любовь, нежность и заботу о женщине, но эти чувства фальшивы и не имеют ничего общего с тем, что на самом деле испытывает такой мужчина. Как правило, отношения с такими партнерами эмоционально изматывают женщину, но она понимает это слишком поздно. Психолог рассказывает, как распознать психопата в начале общения:

  • Стремление сразу завязать близкие отношения. Мужчина начинает сразу называть вас ласковыми прозвищами, настаивают на знакомстве с друзьями и родными, хотят вместе жить и требуют доверия. Обычному мужчине нужно какое-то время, чтобы сблизиться с женщиной и узнать подходит ли она ему, для психопата — это не имеет значения, завтра он сможет легко найти новую «жертву».
  • Резкие переходы от всепоглощающей любви до полного безразличия, так называемые «эмоциональные качели». В таком случае мужчина будет ждать, что вы будете умолять его о теплых отношениях, а когда это произойдет почувствуете облегчение и состояние эйфории. Обычно женщины прощают таким мужчинам все проступки и несправедливость.
  • Психопаты противоречат сами себе. Они могут завершить беседу утверждением, которое будет противоречить всему тому, что было сказано ранее.
  • Проверяйте истории, которые мужчина рассказывает. Социально-адаптированные психопаты часто либо слишком хвастаются, либо много жалуются.
  • Резкие смены тем в разговоре на противоположные тоже должны вас насторожить.
  • «Холодная» реакция на события, которые у других людей вызывают сильные эмоции. Они не чувствуют стыда, печали, скорби. Кроме того, это любое отсутствие эмоций, даже если словами мужчина выражает огорчение или сочувствие.
  • Вина за их ошибки оказывается на других, они не умеют нести ответственность за свои поступки. Насторожить должно и то, если мужчина постоянно ищет у вас жалости.

Подпишитесь на нашу группу ВКонтакте и узнавайте самые актуальные новости Tomsk.ru в соцсетях.

Неперспективный клиент (ч1): психопат | психолог Оксана Королович

Согласно статистическим данным, общее число психопатов на планете Земля составляет около 2%. При этом не существует гендерной тенденции – психопатия среди женщин и мужчин приблизительно равноценна. 

Такие данные предоставляет американское научное сообщество, которое в лице выдающихся психологов (например, Кента А. Кила, Роберта Д. Хаэра) представило уникальные разработки и концепцию психопатологии. На протяжении десятков лет исследований, анализа и научных поисков психологи описали это явление, причины его возникновения, его проявления и перспективы коррекции.

Так, Кил и Хаэр работали с самыми сложными заключенными, отличающимися в своей преступной деятельности особой жестокостью. Ученым нужно было выяснить мотивацию их поведения, уровень раскаяния и варианты социальной адаптации после освобождения. 

На постсоветском пространстве изучением психопатии занимался А.Бухановский, всемирно известный психиатр и эксперт по серийным убийствам. Так, он стал первым доктором, которого правоохранительные органы привлекли к делу Чикатило. 

В те времена милиция не сотрудничала ни с психологами, ни с психиатрами, но без помощи медика обойтись было невозможно. И это сработало. А.Бухановский детально и максимально точно описал психологический портрет убийцы и стал тем, кто смог «разговорить» маньяка, склонив к признанию.

Все вышеперечисленные персоны – уникальные ученые, внесшие весомый вклад в мировую медицину. Так, Кил стал первым, «увидевшим» мозг психопата на специальном сканере, сделанном на заказ. Сотни «отсканированных голов» заключенных привели исследователя к выводу, что у психопатов поражена паралимбическая система головного мозга. 

Доктор Хаэр разработал всемирно известный инструментарий диагностики психопатии – Контрольный перечень признаков психопатии, который сегодня используют психиатры всего мира. 

А.Бухановский организовал лечебно-научный реабилитационный центр, где занимался исследовательской работой и помогал лечить психопатию. Он искренне верил, что это возможно.

К сожалению, каждый, кто работал с заключенными психопатами твердили одно – эти люди, в случае освобождения, продолжат совершать преступления.

Зачем я пишу о тех личностях, которые отбывают наказание в местах лишения свободы, пусть и с диагнозом? Какую ценность имеют знания о психопатии для психолога, если мы работаем исключительно с психически здоровыми людьми?

К сожалению, здесь не все так просто.

Ученые работали с теми, «кто попался». То есть, с психопатами, совершившими преступление и получившими срок. Но есть те, кто не совершает тяжких преступлений, так называемые «психопаты в белых воротничках» (Роберт Д. Хаэр «Лишенные совести. Пугающий мир психопатов»).


Это обыкновенные люди приличного (часто – даже слишком) вида, ничем на первый взгляд не выдающие психопатического склада личности. Они занимаются бизнесом, работают в банках, государственных организациях, школах и медицинских учреждениях. Вежливо здороваются при встрече с соседом, делают покупки в магазинах, водят детей в сад.


Со стороны ведут себя приемлемо, но только самые близкие знают, что у психопатов два лица: социально адаптированное и настоящее – психопатическое.

В силу специфики свойств характера и поведения, психопат не обратится за помощью к психологу. Услуга психолога актуальна для людей из его окружения. Именно они нуждаются не просто в помощи, а в реабилитации вследствие контакта или жизни рядом с психопатом.

Я считаю, что психологу знания о психопатии нужны как инструмент правильной терапевтической работы скорее с «пострадавшими», нежели с самими «виновниками». 

Последние, если и приходят на консультацию, то без мотивации и желания что-то менять в себе, а потому что «привели» за руку близкие. Такой клиент не просто сложен в работе, но не перспективен в принципе и вот почему.

Основные признаки личности психопатического склада
  1. Отсутствие реального сострадания и жалости к окружающим. Эмпатия и понимание – стратегия, чтобы адаптироваться в существующих условиях и получить желаемое. Проведенные эксперименты Кила подтверждают этот факт. 

    Перед психопатом психотерапевт демонстрировал ряд картинок с изображениями различной эмоциональной интенсивности – нейтральные образы (стол, ручка, цветок) и интенсивные (сцены насилия, смерть и т.д.) Примечательно, что реакции мозга психопатов не менялись со сменой картинок. То есть, для психопата яблоко и плач ребенка – одноуровневые понятия.
     

  2. Люди для психопата – носители нужных функций. В отношениях с другими у психопата не возникает привязанности, глубины, близости, на основании которых строятся дружеские и любовные долгосрочные отношения. Так, жена воспринимается как женщина, обслуживающая бытовые и сексуальные потребности. А друг – это надежный безотказный человек, который всегда выполнит просьбу.

    Посему, любого человека в картине мира психопата можно заменить любым другим, способным выполнять ту же функцию. Из психопатов получаются самые отвратные отцы, ибо дети – не ценная функция, а наоборот, истощающая.

  3. Коммуникация с психопатом строится на манипулятивном воздействии. Он не способен брать на себя ответственность за происходящее в жизни, а обвиняет всегда окружающих. Такие люди умелые газлайтеры, поэтому рядом с ними «жертва» ощущает себя неправой, глупой, сомневающейся в себе и вечно что-то должной. Кстати, в долг берут с радостью, но практически никогда не возвращают.
     
  4. У психопатов отсутствует понимание причинно-следственных связей. Они не задумываются о последствиях своих поступков, о том, что у каждого их действия обязательно будут последствия.
     
  5. Психопату трудно строить далеко идущие планы и следовать намеченному пути. Он крайне многозадачен, рассеян и вечно мечется от одного дела к другому, обесценивая предыдущее.
     
  6. Психопат без колебаний нарушает правила, законы, традиции, но требует подчинения своей воле окружающих.
     
  7. Отличительной и очень показательной чертой является проблемное детство психопата. Неуправляемость, жестокость, агрессивность по отношению к животным и детям, внезапные вспышки ярости, проблемы с успеваемостью и поведением в школе, раннее начало половой жизни, тяготение к плохим компаниям, неуважение к родителям и близким, отсутствие целей в жизни и подобное. Любящие родители часто списывают это на дурной характер и  верят, что чадо «перерастет». Но то, что психопатия развивается с детства – факт. 

    В истории психологии описан случай, когда один американец попал в тяжелейшую аварию и повредил мозг. Выжил, но стал демонстрировать психопатические черты, вследствие нарушений очагов паралимбической системы. Но это чуть ли ни единственный факт приобретения психопатии.
     

  8. Речь и эмоции психопата поверхностные, общие, не глубокие. На неудобные вопросы не отвечает, уводит тему в иное русло, соскальзывает. С психопатом, например, сложно переписываться, так как приходится объяснять юмор, метафоры и иносказания как ребенку.
     
  9. Психопатам необходимо восхищение, похвала и любовь окружающих. Они яркие и харизматичные. На начальных этапах знакомства и отношений психопат ведет себя как милый, трепетный, добрый человек. Лишь почувствовав привязанность к себе «жертвы», он снимает маску и ведет себя обесценивающе, неуважительно, жестоко. Психопат может напасть от переизбытка негативных эмоций, определенный повод не нужен. При этом, всегда найдет оправдание своему поведению: «Это она меня спровоцировала!», «Он сам виноват, не нужно было этого делать!» и т.д.
     
  10. В разговоре с психопатом очень сложно понять, где правда, а где ложь. Несмотря на кажущуюся говорливость и открытость, психопаты очень скрытны в отношении личной жизни.

Теории возникновения психопатии

На сегодняшний день есть две теории возникновения психопатии: психологическая и социальная. Согласно ей, развитие психопатических черт напрямую зависит от генетических и биологических факторов. Так, некоторые участки мозга в силу невыясненных причин развиваются медленнее по сравнению с нормой. Почему так происходит – неизвестно.

Согласно социальной теории происхождения психопатии, расстройство является результатом воспитательных деструкций: нелюбовь родителей, материальные лишения, жестокость к ребенку и т.д. Таких психопатов часто называют социопатами.

К сожалению, на сегодняшний день нет единого мнения на сей счет.


Психопатами не становятся только потому, что детство прошло в исключительной  бедности. И не все дети с повреждениями головного мозга или внутриутробными травмами страдают впоследствии психопатией.


Единственное, что можно утверждать (согласно Роберту Д. Хаэру), так это влияние социально-бытовых факторов на «формат психопатии». 

Так, ребенок, который воспитывался в хорошей среде имеет больше шансов вырасти «психопатом в белом воротничке» (мошенником, обманщиком, недобросовестным политиком или «грязным» полицейским). В то время как дети из неблагонадежной среды склонны проявлять психопатию в более серьезных формах – домашняя жестокость и преступность (убийства, насилие и т.д.)

Вышеперечисленное демонстрирует невозможность психотерапевтической работы в силу того, что психопаты никогда! не чувствуют себя виноватыми, ответственными, не могут понять чувства других людей и своего влияния на них. Ни один психолог в мире не заставит их чувствовать «нормальные чувства».

границ | Связанные с психопатией черты характера и использование вознаграждения и социальной информации: вычислительный подход

Введение

Взрослые и дети с психопатическими наклонностями обычно демонстрируют сниженное аффективно-межличностное функционирование, часто сопровождающееся антиобщественным образом жизни (Hare et al., 1991; Viding et al., 2007; Sadeh and Verona, 2008; Verona et al., 2012). Исследования, проведенные в нашей и других лабораториях, показали, что у правонарушителей с высоким уровнем психопатических наклонностей обнаруживаются недостатки в ассоциативном обучении, основанном на вознаграждении и наказании (Newman and Kosson, 1986; Budhani et al., 2006; фон Боррис и др., 2010). Также высказывалось мнение, что эти недостатки могут приводить к нарушению ассоциативного обучения, основанного на социальной информации, что приводит к антиобщественному поведению и недостатку морали (Blair and Cipolotti, 2000; Blair, 2007; Brazil et al., 2011). Это утверждение также согласуется с результатами, полученными на здоровых людях, показывающими, что ассоциативное обучение вознаграждению и социальным ценностям следует тем же механистическим принципам в мозгу, хотя и через отдельные нейронные субстраты (Behrens et al., 2008, 2009).

Результаты, полученные в нашей лаборатории, показывают, что психопатия, по-видимому, связана со сниженной способностью активно использовать информацию, сигнализирующую о необходимости изменения текущего поведения для оптимальной работы (von Borries et al., 2010; Brazil et al., 2013 ). Однако до настоящего времени не было прямой количественной оценки того, как социальная информация и информация о вознаграждении используется во время ассоциативного обучения. Одна из причин заключается в том, что основные экспериментальные подходы в психиатрии не позволяют напрямую количественно оценить, сколько информации используется для адаптации поведения (см. Также Montague et al., 2012). Однако это ограничение можно преодолеть, включив компьютерное моделирование поведения и известную нейробиологию в понимание психических состояний (Huys et al., 2011; Maia and Frank, 2011; Buckholtz and Meyer-Lindenberg, 2012). Вычислительные модели ассоциативного обучения оказались все более полезными для объяснения патологического поведения при неврологических расстройствах, таких как болезнь Паркинсона (Frank et al., 2004), а также при психических расстройствах, таких как шизофрения (Braver et al., 1999; Fletcher and Frith, 2008) и зависимости (Redish et al., 2008). В этих условиях ключевые параметры модели могут быть связаны с конкретными аспектами нарушенного поведения этих пациентов (Frank et al., 2004) или нейробиологией (Corlett et al., 2007), что позволяет количественно оценить скрытые процессы, характерные для этих пациентов. условий (то есть вычислительных фенотипов) (Montague et al., 2012). Однако этот модельный подход до сих пор был заметно скуден в исследованиях личностных конструкций с менее ясным концептуальным и нейрокогнитивным фоном, таких как антисоциальное расстройство личности и психопатия (Blair, 2005; King-Casas et al., 2008).

Продолжаются дискуссии о концептуализации психопатии (см., Например, Lilienfeld et al., 2012; Miller and Lynam, 2012). Некоторые ученые утверждают, что психопатию следует определять и оценивать с точки зрения вредоносных характеристик (например, Hare, 2003; Neumann et al., 2012), в то время как другие считают, что определение должно быть более широким, чтобы также включать определенные адаптивные черты личности (Lilienfeld and Andrews , 1996; Patrick et al., 2009), и есть доказательства, подтверждающие каждый подход.Лилиенфельд и Эндрюс (1996) создали анкету для оценки индивидуальных вариаций восьми общих черт личности, которые, как считается, тесно связаны с ключевыми адаптивными и дезадаптивными особенностями психопатии. Дальнейшие исследования показывают, что повышенное присутствие четырех из этих черт личности может отражать часть аберрантных межличностно-аффективных характеристик личности и стиля когнитивной обработки, типичных для психопатии по сравнению с более общими антисоциальными (то есть экстернализирующими) профилями личности (см.г., Poythress et al., 1998; Саде и Верона, 2008). Предполагается, что типичными чертами являются отсутствие страха, снижение тревожности, невиновность / беспечность / отсутствие аффилированного поведения и социальное доминирование / манипулятивный стиль межличностного общения. Однако существует очень мало исследований, напрямую связывающих индивидуальные различия в этих чертах с аспектами психопатических профилей личности в количественном отношении (см. White et al., 2013).

Основными целями настоящего исследования было использование компьютерного моделирования для обеспечения самого первого прямого количественного определения количества информации, используемой для определения поведения во время ассоциативного обучения, и определения того, какие психопатологические черты личности связаны с проблемами в использовании как социальных, так и социальных несоциальная информация.Мы рассудили, что если уменьшенное использование информации является вычислительным фенотипом, относящимся к психопатии (по сравнению с общей антиобщественностью), оно также должно присутствовать среди населения в целом и быть связано с четырьмя личностными чертами, которые, как утверждается, отражают аспекты аффективно-межличностного общения. дисфункции, связанные с психопатией, а не с другими чертами, преимущественно связанными с общей антиобщественностью. Чтобы добиться этого, мы выбрали популяцию с различной степенью общих черт личности, связанных с психопатией (Lilienfeld and Andrews, 1996; но см. Neumann et al., 2012). Затем мы количественно оценили использование истории вознаграждений и информации о социальных советах для управления поведением в рамках установленной парадигмы обучения с подкреплением, в которой участники должны комбинировать информацию из обоих источников, чтобы сделать оптимальный выбор (Behrens et al., 2008), и использовали метод выбора переменных, чтобы выявить связанные с психопатией черты характера с наибольшей объяснительной силой.

Методы

Измерение психопатологических черт

черт были оценены в голландском переводе опросника психопатической личности (PPI) [для получения дополнительной информации см. (Jelicic et al., 2004)], опросник самоотчета, используемый для индексации наличия признаков, связанных с психопатией, в неклинических выборках (Sellbom et al., 2005). Более высокие баллы соответствуют большему влиянию этих черт на личность. PPI состоит из 187 пунктов, которые оцениваются по 4-балльной шкале Лайкерта. Каждый элемент загружается по одной из восьми подшкал, каждая подшкала представляет разные черты личности. Шкалы: невосприимчивость к стрессу (демонстрирует снижение тревожности), социальная эффективность (способна очаровывать и манипулировать другими / доминирует в обществе), бесстрашие (отсутствие страха перед пагубными последствиями), макиавеллиевский эгоцентризм (эгоцентризм), экстернализация вины (обвиняет других ), Беззаботная непреднамеренность (отсутствие предусмотрительности), Импульсивное несоответствие (безрассудство и нестандартность) и Бессердечие (бессердечие, безупречность).

Набор участников

Большой пул потенциальных участников был создан за счет рекламы на веб-сайте университета и на национальном новостном веб-сайте со ссылкой на цифровую версию PPI ( N = 485; 160 мужчин и 325 женщин). Внутренняя согласованность субшкал была приемлемой (альфа Хронбаха = 0,71). Общие баллы PPI не различались между мужчинами ( N, = 160, Среднее = 343, SD, = 39,9) и женщинами (Среднее = 350, SD, = 38), что указывает на то, что баллы распределялись поровну между полами.Впоследствии общие баллы PPI были разделены на квартили, и участники были приглашены на основе их баллов. Для участия в экспериментальной сессии были приглашены участники из всех квартилей (то есть из всего диапазона общих баллов PPI), но верхний и нижний квартили были подвергнуты избыточной выборке, чтобы усилить присутствие крайних баллов по обе стороны распределения ( Бернат и др., 2011). Первоначально экспериментальная выборка состояла из одной смешанной группы из 40 человек.К сожалению, только 4 мужчины были готовы участвовать, что привело к сильному гендерному дисбалансу в группе. Таким образом, мужчины были исключены из дальнейшего анализа, и окончательная выборка состояла из 36 женщин (баллы PPI см. В таблице 1), из которых 22 (61%) принадлежали к верхнему и нижнему квартилям выборочного пула, а 14 — ко второму. и третий квартиль (39%).

Таблица 1. Средний общий балл PPI и баллы по подшкалам для экспериментальной выборки ( n = 36) .

Все участники получили либо кредиты за курс, либо финансовую компенсацию и дали письменное информированное согласие. Исследование было одобрено местным этическим комитетом факультета социальных наук Университета Радбауд в Неймегене.

Экспериментальная задача

Завершено 290 испытаний задачи принятия решения, в которой они должны были узнать о вероятности получения вознаграждения по двум вариантам (синий и зеленый прямоугольники, рис. 1) (Behrens et al., 2008). Испытуемые неоднократно выбирали один из двух прямоугольников, чтобы набирать очки.Количество доступных точек (случайное число от 1 до 100) было показано в центре каждого прямоугольника; это число добавлялось к баллу испытуемого, если была выбрана такая возможность, и она была вознаграждена в этом испытании. И синий, и зеленый могли быть правильными в каждом испытании, но вероятность того, что оба цвета будут правильными, не была равной ( p синий = 1 — p зеленый ). Вероятность того, что каждый цвет будет правильным, можно было сделать вывод на основе недавней истории результатов, но в ходе эксперимента он изменялся (см. Ниже).Однако доступные величины вознаграждения не зависели от вероятности правильности каждого цвета; таким образом, в результате разницы в величине вознаграждения, связанной с синим и зеленым вариантами, испытуемые иногда выбирали менее вероятный цвет, если он был связан с более высоким вознаграждением. Испытуемые видели на экране красную полосу, длина которой отражала их текущий счет; они стремились достичь серебряной цели, чтобы выиграть 5 евро, или золотой цели, чтобы выиграть 7,50 евро.

Рисунок 1.(A) Последовательность событий и их время во время эксперимента. (B) Вероятность получения награды за выбор грин-карты в ходе эксперимента. Линия показывает вероятность, оцененную с помощью байесовской модели обучения с подкреплением. (C) На рисунке показана полученная из модели вероятность того, что конфедерат даст правильный ответ в ходе эксперимента. Обратите внимание, что модель изучает независимо как о социальной информации, так и об истории вознаграждений в момент получения обратной связи.

Испытуемые одновременно узнали о надежности советов социального партнера. В каждом испытании испытуемые получали совет (красный прямоугольник вокруг выбора на рис. 1) о том, какой прямоугольник выбрать из «человеческого партнера» (экспериментатора), предположительно играющего с ними (на самом деле совет был сгенерирован компьютером). Экспериментатор сидел по другую сторону изготовленного на заказ щита, который разделял комнату, предотвращая любой визуальный контакт между участником и экспериментатором. Перед экспериментом оба «игрока» вместе выполняли инструкции.Совет партнера составлял то, что мы называем «социальной информацией» или «социальным советом» в результатах. Совет партнера был предопределен до эксперимента (и по замыслу не коррелировал с вероятностью, основанной на истории вознаграждения). Прикрытие было предоставлено таким образом, чтобы партнер мог быть мотивирован давать полезные или бесполезные советы в эксперименте, и что это могло измениться в ходе эксперимента. По сути, участникам сказали, что во время задания совет союзника мог быть правильным или неправильным, но что он выполнял другую задачу, и его советы были созданы на основе этой задачи.Участники увидели демонстрацию задачи, выполненной сообщником при получении инструкций к задаче, и им сказали, что конфедерат ничего не знал о выборе участника, а также о том, является ли зеленый или синий правильным. Таким образом, партнер будет давать совет, а компьютер (который был явно подключен через перекрестный сетевой кабель) отобразит этот совет соответствующим цветом [для получения дополнительной информации см. (Behrens et al., 2008)]. Независимо от того, был ли совет заслуживающим доверия или ненадежным, испытуемый мог воспользоваться советом, чтобы получить дополнительную информацию о том, какой из двух вариантов был лучшим выбором в каждом испытании.После того, как субъект ответил (обозначен серой рамкой вокруг выбора на рисунке 1), правильный ответ был показан в центре экрана, а затем был заменен точкой фиксации перед началом следующего испытания.

Таким образом, у субъектов было три независимых источника информации, доступных по каждому испытанию, чтобы они могли сделать свой выбор: (i) размер вознаграждения, доступного по каждому варианту; (ii) оценочная вероятность получения зеленого / синего вознаграждения, основанная на прошлом опыте; (iii) оценка верности рекомендаций социального партнера, основанная на прошлом опыте.Истинные (лежащие в основе) вероятности обоих (ii) и (iii) были предопределены так, что они варьировались независимо друг от друга и претерпели несколько изменений в ходе эксперимента (Behrens et al., 2008). Это означало, что испытуемые должны были постоянно контролировать и узнавать о каждом источнике информации на протяжении всего эксперимента, а также что каждый источник информации обладал уникальной объяснительной силой в объяснении вариаций в поведении выбора. Наш ключевой вопрос был сосредоточен на том, в какой степени испытуемые использовали (ii) и (iii), чтобы направлять свой выбор — особенность их поведения, которую можно формально зафиксировать с помощью вычислительной модели.

Моделирование

Мы подбираем поведенческую модель для оценки влияния каждого источника информации на поведение каждого субъекта (см. Математическое описание ниже). На основе поведенческих результатов и результатов нейровизуализации предыдущего исследования (Behrens et al., 2008) модель предполагает, что субъекты используют байесовское обучение с подкреплением (RL) (Behrens et al., 2007) для отслеживания вероятности правильности зеленого / синего и вероятность получить правдивый совет, а затем использовать эту информацию для руководства своим поведением.Детали этой байесовской модели RL описаны в предыдущей статье (Behrens et al., 2007), а полученные вероятности показаны на рисунках 1B, C. Ключевой особенностью байесовского RL является то, что он обеспечивает скорость обучения, которая изменяется на в зависимости от текущей стабильности или изменчивости окружающей среды (Yu and Dayan, 2005; Behrens et al., 2007). Чтобы охватить степень , в которой каждый испытуемый использовал каждый источник информации в своем выборе, мы подбираем модель, которая содержит два параметра: γ история вознаграждений и γ социальная , которые имеют аналогичные функции для истории вознаграждений и социальной информации. , соответственно; что важно, эти параметры не зависят от скорости, с которой информация изучается в задаче (которая изменяется в зависимости от задачи через модель RL и не подходит в качестве свободного параметра).Математическая роль этих параметров описана в уравнениях 1 и 2 в разделе «Описание математической модели» ниже. Интуитивно, однако, их роль можно рассматривать как управление степенью, в которой данный источник информации влияет на выбор субъекта, как показано на рисунке 2. Если значение γ велико для данного источника информации, это означает, что объективная вероятность, связанная с с этим источником информации усиливается , т. е. сдвигается к 1, если он больше 0.5 и больше в сторону 0, если оно меньше 0,5 (например, самая крутая линия на рисунке 2A). И наоборот, если γ низкий, объективная вероятность приближается к 0,5, и поэтому имеет меньшее влияние (например, самая мелкая линия на рисунке 2A). Мы оценили эти параметры (и еще один температурный параметр β, фиксирующий стохастичность выбора) отдельно для каждого субъекта (см. Ниже), чтобы исследовать межсубъектную изменчивость в их выражении.

Рис. 2. Графическое изображение параметра γ в модели .(См. Уравнения 1 и 2, раздел Описание математической модели, для алгебраического описания). (A) Пример преобразования между объективной (полученной из модели RL) вероятностью и субъективной вероятностью, параметризованной с помощью γ. По мере увеличения γ небольшие различия в «объективной» вероятности (отслеживаемые моделью) усиливаются, чтобы иметь большее влияние на поведение объекта. (B) Апостериорная вероятность выбора зеленого для различных уровней γ История вознаграждений и γ Социальная , для одного примера испытания, где история вознаграждений и советы одинаково важны, но предполагают противоречивые ответы (история вознаграждений предлагает синий выбор, совет выбирать зеленый).Когда γ социальная = γ история вознаграждений (диагональ), субъект с равной вероятностью выберет синий или зеленый; когда γ социальная > γ история наград , субъект с большей вероятностью выберет зеленый цвет; когда γ социальная история наград , субъект с большей вероятностью выберет синий. См. Подробности в разделе «Моделирование».

Значения γ истории вознаграждений и γ социальных затем становятся важными, когда мы объединяем источников информации для получения общей вероятности выбора зеленого в каждом испытании.Это проиллюстрировано на рисунке 2B, где мы показываем влияние изменения двух параметров на возможную вероятность того, что субъект захочет выбрать зеленый цвет для примера испытания. В этом испытании вероятность получения зеленого цвета составляет 0,3, учитывая недавнюю историю вознаграждений. Однако конфедерат дал зеленый совет, и вероятность того, что он даст хороший совет, составляет 0,7. Следовательно, эти два источника информации будут нейтрализовать друг друга — но только , если субъект использует каждый источник информации одинаково (т.е., γ история вознаграждения = γ социальная ). И наоборот, если γ социальная > γ награждает историю , тогда субъект будет отдавать предпочтение социальной информации и станет более склонным выбирать зеленый цвет (зеленая область на рисунке 2B), тогда как если γ награждает историю > γ social , объект станет чаще выбирать синий (синяя область на рисунке 2B). Обратите внимание, что для простоты мы показали пример, в котором точки на зеленом и синем равны; однако дальнейшее взаимодействие происходит с количеством доступных баллов, поскольку они варьируются от испытания к испытанию, а также поскольку вероятности социальной и несоциальной информации колеблются независимо друг от друга.В частности, субъекты с небольшими значениями γ истории вознаграждения и γ социального , вероятно, будут преувеличивать информацию, относящуюся к прошлой истории вознаграждений / социальных результатов, и повышать вес информации, относящейся к текущим величинам вознаграждения.

Описание математической модели

Модель принимает оценки вероятности получения хорошего совета ( p social, i ) и вероятности получения зеленого вознаграждения ( p green, i ) при испытании i , оценено посредством байесовского обучения с подкреплением, оптимизированного для адаптации поведения в зависимости от лежащей в основе изменчивости среды [см. рисунки 1B, C для графиков отслеживаемых вероятностей; подробнее о проблеме отслеживания вероятности см. (Behrens et al.) синий, я (6)

, где r зеленый , i и r синий , i — количество баллов, доступных для зеленых и синих опций, соответственно, при испытании i . Наконец, вероятность выбора зеленого варианта при испытании и рассчитывается с помощью функции softmax (O’Doherty et al., 2004):

P (Ci = зеленый) = 11 + e − β (Vgreen − Vblue) (7)

и

P (Ci = синий) = 1 − P (Ci = зеленый) (8)

, где β — дополнительный третий свободный параметр, определяющий стохастичность поведения выбора.

Затем мы использовали эту модель для оценки логарифма правдоподобия наблюдаемых данных при заданных значениях параметров.

γ история вознаграждений , γ социальная и β:

LL (γsocial, γreward history, β) = ∑ilog [P (Ci = ci | γsocial, γreward history, β)] (9)

, где c i обозначает вариант, выбранный испытуемым i . Мы специально реализовали байесовскую процедуру оценки в MATLAB (MathWorks, MA), чтобы получить наиболее подходящие параметры γ social , γ истории вознаграждений и β.В частности, мы выполнили прямое численное интегрирование по функции правдоподобия наблюдаемых данных с учетом трех свободных параметров. Была сформирована сетка всех возможных значений параметров, представляющих интерес, и мы оценили вероятность данных в каждой точке сетки, а затем использовали маргинализацию для расчета предельной вероятности каждого параметра. Все параметры могли принимать значения от 0,01 до 10, а сетка для численного интегрирования оценивалась в лог-пространстве. Этот подход был выбран потому, что он давал прямую меру неопределенности, связанной с каждым параметром (т.е., дисперсия апостериорного распределения каждого параметра), чтобы оценить надежность подгонки модели.

Связь параметров подобранной модели с вариациями в чертах

Ключевой вопрос, рассматриваемый здесь, заключается в том, какие психопатические черты связаны с межсубъектной вариацией в той степени, в которой каждый оптимально отслеживаемый источник информации используется для управления поведением, которое индексируется в модели свободными параметрами. γ история наград и γ социальная .Чтобы проверить это, мы провели два отдельных выбора оптимальных масштабированных переменных с помощью модуля CATREG в SPSS. Это было сделано для того, чтобы установить субшкалы PPI с наибольшим вкладом в объяснение дисперсии каждого свободного параметра. Для оптимального масштабирования все переменные были определены в числовой шкале и дискретизированы с использованием метода умножения, который преобразует переменные в z-значения и умножает их на 10. Были созданы две модели, которые включали все подшкалы PPI и оценки для γ история вознаграждений и γ социальная соответственно.Впоследствии выбор переменной с помощью лассо [наименьшее абсолютное сжатие и оператор выбора; (Tibshirani, 1996)] была реализована регуляризация для определения «оптимальной» модели для каждого свободного параметра. Оптимальной моделью считалась модель с наименьшей ожидаемой ошибкой прогноза и, следовательно, наивысшей точностью с учетом данных. Этот подход основан на уменьшении суммы коэффициентов модели путем добавления штрафных членов к модели, что приводит к коэффициентам, которые представляют независимые вклады каждой переменной, а также к более высокой точности модели (Hartmann et al., 2009). Для регуляризации минимум стандартной суммы квадратов был установлен равным 0,0, а максимум — 1,0 с шагом усадки 0,02 на каждом шаге. Эта процедура дает оптимальную модель, которая является моделью с наименьшей прогнозируемой погрешностью. Последний был оценен с помощью начальной загрузки 0,632 (100 выборок) (Efron and Tibshirani, 1993).

Одним из преимуществ этого подхода к отбору является то, что он преодолевает множество ограничений выбора переменных при использовании традиционных пошаговых регрессионных анализов, таких как необходимость нормальности переменных (Hartmann et al., 2009), связанная с этим потеря мощности из-за несоблюдения допущений и необходимость множественных сравнительных поправок, связанных с частотным тестированием. После выбора оптимальной модели для каждого вычислительного параметра были рассчитаны корреляции Пирсона между масштабами в каждой модели и соответствующим вычислительным параметром, чтобы установить, коварируются ли они. Значимость корреляций была проверена с помощью непараметрической процедуры начальной загрузки (10.000 выборок) для определения доверительного интервала (ДИ) каждой шкалы, полученной в результате процедуры выбора переменных.Если корреляция значительна, ее CI не должен включать значение ровно 0. Таким образом, и , и верхняя, и нижняя границы CI должны быть больше или меньше 0,00. Наконец, процедура передискретизации могла привести к нетипичному / ненормальному распределению общего и шкального баллов ИЦП. Хотя наш методологический подход не основывался на классических процедурах тестирования, требующих соблюдения допущения о нормальности, мы все же провели тесты нормальности Колмогорова-Смирнова (KS), чтобы проверить, соответствует ли распределение общего и шкального баллов ИПП в экспериментальной выборке. обычный.

Результаты

Общий тест производительности

Во-первых, мы выполнили первоначальную проверку, чтобы убедиться, что участники учились и были вовлечены в задачу, сравнив количество баллов, заработанных в конце задания, с результатами на уровне случайности. Результаты показали, что среднее количество набранных баллов (Среднее = 10,372, SD, = 780) было значительно выше, чем сумма, которую можно было заработать, угадав правильный выбор в каждом испытании (Среднее = 7.292, SD = 577; t (35) = 20,3, p <0,001), что указывает на вышеупомянутую случайную производительность и на то, что участники были активно вовлечены в задачу. Затем мы также проверили, что модель обеспечивает устойчивое и надежное описание поведения испытуемых. Мы обнаружили, что модель после подбора параметров точно предсказала, какой из двух вариантов субъекты выберут в 80,6 ± 7,2% [среднее значение ± стандартное отклонение (SD)] испытаний, что указывает на то, что она обеспечивает надежное описание поведения субъекта.Более того, неопределенность оцениваемых параметров (стандартное отклонение апостериорного распределения) была относительно небольшой по сравнению с величиной / диапазоном оцениваемых параметров (средняя γ история вознаграждений = 1,14, диапазон SD = 0,21–1,1; средняя γ социальная = 2,18, диапазон SD = 0,18–1,27), что указывает на надежность подбора параметров.

Выбор переменной

Здесь мы представляем результаты двух процедур выбора переменных, запущенных после оценки истории вознаграждений γ и социальной γ , которые показаны на рисунке 3.Первоначальная модель изображена справа на каждой панели. Систематическое сокращение стандартизированной суммы коэффициентов вынуждает коэффициенты приближаться к нулю, и для каждого шага результирующая модель отображается слева от предыдущей модели. На обеих панелях вертикальная пунктирная линия указывает на оптимальную модель. Обратите внимание, что для нашей цели единственной идентификации переменных с наибольшим вкладом в вычислительные параметры величина и значимость переменных коэффициентов (индексированных по оси Y) представляют меньший интерес, и что результаты не гарантируют статистической значимости в последующих тестах. .Иммунитет к стрессу и бесстрашие были чертами, которые имели наибольший вклад в изменчивость у субъектов из истории вознаграждений γ (рис. 3A). Напротив, оптимальная модель для γ social включала переменную иммунитет к стрессу и социальную потенцию (рис. 3B).

Рис. 3. Результаты процедуры выбора переменных для истории вознаграждений γ (A) и γ social (B) . Максимальная стандартизованная сумма коэффициентов (SSC; ось x) была установлена ​​на 1.0, представляющий 100% вклада шкалы PPI в соответствующий параметр γ. Каждую часть рисунка следует читать справа (SSC = 1,0) налево (SSC = 0,0). Переменные коэффициенты (ось y) отображаются для разных стадий усадки SSC. Для каждого анализа переменные, включенные в оптимальную модель (т.е. модель с наименьшей ожидаемой ошибкой прогноза), показаны вертикальной пунктирной линией.

Корреляции

Последующие корреляционные анализы выявили значительную отрицательную корреляцию между историей вознаграждений γ и иммунитетом к стрессу ( r = -0.36, 95% ДИ от −0,60 до −0,04) и γ история вознаграждения и Бесстрашие ( r = −0,34, 95% ДИ от −0,59 до −0,02). Корреляционный анализ выявил отрицательную взаимосвязь между γ social и социальной активностью ( r = −0,34, 95% ДИ от −0,59 до −0,06) и для γ Social и иммунитетом к стрессу (= −0,32, 95% ДИ — От 0,57 до -0,02). Таким образом, определенные черты были связаны с различными вычислительными параметрами, количественно определяющими индивидуальные различия в использовании вознаграждения и социальной информации (см. Рисунок 4).

Рис. 4. Слева: диаграммы рассеяния для корреляций между историей вознаграждений γ и иммунитетом к стрессу (вверху слева) / Бесстрашие (внизу слева) . Справа : диаграммы рассеяния для корреляции между γ social и иммунитетом к стрессу (вверху справа) / Social Potency (внизу справа) .

Дополнительные тесты

Дополнительный корреляционный анализ

Чтобы продемонстрировать, что два вычислительных параметра не коррелированы и что идентифицированные черты однозначно связаны либо с γ social (диапазон = 1.57–24,2) или γ история вознаграждений (диапазон = 0,42–12,9), мы дополнительно исследовали корреляции между (1) γ социальным и γ историей вознаграждений , (2) стрессоустойчивостью и бесстрашием с γ социальным и (3) социальная потенция с историей вознаграждения γ . Как и ожидалось, вычислительные параметры существенно не коррелировали ( r = 0,11, 95% доверительный интервал от -0,18 до 0,58). Бесстрашие не было коррелировано с γ social ( r = -0.10, 95% ДИ от -0,44 до 0,33), как и социальная потенция с историей вознаграждения ( r = -0,07, 95% ДИ от -0,35 до 0,25). Эти результаты указывают на вклад различных характеристик в объясненную дисперсию оцененных параметров модели. Тесты на нормальность показали, что передискретизация хвостов распределения в выборочном пуле ( N = 485) не вызывала отклонения показателей PPI в экспериментальной выборке ( n = 36) от нормальности (все KS-Z ≤ 0,95, p ≥ 0.33).

Сравнение с альтернативной вычислительной моделью

Наконец, мы рассмотрели опасения, что наши результаты могут быть следствием использования определенной модели, а не чувствительной меры использования социальной информации. Мы провели прямое сравнение модели, в которой используется байесовская схема отслеживания вероятностей, и модели обучения Рескорла-Вагнера, которая имеет свободные параметры скорости обучения (социальную и несоциальную). Коэффициент корреляции между γ social для байесовской модели и γ social для модели с фиксированной скоростью обучения был равен 0.84; коэффициент корреляции между историей вознаграждений γ для байесовской модели и историей вознаграждения для модели фиксированной скорости обучения составил 0,79. Таким образом, на параметры подгонки не сильно повлияла конкретная используемая модель обучения с подкреплением, что указывает на то, что результаты, представленные в вышеупомянутой статье, устойчивы к точной формулировке модели RL.

Однако мы решили использовать байесовскую модель RL в приведенном выше анализе, потому что сравнение модельных данных в значительной степени благоприятствовало байесовской модели.У 32 из 36 субъектов байесовский информационный критерий отдает предпочтение модели с байесовской скоростью обучения [парный тест T между BIC: T (35) = 5,45, p <0,000005 в пользу байесовской модели. ]. Аналогичным образом, в 25 из 36 предметов информационный критерий Акаике, который имеет меньшие потери, чем BIC для моделей с большим количеством свободных параметров (например, модель с фиксированной скоростью обучения), по-прежнему отдает предпочтение модели с байесовской скоростью обучения.

Обсуждение

Основные выводы

Настоящее исследование — первое, в котором используется формальное вычислительное моделирование для количественной оценки того, как информация из разных источников используется во время ассоциативного обучения, чтобы предоставить доказательства того, что вариации личностных черт, связанных с психопатией, по-разному связаны с ограниченным использованием социальной информации и информации о вознаграждении.Это было достигнуто путем установления того, какие конкретные черты, связанные с психопатией, связаны со способностью активно использовать социальную информацию и информацию о вознаграждении для управления поведением, как указано в параметрах вычислительной модели, которые соответствуют данным каждого отдельного участника. Таким образом, нам удалось количественно оценить скрытые переменные, которые нельзя открыто наблюдать с помощью традиционных экспериментальных подходов (Mars et al., 2012), и мы смогли связать их с личностными чертами, которые, как предполагается, были связаны с основными аспектами конструкции психопатии.

Мы обнаружили, что степень, в которой участники склонны использовать вознаграждение и социальную информацию, была связана с различными личностными качествами. Черты, отражающие отсутствие тревожности (иммунитет к стрессу) и отсутствие страха (бесстрашие), отрицательно коррелировали со степенью, в которой предыдущая история вознаграждений использовалась для принятия решений. Было обнаружено, что использование социальной информации имеет отрицательную связь с воспринимаемой способностью участников очаровывать и манипулировать другими (социальная сила) и отсутствием тревожности.Важно отметить, что наши эффекты выборочно связаны с личностными чертами, которые, как утверждается, являются центральными для психопатии, в то время как ни одна из черт, более связанных с экстернализацией стилей личности, не была существенно связана с вычислительными параметрами в настоящем исследовании. Другими словами, результаты предполагают, что недостаточное использование вознаграждения и социальной информации во время обучения может быть специфическим для психопатических стилей личности, а не общей антисоциальностью, а также что недостаточная реализация информации, которая, по-видимому, присутствует у мужчин-правонарушителей с диагнозом психопатия. расстройство выражается в общих чертах личности, связанных с психопатическими тенденциями в неклинической женской популяции.

Сравнение с предыдущими работами

Использование предыдущей истории вознаграждений отрицательно коррелировало с показателями невосприимчивости к стрессу и бесстрашия. Эти данные совпадают с данными, относящимися к нарушенному ассоциативному обучению при клинической психопатии как низкой тревожностью, так и низким уровнем страха (Arnett et al., 1993; Birbaumer et al., 2005). В частности, работа Ньюмана и его коллег показала, что нарушение обучения пассивному избеганию преимущественно встречается у людей с психопатией с низким уровнем тревожности по сравнению с людьми с высоким уровнем тревожности (Newman et al., 1990; Arnett et al., 1993). Точно так же психопатическое поведение также неоднократно связывали со снижением реактивности на страх как в клинических, так и в неклинических выборках (Patrick et al., 1993; Blair et al., 2002; Benning et al., 2005; Jones et al., 2009). и, что важно, нарушение обусловленности страхом (Flor et al., 2002; Birbaumer et al., 2005). Центральная посылка здесь заключается в том, что отвращение к негативным результатам вызывает негативное аффективное состояние, такое как страх / тревога, которое, в свою очередь, связано с действиями / контекстами, которые приводят к этим негативным аффективным состояниям.Что касается психопатии, было высказано предположение, что низкая склонность к переживанию этих негативных аффективных состояний играет роль в формировании слабых ассоциаций с событиями, ведущими к негативным результатам, и, таким образом, способствует нарушению процесса ассоциативного обучения (Blair, 2005). ). Наши результаты подтверждают это мнение, указывая на то, что повышенное бесстрашие и отсутствие тревожности способствуют сокращению использования информации для управления поведением во время ассоциативного обучения.

Одним из важных соображений является то, что в задачах, использующих поведенческие характеристики в качестве показателя ассоциативного обучения, эти показатели результатов не только отражают целостность ассоциативного процесса (т.д., связь сенсорных событий с результатами), но также и способность человека интегрировать и использовать соответствующую сенсорную информацию для инициирования и выполнения двигательных реакций / наблюдаемого поведения (Daunizeau et al., 2010). Таким образом, скрытое поведение — это интегрированный конечный результат различных этапов обработки в разных областях. Следовательно, сниженная производительность может отражать недостаточную обработку в сенсорной области (например, установление ассоциаций / обучение) или в моторной области (например, ошибки выполнения), или, возможно, проблема во взаимодействии между сенсорной областью и двигательной областью. (е.g., используя выученные ассоциации в качестве входных данных для управления двигательными реакциями). Настоящие результаты показывают, что страх и тревога играют важную роль в активном использовании доступной информации, чтобы направлять изменения в поведении. Это говорит о том, что нарушения ассоциативного обучения, ранее обнаруженные при клинической психопатии, также могут быть (частично) из-за недостатка в , использующего информацию подкрепления надлежащим образом для управления поведением, которое, в зависимости от используемой экспериментальной парадигмы, может в конечном итоге проявиться как нарушение обучения.

Было обнаружено, что использование информации, предоставленной соучастником, т. Е. Использование истории социальной информации, имеет отрицательную связь с воспринимаемой способностью участников очаровывать и манипулировать другими (социальная потенция) и их уровнем тревожности (иммунитет к стрессу). . Социальная потенция и тревога включают поведение, имеющее отношение к социальному функционированию. Высокая социальная потенция обычно связана с социальным доминированием и верой в то, что человек может успешно манипулировать другими.Мы могли бы предположить, что люди, которые считают, что они могут манипулировать другими, с большей вероятностью верят, что другие будут пытаться ими манипулировать, когда мыслят о вероятных намерениях социального партнера (Behrens et al., 2008; Hampton et al., 2008; Chang et al., 2011). То есть эти люди могут с большей вероятностью делать выводы о том, во что другие могут подумать, что мы верим, то есть к убеждениям второго порядка. Возможное объяснение взаимосвязи между отсутствием тревожности и использованием социальных советов может заключаться в том, что по мере того, как снижается тревожность, люди испытывают меньше беспокойства, вызванного потенциальными негативными последствиями отказа от совета сообщника.Таким образом, по мере снижения индивидуального уровня личностной тревожности отказ от социальных советов может восприниматься как менее отталкивающий, подобно обучению, основанному на вознаграждении. Этот прогноз будет соответствовать результатам, показывающим, что ассоциативное изучение социальной и несоциальной информации следует одним и тем же механистическим принципам (Behrens et al., 2008). В целом, наши результаты показывают, что сниженная тревожность и системы убеждений второго порядка могут играть важную роль в объяснении социального познания при психопатии. Дальнейшие исследования должны быть сосредоточены на отображении того, как убеждения второго порядка связаны с общими чертами, имеющими отношение к психопатии в обществе в целом, а также у правонарушителей с клиническим диагнозом психопатия.

Ограничения интерпретации

Это одно из первых исследований, в котором была предпринята попытка связать баллы по личностным характеристикам, связанным с психопатией, с латентными переменными из вычислительной модели, которая соответствовала поведению каждого участника (см. Также White et al., 2013). Было высказано предположение, что этот подход обладает огромным потенциалом в изучении психопатологии и психиатрии в целом, поскольку он имеет потенциал для разделения отдельных аспектов сложных многомерных синдромов (Montague et al., 2012). Однако это не означает, что этот подход не лишен ограничений. Ниже мы предлагаем некоторые возможные улучшения и направления для будущих исследований.

Одно из возможных предупреждений заключается в том, что в нашей текущей модели скорость обучения для вознаграждения и социальной информации не могла различаться по предметам. Это связано с ограничением количества испытаний, которые нам понадобятся для надежной оценки большего количества свободных параметров. Вместо этого использовалась модель (Behrens et al., 2007), которая адаптирует скорость обучения в зависимости от текущего уровня изменчивости окружающей среды.В текущем исследовании вместо этого мы решили проверить гипотезу о том, что использование разных типов информации связано с разными личностными качествами, имеющими отношение к психопатии. Настоящее исследование включало выборку здоровых людей, и предыдущие исследования показали, что здоровые люди способны оценивать изменчивость окружающей среды и соответствующим образом адаптировать свою скорость обучения, и что это поведение надежно воспроизводится нашей вычислительной моделью (Behrens et al., 2008 г.). Будущие вычислительные исследования могут быть разработаны для явной проверки гипотезы о том, что именно использование информации, а не (только) скорость обучения в целом ухудшается у правонарушителей с диагнозом психопатическое расстройство в соответствии с Пересмотренным контрольным списком психопатии (PCL-R) (Hare, 2003), как предполагают некоторые из наших предыдущих результатов (von Borries et al., 2010; Brazil et al., 2013).

Еще одним потенциальным ограничением нашего текущего исследования является размер нашей группы участников. Хотя мы использовали большую выборку участников по сравнению с большинством исследований по компьютерному моделированию (например, Nieuwenhuis et al., 2005; Behrens et al., 2008; Yoshida et al., 2008; Boorman et al., 2009; Mars et al. , 2012; Brodersen et al., 2013), некоторые могут возразить, что в психологических исследованиях личности он находится на более низком уровне. Мы позаботились о том, чтобы гарантировать устойчивость наших эффектов с помощью используемой методологии, но размер нашей выборки все еще может быть подвергнут критике, несмотря на то, что наша методология обходит необходимость соблюдения требований классического вывода [подробнее по упускаемым из виду вопросам, связанным с различными распространенными представлениями о выборке и ее размерах, мы настоятельно рекомендуем (Friston, 2012, 2013)].Более того, тот факт, что в предыдущих исследованиях с использованием нашей модели были получены надежные результаты даже при гораздо меньшем количестве субъектов, поэтому довольно многообещающе (например, Behrens et al., 2008; Boorman et al., 2009).

Наконец, наша экспериментальная выборка состояла из женщин-участниц, и можно утверждать, что результаты могут не распространяться на мужское население. Однако предыдущие исследования клинической психопатии, предполагающие недостаточное использование информации для адаптации поведения, включали только участников мужского пола (Brazil et al., 2009, 2013; von Borries et al., 2010), и поскольку текущие результаты сходятся с результатами, полученными на выборках только для мужчин, они подтверждают мнение о том, что этот конкретный недостаток в использовании информации для управления поведением, по-видимому, не связан с полом. В поддержку этого утверждения недавние исследования взаимосвязи между психопатическими чертами в выборках сообщества, эмпатической реакцией и моральной обработкой предполагают аналогичную взаимосвязь как у мужчин, так и у женщин (Seara-Cardoso et al., 2012, 2013). Интересно, что Сеара-Кардосо и др.(2013) обнаружили отрицательную связь между этими когнитивными функциями и межличностно-аффективными чертами у женщин. В этом исследовании они использовали другую операционализацию психопатии (Paulhus et al., 2013) и оценили другие аспекты когнитивного функционирования по сравнению с настоящим исследованием, но результаты согласуются с нашими в том, что они указывают на то, что пол может не иметь общее влияние на связь между характеристиками, связанными с психопатией, и некоторыми аспектами познания.

Выводы

Настоящее исследование — первое, в котором напрямую оценивается взаимосвязь между вариациями связанных с психопатиями личностных черт и объемом информации, который используется во время ассоциативного изучения социальной информации и информации о вознаграждении.Полученные данные показывают, что использование обоих типов информации для управления поведением уменьшается по мере увеличения наличия личностных черт, которые, как предполагается, связаны с межличностно-аффективным аспектом психопатии. В частности, более низкая тревожность и бесстрашие были связаны с уменьшением использования чьей-либо истории подкрепления, а повышенная воспринимаемая способность манипулировать другими и снижение тревожности были связаны с меньшим использованием социальных советов. Кроме того, результаты предполагают распространение результатов, полученных у правонарушителей-мужчин с клинической психопатией, на общую (женскую) популяцию, показывая, что недавно обнаруженные скрытые переменные связаны с вариациями личностных черт, которые важны для построения психопатии.Важно, однако, что еще предстоит исследовать, могут ли эти вычислительные параметры объяснять некоторые нарушения адаптивного поведения, обнаруживаемые у судебно-психиатрических групп населения с психопатическим расстройством. Результаты иллюстрируют потенциальные преимущества использования формальных моделей для обнаружения вычислительных фенотипов в клинических популяциях (Montague et al., 2012), а также их полезность для получения более глубокого понимания точных черт личности, связанных с когнитивными недостатками, наблюдаемыми при многих расстройствах личности. .Настоящие результаты могут также иметь значение для лечения, направленного на изменение поведения, поскольку успех лечения частично зависит от способности пациента включать и использовать информацию из прошлого опыта, а также информацию, предоставленную терапевтами.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Инти А.Бразилия, Рой П.К. Кесселс и Эллен РА де Брёйн получили гранты Mosaic (240-00-244), VIDI (452-08-005) и VENI (451-07-022) соответственно, присужденные Нидерландской организацией для Научные исследования (NWO). Лоуренс Т. Хант финансировался Wellcome Trust (номера грантов WT088312 и WT080540), а Роджер Б. Марс — исследовательским грантом Совета медицинских исследований Великобритании (G0802146).

Список литературы

Арнетт П. А., Хоуленд Э. У., Смит С. С. и Ньюман Дж.П. (1993). Вегетативная реакция во время пассивного избегания у заключенных психопатов. чел. Индивидуальный. Dif . 14, 173–184. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (93)

-8

CrossRef Полный текст

Беренс, Т. Е. Дж., Вулрич, М. В., Уолтон, М. Е., и Рашворт, М. Ф. С. (2007). Узнавая ценность информации в неопределенном мире. Nat. Neurosci . 10, 1214–1221. DOI: 10.1038 / nn1954

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Беннинг, С.Д., Патрик, К. Дж., И Яконо, В. Г. (2005). Психопатия, модуляция испуганного моргания и электродермальная реактивность у мужчин-близнецов. Психофизиология 42, 753–762. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.2005.00353.x

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Бернат, Э. М., Нельсон, Л. Д., Стил, В. Р., Геринг, В. Дж., И Патрик, К. Дж. (2011). Экстернализация психопатологии и обратная связь между выигрышем и проигрышем в моделируемой игровой задаче: диссоциативные компоненты реакции мозга, выявленные с помощью частотно-временного анализа. J. Abnorm. Психол . 120, 352–364. DOI: 10.1037 / a0022124

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Бирбаумер, Н., Вейт, Р., Лотце, М., Эрб, М., Германн, К., Гродд, В. и др. (2005). Недостаточное кондиционирование страха при психопатии: исследование функциональной магнитно-резонансной томографии. Arch. Gen. Psychiatry 62, 799–805. DOI: 10.1001 / archpsyc.62.7.799

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Блэр, Р.Дж. Р., Митчелл, Д. Г., Ричелл, Р. А., Келли, С., Леонард, А., Ньюман, К. и др. (2002). Не обращать внимания на страх: нарушение распознавания голосового аффекта у психопатических людей. J. Abnorm. Психол . 111, 682–686. DOI: 10.1037 / 0021-843X.111.4.682

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Бурман, Э. Д., Беренс, Т. Э., Вулрич, М. У., и Рашворт, М. Ф. (2009). Насколько зеленая трава на другой стороне? лобно-полярная кора и доказательства в пользу альтернативных способов действия. Нейрон 62, 733–743. DOI: 10.1016 / j.neuron.2009.05.014

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Бравер Т. С., Барч Д. М. и Коэн Дж. Д. (1999). Познание и контроль при шизофрении: вычислительная модель дофамина и префронтальной функции. Biol. Психиатрия 46, 312–328. DOI: 10.1016 / S0006-3223 (99) 00116-X

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Бразилия, И. А., де Брёйн, Э.Р. А., Бултен, Б. Х., фон Боррис, А. К. Л., ван Ланквельд, Дж. Дж. Д. М., Буйтелаар, Дж. К. и др. (2009). Ранние и поздние компоненты мониторинга ошибок у насильственных преступников с психопатией. Biol. Психиатрия 65, 137–143. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2008.08.011

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Brazil, I.A., Maes, J.H.R., Scheper, I., Bulten, B.H., Kessels, R.P., Verkes, R.J. и др. (2013). Обратный дефицит психопатии в явных, но не неявных условиях обучения. J. Psychiatry Neurosci . 38, с13 – с20. DOI: 10.1503 / jpn.120152

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Бразилия, И. А., Марс, Р. Б., Бултен, Б. Х., Буйтелаар, Дж. К., Веркес, Р. Дж., И Де Брейн, Э. Р. (2011). Нейрофизиологическая диссоциация между мониторингом собственных действий и действий других при психопатии. Biol. Психиатрия 69, 693–699. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2010.11.013

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Бродерсен, К.Х., Даунизо, Дж., Матис, К., Чамбли, Дж. Р., Бухманн, Дж. М., и Стефан, К. Э. (2013). Вариационный байесовский вывод смешанных эффектов для классификационных исследований. Нейроизображение 76, 345–361. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2013.03.008

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Buckholtz, J. W., and Meyer-Lindenberg, A. (2012). Психопатология и человеческий коннектом: к трансдиагностической модели риска психических заболеваний. Нейрон 74, 990–1004.DOI: 10.1016 / j.neuron.2012.06.002

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Будхани С., Ричелл Р. А. и Блэр Р. Дж. Р. (2006). Нарушение реверсирования, но неизменное приобретение: дефицит вероятностного реверсирования ответа у взрослых людей с психопатией. J. Abnorm. Психол . 115, 552–558. DOI: 10.1037 / 0021-843X.115.3.552

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Чанг, Л. Дж., Смит, А., Дуфвенберг, М., и Санфей, А.Г. (2011). Триангуляция нервных, психологических и экономических основ неприятия вины. Нейрон 70, 560–572. DOI: 10.1016 / j.neuron.2011.02.056

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Корлетт П. Р., Мюррей Г. К., Хани Г. Д., Эйткен М. Р. Ф., Шанкс Д. Р., Роббинс Т. В. и др. (2007). Нарушение сигнала ошибки предсказания при психозе: свидетельство ассоциативного объяснения заблуждений. Мозг 130, 2387–2400.DOI: 10.1093 / мозг / awm173

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Даунизо, Дж., Ден Ауден, Х. Э., Пессильоне, М., Кибель, С. Дж., Стефан, К. Э. и Фристон, К. Дж. (2010). Наблюдение за наблюдателем (i): метабайесовские модели обучения и принятия решений. PLoS ONE 5: e15554. DOI: 10.1371 / journal.pone.0015554

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Эфрон Б. и Тибширани Р. Дж. (1993). Введение в Bootstrap .Лондон: Чепмен и Холл. DOI: 10.1007 / 978-1-4899-4541-9

CrossRef Полный текст

Флетчер П. К. и Фрит К. Д. (2008). Восприятие значит верить: байесовский подход к объяснению положительных симптомов шизофрении. Nat. Ред. Neurosci . 10, 48–58. DOI: 10.1038 / nrn2536

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Flor, H., Birbaumer, N., Hermann, C., Ziegler, S., and Patrick, C.J. (2002). Аверсивная павловская обусловленность у психопатов: периферические и центральные корреляты. Психофизиология 39, 505–518. DOI: 10.1111 / 1469-8986.3940505

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Хэмптон, А. Н., Босартс, П., и О’Догерти, Дж. П. (2008). Нейронные корреляты вычислений, связанных с ментализацией, во время стратегических взаимодействий с людьми. Pro. Natl. Акад. Sci. США . 105, 6741–6746. DOI: 10.1073 / pnas.0711099105

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Заяц, р.Д. (2003). Руководство по пересмотренному контрольному списку психопатии, 2-е изд. . Торонто, Онтарио: Мульти-системы здравоохранения.

Харе Р. Д., Харт С. Д. и Харпур Т. Дж. (1991). Психопатия и критерии антисоциального расстройства личности по DSM-IV. J. Abnorm. Психол . 100, 391–398. DOI: 10.1037 / 0021-843X.100.3.391

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Хартманн, А., Ван Дер Коой, А. Дж., И Зик, А. (2009). Изучение нелинейных отношений: модели принятия клинических решений путем регрессии с оптимальным масштабированием. Psychother. Res . 19, 482–492. DOI: 10.1080 / 10503300

5939

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Jelicic, M., Merckelbach, H., Timmermans, M., and Candel, I. (2004). De nederlandstalige Versie van de Psychopathic Personal inventory: enkele psychometrische bevindingen [Голландская версия реестра психопатии: некоторые психометрические результаты]. De Psycholoog 12, 604–608.

Джонс, А. П., Лоренс, К.Р., Херба, К. М., Баркер, Г. Дж., И Видинг, Э. (2009). Снижение активности миндалины по отношению к испуганным лицам у мальчиков с проблемами поведения и черствостью и бесчувственностью. Am. J. Psychiatry 166, 95–102. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2008.07071050

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Кинг-Касас, Б., Шарп, К., Ломакс-Лещ, Л., Лоренц, Т., Фонаги, П., и Монтегю, П. Р. (2008). Разрыв и восстановление сотрудничества при пограничном расстройстве личности. Наука 321, 806–810.DOI: 10.1126 / science.1156902

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Лилиенфельд, С.О., и Эндрюс, Б.П. (1996). Разработка и предварительная проверка самооценки психопатических черт личности в некриминальных популяциях. J. Pers. Оцените . 66, 488–524. DOI: 10.1207 / s15327752jpa6603_3

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Лилиенфельд, С.О., Патрик, К.Дж., Беннинг, С.Д., Берг, Дж., Селлбом, М., и Эденс, Дж. Ф. (2012). Роль бесстрашного доминирования в психопатии: путаница, споры и разъяснения. Личный. Дисорд . 3, 327–340. DOI: 10.1037 / a0026987

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Марс, Р. Б., Ши, Н. Дж., Коллинг, Н., Рашворт, М. Ф. (2012). Анализ на основе моделей: обещания, подводные камни и примеры приложений для изучения когнитивного контроля. Q. J. Exp. Психол . 65, 252–267.DOI: 10.1080 / 17470211003668272

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Миллер, Дж. Д., Линам, Д. Р. (2012). Исследование номологической сети опросника психопатической личности: метааналитический обзор. Личный. Дисорд . 3, 305. doi: 10.1037 / a0024567

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Нойманн С., Шмитт Д. С., Картер Р., Эмбли И. и Хейр Р. Д. (2012). Психопатические черты у женщин и мужчин по всему миру. Behav. Sci. Закон 30, 557–574. DOI: 10.1002 / bsl.2038

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Ньюман, Дж. П., Паттерсон, К. М., Хоуленд, Э. У. и Николс, С. Л. (1990). Пассивное избегание у психопатов: эффекты вознаграждения. чел. Индивидуальный. Dif . 11, 1101–1114. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (90) -I

CrossRef Полный текст

Nieuwenhuis, S., Gilzenrat, M. S., Holmes, B. D., and Cohen, J. D. (2005). Роль голубого пятна в опосредовании моргания внимания: нейровычислительная теория. J. Exp. Психол . 134, 291. DOI: 10.1037 / 0096-3445.134.3.291

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

О’Догерти, Дж., Даян, П., Шульц, Дж., Дайхманн, Р., Фристон, К., и Долан, Р. Дж. (2004). Диссоциативные роли вентрального и дорсального полосатого тела в инструментальном кондиционировании. Наука 304, 452–454. DOI: 10.1126 / science.1094285

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Патрик, К. Дж., Фаулз, Д.К. и Крюгер Р. Ф. (2009). Триархическая концептуализация психопатии: истоки растормаживания, смелости и подлости в процессе развития. Dev. Психопатол . 21, 913–938. DOI: 10.1017 / S095457940

92

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Паулхус, Д. Л., Нойман, К. С., Хейр, Р. Д. (2013). Руководство по шкале самооценки психопатии зайца . Торонто, Онтарио: Мульти-системы здравоохранения.

Пойтресс, Н. Г., Эденс, Дж.Ф. и Лилиенфельд С. О. (1998). Критерийная валидность инвентаризации психопатической личности в тюремной выборке. Psychol. Оцените . 10, 426. DOI: 10.1037 / 1040-3590.10.4.426

CrossRef Полный текст

Редиш А. Д., Дженсен С. и Джонсон А. (2008). Единая структура для борьбы с зависимостью: уязвимости в процессе принятия решений. Behav. Мозг Научные исследования . 31, 415–436. DOI: 10.1017 / S0140525X0800472X

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Саде, Н., и Верона, Э. (2008). Психопатические черты личности, связанные с ненормальным избирательным вниманием и нарушением когнитивного контроля. Нейропсихология 22, 669–680. DOI: 10.1037 / a0012692

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Сеара-Кардосо, А., Дольберг, Х., Нойман, К., Ройзер, Дж. П., и Видинг, Э. (2013). Сочувствие, нравственность и психопатические качества у женщин. чел. Индивидуальный. Dif ., 55, 328–333. DOI: 10.1016 / j.paid.2013.03.011

CrossRef Полный текст

Сеара-Кардосо, А., Нойман, К., Ройзер, Дж., МакКрори, Э. и Видинг, Э. (2012). Изучение связи между сочувствием, моралью и психопатическими чертами личности в общей популяции. чел. Индивидуальный. Dif . 52, 67–71. DOI: 10.1016 / j.paid.2011.08.029

CrossRef Полный текст

Селлбом, М., Бен-Порат, Ю. С., Лилиенфельд, С. О., Патрик, К. Дж., И Грэм, Дж. Р. (2005). Оценка психопатических черт личности с помощью MMPI – 2. J. Pers. Оцените . 85, 334–343. DOI: 10.1207 / s15327752jpa8503_10

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Тибширани Р. (1996). Регрессионное сжатие и выбор с помощью лассо. J. R. Stat. Soc. Сер. В 58, 267–288. DOI: 10.1111 / j.1467-9868.2011.00771.x

CrossRef Полный текст

Верона, Э., Спраг, Дж., И Садех, Н. (2012). Тормозящий контроль и негативная эмоциональная обработка при психопатии и антисоциальном расстройстве личности. J. Abnorm. Психол .121, 498–510. DOI: 10.1037 / a0025308

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Видинг, Э., Фрик, П. Дж., И Пломин, Р. (2007). Этиология связи между черствостью и бесчувственностью и проблемами поведения в детстве. Br. J. Psychiatry 190, s33 – s38. DOI: 10.1192 / bjp.190.5.s33

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

фон Боррис, А. К. Л., Бразилия, И. А., Бултен, Б. Х., Буйтелаар, Дж. К., Веркес, Р.Дж., И де Брейн, Э. Р. А. (2010). Нейронные корреляты дефицита обучения, связанного с ошибками, у людей с психопатией. Psychol. Мед . 40, 1443–1451. DOI: 10.1017 / S003329

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

White, S. F., Pope, K., Sinclair, S., Fowler, K. A., Brislin, S.J., Williams, W. C., et al. (2013). Нарушение ожидаемого значения и сигнализации ошибки прогноза у подростков с деструктивными поведенческими расстройствами во время задания пассивного избегания. Am. J. Psychiatry 170, 315–323. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2012.12060840

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

границ | Избирательное справедливое поведение как функция психопатических черт в субклинической популяции

Введение

В общественной жизни серьезной проблемой психопатии является нарушение социальных норм. Например, люди с психопатией склонны совершать и повторять преступное поведение чаще, чем люди без психопатии (Hare et al., 2000). Однако психопатия не ограничивается криминальным или клиническим контекстом (Cleckley, 1988), и считается, что психопатические черты постоянно распространяются среди населения в целом (Edens et al., 2006). Эти клинические и эмпирические результаты предполагают, что люди в общей популяции, которые демонстрируют высокий уровень психопатических черт, могут проявлять аморальные или антиобщественные поступки, не будучи замеченными, поскольку они могут маскировать части своей личности, такие как эгоцентризм, бессердечие и безответственность, и внешне подчиняться им. социальные нормы или вести себя социально приемлемым образом.В частности, как можно увидеть в пункте шкалы самооценки для оценки психопатических черт, например: «Я говорю другим людям то, что они хотят услышать, чтобы они делали то, что я хочу, чтобы они делали» (Levenson et al., 1995), психопатические черты могут быть связаны с поверхностным проявлением социально желательных действий, но только на фоне личного интереса. Следовательно, исследования условий, которые смягчают связь между психопатическими чертами и нарушением социальных норм, должны способствовать пониманию их адаптивных и дезадаптивных функций.

Справедливость — это социальная норма, лежащая в основе взаимного взаимодействия внутри социальных групп. Например, люди, которые проявляют несправедливое поведение, могут быть наказаны другими людьми. В условиях угрозы негативной взаимности честное поведение помогает людям избегать наказания в межличностных взаимодействиях. Способность потенциального наказания повышать поведенческую справедливость может быть проиллюстрирована путем сравнения поведенческих характеристик в игре диктатора (DG) с таковой в игре ультиматумов (UG).В DG, в котором сумма денег делится между двумя игроками, один игрок в одностороннем порядке решает, какие суммы денег будут распределены между собой и вторым игроком. Затем обоим игрокам распределяются деньги исключительно на основании решения первого игрока. И наоборот, в UG второй игрок (как отвечающий) может решить, принять или отклонить денежное предложение, сделанное первым игроком. Если респондент принимает предложение, сделка продолжается. Однако, если респондент отклоняет предложение, ни один из игроков не получает денег.Исследования показали, что примерно половина респондентов отвергают несправедливые предложения, которые составляют менее 20% общей суммы денег (Camerer, 2003). Такой отказ обычно считается наказанием или местью для нарушителей норм (например, Strobel et al., 2011), и было показано, что такая угроза наказания обычно увеличивает сумму предложения первого игрока в UG. Эмпирические данные показали, что первый игрок в DG распределяет примерно 20% ставки второму игроку (Forsythe et al., 1994; Camerer, 2003), тогда как около 40% акций предлагается в UG (Güth et al., 1982; Camerer, 2003).

Дальнейшее понимание того, как можно использовать поведение, чтобы избежать негативной взаимности, можно получить, сосредоточив внимание на поведенческой справедливости при взаимодействии с кем-то, кто близок в социальном плане. Справедливость служит критерием для оценки того, заслуживает ли человек доверия, что является важным психологическим фактором взаимного сотрудничества и взаимного альтруизма в ходе множественных взаимодействий (например,г., Berg et al., 1995). Согласно этой точке зрения, в дополнение к наказанию или мести, которые возможны в «одноразовых» социальных взаимодействиях, нарушения норм справедливости также могут иметь пагубное влияние на будущие взаимодействия с одним и тем же человеком. Следовательно, поведенческая справедливость, вероятно, будет изменяться в зависимости от характера отношений с другими людьми. Например, в DG предложение первого игрока модулируется социальной дистанцией к получателю, поскольку к близкому получателю относятся более справедливо, чем к удаленному анонимному получателю (Hoffman et al., 1996; Ранкин, 2006; Charness and Gneezy, 2008). Кроме того, на психологические реакции получателей несправедливых предложений влияет социальная дистанция к предлагающим, поскольку несправедливые предложения от близкого человека с большей вероятностью вызовут неудовлетворенность по сравнению с предложениями от незнакомцев (Wu et al., 2011). Эти данные свидетельствуют о том, что человек думает о справедливости больше во взаимодействии с другими людьми, которые им ближе в социальном плане.

Неясно, сосредотачиваются ли люди с высокой склонностью к психопатическим характеристикам на мгновенном экономическом вознаграждении, несмотря на ситуацию, или они принимают во внимание личные отношения, чтобы избежать негативной взаимности.Они, вероятно, будут демонстрировать несправедливое поведение даже по отношению к близкому человеку, с которым они должны иметь дополнительные взаимодействия в будущем, если они не могут предсказать неблагоприятные последствия несправедливого поведения и отреагировать на них. Основываясь на обнаружении пониженной физиологической реактивности, связанной с аверсивными событиями (Lykken, 1957; Patrick et al., 1993; Levenston et al., 2000), утверждалось, что низкий уровень страха (Lykken, 1995) или недостаточное функционирование в защитной системе (Патрик, 2007), которая снижает эмоциональные реакции на возможное наказание, лежит в основе агрессивности с нарушениями нормы у лиц с психопатией.Кроме того, многочисленные исследования показали, что защитная дисфункция конкретно связана с первичной (низкотревожной) психопатией или межличностными / аффективными особенностями, включая черствость, хитрость и отсутствие сочувствия и / или угрызений совести, а не вторичной (невротической) психопатии или аспекты девиантного поведения, такие как импульсивность и плохой поведенческий контроль, как в криминальных, так и в общественных выборках (например, Патрик, 1994; Беннинг и др., 2005). Соответственно, высокая склонность к первичной психопатии может побуждать к несправедливому поведению, несмотря на возможность наказания в межличностных взаимодействиях.

Эта возможность не подтверждается предыдущими выводами относительно поведения первого игрока в DG и UG, хотя эти исследования были ограничены в отношении размера выборки или соотношения мужчин и женщин. Koenigs et al. (2010) обнаружили, что правонарушители с высокими показателями первичной психопатии ( n = 6) предлагали меньшие суммы денег своим партнерам в ГД по сравнению как с правонарушителями, не являющимися психопатическими ( n = 22), так и с правонарушителями со вторичной психопатией ( n = 6).Однако они сделали относительно справедливые предложения, как и другие преступники, в УГ. В исследовании Gillespie et al. (2013), который набрал 60 участников (10 мужчин и 50 женщин) из университета, первичная психопатия не повлияла на денежные предложения ни ГД, ни УГ. Эти данные свидетельствуют о том, что, по крайней мере, на поведенческом уровне люди с высокой склонностью к первичной психопатии проявляют реактивность в отношении возможности наказания. Если это так, мы можем предсказать, что они с меньшей вероятностью будут предлагать несправедливые предложения как в DG, так и в UG, когда их партнер является другом, по сравнению с тем, когда их партнер является незнакомцем.

Более того, справедливость поведения, модулируемая социальной дистанцией, может быть связана со вторичной психопатией. В отличие от неэмоциональных черт первичной психопатии, субъекты с вторичной психопатией характеризуются как невротики и проявляют тревогу (Karpman, 1941; Skeem et al., 2003). Кроме того, вторичная психопатия связана с гневом и враждебным поведением в ответ на неблагоприятные события в межличностных взаимодействиях (Hicks and Patrick, 2006). Мили (1995) предположил, что агрессивность, наблюдаемая при вторичной психопатии (социопатии), происходит из-за плохого межличностного опыта на ранних стадиях развития, такого как жестокое обращение со стороны других.Следовательно, люди с высокими показателями вторичной психопатии могут демонстрировать поведенческую стратегию, при которой они реагируют на невыгодное конкурентное положение. Основываясь на этой гипотезе, мы можем предсказать, что вторичная психопатия заставляет человека проявлять несправедливое, агрессивное поведение, особенно по отношению к незнакомым людям или тем, кто находится в враждебной позиции. С другой стороны, при взаимодействии с надежными и отзывчивыми людьми вторичная психопатия не может усиливать резкое поведение. В поддержку этих прогнозов Gillespie et al.(2013) показали, что групповая предвзятость была преувеличена как функция вторичной психопатии, поскольку к членам группы (студенты из одного университета) относились более справедливо, чем к членам внешней группы (студенты из других университетов) как в DG, так и в UG. . Однако было неясно, влияют ли психопатические черты на справедливость поведения в ответ на социальную дистанцию ​​(например, анонимность) в межличностных взаимодействиях внутри группы.

В настоящем исследовании изучалось, как первичная и вторичная психопатия влияют на справедливость поведения в ответ не только на возможность наказания в одноразовом взаимодействии, но и на социальную дистанцию ​​по отношению к партнеру во взаимодействии.Поэтому мы использовали DG и UG, где получателем был либо незнакомец, либо друг. Потенциал наказания в одноразовом взаимодействии манипулировался тем, выполняли ли участники DG (отсутствие) или UG (существование), в то время как социальная дистанция манипулировалась тем, взаимодействовали ли участники с незнакомцем (одноразовые отношения) или друг (продолжение отношений). Более того, это исследование было направлено на сбор данных из более крупной выборки по сравнению с предыдущими исследованиями, чтобы повысить эффективность статистических тестов.Поэтому исследование было упрощено за счет использования гипотетических сценариев. Такой подход может снизить влияние экспериментальной обстановки на обмен удобством, и в некоторых исследованиях использовались гипотетические сценарии для получения значимых результатов в отношении моральных рассуждений (например, Koenigs et al., 2012).

Были оценены две основные гипотезы. Во-первых, люди с первичной психопатией могут быть чувствительны к неблагоприятным последствиям несправедливого поведения для экономических интересов и личных отношений.В этом случае первичная психопатия должна быть связана с несправедливо небольшими денежными предложениями в ГД, но не в УГ, когда предполагается, что партнер — незнакомец. Кроме того, первичная психопатия не может быть связана с несправедливыми предложениями в любой игре, когда предполагаемый партнер является другом. Во-вторых, вторичная психопатия может усиливать враждебное поведение, особенно по отношению к незнакомым людям. Следовательно, в соответствии с отчетом Gillespie et al. (2013), вторичная психопатия была связана с несправедливыми денежными предложениями как в DG, так и в UG с незнакомцем, но не с играми с другом.Более того, мы исследовали, зависит ли влияние психопатических черт на гипотетические социальные взаимодействия от пола.

Материалы и методы

Участников

В общей сложности 349 японских студентов бакалавриата добровольно заполнили анкеты во время части учебной сессии в университете. Данные о 348 участниках (228 мужчин) в возрасте от 18 до 29 лет ( M = 18,63; SD = 1,28) были затем проанализированы после того, как один участник был исключен из-за пропущенных значений.

Психопатические черты

Японская версия шкалы самооценки психопатии Левенсона (LSRP; Levenson et al., 1995) использовалась для оценки психопатических качеств. LSRP — это опросник для самоотчета, в котором используется четырехбалльная шкала Лайкерта для оценки психопатических черт в неинституционализированных группах населения («1: категорически не согласен»; «2: несколько не согласен»; «3: частично согласен»; «4: полностью согласен »). Пункты делятся на два фактора: первичная и вторичная психопатия. Подшкала первичной психопатии, состоящая из 16 пунктов, отражает межличностные и аффективные особенности, включая манипуляцию, эгоцентризм и отсутствие сочувствия и / или раскаяния.Напротив, подшкала вторичной психопатии, состоящая из 10 пунктов, направлена ​​на поведение, связанное с социальными отклонениями, такое как импульсивность, поиск стимуляции и плохой контроль поведения.

Японская версия LSRP была разработана с использованием обратного перевода для каждого элемента (Sugiura and Sato, 2005). Эта версия включает ту же факторную структуру, что и исходная, и, как было показано, обладает конструктной валидностью и адекватной тест-ретестовой надежностью (Osumi et al., 2007a). Коэффициент альфа был равен 0.75 для первичной психопатии и 0,58 для вторичной психопатии, что примерно соответствует показателям предыдущих исследований. В отчете Levenson et al. (1995) альфа-баллы по подшкалам первичной психопатии и вторичной психопатии составляли 0,82 и 0,63 соответственно. Для японских выборок альфа составляла 0,78 ∼0,80 для первичной психопатии и 0,56 ∼0,61 для вторичной психопатии (Osumi et al., 2007b, 2012; Osumi and Ohira, 2010; Masui et al., 2011). В целом, альфа для вторичной психопатии по LSRP в предыдущих и настоящих исследованиях неизменно низка.Однако Левенсон и др. (1995) сообщили, что альфа для вторичной психопатии, вероятно, приемлема для 10-балльной шкалы. Для текущей выборки коэффициент корреляции Пирсона между первичной и вторичной психопатией составил 0,30 ( p <0,001).

Задачи и порядок действий

Каждому участнику были представлены четыре гипотетических сценария, включающих принятие экономических решений (см. Дополнительные материалы). Поэтому участников проинформировали, что на самом деле им не будут платить в соответствии с их решениями.В начале каждого сценария участников просили представить ситуацию, в которой они разделят денежную сумму (1000 японских иен) между собой и другим человеком (партнером). Кроме того, участникам было предложено представить своего партнера по игре. В условиях незнакомца их проинструктировали, что партнером был неизвестный студент из того же университета, с которым участник больше не будет взаимодействовать, тогда как в знакомом состоянии партнер был другом в университете.Если участников проинструктировали, что они должны представить себе конкретного друга, свойства разных друзей (например, привлекательность и социальная дистанция от друга) могут отличаться. Таким образом, чтобы учесть такие индивидуальные различия, участники должны были абстрактно представить себе незнакомца и друга. Поэтому мы специально не инструктировали участников представлять конкретного человека в любом из состояний. Кроме того, участники читали описание сценария, которое различается в зависимости от типа игры.Что касается DG, участники были проинформированы о том, что они будут решать, как разделить сумму денег, которую они получат, и их партнер, который не сможет изменить предложенную сумму. И наоборот, для UG участники и их партнеры получат деньги, если партнер согласится с тем, как деньги должны быть разделены. В противном случае ни одна из сторон не получила бы денег. Соответственно, было четыре типа сценариев: (1) ГД с незнакомцем; (2) Генеральный директор с другом; (3) УГ с незнакомцем; и (4) UG с другом.

Участники сделали только одно предложение в сценарии на странице. Участники начали вместе читать сценарии, а затем должны были принять решение для каждого сценария в течение 20 секунд. Они могли выбрать любой интеграл, чтобы предложить до 1000 иен (например, 501 иен, 999 иен или 0 иен, но не 543,21 иен). Через 20 секунд для сценария участники перевернули страницу, следуя инструкциям экспериментатора, и начали читать другой сценарий. Порядок четырех сценариев был уравновешен между участниками.

После выполнения этих задач по решению участники завершили LSRP. Стоит рассмотреть влияние порядка на измерения (задачи принятия решений и LSRP). Насколько нам известно, ни одно из предыдущих исследований не сообщало о том, что задачи принятия решений, которые включают социальное взаимодействие, могут влиять на баллы первичной и вторичной психопатии, по крайней мере, в соответствии с оценкой LSRP. Мы рассмотрели возможность того, что анкеты личности могут помочь участникам лучше понять связь между личностью и поведенческими характеристиками при выполнении задач и, таким образом, изменить их поведение, чтобы оно соответствовало их ответам на вопросы.

Результаты

Гендерные различия

В таблице 1 показаны оценки первичной и вторичной психопатии, а также суммы денег, предлагаемые в каждом состоянии для мужчин и женщин. Во-первых, мы изучили гендерные различия в двух психопатических чертах. Согласно дисперсионному анализу, по сравнению с участниками-женщинами, участники-мужчины показали более высокие баллы как по первичной психопатии [ F (1346) = 31,67, p <0,001, ηp2 = 0,084), но и по вторичной психопатии [ F (1346). = 3.92, p <0,05, ηp2 = 0,011].

ТАБЛИЦА 1. Характеристики участников мужского и женского пола.

Кроме того, для изучения гендерных различий в суммах предложения был проведен дисперсионный анализ с игрой (DG или UG) и получателем (незнакомец или друг) в качестве факторов внутри участника и пол в качестве фактора между участниками. Результаты показали существенное влияние пола, указывая на то, что мужчины предлагали получателям меньшие суммы денег, чем женщины [ F (1,346) = 12.82, p <0,001, ηp2 = 0,036]. Кроме того, на основе значимого взаимодействия между игрой и полом [ F (1,346) = 12,97, p <0,001, ηp2 = 0,036] разница в предложении мужчин и женщин была обнаружена в DG [ F (1,346) = 15,99, p <0,001, ηp2 = 0,044], но не в UG [ F (1,346) = 0,92, p = 0,37, ηp2 = 0,003]. Взаимодействие партнер × пол и взаимодействие × партнер × гендер не были значимыми [ Fs (1,346) <2.52, пс, > 0,11].

Проверка гипотез

Чтобы проверить, модулируются ли эффекты потенциального наказания и социальной дистанции на денежные предложения психопатическими чертами, мы использовали иерархическое линейное моделирование (HLM; Raudenbush and Bryk, 2002). В HLM переменные первого уровня вложены в переменные второго уровня. Кроме того, переменные первого уровня могут относиться к индивидуальному уровню анализа, тогда как переменные второго уровня могут относиться к межиндивидуальному уровню анализа.Наш набор данных включал 348 участников, каждый из которых делал денежные предложения в четырех различных сценариях. Таким образом, переменные уровня 1 включали повторяющиеся измерения игры и партнера и их взаимодействия. Переменные уровня 2 включали индивидуальные различия в оценках первичной и вторичной психопатии, пола и их взаимодействия. Предполагались случайные эффекты для всех переменных уровня 1. Затем межуровневые взаимодействия оценивались путем оценки фиксированных эффектов с надежными стандартными ошибками. Мы использовали HLM 7.01 (Raudenbush et al., 2013) для анализа многоуровневых данных. Для каждой категориальной переменной применялось кодирование эффектов (игра: DG = -1, UG = 1; партнер: незнакомец = -1, друг = 1; пол: мужской = -1, женский = 1). Кроме того, кодирование пола было взвешено на основе соотношения мужчин и женщин среди участников. Первичная психопатия, вторичная психопатия и все условия взаимодействия были сосредоточены на среднем значении.

Перед тем, как проверить наши гипотезы с помощью HLM, мы оценили систематическую внутри- и межиндивидуальную дисперсию для зависимой переменной (размера предложения) путем оценки нулевой модели.Если в зависимой переменной нет межиндивидуальной дисперсии, то HLM не подходит для анализа данных, потому что внутрииндивидуальной дисперсии достаточно для прогнозирования зависимой переменной. Как показано в таблице 2, результаты нулевой модели показали, что существует значительная межличностная дисперсия в зависимой переменной и что коэффициент корреляции внутри класса (τ 00 / [τ 00 + σ 2 ]) был 0,168. То есть 16,8% расхождений в предложениях было межличностным.Эти результаты предполагают, что HLM подходил для анализа этих данных и что между участниками были различия в суммах денег, предлагаемых партнерам в сценариях.

ТАБЛИЦА 2. Оценки параметров и компоненты дисперсии нулевой модели для денежных предложений.

В таблице 3 показаны результаты HLM, прогнозирующие количество денег, предлагаемых в гипотетических сценариях. Целью настоящего исследования была оценка межуровневых модерирующих эффектов, указывающих на то, что индивидуальные различия уровня 2 в психопатических чертах смягчают влияние уровня 1 игры и партнера на денежное количество предложений.Мы не обнаружили межуровневых взаимодействий с вторичной психопатией. Напротив, первичная психопатия имела значительные взаимодействия с игрой (γ = 1,80, SE = 0,67, t = 2,70, p <0,01) и партнером (γ = 2,30, SE = 0,48, t = 4,79, р <0,001). Более того, было значимое двустороннее взаимодействие между первичной психопатией, игрой и партнером (γ = -1,21, SE = 0,47, t = -2,57, p <0.05).

ТАБЛИЦА 3. Фиксированные эффекты межуровневых взаимодействий.

Как показано на рисунке 1, когда партнер был незнакомцем, между игрой и первичной психопатией было простое взаимодействие (γ = 3,02, SE = 1,01, t = 2,99, p <0,01). Последующие простые тесты наклона показали, что первичная психопатия предсказывала снижение предложения в обоих DG (γ = -9,11, SE = 1,87, t = -4,86, p <0.001) и UG (γ = -3,07, SE = 0,99, t = -3,09, p <0,01). С другой стороны, когда получатель был другом, простое взаимодействие между игрой и первичной психопатией не было значимым (γ = 0,59, SE = 0,56, t = 1,05, p = 0,29). Фактически, в то время как первичная психопатия имела незначительный эффект по уменьшению суммы предложения в DG с другом (γ = -2,08, SE = 1,22, t = -1.70, p = 0,09), первичная психопатия существенно не повлияла на предложения в UG с другом (γ = -0,90, SE = 12, t = -1,10, p = 0,27).

РИСУНОК 1. Влияние первичной психопатии на денежные предложения (на общую сумму 1000 иен) в игре диктатора (DG) и игре ультиматума (UG) с незнакомцами и друзьями.

Кроме того, мы обнаружили простое взаимодействие между игрой и партнером для людей с высокими показателями по первичной психопатии (γ = -27.88, SE = 4,33, t = -6,44, p <0,001). Апостериорные тесты показали, что они предлагали значительно большую сумму денег в UG, чем в DG, независимо от их партнера (незнакомец: γ = 79,00, SE = 8,90, t = 8,88, p <0,001 ; друг: γ = 23,22, SE = 5,14, t = 4,52, p <0,001). Кроме того, сумма денег, которую они предложили другу, была значительно больше, чем сумма, которую они предложили незнакомцу, в обеих играх (DG: γ = 64.59, SE = 8,16, t = 7,92, p <0,001; UG: γ = 8,82, SE = 4,02, t = 2,19, p <0,05).

Для людей с низкими склонностями к первичной психопатии, опять же, было простое взаимодействие между игрой и партнером (γ = -13,60, SE = 3,41, t = -3,99, p <0,001). Независимо от партнера, сумма их предложения UG была значительно больше, чем их предложения DG (незнакомец: γ = 43.47, SE = 7,63, t = 5,70, p <0,001; друг: γ = 16,26, SE = 4,79, t = 3,40, p <0,001). Более того, размер предложения был увеличен, когда получатель был другом по сравнению с тем, когда получатель был незнакомцем в DG (γ = 23,24, SE = 6,05, t = 3,84, p <0,001), но не в UG (γ = -3,97, SE = 3,36, t = -1,18, p = 0.24).

Пол значительно взаимодействовал с игрой (γ = -10,57, SE = 3,79, t = -2,79, p <0,01). В частности, мужчины сделали меньшие предложения, чем женщины в DG (γ = 23,30, SE = 7,53, t = 3,10, p <0,01), но не в UG (γ = 2,14, SE = 3,59). , t = 0,60, p = 0,55). Однако, как показано в таблице 3, взаимодействие между полом и психопатическими чертами не было значимым.Другими словами, влияние психопатических черт на денежные предложения для мужчин существенно не отличалось от таковых для женщин.

Обсуждение

В настоящем исследовании мы оценили, снижают ли психопатические черты поведенческую справедливость в межличностных взаимодействиях, даже если участник воображал возможность отрицательной обратной связи от партнера. В частности, мы проверили влияние возможности наказания при однократном взаимодействии и социальную дистанцию ​​до партнера во время взаимодействия.Некоторые части настоящих результатов не подтвердили наши предположения об избирательной справедливости как функции психопатических черт. Во-первых, в противоречие с предыдущими исследованиями (Koenigs et al., 2010; Gillespie et al., 2013), первичная психопатия была связана с более низкими денежными предложениями незнакомцу, не только в ГД, где участники не могут быть наказаны получателями, но также в УГ, где есть вероятность быть наказанным. Эти различия могут быть связаны с использованием нами гипотетического сценария и / или большего размера выборки.Более того, первичная психопатия, как правило, ассоциировалась с меньшими предложениями, особенно в DG, даже если участники воображали, что партнер был их другом. Эти данные свидетельствуют о том, что первичная психопатия связана с общим дефицитом чувства справедливости. Однако вторичная психопатия не была связана с какими-либо различиями в поведенческой справедливости в зависимости от возможности наказания и отношений с другими. Хотя наши выводы основаны на принятии решений в гипотетических сценариях, наши результаты могут дать представление об адаптивных и дезадаптивных социальных функциях психопатических черт.

Настоящие результаты не исключают возможность того, что люди с высокими психопатическими чертами увеличивают поведенческую справедливость в зависимости от условий. Это исследование является первым, показывающим, что социальная дистанция может смягчить связь между первичной психопатией и несправедливостью денежных предложений. В частности, несмотря на снижение чувства справедливости, люди, получившие высокие баллы по первичной психопатии, предлагали больше денег своему другу, чем незнакомцу, даже если не было возможности наказания за одноразовое взаимодействие.Таким образом, они отдавали больший приоритет своим отношениям со знакомым человеком, чем непосредственной экономической рациональности.

Взаимность — ключевая концепция для объяснения адаптивной роли честного, альтруистического поведения в прямых социальных взаимодействиях в рамках давних отношений (Trivers, 1971). Теоретически люди могут вести себя альтруистично по отношению к надежному человеку, который, скорее всего, ответит альтруистическим поведением. Между тем, в ситуации, известной как негативная взаимность, люди могут наказать того, кто проявил эгоистичное поведение, поскольку существует высокий риск того, что последний может воспользоваться альтруизмом первого в будущем.Основываясь на этой точке зрения, наши выводы предполагают, что люди с высокими баллами по первичной психопатии стремятся избежать в дальнейшем негативной обратной связи от знакомого человека, с которым они будут поддерживать контакт после одноразового взаимодействия. Эта интерпретация несовместима с выводом о том, что первичная психопатия связана с увеличением числа отказов от сотрудничества в повторяющейся игре дилеммы заключенного с партнером (Rilling et al., 2007), но совместима с другим выводом о том, что люди, получившие более высокие баллы за начальную психопатия в субклинической популяции с большей вероятностью будет выборочно демонстрировать отказ от сотрудничества в одноразовой игре-дилемме заключенного, когда нет никаких сигналов относительно возможности будущих взаимодействий с партнером, но не при наличии таких сигналов (Gervais et al. ., 2013).

Более того, взаимодействия, которые не выполняются на условиях анонимности, могут косвенно повлиять на доверительные отношения с третьими сторонами через репутацию. Таким образом, также было высказано предположение, что с точки зрения косвенной взаимности (Nowak and Sigmund, 1998), честное поведение во взаимодействии с друзьями важно для адаптивной социальной жизни в группе. Таким образом, первичная психопатия, по крайней мере, в общей популяции, по-видимому, связана со способностью вести адаптивную социальную жизнь как посредством прямых, так и косвенных взаимодействий.

Связь между первичной психопатией и более низкими предложениями в UG может быть результатом общего дефицита чувства справедливости, а не снижения чувствительности к возможности наказания, потому что люди, получившие высокие баллы по первичной психопатии, увеличили суммы, которые они предлагали другому человеку. чужой в УГ по сравнению с таковыми в ГД. Таким образом, настоящее исследование предполагает, что люди с высокой склонностью к первичной психопатии могут смягчить несправедливость своего межличностного поведения, когда существует возможность наказания, что, по-видимому, несовместимо с предыдущими гипотезами относительно низкого уровня страха (Lykken, 1995) и защитная дисфункция (Patrick, 2007) при первичной психопатии.

Теория модуляции отклика Ньюмана (Patterson and Newman, 1993; Newman and Lorenz, 2003) может помочь объяснить наши выводы. Он и его коллеги обнаружили, что связь между первичной психопатией и пониженной чувствительностью к наказанию смягчается за счет выделения ресурсов внимания на информацию, имеющую отношение к наказанию (Newman et al., 2010; Baskin-Sommers et al., 2011). Следовательно, поскольку люди с более высокими баллами по первичной психопатии по своей природе нечувствительны к наказанию, им необходим контроль сверху вниз, чтобы сосредоточиться на неблагоприятных последствиях несправедливого поведения.Таким образом, они могут вести себя справедливо, если осознают связь между нарушением норм и наказанием. Кроме того, здесь могут иметь значение межличностные / аффективные особенности психопатии, которые соответствуют первичной психопатии и связаны с повышенной исполнительной функцией (Sellbom and Verona, 2007; Feilhauer et al., 2012). Соответственно, настоящие результаты предполагают, что под когнитивным контролем люди с высокой склонностью к первичной психопатии достигают своих целей не за счет чрезмерно несправедливого поведения, которое, вероятно, будет объектом наказания, а скорее за счет слегка несправедливого поведения, которое относительно приемлемо.

Другая возможность связана с избирательной эмпатической обработкой психопатических черт. Согласно Блэру (1995), нарушение обработки чужого дистресса приводит к тому, что психопаты не в состоянии подавить агрессивное поведение. Однако выборочное справедливое поведение в ответ на возможность наказания может быть обеспечено пониманием того, что другие люди будут испытывать негативные чувства от несправедливого обращения, а некоторые, вероятно, будут стремиться к мести. В UG отклонение несправедливого предложения связано с гневом (Pillutla and Murnighan, 1996).Более того, метаанализ показал, что психопатия неизменно связана с дефицитом распознавания чужих выражений страха и печали, но не гнева или отвращения (Marsh and Blair, 2008; Dawel et al., 2012). Таким образом, избирательная эмпатическая обработка таких эмоций может помочь людям с высокими баллами по первичной психопатии повысить внимание к неблагоприятным последствиям несправедливого поведения и усилить их решения о справедливом поведении, чтобы избежать наказания или мести со стороны других.

Наши результаты не согласовывались с результатами предыдущего исследования, в котором сообщалось, что люди с высокими показателями вторичной психопатии чувствительны к личным отношениям (Gillespie et al., 2013). Это несоответствие может быть связано с низкой надежностью подшкалы вторичной психопатии LSRP. Для более точного изучения влияния вторичной психопатии в будущих исследованиях необходимо повысить надежность измерения вторичной психопатии. В противном случае, поскольку большинство участников исследования Gillespie et al.(2013) были женщинами, влияние вторичной психопатии на чувствительность к личным отношениям могло быть обусловлено полом. Однако мы не обнаружили никаких взаимодействий пола с влиянием психопатических черт. Кроме того, текущее исследование отличалось от предыдущего в том, что отношения с получателем варьировались с точки зрения социальной дистанции с членами группы (незнакомцы против друзей), но не в зависимости от членства в группе (вне группы или в группе). -Члены группы). Гиллеспи и др.(2013) сообщили, что вторичная психопатия была связана со снижением справедливости поведения во время взаимодействия с членами вне группы по сравнению с членами внутри группы, что подтверждает идею о том, что вторичная психопатия связана с высоким уровнем враждебности (Hicks and Patrick, 2006). По-видимому, незнакомцы в группе участника не вызывали чувства враждебности, и, следовательно, вторичная психопатия не влияла на поведенческую справедливость во взаимодействии с этими реципиентами.

У настоящего исследования есть несколько ограничений, которые следует учитывать.Основным ограничением является то, что текущие результаты основаны на гипотетических сценариях. Таким образом, до сих пор неясно, могут ли реальные ситуации вызвать больший личный интерес, который приведет к нарушению норм при игнорировании возможности наказания или социальных отношений. Кроме того, решения в гипотетических сценариях ни в коем случае не приводят к потере денег участниками или разрыву личных отношений в реальной жизни, и поэтому эмоциональные реакции, которые могут быть вызваны сценариями, могут отличаться от реальных.Скорее, решения в сценариях могут отражать отношение к возможности получить наказание от других или разорвать отношения с близким человеком. Более того, гипотетические сценарии, разработанные внутри участника, могли случайно побудить участников узнать о цели исследования. Характер наших инструкций мог повлиять на решения участников, чтобы скрыть влияние психопатических черт. В частности, участники могут подумать, что они должны принять справедливое решение в ответ на возможность наказания или взаимодействия с другом.Нам следовало провести проверку на подозрительность, чтобы улучшить качество данных. Кроме того, в нашем исследовании влияния психопатических черт на поведение не учитывались демографические факторы, которые могут зависеть от уровня психопатических черт (например, зависимости, социально-экономического статуса и интеллекта). Чтобы улучшить наше понимание избирательного честного поведения как функции психопатических черт, потребуются дальнейшие исследования посредников или модераторов, включая эмоциональность, когнитивные способности и сочувствие.

Несмотря на эти ограничения, средние предложения в DG и UG для людей с более высокой или низкой склонностью к первичной психопатии не сильно отличались от соответствующих данных в предыдущих исследованиях, в которых использовались реальные деньги (Koenigs et al., 2010; Gillespie et al. др., 2013). Моральная дисфункция, связанная с психопатией, обсуждалась в различных исследованиях со сценариями социальных взаимодействий, включая моральные дилеммы (например, Koenigs et al., 2012). Хотя этот подход не идеален для получения окончательных ответов, результаты настоящего исследования предлагают материал для обсуждения и поддерживают аргумент о том, что субклиническая психопатия может стратегически способствовать адаптивному поведению во время взаимных социальных взаимодействий.

Заявление об этике

Это исследование было проведено в соответствии с Японскими этическими принципами для медицинских и медицинских исследований с участием людей. Информированное согласие субъектов считалось предоставленным после заполнения анкеты. Протокол был одобрен этическим комитетом психологических исследований Хиросимского университета Шудо.

Авторские взносы

TO разработал исследование, собрал и проанализировал данные и написал статью.TO и HO рассмотрели рукопись и одобрили ее для окончательного представления.

Финансирование

Это исследование было поддержано грантом на начало исследовательской деятельности Японского общества содействия науке (№ 26885116).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https: // www.frontiersin.org/article/10.3389/fpsyg.2017.01604/full#supplementary-material

Список литературы

Баскин-Соммерс, А. Р., Кертин, Дж. Дж., И Ньюман, Дж. П. (2011). Определение выделения внимания, которое снижает бесстрашие психопатических преступников. Psychol. Sci. 22, 226–234. DOI: 10.1177 / 0956797610396227

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Беннинг, С. Д., Патрик, К. Дж., И Яконо, В. Г. (2005). Психопатия, модуляция испуганного моргания и электродермальная реактивность у мужчин-близнецов. Психофизиология 42, 753–762. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.2005.00353.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Берг Дж., Дикхаут Дж. И МакКейб К. (1995). Доверие, взаимность и социальная история. Games Econ. Behav. 10, 122–142. DOI: 10.1006 / game.1995.1027

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блэр, Р. Дж. Р. (1995). Когнитивный подход к морали: исследование психопата. Познание 57, 1–29.DOI: 10.1016 / 0010-0277 (95) 00676-p

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Камерер, К. (2003). Поведенческая теория игр. Princeton, NJ: Princeton University Press.

Google Scholar

Чарнесс Г. и Гнизи У. (2008). Что в имени? Анонимность и социальная дистанция в играх диктатора и ультиматума. J. Econ. Behav. Орган. 68, 29–35. DOI: 10.1016 / j.jebo.2008.03.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клекли, Х.(1988). Маска здравомыслия , 5-е изд. Огаста, Джорджия: Эмили С. Клекли.

Google Scholar

Давел А., О’Керни Р., МакКоун Э. и Палермо Р. (2012). Не только страх и печаль: метааналитическое свидетельство повсеместного дефицита распознавания эмоций для мимики и голоса при психопатии. Neurosci. Biobehav. Ред. 36, 2288–2304. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2012.08.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эденс, Дж.Ф., Маркус, Д. К., Лилиенфельд, С. О., и Пойтресс, Н. Г. мл. (2006). Психопат, а не психопат: таксометрические доказательства размерной структуры психопатии. J. Abnorm. Psychol. 115, 131–144. DOI: 10.1037 / 0021-843X.115.1.131

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фейльгауэр, Дж., Цима, М., Коребриц, А., Кунерт, Х. Дж. (2012). Дифференциальные ассоциации между размерами психопатии, типами агрессии и торможением реакции. Агрессия. Behav. 38, 77–88. DOI: 10.1002 / ab.20415

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Форсайт, Р., Горовиц, Дж. Л., Савин, Н. Э. и Сефтон, М. (1994). Справедливость в простых торгах. Games Econ. Behav. 6, 347–369. DOI: 10.1006 / game.1994.1021

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Жерве М. М., Клайн М., Людмер М., Джордж Р. и Мэнсон Дж. Х. (2013). Стратегия психопатии: первичные психопатические черты предсказывают отказ от малоценных отношений. Proc. Биол. Sci. 280: 20122773. DOI: 10.1098 / rspb.2012.2773

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гиллеспи, С. М., Митчелл, И. Дж., Джонсон, И., Доусон, Э., и Бич, А. Р. (2013). Преувеличенная межгрупповая предвзятость в играх с принятием экономических решений: дифференциальные эффекты первичных и вторичных психопатических черт. PLOS ONE 8: e69565. DOI: 10.1371 / journal.pone.0069565

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Güth, W., Шмиттбергер Р. и Шварце Б. (1982). Экспериментальный анализ ультиматумного торга. J. Econ. Behav. Орган. 3, 367–388. DOI: 10.1016 / 0167-2681 (82) -7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хэйр, Р. Д., Кларк, Д., Гранн, М., и Торнтон, Д. (2000). Психопатия и прогностическая ценность PCL-R: международная перспектива. Behav. Sci. Закон 18, 623–645. DOI: 10.1002 / 1099-0798 (200010) 18: 5 <623 :: AID-BSL409> 3.0.CO; 2-W

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хикс, Б.М. и Патрик К. Дж. (2006). Психопатия и негативная эмоциональность: анализ подавляющих эффектов выявляет различные отношения с эмоциональным дистрессом, страхом и гневом-враждебностью. J. Abnorm. Psychol. 115, 276–287. DOI: 10.1037 / 0021-843X.115.2.276

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хоффман, Э., МакКейб, К., и Смит, В. (1996). Социальная дистанция и поведение в отношении других в диктаторских играх. Am. Экон. Ред. 86, 653–660.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Карпман Б. (1941). О необходимости разделения психопатии на два различных клинических типа: симптоматическую и идиопатическую. J. Crim. Psychopathol. 3, 112–137.

Google Scholar

Кенигс М., Крюпке М. и Ньюман Дж. П. (2010). Принятие экономических решений при психопатии: сравнение с пациентами с вентромедиальным префронтальным поражением. Neuropsychologia 48, 2198–2204. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2010.04.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левенсон М. Р., Киль К. А. и Фицпатрик К. М. (1995). Оценка психопатических атрибутов у неинституционализированного населения. J. Pers. Soc. Psychol. 68, 151–158. DOI: 10.1037 / 0022-3514.68.1.151

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левенстон Г. К., Патрик К. Дж., Брэдли М. М. и Ланг П. Дж. (2000). Психопат как наблюдатель: эмоции и внимание при обработке изображений. J. Abnorm. Psychol. 109, 373–385. DOI: 10.1037 / 0021-843X.109.3.373

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ликкен, Д. Т. (1957). Исследование тревожности у социопатической личности. J. Abnorm. Soc. Psychol. 55, 6–10. DOI: 10,1037 / h0047232

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ликкен, Д. Т. (1995). Антиобщественные личности. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Google Scholar

Марш, А.и Блэр Р. Дж. Р. (2008). Дефицит распознавания аффекта лица среди антисоциальных групп населения: метаанализ. Neurosci. Biobehav. Ред. 32, 454–465. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2007.08.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Масуи, К., Иригути, С., Номура, М., и Ура, М. (2011). Величина альтруистического наказания учитывает последующее эмоциональное удовлетворение у участников с первичной психопатией. чел. Индивидуальный. Dif. 51, 823–828.DOI: 10.1016 / j.paid.2011.07.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мили, Л. (1995). Социобиология социопатии: интегрированная эволюционная модель. Behav. Brain Sci. 18, 523–599. DOI: 10.1017 / S0140525X00039595

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ньюман, Дж. П., Куртин, Дж. Дж., Бертч, Дж. Д., и Баскин-Соммерс, А. Р. (2010). Внимание смягчает бесстрашие психопатических преступников. Biol. Психиатрия 67, 66–70.DOI: 10.1016 / j.biopsych.2009.07.035

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ньюман Дж. П. и Лоренц А. Р. (2003). «Модуляция ответа и обработка эмоций: последствия для психопатии и другой дисрегуляторной психопатологии» в справочнике по аффективным наукам , ред. Р. Дж. Дэвидсон, К. Шерер и Х. Х. Голдсмит (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 904–929.

Google Scholar

Osumi, T., Kanayama, N., Sugiura, Y., и Охира, Х. (2007a). Валидация японской версии шкалы первичной и вторичной психопатии. Jpn. J. Pers. 16, 117–120. DOI: 10.2132 / личность.16.117

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Осуми Т., Накао Т., Касуя Ю., Шинода Дж., Ямада Дж. И Охира Х. (2012). Дисфункция миндалины ослабляет агрессию, вызванную фрустрацией, у психопатических людей в не криминальной популяции. J. Affect. Disord. 142, 331–338. DOI: 10.1016 / j.jad.2012.05.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Осуми, Т., и Охира, Х. (2010). Положительная сторона психопатии: эмоциональная отстраненность при психопатии и рациональное принятие решений в игре ультиматум. чел. Индивидуальный. Dif. 49, 451–456. DOI: 10.1016 / j.paid.2010.04.016

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Осуми, Т., Симадзаки, С., Имаи, А., Сугиура, Ю., и Охира, Х. (2007b). Психопатические особенности и сердечно-сосудистые реакции на эмоциональные раздражители. чел. Индивидуальный. Dif. 42, 1391–1402. DOI: 10.1016 / j.paid.2006.10.016

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Патрик, К. Дж. (2007). «Вникание в суть психопатии» в Психопат: теория, исследования и практика , редакторы Х. Эрве и Дж. Юилле (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум), 207–252.

Google Scholar

Патрик К. Дж., Брэдли М. М. и Ланг П. Дж. (1993). Эмоции у преступного психопата: модуляция рефлекса испуга. J. Abnorm. Psychol. 102, 82–92. DOI: 10.1037 / 0021-843x.102.1.82

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Паттерсон, К. М., и Ньюман, Дж. П. (1993). Рефлексия и обучение на отталкивающих событиях: к психологическому механизму синдромов растормаживания. Psychol. Ред. 100, 716–736. DOI: 10.1037 / 0033-295X.100.4.716

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пиллутла, М. М., Мурниган, Дж. К.(1996). Несправедливость, гнев и злоба: эмоциональный отказ от ультиматумов. Орган. Behav. Гм. Decis. Процесс. 68, 208–224. DOI: 10.1006 / obhd.1996.0100

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ранкин, Ф. В. (2006). Запросы и социальная дистанция в диктаторских играх. J. Econ. Behav. Орган. 60, 27–36. DOI: 10.1016 / j.jebo.2004.08.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рауденбуш, С. В., и Брик, А. С. (2002). Иерархические линейные модели: приложения и методы анализа данных , 2-е изд.Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

Google Scholar

Рауденбуш, С. В., Брик, А. С., и Конгдон, Р. (2013). HLM 7.01 для Windows. Скоки, Иллинойс: Scientific Software International, Inc.

Google Scholar

Риллинг, Дж. К., Гленн, А. Л., Джайрам, М. Р., Паньони, Г., Голдсмит, Д. Р., Эльфенбейн, Х. А. и др. (2007). Нейронные корреляты социального сотрудничества и отказа от сотрудничества как функция психопатии. Biol. Психиатрия 61, 1260–1271.DOI: 10.106 / j.biopsych.2006.07.021

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Селлбом, М., Верона, Э. (2007). Нейропсихологические корреляты психопатических черт в выборке, не находящейся в заключении. J. Res. Чел. 41, 276–294. DOI: 10.1016 / j.jrp.2006.04.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ским, Дж. Л., Пойтресс, Н., Эденс, Дж. Ф., Лилиенфельд, С. О., Кейл, Э. М. (2003). Психопатическая личность или личности? Изучение возможных вариантов психопатии и их значения для оценки риска. Агрессия. Жестокое поведение. 8, 513–546. DOI: 10.1016 / S1359-1789 (02) 00098-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Strobel, A., Zimmermann, J., Schmitz, A., Reuter, M., Lis, S., Windmann, S., et al. (2011). Помимо мести: нейронные и генетические основы альтруистического наказания. Нейроизображение 54, 671–680. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2010.07.051

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сугиура Ю. и Сато А. (2005).«Подтверждение японской версии шкалы первичной и вторичной психопатии», плакат на 69-м заседании Японской психологической ассоциации , Токио.

Триверс, Р. Л. (1971). Эволюция взаимного альтруизма. Q. Rev. Biol. 46, 35–57.

Google Scholar

Ву, Ю., Леливельд, М.С., и Чжоу, X. (2011). Социальная дистанция модулирует соображения справедливости получателя в игре диктатора: исследование ERP. Biol. Psychol. 88, 253–262.DOI: 10.1016 / j.biopsycho.2011.08.009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Психопаты подвергаются несправедливой стигматизации? | Психология сегодня

Большинство людей слышали слово «психопат», но не все уверены, что оно означает. Фактически, даже эксперты не согласны с тем, что это означает. В частности, ведутся споры о том, в какой степени психопатия характеризуется антиобщественным и преступным поведением и включает ли оно адаптивные особенности.Кроме того, несколько исследований были сосредоточены на том, как неспециалисты воспринимают психопатию и как, по их мнению, следует относиться к людям, отнесенным к категории «психопаты».

Исследования показывают, что непрофессионалы понимают эту концепцию достаточно точно, хотя сами они имеют несколько неправильных представлений. Авторы недавнего исследования (Durand, Plata, & Arbone, 2017) утверждают, что люди, которых называют психопатами, подвергаются стигматизации со стороны общества, и смотрят на то, как собственные психопатические черты человека могут влиять на его собственное отношение к людям, которым поставлен диагноз психопатов.Хотя это интересная тема, это конкретное исследование добавляет несколько собственных заблуждений, преуменьшая негативные аспекты психопатии. Как общество относится к людям, которых называют психопатами, — это важная тема, но обсуждение должно основываться на точной информации о возможностях психопатов к насилию и преступности.

Эксперты по психическому здоровью определяют психопатию как расстройство личности, характеризующееся набором черт, включая отсутствие сочувствия, черствость манипуляций, безответственность и готовность нарушать права других людей.Продолжаются дискуссии о том, должно ли понятие психопатии включать в себя адаптивные социально желательные черты, такие как бесстрашие и смелость (Lilienfeld et al., 2012; Miller & Lynam, 2012).

В частности, некоторые утверждали, что такие черты, как низкий страх и социальная уверенность, являются основными чертами психопатии, в то время как другие утверждали, что суть психопатии состоит в межличностном антагонизме (т. все это связано с антагонизмом / антиобщественным поведением и, следовательно, не является основным признаком состояния.Точно так же в медиа-изображениях психопатов присутствовали не только персонажи с резко отрицательными антиобщественными чертами (например, Джокер, Ганнибал Лектер), но и персонажи с более положительными чертами, такие как Джеймс Бонд и доктор Грегори Хаус (Keesler & DeMatteo, 2017).

Лицо психопатии? Тед Банди в суде

Источник: Wikimedia Commons, общественное достояние

В статье, на которой я хочу сосредоточиться (Durand et al., 2017), утверждается, что чрезмерно негативное изображение психопатов как безжалостных убийц средствами массовой информации и массовой культурой привело к недопониманию и стигматизации этого состояния.Следовательно, они утверждают, что непрофессионалы видят в психопатах преступников и боятся их из-за «их предполагаемых агрессивных наклонностей». Стигматизация означает «отказ от полного общественного признания», что может привести к сокращению возможностей трудоустройства, снижению качества здравоохранения и обеднению социальной жизни. Они утверждают, что эта стигматизация происходит «из-за отсутствия общественной осведомленности и информации» об этом заболевании. Напротив, авторы смело заявляют, что «страх перед психопатами остается широко распространенным среди населения в целом», даже несмотря на то, что «растущее количество данных свидетельствует о том, что психопатия не сильно связана с ростом насилия и преступного поведения.«Все эти утверждения авторов о психопатии имеют проблемы, к которым я еще вернусь.

Несколько предыдущих исследований изучали, как люди воспринимают психопатов (например, Furnham et al., 2009). Исследование Дюрана и соавторов несколько ново, поскольку они исследуют, как собственные психопатические черты человека связаны с их отношением к человеку, обозначенному как психопат. Они оценили психопатические черты участников исследования на основе триархической модели психопатии. В этой модели считается, что психопатия состоит из комбинации трех черт личности: подлости, расторможенности (т.д., отсутствие самообладания, безрассудство) и смелость (по сути бесстрашие).

Как я упоминал ранее, ведутся споры о важности смелости / бесстрашия при психопатии. Эксперты в целом согласны с тем, что подлость является важной определяющей чертой психопатии, и что растормаживание занимает второе место по значимости (Miller, Lamkin, Maples-Keller, & Lynam, 2016). Подлость и расторможенность сильно коррелируют друг с другом и с широким спектром антиобщественного поведения.Однако смелость слабо связана с антиобщественным поведением и не сильно связана ни с подлостью, ни с расторможенностью. Фактически, смелость обычно адаптивна и связана с хорошим психическим здоровьем (Lynam & Miller, 2015; Miller & Lynam, 2012). Тем не менее, некоторые ученые по-прежнему отстаивают включение смелости, также известной как «бесстрашное доминирование», в показатели психопатии (Lilienfeld et al., 2012). Лично я не согласен с включением бесстрашия и исследовал это более подробно в предыдущем посте.

Помимо оценки триархических черт личности, Durand et al. спросили участников своего исследования об их отношении и взглядах на психопатов. Они включали широкий круг вопросов, касающихся стигматизирующего отношения, таких как склонность психопатов к насилию и преступности, мораль, причины психопатии, реабилитационный потенциал и предположительно адаптивные особенности психопатии (такие как интеллект и социальные навыки). Кроме того, участники прочитали короткое вымышленное описание человека по имени Гарри с диагнозом психопатия, а затем ответили на ряд вопросов о том, что они думают о нем.Эти вопросы связаны с четырьмя факторами: насколько они думали, что Гарри страшен и опасен; их готовность помочь ему, если он в этом нуждался; их готовность заставить Гарри принять лечение, чтобы вылечить своего психопата, даже против его воли; и отрицательные эмоции, то есть насколько они не любили Гарри из-за его диагноза.

По результатам исследования было выявлено несколько отрицательных корреляций между оценками психопатических черт участников и их отношением к психопатам. В частности, подлость и расторможенность, но не смелость, отрицательно коррелировали с убеждением участников, что психопаты склонны к преступлению, и положительно коррелировали с их убеждением, что психопатия имеет некриминальные аспекты.Кроме того, смелость и подлость отрицательно коррелировали с убеждением участников в том, что психопаты склонны к насилию. Остальные взгляды и убеждения не были связаны ни с одной из трех черт характера. То есть подлость была связана с тремя из этих состояний ума, расторможенность — с двумя, а смелость — только с одним.

Основные сведения о психопатии

Это говорит о том, что участники с высокой подлостью и в меньшей степени расторможенностью имели менее негативные, менее «стигматизирующие» взгляды на психопатов с точки зрения насилия и преступности.Что касается отношения к Гарри-психопату, смелость имела умеренную положительную корреляцию с готовностью помочь Гарри и отрицательную корреляцию с верой в то, что он напуган и опасен. Все три черты подлости и расторможенности были связаны с более низким уровнем негативных эмоций по отношению к Гарри, хотя при множественном регрессионном анализе значимой была только смелость. То есть из трех черт смелость была единственной, которая была однозначно связана с уменьшением негативных эмоций по отношению к Гарри.Ни одна из этих черт не была связана с отношением к принудительному лечению Гарри.

Durand et al. предположили, что их открытие о том, что психопатические черты, особенно подлость и расторможенность, были связаны с меньшей верой в то, что психопаты склонны к насилию, а преступники могут указывать на то, что люди с высокими этими чертами могут чувствовать большую связь с психопатами и, следовательно, воспринимать их менее негативно. С другой стороны, они могут рассматривать агрессивное и жестокое поведение как более нормальное и менее неприятное по сравнению с другими людьми.Это также может объяснить, почему участники с высоким уровнем подлости и расторможенности считали психопатов не преступниками. По большей части смелость не имела отношения к такому отношению. Как я отмечал ранее, эксперты согласны с тем, что подлость и расторможенность являются основными чертами психопатии, но актуальность смелости для этой концепции более сомнительна. Подлость была чертой, наиболее устойчиво связанной с отношением к психопатии, а смелость была наименьшей. Это может означать, что люди с высоким уровнем подлости могут с большей готовностью чувствовать связь с психопатами, потому что они больше похожи на самих психопатов, тогда как это менее верно для тех, кто обладает высокой смелостью, но не обязательно высокими другими качествами.

Что касается отношения к нашему другу Гарри-психопату, смелость оказала наиболее устойчивое влияние, так как участники с высокой смелостью с меньшей вероятностью сочли его напуганным / жестоким, с большей готовностью помогали ему в нужде и с меньшей вероятностью испытывали к нему негативные эмоции. . Дюран и др. утверждают, что, поскольку стигма связана со страхом, а смелость связана с бесстрашием, более смелые участники с меньшей вероятностью будут клеймить психопатов. Конечно, будучи бесстрашными, они с меньшей вероятностью будут стигматизировать людей с психиатрическими диагнозами в целом, поэтому неизвестно, имеет ли этот эффект особое значение для психопатов, что признают авторы.

Это исследование предполагает, что люди с высокими психопатическими чертами в некоторой степени менее склонны к «стигматизации» психопатов, поскольку они с меньшей вероятностью будут рассматривать их как склонных к насилию и преступности. Авторы исследования, кажется, утверждают, что это правильный подход.

Однако я думаю, что они ошибаются. Рассмотрим их заявление о том, что «растущее количество доказательств свидетельствует о том, что психопатия не сильно связана с ростом насилия и преступного поведения.«Одна из ссылок, которые они цитируют в поддержку этого, — это Berg et al. (2013), в котором делается сопоставимое заявление о том, что «психопатия является умеренным фактором риска будущего насилия и криминального рецидива» и что «большинство психопатов не имели истории серьезных физических агрессий». Это противоречит огромному количеству данных исследований, свидетельствующих о том, что психопатия прочно связана с насилием и преступными преступлениями. Berg et al. процитируйте две ссылки в поддержку своего утверждения (Салекин Рэндалл, Роджерс и Сьюэлл Кеннет, 1996; Сингх и Фазель, 2010) — ни одна из них не описывает психопатию как «умеренный» фактор риска.Фактически, величина эффекта в этих исследованиях была статистически большой.

Кроме того, психопатия была описана в другом месте как «надежный предиктор насилия среди различных групп населения», а «взаимосвязь между психопатией и насилием хорошо установлена» (Walsh, Swogger, Walsh, & Kosson, 2007). Конечно, это не означает, что каждый человек, которому поставлен диагноз психопат, склонен к насилию; это действительно означает, что, при прочих равных, психопаты имеют более высокий риск насилия.

Durand et al. утверждают, что психопатия имеет адаптивные аспекты, а Berg et al. приводят аналогичные аргументы, заявляя: «Растущее количество свидетельств даже предполагает, что нетривиальное меньшинство психопатов функционирует с разумным успехом в обществе, свободным от серьезного преступного поведения». Несмотря на их утверждение о «растущем количестве доказательств», эмпирические исследования по этой теме не дают оснований верить в это. Несколько исследований пытались продемонстрировать существование «успешных психопатов» (Hall & Benning, 2006), но такие люди остаются неуловимыми.Холл и Беннинг цитируют несколько исследований, в которых пытались выявить «не криминальных» психопатов из выборки сообщества, чтобы определить, обладают ли их психопатические черты адаптивными особенностями. Выявленная закономерность заключалась в том, что так называемые психопаты, не являющиеся преступниками, чаще проявляли антисоциальное поведение, включая физическую агрессию, и что большинство из них подвергалось арестам несколько раз. В одном из процитированных исследований более половины из них хотя бы раз были заключены в тюрьму. Их результаты показали, что разница между так называемыми психопатами, не являющимися криминальными, и их коллегами в тюрьме в основном заключается в том, что первым до сих пор удавалось избежать осуждения, а не «быть свободным от серьезного преступного поведения».”

Однако Холл и Беннинг продолжают утверждать, что «высокофункциональные, не криминальные психопаты» могут состоять из людей, обладающих бесстрашным доминирующим положением, но не из импульсивных антисоциальных черт. Как я указывал ранее, эксперты по психопатии считают импульсивные антиобщественные черты, то есть подлость и расторможенность, лежащими в основе концепции, в то время как актуальность смелости / бесстрашного доминирования оспаривается. Следовательно, человек с высоким уровнем бесстрашного доминирования, но без импульсивных антисоциальных черт, вероятно, будет высокофункциональным и вряд ли станет преступником, но тогда будет трудно понять, почему его вообще следует считать психопатом.

Что касается утверждений Дюрана и др. О том, что средства массовой информации и популярная культура способствовали общественной стигматизации психопатов, представляя их как безжалостных убийц, доказательства этого несколько неоднозначны. Например, в одном исследовании, посвященном изучению того, как освещение в СМИ связано с пониманием психопатии непрофессионалами, участникам предлагалось оценить, какими чертами, по мнению участников, обладает психопат, используя список из 40 пунктов. Двадцать из этих пунктов были взяты из Контрольного списка психопатии, действительного показателя психопатии.

Остальные были «отвлекающими» чертами, которые не обязательно указывают на психопатию. Десять из них были более положительными качествами (например, умным, умеющим читать людей), а другие — отрицательными качествами, включая крайние, но довольно редкие формы насилия, например склонность к убийству и пыткам.

Кроме того, участников спросили об их просмотре фильмов и телешоу, в которых представлены вымышленные персонажи, которые, как считается, имеют психопатические черты. Половина этих персонажей были антагонистами (т.е. злодеи) (например, Патрик Бейтман, Антон Чигур), в то время как другая половина была главными героями (то есть центральными персонажами шоу) (например, Декстер, Хаус). Большинство участников одобрили некоторые из негативных отвлекающих черт, и более половины одобрили склонность к убийству и пыткам.

С другой стороны, большинство из них также одобрили многие из положительных отвлекающих черт, и более половины одобрили умных , скрытных и хороших в чтении людей . Интересно, что большее воздействие на главных героев-психопатов было связано с одобрением более положительных, чем отрицательных, отвлекающих элементов, что указывает на положительную предвзятость.С другой стороны, большее воздействие на психопатов-антагонистов не было связано с одобрением более отрицательных, чем положительных, отвлекающих элементов, что позволяет предположить, что отрицательная предвзятость не была связана с воздействием средств массовой информации. Это говорит о том, что воздействие средств массовой информации на психопатов, изображаемых в более позитивном свете, могло побудить людей романтизировать их. Однако воздействие средств массовой информации на психопатов, изображаемых в негативном ключе, похоже, не привело к тому, что авторы называют «демонизацией» или к тому, что Дюран и др. можно назвать стигматизацией.

Другое исследование показывает, что, хотя неспециалисты имеют неправильные представления о психопатии, они не являются полностью отрицательными. В одном исследовании (Smith et al., 2014) потенциальных присяжных попросили подумать о «типичном психопате» и оценить его по списку характеристик. Им не дали никаких инструкций о том, что значит быть психопатом. Оценки их атрибутов сравнивались с оценками экспертов. Присяжные показали смесь правильных и неправильных оценок характеристик психопатов. Например, они оценили типичных психопатов как манипуляторов, лишенных угрызений совести и эгоцентричных, что согласуется с мнением экспертов, но также считали их склонными к бредовым убеждениям, предполагая, что они могут спутать «психопат» с «психотиком».Кроме того, присяжные заседатели, как правило, недооценивали психопатов по поведенческим (например, ненадежным, неадекватным) и когнитивным (например, отсутствию плановости, недостатку концентрации) характеристикам. Это может свидетельствовать о том, что непрофессионалы понимают, что с точки зрения личностных черт Большой пятерки психопаты, как правило, очень слабы в доброжелательности, но менее осведомлены о том, что они также склонны к низкой сознательности.

Кроме того, оценки присяжных, как правило, были менее отрицательными, чем оценки экспертов, предполагая, что непрофессионалы скорее недооценивают, чем преувеличивают отрицательные качества психопатов.На вопрос, кого они считают типичным примером психопата, большинство людей назвали известных серийных убийц или массовых убийц. Респонденты в целом согласились с тем, что психопаты более агрессивны и с большей вероятностью будут преступниками, но не думали, что они обычно убийцы.

Более того, респонденты в целом не соглашались с тем, что психопаты в своей основе злы, что психопатия вызвана недостатком морали, что с ними следует обращаться более сурово, чем с другими преступниками, или что их следует заключать в тюрьму, даже если они не совершали преступление.Они согласились с тем, что психопаты несут ответственность за свои действия и могут отличать хорошее от плохого. Они довольно твердо согласились с тем, что «некоторые психопаты могут избежать проблем с системой уголовного правосудия», и категорически не согласились с тем, что «большинство психопатов находятся в тюрьмах или тюрьмах». Кроме того, это исследование, а также исследование Furnham et al. (2009) обнаружили, что непрофессионалы (ошибочно) думают, что психопаты обладают интеллектом выше среднего. (Подробнее об этом явлении я рассказываю в предыдущем посте.Эти данные не подтверждают аргументы Durand et al. что психопаты — это очень стигматизируемая или даже очень опасная группа. Фактически, они предполагают, что в некоторых отношениях непрофессионалы склонны иметь менее негативное и более позитивное отношение к психопатам, чем это объективно оправдано.

Стигма предполагает отсутствие «полного общественного признания», а Durand et al. кажется, думают, что это проблема по отношению к людям с диагнозом психопаты. Однако иногда могут быть веские причины для отказа отдельным людям в полном принятии в общество.Это не следует делать легкомысленно, но это должно быть полностью осознанное решение. При рассмотрении того, как следует обращаться с психопатами в обществе, было бы разумно учитывать моральные качества, которые определяют суть синдрома. Учитывая это, может быть вполне разумным, что иногда с психопатом связаны негативные последствия. В то время как непрофессионалы могут иметь неправильные представления о том, что собой представляют психопаты, серьезные ученые не должны реагировать на это, добавляя свои собственные заблуждения, которые преуменьшают негативные аспекты этого состояния.

© Скотт МакГреал. Пожалуйста, не воспроизводите без разрешения. Краткие выдержки можно цитировать при условии ссылки на исходную статью.

Психопатия — обзор | Темы ScienceDirect

2.3 Психопатия как клинический конструкт

Психопатия была предметом большой путаницы в клинической области, отчасти потому, что сама психопатия не является диагнозом в системе DSM, но попадает в диагностическую категорию ASPD.Хотя неспециалисты и врачи одинаково свободно используют термин «психопат», в диагностических руководствах он не классифицируется как расстройство. Диагноз ASPD ориентирован на импульсивное поведение, нарушающее нормы. Диагностические системы подвергались критике за то, что не принимали во внимание другие важные компоненты психопатии, а именно связанные с ней дефицит эмпатии, смелость и бессердечие. Это серьезный недостаток, поскольку не все люди, которые причиняют вред другим, имеют проблемы с контролем своего поведения.Например, многие из тех, кто совершает финансовые преступления, могут иметь дефицит эмпатии, связанный с первичной психопатией, но они не будут классифицироваться как диагноз психопатии, используя диагностические руководства.

Чтобы исправить этот недостаток, последняя версия диагностического и статистического руководства, DSM-5, попыталась решить эту проблему. Помимо раздела для диагностики ASPD («критерий A»), он также включает новый, альтернативный раздел («критерий B») для оценки уровней функционирования и дезадаптивных черт личности у человека.Эта «гибридная модель» пытается учесть размерный, непрерывный характер особенностей личности (расстройства) и серьезность сбоев личности.

Чтобы оценить наличие / отсутствие ASPD, сначала необходимо обратиться к Разделу II в DSM-5, который точно такой же, как и в предыдущем издании руководства. Диагноз ASPD требует, чтобы человек соответствовал четырем критериям для классификации диагноза. Первыми критериями являются пренебрежение и нарушение прав других людей, где должна присутствовать одна из следующих подвидов: (i) несоблюдение законов, (ii) ложь, обман и манипуляции, (iii) импульсивность, (iv) агрессия, (v) игнорирование безопасности себя и других, (vi) безответственность и (vii) отсутствие раскаяния.Другими критериями являются возраст (должно быть старше 18 лет), анамнез (признаки расстройства поведения (CD) до 15 лет) и коморбидность (отсутствие шизофрении или биполярного расстройства). Это означает, что диагноз может быть основан исключительно на поведенческих аспектах вторичной психопатии, и человек с холодным, черствым признаком первичной психопатии может не соответствовать критериям для постановки диагноза.

В альтернативной модели, появляющейся в DSM-5 (раздел III), степень ASPD может быть измерена в нескольких непрерывных областях: растормаживание (импульсивность, принятие риска, безответственность) и антагонизм (лживость, враждебность, манипулятивность, бессердечие) .Исследователи приветствовали это добавление как разумное, поскольку оно больше затрагивает непрерывную природу ASPD. Гибридная диагностическая модель позволяет идентифицировать важные аспекты психопатии, а именно смелость (то есть межличностную эффективность, эмоциональную стойкость, бойкость / поверхностное обаяние, бесстрашие и грандиозное чувство собственного достоинства). Люди, которые демонстрируют высокий уровень смелости, могут заметно отличаться от тех, кто соответствует критериям диагноза ASPD. Смелость связана с концепцией первичной психопатии, которая, вероятно, является тем, как большинство людей концептуализирует психопатию как черту характера — успешных, бесстрашных манипуляторов, которые нелегко переживают из-за вещей, которые обычно вызывают у людей нервозность.

Таким образом, главное преимущество Раздела III DSM-5 состоит в том, что он позволяет (до некоторой степени) идентифицировать людей с высокой степенью первичной психопатии. Психопатию (также называемую «спецификатором психопатии») можно оценить, добавив в эту смесь низкую тревожность, низкую абстинентность и высокое стремление к вниманию. Исследования, в которых изучали спецификатор психопатии DSM-5 в отношении существующих показателей психопатии, обнаружили значительные положительные взаимосвязи (например, Anderson, Sellbom, Wygant, Salekin, & Krueger, 2014; Strickland, Drislane, Lucy, Krueger, & Patrick, 2013) .Хотя психопатия не является официальным диагнозом, после 50 лет диагностических дебатов она, наконец, принята как компонент ASPD в альтернативной модели DSM-5. В результате клинического интервью и оценки с помощью вопросника модели неадаптивных черт человек может получить диагноз «ASPD с психопатическими чертами личности». Позже в этой главе я рассмотрю модель неадаптивных черт в отношении всех трех черт Темной триады.

Несмотря на то, что он официально не признан в качестве диагностического инструмента для психических расстройств, пересмотренный контрольный список психопатии (PCL-R), разработанный Робертом Хэром (2003), широко используется в судебной медицине.Это руководство является лицензированным и проверенным инструментом оценки, рекомендованным для использования только опытными, обученными клиницистами. Опись из 20 пунктов завершается в результате полуструктурированного интервью и некоторой детективной работы, пытаясь построить тематическое исследование человека, используя всю доступную информацию о человеке. В процессе могут использоваться полицейские и судебные записи, записи о военной службе, медицинская информация и отчеты информаторов (например, заявления родителей, школы, работодателя, друзей). Интервьюер определяет отсутствие (0 = определенно не применимо) и наличие (1 = отчасти применимо, 2 = определенно применимо) каждого пункта.Вопросы, которые оцениваются, оценивают такие вещи, как бессердечие, отсутствие вины, паразитический образ жизни и импульсивность, используя фактор 1 (первичный) и фактор 2 (вторичный) психопатии. Человек, чья психопатия оценивается, может получить от 0 до 40 баллов. Критическая точка для психопатии составляет 25+ в Великобритании и 30+ в Соединенных Штатах. По сути, человек должен быть «более психопатическим», чтобы получить ярлык психопата в Соединенных Штатах, что указывает на то, что культурные нормы играют определенную роль в конструкте психопатии.

Как врачи обращаются с детьми, демонстрирующими психопатическое поведение? Наблюдается всплеск интереса к изучению психопатоподобных особенностей у детей и подростков, частично из-за необходимости выявления тех, кто может подвергаться риску превратиться во взрослых преступников. Дети и молодые люди, которые используют преднамеренную агрессию против других, лишены сочувствия и демонстрируют преступное поведение, часто представляют интерес, если они были задержаны за преступную деятельность.Детям до 18 лет нельзя поставить диагноз ASPD из-за постоянного развития, взросления и изменений в их личности. Диагностическая метка, предназначенная для детей с признаками психопатии и ASPD, — CD. Когда ребенок повзрослеет, его повторно оценивают, и диагноз иногда меняется на диагноз ASPD.

При пересмотре диагностических критериев в новой редакции диагноз CD был оставлен без изменений. Чтобы ребенку поставили диагноз, он должен демонстрировать повсеместное поведение, которое нарушает права других или основные социальные нормы и вызывает значительные нарушения в социальном, академическом или профессиональном функционировании.Кроме того, должно присутствовать одно из следующего: агрессия по отношению к людям или животным, уничтожение имущества, обман или кража, а также серьезное нарушение правил. В дополнение к этому, в DSM-5 есть «спецификатор», учитывающий черствость и бесстрастность некоторых молодых людей. Спецификатор «Ограниченные просоциальные эмоции» (LPE) состоит из отсутствия раскаяния или вины, бессердечия или отсутствия сочувствия, отсутствия заботы о собственных действиях или поверхностного аффекта.

Спецификатор LPE важен во многих отношениях, особенно при попытке иметь дело с детьми, которые черствы и не горят сожалением, но не обязательно проявляют какие-либо признаки поведенческих аспектов, связанных с ASPD.В тематической статье в New York Times («Можно ли назвать 9-летнего психопатом?» Описан случай 9-летнего мальчика, который бросил 3-летнего ребенка в бассейн и сел рядом с ним на стул. в бассейне, чтобы сесть, и спокойно смотрел, как он тонет (Kahn, 2012). В более поздних допросах в полиции мальчик весело рассказывал о своем любопытстве увидеть, как кто-то тонет. Он не выказал ни капли раскаяния, взволнованно купаясь в лучах внимания, которое ему оказывали. Отсутствие сожаления о жестоких действиях является серьезной проблемой при оценке риска насилия в будущем.Таким образом, спецификатор LPE может иметь некоторую клиническую ценность по сравнению с диагнозом CD.

Можно ли назвать 9-летнего психопатом? При лечении детей необходимо внимательно относиться к диагностике и терминологии. Некоторые из поднятых вопросов: (i) отсутствие стабильности психопатоподобного поведения (дети все еще могут «вырасти из этого»), (ii) различия в структуре детской и взрослой психопатии и (iii) отсутствие психопатии. прогностическая валидность психопатических черт в предсказании будущего поведения.Наряду с этими опасениями, еще одна серьезная проблема связана с неправильным использованием психопатических инструментов для обозначения некоторых детей «неизлечимыми».

Понятие психопатии как пожизненного неизлечимого состояния может иметь разрушительные последствия для детей, которые совершили правонарушения и были привлечены к суду. Viljoen, MacDougall, Gagnon, & Douglas (2010) оценили более ста судебных дел в Соединенных Штатах и ​​Канаде, исследуя использование терминологии, связанной с психопатией, в тех случаях, когда оценка детей проводилась специалистом по психическому здоровью.Они обнаружили, что доказательства, относящиеся к психопатии, присутствовали в значительном количестве случаев. Хотя судьи обычно не ссылались на доказательства психопатии при принятии своих решений, когда психопатия упоминалась, это было в контексте сложности лечения молодого человека (т.е. это не может быть изменено). В случаях, когда упоминалась психопатия, но у молодого человека было установлено, что она не страдает, приговор был более мягким, а в протоколах суда содержались утверждения о убеждениях, которые обвиняемый может изменить.В случае постановки диагноза и детей следует проявлять особую осторожность, поскольку терминология может повлиять на вероятность того, что ребенок получит помощь в будущем.

По следу неуловимого успешного психопата

Известный как британский географ и исследователь, сэр Ричард Фрэнсис Бертон (1821–1890) был бесстрашным и харизматичным. Возможно, из-за своей любви к приключениям Бертон присоединился к армии в юном возрасте, что предоставило ему много возможностей для путешествий и ассимиляции с неизвестными культурами (Brodie, 1967).После опасного паломничества в Мекку смелая позиция и страсть Бертона к открытиям привели его к обширным исследованиям Сирии, Индии и Великих африканских озер. Он также был опытным ученым и активистом (Бертон, 1893), опубликовал несколько книг и основал в 1863 году Лондонское антропологическое общество. Считается, что Бертону, как прогрессивному человеку, удалось опубликовать Камасутру на английском языке. Получив рыцарское звание в 1886 году королевой Викторией, Бертон был человеком многих талантов и достижений.Тем не менее, по мнению некоторых ученых, таких как психолог Дэвид Ликкен (2006), Бертон демонстрировал ярко выраженные черты успешной психопатии, иногда также называемые «адаптивной психопатией» или «высокофункциональной психопатией».

Действительно, Бертон часто путешествовал по земному шару в районы, охваченные беспорядками, которые представляли огромную опасность. Едва избежав массированной запланированной атаки одного из своих врагов, Бертон говорил не о страхе, а о лести, которую он испытал по поводу количества людей, посланных убить его.По слухам, он убил мальчика, чтобы предотвратить его открытие, будучи замаскированным, Бертона часто спрашивали об этом инциденте. Хотя он отрицал совершение этого акта, он описал, как чувствовал себя «довольно весело», убивая другого человека. Бертон также был известен своей неискренностью, причем настолько, что в некрологе он подчеркивал его любовь к «рассказам о себе, не имевшим фактического основания». Поэтому, возможно, неудивительно, что некоторые исследователи психопатии определили, что Бертон обладает «талантом к психопатии» (Lykken, 2006, стр.11). Другие предполагали, что если бы Бертон был «сыном лондонского мясника, а не сыном армейского полковника, его« чудовищные таланты »могли быть использованы в преступных целях» (Walsh & Wu, 2008, p.139).

История жизни

Бертона поднимает ряд увлекательных вопросов, которые долгое время озадачивали клинических психологов и психиатров (см. Информативный обзор в Hall & Benning, 2006). Действительно ли существуют успешные психопаты — люди, обладающие основными чертами психопатической личности, но достигшие заметного общественного успеха в одной или нескольких областях? В самом деле, некоторые ученые утверждали, что само понятие успешной психопатии — это «оксюморон», потому что «по определению быть страдающим расстройством личности (например,грамм. психопатия), у человека должны быть патологические симптомы, которые вызывают нарушения во многих сферах жизни »(Kiehl & Lushing, 2014).

На этом вопросы не заканчиваются. Если существуют успешные психопаты, чем они отличаются от психопатов в тюрьмах? Могут ли определенные занятия и занятия служить «магнитами» или нишами для успешных психопатов? Подвержены ли успешные психопаты повышенному риску преступного поведения? Как мы вообще определяем успешную психопатию? Можно ли считать психопата успешным, если он или она добивается успеха в какой-то одной сфере жизни (например,грамм. профессиональные, финансовые) или множественные? Или достаточно просто избежать ареста или судебного преследования?

До недавнего времени эти вопросы были почти исключительно предметом клинических исследований и размышлений. Но времена и отношения меняются. Несмотря на большой интерес к « темной стороне » лидерства (Hogan et al., 1990) и межличностному поведению в более широком смысле, исследования показывают, что у некоторых черт личности « темной триады » может быть и светлая сторона (Judge et al. , 2009). Действительно, психопатия, наряду с нарциссизмом и макиавеллизмом (два других члена этой триады), по-видимому, предсказывает как положительные, так и отрицательные социальные результаты, включая краткосрочный профессиональный успех (например,грамм. руководство: Judge & LePine, 2009). Это академическое исследование находит отражение в растущей популярной литературе, посвященной концепции успешной психопатии (см. Рамку «Змеи в костюмах?»).

Но насколько это обман и насколько наука? За последние 10-15 лет все больше исследователей, в том числе из нашей лабораторной команды, начали проникать в этот вопрос.

Детальный анализ
Психопаты, которых часто ошибочно приравнивают к серийным убийцам или жестоким преступникам, характеризуются определенным сочетанием аффективных, межличностных и поведенческих черт.Как описано Психиатр Херви Клекли (1941) в его классической книге «Маска здравомыслия» утверждает, что психопатия включает в себя такие характеристики, как поверхностное обаяние, нечестность, нарциссизм, отсутствие раскаяния, отсутствие сочувствия, ненадежность и плохая предусмотрительность. Хотя Клекли считал психопатов патологическими, он отметил, что они обладают по крайней мере некоторыми адаптивными характеристиками, такими как социальное равновесие, рискованность и отсутствие иррациональности и беспокойства. Фактически, Клекли писал о бизнесмене-психопате, который, если не считать случайных внебрачных связей и пьянства, использовал свое межличностное обаяние и готовность к риску, чтобы добиться профессионального успеха.

Более детальное изучение концепции психопатии может способствовать нашему пониманию потенциальных адаптивных проявлений расстройства, которое так часто рассматривается как неизменно зловещее. Хотя психопатия изначально концептуализировалась как глобальное или одномерное состояние, факторный анализ показал, что наиболее широко используемые показатели психопатии, такие как пересмотренный контрольный список психопатии на основе интервью (PCL-R: Hare, 1991) и самоотчетный опросник психопатической личности. -Пересмотренные (PPI-R: Lilienfeld & Widows, 2005), опираются как минимум на два широких аспекта.В случае PPI-R (Benning et al., 2003; но см. Neumann et al., 2008, для альтернативной структуры факторов) эти факторы более высокого порядка называются бесстрашным доминированием и эгоцентричной импульсивностью (один PPI-R шкала, именуемая Бессердечием, не сильно влияет ни на один из факторов). Первый из этих факторов состоит из многих аффективных и межличностных особенностей, связанных с психопатией, таких как физическое бесстрашие, социальная смелость, внешнее обаяние и относительный иммунитет к тревоге.Напротив, второй из этих факторов состоит в первую очередь из поведенческих особенностей, связанных с психопатией, таких как импульсивность, безрассудство и склонность к антиобщественным действиям.

Эта двухфакторная структура имеет важное значение для потенциально успешных проявлений психопатии. В частности, бесстрашное доминирование может быть связано в первую очередь с адаптивным поведением, тогда как эгоцентричная импульсивность и хладнокровие могут быть связаны в первую очередь с дезадаптивным поведением (Fowles & Dindo, 2009).

Неуголовный психопат
Несмотря на традиционные взгляды на психопатию как на чисто неадаптивную, некоторые авторы предположили, что определенные особенности расстройства могут предрасполагать к успеху в сферах, характеризующихся физическим или социальным риском, таких как бизнес, право, политика, высококонтактные или экстремальные виды спорта, правоохранительные органы. , пожаротушение и боевые действия на передовой (Skeem et al., 2011). Тем не менее, на протяжении десятилетий исследования психопатии были сосредоточены почти исключительно на в основном неудачливых людях, особенно на заключенных мужчинах.Только в 1970-х годах исследователи начали изучать потенциально адаптивные проявления этого состояния.

Эти ранние исследования были сосредоточены на образцах сообщества. Новаторская работа психолога Кэти Видом, работавшая тогда в Гарвардском университете, была одной из первых попыток исследовать психопатию за пределами тюремных стен. Отходя от типичной выборки заключенных, Видом (1977) попытался привлечь потенциально психопатических участников из бостонского сообщества, привлекая их заманчивой газетной рекламой: «Психолог изучает отважных, беззаботных людей, которые вели захватывающую импульсивную жизнь.Если вы из тех людей, которые готовы на все ради решимости… »

и более поздние версии читали:
«Требуются очаровательные, агрессивные, беззаботные люди, которые импульсивно безответственны, но умеют обращаться с людьми и заботиться о людях номер один» (стр.675)

После набора участники предоставили биографическую и психиатрическую информацию, а также криминальное прошлое. В исследовании Уидома все 65 процентов выборки соответствовали критериям социопатии — неформальному термину, похожему на психопатию.Некоторые из участников Widom занимали высокие должности, например, управляющие бизнесом и инвестиционные банкиры. Тем не менее, большая часть выборки сообщила об арестах и ​​участии в криминальном или антиобщественном поведении.

В конечном счете, выборка Уидома состояла не из особо успешных людей, а из нарушителей спокойствия, которые в значительной степени избежали обнаружения правовой системы. Тем не менее, это была одна из первых попыток изучить психопатию за пределами железных прутьев. В последнее время исследователи продолжили использовать парадигму набора персонала Widom, основанную на рекламе, для привлечения людей, не содержащихся в заключении, с ярко выраженными психопатическими чертами из сообщества или выборки студентов (например,грамм. Миллер и др., 2011; Миллер и др., 2013).

Психопатический герой
Основываясь на работе Уидома, некоторые исследователи выдвинули гипотезу, что особенности, связанные с психопатией, такие как бесстрашие, могут предрасполагать людей к героическому поведению. Фактически, Дэвид Ликкен (1995, с.29) предположил, что «герой и психопат могут быть ветвями одной генетической ветви».

В популярных средствах массовой информации можно найти множество интересных примеров, подтверждающих эту гипотезу.Возьмите Джереми Джонсона, известного бизнесмена и миллионера из Сент-Джорджа, штат Юта. После землетрясения 2010 года, разрушившего Гаити, Джонсон организовал собственную спасательную операцию. Пилотируя свой личный самолет, Джонсон эвакуировал детей из этого района и доставил столь необходимые предметы снабжения в разрушенную страну. Эти героические действия не были чем-то необычным для Джонсона, который был известен тем, что отправлял собственный вертолет на спасательные операции, чтобы вытащить застрявших туристов в своем родном штате. Увы, это еще не все.Джонсон больше не чистый герой, и в настоящее время ему предъявлено 86 уголовных обвинений, таких как сговор, отмывание денег, мошенничество и кража 275 миллионов долларов у ничего не подозревающих клиентов через мошеннические платежи по кредитной карте. Такие истории, как история Джонсона, хоть и интригуют, но лишь анекдотичны, поэтому необходимы систематические исследования.

Некоторые исследователи откликнулись на этот призыв, изучив психопатические черты людей, занимающихся профессией, которая часто дает возможности для героического поведения.В одном интересном исследовании (Falkenbach & Tsoukalas, 2011) представители потенциально «героических» профессий, а именно правоохранительные органы и пожаротушение, получили более высокие баллы по фактору бесстрашного доминирования PPI, чем заключенные правонарушители. Тем не менее, поскольку эти интригующие открытия полагались на оккупацию как на показатель героизма, они открыты для нескольких интерпретаций.

Совсем недавно Smith et al. (2013) исследовали связь между психопатией, снова оцениваемой с помощью PPI, и героизмом.Чтобы оценить героизм, они ввели анкету, чтобы оценить частоту, с которой люди проявляют различные героические поступки, которые достаточно распространены в повседневной жизни, например, помощь оказавшемуся в затруднительном положении автомобилисту, проведение сердечно-легочной реанимации потерявшему сознание человеку и прекращение драки в общественность. Участники также выполнили оценку альтруистического поведения, разделенную на две подшкалы: альтруизм по отношению к благотворительным организациям и альтруизм по отношению к незнакомцам. Смит и его коллеги сообщили о положительной связи между определенными психопатическими чертами, с одной стороны, и героическим поведением и альтруизмом по отношению к незнакомцам, с другой.В частности, компонент психопатии «Бесстрашное доминирование» в большей степени был связан с героизмом и альтруизмом по отношению к незнакомцам, предполагая, что предрасположенность к бесстрашию и готовность идти на риск могут способствовать героизму. Во второй части исследования Smith et al. (2013) исследовали взаимосвязь между психопатией и более объективным показателем героизма — героизмом войны среди президентов США. На основе оценок личности, составленных опытными историками, были использованы статистические алгоритмы для определения уровней психопатии для каждого из президентов США.Концептуально повторяя результаты первой части исследования, компонент психопатии «Бесстрашное доминирование» был положительно связан с героизмом президентской войны. Среди героев президентской войны были Теодор Рузвельт и Захари Тейлор, которые также набрали намного больше очков в «Бесстрашном превосходстве». Эти результаты, хотя и многообещающие, необходимо распространить на другие выборки, особенно на те, которые отличаются высоким уровнем профессионального героизма.

Президент-психопат
Те же самые психопатические черты, такие как межличностное доминирование и убедительность, могут способствовать завоеванию властных позиций, особенно в сфере лидерства.Более того, эти черты могут предсказывать успешное лидерство среди политических деятелей (Hogan et al., 1990). Действительно, Lykken (1995) предположил, что такие влиятельные личности, как президент США Линдон Б. Джонсон и бригадный генерал Чарльз («Чак») Йегер, широко известный как первый пилот, преодолевший звуковой барьер, обладали определенными личностными чертами, связанными с психопатией, такими как как смелость и авантюрность. Тем не менее, немногие исследования подвергли это понятие систематической проверке.

Пытаясь изучить отношения между психопатией и президентским руководством, Lilienfeld, Waldman et al.(2012) попросили 121 президентских биографов и других экспертов оценить 42 президентов США, включая Джорджа Буша, по их личностным чертам до вступления в должность, таким как экстраверсия, неприятность и недостаток совести. Авторы сравнили рейтинги президентских личностей с результатами нескольких крупномасштабных опросов президентских достижений, проведенных известными историками (например, опрос президентских достижений C-SPAN 2009 года, опрос сиенского колледжа 2010 года) и объективными показателями президентских достижений (e .грамм. переизбрание, уверенная победа на выборах, принятие нового законодательства). Оценки психопатических черт президентов были получены с использованием ранее проверенных формул для прогнозирования этих черт на основе нормальных параметров личности.

Экспертные оценки психопатических черт каждого президента показали согласие между экспертами от умеренного до высокого. Эта методология, хотя и не безупречная, хорошо подходит для оценки прошлых президентских данных, поскольку метааналитические данные показывают, что рейтинги информаторов являются сильными предикторами поведения, часто в большей степени, чем самооценки личности (Connelly & Ones, 2010).

Lilienfeld, Waldman et al. (2012) обнаружили, что бесстрашное доминирование в значительной степени связано не только с оценками историков общей президентской деятельности, но и с независимо оцениваемыми лидерскими качествами, убедительностью общественности, коммуникативными способностями и готовностью идти на риск. Кроме того, «Бесстрашное господство» ассоциировалось с принятием нового законодательства, уверенной победой на выборах и рассматривалось как мировая фигура. Интересно, что «Бесстрашное доминирование» даже положительно ассоциировалось с попытками убийства, возможно, потому, что более смелые президенты склонны трепать больше перьев.Теодор Рузвельт, прозванный по-разному «Лев», «Счастливый воин» и «Динамо силы», получил наивысший балл в категории «Бесстрашное господство», в то время как его непосредственный преемник, президент Уильям Х. Тафт, которого иногда называют «упрямым президентом», принес по этому признаку. Хотя различия между президентами в уровне их психопатии должны быть квалифицированы тем фактом, что они получены только от нескольких информаторов для каждого лидера, они часто широко поддерживаются историческими свидетельствами из множества источников.Например, в недавней книге о Рузвельте и Тафте The Bully Pulpit: Theodore Roosevelt, William Howard Taft и Золотой век журналистики президентский историк Принстона Дорис Кирнс Гудвин (2013) подчеркнула резкие различия в личностях и стилях руководства между этими людьми. два исполнительных директора.

Бизнесмен-психопат
В последнее десятилетие тема психопатии в деловой среде также привлекает все большее внимание. Хотя такие влиятельные авторы, как Херви Клекли, Дэвид Ликкен, Пол Бабиак и Роберт Хэйр описали яркие примеры безжалостных, но преуспевающих бизнесменов, которые демонстрировали явные признаки психопатии, формальное исследование последствий психопатии на рабочем месте имеет
отсутствовал — до недавнего времени.

Недавние исследования показывают, что психопатия связана с использованием жестких переговорных тактик (например, угрозой наказания: Jonason et al., 2012), запугиванием (Boddy, 2011), непродуктивным поведением на рабочем месте (например, кража со стороны сотрудников: O’Boyle et al. ., 2011), а также плохие управленческие навыки (Бабяк и др., 2010). Хотя эти результаты предполагают, что психопатия имеет заметную «темную сторону» на рабочем месте, в этой истории есть еще кое-что. Некоторые авторы предполагают, что некоторые психопатические черты, такие как харизма и межличностное доминирование, могут способствовать эффективному лидерству и управлению, по крайней мере, в краткосрочной перспективе (Babiak & Hare, 2006; Boddy et al., 2010; Фернхэм, 2007). Тем не менее, остаются вопросы относительно долгосрочной эффективности таких черт, и некоторые подозревают, что психопатические черты в конечном итоге имеют тенденцию к разрушению.

Недавнее исследование предварительно подтверждает точку зрения о том, что психопатия может быть палкой о двух концах в деловой среде. Например, данные, полученные с использованием PCL-R, показывают, что психопаты считаются хорошими коммуникаторами, стратегами и новаторами на рабочем месте (Babiak et al., 2010). Совсем недавно неопубликованные исследования нашей собственной лаборатории дополнительно прояснили потенциальные двойные последствия психопатии для поведения на рабочем месте и лидерства.В выборке из 312 членов североамериканского сообщества подразмеры психопатии, измеренные с помощью PPI-R, были по-разному связаны со стилями лидерства и контрпродуктивным поведением на рабочем месте. В частности, «Бесстрашное доминирование» было положительно связано с адаптивными стилями лидерства и минимально связано с непродуктивным поведением на рабочем месте и неадаптивными стилями лидерства. Напротив, эгоцентричная импульсивность положительно связана с непродуктивным поведением на рабочем месте и отрицательно связана с адаптивными стилями лидерства.Кроме того, люди с высоким уровнем бесстрашного доминирования занимали на протяжении своей жизни больше руководящих должностей, чем другие люди.

Несмотря на то, что эти результаты предварительные, эти открытия поднимают интригующие вопросы о различных значениях психопатических качеств в деловом мире. Харизма, бесстрашие и готовность брать на себя просчитанные бизнес-риски могут предрасполагать к успеху в бизнесе и лидерстве. Напротив, определенные черты, связанные с психопатией, такие как импульсивность и отсутствие сочувствия, могут иметь противоположный эффект.

Споры
Несмотря на — и, возможно, отчасти из-за — растущий интерес к успешной психопатии, эта концепция была втянутой в растущие научные противоречия (Hall & Benning, 2006). Некоторые исследователи подвергли сомнению актуальность адаптивных функций для психопатии, утверждая, что, поскольку психопатия является расстройством, концепция успешного психопата логически противоречива. В ответ сторонники успешной психопатической конструкции, включая нашу лабораторную команду, отмечают, что люди с некоторыми серьезными психологическими состояниями, такими как биполярное расстройство, могут достичь значительных успехов в определенных творческих начинаниях, таких как искусство, музыка и наука (Santosa et al. ., 2006).

Кроме того, актуальность «Бесстрашного доминирования» для психопатии недавно подверглась критике. В метааналитическом (количественном) исследовании конструктной валидности PPI-R в нескольких исследованиях Миллер и Линам (2012) подвергли критике Бесстрашное доминирование за его отсутствие связи с насилием и антиобщественным поведением, а также за его положительную связь со здоровой личностью. черты характера, например низкий невротизм. Тем не менее, классические клинические работы по психопатии (например, Cleckley, 1941) и исследования подтипов (e.грамм. Hicks et al., 2004) исторически упоминали о существовании двух « лиц » психопатии, одно из которых в первую очередь связано с психологическим здоровьем и адаптивным функционированием, а другое — с дезадаптивными особенностями, такими как импульсивность и антисоциальное поведение (Lilienfeld, Patrick et al. , 2012). Следовательно, априорное исключение адаптивного функционирования из номологической сети психопатии кажется чрезмерно ограничительным и противопоказанным как многочисленной клинической литературой, так и контролируемыми исследованиями.Такое исключение также оставило бы нерешенным важный вопрос о том, почему так много людей, включая деловых и романтических партнеров, находят психопатов внешне привлекательными и привлекательными. Чтобы понять, что заставляет психопатов «тикать» в межличностном общении, нам почти наверняка нужно лучше понимать социальные последствия их адаптивных характеристик.

Будущие направления
Существование и природа успешной психопатии продолжают оставаться горячими точками научных споров и дискуссий, в основном потому, что множество вопросов остаются нерешенными.Например, многомерная структура психопатии поднимает вопросы о том, какие психопатические черты больше всего связаны с адаптивными результатами. Кажется правдоподобным, что межличностные и аффективные особенности психопатии более адаптивны, чем поведенческие. Кроме того, эти функции могут статистически взаимодействовать, подталкивая людей к различным результатам. Также возможно, что связь между психопатическими особенностями, такими как Бесстрашное доминирование, и жизненным успехом является «криволинейным», что означает, что такие особенности могут предрасполагать к успеху в умеренных, но не очень высоких дозах.Фактически, при очень высоких дозах этих черт адаптивное бесстрашие может слиться с дезадаптивным безрассудством, хотя доказательства этой интригующей возможности отсутствуют. Более того, существуют конкурирующие концепции успешной психопатии. Неизвестно, является ли успешная психопатия просто более мягкой или субклинической формой расстройства, или другие переменные, такие как интеллект, эффективный импульсный контроль, хорошее воспитание или социальный класс, являются умеренными или направляют проявление психопатии в адаптивные направления (Hall & Benning, 2006). ).

Наконец, крайне необходимы исследования профессий и занятий, которые могут привлекать психопатических людей. Например, профессии с высоким уровнем риска, такие как армия, правоохранительные органы и экстремальные виды спорта, могут быть особенно желательны для бесстрашных людей, которые любят риск (Lykken, 1982). Исследования, ориентированные на эти и другие профессии, могут помочь нам лучше понять противоречивого и часто неуловимого успешного психопата.

Коробка — Змеи в костюмах?

Возможно, в ответ на недавние экономические и социальные катастрофы, такие как обвал рынка жилья в США в 2008 году, скандал с Enron и схемы Понци Берни Мэдоффа, концепция успешной психопатии стала предметом растущего интереса как исследователей, так и широкой общественности. .Во многих академических и профессиональных книгах рассказывается об успешном или псевдоуспешном психопате, очаровывая его или ее (обычно его: см. Cale & Lilienfeld, 2002, обзор половых различий в психопатии) на протяжении жизни, деловых сделок и романтических отношений. Некоторые из этих недавних фолиантов включают «Змеи в костюмах: когда психопаты идут на работу» (2007, HarperCollins) Пола Бабьяка и Роберта Хэра и «Мудрость психопатов: уроки жизни от святых, шпионов и серийных убийц» Кевина Даттона (2012, Macmillan). ).

Совсем недавно несколько человек «проявили» себя как успешных психопатов, описав свой психопатический путь к победе в таких автобиографических произведениях, как «Признания социопата: жизнь, проведенная скрывающейся на виду» (2013, Sidgwick & Jackson) М.Э. Томас, анонимный предположительно успешный юрист и ученый, и Психопат изнутри: личное путешествие нейробиолога в
Темная сторона мозга (2013, нейробиолог Калифорнийского университета в Ирвине Джеймс Фэллон (2013, Penguin).

Также в центре внимания бизнес-психопаты, и в бесчисленных статьях СМИ есть такие запоминающиеся заголовки, как «Плохие боссы: психо-путь к успеху?» (CNN) и «Капиталисты и другие психопаты» (New York Times).

Сара Фрэнсис Смит
— аспирант факультета психологии Университета Эмори, Атланта, Джорджия.
[адрес электронной почты защищен]

Эшли Л. Уоттс
— аспирант факультета психологии Университета Эмори.
[адрес электронной почты защищен]

Скотт О.Лилиенфельд
— профессор кафедры психологии Университета Эмори.
[адрес электронной почты защищен]

Список литературы

Бабяк П. и Хейр Р. Д. (2006). Змеи в костюмах: когда психопаты идут на работу. Нью-Йорк: HarperCollins.
Бабяк П., Нойманн К.С. и Хейр Р.Д. (2010). Корпоративная психопатия: разговоры о прогулке. Поведенческие науки и закон, 28 (2), 174–193.
Беннинг, С.Д., Патрик, С.Дж., Хикс, Б.М. и другие. (2003). Факторная структура инвентаря психопатической личности.Психологическая оценка, 15, 340–350.
Бодди, C.R. (2011). Теория корпоративных психопатов глобального финансового кризиса. Журнал деловой этики, 102 (2), 255–259.
Boddy, C.R., Ladyshewsky, R.K. И Гэлвин, П. (2010). Влияние корпоративных психопатов на корпоративную социальную ответственность и приверженность организации сотрудникам. Журнал деловой этики, 97 (1), 1–19.
Броди. F.M. (1967). Дьявол гонит: жизнь сэра Ричарда Бертона. Нью-Йорк: Нортон.
Бертон, И.(1893). Жизнь капитана сэра Ричарда Ф. Бертона KCMG, ФРГ (тт. 1 и 2). Лондон: Чепмен и Холл.
Cale, E.M. & Lilienfeld, S.O. (2002). Истерическое расстройство личности и антисоциальное расстройство личности: дифференцированные по полу проявления психопатии? Журнал расстройств личности, 16 (1), 52–72.
Клекли, Х. (1982). Маска здравомыслия (6 изд). Сент-Луис, Миссури: Мосби. (Впервые опубликовано в 1941 г.)
Коннелли, Б.С. И Онес, Д.С. (2010). Другой взгляд на личность: метааналитическая интеграция точности наблюдателей и прогностической достоверности.Психологический бюллетень, 136 (6), 1092.
Фалькенбах, Д. и Цукалас, М. (2011, май). Можно ли наблюдать адаптивные черты в популяциях героев? Плакат, представленный на проходящем раз в два года собрании Общества научного изучения психопатии, Монреаль, Канада.
Фаулз, округ Колумбия и Диндо, Л. (2009). Темперамент и психопатия. Текущие направления в психологической науке, 18 (3), 179–183.
Фернхэм, А. (2007). Расстройства личности и крушение на работе: парадоксальное положительное влияние патологии на рабочем месте.В J. Langan-Fox et al. (Ред.) Научный компаньон на неблагополучном рабочем месте. Нортгемптон, Массачусетс: Эдвард Элгар.
Goodwin, D.K. (2013). Трибуна хулигана. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.
Холл, Дж. Р. и Беннинг, С. Д. (2006). «Успешный» психопат. В «Справочнике по психопатии» К. Дж. Патрика (ред.) (Стр. 459–475). Нью-Йорк: Гилфорд.
Заяц, Р. Д. (1991). Пересмотренный контрольный список психопатии зайца. Торонто: мульти-системы здравоохранения.
Hicks, B.M., Markon, K.E., Patrick, C.J., et al.(2004). Выявление подтипов психопатии на основе структуры личности. Психологическая оценка, 16 (3), 276–288.
Хоган Р., Раскин Р. и Фаццини Д. (1990). Темная сторона лидерства. В К.Е. Кларк и М. Кларк (ред.) Меры лидерства. Вест-Ориндж, штат Нью-Джерси: Библиотека лидерства Америки.
Джонасон, П.К., Сломски, С., Партика, Дж. (2012). Темная триада в действии: насколько токсичные сотрудники добиваются своего. Личность и индивидуальные различия, 52 (3), 449–453.
Судья Т.A. & LePine, J.A. (2007). 20 Яркие и темные стороны личности: значение для отбора персонала в индивидуальном и командном контексте. В J. Langan-Fox et al. (Ред.) Научный компаньон на неблагополучном рабочем месте. Нортгемптон, Массачусетс: Эдвард Элгар.
Судья, Т.А., Пикколо, Р.Ф. И Косалка Т. (2009). Яркие и темные стороны лидерских качеств. Ежеквартальное руководство, 20 (6), 855–875.
Киль, К. и Лушинг, Дж. (2014). Психопатия. В Scholarpedia. Получено из http: // scholarpedia.орг / статья / психопатия
Лилиенфельд, С.О., Патрик, С.Дж., Беннинг, С.Д. и другие. (2012). Роль бесстрашного доминирования в психопатии: путаница, споры и разъяснения. Расстройства личности: теория, исследования и лечение, 3 (3), 327–340.
Lilienfeld, S.O., Waldman, I.D., Landfield, K. et al. (2012). Бесстрашное господство и президентство США. Журнал личности и социальной психологии, 103 (3), 489–505.
Lilienfeld, S.O. И Вдовы, М.Р. (2005). Опросник психопатической личности — Пересмотрено: Профессиональное руководство.Лутц, Флорида: Ресурсы для психологической оценки.
Lykken, D.T. (1982, сентябрь). Бесстрашие: беззаботное обаяние и смертельный риск. Психология сегодня, стр. 20–28.
Lykken, D.T. (1995). Антиобщественные личности. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.
Lykken, D.T. (2006). Психопатическая личность: масштаб проблемы. В С.Дж. Патрике (ред.) Справочник по психопатии. Нью-Йорк: Гилфорд.
Миллер, Дж. Д., Джонс, С. Э. И Линам, Д. (2011). Психопатические черты с точки зрения самооценки и сообщений информаторов: есть ли доказательства отсутствия понимания? Журнал ненормальной психологии, 120 (3), 758–764.
Миллер, Дж. Д. и Линам, Д. Р. (2012). Исследование номологической сети опросника психопатической личности. Расстройства личности: теория, исследования и лечение, 3, 305–326.
Miller, J.D., Rauscher, S. Hyatt, C.S. et al. (2013). Изучение отношений между терпимостью к боли, психопатическими чертами и агрессивным и ненасильственным антиобщественным поведением. Журнал аномальной психологии.
DOI: 10.1037 / a0035072
Neumann, C.S., Malterer, M.B. И Ньюман, Дж. П. (2008). Факторная структура опросника психопатической личности (PPI): результаты большой выборки заключенных.Психологическая оценка, 20, 169–174.
О’Бойл, Э.Х., младший, Форсайт, Д.Р., Бэнкс, Г.С. И МакДэниел, М.А. (2012). Метаанализ темной триады и рабочего поведения: перспектива социального обмена. Журнал прикладной психологии, 97 (3), 557–579.
Santosa, C.M., Strong, C.M., Nowakowska, C. et al. (2007). Повышение творческих способностей у пациентов с биполярным расстройством. Журнал аффективных расстройств, 100 (1), 31–39.
Ским, Дж. Л., Полашек, Д. Л., Патрик, К. Дж. И Лилиенфельд, С. О. (2011).Психопатическая личность преодолевает разрыв между научными данными и государственной политикой. Психологическая наука в интересах общества, 12 (3), 95–162.
Смит, С.Ф., Лилиенфельд, С.О., Коффи, К. и Даббс, Дж. М. (2013). Психопаты и герои — ветвь одной ветви? Журнал исследований личности, 47 (5), 634–646.
Уолш А. и Ву Х. Х. (2008). Дифференциация антисоциального расстройства личности, психопатии и социопатии. Исследования уголовного правосудия, 21, 135–152.
Видом, К.С. (1977). Методология изучения неинституционализированных психопатов. Журнал Консультин

Дефицит социального познания и психопатические особенности у молодых людей, обращающихся за психиатрической помощью

Abstract

Антисоциальное поведение и психопатические черты подвергают человека риску преступности, психических заболеваний, зависимости от психоактивных веществ и психосоциальной дисфункции. Дефицит социального познания, по-видимому, связан с психопатическими особенностями и, как считается, способствует межличностной дисфункции.Большинство исследований, посвященных изучению взаимосвязи этих черт с социальным познанием, проводилось в судебно-медицинских учреждениях у детей или взрослых. Мы исследовали, были ли психопатические черты связаны с социальным познанием у 91 молодого человека, обратившегося за психиатрической помощью (в возрасте от 15 до 25 лет). Участники выполнили измерения тяжести симптомов, нейропсихологические тесты, тест социального познания «Чтение мыслей в глазах» (RMET) и устройство для проверки антисоциальных процессов (APSD) для оценки психопатических черт личности.Корреляционный анализ показал, что более низкое социальное познание было связано с более сильными психопатическими чертами ( r = -,36, p = 0,01). Интересно, что эффективность социального познания предсказывала уникальные различия в сопутствующих психопатических личностных чертах выше пола, устойчивом внимании на IQ и производительности рабочей памяти. Эти данные свидетельствуют о том, что социальные когнитивные нарушения связаны с психопатическими тенденциями у молодых людей, обращающихся за психиатрической помощью по месту жительства. Необходимы исследования, чтобы установить направленность этих отношений и определить, является ли обучение социальному познанию эффективным лечением среди молодых людей с психопатическими наклонностями.

Образец цитирования: van Zwieten A, Meyer J, Hermens DF, Hickie IB, Hawes DJ, Glozier N, et al. (2013) Дефицит социального познания и психопатические черты у молодых людей, обращающихся за психиатрической помощью. PLoS ONE 8 (7): e67753. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0067753

Редактор: Антонио Вердехо Гарсия, Университет Гранады, Испания

Поступила: 1 февраля 2013 г .; Принята к печати: 21 мая 2013 г .; Опубликован: 4 июля 2013 г.

Авторские права: © 2013 van Zwieten et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Финансирование: AJG, DFH и IBH были поддержаны стипендией NHMRC Australia, присужденной IBH (№ 464914). DFH был поддержан грантом Министерства здравоохранения, психического здоровья и Управления по борьбе с алкоголем и наркотиками Нового Южного Уэльса. SLN финансировалась стипендиатом NHMRC по клиническим исследованиям (No.402864). Это исследование было дополнительно поддержано грантом программы NHMRC (№ 350241), грантом связи ARC (LP110100513) и грантом центров клинических исследований (№ 264611). EMS и IBH получили образовательные и исследовательские программы / гранты, которые поддерживаются фармацевтической промышленностью (включая Servier, Pfizer, AstraZeneca и Eli Lilly). Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: DFH в настоящее время поддерживается грантом Министерства здравоохранения, психического здоровья и Управления по наркотикам и алкоголю Нового Южного Уэльса, а также стипендией NHMRC Australia (присуждается IBH).В 2007 году он получил гонорары за образовательные семинары от Janssen-Cilag. EMS является (неоплачиваемым) клиническим директором службы Headspace Services в BMRI, (неоплачиваемым) координатором программы исследований психического здоровья молодежи в BMRI и заместителем директора отделения психического здоровья молодых взрослых частной больницы Сент-Винсента. Она получила гонорары за участие в образовательных семинарах по клиническому ведению депрессивных расстройств при поддержке фармацевтических компаний Servier и Eli-Lilly. Она участвовала в работе национального консультативного совета по антидепрессивному соединению Pristiq, производимому Pfizer.IBH является членом Медицинской консультативной группы по страхованию здоровья BUPA (Австралия), а также членом правления Psychosis Australia Trust. С 2012 года он является комиссаром новой Национальной комиссии по психическому здоровью Австралии. До января 2012 года он был директором Headspace: национального фонда психического здоровья молодежи. IBH ранее был главным исполнительным директором (до 2003 г.) и клиническим консультантом (до 2006 г. )yondblue, Австралийской национальной инициативы по борьбе с депрессией. Его основная поддержка в клинических исследованиях депрессии и служб здравоохранения, а также в инициативах по охране здоровья населения, связанных с тревогой и депрессией, осуществляется Австралийской стипендией медицинских исследований NHMRC (2007–2012).Он руководил проектами для специалистов в области здравоохранения и общества, поддерживаемых правительством, общественными агентствами и партнерами из фармацевтической отрасли (Wyeth, Eli Lily, Servier, Pfizer, AstraZeneca) по выявлению и лечению депрессии и тревожности. Он получил гонорары за презентации своей работы на образовательных семинарах, проводимых при поддержке ряда неправительственных организаций и фармацевтической промышленности (включая Pfizer, Servier и Astra Zeneca). Он работал в консультативных советах, созываемых фармацевтической промышленностью по определенным антидепрессантам, включая нефазодон, дулоксетин и десвенлафаксин.Он возглавляет новое инициированное исследователем исследование влияния агомелатина на циркадные параметры (частично при поддержке Сервье, но также и за счет другого финансирования NHMRC) и участвовал в многоцентровом клиническом исследовании влияния агомелатина на архитектуру сна при депрессии и исследовании Сервье. — поддерживаемое исследование большой депрессии и нарушения сна в учреждениях первичной медико-санитарной помощи. В дополнение к национальным и международным государственным грантовым органам, исследованиям психического здоровья по инициативе исследователей в BMRI, он получил поддержку различных фармацевтических производителей (включая Servier и Pfizer) и некоммерческих организаций (включая Heart Foundation ,yondblue и Фонд BUPA).Ни один из этих заявленных интересов не влияет на соблюдение авторами всех политик PLOS ONE в отношении обмена данными и материалами.

Введение

Антисоциальное поведение связано с причинением физического или психологического вреда другим и включает обман, воровство, словесную или физическую агрессию, ложь, явную или скрытую враждебность и другие формы преступности. Подгруппа антисоциальных взрослых также имеет совокупность психопатических черт, включая аффективные (например, отсутствие сочувствия и вины), межличностные отношения (например, отсутствие сочувствия и вины).g., использование других для собственной выгоды), поведенческие (например, импульсивность) и когнитивные (например, завышенное чувство собственной важности) измерения [1]. Антисоциальное поведение и психопатические черты личности связаны с многочисленными коморбидными проблемами психического здоровья, включая зависимость от психоактивных веществ [2], [3], [4], [5], пристрастие к азартным играм [6], суицидальность [7] и тревожные расстройства [5]. ], [8], [9], [10]. Они также связаны с социальной дисфункцией в виде межличностных проблем, безработицы, преступности, а также агрессии и насилия по отношению к другим [5], [11].

Антисоциальное поведение обычно достигает пика в позднем подростковом и раннем взрослом возрасте, при этом считается, что проявление такого поведения за это время увеличивается в десять раз [12]. Согласно Моффитту [12], [13], развитие стойкого антисоциального поведения на протяжении всей жизни (в отличие от более распространенной краткосрочной преступности среди несовершеннолетних) отражает продолжающееся взаимодействие между средой развития и лежащими в основе аномалиями в нейропсихологических, эмоциональных, психологических и психологических расстройствах. и личностные факторы. Лица, находящиеся на этой траектории, склонны проявлять антисоциальное поведение с детства вплоть до более поздних лет, а не просто в форме преступного поведения несовершеннолетних в подростковом возрасте.Модель механизма подавления нейрокогнитивного насилия (VIM) Блэра [14] конкретно описывает, как социально-когнитивные навыки и другие нейропсихологические факторы могут взаимодействовать с факторами окружающей среды в развитии психопатии, предполагая, что расстройство отражает нарушение нормального процесса моральной социализации. Обычно сочетание сигналов дистресса других людей (отталкивающий безусловный стимул) с ментальными репрезентациями личных моральных проступков, которые вызвали дистресс (условный стимул), классически настраивает человека против антисоциального поведения.Там, где это обучение нарушено, недостаточно развита моральная совесть, которая обычно служит для подавления антиобщественного поведения и способствует эмпатическому поведению и моральным эмоциям [1]. Например, люди, нечувствительные к эмоциональным выражениям страха и дистресса, вряд ли пройдут нормальный процесс отвращения к таким сигналам в ключевые периоды морального развития.

Таким образом, нечувствительность к эмоциональным выражениям других людей (особенно отрицательные эмоции дистресса и страха) и другие социальные когнитивные дефициты были определены как решающий фактор на пути развития к психопатии [14], [15], [16].Социальное познание включает в себя ряд способностей, таких как способность удерживать взгляд и обращать внимание на соответствующие черты лиц, распознавать выражения эмоций на лице [17], определять и приписывать сигналы социальной угрозы [18] и делать выводы о психическом состоянии других (т. Е. , Теория умственных способностей) [19]. Эти социальные когнитивные способности широко признаны как решающие для социализации и нормального социального взаимодействия [20], [21]. В контексте психопатии социальные когнитивные дефициты важны не только с точки зрения путей развития, но и потенциально снижают эффективность программ лечения, основанных на поведении [22], [23].

В ряде исследований изучалась взаимосвязь между социальным познанием и психопатическими чертами в выборках детей и подростков. Одной из широко используемых мер психопатических черт является устройство для проверки антисоциальных процессов или APSD [24], которое оценивает черствость / бесчувственность личности, нарциссизм и импульсивность. В предыдущих исследованиях среди детей и подростков было обнаружено, что показатели APSD связаны с дефицитом обработки эмоциональных стимулов [25], [26], а также с ожидаемыми результатами и ценностями в отношении агрессивного поведения [23].Одно исследование, проведенное Блэром и его коллегами [15], показало, что мальчики с более выраженными психопатическими наклонностями, на что указывают более высокие баллы по шкале APSD, имели избирательное нарушение распознавания пугающего голосового аффекта. Между тем, результаты по подшкале бесчувственности-неэмоциональности APSD, как было показано, связаны с недостатками в теории разума [27], эмоциональной обработке и распознавании [28], [29], [30], [31], [32] ], навыки решения социальных проблем [33] и способность смотреть социальным взглядом [30].

Ограничением существующих исследований в этой области является отсутствие исследований, проводимых среди подростков старшего возраста и молодого взрослого населения.Это особенно удивительно с учетом пика антисоциального поведения в позднем подростковом и юношеском возрасте [12], растущих знаний о важности успешного перехода в этот конкретный период развития для долгосрочного здоровья, а также недавних разработок целевых служб охраны психического здоровья. для этой возрастной группы [34], [35].

Несмотря на сильную связь между антисоциальным поведением, психопатическими тенденциями и проблемами психического здоровья, связь между показателями APSD и социальным познанием не изучалась в выборках молодых людей, обращающихся за психиатрической помощью.Предыдущие исследования проводились на выборках детей, завербованных из общины, несовершеннолетних правонарушителей или детей, направленных специально по поводу поведения или поведенческих проблем. В нескольких исследованиях, в которых изучалась взаимосвязь между социальным познанием и антисоциальным поведением или психопатией у взрослых, использовались заключенные правонарушители [36], [37], [38], [39]. Это затрудняет выводы о ценности результатов исследований для психиатрических учреждений, в которых практикуют большинство клиницистов.

Целью этого исследования было оценить взаимосвязь между психопатическими чертами личности и социальным познанием в группе молодых людей, обращающихся за лечением в службу охраны психического здоровья молодежи. Учитывая связь между психопатическими чертами и нейропсихологическим дефицитом [40], мы включили ряд нейропсихологических тестов в качестве контрольных переменных, чтобы гарантировать, что различия в социальных когнитивных характеристиках на разных уровнях психопатических черт не будут смешаны с различиями в этих навыках.Мы также включили демографические переменные пола и IQ, которые, как известно, связаны с психопатическими чертами [41], [42]. Основываясь на предыдущих исследованиях, была выдвинута гипотеза, что социальная когнитивная деятельность будет предсказывать одновременное присутствие психопатических черт помимо демографических и нейропсихологических переменных.

Материалы и методы

Заявление об этике

Настоящее исследование было одобрено Комитетом по этике исследований на людях Сиднейского университета.После полного описания исследования участникам, включая стандартное информационное сообщение для участников, лица в возрасте 16 лет и старше дали письменное информированное согласие на участие, в то время как для лиц младше 16 лет и участник, и их законный опекун дали письменное информированное согласие. согласие в соответствии с руководящими принципами Комитета по этике исследований на людях и австралийским законодательством. Согласие было получено с использованием стандартной формы согласия участника или опекуна. Все участники были проинформированы в процессе получения согласия, что их решение об участии не повлияет на их лечение или отношения с клиницистом или исследователями, а также об их праве отказаться от участия без штрафных санкций.Все документы об информированном согласии были одобрены Комитетом по этике исследований на людях Сиднейского университета.

Участников

Набор проводился в headspace , специализированной специализированной общественной справочной службе для оценки и раннего вмешательства молодых людей с проблемами психического здоровья на внутреннем западе Сиднея [34], [35]. Среди участников был 91 молодой человек в возрасте от 15 до 25 лет, обратившийся за психиатрической помощью, которые были отобраны на основе желания участвовать в более подробных нейропсихологических, нейровизуализационных и продолжительных исследованиях.Критериями исключения были медицинская нестабильность (по определению психиатра), наличие в анамнезе неврологического заболевания (например, опухоль, травма головы, эпилепсия), медицинское заболевание, которое, как известно, влияет на когнитивные функции и функции мозга (например, апноэ во сне), электросудорожная терапия (ЭСТ) в последние 3 месяца, умственная отсталость и / или нарушение развития (прогнозируемый показатель IQ <70), первичный диагноз психотического заболевания или недостаточное знание английского языка. 54% участников представили первичный диагноз депрессивного заболевания, 32% - первичный диагноз биполярного расстройства I или II, 9% - тревожное расстройство (включая обсессивно-компульсивное расстройство, генерализованную тревогу, агорафобию / панику и социальные тревожные расстройства). и 5% с первичным диагнозом за пределами этих категорий (включая расстройства личности, поведенческие трудности и синдром дефицита внимания с гиперактивностью).

Процедура

Участникам были даны все формы и анкеты для самоотчета для заполнения в зале ожидания, а затем они прошли структурированное клиническое интервью для подтверждения диагноза DSM-IV [43], социальную когнитивную оценку и нейропсихологическую оценку в тот же день. Анкеты и нейропсихологическая оценка были частью большой серии тестов в рамках программы продольных исследований психического здоровья молодежи [44]. Как описано в других статьях [44], [45], клиническая оценка проводилась клиническими психиатрами, клиническими психологами, медсестрами в области психического здоровья или практикующими врачами, имеющими подготовку в области психического здоровья.

Меры: самоотчет

Устройство для проверки антисоциальных процессов (APSD).

Устройство для проверки антисоциальных процессов (APSD) [24] — это самоотчетное средство из 20 пунктов психопатических черт в юношестве, адаптированное из оригинального отчета родителей / учителей APSD, разработанного для выборок детей предподросткового возраста. Исследования показывают, что с детства до подросткового возраста достоверность самоотчетов о психопатологии возрастает и что психопатия остается стабильной с раннего подросткового возраста до юношеского возраста [46].Каждый элемент оценивается по 3-балльной шкале Лайкерта как 0 (совсем не верно) , 1 (иногда верно) или 2 (определенно верно) , при этом четыре элемента оцениваются в обратном порядке. Подтверждающий факторный анализ показал, что версия самоотчета APSD состоит из 3 субшкал: нарциссизм (пункты 5, 8, 10, 11, 14, 16), импульсивность (пункты 1, 4, 9, 13, 17) и Черты бездушно-неэмоционального (CU) (пункты 3, 7, 12, 18–20), с двумя пунктами (пункты 2 и 6), не влияющими ни на один фактор [47], [48].Эта трехфакторная структура из 18 пунктов была использована в анализе для настоящего исследования. Суммируя баллы по субшкалам (исключая пункты 2 и 6), генерируется общий балл. Конструктивная валидность APSD была установлена ​​на выборках из сообществ и клиник [49], [50], [51], а также в популяциях правонарушителей [47]. Было показано, что высокие показатели APSD связаны с ранним началом правонарушения [52], количеством арестов и насильственных арестов [5], большим разнообразием и частотой насилия [53], [54], отсутствием чувствительности к наказанию в социальных ситуациях [ 23], агрессии и административных правонарушений, а также плохой результат лечения в рассмотренных образцах [55].Исследования с участием судебно-медицинских экспертов показали, что общие баллы по молодежной версии Контрольного списка психопатии или PCL-YV [56] значительно и положительно коррелируют с общими баллами по форме отчета молодежи по APSD, однако во многих случаях эти корреляции были лишь скромными. образцы [47], [51]. APSD демонстрирует высокую надежность повторного тестирования и внутреннюю согласованность [50], [57], [58]. В этом примере внутренняя согласованность общего балла APSD составила α = 0,82.

Шкала стресса, тревожности и депрессии (DASS).

Шкала депрессии, тревоги и стресса-21 [59] — это показатель самооценки из 21 пункта, который оценивает депрессию, тревогу и напряжение / стресс за последнюю неделю. Каждая из трех подшкал (депрессия, тревога и стресс) включает 7 пунктов типа Лайкерта, оцененных по 4-балльной шкале от 0 ( ко мне вообще не относился, ) до 3 ( ко мне очень сильно относился, или большую часть времени ). Более высокие общие баллы указывают на более частое появление соответствующих симптомов. DASS — это психометрически надежный инструмент с хорошей внутренней согласованностью как в клинических, так и в доклинических образцах [59], [60].Факторная структура DASS-21 стабильна, имеет хорошую сходимость и дискриминантную валидность [61], [62], [63].

Тест на выявление расстройств, связанных с употреблением алкоголя (AUDIT).

Тест на выявление расстройств, связанных с употреблением алкоголя [64], [65], был создан Всемирной организацией здравоохранения для выявления опасных или вредных привычек употребления алкоголя. AUDIT состоит из десяти пунктов самоотчета, которые оценивают три области потребления алкоголя (пункты 1-3), зависимости (пункты 4-6) и неблагоприятных последствий, связанных с употреблением алкоголя (пункты 7-10).Пункты оцениваются от 0 до 4 с точки зрения частоты появления, чтобы получить общий балл от 0 до 40. Баллы 8 или более принимаются как показатель «рискованного употребления алкоголя» с умеренным риском причинения вреда, 16– 19 означает, что употребление алкоголя связано с повышенным риском или «вредным», а баллы от 20 до 40 указывают на употребление алкоголя с «высоким риском». Он обладает высокой внутренней согласованностью и надежностью при повторных тестах [66], [67], [68].

Меры: социальная когнитивная и нейропсихологическая оценка

Тест «Читая разум в глазах» (RMET).

Тест «Чтение мыслей по глазам» [69] — это мера социальной когнитивной способности, которая оценивает способность приписывать психические состояния другим людям, глядя на фотографии областей глаз человеческих лиц. Участников попросили просмотреть 36 изображений и решить, какое из четырех психических состояний лучше всего описывает то, что каждый человек чувствует или думает. Были даны определения каждого слова, чтобы уменьшить вероятность путаницы со словарными навыками. Общая оценка была произведена путем сложения количества правильных ответов и преобразована в процент правильных оценок.Более высокий балл указывает на большую способность определять психические состояния других (например, теория разума). RMET успешно использовался как в доклинических, так и в клинических образцах [69], [70], [71], [72]. Он чувствителен к индивидуальным различиям в социальных когнитивных способностях и не подвержен влиянию потолка среди здоровых групп населения, как это обычно бывает с другими измерениями социального познания [69].

Интеллектуальная функция (IQ).

Прогнозируемый IQ оценивался с использованием теста чтения взрослых Векслера (WTAR) [73] для участников в возрасте от 16 до 25 лет или теста широкого диапазона достижений 4 (WRAT-4) [74] для участников младше 16 лет. .

Испытание на прокладку следа.

Тест на построение следа (TMT) оценивает скорость психомотора и способность переключаться между установками [75]. Часть A (TMT-A) оценивает визуальное сканирование, распознавание чисел, числовую последовательность и скорость двигателя. Часть B (TMT-B) также оценивает смещение сетов, когда участник проводит соединительные линии, чередуя последовательные цифры и буквы (например, 1, A, 2, B, 3, C). Время, необходимое для выполнения каждой задачи, считается исходной оценкой человека. TMT использовался для неврологической оценки в различных популяциях [76], [77], [78], [79].

Задача быстрой обработки визуальной информации (RVP).

Задача быстрой обработки визуальной информации (RVP) из Кембриджской автоматизированной батареи нейропсихологических тестов (CANTAB) [80] использовалась как мера устойчивого внимания. Участникам показывали случайные цифры на мониторе компьютера со скоростью 100 цифр в минуту. Панель ответа нажималась как можно быстрее, когда участник идентифицировал строку из трех последовательных нечетных или четных чисел. Восемь целевых троек происходят каждую минуту в течение четырехминутного задания.Оценка RVP-A относится к ошибкам упущения (промахам), тогда как RVP-B относится к ошибкам комиссии (ложным срабатываниям). Было показано, что эта задача является достоверной оценкой устойчивого внимания как у здоровых людей, так и у людей с нервно-психическими расстройствами [80].

Тест пространственного диапазона (SSP).

Тест пространственного диапазона (SSP) из CANTAB [80] использовался как мера объема рабочей памяти. В этом тесте участник наблюдал, как белые квадраты меняют цвет, и касался прямоугольников, которые меняли цвет в том же порядке, в котором они отображались.Представляющим интерес критерием результата была длина пространственного промежутка (самая длинная прямая последовательность, успешно запомненная).

Анализ данных

Статистический анализ проводился с использованием SPSS для Windows 20.0. Недостающие значения были заменены средним значением серии. Если однородность дисперсии нарушалась (согласно критерию Левена), скорректированные степени свободы и p-значения сообщались с использованием процедуры Велча. Нейропсихологические переменные были преобразованы в стандартизованные баллы с «демографической корректировкой» (т.е. z-значения) с использованием установленных норм. Перед анализом выбросы за пределы ± 3,0 z-баллов для каждой нейропсихологической переменной были сокращены до значений +3,0 или -3,0 (в зависимости от направления), чтобы люди с экстремальными баллами не влияли на результаты межгрупповых тестов. Не было никаких выбросов выше — / + 3.0 для RVP-A, SSP и RVP-B. Количество случаев выше -3,0 для TMT A и TMT-B не превышало 5%. Поскольку распределение переменной TMT-B было сильно искажено, даже после сокращения, оно было исключено из анализа.

Результаты

Психопатические особенности, социальное познание и переменные психического здоровья

Участниками были 62 женщины и 29 мужчин в возрасте от 15 до 25 лет со средним значением 19,98 ( SD = 2,74) лет. Демографические характеристики и прогнозируемый IQ для выборки представлены в таблице 1. Чтобы изучить взаимосвязи между демографическими характеристиками, корреляции Пирсона для показателей RMET и APSD были запущены с возрастом, прогнозируемым IQ и показателями тяжести симптомов и представлены в таблице 2.Более высокие баллы по APSD были связаны с более низким прогнозируемым IQ и повышенными общими баллами AUDIT. Напротив, показатели APSD не были достоверно связаны ни с одной из субшкал DASS. Показатели RMET показали значительную положительную корреляцию с прогнозируемым IQ. Возраст не показал значимой связи ни с оценкой RMET, ни с показателем APSD. Независимые выборочные t-тесты показали, что самки и самцы существенно не различались по показателям APSD ( t (89) = 1,6, p = .113) или по оценкам RMET ( t (44) = −2,00, p = 0,052). Для оценок RMET тест Левена показал неравные дисперсии: F (1, 89) = 5,06, p = 0,027, поэтому степени свободы были скорректированы с 89 до 44. Эти результаты представлены в таблице 3.

APSD также был разделен на оценки по квартилям, а демографические оценки и оценки тяжести симптомов оценивались в пределах каждого квартиля (см. Таблицы 1 и 4). Однофакторный дисперсионный анализ ANOVA подтвердил отсутствие значимых различий между группами квартилей в прогнозируемом IQ, F (3, 87) = 1.24, p = ,300, или возраст, F (3, 87) = 0,58, p = ,632. Аналогичным образом, анализ хи-квадрат не выявил значимых различий в распределении пола по квартильным группам оценок APSD, х 2 (3, 91) = 2,80, p = ,424. Различия в оценках тяжести симптомов по квартилям общей оценки APSD были затем проанализированы с использованием одномерного дисперсионного анализа (см. Таблицу 4). В соответствии с корреляциями, представленными выше, не было значительных различий в оценках подшкалы DASS по квартилям оценки APSD.Однако были значительные различия в общих баллах AUDIT по квартильным группам: F (3, 87) = 4,25, p = 0,008. Анализ полиномиального контраста выявил значительную линейную тенденцию для оценок AUDIT по квартилям APSD, F (1, 87) = 11,63, p = 0,001, в то время как квадратичные и кубические тренды не были значимыми. Как видно из анализа средних баллов AUDIT по квартилям, баллы AUDIT увеличивались по возрастающим квартилям баллов по шкале APSD.

Психопатические особенности, социальное познание и нейропсихологическая деятельность

Корреляции Пирсона между переменными нейропсихологического теста, социальным познанием и оценками APSD представлены в таблице 2. Только RVP-A и SSP были достоверно связаны (оба в отрицательном направлении) с психопатическими чертами, измеренными с помощью APSD (все остальные p значений> 0,05). Все результаты нейропсихологических тестов были достоверно связаны с социальной познавательной способностью в RMET.

Результаты показали значительную отрицательную связь между оценками APSD и RMET, r (91) = -0,36, p = 0,001, так что более высокие уровни психопатических черт были связаны с более низкой эффективностью в тесте социального познания RMET. Однофакторный дисперсионный анализ ANOVA использовался для предварительного исследования взаимосвязи между производительностью RMET и психопатическими характеристиками, представленными в квартилях общей оценки APSD. Это выявило значительные различия в производительности RMET по квартилям APSD, F (3, 87) = 2.78, p = ,046, и значительный линейный тренд по квартилям, F (1, 87) = 7,11, p = ,009. Как видно на рисунке 1, это отразило снижение среднего процента правильных ответов в тесте социального познания по возрастающим квартилям оценки APSD.

На основе вышеупомянутого набора взаимосвязей была запущена иерархическая линейная регрессия с принудительным входом для оценки способности выполнения теста социального познания (процент правильных ответов по RMET) для прогнозирования психопатических черт (общий балл APSD) при контроле пола. , прогнозируемый IQ и производительность на SSP и RVP-A.Были включены RVP-A и SSP, поскольку они были единственными нейропсихологическими тестовыми переменными, которые показали значительную корреляцию с оценкой APSD. Как упоминалось выше, TMT-B был исключен в начале анализа данных из-за его искаженного распределения. Возраст не был включен в качестве контрольной переменной, потому что он не показал значимой корреляции ни с показателем APSD, ни с оценкой RMET. Пол и прогнозируемый IQ были введены на первом этапе регрессии и вместе составили значительные 7,9% дисперсии в оценке APSD, F (2, 88) = 3.77, p = 0,027. Добавление оценок RVP-A и SSP на втором этапе привело к значительному увеличению доли дисперсии в оценке APSD, объясняемой моделью, Δ F (2, 87) = 4,73, p = 0,011, Δ R 2 = 0,091. Добавление оценки RMET на заключительном этапе привело к значительному увеличению доли дисперсии в оценке APSD, объясняемой моделью, Δ F (1, 85) = 4,38, p = 0,039, Δ R 2 = 0.041. То есть баллы RMET объяснили дополнительные 4,1% дисперсии психопатических черт по сравнению с той, которая была объяснена только контрольными переменными. Общая модель, прогнозирующая оценку APSD в зависимости от пола, прогнозируемого IQ, оценки RVP-A, оценки SSP и оценки RMET, была значимой, F (5, 85) = 4,55, p = ,001. В целом учитывалась 21,1% дисперсии оценок APSD, а характеристики модели представлены в Таблице 5. Когда регрессия была проведена с другими оценками нейропсихологических тестов, которые не показали значительной корреляции с оценкой APSD (TMT-A и RVP-B) на втором этапе эффективность RMET по-прежнему составляла значительную долю дисперсии в оценке APSD за пределами контрольных переменных (Δ F (1, 83) = 4.63, p = 0,034).

Учитывая, что общие баллы APSD указывают на психопатические черты с точки зрения черт CU в сочетании с общими проблемами поведения, затем был проведен апостериорный анализ для изучения соответствующих субшкалов APSD, которые соответствуют двухфакторной модели психопатии Hare [81] ( CU-черты; проблемы с импульсивным поведением). Это позволило нам определить, был ли значительный эффект, наблюдаемый для общих баллов APSD, в первую очередь объясняется либо чертами CU, либо общими проблемами поведения.Значительная обратная корреляция была обнаружена между оценками RMET и обеими чертами CU ( r = -28, p = <0,01) и проблемами импульсивного поведения ( r = -32, p <0,01) . Сравнимый размер этих корреляций предполагает, что уровни черт CU, а также общие проблемы с поведением в значительной степени способствовали эффекту, наблюдаемому для общих баллов APSD в основном анализе. Таким образом, не похоже, что более слабые способности участников с более высокими общими показателями APSD были просто артефактом повышенной серьезности проблем поведения среди этих людей.

Обсуждение

В данном исследовании оценивалась взаимосвязь между психопатическими чертами и социальными познавательными способностями в выборке молодых людей, обращающихся за психиатрической помощью. Это исследование во-первых показывает, что психопатические черты были связаны с увеличением рискованного употребления алкоголя по оценке AUDIT. Во-вторых, результаты показывают потенциально важную взаимосвязь между психопатическими чертами и социальной познавательной способностью в выборке психического здоровья молодежного сообщества, так что участники, получившие более высокие баллы по APSD, показали более низкую социальную когнитивную деятельность.При включении в прогностическую модель эффективность социального познания составляла уникальную долю вариации психопатических черт, даже при контроле рабочей памяти и устойчивого внимания, IQ и пола.

Предыдущие исследования показали, что у детей с высокими психопатическими чертами наблюдается дефицит в различных аспектах социального познания [25], [26], [27], [28], [29], [30], [31], [32] , [33]. Настоящие результаты распространяют эту взаимосвязь на выборку молодых людей, обращающихся за психиатрической помощью, в старшей возрастной группе от 15 до 25 лет.Мы отмечаем, что в то время как большинство предыдущих исследований подчеркивали недостатки в распознавании страха или решении социальных проблем, это исследование предполагает определенные недостатки в теории разума, по оценке RMET. В этом смысле он подтверждает выводы Стеллваген и Керига [27] с помощью вербального теста теории разума у ​​детей. Поскольку наш дизайн был перекрестным, мы не можем сделать выводы о причинной природе взаимосвязи между социальным познанием и психопатическими чертами, как это операционализируется в APSD.Это осложняется еще и тем, что есть теоретические основания полагать, что эта взаимосвязь носит сложный и двунаправленный характер. Так же, как социальные когнитивные дефициты могут мешать социализации и тем самым способствовать развитию антисоциального поведения и психопатических черт; поэтому люди с психопатическими наклонностями с меньшей вероятностью разовьют социальные когнитивные навыки или будут мотивированы использовать эти навыки для расшифровки внутренних состояний других [27]. Для изучения этой взаимосвязи необходимы дальнейшие исследования с использованием продольных моделей.

Как отмечают Шамай-Цури и др. [82], вопрос о том, связаны ли психопатические черты с дефицитом способностей по теории разума, был предметом некоторых споров. В отличие от связи между психопатическими чертами и результатами теста RMET, обнаруженной в текущем исследовании, по крайней мере два предыдущих исследования не смогли выявить такую ​​связь [36], [39]. Многочисленные факторы могут потенциально объяснить различия в результатах этих исследований. Во-первых, в то время как выборка в текущем исследовании была отобрана из направлений в амбулаторную психиатрическую клинику, исследования Dolan и Fullam [36] и Richell et al.[39] были проведены с заключенными. Во-вторых, хотя возрастной диапазон нашей выборки был в основном подростком, выборки, изученные в этих двух предыдущих исследованиях, значительно расширились до взрослого возраста. В-третьих, исследования в различных областях, связанных с психопатией, показали, что различные измерения психопатических черт демонстрируют несколько отчетливые ассоциации с коррелятами психопатии [83]. Поскольку в этих предыдущих исследованиях взрослых использовался PCL-R, важно, чтобы в будущих исследованиях эта связь была изучена как на клинических, так и на судебно-медицинских выборках молодежи с использованием ряда установленных показателей психопатии.Интересно, что хотя Долан и Фуллам [36] не обнаружили связи между психопатическими чертами и оценками RMET, исследование показало, что как психопатические, так и непсихопатические правонарушители лучше справлялись с тонкими тестами на умственные способности (т. Е. Ложными задачами), чем здоровые. контролирует.

Текущие результаты подчеркивают возможность изменения программ лечения для тех, кто проявляет психопатические черты, в клинических службах охраны психического здоровья молодежи. Текущее исследование предполагает, что схемы лечения, направленные на улучшение социального функционирования молодых людей с психопатическими чертами, также могут быть направлены на улучшение социальных когнитивных способностей, таких как распознавание эмоций, решение социальных проблем и зрительный контакт [29], [84].Предыдущие исследования показали, что для достижения максимальных результатов лечения детям с высокими психопатическими чертами и антисоциальным поведением требуется специализированное или расширенное лечение, которое включает в себя реализацию символической экономики [85], повышение интенсивности лечения [86] и сосредоточение внимания на полезном опыте в рамках своей жизни. контекст позитивных родительско-детских отношений [87]. В будущих исследованиях в этой области следует использовать лонгитюдные схемы результатов лечения, чтобы оценить способность социальных когнитивных, позитивных и основанных на вознаграждении схем лечения улучшать социальное функционирование молодых людей с психопатическими особенностями.

Это исследование дополняет существующую литературу, поддерживая полезность и конструктивную валидность APSD в качестве средства скрининга психопатических черт в выборках психического здоровья молодежи в дополнение к выборкам молодых заключенных или несовершеннолетних правонарушителей. Корреляционный анализ не только показал, что молодые люди в этой выборке, которые проявляли больше психопатических тенденций, сообщали о большем количестве проблем, связанных с алкоголем, но по сравнению с первыми двумя квартилями по шкале APSD, те, кто находился в 3-х -й квартилях и 4 -й квартилях, получили оценку AUDIT. баллы выше принятого порога опасного употребления алкоголя.Этот вывод согласуется с литературой, посвященной ассоциациям между злоупотреблением психоактивными веществами и психопатическими особенностями [88], а также с высокими показателями злоупотребления психоактивными веществами, о которых сообщается в группах молодежи, обращающейся за психиатрическим лечением, в более широком смысле [89]. Это еще раз подчеркивает необходимость учитывать злоупотребление психоактивными веществами в подходах к лечению среди этой группы населения.

Помимо кросс-секционного характера, следует признать ряд ограничений исследования. Только один аспект социального познания, теория разума, был оценен в этом исследовании из-за ограничений по времени.Хотя RMET является психометрически надежным средством распознавания эмоций, он не затрагивает другие области социального познания, такие как восприятие взгляда, просодия и идентификация сарказма. Точно так же нейропсихологическая оценка включала оценку IQ, внимания и рабочей памяти. Однако другие аспекты нейропсихологической деятельности, которые могут иметь важные отношения с социальным познанием и психопатическими чертами (такие как абстрактное мышление, суждение, импульсивность, понимание и проницательность), не были включены.Кроме того, APSD является мерой психопатических черт, а не конкретного антиобщественного поведения. Хотя было показано, что APSD хорошо коррелирует с этими результатами, будущие исследования должны включать такие меры, как экстернализация поведения и преступности, чтобы изучить их взаимосвязь с социальным познанием наряду с психопатическими чертами, измеренными с помощью APSD. Наконец, возможности корреляционного и регрессионного анализов, вероятно, были ограничены относительно небольшим размером выборки.

Таким образом, это исследование расширило связь между психопатическими чертами и дефицитом социального познания, которая была обнаружена у детей [15], [23], [27], [29], [90], [91], на более старшую выборку молодые люди в возрасте от 15 до 25 лет, обращающиеся за психиатрической помощью.Это также подчеркнуло злоупотребление алкоголем среди людей с более высоким уровнем психопатических качеств. Подобно тому, как детям с высокими психопатическими чертами требуется специализированное лечение [85], [86], [87], эти результаты предполагают, что молодые люди с психопатическими чертами в общих условиях психического здоровья могут иметь уникальные социальные когнитивные дефициты, которые имеют отношение к лечебной практике и разработка вмешательств.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить людей, принявших участие в этом исследовании.

Вклад авторов

Задумал и спроектировал эксперименты: AJG AVZ JM DJH. Проведены эксперименты: DFH RSCL IBH EMS. Проанализированы данные: AVZ NG AJG JM. Предоставленные реагенты / материалы / инструменты для анализа: SLN DFH RSCL DJH. Написал статью: AVZ JM AJG. Прочтите первый проект рукописи и отредактируйте, утвердите окончательную рукопись: AVZ JM DFH IBH DJH NG SLN EMS RSCL AJG.

Ссылки

  1. 1. Фрик П.Дж., Марси М.А., Патрик С. (2006) Психопатия и пути развития к антиобщественному поведению в молодости.Справочник по психопатии. 353–374.
  2. 2. Крюгер Р.Ф., Хикс Б.М., Патрик С.Дж., Карлсон С.Р., Яконо В.Г. и др. (2002) Этиологические связи между зависимостью от психоактивных веществ, антиобщественным поведением и личностью: моделирование спектра экстернализации. Журнал аномальной психологии 111: 411–424.
  3. 3. Hussong AM, Curran PJ, Moffitt TE, Caspi A, Carrig MM (2004) Злоупотребление психоактивными веществами препятствует сопротивлению в антиобщественном поведении молодых людей. Развитие и психопатология 16: 1029–1046.
  4. 4. Мерикангас К.Р., Мехта Р.Л., Молнар Б.Е., Уолтерс Е.Е., Свендсен Д.Д. и др. (1998) Коморбидность расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, с расстройствами настроения и тревожными расстройствами: результаты Международного консорциума по психиатрической эпидемиологии. Зависимость 23: 893–907.
  5. 5. Салекин RT, Leistico A-MR, Neumann CS, DiCicco TM, Duros RL (2004) Психопатия и коморбидность в выборке молодых правонарушителей: более пристальный взгляд на потенциальную важность психопатии по сравнению с расстройствами разрушительного поведения.Журнал аномальной психологии 113: 416–427.
  6. 6. Каннингем-Уильямс Р.М., Коттлер Л.Б., Комптон В.М., Шпицнагель Е.Л. (1998) Рискованные игроки: проблемные игроки и психические расстройства — результаты исследования эпидемиологической зоны охвата Сент-Луиса. Американский журнал общественного здравоохранения 88: 1093–1096.
  7. 7. Ullrich S, Coid J (2009) Антисоциальное расстройство личности: сопутствующие психические расстройства оси I и использование медицинских услуг среди населения страны. Личность и психическое здоровье 3: 151–164.
  8. 8. Goodwin RD, Hamilton SP (2003) Пожизненная коморбидность антисоциального расстройства личности и тревожных расстройств среди взрослых в обществе. Психиатрические исследования 117: 159–166.
  9. 9. Сарин Дж, Стейн МБ, Кокс Б.Дж., Хассард С.Т. (2004) Понимание коморбидности тревожных расстройств с антиобщественным поведением: результаты двух крупных опросов сообщества. Журнал нервных и психических заболеваний 192: 178–186.
  10. 10. Corruble E, Ginestet D, Guelfi JD (1996) Коморбидность расстройств личности и униполярной большой депрессии: обзор.Журнал аффективных расстройств 37: 157–170.
  11. 11. De Brito S, Hodgins S (2009) Антисоциальное расстройство личности. В: Макмерран М., Ховард Р., редакторы. Личность, расстройство личности и риск насилия: доказательный подход. Западный Сассекс, Великобритания: Джон Вили и сыновья.
  12. 12. Моффитт Т.Э. (1993) Ограниченное подростковым возрастом и стойкое антисоциальное поведение на протяжении всей жизни: таксономия развития. Психологический обзор 100: 674–701.
  13. 13. Моффит Т.Э. (2003) Антисоциальное поведение, стойкое на протяжении всей жизни и ограниченное подростковым возрастом: 10-летний обзор исследований и программа исследований.В: Lahey BB, Moffitt TE, Caspi A, редакторы. Причины нарушения поведения и преступности среди несовершеннолетних. Нью-Йорк: Guildford Press.
  14. 14. Blair RJR (2001) Нейрокогнитивные модели агрессии, антисоциальных расстройств личности и психопатии. Журнал неврологии, нейрохирургии и психиатрии 71: 727–731.
  15. 15. Blair RJR, Budhani S, Colledge E, Scott S (2004) Глухота к страху у мальчиков с психопатическими наклонностями. Журнал детской психологии и психиатрии 46: 327–336.
  16. 16. Беннетт С., Фаррингтон Д.П., Хьюсманн Л.Р. (2005) Объяснение гендерных различий в преступности и насилии: важность социальных когнитивных навыков. Агрессия и агрессивное поведение 10: 263–288.
  17. 17. Ки К.С., Хоран В.П., Винн Дж. К., Минц Дж., Грин М. Ф. (2006) Анализ категориального восприятия лицевых эмоций при шизофрении. Schizophrenia Research 87: 228–237.
  18. 18. Премкумар П., Кук М.А., Фаннон Д., Петерс Э., Мишель Т.М. и др. (2008) Предвзятость неправильной атрибуции выражений лица, связанных с угрозой, связана с более длительной продолжительностью заболевания и плохой управляющей функцией при шизофрении и шизоаффективном расстройстве.Европейская психиатрия 23: 14–19.
  19. 19. Чайник JWL, О’Брайен-Симпсон Л., Аллен Н. Б. (2008) Нарушенная теория разума при первом эпизоде ​​шизофрении: сравнение с сообществом, университетом и депрессивным контролем. Schizophrenia Research 99: 96–102.
  20. 20. Адольфс Р. (2001) Нейробиология социального познания. Текущее мнение в нейробиологии 11: 231–239.
  21. 21. Крик Н.Р., Додж К.А. (1994) Обзор и переформулировка механизмов обработки социальной информации в социальной адаптации детей.Психологический бюллетень 115: 74.
  22. 22. Лорбер С.М., Хьюз Т.Л., Миллер Дж.А., Кротерс Л.М., Мартин Э. (2011) Черствые и бесстрастные черты и социальные когнитивные процессы в выборке агрессивной молодежи, основанной на сообществе. Международный журнал терапии правонарушителей и сравнительной криминологии 55: 1291–1307.
  23. 23. Пардини Д.А., Лохман Дж. Э., Фрик П. Дж. (2003) Бесчувственные / бесстрастные черты и социально-когнитивные процессы у осужденных молодых людей. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии 42: 364–371.
  24. 24. Фрик П.Дж., Харе Р.Д. (2001) Устройство для проверки антисоциальных процессов. Торонто: мульти-системы здравоохранения.
  25. 25. Kimonis ER, Frick PJ, Fazekas H, Loney BR (2006) Психопатия, агрессия и обработка эмоциональных стимулов у не направленных девочек и мальчиков. Поведенческие науки и закон 24: 21–37.
  26. 26. Марш А., Фингер Э, Митчелл Д., Рид М., Симс С. и др. (2008) Снижение реакции миндалины на пугающие выражения у детей и подростков с черствыми и бесчувственными чертами и деструктивными поведенческими расстройствами.Американский журнал психиатрии 165: 712–720.
  27. 27. Stellwagen KK, Kerig PK (2013) Черты личности темной триады и теория разума среди детей школьного возраста. Личность и индивидуальные различия 54: 123–127.
  28. 28. Лони Б.Р., Фрик П.Дж., Клементс С.Б., Эллис М.Л., Керлин К. (2003) Бесчувственные-бесэмоциональные черты, импульсивность и эмоциональная обработка у подростков с проблемами антисоциального поведения. Журнал клинической детской и подростковой психологии 32: 66–80.
  29. 29. Dadds MR, Perry Y, Hawes DJ, Merz S, Riddell AC и др. (2006) Внимание к глазам и дефицит распознавания страха при детской психопатии. Британский журнал психиатрии 189: 280–281.
  30. 30. Dadds MR, Masry Y, Wimalaweera S, Guastella A (2008) Снижение зрения объясняет страх слепоты в детских психопатических чертах. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии 47: 455–463.
  31. 31. Sylvers PD, Brennan PA, Lilienfeld SO (2011) Психопатические черты и превентивная обработка угроз у детей.Психологическая наука 22: 1280–1287.
  32. 32. Вудворт М., Вошбуш Д. (2008) Обработка эмоций у детей с проблемами поведения и черствыми / бесчувственными чертами. Ребенок: уход, здоровье и развитие 34: 234–244.
  33. 33. Вошбуш Д., Уолш Т., Андраде Б., Кинг С., Керри Н. (2007) Решение социальных проблем, проблемы с поведением и черствость-бесчувственность у детей. Детская психиатрия и развитие человека 37: 293–305.
  34. 34. Скотт Э.М., Нейсмит С., Уитвелл Б., Гамильтон Б., Чадли С. и др.(2009) Предоставление услуг по охране психического здоровья молодежи: преимущества совместной многопрофильной системы. Австралазийская психиатрия 17: 189–194.
  35. 35. Скотт Э.М., Херменс Д.Ф., Глозиер Н., Нейсмит С.Л., Гуастелла А.Дж. и др. (2012) Целевые услуги по охране психического здоровья на базе первичной медико-санитарной помощи для молодых австралийцев. Медицинский журнал Австралии 196: 136–140.
  36. 36. Долан М., Фуллам Р. (2004) Теория разума и умственной способности при антисоциальных расстройствах личности с психопатией и без нее.Психологическая медицина 34: 1093–1102.
  37. 37. Брук М., Коссон Д.С. (2013) Нарушение когнитивной эмпатии при криминальной психопатии: данные лабораторного измерения эмпатической точности. Журнал аномальной психологии 122: 156–166.
  38. 38. Блэр Р.Дж., Селларс С., Стрикленд I, Кларк Ф., Уильямс А. и др. (1996) Теория разума у ​​психопата. Журнал судебной психиатрии 7: 15–25.
  39. 39. Ричелл Р.А., Митчелл Д.Г.В., Ньюман С., Леонард А., Барон-Коэн С. и др.(2003) Теория разума и психопатии: Могут ли психопаты читать «язык глаз»? Neuropsychologia 41: 523–526.
  40. 40. Бивер К.М., Вон М.Г., Делиси М., Барнс Дж.С., Бутвелл Б.Б. (2012) Нейропсихологические основы психопатических черт личности в репрезентативной на национальном уровне и лонгитюдной выборке. Psychiatric Quarterly 83: 145–159.
  41. 41. Cale EM, Lilienfeld SO (2002) Половые различия при психопатии и антисоциальном расстройстве личности: обзор и интеграция.Обзор клинической психологии 22: 1179–1207.
  42. 42. Vitacco MJ, Neumann CS, Jackson RL (2005) Тестирование четырехфакторной модели психопатии и ее связи с этнической принадлежностью, полом, интеллектом и насилием. Журнал консалтинговой и клинической психологии 73: 466.
  43. 43. APA (2000) Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. Четвертое издание, редакция текста. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация.
  44. 44. Скотт Э.М., Херменс Д.Ф., Нейсмит С.Л., Гуастелла А.Дж., Де Регт Т. и др.(2013) Как отличить молодых людей с возникающими биполярными расстройствами от людей с униполярной депрессией. Журнал аффективных расстройств 144: 208–215.
  45. 45. Hamilton BA, Naismith SL, Scott EM, Purcell S, Hickie IB (2011) Инвалидность уже выражена у молодых людей с ранними стадиями аффективных расстройств: данные службы раннего вмешательства. Журнал аффективных расстройств 131: 84–91.
  46. 46. Lynam DR, Caspi A, Moffitt TE, Loeber R, Stouthamer-Loeber M (2007) Долгосрочные доказательства того, что оценки психопатии в раннем подростковом возрасте предсказывают психопатию взрослых.Журнал аномальной психологии 116: 155–165.
  47. 47. Vitacco MJ, Rogers R, Neumann CS (2003) Устройство для проверки антисоциальных процессов: исследование его конструкции и валидности, связанной с критериями. Оценка 10: 143–150.
  48. 48. Фрик П.Дж., Бодин С.Д., Барри К.Т. (2000) Психопатические черты и проблемы поведения в группах детей, направленных в сообщества и клиники: дальнейшее развитие устройства для выявления психопатии. Психологическая оценка 12: 382.
  49. 49.Fite PJ, Greening L, Stoppelbein L, Fabiano GA (2009) Подтверждающий факторный анализ устройства для скрининга антисоциальных процессов в клинической стационарной популяции. Оценка 16: 103–114.
  50. 50. Munoz LC, Frick PJ (2007) Надежность, стабильность и прогностическая полезность версии самоотчета устройства для проверки антисоциальных процессов. Скандинавский журнал психологии 48: 299–312.
  51. 51. Murrie DC, Cornell DG (2002) Психопатологический скрининг несовершеннолетних заключенных: сравнение показателей.Психологическая оценка 14: 390–396.
  52. 52. Silverthorn P, Frick PJ, Reynolds R (2001) Время начала и корреляты серьезных проблем поведения у девочек и мальчиков, которым вынесено судебное решение. Журнал психопатологии и оценки поведения 23: 171–181.
  53. 53. Капуто А.А., Фрик П.Дж., Бродский С.Л. (1999) Семейное насилие и сексуальные преступления среди несовершеннолетних: потенциальная посредническая роль психопатических черт и негативного отношения к женщинам. Уголовное правосудие и поведение 26: 338–356.
  54. 54. Крух И.П., Фрик П.Дж., Клементс CB (2005) Исторический и личностный коррелируют с моделями насилия над несовершеннолетними, подвергавшимися судебному преследованию во взрослом возрасте. Уголовное правосудие и поведение 32: 69–96.
  55. 55. Испания С.Е., Дуглас К.С., Пойтресс Н.Г., Эпштейн М. (2004) Взаимосвязь между психопатическими особенностями, насилием и результатом лечения: сравнение трех молодежных показателей психопатических особенностей. Поведенческие науки и закон 22: 85–102.
  56. 56. Forth AE, Kosson D, Hare RD (2003) The Hare PCL: Молодежная версия.Торонто, Онтарио, Канада: Мульти-системы здравоохранения.
  57. 57. Фалькенбах Д.М., Пойтресс Н.Г., Хайде К.М. (2003) Психопатические особенности в популяции несовершеннолетних, подвергшихся утечке: надежность и прогностическая достоверность двух показателей самоотчета. Поведенческие науки и закон 21: 787–805.
  58. 58. Пойтресс Н.Г., Дуглас К.С., Фалькенбах Д., Круз К., Ли З. и др. (2006) Надежность внутренней непротиворечивости самоотчета Устройство проверки антисоциальных процессов. Оценка 13: 107–113.
  59. 59. Ловибонд П.Ф., Ловибонд С.Х. (1995) Структура негативных эмоциональных состояний: сравнение шкал депрессии, тревожности и стресса (DASS) с опросниками депрессии и тревожности Бека. Поведенческие исследования и терапия 33: 335–343.
  60. 60. Генри Дж. Д., Кроуфорд Дж. Р. (2005) Краткая версия Шкалы депрессии, тревожности и стресса (DASS-21): построение достоверности и нормативных данных на большой неклинической выборке. Британский журнал клинической психологии 44: 227–239.
  61. 61. Энтони М.М., Биллинг П.Дж., Кокс Б.Дж., Эннс М.В., Суинсон Р.П. (1998) Психометрические свойства версий шкалы депрессии, тревожности и стресса с 42 и 21 пунктами в клинических группах и выборке сообщества. Психологическая оценка 10: 176–181.
  62. 62. Daza P, Novy D, Stanley M, Averill P (2002) Шкала стресса и тревожности депрессии-21: испанский перевод и проверка на испаноязычном образце. Журнал психопатологии и оценки поведения 24: 195–205.
  63. 63. Norton PJ (2007) Шкалы депрессии, тревожности и стресса (DASS-21): Психометрический анализ по четырем расовым группам. Тревога, стресс и преодоление 20: 253–265.
  64. 64. Сондерс Дж. Б., Осланд О. Г., Бабор Т. Ф., Де Ла Фуэнте Дж. Р., Грант М. (1993) Разработка теста для выявления расстройств, связанных с употреблением алкоголя (AUDIT): совместный проект ВОЗ по раннему выявлению лиц с вредным потреблением алкоголя-II. Зависимость 88: 791–804.
  65. 65. Бабор Т.Ф., Хиггинс-Биддл Дж. К., Сондерс Дж. Б., Монтейро М. Г. (2001) Руководство по тесту на выявление расстройств, связанных с употреблением алкоголя, для использования в первичной медико-санитарной помощи (2-е издание).
  66. 66. Бергман Х., Каллмен Х. (2002) Употребление алкоголя среди шведов и психометрическая оценка теста на выявление расстройств, связанных с употреблением алкоголя. Алкоголь и алкоголизм 37: 245–251.
  67. 67. Dybek I, Bischof G, Grothues J, Reinhardt S, Meyer C, et al .. (2006) Надежность и валидность теста на выявление расстройств, связанных с употреблением алкоголя (AUDIT) в выборке населения общей практики Германии. Журнал исследований алкоголя. 473–481.
  68. 68. Рубин А., Миньо Дж. П., Маркс Л., Гольдштейн Е., Людена К. и др.(2006) Автоматическая проверка по телефону на предмет проблемного употребления алкоголя. Журнал исследований алкоголя 67: 454–457.
  69. 69. Baron-Cohen S, Wheelwright S, Hill J, Raste Y, Plumb I (2001). Пересмотренная версия теста «Чтение мыслей по глазам»: исследование с участием нормальных взрослых и взрослых с синдромом Аспергера или высокофункциональным аутизмом. Журнал детской психологии и психиатрии 42: 241–251.
  70. 70. Fertuck EA, Jekal A, Song I, Wyman B, Morris MC и др. (2009) Улучшено «Чтение мыслей в глазах» при пограничном расстройстве личности по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы.Психологическая медицина 39: 1979–1988.
  71. 71. Резерфорд М., Барон-Коэн С., Уилрайт С. (2002) Чтение мыслей по голосу: исследование с участием нормальных взрослых и взрослых с синдромом Аспергера и высокофункциональным аутизмом. Журнал аутизма и нарушений развития 32: 189–194.
  72. 72. Craig JS, Hatton C, Craig FB, Bentall RP (2004) Преследовательские убеждения, атрибуции и теория разума: сравнение пациентов с параноидальным бредом, синдромом Аспергера и здоровыми людьми.Исследование шизофрении 69: 29–33.
  73. 73. Векслер Д. (2001) Тест Векслера по чтению взрослых (WTAR). Сан-Антонио, Техас: Психологическая корпорация.
  74. 74. Уилкинсон Дж., Робертсон Дж. (2006) Профессиональное руководство Теста достижений широкого диапазона 4. Лутц, Флорида. Ресурсы для психологической оценки.
  75. 75. AITB (1944) Батарея индивидуальных тестов армии, Руководство по направлениям и подсчету очков. Вашингтон, округ Колумбия: военное министерство, канцелярия генерал-адъютанта.
  76. 76.Dikmen S, Machamer J, Temkin N, McLean A (1990) Нейропсихологическое восстановление у пациентов с умеренной и тяжелой травмой головы: наблюдение через 2 года. Журнал клинической и экспериментальной нейропсихологии 12: 507–519.
  77. 77. Стасс Д.Т., Бишоп С.М., Александр М.П., ​​Левин Б., Кац Д. и др. (2001) Тест на поиск следов: исследование пациентов с очаговыми поражениями. Психологическая оценка 13: 230–239.
  78. 78. Reiten RM (1955) Связь теста на построение следов с органическими повреждениями головного мозга.Журнал консалтинговой психологии 19: 393–394.
  79. 79. Бьюкенен Р.В., Штраус М.Э., Киркпатрик Б., Гольштейн С. и др. (1994) Нейропсихологические нарушения при дефицитных и недефицитных формах шизофрении. Архив общей психиатрии 51: 804–811.
  80. 80. Саакян Б.Дж., Оуэн А.М. (1992) Компьютеризированная оценка в нейропсихиатрии с использованием CANTAB: дискуссионный документ. Журнал Королевского медицинского общества 85: 399–402.
  81. 81. Hare RD (1991) Пересмотренный контрольный список психопатии Hare (PCL-R).Торонто, Онтарио: мульти-системы здравоохранения.
  82. 82. Шамай-Цури С.Г., Харари Х., Аарон-Перец Дж., Левковиц Ю. (2010) Роль орбитофронтальной коры в аффективной теории дефицита разума у ​​уголовных преступников с психопатическими наклонностями. Cortex 46: 668–677.
  83. 83. Кауфман Э., Кимонис Э.Р., Дмитриева Дж., Монахан К.С. (2009) Многометодная оценка ювенильной психопатии: сравнение прогностической полезности PCL: YV, YPI и NEO PRI. Психологическая оценка 21: 528.
  84. 84. Лосел Ф., Бендер Д. (2012) Обучение детей социальным навыкам в предотвращении антиобщественного развития и преступности. В: Валлийский Б., Фаррингтон Д.П., редакторы. Оксфордский справочник по предупреждению преступности. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
  85. 85. Кимонис Э. Р., Армстронг К. (2012) Адаптация терапии взаимодействия родителей и детей для лечения серьезных проблем поведения с черствыми и бесчувственными чертами: тематическое исследование. Клинические примеры 11: 234–252.
  86. 86. Хаас С., Вошбуш Д., Пелхам В., Кинг С., Андраде Б. и др.(2011) Ответ на лечение у детей с ХП / СДВГ с черствыми / бесчувственными чертами. Журнал аномальной детской психологии 39: 541–552.
  87. 87. Hawes DJ, Dadds MR (2005) Лечение проблем поведения у детей с черствыми и бесчувственными чертами. Журнал консалтинговой и клинической психологии 73: 737.
  88. 88. Poythress NG, Dembo R, Wareham J, Greenbaum PE (2006) Построить валидность Реестра психопатических черт молодежи (YPI) и устройства для проверки антисоциальных процессов (APSD) с подростками, вовлеченными в правосудие.Уголовное правосудие и поведение 33: 26–55.
  89. 89. Герменс Д.Ф., Скотт Е.М., Уайт Д., Линч М., Лагопулос Дж. И др .. (2013) Частое употребление алкоголя, никотина или каннабиса часто встречается у молодых людей, обращающихся за психиатрической помощью: перекрестное исследование. BMJ Open 3.
  90. 90. Blair RJR, Coles M (2000) Распознавание выражения и поведенческие проблемы в раннем подростковом возрасте. Когнитивное развитие 15: 421–434.
  91. 91. Munoz LC (2009) Черты бездушия и бесстрастия связаны с комбинированным дефицитом распознавания испуганных лиц и поз тела.Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии 48: 554–562.

человек с психопатическими наклонностями смогли подняться по карьерной лестнице в жизни и работе по этой ужасной причине

Это автоматизированный машинный перевод статьи, опубликованной Business Insider на другом языке. Машинный перевод может вызывать ошибки или неточности; мы продолжим работу по улучшению этих переводов.Вы можете найти оригинальную версию здесь .

Психопат. Это слово вызывает дрожь по позвоночнику, не так ли? Это часто ассоциируется с холодными людьми, людьми, которые не принимают социальные правила и из-за этого манипулируют другими по-своему. Если на социальном уровне настолько очевидно, что человек с психопатическими наклонностями может быть опасен для себя и для других , как возможно найти таких людей на столь высоком уровне в иерархии компании? Или как им достичь высших ступеней социальной лестницы?

Новое исследование, опубликованное в Personality and Individual Differences , похоже, нашло ответ на противоречивую ситуацию психопатического человека.

«С одной стороны, они известны тем, что регулярно начинают вредное поведение по отношению к себе и другим», — объясняет один из авторов исследования, Кристофер Дж. Бразил, кандидат терапевтов из Университета Брока. «Такие термины, как« дисфункциональный »или« неадаптивный »часто используются, когда говорят о ком-то с психопатическими чертами, чтобы подразумевать, что с ним что-то не так».

Согласно науке, в этих профессиях больше всего психопатов в мире.

«С другой стороны. Их также описывают как людей, которые часто применяют изощренные схемы обмана, что означает, что они эксплуатируют других для собственной выгоды. с точки зрения эволюции есть преимущества: хорошие эксплуататоры могут получить адаптивные преимущества ».

Следовательно, человек с психопатическими наклонностями на бумаге считается неадаптивным, но в то же время знает, как социально эксплуатировать других, чтобы адаптироваться. .Как это возможно?

Для дальнейшего изучения искусства обмана психопата в исследовании приняли участие 46 добровольцев, все студенты университетов, все мужчины. Тест, который они должны были выполнить, заключался в следующем: они должны были вспомнить что-то вредное, что они причинили или причинили боль другому человеку, не чувствуя угрызения совести по этому поводу . Затем их попросили рассказать историю перед камерой, но притвориться, что они испытывают угрызения совести. Перед записью добровольцам сказали, что их рассказы будут оценены, а тот, кто наберет лучший результат, будет награжден.

6 признаков того, что вы можете встречаться с психопатом, говорит эксперт

Перед записью добровольцы прошли стандартный психопатический тест, который измеряет четыре психопатических личностных качества: межличностные манипуляции, нечувствительность к аффектам, расторможенность и антисоциальное поведение .

После записи исследователи набрали 1060 студентов, ранее не знавших об исследовании, чтобы они посмотрели 46 видео и оценили их в соответствии с честностью, проявленной их рассказчиками.Они не объяснили настоящую причину исследования : им сказали, что они исследуют, как сентиментальные истории могут повлиять на доверие других людей .

Результат? Рассказчики с большей склонностью к психопатии побеждают других рассказчиков.

«Те, у кого больше психопатических черт (а не просто манипуляции, как мы ожидали), могут рассказать свою ложную историю так, чтобы другие считали, что они искренне раскаиваются в других. У них есть лучшая способность обманывать других.Это означает, что им удастся манипулировать другими ».

Но это еще не все: личностные качества самих бомбардиров определили их предрасположенность к обману со стороны мужчин с более сильными психопатическими чертами .

Психопата не вылечить: вот почему.

« В частности, женщины с высоким уровнем эмоциональности (зависимость, сентиментальность, тревога, страх) с большей вероятностью верят мужчинам с высоким уровнем психопатии .Это предполагает, что мужчины-психопаты могут сознательно выбирать женщин с более эмоциональными чертами, чтобы ими манипулировать ».

Полное отсутствие раскаяния, которое помогает им лгать, почти естественное искусство манипулирования и способность выбирать своих жертв: это Ужасные секреты психопатов, которые раскрывает исследование и объясняют, почему они так далеко продвигаются в жизни и на работе.

«В частности, отсутствие раскаяния или изобретательное использование этой эмоции, которую они противоречиво понимают, не чувствуя ее, — вот что помогает психопатам получать прибыль.Но это только одна эмоция. Есть и другие, которые нужно исследовать: нам нужно выяснить, случается ли это с ними с множеством других положительных и отрицательных эмоций, таких как счастье или страх ».

Но учтите: эти результаты не следует принимать за чистую монету.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.