Социальная интеграция личности это: социологический подход к анализу понятия – тема научной статьи по социологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

социологический подход к анализу понятия – тема научной статьи по социологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

может обостриться ситуация с преступностью, другими асоциальными явлениями. Усиление политической протестной активности вряд ли произойдет, по той причине, что протестовать будет некому. В результате подобной ситуации государство получит гигантские провалы в отношении плотности населения на всей территории, а по пограничным регионам это чревато прямой утратой российских земель.

Несмотря на столь нерадужные перспективы, подобная хронология событий в моногородах представляется вполне вероятной. Тем не менее многое будет зависеть от проводимой экономической политики, от ориентированности ключевых политических фигур на внутренние проблемы государства, от мудрости российского руководства в среднесрочной и долговременной перспективе. Каким образом и по какому сценарию, оптимистическому или пессимистическому, будет развиваться ситуация в российских монопрофильных поселениях — покажут ближайшие годы.

Примечания

1 См.: Перезапуск города моторов. Детройт признан банкротом — крупнейшее банкротство в США. URL: http://

удк 316.37

www.gazeta.ru/business/2013/12/04/5782673.shtml (дата обращения: 04.02.2014).

См.: Гусев В. В. Социальное самочувствие молодежи в российском моногороде (на примере г. Вольска Саратовской области) // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Социология. Политология 2013. № 2. С. 3. См.: Таежные россыпи. URL: http://liberea.gerodot.ru/ neoglot/rosgold.htm (дата обращения: 04.02.2014). См.: Гусев В. В. Российские моногорода : проекты будущего или архаичное наследие прошлого // Власть. 2012. № 10. С. 24.

См.: У «Русского вольфрама» нашелся собственник. URL: http://www.kommersant.ru/doc/1159424 (дата обращения: 10.02.2014).

Послание Президента Федеральному Собранию 12 декабря 2013 года. URL: http://www.kremlin.ru/news/19825 (дата обращения: 10.02.2014).

См.: Фурсов А. И. Вперед, к победе! Русский успех в ретроспективе и перспективе. («Коллекция Изборского клуба»). М. : Изборский клуб ; Книжный мир, 2014. С. 88, 246.

АтталиЖ. Краткая история будущего : пер. с фр. СПб. : Питер, 2014. С. 8-9.

См.: Упадок Детройта // Википедия : [сайт]. URL: http:// ru.wikipedia.org/wiki/ (дата обращения: 11.02.2014).

социальная интеграция личности: социологический подход к анализу понятия

Ю. В. селиванова, д. В. Зайцев

Саратовский государственный университет E-mail: [email protected], [email protected]

в статье с позиций социологического подхода проводится анализ понятия «социальная интеграция личности». осуществляется исторический обзор развития данного термина, раскрывается его трактовка с точки зрения разных авторов. Социальная интеграция рассматривается как процесс системного включения индивида в социокультурные отношения посредством организации совместной интерперсональной деятельности с целью удовлетворения комплекса потребностей.

Ключевые слова: социальная интеграция личности, социализация, принадлежность индивида к социальной группе, совместная деятельность, социально-интеграционные процессы, инклюзия.

social Integration of the Personality: sociological Approach to Analysis of the Concept

Yu. V. selivanova, D. V. Zaytsev

The article examines the sociological approach to the analysis of the concept of the personality’s social integration. The development of this term from the historical perspective and its treatment by different authors are investigated. Social integration is regarded as the process

of systematic inclusion of the individual into social and cultural relations by means of interpersonal collaboration activities with the aim of satisfying the complex of needs.

Key words: social integration of personality, socialization, identity indie kind of a social group, joint activities, social integration processes, inclusion.

Каждая наука оперирует совокупностью категорий, понятий, которые отражают ее сущностные характеристики, содержательную направленность, а также являются междисциплинарными с учетом многоаспектности, вариативности и контекстуальности социального знания. Именно точность определения категорий, понятий способствует развитию методологии научных исследований, повышению степени достоверности их результатов.

Одним из понятий, социологическая трактовка которого отличается разнообразием мнений, наличием множества подходов, является «социальная интеграция личности». Данное понятие выступает одним из важных в контексте социального развития, социологического познания социальной реальности. Интеграция имма-

2

3

4

5

6

7

8

9

© Селиванова Ю. В., Зайцев Д. В., 2014

Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Социология. Политология. 2014. Т. 14, вып. 2

нентно присутствует в целевых установках как отдельных личностей, так и целых социальных групп, сообществ. Это определяется ее значимостью для успешной жизнедеятельности индивидов в терминальной и инструментальной перспективе.

Известно, что в социологии категория «интеграция» заимствована из таких наук, как математика, биология, физика. Интеграцию можно рассматривать и как состояние связанности отдельных дифференцированных частей в целое, и как процесс, ведущий к такому состоянию. Надо отметить, что интеграции сама по себе носит комплексный, междисциплинарный характер и поэтому является общим предметным полем различных наук: философии, социологии, педагогики, психологии, медицины, культурологии.

Процесс социальной интеграции личности исследовался классиками социологии и современными учеными. Проблема социальной интеграции традиционно рассматривалась на со-циетальном и интерперсональном уровнях. Это обусловлено значимостью объединения, консолидации людей для оптимального достижения их личных и общих целей. Методологические подходы и теоретические предпосылки к пониманию интеграционных аспектов социального пространства, анализу социального порядка, социальной интеграции заложены, прежде всего, в фундаментальных классических работах Ф. Армстронга, П. Бурдье, Э. Гидденса, Б. Малиновского, Т. Парсонса, П. Сорокина, Ф. Тенниса. Развернутый анализ проблем социальной интеграции представлен в аспекте глобализации как макроинтеграционного процесса в трудах У. Бека, И. Валлерстайна, В. Мура, Н. Лумана, Г. Терборна, М. Уотерса. Среди отечественных ученых здесь следует назвать Д. Иванова, М. Лебедеву, Н. Покровского, С. Татунц, М. Халикова.

Несмотря на явный интерес ученых к проблеме социальной интеграции, ее социологическая интерпретация требует продолжения изучения в плане теоретико-методологического оформления понятия, что, в свою очередь, и обусловливает актуальность представленного исследования.

Понятие «социальная интеграция» (от лат. integratio — соединение) характеризует процесс объединения частей в целое1. Взгляды ученых на механизмы интеграции социальных систем претерпели определенную трансформацию. Наличие интеграции социальной системы на базе общих для всех ее членов ценностей и норм было установлено М. Вебером, Э. Дюркгеймом, В. Парето, Р. Парком2. Представители функци-оналистской антропологии — Б. Малиновский, К. Клакхон, А. Радклифф-Браун — довели идею социальной интеграции до представления о полной интеграции общества3. Однако в данном случае нам представляется затруднительным дать ответ на вопрос о том, что выступает объ-

единяющим социальные системы — само общество, или что-то иное.

Э. Гидденс в своей социологической теории трактует интеграцию как упорядоченное взаимодействие между индивидами, социальными группами, построенное на отношениях автономии и зависимости между его участниками4. У П. Сорокина сходство индивидов становится фундаментом социально-интеграционных процессов. При этом крайне важна степень данного сходства и его специфика, характерные черты5. Общепринятым, в том числе и на повседневном уровне, является мнение, высказанное П. Бур-дье, — «нет ничего более универсального и объединяющего, чем трудности, которые необходимо преодолевать индивидам»6.

С точки зрения Д. Торнера, с учетом наличия полиморфизма дифференцированных социальных единиц, можно говорить об имманентности проблем интеграции процессу диф-ференциации7. Ее усиление «сопровождается усовершенствованием процесса интеграции»8, что позитивно сказывается на целостности всей социокультурной системы. В этом проявляется цикличность социальных процессов, соотносимых с цикличностью процессов мироздания.

В данном контексте заслуживает внимания социологический подход Т. Парсонса, отмечавшего наличие нормативной и ценностной интеграции и актуализировавшего важную роль социализации в процессе «включения» индивида в общество — в более широкие формы социального интеракционирования9. При этом важными становятся способность людей к координации своих усилий, символической унификации и трансформации деструктивных конфликтов в конструктивные (в риторике Л. Козера). Конфликты выступают фундаментом социального развития, в ряде случаев — его целью и итогом. Однако любое рассогласование интересов сменяется консенсусом, который знаменует часто начало нового этапа развития индивида, группы или сообщества.

Соответственно, с учетом социальности всей жизнедеятельности человека, его имманентного стремления к инклюзии в социум, интеграция является целью, насущной потребностью для каждого индивида. Основу интеграции составляют межличностные интеракции непосредственного и дистанционного формата. В любом случае объединяющим условием выступает совместная деятельность, в рамках которой происходят установление доверия, взаимная симпатия, принятие. Следовательно, чем выше степень данных процессов, степень выраженности данных состояний, тем выше оказывается степень социальной интеграции, и в таком случае, можно говорить об ее успешности.

По мнению Т. Парсонса, в основе всего этого лежит процесс интернализации культуры того общества, где родился индивид, который «вби-

42

Научный отдел

рает» в себя общие ценности (аксиологические паттерны) в процессе общения со «значимыми другими», или, по П. Бергеру и Т. Лукману, перенимает их от «другого»10. В результате происходит изменение содержательных характеристик ментальности и как итог — формирование социально-интеграционного сознания, социально-интеграционной направленности личности.

Интеракция лицом-к-лицу, как указывает Р. Бернс, способствует конструированию совокупности представлений человека о самом себе11, осознанию своих собственных физических, интеллектуальных и иных качеств, формированию самооценки, а также субъективного восприятия внешних факторов. Соответственно, социальная среда, группа, общество в целом с позиций интеракционизма (Г. Блумер, Э. Гоффман, Г. Келли, Дж. Г. Мид) являются определяющими факторами специфики процесса социализации индивида. Поэтому можно говорить, что в ходе реализации определенного рода социальных отношений, воздействий, как целенаправленного, так и стихийного характера, из индивида как биотипа формируется социотип12.

В связи с вышесказанным социальная политика государства должна быть направлена на создание социально-интеграционных условий, сред, развитие культуры эффективного социального включения в различные группы общества, интериоризации (принятия) иных культур, развитие способности к установлению продуктивных практик межличностного взаимодействия на основе «освоенных ранее социальных ролей… и социального статуса, связанного с определенными правами и обязанностями»13.

Результаты проведенного теоретического анализа позволяют в качестве приоритетных условий и факторов социально-интеграционных процессов рассматривать ценности большинства, интерперсональные связи, зависимости, практики, консенсус взаимодействия14. При этом «высота» уровня социальной интеграции, с позиций дюркгеймовой теории солидарности, определяется наличием и степенью выраженности чувства принадлежности индивида к социальной группе на основании совместно разделяемых норм, взглядов, ценностей, убеждений, представлений15.

Можно сказать, что социальное объединение осуществляется всегда для достижения определенной цели. В случае социально-интеграционной инициативы личности для удовлетворения конкретной (одной) потребности совместная деятельность будет необходимой, так как только она сможет обеспечить устойчивость результата. Если личность одномоментно достигла своей цели (удовлетворила потребность) и «вышла» из межличностного взаимодействия, то это нельзя назвать интеграцией. Именно совместную деятельность и следует считать основой социальной интеграции и ее детерминирующей харак-

теристикой. Однако фундирование социальной интеграции только элементами культурного порядка не является достаточным, что обусловлено полиморфизмом как конкретных людей, так и социальных групп, общностей.

В связи с этим нами предлагается определение понятия социальной интеграции как процесса системного включения индивида в социокультурные отношения посредством организации совместной интерперсональной деятельности с целью удовлетворения комплекса потребно-стей16.

В рамках данного включения, деятельности возможно формирование объединяющих интересов, важных ценностей, которые в будущем могут составить фундамент социально-интеграционных процессов. В процессуальном контексте последовательность и успешность интеграции индивида определяются множеством факторов, на них влияют, в частности: онтогенетический потенциал личности; собственная активность индивида; семья; среда неформального общения; место жительства, географическое расположение региона; социокультурное воздействие; экономические факторы.

Социально-интеграционный процесс по своей содержательно-структурной сущности изначально бинарен. Это проявляется во взаимных усилиях части и целого, общества и личности к объединению, что может быть взаимовыгодным. Общество в идеале должно создавать условия для успешной интеграции человека, который, в свою очередь, обязан предпринять шаги к максимально эффективному «встраиванию», интрузии в социокультурные отношения. Данный процесс может осуществляться с учетом принципов социальной сплоченности, подробно рассмотренных в трудах М. Алешиной и В. Антоновой17. Реализация этих принципов и предопределяет успех интеграционных механизмов, эффективность процесса включения человека в общество, а также процесс и результат предоставления индивиду прав, реальных возможностей участия в различных (в том числе доступных) видах и формах социокультурной жизни.

Таким образом, социальная интеграция представляет собой процесс включения индивида в различные социальные группы и отношения посредством организации совместной деятельности (вначале — игровой, затем — образовательной, трудовой, досуговой и т. д.). С позиции индивида данное стремление изначально имманентно (внутренне присуще каждому индивиду). Отношения системности наблюдаются в процессе социальной интеграции вследствие взаимовлияния составляющих ее компонентов и структур, а также их изменений. Понятие «социальная интеграция личности» отражает совокупность различных взаимодействий человека и социокультурной среды. Поэтапное линейно-концентрическое развертывание процесса со-

Социология

43

Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Социология. Политология. 2014. Т. 14, вып. 2

циальной интеграции, стабильное участие в его реализации различных социальных институтов позволяет рассматривать включение индивида в общество как систему.

Примечания

1 Энциклопедический социологический словарь / под общ. ред. Г. В. Осипова. М. : Изд-во ИСПИ РАН, 1995. С. 233.

2 См., например: Park R. Assimilation // Introduction to the Science of Sociology / ed. by R. Park and E. Burgess. Chicago ; L. : Chicago Univ. Press, 1969. P. 734-739.

3 См.: Седов Л. А. Концепции социальной интеграции // Энциклопедический социологический словарь. С. 318.

4 См.: Гидденс Э. Устроение общества : Очерк теории структурации. М. : Академический проект, 2005. С. 74.

5 См.: Сорокин П. А. Социальная аналитика. Анализ элементов взаимодействия // Теоретическая социология : Антология : в 2 ч. : пер. с англ., фр., нем., ит. / сост. и общ. ред. С. П. Баньковской. М. : Книжный дом «Университет», 2002. Ч. 2. С. 144.

6 Бурдье П. Опыт рефлексивной социологии // Там же. С. 374.

7 См.: Тернер Д. Аналитическое теоретизирование. Процессы интеграции // Там же. С. 237.

8 Ярская-Смирнова Е. Р. Социокультурный анализ нетипичности. Саратов: Изд-во СГТУ, 1997. С. 120.

9 См.: Парсонс Т. Система современных обществ / пер. с

удк 316.4

англ. Л. А. Седова, А. Д. Ковалева ; под ред. М. С. Ковалевой. М. : Аспект Пресс, 1998. С. 15-17.

10 См.: Парсонс Т. Функциональная теория измерения // Американская социологическая мысль / под ред. В. И. Добренькова. М. : Изд-во МУБиУ, 1996. С. 474-476 ; Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М. : Медиум, 1995.

11 См.: Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание : пер. с англ. М. : Прогресс, 1986. С. 45.

12 См.: ЗиммельГ. Социальная дифференциация // Тексты по истории социологии Х1Х-ХХ вв. М. : Наука, 1994. С. 339.

13 См.: Бергер П., Лукман Т. Указ. соч. С. 109.

14 См.: Аберкромби Н., Хил С., Тернер Б. С. Социологический словарь / пер. с англ. под ред. С. А. Ерофеева. Казань : Изд-во Казан. ун-та, 1997. С. 108 ; Giddens A. Central problems in social theory : Action, structure and contradiction in social analysis. L. : Macmillan Press, 1979. Р. 77.

15 См.: Дюркгейм Э. Самоубийство. М. : Мысль, 1994.

16 См.: Зайцев Д. В. Социальная интеграция детей с инвалидностью. Саратов : Научная книга, 2003. С. 31.

17 См.: АлешинаМ. В. Социальная сплоченность : концептуализация понятия и социальные реалии. М. : Изд-во ООО «Вариант», 2013 ; Антонова В. К. Мультикульту-рализм как фактор усиления социальной природы государственной службы в США и Канаде // Управление общественными институтами и процессами в России : вопросы теории и практики. Саратов : Изд-во ПАГС, 2002. С. 185-190.

специфика электорального поведения молодежи в структуре политической культуры общества

Е. В. сайганова

Саратовский государственный университет E-mail: [email protected]

в статье рассматриваются основные причины и факторы избирательной активности и пассивности молодежи в избирательном процессе. Проводится анализ электоральной активности молодежи на базе опроса организаций и социологического исследования. Ключевые слова: процесс выборов, избирательная активность, электоральная пассивность, электоральное поведение молодежи.

specificity of electoral behavior of youth in the structure of political culture of society.

E. V. saiganova

The article discusses the main reasons and factors of electoral activeness and passiveness of the youth in the election process. The research is carried out the analysis of electoral activity of youth, conducted the survey of organizations and sociological research.

Key words: election process, electoral activity, electoral inactivity, electoral behavior of the youth.

Современный этап экономического и социального развития влечет за собой многоплановые изменения ценностных ориентиров всех социальных групп общества, и в частности молодежи. Молодежь как особая социально-демографическая группа в возрасте от 14 до 30 лет1, проходящая стадию социализации, составляет примерно пятую часть населения страны. Это поколение, которое обеспечивает сохранение целостности нашего общества, принимая активное участие в его преобразовании на основе своего инновационного потенциала.

Реализация в общественной жизни молодежи непосредственно зависит от целенаправленной политики государства по обеспечению эффективной деятельности всех ее институтов на данном

© Сайганова Е. В., 2014

Понятие социальной интеграции в психологии

Сущность интеграции и её формы

Определение 1

Интеграция – это процесс движения к целостности человеческого сознания.

На личностном уровне, по мнению Юнга, интеграция представляет собой состояние психики, при котором все части тела действуют в согласии между собой, как единое целое.

Существуют различные определения интеграции, так, например, А.И. Капустин считает, что это процесс воссоединения разрозненных частей в целое.

Если рассматривать интеграцию с точки зрения психологии, то это будет создание внутреннего единства, сплоченности, выражающихся в коллективистской идентификации.

Дискуссионным остается вопрос интеграции в специальной педагогике.

Если говорить о социальной интеграции, то необходимо разграничить понятия абилитации, адаптации, реабилитации, социализации детей с особым развитием.

Под абилитацией понимаются новые возможности, наращивание социального потенциала для того, чтобы личность смогла в данном обществе реализовать себя.

Более известным является понятие реабилитации – возвращение утраченных возможностей. Реабилитация представляет собой систему медико-педагогических мер, которые направлены на то, чтобы ребенка с особым развитием включить в социальную среду и приобщить к общественной жизни, исходя из его психофизических возможностей. Её осуществление происходит медицинскими средствами, направленными на устранение дефектов развития.

Реализация накопленного социального потенциала в данном обществе называется адаптацией – человек приспособился к условиям социальной среды, усвоил и принял цели, нормы поведения, ценности, принятые в обществе.

Замечание 1

Таким образом, интеграция является процессом, в рамках которого сообщество обеспечивает условия для того, чтобы социальный потенциал каждого его члена смог максимально реализоваться.

Готовые работы на аналогичную тему

Задача интеграции может решаться только изнутри сообщества.

Р.П. Дименштейн считает интеграцию взаимной адаптацией индивида и общества друг к другу – в результате этого процесса индивид адаптируется к сообществу и сообщество, чтобы приспособиться к индивиду, делает для этого необходимые шаги.

В.З. Кантор поддерживает эту точку зрения и представляет интеграцию двусторонним процессом, направленным на сближение двух социальных субъектов – инвалидов, стремящихся войти в общество нормально развивающихся людей и этих людей, которые должны создать благоприятные условия для такого включения.

Замечание 2

Значит, собственно интеграцию, абилитацию, адаптацию можно считать этапами единого процесса интеграции.

В развитых станах мира, например, главным средством социальной интеграции является социализации личности, что означает её развитие во взаимодействии и под влиянием окружающей среды.

Выделяется две формы интеграции – социальная и педагогическая. Задача социальной интеграции заключается в адаптации ребенка с отклонениями к общей системе социальных отношений.

Интеграция людей с ограниченными возможностями должна включать:

  • воздействие на личность с отклонениями, как общества, так и социальной среды;
  • участие самого человека в данном процессе;
  • совершенствование самой системы социальных отклонений, которая порой недоступна для людей с ограниченными возможностями здоровья.

Идеи социальной интеграции в Европе и США

Обучать детей с проблемами развития необходимо в соответствии с их умственными потребностями – составить однородную группу по умственным способностям и характеру и каждую такую группу учить сообразно с правилами социальной педагогики.

В 1914 г в Англии был принят закон, устанавливающий типы учреждений, где обучаются дети с нарушением интеллекта, кроме этого в обычных школах появились специальные классы – это стремление усиливается с 1944 г. В Англии утверждается тенденция – не отрывать от нормальной среды умственно ненормальных детей. Новая тенденция в стране наметилась в 60-70-е годы прошлого века, которая заключалась в организации помощи детям, имеющим проблемы в развитии.

Тенденция распространяется на Скандинавские страны и США, где становится господствующей. Речь идет об интеграции, суть которой заключается в объединении нормально развивающихся детей и детей с особым развитием. Цель этой интеграции – наибольший эффект в развитии и социальной адаптации детей с особыми потребностями.

Данная интеграция привела к свертыванию специализированных учреждений и, заслуживает, как говорят специалисты, положительной оценки.

Специалисты США, исследовав эту проблему, пришли к выводу, что решающую роль в социальной адаптации детей с ограниченными возможностями играет возможность их общения с нормальными детьми – результатом этого становится более высокий уровень социальной компетенции. Американские психологи убеждены, что интеграция обеспечивает нормализацию взрослых с дефектами развития и их полное слияние с обычной средой.

Идея социальной интеграции в США на уровне закона была оформлена в 1975 г. В 70-е годы XX века в США для детей с нарушением интеллекта появились диагностические центры, учебно-воспитательные учреждения, где наряду с нормальными детьми обучаются дети с недоразвитием интеллекта. При массовых школах созданы восстановительные кабинеты, где со специалистом несколько часов занимаются дети с интеллектуальной недостаточностью. Однако ряд американских специалистов в этой области разочарованы в идее интегрированного обучения и считают, что это шаг назад в развитии помощи детям с ограниченными возможностями.

Страны Скандинавии шли к интеграции своим путем, который можно назвать «колыбелью интеграции».

Своя история и у Италии, где этот процесс начался в 60-70-е годы XX века и имел цель – достигнуть прогрессивных изменений в психиатрических лечебных учреждениях, отменить социальное обособление и изоляцию неопасных лиц с нарушенной психикой.

В европейских странах складывается своя система воспитания и обучения детей с нарушением интеллекта, принимаются свои принципы организации учебно-воспитательного процесса.

Идеи социальной интеграции в России

В России социальная помощь начиналась с возникновения богаделен – это были специальные учреждения для призрения лиц престарелых, немощных, увечных, по каким-то причинам неспособных к труду.

Содержание богаделен осуществлялось за счет частной милостыни. До конца XVIII века забота о надлежащей организации таких учреждений была очень слабой. Ситуация должна была измениться в результате вышедшего указа Федора Алексеевича в 1682 г. Затем последовал указ Петра I – в 1712 г по всем губерниям должны были быть созданы богадельни для престарелых и увечных.

В петровское время появилось более 20 актов в законодательных документах, которые непосредственно относились к благотворительности.

В 1707 г в Нижнем Новгороде был открыт первый приют для детей-сирот и безнадзорных – открыл его митрополит Иов.

Первые вспомогательные классы и школы открылись в России после революции 1905 г. Первые упоминания об интеграции относятся к 1910 г и прозвучали они на Первом Всероссийском съезде по экспериментальной педагогике, который проходил в Петербурге.

Большие дебаты вызвал вопрос о изолированности детей с особым развитием путем создания вспомогательных школ. Высказывались и такие мнения, что целесообразнее вспомогательные классы создавать при массовых школах. Это была борьба передовой русской общественности за воспитание и обучение детей, имеющих проблемы в развитии. В ходе этой борьбы была выработана программа осуществления общественной помощи, однако эту программу помощи государство не приняло.

Что касается сегодняшнего дня, то в России получили развитие две формы интеграции – интернальная и экстернальная.

Интернальная форма интеграции осуществляется внутри системы специального образования, например, дети с нарушенным интеллектом и ещё дополнительными нарушениями интегрируются в специальные образовательные учреждения и обучаются в отдельных классах.

Экстернальная интеграция предусматривает взаимодействие специального и массового образования.

Замечание 3

Современное специальное образование в России – это сложная и дифференцированная система коррекционных учреждений, медико-психолого-педагогических и реабилитационных центров. Появляются новые типы учреждений, где дети с особыми нуждами получают комплексную помощь и поддержку.

Социальная интеграция — это… Что такое Социальная интеграция?

Социальная интеграция
— состояние и процесс объединения социальных явлений в единое целое, сосуществование различных элементов общества вместе, гармонизация отношений между различными социальными группами, их взаимозависимость; духовное, социально-политическое и экономическое единство общества, проявляющее себя в создании единой для всех людей системы ценностей и идеалов; наличие упорядоченных отношений между индивидами, группами, организациями и т.д.; единство разнообразия; характеристика меры совпадения целей, интересов различных социальных групп, индивидов.

Социология: в 3-ех томах: словарь по книге. — М.: Социологический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова. В. И. Добреньков, А. И. Кравченко. 2003-2004.

  • Социальная дистанция
  • Социальная клоузула

Смотреть что такое «Социальная интеграция» в других словарях:

  • Социальная интеграция — (лат. integratio восстановление, восполнение; лат. integer целый): Принятие индивида другими членами группы. Процесс установления оптимальных связей между относительно самостоятельными малосвязанными между собой социальными объектами… …   Википедия

  • социальная интеграция — Общественный процесс, когда национальное меньшинство адаптируется к основному сообществу и получает права, равные со всеми слоями общества …   Словарь по географии

  • СОЦИАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ И СИСТЕМНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ — (social integration and system integration) различие (Локвуд, 1964) между интеграцией в общество. Социальная интеграция является результатом социализации и соглашения по ценностям, а системная интеграция происходит в результате действия… …   Большой толковый социологический словарь

  • СОЦИАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ — См. интеграция, социальная …   Толковый словарь по психологии

  • СОЦИАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ — (лат. integratio восстановление, восполнение, integer целый) процесс превращения относительно самостоятельных, слабо связанных между собой объектов (индивидов, групп, государств) в единую, целостную систему, характеризующуюся согласованностью и… …   Социология: Энциклопедия

  • СОЦИАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ МОЛОДЕЖИ — – процесс интеграции (включения) молодого поколения в общество посредством включения в общественные отношения и идентификации с ними …   Терминологический ювенологический словарь

  • ИНТЕГРАЦИЯ —         культурная         состояние внутр. целостности культуры и согласованности между разл. ее элементами, а также процесс, рез том к рого является такое взаимосогласование. Термин “И.к.”, используемый преимущественно в амер. культурной… …   Энциклопедия культурологии

  • Интеграция культурная — состояние внутр. целостности культуры и согласованности между разл. ее элементами, а также процесс, рез том к рого является такое взаимосогласование. Термин “И.к.”, используемый преимущественно в амер. культурной антропологии, во многом… …   Энциклопедия культурологии

  • Интеграция — Интеграция: В Викисловаре есть статья «интеграция» Интеграция  сплочение, объединение политических, экономических, го …   Википедия

  • социальная структура —         СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА устойчивые формы взаимосвязи между элементами социальной системы общества, обусловленные разделением труда, отношением классов и социальных групп, наличием институтов, основой социального порядка. Нет единого… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

Понятие «Интеграция» с точки зрения структурного функционализма

В силу своего комплексного, мультидисциплинарного характера проблема интеграции в общество различных социальных групп является общим предметным полем различных наук.

Рассмотрим интерпретацию понятия «интеграция» в различных науках, таких как: философия, педагогика, культурология, социология.

В философских науках преобладало понимание интеграции как качественной характеристики макросистем (обществ, культур, цивилизаций). Культуры (или «цивилизации») рассматривались как замкнутые, тотально интегрированные органические единицы, характеризующиеся внутренней согласованностью составляющих их элементов, естественным внутренним равновесием, воплощающие в себе некие общие принципы, единые «культурные конфигурации», специфические «национальные идеи» или «коллективный дух»[4, с. 148-149].

В педагогических науках под «интеграцией» понимается «вариант индивидуальной работы с клиентом в социально-педагогической деятельности, подразумевающий создание социумом условий, в которых индивидуальные особенности клиента могут максимально развиться и проявиться через подключение социальных ресурсов, например практика «работы со случаем» (case management)»[7, с. 262].

Среди определений «интеграции» стоит отметить культурологическую интерпретацию этого понятия, под которым понимается «одно из основных понятий системного подхода к изучению социокультурной реальности; выражает наличие согласованности и взаимозависимости между элементами системы, обеспечивающее внутреннее единство системы, ее сохранение, гармоничное функционирование, устойчивость и стабильность. В зависимости оттого, какая система рассматривается (социальная, культурная и т.д.), используются термины «культурная интеграция», «социальная интеграция», «социокультурная интеграция» [4, с. 148-149].

По мнению И. Валлерстайна «Интеграция является культурологическим понятием. Иными словами, предполагается существование неких культурных норм, которые человеку надлежит принять». И. Валлерстайн считает, что в целом, люди, которые хотят интегрироваться в определенную систему (общество), должны это сделать при помощи восприятия и принятия норм и правил данного общества. При этом они выступают в качестве мигрантов, по отношению к обществу. И. Валлерстайн рассматривает «интеграцию» применительно к проблемам миграции, в рамках понятия гражданин. По мнению И. Валлерстайна «мигранты — это «люди, не принадлежащие к каким-либо группам, но стремящиеся войти в них или же вовлекаемые в них тем или иным способом» [1, с. 144,151].

Энциклопедия по культурологии XX века дает следующее определение культурной интеграции: «состояние внутренней целостности культуры и согласованности между различными ее элементами, а также процесс, результатом которого является такое взаимосогласование. Культурная интеграция интерпретируется разными исследователями по-разному: как логическая, эмоциональная или эстетическая согласованность между культурными значениями; как соответствие между культурными нормами и реальным поведением носителей культуры; как функциональная взаимозависимость между различными элементами культуры (обычаями, институтами, культурными практиками и т.п. [5, C. 251].

В современной западной социологии под социальной концепцией интеграции понимаются различные теоретические построения в социологии, относящиеся главным образом к теории систем [8, с. 119].

Понятие «интеграция» было введено впервые английским учёным Г. Спенсером, представителем эволюционизма в социологии, согласно которому развитие общества приравнивается к развитию живых организмов.

По нашему мнению, наиболее интересна точки зрения представителей структурного функционализма на понятие «интеграция». Под структурным функционализмом понимается научный подход, основывающийся на рассмотрении общества как системы — внутренне дифференцированной и упорядоченной целостности, части которой – структурные элементы, вносящие вклад в поддержание системы, в ее воспроизводство[3, с. 6]. Представителями этого направления являются: Т. Парсонс, Э. Дюргейм и др. Рассмотрим основные положения их теорий в отношении интеграции.

В контексте социальных изменений и эволюции Т. Парсонс «сначала говорит о дифференциации как процессе, сосредоточенном на функции целедостижения, потом, на вполне очевидном этапе, разговор идет уже об интеграции, но здесь он специально останавливаемся на том, что в парадигме называется «включением», повышающим приспособляемость как центральную адаптивную характеристику, и «генерализацией ценностей», той особой моделью изменения, которое необходимо для данной системы, чтобы завершить такую фазу, если рассчитывать на ее будущую жизнеспособность [6, с. 238].

С точки зрения Т. Парсонса «интеграция в общество его членов подразумевает наличие зоны взаимопроникновения между социальной и личностной системами. Однако отношение здесь в основном трехстороннее, поскольку части культурной системы, так же как и части социальной структуры, интернализованы в личностях, но в то же время части культурной системы институционализированы в обществе» [6, с. 21].

Исходя из структуры социальной системы, и ее независимых переменных, можно отметить что: «нормы, основная функция которых — интегрировать социальные системы, конкретны и специализированы применительно к отдельным социальным функциям и типам социальных ситуаций. Они не только включают элементы ценностной системы, конкретизированные применительно к соответствующим уровням в структуре социальной системы, но и содержат конкретные способы ориентации для действия в функциональных и ситуационных условиях, специфичных для определенных коллективов и ролей.

Согласно, Т. Парсонсу, основная функция интегративной подсистемы (социетального сообщества) состоит в том, чтобы определять обязательства, вытекающие из лояльности по отношению к социетальному коллективу, как для его членов в целом, так и для различных категорий дифференцированных статусов и ролей внутри общества.

Т. Парсонс отмечает, что «первичная интегративная проблема любой системы действия состоит в координации составляющих ее элементов, прежде всего человеческих индивидов, хотя в определенных целях в качестве субъектов действия, можно рассматривать и коллективы. Интегративная функция приписывается здесь преимущественно социальной системе.

Исходя из этого, одной из значительных проблем интеграции, стоящих перед социетальным сообществом, по мнению Парсонса является проблема регулирования лояльностей его членов по отношению к нему самому и к другим различным коллективам.

Развитие массового высшего образования (это столь заметное и в известной степени взрывоопасное явление нашего времени) предположительно можно считать ответом на социетальную потребность в достаточно большом числе личностей, обладающих многообразными формами инструментальной компетентности и личностной интеграцией на эмоциональном уровне и потому способных справиться с этой сложностью. Новые способы включения индивидов и подгрупп в разные формы социальной солидарности составляют проблематику стабильности и других аспектов интеграции в современных обществах [6, с. 18; 25; 15; 248].

Таким образом, Т. Парсонс основной функцией социетального сообщества он выделял интеграцию.

Французский социолог Э. Дюркгейм под «социальной интеграцией» понимал: «сильное чувство состояния зависимости, в котором находится индивид от общества; он приучается оценивать себя согласно истинной ценности, т.е. рассматривать себя только как часть целого, как орган организма» В свою очередь общество «приучается смотреть на составляющих его членов не как на вещи, на которые оно имеет право, но как на сотрудников, без которых оно не может обойтись и по отношению к которым у него есть обязанности». «Истинная функция разделение труда — создавать между двумя или несколькими личностями чувство солидарности. Каким бы способом ни получался этот результат, именно солидарность порождает эти общества друзей и она их отмечает своею печатью». Таким образом, можно сделать вывод, по мнению Э. Дюркгейма солидарность и «интеграция» понятия идентичные.

При рассмотрении коллективных представлений, Э. Дюркгейм отмечает, что «коллективные представления выражают способ, которым группа осмысливает себя в своих отношениях с объектами, которые на нее влияют. Чтобы понять, каким образом общество представляет себе самого себя и окружающий его мир, необходимо рассматривать сущность не отдельных индивидов, а общества. Символы, в которых оно осмысливает себя, меняются в зависимости от того, что оно собой представляет». «Всякая физическая среда оказывает принуждение в отношении существ, испытывающих ее воздействие, так как они вынуждены в определенной мере к ней адаптироваться. Э. Дюркгейм утверждает, что «социальное принуждения состоит в том, что оно обусловлено не жесткостью определенных молекулярных устройств, а престижем, которым наделены некоторые представления. Правда, приобретенные или унаследованные привычки в некоторых отношениях, обладают тем же свойством что и физические факторы. Они господствуют над нами навязывают нам верования или обычаи. Но они, господствуют над нами изнутри, так как целиком заключены в каждом из нас. Социальные же верования и обычаи, наоборот, действуют на нас извне; поэтому влияние, оказываемое теми и другими весьма различно. Социальноe принуждение заключает в себе то, что коллективные способы действия или мышления существуют реально вне индивидов, которые постоянно к ним приспосабливаются. Это вещи, обладающие своим собственным существованием. Индивид находит их совершенно готовыми и не может сделать так, чтобы их не было или чтобы они были иными, чем они являются. Он вынужден, поэтому учитывать их существование, и ему трудно изменить их, потому что в различной степени они связаны с материальным и моральным превосходст­вом общества над его членами» [2, с. 58; 215;399-400; 404-405].

Э. Дюркгейм выделяет также и другие факты оказывающие влияние на индивида – это «социальные течения», которые можно охарактеризовать как «возникающие в многолюдных собраниях великие движения энтузиазма, негодования, сострадания не зарождаются ни в каком отдельном сознании. Таким образом, мы являемся жертвами иллюзии, заставляющей нас верить в то, что мы сами создали то, что навязано нам извне. Если с течением времени это принуждение и перестает ощущаться, то только потому, что оно постепенно рождает привычки, внутренние склонности, которые делают его бесполезным, но заменяют его, лишь вследствие того, что сами из него вытекают».

«К социальным фактам принадлежат верования, стремления, обычаи группы, взятой коллективно. Каждый социальный факт распространяется подражанием, он имеет тенденцию к распространению, это потому, что он социален, т.е. обязателен».

«В силу этого принципа общество — не простая сумма индивидов, но система, образованная их ассоциацией и представляющая собой реальность sui generis, наделенную своими особыми свойствами. Конечно, коллективная жизнь предполагает существование индивидуальных сознаний, но этого необходимого условия недостаточно. Нужно еще, чтобы эти сознания были ассоциированы, скомбинированы, причем скомбинированы определенным образом. Именно из этой комбинации проистекает социальная жизнь, а потому эта комбинация и объясняет ее [2, с. 414-415; 418-419;493]».

Таким образом, Э. Дюркгейм, дал свою интерпретацию понятию «интеграция» в которой отметил что она имеет принудительный характер для личности, однако отметил что общество в свою очередь, обязано учитывать и интересы индивида, поскольку несет перед ним определенные обязанности. Далее Э. Дюркгейм, выделил и проанализировал факты, которые «принуждают» индивида действовать в интересах общества, поскольку является его частью, к которым отнес: коллективные представления, социальные течения, верования, стремления, обычаи группы. Можно сделать предположение, что согласно Э. Дюркгейму, понятие «социальная интеграция» строится на культурных составляющих.

Рассмотрев сущность процесса «интеграции» в понимании представителей структурного функционализма, мы получили развернутое представление строения общества, а также рассмотрели роль интеграции в развитии общества.

Литература:

  1. Валлерстайн Иммануэль. Конец знакомого мира: Социология XXI века/Пер с англ. под ред. В.Л. Иноземцева. — М.: Логос, 2003. – 368 с.

  2. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии / Пер. с фр. и послесловие А.Б. Гофмана. – М.: Наука, 1990. – 575 с.

  3. Иванов, Д.В. Парадигмы в социологии: учеб. пособие. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2005. – 72 с.

  4. Культурология. XX век. Словарь. Санкт-Петербург. Университетская книга, 1997. 640 с.

  5. Культурология. XX век. Энциклопедия. Т.1. — СПб.: Университетская книга; 000 «Алетейя», 1998. – 446 с.

  6. Парсонс Т. Система современных обществ/Пер, с англ. Л.А. Седова и А.Д. Ковалева. Под ред. М.С. Ковалевой. — М.: Аспект Пресс, 1998.- 270 с.

  7. Педагогический словарь : учеб. пособие для студ. высш. П24 учеб. заведений / [В.И.Загвязинский, А.Ф.Закирова, Т. А. Строкова и др.] ; под ред. В. И. Загвязинского, А. Ф. Закировой. М. : Издательский центр «Академия», 2008. 352 с.

  8. Современная западная социология: Словарь. М.: Политиздат, 1990. 432 с.

Основные термины (генерируются автоматически): общество, интеграция, культурная интеграция, основная функция, социальная интеграция, социальная система, структурный функционализм, культурная система, обычай группы, социальное принуждение.

Фишман Л.С. Асоциализация несовершеннолетних потребителей ПАВ и их ресоциализация

Фишман Л.С. Асоциализация несовершеннолетних потребителей ПАВ и их ресоциализация

Социализация – это интеграция человека в систему социальных отношений, в различные типы социальных общностей.

Социализация рассматривается как усвоение элементов культуры, социальных норм и ценностей, на основе которых формируются качества личности.

Усвоение социального опыта всегда субъективно.

Одни и те же социальные ситуации по-разному воспринимаются и по-разному переживаются различными личностями.

А потому они оставляют неодинаковый след в психике, в душе, в личности различных людей.

Социальный опыт, который выносится разными людьми из объективно одинаковых ситуаций, может быть существенно различным.
С.И. Гессен в своей работе «Основы педагогики» писал:

«Давление внешней среды должно соответствовать внутренней силе сопротивления растущей личности ребенка. Центростремительная сила в человеке должна всегда превышать центробежные силы внешней культуры, но и непрерывно ощущать их возрастающий напор»

Процесс социализации существенным образом зависит от общепринятых норм в обществе, которые регулируют требования, предъявляемые обществом человеку, и обеспечивают его адекватное включение в социальную деятельность.

В процессе социализации решаются две группы задач: социальной адаптации и социальной автономизации личности. Решение этих задач, по сути противоречивых и в то же время диалектически единых, существенно зависит от многих внешних и внутренних факторов.

Понятие «социализация» сводится к усвоению личностью социальных норм, ценностей, ролей, одобряемых обществом и направленных на его стабилизацию и нормальное функционирование.

 «Асоциализация» означает процесс усвоения личностью антиобщественных, антисоциальных норм, ценностей, негативных ролей, установок, стереотипов поведения, которые объективно приводят к деформации общественных связей, к дестабилизации общества.

Следует отметить ещё два термина:

«десоциализация» и «отставание в социализации».

Десоциализация — на определенной стадии нормальной социализации личности происходит ее некоторая деформация под влиянием отрицательной микросреды.

У личности происходит разрушение прежних позитивных норм и ценностей, взамен появляются новые антиобщественные нормы и образцы поведения.

Таким образом, термин «десоциализация» близок по содержанию понятию «асоциализация», однако отражает несколько иную грань этого процесса в общественном контексте.

Отставание в социализации означает несвоевременное, с опозданием усвоение личностью тех позитивных норм, образцов поведения, которые предписываются обществом для каждого этапа социализации.

Этот термин кажется далеким по смыслу от понятия «асоциализации», но тем не менее он связан с ним.

Отставание в социализации, не будучи антиобщественным, все же может со временем привести (и часто приводит) к усвоению личностью негативных норм или к бездумному подчинению такой отставшей в социализации личности воле других антиобщественных элементов.

 

Асоциализация личности происходит в те же хронологические периоды (детство, отрочество, юность), что и социализация, в то время как десоциализация может осуществляться и в зрелом возрасте.

Социально-психологический механизм асоциализации (десоциализации) личности на раннем этапе проявляется в подражании более старшим или взрослым, ведущим асоциальный образ жизни, и перенятия у них негативных образцов поведения определенной субкультуры.

При этом основным мотивом выступает желание быть взрослым, получить одобрение в данной отрицательной микросреде.

Факторы социализации – это обстоятельства, которые побуждают человека к активному действию.

Факторов социализации всего три:

 —макрофакторы(космос, планета, страна, общество, государство),

мезофакторы(этнос, тип поселения, СМИ)

микрофакторы(семья, группы сверстников, организации)

 

Причины приобщениянесовершеннолетних к употреблению ПАВ и вовлечение их в асоциальную среду

Обстоятельства, достоверно увеличивающие шансы индивида стать потребителем наркотиков, называются факторами риска употребления ПАВ.

Обстоятельства, достоверно снижающие шансы индивида стать потребителем ПАВ, называются факторами защиты – протективными факторами.

 Все они могут быть сгруппированы в три категории:

 — история жизни, происхождение;

 — социальные факторы;

 — личностные факторы.

Взаимодействие этих факторов и их взаимное влияние на человека приводит к аддиктивному поведению, либо препятствует его формированию. История жизни, происхождение

  • Демографические факторы (возраст, социальная принадлежность, вероисповедание).
  • Биологические факторы
  • Окружающая среда (культурные традиции, доступность наркотиков)

Социальные факторы

  • Школьные факторы (академическая успеваемость, сплоченность учащихся, школьная атмосфера).
  • Семейные факторы (структура семьи, семейные традиции, стиль общения, дисциплина, родительский контроль, отношение семьи к приему наркотиков, употребление наркотиков родителями).
  • Влияние масс медиа (реклама табака и алкоголя, показ ролевых моделей наркоманов).
  • Влияние сверстников (употребление наркотиков, установки сверстников в отношении приема наркотиков).

Личностные факторы

  • Знания, представления, ожидания (знания об отрицательных последствиях приема наркотиков, распространенности приема наркотиков, представления о злоупотреблении наркотиками, нормы/ожидания в отношении употребления наркотиков).
  • Личные умения/навыки (умение принимать решение, разрешать проблемы, умение управлять своими эмоциями, контролировать поведение, умение разрешать конфликты, ставить и достигать цели).
  • Социальные навыки (умение общаться, умение отстаивать свою позицию, умение отказать, умение оказывать поддержку, принимать помощь).
  • Психологические факторы (самооценка, понимание себя, представление о своих перспективах в жизни).

Факторами защиты от риска употребления психоактивных веществ могут быть:

  • благополучное социальное окружение;
  • наличие семьи, семейная стабильность и сплоченность, воспитание и теплые, близкие отношения с членами семьи;
  • достаточный уровень жизни, доступность служб социальной помощи;
  • устойчивость к стрессу, физическое и психическое благополучие;
  • высокая самооценка, развитые навыки самостоятельного решения проблем, поиска и принятия социальной поддержки, устойчивость к давлению сверстников, умение контролировать свое поведение;
  • вовлеченность в общественную жизнь.

 

Социальная адаптация необходима как здоровым, так и больным людям.

Без снятия эмоциональной напряженности (реабилитации) невозможна социальная адаптация. В данном случае важны не только восстановление социальных функций, но и нормализация психических состояний.

В социальной реабилитации нуждаются лица, испытывающие потребность не только в социальной помощи, но и в психотерапии, психокоррекции .

Что это — социальная интеграция? Значение

Термин «интеграция» перешел в социальные науки из других дисциплин – биологии, физики и пр. Под ней понимают состояние связанности дифференцированных элементов в целое, а также ход объединения этих компонентов. Рассмотрим далее процесс социальной интеграции.

Общие сведения

Термину «социальная интеграция» в современной литературе уделяется не так много внимания. В источниках отсутствует четкий понятийный аппарат. Однако некоторые общие характеристики категории выделить можно. Социальная интеграция – это объединение в целое, совместное сосуществование элементов системы, ранее разрозненных, на основе их взаимной дополняемости и зависимости. Анализируя энциклопедические данные, можно определить понятие как:

  1. Степень, в которой индивид чувствует принадлежность к группе либо коллективу на основе разделяемых с объединением убеждений, ценностей, норм.
  2. Соединение в одно целое элементов и частей.
  3. Степень, в которой функции отдельных институтов и подсистем становятся взаимодополняющими, а не противоречащими друг другу.
  4. Наличие специальных учреждений, поддерживающих координированную деятельность прочих подсистем.

В рамках позитивистской социологии были впервые актуализированы принципы функционального подхода к интеграции. По Конту, кооперация, которая базируется на разделении труда, обеспечивает поддержание гармонии и установление «всеобщего» согласия. Спенсер выделял два состояния. Он говорил, что существует дифференциация и интеграция. Социальное развитие по Дюркгейму рассматривалось в рамках двух структур: с механической и органической солидарностью. Под последней ученый понимал сплоченность коллектива, консенсус, установившийся в нем. Солидарность обуславливается либо объясняется дифференциацией. Сплоченность Дюркгейм понимал как условие стабильности, выживания коллектива. В качестве основной функции общественных институтов он видел именно интеграцию.

Феномен суицида

Изучая самоубийства, Дюркгейм осуществлял поиск факторов, которые обеспечивали защиту индивида от изоляции. По результатам исследований он выявил, что количество суицидов прямо пропорционально уровню интеграции тех групп, в которые входит человек. Позиция ученого базируется на представлении, в соответствии с которым поведение людей, направленное на реализацию коллективных интересов, формирует основы сплоченности. Ключевые факторы, на основании которых происходит социальная интеграция, — это, по мнению Дюркгейма, политическая активность и моральное воспитание. Близкую позицию занимал Зиммель. Он сходится с Дюркгеймом в том смысле, что также открыл в институтах и структурах капитализма функциональные эквиваленты простейших связей обычая. Они должны поддерживать единство традиционного коллектива. Зиммелем также рассматривается социально-экономическая интеграция. Он указывает на то, что разделение труда и операции в сфере хозяйствования способствуют укреплению доверия в отношениях между людьми. Соответственно, это обеспечивает более успешную интеграцию.

Т. Парсонс

Он считал, что социальная адаптация и интеграция – явления, имеющие тесную связь. Парсонс утверждал, что становление и поддержание взаимоотношений и взаимодействий является одним из функциональных условий равновесия в коллективе наряду с достижением целей и сохранением ценностей. Для исследователя социальная адаптация и интеграция обеспечивают солидарность индивидов, необходимую степень их лояльности по отношению друг к другу и к структуре в целом. Стремление к объединению людей считается фундаментальным свойством, функциональным императивом социетального коллектива. Он, выступая как ядро общества, обеспечивает разные порядки и степени внутренней интеграции. Такой порядок, с одной стороны, требует определенной и ясной солидарности в последовательности нормативной модели, а с другой, — социетальной «координированности» и «гармонии». Таким образом, интеграция социальной деятельности обладает компенсаторным характером. Она способствует восстановлению равновесия после прошедших возмущений и гарантирует воспроизводство и непрерывность коллективного существования.

Интернационализация

Она, по мнению Парсона, является основой для социальной интеграции. Общество формирует определенные коллективные ценности. Их «вбирает» в себя индивид, родившийся в нем, в рамках взаимодействия с другими людьми. Таким образом, интеграция – социально-коммуникативное явление. Следование общезначимым стандартам становится элементом мотивационной структуры человека, его потребностью. Этот феномен достаточно четко описал Дж. Г. Мид. Согласно его представлениям, индивиду необходимо ввести в свое личное сознание общественный процесс в виде принятия установки, действующей для других людей по отношению и к нему, и друг к другу. Затем его поведение направляется в сторону коллективной активности. Из этого следует, что формирование и существование личности реализуются в ходе взаимодействия субъекта с членами конкретной социальной группы, общения, совместных дел.

Специфика взаимодействия

Это явление в целом представлено в виде определенной системы. В ней имеет место тесная функциональная взаимосвязь между центрами отношений. Поведение либо состояние одного незамедлительно отражается на другом. Изменения одного индивида, являющегося на данный момент доминирующим, определяют (зачастую скрыто) корректировки в активности контрагента. Из этого следует, что единство, высокая интеграция социальной группы возможны при формировании между субъектами функциональных связей – отношений взаимодействия.

Мнение Ч. Миллса

Этот американский исследователь изучал порядковые (структурные) проблемы социальной интеграции. В ходе анализа он пришел к важному выводу. Солидарность структур сосредотачивается на объединении мотиваций активистов. Межличностным образом происходит взаимное проникновение действий индивидов под влиянием этических стандартов. В результате происходит социально-культурная интеграция.

Единство индивида и поведения

Этот вопрос рассматривал М. Вебер. Он считал, что индивид выступает в качестве «клеточки» социологии и истории, «простейшим единством», не подлежащим дальнейшему расщеплению и разложению. И. Х. Кули анализировал феномен через исходную целостность общественного сознания и взаимосвязь социума и человека. Как отмечал исследователь, единство сознания заключается не в сходстве, а во взаимном влиянии, организации, причинной связи компонентов.

Свойства

Социальная интеграция, таким образом, выступает как характеристика степени совпадения целей, ценностей, интересов разнообразных объединений и индивидов. Близкими понятиями в разных аспектах выступают согласие, сплоченность, солидарность, партнерство. В качестве естественного варианта ее абсолютизации рассматривается синкретизм. Он предполагает ценность индивида не столько самого по себе, сколько исходя из его принадлежности к тому или иному единству, организации, объединению. Субъект рассматривается как компонент целого. И его ценность определяется по тому вкладу, который он вносит.

Правовой фактор

Он выступает в качестве еще одной предпосылки для интеграции индивида в общество. Концепции правоведения использовали в своих трудах Г. Спенсер, М. Вебер, Т. Парсонс, Г. Гурвич. Все мнения ученых сходятся по сути. Они считают, что право является определенной совокупностью ограничения и мер свободы. Через зафиксированные нормы поведения оно выступает в качестве основы самовоспроизводства связей между индивидами.

Концепция Ю. Хабермаса

В рассуждениях о жизненной структуре и мире в пределах концептуальных стратегий ученый заявляет, что фундаментальным вопросом теории является задача соединения удовлетворительным образом два направления, обозначенные понятиями «жизненный мир» и «структура». По Хабермасу, первая и есть «социальная интеграция». В рамках стратегий описывается еще один немаловажный фактор. Им является коммуникация. Подход к исследованию концентрируется на нескольких элементах. В первую очередь это жизненный мир. Кроме этого, анализируется характер интеграции системы действий посредством нормативно установленного либо достигнутого при коммуникации консенсуса. Теоретики, отталкиваясь от последнего, отождествляют объединение индивидов с жизненным миром.

Мысли Э. Гидденса

Этим ученым интеграция социальной системы рассматривалась не как синоним консенсуса либо сплоченности, а как взаимодействие. Ученый проводит дифференциацию между понятиями. В частности, он разделяет системную и социальную интеграцию. Последняя представляет собой взаимодействие коллективов, составляющих основу объединения индивидов как целого. Социальная интеграция предполагает взаимоотношения между субъектами активности. Гидденс определяет ее как структурность на личном уровне. Социальная интеграция, по его мнению, предполагает временное и пространственное присутствие взаимодействующих агентов.

Исследования Н. Н. Федотовой

Она считает, что любое определение социальной интеграции не будет универсальным. Свою позицию Федотова объясняет тем, что в них учитываются только немногие компоненты, функционирующие в мире. Социальная интеграция, по мнению ученого, представляет собой комплекс феноменов, за счет которых происходит соединение разнородных взаимодействующих звеньев в целое. Она выступает в качестве формы поддержания определенного равновесия и устойчивости в объединениях индивидов. При анализе Федотова выделяет два ключевых подхода. Первый связан с интерпретацией интеграции в соответствии с общими ценностями, второй – на основе взаимозависимости в условиях разделения труда.

Точка зрения В. Д. Зайцева

По мнению ученого, рассмотрение единства целей, убеждений, ценностей, взглядов индивидов как одного из ключевых оснований их интеграции следует считать недостаточно правомерным. Объясняет свою позицию Зайцев следующим. У каждого человека есть собственная система предпочтений, ценностей, взглядов, а интеграция предполагает главным образом совместную активность на базе межличностного взаимодействия. Именно ее, считает Зайцев, нужно рассматривать в качестве определяющего признака.

Выводы

Пространство общественной интеграции, таким образом, способствует становлению коммуникативной модели человека. Оно предоставляет возможность сознательно и бессознательно постигать необходимые, адекватные и продуктивные практики интеракционирования с помощью освоенных раньше ролей. В результате у индивида формируется поведение, ожидаемое коллективом, обусловленное статусом субъекта – его позицией, связанной с конкретными правами, обязанностями и нормами. Социальная интеграция в целом сводится к:

  1. Объединению людей на базе общих ценностей и взаимной зависимости.
  2. Формированию практик взаимодействия и межличностных связей, взаимоадаптации между коллективами и индивидами.

Выше рассмотрено множество концепций. На практике единая теория, с помощью которой можно было бы выявить универсальные основания феномена, отсутствует.

Социальная, образовательная интеграции

Основы наук, изучавшиеся в древности, имели форму целостного знания. Коменский считал, что все, что пребывает во взаимосвязи, должно преподаваться в этом же виде. Вопрос об интеграции в обучении возникает в ситуациях, когда необходимо ввести в школу детей с нарушениями развития. Стоит сказать, что такие случаи нельзя назвать массовыми. Как правило, речь идет о взаимодействии с конкретным ребенком и родителями, в той или другой степени — с учебным заведением, детским садом. Интеграция в социальной работе с детьми, имеющими нарушения, во многом обуславливается уровнем организации психолого-педагогического сопровождения.

Актуальность вопроса

В настоящее время отмечается тенденция к интеграции разных дисциплин. Это обуславливается увеличением объема фактического материала наук, пониманием сложности исследуемых предметов, законов, феноменов, теорий. Все это не может не отражаться и на педагогической практике. Это подтверждается и расширением числа дисциплин, изучаемых в учебных заведениях нового типа. Следствием процессов является повышение внимания к межпредметным взаимодействиям в рамках организационно-методического обеспечения. В учебные планы общеобразовательных школ вводятся различные интегративные по содержанию дисциплины (ОБЖ, обществознание и пр.). Принимая во внимание довольно обширный опыт, сформировавшийся в педагогической сфере, можно говорить о сложившемся подходе, связанном с исследованием и использованием методик в воспитании и обучении для повышения их результативности.

Социально-экономическая интеграция

Она считается высшей ступенью разделения труда на международном уровне. Экономическая интеграция связана с формированием устойчивых и глубоких взаимосвязей объединений государств. Это явление основывается на проведении согласованной политики разными странами. В ходе такой интеграции происходит сращение процессов воспроизводства, активизируется научное сотрудничество, создание тесных торговых, хозяйственных связей. В результате возникают зоны преференций, свободного товарообмена, таможенные союзы, общие рынки. Это приводит к формированию экономического союза и полной интеграции.

Вопросы современности

В настоящее время предметом исследования выступает социально-культурная интеграция. В быстроизменяющихся современных условиях молодые люди вынуждены подстраивать свое поведение под окружающие обстоятельства. В последнее время эта проблема обсуждается в педагогической сфере. Современные реалии заставляют переосмыслить действовавшие долгое время концепции, вести поиск новых ресурсов и возможностей в технологиях и практике. Этот вопрос обостряется во время кризисных периодов. В таких ситуациях социально-культурная интеграция становится важнейшим условием качества жизнедеятельности, средством, обеспечивающим непрерывность индивидуальной биографии, сохранение душевного личностного здоровья в деформируемом социуме.

Определяющие факторы

Острота и масштаб проблемы социокультурной интеграции обуславливаются содержанием реформ, увеличивающейся институциональной отчужденностью людей, обезличенностью индивида в рамках профессиональных отношений. Немаловажное значение имеет и неоптимальное функционирование государственных и гражданских институтов. Неитегрированность людей, спровоцированная содержанием и масштабами преобразований в привычной психологической, культурной, социальной, профессиональной среде, начинает обретать всеохватывающий характер. В результате нарушаются устоявшиеся связи. В частности, теряется профессионально-корпоративная, этнокультурная, духовная общность. Маргинализация больших объединений населения, в том числе, молодых людей, сложности в самореализации и самоидентификации сопровождаются усилением личной неудовлетворенности в ключевых областях жизнедеятельности, ростом напряженности.

Недостатки действующих государственных программ

Мероприятия, которые осуществляются в рамках госполитики, не устраняют полностью возникшие проблемы. Молодежь нуждается в системных мерах. Рассматривая комплекс мероприятия, направленных на создание условий для интеллектуальной, творческой, профессиональной, культурной самореализации индивида, следует отметить недостаточность разработанных проектов. Это, в свою очередь, актуализирует вопрос планирования функционирования соответствующих институтов на базе не только ситуационного подхода. В практику необходимо внедрять и системные методы. Поиск дополнительных резервов нельзя ограничивать кругом профессиональных, досуговых и прочих организаций. Следует пересмотреть приоритеты и функции всех институтов, организацию всей модели их взаимодействия.

Индивидуализация

Она осуществляется через совместную деятельность. Результатом индивидуализации выступает осознание человеком своего творческого, интеллектуального, физического, нравственного отличия от остальных людей. В итоге формируется личность – бесконечное, уникальное существо. Однако в реальности человек всегда находится в рамках. Он ограничен условиями, социокультурной средой, ресурсами (временными, биологическими и пр.).

Нравственный аспект

В качестве одного из важнейших факторов выступает совокупность ценностей индивида. Она является вместе с тем стержнем социума, отражает духовную квинтэссенцию интересов и потребностей личностей и их групп. В зависимости от функций, ценности могут быть объединяющими или дифференцирующими. При этом одна и та же категория может реализовывать разные задачи в тех или иных условиях. Ценности выступают одним из ключевых стимулов социальной деятельности. Они способствуют объединению индивидов, обеспечивают их вхождение в коллектив, помогая осуществлять приемлемый выбор поведения в значимых случаях. Чем ценность универсальнее, тем выше будет интегрирующая функция социальных действий, стимулируемых ею. В этой связи обеспечение нравственного единства коллектива следует рассматривать как важнейшее направление государственной политики.

СОЦИАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ ГОСУДАРСТВА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ | Опубликовать статью ВАК, elibrary (НЭБ)

СОЦИАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ ГОСУДАРСТВА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Научная статья

Дубровин М.А.*

Юридический институт имени М.М. Сперанского Владимирского государственного университета
имени А.Г. и Н.Г. Столетовых, Владимир, Россия

* Корреспондирующий автор (301507[at]bk.ru)

Аннотация

Исследование рассматривает теоретический аспект одной из форм процесса интеграции в государстве – социальная интеграция. Представленные результаты, постановочно, способны благоприятно повлиять на формирование категориального фундамента категории интеграция в контексте государства, с точки зрения ввода в теорию государства дополнительных критериев оценивания эффективности внутригосударственной и международной деятельности государства. Социальная интеграция государства в отдельности или совокупности государств изучена через призму модусов социального капитала: доверия и сплоченности, как составляющих элементов построения процессов социальной интеграции. В рамках концепции исследователем предлагается гипотеза о влиянии результатов положительной синергии структурных элементов общества на национальное благосостояние под влиянием глобальных процессов.

Ключевые слова: интеграция, общество, социальная интеграция, государство, социальный капитал.

RIGHTS AND FREEDOMS OF CITIZENS WITHIN THE CONCEPT FRAMEWORK OF STATE CYCLES

Research article

Dubrovin M.A.*

M. M. Speransky Law Institute of the Vladimir State University, Vladimir, Russia

* Corresponding author (301507[at]bk.ru)

Abstract

The current study examines the issue of correct understanding of the rights and freedoms of a citizen. The author presents a concept that accounts for the relationship and interdependence between the citizen and the state from the point of view of state cycles. The study analyzes the historical stages of changing the design of the personality category as well as examines the theory of state cycles, which demonstrates cyclicity not only in the context of a general view of the state as an integral structure but also in its individual elements. The study also formulates general tendencies of a different understanding of the categories of human rights and freedoms and the rights and freedoms of citizens. The conditions, factors, and consequences of the transformation of human rights and freedoms and the rights and freedoms of citizens are also considered.

Keywords: individual rights and freedoms, human rights and freedoms, citizen rights and freedoms, state, state cycle.

Глобальная мировая обстановка свидетельствует о динамично-изменяющейся социально-экономической среде, нуждающейся в социальной стабильности и прогнозировании в спектре инновационного развития общества. Эпоха сложных и противоречивых трансформаций современности актуализирует потребность в исследовании внутренних и внешних процессов интеграции. Понимание двух модусов социального капитала (доверия и сплоченности) [2, C. 156], как ключевых показателей интеграционных процессов общества их определение, прогнозирование и использование составляют одно из основных направлений деятельности государства [4, C. 68].

Показательно, что именно их синергия [9, C. 166] формирует целостное наполнение происходящих изменений. Каждый модус реализуется на своем уровне: доверие – межличностный и институциональный; сплоченность – национальный, региональный и глобальный. На современном этапе развития общества они демонстрируют неоднозначную стадию солидарности и сплоченности, а попытки их искусственного конструирования доказало свою контрпродуктивность. Несмотря на это, они показывают реальный уровень взаимодействия власти и общества. Постановочно, их синергия помогает выявить существующие и потенциальные проблемы мирового сообщества, в частности: социальные и социокультурные разрывы в обществе из-за отсутствия преемственности поколений; фактическая неспособность оперативного реагирования на глобальную проблему ввиду низкого уровня регионального интеграционного взаимодействия; отсутствие достаточного количества положительных практик по совместному рассмотрению глобальных проблем и другие.

В условиях глобализации государства сталкиваются с цикличной трансформацией общества. Например, переход социума, характеризующегося индустриальным типом построения связей к постиндустриальному и т.д. Совокупность образовавшихся внутренних и внешних факторов формируют проблему социальной интеграции государства в мировое сообщество. Первичная сложность выявляется на фоне индивидуально-коммуникативных особенностей (взаимопонимание, доверие, согласие). Учитывая особенность построения социально-интеграционных связей, выстраивающихся через взаимопроникновение и взаимозависимость всех уровней проблемы социальной совместимости предсказуемы и объяснимы.

Низкий уровень социальной интеграции мирового сообщества, по нашему мнению, является результатом некорректных поступков и реакции суверенных наций. Отсутствие выстраивания стратегии национального социального единства усложняет процесс социальной совместимости при интеграционном взаимодействии государств. Оно усиливает взаимопроникновение индивидуальных признаков субъектов социума, и как следствие, обоюдную трансформацию. Постановочно, можно утверждать, что за положительную синергию субъектов общества отвечает возможность их социальной совместимости. При этом недостаточная прочность социальных связей (согласие, понимание, доверие) оказывает на неё негативное влияние.

Современный уровень связи между элементами социума показывают чрезмерную персонофицированность проблем личности, и незаинтересованность участия в разрешении глобальных проблем. Во многом это негативное влияние глобализации [6, C. 52] на внутреннюю социальную структуру государства ввиду отсутствия своевременного изменения приоритетов в направлениях государственной деятельности, которое не оказало защитных мер по негативному воздействию на нацию.

Для более детального разбора анализируемой категории следует изучить и адаптировать под потребности исследования категорию глобализация. Следует отметить, что в трудах отечественных исследователей, например В. В. Перской [1, C. 67, 70], данное понятие ассоциируется с мировой взаимозависимостью наций из-за переплетения общественно-политических интересов с последующей унификацией традиций и обычаев. В дополнение А. Кацович [1, C. 3] указывает на интенсификацию социальных связей через государственные границы.

К. Х. Делокаров [7, C. 4-5], напротив, рассматривает данное явление с нескольких сторон: как процесс расширяющейся самоорганизации, или естественной глобализации (по горизонтали), при которой достижения одних народов (культур) усваиваются другими по мере установления контактов, и как искусственную, организуемую глобализацию (по вертикали), т. е. попытки насильственного внедрения одной страной своих представлений в другие страны и традиции. Нельзя не отменить результаты исследований Х.А. Барлыбаева [8, C. 24], согласно которым глобализация – это процесс становления глобальной общности людей в масштабе всего человечества, замещающий локальные формы и нормы жизнедеятельности общемировыми, формирования единообразия, взаимодействия и взаимообусловленности различных сторон жизни отдельных компонентов, стран, народов и людей в рамках единого мира в условиях распространения принципов свободы личности.

Глобализация охватывает все человечество и под её влиянием формируется глобальная социальная система
[3, C. 30]. Она состоит из общностей, групп и/или индивидов, в рамках которой происходит взаимодействие людей на основе воли, сознания, ценностных ориентиров [5, C. 15]. Безусловно, в рамках глобальной социальной системы первичным элементом взаимодействия выступает государство [10, C. 274]. Следует отметить, что как в любой целостной системе наблюдается параллельное существование противоположностей: организации (интеграции) и дезорганизации (дезинтеграции).

Рассмотрение социальной интеграции в позитивном спектре видится в рамках настоящего исследования, как организация социума на добровольных началах и социальной совместимости, объединенного стремлением к удовлетворению общих потребностей. В данном ключе процесс интеграции происходит на добровольной основе и представлен как – цикличный процесс непрерывного внутригосударственного или международного взаимодействия, основанного на добровольности вовлечения в интеграционные процессы, преследующий цель повышения национальной, региональной и глобальной государственной эффективности за счёт положительного синергетического эффекта вызванного полной заинтересованностью в получаемом результате – мировой социальной совместимости, упрочнения социальных связей между субъектами разного уровня и т.д.

С другой стороны, негативный спектр социальной интеграции – дезорганизация, в условиях которого прочность связей и социальная совместимость фиктивна, а практический результат контрпродуктивен. В данном случае основа построена на принудительной интеграции – цикличного процесса непрерывной насильственной включенности в интеграционные процессы слаборазвитых либо развивающихся государств, путем силового политического, военного или экономического давления через создание внутренних и внешних ограничений по осуществлению интеграционной деятельности.

Резюмируя настоящее исследование, хотелось бы обратить внимание на необходимость корректного представления глобализации, её возможностей, а главное потенциальных негативных последствий для нации государства и для мирового сообщества в целом. Социальная интеграция обладает достаточными перспективами укрепить мировое сообщество, при корректной расстановке приоритетов государством в процессе своей деятельности. Однако для достижения позитивного синергетического эффекта от элементов социума государство вынуждено факультативно контролировать уровень национальных социальных связей, а также их способность к социальной совместимости с другими нациями, группами, объединениями.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Перская В. В. Глобализация и государство /В. В. Перская. – М.: РАГС, 2005.
  2. Гуленко, В.В. Гуманитарная соционика / В.В. Гуленко. – М. : Чёрная белка, 2009. – 344 с.
  3. Дугин А. Г. Тезисы о глобализме (глобализации) / А. Г. Дугин // Глобализация: сущность, проблемы, перспективы : материалы «круглого стола». М., 2003
  4. Коробов, С.Е. Социальная функция государства : дис. …канд. юрид. наук / С.Е. Коробов. – М., 2000. – 181 с.
  5. Кузнецов В. Что такое глобализация? / В. Кузнецов // Мировая экономика и международные отношения. – 1998. – № 2. – С. 12 – 21
  6. Маргелов М.В. Глобализация – превратности термина / М.В. Маргелов // США. Канада: Экономика, политика, культура. – 2003. – № 9. – С. 47 – 59
  7. Многогранная глобализация / отв. ред. К. Х. Делокаров. М., 2003.
  8. Общая теория глобализации и устойчивого развития / Х. А. Барлыбаев; Федер. Собр. Рос. Федерации, Гос. Дума, Комис. Гос. Думы по проблемам устойчивого развития. – Москва : ГД РФ, 2003.
  9. Ровинский Р.Е. Синергетика и процессы развития сложных систем / Р.Е. Ровинский // Вопр. философии. 2006. № 2.
  10. Шайхисламов, Р.Б. Коммуникативное единство социокультурной системы / Р.Б. Шайхисламов. – М. : Социально-гуманитарные знания, 2006.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Perskaya V. V. Globalizacija i gosudarstvo [Globalization and the state] / V. V. Perskaya. – M.: RAGS, 2005. [in Russian]
  2. Gulenko, V. V. Gumanitarnaja socionika [Humanitarian socionics] / V. V. Gulenko. – M.: Chernaya belka, 2009 – 344 p. [in Russian]
  3. Dugin A. G. Tezisy o globalizme (globalizacii) [Theses on globalism (globalization)] / A. G. Dugin // Globalizacija: sushhnost’, problemy, perspektivy : materialy «kruglogo stola» [Globalization: essence, problems, prospects: materials of the “round table”]. Moscow, 2003. [in Russian]
  4. Korobov, S. E. Social’naja funkcija gosudarstva [The social function of the state]: dissertations of the candidate of legal sciences / S. E. Korobov – – M., 2000 – – 181 p. [in Russian]
  5. Kuznetsov V. Chto takoe globalizacija? [What is globalization?] / V. Kuznetsov // Mirovaja jekonomika i mezhdunarodnye otnoshenija [World Economy and International Relations]. – 1998. – No. 2. – p. 12-21. [in Russian]
  6. Margelov M. V. Globalizacija – prevratnosti termina [Globalization – vicissitudes of the term] / M. V. Margelov // USA. Canada: Economy, Politics, Culture. – 2003. – No. 9. – p. 47-59. [in Russian]
  7. Mnogogrannaja globalizacija [Polyhedral globalization] / ed. by K. H. Delokarov, M., 2003. [in Russian]
  8. Obshhaja teorija globalizacii i ustojchivogo razvitija [General theory of globalization and sustainable development] / Kh. A. Barlybaev; Feder. Sobr. Ros. Federation, State Duma, State Duma Committee on Sustainable Development. – Moscow : State Duma of the Russian Federation, 2003. [in Russian]
  9. Rovinsky R. E. Sinergetika i processy razvitija slozhnyh sistem [Synergetics and processes of development of complex systems] / R. E. Rovinsky // Vopr. filosofii [Vopr. Philosofy]. 2006. № 2. [in Russian]
  10. Shaikhislamov, R. B. Kommunikativnoe edinstvo sociokul’turnoj sistemy [Communicative unity of the socio-cultural system] / R. B. Shaikhislamov. – M.: Socio-humanitarian knowledge, 2006. [in Russian]

Социальная интеграция – Атлас государственного управления

… основная концепция в Социально-экономическом и политическом контексте и Atlas105

Щелкните для просмотра урока Study.com

Описание концепции

Эмили Камминс из Study.com (ссылка ниже, ссылка на видео справа) определяет социальную интеграцию как «ситуацию, когда группы меньшинств собираются вместе или включаются в основное общество».

Камминс пишет:

«Социальная интеграция также относится к процессу согласования общей системы значений, языка, культуры и тому подобного.Это не означает, что нет никаких различий, но что мы как бы соглашаемся жить вместе и, по крайней мере, в какой-то степени чувствовать себя частью большего сообщества. Расширение социальной интеграции помогает уменьшить конфликты в обществе и может помочь нам чувствовать себя более связанными с нашим сообществом. Давайте поговорим о том, как влиятельные социологи думают о социальной интеграции.

«Эмиль Дюркгейм, считающийся одним из основателей современной социологии, много говорил о социальной интеграции.Он был одним из первых, кто исследовал эту концепцию в книге «Разделение труда в обществе», написанной в 1892 году. Дюркгейм считал общество коллективным сознанием людей. Другими словами, то, как мы думаем, чувствуем и ведем себя, в значительной степени зависит от общества. Но как нам оставаться единым целым и избегать слишком больших конфликтов? Дюркгейм предложил несколько различных типов социальной интеграции, которые он назвал видами солидарности.

«Во-первых, механическая солидарность — это то, что связывает воедино более примитивные или более мелкие общества.В такой солидарности нас объединяют такие вещи, как родство и общие убеждения. Мы интегрированы, потому что мы все очень похожи. В более развитых обществах мы наблюдаем появление органической солидарности. В более сложном обществе сложное разделение труда требует от нас больше полагаться друг на друга. Такая взаимозависимость создает усиление социальной интеграции, а не просто наше сходство.

«Но что, если мы не добьемся этой интеграции? По мнению Дюркгейма, это приводит к проблеме, известной как аномия, или ощущению полной оторванности от других и от нашего сообщества.Снижение социальной интеграции приводит к аномии и, возможно, конфликту. Теперь, когда мы немного знаем об основах теории социальной интеграции, давайте поговорим о более современном подходе.

«Еще один важный взгляд на социальную интеграцию исходит от Питера Блау, социолога, который начал писать о социальной интеграции и связанных с ней вопросах в 1960-х годах. В отличие от Дюркгейма, Блау считал социальную интеграцию и способы ее достижения ключевыми проблемами современного общества. Групповая жизнь состоит из различных видов обмена, которые имеют группы, и Блау увидел некоторые специфические вещи, которые ведут к формированию группы и, надеюсь, к социальной интеграции.

«Во-первых, привлекательность является ключом к теории социальной интеграции Блау. Теперь это означает не совсем то, что мы могли бы подумать. Привлекательность не обязательно основана на внешнем виде, а скорее на том, насколько хорошо человек может продемонстрировать свою ценность для группы. Блау видел, как потенциальные члены группы пытались представить себя очень привлекательными для существующих членов группы. Есть надежда, что существующие члены группы увидят, что новый участник может внести важный вклад в развитие группы.

См. также Политика отличия; Культурные различия; идентичность и политика идентичности; и Личность и права.

Тема, предмет и курс Атласа

Иммиграция и интеграция (основная тема) в социально-экономическом и политическом контексте и Atlas105.

Источники

Эмили Камминс, Социальная интеграция: определение и теория, глава 2/урок 29, Study.com, https://study.com/academy/lesson/social-integration-definition-theory.html, по состоянию на 27 декабря 2018 г.

Страница создана : Ian Clark, последнее изменение 27 декабря 2018 года.

Изображение: Эмили Камминс, Социальная интеграция: определение и теория, глава 2/урок 29, Study.com, https://study.com/academy/lesson/social-integration-definition-theory.html, доступ 27 Декабрь 2018.

Социальная интеграция и права человека: взгляд с точки зрения людей с низким и средним уровнем дохода

Систематическое отчуждение и социальная изоляция лиц с психическими расстройствами представляет собой серьезную проблему в области охраны психического здоровья во всем мире.Это явление имеет глубокие исторические корни и географически широко распространено настолько, что нельзя ошибиться в выводе о том, что фундаментальное отрицание прав человека для страдающих психическими расстройствами является базовой чертой человеческого общества. Тот факт, что это глобально укоренившееся препятствие для реализации свободы и полной социальной интеграции людей с психическими расстройствами, означает, что мы обязательно должны принять глобальную перспективу в поиске решений. Таким образом, глобальный подход психического здоровья к социальной интеграции является подходящим, и Баумгартнер и Сассер заслуживают похвалы за принятие такого подхода в их усилиях по концептуализации значения социальной интеграции и рассмотрению соответствующих средств ее измерения.

В этом комментарии я хочу рассмотреть три фундаментальных вопроса, вытекающих из специальной статьи. В частности, я рассмотрю эти вопросы с точки зрения развивающихся стран или стран с низким и средним уровнем дохода (LAMIC). Все чаще контекст и перспектива LAMIC признаются не только важными, но и решающими для реализации общих целей продвижения оказания психиатрической помощи во всем мире. Глобальные исследования и отчеты документируют значительный «разрыв» в области психического здоровья, существующий между бременем психических расстройств и нехваткой услуг и ресурсов, типичных для LAMIC (Kohn et al. 2004 г.; Саксена и др. 2007). Большое количество исследований подчеркивает важность социальных, экономических, политических и культурных различий в том, как проявляются психические расстройства и как их следует лечить. Это означает, что такие понятия, как «восстановление», «реабилитация» и «интеграция», которые десятилетиями тщательно изучались и обсуждались в странах с высоким уровнем дохода (HIC), должны быть переосмыслены в контексте LAMIC, если они хотят иметь какое-либо значение. и должны повлиять на политику и планирование служб здравоохранения в этих странах.

Таким образом, если мы рассмотрим «большую задачу» (Коллинз и др. 2011) социальной интеграции людей с психическими расстройствами с глобальной точки зрения, нам необходимо решить следующие вопросы: что означает «социальная интеграция» в контексте LAMIC? Каковы конкретные барьеры, создаваемые контекстом LAMIC для достижения социальной интеграции в этих регионах мира? И как нам лучше всего контекстуализировать методы измерения социальной интеграции в LAMIC?

Баумгартнер и Сассер обсуждают четыре концепции концептуализации социальной интеграции на индивидуальном уровне, и во всех четырех социальное участие, по-видимому, лежит в основе определения этой концепции.Таким образом, если кто-то участвует полностью и свободно, то он по определению интегрирован. Хотя я не уверен, что это полная история. Простое участие не обязательно подразумевает полную свободу, безопасность, принятие, отсутствие дискриминации и чувство благополучия и принадлежности. Структура Вонга и Соломона пытается распознать различные аспекты интеграции сообщества, различая простое физическое участие и способность участвовать в социальных взаимодействиях и чувствовать себя частью этой социальной сети или сообщества (т.е. иметь чувство принадлежности) (Wong & Solomon, 2002).

Этот акцент на социальном участии предполагает очень многое и проистекает, я полагаю, из особого евро-американского понимания того, что составляет человеческую свободу. Это мнение не обязательно ошибочно; но принимая глобальную позицию психического здоровья в отношении социальной интеграции, важно признать, что корни этой концепции лежат глубоко в либеральных традициях прав человека, социальной справедливости и индивидуальной самореализации.Нельзя предполагать, что такой же приоритет отдается социальной интеграции в обществах, возникших за пределами доминирующих европоцентристских регионов мира.

Например, в Южной Африке есть пословица umuntu ngumuntu ngabantu — человек зависит от людей, чтобы быть личностью — из которой происходит понятие ubuntu . Десмонд Туту, поборник прав человека в Южной Африке, объясняет ubuntu следующим образом: «Это значит: „Моя человечность неразрывно связана с твоей“… Он говорит: „Я человек, потому что я принадлежу.Я участвую, я разделяю»… Человек с убунту обладает надлежащей уверенностью в себе, которая исходит из осознания того, что он принадлежит к большему целому и умаляется, когда другие унижаются или принижаются…» (Туту, 1999). Таким образом, в традициях Южной Африки мы сталкиваемся с большой ценностью и важностью, придаваемой социальной интеграции и принятию. Однако это не обязательно означает «участие» в том смысле, в каком оно понимается в европоцентристских обществах. Например, как в традиционной практике зулусов, человек может чувствовать себя принятым и интегрированным в общество без обязательного участия.Существуют роли и иерархии, которые определяют уровни и обстоятельства для участия или неучастия. Например, в полигамных домохозяйствах третья или четвертая жена будет исключена из определенных решений и участия в жизни общества. То, что в Европе и Северной Америке считалось бы социальной изоляцией, не обязательно считается неучастием или неинтеграцией в эту традицию. Активное участие не считается необходимым элементом ubuntu .

Что это означает для нашей грандиозной задачи по поощрению и измерению социальной интеграции людей с психическими расстройствами в различных географических и социокультурных контекстах? И в более широком смысле, каковы последствия для глобального движения за психическое здоровье, которое стремится обеспечить права человека и социальную справедливость для людей с психическими расстройствами во всем мире? Я бы предположил, что это предостерегает нас быть чувствительными к различным культурным представлениям и пониманиям социальной интеграции и выздоровления.Простое участие кажется слишком грубым и, возможно, слишком ненадежным показателем социальной интеграции. Кроме того, люди могут решить не участвовать, но при этом иметь здоровое чувство принадлежности и общественного признания.

Итак, существуют ли основные элементы социальной интеграции, которые можно считать универсальными, независимо от культуры, социальных норм, религии и традиций? Существуют ли основные элементы или индикаторы, которые могут сформировать основу, на основе которой могут быть разработаны местные, контекстуально подходящие инструменты для измерения социальной интеграции лиц с психическими расстройствами? Вроде могут быть.В своем обсуждении социальной интеграции Ware et al. (2007) рассматривают различные способы, которыми люди, выздоравливающие от психических расстройств, решают «восстановить связь» с обществом. Они подчеркивают, что существует множество способов воссоединения, а не один предписанный путь, и, как выразился Хоппер (2007), «как бы актуализировано это ни было, это означает создание способов принадлежности и восстановления моральной свободы». чувство принадлежности и (б) наличие моральной свободы воли. Другими словами, люди должны чувствовать, что они подходят и приняты, и у них должна быть свобода выбора, как они хотят интегрироваться.

Это подводит нас к подходу Амартии Сен, Марты Нуссбаум и других к возможностям. Потому что если нравственная свобода воли и право выбора являются ключевыми чертами социальной интеграции, то это означает, что должны существовать возможности для реализации своего выбора. Подход, основанный на возможностях, предполагает, что люди обладают как личными способностями или компетенциями, так и социальными возможностями для реализации основных жизненных свобод, таких как безопасность, здоровье, средства к существованию, счастье и удовлетворение, а также чувство социальной принадлежности.Что еще более важно, люди могут предпочесть не иметь конкретных результатов — например, человек может выбрать быть отшельником или жить «жизнью в бедности». что такие люди должны иметь право выбирать этот исход, если они того желают.

С точки зрения LAMIC, где ресурсы ограничены, законодательство часто носит дискриминационный характер, а социально-экономические возможности ограничены, даже для тех, кто психически здоров, подход, основанный на возможностях, особенно актуален и привлекателен.Нехватка ресурсов, устаревшее (или невыполнимое) законодательство, высокий уровень бедности, неравенства и безработицы, а также широко распространенная неграмотность в области психического здоровья, характерные для большинства LAMIC, способствуют сокращению возможностей и уменьшению личной свободы действий у людей с психическими расстройствами (Burns, 2011). В таких условиях существуют многочисленные препятствия для доступа к социальным и экономическим возможностям. В своей основополагающей работе «Выздоровление от шизофрении — психиатрия и политическая экономия » Уорнер утверждает, что возможности реинтеграции в рабочие роли лучше для людей с психическими расстройствами в непроизводственной среде (Warner, 1985).Это могло иметь место в прошлом, но быстрая урбанизация и индустриализация в регионах LAMIC, таких как Южная Африка, привели к ситуации, когда маргинализация и изоляция психически больных являются нормой. Возможности для социальной и профессиональной интеграции в таких условиях практически отсутствуют. Кроме того, плохой доступ к лечению и реабилитационным мероприятиям, основанным на фактических данных, означает, что люди с психическими расстройствами вряд ли восстановят личные способности и компетенции, необходимые для возвращения к социальным и профессиональным ролям.Таким образом, в таких условиях компетентность подрывается, а возможности упускаются.

Я считаю, что это проблема прав человека, которая заслуживает ответных мер в области прав человека (Burns, 2009). Глобальный подход в области психического здоровья к социальной интеграции в условиях LAMIC требует, чтобы мы обращались к социальным, экономическим, культурным и политическим детерминантам, которые увеличивают риск психических расстройств и замедляют выздоровление от них.

Социальная интеграция и психическое здоровье – декомпозиционный подход к неравенству в психическом здоровье между родившимися за границей и коренными жителями Швеции | International Journal for Equity in Health

Материал данных

Перекрестные данные были получены из обследований «Здоровье на равных условиях» (HET) 2011 и 2015 годов для Västra Götaland.HET-опрос проводится Агентством общественного здравоохранения Швеции в сотрудничестве с регионом Вестра-Гёталанд (т. е. окружными советами Скараборг, Эльвсборг и Бохус и частями города Гётеборг) и Статистическим управлением Швеции [41]. Национальное обследование проводится ежегодно с 2004 года с дополнительными выборками по Вестра-Гёталанд в 2007, 2011 и 2015 годах. Выборка состояла из случайного отбора лиц в возрасте от 16 до 84 лет из Вестра-Гёталанд. Участники самостоятельно заполнили анкету, охватывающую такие области, как здоровье и благополучие, здравоохранение, образ жизни, работа и психосоциальные условия труда, а также социальные отношения.Сбор данных проводился с помощью рассылаемых по почте опросов с возможностью ответа через веб-форму. Регистрационные данные Статистического управления Швеции также были собраны для оценки возраста, пола, гражданского состояния, образования, страны рождения и гражданства.

В этом исследовании использовались объединенные данные опросов 2011 и 2015 годов. Доля ответивших составила 54,4% ( n  = 41 740) в 2011 году и 55,5% ( n  = 52 348) в 2015 году. зарегистрированы по почте, в то время как лишь небольшая часть была связана с нежеланием участвовать, проблемами с анкетой или невозможностью связаться с участниками [41, 42].Из-за исключения населения нетрудоспособного возраста (т.е. моложе 18 и старше 65 лет) окончательная выборка объединенного набора данных составила n  = 71 643, из которых 7,9% (мужчины n  = 2581 и женщины n  = 3099) родились за пределами Швеции.

Измерения

Психологический дистресс

Психологический дистресс измерялся с помощью 12-пунктовой версии Общего опросника здоровья (GHQ-12), который ранее использовался в исследованиях миграции и психического здоровья [13, 43].Это хорошо проверенный инструмент скрининга, разработанный для оценки непсихотических психических заболеваний, как правило, депрессии и тревоги [44]. Участников спрашивали об их чувствах и способностях в течение последних нескольких недель, таких как удовольствие от повседневной деятельности, способность концентрироваться, принимать решения, преодолевать трудности и проблемы, иметь проблемы со сном, чувствовать себя несчастным, подавленным и терять уверенность. и самооценка [44]. Тяжесть каждого пункта измерялась с использованием 4-балльной шкалы, разделенной на «лучше, чем обычно/как обычно» и «хуже, чем обычно/намного хуже, чем обычно».В соответствии со шведским проверочным исследованием [44] пункты были суммированы в 12-балльный сводный индекс, а затем дихотомизированы, при этом три или более симптома были закодированы как психологический дистресс.

Миграция

Страна рождения была получена из Общего регистра населения и указана как происхождение из Африки, Азии, Европы (за исключением стран Северной Европы), Северной Америки, стран Северной Европы (за исключением Швеции), Океании, Швеции и Южной Америки . Затем переменная была закодирована в людей, родившихся в Швеции (называемых коренными жителями), и тех, кто не родился в Швеции (мигранты).Затем группа мигрантов была дополнительно классифицирована по регионам происхождения; в страны Северной Европы, страны Европы (за исключением стран Северной Европы) и неевропейские страны (т. е. Африку, Азию, Океанию, Северную и Южную Америку).

Меры социальной интеграции

Независимые переменные были выбраны в соответствии с предыдущими исследованиями, чтобы отразить сложный многомерный процесс социальной интеграции [10,11,12,13,14, 34]. Обзор всех переменных показан в таблице 1.Все пункты были основаны на данных, предоставленных самими участниками, если не указано иное.

Таблица 1 Описательные характеристики коренного населения и иностранцев (происхождение из стран Северной Европы, Европы и не Европы) среди населения трудоспособного возраста (18–65 лет)

Были оценены три различных аспекта интеграции на рынке труда ; текущее положение на рынке труда, психосоциальные условия труда и экономическое неравенство. Позиция на рынке труда была измерена с помощью 12 различных вариантов позиций, которые затем были разделены на три группы: (1) занятые/самозанятые (эталон), (2) безработные/показатель рынка труда и (3) вне рынка труда (включая отпуск или отпуск по уходу за ребенком, учебу или профессиональную подготовку, уход за домашним хозяйством, пособия по болезни, пенсию по инвалидности и длительный отпуск по болезни (более 3 месяцев)).Досрочный выход на пенсию и письменные ответы о других должностях не учитывались. Экономическое неравенство измерялось с помощью переменных, которые оценивали финансовое напряжение участников , то есть проблемы с управлением текущими расходами, такими как еда, аренда и счета в течение последних 12 месяцев (нет, один раз или несколько раз, разделенные на да или нет) и низкая денежная маржа , то есть невозможность получить 15 000 шведских крон (около 1600 евро) за 1 неделю в связи с непредвиденной ситуацией (да или нет). Психосоциальные условия труда участников измерялись тремя переменными.Первые два спрашивали, чувствовали ли участники поддержку и помощь со стороны своих коллег и ближайшего руководителя (4-балльная шкала, разделенная на «да, в основном/в некоторой степени» и «нет/не знаю/не имею менеджер’). Третья переменная спрашивала, были ли участники удовлетворены своими рабочими обязанностями (5-балльная шкала, разделенная на «очень удовлетворены/вполне удовлетворены» и «ни удовлетворены, ни неудовлетворены/довольно неудовлетворены/очень неудовлетворены»).

Социальные связи и сети измерялись с помощью пунктов, которые оценивали уровень социальной активности, социальной и практической поддержки и общего доверия к другим. Социальная активность за последние 12 месяцев измерялась путем оценки участия в 15 различных мероприятиях, таких как курсы и учебные кружки, культурные и спортивные мероприятия, политические мероприятия, встречи с семьей и друзьями и социальные сети в Интернете. Пункты (каждый с вариантом ответа «да» или «нет») были добавлены в непрерывный индекс в диапазоне от низкой до высокой социальной активности (0–15). Социальная поддержка и практическая поддержка спросили, есть ли у участников кто-то, с кем они могут поделиться своими внутренними переживаниями (да или нет), и могут ли они получить практическую помощь при необходимости (5-балльная шкала, разделенная на «да/всегда или часто» и «нет/никогда или в основном»). Доверие другим спросили, доверяют ли участники в целом другим людям (да или нет).

Опыт дискриминации оценивался с помощью пункта, в котором выяснялось, подвергались ли участники несправедливому обращению или насилию в течение последних 3  месяцев (по 3-балльной шкале, разделенной на да, часто/редко или нет). Участников также спросили, могут ли они определить причину дискриминации (например, этническую принадлежность, религию, цвет кожи и внешний вид), но из-за отсутствия воздействия мы включили в окончательные модели только общий опыт дискриминации.

Шесть различных пунктов измеряют социально-демографические факторы на основе данных регистра. Возраст участников и пол измерялись как возраст в течение года сбора данных (от 18 до 65 лет) и «мужчины» или «женщины». Класс занятий был основан на социально-экономической классификации Статистического управления Швеции [45] и подразделялся на «синих воротничков» (неквалифицированные работники физического труда и квалифицированные рабочие физического труда) и «белых воротничков» (помощники нефизического труда, средний нефизический труд, самозанятые и др.). Доход оценивался с использованием индивидуального располагаемого дохода и кодировался в пять квинтилей. Образование был закодирован как «обязательное образование», «среднее образование» и «послесреднее образование». Гражданский статус был основан как на данных регистра, так и на данных о совместном проживании. Переменные гражданского состояния были закодированы как «замужем/сожительствует» и «не состоит в браке/не сожительствует» (включая разведенных и вдов/вдовцов).

Анализ

Описательная статистика была рассчитана с помощью критерия хи-квадрат Пирсона и критерия Стьюдента для оценки статистических различий между коренными жителями и мигрантами в рамках общей выборки, а также между подвыборками мигрантов по регионам происхождения.Основной анализ включал декомпозицию Блиндера-Оахаки для моделей нелинейной регрессии [46, 47] с целью разложить разницу в среднем психологическом дистрессе между коренными жителями и мигрантами по набору объясняющих факторов. Это исследовательский метод, основанный на данных, который позволяет нам оценить множество факторов, присущих сложному феномену социальной интеграции, которые впоследствии могут влиять на психическое здоровье. Способность метода количественно определять как абсолютные, так и относительные объясняемые части неравенства привела к его более широкому использованию в таких областях, как гендерное неравенство в доходах и социально-экономическое неравенство в отношении здоровья [47,48,49,50].

Анализ проводился в два этапа в четырех различных парных группах; 1) между коренными жителями и всеми мигрантами в общей выборке, а затем между коренными жителями и мигрантами из 2) стран Северной Европы, 3) европейских стран и 4) неевропейских стран (используя коренных жителей в качестве референтной категории в каждом анализе ). На первом этапе рассчитывалась средняя разница в психологическом дистрессе между каждой парой, а также учитывались групповые различия в объясняющих переменных.На втором этапе мы оценили величину разрыва в состоянии здоровья, которая может быть объяснена наблюдаемой разницей между группами, и была применена подробная декомпозиция для отображения относительного вклада каждой объясняющей переменной в разрыв в состоянии здоровья [51]. Положительные значения интерпретируются как среднее улучшение здоровья, которое можно было бы ожидать у мигрантов, если бы они имели те же прогнозируемые значения объясняющих переменных, что и коренные жители. Вместо этого отрицательные значения интерпретируются как потенциальное увеличение неравенства психического здоровья между парными группами.Последнее обычно наблюдается, когда фактор, способствующий укреплению здоровья, чрезмерно представлен в благополучной группе (например, более высокая доля занятости среди коренных жителей), а также связан с факторами, которые могут негативно влиять на здоровье среди неблагополучной группы (например, , более высокая распространенность несоответствия образования или плохих психосоциальных условий труда в группах мигрантов) [52].

Оценки представлялись как логарифмические шансы и как доля относительного вклада (представленного в процентах от общего объясненного вклада) каждой объясняющей переменной в неравенства в отношении психического здоровья.Анализы проводились в Stata 14 с помощью команды Oaxaca (и вариантов logit для нелинейных разложений, объединенной модели для групповых коэффициентов и vcr с 50 повторениями для оценки 95% доверительных интервалов). Год исследования также был включен во все анализы, чтобы скорректировать потенциальные календарные эффекты.

социальная интеграция и системная интеграция.

социальная интеграция и системная интеграция. теории таких писателей, как Ральф Дарендорф и Джон Рекс, которые намеревались критиковать функционалистские подходы.

Социальная интеграция относится к принципам, по которым люди или действующие лица связаны друг с другом в обществе; системная интеграция относится к отношениям между частями общества или социальной системы. Несмотря на использование слова «интеграция», нет предположения, что описанные таким образом отношения являются гармоничными. Термины социальная интеграция и системная интеграция могут охватывать как порядок, так и конфликт.

Основным источником социальной интеграции, который социологи определили в развитых капиталистических обществах, является классовая система.В феодальном обществе сословная система играла равнозначную роль, как и касты в индийском обществе. В целом (и следуя заветам Макса Вебера о социальной стратификации) общества, основанные на статусе, скорее всего, приведут к гармоничным формам социальной интеграции, а классовые общества — к конфликтным формам социальной интеграции. Системная интеграция, с другой стороны, относится к тому, как взаимодействуют различные части социальной системы (ее институты). Любая адекватная макросоциологическая теория изменений должна пытаться связать социальную интеграцию с системной интеграцией.Однако в оригинальном эссе Локвуда о социальной интеграции и системной интеграции он отметил, что теоретики конфликта подчеркивают конфликт между группами акторов как основную движущую силу социальных изменений, в то время как нормативные функционалисты преуменьшают роль акторов и стремятся подчеркнуть (функциональное или дисфункциональное). ) отношения между институтами общества. Для Локвуда ни один из подходов не является адекватным именно потому, что каждый имеет дело только с одной стороной агентской проблемы, а не со структурной проблемой или парой.Задача социологической теории состоит в том, чтобы преодолеть этот дуализм.

Помимо этого, различие Локвуда указывает на те ключевые особенности, которые необходимо исследовать в любой теории социальных изменений. Чтобы проиллюстрировать это, он отмечает, как теория капиталистического общества Карла Маркса указывает на растущие классовые антагонизмы (социальная интеграция), которые связаны с противоречиями между производительными силами и производственными отношениями (системная интеграция). То есть для Маркса системные противоречия связаны с действиями групп, которые реагируют на противоречия, стремясь изменить или сохранить существующее общество.Именно противоречия на системном уровне приводят к социальному (классовому) конфликту: системная интеграция связана с социальной интеграцией. Совсем недавно Энтони Гидденс также попытался использовать это различие. Первоначально он использовал его так же, как Локвуд, но в своих более поздних работах он пытается использовать его как способ заменить различие между микро и макро (и, таким образом, проблемы агентства и структуры). Социальная интеграция относится к ситуациям, когда акторы физически «соприсутствуют», а системная интеграция — там, где их нет.Это неудовлетворительно, потому что взаимодействие лицом к лицу (соприсутствие) не ограничивается микропроцессами. (Возьмем, к примеру, встречу в Великобритании между министром занятости и генеральным секретарем Конгресса тред-юнионов для обсуждения закона о трудовых отношениях.) а системная интеграция лежит в основе любой теории, стремящейся объединить микро- и макроуровни анализа.В трудах Юргена Хабермаса содержится родственное различие между «жизненным миром» и (социальной) «системой». См. также КРИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ; МАКРОСОЦИОЛОГИЯ.

JoSS: журнал социальной структуры

Социальная интеграция и здоровье:
Простуда

Шелдон Коэн и Ян Бриссет
Университет Карнеги-Меллона

Дэвид П. Сконер и Уильям Дж. Дойл
Детская больница Питтсбурга и Медицинский факультет Питтсбургского университета


[Это исследование описанный в этой статье, был поддержан грантом от Национального Институт психического здоровья (MH50429), премия старшего научного сотрудника доктору.Коэн из Национального института психического здоровья (MH00721) и грант Национального института здравоохранения Университету г. Центр общих клинических исследований Питтсбургского медицинского центра (NCRR/GCRC) M01 RR00056). Участие Иана Бриссетта было поддержано Training грант в области психологии здоровья от Национального института психического здоровья (Мх29953). Этому междисциплинарному сотрудничеству способствовало Питтсбургский центр разума и тела (HL65111 и HL65112).]

ВЫДЕРЖКА: В этой статье мы обсуждаем концепцию социальной интеграция и ее последствия для здоровья.Мы предоставляем как обзор социальной эпидемиологии и обзор теорий того, как участие в разнообразной социальной сети может повлиять на здоровье. Мы также представить данные проспективного исследования социальной сети разнообразие (количество социальных ролей) и восприимчивость к общему простуда у людей, подвергшихся экспериментальному воздействию вируса простуды. Мы нашли это чем больше социальное разнообразие, тем меньше восприимчивость к инфекционное заболевание. Однако наши попытки выделить пути посредством которого социальное разнообразие было связано с восприимчивостью (медицинские практики, гормоны, иммунная функция) не увенчались успехом. отношение не зависело от количества людей в социальной сети, и характеристик личности, которые, как считается, влияют на социальные участие.

Введение

Социальная интеграция относится к степени, в которой человек участвует в социальное сообщество. Те, кто изучает социальное участие и здоровье рассматривали социальную интеграцию как характеристику личности а не характеристика общества. Следовательно, меры социальная интеграция в этой литературе основана на индивидуальных самоотчеты о количестве и типах социальных отношений, степень участия в общественной деятельности или восприятие быть интегрированным членом сообщества (см. обзор Brissette, Коэн и Симэн, 2000).

Проспективные общественные исследования показывают, что более высокий уровень социального интеграции связаны с более низкими показателями смертности (обзор Berkman, 1995) и меньшим количеством депрессивных симптомов (обзор Cohen & Уиллс, 1985). Точно так же исследования популяций пациентов показывают, что социальная интеграция связана с большей вероятностью выживания после сердечного приступа (рассмотрено Berkman, 1995) и в меньшей степени вероятность рецидива рака (рассмотрено Helgeson, Коэн и Фриц, 1998).Величина риска для здоровья, связанного с относительно изолированные, сравнимы с рисками, связанными с курение сигарет, высокое кровяное давление и ожирение и устойчивы даже после учета этих и других традиционных факторов риска (House и др., 1988; Орт-Гомер и Джонсон, 1987).

Теории социальной интеграции

Концепция социальной интеграции восходит к Дюркгейму (1897/1951). основополагающая работа о социальных условиях и самоубийстве. Он предложил эту стабильную социальная структура и широко распространенные нормы защищают и регулируют поведение.С этим рассуждением согласовывалось его наблюдение, что самоубийства были наиболее распространены среди лиц, не состоящих в браке и отсутствовали связи с общиной и церковью.

Фарисс (1934) работает над культурной изоляцией и развитием умственных способностей. болезнь также подчеркивала важность социальных контактов (ср. Жако, 1954 год; Уэр, 1956). Фарис (1934) предположил, что социально изолированные лица были подвержены более высокому риску психических расстройств. Его идеи были основывалась на символической интеракционистской традиции и предполагала, что социальная взаимодействие было необходимо для развития нормальной личности и осуществление надлежащего социального поведения.

В отличие от своих предшественников, ряд социологов позднее предположил, что участие в нескольких социальных областях было вредным к психологическому благополучию (Гуд, 1960; Слейтер, 1963; Козер, 1974). Эти теоретики рассматривали социальную среду людей как совокупность взаимосвязанные ролевые отношения (например, родитель, муж/жена, волонтер, член церкви и работник). Для каждой роли требовался свой набор обязательства с большим количеством ролей, вызывающих конфликт обязательства и сопутствующий стресс.Гуд (1960) ввел термин «ролевое напряжение» для описания трудностей, связанных с адекватно выполнять несколько ролей одновременно. Ролевая нагрузка состоит из двух компонентов: ролевого конфликта и ролевой перегрузки. Роль конфликт возникает, когда ожидания связаны с разными ролями расходятся. Ролевая перегрузка возникает при соблюдении ожиданий связано с некоторыми ролями за счет соблюдения ожиданий связанные с другими. Чем больше ролей накапливается, тем больше вероятность переживание ролевого конфликта и ролевая перегрузка увеличиваются.

Хотя идеи Гуда имеют некоторую интуитивную привлекательность, эмпирические данные предоставили лишь ограниченную поддержку (например, Sieber, 1974, Thoits, 1983). В отличие от Goode (1960), Sieber (1974) предположил, что обладание несколькими ролями полезно для психологического благополучия. Он утверждал, что вознаграждение, обеспечиваемое несколькими ролями, превышает бремя. связано с ролевой нагрузкой. Предлагаемые награды включают привилегию накопление, безопасность статуса, повышение статуса и самооценка улучшение. Маркс (1977) также предположил, что множественные роли не обременительно и добавил, что они могут быть потенциальными источниками богатства, престиж, симпатию, одобрение и благоприятную самооценку.Оба Зибера (1974) и Маркс (1977) выдвинули идею о том, что накопление ролей больше радует, чем напрягает. Эта идея получила название «роль Теория накопления». Теория накопления ролей находит отклик у Фарисса. Гипотеза социальной изоляции. Обе теоретические точки зрения предполагают, что более высокий уровень социального взаимодействия связан с большей благополучие. Тем не менее, можно провести критическое различие между два. В то время как Фарис (1934) рассматривал изоляцию как фактор стресса, Маркс (1977) и Зибер (1974) предполагают более крупные и разнообразные социальные контакты тем лучше.

Более подробная теория того, как социальная интеграция приносит пользу здоровью и благополучие было предложено Thoits (1983). В соответствии с символическим интеракционистские теоретики (Мид, 1934; Страйкер, 1980), Тойтс утверждал что идентичность людей связана с их социальными ролями. Социальные роли рассматриваются как наборы поведенческих ожиданий, возникающих социальная среда, в которой человек взаимодействует. Эти поведенческие ожидания привносят чувство предсказуемости в жизнь людей, предоставление информации о том, как следует действовать.Также по роли встречи ожидания, людям предоставляется возможность повысить самооценка.

Thoits (1983) предположил, что ролевая идентичность дает людям информацию о том, кто они в экзистенциальном смысле. Социальные роли дать цель жизни. Таким образом, по мере того, как люди накапливают ролевые идентичности усиливается ощущение, что они обладают осмысленным, управляемым существованием. Подразумевается, что чувство смысла жизни является неотъемлемым компонентом психологического благополучия и отсутствие смысла часто приводит к неадекватному поведению и девиантному саморазрушительному поведению.Эта позиция называется гипотезой «накопления идентичности» (Тойтс, 1983).

Мы (Cohen, 1988) выразили позицию, сходную с Thoits (1983) в наше описание моделей идентичности и уважения психологических влияние общественных отношений. В частности, мы предложили способность оправдать ролевые ожидания может привести к когнитивным преимуществам такие как повышение чувства собственного достоинства, цели и смысла жизни, и контроль над окружающей средой, которая может влиять на здоровье через разнообразные пути.Одна выгода, предоставляемая несколькими социальными ролей заключается в ослаблении негативных аффективных состояний и генерации положительный аффект (Cohen, 1991). В свою очередь, улучшилось (более положительное и менее негативные) аффективные состояния были связаны с изменениями в иммунное функционирование, которое, как считается, повышает способность бороться от инфекционных агентов (например, Cohen & Herbert, 1996; Glaser, Rabin, Чесни, Коэн и Натансон, 1999). Эти изменения в аффекте Считается, что он влияет на иммунитет, изменяя циркулирующие уровни количество гормонов, прежде всего адреналина, норадреналина и кортизол, регулирующий иммунный ответ (Rabin, 1999).Мы (Коэн, 1988) также предположил, что выполнение нескольких социальных ролей может повлиять на здоровье посредством социального и информационного воздействия. Например, интегрированный люди подвергаются социальному контролю, который может способствовать принятие здорового поведения и предотвращение поведения с определенными риски для здоровья (см. Umberson, 1987; Rook, 1990). Участники социальной сети могут также выступать в качестве источников информации о соответствующих медицинских помощи и обеспечивать обратную связь, которая может повлиять на сообщения о симптомах и соблюдение лечебных режимов.

Питтсбургское исследование простуды

В рамках более крупного исследовательского проекта о роли психологических и поведенческих факторов риска инфекционных заболеваний, мы смогли рассмотреть гипотезу о том, что обладание большим количеством социальных ролей способствовала сопротивлению хозяинаспособность организма сопротивляться инфекционные агенты. Мы называем число социальных ролей «сетевыми ролями». разнообразия», чтобы отличить его от других концептуализаций социального интеграция. Интересно, что в естественной среде, имея более разнообразные сети вероятно увеличивается риск инфекции верхних дыхательных путей.Это связано с тем, что вирусы вызывают простуда и контакт с более многочисленной и разнообразной группой людей увеличит подверженность вирусам, циркулирующим в обществе. Однако нас интересовало не разоблачение, а тела. способность сопротивляться инфекционным заболеваниям при воздействии инфекционного агент. Мы изучали сопротивление хозяина, намеренно подвергая подвергается воздействию специфических вирусов простуды. Мы контролировали дозу вирус, которому они подверглись, их предыдущее воздействие экспериментального вирус (на что указывает их уровень специфических антител к вирусу в исходный уровень) и их одновременный контакт с альтернативными инфекционными агентов в ходе судебного разбирательства (содержание испытуемых в карантин).

Конкретные вопросы, которые мы задали:

    (a) Являются ли люди с более широкими социальными ролями (более разнообразными в сети) менее вероятность развития клинического заболевания при экспериментальном подвергся воздействию вируса? Если да, то является ли эта ассоциация полностью приписываемой изолированные люди подвергаются большему риску или существует ступенчатая связь?

    (b) Предсказывает ли размер сети восприимчивость к болезням, и если да, то является ли ее связь с болезнью независимой от социального разнообразия?

    (c) Наличие разнообразной сети коррелирует с опытом стрессовые события, и сделать возможные полезные эффекты различных сети возникают только при наличии стрессовых событий?

    (d) Как сетевое разнообразие попадает «внутрь тела»? То есть, если разнообразие сети связано с сопротивлением хоста, происходит ли это потому что те, у кого есть разные сети, имеют лучшую медицинскую практику, уровни гормонов, подавляющих иммунитет, или более эффективные иммунные отклик?

    (e) Если разнообразие сети связано с сопротивлением хоста, может ли это быть приписано (ложным) характеристикам личности, которые влияют как развитие, так и обслуживание разнообразной сети и хоста резистентность к инфекционному агенту?

Метод

Процедуры

Это исследование проводилось в Питтсбурге, штат Пенсильвания, в период с 1993 по 1996 год.Описания используемых методов были опубликованы в другом месте (Cohen, Дойл, Сконер, Рабин и Гуолтни, 1997; Коэн, Фрэнк, Дойл, Сконер, Рабин и Гуолтни, 1998). Вкратце, 276 взрослых (125 мужчин и 151 женщины) в возрасте от 18 до 55 лет приняли участие в исследовании. Все волонтеры изначально пришли в больницу для медицинского соответствия скрининга, и все, кто был зачислен в исследование, были признаны хорошее здоровье. Социальные сети, избранные практики здоровья (курение, алкоголь потребление, физические упражнения, качество сна, диета), демографические факторы, телосложение вес и рост также оценивались при скрининге и использовались в качестве исходные данные для тех, кто был признан подходящим.Все подходящие субъекты предоставили информированное согласие, одобренное институциональной проверкой Советы Университета Карнеги-Меллона, Университета Питтсбурга и Детская больница Питтсбурга.

Подходящие субъекты возвращались в больницу как через четыре, так и через пять недель. после скрининга сдать кровь на определение маркера иммунная функция — активность естественных клеток-киллеров, основанная как на кровь берет, а антитела к экспериментальному вирусу на основе второго забор крови. Личностный опросник проводился дважды, один раз в каждый забор крови.Добровольцы вернулись в течение периода после первоначального скрининг, но до того, как подвергнуться воздействию вируса, и завершил интенсивное интервью о стрессовых жизненных событиях.

Субъекты были помещены в карантин в течение одной недели после второй сдачи крови. рисовать. Исходная оценка респираторных симптомов, о которых сообщали сами, и два объективные показатели болезни (назальный мукоцилиарный клиренс, назальный выделение слизи) измеряли в течение первых 24 часов карантина. ( до заражения вирусом ). Образцы мочи для оценки кортизола, адреналина и норадреналин также был собран в это время.В конце первые 24 часа карантина добровольцам давали капли в нос содержащие низкую инфекционную дозу одного из двух типов риновируса (RV39 [N=147] или Хэнкс [N=129]). Риновирусы часто вызывают заболевания верхних дыхательных путей (простуда). Карантин продолжался через пять дней после воздействия. В этот период волонтеры были размещены индивидуально, но им разрешалось взаимодействовать друг с другом в расстояние 3 метра и более. Образцы носового секрета для проверки заражения вирусом, культуры собирали в каждый из пяти дней.На Каждый день добровольцы заполняли анкету по респираторным симптомам и были проверены на объективные маркеры болезни с использованием тех же процедур используется на исходном уровне. Приблизительно через 28 дней после провокации другая кровь образец был взят для проверки инфекции путем определения изменения в антителах к вирусу заражения. Все следователи были ослеплены статусом субъекта в социальной сети, личностью, эндокринной системой, медико-санитарная практика, иммунные меры и меры по антителам перед заражением.

Разнообразие социальных сетей оценивали с помощью анкеты.Социальный Сетевой индекс оценивает участие в двенадцати типах социальных отношения (Cohen et al., 1997). К ним относятся отношения с супруг, родители, свекровь, дети, другие близкие члены семьи, близкие соседи, друзья, товарищи по работе, одноклассники, коллеги-волонтеры (например, благотворительность или общественная работа), члены групп без религиозного принадлежность (например, общественная, рекреационная, профессиональная) и члены религиозные группы. Один балл присваивается за каждый вид отношений (возможная оценка 12), для которых респонденты указали, что они говорят (лично или по телефону) как минимум кому-то в этих отношениях раз в две недели.Общее количество лиц, с которыми они разговаривают не реже одного раза в две недели (количество участников сети) также оценивается. [Индекс социальных сетей и подробная информация о подсчете очков доступны на www.psy.cmu.edu/~scohen/ нажмите на весы, а затем на индекс социальной сети.]

Клиническая простуда

Инфекционные заболевания возникают в результате роста и действия микроорганизмов. или паразиты в организме (см. Cohen & Williamson, 1991). Инфекция является размножением внедрившегося микроорганизма.Клиническое заболевание возникает, когда заражение сопровождается развитием симптоматики характерный для болезни.

Биологическая верификация инфекции может быть осуществлена установление наличия или размножения инфекционного агента в ткань, жидкость или и то, и другое. Мы используем две общие процедуры для обнаружения репликации конкретного вируса. В процедуре выделения вируса выделения из носа культивируют (помещают в среду, стимулирующую вирус репликация). Если вирус присутствует в выделениях из носа, он будет расти в среде и могут быть обнаружены.В качестве альтернативы, мы можем косвенно оценить наличие реплицирующегося вируса по изменениям в уровни сывороточных антител к этому вирусу. Антитела представляют собой белковые молекулы которые прикрепляются к вторгшимся микроорганизмам и маркируют их для разрушение или предотвратить их инфицирование клеток. Вторжение микроорганизм (т. е. инфекция) запускает иммунную систему для производства антитело. Поскольку каждое антитело распознает только один тип микроорганизмов, выработку антител к специфическим инфекционным агент является свидетельством присутствия и активности этого агента.

Добровольцы считались простуженными, если они были и инфицированы и соответствуют критериям заболевания. Они классифицируются как зараженные, если контрольный вирус был выделен на любом из пяти тестов после контрольного заражения. дней исследования или имело место существенное повышение (4-кратное увеличение) уровня сыворотки уровень антител к экспериментальному вирусу. Критерием болезни было на основе выбранных 90 240 объективных 90 241 индикаторов болезни — количество слизи, образующейся во время карантина, и функции мукоцилиарного клиренса.Полностью основывая определение болезни на объективных показателях, мы можем исключить интерпретацию наших данных на основе психологическое влияние на сообщения о симптомах. Вес слизи был определяется путем сбора использованных салфеток в герметичные пластиковые пакеты. После корректировка веса мешка и веса слизи на исходном уровне, веса после испытания были суммированы в течение пяти дней, чтобы создать скорректированный общий балл массы слизи. Назальный мукоцилиарный клиренс Функция относится к эффективности носовых ресничек в очистке слизи. от носового хода к глотке.Функция зазора была оценивается как время, необходимое для того, чтобы краситель, введенный в нос, добраться до горла. Каждое ежедневное время было скорректировано для исходного уровня и скорректированное среднее время в минутах было рассчитано по дни после испытания. Чтобы соответствовать критериям клинического заболевания, субъекты должны были иметь общий скорректированный вес слизи не менее 10 граммов. или скорректированное среднее время мукоцилиарного назального клиренса не менее 7 минут.

Стандартные переменные управления

Стандартные контрольные переменные использовались для изучения альтернативных объяснения любой связи между психосоциальными факторами и болезнь.К ним относятся возраст, пол, этническая принадлежность, образование, масса тела. индекс (вес в килограммах разделить на квадрат роста в метрах), сезон, в течение которого проводилось испытание, тип эксперимента вируса и титры антител к экспериментальному вирусу перед контрольным заражением.

Статистический анализ

Мы использовали отношение шансов для оценки относительного риска развития простуды. Ан Отношение шансов аппроксимирует вероятность того, что исход болезни (простуда) произойдет в одной группе по сравнению с другой.Все отношения шансов мы отчет корректируется по стандартным контрольным переменным. [Стандартный элементы управления вводятся (принудительно) на первом этапе логистической уравнение регрессии и социальное разнообразие во втором]. В каждом случае, мы сообщаем соответствующие 95% доверительные интервалы (CI (95%)).

Результаты

Социальные сети и восприимчивость

На рисунке 1 представлена ​​частота простудных заболеваний в зависимости от социальной сети. разнообразие. Это наблюдаемые показатели, которые не корректируются с учетом стандартные элементы управления.Как видно, частота простудных заболеваний снизилась по мере увеличилось разнообразие социальных сетей. Скорректированные отношения шансов составили 4,2. [ДИ (95%) = 1,34, 13,29] для низкого разнообразия, 1,9 [ДИ (95%) = 1,00, 3,51] для Умеренное разнообразие и 1 для высокого разнообразия. Не было взаимодействия между стандартными контрольными переменными и социальной сетью разнообразие в предсказании простуды. То есть отношения были аналогичны для два типа вируса, для разных уровней антител до контакта, через времена года, а также по категориям возраста, пола, расы, образования и масса тела.

Рисунок 1. Процент добровольцев, у которых развивается клинические простуды разнообразием (количество социальных ролей) их социальных сети. Низкая = 1–3 социальные роли, Средняя = 4–5 и Высокая = 6 и более. Указаны стандартные ошибки. Адаптировано из рисунка из журнала Journal of the American Medical Association, 1997, 277 , 1940-1944.


Связь между общим количеством участников сети и простуды были лишь незначительными с большим числом, связанным с меньшим вероятность развития простуды (P<.12). Однако ввод числа участников сети в первый шаг уравнения регрессии вдоль со стандартными контролями не уменьшала связь между разнообразием и простуда (P<0,01). Следовательно, разнообразие сети больше важно, чем количество членов сети и ее связь с простуды не зависит от количества членов.

Стресс-буферные эффекты социального участия

В анализе, опубликованном в другом месте (Cohen et al., 1998), мы обнаружили, что лица, испытывающие хронический/длительный (один месяц и более) стрессовый события, по оценке интервью LEDS, подвергались большему риску заболеваемость простудой, чем у тех, кто не испытал такого стрессового события.Мы также изучали, может ли социальное участие защитить добровольцев влияние хронического стресса на восприимчивость к болезням. Первый, большее количество социальных ролей не было связано с меньшим количеством хронических стрессовые события (P = 0,22). Кроме того, добавление хронического стрессора переменная уравнения регрессии лишь немного уменьшила связь между разнообразием сети и заболеваемостью простудными заболеваниями (ОШ = 3,9 ДИ (95%) = 1,25, 12,23; 1,8 ДИ (95%) = 0,94, 3,35; 1.0). Взаимодействие между сетевым разнообразием и хроническим стрессом также не достиг статистическая значимость, указывающая на то, что разнообразие социальных сетей одинаковое влияние на восприимчивость к холоду как для тех, у кого, так и без хронический стрессор.

Пути, связывающие социальные сети с восприимчивостью

Те, у кого был низкий уровень социального участия, чаще курильщики и реже занимаются физическими упражнениями (Cohen et al., 1997). Оба эти оздоровительные практики также были связаны с восприимчивостью к простудным заболеваниям, с курильщиками и теми, кто мало тренируется, подвергается большему риску. Однако, эти медицинские практики могли объяснить лишь небольшую часть связь между разнообразием сети и восприимчивостью к инфекционным болезнь.Хотя более высокие уровни адреналина и норадреналина были связаны с повышенным риском развития простуды, ни один из этих гормоны (или кортизол) был связан с индексом социальной сети. Следовательно, ни один из них не может служить путями, связывающими сетевое разнообразие с восприимчивость к болезням. Кроме того, наша мера иммунной функции, естественная цитотоксичность клеток-киллеров, не была связана ни с одной из сетей разнообразие или холодный риск.

Личность как альтернативное объяснение

Считается, что личностные факторы «Большой пятерки» представляют собой основные структура личности (т.г., Гольдберг, 1992). Факторы обычно описывается как интроверсия-экстраверсия, доброжелательность, добросовестность, эмоциональная устойчивость и открытость. Мы нашли это только интроверсия-экстраверсия была связана с восприимчивостью к простуды. Те, у кого баллы были ниже медианы («интроверты»), больший риск (скорректированное ОШ=2,7, ДИ=1,45, 4,92). Интроверсия также была связаны с более низким уровнем разнообразия социальных сетей (p<0,002). Однако связь между сетевым разнообразием и простудой возникла выше и вне (независимо от) ассоциации интроверсии и простуды.

Обсуждение

Это исследование показало, что социальная изоляция представляет собой серьезный риск фактором развития болезни. Добровольцы, которые были относительно социально изолированные (1-3 связи) в 4,2 раза чаще заболеть, чем у людей с очень разнообразными сетями (6 и более отношения). Хотя относительная изоляция (1-3 отношения) составляли большую часть эффекта, связь оценивалась с помощью лица со средним числом социальных ролей (4-5), получающие некоторые польза.Интересно, что было разнообразие участников соц. сети, а не общее количество отношений, которые у них были, что прогнозируемая восприимчивость. Это говорит о том, что речь идет о чем-то выполнение различных социальных ролей (например, супруга, родителя, коллеги, и друг), что способствует устойчивости к инфекции. Как это происходит не ясно, хотя настоящее исследование предполагает, что вряд ли через механизм буферизации стресса. Во-первых, объединение разнообразие социальных сетей и восприимчивость к болезням не зависели от повышенный риск простудных заболеваний среди тех, кто страдает хроническим стрессовые события.Во-вторых, мы не нашли доказательств взаимодействия между социальным участием и хроническим стрессом в прогнозировании простуды восприимчивость. То есть присутствие стойкого стрессора усилило риск заболевания для добровольцев по всему спектру социальных сетей разнообразие.

Мы обнаружили, что связь между разнообразием сети и восприимчивость к простуде не зависела от размера сети. Однако мы не можем быть уверены, что это отношение не зависит от других сетевые функции, которые могут коррелировать с разнообразием, такие как сетевые плотность, слабые связи и структурные дыры (см. обсуждение в Brissette и другие., 2000). Что касается плотности, то есть некоторые свидетельства того, что низкая плотность социальных сетей связана с улучшением психического здоровья (Хирш, 1980; 1981). Более того, данные, которые мы недавно собрали в другом выборка показала, что более высокое разнообразие сети (измеряемое SNI) умеренно коррелировал с более низкими уровнями плотности сети, r = -0,32. Слабые связи, соединяющие человека с сетями, в которых он не состоит. в настоящее время член— были признаны важными для таких задач, как поиск работы (Granovetter, 1973) и людей, занимающих структурные дыры в сетях, соединяющих слабо связанные домены обладают большей властью и статусом в результате своего положения (Берт и др., 1997).Обе концепции должны сочетаться с разнообразием, и обе имеют известные эффекты, которые могут способствовать состоянию здоровья и Обслуживание. К сожалению, в настоящее время отсутствуют данные о связь между этими понятиями и сетевым разнообразием, ни какие-либо доказательства в отношении того, имеют ли эти концепции последствия для здоровье. Однако дальнейшая работа в этой области может дать нам только лучшее понимание того, как сети влияют на наше здоровье.

Чем можно объяснить отношения между социальным участием и подверженность инфекционным заболеваниям? Ранее мы подняли вероятность того, что эта ассоциация может быть опосредована эффектами социальное разнообразие либо в практике здравоохранения, либо в функции эндокринной и иммунной систем.Люди с разнообразными социальными сетями считалось, что они подвергаются большему социальному контролю и участвуют в улучшенных практики здравоохранения (Cohen, 1988). Кроме того, обладая разнообразным считается, что социальная сеть способствует эмоциональной регуляции и влиянию циркулирующие уровни гормонов, способных изменять иммунную функцию. Однако, когда мы измерили эти потенциальные пути, ни один из них не мог объяснить для отношений, которые мы нашли.

В случае со здоровьем все пять мер действовали как факторы риска заболевания.Курильщики, воздерживающиеся от алкоголя, с плохой эффективностью сна, а те, кто мало дней тренировался, были на повышенный риск развития простуды (Cohen et al., 1997). Тем не менее, здоровье практика может объяснить лишь небольшую часть отношений между социальная среда и сопротивление хозяина. Потому что практика здоровья меры были связаны с восприимчивостью ожидаемым образом, мы уверены в точности наших оценок. Как следствие, это маловероятно, что эти медицинские практики играют важную роль в увязывании социальной среды к устойчивости к инфекционным заболеваниям.Хотя мы оценивали медицинские практики, которые, по нашему мнению, наиболее вероятно обеспечить путь, возможно, что другие методы, такие как кофеин прием пищи, использование жидкости для полоскания рта или регулярное мытье рук могут связать социальные участие в восприимчивости к болезням.

Лица с повышенным уровнем циркулирующего адреналина и норэпинефрин подвергались большему риску развития простуды. Очередной раз, однако уровни этих гормонов не обеспечивали каких-либо дополнительных объяснение связи между социальным разнообразием и простудой.Нашим удивительно, эти гормоны не были связаны с социальным меры участия. Поскольку адреналин и норадреналин были оценивались в течение 24 часов до контакта с вирусом, они могли иметь указывали на реакцию стрессового типа на начало карантина а не базовый уровень реакции на опыт волонтеров среды. В нашей текущей работе мы пытаемся стать лучше фоновые уровни путем измерения гормонов несколько раз в течение недели до того, как добровольцы явятся на карантин.Это тот случай, когда получение надежные измерения (множественные измерения) в соответствующие моменты времени важно.

Мы выбрали активность естественных клеток-киллеров в качестве основного маркера иммунного ответа. функционировать по двум причинам. Во-первых, естественные клетки-киллеры служат для наблюдения. клетки, которые идентифицируют инфицированные (и иным образом измененные) клетки и убивают их. Теоретически более высокие уровни активности естественных клеток-киллеров должны помогают ограничить инфекцию и, следовательно, предотвратить болезнь. Во-вторых, есть доказательства того, что хронический психологический стресс связан с подавление активности NK (рассмотрено в Herbert & Cohen, 1993).Однако активность NK не работала как путь, связывающий стресс или социальное участие в восприимчивости к болезням в нашем исследовании. Измерение отдельные аспекты иммунитета в периферической крови не всегда наиболее соответствующую процедуру, и здесь может быть проблема (Cohen & Herbert, 1996). Теоретически активность NK в дыхательных путях может быть механизм защиты от респираторных инфекций. Это также возможно, активность NK в крови может иметь значение, но это способность иммунной системы компенсировать дефицит отдельных подсистем скрывает всякое отношение.Во всяком случае, мы не нашли доказательств иммунное опосредование связи между стрессом и инфекционным заболеванием или социальное участие и инфекционное заболевание. Опять же, мы думаем, что это может быть связано с проблемами измерения.

В целом, наши данные согласуются с теориями, предполагающими, что занятие разнообразные социальные роли полезны для здоровья. Данные также подтверждают представление о том, что чем больше ролей занимает человек, тем лучше (Marks, 1977; Sieber, 1974 год; Thoits, 1983), хотя издержки изоляции выше чем можно было бы ожидать от чисто градуированных отношений.Хотя мы предложили ряд правдоподобных объяснений того, как структурный компонент наших социальных сетей проникает внутрь нашего тела (Cohen, 1988; Cohen, Gottlieb & Underwood, 2000), в настоящее время эмпирические данные не поддерживают какой-либо конкретный путь.

Использование анализа социальных сетей в исследованиях здоровья

Меры социальных сетей, используемые в исследованиях последствий для здоровья, вероятно, кажутся довольно примитивными по сравнению с теми, кто участвует в формальных социальных сетевой анализ (читатели этого журнала).Основная причина, по которой используются относительно простые меры, заключающиеся в том, что исследования последствий для здоровья обычно включают большие выборки и включают несколько вопросников или меры интервью, выдвигая конверт в отношении требований к предметы. Для этих типов исследований краткие инструменты премиальное и интенсивное измерение зарезервировано для редких случаев в следователь убежден, что время стоит потенциальная отдача. Тем не менее, последовательно демонстрируемая важность меры социальной интеграции в области здравоохранения могут вызвать больший интерес в использовании более сложных количественных измерений социальных сетей для эти виды исследований.Количественные подходы были бы особенно полезны в той мере, в какой их можно использовать для различения альтернативные теории того, как социальная интеграция влияет на здоровье.

Ссылки

Бриссет, И. Коэн, С., и Симан, Т. Е. (2000). Измерение социальных интеграция и социальные сети. В С. Коэн, Л. Андервуд и Б. Gottlieb (Eds.), Поддержка измерений и вмешательств: руководство для ученых в области социальных наук и здравоохранения. Нью-Йорк: Оксфорд Пресс.

Беркман, Л.Ф. (1995). Роль социальных отношений в укреплении здоровья. Психосоматическая медицина, 57, 245-254.

Берт, Р. С., Джаннотта, Дж. Э., и Махони, Дж. Т. (1998). Личностные корреляты структурных дыр. Социальные сети, 20, 63-87.

Коэн, С. (1988). Психосоциальные модели роли социальной поддержки в этиологии соматического заболевания. Психология здоровья, 7, 269-297.

Коэн С., Дойл У. Дж., Сконер Д.П., Рабин Б.С. и Гуолтни Дж. М. (1997). Социальные связи и восприимчивость к простуде. Журнал Американской медицинской ассоциации, 277, , 1940–1944 гг.

Коэн С., Франк Э., Дойл Б.Дж., Сконер Д.П., Рабин Б.С. и Гуолтни, Дж. М. (1998). Типы стрессоров, повышающих восприимчивость к простуде. Психология здоровья, 17, 214-223.

Коэн С., Готлиб Б. и Андервуд Л. (2000). Социальное отношения и здоровье. В С.Коэн, Л. Андервуд и Б. Готтлиб (ред.), Измерение и вмешательство в социальную поддержку . Нью-Йорк: Оксфорд Пресс.

Коэн, С. и Герберт, Т.А. (1996). Психология здоровья: Психологическая факторы и физические болезни с точки зрения человека психонейроиммунология. Ежегодный обзор психологии, 47, 113-142.

Коэн, С., и Уильямсон, Г. (1991). Стресс и инфекционные заболевания у человека. Психологический бюллетень, 109 , 5-24.

Коэн, С., и Уиллс, Т.А. (1985). Стресс, социальная поддержка и гипотеза буферизации. Психологический бюллетень, 98, 310-357.

Козер, Л. (1974). Жадные учреждения. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Free Press.

Дюркгейм, Э. (1896/1951). Самоубийство. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Free Press.

Фарис, REL (1934). Культурная изоляция и шизофреническая личность. Американский журнал социологии, 40, 155-169.

Глейзер Р., Рабин Б., Чесни М., Коэн С. и Нательсон Б. (1999). Стресс-индуцированная иммуномодуляция: последствия для инфекционных болезнь? Журнал Американской медицинской ассоциации, 281, 2268-2270.

Голдберг, Л. Р. (1992). Разработка маркеров факторной структуры Большой пятерки. Психологическая оценка,4, 26-42.

Гуд, WJ (1960). Теория ролевого напряжения. Американское социологическое обозрение, 25, 483-496.

Грановеттер, М. (1973). Сила слабых связей. Американский журнал социологии, 81, 1287-1303.

Хельгесон, В.С., Коэн, С., и Фриц, Х.Л. (1998). Социальные связи и возникновение и прогрессирование рака. В J. Holland (Ed.), Учебник по психоонкологии.

Герберт, Т.Б., и Коэн, С. (1993). Депрессия и иммунитет: метааналитический обзор. Психологический бюллетень, 113, 472-486

Хирш, Б.Дж. (1980). Естественные системы поддержки и совладание с основными жизненными событиями. Американский журнал общественной психологии, 8, 159-172.

Хирш, Би Джей (1981). Преодоление и адаптация в группах высокого риска: к интегративной модели. Бюллетень шизофрении, 7, 164-172.

Хаус, Дж. С., Лэндис, К. Р., и Амберсон, Д. (1988). Социальные отношения и здоровье. Наука, 241, 540-545.

Жако, Э. (1954). Гипотеза социальной изоляции и шизофрения. Американское социологическое обозрение, 19, 567-577.

Маркс, С. (1977). Множественные роли и ролевая нагрузка: некоторые заметки о человеческой энергии, времени и приверженности. Американское социологическое обозрение, 42, 921-936.

Мид, GH (1934). Разум, личность и общество. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Орт-Гомер, К. и Джонсон, Дж. В. (1987). Взаимодействие в социальных сетях и смертность: шестилетнее последующее исследование случайной выборки население Швеции. Журнал хронических заболеваний, 40, 949-957.

Рабин, Б.С. (1999). Стресс, иммунная функция и здоровье: связь. Нью-Йорк: John Wiley & Sons.

Ладья, К. С. (1990). Социальные сети как источник социального контроля в жизни пожилых людей. В H. Giles, N. Coupland, & J. Wiemann (Eds.) Communication, Health and Seniors (стр. 45-63). Манчестер, Англия: Манчестерский университет Press.

Зибер, SD (1974).К теории накопления ролей. Американское социологическое обозрение, 39, 567-578.

Слейтер, П. (1963). О социальной регрессии. Американское социологическое обозрение, 28, 339-364.

Страйкер, С. (1980). Символический интеракционизм: социальная структурная версия. Менло-Парк: Бенджамин/Каммингс.

Туитс, Пенсильвания (1983). Множественная идентичность и психологическое благополучие: Переформулировка гипотезы социальной изоляции. Американское социологическое обозрение, 48, 174-187.

Амберсон, Д. (1987). Семейное положение и поведение в отношении здоровья: социальный контроль как аспект социальной интеграции. Журнал здоровья и социального поведения, 28, 306-319.

Уэр, EH (1956). Психические заболевания и социальные условия в Бристоле. Journal of Mental Science, 102, 349-357.

(PDF) Соблюдаются психологические аспекты социальной интеграции лица

, отбывающего наказание. На наш взгляд, важно выявить

сущность процесса коррекции интолерантности в целях формирования у осужденных социально значимых

личностных качеств и социально одобряемого опыта поведения, в определении

значимости технологий социально- педагогическая работа в

учреждениях.

деятельность социального педагога должна включать в себя систематическое решение целого комплекса

социально-педагогических задач, направленных на реализацию

таких функций, как воспитательная,

развивающая, обучающая и самокоррекционная. личность

осужденных встречается в трудах У.А. Воронин [1], Е.З. Гиниятуллин [2], Д.И. Ережипалиев [3],

А.А. Зайнетдинова, А.А. Резяпов [4], Н.М. Романова [5], Ж.Braithwaite [6], G. Drawve,

J.T. Уокер и М. Фелсон [7], M.J.J. Кунст, B.W.C. Звирс [8], Ю. Лоадер, Р. Спаркс [9], Р.

Сюретте [10] и др. Основные положения с точки зрения понимания организации целостного

-педагогического процесса в пенитенциарной системе отражены в работы К.Н.

Калашников [11], Р. Адельман, Л. Уильямс Рейд, Г. Маркл, С. Вайс и Дж. Чарльз [12], Т.Р.

Кохель [13], Л. Мария, Д. Кантер, Д.Youngs, J. Synnott [14] и др. Педагогические

основы исправления осужденных рассмотрены в работах И.А.Ахметшиной [15],

Н.В. Ольховик [16], О.А. Рыжова [17], Х. Хофер [18] и др. Теоретический анализ

отечественной и зарубежной научной литературы показал, что социально-педагогическая концепция социализации личности сегодня более продуктивна, поскольку может интегрировать воспитательные

силы всех воспитанников исправительных

с целью социальной интеграции

осужденных.Все это делает необходимым использование адекватных педагогических коррекционных средств в условиях

реальности пенитенциарной системы.

2 Материалы и методы

Выполнена опытно-экспериментальная работа на базе ФГУ «Следственный изолятор

Центр

11» Управления Федеральной службы исполнения наказаний

России по г. Москве Район в городе Ногинске. Выборка составила

из 7 человек в возрасте

23-25 ​​лет, являющихся впервые осужденными.Использовались методы теоретического анализа и

систематизации научных идей; изучение и анализ нормативных документов;

теоретический анализ философских, социально-педагогических и психологических источников; изучение

и обобщение опыта социальных

укаторов-новаторов; наблюдение,

беседа, личностный опросник EPI (Г. Айзенк), опросник социально-психологической

адаптации (К. Роджерс и Р.Даймонд), тест «Стратегия поведения в конфликтной ситуации»

(К. Томас).

3 Результаты

Пенитенциарная система создана для реабилитации правонарушителей и недопущения их совершения

совершения новых правонарушений

Правопорядок и законность в обращении с ними исправительных учреждений,

Безопасность, труд, их общее и профессиональное образование , обеспечение здоровья правительства. Для осуществления

целенаправленного социально-педагогического, реабилитационного процесса перевоспитания,

«лечения» социально неблагополучных заключенных необходимо, чтобы исправительно-трудовые учреждения

стали своего рода

социальными лечебницами.Поэтому необходимо иметь социальных работников, которые

ориентируются на морально-гуманистические принципы по отношению к осужденным.

сущность социально-

педагогической работы в учреждениях исполнения наказаний заключается в сохранении норм, ценностей и традиций

гуманистического воспитания. Этот подход особенно

сейчас, когда считается

, что осужденные не могут быть клиентами социальной работы, так как отбывают наказание и, как

в результате, не являются полноправными членами общества.На самом деле общество рассматривает осужденных как

элементов вне общества. Для выявления

психологических особенностей личности испытуемого использовались следующие методы психодиагностики.

E3S Сеть конференций 258, 07031 (2021)

UESF-2021

https://doi.org/10.1051/e3sconf/20212581/e3sconf/202125807031

2

Метааналитическая интеграция — Aston Exchange Explorer

TY — JOUR

T1 – Влияние поверхностных и глубоких различий на социальную интеграцию и результаты, связанные с индивидуальной эффективностью, в рабочих группах

T2 – метааналитическая интеграция

AU – Guillaume, Yves

AU – Brodbeck, Felix C.

AU — Рикетта, Майкл

N1 — Copyright 2012 Elsevier B.V., Все права защищены.

PY — 2012/3

Y1 — 2012/3

N2 — Предыдущие исследования, связывающие демографические (например, возраст, этническая/расовая принадлежность, пол и занимаемая должность) и лежащие в их основе психологические (например, личность, установки и ценности) различия переменные к результатам, связанным с работой отдельных членов группы, дали смешанные и противоречивые результаты. Чтобы учесть эти результаты, в этом исследовании разрабатывается схема непредвиденных обстоятельств и проверяется с использованием методов метаанализа и моделирования структурных уравнений.В соответствии с этой структурой результаты показали различное влияние поверхностных (т. е. демографических) различий и глубинных (т. е. лежащих в основе психологических) различий на социальную интеграцию и, в конечном счете, на результаты, связанные с индивидуальной эффективностью (т. е. текучесть кадров, задачи и контекстное исполнение). В частности, внешнее непохожесть негативно влияла на социальную интеграцию при низкой, но не при высокой командной взаимозависимости. В свою очередь, социальная интеграция полностью опосредовала отрицательную связь между различиями на поверхностном уровне и результатами, связанными с индивидуальной эффективностью, при низкой взаимозависимости.Напротив, различия на глубоком уровне отрицательно влияли на социальную интеграцию, которая была сильнее при высокой и слабее при низкой взаимозависимости команды. Вопреки нашим предсказаниям, социальная интеграция не опосредовала отрицательную связь между различиями на глубоком уровне и результатами, связанными с индивидуальной эффективностью, но подавляла положительные прямые эффекты различий на глубоком уровне на результаты, связанные с индивидуальной эффективностью. Обсуждаются возможные объяснения этих противоречивых выводов.

AB — Предыдущее исследование, связывающее демографические (например, возраст, этническая/расовая принадлежность, пол и занимаемая должность) и лежащие в основе психологические (например, личность, отношение и ценности) переменные различия с результатами, связанными с работой отдельного члена группы, дало смешанные и противоречивые результаты. . Чтобы учесть эти результаты, в этом исследовании разрабатывается схема непредвиденных обстоятельств и проверяется с использованием методов метаанализа и моделирования структурных уравнений. В соответствии с этой структурой результаты показали различное влияние уровня поверхности (т.например, демографические) различия и различия на глубоком уровне (т. е. лежащие в основе психологические) различия в социальной интеграции и, в конечном счете, в результатах, связанных с индивидуальной эффективностью (т. е. текучесть кадров, задачи и контекстуальные показатели). В частности, различия на поверхностном уровне отрицательно сказывались на социальной интеграции при низкой, но не при высокой командной взаимозависимости. В свою очередь, социальная интеграция полностью опосредовала отрицательную связь между различиями на поверхностном уровне и результатами, связанными с индивидуальной эффективностью, при низкой взаимозависимости.Напротив, различия на глубоком уровне отрицательно влияли на социальную интеграцию, которая была сильнее при высокой и слабее при низкой взаимозависимости команды. Вопреки нашим предсказаниям, социальная интеграция не опосредовала отрицательную связь между различиями на глубоком уровне и результатами, связанными с индивидуальной эффективностью, но подавляла положительные прямые эффекты различий на глубоком уровне на результаты, связанные с индивидуальной эффективностью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.