Счастье в философии это: Великие философы — о том, что такое счастье | Стиль жизни

Великие философы — о том, что такое счастье | Стиль жизни

Конечно, можно провести весь досуг за просмотром сериалов, но иногда кажется, что чего-то не хватает. В такие минуты стоит обратиться к мудрости величайших мыслителей: Кьеркегора, Сократа, Торо и Будды. Ведь философы изучали счастье задолго до того, как оранжевый стал хитом сезона.

«Нет пути к счастью, счастье — это путь», — Будда Гаутама, около 500 г. до н. э.

Больше других счастливы люди, которые находят удовольствие в самой жизни, а не в той или иной цели. Собственно, никакой цели нет. Согласно Будде, счастье — в пути.

«Из всех форм осмотрительности осторожность в любви, наверное, наиболее губительна для подлинного счастья», — Бертран Рассел, начало XIX века.

Для человека вроде Бертрана Рассела, любителя математики, естественных наук и логики, погружение в счастье — не очень характерно.

Тем не менее его идея, что для обретения счастья нужно броситься в омут любви с головой, верна — ее поддерживает и современная наука.

«Все люди хотят счастья, потому что все хотят чувства усиления власти; наибольшая власть требуется для преодоления себя», — Фридрих Ницше, конец XIX века.

Для Ницше, знаменитого нигилиста с усами, счастье — это мера того, насколько человек контролирует свое окружение.

Немецкий философ часто писал о влиянии, которую власть (или отсутствие власти) может оказывать на человека. Когда человек сопротивляется, он берет судьбу в свои руки. Позже из этого ощущения может вырасти счастье.

«Секрет счастья не в том, чтобы постоянно хотеть большего, а в том, чтобы приучить себя довольствоваться малым», — Сократ, около 450 г. до н. э.

Для Сократа, одного из величайших мыслителей древности, источником счастья не может быть награда или чужая похвала. Оно определяется внутренним ощущением успеха.

И, урезая потребности, мы можем научиться ценить простые удовольствия.

«Источник счастья следует искать в себе, а не в окружающих», — Платон, IV век до н. э.

Неудивительно, что Платон, ученик Сократа, определяет счастье похожим образом.

Счастье по Платону — это удовлетворение от собственных достижений: быстрее пробежать стометровку, прочесть больше книг и так далее, — а не от того, что эти достижения могут вам принести.

«Счастье зависит от нас самих», — Аристотель, около 300 г. до н. э.

Когда до проблемы добрался ученик Платона Аристотель, идея, что счастье — это то, что создаем мы сами, стала общепринятой.

Другими словами, это не дар других людей и не вещи, которые нам удается получить. Мы создаем счастье сами, и сами отвечаем за то, чтобы удержать его.

«Я понял, что добиваться счастья лучше, ограничивая свои желания, чем пытаясь удовлетворить их», — Джон Стюарт Милль, XIX век.

Джон Стюарт Милль был титаном либерализма и, пожалуй, одной из самых значимых фигур в истории. Он всеми силами распространял веру в свободу.

В вопросах счастья он придерживался мудрости древних греков. Милль верил в утилитаризм и не стремился к материальному изобилию.

«Чем больше человек медитирует на хорошие мысли, тем лучше будет его мир, и мир в целом», — Конфуций, около 500 г. до н. э.

Книга «Сила позитивного мышления» и последние исследования в области когнитивно-поведенческой терапии, подтверждающие связь между мыслями, чувствами и поведением, подкрепляют точку зрения Конфуция.

Конфуцианство считает счастье самосбывающимся пророчеством — чем больше мы находим для него причин, тем оно сильнее.

«Все величайшие блага человечества — внутри нас и в пределах нашей досягаемости. Мудрый человек доволен своей судьбой, какой бы она ни была, и не желает того, чего не имеет», — Сенека, I век до н. э.

Философ-стоик, любимец инвестора Нассима Талеба и маркетолога Райна Холидея, твердо верил в то, что теперь психологи называют «локусом контроля».

У некоторых людей он находится снаружи. Они чувствуют, что их действия определяют внешние силы. У других — кого Сенека считал счастливыми, — локус находится внутри.

«Если вы подавлены, вы живете в прошлом. Если нервничаете, вы живете в будущем. Если спокойны — живете в настоящем». Лао-цзы, около 600 г. до н. э.

Некоторые исследования показывают, что люди чувствуют себя наиболее счастливыми, когда их занятие требует полного сосредоточения и внимания: это может быть хороший разговор, творческая задача или секс.

«Жизнь не проблема, которую нужно решить, а реальность, которую нужно прочувствовать», — Серен Кьеркегор, философ начала XIX века.

Пародийный твиттер-аккаунт Kim Kierkegaardashian появился не на пустом месте — его вдохновителем стал датский философ, живший 200 лет назад.

Кьеркегор имел в виду, что счастье состоит в проживании настоящего момента. Когда мы перестаем воспринимать внешние обстоятельства как проблемы и начинаем думать о них как об опыте, нам легче получать удовольствие от жизни.

«Счастье капризно и непредсказуемо, как бабочка: когда ты пытаешься его поймать, оно ускользает от тебя, но стоит отвлечься — и оно само опустится прямо в твои ладони», — Генри Дэвид Торо, родился в 1817 году в США.

Неудивительно, что трансценденталист и сторонник гражданского неповиновения исповедовал пассивный подход к счастью.

Как он подробно описал в книге «Уолден», Торо старался избегать привычек. Он считал, что более хаотический подход к жизни принесет ему большее счастье.

Эта идея вполне сочетается с мыслью других философов, что жить нужно в настоящем.

Философия счастья Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Философия счастья

Л. А. КОМАРОВА

Счастье — это внутреннее солнышко.

Н.И. Козлов

Вопрос о том, что такое счастье и что значит быть счастливым, с давних пор волновал человека. Человек всегда стремился к счастью. Человек всегда думал о счастье. Человеку удавалось быть счастливым. Но счастье -это настолько глубокое, настолько интимное переживание, что никакие схемы, никакие размышления не приближают нас к пониманию этого явления. И потому для каждого, кто задумывается о счастье, оно открывается в своей неизведанности и вечной новизне так, будто никто еще не касался этой проблемы. Всякого, кто взялся за нее, уже можно назвать счастливым. В чем же заключается философия счастья? Как сделать человека счастливым? На эти и многие подобные вопросы мы попытаемся ответить в этой статье. «Человек создан для счастья, как птица для полета». В этом хорошо известном крылатом изречении народная мудрость «зафиксировала то обстоятельство, что счастье относится к глубинным сторонам человеческого существования, к самой его природе. И уже только поэтому понятие счастья должно выражать определенный срез нравственной жизни человека» [5, 77].

Пониманию сущности сознания счастья мешает не только сложность, этого явления духовной жизни человека, но и то, что само слово «счастье» употребляется в обиходе в различных смыслах. Понятие счастья для каждого человека индивидуально. «Одним счастьем кажется добродетель, другим — рассудительность, третьим — известная мудрость, а иным все это вместе или что-нибудь одно в соединении с удовольствием или не без участия удовольствия, есть и такие, что включают в понятие счастья и внешнее благосостояние» [1, 66].

Перечисляя различные мнения людей относительно счастья, можно сказать, что для большинства счастье заключается в чем-то наглядном и очевидном: в удаче, в удовольствии, в почете, в богатстве и т.п. «Счастье, — говорим мы, — это то же самое, что благополучие и хорошая жизнь» [1, 302]. Поэтому «вопрос о счастье — это не просто вопрос о том, как быть удачливым, довольным или даже добродетельным, но прежде всего о том, в

чем заключается хорошая счастливая жизнь и к чему человеку следует стремиться в первую очередь» [3, 295].

Существует еще и определение счастья как «морального сознания, которое обозначает такое состояние человека, которое соответствует наибольшей внутренней удовлетворенности условиями своего бытия, полноте и осмысленности жизни, осуществлению своего человеческого назначения. Как и мечта, счастье является чувственно-эмоциональной формой идеала, но в отличие от нее означает не устремление личности, а исполнение этих устремлений. Понятие счастья не просто характеризует определенное конкретное положение или субъективное состояние человека, но и выражает представление о том, какой должна быть вся жизнь, что именно является для него блаженством. В зависимости от того, как истолковывается назначение и смысл человеческой жизни, понимается и содержание счастья. Поэтому данное понятие носит еще и нормативно-ценностный характер» [6, 303].

Проследив этимологию слова «счастье», можно заметить закономерность. Древнегреческое слово «Eudaimonia» (истинное счастье) составлялось из двух слов — eu (добро) и daimon (божество), т.е. дословно означало, что судьба человека находится под покровительством богов.

В Риме слово «счастье» означало имя богини — Фортуна. Само слово «Fortuna» имело еще два значения — удача и судьба. Богиня изображалась с рогом изобилия, колесом и рулевым веслом. То есть, она олицетворяла божественную милость, которая может быть дана только достойному. Поэтому восприятие счастья как категории в Римской империи было чисто практическим. Это было благосостояние, возможность выполнения желаний и т.д.

Для более низких слоев общества счастье часто обозначало единение с богами, которые могут даровать более достойную жизнь. Позднее подобное отношение к счастью нашло отражение в христианском учении.

В русском языке слово «счастье» также имеет несколько значений:

1) рок, судьба, участь, доля; т.е. быть счастливым поначалу понималось как «находиться под милостью высших сил»;

2) случайность, желанная неожиданность, успех в делах, т.е. быть счастливым может означать и то, что человек может быть как бы со-участником своей судьбы.

Многим известно изречение: «За счастье надобно бороться…». Что же представляет собой эта борьба? Видимо, это борьба

добродетели с пороком в человеческом сердце, борьба со своим эгоизмом, достижение той детской простоты, которую христианское мировоззрение возводит в ранг одной из высших добродетелей, обладание которой сулит обретение Царствия Небесного (вспомним евангельское: «Будьте как дети, ибо их есть Царствие Небесное»).

Человек так устроен, что он стремится к обеспечению своих интересов. И чаще всего бывает, что достижение какого-то своего личного интереса человек рассматривает как элемент счастья. Далее, стремясь к достижению оного, человек часто забывает о средствах для избранной цели.

Использование же этих средств порой вступает в противоречие с интересами других людей, ибо «свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого». Получается, что мы часто пытаемся построить свое личное счастье за счет окружающих. Это «счастье» недолговечно, так как противоречит основному нравственному закону: «поступай с другими так, как ты хотел бы, чтобы поступали с тобой».

Борьба за счастье — это борьба со своими пороками, недостатками, мешающими жить нам и окружающим нас. Жизнь освобождающегося от пороков человека наполняется особым смыслом — идеей нравственного совершенствования. Каждый шаг вперед на этом пути — радость маленькой победы, каждый шаг назад — боль и горечь поражения. Человек, вставший на этот путь, с одной стороны, испытывает наслаждение уже от того, что идет по нему, а с другой стороны, чувствует бремя огромной ответственности перед Богом, ближними и самим собой. С каждым успешным шагом на этом пути у нас прибавляется уверенность в своих силах, повышается самооценка, крепнет вера и любовь. У человека появляется все больше сил и возможностей для выполнения второй важнейшей христианской заповеди: «Возлюби ближнего своего как самого себя».

С другой стороны, было бы большим заблуждением понимать счастье как результат достижения конечной цели устремлений человека — самого счастья. Если человек поставил высшей целью своей жизни достижение счастья и ничего более, то вряд ли это хоть сколько-нибудь согласуется с понятием нравственного мотива поведения. Не случайно японская мудрость гласит: «Счастье выпадает тому, кто его не ждет».

Аналогичную мысль выражает и русская пословица: «Счастья искать — от него бежать».

Убеждает в этом и французская писательница А.Л.Ж. де Сталь: «Человек, посвятивший себя погоне за полным счастьем, будет несчастнейшим из людей».

О недопустимости превращения счастья в главную цель жизни говорит и замечательный русский писатель М.М. Пришвин: «Нельзя целью поставить себе счастье: невозможно на земле личное счастье как цель. Счастье дается совсем даром тому, кто ставит какую-нибудь цель и достигает ее после большого труда».

Требование же счастья себе самому, целеполагание его в качестве объекта стремления есть эгоизм, неизбежно ведущий к несчастью. Это отмечал известный моралист, родоначальник неклассической европейской философии Артур Шопенгауэр: «Важнейшее средство не быть несчастным — не требовать слишком большого счастья».

Близкую к этому мысль проводит и Буаст: «Мы были бы гораздо счастливее, если бы поменьше заботились об этом».

Стремление к счастью и постоянное его ожидание, размышление о нем — разные вещи. Подсознательное стремление к счастью должно сочетаться с сознательным стремлением к добродетели, и только тогда оно приходит к человеку, образно выражаясь, совсем с другой стороны, нежели его ожидают. Главное — не мечтать о счастье, а думать о том, как стать достойным счастья.

Поэтому, счастье есть итог длительного пути человека от порока к добродетели, результат борьбы с пороком, награда человека самому себе за свой упорный целенаправленный труд, как победа в описанной борьбе. О понимании счастья как заслуги говорил М.М. Пришвин: «Да, конечно, счастье необходимо, но какое?»

«Есть счастье — случай, это — Бог с ним».

«Хотелось бы, чтобы счастье пришло, как заслуга».

Наконец, существенно важным в стремлении к счастью является различение счастья как такового и средств его достижения. Люди часто путают одно с другим и обожествляют то, что может быть лишь вспомогательными ступеньками к счастью: деньги, положение в обществе, чувственные наслаждения и т.д. Великий французский просветитель Гельвеций говорил по этому поводу следующее: «Если могущество и богатство являются средствами стать счастливыми, то не следует все же смешивать средства с самой вещью; не следует покупать ценой излишних забот, тягот и опасностей того, что можно иметь дешевле. Словом,

в поисках счастья не следует забывать, что мы ищем счастье, а не чего-либо другого».

Люди давно обратили внимание на диалектическую взаимосвязь счастья и несчастья. Более того, достаточно часто в арсенале мировой философской мысли встречается убежденность в том, что несчастье порой является залогом счастья, исходной точкой движения к нему. Действительно, ведь люди чаще всего начинают размышлять о счастье только тогда, когда стремятся убежать от страданий, от несчастья. Только сам, набив шишки на своем собственном лбу, человек способен осознать справедливость того, что ему говорили старшие. Только пройдя через свои собственные страдания и мучения, мы начинаем приближаться к Истине и возрастать духовно. Не зря же говорят: «Не было бы счастья, да несчастье помогло».

Русские пословицы гласят также: «Натерпишься горя, научишься жить» и «Кто нужды не видал, и счастья не знает».

Великий немецкий философ и поэт эпохи Просвещения Фридрих Шиллер писал: «…Истинная нравственность вырабатывается лишь в школе несчастий и… постоянное счастье легко может стать роковой пучиной для добродетели» [8, 582].

Сенанкур утверждал, что лишь познав горе, заурядный человек может достичь душевной зрелости, еще не став стариком.

П. Баланш говорил о том, что несчастье закаляет душу и сообщает чувствам большую глубину и остроту; несчастье учит нас сострадать чужой боли.

Русский гений Николай Васильевич Гоголь, отмечая антропологическое значение страданий, писал: «…Несчастье умягчает человека; природа его становится тогда более чуткой и доступной к пониманию предметов, превосходящих понятие человека, находящегося в обыкновенном и повседневном положении…» [7, 235].

Александр Дольский чутко подметил диалектику страдания и духовности: «Благословляю боль и мрак за то, что научили Богу» [4, 137].

Конечно, мы живем в совершенно другую эпоху и поэтому, не особо задумываясь, нынешнее поколение полагает, что этические принципы, сформулированные мыслителями древности, устарели, не соответствуют духу и потребностям современной цивилизации, а значит, не достойны внимания.

Однако, дав себе труд внимательно прислушаться к советам древних мудрецов, мы увидим, что, несмотря на свою «длинную бороду», их достижения и открытия в области морали не устарели.

Доказательством этому служит подтверждение древней мудрости современной наукой: ведь большинство медиков, физиологов, психологов в один голос говорят о том, что физическое и психическое здоровье человека, как необходимое условие обретения им счастья, зависит от образа жизни человека, то есть от соблюдения им нравственных ограничительных установок.

Большинство современных философов свидетельствуют о том, что счастье — это не лотерейный билет и его нельзя выиграть в рулетку; счастье — это не клад, который следует искать (иногда мы слышим жалобы наподобие: «я не нашел своего счастья» или «с этим человеком я не нашел счастья»). Напротив, счастье — это то, что мы сами производим; то, что в наших собственных руках, то, что зависит большей частью от нас самих. Если и нужно искать счастье, то только внутри самого себя (как говорил Пифагор), так как это награда человеку за его праведный образ жизни и мыслей, за его альтруизм и любовь к людям и миру. Мудрый Гораций писал в назидание потомкам:

«Будь доволен тем, что в руках имеешь, Ни на что не льстись. И улыбкой мудрой Умеряй беду. Ведь не может счастье Быть совершенным» [2, 448].

В данной статье рассматривается понятие «счастье» как многоаспектное, раскрывается понимание сущности сознания счастья, дается этимология слова «счастье». Автор показывает диалектические взаимосвязи счастья и несчастья, страдания и духовности.

Ключевые слова: счастье, добродетель, удача, смысл человеческой жизни, борьба за счастье, несчастье, цель, труд, случай, заслуга.

The phenomenon of happiness is observed in this article as multispecies thing. We look through essence of happiness, consciousness of happiness, give etymological description of word «happiness», show dialectical interrelation between happiness and disaster, spirituality and sufferings.

Key words: happiness, virtues, luck, the essence of human life, fight for happiness, disaster, aim, incident, reward.

1. Аристотель. Соч. в 4-х тт. — Т. 4. — М., 2004.

2. Гораций. Собрание сочинений. — СПб., 2005.

3. Гусейнов АА, Апресян Р.Г. Этика. — М., 1998.

4. Дольский А. Ленинградские акварели. — Л., 1983.

5. Попов Л.А. Этика. Курс лекций. — М., 1998.

6. Словарь по этике / Под ред. И.С. Кона. — М., 1975.

7. Философская энциклопедия. — Т. 3.

8. Философская энциклопедия. — Т. 5.

Счастье по Аристотелю — Почитать на DTF

«Что такое счастье?», — британский профессор по античной литературе Эдит Холл предлагает поискать ответ на этот вопрос в книге «Счастье по Аристотелю», где рассматривает этику одного из самых значимых философов Античности на современный лад.

{«id»:854723,»type»:»num»,»link»:»https:\/\/dtf.ru\/read\/854723-schaste-po-aristotelyu»,»gtm»:»»,»prevCount»:null,»count»:172}

{«id»:854723,»type»:1,»typeStr»:»content»,»showTitle»:false,»initialState»:{«isActive»:false},»gtm»:»»}

{«id»:854723,»gtm»:null}

6841 просмотров

Аристотель wikipedia.org

Почему эта книга?

Я познакомился с этой книгой в рамках предварительного ознакомления с этикой Аристотеля. Для меня важен процесс самопознания и мне интересна философия, но познания мои обрывочны и до Аристотеля не доходили. Поэтому, чтобы подготовиться к изучению его этики воспользовался таким источником.

К удивлению, его философия вполне может стать ориентиром в принятии решений сегодня. Авторша подробно рассматривает сочинения Аристотеля и формирует общее представление об этике и взглядах философа на жизнь. Ниже краткий пересказ идей затрагиваемых здесь.

Краткий пересказ

Счастье по Аристотелю заключается в раскрытии потенциала, заложенного внутри человека, при стремлении к совершенству, насколько позволяют обстоятельства. Счастье — привычка поступать правильно, руководствуясь добродетелями: благодеянием, совестью и самодисциплиной. Это внутреннее стремление к моральному и нравственному эталону.

Единственный способ достичь этой привычки делать добро и руководствоваться в принятии решений человеческой природой — т.е быть разумным.

Для достижения счастья человеку нужно принять решение следовать добродетелям. Это его личная ответственность. Активная, деятельная позиция по отношению к своей жизни — ключ к тому, чтобы руководствоваться ими.

Разумный человек имеет все шансы прожить достойную жизнь. Он поступает по совести со своим окружением, способен на самостоятельные суждения, умеет созерцать. В своих действиях ориентируется на рамки нравственного эталона, каждую ситуацию оценивая отдельно, саму по себе. Поскольку изначально никто не рождается добродетельным или нравственно идеальным, значит, это навык и его можно развить в любом возрасте.

Все в этом мире имеет 4 составляющих: форму — первопричину — материал — смысл. Человек, способен определить для себя смысл своего существования. Удовольствие от деятельности — ориентир в этом. Для раскрытия своего потенциала в деятельности, которая приносит нам удовольствие, может потребоваться много времени. Нам следует постоянно искать среду, которая поможет раскрыть свои задатки и взаимодействовать с ней.

Каждый день мы принимаем решения разной важности, поэтому умение «рассуждать грамотно» — необходимое качество современного человека. Не менее важно уметь прислушиваться к другим и оглядываться на чужой опыт. Это такой же навык, который мы можем развивать. Некоторые, не обучаясь специально, рассуждают таким образом, поэтому нам стоит компенсировать свое неумение целенаправленной работой.

Нужно принимать во внимание среду в которой ты оказался и учится предвидеть разные возможные исходы, чтобы подготовиться к последствиям. Бездействие — тоже имеет последствия, но бездействие не требует усилий, поэтому присуще людям слабым морально.

Риторика — инструмент, которым пользуется каждый человек. Стоит хотя бы ознакомиться с ее основами для того, чтобы уметь воздействовать на аудиторию. Склонять к нужному решению, производить впечатление, одерживать победы в спорах и диспутах. Частью риторики являются принципы: краткости, нацеленности на аудиторию и четкости. Подача материала изменилась не так сильно, как кажется, и спустя тысячелетия можно почерпнуть в «Риторике» и «Поэтике» важное для себя.

Одна из сторон нашей личности — пороки. В умеренных проявлениях они не сильно портят наши взаимоотношения с окружающими и собой. Но крайние проявления их требуют коррекции, хотя бы до состояния умеренности, поэтому стоит уделить внимание самопознанию и трезво посмотреть на себя. Добрые качества в крайней форме тоже носят негативный оттенок, поэтому их проявления тоже необходимо уравновесить.

Нас оценивают по тому, что мы сделали. Не сделанное людей не интересует. Поэтому в этике Аристотеля уделяется большое внимание принятию правильных справедливых решений. Стоит быть честным и не хвастливым — лучше придерживаться умеренной скромности. Нельзя оставаться в стороне, когда видишь несправедливость.

Личные отношения с людьми — важная часть жизни. Разные формы союзов, которые мы образуем с людьми оказывают влияние на наше счастье. Поэтому нам стоит разобрать как и с кем мы взаимодействуем. С кем-то мы близки, с кем-то дружим ради выгоды или удовольствия — выстраивание отношений ценно временем, которое мы вложили в них. Ничего плохо в том, чтобы не испытывать чувства родства к кровным родственникам.

Мы формируем общество. Аристотель рассматривает разные виды политических устройств, которые существуют до сих пор. Каждый из них имеет свои минусы. Правильное общество: небольшое, основано на принципе «гражданского согласия». Бедность приводит к имущественному расслоению и разногласиям на этой почве, поэтому с ней следует бороться.

Человека характеризует его досуг. Если мы формируем общество, то правильно выстроенный досуг формирует нас. Нужно стремиться к тому, чтобы наполнять свою жизнь тем, что развивает нас. Следует изучать искусства, потому что они способны углублять наши нравственные взгляды.

Все живые существа смертны, поэтому нужно научиться принимать смерть и готовится к ней. Неизбежная конечность нашего бытия способна подтолкнуть нас к принятию решений и реализации жизненных проектов. Бог в этике Аристотеля существует в самопознании и не заинтересован в делах людей, он первоначальный импульс, но не наблюдатель. В жизни есть только один неизменный процесс — бесконечный цикл воспроизводства. Жизнь сменяет жизнь, жизнь порождает идеи, которые переживают своих создателей.

Резюмируем

В этой книге дан по сути общий взгляд на идеи философа. Я буду углублять свое знакомство с ними дальше. Однако, мысль о том, чтобы внедрять в свою жизнь следование добродетелям посещала меня неоднократно в процессе прочтения. Глава, посвященная принципу середины, побудила взглянуть на себя и оценить какие качества я вижу у себя и как их следует развивать или сдерживать.

«Счастье по Аристотелю»

Аристотель первым из философов занялся изучением субъективной модели счастья, а его этическое учение охватывает все, что современные психологи связывают с личным счастьем — самореализацию, обретение «смысла существования», «поток» творческого участия в жизни и «положительные эмоции». Профессор Лондонского университета Эдит Холл считает, что аристотелевская программа обретения личного счастья до сих пор не изжила себя. В книге «Счастье по Аристотелю. Как античная философия может изменить вашу жизнь» (издательство Альпина нон-фикшн), переведенной на русский язык Натальей Колпаковой, она демонстрирует, как принципы учения Аристотеля помогают разобраться в повседневных проблемах — поиске работы, понимании собственного характера, сохранении здоровья, выполнении общественного долга. N + 1 предлагает своим читателям ознакомиться с коротким отрывком главы, посвященной намерениям и их роли в оценке людских поступков.


Намерения

«Мы хвалим и порицаем всех, взирая более на выбор, чем на дела», — пишет Аристотель. Иногда намерение значит гораздо больше, чем совершенное в итоге действие.

В нравственно неоднозначных ситуациях, если намерения у вас благие, иногда вполне допустимо использовать сомнительные методы. Насколько необходимо прибегать к запрещенным приемам ради благой цели, зависит от того, насколько безвыходная у вас ситуация. Так, загнанные в угол родители пойдут на все — обман, кражу, принуждение и насилие, чтобы спасти своего ребенка. Аристотель прекрасно это понимает: «потому что дурное совершается по принуждению». Принуждение может принимать самые разные формы — в том числе крайние, такие как угроза лишить жизни ваших близких.

Аристотель объясняет это на двух простых примерах. Первый заключается в том, что ударить человека — это злодеяние, если намерением ударившего было оскорбить, причинить боль жертве или получить удовольствие самому. Однако, если удар был нанесен в порядке самозащиты, винить ударившего не за что. Пример второй: взять что-то без ведома владельца — это кража, если она совершается с намерением оставить взятое себе и тем самым навредить владельцу. Но если, скажем, вы позаимствовали чью-то машину, чтобы срочно доставить в больницу человека с сердечным приступом, а машину затем вернете, это, в общем-то, не кража. Вами двигала необходимость во что бы то ни стало спасти человеку жизнь.

В аристотелевских этических задачах «повышенной сложности» фигурируют три нравственные дилеммы, при которых единственно верным руководством к действию зачастую оказывается лишь намерение. Во-первых, ошибочным шагом может стать и бездействие. Во-вторых, и теоретически, и практически честность — действительно лучшая политика. И в-третьих, жесткие принципы добродетельности поступков или принцип равенства необходимо смягчать более частным и гибким, учитывающим конкретные обстоятельства принципом справедливости. Для Аристотеля важнее всего самостоятельная, независимая личность, свободная в своем решении поступать «правосудно», даже если все вокруг ведут себя неподобающе. Возможно, эти идеи развились отчасти в противовес бесконечным распрям, которые философ наблюдал при пышном македонском дворе в Пелле в собственном детстве и позже, в 343–336 гг. до н.э., когда воспитывал Александра. Борьба за власть, убийства, вымогательство, принуждение, заговоры, обман, болезненные страхи… Но Аристотелю удалось остаться собой.

Пожалуй, самый сложный нравственный выбор — вмешаться или ничего не предпринимать. Вы беспокоитесь за соседского ребенка, которого, кажется, бьют. Как поступить — сообщить в службу опеки или промолчать, вдруг вы ошиблись? Ваш сослуживец растрачивает корпоративные средства. Известить руководство или держать рот на замке, чтобы не сочли стукачом? Дилемма играет ключевую роль в фильме Джонатана Каплана «Обвиняемые» (The Accused, 1998), где впервые в истории кинематографа освещается несправедливое обращение с жертвами сексуального насилия, которые пытаются искать правовой защиты. Четверо студентов колледжа насилуют в баре женщину из рабочего класса. Приятель одного из них, хоть и шокирован совершающимся у него на глазах, никак не вмешивается и не пытается остановить преступление. Однако все же звонит в службу спасения и уведомляет полицию. Его показания сыграют затем большую роль в расследовании.

Аристотель первым из философов, занимавшихся этикой, понял, что неправедным поступком может быть не только действие, но и бездействие. Самый яркий пример он приводит в Книге третьей «Никомаховой этики»: «И в чем мы властны совершать поступки, в том — и не совершать поступков, и в чем от нас зависит “нет”, в том — и “да”. Следовательно, если от нас зависит совершать поступок, когда он прекрасен, то от нас же — не совершать его, когда он постыден».

Сегодня цена этого выбора гораздо выше, чем во времена Аристотеля. Хотя у древних греков тоже имелось понятие непрошеного вмешательства, на людей, которые считали, что их дело сторона, смотрели косо. Если в наше время тихони вызывают, в отличие от возмутителей спокойствия, скорее одобрение, то древние греки считали отрешенность эгоизмом и безответственностью, уклонением от гражданских обязанностей. У нас сама лексика, описывающая инициативу или вмешательство с целью навести порядок и устранить несправедливость, зачастую имеет отрицательную окраску. Лидерство часто воспринимается как самореклама или карьеризм. В нашем языке почти нет глаголов, означающих вмешательство в положительном смысле, за редкими исключениями вроде «вступаться», зато предостаточно обозначений осуждаемого вмешательства — «вторгаться», «путаться», «лезть не в свое дело». Еще сложнее приходится женщинам, которых испокон веков приучали «не высовываться», поощряя скромность и незаметность в противовес участию в общественных или государственных делах.

В детстве всем нам приходилось выбирать — вмешаться или промолчать, становясь, по сути, пособниками, когда на наших глазах «непопулярным» детям устраивали травлю. В аналогичных ситуациях мы оказываемся и во взрослой жизни. Протестуете ли вы во всеуслышание, когда видите, как родители бьют детей или кричат на них? Молчите, когда мускулистый наглец проходит без очереди, оттеснив тщедушного пенсионера? Или когда молодой здоровый парень не уступает место в метро беременной женщине?

Вмешиваться нелегко, потому что стандартная защитная реакция на стороннее вмешательство: «Вам что, больше всех надо?» или «А вас кто назначил полицией нравов?» Вопрос в том, что вас больше беспокоит — мнение этих людей, плюющих на нормы морали и справедливости, или творящееся бесчинство. Аристотель был прав, приравнивая нравственное бездействие к соучастию и говоря, что на смертном одре мы будем сожалеть отнюдь не о сделанном.

К этому жизненно важному этическому принципу в наши дни апеллируют редко, разве что в медицинской этике, рассматривая вопрос, насколько допустимо воздержаться от лечения и «позволить» пациенту умереть. Здесь «бездействие» приветствуется, если способствует тому, чтобы сократить агонию неизлечимо больного и уменьшить его страдания. Однако в наше время подавляющая масса этических требований и, соответственно, претензий — особенно к общественным деятелям — предъявляется применительно к действию, то есть ошибкам или проступкам. Политиков критикуют за неправильные шаги и очень редко за то, чего они не сделали, чтобы улучшить положение народа. Мы недостаточно спрашиваем с политиков, генеральных директоров, ректоров, председателей фондов за бездействие, за не воплощенные в жизнь программы и, соответственно, за уклонение от должностных обязанностей. Как гласит предание, Александр Македонский, если ему как правителю не удавалось совершить за день ничего полезного и конструктивного, горестно заявлял, что «сегодня он не правил». Наверное, о дилемме бездействия он узнал от своего наставника Аристотеля.

Со времен Аристотеля философы иллюстрируют эту дилемму одиозными гипотетическим примерами — человек, умеющий плавать, не спас утопающего; богатые, хотя и не пытаются подавить мятеж бедноты силовыми методами, позволяют беднякам умереть от голода; один из родителей не жалуется на второго, подвергающего их ребенка жестокому обращению. К пагубному бездействию, согласно аристотелевским принципам, относится и нежелание брать на себя ответственность. Чтобы разобраться, что такое «виновное бездействие, выражающееся в непринятии ответственности», проще всего посмотреть, как трактует преступное бездействие закон — причем законодательство в этой области отличается от страны к стране.

Несмотря на то что в Британии намеренное сокрытие доходов и активов, облагаемых налогом, равно как и намеренное сокрытие сведений, касающихся террористической деятельности, считается преступлением, ответственность за бездействие в британском законе издавна закрепляется с большим трудом. Правовая картина отражает свойственную британскому менталитету установку на неприкосновенность частной жизни и гражданскую пассивность. Знаменитое «Мой дом — моя крепость» по-прежнему возведено в идеал и препятствует реформированию закона и полицейских процедур применительно к изнасилованию в браке, наказанию детей и «домашнему насилию» (отвратительное выражение, подразумевающее, что такое насилие чем-то качественно отличается от совершаемого чужими друг другу людьми на улице или в пабе). Но даже в Британии есть несколько типов юридических ситуаций, в которых бездействие будет расценено как преступное.

Родственные отношения накладывают на участников определенные обязательства по отношению к близким. Родителя могут привлечь к ответственности, если ребенок пострадал или погиб из-за отсутствия должной заботы. Известны случаи, когда виновными в «причинении смерти по неосторожности» признавали близких родственников, живших вместе с погибшим и оставивших его без требуемой медицинской помощи. Уголовная ответственность может наступать и в случае невыполнения условий договора: допустим, вас наняли работать спасателем у бассейна, и кто-то утонул, пока вы отлучились на перекур. Велика вероятность угодить под суд за создание опасной ситуации и угрозы для жизни других людей: например, если вы покинули дом при пожаре, который случился по вашей вине — пусть и ненамеренной, — и не вызвали пожарных, хотя знали, что в доме еще есть люди.

Даже в таких, казалось бы, однозначных ситуациях граница между неосторожностью (даже преступной) и умышленным бездействием выглядит размытой, и Аристотель это прекрасно знал. Если сотрудники банка или хозяин сдаваемой квартиры не передают в полицию сведения, касающиеся финансовой деятельности или проживания возможных террористов, это намеренное сокрытие или им просто не до того? Как разобраться, намеренно мать морит голодом ребенка — с летальным исходом — или «просто» пренебрегает своими обязанностями, особенно если ее дееспособность как кормильца снижена вследствие пагубных пристрастий, низкого уровня интеллекта или психического заболевания? Аристотель совершенно точно призывал бы оценивать прежде всего степень намеренности. Однако подозреваю, что британское законодательство показалось бы ему удручающе неполным в вопросах, касающихся бездействия. Например, до сих пор совершенно неясно, должны ли нести ответственность за сокрытие сведений о (предполагаемом) жестоком обращении с ребенком другие взрослые (не родители этого ребенка), знавшие о происходящем.

Подобные крайности, к счастью, от большинства из нас далеки, но есть, например, десятки потерявших работу или по крайней мере шансы на повышение из-за своего неравнодушия — те, кто в интересах общественности предал огласке сведения, дискредитирующие людей или порядки у работодателя. Кардиолог Радж Матту в 2014 г. выиграл дело о несправедливом увольнении. В 2010 г. его уволили, перед этим отстранив от практики на восемь лет, за обнародование данных, подтверждающих, что сокращение финансирования в одной из ковентрийских больниц ведет к переполненности, которая создает смертельную угрозу для пациентов. На что только не шли чиновники из Государственной службы здравоохранения, чтобы заставить Матту замолчать. Нанимали частных детективов, которые искали на него компромат, потратили миллионы фунтов на суды — Раджа Матту лишили источника дохода, испортили карьеру, репутацию, здоровье и личную жизнь. Он принял на себя ответственность и отважился действовать, когда, словами Аристотеля, «бездействовать было нельзя». Смелый человек, достойный восхищения. Не каждый из нас нашел бы в себе мужество — а кроме того, у нас на содержании могут быть другие люди, что не позволяет рисковать работой ради принципов. В таких случаях приходится выбирать, какое из обязательств главнее.

А если ситуация не настолько экстремальна и большие потери вам не грозят? Аристотель твердо уверен, что для определенных добродетельных поступков необходимы связи, финансы или политическая власть. Соответственно, бездействие со стороны человека, у которого подобная «страховка» имеется, гораздо более предосудительно. Оценивая деятельность миллионеров, знаменитостей, политиков, аристократов и даже своего непосредственного начальства, не ограничивайтесь выяснением, становились ли они участниками каких-нибудь скандалов. Узнайте, какую благотворительную деятельность они ведут, за что и как борются — иными словами, как они используют свои огромные социальные преимущества и рычаги влияния. Многие знаменитые и благополучные ни разу не вступались ни за бедных, ни за притесняемых. Умение задуматься не только об участии, но и о безучастности позволяет составить более полное и объективное представление о человеке.

Необходимость прежде всего учитывать намерения Аристотель рассматривает и применительно к дилемме целей и средств. Довод, что существуют ситуации, в которых желаемого можно добиться лишь предосудительными средствами, уводит нас в одну из самых «серых» этических областей философии. Именно так оправдывают многие военные действия — в частности бомбардировку Хиросимы и Нагасаки: пожертвовать десятками тысяч, чтобы предотвратить гораздо более многочисленные жертвы в случае проведения масштабной наземной операции на японской территории. Проблема в том, что теперь уже не выяснить, как развивались бы события, если бы атомной бомбардировки не случилось. Начальник штаба при Трумэне адмирал флота Уильям Даниел Леги пришел к выводу, что «применение этого варварского оружия в Хиросиме и Нагасаки не принесло существенной пользы в нашей войне против Японии. Японцы уже были разгромлены и готовы капитулировать в результате эффективной морской блокады и успешных бомбардировок с применением обычного оружия».

У этого события было еще одно трагическое следствие: применение ядерного оружия резко ускорило гонку вооружений в рамках холодной войны. Однако Аристотель оценивал бы решение о бомбардировке в первую очередь по намерениям, а не по результатам. Военная это мера или политическая? Многие из тех, кто критикует бомбардировку мирного населения двух японских городов, не имевших стратегического значения, рассуждают так: если президента Трумэна действительно могли убедить, будто данные действия позволят избежать гораздо более многочисленных жертв и разрушений, то его вашингтонскими советниками двигало, прежде всего, желание протестировать новые технологии (хотя и этих людей ужаснуло непредвиденное количество жертв лучевой болезни) и пригрозить Сталину и СССР. Возможно, Трумэну следовало бы с большим недоверием отнестись к намерениям своих советников.

Подробнее читайте:
Холл, Э. Счастье по Аристотелю. Как античная философия может изменить вашу жизнь / Эдит Холл ; Пер. с англ. [Натальи Колпаковой] — М.: Альпина нон-фикшн, 2019. — 298 с.

ЭССЕ «Что такое счастье?»

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования

«»

факультет ПЕДАГОГИКИ и ПСИХОЛОГИИ

Кафедра педагогики и специального образования

ЭССЕ, по дисциплине «Философия», на тему:

«Что такое счастье?»

Работу выполнила:

Работу проверила:

2018

Сложно объяснить, что же кроется под словом «счастье». Это нечто зыбкое, эфемерное, нестабильное и не вечное. Все люди стремятся быть счастливыми, но описать словами всю глубину этого ощущения просто невозможно. Понимание счастья для каждого человека является сугубо индивидуальным.

Счастье — это те мгновения жизни, когда все твои мечты, стремления и ожидания вдруг сбываются. Счастье может настигнуть нас, когда угодно и где угодно. Оно может проявиться в материальных ценностях, в уюте родного дома, во взаимности любимого человека. Отдельному человеку — свое личное проявление счастья, в зависимости от его жизненной ситуации. Для голодного счастьем станет кусок хлеба, для замерзшего — тепло очага, для уставшего — мягкая постель.

Аристотель считал, что секрет счастья кроется в самореализации человека. Только тот, кто познал себя, свое предназначение и раскрыл свой потенциал может быть по-настоящему счастлив. И действительно, занятие любимым делом делает нас счастливыми.

Не только философы, психологи, но и писатели пытались донести, показать, рассказать, открыть глаза, на «что такое счастье?».

Обратимся к тексту Н. Аксеновой. Её героиня вспоминает своё детство и отца, которого она, когда была маленькой девочкой, стеснялась, а все потому, что он был маленький, толстенький, лысый. Но когда она однажды заболела и ночью они поехали в больницу, в страшную метель, видя, как отец переживает за нее, поняла, что лучше и добрее его нет никого на свете. Героиня текста теперь знала, что счастье – это когда о тебе думают и заботятся родные люди, когда они готовы пожертвовать собой ради тебя.

Приведу еще один пример. Героиня повести «Капитанская дочка», А.С. Пушкина, Маша Миронова. В Белогорской крепости она встречается с Петром Гринёвым, который был отправлен туда на военную службу. Этот честный и порядочный человек нравится ей. Постепенно Маша понимает, что любит его и счастлива от этого. Героиня все готова сделать ради того, чтобы быть с Петром рядом, она и его убеждает в этом. Например, говорит Гринёву, что без благословления их его родителями не будет им счастья. Понимание друг друга, желание быть рядом – это и есть счастье.

Счастье – это состояние души человека, это высшее удовлетворение жизнью. Каждый человек вкладывает в это свое понимание.

Один человек имеет много денег и говорит, что он абсолютно счастлив. Но мне кажется, что он не совсем честен. Он не может быть счастлив лишь оттого, что у него много денег. «Богатые тоже плачут»… Я уверена, что это выражение возникло не из ниоткуда. Оно имеет под собой почву. Да, богатый человек может многое себе позволить. Безусловно, блага улучшают и облегчают человеческую жизнь. Но для того, чтобы человек был по-настоящему счастлив, необходимо, чтобы богатство сопровождалось не менее важными «деталями», такими как здоровье, любовь близких, взаимопонимание в семье, удача в делах и прочее.

Кому-то достаточно купить баночку икры и почувствовать себя счастливым. А кто-то отправится на выходные на рыбалку и будет счастлив. Маленький ребенок увидит маму, прижмется к ней и уже будет счастлив! Это такое маленькое, сиюминутное счастье. То самое счастье, которое помогает справиться человеку с проблемами, на время забыть про боль и даже про горе.

Счастье часто проявляется в мелочах. Например, кто-то живет в южном городе и чувствует себя по-детски счастливым, когда выпадает большое количество снега, и он искрится, играет на солнце и поскрипывает при ходьбе. Для тех, кто не видел моря, впервые побывать там — это счастье, а для кого-то счастьем становится покорение горной вершины.

Однако все люди могут сойтись во мнении, что счастье — это когда ты и все дорогие и близкие тебе люди здоровы. Можно охарактеризовать счастье как гармонию между внутренним мироощущением человека и окружающей действительностью.

Близкие люди, стабильность и мирное небо над головой — в этом заключается счастье. Я считаю, что у всех людей, независимо от возраста и места проживания, есть много поводов для того, чтобы быть счастливыми, потому что сама возможность жить, дышать, чувствовать — это уже счастье.

от Эпикура до Шопенгауэра — Моноклер

Рубрики : Лекции, Публичные лекции, Философия


Нашли у нас полезный материал? Помогите нам оставаться свободными, независимыми и бесплатными, сделав любое пожертвование: 



Нашли у нас полезный материал? Помогите нам оставаться свободными, независимыми и бесплатными, сделав любое пожертвование: 


В рамках лекции «Что мы знаем о счастье?» доктор философских наук Наталия Кузнецова знакомит нас с теориями счастья: от Аристипа и Эпикура до Канта и Шопенгауэра.

«Существует  одно  врожденное  заблуждение,

и  оно состоит  в том,  что мы  рождены для  счастья».
Артур Шопенгауэр

Существует ли счастье? Что мы действительно знаем о нём? Правильно ли воспитывать детей с мыслью о том, что они рождены для счастья, и может ли оно быть абсолютным благом и смыслом жизни? Это круг вопросов, над которыми бьются философы со времён античности.

В рамках своей лекции «Что мы знаем о счастье?» доктор философских наук, профессор кафедры проблем современной философии РГГУ Наталия Кузнецова знакомит нас с теориями счастья — от Аристиппа и Эпикура до Канта и Шопенгауэра — и рассказывает, сколько может быть понятий у счастья, чем отличается гедонизм от эпикурейства, какие изменения претерпел гедонизм в течение веков и как ему удалось стать философией XX века, несмотря на то, что после Канта и Шопенгауэра философы больше никогда не пытались рассматривать счастье как абсолютное благо и перестали встраивать это понятие в основу этических концепций.

«Однако, к сожалению, понятие счастья столь неопределенное понятие, что хотя каждый человек желает достигнуть счастья, тем не менее он никогда не может определенно и в полном согласии с самим собой сказать, чего он, собственно, желает и хочет. Причина этого в том, что все элементы, принадлежащие к понятию счастья, суть эмпирические, т. е. должны быть заимствованы из опыта, однако для идеи счастья требуется абсолютное целое — максимум блага в моем настоящем и каждом последующем состоянии. Так вот, невозможно, чтобы в высшей степени проницательное и исключительно способное, но тем не менее конечное существо составило себе определенное понятие о том, чего оно, собственно, здесь хочет».

Иммануил Кант

Кроме того, из этой интереснейшей лекции вы сможете узнать, почему рекламные слоганы «Не дай себе засохнуть», «Стремись к лучшему» и услуга для состоятельных людей «Бомжевой тур на 10 персон с 10 комплектами лохмотьев» — это вещи одного порядка, с какими психологическими и социальными проблемами сталкиваются впоследствии гедонисты и почему знаменитую фразу «Человек рождён для счастья, как птица для полета» из рассказа В. Г. Короленко «Парадокс» нельзя вырывать из контекста и рассматривать вне идей Шопенгауэра.


Смотрите/Читайте:
— Счастье или смысл: в чём мы больше нуждаемся?
— Даниэль Канеман о когнитивных искажениях, интуиции и счастье
— Координаты счастья и моральное лицензирование

Источник: PRESSCENTRERGGU / Youtube

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Что такое счастье с точки зрения науки

«Счастье — удовлетворение наших желаний», — говорил И. Кант. «Счастье — борьба», — считал Карл Маркс. «Счастье — непременное условие прогресса», — думал Питирим Сорокин. Социологи, философы, культурологи, психологи, нейробиологи рассматривают счастье как необходимый компонент человеческой жизни, однако единой формулы так и нет. Т&Р рассказывают о разных концепциях счастья в науке.

Эндорфин противостоит гормнам стресса. Дофамин вызывает эйфорию и отвечает за более долговременное чувство удовлетворенности и стабильное эмоциональное состояние. Серотинин помогает расслабиться и попасть в потоковое состояние. Окситоцин создает устойчивые устойчивые нейронные связи с объектом, поэтому его называют гормоном привязанности.

Аристотель один из первых исследовал вопрос счастья и определял его как «деятельность души в полноте добродетели». Иными словами, счастья можно достичь только через благо. В философии эпикуреизма счастье было неразрывно связано с удовольствиями. Впоследствии это стало основным принципом гедонизма.

В стоицизме счастье заключено в самом человеке, который способен делать правильный моральный выбор и тем самым делать благо. Для этого мы должны быть смелыми и безмятежными. В XVII веке такие философы, как Декарт, Спиноза и Лейбниц, считали, что счастье заключается в приобретении высших благ.

Утилитаристы, например Джон Милль, считали, что человек должен стремиться и к счастью других. В основе лежит принцип пользы — моральная ценность поступка определяется степенью его полезности для общества. С развитием идей капитализма счастье связывали исключительно с материальными благами.

Психологи часто называют счастье положительным аффектом — настроением или эмоциональным состоянием, вызываемым в целом положительными мыслями и чувствами. Положительный аффект контрастирует с плохим настроением и негативом, состоянием ума, описываемым как отрицательный аффект, при котором люди пессимистично относятся к своим достижениям, жизненной ситуации и перспективам.

Между деньгами и счастьем есть прямая связь: чем выше уровень жизни, тем выше уровень счастья. В бедных государствах деятельность людей в основном направлена на выживание, а не на развитие, получение удовольствий и расширение комфорта. Специалисты Либертарианского аналитического центра Cato Institute утверждают, что экономическая свобода коррелирует со счастьем в контексте западной смешанной экономики. Согласно определенным стандартам, восточноевропейские страны, управляемые коммунистическими партиями, были менее счастливы, чем западные, и даже менее счастливы, чем другие столь же бедные страны.

В социологии категория счастья изучается для анализа современного общества. Счастье также выполняет социальную функцию, побуждая объекты к изменениям. Международная социологическая сеть Gallup International определяет уровень счастья в различных странах. Респондентам задают один вопрос: считают ли они себя счастливыми, — и просят определить степень. Однако универсального измерителя счастья не существует: все зависит от того, как сам субъект себя ощущает.

Мы все желаем друг другу «счастья» в Новый год, однако что значит «быть счастливым»? Обязательно ли для этого занимать руководящую должность, покупать дом у моря и путешествовать? Участвуйте в марафоне счастья, разберитесь в его компонентах, выигрывайте призы и подарки и, наконец, найдите ответ на вопрос «Что делает нас счастливыми?».

Философия счастья в жизни (+ Взгляд Аристотеля)

Фото Gades Photography на Unsplash

Счастье. Это термин, который в наши дни мы бросаем без особых размышлений… я предполагаю, что на самом деле вы думаете, что знаете, что имеется в виду, говоря, что кто-то счастлив.

Мы все надеемся быть счастливыми и жить «хорошей жизнью» — что бы это ни значило! Вам интересно, что это на самом деле означает?

Основная роль «философии» состоит в том, чтобы задавать вопросы и размышлять о природе человеческого мышления и Вселенной.Таким образом, обсуждение философии счастья в жизни можно рассматривать как исследование самой природы счастья и его значения для Вселенной.

Философы интересовались счастьем с древних времен. Аристотель, когда он спросил «, какова конечная цель человеческого существования », намекал на тот факт, что целью было то, что он называл «счастьем». Он назвал эту эвдемонию — « деятельность, выражающая добродетель ». Все это будет объяснено в ближайшее время.

Цель этой статьи — исследовать философию счастья в жизни, в том числе более внимательно изучить философию Аристотеля и ответить на некоторые из этих «больших» вопросов о счастье и «хорошей жизни». В этой статье вы также найдете несколько практических советов, которые, надеюсь, вы сможете применить в своей жизни. Наслаждаться!

Прежде чем вы продолжите чтение, мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить наши 3 упражнения по позитивной психологии . Эти научно обоснованные упражнения исследуют фундаментальные аспекты позитивной психологии, включая сильные стороны, ценности и сострадание к себе, и дадут вам инструменты для улучшения благополучия ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Вы можете скачать бесплатный PDF-файл здесь.

Взгляд на философию счастья

Счастье. Это термин, который считается само собой разумеющимся в наше время. Однако с незапамятных времен философы занимались вопросом счастья… в конце концов, цель жизни не просто жить, а жить «хорошо».

Философы задают несколько ключевых вопросов о счастье: могут ли люди быть счастливыми? Если да, то хотят ли? Если у людей есть и желание быть счастливым, и способность быть счастливым, значит ли это, что они должны, следовательно, стремиться к счастью для себя и других? Если они могут, они хотят, и они должны быть счастливы, но как они достигают этой цели?

Чтобы изучить философию счастья в жизни, сначала будет рассмотрена история счастья.

Демокрит, философ из Древней Греции, был первым философом в западном мире, исследовавшим природу счастья (Kesebir & Diener, 2008). Он выдвинул предположение, что, в отличие от того, что считалось ранее, счастье не является результатом «благоприятной судьбы» (то есть удачи) или других внешних обстоятельств (Kesebir & Diener, 2008).

Демокрит утверждал, что счастье — это «случай разума», вводя субъективистский взгляд на то, что такое счастье (Kesebir & Diener, 2008).

Более объективный взгляд на счастье был представлен Сократом и его учеником Платоном.

Они выдвинули представление о том, что счастье — это « безопасное наслаждение тем, что хорошо и красиво » (Платон, 1999, стр. 80). Платон развил идею о том, что лучшая жизнь — это та, в которой человек либо преследует удовольствие, либо проявляет интеллектуальные добродетели… аргумент, с которым не соглашалась следующая ключевая фигура в развитии философии счастья — Аристотель (Waterman, 1993).

Философия Аристотеля будет подробно рассмотрена в следующем разделе этой статьи.

В эллинской истории (т. е. в древнегреческие времена) в значительной степени доминировала выдающаяся теория гедонизма (Kesebir & Diener, 2008).

Проще говоря, гедонизм — это стремление к удовольствию как к единственному внутреннему благу (Waterman, 1993). Это был киренаический взгляд на счастье. Считалось, что хорошая жизнь означает поиск удовольствий и удовлетворение физических, интеллектуальных/социальных потребностей (Kashdan, Biswas-Diener & King, 2008).

Kraut (1979, стр. 178) описывает гедонистическое счастье как « уверенность в том, что человек получает важные вещи, которые он хочет, а также определенные приятные аффекты, которые обычно сопровождаются этой верой» (Waterman, 1993).

В древние времена также считалось, что невозможно прожить хорошую жизнь, не живя в соответствии с разумом и моралью (Kesebir & Diener, 2008). Эпикур, в творчестве которого доминировал гедонизм, утверждал, что на самом деле добродетель (жизнь в соответствии с ценностями) и удовольствие взаимозависимы (Kesebir & Diener, 2008).

В средние века христианские философы говорили, что хотя добродетель необходима для хорошей жизни, одной добродетели недостаточно для счастья (Kesebir & Diener, 2008).

По мнению христианских философов, счастье находится в руках Бога. Хотя христиане считали земное счастье несовершенным, они придерживались идеи, что Небеса обещают вечное счастье (Kesebir & Diener, 2008).

В эпоху Просвещения появилось более светское объяснение счастья.

В то время в западном мире удовольствие рассматривалось как путь к счастью или даже то же самое, что и счастье (Kesebir & Diener, 2008). С начала девятнадцатого века счастье рассматривалось как ценность, получаемая от максимального удовольствия.

Утилитаристы, такие как английский философ Джереми Бентам, предложили следующее: « максимальный избыток удовольствия над болью как главная цель человеческого стремления » (Kesebir & Diener, 2008). Утилитаристы считают, что мораль и законодательство должны основываться на том, что принесет наибольшую пользу наибольшему количеству людей.

В современную эпоху счастье — это нечто само собой разумеющееся. Предполагается, что люди имеют право стремиться к счастью и достигать его (Kesebir & Diener, 2008). Об этом свидетельствует тот факт, что в декларации независимости США стремление к счастью защищено как фундаментальное право человека! (Конкл, 2008).

Зайдите в любой книжный магазин, и вы увидите, что большие разделы посвящены широкому спектру книг по самопомощи, которые способствуют счастью.

 

Что это за штука называется счастьем?

Дать определение счастью невероятно сложно.Современная психология описывает счастье как субъективное благополучие или « оценок людьми своей жизни и включает в себя как когнитивные суждения об удовлетворенности, так и аффективные оценки настроения и эмоций » (Kesebir & Diener, 2008, стр. 118).

Ключевыми компонентами субъективного благополучия являются:

  1. Удовлетворенность жизнью
  2. Удовлетворенность важными аспектами жизни (например, работой, отношениями, здоровьем)
  3. Наличие положительного аффекта
  4. Низкий уровень негативного аффекта

Эти четыре компонента фигурируют в философских материалах о счастье с древних времен.

Субъективная удовлетворенность жизнью является решающим аспектом счастья, что согласуется с работой современного философа Уэйна Самнера, который описал счастье как « реакцию субъекта на свои жизненные условия, как она их видит » (1999, стр. 156). ).

Таким образом, если счастье — это «вещь», то чем оно измеряется?

Некоторые современные философы и психологи сомневаются в том, что самооценка является надлежащим мерилом счастья. Тем не менее, многие исследования показали, что самоотчетные измерения «счастья» (субъективного благополучия) являются достоверными и надежными (Kesebir & Diener, 2008).

Два других описания счастья в современной психологии — это, во-первых, концепция психологического благополучия (Ryff & Singer, 1996) и, во-вторых, теория самоопределения (Ryan & Deci, 2000).

Обе эти теории более согласуются с эвдемонистскими теориями «процветания» (включая идеи Аристотеля), поскольку они описывают феномен удовлетворения потребностей (таких как автономия, самопринятие и мастерство) (Kesebir & Diener, 2008).

Эвдемония будет подробно объяснена в следующем разделе статьи (продолжайте читать!), а пока достаточно сказать, что эвдемонистские теории счастья определяют «счастье» (эвдемонию) как состояние, в котором человек стремится к наивысшему человеческое добро.

В настоящее время в большинстве эмпирических психологических исследований выдвигается теория субъективного благополучия, а не счастья, определяемого в эвдемоническом смысле (Kesebir & Diener, 2008).

Хотя термины эвдемония и субъективное благополучие не обязательно взаимозаменяемы, Кесебир и Динер (2008) утверждают, что субъективное благополучие можно использовать для описания благополучия, даже если это определение не является абсолютно идеальным!

 

Могут ли люди быть счастливыми?

Чтобы адекватно ответить на этот вопрос, необходимо различать «идеальное» счастье и «фактическое» счастье.

«Идеальное» счастье подразумевает способ бытия, который является полным, длительным и полностью совершенным… возможно, недоступным никому! (Кесебир и Динер, 2008 г.). Однако, несмотря на это, люди на самом деле могут испытывать в основном положительные эмоции и сообщать об общем удовлетворении своей жизнью и, следовательно, считаться «счастливыми».

На самом деле, большинство людей счастливы. В исследовании, проведенном Pew Research Center в США (2006 г.), 84% американцев считают себя либо «очень счастливыми», либо «довольно счастливыми» (Kesebir & Diener, 2008).

Счастье также имеет адаптивную функцию. Как счастье адаптивно? Что ж, позитив и благополучие также связаны с тем, что люди достаточно уверены в себе, чтобы исследовать свое окружение и приближаться к новым целям, что увеличивает вероятность того, что они будут собирать ресурсы.

Тот факт, что большинство людей сообщают о том, что они счастливы, а счастье имеет адаптивную функцию, приводит Кесебира и Динера (2008) к выводу, что да, люди действительно могут быть счастливы.

 

Люди хотят быть счастливыми?

Подавляющий ответ — да! Исследования показали, что быть счастливым желательно.Хотя быть счастливым, безусловно, не единственная цель в жизни, тем не менее, оно необходимо для хорошей жизни (Kesebir & Diener, 2008).

Исследование, проведенное Кингом и Напа (1998), показало, что американцы считают счастье более релевантным суждению о том, что составляет хорошую жизнь, чем богатство или «нравственную добродетель».

 

Должны ли люди быть счастливы?

Другими словами, оправдано ли счастье? Счастье — это не просто результат положительных результатов, таких как улучшение здоровья, повышение производительности труда, более этичное поведение и улучшение социальных отношений (Kesebir & Diener, 2008).Это на самом деле предшествует и вызывает эти результаты!

Счастье

Счастье ведет к улучшению здоровья. Например, в исследовании, проведенном Danner, Snowdon & Friesen в 2001 году, изучалось содержание рукописных автобиографий сестер-католиков. Они обнаружили, что выражение в письме, которое характеризовалось положительным аффектом, предсказывало долголетие 60 лет спустя!

Достижение

Счастье достигается не за счет стремления к удовольствию, а за счет работы над достижением целей, которые отражаются в наших ценностях (Kesebir & Diener, 2008).

Счастье можно предсказать не только по удовольствию, но и по ощущению смысла, цели и удовлетворения. Счастье также связано с лучшими результатами в профессиональной жизни/работе.

Социальные отношения и просоциальное поведение

Счастье пробуждает в людях лучшее… счастливые люди более общительны, склонны к сотрудничеству и этичны (Kesebir & Diener, 2008).

Также было показано, что счастливые люди более позитивно оценивают других, проявляют больший интерес к социальному взаимодействию с другими и даже более склонны к самораскрытию (Kesebir & Diener, 2008).

Счастливые люди также более склонны вести себя этично (например, отказываться от покупки чего-либо, потому что известно, что оно было украдено) (Kesebir & Diener, 2008).

 

Как стать счастливым?

Условия и источники счастья будут рассмотрены позже, так что продолжайте читать… вкратце, а пока что счастье вызвано богатством, друзьями и социальными отношениями, религией и личностью. Эти факторы предсказывают счастье.

В этом разделе представлен исчерпывающий обзор философии счастья.После краткого исторического обзора будут исследованы возможность, желательность и оправданность счастья. Теперь об Аристотеле…

 

Аристотель о счастье

Скорее всего, вы слышали о древнегреческом философе Аристотеле. Знаете ли вы, что именно Аристотель ввел «науку о счастье»? (В погоне за счастьем, 2018).

Основатель Ликея, первого научного института в Афинах, Аристотель прочитал серию лекций под названием «Никомахова этика», чтобы представить свою теорию счастья (Pursuit of Happiness, 2018).

Аристотель спрашивал: « какова конечная цель человеческого существования? ». Он считал, что стоящая цель должна состоять в том, чтобы преследовать « то, что всегда желательно само по себе и никогда ради чего-то другого » («В погоне за счастьем», 2018).

Однако Аристотель не соглашался с киренейской точкой зрения, согласно которой единственным внутренним благом является удовольствие (Waterman, 1993).

Разрабатывая свою теорию «счастья», Аристотель опирался на свои знания о природе.Он утверждал, что то, что отличает человека от животного, — это рациональные способности, утверждая, что уникальная функция человека — рассуждать. Далее он сказал, что удовольствие само по себе не может привести к счастью, потому что животные движимы стремлением к удовольствию, и, согласно Аристотелю, человек обладает большими способностями, чем животные (Pursuit of Happiness, 2018).

Вместо этого он выдвинул термин « eudaimonia ».

Проще говоря, эвдемония определяется как « деятельность, выражающая добродетель » или то, что Аристотель понимал как счастье.Теория счастья Аристотеля была следующей:

‘функция человека состоит в том, чтобы жить определенной жизнью, и эта деятельность подразумевает рациональный принцип, а функция хорошего человека — это хорошее и благородное выполнение этих действий, и если какое-либо действие выполнено хорошо, оно выполнено в соответствии с надлежащим совершенством: если это так, то счастье оказывается деятельностью души в соответствии с добродетелью»

(Аристотель, 2004).

Ключевым компонентом аристотелевской теории счастья является фактор добродетели.Он утверждал, что в стремлении к счастью наиболее важным фактором является наличие «полной добродетели» или, другими словами, хороших моральных качеств (Pursuit of Happiness, 2008).

Аристотель определил дружбу как одну из самых важных добродетелей в достижении цели эвдемонии (Pursuit of Happiness, 2008). На самом деле он очень высоко ценил дружбу и описывал «добродетельную» дружбу как самую приятную, сочетающую в себе удовольствие и добродетель.

Аристотель продолжал выдвигать свою веру в то, что счастье предполагает в течение всей жизни выбор «большего блага», не обязательно того, что приносит немедленное, краткосрочное удовольствие (Pursuit of Happiness, 2008).

Таким образом, согласно Аристотелю, счастье может быть достигнуто только в конце жизни: это цель, а не временное состояние бытия (Pursuit of Happiness, 2008). Аристотель считал, что счастье недолговечно:

«как не одна ласточка и не один прекрасный день делают весну, так и не один день и не короткое время делает человека блаженным и счастливым»

(Аристотель, 2004).

Счастье (эвдемония) для Аристотеля означало достижение «даймона» или совершенного «я» (Waterman, 1990).Достижение «предельного совершенства нашей природы», как Аристотель подразумевал под счастьем, включает рациональное размышление (Pursuit of Happiness, 2008).

Он утверждал, что образование является воплощением утончения характера (Pursuit of Happiness, 2008). Стремление к даймону (совершенному я) придает жизни смысл и направление (Waterman, 1990). Иметь осмысленную, целеустремленную жизнь очень ценно.

Усилия, прилагаемые индивидуумом для достижения даймона, называются « личностно-выразительными » (Waterman, 1990).

Личностная экспрессивность включает в себя интенсивное участие в деятельности, чувство удовлетворения при вовлечении в деятельность и чувство действия в соответствии со своей целью (Waterman, 1990). Это относится к приложению усилий, чувству вызовов и компетентности, постановке четких целей и концентрации внимания (Waterman, 1993).

Согласно Аристотелю, эвдемония и гедонистическое наслаждение разделены и различимы (Waterman, 1993). Однако в исследовании студентов университетов было обнаружено, что личная экспрессивность (которая, в конце концов, является компонентом эвдемонии) положительно коррелирует с гедонистическим наслаждением (Waterman, 1993).

Telfer (1980), с другой стороны, утверждал, что эвдемония является достаточным, но не необходимым условием для достижения гедонистического наслаждения (Waterman, 1993). Чем отличаются эвдемония и гедонистическое наслаждение?

Итак, личная экспрессивность (от стремления к эвдемонии) связана с успешным достижением самореализации, а гедонистическое наслаждение — нет (Waterman, 1993).

Таким образом, Аристотель обозначил наилучшую возможную жизненную цель и достижение наивысшего уровня удовлетворения своих потребностей, самореализации за много-много лет до Иерархии Потребностей Маслоу!

Результаты исследования Уотермана 1993 года обеспечивают эмпирическое подтверждение связи между «личностной экспрессивностью» и тем, что Чиксентимикалай (1975) назвал «потоком» (Уотерман, 1993).

Поток, концептуализированный как когнитивно-аффективное состояние, представляет собой опыт, при котором вызов, который задача ставит перед человеком, согласуется с навыками, которыми человек должен справляться с такими вызовами.

Понимание того, что поток — это особое когнитивно-аффективное состояние, сочетает в себе гедонистическое наслаждение и личную экспрессивность (Waterman, 1993).

Работа Аристотеля Никомахова этика во многом способствовала пониманию того, что такое счастье. Подводя итог из «В погоне за счастьем» (2018), по Аристотелю, цель и конечная цель жизни — достичь эвдемонии («счастья»).Он считал, что эвдемония — это не просто добродетель или удовольствие, а скорее проявление добродетели.

Согласно Аристотелю, эвдемония является целью всей жизни и зависит от рационального размышления. Для достижения баланса между избытком и недостатком («воздержание») человек проявляет добродетели — например, щедрость, справедливость, дружбу и гражданственность. Эвдемония требует интеллектуального созерцания, чтобы соответствовать нашим рациональным способностям.

Ответить на вопрос Аристотеля « какова конечная цель человеческого существования » — непростая задача, но, возможно, лучший ответ заключается в том, что конечная цель человека — стремление к «эвдемонии» (счастью).

 

Что такое настоящее счастье?

Как выглядит «настоящее» счастье? Это получение работы мечты? Иметь ребенка? Окончание университета? Хотя счастье, безусловно, связано с этими «внешними» факторами, истинное счастье совсем другое.

Чтобы быть по-настоящему счастливым, чувство удовлетворенности жизнью должно исходить изнутри (Puff, 2018). Другими словами, настоящее счастье внутреннее.

Есть несколько черт, характеризующих «истинное» (или настоящее) счастье.Первое – это принятие. По-настоящему счастливый человек принимает реальность такой, какая она есть, и, более того, он действительно начинает любить «то, что есть» (Puff, 2018).

Это принятие позволяет человеку чувствовать себя довольным. Помимо принятия истинного положения дел, настоящее счастье предполагает признание того факта, что изменения неизбежны (Puff, 2018). Готовность принять изменения как часть жизни означает, что по-настоящему счастливые люди способны адаптироваться.

Состояние настоящего счастья отражает и человек, имеющий понимание быстротечности жизни (Puff, 2018).Это важно, потому что понимание того, что в жизни и хорошее, и «плохое» недолговечно, означает, что по-настоящему счастливые люди понимают, что «и это тоже пройдет».

Наконец, еще один аспект настоящего счастья — это признательность людям в жизни человека. (Пафф, 2018). Крепкие отношения характеризуют людей, которые действительно «процветают».

 

Ценность и важность истинного счастья в жизни

Фото RawPixel.com с Pexels

Большинство людей сказали бы, что если бы они могли, они хотели бы быть счастливыми. Счастье не только желательно, но и важно, и ценно.

У счастливых людей лучшие социальные и рабочие отношения (Conkle, 2008).

С точки зрения карьеры, счастливые люди с большей вероятностью закончат колледж, получат работу, получат положительную оценку своей работы от своего начальства, получат более высокие доходы и с меньшей вероятностью потеряют работу, а в случае увольнения — люди, которые счастливы, их снова нанимают быстрее (Kesebir & Diener, 2008).

Положительные эмоции также предшествуют карьерному успеху и способствуют ему (Любомирский, 2018). Счастливые работники реже выгорают, пропускают работу и бросают работу (Любомирский, 2018). Далее в этой статье взаимосвязь между счастьем и продуктивностью будет рассмотрена более подробно.

Также было обнаружено, что счастливые люди вносят больший вклад в общество (Conkle, 2008). Существует также связь между счастьем и сотрудничеством — те, кто счастлив, более склонны к сотрудничеству (Kesebir & Diener, 2008).Они также более склонны к этичному поведению (Kesebir & Diener, 2008).

Возможно, самая важная причина истинного счастья в жизни заключается в том, что оно связано с долголетием. Истинное счастье является важным предиктором более продолжительной и здоровой жизни (Conkle, 2008).

Не только эффекты счастья приносят пользу людям. Целые страны тоже могут процветать — согласно исследованию, страны, которые оцениваются как более счастливые, также имеют более высокие оценки по общему доверию, волонтерству и демократическим отношениям (Kesebir & Diener, 2008).

Однако, наряду с этими объективными причинами важности счастья, счастье также приносит с собой некоторые положительные переживания и чувства. Например, истинное счастье связано с чувством смысла и цели (Kesebir & Diener, 2008).

Это также связано с чувством удовлетворения и чувством достижения, которое достигается благодаря активному стремлению и продвижению к ценным целям (Kesebir & Diener, 2008).

 

Важнейшие причины, которые приносят истинное счастье в жизни

Интересно, что на объективные жизненные обстоятельства (демографические данные) приходится лишь 8–15 % различий в уровне счастья (Kesebir & Diener, 2008).Так что же является причиной истинного счастья? Кесебир и Динер (2008) определили пять источников счастья:

Богатство — первая причина счастья. Исследования показали значительную положительную корреляцию между богатством и счастьем. Дело в том, что наличие достаточного количества (т. е. адекватного) количества денег необходимо для счастья, но недостаточно, чтобы вызвать счастье. Деньги дают людям свободу, а наличие достаточного количества денег позволяет людям удовлетворять свои потребности. жилье, питание и здравоохранение.

Доказано, что удовлетворенность доходом связана со счастьем (Diener, 1984). Однако деньги не являются гарантией счастья, считают победители лотереи. Хотя необходимо иметь достаточно денег, это само по себе не принесет счастья. Итак, что еще является источником счастья?

Было показано, что наличие друзей и социальных отношений является основной причиной счастья. Люди в первую очередь социальные существа и нуждаются в социальных связях.

Чувство общности связано с удовлетворенностью жизнью (Diener, 1984). Создание и поддержание друзей положительно коррелирует с благополучием. Аристотель (2000) утверждал, что «никто не стал бы жить без друзей, даже если бы у него были все остальные блага» (стр. 143).

На самом деле связь между дружбой/социальной поддержкой и счастьем была подтверждена эмпирическими исследованиями. Кроме того, удовлетворенность семейной жизнью и браком является ключом к субъективному благополучию (Diener, 1984).

Другим источником счастья является религия . Хотя это и не всегда верно, религия ассоциируется с большим счастьем. Положительные эффекты были обнаружены при участии в религиозных службах.

Доказано, что сильная религиозная принадлежность также полезна. Участие в молитве и отношения с Богом также связаны с большим счастьем.

Наконец, большой детерминантой счастья является личность . Исследования подтверждают тот факт, что индивидуальные различия в том, как человек реагирует как на события, так и на других людей, влияют на уровень счастья человека.

Lykken & Tellegen (1996) обнаружили, что устойчивые склонности к темпераменту (унаследованные генетически) составляют до 50% общей изменчивости счастья. Это исследование показало, что многие личностные факторы — экстраверсия, невротизм, а также самооценка, оптимизм, доверие, доброжелательность, репрессивная защита, стремление к контролю и стойкость — все это играет роль в том, насколько счастлив человек.

 

15 способов создать счастливые моменты в жизни

Мы можем в определенной степени определить, насколько счастливы мы себя чувствуем.Кейн (2017) придумал 15 способов увеличить счастье:

 

1. Находите радость в мелочах

Наслаждаться обычными моментами повседневной жизни — это навык, которому можно научиться (Тартарковский, 2016). Большинство из нас тратит так много времени на размышления о вещах, которыми в данный момент даже не занимается! Это может сделать нас несчастными.

На самом деле счастье можно предсказать по тому, куда блуждает наш разум, когда мы не сосредоточены на настоящем. Ценя простые вещи в жизни, мы поощряем положительные эмоции… от любования красивым цветком до наслаждения чашкой чая, нахождение радости в мелочах связано с увеличением счастья.

 

2. Начинайте каждый день с улыбки

Звучит просто, но улыбка ассоциируется с ощущением счастья. Начав день с позитивной ноты, вы значительно улучшите самочувствие.

 

3. Общайтесь с другими

Как упоминалось в предыдущем разделе, дружба и социальная поддержка, безусловно, являются источником счастья. Итак, чтобы создать больше счастливых моментов в жизни, отойдите от стола и начните разговор с коллегой по работе или отправьте SMS тому, кого вы давно не видели.Используйте возможности для взаимодействия с другими людьми по мере их появления.

 

4. Делайте то, что вам больше всего нравится

Использование своих сильных сторон и поиск деятельности, которая ведет к «потоку», было определено как устойчивый путь к счастью. Полная вовлеченность в деятельность называется «поток». Что представляет собой опыт потока?

Начнем с того, что задача должна требовать навыков, но не быть слишком сложной (Тартарковский, 2016). Он должен иметь четкие цели и позволять вам полностью погрузиться в то, что вы делаете, чтобы ваш разум не блуждал (Тартарковский, 2016).Он должен полностью поглощать ваше внимание и давать ощущение нахождения «в зоне» (Тартарковский, 2016). Возможно, самый простой способ определить состояние потока — это потерять счет времени.

Занимаясь тем, что вам больше всего нравится, вы с большей вероятностью будете использовать свои сильные стороны и обретете чувство потока.

 

5. Считайте свои благословения и будьте благодарны

Известно, что благодарность увеличивает счастье. Благодарность определяется как признательность за то, что у вас есть, и способность размышлять об этом (Тартарковский, 2016).Благодарность создает положительные эмоции, укрепляет отношения и связана с улучшением здоровья (Тартарковский, 2016).

Примеры способов выражения благодарности включают в себя ведение журнала благодарности или выражение благодарности, например, отправку кому-либо открытки с благодарностью.

 

6. Старайтесь быть позитивным и видеть лучшее в любой ситуации

Отношение к жизни «стакан наполовину полон», безусловно, может усилить ощущение счастья. Нахождение положительных моментов даже в трудных ситуациях способствует положительному влиянию.Как сказал один психолог из Гарвардской медицинской школы Сигел, «относительно небольшие изменения в наших установках могут привести к относительно большим изменениям в нашем самочувствии» (Тартарковский, 2016).

 

7. Примите меры, чтобы обогатить свою жизнь

Отличный способ построить более счастливую жизнь — научиться чему-то новому. Будучи умственно активными и развивая новые навыки, это может способствовать счастью. Например, научиться играть на музыкальном инструменте или иностранном языке, нет предела возможностям!

 

8.Создавайте цели и планы для достижения того, чего вы хотите больше всего

Стремление к тому, чего мы действительно хотим, может сделать нас счастливыми, если цели реалистичны. Наличие целей придает жизни смысл и направление, а также чувство достижения.

 

9. Живи настоящим

Хотя легче сказать, чем сделать, полезный способ создавать счастливые моменты в жизни — это жить настоящим, а не размышлять о прошлом или сосредотачиваться на будущем. Пребывание «здесь и сейчас» может помочь нам почувствовать себя счастливее.

 

10. Будьте добры к себе

Относитесь к себе так же, как к человеку, которого любите и о котором заботитесь. Проявление сострадания к себе может привести к счастливым моментам и улучшить общее самочувствие.

 

11. Просите о помощи, когда она вам нужна

Обращение за помощью может не сразу прийти в голову, когда вы думаете о том, как создать счастливые моменты. Однако обращение за поддержкой — это один из способов достичь счастья. Как гласит старая поговорка, «общая проблема — это половинчатая проблема».

Когда тебе кто-то помогает, это не признак слабости. Скорее, обращаясь за помощью, вы уменьшаете груз проблемы на себе.

 

12. Отпустить грусть и разочарование

Негативные эмоции могут поставить под угрозу ощущение счастья, особенно если человек размышляет о том, что «могло бы быть». Хотя каждый время от времени испытывает такие эмоции, удержание чувства грусти и разочарования может действительно утяжелить человека и помешать ему чувствовать себя счастливым и довольным.

 

13. Практикуйте внимательность

Положительные эффекты практики внимательности широко распространены и многочисленны, включая повышение уровня счастья. В этом блоге много материалов о внимательности и ее положительных эффектах. Внимательность — это навык, и, как и любому другому навыку, ему можно научиться. Умение быть осознанным может помочь человеку стать счастливее.

 

14. Прогулка на природе

Известно, что упражнения высвобождают эндорфины, поэтому физическая активность является одним из способов поднять настроение и создать счастливые моменты.Еще полезнее, чем просто гулять, гулять на природе, что, как было доказано, повышает уровень счастья.

 

15. Смейся и найди время поиграть

Смех действительно лучшее лекарство! Смех связан с улучшением самочувствия. Кроме того, для чувства благополучия полезно не относиться к жизни слишком серьезно. Так же, как дети находят радость в простых удовольствиях, они также любят играть. Участие в «играх» — действиях, выполняемых исключительно для развлечения — связано с увеличением счастья.

 

Пять причин быть счастливым с философской точки зрения

Фото Николь Де Хорс из Burst

Философы считают, что счастья самого по себе недостаточно для достижения состояния благополучия, но в то же время они согласны с тем, что это один из основных факторов, присущих людям, ведущим «хорошую жизнь». (Хейброн, 2011).

Что же тогда является поводом для счастья с философской точки зрения… что способствует тому, чтобы человек жил «хорошей жизнью»? Это также можно понимать как человека, имеющего «психосоциальное благополучие» (Haybron, 2011).

  • Одна из причин, по которой человек может испытывать чувство счастья, заключается в том, что в последний день к нему относились с уважением (Haybron, 2011). То, как к нам относятся другие, влияет на наше общее благополучие. Уважительное отношение помогает нам развить чувство собственного достоинства.
  • Еще одна причина чувствовать себя счастливым — это наличие семьи и друзей, на которых можно положиться и на которых можно положиться в трудную минуту (Haybron, 2011). Наличие сильной социальной сети является важным компонентом счастья.
  • Возможно, человек узнал что-то новое.Они могут воспринимать это как должное, однако изучение чего-то нового на самом деле способствует нашему психосоциальному процветанию (Haybron, 2011).
  • С философской точки зрения поводом для счастья является наличие у человека возможности делать то, что у него получается лучше всего (Haybron, 2011). Использование сильных сторон для общего блага — один из ключей к более осмысленной жизни (Тартарковский, 2016). Например, музыкант может получать удовольствие, создавая музыку, а спортсмен может чувствовать себя счастливым, тренируясь или участвуя в соревнованиях.Реализация нашего потенциала также способствует благополучию.
  • Последняя причина быть счастливым с философской точки зрения — это свобода человека выбирать, как проводить свое время (Haybron, 2011). Это свобода, которую нужно праздновать. Автономность может способствовать тому, чтобы человек жил лучшей жизнью.

 

Обретение счастья в семейной жизни

Многие из нас проводят много времени со своими семьями. Однако, как бы мы ни любили наших партнеров, детей, братьев и сестер и расширенные семьи, временами семейные отношения могут быть чреваты проблемами и проблемами.Тем не менее мы можем обрести счастье в семейной жизни, делая несколько простых, но эффективных вещей, предложенных Манном (2007):

.
  • Наслаждайтесь компанией своей семьи
  • Обменивайтесь историями — например, о том, как прошел ваш день вечером
  • Сделайте свой брак или отношения приоритетом
  • Найдите время, чтобы поесть вместе всей семьей
  • Наслаждайтесь просто весельем друг с другом
  • Убедитесь, что ваша семья и ее потребности важнее ваших друзей
  • Ограничение количества внеклассных занятий
  • Развитие семейных традиций и ритуалов чести
  • Стремитесь сделать свой дом местом, где можно спокойно проводить время
  • Не спорь при детях
  • Не работайте слишком много
  • Поощряйте братьев и сестер ладить друг с другом
  • Пошутить с семьей
  • Быть адаптируемым
  • Общение, включая активное прослушивание

Найдите время, чтобы ценить свою семью, и сосредоточьтесь на мелочах, которые вы можете сделать, чтобы обрести счастье в семейной жизни.

 

Взгляд на счастье и продуктивность

Целью любого рабочего места является наличие продуктивных сотрудников. Это приводит к вопросу: может ли счастье повысить продуктивность? Результаты однозначны!

Исследователи Бем и Любомирский определяют «счастливого работника» как человека, который часто испытывает положительные эмоции, такие как радость, удовлетворение, удовлетворение, энтузиазм и интерес (Oswald, Proto & Sgroi, 2009).

Они провели как лонгитюдные, так и экспериментальные исследования, и их исследования ясно показали, что люди, которых можно отнести к категории «счастливых», с большей вероятностью преуспеют в своей карьере.Амабиле и др. (2005) также обнаружили, что счастье приводит к большему творчеству.

Почему счастливые работники более продуктивны?

Было высказано предположение, что связь между позитивным настроением и работой, по-видимому, опосредована внутренней мотивацией (то есть выполнением задачи по внутреннему вдохновению, а не по внешним причинам) (Oswald et al., 2009). Это имеет смысл, потому что, если человек чувствует себя более радостным, он с большей вероятностью найдет свою работу значимой и действительно полезной.

Некоторые экспериментальные исследования показали, что счастье повышает продуктивность. Например, исследования показали, что опыт положительного аффекта означает, что люди меняют свое распределение времени на выполнение более интересных задач, но им все же удается поддерживать свою производительность при выполнении менее интересных задач (Oswald et al., 2009).

Другое исследование показало, что положительный аффект влияет на воспоминание и вероятность альтруистических действий. Однако большая часть этих исследований проводилась в лабораторных условиях, участие в которых не оплачивалось.Что, безусловно, приводит к очевидному вопросу: действительно ли счастье увеличивает производительность труда в настоящей ситуации занятости?

Освальд и его коллеги (2009) провели исследование с очень четкими результатами о взаимосвязи между счастьем и продуктивностью. Они провели два отдельных эксперимента.

В первом эксперименте приняли участие 182 участника из Уорикского университета. В исследовании участвовали некоторые участники, которые смотрели короткий видеоклип, призванный попытаться повысить уровень счастья, а затем выполняли задание, за которое им платили как за ответы на вопросы, так и за точность.Участники, просмотревшие видео, показали значительно большую продуктивность.

Самое интересное, однако, что 16 человек не продемонстрировали увеличения счастья после просмотра видеоклипа, и эти люди не показали такого же увеличения производительности! Таким образом, этот эксперимент, безусловно, подтвердил идею о том, что повышение продуктивности может быть связано со счастьем.

Освальд и его коллеги также провели второе исследование, в котором приняли участие еще 179 участников, не принимавших участия в первом эксперименте.Эти люди сообщали о своем уровне счастья, а затем их спрашивали, пережили ли они «плохое событие в жизни» (которое определялось как тяжелая утрата или болезнь в семье) за последние два года.

Был обнаружен статистически значимый эффект… переживание неприятного жизненного события, которое эксперты классифицировали как «шок счастья», было связано с более низким уровнем выполнения задания.

Изучение доказательств, безусловно, проясняет одну вещь: счастье, безусловно, связано с производительностью как в неоплачиваемых, так и в оплачиваемых задачах.Это имеет огромное значение для рабочей силы и дает стимул работать над тем, чтобы сделать сотрудников более счастливыми.

 

Как одиночество влияет на удовлетворенность жизнью?

Согласно гипотезе принадлежности, выдвинутой психологами Баумайстером и Лири в 1995 году, у людей есть почти универсальная, фундаментальная человеческая потребность иметь определенную степень взаимодействия с другими и формировать отношения.

Действительно, у одиноких людей есть неудовлетворенная потребность принадлежать (Mellor, Stokes, Firth, Hayashi & Cummins, 2008).Во множестве исследований было обнаружено, что одиночество оказывает очень негативное влияние на психологическое благополучие, а также на здоровье (Kim, 1997).

А как насчет «счастья»? Другими словами, может ли одиночество влиять на удовлетворенность жизнью?

Имеются данные, свидетельствующие о том, что одиночество действительно влияет на удовлетворенность жизнью. Грей, Вентис и Хейслип (1992) провели исследование 60 пожилых людей, живущих в сообществе. Их выводы были ясны: чувство изоляции и одиночества у пожилых людей объясняло различия в удовлетворенности жизнью (Gray et al., 1992).

Очевидно, что одинокие пожилые люди в целом менее удовлетворены своей жизнью. В другом исследовании Меллор и его коллеги (2008) обнаружили, что люди, которые были менее одиноки, имели более высокие оценки удовлетворенности жизнью.

Можно предположить, что только пожилые люди склонны к ощущению изоляции и одиночества, однако в интересном исследовании Нето (1995) изучалась удовлетворенность жизнью среди мигрантов второго поколения.

Исследователи изучили 519 португальских юношей, которые на самом деле родились во Франции.Исследование показало, что одиночество имело четкую отрицательную корреляцию с выраженной молодежью удовлетворенностью жизнью (Нето, 1995). Действительно, наряду с воспринимаемым состоянием здоровья одиночество было самым сильным предиктором удовлетворенности жизнью (Нето, 1995).

Следовательно, да, одиночество влияет на удовлетворенность жизнью. Одиночество связано с чувством меньшей удовлетворенности своей жизнью и, предположительно, менее счастливым в целом.

 

6 рекомендуемых книг

Возможно, у вас есть желание глубже разобраться в этой теме… отлично! Вот несколько книг, которые вы можете прочитать, чтобы углубить свое понимание:

  1. В поисках счастья: от Аристотеля к науке о мозге – S.Бок (2010) (Амазонка)
  2. Никомахова этика – Аристотель (2000). Р. Крисп, изд. (Амазонка)
  3. Что это за штука называется счастьем? – Ф. Фельдман (2010) (Amazon)
  4. Истинное счастье: использование новой позитивной психологии для реализации вашего потенциала для постоянного удовлетворения – М. Селигман (2004) (Amazon)
  5. Философия счастья: теоретический и практический экзамен – М. Джанелло (2014) (Amazon)
  6. Счастье: руководство для философов – F.Ленуар (2015) (Амазонка)

 

Сообщение на вынос

Не знаю, как вам, но, хотя изучение философии счастья увлекательно, оно может быть и невероятно ошеломляющим. Я надеюсь, что мне удалось упростить некоторые идеи о счастье, чтобы вы лучше поняли природу счастья и то, что значит жить «хорошей жизнью».

Философия может быть сложной, но если вы можете извлечь из этой статьи одно сообщение, то это то, что для людей важно и полезно стремиться к благополучию и «истинному счастью».В то время как Аристотель утверждал, что «эвдемония» (счастье) не может быть достигнута до конца жизни, советы в этой статье показывают, что каждый из нас способен создавать счастливые моменты каждый день.

Что вы можете сделать сегодня, чтобы принять «хорошую жизнь»? Какие у вас представления о счастье – как для вас выглядит настоящее счастье? Каково ваше мнение о том, что означает философия счастья в жизни?

Эта статья может стать полезным ресурсом для лучшего понимания природы счастья, так что не стесняйтесь возвращаться к ней в будущем.Буду рад услышать ваше мнение на эту увлекательную тему!

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте бесплатно скачать наши 3 упражнения по позитивной психологии.

  • Амабиле, Т. М., Басаде, С. Г., Мюллер, Дж. С., и Став, Б. М. (2005). Эффект и творчество в работе. Ежеквартальный журнал по административным наукам, 50 , 367-403.
  • Аристотель (2000). Никомахова этика . Р. Крисп (ред.). Кембридж, Англия: Издательство Кембриджского университета.
  • Аристотель (2004). Никомахова этика . Хью Тредденик (ред.). Лондон: Пингвин.
  • Баумейстер, Р.Ф., и Лири, М.Р. (1995). Потребность в принадлежности: желание межличностных привязанностей как фундаментальная человеческая мотивация. Психологический бюллетень, 117 , 498 – 529.
  • Конкл, А. (2008). Серьезное исследование счастья. Ассоциация психологических наук . Получено с https://www.psychologicalscience.org/observe/serious-research-on-happiness
  • .
  • Даннер, Д., Сноудон, Д., и Фризен, В. (2001). Положительные эмоции в молодости и долголетии: результаты исследования монахинь. Журнал личности и социальной психологии, 80 , 804–813.
  • Динер, Э. (1984). Субъективное благополучие. Психологический бюллетень, 95 , 542 – 575
  • Грей, Г. Р., Вентис, Д. Г., и Хейслип, Б. (1992). Социально-когнитивные навыки как детерминанта удовлетворенности жизнью у пожилых людей. Международный журнал старения и развития человека , 35, 205–218.
  • Хейброн, Д. (2011). Счастье. Стэнфордская философская энциклопедия. Получено с https://plato.stanford.edu/entries/happiness
  • .
  • Кейн, С. (2017). 15 способов увеличить свое счастье. Психологический центр. Получено с https://psychcentral.com/lib/15-ways-to-increase-your-happiness
  • Кашдан, Т.Б., Бисвас-Динер, Р., и Кинг, Л.А. (2008). Переосмысление счастья: издержки различения гедоники и эвдемонии. Журнал позитивной психологии, 3 , 219–233.
  • Кесебир, П., и Динер, Э. (2008). В погоне за счастьем: эмпирические ответы на философские вопросы. Перспективы психологической науки, 3 , 117-125.
  • Ким, О.С. (1997). Корейская версия пересмотренной шкалы одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе: тест на надежность и валидность. Журнал Корейской академии медсестер? , 871 – 879.
  • Кинг, Лос-Анджелес, и Напа, С.К. (1998). Что делает жизнь хорошей? Журнал личности и социальной психологии, 75 , 156–165.
  • Ликкен, Д., и Теллеган, А. (1996). Счастье — это стохастический феномен. Психологические науки, 7 , 186-189.
  • Любомирский, С. (2018). Счастье – следствие или причина успеха в карьере? Психология сегодня . Получено с https://www.psychologytoday.com/intl/blog/how-happiness/201808/is-happiness-consequence-or-cause-career-success
  • .
  • Манн, Д. (2007). 15 секретов счастливой семьи. Веб МД. Получено с https://www.webmd.com/parenting/features/15-secrets-to-have-a-happy-family
  • Меллор, Д., Стоукс М., Ферт Л., Хаяши Ю. и Камминс Р. (2008). Потребность в принадлежности, удовлетворенности отношениями, одиночестве и удовлетворенности жизнью. Личность и индивидуальные различия, 45 , 213–218.
  • Нето, Ф. (1995). Предикторы удовлетворенности жизнью у мигрантов второго поколения. Исследование социальных показателей, 35 , 93-116.
  • Освальд, А. Дж., Прото, Э., и Сгрои, Д. (2009). Счастье и продуктивность, Документы для обсуждения IZA, № 4645, Институт изучения труда (IZA), Бонн.Получено с http://hdl.handle.net/10419/35451
  • Платон (1999). Симпозиум . Уолтер Гамильтон (ред.). Лондон: Классика пингвинов
  • Пафф, Р. (2018). Подводные камни на пути к счастью. Психология сегодня. Получено с https://www.psychologytoday.com/us/blog/meditation-modern-life/201809/the-pitfalls-pursuing-happiness
  • .
  • Райан, Р. М., и Деси, Э. Л. (2000). Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию. Американский психолог, 55 , 68–78.
  • Рифф, CD, и Сингер, Б. (1996). Психологическое благополучие: значение, измерение и последствия для психотерапевтических исследований. Психотерапия и психосоматика, 65 , 14 – 23.
  • Тартарковский, М. (2016). Пять путей к счастью. Психологический центр. Получено с https://psychcentral.com/lib/five-pathways-to-happiness
  • В погоне за счастьем (2018). Аристотель. Получено с https://www.pursuit-of-happiness.org/история-счастья/Аристотель
  • Уотерман, А.С. (1990). Актуальность аристотелевской концепции эвдемонии для психологического изучения счастья. Теоретическая и философская психология, 10 , 39 – 44
  • Уотерман, А.С. (1993). Две концепции счастья: контрасты личной выразительности (эвдемония) и гедонистического наслаждения. Журнал личности и социальной психологии, 64 , 678–691.

Счастье по мнению 5 знаменитых философов

Последнее обновление: 07 мая 2016 г.

Счастье — одно из самых сложных слов для определения. Мистическое счастье не имеет ничего общего ни со счастьем сильного человека, ни со счастьем обычных людей.

В повседневной жизни мы сталкиваемся с разными определениями этого слова. Если мы посмотрим на философию, то здесь также существует широкий и разнообразный спектр подходов к этому понятию.

В этой статье объясняются и обсуждаются некоторые из этих философских точек зрения.

«Все смертные отправляются на поиски счастья, знак, который говорит нам, что ни у кого из них его нет.”

-Бальтасар Грасиан-

Аристотель и метафизическое счастье 

Для Аристотеля, наиболее известного из философов-метафизиков,  счастье есть высшее желание и стремление всех людей. По его мнению, путь к ней лежит через добродетель. Иными словами, если человек взращивает в себе высшие добродетели, он или она достигнет счастья.

Больше, чем просто осязаемое состояние, Аристотель считал, что это больше образ жизни. Ключевой характеристикой этого образа жизни является постоянное упражнение и извлечение лучшего из каждого человека.

Также необходимо практиковать благоразумие характера и иметь хорошего «даймона», означающего удачу или удачу, чтобы вести полноценную и по-настоящему счастливую жизнь. По этой причине его тезис о счастье известен под названием «Эвдемония» или «Эвдемонизм».

Аристотель заложил философскую основу, на которой была построена христианская церковь. Учитывая это, можно найти большое сходство между идеями этого великого мыслителя и принципами иудео-христианских религий.

Эпикур и гедонистическое счастье

Эпикур был греческим философом, который противоречил метафизическим философам. В отличие от их верований, он не верил, что счастье исходит только из духовного мира, а скорее в то, что оно также имеет много общего с более земными измерениями.

На самом деле, Эпикур основал научную школу под названием эпикуреизм и на самом деле была собственная школа, которую он назвал «Сад». Много интересных идей и выводов исходит из эпикуреизма.

Он предложил принцип, согласно которому равновесие и умеренность создают пространство для счастья. Эта мысль выражена в одном из его величайших изречений: «Тот, кто не удовлетворен малым, не удовлетворен ничем».

Эпикур считал, что любовь не имеет ничего общего со счастьем, а важнее дружба. Он также настаивал на том, что нужно работать не из-за денег, чтобы иметь возможность покупать товары, а из любви к работе.

Ницше и критика счастья

Согласно Ницше , жить мирно и ни о чем не беспокоясь – это желание посредственных людей, не придающих большего смысла жизни.

Ницше не соглашался с тем, что «счастье» может быть постоянным состоянием благополучия.  Он чувствовал, что это эфемерное, мимолетное состояние, которое может закончиться в любой момент.

Ницше сказал, что счастье описывалось как «идеальное состояние лени».  Иными словами, отсутствие забот и огорчений.

Напротив, он чувствовал, что удовлетворенность можно найти только в жизненной силе и боевом духе против всех препятствий, ограничивающих свободу и самоутверждение.

Быть счастливым означает быть способным доказать свою жизненную силу , преодолевая невзгоды и создавая оригинальные способы жизни.

Хосе Ортега-и-Гассет и счастье как конвергенция

Для этого испанского философа состояние удовлетворенности наступает, когда «проецируемая жизнь» и «действующая жизнь» совпадают . Другими словами, когда пути того, чем мы хотим быть, и того, чем мы действительно являемся, сойдутся.

В своих трудах он отмечает:

» Если мы спросим себя, в чем состоит это идеальное состояние духа, называемое счастьем, мы легко найдем первоначальный ответ:  счастье состоит в том, чтобы найти то, что нас полностью удовлетворяет и удовлетворяет.

» Кроме того, строго говоря, этот ответ ничего не дает, кроме как говорит нам, из чего состоит это субъективное состояние полного удовлетворения. С другой стороны, какие должны быть объективные условия, чтобы мы нашли то, что нас удовлетворит».

Согласно Ортеге-и-Гассету, у всех людей есть потенциал и желание быть счастливыми. Это означает, что каждый человек определяет свою реальность и то, что может сделать его счастливым. Если человек сможет по-настоящему достичь и достичь этой реальности, то он будет счастлив.

Славой Жижек и счастье как парадокс 

Этот философ указывает, что быть по-настоящему счастливым – это вопрос мнения, а не истины . Он считал удовлетворение и довольство продуктом капиталистических ценностей, которые имплицитно обещают вечное удовлетворение за счет потребления.

Однако внутри людей царит неудовлетворенность, потому что на самом деле они не знают, чего хотят.

Каждый человек, который считает, что если он чего-то достигнет (что-то купит, повысит свой социальный статус, что-то сделает и т. д.), то будет счастлив.Но на самом деле, бессознательно, то, чего они хотят достичь, это совсем другое, и поэтому они останутся неудовлетворенными.

Что для вас счастье?

Счастье — Энциклопедия Нового Света

Слово «счастье» имеет множество оттенков, значение которых возрастало и уменьшалось с течением времени, в различных культурах и субкультурах. Обзор интеллектуальной истории западной цивилизации показывает, что индивидуальное «счастье» может относиться к двум различным, хотя и связанным явлениям.Во-первых, «счастье» описывает удовольствие в данный момент: например, чувство счастья после получения комплимента или наслаждение прекрасным закатом. В этом смысле счастье — это качественное состояние ума, часто непродолжительное по времени. Второе использование этого слова, представляющее наибольший интерес для философов, — это долгосрочное или общее значение благополучного существования, ведения или прожитой счастливой жизни. Эти два значения счастья противопоставляются во фразах «я чувствую себя счастливым» и «я счастлив».”

В социально-политико-экономическом смысле счастье есть свойство социального коллектива или политического тела, что выражается в терминах «гражданское счастье» и «общественное счастье». По мнению многих лидеров восемнадцатого века, коллективный аспект счастья в значительной степени отсутствовал в политической и экономической теории двадцатого века. Для суфия, буддиста, индуса или христианского мистика высшее счастье возникает в результате слияния индивидуального «я» с космическим божеством, в то время как даже независимо от мистической практики подчинение себя Богу во Христе обещало счастье христианам с тех пор. времен святого Августина.

Начиная с Платона (ок. 428 г. до н. э. г. – ок. 348 г. до н. э. г.) до Джона Стюарта Милля и позже концепция счастья представляла интерес и была важна для этической теории. В древнегреческой этике добродетельная или этически здоровая жизнь была (вопреки влиянию извне) путем к эвдемонии (вольно переводится как счастье). В утилитаристской этике всеобщее счастье — это цель, к которой мы должны стремиться, и действия, приносящие наибольшее счастье всем заинтересованным сторонам, считаются правильными.Другими словами, для греков добродетель была путем к счастью, тогда как для утилитаристов счастье — это критерий, по которому судят о правильных (правильных) действиях.

В более поздних разработках в философии произошел отход от исследования счастья, а скорее к исследованию благополучия, термин, который многие (как из объективных, так и из субъективных школ мысли) считают менее двусмысленным, чем счастье. Новая школа позитивной психологии, напротив, придает большое значение счастью как всеобъемлющему понятию, а также разрабатывает несколько различных подходов к измерению аспектов счастья.

Древние греки: счастье и «эвдемония»

Аристотель

Взгляды Аристотеля на счастье оказались влиятельными вплоть до наших дней. Основная мысль Аристотеля состоит в том, что счастье (eudaimonia) — жить хорошо — зависит от совершенствования существом своих природных способностей. Он утверждает, что разум уникален для человека, так что функция (ergon) человеческого существа будет включать в себя упражнение и совершенствование его рациональных способностей. Из этого следует, что хорошая жизнь для человека предполагает достижение добродетели или совершенства (arête) в разуме.Аристотель делит человеческие совершенства (aretai — часто переводят как «добродетели»), связанные с разумом, на две группы: моральные и интеллектуальные совершенства. (Он также признает телесное совершенство (добродетель), но это исключительно нерационально и, следовательно, не способствует чисто человеческому (а не животному) благу.) Моральные совершенства — это совершенства характера и относятся к действию, включая склонность к чувству эмоций ( например, страх) и делать определенные типы выбора. Интеллектуальные совершенства (добродетели) — это совершенства мысли, включая такие состояния, как мудрость и разум.В целом он утверждает, что добродетели характера и интеллекта являются способами совершенствования разума и, следовательно, необходимы для хорошей человеческой жизни. Однако, хотя Аристотель подчеркивает важность развития своих рациональных способностей, он не пренебрегает важностью друзей, богатства и социального статуса для хорошей жизни. Он говорит, что человек вряд ли будет счастлив, если ему не хватает определенных внешних благ, таких как «хорошее рождение, хорошие дети и красота». Так, человек, крайне некрасивый, или имеющий «из-за смерти детей или хороших друзей» (1099b5-6), или одинокий, вряд ли будет счастлив.Добродетель не гарантирует счастливой жизни, или, другими словами, добродетель необходима, но недостаточна для счастья.

Стоики

С другой стороны, стоики развили взгляды Аристотеля еще на один шаг вперед, утверждая, что добродетель необходима и достаточна для счастья. Философия стоиков начинается с Зенона из Кития (334 г. до н. э. –262 гг. до н. э. г. до н. э.) и получила дальнейшее развитие у Клеанфа и Хрисиппа. Основное предположение стоического мышления состоит в том, что сама вселенная управляется законами разума и структурирована наилучшим образом.Этот метафизический тезис связан с этическим взглядом на то, что хорошая жизнь — это та, которая проживается в соответствии с разумом. Нравственное совершенство и счастье достигаются отражением в себе совершенной рациональности мира, а также обнаружением и проживанием своей назначенной роли в космическом порядке вещей.

Многим вышеуказанные теории кажутся интуитивно ошибочными. Можно утверждать, что есть много порочных людей, которые кажутся вполне счастливыми, или что многие добродетельные люди кажутся совершенно несчастными (последнее является проблемой стоиков, а не Аристотеля).Это заставило некоторых задаться вопросом, является ли счастье адекватным переводом эвдемонии, и что, возможно, лучше подходит такой термин, как «благополучие», поскольку последний подразумевает более объективную долгосрочную перспективу.

Эпикур

Поздняя греческая этическая мысль проводится в платоновско-аристотелевских рамках. Принято считать, что счастье (эвдемония) является высшим человеческим благом, а хорошая жизнь предполагает взращивание и проявление добродетелей. Эпикур расходится с Платоном и Аристотелем в том, что его взгляд на эвдемонию носит гедонистический характер.Он отождествляет жизнь эвдемона с жизнью удовольствия, понимая эвдемонию как более или менее продолжительное переживание удовольствия, а также свободу от боли и страдания (атараксия). Но Эпикур не призывает к любым удовольствиям. Скорее, он рекомендует политику, при которой удовольствия оптимизируются в долгосрочной перспективе. Некоторых удовольствий не стоит иметь, потому что они ведут к большим страданиям, а некоторые страдания стоят того, если они ведут к большим удовольствиям. Лучшая стратегия для достижения максимального удовольствия в целом — не искать мгновенного удовлетворения, а выработать разумную долгосрочную политику.

Эпикур утверждает, что жизнь в удовольствии совпадет с жизнью добродетели. Он считает, что мы делаем и должны искать добродетель, потому что добродетель приносит удовольствие. Его основная доктрина состоит в том, что добродетельная жизнь — это жизнь, приносящая наибольшее количество удовольствия, и именно по этой причине мы должны быть добродетельными. Известно, что ему приписывают путь к счастью «друзья, свобода и мысль», он утверждает, что жизнь, полная удовольствий и отсутствия боли, — это то, в чем состоит счастье.

Средневековая этика и счастье

Фома Аквинский развил и расширил этическую теорию Аристотеля, эвдемонистическое объяснение человеческого добра и акцент на добродетелях, а не на отдельных действиях, в христианском контексте.Как обсуждалось в предыдущем разделе, древние философы согласились с тем, что счастье (eudaimonia) является высшим человеческим благом — целью человеческого существования — и что добродетель (arête) в некотором роде необходима для достижения этой цели. Адаптация этой идеи Фомой Аквинским сводится к тому, что он определяет Бога — воплощение совершенной благости — как цель человеческой жизни. Эвдемония переносится в совершенное счастье (блаженство), понимаемое как союз с Богом в загробной жизни.

Второе основное положение, которое Аквинат наследует от Аристотеля, — важность добродетелей в совершенствовании разумной природы человека и, следовательно, их решающее значение в достижении эвдемонии.Здесь Фома Аквинский снова переносит натуралистическую теорию Аристотеля в теологический контекст. Аристотель считал, что взращивание и проявление интеллектуальных и моральных добродетелей являются наиболее важными составляющими хорошей человеческой жизни. Но эта концепция хорошей жизни в значительной степени относится к биологическому организму, живущему в соответствии со своими отличительными способностями. Поэтому, учитывая отступление Аквината от Аристотеля в отношении конечной цели человеческой жизни, т. е. его отождествления конечной цели человека со сверхъестественным союзом с Богом, от него требуется дать некоторое объяснение отношения между совершенством природных сил человека и его достижение совершенного счастья в сверхъестественной загробной жизни.Чтобы восполнить этот пробел, Фома Аквинский вводит богословские добродетели веры, надежды и любви, непосредственным объектом которых является Бог. Согласно Аквинскому, нехристиане не могут проявлять теологические добродетели, хотя они могут проявлять другие нетеологические добродетели, такие как мужество. Следовательно, в то время как язычники способны к эвдемонии в смысле Аризотеля, они не способны к блаженству, которое требует богословских добродетелей. Одно важное различие между «природными добродетелями» и богословскими добродетелями заключается в том, что первые находятся в силе деятеля культивировать и развивать.Согласно анализу Аристотеля, который принимает Фома Аквинский, такие добродетели характера, как мужество, развиваются посредством обучения. Напротив, богословские добродетели зависят от помощи Божией в форме божественной благодати. Вера, надежда и любовь не приобретаются добровольными действиями, а непосредственно вливаются Богом. (Обсуждение добродетелей Аквинским можно найти в Summa Theologiae IaIIae 49–88 и повсюду в IIaIIae.)

Для классических утилитаристов (в первую очередь Джереми Бентама и Джона Стюарта Милля) счастье можно описать как удовольствие и отсутствие боли.Таким образом, индивидуальное счастье — это совокупность счастливых эпизодов (как и в первом смысле счастья, рассмотренном выше), перевешивающих болезненные. Тогда счастливая жизнь будет состоять из серии приятных эпизодов с несколькими болезненными. Утилитаризм сильно отклоняется от ранее обсуждавшихся теорий в том смысле, что он утверждает, что действие считается правильным в силу его последствий или результатов, и что правильным является то, что приносит наибольшее счастье. Этот знаменитый Принцип Полезности в формулировке Бентама звучит так: «Под Принципом Полезности понимается принцип, который одобряет или не одобряет всякое действие, какое бы оно ни было, в зависимости от тенденции, которую оно, по-видимому, имеет… способствовать или препятствовать этому счастью.Точно так же, в формулировке Милля, утилитаризм «убеждение, которое принимает в качестве основы морали принцип полезности или наибольшего счастья, утверждает, что действия правильны в той мере, в какой они способствуют счастью; неправильно, поскольку они, как правило, производят обратную сторону счастья». Таким образом, для утилитаризма мораль заключается в увеличении количества счастья в мире.

И Бентам, и Милль отождествляли счастье с удовольствием и в этом смысле оба были гедонистами. Бентам считал, что любое отдельное удовольствие или боль имеет определенную ценность, которую можно измерить и сравнить.Он попытался построить шкалу сравнения и измерения боли и удовольствия. Он назвал эту шкалу исчислением счастья. Он утверждал, что ценность удовольствия определяется такими факторами, как его продолжительность и интенсивность. Гедонизм Бентама можно назвать количественным гедонизмом, поскольку все удовольствия и страдания появляются на одной шкале и измеряются в соответствии с одним и тем же набором критериев (таких как продолжительность и интенсивность). В отличие от Бентама, для которого все удовольствия были одинаковы и сопоставимы, Милль различал высшие и низшие удовольствия.«…Некоторые удовольствия более желанны и ценны, чем другие. Было бы абсурдно, если бы при оценке всех других вещей принималось во внимание не только количество, но и качество, а оценка удовольствий зависела бы только от количества». К высшим удовольствиям (также называемым «осведомленными удовольствиями») относятся удовольствия человеческого ума: удовольствия интеллекта, воображения, восприятия красоты и другие. Согласно Миллю, эти высшие удовольствия намного превосходят низшие телесные удовольствия или «простые ощущения».«Они разные по качеству, а не только по количеству.

Гедонизм в классическом утилитаризме подвергался широкой критике со времен Милля. Некоторые утверждают, что утилитаризм складывает и взвешивает приятные и болезненные эпизоды при оценке счастья, потому что он упускает из виду ценность достижения долгосрочных целей, которые многие считают жизненно важным компонентом счастья. Однако основная идея утилитаризма — что нравственность заключается в увеличении количества добра в мире — осталась привлекательной.Утилитаризм претерпел существенные усовершенствования и продолжает оставаться одной из доминирующих моральных теорий вплоть до наших дней.

Хотя гедонизм классической утилитаристской теории становится все более непопулярным среди философов, позитивные психологи, такие как Даниэль Канеман и Эд Динер, продолжают считать его плодотворной областью исследований. Таким образом, именно в области современной психологии защищаются и исследуются теории классических утилитаристов, которые сводили счастье к положительному и отрицательному аффекту.

Современные психологические объяснения счастья

Некоторые позитивные психологи, привлеченные субъективными рамками, в которых действовали утилитаристы, но не убежденные их гедонистическими теориями, выдвинули концепцию счастья как «удовлетворения жизнью». С этой точки зрения понятие благополучия включает в себя понятие долгосрочной оценки счастья, а субъективное переживание счастья понимается просто как часть благополучия. Удовлетворенность жизнью достигается путем выполнения того, что мы считаем наиболее важным в жизни (отсюда и название «список счетов»).Удовлетворенность жизнью остается субъективной, поскольку благополучие основано на взгляде человека на то, как проходит его жизнь, скорее на суждении, чем на чувстве. Несколько более проблематичным является то, как человек судит о том, как он себя чувствует. Поскольку стремления так тесно связаны с ожиданиями, разумно спросить, хорошо ли мы судим о собственном счастье. Для некоторых обществ ожидания были бы намного ниже, и то, что раб считает хорошей жизнью, сильно отличается от жизни рабовладельца. Некоторые утверждают, что мы в состоянии оценить свое собственное благополучие только тогда, когда мы одновременно информированы и автономны, что подразумевает, что удовлетворенность, следовательно, не то же самое, что общее благополучие.Другие утверждали, что мы должны объективно судить или оценивать, была ли жизнь счастливой или хорошей, используя индикаторы, которые имеют независимую ценность, тем самым навязывая объективную оценку субъективной теории.

Ссылки

Ссылки ISBN поддерживают NWE за счет реферальных сборов

  • Аннас, Дж. 1993. Мораль счастья. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. ISBN 019507999X
  • Аристотель (ок. середины четвертого века г. до н. э. г.) 1985 г. Никомахова этика, пер.с примечаниями Т. Ирвина, Индианаполис, Индиана: Hackett Publishing Company, bks I, X.
  • Остин, Дж. 1968. «Удовольствие и счастье» в Философия 43.
  • Бентам, Дж. 1789. Введение в принципы морали и законодательства, изд. Дж. Х. Бернс и H.L.A. Харт, переработанный Ф. Розен, Оксфорд: Clarendon Press.
  • Крисп, Р. 1997. Милль об утилитаризме. Лондон: Рутледж.
  • Гриффин, Дж. 1986. Благосостояние. Оксфорд: Clarendon Press, часть I.
  • Канеман, Даниэль, Эд Динер и Норберт Шварц. 1999. Благополучие: основы гедонистической психологии. Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа. ISBN 0871544245
  • Краут, Р. 1979. «Две концепции счастья» в Philosophical Review 80.
  • Милл, Дж.С. 1998. Утилитаризм, изд. Р. Крисп, Оксфорд: Clarendon Press, гл. 2. ISBN 0585134278
  • Сиджвик, Х. 2006. Методы этики. Честнат-Хилл, Массачусетс: Adamant Media Corporation, коп.ISBN 0543968243
  • Самнер, Л.В. 1996. Благосостояние, счастье и этика. Оксфорд: Clarendon Press. ISBN 0198244401

Внешние ссылки

Все ссылки получены 27 июля 2017 г.

Источники по общей философии

Кредиты

Энциклопедия Нового Света авторов и редакторов переписали и дополнили статью Википедии в соответствии со стандартами New World Encyclopedia . Эта статья соответствует условиям Creative Commons CC-by-sa 3.0 Лицензия (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с надлежащим указанием авторства. Упоминание должно быть выполнено в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на авторов New World Encyclopedia , так и на самоотверженных добровольных участников Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних вкладов википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в New World Encyclopedia :

Примечание. На использование отдельных изображений, лицензированных отдельно, могут распространяться некоторые ограничения.

Счастье — философское определение

Как определить счастье? Как этого добиться? Сердце древней философии

В древней философии целью человеческой жизни является счастье, а совершенным завершением является Высшее Благо. Современность (Шопенгауэр, Камю, Сартр, Кант ) гораздо более пессимистична в отношении своей возможности. Между ними христианская мораль пыталась заменить счастье добродетелью как целью жизни.

Счастье не состоит в удовольствии, как будто удовольствие может быть достигнуто, удовлетворено, счастье никогда не сдается, это проект: «Наше счастье никогда не будет полным наслаждением, где нечего больше желать, но в постоянном движении к новые удовольствия и новые совершенства» (Лейбниц)

Общие определения:

Состояние полного удовлетворения, характеризующееся своей полнотой и стабильностью.Отчетливое удовольствие, очень эфемерное, и радость, более динамичная, чем счастье.

Конкретные определения философов:

Аристотель : «Если верно, что счастье есть деятельность согласно добродетели, то очевидно, что она есть та, которая соответствует самой совершенной добродетели, то есть той части, которая является высшей частью человека. Деятельность этой части нас самих, деятельность, соответствующая ее собственной добродетели, которая есть совершенное счастье» (Никомахова этика)

Лейбниц : «Наше счастье состоит не в полном наслаждении, где нечего желать, а в постоянном движении к новым удовольствиям и новым совершенствам» (Из монадологии)

Кант : «Счастье есть удовлетворение всех наших наклонностей» («Критика практического разума»)

Кант : «Власть, богатство, уважение, даже здоровье и благополучие и довольство своим состоянием — вот что мы называем счастьем» («Метафизика нравов»)

Гегель : «Счастье есть не единичное удовольствие, а устойчивое состояние, с одной стороны, эмоциональное удовольствие, с другой стороны, также обстоятельства и средства, посредством которых по желанию вызывается удовольствие» (Феноменология духа)

Шопенгауэр : «Положительное и совершенное счастье невозможно, нужно только ожидать сравнительно менее болезненного состояния» («Мир как воля и как представление»)

Ницше : «Что такое счастье?» Ощущение, что сила возрастает, сопротивление преодолевается» (Антихрист)

[объявление#объявление-1]

Как философы по-разному определяют счастье

Сны — Таинственные, сбивающие с толку, поучительные, а иногда и кошмарный ад.Сны — это все и многое другое.

Вот 20 удивительных фактов о снах, о которых вы, возможно, никогда не слышали:

Факт № 1: во сне нельзя читать или определять время

Если вы не уверены, спите вы или нет, попробуйте прочитать что-то. Подавляющее большинство людей не способны читать во сне.

То же самое и с часами: каждый раз, когда вы смотрите на часы, они показывают разное время, и кажется, что стрелки на часах не двигаются, как говорят осознанные сновидцы.

Факт №2: Осознанные сновидения

Существует целая субкультура людей, практикующих так называемые осознанные сновидения. Используя различные техники, эти люди предположительно научились контролировать свои сны и делать удивительные вещи, такие как полеты, прохождение сквозь стены и путешествия в другие измерения или даже назад во времени.

Хотите научиться управлять своими мечтами? Вы можете попробовать эти советы:

Осознанные сновидения: вот как вы можете контролировать свои сны

Факт №3: Изобретения, вдохновленные снами

Сны являются причиной многих величайших изобретений человечества.Вот несколько примеров:

  • Идея для Google — Ларри Пейдж
  • Генератор переменного тока -Tesla
  • Спиральная форма двойной спирали ДНК — Джеймс Уотсон
  • Швейная машинка — Элиас Хоу
  • Таблица Менделеева — Дмитрий Менделеев

…и многое-многое другое.

Факт № 4: Сны-предчувствия

Есть несколько поразительных случаев, когда люди действительно видели во сне то, что происходило с ними позже, точно так же, как они видели во сне.

Можно сказать, что они заглянули в будущее, а может, это просто совпадение. Факт остается фактом: это какое-то серьезно интересное и причудливое явление. Некоторые из самых известных снов-предчувствий включают:

  • Аврааму Линкольну приснилось его убийство
  • Многим жертвам 11 сентября снились сны, предупреждающие их о катастрофе
  • Мечта Марка Твена о смерти брата
  • 19 проверенных предвидящих снов о катастрофе Титаника

Факт №5: Сонный паралич

Ад реален и называется сонным параличом.Это материал настоящих кошмаров. В детстве я страдал сонным параличом и могу засвидетельствовать, насколько это ужасно.

Двумя характеристиками сонного паралича являются неспособность двигаться (отсюда паралич) и ощущение чрезвычайно злого присутствия в комнате с вами. Это не похоже на сон, но на 100% реально. Исследования показывают, что во время приступа у страдающих сонным параличом наблюдается чрезмерная активность миндалевидного тела. Миндалевидное тело отвечает за инстинкт «бей или беги», а также за эмоции страха, ужаса и беспокойства.Достаточно сказано!

Факт № 6: Нарушение быстрого сна

В состоянии быстрого сна (быстрое движение глаз) ваше тело обычно парализовано. Однако в редких случаях люди разыгрывают свои мечты. В результате были сломаны руки, ноги, сломана мебель и, по крайней мере, в одном зарегистрированном случае сгорел дом.

Факт № 7: Сексуальные сны

Очень научно названное «ночное припухание полового члена» — очень хорошо задокументированное явление. С точки зрения непрофессионала, это просто означает, что во время сна у вас глохнет.На самом деле, исследования показывают, что у мужчин бывает до 20 эрекций за сон.

Факт №8: Невероятные лунатики

Лунатизм — очень редкое и потенциально опасное расстройство сна. Это крайняя форма нарушения быстрого сна, и эти люди не просто разыгрывают свои сны, а ночью отправляются в настоящие приключения.

Ли Хэдвин по профессии медсестра, но в мечтах он художник. Буквально. Он «рисует во сне» великолепные портреты, о которых потом не помнит.Странные лунатические «приключения» включают:

  • Женщина занимается сексом с незнакомцами во время лунатизма
  • Мужчина, который проехал 22 мили и убил своего двоюродного брата во время лунатизма
  • Лунатик, вылетевший из окна с третьего этажа и едва выживший

Факт № 9: Наркотик сновидений

На самом деле есть люди, которым так нравится мечтать и мечтать, что они никогда не хотят просыпаться. Они хотят продолжать видеть сны даже днем, поэтому принимают запрещенный и чрезвычайно сильный галлюциногенный препарат под названием диметилтриптамин.На самом деле это всего лишь изолированная и синтетическая форма химического вещества, которое наш мозг естественным образом вырабатывает во время сна.

Факт №10 Ловец снов

Ловец снов — один из самых известных символов коренных американцев. Это свободная паутина или паутины, сплетенные вокруг обруча и украшенные священными предметами, предназначенными для защиты от ночных кошмаров.

Факт №11: Повышенная мозговая активность

Вы бы связали сон с тишиной и покоем, но на самом деле наш мозг более активен во время сна, чем днем.

Факт №12: Творчество и мечты

Как мы упоминали ранее, мечты ответственны за изобретения, великие произведения искусства и вообще просто невероятно интересны. Они также «подзаряжают» наше творчество.

Ученые также говорят, что ведение дневника сновидений помогает в творчестве.

В редких случаях расстройства БДГ люди вообще не видят снов. Эти люди страдают от значительного снижения креативности и плохо справляются с задачами, требующими творческого решения проблем.

Факт №13: Домашние животные тоже мечтают

Наши животные-компаньоны тоже мечтают. Понаблюдайте за спящей собакой или кошкой, и вы увидите, что они двигают лапами и издают звуки, словно преследуя кого-то. Иди, приятель!

Факт №14: Вы всегда мечтаете — просто не помните этого их мечты вообще.

Факт №15: Слепые люди тоже видят сны

Слепые люди, не родившиеся слепыми, видят во сне образы, а люди, слепые от рождения, вообще ничего не видят.Они по-прежнему видят сны, и их сны столь же интенсивны и интересны, но они задействуют другие органы чувств, помимо зрения.

Факт №16: Во сне вы видите только те лица, которые вам уже знакомы

Доказано, что во сне мы можем видеть только те лица, которые раньше видели в реальной жизни. Так что будьте осторожны: эта жуткая пожилая женщина рядом с вами в автобусе может оказаться в вашем следующем кошмаре.

Факт №17: Сны, как правило, негативны

Удивительно, но сны чаще негативны, чем позитивны.Три наиболее часто упоминаемые эмоции, испытываемые во сне, — это гнев, печаль и страх.

Факт №18: Несколько снов за ночь

Вы можете видеть до семи разных снов за ночь в зависимости от того, сколько у вас циклов БДГ. Мы видим сны только во время фазы быстрого сна, а средний человек видит сны от одного до двух часов каждую ночь.

Факт №19: Гендерные различия

Интересно, что 70% всех персонажей мужского сна — другие мужчины, а женский сон содержит равное количество женщин и мужчин.Также мужские сны содержат намного больше агрессии. И женщинам, и мужчинам одинаково часто снятся сны на сексуальную тематику.

Факт № 20: Не все видят цветные сны

Около 12% людей видят сны только в черно-белом цвете.

Автор фото: Unsplash через unsplash.com

Культурно-исторический блог

Этот пост Томаса Диксона является первым в серии «Философские ключевые слова», в которой исследуется изменение исторического использования, значений и влияния философских терминов, получивших более широкий культурный резонанс.


Пару лет назад, путешествуя по Центральной линии до Майл-Энд в лондонском метро, ​​я начал замечать серию плакатов и изображений, подобных приведенному ниже, — используя знакомые образы карты лондонского метро, ​​чтобы предложить соединения. между людьми — теперь красная линия соединяла не Ливерпуль-стрит с Банком, а «я» с «другим».

Copyright © Michael Landy

© Michael Landy 2011

Это показалось мне интересным выражением философии альтруизма — идеи о том, что сущностью нравственной добродетели является преданность не себе (эгоизм), а другим (альтруизм).Термин «альтруизм» в конечном счете происходит от латинского слова alter , означающего «другой». Заинтригованный произведениями искусства на тюбике, я поискал в Интернете, чтобы узнать о них больше. Оказалось, что они были частью проекта под названием Acts of Kindness художника Майкла Лэнди, который сказал о проекте: «Я хочу узнать, что делает нас людьми и что нас связывает помимо материальных вещей». Для меня ответ — сострадание и доброта».

В настоящее время существует движение за доброту, последователи которого по всему миру прославляют ценность того, что иногда называют «случайными актами доброты» по отношению к другим — часто незнакомцам.Такие действия также рекомендуются сторонниками «позитивной психологии», такими как британская организация Action for Happiness. Движения за доброту и счастье — это совсем недавнее явление, и они, как правило, рекомендуют альтруизм — делать добро другим — на явно парадоксальном основании, что это полезно для нашего собственного психического здоровья. Однако идеал альтруизма, к которому апеллируют эти движения, имеет долгую и довольно удивительную историю.

«Альтруизм» вошел в английский язык в 1852 году. До этого были всевозможные моральные добродетели, философские измы, благотворительные намерения и, возможно, даже случайные добрые дела, но не «альтруизм».Всего за год до этого этот термин был придуман во французском языке — alruisme — новаторским философом и социологом Огюстом Контом (1798–1857) в его книге « Система позитивной политики » (1851–1854). Альтруизм — так Конт назвал социальные инстинкты, относящиеся к другому, и физически расположил их ближе к передней части человеческого мозга. «Альтруизм» был ключевым словом не только в спекулятивной ранней науке о мозге Конта, но и в атеистической религии, которую он основал, с ним самим в качестве ее Верховного Жреца — Религии Человечества, — которая была задумана как замена католицизму со своими собственными убеждениями. календарь светских святых и праздников и гуманистические гимны.Главной целью Религии Человечества, наряду с предусмотренной Контом реорганизацией общества (всем должны были управлять главным образом банкиры и ученые), было подчинение эгоизма его новому идеалу «альтруизма» во всем цивилизованном мире.

Галерея некоторых светских святых, в том числе деятелей искусства, науки и политики, а также фигура, олицетворяющая веру Конта в моральное превосходство женщин, в Часовне человечества Конта в Париже. Изображение предоставлено J.P. Dalbéra WikiCommons/FlickR.

В течение десятилетий после его чеканки «альтруизм» действительно стал популярным. Впервые он стал модным термином среди научных атеистов, сочувствующих контовской «религии человечества». Позже британские филантропы и социалисты разного толка сочли это удобным термином для выражения своей преданности всем классам общества и даже всему человеческому роду.[1] Священнослужители первоначально сопротивлялись этому слову как ненужному научному неологизму — кто-то уместно спросил, действительно ли это «слаще или лучше слово, чем благотворительность», — но в конечном итоге оно было даже присвоено христианами, в первую очередь шотландским евангелистом Генри Драммондом в 1890-х годах. , как не что иное, как синоним христианской любви.[2] Сегодня «альтруизм» — это современное философское ключевое слово, имеющее довольно широкое распространение, и оно все еще сохраняет привкус своего научного и гуманистического происхождения: оно используется и как технический термин в эволюционной биологии, и как одобряющий термин в этих системах. светской мысли, для которой преданность своим собратьям или человечеству в целом является основой этики.

Удивительно, что «альтруизм» Конта оказался таким успешным неологизмом в англоязычном мире.Религия человечества, хотя у нее было несколько последователей в Британии, широко высмеивалась ведущими британскими интеллектуалами, такими как эволюционист Томас Генри Хаксли (1825–1895). Конт был уважаемым историком и философом наук, но по мере того, как его карьера шла своим чередом, он стал одержим не только своей новой религией, но и священной памятью замужней женщины — мадам Клотильды де Во, для которой он стал духовно и нежно предан перед смертью. В британской прессе Конта высмеивали как эксцентричного, эгоистичного, скучного и лишенного чувства юмора человека.

У нескольких британцев, посетивших квартиру Огюста Конта в Париже, в том числе у философов Александра Бэна и Герберта Спенсера, сложилось очень неблагоприятное впечатление об этом человеке. Действительно, британская репутация Конта в его поздние годы некоторым образом предвещает очень негативное восприятие «континентальной» философии в Британии в течение двадцатого века как чего-то чужеродного и опасного.[3] В своей классической работе «О свободе » (1859) Джон Стюарт Милль описал социальную и религиозную систему, предусмотренную Контом, как «деспотизм общества над личностью, превосходящий все, что предполагалось в политическом идеале самого жесткого приверженца дисциплины среди античных философы».[4]

Двумя фигурами, которые, вероятно, оказали наибольшее влияние на распространение использования «альтруизма» как научного и этического термина в Британии за полтора столетия после смерти Конта, были популярные писатели, преданные теории эволюции и враждебно настроенные по отношению к ней. религия: философ Герберт Спенсер (1825–1903) и научный атеист Ричард Докинз (род. 1941).

Герберт Спенсер изображен как «Философия» в журнале Vanity Fair в 1879 году.

Герберт Спенсер был самым известным философом своего времени.Когда в 1879 году он был изображен карикатурно для Vanity Fair , иллюстрация была озаглавлена ​​просто «Философия». Спенсер был воплощением английского философа середины викторианского периода. Он резко критиковал почти все аспекты мысли Конта, но заимствовал у него термины «социология» и «альтруизм», которые он защищал как полезные чеканки.[5] В своей книге The Data of Ethics (1879) Спенсер дал собственное новое определение термину «альтруизм», используя его не для обозначения какого-то морального намерения или гуманистического идеала, как это сделал Конт, а для обозначения относятся к поведению животных.

Спенсер переопределил «альтруизм» так, чтобы он означал «все действия, которые при нормальном ходе вещей приносят пользу другим, а не себе». существ, и особенно в эволюции родительских инстинктов, которые в конечном счете развились в социальную симпатию. В широком определении Спенсера «акты автоматического альтруизма» должны были быть включены наряду с актами сознательной мотивации. Расщепление простейших одноклеточных организмов, таких как инфузории или простейшие, в акте размножения также должно было квалифицироваться как акт «физического альтруизма».[6]

Обложка The Selfish Gene, (c) Oxford University Press, 1976.

Почти ровно через сто лет Ричард Докинз прославился, когда в 1976 году была опубликована его книга « Эгоистичный ген ». В то время как Спенсер учил, что альтруизм присущ всем животным на протяжении всего эволюционного процесса, более кооперативное общество может ожидать «небольшой помощи от биологической природы». Вместо этого Докинз призывал своих читателей: «Давайте попробуем научить щедрости и альтруизму, потому что мы рождаемся эгоистичными».«Мы, единственные на земле, — писал Докинз, — можем восстать против тирании эгоистичных репликаторов».[7] Однако на этом история не заканчивается, так как Докинз еще раз задумался об альтруизме и в своем атеистическом манифесте «Бог как иллюзия » (2007) утверждал, что альтруизм по отношению к неродственникам был «ошибкой» запрограммированного инстинкта, который развился через «родственный отбор» в пользу организмов, которые сотрудничали с близкими родственниками. Мы привыкли жить группами, состоящими в основном из близких родственников, утверждает аргумент, поэтому наша доброта и альтруизм почти всегда были в пользу наших генетических родственников.Сегодня мы продолжаем испытывать жалость и проявлять великодушие к окружающим, хотя они, как правило, не являются нашими близкими родственниками. Это осечка — дарвиновская ошибка, но, как добавляет Докинз, «благословенная» и «драгоценная» ошибка. [8] Похоже, Докинз считает, что мы рождаемся альтруистами.

Докинз, возможно, изменил свои представления о естественности альтруизма, но в обоих случаях его работы иллюстрируют общую философскую проблему, а именно трудность перехода с помощью рациональных аргументов от наблюдения о природе к этическому императиву, совершая путешествие от «есть» к «должен».С этой проблемой сталкивается каждый, кто пытается построить «эволюционную этику». В случае цитаты из книги «Эгоистичный ген» мы могли бы спросить, почему бы не культивировать индивидуализм, а не альтруизм? И читатели книги «Бог как иллюзия » могли бы обоснованно задаться вопросом, почему Докинз считает альтруистические побуждения «благословенной» и «драгоценной» ошибкой, а не неудобной и нежелательной неисправностью. В обоих случаях собственное этическое предпочтение Докинза альтруизму, кажется, было безосновательно перенесено в якобы научную дискуссию.

Итак, созерцаем ли мы произведения искусства на телеэкране или читаем научно-популярные книги, мы можем в любой момент обнаружить просачивающиеся философские идеи и предположения. Немного знаний о философской истории нашего повседневного языка может помочь нам сохранять бдительность.


Каталожные номера

[1] Томас Диксон, Изобретение альтруизма: создание моральных смыслов в викторианской Британии (Оксфорд: Издательство Оксфордского университета для Британской академии, 2008).

[2] Фредерик В. Фаррар, Свидетельство Христа в истории (Лондон: Macmillan, 1871), стр. 144–146; см. также Диксон, Изобретение альтруизма , главы 3 и 7.

[3] Томас Л. Акехерст, Культурная политика аналитической философии: британскость и призрак Европы (Лондон: Континуум, 2010), особенно глава 1.

[4] Джон Стюарт Милль, О свободе (1859 г.), в Собрание сочинений Джона Старта Милля , 33 тома, изд.Джон М. Робсон и др. . (Торонто: University of Toronto Press, 1963–1991), v ol. 18, с. 227.

[5] Диксон, Изобретение альтруизма , стр. 202–206.

[6] Herbert Spencer, The Data of Ethics (London: Williams and Norgate, 1879), стр. 201–202; см. также Диксон, Изобретение альтруизма , глава 5.

[7] Ричард Докинз, Эгоистичный ген , новое издание (Оксфорд: издательство Оксфордского университета, 1989), стр.3, 200–201; оригинальное издание 1976 г.

[8] Ричард Докинз, Бог как иллюзия (Лондон: Bantam Press, 2006), с. 253.


Дополнительная литература

Хелена Кронин, Муравей и павлин: альтруизм и половой отбор от Дарвина до сегодняшнего дня (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 1991).

Томас Диксон, Изобретение альтруизма: создание моральных смыслов в викторианской Британии (Оксфорд: издательство Оксфордского университета для Британской академии, 2008).

Ферн Элсдон-Бейкер, Эгоистичный гений: как Ричард Докинз переписал «Наследие Дарвина » (Лондон: Icon, 2009).

Жюль Эванс, «Настройте управление сердцем счастья», Блог Philosophy for Life , 19 октября 2012 г.

Мартин А. Новак и Сара Коакли (редакторы), Эволюция, игры и Бог: принцип сотрудничества (Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета, 2013),

Самир Окаша, «Биологический альтруизм», Стэнфордская философская энциклопедия (осеннее издание 2013 г.), изд.Эдвард Н. Залта.

Адам Филлипс и Барбара Тейлор, О доброте (Лондон: Хэмиш Гамильтон, 2009).

 

Наука счастья | Philosophy Talk

 

Раньше психология в основном занималась несчастьем , лечением раненых, травмированных или патологических. Но теперь появилась новая наука, называемая позитивной психологией, которая фокусируется на том, как обычные люди могут развивать положительные жизненные качества и быть счастливыми.Конечно, чтобы изучать счастье с научной точки зрения, нам нужно точно знать, что такое счастье и как мы можем его измерить.

Здесь мне вспоминается знаменитое прозрение святого Августина о времени. Он знает, что это такое, когда его никто не спрашивает, но как только ему приходится объяснять это другому, он не знает. То же самое и со счастьем: мы знаем, счастливы мы или нет, даже если не знаем, как это точно определить.

Итак, если бы я спросил вас, счастливы ли вы и почему, в вашем ответе могли бы быть упомянуты различные факторы, например, насколько вы удовлетворены своей карьерой или отношениями, часто ли вы получаете приятные переживания и ваше общее настроение или взгляд на жизнь — склонны ли вы быть веселым или сварливым, пессимистом или оптимистом.Определяет ли счастье тот или иной из этих факторов, или это некая комбинация удовлетворенности жизнью, приятных переживаний, настроения и мировоззрения?

Рассмотрим каждый фактор по отдельности. Подумайте об удовлетворенности жизнью. Могли бы вы представить себе человека, который доволен жизнью, но все же несчастлив? Подумайте о ком-то, кто слишком много внимания уделяет продвижению по карьерной лестнице и зарабатыванию денег. Возможно, однажды этот человек поймет, что, пока он был занят достижением своих целей, он никогда не переставал нюхать розы или развивать отношения, и теперь их успех кажется пустым.Итак, они довольны, но не счастливы. Конечно, вы можете отвергнуть предположение, что этот человек действительно доволен жизнью. Возможно, когда-то они так и думали, но потом их ценности изменились, и это чувство удовлетворения испарилось.

Подумайте о том, чтобы наслаждаться множеством удовольствий в жизни. Достаточно ли этого для счастья? Может и достаточно (хотя я в этом сомневаюсь), но уж точно не нужно . Представьте себе человека, который переносит в жизни много лишений и мало удовольствий, но при этом сохраняет позитивный настрой и всегда весел.Было бы трудно отрицать, что этот человек был счастлив, несмотря на суровые условия его жизни.

Итак, у нас остается настроение и мировоззрение — быть веселым, а не сварливым. Однако счастье не может заключаться только в хорошем настроении. Настроения изменчивы и эфемерны, тогда как счастье более постоянно и стабильно. Конечно, счастье тоже может меняться. Я уверен, что в вашей жизни были времена, когда вы были счастливы, и времена, когда вы не были счастливы. Может быть, тогда счастье — это скорее состояние диспозиции, например склонность быть в хорошем настроении большую часть времени или склонность иметь позитивный настрой.

Если это что такое счастье, то оно переоценено. Всегда веселые или чрезмерно позитивные люди могут раздражать, и они часто слабо владеют реальностью, если вы спросите меня. Я предпочитаю знать несчастную правду, чем пребывать в блаженном неведении; во всяком случае, большую часть времени.

Существует другое понятие счастья, о котором я пока не упоминал, и это то, что Аристотель называл eudaimonia , что означает процветание или благополучие.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.