Самораскрытие: Самораскрытие и психическое здоровье личности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Самораскрытие и психическое здоровье личности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Известия ТРТУ

Тематический выпуск

рованными и психопатическими чертами характера (А.Я. Анцупова и А.И. Шипилова).

Результаты нашего эмпирического исследования взаимосвязи семейных отношений, акцентуаций характера и риска суицидального поведения в подростковой среде свидетельствуют, что подростки с высоким суицидальным риском превосходят остальных подростков по уровню экстремальности поведения, им свойственны нарушения адаптивности в отношениях к окружающим, трудности в приспособлении к условиям социальной среды. Также найдены взаимосвязи изучаемых характерологических и поведенческих особенностей с готовностью к саморазрушающему поведению; высокая степень суицидального риска в большинстве случаев наблюдается у подростков с аффективно’-экзальтированным и возбудимым типами акцентуаций характера в сочетании с авторитарным или агрессивным стилем межличностных отношений. Таким образом, результаты проведенного исследования доказывают, что у акцентуированных подростков при нарушении межличностных отношений склонность к суицидальному поведению возрастает. Это в свою очередь, дает возможность разработки и применения дифференцированного подхода при оказании помощи подросткам, склонным к суицидальному поведению Вместе с тем это небольшое эмпирическое исследование может служить одной из первых попыток комплексного изучения факторов суицидального поведения, а в перспективе объединения сил представителей различных наук в исследовании этого трагического феномена нашей жизни.

Зинченко Е.В.

САМОРАСКРЫТИЕ И ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЛИЧНОСТИ

Личностное самораскрытие, понимаемое нами как многоплановый процесс проявления личности в общении, является необходимым условием существования человека в обществе, в системе социальных связей и отношений.

Самораскрытие предполагает сообщение субъектом личной информации различной степени интимности одному или нескольким реципиентам. С его помощью человек как бы вписывается в определенный социальный контекст, соотносит свои представления с представлениями о нем окружающих. Кроме потребности для самого субъекта, самораскрытие важно и для окружающих. Как считает Э. Гоффман, оно способствует определению реципиентом ситуации общения, дает возможность понять собственные ожидания и ожидания партнера. Согласно В. Дерлига, нежелание раскрываться может привести к изоляции от общества. В целом самораскрытие выступает как сложный социально-психологический феномен, имеющий значимые последствия для каждого из субъектов общения.

С точки зрения значимости для коммуникатора, самораскрытие личности в общении выполняет ряд важных функций, одной из которых является укрепление психического здоровья субъекта. Кроме внутренней гармонизации, психическое здоровье обеспечивается также гармонизацией отношений с окружающим миром. Именно поэтому самораскрытие вносит свой существенный вклад в его поддержание. Раскрытие своего «Я» другому человеку жизненно необходимо для индивида. С. Джурард назвал его условием и признаком существования полноценной личности. По его мнению, здоровая личность всегда будет стремиться к тому, чтобы ее полностью узнал хотя бы один значимый человек. Самосокрытие же, как утаивание от партнера личной информации, свидетельствует о дистрессе. Как утверждает Х. Каплан, отчужденное отношение к миру лежит в основе различных невротических и социопатических состояний личности. Согласно Э. Фромму, удовлетворение потребности в человеческих связях, в слиянии с другим человеческим существом не-

Раздел III. Психология здоровья и безопасности человека

обходимо для поддержания психического здоровья.

Вопросу связи самораскрытия с психическим здоровьем было посвящено довольно много зарубежных исследований. Эта связь оказалась неоднозначной, и мнения авторов разделились. Ряд из них обнаружили положительную корреляцию между этими феноменами, другие — отрицательную, некоторые исследователи сделали вывод об отсутствии данной связи. П. Козби объясняет низкую степень корреляции между показателями самораскрытия и психического здоровья их криволинейной зависимостью. Он выдвигает гипотезу о том, что люди с хорошим психическим здоровьем раскрываются глубоко, но только узкому кругу лиц, остальным -средне; а люди с плохим психическим здоровьем характеризуются высокой или низкой открытостью каждому. Эту гипотезу подтвердили в дальнейшем А. Чайка и В. Дерлига. Интересными в этом смысле представляются и результаты исследования Х. Каплан, которые выявили большую степень психического здоровья у девушек, чем у юношей. При учёте влияния фактора пола на самораскрытие, они могут являться косвенным доказательством существования связи самораскрытия с психическим здоровьем личности, так как многие исследователи сходятся во мнении, что для лиц женского пола характерен больший объём самораскрытия, чем для лиц мужского пола. В пользу указанной связи свидетельствуют и данные Пэйдж, М. Рэнди и др. о том, что психическое здоровье в детском и подростковом возрасте в значительной степени связано с переживанием чувств одиночества и изоляции.

Самораскрытие имеет зачастую катартический эффект. Высказанная вслух личная информация как бы отчуждается от субъекта, что сопровождается облегчением переживания. Как было доказано зарубежными исследователями, на здоровье человека положительно влияет не только непосредственное, но и опосредованное самораскрытие. При последнем существенно снижается риск негативных последствий, что делает его более предпочтительным для коммуникатора. Ведение дневниковых записей мы рассматриваем как один из способов опосредованного самораскрытия. В данном случае в качестве реципиента выступает сам субъект самораскрытия, его собственное Я. Согласно данным американских исследователей П. Пеннибейкер и К. Гувер, ведение дневника улучшает самочувствие, увеличивает сопротивляемость болезням.

В отечественных исследованиях получены данные, косвенно свидетельствующие о связи самораскрытия личности с её психическим здоровьем. Так, Н.Д. Семёнова установила, что у лиц, страдающих бронхиальной астмой, после психокоррекционных занятий, направленных на восстановление эмоциональной связи с миром, наблюдались положительные изменения в сфере общения и, как следствие, улучшилось психическое здоровье. Этот опыт работы подтверждает тезис Джурарда о том, что подавление потребности в самораскрытии может стать причиной возникновения не только психологических проблем, но и психосоматических заболеваний. Л.И. Анцыферова отмечает, что отчужденное отношение к миру выступает основой невротических и социопатических состояний личности. Т.П. Скрипкина, указывает на то, что неадекватность в проявлении доверия связана с невротическими состояниями и выступает показателем отклонения психического здоровья личности.

Таким образом, существующие психологические исследования указывают на наличие сложных взаимосвязей между самораскрытием и психическим здоровьем личности. Данная проблема требует дальнейшего практического изучения и теоретического осмысления.

время и своевременность – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 159. 2

Болотова Алла Константиновна

доктор психологических наук Высшая школа экономики (г. Москва) [email protected]

САМОРАСКРЫТИЕ В ПЕДАГОГИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ: ВРЕМЯ И СВОЕВРЕМЕННОСТЬ

Статья посвящена проблеме самораскрытия личности как потенциальной готовности к активной самореализации учителя в педагогическом процессе. Рассматривается феноменология самораскрытия и его социально-психологическое содержание. В статье указаны позитивные и негативные последствия самораскрытия в общении; обсуждаются временные границы и своевременность самораскрытия в условиях различных межличностных взаимодействий и их влияние на создание атмосферы психологической безопасности, понимания и принятия, доверия другому.

Ключевые слова: самореализация и самораскрытие, межличностное общение, гуманистическое воспитание, аттракция, доверие, принятие.

Процессы развития, социализации и самореализации личности на всем про. странстве жизненного пути детерминированы осуществлением их во времени, как единство познания, деятельности и общения. Динамика развития этого триединства, как его обозначал Б.Г. Ананьев, имеет четкую временную развертку. В этом аспекте время можно рассматривать как процесс самореализации личности в пространстве-времени жизненного пути [2, с. 35-37]. Одно из возможных условий личностной самореализации, на наш взгляд, — обращение к идеям гуманистической психологии, активная самореализация в сотрудничестве, сотворчестве людей, доверительности общения, что предполагает возможность и готовность самораскрытия на всем протяжении жизненного пути личности.

Открытое взаимодействие, поиск путей фаси-литации, психологической поддержки личности, создание особой психологической атмосферы в гуманистическом воспитании понимаются как условие самораскрытия личности, ее активной самореализации. Феномен открытости можно рассматривать на разных уровнях: от социальнополитического до интимно-личностного, где он представлен как самораскрытие. На социальнопсихологическом уровне открытость проявляется в феномене готовности к самораскрытию. Понимание психологических механизмов, закономерностей и последствий самораскрытия, в частности в условиях профессиональной деятельности, — новая, еще не освоенная отечественной психологией и педагогикой проблематика, без решения которой невозможно представить процесс самореализации личности учителя.

В теоретическом плане проблема самораскрытия оп-

ределяется логикой социально-психологических исследований процесса общения, психологической компетентности, готовности к диалогу-общению [8, с. 7-12]. В практическом плане необходимость решения этих проблем диктуется социальными тенденциями общественного развития и выступает как социальный заказ представителей тех профессий, где общение является значимым фактором профессиональной деятельности [3, с. 43-46].

Теория самораскрытия впервые получила развитие в рамках гуманистической психологии. Самораскрытие в широком смысле есть сообщение личной информации о себе воспринимающим нас людям. Другое толкование термина самораскрытие предполагает открытость, искренность, естественность поведения человека. Такое понимание поведения, изначально присущее и русской философской мысли, мы находим в трудах М.М. Бахтина, где он пишет: «В человеке всегда есть что-то, что только он сам может открыть в собственном акте самосознания, и слово, что не поддается овнешняющему заочному определению. Подлинная жизнь личности доступна только диалогическому проникновению в нее, которому она ответно и свободно раскрывает себя. Собственно такое раскрытие себя реального, т.е. раскрытие в слове, в действии, в поступке, и вообще в творчестве есть важнейшее условие развития личности. Оно обеспечивает пушкинское самостояние человека и его свободное дей-ствие»[4, с. 69-70].

В межличностном общении самораскрытие становится следствием снятия чувства одиночества, незащищенности, готовности к подлинным, доверительным отношениям. Один из первых

исследователей феномена самораскрытия в западной литературе С. Джурард считает, что самораскрытие способствует созиданию отношений содружества, сотворчества учителя и ученика, предполагает отказ от авторитарности в образовательной политике [13, с. 235].

В западной литературе, где исследованию самораскрытия посвящено значительное внимание, представлен целый ряд теорий, характеризующих функции и последствия самораскрытия для межличностных отношений. Так, одно из объяснений самораскрытия, его сущности получило название феномена взаимности, когда самораскрытие одного человека вызывает самораскрытие другого, партнера по общению. Открытость другого может рассматриваться как знак, что его любят и ему доверяют [7, с. 19-27]. Другое объяснение этого феномена вытекает из теории справедливости, в соответствии с которой человек склонен к равенству и справедливости в социальных контактах, и, если не отвечают взаимностью на откровенность, он ставит себя и партнера в неравную ситуацию [12, с. 56-70]. Однако наибольшую экспериментальную поддержку, наряду с объяснением через норму взаимности, получило объяснение самораскрытия с позиции теории социального обмена, когда самораскрытие выступает в качестве социальной награды [11, с. 325]. Согласно этой теории по мере развития во времени и прогрессирования отношений ко все более интимным растет глубина самораскрытия и эта информация касается все большего количества сфер жизни. Самораскрытие, кроме того, занимает все больше времени. Однако внезапное, несвоевременное глубинное открывание информации при отношениях по типу «слепого увлечения», когда другой не готов принять такой глубины информации, может привести к разрыву во взаимоотношениях [14, с. 116-148]. Подтверждение этому существует и в ряде исследований по межличностным отношениям в отечественной социальной психологии [1, с. 12-14; 5, с. 228-252].

В некоторых исследованиях показано, что самораскрытие в развивающихся во времени отношениях определяется также тематикой, содержанием и избирательностью общих тем. Нарастание глубины самораскрытия зависит от наличия общих интересов, ценностей, жизненных планов и ориентации собеседников и, как правило, носит постепенный, пошаговый характер. Качество и своевременность получаемой от партнера об-

ратной связи, чаще одобрительного, позитивноэмоционального плана [3, с. 63-76], может поддерживать или тормозить развитие этих отношений во времени.

В современных социально-психологических исследованиях когнитивная модель развития межличностных отношений во времени рассматривает не столько интеракцию участников общения саму по себе, сколько значение такого поведения для самих участников и то, как это значение меняется для каждого участника с течением времени, внося определенный вклад в развитие отношений. Так, С. Альтман и Д. Тейлор [11, с. 46-67] приводят примеры того, что если ожидаются заведомо непродолжительные отношения, то люди раскрываются легко и глубоко (эффект «вагонного попутчика»), а если проецируются длительные отношения, то — медленно и пошагово. Другие указывают, что важно, насколько взаимны были такие ожидания и как видится каждому будущее этих отношений, их возможное пролонгирование. [12, с. 42-46].

Исследование временной динамики самораскрытия показало, что самораскрытие является необходимым условием развития межличностных отношений, особенно в диаде, условием их устойчивости во времени. Так, если люди длительное время не ощущают взаимности в самораскрытии со стороны друг друга по мере углубления эмоциональных отношений, то эти отношения никогда не достигнут стадии интеграции [5, с. 228].

В исследованиях А. Волфарта [14, с. 113-115] показано, что преждевременное самораскрытие может затормозить развитие отношений. Взаимная открытость — необходимое условие развития отношений на начальных стадиях. Когда отношения продвинулись, ответная открытость не обязательно должна следовать сразу же за открытостью другого. Но если самораскрытие не оказывается согласованным, ответным на большем отрезке времени, скорее всего, последует ухудшение отношений. По мере того как отношения развиваются во времени, растет ширина и глубина самораскрытия, достигая некоторой точки стабильности [6, с. 58-63].

Таким образом, самораскрытие само по себе, а также при учете временных параметров способствует развитию успешных межличностных отношений, где обязательным условием выступает искренность, подлинность, открытость и до-

верительность собственных отношений к миру и к самому себе.

Самораскрытие — один из эпифеноменов психологии общения, неотъемлемый фактор продуктивного взаимодействия и познания другого в общении, но и наименее изученный и еще не освоенный в практике отечественной психологии и педагогики. Между тем его содержательные характеристики и значение в рамках гуманистического воспитания убеждают нас в необходимости познания психологии самораскрытия.

Феномен открытости затрагивается и при исследовании таких тем, как одиночество человека, интимность и даже самопредъявление. Потребность в открытости, доверии в межличностных контактах — специальная область социально-психологических исследований. На социально-психологическом уровне открытость проявляется в готовности личности к самораскрытию в ситуации межличностного или группового общения. Наиболее распространенное определение самораскрытия принадлежит С. Джурарду: «Самораскрытие — это сообщение другим личной информации о себе; сознательное и добровольное открытие другому своего “Я”; это акт представления себя, показа себя воспринимающим нас людям» [13, с. 235]. При этом самораскрытие и са-мопредъявление рассматриваются как разные сосуществующие реальности: поверхностное, неглубокое самораскрытие чаще сопряжено с выраженным самопредъявлением. Если самораскрытие — это сообщение личной информации о себе в виде открытого выражения своих чувств, взглядов в форме персонификации, готовности к диалогу, то самопредъявление — это определенные тактики манипулирования общеизвестными истинами, неперсонифицированные монологи в виде самоподачи. Обнаруживается всегда определенное взаимовлияние самораскрытия в общении: самораскрытие учителя обычно ведет к самораскрытию учащихся, к их открытости в общении, в то время как самопредъявление нередко образует дистанцию, закрытость в межличностных контактах. И такому взаимовлиянию есть определенное объяснение, которое связано с содержательными характеристиками и функциями самораскрытия в общении.

Прежде всего, следует отметить, что самораскрытие — это новая позиция, например, учителя, учителя-фасилитатора, помогающего, способствующего обучению ученика. Это новая пара-

дигма воспитания — переход от учения как «насыщения знаниями» к обучению как «учить учиться», в основе которого идеи гуманистического трансперсонального воспитания ученика, поощрения его активности, автономности, поддержка его индивидуальности, раскрытие присущих ему потенций. Наиболее полно процесс обучения у такого учителя должен осуществляться в атмосфере любви, заботы, поддержки. Такому учителю не трудно раскрывать учащимся свои взгляды на реальности жизни, политики, вопросы морали, этики и т.д., подводя их к пониманию плюрализма жизненных коллизий, к открытому обмену взглядами, идеями.

Как коммуникатор (сообщающий о себе нечто человек) такой учитель может вызвать и позитивные, и негативные последствия для себя в ситуации самораскрытия. Наиболее частым из позитивных последствий самораскрытия можно назвать возникновение аттракции (привлекательности собственной личности) для тех, с кем взаимодействует, вступает в контакт человек. Аттракция здесь является необходимой предпосылкой самораскрытия для других в общении. Кроме того, самораскрытие свидетельствует о психическом здоровье человека, об эффективно функционирующей личности. Неспособность человека к самораскрытию может препятствовать личностному росту, блокировать потребность в самореализации. Вместе с тем чрезмерное самораскрытие, не учитывающее социальные стандарты, этические нормы, может привести к социальной дезадаптации личности. Поэтому, говоря о самораскрытии, важно принимать во внимание его содержательные и временные параметры, критерии своевременности. Оно должно соответствовать прежде всего контексту и времени взаимодействия, ролевой и статусной ситуации общения, уровню интимности и доверительности общения.

Содержательные характеристики самораскрытия включают ряд тематических сфер и обобщены в так называемые индексы последовательности самораскрытия — по Джурарду [13, с. 134]. Всего выделяется шесть основных индексов, а вернее говоря, возможных тематических областей самораскрытия с точки зрения этики, содержания, последовательности и своевременности самораскрытия. Это такие сферы как: 1 — отношения, установки, мнения и ценности личности; 2 -вкусы, интересы и предпочтения; 3 — работа, про-

фессия; 4 — бюджет, деньги; 5 — личность, «мое Я»; 6 — тело, здоровье. В ряде исследований показано, что большинство людей открываются в выражении собственных отношений к внешним объектам и явлениям социальной жизни и значительно реже — к морально-этическим проблемам и нравственным сторонам жизни [12, с. 84-90]. Многие склонны еще реже раскрываться в интимно-личностной сфере, где часто отмечается псевдораскрытие, «напускная скромность». Считается, что в доверительных отношениях, в ситуации общения-диалога, продуктивно развивающегося в течение длительного времени, самораскрытие коммуникатора возможно в пределах всех шести названных индексов. Такое самораскрытие способствует самопознанию личности, вызывает ответное самораскрытие у реципиентов, способствует их личностной идентификации, удовлетворяет потребность в интимности, помогает преодолеть чувство одиночества. Особенно уместно и своевременно такое самораскрытие, когда речь идет о взаимоотношениях учителя со старшими учащимися, где рефлексивность, открытость учителя помогают старшеклассникам расширить круг общения, способствуют преодолению застенчивости, дают ощущение позитивной оценки себя, социальной награды и принятии своей личности. Хотя ученики воспринимают учителей значительно более открытыми по сравнению с собой, ведущий тип личностной представленности педагогов в общении со старшеклассниками скорее соответствует понятию «самопредъявление», а не «самораскрытие». Учителя нередко способны открыться в выражении своих мыслей и отношений по поводу внешних объектов и явлений действительности, а не в связи непосредственно с собой, фактами своей жизни. И, как возможное следствие обезличенного педагогического общения, индифферентности в обсуждении важных социальных, морально-этических вопросов современной жизни, у старшеклассников также наблюдается низкий уровень самораскрытия учителю. Оценки учеников уровня самораскрытия учителя особенно в отношениях к вопросам этики и морали, проблем внутришкольной жизни значимо коррелируют с их оценками своего собственного самораскрытия. Можно сделать вывод, что достижение учителем эмоционального контакта с учениками через самораскрытие связано скорее не с количеством сфер самораскрытия, а с качествен-

ными его особенностями, с глубиной внутреннего диалога, открытостью своего «Я».

Важно отметить тенденцию влияния временных параметров самораскрытия на эмоциональный фон общения. Так, самораскрытие человека по всем шести индексам в начальном, непродолжительном по времени периоде только еще складывающихся взаимоотношений может вызвать у партнера повышенно защитный, «закрытый» характер реакции в общении и привести к социальной дезадаптации, вызвать эмоциональное отторжение, фрустрацию. Несвоевременность самораскрытия в подобной ситуации не способна вызвать ответное самораскрытие, равно как и догматичность позиции в общении, ригидность в связи с проблемами раскрытия собственных взглядов и отношений. Преимущественная реализация такой модели общения педагогов с учениками не может способствовать достижению желаемых воспитательных эффектов, которые возможны лишь в общении, затрагивающем личностно значимое, глубокое, интимное. Молодые, начинающие свой путь учителя отличаются большей готовностью к самораскрытию, созданию позитивных отношений с учениками, хотя они не всегда представляют пути, закономерности и возможные последствия самораскрытия. Однако интуитивно тенденция к самораскрытию связывается с возможностью аттракции, возникновения привлекательности, близости к другому во взаимодействии. Самораскрытие другого для реципиента выступает как «социальная награда», вызывает чувства доверия, принятия, любви, располагает к собственному самораскрытию, снижает напряжение, барьеры в ситуации межличностного общения. Ряд исследователей указывают также на психотерапевтический эффект самораскрытия как для коммуникатора, так и для реципиента, поскольку удовлетворяется потребность в интимном общении, преодолевается чувство одиночества, возникает эффект психологической безопасности [9, с. 375-380; 12, с. 63-68].

Вместе с тем самораскрытие таит в себе ряд ограничений и связанных с ними негативных последствий. Как было отмечено, самораскрытие возможно в разных жизненных сферах и на разных уровнях, но при этом оптимальное самораскрытие должно соответствовать социальным нормам общества, не нарушать границ внутреннего «Я», личностного пространства, учитывать ролевые и статусные отношения. Несоблюдение этих

ограничений, как следствие, может вызвать нарушение этических норм и социальной регуляции межличностных отношений.

Самораскрытие должно осуществляться также с учетом определенных временных ограничений. Преждевременное, особенно в ситуации взаимодействия малознакомых партнеров, самораскрытие тормозит общение, снижает его продуктивность. Поэтому важно учитывать уместность и своевременность представления личной информации о себе, соблюдать принцип пошагового продвижения в самораскрытии, по мере углубления содержания, развития взаимности и доверительности отношений. Так, считается, что самораскрытие по первым трем индексам (суждения, интересы, работа) уместно при формальном общении, официальных отношениях. Что же касается таких индексов самораскрытия, как деньги, личность, здоровье, то это уместно в ситуациях неформального общения, на уровне интимно-личностного взаимодействия, хорошо продвинутых и длительных эмоциональнопозитивных отношений. В других случаях самораскрытие по данным индексам может вызвать состояние фрустрации. В психологических исследованиях обнаруживается значимая позитивная связь между умением вызвать самораскрытие, выраженностью позитивных ожиданий от самораскрытия и конструктивностью поведения в ситуации фрустрации, нарушения психологического комфорта общения [5, с. 214-228].

Самораскрытие в групповых межличностных отношениях также связано с позитивными моментами: оно формирует положительные контакты между членами группы, чувство «мы», повышает самооценку каждого члена группы, создает позитивные установки, способствует разрешению конфликтных ситуаций. Хотя есть и некоторые риски в ситуации самораскрытия: возможность услышать критику или отказ со стороны другого как ответную негативную реакцию на самораскрытие в группе. И все же те положительные моменты, которые несет самораскрытие для личности, ее самосознания, открытости в контактах, достижения психологической близости, интимности между людьми, намного важнее тех издержек, негативных последствий, которые могут возникнуть на пути самораскрытия, движения к другому.

Самораскрытие в общении рассматривается в тесной связи с целой системой новых психологических ориентиров, важной чертой которых является деформализация межличностных отношений

в направлении совместной развивающей деятельности и самореализации личности, ее творческого потенциала. Как пишет К. Роджерс, «учителю должна быть присуща вера в изначальную творческую сущность каждого человека, ребенка и взрослого; убеждение в социальной, более того — личностной природе средств, раскрывающих его творческий потенциал; представление о трех основных условиях межличностного общения, стимулирующих развитие каждого человека: активном слушании другого, способности стать на позиции другого, открытом самовыражении» [9, с. 240].

Таким образом, самораскрытие представляет собой оптимальный психологический фон профессиональной самореализации личности в педагогическом процессе и организации продуктивных социальных контактов не только с коллегами, но прежде всего с учащимися, подает пример подлинной открытости и личностного роста.

Библиографический список

1. Амяга Н.В. Самораскрытие педагога в общении со старшеклассниками: Автореф. дис. … канд. наук. — М.: МГУ, 1989. — 24 с.

2. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. — М. : Наука, 1977. — 380 с.

3. Андреева Г.М. Психология социального познания. — М.: Аспект Пресс, 2000. — 288 с.

4. БахтинМ.М. Собр. соч. Т. 6. — М.: Языки славянских культур, 2003. — С. 69-70.

5. Болотова А.К. Человек и время в познании, деятельности, общении. — М.: ГУ-ВШЭ, 2007. — С. 228-252.

6. Болотова А.К. Психология организации времени. — М.: Аспект Пресс, 2006. — С. 253.

7. Маслоу А. Мотивация и личность. — М.: Смысл, 1998. — С. 19-27.

8. Петровская Л.А., Спиваковская А.С. Воспитание как общение-диалог // Вопросы психологии. — 1982. — №>5. — С. 11-19.

9. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. — М.: Эксмо-Пресс, 1993. — С. 362-380.

10. Altman S., Taylor D. Social penetration of Interpersonal relationships. — New York, 1979.

11. Dusk St. Human Relationship // Intraduction to social Psychology. — San Francisko. 1990.

12. Hiebsch H. Kommunikation and sociale interaction. — Berlin, 1991.

13. JourardS. The Transparentself. — N.Y., 1974.

14. WohlfartA. Psychosociale Teamberatung. -Tubingen, 1990.

Самораскрытие — Self-disclosure — qaz.wiki

Самораскрытие — это процесс общения, при котором один человек раскрывает информацию о себе другому. Информация может быть описательной или оценочной и может включать мысли, чувства, стремления, цели, неудачи, успехи, страхи и мечты, а также симпатии, антипатии и предпочтения.

Теория социального проникновения утверждает, что есть два измерения самораскрытия: широта и глубина. Оба имеют решающее значение для развития полностью интимных отношений. Диапазон тем, обсуждаемых двумя людьми, — это широта раскрытия информации. Степень, в которой раскрываемая информация является частной или личной, является глубиной этого раскрытия. В отношениях легче сначала расширить широту, поскольку они более доступны; он состоит из внешних слоев личности и повседневной жизни, таких как занятия и предпочтения. Глубина труднодостижима и включает в себя болезненные воспоминания и более необычные черты характера, которыми мы, возможно, не решимся поделиться с другими. Один раскрывается наиболее полно и обсуждает самый широкий круг тем с нашими супругами и близкими.

Самораскрытие — важный строительный блок для близости, и его невозможно достичь без него. Ожидается взаимное и соответствующее самораскрытие. Самораскрытие может быть оценено путем анализа затрат и вознаграждений, что может быть дополнительно объяснено теорией социального обмена . Самораскрытие чаще всего происходит на раннем этапе развития отношений, но более сокровенное самораскрытие происходит позже.

В интимных отношениях

Теория социального проникновения

Теория социального проникновения утверждает, что развитие отношений тесно связано с систематическими изменениями в общении. Отношения обычно начинаются с обмена поверхностной информацией и постепенно переходят к более значимым разговорам. Чтобы установить более близкие отношения, партнеры должны расширять и углублять свои разговоры. Широта включает в себя разнообразие тем, которые обсуждают два человека, а глубина — это личное значение этих тем.

Альтман и Тейлор используют клин для объяснения этой теории. В этом примере начало отношений представлено узким и неглубоким клином, потому что обсуждаются только несколько тем. Однако по мере развития отношений клин должен становиться шире и глубже, включая больше тем, имеющих личное значение. Клин должен пройти через три «слоя», чтобы интимность развивалась. Первый — это поверхностный «светский разговор» с небольшим количеством личной информации о спикерах. Следующий уровень — интимный, с увеличивающейся широтой и глубиной и более личными деталями. Третий — очень личный уровень, на котором передается исключительно личная информация.

Близость в этих отношениях может развиться только в том случае, если вовлеченные лица ответят взаимностью. Близость не разовьется, если только один партнер раскрывает, а другой продолжает раскрывать только поверхностную информацию. Взаимность должна быть постепенной и соответствовать интимности раскрытия информации другим. Слишком быстрое, слишком личное раскрытие информации создает дисбаланс в отношениях, который может вызывать дискомфорт. Этот постепенный процесс варьируется от отношений к отношениям и может зависеть от конкретного партнера, с которым вы общаетесь.

Взаимность и близость

Взаимность — это положительный ответ от лица, с которым вы делитесь информацией, при этом лицо, получившее раскрытие, в свою очередь раскрывает себя. Самораскрытие обычно влияет на то, захотят ли два человека снова общаться. Исследования показали, что, когда один человек раскрывает себя, другой человек с большей вероятностью раскроет себя. Первоначально процесс начинается с того, что один партнер раскрывает личную информацию другому партнеру. В свою очередь, другой будет что-то раскрывать и вести себя таким образом, чтобы реагировать на первоначальное содержание раскрытия, а также выражать определенную степень понимания и подтверждения того, что было раскрыто.

Исследования показали, что люди, которые считают себя склонными к раскрытию информации, могут добиться большего раскрытия информации от тех, с кем они взаимодействуют. Взаимодействие описывают три теории: гипотеза социального влечения и доверия, теория социального обмена и норма взаимности . Гипотеза социального влечения и доверия гласит, что люди открываются друг другу, потому что верят, что человек, открывшийся им, любит их и доверяет им. Теория социального обмена объясняет, что люди пытаются поддерживать равенство в самораскрытии, потому что дисбаланс в этом заставляет их чувствовать себя некомфортно. Третье объяснение, норма взаимности, утверждает, что ответное раскрытие информации является социальной нормой, и ее нарушение вызывает у человека дискомфорт.

Есть два типа взаимности: очередная взаимность и расширенная взаимность. Очередь — это когда партнеры сразу же раскрываются друг другу, а расширенная — когда раскрытие происходит в течение определенного периода времени, когда один партнер может быть единственным, кто раскрывает, а другой просто слушает. Тем, кто участвует в обмен на взаимность, показано, что их партнеры по взаимодействию нравятся больше, чем тем, кто участвует в расширенной взаимности. Также показано, что партнеры по очереди чувствуют себя ближе и похожими друг на друга и получают больше удовольствия от компании другого, чем расширенные пары. Это можно объяснить гипотезой социальной привлекательности-доверия, поскольку партнеры воспринимают раскрывающего как симпатию и доверие к ним, поскольку они раскрыли личную информацию. Те, кто участвует в расширенной взаимности, подвержены влиянию теории социального обмена и норм взаимности, которые могут объяснить более низкую степень симпатии. Поскольку расширенная взаимность ограничивает взаимное раскрытие информации, это создает дисбаланс в раскрытии информации, который нарушает обе эти теории. При этом люди обычно сообщают, что сами раскрывают больше, чем другой партнер. Это называется воспринимаемой взаимностью партнеров и имеет решающее значение для процесса самораскрытия при развитии отношений.

Двумя ключевыми составляющими близости являются раскрытие информации и отзывчивость партнера. Чрезвычайно важно, чтобы, когда оратор раскрывает личную информацию, его партнер также раскрывает что-то личное. Также важно, чтобы слушатель понимал, проверял и заботился о том, что раскрывает говорящий. Если говорящий не чувствует себя принятым слушателем, он может не раскрывать ему что-то в будущем, что останавливает развитие близости. Также показано, что раскрытие эмоциональной информации способствует большей близости, чем раскрытие фактов. Раскрытие фактов раскрывает факты и информацию о себе (например, «Я развелась с моим мужем»), в то время как раскрытие эмоций раскрывает чувства, мысли и суждения человека (например, «Мой развод был настолько болезненным, что мне стало трудно снова довериться романтическому партнеру »). Раскрытие эмоций может увеличить близость, потому что они позволяют слушателю подтвердить и поддержать самооценку раскрывающего. Переход от безличных к личным фактам имеет решающее значение для построения близких отношений. Человек должен чувствовать себя принятым, чтобы чувствовать себя достаточно комфортно, чтобы раскрыть себя. Без принятия один партнер уйдет и не сможет раскрыть личные факты в отношениях. Разделение самих себя также выводит нас из наших воображаемых миров и позволяет увидеть реальности мира, в котором мы живем. Нам наиболее комфортно делиться с теми, кто нам нравится и которые мы чувствуем. Есть также свидетельства того, что тот, кто представляет себя более интимно, с большей вероятностью будет способствовать самораскрытию и близости с получателем. Таким образом, самораскрытие порождает близость. Именно поэтому мы наиболее раскрываемся и обсуждаем самый широкий круг тем с нашими супругами и близкими.

Мы часто воспринимаем собственное самораскрытие как нечто большее, чем раскрытие нашего партнера, что может привести к плохим чувствам. Людям трудно точно судить, насколько полно им раскрывается другой.

Индивидуальные различия во взаимности

Самоконтроль

Согласно Снайдеру (1974) самоконтроль — это личностная разница в степени предпочтения индивида как самовыражения, так и самопрезентации. Самоконтроль — это форма управления впечатлением, при которой человек исследует ситуацию и ведет себя соответствующим образом. Хотя самоконтроль измеряется в непрерывном масштабе, исследователи часто группируют людей на два типа: высокий и низкий уровень самоконтроля. Кто-то, кто хорошо контролирует себя, имеет тенденцию более внимательно изучать ситуацию и корректировать свое поведение, чтобы «соответствовать» другим в сценарии. Высокие самоконтроль, как правило, ведут себя более дружелюбно и экстравертно, чтобы понравиться сверстникам. Низкий самоконтроль этого не делает и склонен следить за своими эмоциями и мыслями, когда он ведет себя на публике. Поскольку они более приспособлены к социальным сигналам, высокие самоконтроль, как правило, лучше оценивают уровень близости, раскрываемой партнером. Заметив эти сигналы, высокие самоконтроль, как правило, также отвечают взаимностью в своем самораскрытии.

Это можно объяснить нормой взаимности, потому что высокие самоконтроль могут легко уловить эти сигналы и знать, что им нужно ответить своим собственным раскрытием. Это также можно объяснить теорией социального обмена. Исследования показывают, что высокий уровень самоконтроля более неудобен в сочетании с низким уровнем самоконтроля, поскольку низкий уровень самоконтроля не склонен раскрывать интимные детали, поэтому баланс в разговоре неравномерен. Также показано, что высокие самоконтроля задают темп разговора и обычно инициируют и поддерживают его течение.

Настроение

Было обнаружено, что люди в позитивном настроении раскрываются более интимно, чем в негативном. Это может быть связано с информационными эффектами, когда счастливые люди стремятся получить доступ к более позитивной информации, которая заставляет их вести себя более оптимистично и уверенно. Несчастные люди, как правило, получают доступ к более негативной информации, что увеличивает вероятность осторожного, пессимистичного и сдержанного общения.

Это также может быть связано с эффектами обработки, в частности с эффектами ассимиляции и аккомодации. Эффекты ассимиляции полагаются на предшествующие знания человека, чтобы направлять их поведение в ситуации, а эффекты приспособления полагаются на тщательный мониторинг ситуации и большее внимание к конкретной информации. Ассимиляционная обработка идеальна для безопасных рутинных ситуаций, в то время как аккомодационная обработка предназначена для проблемных ситуаций. Счастливые люди склонны использовать ассимиляционную обработку, что приводит к более смелым и прямым раскрытиям, в то время как несчастные люди используют аккомодационную обработку, что заставляет их быть более осторожными в раскрытии информации. Эти приспосабливающие эффекты для несчастных людей, как правило, увеличивают взаимность, потому что эти люди будут соответствовать уровню раскрытия информации от своего партнера, но не пойдут дальше этого.

Однако можно также сказать, что беспокойство, тревога или страх (которые можно было бы классифицировать как состояния отрицательного настроения) также могут ускорить раскрытие информации. Исключением является одиночество , поскольку у одиноких людей уровень самораскрытия снижается.

Пол

В социальной психологии ведутся горячие споры о том, делится ли один пол с большей готовностью или нет, но полоролевые идентичности играют большую роль в том, сколько человек предпочитает открываться другому. Андрогинные люди более интимно раскрываются в разных контекстах, чем особенно мужские и женские люди.

Результаты исследований гендерных различий в самораскрытии неоднозначны. Женщины раскрываются, чтобы укрепить отношения, в то время как мужчины раскрываются в связи с их контролем и уязвимостью. Сначала мужчины больше раскрываются в гетеросексуальных отношениях. Женщины, как правило, больше внимания уделяют интимному общению с однополыми друзьями, чем мужчины.

В отношениях есть и другие факторы, которые влияют на вероятность раскрытия информации. Хотя люди с высокой самооценкой склонны больше раскрывать себя, верно и обратное, когда самооценка повышается за счет раскрытия информации со стороны партнера. У мужчин самораскрытие и уровень раскрытия, который они воспринимают от своих жен, положительно коррелируют с их самооценкой . Для обоих полов состояние отношений и связанные с ними чувства являются основными факторами того, насколько каждый из супругов раскрывает себя. Мужья и жены, состоящие в отношениях, отмеченных удовлетворением, любовью и приверженностью, высоко оценивают свой собственный уровень раскрытия информации, а также свое восприятие раскрытия информации их супругами.

Дополнительные индивидуальные отличия

Будучи застенчивым уменьшается самораскрытие. Среди мужчин те, кто более «круты» или кажутся более «крутыми», менее склонны к раскрытию и самовыражению.

Мотивация для раскрытия также имеет решающее значение: нужно ли человеку представлять себя определенным образом, чтобы получить определенные выгоды, и соответствует ли самораскрытие представлению человека об идеальном «я»? Нам нравится представлять себя таким образом, который, по нашему мнению, согласуется с нашими собственными представлениями о себе, и то, что мы рассказываем другим о себе, часто становится тем, чем мы являемся на самом деле.

Сексуальный

Сексуальное самораскрытие — это акт раскрытия своих сексуальных предпочтений другому, обычно сексуальному партнеру. Это позволяет достичь еще более глубокого понимания между двумя людьми и способствует еще большей близости в результате раскрытия информации. Точно так же было обнаружено, что удовлетворенность отношениями коррелирует с раскрытием сексуальной информации. Для мужчин высокий уровень сексуального самораскрытия предсказывал более высокую удовлетворенность отношениями, хотя для женщин это не подтвердилось. Но сексуальное удовлетворение было связано с более высоким уровнем сексуального самораскрытия как для мужчин, так и для женщин. Кроме того, было обнаружено, что у тех, кто больше раскрывается в сексуальной сфере, сексуальная дисфункция меньше.

В браке

Самораскрытие — это метод поддержания отношений, направленный на то, чтобы партнеры были довольны своими отношениями. Партнеры изучают общую систему связи, и раскрытие информации является значительной частью построения этой системы, которая оказалась очень полезной для отношений, приносящих удовлетворение. Были обнаружены значительные положительные взаимосвязи между множеством показателей удовлетворенности отношениями и уровнями раскрытия информации супругами по шкале социального проникновения. Кроме того, любовь и поддержка наиболее важными способами оказываются в браке. Опросы, проведенные различными исследователями, показали, что люди считают брак высшей формой близости. Супруги чувствуют себя ответственными в том смысле, что они должны реагировать на откровения своих партнеров в большей степени, чем они чувствуют себя обязанными отвечать на откровения людей в их других отношениях.

В исследовании, проведенном Лорансо и его коллегами, было обнаружено несколько различий в удовлетворенности супругов на основании их ежедневных дневниковых записей самораскрытия в их повседневных взаимодействиях. Результаты показывают, что фактическое раскрытие информации в процессе самораскрытия может быть не единственными факторами, способствующими близости в отношениях. Близость мужа наиболее сильно предсказывалась самораскрытием, в то время как воспринимаемая реакция на раскрытие была более сильным предиктором чувства близости жен к своим мужьям. Другое исследование обнаружило доказательства того, что восприятие женами самораскрытия своих мужей является сильным предиктором того, как долго пара будет оставаться вместе. Те, кто думает, что их мужья мало делятся друг с другом, скорее всего, разойдутся раньше. Это открытие связано с идеей позитивных иллюзий в исследованиях взаимоотношений. Для мужей фактический акт самораскрытия более свидетельствует об их чувстве близости с женами. С другой стороны, считается, что жены больше ценят чувство того, что их понимают и подтверждают реакцию их мужей на их откровения, и это более важный фактор в их чувстве близости в браке.

В соответствии с этими выводами, те мужья, которые сообщили о наивысшем мировом уровне удовлетворенности браком, показали самые высокие оценки в повседневной близости. Точно так же жены, которые высоко оценили свое глобальное удовлетворение, также имели более высокий уровень повседневной близости. Большее удовлетворение от брака было обнаружено среди тех, кто имел более высокий рейтинг близости. Кроме того, пары с высоким уровнем общения «спрос-отказ» оценили свою среднюю ежедневную близость как намного более низкую. Это предполагает связь между общим удовлетворением браком и степенью близости в отношениях, хотя никакая причинно-следственная связь не может быть доказана с помощью настоящего исследования. Было также установлено, что самооценка является предиктором удовлетворенности, причем пары, демонстрирующие как высокую самооценку, так и высокий уровень самораскрытия, являются наиболее удовлетворенными в своих отношениях.

Согласно недавним исследованиям, большее раскрытие неприятных чувств привело к меньшему удовлетворению браком, и раскрытие сказывается в тот момент, когда отношения становятся напряженными, поскольку чувство меньшей привязанности к супругу способствует меньшему самораскрытию. Точно так же меньшая близость ведет к более негативному раскрытию информации между партнерами. Однако результаты Толстедта и Стокса (1984) предполагают, что глубина самораскрытия на самом деле увеличивается по мере уменьшения близости отношений. Широта раскрытия уменьшается с уменьшением близости, как первоначально прогнозировалось, но пары на самом деле раскрываются глубже. Предполагается, что эти результаты возникают из-за того, что натянутые отношения заставляют супругов ограничивать свои темы общения (широту), но они также более склонны обсуждать глубоко интимные темы: негативные. Таким образом, хотя они делятся более глубоко, это в основном в негативном свете. Затем исследователи предположили, что люди могут на самом деле избегать раскрытия очень личных фактов в наиболее удовлетворительных отношениях, потому что они боятся, что их положительные отношения будут иметь негативное влияние.

Было обнаружено, что с течением времени раскрытие информации в браке уменьшается, часто примерно к тому времени, когда супругам исполняется 40 лет. Предполагается, что на этом этапе партнеры хорошо знают друг друга и очень довольны тем, что они уже общаются.

Процесс

Люди сначала раскрывают факты, а затем эмоции и раскрывают в основном положительную информацию на ранних этапах отношений. Некоторые предполагают, что раскрытие информации и соответствующие ответы супруга приводят к близости между партнерами, и эти обмены накапливаются в глобальных и позитивных оценках отношений со стороны пары. В подтверждение этого, исследования показывают, что пары, которые сообщают о более высоком уровне близости в самоотчетах о своих повседневных взаимодействиях, также сообщают о расширении глобальных отношений, функционирующих в своих браках. Кроме того, важность раскрытия информации в отношениях может измениться со временем, поскольку она по-разному связана с различными факторами отношений, такими как отзывчивость и любовь, особенно в начале отношений.

Влияние размера группы

Раскрытие также меняется по мере увеличения размера группы. По мере того, как группа становится больше, люди становятся менее склонными к раскрытию. Исследования показали, что люди более склонны раскрывать информацию в группах из двух человек, чем в больших группах, и более склонны раскрывать информацию в группе из трех человек, а не четырех. Фактическое раскрытие информации имитирует готовность раскрыть, поскольку отдельные лица раскрывают больше в парах, чем в более крупных группах. Существуют также гендерные различия в раскрытии информации в зависимости от размера группы. Мужчины чувствуют себя более зажатыми в диадах, соответствуют близости раскрытия от своего партнера и не предлагают дополнительной информации. С другой стороны, женщины чувствуют себя более зажатыми в больших группах и раскрывают больше личной информации в паре.

Воздействие окружающей среды

Окружающая среда — фактор самораскрытия. Окружающая среда может повлиять на решение раскрыть личную информацию на более глубоком уровне. По словам Альтмана, тихий, тускло освещенный сидячий ресторан может вызвать у человека больше желания открыться другим, а не неудобное сидение в шумном закусочной. Акцент на тусклом освещении предполагает, что тусклые условия оценивались как более интимные. Средой также можно манипулировать для достижения целей конфиденциальности и раскрытия информации.

В терапии

Почти все научные школы согласны с тем, что самораскрытие является необходимым элементом терапевтической техники. Часто считается, что самораскрытие психотерапевтом способствует более широкому раскрытию клиентом, что должно привести к более глубокому пониманию проблемы. Это помогает признать терапевтические отношения фундаментальным источником исцеления, поскольку альянс между клиентом и терапевтом основан на самораскрытии обеих сторон. В некотором отношении это похоже на моделирование соответствующего социального поведения. Установление общих интересов терапевтов и клиентов полезно для поддержания определенной степени реальности. Установление таких интересов особенно полезно во взаимоотношениях терапевтов с детьми, особенно подростками, которым необходимо понимать, что терапевт не является авторитетом, чтобы получить полную пользу от терапии.

В исследованиях самораскрытия в терапии были идентифицированы два типа: немедленный и немедленный. Немедленное раскрытие информации демонстрирует положительные взгляды на терапевтический процесс, в котором они участвуют, и передает внутренние чувства и информацию о профессиональном прошлом терапевта. Многие видят преимущества такого раскрытия информации. Однако немедленное раскрытие информации — это раскрытие большего о терапевте, чем его профессиональный опыт, и включает в себя личное понимание . Этот тип довольно противоречив для современных психологов; многие считают, что в долгосрочной перспективе это может быть более вредным, чем полезным, но есть важные выводы, которые также противоречат этому утверждению.

Кроме того, есть два метода, которые используют терапевты для раскрытия информации: прямой и косвенный. Прямое раскрытие информации предоставляет клиенту информацию о личных чувствах, прошлом и профессиональных вопросах. Косвенное раскрытие информации — это раскрытие информации, не предоставленное явно, например, фотографии на столе и стенах терапевта или ношение обручального кольца.

Причины, по которым терапевты делятся информацией

Исследования просили терапевтов сообщать клиентам о причинах раскрытия информации. Наиболее частые причины: чтобы ответить на прямой вопрос клиента, помочь успокоить чувство одиночества клиента, выразить понимание, снизить уровень тревожности клиента и сделать его чувства более нормальными, а также установить взаимопонимание.

Темы, обсуждаемые терапевтами, которые раскрывают себя на своих сеансах, могут быть разными. Предпочтительный терапевтический подход и эффективность лечения — два из наиболее распространенных. Многие также раскрывают свои взгляды на воспитание детей, методы преодоления стресса, предметы, которые выражают уважение к клиенту, и эмоции, подтверждающие те, которые выразил клиент. Анекдоты о сексуальном влечении, снах и личных проблемах, кажется, реже всего раскрываются субъектам терапевтами.

История

История раскрытия информации терапевтом — это путешествие, во многом основанное на взглядах терапевтов. Ранние теоретики психодинамики категорически не соглашались с включением самораскрытия терапевта в отношения клиент-терапевт. Примечательно, что Ференци утверждал, что его убеждение в том, что самораскрытие имеет первостепенное значение в детской терапии травм, поскольку нейтральный, плоский терапевт только заставит ребенка заново пережить травму. Теоретики объектных отношений хотят, чтобы клиент мог видеть, как их видит другой и как то, что они разделяют, видит другой, и лучший способ операционализировать эти факторы — через доверительные отношения с терапевтом, который также раскрывает. Теоретики себя верят во многом так же, как теоретики объектных отношений. Интерсубъективные и реляционные школы мысли поощряют раскрытие из-за его способности привносить субъективность в терапию, которую они считают необходимым элементом настоящего исцеления. Они утверждают, что терапевтические отношения не могут быть инициированы и изменены без намеренного раскрытия информации как со стороны терапевта, так и со стороны клиента.

Согласно современным взглядам, большинство согласны с неизбежностью самораскрытия в терапии. Теоретики- гуманисты хотят стимулировать личностный рост клиентов и считают, что прочные отношения с терапевтом являются хорошим помощником в этом, если терапевт искренне раскрывает информацию. Видеть, что слабость и борьба являются общими для всех людей, даже терапевтов, полезно для клиентов в условиях гуманистической терапии. Чтобы экзистенциальные психологи помогали клиентам, они пытаются раскрыть свои собственные методы преодоления трудностей, чтобы служить источниками вдохновения для поиска собственных ответов на вопросы жизни. Для терапевтов, которые ценят феминизм , важно раскрывать личные чувства, чтобы их клиенты имели полную свободу выбирать правильного терапевта и устранять конфликты за власть в терапевтических рамках. Постоянно популярный когнитивно-поведенческий подход также поощряет раскрытие информации в терапии, чтобы клиенты могли привести свои мысли в соответствие с чужими, бросить вызов своим мыслям и укрепить позитивные ожидания и поведение.

Теоретики-гуманисты наиболее высоко оценили самораскрытие как часть своих обычных терапевтических методов. Ясно, что современные терапевты в основном поддерживают раскрытие в терапии, поскольку раннее психоаналитическое табу на такое постепенно преодолевается благодаря признанию многих школ мысли. Большинство из них считают, что самораскрытие помогает укреплять отношения и помогает достигать терапевтических целей.

Льготы

Во время терапии полезно обсуждать личные вопросы по разным причинам. Некоторые типы раскрытия информации почти повсеместно признаются необходимыми на ранних стадиях терапии, например, объяснение терапевтического подхода, который следует использовать, и конкретных характеристик терапевта. Раскрытие с другим человеком способствует сближению в этих отношениях и, как твердо убеждены, ведет к более глубокому пониманию себя. Часто можно увидеть их раскрытие в более позитивном свете, если им поделятся с кем-то другим. Считается, что раскрытие деталей травмирующего опыта может очень помочь в организации связанных мыслей, а процесс пересказа сам по себе является методом исцеления. Понимание между терапевтом и клиентом достигается, когда клиент может поделиться своим восприятием, не чувствуя угрозы суждениями или нежелательными советами. Кроме того, выражение эмоций снижает нагрузку на вегетативную нервную систему и, как было показано в нескольких исследованиях, таким образом улучшает общее физическое здоровье. Раскрывающий терапевт предлагает своему клиенту сравнить когнитивные восприятия и, возможно, осознать свои собственные искажения.

Раскрытие информации не обязательно должно быть словесным, чтобы быть полезным, поскольку написание как травм, так и положительных переживаний, как считается, вызывает меньше психологического и физиологического стресса. Pennebaker Написание Раскрытие Paradigm представляет собой метод , обычно используемый в настройках терапии для облегчения написания о опыте своих. Теория воздействия также предлагает поддержку в том, что повторное переживание и разговор о негативном событии должны помочь человеку в более продолжительное время принять негативное аффект через исчезновение .

В исследовании Уоткинса (1990) были сформулированы четыре модельные гипотезы для использования самораскрытия на терапевтических сессиях. Широко поддерживается идея взаимности: раскрытие одним ведет к раскрытию другим. Гипотеза моделирования предполагает, что клиент будет моделировать раскрытия терапевта, таким образом обучаясь выражению и приобретая навыки общения. Некоторые выступают за модель подкрепления, говоря, что использование самораскрытия терапевтами исключительно для усиления самораскрытия у своих клиентов. Наконец, гипотеза социального обмена рассматривает отношения между клиентом и терапевтом как взаимодействие, которое требует руководства: самораскрытия. Когда терапевт использовал раскрытие информации в терапии, самооценка клиентов улучшилась. Тем не менее, было доказано, что преимущества подтверждения мыслей клиента посредством самораскрытия в значительной степени полезны в рамках терапии.

Исследования также показали неблагоприятные последствия хранения секретов , поскольку они со временем становятся факторами стресса . Скрытие своих мыслей, действий или недомоганий не позволяет терапевту исследовать проблему клиента и работать над ней. Нежелательные, повторяющиеся мысли, чувство тревоги и депрессии , проблемы со сном и многие другие физиологические, психологические и физические проблемы рассматриваются как результат сокрытия важной информации от других.

Считается, что при лечении клиентов с расстройствами адаптации , тревожными расстройствами , расстройствами настроения и посттравматическим стрессовым расстройством чаще всего используются методы самораскрытия. Сеансы терапии расстройств личности , поведенческих расстройств , расстройств контроля над импульсами и психотических расстройств, похоже, гораздо реже используют самораскрытие терапевта.

Влияние на взгляд клиента на терапевта

Терапевты, которые раскрывают себя, особенно информацию, которая подтверждает или отражает информацию, раскрываемую клиентом, в исследованиях постоянно оцениваются как демонстрирующие больше тепла и более представительные. Исследование с участием участников, которые должны были представить себя в ситуациях гипотетического консультирования, показало, что терапевты, ответившие на вопрос: «Что бы вы сделали на моем месте?» по запросу клиента рассматривались как более социально привлекательные, более опытные и заслуживающие доверия. Их симпатия увеличивалась из-за их готовности раскрыться перед своими клиентами. Было сказано, что упомянутые три измерения имеют первостепенное значение при определении привлекательности. Однако эти терапевты могут также считаться менее профессиональными в отношении такого раскрытия информации. Кроме того, терапевт, который слишком часто раскрывает информацию, рискует потерять фокус во время сеанса, слишком много говорить о себе и не позволить клиенту на самом деле воспользоваться преимуществами раскрытия информации на сеансе посредством рефлексии, ориентированной на клиента. Многочисленные исследования показали, что успешное терапевтическое лечение улучшается, когда клиент имеет в основном благоприятное мнение о терапевте.

Экологический вклад в раскрытие информации клиентами

Атмосфера, в которой проходит терапия, также имеет решающее значение. Исследования показывают, что «мягкая» архитектура и декор в комнате способствует раскрытию информации от клиентов. Это достигается с помощью ковров, фотографий в рамках и мягкого освещения. Считается, что эта среда более точно имитирует обстановку, в которой друзья будут разделять чувства, и поэтому то же самое может происходить между консультантом и клиентом. Кроме того, комната не должна быть слишком тесной или слишком маленькой, чтобы клиент мог правильно раскрыть информацию.

Эффективность

Эффективность самораскрытия широко обсуждается исследователями, и полученные результаты дали самые разные результаты, как положительные, так и отрицательные. Типичный метод исследования таких идей включает самоотчеты как терапевтов, так и клиентов. Оценки терапевтов относительно положительных эффектов их собственного раскрытия информации гораздо менее положительны, чем оценки самоотчетов клиентов. Клиенты особенно склонны утверждать, что раскрытие информации их терапевтами помогает в их выздоровлении, если раскрытие информации воспринимается как более личное по содержанию. Клиенты сообщают, что раскрытие информации полезно, когда они поощряют позитивные отношения с терапевтом, укрепляют доверие к способностям своего терапевта и личности в целом, создают ощущение, что их лучше понимают, и заставляют терапевта казаться более человечным. Однако многие из этих результатов связаны с тем, насколько квалифицирован терапевт в раскрытии информации.

Риски

Любая обнаруженная информация, которая может обратить вспять эффекты терапии или поменять роли терапевта и клиента, считается наиболее вредной. Терапевты должны мудро выбирать, что и когда раскрывать. Клиент, который сильно страдает или столкнулся с ужасным кризисом, вряд ли получит большую пользу от самораскрытия терапевта. Если клиент в какой-то момент чувствует, что он или она должны действовать как источник поддержки терапевта, раскрытие информации только препятствует процессу заживления. Кроме того, клиенты могут быть ошеломлены, если их первоначальные идеи о терапии не включают в себя какую-либо степень самораскрытия от консультанта, и это также не приведет к успешным терапевтическим сеансам. Также есть риск раскрыть слишком много о терапевте, потому что клиент может начать рассматривать целителя как несовершенного и ненадежного. Клиенты не должны чувствовать, что они соревнуются за время, чтобы говорить и выражать свои мысли во время сеансов терапии.

Несмотря на противоречивые данные, самораскрытие по-прежнему часто используется в терапии и часто рекомендуется. Американская Психологическая Ассоциация поддерживает технику, назвав его «перспективным и , вероятно , эффективным». Тем не менее, терапевтам рекомендуется использовать самораскрытие с умеренной частотой, раскрывать больше информации для немедленного раскрытия, поддерживать минимальную близость и сосредоточивать внимание на клиенте сразу после раскрытия, чтобы обеспечить оптимальную эффективность сеансов терапии. Самораскрытие психотерапевта в условиях консультирования является этичным до тех пор, пока клиенту не причиняют вред или не эксплуатируют.

Самововлекающие заявления

Терапевты, использующие самововлекающие утверждения, могут способствовать ценной самораскрытии своих клиентов. Используя утверждения «я» , терапевт излучает определенный уровень заботы, который иначе не ощущается многими клиентами, и они, вероятно, получат пользу от этого чувства заботы. В случаях, когда терапевту необходимо предоставить обратную связь, заявления о самовмешательстве почти неизбежны, поскольку они должны выражать истинное мнение о том, что раскрыл клиент. Подобные утверждения «я» при правильном и профессиональном использовании обычно рассматриваются клиентами как особенно подтверждающие. В основном, использование самововлекающихся утверждений терапевтов рассматривается как способ сделать взаимодействие более аутентичным для клиента, и такой обмен мнениями может иметь большое влияние на успех лечения.

Супружеская терапия

Пары-терапия часто направлена ​​на создание большей близости в отношениях. Супругов поощряют или даже требуют раскрывать невысказанные эмоции и чувства своим партнерам. Реакции партнеров не допускают осуждения и принимают. Терапевты используют такие техники, как репетиции и обучение навыкам слушания. Некоторые опасаются, что в долгосрочной перспективе это мало поможет паре, потому что в их реальной жизни нет посредника или направляющей руки терапевта, когда один раскрывается другому.

Учитывая, что самораскрытие связано с оценками мужа удовлетворенности браком, обучение пары правильным способам раскрытия информации друг другу может быть очень полезным навыком, который терапевты могут использовать как для профилактики, так и для лечения на терапевтических сессиях.

В детстве

Стремясь стать больше похожими на взрослых, стремясь к большей независимости и учась стать более самостоятельными, дети также пытаются способствовать равноправным отношениям со своими родителями. Подобные цели, о которых говорят молодые люди довольно повсеместно, могут в значительной степени повлиять на то, как они раскрываются перед своими родителями. Раскрытие информации детьми вместе с родителями изучается многими, особенно в последнее время, после открытий положительных отношений раскрытия информации с уровнями адаптации детей и психологическим и физическим здоровьем. Некоторые заходят так далеко, что используют уровень самораскрытия между родителями и детьми как доминирующий показатель прочности их отношений и их здоровья.

Цель раскрытия

В подростков отношений «со своими родителями, самораскрытие , как полагают, выполняют три основные функции:

  1. Близость продвигается. Когда информация скрывается, создается дистанция, и поддерживать близость практически невозможно.
  2. Автономность регулируется. Подростки выбирают, что сказать своим родителям, тем самым ограничивая их контроль над повседневной деятельностью подростков.
  3. Повышается индивидуация . Выражены уникальные предпочтения и интересы подростков. Если они отличаются от родителей, они устанавливают собственную идентичность.

Дети по-прежнему пытаются в определенной степени контролировать знания родителей об их жизни, отслеживая, как и когда открывать им информацию. Таким образом они смягчают потенциальную реакцию родителей. Из-за этого для родителей важно знать, как они реагируют на раскрытие информации их детьми, поскольку эти реакции будут использоваться в качестве суждений для будущих детей.

Причины для

Часто причина раскрытия информации, указанная детьми в исследованиях, основана на ожиданиях родителей: «Я узнал, что [мама или папа] хочет получить эту информацию». Это адаптивно, так как ребенок узнал то, что хотят знать его родители. В других случаях причина заключается в том, что дети не хотят, чтобы родители беспокоились о них, и это называется раскрытием информации, ориентированной на родителей. Раскрытие для того, чтобы почувствовать себя лучше или обеспечить защиту от родителей, считается еще одной причиной раскрытия информации молодыми людьми, и это называется раскрытием, ориентированным на себя. На более манипулятивном уровне некоторые подростки сообщают своим родителям о вещах, основанных исключительно на получении какого-либо преимущества, будь то право на меньшее раскрытие или тот факт, что более открытое поведение обычно приводит к большему количеству подростковых привилегий. Иногда дети квалифицируют свои раскрытия, просто заявляя, что они раскрывают своим родителям только то, что, по их мнению, они хотят. Таким образом, некоторая информация держится в секрете. Это называется выборочным самораскрытием. В целом, подростки испытывают разные притяжения, которые заставляют их открываться своим родителям, что может основываться на потребностях родителей и потребностях детей. Не было обнаружено четкой закономерности для предсказания того, какие причины будут использоваться для объяснения разглашения информации разными детьми. По этой причине широко распространено мнение, что причина раскрытия информации в значительной степени зависит от ситуации и контекста.

Льготы

Самораскрытие детей своим родителям является для родителей основным источником информации о своих детях и их повседневной жизни. Знание родителей о местонахождении и повседневной жизни своих детей было связано с несколькими положительными результатами. Чем больше родители знают о своих детях, тем меньше у детей проблем с поведением и тем выше их благополучие . Было обнаружено, что подростки, которые раскрываются, имеют более низкий уровень злоупотребления психоактивными веществами , более низкий уровень рискованного сексуального поведения, более низкий уровень тревожности и более низкий уровень депрессии. Кроме того, те, кто хорошо приспособлен, то есть демонстрируют качества, о которых говорилось выше, обычно хотят и получают удовольствие от участия родителей и, вероятно, раскроют еще больше. Напротив, утаивание секретов от родителей было связано с увеличением числа физических заболеваний , плохим поведением и депрессией во всех культурных группах. Многие предполагают, что, по крайней мере, в одних значимых отношениях человек должен чувствовать себя способным раскрыться почти полностью, чтобы развиться здоровая личность. В то время как когда-то считалось, что родительский поведенческий контроль приносит детям наибольшую пользу, поскольку ограничивает их деятельность и служит источником принудительной защиты, более недавние исследования убедительно показывают, что раскрытие родителям информации о повседневной деятельности на самом деле является наиболее перспективным. в содействии позитивному развитию в детстве и подростковом возрасте.

Развитие взаимности

Взаимность в раскрытии себя детьми часто исследуется в детских дружеских отношениях. Было показано, что детское понимание дружбы предполагает делиться секретами с другим человеком. Этот взаимный обмен секретами может быть нормой взаимности, при которой люди раскрывают свои секреты, потому что это социальная норма. Показано, что эта норма взаимности начинает возникать у детей шестого класса. Шестиклассники способны понять норму взаимности, потому что они понимают, что отношения требуют от обоих партнеров сотрудничества и взаимного обмена секретами. Они понимают это, потому что обладают когнитивной способностью принимать во внимание точку зрения другого человека и способны понимать взгляды третьих лиц, что позволяет им рассматривать дружбу как постоянные систематические отношения.

Также показано, что дети шестого класса понимают эквивалентную взаимность. Эквивалентная взаимность требует соответствия уровня близости, раскрываемого партнером, поэтому раскрытие высокой близости будет соответствовать столь же откровенному раскрытию, в то время как раскрытие низкой близости будет соответствовать раскрытию небольшой информации. Другой тип взаимности — ковариантная взаимность, при которой раскрытие информации становится более интимным, если партнер сообщает раскрытие с высокой степенью близости, а не с раскрытием с низкой степенью близости. Это отличается от эквивалентной взаимности, которая соответствует уровню близости, в то время как ковариантная взаимность фокусируется только на том, раскрыл ли кто-то что-то личное или нет. Показано, что ковариантная взаимность начинается в четвертом классе.

Также было показано, что девочки любого возраста раскрывают больше интимной информации, чем мальчики, и что количество раскрытий, раскрываемых ребенком, увеличивается с возрастом.

Влияющие факторы

Ранние исследования отмечают два различных фактора, которые способствуют тому, насколько дети раскрывают себя своим родителям. Первый — это внутрииндивидуальные факторы, то есть те, которые волнуют ребенка и заставляют его нуждаться в социальном вкладе. Биологическое развитие, культурное и социальное давление, а также индивидуальная зрелость определяют эти проблемы, и, таким образом, возраст, личность и происхождение ребенка также влияют на его уровень и потребность в самораскрытии в отношениях с родителем.

Второй набор факторов называется контекстуальными факторами, которые включают в себя возможности и ситуации, которые человек должен раскрыть, созданные социокультурной средой. Таким образом, они наиболее непосредственно связаны с целью раскрытия; эти цели — родители.

Кроме того, играет роль пол: девочки обычно рассказывают о своих проблемах, в основном своим матерям, тогда как мальчики больше рассказывают обоим родителям о плохих оценках, поведенческих конфликтах и ​​других проблемах.

Некоторые люди с большей вероятностью склонят других к раскрытию информации. Их называют высокими открывающими. Даже люди, о которых известно, что они очень мало раскрывают информацию, скорее всего, откроют больше для высоких открытий. Таким образом, если родители характеризуются как хорошие слушатели, заслуживающие доверия, принимающие, расслабленные и отзывчивые, равно как и высокие открывающие, то они, вероятно, будут добиваться большего от своих детей. Говорят, что подростки, которые так относятся к своим родителям, считают их менее контролирующими и менее склонными негативно реагировать на их раскрытие информации. Считается, что отзывчивость родителей является доминирующим фактором, влияющим на уровень самораскрытия подростков; тепло и привязанность способствуют большему раскрытию информации. Родительский психологический контроль также был связан с более частым раскрытием личных проблем и проблем со сверстниками среди молодежи. Хотя этот вид контроля не часто рассматривается в положительном свете, некоторые предполагают, что эти дети, скорее всего, просто чувствуют, что их принуждают к раскрытию информации незаметно и без ущерба. Многое из того, что дети предпочитают рассказывать своим родителям, основано на предыдущих открытиях и реакции родителей на них.

Было обнаружено, что чувства по поводу отношений между родителями и детьми во время воспитания также коррелируют с раскрытием ребенком информации родителям. Ребенок с позитивным воспоминанием о своих отношениях с родителем в последние годы является предиктором более высокого уровня самораскрытия. Фактически, представление о родительско-дочерних отношениях в прошлом является более сильным предиктором, чем представление ребенка о текущих родительско-дочерних отношениях. Отношения с матерью, в частности, чрезвычайно важны для раскрытия информации подростками. Такие результаты показывают родителям, что воспитание у их детей надежной привязанности в раннем возрасте лучше подготовит почву для раскрытия информации в более поздние годы, и их дети могут тогда пожинать плоды таких отношений.

Подростки могут определять степень своей родительской власти по определенным вопросам по тому, насколько или насколько мало они хотят раскрыть свои родительские права. Опросы показали, что они реже всего делятся информацией, касающейся их личных чувств и занятий. Они активно сопротивляются тому, чтобы рассказывать об этом своим родителям, потому что они не считают проблемы вредными, или они чувствуют, что их родители не будут их слушать, или потому что эти вопросы являются для них очень личными.

То, как подростки воспринимают авторитет своих родителей как законный, во многом влияет на то, насколько они чувствуют себя обязанными раскрыть им. Чем больше власти дети считают , что их родители справедливо обладают, тем больше обязательства они воспринимают делиться своей жизнью соответственно. Родители, которые пытаются в значительной степени психологически контролировать своих детей, вряд ли будут раскрываться так часто, что имеет только логический смысл, учитывая тот факт, что большинство детей ищут чувство автономии. Было обнаружено, что подростки больше всего обязаны рассказывать своим родителям о таких занятиях, как употребление алкоголя и курение, но меньше нуждаются в раскрытии информации о личных проблемах. Неудивительно, что с возрастом чувствуется меньше обязательств. Вопреки распространенному мнению, большинство подростков в США не считают себя взрослыми в возрасте от 18 до 27 лет, и их родители думают так же. Возраст, в котором дети чувствуют, что они больше не обязаны раскрывать информацию своим родителям, со временем увеличивался, и такая же тенденция прогнозируется в течение следующих нескольких десятилетий.

Часто мотивация к раскрытию негативного поведения возникает исключительно из-за того, что дети боятся, что им это не сойдет с рук, или чувствуют себя обязанными поделиться. Подростки также хотят раскрыть больше информации, если считают, что рассматриваемая деятельность находится вне их юрисдикции. Юрисдикция в сознании подростков измеряется тем, насколько краткосрочными и закрытыми являются действия. Краткосрочные, близкие отношения рассматриваются как те, которыми следует заниматься без раскрытия информации родителям, в то время как действия, требующие больше времени или требующие от подростка удаленности от дома, рассматриваются как вопросы, подлежащие обсуждению с родителями.

Ингибиторы

Некоторые события и характеристики родительско-дочерних отношений делают маловероятным раскрытие информации:

  • Настроение: нервные, сердитые или несчастные родители снижают вероятность раскрытия детьми
  • Озабоченность: родители, которые кажутся недоступными для своих детей, не получают хороших сообщений.
  • Нежелание: когда кажется, что родители не хотят говорить о проблемах или постоянно избегают определенных тем разговора.
  • Опрос: подростков беспокоят постоянные вопросы, которые им задают родители.
  • Уважение: дети не раскрывают столько, если чувствуют, что родители не относятся к ним серьезно
  • Ворчание: когда кажется, что родители торгуются по неважным вопросам, дети расстраиваются.
  • Предыдущее неодобрение: подростки вряд ли расскажут, если их родители ранее выражали неодобрение по поводу вопроса, который они хотят обсудить.

Факторы, препятствующие раскрытию информации в будущем

Определенные события и характеристики родительско-дочерних отношений заставляют ребенка менее охотно рассказывать этому родителю в будущем:

  • Отвлечение: если родители кажутся невнимательными, ребенок вряд ли попытается раскрыть в будущем
  • Уважение: родители, которые шутят о раскрытии информации или дразнят своих детей, препятствуют дальнейшим обсуждениям
  • Недостаток доверия: дети вряд ли снова раскроют информацию, если родители выразили сомнение в отношении их предыдущих раскрытий или проверили раскрытую информацию.
  • Прерывание: родители, которые прерывают своих детей, не поощряют раскрытие информации в будущем
  • Отсутствие взаимосвязи: дети не будут снова раскрывать информацию, если чувствуют, что их родители не пытались понять их позицию в предыдущих раскрытиях.
  • Отсутствие восприимчивости: родители, которым кажется, что они не заботятся о мыслях ребенка по вопросам и которые не желают слушать аргументы, препятствуют раскрытию информации в будущем.
  • Конфиденциальность: дети менее склонны раскрывать информацию в будущем, если их родители не сохранят конфиденциальность их раскрытия информации.
  • Эмоции: родители, у которых случаются вспышки гнева, не поощряют дальнейшее раскрытие информации со стороны своих детей
  • Последствия: раскрытие информации, повлекшее наказание, служит препятствием для раскрытия информации в будущем. Кроме того, длинные лекции родителей не считаются благоприятными
  • Разочарование: когда раскрытие информации заставило родителей разочароваться или опечалиться о своем ребенке, ребенок чувствует себя менее склонным к раскрытию снова.
  • Молчание: родители, которые реагируют на раскрытие информации молчаливым обращением , вряд ли будут способствовать более позднему раскрытию информации.
  • Удержание разрешения: если ранее раскрытие информации привело к тому, что родители отказали детям в разрешении на участие в желаемой деятельности, дети часто не раскрывают такую ​​информацию позже

Фасилитаторы

Некоторые события и характеристики родительско-дочерних отношений делают вероятным раскрытие информации:

  • Настроение: положительное настроение (счастливое и расслабленное) у родителей способствует тому, что подростки начинают раскрывать
  • Доступность: когда родители кажутся готовыми и способными общаться, не занимаясь другими делами, дети хотят рассказать им
  • Возможности: родители, которые уделяют время ребенку, инициируют разговоры и сообщают информацию (возможно, с юмором), как правило, способствуют раскрытию информации от своих детей.
  • Взаимное раскрытие информации: дети поощряются, если их родители решают рассказать что-то о себе
  • Вопросы: открытые вопросы побуждают подростков раскрывать
  • Внимание к настроению ребенка: когда родители распознают эмоциональное состояние ребенка, ребенок чувствует заботу и, вероятно, будет открыт для обсуждения причин этого настроения.
  • Безусловное раскрытие: дети чувствуют себя побуждающими раскрывать, когда родители ставят перед собой задачу сказать ребенку раскрыть себя, несмотря ни на что.
  • Темп: позволяя детям выбирать, как и как быстро они раскрывать информацию, они с большей вероятностью раскроют информацию своим родителям.

Факторы, способствующие раскрытию информации в будущем

Определенные события и характеристики родительско-дочерних отношений повышают вероятность того, что ребенок расскажет этому родителю в будущем:

  • Поддержка: предыдущее раскрытие информации, которое заставило ребенка почувствовать эмоциональную поддержку, положительно влияет на то, будут ли они снова открываться родителям
  • Юмор: родители, которые умеют ценить юмор в раскрытии информации, при необходимости, поощряют ребенка раскрывать информацию еще раз.
  • Взаимность: раскрытие информации родителями увеличивает вероятность того, что ребенок снова откроется этому родителю
  • Понимание / сочувствие: родитель, который делает очевидную попытку понять положение ребенка, делает его более склонным к участию в будущем.
  • Внимание: дети, скорее всего, снова раскроются, если будут уверены, что родители уделяют им все свое внимание без перерыва.
  • Благодарности: родители, которые говорят своим подросткам, что они ценят их раскрытие информации, поощряют повторение подобного.
  • Уважение: дети хотят снова раскрыться, если чувствуют, что родители относятся к ним серьезно
  • Уверенность в ребенке: родители, которые выражают уверенность в способности ребенка решать свои проблемы, скорее всего, будут раскрыты в будущем.
  • Надежность: подростки захотят снова раскрыть информацию своим родителям, если они верят, что разглашение будет конфиденциальным.
  • Совет: если родители дадут хороший совет и помогут решить проблемы подростка, им будет предложено обсудить это с родителем позже.
  • Реакции: родители часто будут снова получать информацию от своих детей, если они будут сохранять спокойствие в своей реакции на раскрытие информации.
  • Обсуждение: дети предпочитают говорить о своих проблемах, поэтому, если взрослые захотят, дети, вероятно, будут часто открываться им.
  • Восприимчивость: взрослые, которые рассматривают аргументы ребенка и «выслушивают их», побуждают этих детей снова раскрыть свои мысли.
  • Результаты: если разрешения на пожелания подростков были предоставлены после раскрытия информации в прошлом, ребенок с большей вероятностью раскроет их в будущем.

В Интернете

Есть четыре основных различия между онлайн-общением и личным общением. Во-первых, пользователи Интернета могут оставаться анонимными. Пользователь может выбрать, какой личной информацией (если таковая имеется) он будет делиться с другими пользователями. Даже если пользователь решит использовать собственное имя, при общении с людьми в других городах или странах они все равно остаются относительно анонимными. Во-вторых, физическое расстояние не ограничивает взаимодействие в Интернете, как это происходит в реальной жизни. Интернет дает возможность взаимодействовать с людьми со всего мира и возможность встретить людей, у которых есть схожие интересы, с которыми можно не встречаться в их офлайновой жизни. Визуальные подсказки, в том числе относящиеся к физической привлекательности, также не всегда присутствуют в Интернете. Было показано, что эти факторы влияют на первоначальное влечение и формирование отношений. Наконец, у пользователей Интернета есть время, чтобы сформулировать беседы, которые не предназначены для личного разговора. Это дает пользователю больше контроля в разговоре, потому что ему не нужно давать немедленный ответ.

Особенности онлайн-взаимодействия, влияющие на раскрытие информации

Анонимность

Анонимность может позволить людям идти на больший риск и обсуждать с другими свои настоящие чувства. Человек может пойти на этот риск, потому что он больше осведомлен о своей личной жизни. Личное самосознание — это когда человек начинает больше осознавать свои личные особенности. Это контрастирует с общественным самосознанием, при котором человек понимает, что его могут судить другие. Этот тип осведомленности может привести к опасениям при оценке, когда человек опасается получить отрицательную оценку от своих сверстников. Общественное самосознание также связано с соответствием групповым нормам, даже если они противоречат личным убеждениям. С учетом сказанного, отсутствие визуальных сигналов от партнера по Интернет-дискуссии может активировать личное «я» человека, что способствует самораскрытию. Это связано с тем, что раскрывающий информацию не беспокоится о публичном осуждении и может выражать свои личные мысли. Анонимность также помогает в построении идентичности. Человек может изменить свой пол и отношение к другим людям из-за анонимности. Это может повысить удовлетворенность жизнью, потому что те, кто может идентифицировать себя с несколькими ролями, оказываются более удовлетворенными. Поскольку Интернет может позволить кому-то взять на себя эти роли, которые близкие другие могут не принять в реальном мире, он может повысить их самооценку и принятие.

Анонимность, связанная с Интернет-общением, также облегчает раскрытие « истинного я ». «Истинное Я», как описывают МакКенна и ее коллеги, включает в себя черты, которыми обладает человек, но не может свободно делиться с другими. Что они действительно разделяют, так это «настоящее я», которое включает в себя черты, которыми они действительно обладают и которые могут быть показаны в социальной среде. Фактическое «я» может быть легче представить в разговоре лицом к лицу, потому что истинное «я» человека может не соответствовать общественным нормам. Было показано, что раскрытие своего «истинного я» создает эмпатические связи и помогает в формировании близких отношений.

Анонимность также может помочь стигматизированным группам раскрыть свое «истинное Я» и позволить им собраться вместе, чтобы обсудить те аспекты личности, которые нельзя обсуждать в кругу общения. Это может помочь им в жизни, потому что позволяет им сформировать группу из похожих людей и получить эмоциональную поддержку. Также было обнаружено, что те, кто присоединяется к этим группам и раскрывает свою личность, с большей вероятностью разделяют этот аспект личности со своими близкими родственниками и друзьями. Совместное использование этих давно хранимых секретов также помогает значительно уменьшить симптомы со стороны здоровья в течение длительного времени.

Анонимность в Интернете имеет некоторые негативные последствия. Деиндивидуализация , когда самосознание блокируется условиями окружающей среды, может возникать и быть проблематичной. Некоторые последствия деиндивидуализации включают снижение способности контролировать свое поведение и участвовать в рациональном долгосрочном планировании, а также склонность реагировать немедленно и эмоционально. Человек, которому не хватает этого самосознания, также с меньшей вероятностью будет заботиться о мнении других об их поведении. Все это может привести к усилению враждебности по отношению к другим и формированию анонимных групп ненависти .

Формирование множественных Я также может иметь некоторые негативные последствия. Если эти идентичности не интегрированы, это может привести к неполному ощущению себя. Они также могут быть перенесены в реальный мир и привести к бредовым и нереалистичным действиям.

Один из недостатков всех связей, которые могут быть установлены онлайн, касается эффекта, называемого «иллюзией больших чисел». Этот эффект означает, что люди переоценивают то, сколько людей придерживаются того же мнения, что и они. Это может быть особенно вредно, если кто-то придерживается негативных взглядов на определенную группу, потому что они могут не осознавать, что их взгляды сильно отличаются от общепринятых.

Отсутствие визуальных подсказок и физической привлекательности

Физическая привлекательность играет важную роль в определении того, начнут ли два человека отношения. При разговоре лицом к лицу, если первоначального влечения нет, отношения сформируются с меньшей вероятностью. Однако это не играет роли в общении в Интернете. Отношения в сети должны формироваться на основе таких вещей, как сходство, ценности, интересы или увлекательный стиль разговора. Поскольку эти отношения формируются на более глубоком уровне, они могут быть более прочными и важными для человека. Незаметность также помогает представить идеальные качества (атрибуты, которыми человек в идеале хотел бы обладать) другим пользователям, потому что нет информации, которая противоречила бы тому, что они говорят, как это происходит при личной беседе. Это может помочь человеку превратить эти идеальные качества в социальную реальность, потому что, когда кто-то подтверждает эти черты, человек может сделать их частью своей самооценки.

В Интернете человека также любят больше, чем при личном общении. Даже если партнеры думают, что они общаются с двумя разными людьми, им по-прежнему нравится человек из Интернета больше, чем личное общение, даже если они были одним и тем же человеком. Эта большая симпатия сохраняется и после первоначального взаимодействия в Интернете, когда пара встречается лицом к лицу. Эта большая симпатия может возникнуть из-за отсутствия физической информации. Физическая привлекательность играет важную роль в формировании впечатления, и после того, как эти взгляды сформированы, они вряд ли будут изменены даже при представлении новой информации. Поскольку люди, общающиеся в сети, не могут полагаться на привлекательность, эти факторы могут не играть роли, когда они в конечном итоге встречаются лицом к лицу. Увеличение количества разглашений также может способствовать этому пристрастию, потому что раскрытие интимной информации связано с увеличением близости. Раскрытие информации в Интернете обычно считается более интимным, чем раскрытие информации лицом к лицу. Поскольку в Интернет-общении отсутствуют невербальные сигналы, у многих людей формируется предвзятое восприятие своего партнера по общению. Минимальные сигналы, доступные при компьютерном общении, часто интерпретируются чрезмерно, и человек будет придавать им большее значение. Например, если кажется, что между двумя общающимися людьми есть сходство, человек может усилить это восприятие и идеализировать своего партнера. Все это затем увеличивает воспринимаемую близость раскрывающего.

Физическая дистанция и знакомство

Люди чаще вступают в отношения с теми, кто находится в непосредственной близости от них. Люди также с большей вероятностью начнут взаимодействие с кем-то, кого регулярно видят, что показывает, что знакомство также влияет на взаимодействие. Общение в Интернете может позволить людям познакомиться с теми, кто часто посещает страницы, на которых они общаются, узнавая имена пользователей и страницы. Независимо от того, насколько далеко эти люди могут быть друг от друга, все они находятся в одном замкнутом пространстве в Интернете, что может создавать ощущение пребывания в одном месте. Интернет также объединяет людей, которые, возможно, не встречались из-за физического расстояния. Они также могут посещать определенные веб-сайты, на которых люди имеют общие интересы, поэтому вступают в беседы, зная, что у них уже есть общие черты. Это может способствовать тому, что Интернет-отношения формируются так быстро. Этим онлайн-пользователям не нужно проходить традиционные этапы, которые необходимы при личном общении, чтобы найти схожие интересы. При таком личном общении обычно требуется больше времени, чтобы найти общий язык, но онлайн-пользователи могут сразу же погрузиться в разговоры.

Темп и контроль разговора

Интернет-общение значительно отличается от личного разговора по времени и темпам разговора. Например, обоим пользователям не обязательно одновременно находиться в сети для разговора. Электронная почта, например, позволяет людям отправлять сообщения и ждать ответа, который может не приходить часами или даже днями. Это может позволить многим людям оставаться на связи, даже если они находятся в разных часовых поясах, что значительно расширяет диапазон общения.

Это общение также позволяет человеку не торопиться, разговаривая с кем-то. Им не обязательно получать немедленную реакцию, которой требует личный разговор. Это позволяет им тщательно выбирать и редактировать свои сообщения и дает им больший контроль над своей стороной разговора, чем за пределами Интернета. Также нет перерывов в онлайн-общении, которые происходят при личной беседе. Человек может «держать слово» и говорить в таких сообщениях ровно столько, сколько ему хочется, что позволяет ему полностью сформулировать свою точку зрения.

Этот контроль помогает пользователям брать на себя больший риск при самораскрытии информации в Интернете. Эти люди также начинают объединять свою жизнь в Интернете со своей жизнью, не связанной с Интернетом, и участвовать в обмене контролем присутствия. В этом обмене пользователи Интернета начинают свои отношения с относительно высокого уровня контроля и постепенно меняют его на физическую близость по мере того, как их уровень комфорта и знания о другом человеке возрастают. Похоже, это интернет-версия теории социального проникновения , в которой люди обмениваются самораскрытием. По мере того, как отношения развиваются при личном общении, раскрытие информации людьми постепенно становится все более откровенным и охватывает широкий круг тем. Этот эквивалент в Интернете включает в себя партнеров, обменивающихся контролем разговора на физическую близость. Стадии, на которых это происходит, могут включать переход от обмена сообщениями в Интернете к телефонным разговорам и, в конечном итоге, к личному общению.

Индивидуальные различия

Самооценка

Использование социальных сетей для самораскрытия оказалось очень полезным для людей с низкой самооценкой . Люди с низкой самооценкой более социально тревожны и застенчивы, что может затруднить установление близких отношений с другими людьми. Это может нанести вред как их физическому, так и психическому здоровью, поскольку чувство связи с другими считается фундаментальной мотивацией человека. Людям с низкой самооценкой трудно открываться другим, потому что они очень сосредоточены на том, чтобы не раскрывать свои недостатки, и боятся критики и неодобрения со стороны других. Таким образом, раскрытие меньшего защищает их от возможности быть отвергнутыми или проигнорированными. В свете этих опасений социальные сети могут предоставить людям с низкой самооценкой безопасную среду для раскрытия личной информации, поскольку они не видят реакции своего партнера, которая может помочь им более свободно выражать свои мысли.

Хотя многие люди с низкой самооценкой действительно рассматривают социальные сети как безопасный способ раскрытия информации, многие не получают положительных отзывов о своих сообщениях. Люди с низкой самооценкой склонны публиковать больше негативных мыслей в социальных сетях, что, как было показано, снижает их симпатию к читателям. Негативные сообщения также с большей вероятностью будут проигнорированы читателями в надежде, что раскрывающий прекратит и начнет размещать более позитивные сообщения. Когда кто-то, кто часто разделяет негативные мысли, публикует что-то позитивное, он получает больше положительных отзывов от читателей. Напротив, человек с высокой самооценкой больше нравится читателям и имеет тенденцию писать более позитивно. Если они публикуют что-то негативное, они, как правило, получают больше откликов, чем люди с низкой самооценкой.

Одиночество

Социальные сети также могут помочь тем, кто одинок . Многие сайты социальных сетей предоставляют доступ к профилям, фотографиям, а также возможность комментировать и отправлять сообщения другим, что помогает людям чувствовать себя менее одинокими. Это также помогает им обрести социальный капитал, такой как эмоциональное удовлетворение и доступ к информации. Эти сайты могут способствовать раскрытию информации, поскольку они облегчают доступ к другим лицам, которые могут оказать социальную поддержку кому-либо в раскрытии личной информации. Социальная поддержка чрезвычайно важна при раскрытии информации, поскольку она заставляет раскрывающего себя чувствовать, что о нем заботятся. Социальная поддержка также положительно влияет на благополучие. Также было показано, что наличие этой социальной поддержки и установление близких отношений в Интернете снижает вероятность одиночества со временем.

Некоторые исследования действительно показывают, что слишком много времени в Интернете и установление этих близких отношений может отнять время у существующих неинтернет-отношений. Пренебрежение этими отношениями может сделать человека более одиноким в долгосрочной перспективе, потому что он может потерять эти отношения лицом к лицу.

Однако другие исследования показывают, что есть определенные черты личности, которые приводят к усилению одиночества, которое затем приводит к более широкому использованию Интернета. В частности, с одиночеством связывают экстраверсию и невротизм. Экстраверт — это общительный человек, который наслаждается компанией других, требует стимуляции и ведет себя спонтанно, в то время как интроверт предпочитает свою собственную компанию, тих и предпочитает тихие небольшие собрания. Интроверты часто кажутся отстраненными и недружелюбными из-за такого поведения, которое может частично объяснять их одиночество. Невротик чрезвычайно тревожный, эмоциональный и непропорционально реагирует на многие ситуации. Человек с высоким невротизмом обычно имеет негативное отношение, которое может оттолкнуть людей и помешать им установить близкие отношения, которые могут привести к их одиночеству. Обе эти группы (интроверты и невротики) продемонстрировали более широкое использование Интернета и, в частности, более активное использование сайтов социальных служб (например, чатов, отделов новостей и т. Д.). Это может показать, что тех, кто уже одинок, больше привлекает Интернет как средство социальных сетей, а не то, что Интернет усиливает одиночество. Также было показано, что интроверты и невротики чувствуют себя более комфортно, раскрывая свое «истинное я» в Интернете, чем в разговоре лицом к лицу, и было показано, что раскрытие «настоящего я» помогает раскрывающемуся установить близкие отношения.

Социальная тревожность

Людям с социальной тревожностью может быть очень трудно общаться лицом к лицу. Эти люди могут испытывать беспокойство при первой встрече с кем-то, разговоре с привлекательным лицом или при участии в групповых мероприятиях. Это может ограничить их личное общение и лишить их основных потребностей близости и принадлежности. Из-за отсутствия многих из этих тревог в Интернет-общении многие люди с социальными тревогами используют его для создания социальных связей. Было показано, что люди с социальной тревожностью более склонны использовать Интернет для установления близких отношений. Также показано, что эти отношения являются более сильными онлайн-отношениями в отличие от более слабых отношений (то есть «знакомств»). Формирование этих отношений также может помочь социально тревожному человеку выразить свое истинное «я» и сформировать свою социальную идентичность. Эта идентичность часто включает группы, частью которых является человек, потому что принадлежность к группе часто становится частью его самооценки. Людям с социальной тревогой будет отказано в этом из-за их страха перед лицом к лицу. Таким образом, раскрытие информации другим людям в сети дает социально тревожному человеку доступ к широкому кругу людей, с которыми они могут строить отношения и принадлежать к группе.

Также показано, что социально тревожные люди со временем становятся менее тревожными, если у них сложились близкие отношения в сети. Также было показано, что они расширяют свои социальные круги в «реальном мире», когда у них есть время для установления онлайн-отношений. Одной из возможностей этого может быть то, что эти онлайн-отношения могут дать тревожным людям уверенность в установлении отношений вне Интернета. Возможность практиковать общение в сети может показать им, что они способны к общению, и может уменьшить их беспокойство при общении лицом к лицу. Кроме того, они очень часто переносят свои онлайн-отношения в свою офлайновую жизнь, чтобы сделать их «социальной реальностью», делясь этими отношениями с семьей и друзьями в реальном мире.

Группы поддержки онлайн

Группы поддержки онлайн — еще одно место, где люди со всего мира могут собраться вместе, чтобы рассказать об общих проблемах. Они создают атмосферу взаимного раскрытия информации и поддержки. Люди с большей вероятностью будут использовать эти форумы для обсуждения личных проблем и раскрытия эмоций и мыслей, связанных с этими проблемами, чем обычные дискуссионные форумы. Также существует более высокая степень взаимности в онлайн-группах поддержки, чем на обычных дискуссионных форумах, и было показано, что взаимность помогает людям почувствовать себя ценными после раскрытия информации. Мужчины и женщины также с одинаковой вероятностью будут использовать эти форумы для раскрытия личной информации.

Опасности

Хотя самораскрытие информации в Интернете дает много преимуществ, есть и некоторые опасности. Существует связь между злоупотреблениями в Интернете, самораскрытием и проблемным поведением. Злоупотребление Интернетом можно определить как «шаблоны использования Интернета, которые приводят к нарушениям в жизни человека, но не подразумевают конкретного болезненного процесса или вызывающего привыкание поведения». Когда человек склонен к злоупотреблениям в Интернете и склонен к самораскрытию, это может привести к опасному поведению, например, к отправке личной информации (адреса, номера домашнего телефона и т. Д.) И фотографий онлайн-знакомым. Высокие рейтинги злоупотреблений в Интернете и самораскрытия также положительно влияют на онлайн-общение со всеми типами онлайн-отношений. Эти типы отношений включают отношения на расстоянии, в которых люди встречаются лицом к лицу и продолжают отношения, общаясь в сети; чисто виртуальные отношения, при которых люди встречаются в сети и остаются на связи только через Интернет; и мигрирующий смешанный режим, когда отношения начинаются онлайн, а затем переходят к личному взаимодействию. Взаимосвязь между злоупотреблениями в Интернете, самораскрытием и опасным поведением может создать еще большую проблему из-за большого количества сообщений, которые эта группа поддерживает с другими людьми, особенно теми, с которыми они общались только в Интернете.

Дети

Интернет, хотя и предоставляет большую часть развлечений, знаний и социальных сфер, на самом деле представляет собой большую угрозу для детей из-за того, как они раскрывают себя. Их конфиденциальность часто подвергается большему риску, чем конфиденциальность взрослых, из-за их открытости для сайтов. Учитывая, что они все еще развиваются, исследователи говорят, что они находятся в группе «Cued Processors» в возрасте от восьми до одиннадцати лет. В настоящее время многие дети пользуются Интернетом и делают это в одиночку, без руководства и надзора взрослого / опекуна. Таким образом, они должны использовать свои собственные суждения, чтобы решить, каким объемом информации поделиться на различных сайтах, которые они посещают.

Однако как «обработчики с указанием» они способны мыслить только логически о конкретных событиях; представление о том, что их раскрытие информации в Интернете используется против них, далеко от абстрактного мира. Они, скорее всего, не будут думать о каких-либо последствиях, которые могут возникнуть в результате их разглашения, и именно этого ожидают и ищут как интернет-маркетологи, так и хищники. В сочетании с программами отслеживания поведенческих профилей онлайн-рекламодатели и хищники могут создать довольно четкое представление о ребенке и о том, что им нравится делать, где они живут, их номер телефона, школьный округ и другие источники идентифицирующей информации, которые они используют для подсказок. ребенка раскрыть без их ведома. Распространенной стратегией является использование персонажей бренда в онлайн-играх, которые «запрашивают» информацию; в подобной обстановке дети особенно склонны давать очень личную информацию. Уязвимость детей в сети является результатом их когнитивных ограничений.

Теория использования и удовлетворения часто используется для объяснения таких вещей, как мотивация в Интернете. Исследования показали, что, если применить их к использованию Интернета детьми и их вероятности раскрытия личной информации, можно обнаружить существенные корреляции с различными типами мотивации. Дети, которые используют Интернет в первую очередь как источник информации, с меньшей вероятностью раскроют личную информацию. Некоторые предполагают, что этих детей просто заставляют больше знать об опасностях разглашения информации в Интернете, и поэтому они становятся более осторожными. Но дети, которые упоминают социальные контакты в Интернете в качестве первоочередного использования, чаще подвергаются попыткам интернет-маркетологов и хищников, которые ищут их личную контактную информацию и поведенческие предпочтения. Эти дети имеют в виду цели общественного признания, и им кажется, что принятие легко может быть достигнуто, если поделиться и общаться как с друзьями, так и с незнакомцами. Социальные мотивы уменьшают озабоченность по поводу конфиденциальности, и дети будут раскрывать почти все в Интернете, чтобы их видели и на что отвечали. Также было обнаружено, что простого стимула обычно достаточно, чтобы получить личную информацию от ребенка.

Уровень осведомленности родителей об использовании Интернета их детьми стремительно снижается. Дети все больше и больше скрывают от своих родителей, в том числе от того, сколько информации они делятся через Интернет. Необходимо расширить возможности самораскрытия родителей и детей по этой теме, если мы хотим, чтобы мероприятия были более безопасными для детей в сети. Примечательно, что многие родители даже признались, что позволяют своим детям лгать о своем возрасте на сайтах социальных сетей , чтобы получить к ним доступ. Таким образом, родителей поощряют оставаться открытыми для обсуждения таких вещей со своими детьми, принимать более взвешенные решения при принятии решений об использовании их детьми Интернета и информировать их о том, насколько конфиденциальность в Интернете является рискованным понятием.

Сегодня предлагается и внедряется множество нормативных актов, которые, мы надеемся, помогут защитить личную информацию детей в Интернете. Однако этого будет недостаточно, чтобы гарантировать безопасный обмен самораскрытием, поэтому взрослые по-прежнему должны быть открыты для обсуждения со своими детьми.

В образовании

Самораскрытие — важный вопрос, который необходимо учитывать в сфере образования. Различные способы, которыми он может влиять на социальные отношения, добавляют в класс новую и важную динамику. Существуют разные результаты и опыт, которые ученики и учителя видят при реализации самораскрытия в классе. Отношения, которые будут рассматриваться через призму самораскрытия, включают отношения ученика с учителем, отношения ученика с учеником и то, как культурные отношения влияют на ситуацию в целом.

Отношения ученика с учителем

Тон урока задается отношением и поведением тех, кто в нем участвует. Учитель часто играет самую важную роль в руководстве классом и в том, как этот класс будет взаимодействовать и взаимодействовать по предмету. Практика самораскрытия во взаимодействии между учителями и учениками влияет на атмосферу в классе и то, как люди выступают в этой атмосфере. Решение практиковать самораскрытие в качестве учителя имеет множество преимуществ и проблем.

Льготы

Когда учитель самораскрывается с учениками, это открывает новый канал общения в классе. По мере того, как учитель делится большей информацией о том, кто они такие и о своей личной жизни, ученики начинают видеть новую сторону своего учителя, которая больше, чем человек, который каждый день стоит перед классом. Учитель рассматривается как реальный человек со своими трудностями и жизненными трудностями. Это позволило бы учителю казаться более близким ученикам, что способствовало бы лучшему общению между учениками. Конечно, информация, которой делились с классом, должна быть соответствующей и актуальной. Учитель может использовать иллюстрацию концепции, используя пример из собственной жизни, чтобы установить связь с определенной аудиторией в классе. Эти связи с учителем способствуют более продуктивным отношениям.

По мере того, как учитель задает тон самораскрытия, учащиеся чувствуют больше желания участвовать в практике самораскрытия. Учитель демонстрирует и помогает ученикам понять, какую информацию следует использовать в публичных выступлениях. По мере того, как ученики чувствуют себя более комфортно с учителем и начинают больше рассказывать о своей жизни, в классе царит дух товарищества и дружбы. Понимание людей в классе на более глубоком уровне может открыть возможности для оказания поддержки тем, кто участвует. Учитель может лучше понять, кто такие ученики, с чем они борются, в чем их сильные стороны и что им нужно для достижения успеха. Самораскрытие от ученика к учителю позволяет учителю наилучшим образом поддерживать учеников с учетом их индивидуальных потребностей, тем самым обеспечивая улучшенное образование.

Вызовы

Внедрение самораскрытия в класс влечет за собой ряд негативных последствий и проблем. По мере того, как учитель больше рассказывает о своей личной жизни, ученики могут чувствовать себя слишком комфортно с учителем. Это могло привести к неуважению к учителю или к неспособности поддерживать надлежащие отношения высшего уровня. Самораскрытие может размыть границы ролей между учеником и учителем, что может подорвать авторитет учителя, необходимый для сохранения своей роли в классе и эффективного преподавания. Бывает, что не все ученики подключатся к этому методу обучения. Некоторые студенты могут не захотеть участвовать в этой среде, что может вызвать у них чувство отчуждения. Самораскрытие от учителя необходимо принимать во внимание, чтобы обмен информацией не отвлекал от передаваемого образования.

Когда ученики начинают делиться информацией с учителем, привнесение самораскрытия в класс сопряжено с некоторыми рисками. Поскольку ученик более открыт с учителем, есть шанс, что ученик сможет поделиться информацией, которая потребует от учителя соблюдения процедуры сообщения. Если учащийся конфиденциально раскрывает информацию о себе учителю, это означает, что его жизнь потенциально находится под угрозой, или другие вопросы не менее серьезного характера, о которых необходимо сообщить школьному консультанту. Раскрытие этой информации, хотя подразумевалась конфиденциальность, неизбежно подорвало бы доверие, которое учитель установил с учеником, что в конечном итоге нанесло бы ущерб их отношениям. Эти обидные отношения могут негативно повлиять на способность учащихся учиться в классе. В другом сценарии студенты могут не полностью понимать разницу между публичным и частным дискурсом. Это приведет к тому, что студенты будут вести беседы о самораскрытии в классе, когда время не подходит, и, следовательно, отвлечется от текущих образовательных вопросов.

Культура

Самораскрытие, как и все, меняется в зависимости от культуры. Коллективистская культура и индивидуализм — это два типа способов объяснения самораскрытия — это культура. Если страна более склонна к коллективизму, она будет склонна раскрывать себя больше как Аватар, как в Китае и Германии. Однако в более индивидуалистической культуре люди больше раскрывают себя, даже личные детали, как в Америке. Также существует разница в культуре мальчиков и девочек. Девочки, как правило, открываются больше и легче, чем большинство мальчиков.

В каждой культуре свое представление о том, что и в какой степени допустимо самораскрытие. Например, американские студенты, как правило, больше общаются со своими сверстниками, чем китайские. Обычно они более открыты в отношении себя и интересов с большинством своих одноклассников, чем студенты из других стран. Разницу можно увидеть и в Интернете. Корейские студенты обычно больше говорят в блогах на страницах социальных сетей, делая сообщения краткими и по существу. Однако американские студенты чаще делятся и делятся большей личной информацией со своими последователями. Такие культуры, как Корея и Китай, коллективистские культуры более сдержанны, тогда как американская культура больше раскрывает множество личных деталей.

Смотрите также

Рекомендации

73. Что такое самораскрытие личности в общении и

какие функции оно выполняет?

Понятие самораскрытия впервые появилось в работе амери­канского психолога С. Джурарда в 1958 г., и оно определялось им как «сообщение другим личной информации о себе». Он же разработал первую методику для диагностики индивидуаль­ных различий в стремлении людей рассказывать о себе окру­жающим. Наряду с понятием самораскрытия существует поня­тие самопредъявления, или самопрезентации, под которой Джурарда понимал «акт самовыражения и поведения, направ­ленный на то, чтобы создать благоприятное впечатление или впечатление, соответствующее чьим-то идеалам». Оно в неко­торой степени противоположно самораскрытию, поскольку служит подаче приукрашенной информации о себе. Исследо­вания, проведенные им на протяжении последующих 30 лет, показали, что стремление к самораскрытию зависит от множе­ства объективных и субъективных факторов. Так, к .саморас­крытию более стремятся женщины, чем мужчины, экстравер­ты, чем интроверты. Существуют данные о связи когнитивного стиля (см. вопр. 69, 70) с самораскрытием в межличностном общении; в частности, американскими психологами было вы­явлено, что полезависимые субъекты чаще и охотнее расска­зывают о себе окружающим, чем поленезависимые. В качестве «мишени» самораскрытия, как правило, выбираются люди, с которыми у данного человека сложились наиболее довери­тельные отношения. Среди них часто называются мать, бли­жайшие друзья своего и противоположного пола, жена или муж, отец, психолог-консультант. Есть темы, которые обсужда­ются с широким кругом лиц и достаточно откровенно: мнения и интересы, сведения о своей работе или учебе. Меньше всего люди стремятся обсуждать свое финансовое положение, здо­ровье и личностные особенности.

Вопрос, нужно ли вообще что-либо рассказывать о себе ок­ружающим, был детально исследован американскими психо­логами, которые выявили положительные и отрицательные последствия самораскрытия. Первым положительным по­следствием самораскрытия является его благотворное влия­ние на психическое здоровье личности коммуникатора. Каж­дый человек нуждается в том, чтобы обсуждать с другими людьми (хотя бы с одним человеком) свои дела и мысли. Это ему необходимо для подтверждения их правильности или аб­сурдности. Раньше основную функцию снятия чувства вины за свои Грехи выполняла церковь, сейчас эту функцию принима­ют на себя отчасти психотерапевты и психологи-консультан­ты в тех странах, где есть развитая сеть консультационных ус­луг. Если эти услуги недоступны человеку, то он обсуждает свои проблемы с родственниками или друзьями. Если же он лишен возможности получить поддержку от кого-либо, то у него может развиться психическое или даже соматическое за­болевание. Экспериментально доказано, что одинокие люди больше подвержены заболеваниям, чем те, у кого есть духовно близкие люди. Однако связь между самораскрытием и психи­ческим здоровьем не является прямой, она зависит также от качества общения: если человек раскрывается первому встреч­ному, это может не принести ему облегчения.

Второе положительное следствие самораскрытия состо­ит в развитии самосознания человека, его самоопределении. Это достигается с помощью двух механизмов: 1) благодаря рассказу о себе человек получает оценку со стороны слушаю­щего и новую для себя информацию; 2) стараясь передать свои мысли и чувства другому, человек стремится их лучше офор­мить лексически, что способствует их большему осознанию. Вся психотерапия независимо от теоретической основы сво­дится к тому, чтобы создать доверительные отношения между клиентом и терапевтом, затем вывести его на откровенный рассказ о себе и помочь ему осознать свои проблемы.

Третьим положительным следствием самораскрытия яв­ляется установление или укрепление доверительных и интим­ных отношений. Давно отмечен тот факт, что, доверив другому человеку свою тайну, мы приближаем его к себе. Психологиче­ские исследования дружеских и любовных отношений показа­ли, что на первых стадиях их развития у партнеров идет бур­ный обмен информацией друг о друге, в результате которого устанавливается (или нет) представление о духовном родстве.

Четвертое положительное следствие связано с тем, что через самораскрытие человек получает возможность удовле­творить ряд важных потребностей: в социальном сравнении, в личностной идентификации, во взаимном знании, в адапта­ции к социальной среде и т.п.

Если проанализировать, что самораскрытие дает тому че­ловеку, который слушает чужие откровения, то оказывается, что оно для него тоже полезно. Оно помогает лучше узнать данного человека и в дальнейшем общении с ним использо­вать эти знания; дает возможность почувствовать реципиенту, что его уважают, ценят, считают достойным доверия. Взаим­ное самораскрытие приводит к сближению людей, к форми­рованию чувства «мы».

Но наряду с явными преимуществами у самораскрытия имеются и негативные последствия. Так же, как существует ба­ланс между потребностью в общении и потребностью в уеди­нении, должен быть баланс между раскрываемой и скрытой информацией о себе. Если он нарушается в сторону избыточ­ного самораскрытия, то личности наносится ущерб. Она ста­новится более уязвимой для критики, другие получают боль­шие возможности для контроля над ней и манипуляции. Чело­век, который с легкостью рассказывает о себе интимные вещи, воспринимается окружающими как несерьезный, не заслужи­вающий доверия, поскольку он может так же легко рассказать о чужих секретах. Некоторая тайна поддерживает интерес к данной личности. Об этом хорошо знают женщины, умеющие привлечь к себе надолго внимание мужчин. Представления о некоторой норме самораскрытия различны в разные истори­ческие периоды и в разных странах. Как правило, человек усва­ивает их неосознанно в процессе социализации. Кроме того, они меняются при переходе от одной возрастной группы к другой.

Каждый человек имеет свои цели и мотивы самораскрытия, которые он может осознавать, а может и не осознавать, но дей­ствовать под их влиянием. Практически любой из мотивов об­щения (см. вопр. 72) может быть побудителем к откровеннос­ти с окружающими людьми. Исследование, в которое были во­влечены 55 российских студенток, показало, что для них веду­щими мотивами самораскрытия являются эмоциональные (поделиться своими переживаниями, избежать чувства одино­чества), деловые (получить совет или помощь) и мотив созда­ния собственного положительного образа (желание понра­виться). На втором плане находятся нравственные и конвен­циональные мотивы, состоящие соответственно в стремлении покаяться, освободиться от чувства вины и в самораскрытии в ответ на расспросы. Еще реже самораскрытие осуществляется в связи со стремлением к самоутверждению и ради развлече­ния. Разумеется, что мотивация самораскрытия зависит от че­ловека, на которого оно направлено. Так, девушки рассказыва­ют о своих делах матери, чтобы выговориться, «отвести душу», получить подтверждение правильности своего поступка, полу­чить совет. В общении с отцом преобладают деловые мотивы (получить совет, помощь) и конвенциональные (в ответ на его расспросы или «потому, что так принято»). В общении с подру­гами мотивация самораскрытия наиболее разнообразна. Здесь доминируют такие мотивы, как выговориться и «отвести ду­шу», утвердиться в глазах собеседницы, оказать моральную поддержку, развлечь собеседника. Для общения с другом про­тивоположного пола характерны иные мотивы самораскры­тия: стремление понравиться, подать себя в определенном све­те, вызвать на ответную откровенность, развлечь собеседника, пококетничать. Эти данные свидетельствуют о том, что чело­век всегда преследует определенную цель, рассказывая о себе окружающим, и таким образом управляет впечатлением, кото­рое он производит на них. Поэтому каждый человек должен знать, когда, с кем и в какой степени ему стоит самораскры­ваться.

ЛИТЕРАТУРА

1 . Амяга НБ, Самораскрытие и самопредъявление личности в общении // Лич­ность. Общение. Групповые процессы. М., 1991. С. 37—74.

2. 3инченко ЕВ. Самораскрытие личности как социально-психологический феномен // Психологический вестник. Ростов н/Д, 1997. Вып. 2. Ч. 1. С. 404— 419.

3. Майерс Д. Социальная психология. СПб., 1997. С. 64—98.

4. Шкуратова ИП. Когнитивный стиль и общение. Ростов н/Д, 1994. С. 46—55.

Слово как самораскрытие и референция опыта постижения объекта

Том 323 № 6 (2013): Экономика. Философия, социология и культурология. История

Анализируется процесс самораскрытия опыта постижения объекта через слово. Рассматривается связь слова как знака-логоса с опытом постижения объекта. Дается определение опыта в постижении разнообразных объектов. Определяется смысл постижения. Результатом исследования является анализ соотношения слова и опыта постижения, а также влияние первичного чувственного опыта на форму слова. Был проведен анализ значения опыта в соотношении между эго субъекта и бытием. Рассмотрена взаимосвязь онтологического контекста и эгологического горизонта. Рассмотрено явление неязыкового компонента опыта постижения объекта. Определяется роль суждения по отношению к эго субъекта и постигаемым объектам. Проанализировано влияние слова на онтологический контекст. Слово определяется как система координат постигаемого объекта с референтными связями по отношению к эго субъекта. Слово представляется как разница, которая явлена по отношению к ничто через суждение.

Ключевые слова:

слово, логос, знак, знаки, опыт, достижения, объекты, смысл

Авторы:

Михаил Анатольевич Корниенко

Скачать bulletin_tpu-2013-323-6-33.pdf

САМОРАСКРЫТИЕ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ОБЗОР

УДК 316.472.4 САМОРАСКРЫТИЕ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ОБЗОР Сапон И.В. Сибирский государственный университет телекоммуникаций и информатики E-mail: [email protected] Леденев Д.Е. Сибирский государственный университет телекоммуникаций и информатики E-mail: [email protected] С появлением социальных сетей у пользователей расширились возможности для раскрытия личной информации в условиях коммуникации «один ко многим», что привлекло внимание социологов к исследованию самораскрытия в данном контексте. Но несмотря на растущий объѐм эмпирических исследований, единого подхода к изучению самораскрытия сформировано не было. Целью работы является выявление наиболее перспективных теорий, объясняющих онлайн-самораскрытие, их анализ и систематизация. В обзор вошли 76 эмпирических исследований, опубликованных с 1999 по 2017 годы. Самой популярной оказалась теория регулирования интимных признаний в межличностных отношениях (Communication privacy management, CPM), она даѐт широкое представление о самораскрытии и учитывает наибольшее количество факторов, влияющих на него. Ключевые слова: теории, самораскрытие, социальные сети, Интернет, личные границы, приватность SELF-DISCLOSURE ON SOCIAL NETWORK SITES: A THEORETICAL REVIEW Sapon I.V. Siberian State University of Telecommunications and Informatics E-mail: [email protected] Ledenev D.E. Siberian State University of Telecommunications and Informatics E-mail: [email protected] Social Network Sites appearance extended the opportunity to disclose personal information in one-to-many communications, what had become a source to research self-disclosure in online context. Despite of increasing amount of empirical research, the unified approach of self-disclosure study has not been formed. The article reveals, systematizes and analysis the most promising self-disclosure theories. Review of research includes 53 studies published between 1999 and 2017. The analysis showed Communication Privacy Management (CPM) is most popular theory, which considers the greatest number of self-disclosure influencing factors. Keywords: theory, self-disclosure, social networks, the Internet, personal boundaries, privacy Несмотря на растущий объѐм исследований по раскрытию личной информации и анонимности в социальных сетях, теоретический аппарат этой области несовершенен. Теории, которые появились на раннем этапе изучения интернет-коммуникации могли объяснить анонимное и диадическое общение («один-к-одному») в Сети: теория обработки социальной информации [85], гиперличностная модель коммуникации [86], модель деиндивидуализации с точки зрения социальной идентичности [47], теория богатства медиавозможностей [24]. Однако с появлением и распространением таких платформ, как блоги и социальные сети, где стало актуальным общение «один ко многим», появилась необходимость в теоретических концепциях, готовых объяснить особенности такого типа

коммуникации. На данный момент исследователи самораскрытия в Сети используют теории из разных областей (применяя, в основном, те концепции, что родились задолго до изучения Интернета), но говорить о существовании общей теории пока рано. Чтобы восполнить этот пробел, мы провели обзор литературы, в ходе которого выявили основные теоретические направления, объясняющие самораскрытие интернет-пользователей. Мы проанализировали их применение к изучению самораскрытия в социальных сетях и рассмотрели, как они объясняют данный феномен. Социальными сетями мы будем называть интернет-платформы, которые позволяют людям создавать публичные профили, формировать списки друзей или подписчиков, а также просматривать чужие страницы [14]. Под самораскрытием будем понимать «любую информацию о себе, которую человек сообщает другим» [21]. Это может быть передача личной информации, мыслей и чувств [25]. В онлайн-среде самораскрытие включает в себя: контактные и демографические данные, фотографии и видеозаписи с участием автора, рассказы об опыте и переживаниях [8]. Поиск осуществлялся по базе Академия Google в русскоязычной и англоязычных версиях (https://scholar.google.ru/ и https://scholar.google.com/). Критериями поиска были: «self-disclosure», «online», «internet», «social network». 229 статей были найдены на первом этапе. Из них были исключены исследования, которые проводились оффлайн, в других интернет-медиа, исследования, которые не обозначили свою теоретическую базу и те, что содержали редко встречающиеся теории. В конечном итоге наш обзор включил 76 эмпирических исследований, опубликованных с 1999 по 2017 годы, предметом изучения которых было добровольное раскрытие личной информации пользователей социальных сетей. Мы выделили самые популярные теории в этих исследованиях: теория регулирования интимных признаний в межличностных отношениях (CPM), теория социального проникновения (SPT), теория социального обмена (SET), теория управления впечатлением (IM) и другие. Таблица 1 Теории, применяемые к изучению самораскрытия пользователей социальных сетей Количество упоминани й в статьях 23 Аббревиатура Название теории (англ./ рус.) Автор теории, год появления теории CPM Communication privacy management (теория регулирования интимных признаний в межличностных отношениях) Social penetration theory (теория социального проникновения) Social exchange theory (теория социального обмена) Impression management (управление впечатлением) Uses and gratification theory (теория использования и удовлетворения) Uncertainty reduction theory (теория снижения неопределенности) Social capital theory (теория социального капитала) Theory of reasoned action (теория аргументированного действия) Theory of planned behavior (теория запланированного поведения) Social information processing (теория обработки социальной информации) Hyperpersonal model (гиперличностная модель) Social contract theory (теория социального контракта) Social cognitive theory (социально-когнитивная теория) Privacy calculus theory (теория исчисления конфиденциальности) Functional theory of self-disclosure (функциональная теория самораскрытия) Petronio, 2002 20 15 10 9 9 8 7 7 7 SPT SET IM UG URT SCT TRA TPB SIP 5 5 4 4 2 HYP SConT SCogT PCT FT Altman & Taylor 1973 Homans 1958 Goffman 1959 Blumer & Katz 1974 Berger & Calabrese 1975 Bourdieu 1986 Fishbein & Ajzen 1980 Ajzen 1985 Walther 1992 Walther 1996 Macneil 1980 Bandura 1977 Laufer и Wolfe 1977 Derlega 1979 Большинство из представленных теорий имеют общую историю и некоторые схожие

принципы. Можно выделить 2 основные ветви развития теоретических представлений (рис.1). Первая линия продолжает традицию теории социального обмена (SET), применяя еѐ положения к онлайн-среде (здесь пока нет специально разработанной для онлайн-среды теории, скорее адаптируются прошлые концепции). Данные теории сосредоточены на отношениях и справедливом обмене между людьми. Во второй ветке внимание акцентируется на самопрезентации и характеристиках канала связи (интернет-коммуникации). Здесь можно выделить теорию обработки социальной информации, разработанную Йозефом Вальтером специально для онлайн-среды. Она строится на нескольких теориях, применявшихся задолго до появления Интернета: теории социального присутствия (SpresT), теории богатства медиавозможностей (MRT) и теории снижения неопределенности (URT). Рис 1. Развитие теорий, применяемых к изучению самораскрытия пользователей социальных сетей. Пояснения: *Expectancy value theory (EVT), **Social presence theory (SpresT), ***Media richness theory (MRT) Понимание онлайн-самораскрытия Мы выделили 15 наиболее популярных теорий, которые применяются для объяснения интернет-самораскрытия. В чистом виде о самораскрытии говорят 3 из них: SPT, FT и PCT. Таблица 2 Понимание онлайн-самораскрытия в разных теориях Аббрев иатура CPM  Понимание самораскрытия онлайн-пользователей Теория объясняет, как люди в процессе коммуникации управляют границами приватности (границы между частной и общественной информацией). Как только информация раскрыта, человек перестает быть единоличным обладателем этих данных, и участники коммуникации должны обговорить правила дальнейшего использования этой информации. Индивиды выбирают степень раскрытия информации в зависимости от собеседника, потенциальных выгод и возможных потерь. Правила раскрытия зависят от культуры (в каких-то культурах раскрытие

считается нормой, а в каких-то люди больше обеспокоены сохранением неприкосновенности частной жизни), гендера (считается, что женщины склонны больше раскрывать личную информацию, чем мужчины), межличностные мотивы (привлекательность, симпатия, тяга к взаимности, желание выговориться приводят людей к раскрытию), контекст и соотношение рисков/выгод. В социальных сетях желание делиться контентом зачастую вступает в конфликт с необходимостью защиты границ личной жизни. Все добавленные друзья пользователя становятся совладельцами любой информации, которую он публикует. SPT Теория объясняет развитие отношений двух людей (диады), которое сопровождается взаимным самораскрытием: от общих до более интимных тем. Раскрытие увеличивает доверие и близость между людьми и ведѐт к ещѐ большему раскрытию. Вознаграждение связано повышением симпатии, а затраты – с рисками потери конфиденциальности. И пока соотношение преимуществ и затрат будет устраивать обоих, отношения будут развиваться, а взаимное раскрытие – прогрессировать. SET Когда люди рассматривают социальный обмен, такой как обмен личной информацией в Интернете, они взвешивают затраты и выгоды от этой социальной сделки, чтобы решить, хотят ли они раскрывать информацию. Чем больше преимуществ ожидает пользователь, тем больше вероятность того, что он раскроет больше информации о себе. IM Подход рассматривает самопрезентацию как стратегическую деятельность по передаче впечатления о себе другим. Пользователи Facebook могут не только раскрывать своѐ настоящее «Я», но и представлять другим идеализированный образ себя, скрывая недостатки или подчеркивая социально значимые качества, такие как красота или профессия. UG Теория фокусируются на изучении мотивов и удовольствия от использования медиа. Уровень раскрытия пользователей может меняться в зависимости от мотива и цели использования социальной сети. Теория предполагает, что пользователи делятся информацией для достижения определенных целей (например, для получения удовольствия от социального одобрения). URT С точки зрения URT, люди просматривают чужие профили в социальных сетях, чтобы снизить неопределѐнность, то есть – больше узнать о человеке. Чем больше сокращается неопределенность между онлайн-собеседниками в результате обмена и получения информации, тем выше их способность прогнозировать будущее поведение друг друга, это увеличивает доверие и симпатию между ними и ведѐт к дальнейшему раскрытию [67]. SCT Социальный капитал – это накопленные полезные связи между людьми, а также их структура и сила. Было замечено, что заполненный профиль на Facebook положительно связан с количеством друзей [46]. Самораскрытие в социальной сети с точки зрения теория социального капитала рассматривается как инструмент для приобретения и поддержания взаимовыгодных связей. TRA Теория объясняет намерение людей делиться личной информацией. Человек действует рационально исходя из убеждения, что определѐнное поведение приведѐт к определѐнному результату. При этом желание самораскрываться зависит от «отношения к намерению» (от установок человека и его оценки этого действия) и от субъективных норм (восприятия индивидом, чего от него ожидают другие). Если человек оценивает раскрытие как позитивное (отношение к поведению) или думает, что значимые другие хотят, чтобы он раскрыл информацию (субъективная норма), это приведѐт к более высокому намерению (мотивации), и человек с большей вероятностью опубликует что-то личное. TPB Это расширенная модель ТРА с добавлением воспринимаемого поведенческого контроля (восприятие факторов, содействующих или препятствующих воплощению намерения). Было выделено 5 переменных, влияющих на намерение к онлайн-самораскрытию: воспринимаемая выгода, воспринимаемый риск, забота о конфиденциальности, воспринимаемый контроль и чувствительность личной информации. Обнаружено, что воспринимаемая выгода оказывает большее влияние на намерение делиться личной информацией [92]. HYP Компьютерно-опосредованная среда создаѐт благоприятные условия для выборочной самопрезентации и представления себя участникам коммуникации в идеализированном образе. Это обусловлено меньшим количеством невербальных сигналов сети, что позволяет участвовать в анонимных социальных интеракциях, фантазировать о собеседниках и испытывать более

сильные чувства и эмоции. Это позволяет людям с низкой социальной активностью в реальной жизни раскрывать больше личной информации в Сети. SIP Теория объясняет, как люди развивают и поддерживают отношения в компьютерноопосредованной среде. Она утверждает, что, когда пользователи имеют достаточно времени и мотивации для обмена социальной информацией, интернет-отношения с течением времени приближаются к тому же уровню развития, что и отношения, развиваемые оффлайн [67]. Теория делает акцент на самораскрытии пользователей в процессе интерактивных онлайн-практик (диалоги, общение), а не в процессе пассивных (раскрытие информации в профиле). SConT Теория рассматривает отношения между пользователем и социальной сетью в виде негласного договора о пользовании личной информацией. Социальный договор вступает в силу в любой момент, когда пользователь раскрывает личную информацию (идѐт на компромисс между затратами и выгодами от раскрытия) и нарушается, если информация собирается или передаѐтся третьим лицам без разрешения и ведома пользователя, или если ему не предоставляется возможности ограничивать распространение личных данных [23]. Прежде чем принять социальный контракт и создать профиль в социальной сети, пользователь должен быть уверены, что его конфиденциальность защищена [27]. SCogT Когда люди не знают, каким должен быть уровень самораскрытия в конкретной ситуации, они наблюдают за другими (за моделью поведения и его последствиями) и действуют похожим образом (научаются). Поведение регулируется подкреплением и предвиденными последствиями. Предвидя положительные результаты самораскрытия (например, социальные выгоды), они будут раскрывать информацию [77]. PCT Теория тесно связана с теорией социального обмена. Цена раскрытия информации о себе – конфиденциальность пользователя, и чем больше он заботится о своей конфиденциальности, тем менее вероятно самораскрытие. FT Согласно этой теории, люди выборочно раскрывают личную информацию, чтобы добиться определѐнной цели (например, получение социальных выгод). Выделяют 5 основных социальных выгод от раскрытия: 1) социальная валидация, 2) самовыражение, 3) развитие отношений, 4) выражение собственной позиции и 5) социальный контроль [10]. Большинство теорий рассматривают самораскрытие в социальной сети как процесс, связанный с оценкой затрат и выгод от раскрытия личной информации (SET, SPT, PCT, SConT, CPM, TRA, TPB). Такие теории, как социальная когнитивная теория (SCogT), теория аргументированного действия (TRA) и теория планового поведения (TPB) объясняют поведенческие намерения людей раскрывать личную информацию. Некоторые теории применяются при изучении мотивов самораскрытия пользователей (FT, UG), при этом функциональная теория самораскрытия (FT) основными мотивами раскрытия считает получение социальных выгод (увеличение доверия между людьми, развитие отношений, поиск друзей). Можно выделить схожие черты в понимании самораскрытия в разных теориях (Таблица 3). Таблица 3 Схожие подходы в понимании самораскрытия SET SConT CPM SPT PCT TPB TRA SCogT Самораскрытие как социальный обмен (контракт), в ходе которого сторонами взвешиваются риски и выгоды от раскрытия. Самораскрытие – осознанное действие, направленное на получение выгод (например, социального одобрения).

Самораскрытие зависит от целей и мотивов взаимодействия. UG FT Самораскрытие рассматривается как процесс, в результате URT которого между партнерами увеличивается доверие и симпатия. SPT Плюсы и минусы применения данных теорий к изучению самораскрытия в социальных сетях SET составляет базу многих теорий, изучающих самораскрытие, но основное еѐ внимание было сосредоточено не на самораскрытии, а на отношениях. Теория социального проникновения (SPT) применила основные положения SET к изучению самораскрытия в личной коммуникации. Она описала процесс построения отношений как взаимный процесс (обмен) и постепенный переход от поверхностного общения к более интимному. Позже теорию стали применять для изучения взаимодействия «один-к-одному» (например, в чатах) и «один ко многим» (в блогах и социальных сетях). Однако при применении SPT в контексте социальных сетей, могут возникнуть вопросы. Например, почему люди продолжают раскрывать информацию на личных страничках, если, к примеру, публичные сообщения в них не являются интимными и носят, в основном, развлекательный характер. Ограничением теории также может быть и то, что конечной целью самораскрытия не всегда является близость. Как и SPT, теория снижения неопределѐнности (URT) рассматривает процесс раскрытия информации как постепенное движение от незнания к знанию о собеседнике. Теория говорит о том, что увеличение количества информации (снижение неопределѐнности) увеличивает доверие и симпатию между партнѐрами и ведѐт к дальнейшему самораскрытию. Но здесь возникает некоторое противоречие: согласно URT у незнакомых людей будет возникать больше мотивации, чем у знакомых, снизить неопределѐнность. Поэтому в начале взаимодействия возникает намного больше вопросов. А согласно SPT, люди будут постепенно увеличивать объѐм раскрытой информации о себе, переходя от общей к более интимной информации (то есть на начальном этапе отношений вопросов будет возникать не так много). Возможно, URT способна лучше объяснить, почему пользователи раскрывают большое количество личной информации в профиле уже до начала отношений. Однако SPT может объяснить выбор настроек приватности профиля для разных типов аудитории (например, для друзей или незнакомцев) и степени чувствительности раскрываемой информации (интимность). К примеру, близким друзьям может быть доступна контактная информация, возраст, семейное положение, а малознакомым – город проживания и музыкальные пристрастия. Теория обработки социальной информации (SIP) утверждает, что при отсутствии вербальных и аудиальных сигналов, свойственных Интернет-сети, пользователи предпочитают уменьшать неопределенность в основном за счѐт интерактивных стратегий (собеседники задают личные вопросы друг другу, чтобы вызвать взаимное самораскрытие) [88]. C появлением социальных сетей расширились возможности для раскрытия личной информации, в связи с чем распространились пассивные стратегии снижения неопределенности (пользователи стали просматривать информацию и фотографии на страницах других людей). Тем не менее, приверженцы теории продолжают утверждать, что неопределенность в социальных сетях снижается в основном посредством интерактивных бесед с другими (диалоги, полилоги), а не за счѐт пассивных форм. С нашей точки зрения, было бы интересно сравнить использование интерактивных и пассивных практик самораскрытия в социальных сетях: уровень раскрытия людей в профиле и в диалогах. ТРА и еѐ расширенная версия TPB рассматривают намерение раскрыть информацию не только с точки зрения взвешивания рисков и выгод, но и с точки зрения субъективных норм

Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Контекст Х Х Методы Х FT PCT SCogT SConT HYP SIP TPB TRA SCT URT UG IM SET Х Х Шкалы для измерения самораскрыт Соц. сеть Dominick 1999 Zhang & Ling 2004 Schouten et al. 2007 Tufekci 2008 Walther et al. 2008 Fogel & Nehmad 2009 Sheldon 2009 Krasnova et al. 2009 Antheunis et al. 2010 Boyle & Johnson 2010 Kisilevich & Mansmann 2010 Krasnova et al. 2010 SPT Исследование CPM (предположения о мнении значимых других). Критика данных теорий (как и теорий Scog и UG) обычно исходит из того, что сложно разграничить намерение и привычку. В целом, группа теорий, базирующихся на SET, подвергается критике с той точки зрения, что люди не всегда рациональны в оценке вознаграждений и издержек от раскрытия личной информации. В некоторых исследованиях было обнаружено, что люди раскрывали информацию в социальных сетях даже когда чувствовали, что риски высоки [71]. Этот феномен был назван «парадокс конфиденциальности». Объясняется это тем, что риски могут восприниматься как что-то далекое, при этом выгоды доступны уже сейчас. Также существует эффект оптимистической предвзятости, согласно которому люди верят, что негативные события произойдут с кем-то другим. СРМ также основывается на положениях социального обмена (взвешивание затрат и выгод с последующим принятием решения о раскрытии информации). Данная теория помогает более системно объяснить самораскрытие в социальных сетях. Она утверждает, что на раскрытие частной информации влияют: культура, гендер, социальные мотивы, контекст, восприятие выгод и рисков. Как показали многие исследования, культура и гендер действительно оказывают влияние на самораскрытие [75][4], что доказывает состоятельность теории. Однако стоит понимать, что СРМ рассматривает понятие частной информации (private information), а не самораскрытие (self-disclosure). Различие заключается в том, что частная информация может быть как о себе, так и о других. Одной из задач нашей работы является исследование применения популярных теорий на практике. Ниже представлены все исследования, вошедшие в обзор (таблица 4). Мы расположили их в хронологическом порядке, чтобы можно было отследить пики популярности определѐнных теорий. Теории расположены слева-направо в порядке убывания популярности. Справа показаны название социальной сети, метод сбора данных, авторские шкалы для измерения самораскрытия и контекст, в котором оно изучалось (профиль, стена, диалоги, настройки приватности, фотографии). др. др. др. F и др. F F и др. F др. др. др. др. к о о о оэ о о о о к к п с д п с нп д п пд п п WG76 M83, J71 S06, DH04 PF96 WG76 — F и др. о пдс — F о п — F др. F F и др. F и др. F др. F и др. F F F о о ок о к к о о о о о н п п д п п сд п с п п DH06 WG76, W78 WG76 К09 WG76, W78 — Х Lo & Riemenschneider 2010 McKnight 2010 Mesch & Beker 2010 Mehdizadeh 2010 Posey et al. 2010 Raacke & Raacke 2010 Thotho 2010 Bateman et al. 2011 Chen & Sharma 2011 Park et al. 2011 Stutzman et al. 2011 Veltri et al. 2011 Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х

Waters & Ackerman 2011 Cynthia et al. 2012 Х Krasnova et al. 2012 Lee 2012 Special & Li-Barbe 2012 Thompson 2012 Zhao et al. 2012 (а) Zhao et al. 2012 (б) Chen 2013 Kisekka et al. 2013 Litt 2013 Sheldon 2013 Trepte & Reinecke 2013 Wang & Stefanone 2013 Bazarova & Choi 2014 Chang & Chen 2014 Chang & Heo 2014 Hollenbaugh & Ferris 2014 Jordán-Conde et al. 2014 Х Kim et al. 2014 Limperos et al. 2014 Lin et al. 2014 Liu & Brown 2014 Min &Kim 2014 Sheldon & Pecchioni 2014 Zlatolas et al. 2014 Almakrami 2015 Cheung et al. 2015 Gupta & Dhami 2015 Gool et al. 2015 Hollenbaugh & Ferris 2015 Koohikamali et al. 2015 Li et al. 2015 Malik et al. 2015 Shibchurn, & Yan 2015 Sun et al. 2015 Taneja & Chennamaneni 2015 Utz 2015 Aharony 2016 Al-Kandari et al. 2016 Al-Saggaf 2016 Chen & Beaudoin 2016 Crabtree & Pillow 2016 Green et al. 2016 Huang 2016 Kim et al. 2016 Masur & Scharkow 2016 Tzortzaki et al. 2016 Valk et al. 2016 Vogel et al. 2016 Wang et al. 2016 Hallam & Zanella 2017 Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х F оэ п ММS07 F F F F др. FR F и др. F F и др. F F и др. F F F F F о о о о о о о о о о о о о о о о пд п п п м д п н н д пдс м сд м п с WG76 WG76, T10 Xu09 K10 PF96, AT73 МBA83 WG76 B12 Z12 W78, AT73 F ик о о э к о о о п W78 с п с ф п сд P09 G50, MBA83 L11 PF96 п п К09 WG76, W78 F F F F о и н о о о о п н п с К10 W78 др. R F др. др. F о ок о о о о м псн ф п м н AT73 L09, Stef09 Xu09 WG76, W78 др. F др. F F F F F др. F F F F F др. о о о и к о о о ок о о о о к о сд п ф нп ф фс д д ф с пс н д с п МBA83 WG76, W78 Sch07 WG76 МBA83 К10, S11 WG76, M04 F F Х Х Х Х Х Х Х L08 Х Х Х Х Х с Х Х Х Х Х о др. F F R F F Х Х F Х

Обозначения Название социальной сети: F – Facebook, R – Renren, ДР. – другие социальные сети. Методы: О – опрос, К – контент-анализ, Э – эксперимент, И — интервью; Контекст: П – профиль, С – стена, Д – диалоги, Ф – фотографии на странице и в качестве аватара, Н – наст приватности, М – местоположение. Шкалы для измерения самораскрытия: Altman & Taylor 1973, Barak and Gluck-Ofri 2007, Bazarova 2 Cozby 1973, Derlega et al. 1993, Dinev & Hart 2004, Dinev & Hart 2006, Guttman 1950, Hollenbaugh & Ferry 2014, Jourard 1971, Krasnova 2 Krasnova 2010, Lee 2009, Malhotra 2004, Mazer, Murphy & Simonds 2007, Miller 1983, Park 2009, Park & Floyd 1996, Posey 2010, Schouten Stefanone & Lackaff 2009, Stutzman 2006, Stutzman 2011, Taraszow 2010, Wheeless 1978, Wheeless and Grotz 1976, Xu 2009, Zhou 2012. 16 исследований изучало самораскрытие в диалогах. В половине случаев для этого использовалась теория SPT, что нам кажется вполне оправданным (SPT хорошо объясняет раскрытие в диалоге). Так как информации в личной переписке является конфиденциальной, единственным способом измерить самораскрытие в ней является опрос. Поэтому в рамках данной теории он встречается как основной метод. Таблица 5 Контекст изучения самораскрытия в социальных сетях (число упоминаний) Профиль Стена Диалоги Настойки приватности Итого 37 18 16 9 Фото Местоположение 6 5 37 исследований изучало раскрытие личной информации в профиле пользователей социальных сетей и 19 – информацию на стене профиля. В 18 случаях для этого применялась теория CPM, в 15 – SPT, в 13 – SET. Теории использовались как по отдельности, так и в сочетании друг с другом. Стена и профиль – это публичное пространство, в котором коммуникация происходит по типу «один-ко-многим». Поэтому применение CPM здесь вполне оправдано: теория рассматривает границы между публичной и частной информацией. SET объясняет взвешивание затрат и выгод публичного самораскрытия (к примеру, кража данных или социальное одобрение), поэтому его применение также оправдано. Однако не совсем понятно применение SPT, так как она разрабатывалась для объяснения диадического общения. Примером использования SPT может быть исследование [76], в котором изучался уровень раскрытия на основе типов информации в профиле американских и кенийских пользователей в Facebook. Уникальность теории в том, что она позволяет теоретически разделить информацию на более и менее чувствительную для раскрывающегося, это может измеряться как количество и степень интимности информации в профиле. Хотя эта теория и не разрабатывалась для коммуникации «один-ко-многим», она применяется и трансформируется для объяснения самораскрытия в любом контексте. 9 исследований изучали самораскрытие в зависимости от настроек приватности. В 5 случаях применялась всѐ та же CPM, в 4 – SET, в 3 – SPT. CPM может хорошо объяснить использование настроек приватности как правила, которые человек периодически устанавливает для ограничения количества личной информации, доступной разным категориям людей (друзья, друзья друзей, незнакомец). А это один из основных способов защиты личной информации, существующих в социальных сетях. В целом самым популярным методом исследования самораскрытия был опрос (65), который применялся для изучения самораскрытия в профиле (28), публикациях на стене (18) и диалогах (15). Но так как он представляет собой форму самоотчѐта и не исключает субъективности опрашиваемого, то для исследования самораскрытия в профиле или в публикациях на стене предпочтительнее использовать контент-анализ (как более объективный) или сочетание нескольких методов. Таблица 6 Методы изучения самораскрытия в социальных сетях (число упоминания)

Опрос Контент-анализ Итого 65 12 Эксперимент 3 Интервью 3 Выводы Рассмотрев 76 эмпирических исследований, мы выделили 15 самые популярные теории, объясняющих самораскрытие в социальных сетях: CPM (23 упоминания), SPT (20 упоминаний), SET (15 упоминаний), IM (10) и другие. Мы разделили их на 2 основных направления: группа теорий, основанных на SET и теории, которые касались коммуникационных сред (так называемые «cues filtered-out theories»). Лишь 3 теории из рассмотренного списка разрабатывались для изучения самораскрытия: SPT, FT и PCT (остальные теории адаптировались для этих целей). Большинство теорий рассматривают самораскрытие в социальной сети как процесс, связанный с оценкой затрат и выгод от раскрытия личной информации (SET, SPT, PCT, SConT, CPM, TRA, TPB). Такие теории, как SCogT, TRA и TPB объясняют поведенческие намерения людей раскрывать личную информацию. Некоторые теории применяются при изучении мотивов самораскрытия пользователей (FT, UG). Объединяя все подходы, самораскрытие можно рассматривать как социальный обмен (контракт), в ходе которого сторонами оцениваются риски и выгоды (например, социальное одобрение или потеря конфиденциальности). Самораскрытие зависит от целей и мотивов взаимодействия, и зачастую увеличивает доверие и симпатию. Наиболее широкое представление о факторах, влияющих на самораскрытие, даѐт CPM. Она учитывает факторы культуры, гендера, социальных мотивов, контекста, восприятия выгод и рисков. Основное применение теории – изучение самораскрытия в профиле социальных сетей и на стене пользователя (то есть в коммуникации по типу «один-комногим»). Однако CPM акцентирует внимание именно на управлении границами приватности, не рассматривая причины и глубину самораскрытия. Это рассматривает вторая по популярности теория – SPT. Несмотря на то, что она разрабатывалась для объяснения диадического общения, теория также применяется для изучения коммуникации «один-комногим»: позволяет измерять уровень и степень интимности информации в профиле. Теория может объяснить выбор настроек приватности профиля для разных типов аудитории (например, для друзей или незнакомцев) и степени чувствительности раскрываемой информации (интимность). Однако SPT не может объяснить, почему люди продолжают раскрывать информацию на личных страничках, если публичные сообщения в них не являются интимными и носят развлекательный характер. В этом случае наряду с SPT необходимо применять функциональную теорию самораскрытия (FT), которая учитывает мотивы раскрытия информации. В целом, CPM и SPT, как базирующихся на SET, могут подвергаться критике с той точки зрения, что люди не всегда верно оценивают соотношение вознаграждений и рисков, связанных с раскрытием личной информации («парадокс конфиденциальности»): риски могут восприниматься как что-то далекое, а выгоды – близкое и доступное. Также людям может казаться, что негативные события произойдут с кем-то другим («теория оптимистической предвзятости»), а не с ними. Наше исследование систематизирует теоретические подходы к изучению онлайнсамораскрытия, показывает сильные и слабые стороны популярных концепций, и может служить отправной точкой для будущих исследований в этой области. Многие рассмотренные нами теории имеют довольно схожее представление о самораскрытии, по нашему мнению, стоит двигаться в сторону интеграции этих идей. Основными направлениями развития, которые способны объединить отдельные концепции, могут стать CPM и SPT.

Также в дальнейшем исследователям при изучении самораскрытия в профиле или в публикациях на стене следует использовать контент-анализ (как более объективный) или сочетание нескольких методов. Литература 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. Aharony N. Relationships among attachment theory, social capital perspective, personality characteristics, and Facebook self-disclosure //Aslib Journal of Information Management. – 2016. – Т. 68. – №. 3. – С. 362-386. Ajzen I., Fishbein M. Understanding attitudes and predicting social behaviour. – 1980. Al-Kandari A., Melkote S. R., Sharif A. Needs and motives of Instagram users that predict selfdisclosure use: A case study of young adults in Kuwait //Journal of Creative Communications. – 2016. – Т. 11. – №. 2. – С. 85-101. Almakrami H. A. A. Online self-disclosure across cultures: A study of Facebook use in Saudi Arabia and Australia. 2015. Al‐ Saggaf Y. An exploratory study of attitudes towards privacy in social media and the threat of blackmail: The views of a group of Saudi women //The Electronic Journal of Information Systems in Developing Countries. – 2016. – Т. 75. – №. 1. – С. 1-16. Altman I., Taylor D. Social penetration theory //New York: Holt, Rinehart & Mnston. – 1973. Antheunis M. L., Valkenburg P. M., Peter J. Getting acquainted through social network sites: Testing a model of online uncertainty reduction and social attraction // Computers in Human Behavior. – 2010. – Т. 26. – №. 1. – С. 100-109. Barak A., Gluck-Ofri O. Degree and reciprocity of self-disclosure in online forums // CyberPsychology & Behavior. – 2007. – Т. 10. – №. 3. – С. 407–417. Bateman P. J., Pike J. C., Butler B. S. To disclose or not: Publicness in social networking sites //Information Technology & People. – 2011. – Т. 24. – №. 1. – С. 78-100. Bazarova N. N., Choi Y. H. Self-disclosure in social media: Extending the functional approach to disclosure motivations and characteristics on social network sites //Journal of Communication. – 2014. – Т. 64. – №. 4. – С. 635-657. Bonds-Raacke J., Raacke J. MySpace and Facebook: Identifying dimensions of uses and gratifications for friend networking sites //Individual differences research. – 2010. – Т. 8. – №. 1. Berger, C. R. and Calabrese, R. J. 1975. Some explorations in initial interaction and beyond: Toward a developmental theory of interpersonal communication. Human Communication Research. – С. 99–112. Bourdieu P. The forms of capital (English version) //Handbook of theory and research for the sociology of education. – 1986. – С. 241-258. Boyd, D.M., Ellison N. B. Social network sites: Definition, history, and scholarship //Journal of computer‐ mediated Communication. – 2007. – Т. 13. – №. 1. – С. 210230. Boyle K., Johnson T. J. MySpace is your space? Examining self-presentation of MySpace users //Computers in Human Behavior. – 2010. – Т. 26. – №. 6. – С. 1392-1399. Chang C. W., Heo J. Visiting theories that predict college students‟ self-disclosure on Facebook //Computers in Human Behavior. – 2014. – Т. 30. – С. 79-86. Chen H., Beaudoin C. E. An empirical study of a social network site: Exploring the effects of social capital and information disclosure //Telematics and Informatics. – 2016. – Т. 33. – №. 2. – С. 432-435. Chen R. Living a private life in public social networks: An exploration of member selfdisclosure //Decision Support Systems. – 2013. – Т. 55. – №. 3. – С. 661-668. Chen R., Sharma S. K. Self-disclosure at social networking sites: An exploration through relational capitals //Information Systems Frontiers. – 2013. – Т. 15. – №. 2. – С. 269-278.

20. 21. 22. 23. 24. 25. 26. 27. 28. 29. 30. 31. 32. 33. 34. 35. 36. 37. 38. 39. 40. Cheung C., Lee Z. W. Y., Chan T. K. H. Self-disclosure in social networking sites: the role of perceived cost, perceived benefits and social influence // Internet Research. – 2015. – Т. 25. – №. 2. – С. 279-299. Cozby P. C. Self-disclosure: a literature review // Psychological bulletin. – 1973. – Т. 79. – №. 2. – С. 73. Crabtree M. A., Pillow D. R. Extending the Dual Factor Model of Facebook Use: Social motives and network density predict Facebook use through impression management and open self-disclosure // Personality and Individual Differences. – 2017. Culnan M. J. Consumer awareness of name removal procedures: Implications for direct marketing //Journal of Interactive Marketing. – 1995. – Т. 9. – №. 2. – С. 10-19. Daft R. L., Lengel R. H. Organizational information requirements, media richness and structural design //Management science. – 1986. – Т. 32. – №. 5. – С. 554-571. Derlega V. J., Metts, S., Petronio, S., & Margulis, S. T. Sage series on close relationships. Self-disclosure. – 1993. Dominick J. R. Who do you think you are? Personal home pages and self-presentation on the World Wide Web //Journalism & Mass Communication Quarterly. – 1999. – Т. 76. – №. 4. – С. 646-658. Fogel J., Nehmad E. Internet social network communities: Risk taking, trust, and privacy concerns //Computers in human behavior. – 2009. – Т. 25. – №. 1. – С. 153-160. Goffman E. The presentation of self in everyday life. 1959 //Garden City, NY. – 2002. Green T. et al. Social anxiety, attributes of online communication and self-disclosure across private and public Facebook communication //Computers in Human Behavior. – 2016. – Т. 58. – С. 206-213. Gupta A., Dhami A. Measuring the impact of security, trust and privacy in information sharing: A study on social networking sites //Journal of Direct, Data and Digital Marketing Practice. – 2015. – Т. 17. – №. 1. – С. 43-53. Hallam C., Zanella G. Online self-disclosure: The privacy paradox explained as a temporally discounted balance between concerns and rewards //Computers in Human Behavior. – 2017. – Т. 68. – С. 217-227. Hollenbaugh E. E., Ferris A. L. Facebook self-disclosure: Examining the role of traits, social cohesion, and motives //Computers in Human Behavior. – 2014. – Т. 30. – С. 50-58. Hollenbaugh E. E., Ferris A. L. Predictors of honesty, intent, and valence of Facebook selfdisclosure //Computers in Human Behavior. – 2015. – Т. 50. – С. 456-464. Homans G. C. Social behavior as exchange //American journal of sociology. – 1958. – Т. 63. – №. 6. – С. 597-606 Huang H. Y. Examining the beneficial effects of individual’s self-disclosure on the social network site //Computers in human behavior. – 2016. – Т. 57. – С. 122-132. Jordán-Conde Z., Mennecke B., Townsend A. Late adolescent identity definition and intimate disclosure on Facebook //Computers in Human Behavior. – 2014. – Т. 33. – С. 356-366. Katz, E., Blumler, J. G. and Gurevitch, M. 1974. “Utilization of mass communication by the individual”. In The uses of mass communications: Current perspectives on gratifications research, Edited by: Blumler, J. G. and Katz, E. 19–32. Beverly Hills: Sage. Kim E. et al. Predicting selfie-posting behavior on social networking sites: An extension of theory of planned behavior //Computers in Human Behavior. – 2016. – Т. 62. – С. 116-123. Kim J. Y., Chung N., Ahn K. M. Why people use social networking services in Korea: The mediating role of self-disclosure on subjective well-being //Information Development. – 2014. – Т. 30. – №. 3. – С. 276-287. Kisekka V., Bagchi-Sen S., Rao H. R. Extent of private information disclosure on online social networks: An exploration of Facebook mobile phone users //Computers in human behavior. – 2013. – Т. 29. – №. 6. – С. 2722-2729.

41. 42. 43. 44. 45. 46. 47. 48. 49. 50. 51. 52. 53. 54. 55. 56. 57. 58. 59. 60. Kisilevich S., Mansmann F. Analysis of privacy in online social networks of runet //Proceedings of the 3rd international conference on Security of information and networks. – ACM, 2010. – С. 46-55. Koohikamali M., Gerhart N., Mousavizadeh M. Location disclosure on LB-SNAs: The role of incentives on sharing behavior //Decision Support Systems. – 2015. – Т. 71. – С. 78-87. Krasnova H., Kolesnikova E., Guenther O. » It won’t happen to me!»: self-disclosure in online social networks. – 2009. Krasnova H. et al. Online social networks: Why we disclose //Journal of Information Technology. – 2010. – Т. 25. – №. 2. – С. 109-125. Krasnova H., Veltri N. F., Günther O. Self-disclosure and privacy calculus on social networking sites: The role of culture //Business & Information Systems Engineering. – 2012. – Т. 4. – №. 3. – С. 127-135. Lampe C. A. C., Ellison N., Steinfield C. A familiar face (book): profile elements as signals in an online social network //Proceedings of the SIGCHI conference on Human factors in computing systems. – ACM, 2007. – С. 435-444. Lea M., Spears R. Computer-mediated communication, de-individuation and group decisionmaking //International journal of man-machine studies. – 1991. – Т. 34. – №. 2. – С. 283-301. Lee E. B. Young, black, and connected: Facebook usage among African American college students //Journal of Black Studies. – 2012. – Т. 43. – №. 3. – С. 336-354. Li-Barber K. T. Self-disclosure and student satisfaction with Facebook //Computers in Human behavior. – 2012. – Т. 28. – №. 2. – С. 624-630. Li K., Lin Z., Wang X. An empirical analysis of users‟ privacy disclosure behaviors on social network sites //Information & management. – 2015. – Т. 52. – №. 7. – С. 882-891. Limperos A. M. et al. “It‟s Not Who You Know, but Who You Add:” An investigation into the differential impact of friend adding and self-disclosure on interpersonal perceptions on Facebook //Computers in Human Behavior. – 2014. – Т. 35. – С. 496-505. Lin H., Tov W., Qiu L. Emotional disclosure on social networking sites: The role of network structure and psychological needs //Computers in Human Behavior. – 2014. – Т. 41. – С. 342350. Litt E. Understanding social network site users‟ privacy tool use //Computers in Human Behavior. – 2013. – Т. 29. – №. 4. – С. 1649-1656. Liu D., Brown B. B. Self-disclosure on social networking sites, positive feedback, and social capital among Chinese college students //Computers in Human Behavior. – 2014. – Т. 38. – С. 213-219. Lo J., Riemenschneider C. K. An Examination of Privacy Concerns and Trust Entities in Determining Willingness to Disclose Personal Information on a Social Networking Site //AMCIS. – 2010. – С. 46. Malik A., Dhir A., Nieminen M. Uses and gratifications of digital photo sharing on Facebook //Telematics and Informatics. – 2016. – Т. 33. – №. 1. – С. 129-138. Masur P. K., Scharkow M. Disclosure management on social network sites: Individual privacy perceptions and user-directed privacy strategies //Social Media+ Society. – 2016. – Т. 2. – №. 1. McKnight D. H., Lankton N., Tripp J. Social networking information disclosure and continuance intention: A disconnect //System Sciences (HICSS), 2011 44th Hawaii International Conference on. – IEEE, 2011. – С. 1-10. Mehdizadeh S. Self-presentation 2.0: Narcissism and self-esteem on Facebook //Cyberpsychology, behavior, and social networking. – 2010. – Т. 13. – №. 4. – С. 357-364. Mesch G. S., Beker G. Are norms of disclosure of online and offline personal information associated with the disclosure of personal information online? //Human Communication Research. – 2010. – Т. 36. – №. 4. – С. 570-592.

61. 62. 63. 64. 65. 66. 67. 68. 69. 70. 71. 72. 73. 74. 75. 76. 77. 78. 79. 80. Min J., Kim B. How are people enticed to disclose personal information despite privacy concerns in social network sites? The calculus between benefit and cost //Journal of the Association for Information Science and Technology. – 2015. – Т. 66. – №. 4. – С. 839-857. Palmieri C. et al. The Facebook Phenomenon: Online Self-Disclosure and Uncertainty Reduction //China Media Report Overseas. – 2012. – Т. 8. – №. 3. Park N., Jin B., Jin S. A. A. Effects of self-disclosure on relational intimacy in Facebook //Computers in Human Behavior. – 2011. – Т. 27. – №. 5. – С. 1974-1983. Petronio S. Boundaries of privacy //State University of New York Press, Albany, NY. – 2002. Posey C. et al. Proposing the online community self-disclosure model: the case of working professionals in France and the UK who use online communities //European Journal of Information Systems. – 2010. – Т. 19. – №. 2. – С. 181-195. Schouten A. P., Valkenburg P. M., Peter J. Precursors and underlying processes of adolescents’ online self-disclosure: Developing and testing an “Internet-attribute-perception” model //Media Psychology. – 2007. – Т. 10. – №. 2. – С. 292-315. Sheldon P. » I’ll poke you. You’ll poke me!» Self-disclosure, social attraction, predictability and trust as important predictors of Facebook relationships //Cyberpsychology: Journal of Psychosocial Research on Cyberspace. – 2009. – Т. 3. – №. 2. Sheldon P. Examining gender differences in self-disclosure on Facebook versus face-to-face //The Journal of Social Media in Society. – 2013. – Т. 2. – №. 1. Sheldon P., Pecchioni L. Comparing relationships among self-disclosure, social attraction, predictability and trust in exclusive Facebook and exclusive face-to-face relationships //American Communication Journal. – 2014. – Т. 16. – №. 2. – С. 1-14. Shibchurn J., Yan X. Information disclosure on social networking sites: An intrinsic–extrinsic motivation perspective //Computers in Human Behavior. – 2015. – Т. 44. – С. 103-117. Taddicken M. The „privacy paradox‟in the social web: The impact of privacy concerns, individual characteristics, and the perceived social relevance on different forms of selfdisclosure //Journal of Computer-Mediated Communication. – 2014. – Т. 19. – №. 2. – С. 248273. Stutzman F., Capra R., Thompson J. Factors mediating disclosure in social network sites //Computers in Human Behavior. – 2011. – Т. 27. – №. 1. – С. 590-598. Sun Y. et al. Location information disclosure in location-based social network services: Privacy calculus, benefit structure, and gender differences //Computers in Human Behavior. – 2015. – Т. 52. – С. 278-292. Chennamaneni A., Taneja A. Communication privacy management and self-disclosure on social media-a case of Facebook. – 2015. Thompson A. W. To Post or Not to Post: An Examination of Gender Differences in Undergraduates’ Self-Disclosure on Facebook. – Liberty University, 2012. Thotho S. W. Information Disclosure on Facebook: A content Analysis of American and Kenyan user profiles. – 2010. Trepte S., Reinecke L. The reciprocal effects of social network site use and the disposition for self-disclosure: A longitudinal study //Computers in human behavior. – 2013. – Т. 29. – №. 3. – С. 1102-1112. Tsay-Vogel M., Shanahan J., Signorielli N. Social media cultivating perceptions of privacy: A 5-year analysis of privacy attitudes and self-disclosure behaviors among Facebook users //new media & society. – 2018. – Т. 20. – №. 1. – С. 141-161. Tufekci Z. Can you see me now? Audience and disclosure regulation in online social network sites //Bulletin of Science, Technology & Society. – 2008. – Т. 28. – №. 1. – С. 20-36. Tzortzaki E. et al. Self-disclosure, Privacy concerns and Social Capital benefits interaction in FB: A case study //Proceedings of the 20th Pan-Hellenic Conference on Informatics. – ACM, 2016. – С. 32.

81. 82. 83. 84. 85. 86. 87. 88. 89. 90. 91. 92. 93. 94. 95. 96. Utz S. The function of self-disclosure on social network sites: Not only intimate, but also positive and entertaining self-disclosures increase the feeling of connection //Computers in Human Behavior. – 2015. – Т. 45. – С. 1-10. Van Gool E. et al. To share or not to share? Adolescents‟ self-disclosure about peer relationships on Facebook: An application of the Prototype Willingness Model //Computers in Human Behavior. – 2015. – Т. 44. – С. 230-239. Van der Valk R. V. R. et al. Feeling Safe? Privacy controls and Online DIS-Closure Behavior //ECIS. – 2016. – С. 51. Veltri N. F., Krasnova H., Elgarah W. Online Disclosure and Privacy Concerns: A Study of Moroccan and American Facebook Users //AMCIS. – 2011. Walther J. B. Interpersonal effects in computer-mediated interaction: A relational perspective //Communication research. – 1992. – Т. 19. – №. 1. – С. 52-90. Walther J. B. Computer-mediated communication: Impersonal, interpersonal, and hyperpersonal interaction //Communication research. – 1996. – Т. 23. – №. 1. – С. 3-43. Walther J. B. et al. The role of friends‟ appearance and behavior on evaluations of individuals on Facebook: Are we known by the company we keep? //Human communication research. – 2008. – Т. 34. – №. 1. – С. 28-49. Walther, J.B.: Social Information Processing Theory (CMC) // The International Encyclopedia of Interpersonal Communication, First Edition. Edited by Charles R. Berger and Michael E. Roloff. © 2016 John Wiley & Sons, Inc. Published 2016 by John Wiley & Sons, Inc. Wang S. S., Stefanone M. A. Showing off? Human mobility and the interplay of traits, selfdisclosure, and Facebook check-ins //Social Science Computer Review. – 2013. – Т. 31. – №. 4. – С. 437-457. Wang Y. C., Burke M., Kraut R. Modeling self-disclosure in social networking sites //Proceedings of the 19th ACM Conference on Computer-Supported Cooperative Work & Social Computing. – ACM, 2016. – С. 74-85. Waters S., Ackerman J. Exploring privacy management on Facebook: Motivations and perceived consequences of voluntary disclosure //Journal of Computer‐ Mediated Communication. – 2011. – Т. 17. – №. 1. – С. 101-115. Xu F., Michael K., Chen X. Factors affecting privacy disclosure on social network sites: an integrated model //Electronic Commerce Research. – 2013. – Т. 13. – №. 2. – С. 151-168. Zhang Y., Ling Q. SNS as Intimacy Zone: Social Intimacy, Loneliness, and Self-disclosure on SNS //Global Media Journal. – 1970. – Т. 13. – №. 25. Zhao L., Lu Y., Gupta S. Disclosure intention of location-related information in location-based social network services //International Journal of Electronic Commerce. – 2012. – Т. 16. – №. 4. – С. 53-90. Zhao C., Hinds P., Gao G. How and to whom people share: the role of culture in self-disclosure in online communities //Proceedings of the ACM 2012 conference on Computer Supported Cooperative Work. – ACM, 2012. – С. 67-76. Zlatolas L. N. et al. Privacy antecedents for SNS self-disclosure: The case of Facebook //Computers in Human Behavior. – 2015. – Т. 45. – С. 158-167.

Самораскрытие — Вики

Самораскрытие — процесс коммуникации, в котором человек раскрывает информацию о себе кому-либо. Информация может быть описательной или оценочной, может включать в себя мысли, чувства, цели, неудачи, успехи, страхи и мечты, как и свои симпатию, антипатию, привязанность[1].

Теория социального проникновения утверждает о двух измерениях самораскрытия: ширине и глубине. Оба являются решающими в развитии личных отношений. Диапазон тем в диалоге называется шириной раскрытия. Степень интимности информации называется глубиной раскрытия. В начале общения ширина раскрытия раскрывается легче благодаря более доступным темам; она состоит из внешних слоёв личности и повседневной жизни, занятий и увлечений. Глубину сложнее достичь, она включает в себя болезненные воспоминания и черты, которые мы не желаем раскрывать при людях. Мы раскрываем себя до конца и говорим о больших темах с супругами и любимыми[2][3].

Самораскрытие — важная часть интимных отношений, которая не может быть достигнута без него. Взаимное и соответствующее самораскрытие ожидаются. Самораскрытие может быть доступно с помощью анализа затрат и вознаграждений, которые могут быть дополнительно разъяснены теорией социального обмена. Больший объём самораскрытия происходит в начале раскрытия отношений, но самое интимное раскрытие появляется позже.

В интимных отношениях

Теория социального проникновения

Теория социального проникновения утверждает, что развитие отношений близко связанно с систематическими изменениями в общении. Отношения в основном начинаются с обмена поверхностной информацией и постепенно становятся более значительными предложениями. В порядке развития более глубоких отношений партнёры должны увеличивать ширину и глубину беседы. Ширина включает в себя количество тем для разговора, а глубина включает в себя личное значение этих бесед.

Психологи Ирвин Олтмэн и Дэлмас Тейлор используют клин, чтобы наглядно объяснить теорию. В таком случае, начало отношений представляется узким и мелким клином, потому что лишь некоторые темы затрагиваются. Однако общение продолжается, и клин становится шире и глубже, затрагивая большие темы. Клин должен проехать через три «уровня», чтобы интимность общения развилась. Во-первых, это поверхностная «болтовня», когда собеседники делятся небольшой информацией о себе. Следующий уровень интимный, с увеличивающейся шириной и глубиной, более личными деталями. Третий уровень самый интимный, где раскрывается самая личная информация.

Интимные отношения развиваются, только если оба партнёра участвуют во взаимном раскрытии. Отношения не будут развиваться, если один из собеседников продолжает выдавать поверхностную информацию. Взаимность должна быть постепенной и соответствовать интимности раскрытия партнёра. Слишком быстрое, слишком близкое раскрытие создаёт дисбаланс в отношениях, который может причинять дискомфорт. Последовательный процесс разнится от отношений к отношениям, может зависеть от партнёра, с которым человек общается.

Взаимность и интимные отношения

Взаимность — это позитивный ответ от персоны, с которой делятся информацией, при этом человек, получивший раскрытие, раскрывает себя в ответ. Самораскрытие обычно влияет на то, захотят ли два человека снова взаимодействовать. Исследование показало, что когда один человек рассказывает о себе, собеседник более расположен к самораскрытию. Процесс начинается с передачи личной информации от одного партнёра к другому. В ответ собеседник расскажет что-нибудь по содержанию первого раскрытия, передав степень понимания и доверия сказанному.

Исследование обнаружило, что люди, рассматривающие себя хорошо раскрытыми, скорее всего, будут лучше выявлять раскрытие от тех, с кем они взаимодействуют. Три теории описывают взаимность: гипотеза социального притяжения-доверия, теория социального обмена и правило взаимного обмена. В гипотезе социального притяжения-доверия говорится, что люди раскрывают друг другу, потому что считают, что тот, кто им раскрылся, любит и доверяет им. Теория социального обмена объясняет, что люди пытаются поддерживать равенство в самораскрытии, потому что дисбаланс в этом делает их неудобными. Третье объяснение, норма взаимности, утверждает, что взаимное раскрытие является социальной нормой, и нарушение этого причиняет человеку дискомфорт.

Существует два типа взаимности: обратная взаимность и расширенная взаимность. Поворот — это когда партнёры немедленно раскрывают друг друга и расширяются, когда раскрытие информации происходит в течение определённого периода времени, когда один из партнёров может быть единственным, кто раскрывает, а другой просто слушает. Показано, что те, кто в свою очередь принимают взаимность, больше похожи на своих партнёров по взаимодействию, чем те, кто участвует в расширенной взаимности. Также показано, что приём партнёров также кажется более близким и похожим друг на друга, а другой компании больше, чем расширенные пары. Это можно объяснить гипотезой социальной привлекательности-доверия, потому что партнёры воспринимают раскрывателя как привлекательного и доверяют им, потому что они раскрывают личную информацию. Те, кто участвует в расширенной взаимности, зависят от теории социального обмена и нормы взаимности, которая может объяснить более низкую степень симпатии. Поскольку расширенные взаимные ограничения ограничивают взаимное раскрытие информации, это создаёт дисбаланс в раскрытии, который нарушает обе эти теории.[4] Тем не менее, люди обычно сообщают, что они сами раскрывают больше, чем другой партнёр. Это называется воспринимаемой взаимностью партнёров, и это важно для процесса самораскрытия при развитии отношений.

См. также

Примечания

  1. Ignatius, Emmi; Marja Kokkonen. Factors contributing to verbal self-disclosure (неопр.) // Nordic Psychology. — 2007. — Т. 59, № 4. — С. 362—391. — doi:10.1027/1901-2276.59.4.362.
  2. Tolstedt, Betsy E.; Joseph P. Stokes. Self-disclosure, Intimacy, and the Depenetration Process (англ.) // Journal of Personality and Social Psychology : journal. — 1984. — Vol. 46, no. 1. — P. 84—90. — doi:10.1037/0022-3514.46.1.84.
  3. Altman, I., & Taylor, D. A. (1973). Social penetration: The development of interpersonal relationships. — New York : Holt, Rinehart & Winston.
  4. Sprecher, S., Treger, S., Wondra, J. D., Hilaire, N., & Wallpe, K. Taking turns: Reciprocal self-disclosure promotes liking in initial interactions. (англ.) // Journal of Experimental Social Psychology (англ.)русск. : journal. — 2013. — Vol. 49. — P. 860—866. — doi:10.1016/j.jesp.2013.03.017.

6.4 Самораскрытие и межличностное общение — общение в реальном мире

Цели обучения

  1. Определите самораскрытие.
  2. Объясните связь между теорией социального проникновения, теорией социального сравнения и самораскрытием.
  3. Обсудите процесс самораскрытия, включая то, как мы принимаем решения о том, что, где, когда и как раскрывать.
  4. Объясните, как самораскрытие влияет на отношения.

Вы когда-нибудь говорили слишком много на первом свидании? На собеседовании? Профессору? Вы когда-нибудь публиковали что-то в Facebook только для того, чтобы потом вернуться и удалить это? Когда самораскрытие работает хорошо, это может иметь положительные последствия для межличностных отношений.И наоборот, самораскрытие, которое не срабатывает, может привести к смущению, снижению самооценки и ухудшению отношений или даже разрыву. Как и в случае со всеми другими видами общения, повышение вашей компетентности в отношении самораскрытия может иметь множество положительных эффектов.

Так что же такое самораскрытие? Можно утверждать, что любое вербальное или невербальное общение что-то раскрывает о себе. Одежда, которую мы носим, ​​смех или заказ на проезде, могут дать представление о нашей личности или прошлом, но они не обязательно являются самораскрытием.Самораскрытие — это целенаправленное раскрытие личной информации другому человеку. Если я намеренно ношу бейсболку своей любимой команды, чтобы показать лояльность моей команды новому другу, то такой выбор одежды означает самораскрытие. Самораскрытие не всегда должно быть глубоким, чтобы быть полезным или значимым. Поверхностное самораскрытие, часто в форме «светской беседы», является ключом к началу отношений, которые затем переходят на более личные уровни самораскрытия. Сказать однокласснику о своей специальности или о своем родном городе в течение первой недели в школе сопряжено с относительно небольшим риском, но это может перерасти в дружбу, которая продлится вне класса.

Теории самораскрытия

Теория социального проникновения утверждает, что, знакомясь с кем-то, мы участвуем во взаимном процессе самораскрытия, который меняется в широте и глубине и влияет на развитие отношений. Глубина относится к тому, насколько личная или конфиденциальная информация, а ширина относится к диапазону обсуждаемых тем (Greene, Derlega, & Mathews, 2006). Вы можете вспомнить заявление Шрека о том, что огры подобны луку в фильме « Shrek ».Хотя определенные обстоятельства могут привести к быстрому увеличению глубины и / или широты самораскрытия, теория утверждает, что в большинстве отношений люди постепенно проникают сквозь слои личности друг друга, как мы снимаем слои с лука.

Теория социального проникновения сравнивает процесс самораскрытия с снятием слоев лука.

Теория также утверждает, что люди в отношениях балансируют потребности, которые иногда находятся в напряжении, что является диалектикой.Уравновешивание диалектики похоже на хождение по канату. Вы должны наклоняться в одну сторону, а затем в другую, чтобы сохранять равновесие и не упасть. Постоянное движение вперед и назад позволяет вам оставаться в равновесии, даже если вы не всегда можете быть в равновесии или стоять прямо. Одна из ключевых диалектик, о которой необходимо договориться, — это противоречие между открытостью и закрытостью (Greene, Derlega, & Mathews, 2006). Мы хотим открыться для других посредством самораскрытия, но мы также хотим сохранить чувство конфиденциальности.

Мы также можем участвовать в самораскрытии в целях социального сравнения. Теория социального сравнения утверждает, что мы оцениваем себя, основываясь на том, как мы сравниваем с другими (Hargie, 2011). Мы можем раскрывать информацию о наших интеллектуальных или спортивных способностях, чтобы увидеть, как мы относимся к другим. Этот тип сравнения помогает нам решить, лучше мы или хуже других в определенной области. Раскрытие информации о способностях или талантах также может привести к самоутверждению, если человек, которому мы раскрываем информацию, реагирует положительно.Раскрывая информацию о наших убеждениях и ценностях, мы можем определить, совпадают ли они с другими или отличаются от них. Наконец, мы можем раскрывать свои фантазии или мысли другому, чтобы определить, являются ли они приемлемыми или неприемлемыми. Мы можем участвовать в социальном сравнении в качестве лица, раскрывающего или получателя раскрытия, что может позволить нам определить, заинтересованы ли мы в продолжении отношений с другим человеком.

Последняя теория самораскрытия, которую мы обсудим, — это окно Джохари, названное в честь его создателей Джозефа Люфта и Харрингтона Ингэма (Люфт, 1969).Окно Джохари может применяться к различным межличностным взаимодействиям, чтобы помочь нам понять, какие части нас самих открыты, скрыты, слепы и неизвестны. Чтобы лучше понять концепцию, представьте окно с четырьмя панелями. Как вы можете видеть на Рисунке 6.2 «Окно Джохари», одна ось окна представляет вещи, которые нам известны, а другая ось представляет то, что известно другим. Верхняя левая панель содержит открытую информацию, которая известна нам и другим. Объем информации, которая открыто известна другим, зависит от реляционного контекста.Когда вы с близкими друзьями, вероятно, много информации уже находится на открытой панели, а когда вы с близкой семьей, вероятно, также много информации на открытой панели. Однако информация может отличаться, поскольку ваша семья может знать гораздо больше о вашем прошлом, а ваши друзья больше о вашем настоящем. И наоборот, когда мы встречаем кого-то в первый раз, на открытой панели не так много информации, за исключением того, что другой человек может угадать, основываясь на нашем невербальном общении и внешнем виде.

Рисунок 6.2 Окно Johari

Источник: Джозеф Люфт, Of Human Interaction (Пало-Альто, Калифорния: National Press Books, 1969).

Левая нижняя панель содержит скрытую информацию, которая известна нам, но не другим. По мере того, как мы с кем-то знакомимся, мы участвуем в самораскрытии и перемещаем информацию из «скрытой» в «открытую» панель. Делая это, мы уменьшаем размер нашей скрытой области и увеличиваем размер нашей открытой области, что увеличивает нашу общую реальность.Реакции, которые мы получаем от людей, когда мы открываемся им, помогают нам сформировать наши представления о себе, а также помогают определить траекторию отношений. Если человек благосклонно реагирует на наши раскрытия информации и отвечает взаимностью, цикл раскрытия информации продолжается, и могут быть установлены более глубокие отношения.

Верхняя правая панель содержит информацию, которая известна другим, но не нам. Например, мы можем не осознавать того факта, что другие считают нас настойчивыми или лидерами. Оглядываясь назад на теорию несоответствия самих себя из главы 2 «Коммуникация и восприятие», мы видим, что люди, у которых отсутствует связь между тем, как они видят себя и тем, как их видят другие, могут иметь больше информации в своей слепой области.Проверка восприятия и получение отзывов от других может помочь нам узнать больше о нашей слепой зоне.

Нижняя правая панель представляет нашу неизвестную область, поскольку она содержит информацию, неизвестную нам или другим. Чтобы стать более самосознательными, мы должны запрашивать обратную связь от других, чтобы узнать больше о нашей слепой панели, но мы также должны исследовать неизвестную область. Чтобы открыть для себя неизведанное, нам нужно выйти из зоны комфорта и попробовать что-то новое. Мы должны обращать внимание на то, что нас волнует или пугает, и больше исследовать их, чтобы увидеть, сможем ли мы узнать что-то новое о себе.Будучи более осведомленными о том, что содержится в каждой из этих панелей и как мы можем узнать больше о каждой из них, мы можем более компетентно заниматься самораскрытием и использовать этот процесс для улучшения наших межличностных отношений.

«Подключение к электросети»

Самораскрытие и социальные сети

Facebook и Twitter, несомненно, доминируют в мире социальных сетей в Интернете, и готовность многих пользователей самостоятельно раскрывать личную информацию, начиная от настроения и заканчивая религиозной принадлежностью, статусом отношений и личной контактной информацией, привело к росту обеспокоенности по поводу конфиденциальности.Facebook и Twitter предлагают удобные возможности оставаться на связи с друзьями, семьей и коллегами, но ответственно ли люди используют их? Некоторые утверждают, что существуют фундаментальные различия между современными цифровыми аборигенами, чьи частные и общественные личности переплетаются с помощью этих технологий, и старшими поколениями (Kornblum, 2007). Несмотря на то, что некоторые колледжи предлагают семинары по управлению конфиденциальностью в Интернете, мы все еще слышим истории о том, что самораскрытие информации пошло не так, как, например, о футболисте из Техасского университета, которого выгнали из команды за публикацию расистских комментариев о президенте или студенте, который был выгнан из своего частного христианского колледжа после того, как в Facebook появилась фотография, на которой он был одет в костюм.Однако эксперты по социальным сетям говорят, что такие случаи редки и что большинство студентов знают, кто может видеть, что они публикуют, и о возможных последствиях (Nealy, 2009). Проблема управления конфиденциальностью в Facebook также влияет на отношения между родителями и детьми, и, как сообщает сайт «Oh Crap. Мои родители присоединились к Facebook ». Как показывает практика, результаты иногда могут смущать ученика колледжа и родителя, поскольку они уравновешивают диалектику между открытостью и закрытостью после того, как ребенок ушел.

  1. Как вы управляете своей конфиденциальностью и самораскрытием информации в Интернете?
  2. Считаете ли вы этичным для школьных чиновников или потенциальных работодателей принимать решения о приеме на работу или приеме на работу на основе того, что они могут узнать о вас в Интернете? Почему или почему нет?
  3. Дружишь ли ты или будешь дружить с одним из родителей на Facebook? Почему или почему нет? Если вы уже дружите с одним из родителей, изменили ли вы свои привычки публикации или настройки конфиденциальности после того, как они присоединились? Почему или почему нет?

Процесс самораскрытия

Есть много решений, которые входят в процесс самораскрытия.У нас есть много типов информации, которую мы можем раскрыть, но мы должны определить, будем ли мы раскрывать ее, учитывая ситуацию и потенциальные риски. Затем мы должны решить, когда, где и как раскрывать информацию. Поскольку все эти решения повлияют на наши отношения, мы рассмотрим каждое из них по очереди.

Четыре основные категории раскрытия информации включают наблюдения, мысли, чувства и потребности (Hargie, 2011). Наблюдения включают в себя то, что мы сделали и испытали. Например, я могу сказать вам, что живу на ферме в Иллинойсе.Если бы я сказал вам, что считаю, что мой переезд из города в деревню был хорошим решением, я бы поделился своими мыслями, потому что я включил суждение о моем опыте. Разделение чувств включает выражение эмоции, например: «Я счастлив просыпаться каждое утро и смотреть на кукурузные поля. Мне повезло. Наконец, мы можем сообщить о своих потребностях или желаниях, сказав что-то вроде «Мой лучший друг ищет работу, и я очень хочу, чтобы он тоже переехал сюда». Обычно мы начинаем раскрытие с наблюдений и мыслей, а затем переходим к чувствам и потребностям по мере развития отношений.Из этого есть некоторые исключения. Например, в кризисных ситуациях мы с большей вероятностью раскроем подробности, а также можем раскрыть больше, чем обычно, с незнакомцем, если не думаем, что снова встретимся с этим человеком или не будем делиться информацией в социальных сетях. Хотя мы не часто оказываемся в кризисных ситуациях, вы можете вспомнить сцены из фильмов или телешоу, где люди, оказавшиеся в лифте или застрявшие после авиакатастрофы, раскрывают свои самые сокровенные чувства и желания. Я полагаю, что все мы были в ситуации, когда говорили о себе незнакомцу больше, чем обычно.Чтобы лучше понять, почему, давайте обсудим некоторые факторы, которые влияют на наше решение раскрыть информацию.

Вообще говоря, некоторые люди от природы более прозрачны и готовы раскрывать себя, в то время как другие более непрозрачны и не решаются раскрывать личную информацию (Jourard, 1964). Интересно, что недавние исследования показывают, что повсеместное распространение реалити-шоу, большая часть которого включает участников, которые очень охотно раскрывают личную информацию, привело к общей тенденции среди зрителей реалити-шоу к самораскрытию с помощью других опосредованных средств, таких как ведение блога и т. Д. обмен видео (Stefanone & Lakaff, 2009).Независимо от того, происходит ли это в Интернете или при личной встрече, есть и другие причины для раскрытия информации, в том числе эгоистичные, другие, межличностные и ситуативные причины (Green, Derlega, & Mathews, 2006).

Сосредоточенные на себе причины раскрытия информации включают в себя чувство облегчения или катарсиса, уточнение или исправление информации или поиск поддержки. Самостоятельные причины отказа от раскрытия информации включают страх быть отвергнутым и потерять конфиденциальность. Другими словами, мы можем раскрыть что-то, чтобы снять что-то с себя в надежде найти облегчение, или мы можем не раскрыть его из страха, что другой человек может негативно отреагировать на наше откровение.Другие причины раскрытия информации включают в себя чувство ответственности за информирование или просвещение. Другие причины отказа от раскрытия информации включают в себя чувство, что другой человек не будет защищать информацию. Если кто-то упоминает, что его машина не заводится сегодня утром, и вы рассказываете, что умеете работать с автомобилями, вы рассказываете об этом, чтобы помочь другому человеку. С другой стороны, вы можете сдерживать раскрытие ваших новых отношений от вашего коллеги, потому что он или она, как известно, не раскрывают информацию других людей.Межличностные причины раскрытия информации включают желание поддерживать доверительные и близкие отношения. Межличностные причины отказа от раскрытия информации включают страх потерять отношения или посчитать информацию не имеющей отношения к конкретным отношениям. Ваше решение раскрыть роман, чтобы быть открытым со своим партнером и, надеюсь, вместе преодолеть последствия или скрыть эту информацию из страха, что он или она вас бросит, основано на межличностных причинах. Наконец, ситуативные причины могут заключаться в том, что другое лицо доступно, напрямую задает вопрос, или непосредственно участвует в раскрываемой информации или влияет на нее.Ситуационные причины отказа от раскрытия информации включают недоступность человека, нехватку времени для полного обсуждения информации или отсутствие подходящего (т. Е. Тихого, уединенного) места для разговора. Например, если вы окажетесь в тихой обстановке, где никто из людей не занят, это может привести к раскрытию информации, а в доме, полном компании, — нет.

Решение о том, когда что-то раскрывать в разговоре, может показаться не таким важным, как решение, раскрывать ли вообще что-либо. Но решение раскрыть информацию и затем сделать это в неудобное время в разговоре может привести к отрицательным результатам.Что касается времени, вам следует подумать, следует ли раскрывать информацию в начале, в середине или в конце разговора (Greene, Derlega, & Mathews, 2006). Если в начале разговора у вас что-то не так, вы можете убедиться, что у вас достаточно времени, чтобы обсудить проблему, и что вы не потеряете самообладание. Если вы дождетесь середины разговора, у вас будет время, чтобы почувствовать настроение собеседника и настроить тон для вашего раскрытия. Например, если вы встречаетесь со своей соседкой по комнате, чтобы сказать ей, что планируете переехать, и она начинает со слов: «У меня был самый ужасный день!» тон разговора теперь изменился, и вы не можете в конечном итоге раскрыть свою информацию.Если вы начнете с того, что спросите ее, как у нее дела, и вам покажется, что все идет хорошо, у вас будет больше шансов довести это до конца. Вы можете сообщить об этом в конце разговора, если вас беспокоит реакция собеседника. Если вы знаете, что у них назначена встреча или вам нужно пойти на занятия в определенное время, раскрытие информации непосредственно перед этим временем может ограничить вашу немедленную подверженность любой негативной реакции. Однако, если у человека нет отрицательной реакции, он все равно может расстроиться, потому что у него нет времени обсудить с вами раскрытие информации.

Иногда самораскрытие информации незапланировано. Кто-то может задать вам прямой вопрос или раскрыть личную информацию, что приведет к ответному раскрытию. В этих случаях вы не можете хорошо управлять своей конфиденциальностью, потому что у вас не было времени подумать о любых потенциальных рисках. В случае прямого вопроса вы можете чувствовать себя комфортно, отвечая на него, вы можете дать косвенный или общий ответ или вы можете почувствовать давление или неуверенность, достаточные для того, чтобы дать нечестный ответ. Если кто-то неожиданно расскажет об этом, вы можете почувствовать необходимость ответить взаимностью, также рассказав что-то личное.Если вам неудобно это делать, вы все равно можете оказать поддержку другому человеку, выслушав его, посоветовавшись или оставив отзыв.

После того, как вы решили, когда и где раскрывать информацию другому человеку, вам нужно выбрать лучший канал для использования. Личное раскрытие информации может казаться более искренним или интимным, учитывая общее физическое присутствие и способность получать вербальное и невербальное общение. Также есть возможность для немедленной вербальной и невербальной обратной связи, например, задать дополнительные вопросы или продемонстрировать поддержку или ободрение в объятиях.Непосредственная встреча лицом к лицу также означает, что вам нужно иметь дело с неопределенностью реакции, которую вы получите. Если человек отреагирует негативно, вы можете почувствовать дискомфорт, заставить вас остаться или даже испугаться. Если вы выберете опосредованный канал, такой как электронная почта или письмо, текст, заметка или телефонный звонок, вы можете показаться менее искренним или личным, но у вас больше контроля над ситуацией, так что вы можете найти время, чтобы тщательно выбрать свой слова, и вам не нужно сразу сталкиваться с реакцией другого человека.Это может быть полезно, если вы опасаетесь негативной или потенциально агрессивной реакции. Однако еще одним недостатком выбора опосредованного канала является потеря невербальной коммуникации, которая может добавить много контекста к разговору. Хотя наше обсуждение вариантов, связанных с самораскрытием, до сих пор было сосредоточено в первую очередь на раскрывающей стороне, самораскрытие — это межличностный процесс, который имеет много общего с получателем раскрытия.

Влияние раскрытия информации на отношения

Процесс самораскрытия цикличен.Человек раскрывает себя, получатель раскрытия реагирует, а первоначальный раскрывающий обрабатывает реакцию. То, как получатель интерпретирует раскрытие информации и как на нее реагирует, является ключевыми элементами процесса. Часть ответа является результатом атрибуции получателем причины раскрытия информации, которая может включать диспозиционные, ситуативные и межличностные атрибуции (Jiang, Bazarova, & Hancock, 2011). Предположим, ваша коллега сообщила, что, по ее мнению, новый босс получил повышение из-за фаворитизма, а не заслуг.Вы можете сделать диспозиционную атрибуцию, которая связывает причину ее раскрытия с ее личностью, полагая, например, что она общительна, неуместна для работы или выуживает информацию. Если черта личности, которой вы приписываете раскрытие информации, является положительной, то ваша реакция на раскрытие, скорее всего, будет положительной. Ситуативные атрибуции идентифицируют причину раскрытия информации в контексте или окружении, в котором это происходит. Например, вы можете приписать раскрытие вашей коллеге информации тому факту, что вы согласились пойти с ней на обед.Межличностная атрибуция определяет отношения между отправителем и получателем как причину раскрытия информации. Поэтому, если вы приписываете комментарии коллеги тому факту, что вы лучшие друзья на работе, вы думаете, что ваши уникальные отношения стали причиной раскрытия информации. Если первичная атрибуция получателя межличностная, реляционная близость и близость, вероятно, будут усилены больше, чем если бы атрибуция была диспозиционной или ситуативной, потому что получатель чувствует, что они были специально выбраны для получения информации.

Роль получателя не заканчивается атрибуцией и ответом. Если предоставленная вам информация является секретной, это может быть дополнительным бременем. Как отмечалось ранее, существуют явные риски, связанные с самораскрытием личной или потенциально стигматизирующей информации, если получатель раскрытия не может обеспечить безопасность этой информации. Как получатель секрета вы можете почувствовать необходимость освободить себя от совместного владения информацией, поделившись ею с кем-то еще (Derlega, Petronio, & Margulis, 1993).Это не всегда плохо. Вы можете стратегически сказать кому-то, кто удален из социальной сети, о человеке, который рассказал вам секрет, чтобы сохранить информацию в безопасности. Хотя избавление от бремени может быть облегчением, иногда люди рассказывают секреты, которые им доверили хранить по менее продуктивным причинам. Исследование офисных работников показало, что 77 процентов сотрудников, получивших уведомление и которым было сказано никому не рассказывать, к концу дня рассказали как минимум двум другим людям (Hargie, 2011)! Они сообщили, что делают это, чтобы привлечь внимание к инсайдерской информации или продемонстрировать свою силу или связь.Излишне говорить, что распространение чьей-либо личной информации без разрешения для личной выгоды не демонстрирует коммуникативной компетентности.

Когда цикл раскрытия информации завершается удачно для раскрывающего, вероятно, у него будет большее чувство относительной близости и самоуважения, а также появятся положительные психологические эффекты, такие как снижение стресса и усиление чувства социальной поддержки. Самораскрытие также может повлиять на физическое здоровье. Супруги жертв самоубийства или несчастного случая, которые не раскрывали информацию своим друзьям, с большей вероятностью имели больше проблем со здоровьем, таких как изменение веса и головные боли, и страдали от более навязчивых мыслей о смерти, чем те, кто действительно разговаривал с друзьями (Грин, Дерлега, И Мэтьюз, 2006).

Ключевые выводы

  • В процессе самораскрытия мы раскрываем личную информацию и узнаем о других.
  • Теория социального проникновения утверждает, что самораскрытие становится все шире и глубже по мере развития отношений, как будто снимают слои лука.
  • Мы проводим социальное сравнение посредством самораскрытия, которое может определить, будем ли мы поддерживать отношения.
  • Интеграция: процесс самораскрытия включает в себя множество решений, включая то, что, когда, где и как раскрывать.Все эти решения могут варьироваться в зависимости от контекста, поскольку мы следуем разным схемам самораскрытия в академическом, профессиональном, личном и гражданском контекстах.
  • Реакция получателя и толкование самораскрытия — важные факторы, влияющие на то, как раскрытие информации повлияет на отношения.

Упражнения

  1. Ответьте на вопросы с начала раздела: Вы когда-нибудь говорили слишком много на первом свидании? На собеседовании? Профессору? Вы когда-нибудь публиковали что-то в Facebook только для того, чтобы потом вернуться и удалить это? Если вы ответили утвердительно на любой из вопросов, что вы узнали из этой главы, что могло побудить вас поступить иначе?
  2. Были ли у вас отрицательные результаты из-за самораскрытия (как отправителя или получателя)? Если да, то что могло быть изменено в решениях о том, что, где, когда и как раскрывать информацию, что могло улучшить ситуацию?
  3. При каких обстоятельствах можно делиться информацией, которую вам кто-то раскрыл? При каких обстоятельствах нельзя делиться информацией?

Список литературы

Дерлега, В.Дж., Сандра Меттс, Сандра Петронио и Стивен Т. Маргулис, Самораскрытие (Ньюбери Парк, Калифорния: Sage, 1993).

Грин К., Валериан Дж. Дерлега и Алисия Мэтьюз, «Самораскрытие в личных отношениях», в Кембриджский справочник личных отношений , ред. Анита Л. Вангелисти и Дэниел Перлман (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 2006 г.), 412–13.

Харги О., Квалифицированное межличностное взаимодействие: исследования, теория и практика (Лондон: Рутледж, 2011), 261.

Цзян Л.С., Натали Н. Базарова и Джеффри Т. Хэнкок, «Связь раскрытия и интимности в компьютерно-опосредованном общении: атрибутивное расширение гиперперсональной модели», Human Communication Research 37 (2011): 63.

Jourard, S., The Transparent Self (Нью-Йорк: Ван Ностранд Рейнхольд, 1964).

Корнблюм, Дж., «Конфиденциальность? Это старая школа: поколение Интернета по-другому смотрит на открытость », USA Today , 1D, 23 октября 2007 г.

Luft, J., Of Human Interaction (Пало-Альто, Калифорния: National Press Books, 1969).

Нили, М. Дж., «Новые правила взаимодействия», Разнообразие: проблемы высшего образования 26, вып. 3 (2009): 13.

Стефаноне М.А. и Дерек Лакафф, «Реальное телевидение как модель онлайн-поведения: ведение блогов, обмен фотографиями и видео», Журнал компьютерных коммуникаций 14 (2009): 964–87.

Как самораскрытие влияет на отношения

Когда вы встречаетесь с кем-то новым, относитесь ли вы к тем людям, которые сразу же делятся личными и интимными подробностями вашей жизни? Или вы тот, кто скрывает такую ​​информацию и делится с избранными только глубоко личными вещами о себе?

Этот обмен личными подробностями о вашей жизни — своими чувствами, мыслями, воспоминаниями и другими подобными вещами — называется самораскрытием.Если вы склонны сразу много делиться, то, вероятно, у вас высокий уровень самораскрытия. Если вы более сдержанны в таких вещах, значит, у вас более низкий уровень самораскрытия.

Но это самораскрытие влечет за собой нечто большее, чем просто то, сколько вы готовы рассказать другим о себе; это также важный строительный элемент близости и жизненно важный элемент для самых разных социальных отношений. В конце концов, как далеко зашел бы роман, если бы вы не хотели делиться своими мыслями и переживаниями со своим партнером?

Взаимные уступки

Построение успешных отношений предполагает взаимные уступки между партнерами.Самораскрытие может быть более ограниченным на ранних этапах новых отношений, но одна из причин, по которой люди становятся ближе и более вовлеченными, заключается в том, что они становятся все более открытыми для того, чтобы делиться со своим партнером.

Чтобы построить глубокие и доверительные отношения, необходим некоторый уровень самораскрытия, и чем теснее отношения, тем глубже это раскрытие.

Самораскрытие иногда может идти хорошо — это может привести к более тесным отношениям и лучшему взаимопониманию с людьми, с которыми вы общаетесь каждый день.Но иногда эти личные откровения идут не совсем так, как планировалось. Вы когда-нибудь говорили слишком много во время собеседования? Или опубликовали в Facebook что-то слишком личное?

Неуместное или несвоевременное самораскрытие иногда может привести к замешательству и даже разрушить отношения. Успешное самораскрытие зависит от множества факторов, в том числе от типа взаимоотношений между людьми, обстановки, в которой эта информация передается, и текущий уровень близости между участниками.

Развитие отношений

Так как же люди определяют, что и когда раскрывать о себе? Согласно теории социального проникновения, процесс знакомства с другим человеком характеризуется взаимным обменом личной информацией.

Это двустороннее самораскрытие влияет на то, как развиваются отношения, в том числе на то, как быстро формируются отношения и насколько близкими становятся отношения.

На начальных этапах отношений люди склонны более осторожно относиться к тому, чем они делятся с другими.Независимо от того, находитесь ли вы на ранней стадии дружбы, рабочего партнерства или романтического романа, вы, вероятно, будете более сдержанно делиться своими чувствами, надеждами, мыслями, мечтами, страхами и воспоминаниями. По мере того, как отношения становятся более близкими, по мере того, как вы начинаете все больше и больше делиться с другим человеком, ваш уровень самораскрытия также будет повышаться.

причин, по которым люди делятся большим количеством

Когда кто-то говорит вам что-то очень личное, вы когда-нибудь чувствуете себя обязанными поделиться некоторыми похожими подробностями из своей собственной жизни? Это так называемая норма взаимности, которая часто заставляет нас чувствовать необходимость делиться с другими людьми, которые уже рассказали нам что-то о своей жизни и чувствах.Взаимодействие с другими людьми

Если кто-то расскажет вам, что он чувствовал после прочтения книги, вы, возможно, почувствуете необходимость ответить взаимностью и сформулировать то, что книга вызвала у вас чувства. Если кто-то поделится болезненным опытом из своего недавнего прошлого, вы также можете почувствовать необходимость рассказать о той же трудности, с которой вы столкнулись в своей собственной жизни.

Почему мы чувствуем необходимость отвечать взаимностью в таких ситуациях? Когда кто-то делится чем-то интимным, это создает своего рода дисбаланс. Вы внезапно много знаете об этом другом человеке, но он может знать не так много о вас.

Чтобы выровнять это кажущееся неравенство, вы можете поделиться чем-то, что поможет выровнять уровни обмена информацией между вами и другим человеком.

Факторы, влияющие на самораскрытие

Исследователи обнаружили, что на самораскрытие информации может влиять ряд различных факторов. Общая личность может сыграть важную роль. Люди, которые по природе экстраверты и которым легче строить отношения с другими, с большей вероятностью раскроют себя на ранних этапах отношений.

Людям, которые от природы интровертированы или сдержанны, как правило, требуется гораздо больше времени, чтобы познакомиться с другими людьми, на что часто влияет их склонность воздерживаться от раскрытия информации о себе. Эти люди обычно раскрываются только людям, которых они хорошо знают, но их отсутствие самораскрытия часто может мешать другим людям по-настоящему узнать их.

Настроение — еще один фактор, который может повлиять на то, сколько личной информации люди предпочитают делиться с другими.

Исследователи обнаружили, что люди в хорошем настроении более склонны к самораскрытию, чем люди в плохом настроении. Почему? Потому что хорошее настроение заставляет людей быть более оптимистичными и уверенными, а плохое настроение заставляет людей чувствовать себя более сдержанными и осторожными.

Одинокие люди также склонны раскрывать себя гораздо реже, чем люди, которые не одиноки. Это отсутствие самораскрытия может, к сожалению, затруднить людям знакомство с теми, кто страдает от одиночества, что может тем самым усугубить их чувство изоляции.

Исследователи также обнаружили, что иногда ситуации, когда люди чего-то обеспокоены или чего-то боятся, могут увеличить то, чем они делятся с другими, часто как способ заручиться поддержкой и уменьшить эти страхи. То, как мы сравниваем себя с другими людьми, также может влиять на насколько мы решаем раскрыть себя.

Согласно процессу социального сравнения, люди склонны судить о себе по тому, как они оценивают других людей. Если вы чувствуете, что хорошо сравниваетесь с окружающими, тогда вы с большей вероятностью раскроете свои навыки, знания, способности и таланты.Если вы чувствуете, что другие люди превосходят вас в этих областях, у вас, вероятно, меньше шансов раскрыть эти аспекты себя.

Исследователи также обнаружили, что беспокойство по поводу самораскрытия — одна из наиболее частых причин, по которым люди не обращаются за терапией, когда им нужна помощь.

Очевидно, что терапия включает в себя большую часть самораскрытия, и пациентам-терапевтам часто приходится делиться некоторыми из наиболее интимных и тревожных подробностей о себе со своим терапевтом.Для тех, кому не нравится самораскрытие, это может быть сложной задачей, из-за которой они с меньшей вероятностью обратятся за помощью, когда они действительно в ней нуждаются.

Слово Verywell

Самораскрытие — это удивительно сложный процесс общения, который оказывает сильное влияние на то, как наши отношения с другими формируются, развиваются и сохраняются. Как мы делимся, чем мы делимся и когда делимся — это лишь некоторые из факторов, которые могут повлиять на эффективность и целесообразность нашего самораскрытия.

Самораскрытие | Введение в коммуникацию

Межличностное общение сейчас

Мелани Бут и самораскрытие в классе

Одна из новых областей интереса в сфере межличностного общения — это самораскрытие в классе и проблемы, с которыми учителя сталкиваются при преодолении личных границ. Мелани Бут написала статью, в которой обсуждалась эта проблема, с учетом ее личного опыта.Несмотря на то, что самораскрытие нарушает границы между учителем-учеником или учеником-учеником, она заявляет, что оно может предложить «преобразующие» возможности обучения, которые позволяют ученикам применять то, что они узнали, в своей жизни более глубоким и значимым образом. Она заключает, что «потенциальные пограничные проблемы, связанные с самораскрытием учащегося, можно проактивно управлять и задним числом решать с помощью тщательного обдумывания и действий, а также сочувствия, уважения и этических ответов по отношению к нашим ученикам» (Бут).

Поскольку межличностное общение является основным средством, с помощью которого мы узнаем других как уникальных людей, важно понимать роль самораскрытия. Самораскрытие — это процесс раскрытия информации о себе другим, которая им не известна — вы должны раскрыть ее. При общении лицом к лицу сказать кому-то «Я белая женщина» не будет самораскрытием, потому что этот человек может воспринять это о вас без того, чтобы ему об этом сказали.Тем не менее, если вы скажете: «Я заядлый серфер» или «Моя любимая музыка -« электронный транс »», это будет примером самораскрытия, потому что это фрагменты личной информации, которую другие не знают, если вы им не расскажете. Учитывая, что наше определение межличностного общения требует, чтобы люди «познавали друг друга», чтобы узнать их как уникальных личностей, необходимость самораскрытия должна быть очевидна.

Существуют степени самораскрытия, от относительно безопасных (раскрытие ваших хобби или музыкальных предпочтений) до более личных тем (освещение страхов, мечты о будущем или фантазии).Как правило, по мере того, как отношения углубляются и устанавливается доверие, самораскрытие увеличивается как в ширину, так и в глубину. Мы склонны сначала раскрывать факты о себе (я специализируюсь на биологии), затем переходим к мнениям (я чувствую, что война неправильная) и, наконец, раскрываем чувства (мне жаль, что вы это сказали). Важным аспектом самораскрытия является правило взаимности. Это правило гласит, что самораскрытие между двумя людьми лучше всего работает в двух направлениях. Когда вы рассказываете кому-то что-то личное, вы, вероятно, ожидаете, что он сделает то же самое.Когда один человек раскрывает больше, чем другой, может возникнуть дисбаланс в отношениях, потому что тот, кто сам раскрывает больше, может чувствовать себя уязвимым в результате обмена большей личной информацией.

Одним из способов визуализации самораскрытия является Окно Джохари, которое происходит от объединения имен создателей окна, Джозефа Люфта и Гарри Ингама. Окно разделено на четыре квадранта: арена, слепая зона, фасад и неизвестность (Люфт).

Область арены содержит информацию, которая известна нам и другим, например наш рост, цвет волос, род занятий или специальность.В общем, нам комфортно обсуждать или раскрывать эти темы с большинством людей. Информация в слепой зоне включает в себя то, что может быть очевидным для других, но мы не осознаем этого в себе. Привычка играть с волосами, когда нервничает, может быть привычкой, которую наблюдали другие, а вы — нет. Третья область, фасад, содержит информацию, которая скрыта от других, но известна вам. Предыдущие ошибки или неудачи, неловкие моменты или семейная история — это темы, которые мы обычно держим близко и раскрываем только в контексте безопасных, долгосрочных отношений.Наконец, неизвестная область содержит информацию, о которой не знают ни другие, ни мы. Мы не можем знать, как мы отреагируем на смерть одного из родителей или что будем делать после окончания учебы, пока это не произойдет. Знание о себе, особенно о наших слепых и неизвестных областях, позволяет нам иметь здоровую и всестороннюю самооценку. Делая выбор в пользу раскрытия себя другим, мы вступаем в переговоры о диалектике отношений.

Диалектика отношений

Один из способов лучше понять наши личные отношения — это понять понятие диалектики отношений.Бакстер описывает три диалектики отношений, которые постоянно используются в межличностных отношениях. По сути, они представляют собой континуум потребностей каждого участника отношений, которые должны согласовываться между участниками. Давайте подробнее рассмотрим три основных диалектики отношений
, которые действуют во всех межличностных отношениях.

  • Автономность-Связь относится к нашей потребности иметь тесную связь с другими, а также к нашей потребности иметь собственное пространство и идентичность .Мы можем скучать по нашему романтическому партнеру, когда он уезжает, но в то же время наслаждаться и ценить это время в одиночестве. Когда вы впервые вступаете в романтические отношения, вы, вероятно, хотите как можно больше находиться рядом с другим человеком. По мере развития отношений вы, вероятно, начнете желать удовлетворения своей потребности в автономии или побыть в одиночестве. В любых отношениях каждый человек должен балансировать, сколько времени проводить с другим, и сколько времени проводить в одиночестве.
  • Новизна-предсказуемость — это идея , что мы хотим предсказуемости, а также спонтанности в наших отношениях .В любых отношениях мы утешаемся определенным уровнем рутины, чтобы узнать, на что мы можем рассчитывать в отношении другого человека в отношениях. Такая предсказуемость дает ощущение комфорта и безопасности. Однако он требует баланса с новизной, чтобы не скучать. Примером баланса баланса могут быть друзья, которые собираются каждую субботу на поздний завтрак, но обязуются всегда пробовать новые рестораны каждую неделю.
  • Открытость-закрытость относится к желанию быть открытым и честным с другими, в то же время не желая раскрывать все о себе кому-то еще .Желание уединения не означает, что они закрывают глаза на других. Это нормальная человеческая потребность. Мы склонны раскрывать наиболее личную информацию тем, с кем у нас самые близкие отношения. Однако даже эти люди знают о нас не все. Как гласит старая пословица: «У всех нас в шкафу есть скелеты», и это нормально.

Как мы относимся к диалектике отношений

Понимание того, что эти три диалектических напряжения присутствуют во всех отношениях, является первым шагом к пониманию того, как работают наши отношения.Однако одного осознания недостаточно. У пар, друзей или членов семьи есть стратегии для управления этим напряжением в попытке удовлетворить потребности каждого человека. Бакстер выделяет четыре способа преодоления диалектической напряженности.

Первый вариант — нейтрализовать крайности диалектического напряжения. Здесь человека идут на компромисс, создавая решение, при котором ни одна из потребностей (например, новизна или предсказуемость) не удовлетворяется полностью . Индивидуальные потребности могут быть разными, и они никогда не будут реализованы полностью.Например, если один человек стремится к большей автономии, а другой человек в отношениях стремится к большой связи, нейтрализация не позволит ни одному из них удовлетворить свои желания. Вместо этого каждому человеку может казаться, что он не получает достаточного удовлетворения своей конкретной потребности.

Второй вариант — , разделение . Это когда кто-то, , отдает предпочтение одному концу диалектического континуума и игнорирует другой или чередует крайности. Например, пара, состоящая в пригородных отношениях, когда каждый человек работает в другом городе, может решить жить отдельно в течение недели (автономия) и быть вместе по выходным (связь). В этом смысле они чередуют крайности, будучи совершенно одни в течение недели и полностью вместе по выходным.

Когда люди решают разделить свою жизнь на сферы , они практикуют сегментацию . Например, ваша большая семья может быть очень близкой и вместе проводить религиозные праздники.Однако члены вашей большой семьи могут зарезервировать другие особые дни, например дни рождения, для празднования с друзьями. Такой подход разделяет потребности по разным сегментам вашей жизни.

Последний вариант разрешения этих противоречий — рефрейминг . Эта стратегия требует творческого подхода не только в управлении трениями, но и в понимании того, как они работают в отношениях. Например, два конца диалектики вообще не рассматриваются как противоположные или противоречащие .Вместо этого они понимаются как поддерживающие другую потребность, а также сами отношения. Например, пара, которая не живет вместе, может согласиться проводить две ночи в неделю одна или с друзьями в знак своей автономии. Время, проведенное в одиночестве или с другими, дает каждому человеку возможность развивать себя и свои интересы, чтобы они могли лучше делиться собой со своим партнером и укреплять свои связи.

В общем, не существует единственного правильного способа понять диалектическую напряженность и справиться с ней, поскольку все отношения уникальны.Однако постоянное удовлетворение одной потребности и игнорирование другой может быть признаком проблем в отношениях (Бакстер). Важно помнить, что диалектика отношений — естественная часть наших отношений и что у нас есть большой выбор, свобода и творческий подход в том, как мы работаем с нашими партнерами по отношениям. Также важно помнить, что диалектические противоречия обсуждаются по-разному в разных отношениях. То, как мы раскрываем себя и справляемся с диалектическими противоречиями, в значительной степени способствует тому, что мы называем коммуникационным климатом в отношениях.

Самораскрытие — IResearchNet

Определение самораскрытия

Самораскрытие относится к процессу раскрытия личной, интимной информации о себе другим. Через самораскрытие два человека узнают друг друга. Самораскрытие считается ключевым аспектом развития близости и близости с другими людьми, включая друзей, романтических партнеров и членов семьи. Тем не менее, самораскрытие также помогает людям выразить свои чувства по поводу ситуации, поделиться своими мыслями и мнениями по теме, вызвать подтверждение своих чувств или получить совет.

Контекст и важность самораскрытия

Самораскрытие зависит от уровня близости. Например, информация может варьироваться от относительно поверхностной, такой как раскрытие того, откуда вы и какой ваш любимый вкус мороженого, до более частной, например, раскрытие того, что ваши родители переживают развод или что вы когда-то изменяли твой парень или девушка. Самораскрытие также зависит от количества раскрытых тем. Когда люди раскрывают личную информацию, их раскрытие является очень глубоким.Когда люди раскрывают широкий круг тем о себе, их раскрытие становится более широким. Большинство отношений начинаются с обмена поверхностной информацией, которая постепенно превращается в более значимое раскрытие информации, когда поверхностный разговор оказывается полезным. То есть люди, скорее всего, переместят разговор на более глубокий уровень, увеличив как широту, так и глубину разговора, когда им нравится беседа, которую они ведут.

Когда отношения новые, ранние разговоры, как правило, предполагают взаимное раскрытие себя.Другими словами, новые знакомства обычно совпадают с раскрытиями друг друга; когда один партнер открывается и раскрывается, другой в конечном итоге тоже раскрывается. По мере того, как один партнер раскрывается в интимной близости, раскрывается и другой партнер. Поскольку самораскрытие является взаимным, оно влияет и находится под влиянием уровня близости между двумя людьми. Таким образом, если вы хотите с кем-то познакомиться, одна из стратегий — раскрыть личную информацию о себе человеку, с которым вы хотите познакомиться.Скорее всего, этот человек откроется вам по очереди. Со временем и в ходе разговоров отношения становятся все более близкими.

Три важных фактора определяют, будет ли общение интимным. Во-первых, это содержание раскрытия личности. Например, раскрытие личных желаний, фантазий, тревог и эмоций более важно для развития близости, чем раскрытие фактов. Это связано с тем, что раскрытие эмоций дает партнеру возможность подтвердить и продемонстрировать, что он или она заботится о человеке, поддерживает и принимает его.Второй — реакция партнера на раскрытие информации. Когда партнер реагирует, чувство близости усиливается, и дальнейшее общение облегчается. Когда партнер не реагирует, он или она указывает на отсутствие интереса к дальнейшему разговору, и близость уменьшается. В-третьих, это индивидуальная интерпретация поведения партнера и реакция на него. Если человек воспринимает партнера как поддерживающего и понимающего, разговор, вероятно, станет более близким, потому что человек, вероятно, снова раскроет или побудит партнера раскрыться.Если человек воспринимает партнера как неподдерживающего или назойливого, разговор вряд ли станет задушевным. Таким образом, когда раскрытие велико, партнер отзывчив и человек воспринимает партнера как заботливого, разговор, скорее всего, со временем станет более интимным.

Новаторское исследование Сидни Джурара показало, что самораскрытие и симпатия к другому человеку связаны. Более поздние исследования показали, что людям (а) нравятся те, кто раскрывает информацию, (б) раскрывают информацию тем, кто им нравится, и (в) после раскрытия информации, как человеку, которому они раскрывают информацию, даже больше.Приятно раскрывать свои внутренние чувства другому, и приятно, что вас выделяют для раскрытия чужого, потому что это сигнал того, что вы им нравитесь и доверяете вам. Кроме того, приятно узнать, что кто-то придерживается тех же убеждений и ценностей, что и вы.

Однако социальные нормы регулируют надлежащее самораскрытие. Когда люди только знакомятся друг с другом, человек, который раскрывается на среднем уровне близости, нравится больше, чем человек, который раскрывается на слишком низком или слишком высоком уровне.Людям нравятся те, кто раскрывается на том же уровне, что и они, и их отпугивают те, кто слишком сдержан или слишком откровенен. Кроме того, человек, который отвечает взаимностью на откровенное интимное откровение, нравится больше, чем тот, кто отвечает взаимностью на откровенное интимное откровение на поверхностное. Когда человек отвечает на интимное раскрытие поверхностным раскрытием, это сигнал о том, что он не хочет узнавать другого человека, и разговор не так полезен. Однако обычно поверхностная информация раскрывается незнакомцам, а более личная информация — близким.Раскрытие сугубо личной информации незнакомцу считается неуместным. Например, неприлично, когда кто-то, кого вы почти не знаете, подходить к вам и раскрывать интимные подробности своей сексуальной жизни. Однако в близких отношениях такое откровение могло бы укрепить отношения и сделать двух людей еще ближе. Человек, который на раннем этапе раскрывает слишком много информации, воспринимается другими как неуравновешенный.

Самораскрытие воспитывает не только симпатию, но и любовь. Пары, которые участвуют в более глубоком и интимном самораскрытии друг друга, как правило, имеют более длительные и более удовлетворительные отношения.Это связано с тем, что раскрытие личной информации о себе — это один из способов удовлетворения ваших потребностей, а удовлетворение ваших потребностей увеличивает чувство любви и привязанности, товарищества и чувство принадлежности. Партнеры считают, что их отношения содержат высокий уровень близости, когда они могут выражать свои мысли, мнения и чувства своим партнерам и чувствовать, что их партнеры также могут выражать себя. Вот почему многие исследователи считают, что переживание близости через самораскрытие может быть самым важным фактором, определяющим здоровье отношений.

Гендерные и индивидуальные различия в самораскрытии

Мы ожидаем, что женщины будут более выразительными, чем мужчины. Когда женщина невыразительна, окружающие воспринимают ее как неприспособленную. Точно так же ожидается, что мужчины будут невыразительными, а когда мужчина экспрессивен, он воспринимается как нестабильный. И на самом деле женщины склонны раскрывать больше, чем мужчины в целом. Однако, хотя женщины раскрывают больше своим подругам и романтическим партнерам, чем мужчины, они не раскрывают больше своим друзьям-мужчинам, как и мужчины.Более того, женщины склонны добиваться самораскрытия от других, даже от тех, кто обычно не раскрывает много о себе. Одна из причин этого заключается в том, что женщины склонны быть отзывчивыми слушателями, что, в свою очередь, способствует дальнейшему раскрытию информации оратором.

Однако традиционные гендерные роли меняются, и мужчины становятся более выразительными в контексте своих близких романтических отношений и рассматривают раскрытие информации как важную часть отношений. Таким образом, в настоящее время пары демонстрируют модели полного и равного самораскрытия, что порождает отношения, способствующие взаимному уважению и доверию.Было обнаружено, что отношения, в которых присутствует высокий уровень самораскрытия, являются более близкими и приносят большее удовлетворение обоим партнерам.

Некоторые люди способны раскрывать себя лучше, чем другие. Это потому, что самораскрытие может быть опасным. Самораскрытие может сделать вас уязвимым для отказа, манипуляции и предательства. Некоторые люди настолько обеспокоены опасностями самораскрытия, что им трудно раскрыть и раскрыть интимные подробности о себе даже в соответствующих контекстах.Они беспокоятся о том, какое впечатление производят на других, и с готовностью воспринимают отказ в намерениях других. Следовательно, эти люди часто чувствуют себя одинокими и изолированными от других и, как правило, имеют меньше близких, удовлетворительных отношений с другими.

Артикул:

  1. Альтман И. и Тейлор Д. А. (1973). Социальное проникновение: развитие межличностных отношений. Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон. Коллинз, Н. Л., и Миллер, Л. С. (1994). Самораскрытие и симпатия: метааналитический обзор.Психологический бюллетень, 116, 457-475.
  2. Лауренкау, Дж., Барретт, Л. Ф., и Пьетромонако, П. Р. (1998). Близость как межличностный процесс: важность самораскрытия, раскрытия партнера и воспринимаемой реакции партнера в межличностных обменах. Журнал личности и социальной психологии, 74, 1238-1251.
  3. Рейс, Х. Т., и Шейвер, П. (1988). Близость как межличностный процесс. В С. Дак (ред.), Справочник личных отношений: теория, исследования и вмешательства (стр.239-256). Нью-Йорк: Вили.

границ | Самораскрытие здесь и сейчас: сочетание ретроспективной воспринимаемой оценки с динамическими поведенческими мерами

«Наше эго состоит из наложения наших последовательных состояний».

— Марсель Пруст, Воспоминания о прошлом, с. 622

Введение

Самораскрытие (SD), передача личных мыслей и чувств с другим человеком) Jourard, 1971), концептуализировалось в психологической литературе по-разному и измерялось с помощью различных инструментов.Большая часть этого исследования рассматривала SD как стабильную черту личности и, соответственно, была сосредоточена на воспринимаемых ретроспективных измерениях самораскрытия. В этой статье мы предлагаем новый подход, который фокусируется на SD in vivo и исследует потенциальные инструменты для оценки фактического SD во время продолжающегося межличностного взаимодействия. Мы утверждаем, что сочетание новых объективных и динамических показателей УР с традиционными методами оценки стабильных свойств УР обеспечит более полное понимание УР.

SD участвует во многих аспектах жизни, таких как развитие интимных отношений и преодоление стресса и травмирующих событий (обзоры см. В Kennedy-Moore and Watson, 2001; Frisina et al., 2004; Frattaroli, 2006). Десятилетия исследований показывают, что SD вносит значительный вклад в межличностные отношения и может способствовать развитию симпатии, понимания и близости (Carpenter and Freese, 1979; Berg and Derlega, 1987; Laurenceau et al., 1998). Это особенно верно в отношении виртуальных социальных сетей, где люди знакомятся друг с другом почти исключительно на основе SD (например.г., Джоинсон и Пейн, 2007). Кроме того, SD — это полезное поведение, оказывающее положительное влияние на психическое и физическое здоровье (Derlega et al., 1993). Например, было показано, что даже в экспериментальных условиях, когда участников просили написать о травмирующих событиях, SD ассоциировалось с поразительной пользой для их физического здоровья, включая улучшение иммунного функционирования (Pennebaker et al., 1988), снижение здоровья. посещения центров (Pennebaker et al., 1990) и уменьшение проблем с верхними дыхательными путями, о которых сообщают сами пациенты (Greenberg et al., 1996). Другие исследования показывают, что подлинное SD по крайней мере для одного значимого другого является предпосылкой для различных аспектов психологической адаптации, таких как психическое здоровье, компетентность, самоэффективность и социальная адаптация (Jourard, 1964; Greenberg and Stone, 1992), а также для посттравматический рост (Levi-Belz, 2015, 2016; Levi-Belz, Kreiner, 2016; Levi-Belz, Lev-Ari, 2019). Напротив, низкие уровни SD были связаны с широким спектром психопатологий, включая психические заболевания, тревогу, низкую самооценку, одиночество, враждебность и неудовлетворенность жизнью (Jourard, 1971; Harvey and Omarzu, 1997; Wei et al. ., 2005; Kahn and Garrison, 2009), и даже суицидальное поведение (Levi et al., 2008; Horesh et al., 2012; Levi-Belz et al., 2014).

Исторические корни концепции SD можно найти «в самом сердце психотерапии» (Стайлз, 1995, стр. 71), где раскрытие клиентами своих личных мыслей, эмоций и конфликтов является важным компонентом терапевтического процесса ( Фарбер, 2006). Основываясь на межличностной психоаналитической теории Гарри Стэка Салливана (1953), Сидни Джурард концептуализировал тенденцию раскрывать личную информацию как SD (Jourard, 1958; Altman and Taylor, 1973).Вслед за Жураром несколько ученых подчеркнули различные аспекты SD. Например, Альтман и Тейлор (1973) подчеркнули социальную функцию УР, описав ее как процесс, в котором люди позволяют узнавать себя другим. Дерлега и Гжелак (1979) сосредоточились на содержании, а не на социальной функции УР, определяя его как «любой обмен информацией, который относится к личности, включая личное состояние, предрасположенности, события в прошлом и планы на будущее» ( стр.152). Другие исследователи подчеркивали рефлексивные аспекты SD, описывая его как описательную, оценочную и аффективную информацию о себе (Morton, 1978).Следуя Альтману и Тейлору (1973), Омарзу (2000) подчеркнул многомерную природу УР и определил три основных измерения поведения УР: широту УР, что отражено в количестве раскрытых тем; глубина SD, отраженная в уровне интимности раскрытия; и продолжительность SD, о чем свидетельствует огромное количество времени, потраченного на раскрытие информации.

В то время как разные ученые подчеркивают разные аспекты УР, они, похоже, согласны в двух важных моментах. Первая — это вербальная природа SD (Cozby, 1973; Omarzu, 2000), а вторая — то, что SD — это поведение, возникающее в рамках межличностного взаимодействия.Несмотря на этот консенсус, большинство инструментов, разработанных для оценки SD, не были разработаны для оценки поведенческих аспектов SD, которые отражены in vivo в реальном межличностном взаимодействии. Ниже мы кратко рассмотрим некоторые инструменты, используемые для оценки SD, и предложим новые инструменты, предназначенные для оценки фактического SD. Новые инструменты, которые мы предлагаем, обращаются к вербальной природе SD, чтобы вывести вербальные и акустические параметры из реального межличностного взаимодействия, в котором происходит SD.

Оценка самораскрытия

Разработаны различные инструменты для оценки SD. Ранний подход к SD предполагал, что, как и другие черты личности, это относительно стабильная способность. Соответственно, инструменты, разработанные для его оценки, требовали от участников оценивать себя с учетом их общих тенденций (например, Jourard, 1971). Однако более поздние инструменты были сосредоточены на более ситуационных описаниях (например, Chelune, 1976). В целом кажется, что различные инструменты указывают на изменения в концептуальном представлении SD и цели ее измерения.В этом разделе мы кратко обсудим существующие инструменты для оценки SD, а затем обсудим новые потенциальные инструменты, основанные на методологии из областей компьютерной лингвистики и акустического анализа речи.

Инструменты самооценки и их ограничения

Возможно, первая попытка предложить оперативный способ оценки SD была предпринята Жураром и Ласаковым (1958), которые разработали шкалу самооценки, названную Анкетой самораскрытия Журара (JSDQ; Jourard, 1971). В JSDQ участников просят оценить, в какой степени они говорят с другими людьми на повседневные темы, включая отношения и мнения, интересы, учебу и работу, личность, финансы и тело.Каждая тема состоит из нескольких пунктов, и участников просят оценить их склонность к раскрытию информации по каждому пункту по 5-балльной шкале Лайкерта, в диапазоне от «совсем нет» до «во всех подробностях». Участников могут попросить оценить их склонность раскрывать личную информацию разным людям, таким как отец, мать, друг того же пола, друг противоположного пола и любовник. Эта анкета самоотчета позволяет исследователям оценивать SD по множеству тем и с множеством людей из разных социальных кругов.Другой часто используемый вопросник — это Индекс раскрытия информации о стрессе (DDI; Kahn and Hessling, 2001), который фокусируется на раскрытии отрицательных эмоций. DDI измеряет тенденцию раскрывать или скрывать личную тревожную информацию, мысли, личные проблемы и неприятные эмоции во времени и в разных ситуациях. Другими подобными инструментами являются шкала самокрытия (Larson and Chastain, 1990) и индекс самораскрытия (Miller et al., 1983).

Несколько иной инструмент для оценки SD — это исследование самораскрытия (SDSS), проведенное Челун (1976), которое фокусируется на ситуациях.SDSS представляет участникам 20 социальных ситуаций, предназначенных для проверки их готовности раскрывать личную информацию в различных социальных взаимодействиях с разным уровнем близости. Эти 20 заданий представляют четыре группы ситуаций с разными целевыми лицами. Каждая группа состоит из пяти элементов с различными настройками близости. Таким образом, вместо оценки общих тенденций участники оценивают свою склонность раскрывать информацию в конкретной ситуации конкретному партнеру.Хотя этот инструмент использует ситуационные описания для оценки УР, это, тем не менее, общие ситуации, и, следовательно, оценка не является фактической ситуационной оценкой УР.

Хотя традиционные инструменты различаются по нескольким аспектам, таким как темы, широта раскрытия информации или целевой партнер, все они имеют две важные особенности: базовое представление о том, что SD является стабильной личностной чертой, и вытекающая из этого зависимость от опросников самоотчетов. . Анкеты самооценки SD имеют важные практические преимущества: их легко и быстро вводить, они очень надежны и их валидность как субъективная мера очень хорошая.Более того, использование SD-опросников самоотчетов оказалось очень продуктивным в исследованиях, в которых они использовались в качестве зависимой переменной или даже манипулировали ею как псевдопричинной независимой переменной во многих областях психологии. Таким образом, накапливающиеся исследования показали, что такие анкеты очень информативны и чувствительны к индивидуальным различиям в SD (например, Horesh et al., 2012; Kahn et al., 2012). В целом, инструменты самоотчета нацелены на оценку устойчивой тенденции, и, по определению, их контекстная чувствительность низкая, поскольку они не были разработаны для измерения временных факторов, вовлеченных в SD.Следовательно, инструменты самоотчета отражают обобщенное, кумулятивное и ретроспективное восприятие SD, но им не хватает чувствительности к ситуационным факторам, которые могут на него повлиять.

Критически, однако, было показано, что ситуационные переменные могут влиять на уровень SD участников. Например, факторы окружающей среды, такие как размер стола и вместительность комнаты, могут способствовать или препятствовать SD (например, Chaikin et al., 1976; Okken et al., 2013). Конкретные характеристики получателя также важны, например, раскрытие информации легче выражается в отношении женщин и между людьми сопоставимого возраста и статуса (например,г., Cappella, 1981). Более того, метаанализ исследований, изучающих взаимосвязь между симпатиями и SD, показал динамическую взаимосвязь, при которой люди раскрывают больше тем, кто им изначально нравится, и им больше нравятся другие в результате того, что они открылись им (Collins and Miller, 1994). . Кроме того, было показано, что положительный аффект связан с более высоким уровнем SD (Ignatius and Kokkonen, 2007; Forgas, 2011). Таким образом, похоже, что различные факторы, влияющие на душевное состояние лица, раскрывающего информацию, влияют на вероятность предоставления информации.Принимая во внимание эти и подобные результаты, Antaki et al. (2005) критикуют неконтекстный подход к измерению SD и обсуждают SD «как ситуативную интерактивную практику» (стр. 181).

Другая критика связана с несоответствием между фактическим поведением и самоотчетами участников об этом поведении. Например, в исследовании, в котором изучались коммуникативные навыки, сравнивая показатели самоотчетов, рейтинги обученных наблюдателей и поведенческие показатели, Каррелл и Уилмингтон (1998) обнаружили сложную взаимосвязь между тремя типами показателей, которые не выявили значительной корреляции между самооценкой. сообщать о показателях восприятия общения и фактической коммуникативной компетенции, измеренной поведенчески.Одно из объяснений отсутствия корреляции состоит в том, что, в отличие от поведенческих показателей, показатели самооценки могут быть искажены общим самовосприятием участников.

Таким образом, кажется, что неконтекстные инструменты, такие как анкеты самоотчета, не могут отражать сложную и динамическую природу SD. Чтобы получить более полное представление о SD, необходимо оценить дополнительные аспекты, в частности поведенческие и ситуационные аспекты, включая те, которые связаны с межличностным взаимодействием, в рамках которого происходит SD.

Инструменты оценки установленного самораскрытия

Последние годы принесли постепенное изменение в восприятии и измерении самораскрытия. Все большее внимание уделялось ситуативным аспектам SD, и было предпринято несколько попыток разработать инструменты с более высокой контекстной чувствительностью для измерения «фактического самораскрытия», проявляемого в межличностном взаимодействии (например, Zhao et al., 2012).

Тщательное изучение различных инструментов оценки, использованных в недавних исследованиях SD, позволяет выявить два важных аспекта, по которым они различаются.Первое измерение связано с концептуализацией УР — в какой степени УР можно считать относительно стабильной чертой личности и в какой степени ее следует рассматривать как ситуативный процесс. Второе измерение относится к измерению SD — в какой степени инструменты оценки объективно измеряют фактическое поведение SD, и в какой степени они измеряют воспринимаемое SD с помощью субъективных оценок (самооценки участника, как отражено в самоотчете. анкеты или восприятие наблюдателя, например терапевта или независимых «слепых» судей, оценивающих SD субъекта).На рис. 1 различные инструменты оценки нанесены на двумерный массив, представляющий поведенческое восприятие и устойчивое положение. Важно отметить, что это не систематический обзор всех методов, а скорее выборочный набор примеров, направленных на демонстрацию различных аспектов оценки SD.

Рисунок 1 . Отображение инструментов оценки SD на двумерный массив, представляющий концептуальное измерение стабильного и ситуативного, а также поведенческое и воспринимаемое оперативное измерение.

Классические исследования SD не делали этих различий. Опросники самооценки SD рассматривались как удобная операциональная интерпретация теоретической концепции SD как стабильной черты личности. Журар (1971) предположил, что в основе индивидуальных различий в самораскрытии поведения лежат стабильные черты личности. Тем не менее анкета Журара (JSDQ; Jourard, 1971) оценивала SD независимо от разных партнеров (например, близкого друга, родителя), предполагая, что SD может варьироваться в зависимости от качества межличностного взаимодействия.Таким образом, SD можно более адекватно описать как поведение, модулируемое как стабильными личностными чертами, так и ситуативными процессами. Анкеты самоотчета SD были разработаны для оценки общей и устойчивой тенденции SD, но не учитывали колебания SD; следовательно, они не подходили для оценки ситуационных факторов, которые модулируют SD, таких как динамика межличностного взаимодействия. В исследованиях, в которых основное внимание уделялось SD в реальных взаимодействиях между людьми, в попытках измерить локализованное SD использовались два разных подхода: один опирался на рейтинги независимых судей, а другой — на поведенческие показатели.

В исследованиях, в которых используются рейтинговые меры для оценки фактических SD, независимым судьям обычно предъявляются устные заявления, сделанные участниками во время межличностного взаимодействия, и их просят оценить их содержание. Например, Solano et al. (1982) попросили участников оценить, насколько хорошо они теперь знают другого человека, с которым они провели короткий разговор, и использовали эти оценки как меру фактических SD. В другом исследовании (Mikulincer and Nachshon, 1991) участники провели короткий разговор с незнакомцем, и записанные заявления были представлены независимым судьям, которые оценили их «описательную близость» (степень раскрытия интимных фактов) и их «оценочные данные». близость »(степень выражения эмоций или суждений).Форгас (2011) использовал аналогичный метод в исследовании влияния настроения на самораскрытие. Двум независимым судьям были представлены пять самораскрывающихся заявлений, сделанных участниками, и их попросили оценить их по четырем характеристикам раскрытия информации: близость, разнообразие, абстрактность и валентность (см. Также Kahn and Garrison, 2009). Аналогичные методы, основанные на рейтинге контента, также использовались в исследованиях о самораскрытии сообщений на форумах в Интернете (например, Barak and Gluck-Ofri, 2007).

Этот новый метод оказался полезным по двум причинам. Во-первых, стремление оценить действительное УР во взаимодействии стимулировало обсуждение концептуальных аспектов УР и их поведенческих выражений; они были необходимы для того, чтобы определить, какие аспекты поведения следует оценивать (например, вербальное общение, жесты тела и лица, зрительный контакт) и какие шкалы оценки следует применять (например, близость, валентность). Во-вторых, оценки судей, ориентированные на определенное SD, предоставили инструмент для изучения влияния ситуационных факторов, таких как настроение (Forgas, 2011) или средство общения (Barak and Gluck-Ofri, 2007), на SD.Более того, судьи, в отличие от участников интерактивной ситуации, не были так субъективно предвзяты, как оценивающие себя испытуемые. Тем не менее, у этого метода есть недостатки. Даже независимые судьи склонны к предвзятости как по своей собственной истории и личности, так и по содержанию материала, который они судят (Tausczik and Pennebaker, 2010). Не случайно, даже с обученными судьями трудно достичь высокого уровня согласия (например, Barak and Gluck-Ofri, 2007, сообщили, что согласие варьируется от 0.71 до 0,77). Во-вторых, хотя эта методология была разработана для оценки локализованного SD, она все еще основана на воспринимаемом впечатлении и, таким образом, обеспечивает только автономную оценку, которая не может фиксировать мгновенные колебания SD. Тем не менее, даже одно из самых ранних исследований Журара показало, что факторы, которые могут колебаться от момента к моменту, такие как зрительный контакт, минимальный физический контакт и личное расстояние, играют важную роль в межличностной динамике и влияют на SD (Jourard and Friedman , 1970).

Другой подход к оценке ситуативного SD фокусируется на поведенческих показателях. Педерсен и Бреглио (1968) были, пожалуй, первыми, кто применил этот подход для исследования SD. Они попросили участников ответить на вопросы по разным темам (аналогично темам JSDQ) и просто подсчитали количество слов, которые участники произвели в ответ на каждый вопрос, как показатель SD. Точно так же Джурард и Фридман (1970) измерили продолжительность времени, потраченного на самораскрытие. Совсем недавно этот подход был использован в исследованиях компьютерно-опосредованной коммуникации для изучения реципрокности в SD (например.г., Джоинсон, 2001; Барак и Глюк-Офри, 2007). Таким образом, поведенческие показатели, такие как продолжительность и количество слов вербального раскрытия информации, рассматривались как меры количественного аспекта SD. Одним из основных преимуществ таких поведенческих методов является их способность фиксировать тонкие и краткосрочные колебания поведения. Следовательно, они могут оказаться очень полезными для исследования ситуационных факторов, которые модулируют SD.

В заключение краткий обзор, представленный здесь, демонстрирует, что существует множество потенциальных способов оценки УР и что различные инструменты отражают разные аспекты УР.Анкеты самоотчета, которые отражают длительные воспринимаемые впечатления (отображены в правом нижнем углу рисунка 1), сосредоточены на стабильных аспектах SD и совместимы с первоначальной концептуальной концепцией SD как черты личности. Меры ситуативного SD, предназначенные для оценки SD в контексте, сосредоточены на фактическом SD и более совместимы с представлением о SD как динамическом процессе, который следует оценивать в контексте межличностного взаимодействия. К ним относятся как воспринимаемые меры (отображенные в нижнем левом углу рисунка 1), так и поведенческие меры (отображенные в верхнем левом углу рисунка 1).Принимая во внимание, что воспринимаемые меры могут быть информативными в отношении контекстных факторов, влияющих на SD, поведенческие меры предлагают более объективную оценку, фиксируя моментальные колебания, которые отражают динамические аспекты SD. Этот многообещающий подход, кажется, предлагает важный взгляд на сиюминутные факторы, действующие в межличностном взаимодействии, которые модулируют SD, такие как зрительный контакт, личная дистанция и взаимность. Однако набор инструментов, необходимый для изучения этого направления, в настоящее время ограничен и состоит только из двух поведенческих показателей, а именно количества слов и продолжительности беседы.Развитие методов психолингвистических исследований и инструментов компьютерной лингвистики заставляет все больше и больше ученых полагать, что объективный анализ вербального поведения может быть достоверной мерой личности и личных состояний (например, Groom and Pennebaker, 2002; Pennebaker et al., 2003). Ниже мы изложим некоторые идеи для разработки новых инструментов, основанных на таких методах, которые позволят объективно, детально во времени и многомерно оценивать локализованные SD.

Анализ вербальной коммуникации как инструмент оценки установленного самораскрытия

Практически любое поведение можно интерпретировать как раскрытие себя.Однако язык часто описывается как «самый распространенный и надежный способ для людей перевести свои внутренние мысли и эмоции в форму, понятную другим» (Tausczik and Pennebaker, 2010, p. 24). Тогда вполне естественно предположить, что вербальное выражение играет центральную роль в фактическом акте самораскрытия, и действительно, большинство определений SD относятся к вербальной коммуникации как к средству SD (например, Jourard, 1971; Cozby, 1973 ; Chelune, 1979). Принимая во внимание его ключевую роль в SD, мы предлагаем, чтобы вербальное общение можно было анализировать различными способами, чтобы предоставить обширную и надежную информацию, которая может быть использована для оценки ситуативного SD.Мы фокусируемся на двух различных аспектах вербального общения: во-первых, мы обсуждаем потенциальные параметры вербального общения, а во-вторых, акустическое выражение устного сообщения.

Вербальное выражение

Психологическая оценка всегда использовала качественный анализ словесных выражений, произведенных в условиях оценивания, таких как интервью и проективные тесты. Однако за последние два десятилетия разработка компьютеризированных алгоритмов обработки естественного языка (NLP) предлагает новые количественных и методов анализа словесных выражений.Эти методы оказались полезными для психологической оценки (см. Обзор Tausczik and Pennebaker, 2010) и дали информативные результаты в различных контекстах, таких как оценка дистресса и депрессии (например, Rude et al., 2004), социальных статус (Gonzales et al., 2010), реакции на расстройство (Boals and Klein, 2005) или даже травматические события (D’Andrea et al., 2012).

Прагматический анализ

Антаки и др. (2005) утверждают, что добровольное намерение раскрыть информацию и степень, в которой она может считаться важной личной информацией, являются критическими характеристиками SD (см. Также Adler and Towne, 1999), которые можно определить только путем анализа его контекста.Они используют инструменты анализа дискурса, чтобы продемонстрировать, как прагматические параметры, такие как общая информация и намерение, способствуют оценке УР в высказывании. Например, они представляют такое утверждение, как «Я — учитель-помощник», которое можно рассматривать как добровольное раскрытие важной личной информации о работе говорящего в определенном контексте. Однако, если оно сделано в контексте расписания (например, «… но вы знаете, что я учитель-помощник, меня попросили преподавать в четверг…»), это заявление не раскрывает никакой новой или личной информации.Следовательно, они предполагают, что прагматические параметры, такие как намерение, общая информация и точка зрения, важны для оценки SD в дискурсе (Antaki et al., 2005). Хотя в исследовании Антаки и др. (2005) использовался качественный анализ, количественный дискурсивный анализ таких параметров может быть проведен с использованием алгоритмов компьютерной лингвистики.

Количество слов

Таускик и Пеннебейкер (2010); п. 25 утверждают, что «Слова, которые мы используем в повседневной жизни, отражают то, кем мы являемся и какие социальные отношения мы находимся.Следовательно, они предположили, что систематический количественный анализ конкретных слов, используемых в сообщении, может дать важную психологическую информацию как для диагностических, так и для терапевтических целей. Действительно, лонгитюдное исследование, в котором использовался такой анализ текстов, написанных после атаки 11 сентября 2001 года, выявило характеристики лингвистического содержания, которые предсказывали длительные симптомы травматического стрессового расстройства (ПТСР) (D’Andrea et al., 2012).

Большинство исследований SD, использующих количественные вычислительные методы, сосредоточены на общем подсчете слов.Однако разные типы слов связаны с разными социальными и психологическими аспектами речевого взаимодействия. Самое широкое различие заключается между словами содержания (например, существительные, правильные глаголы, прилагательные и наречия) и функциональными словами (например, предлоги, местоимения, артикли, союзы и вспомогательные глаголы). Согласно Tausczik и Pennebaker (2010), содержательные слова отражают то, что люди говорят, тогда как функциональные слова отражают то, как они это говорят. Таким образом, в то время как первые могут быть информативными о раскрытых темах и эмоциях, вторые могут нести важную информацию о когнитивных и социальных процессах, лежащих в основе стиля взаимодействия.

Общее количество слов

Общее количество слов, произнесенных человеком во время взаимодействия (или за один ход во время взаимодействия), похоже, отражает объем SD, так что более высокое общее количество слов было связано с более высоким SD (например, Pedersen and Breglio, 1968 ; Joinson, 2001; Barak, Gluck-Ofri, 2007). Этот показатель оказался очень информативным в отношении различных аспектов SD в межличностном взаимодействии. Например, взаимность рассматривается как важный фактор в SD, так что получатели раскрытия, как правило, в ответ раскрывают сопоставимые уровни информации о себе (например,г., Берг и Дерлега, 1987). Это утверждение было подтверждено исследованием, в котором использовалось общее количество слов и было показано, что среди женщин-реакторов на онлайн-форуме количество исходных сообщений сильно коррелировало с количеством сообщений реакции (Barak and Gluck-Ofri, 2007). Таким образом, подсчет слов на основе ответов предоставил очень хороший инструмент для оценки in vivo динамической природы SD в межличностном взаимодействии.

Однако использование общего количества слов в качестве меры SD может иметь два предостережения.Во-первых, Педерсен и Бреглио (1968) обнаружили, что женщины не используют больше слов для описания себя, чем мужчины, но при этом раскрывают более интимную информацию. Этот вывод предполагает, что общее количество слов отражает только один аспект SD, игнорируя другие аспекты, такие как близость или значимость раскрываемой информации. Другая проблема заключается в том, что дополнительные характеристики социального взаимодействия, такие как доминирование в разговоре, также связаны с подсчетом слов (Tausczik and Pennebaker, 2010).С одной стороны, эти результаты подчеркивают слабость общего количества слов, предполагая, что нельзя предположить, что оно отражает SD как таковое. И наоборот, показатель количества слов можно рассматривать с пользой, поскольку он выявляет взаимосвязь между SD и другими социально-психологическими факторами, участвующими в межличностном взаимодействии.

Местоимения

Относительное количество различных местоимений указывает на социально-когнитивные процессы, такие как социальное внимание, социальный статус и надежность (Tausczik and Pennebaker, 2010).Например, в исследовании, в котором изучались заключенные, которым было предписано либо лгать, либо говорить правду о просмотренных видео, более низкий уровень местоимений третьего лица был значимым предиктором обмана (Bond and Lee, 2005). Кроме того, количество местоимений в таких текстах, как политические выступления и медицинские интервью, было надежно связано с уровнем депрессии (Weintraub, 1981, 1989). Более поздние исследования показали, что люди, испытывающие физическую и эмоциональную боль, чаще используют местоимения первого лица единственного числа.Это наблюдение было интерпретировано как предполагающее, что частое использование этих местоимений свидетельствует о сосредоточении внимания на себе (например, Rude et al., 2004). Действительно, Барак и Глюк-Офри (2007) использовали подсчет местоимений первого лица (например, я, я) в качестве индекса количества текста, который участники создают для описания себя (см. Также Derlega and Berg, 1987; Joinson, 2001 ). Это несколько примеров накопления доказательств того, что количество местоимений и соотношение местоимений (например, относительное соотношение между первым и последним)местоимения третьего лица) могут быть очень информативными в отношении межличностных процессов, лежащих в основе взаимодействия SD.

слов эмоций

Количество слов-эмоций указывает на эмоциональное выражение в SD, а относительное количество положительных (например, любовь, приятное, сладкое) и отрицательных (например, уродливых, грязных, обиженных) слов эмоций отражает валентность раскрытых эмоций. Исследование, в котором изучалось выражение эмоций при описании жизненных событий, показало, что действительно больше положительных слов использовалось при описании положительных событий по сравнению с отрицательными событиями, и обратное верно, когда участники описывали отрицательные события (Kahn et al., 2007). Более того, в исследовании, в котором изучались дословные записи женщин, описывающих случаи домашнего насилия (Holmes et al., 2007), более частое использование слов как положительных, так и отрицательных эмоций было связано с сообщениями об усилении физической боли во время письменных сессий. Этот вывод предполагает, что более высокая частота слов-эмоций указывает на более высокую степень погружения в травмирующее событие, что отражается в повышенном восприятии физической боли. Эти и другие исследования объединяются, чтобы предположить, что анализ слов-эмоций может быть информативным в отношении изменений эмоциональных аспектов SD.Потенциально, различные параметры, полученные из соотношения слов-эмоций, их валентности (положительная, отрицательная) и их значения (слабая, мягкая, сильная), могут соответственно указывать на объем, валентность и ценность эмоций, которые испытывают и выбирают участники. поделиться во время SD.

Таким образом, накопление доказательств убедительно подтверждает идею о том, что вычислительные алгоритмы, основанные на вербальном общении, могут выявить связи между вербальными параметрами и психологической оценкой (например,г., LIWC; обзор см. в Tausczik and Pennebaker, 2010). Чтобы применить эту методологию к SD, необходимы дальнейшие исследования для изучения связи между этими вербальными параметрами и соответствующими аспектами SD, оцениваемыми другими инструментами. Однако следует учитывать и другие, более сложные параметры. Например, анализ, основанный на особенностях предложения, таких как синтаксическая сложность (например, Snowdon et al., 1996), или на особенностях дискурса, таких как фокус, и новая или совместно используемая информация (например, Antaki et al., 2005) также может оказаться информативным.

Вокальное выражение

Развитие передовых методов акустического анализа в последнее десятилетие позволяет исследователям исследовать акустические аспекты речи и связывать их с психофизиологическими процессами, лежащими в основе речевого взаимодействия. Первоначальные попытки использовать голосовые аспекты устных сообщений для изучения психологических процессов были основаны на суждениях слушателей (например, Wiseman and Rice, 1989). Физический анализ голосовых качеств речевого общения — относительно новый метод измерения опыта участников в межличностном взаимодействии in vivo .Хотя, насколько нам известно, такие меры не использовались для исследования SD, они широко изучались в исследованиях других психологических процессов и, в частности, эмоций (например, Scherer et al., 2003). Здесь мы сосредоточимся на трех вокальных параметрах, а именно на громкости, интонации и скорости речи, которые можно объективно измерить, проанализировав соответствующие акустические характеристики.

Громкость

Акустическая характеристика, субъективно воспринимаемая как громкость речи, относится к уровню интенсивности голоса, представленному как амплитуда акустического сигнала (измеряется в дБ).Интуитивно мы чувствуем, что, когда люди неохотно раскрывают информацию, они склонны говорить тихо или даже шепотом, но это интуитивное наблюдение еще предстоит систематически и объективно исследовать. Исследования, посвященные эмоциям, показали, что вокальные выражения эмоций высокого возбуждения, таких как гнев и страх, были связаны с голосом высокой интенсивности, тогда как грустные и скучающие вокальные выражения были связаны с голосом низкой интенсивности (Scherer et al., 2003). В более общем плане, исследование, в котором изучались самые разные эмоции, показало, что вариации эмоций сильно коррелировали с вариациями амплитуды речи (Pfitzinger and Kaernbach, 2008).Накопление данных, наиболее важных для SD, предполагает, что обсуждение лично значимых событий может вызвать более высокий уровень симпатической активации и потенциально привести к увеличению диапазона амплитуды (например, Rochman et al., 2008). Таким образом, акустический анализ изменения амплитуды может отражать эмоциональные аспекты SD.

Интонация

Акустическая характеристика, субъективно воспринимаемая как интонация говорящего, основана в основном на основной частоте (F0) голоса говорящего (например,г., Розен и Розен, 1992). Несколько исследований установили взаимосвязь между акустическими особенностями интонации и перцепционными суждениями об эмоциональной активации, эмоциональной валентности и эмоциональном доминировании (например, Rochman et al., 2008; Amir et al., 2010). Например, в исследовании Rochman et al. (2008) участники выражали гнев и печаль, вызванные либо экспериментальной манипуляцией, либо естественным образом вызванные сеансом аналоговой терапии, ориентированным на эмоции. Результаты выявили различные акустические сигнатуры гнева и печали, в которых гнев был связан с большей вариабельностью интонации по сравнению с нейтральной базовой речью или грустью.Интересно, что результаты также показали, что повышенные вариации незаметного возмущения F0 были связаны с печалью. Это открытие предполагает, что акустический анализ может предоставить нам неявные индикаторы эмоций, которые не могут быть восприняты сознательно, в дополнение к голосовым характеристикам, которые могут быть восприняты явно.

Скорость речи

Акустическая характеристика, субъективно воспринимаемая как скорость речи, может быть рассчитана либо как количество слов в минуту (слов в минуту), либо путем измерения скорости слога или телефонного разговора (например.г., Амир и др., 2010). Эти показатели чувствительны к изменениям в активации симпатической нервной системы (например, Titze, 2000), поэтому в предыдущих исследованиях они использовались в основном как индикаторы эмоций (Scherer and Banse, 1991). Например, повышенные значения WPM демонстрировали ораторы, которые переходили от грусти или нейтральных эмоций к гневу (Rochman et al., 2008). Более того, скорость речи коррелировала с активацией, валентностью и преобладанием эмоций, выражаемых спейсерами, как оцениваемые судьи (Amir et al., 2010). Косвенное указание на то, что скорость речи может быть связана с SD, получено из исследования, показывающего, что по сравнению с нормальной речью во время соблазнительного взаимодействия между мужчинами и женщинами скорость речи была увеличена. Авторы утверждали, что соблазнительное взаимодействие включает повышенное SD, направленное на установление близости. Следовательно, хотя SD не измерялось напрямую, они предполагают, что изменения скорости речи связаны с изменениями SD (Anolli and Ciceri, 2002).

Таким образом, мы предполагаем, что акустический анализ речевого выражения речевого сообщения может предоставить дополнительные параметры для оценки SD, которые не обязательно фиксируются вербальными параметрами.Эти параметры, по-видимому, очень информативны в отношении эмоций, межличностного взаимодействия и других психологических аспектов общения, которые характеризуют фактическое SD. Более того, у этих параметров есть два важных преимущества. Во-первых, некоторые из показателей были заявлены как более универсальные, чем параметры компьютерной лингвистики, описанные выше, потому что последние зависят от языка и, следовательно, подвержены локальным и социальным вариациям в использовании языка (Scherer et al., 2001). Во-вторых, по крайней мере некоторые акустические аспекты речи контролируются симпатической нервной системой; следовательно, они могут отражать автоматические неконтролируемые процессы, не сдерживаемые социальными и когнитивными предубеждениями.Требуются дальнейшие исследования для изучения этих и дополнительных показателей (например, моделей молчания, недостатков) и изучения их потенциального вклада в оценку SD (но см. Levi-Belz and Kreiner, 2016).

На пути к комплексной оценке самораскрытия

Краткий обзор вербальных и акустических показателей, представленный выше, предполагает, что по отдельности ни один из этих показателей не может охватить сложную природу SD, поскольку каждый показатель отражает только определенные его аспекты. Например, представьте, что вы встречаете коллегу в кафетерии и спрашиваете: «Как дела.Если она или он не склонны обсуждать свои чувства, они могут бегло и кратко ответить: «Я в порядке, большое спасибо за вопрос, а как ты сегодня?». Напротив, если они более охотно раскрывают свои мысли или чувства, они могут медленно начать с «Я в порядке», затем сделать паузу, затем сказать: «Но я плохо спал», а затем не спешить, чтобы подумать, сколько они хотели бы рассказать больше, и после еще одной паузы продолжают: «Меня беспокоит пересмотр статьи» (Levi-Belz and Kreiner, 2016).Этот пример продемонстрировал, что общее количество слов указывает на объем SD-коммуникации, но ничего не говорит нам о том, насколько это эмоциональное, личное или рефлексивное. Напротив, интонация и ритм могут указывать на эмоциональную интенсивность SD-коммуникации, но не на ее содержание. Этот кажущийся недостаток может перерасти в преимущество, если эти меры будут объединены в комбинированный инструмент оценки, который предложит многомерный взгляд на УР.

В настоящее время необходимо дополнительно изучить некоторые из описанных выше мер и установить их связь с различными аспектами УР.Тем не менее, в недавнем исследовании (Levi-Belz and Kreiner, 2016) мы сделали первую попытку оценить SD в межличностном взаимодействии с использованием комбинированных лингвистических инструментов. Важно отметить, что для оценки валидности таких инструментов мы исследовали, в какой степени SD, отраженное в лингвистических показателях, коррелировало с субъективным (самооцененным) SD и с SD по мнению других. В этом исследовании участники были опрошены, а записанные интервью были подвергнуты вербальному (подсчет секретных слов) и вокальному (измерение беглости речи) анализу и представлены судьям, которые оценили SD выступающих.Лингвистические параметры обеспечивали хорошее предсказание расположенного оцененного SD, тогда как самооценка SD показателей не позволяла предсказать оценки судей. Эти предварительные результаты предполагают, что лингвистические показатели SD могут обеспечить достоверную оценку локализованного SD, и требуют дальнейших исследований, чтобы изучить масштаб их достоверности и расширить его, а также изучить разрыв между долгосрочными самооценками SD и ситуативным SD как отражено в лингвистических оценках SD (Levi-Belz and Kreiner, 2016).

Таким образом, в этом последнем разделе мы обрисовываем наше предложение по всесторонней оценке SD, которое объединяет как традиционные шкалы SD самоотчета, такие как JSDQ (Jourard, 1971), так и комбинированное измерение ситуативной оценки SD на основе вербальных и акустических измерений. как описано выше.Мы надеемся, что дальнейшие исследования, вдохновленные этим предложением, разовьют этот подход и эмпирически проверит наше предложение.

Комбинированное измерение местоположения SD

Разработка комбинированного инструмента для оценки расположенного SD может преследовать либо подход, основанный на данных, либо теоретически основанный. Подход, основанный на данных, может не зависеть от теоретических предположений и начинать скорее с обширного массива данных, предоставляемых различными акустическими и вербальными измерениями. Он может использовать статистические инструменты, такие как многомерное масштабирование (MDS), чтобы изучить общую и уникальную изменчивость различных показателей, очертить основные аспекты SD, а затем изучить, в какой степени они соответствуют теоретической литературе SD.

Напротив, теоретически ориентированный подход должен начинаться с определения основных параметров SD и использования статистических инструментов, таких как подтверждающий факторный анализ (CFA), для сопоставления различных показателей SD с этими измерениями. Текущий обзор предполагает, что словесные и акустические измерения могут охватывать три важных измерения SD, а именно: ЧТО, КАК, и , КАК МНОГО . Это сопоставление можно предварительно связать с размерами Омарзу (2000) WIDTH, DEPTH, и DURATION , где WHAT относится к WIDTH , HOW — к DEPTH , а HOW MUCH — к расширенной версии Omarzu ( 2000) ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ размер.Однако мы считаем, что любая попытка сопоставить различные показатели с измерениями УР должна основываться на эмпирических данных.

На основе этого предварительного отображения можно построить трехмерный профиль SD. Параметр НАСКОЛЬКО относится к объему раскрываемой информации и, как показано в предыдущих исследованиях, может быть измерен по общему количеству слов и продолжительности разговорного общения. Параметр WHAT относится к контенту, передаваемому в сообщении SD, а именно, какие темы обсуждаются, какие эмоции раскрываются и какие символы упоминаются (например,г., себя, значимых других). Это может быть оценено с помощью показателей содержания, таких как количество слов-эмоций, рефлексивных глаголов (например, ожидать, понять) и местоимений (например, я, я, ты, мы). Наконец, размер HOW относится к способу передачи этого контента и может отражаться в акустических показателях. Например, такие показатели, как интонация и громкость, могут указывать на интенсивность переживаемых и выраженных эмоций, в то время как беглость речи (измеряемая, например, по количеству и продолжительности молчания) может быть информативной в отношении легкости или сложности раскрытия информации.Необработанные значения всех этих мер могут быть стандартизированы и представлены в комбинированном профиле, как показано на рисунке 2. Комбинированная оценка затем дает сложный профиль расположенной SD человека, а не одно значение в континууме от высокого к низкому.

Рисунок 2 . Трехмерные профили SD: три гипотетических примера различных стилей SD.

На рис. 2 представлены гипотетические профили SD, полученные с помощью различных измерений SD для трех разных индивидуумов — «Хьюи», «Дьюи» и «Луи.«И Хьюи, и Дьюи показывают высокие значения показателей объема, поэтому, если бы мы использовали только показатели объема, они были бы классифицированы как отражающие высокий уровень раскрытия информации. Однако при изучении полного профиля мы можем увидеть очень разные стили SD. Хьюи демонстрирует высокие уровни интонационной изменчивости и громкости, в то время как Дьюи демонстрирует низкие уровни по этим параметрам. Более того, Хьюи показывает высокий счет во всех лексических классах, а Дьюи показывает низкое количество слов в словах-эмоциях и самоназначениях с относительно высоким счетом в рефлексивных глаголах.Таким образом, в то время как профили Хьюи и Дьюи отражают много разговоров, Хьюи, кажется, может раскрыть свое горе и выразить свои эмоции, тогда как многословие Дьюи, похоже, скрывает сдержанную речь с менее эмоциональным и личным содержанием. Таким образом, SD-стиль Хьюи можно охарактеризовать как очень эмоциональный и интимный, тогда как SD-стиль Дьюи можно охарактеризовать как псевдораскрытие, возможно, избегающее близости и подавляющее тревожные эмоции и переживания. Наконец, Луи показывает средние значения общего количества слов, продолжительности ответа, интонации и громкости с очень низкими значениями беглости и эмоциональных слов, но большое количество рефлексивных глаголов.Его профиль предполагает более задумчивый и интеллектуальный стиль SD, он, кажется, готов поделиться своим опытом, но испытывает трудности с выражением своих эмоций.

Эти гипотетические профили демонстрируют, как трехмерная оценка расположенного SD может выявить сложную природу SD. Эти профили могут представлять разные стили SD, представленные тремя разными людьми. Однако они также могут представлять разные стили SD, демонстрируемые одним человеком в разные моменты времени.Например, пациент, начинающий терапевтическое взаимодействие, несколько неохотно разговаривает, постепенно говорит больше, но с сдержанным неэмоциональным интеллектуальным SD-стилем, который в определенный момент может превратиться в интимный эмоциональный SD-стиль. Таким образом, эти профили могут выявить изменения в паттернах SD, которые могут быть связаны с ситуативными факторами, такими как динамические аспекты межличностного взаимодействия.

Предлагаемые инструменты обладают тремя важными преимуществами. Во-первых, оценка может выполняться во время естественного взаимодействия и не требует ни формальных настроек оценки, ни анкет самоотчета, которые могут создавать «тестовые» настройки.Во-вторых, он обеспечивает объективную оценку (поскольку она компьютеризирована) менее подвержена предубеждениям диагностов или преднамеренным и мотивационным предубеждениям испытуемого, чем самооценка SD или потенциальная. Наконец, этот инструмент очень чувствителен к изменениям в реальном времени во время взаимодействия, поэтому он может пролить свет на конкретные характеристики взаимодействия, которые влияют на индивидуальный SD in situ . Хотя преимущества очевидны, важно отметить, что разработка такого инструмента требует вычислительно-ресурсоемких алгоритмов.Более того, хотя психологи интуитивно интерпретируют вербальные и речевые выражения пациентов, алгоритмы, лежащие в основе предлагаемого инструмента, непрозрачны и не интуитивно понятны психологам, поэтому они могут сомневаться в его достоверности и, следовательно, неохотно использовать его. Эти недостатки могут препятствовать разработке и внедрению таких инструментов оценки; Чтобы облегчить этот процесс, важно интегрировать эти новые методологические инструменты с более знакомыми и широко используемыми инструментами.

Интеграция SD самооценок и оценок SD

Расположенные профили SD, как описано выше, отражают фактическое SD во время межличностного взаимодействия, но как таковые они не предназначены для отражения длительной тенденции к раскрытию личной информации.Предыдущие исследования, в которых использовались показатели стандартного отклонения, интересовались либо фактическим стандартным отклонением, либо стабильным стандартным отклонением, тенденция: лишь в нескольких исследованиях изучалась корреляция между фактическим стандартным отклонением, измеренным по количеству слов, и стандартным отклонением, сообщаемым самими авторами, по оценке JSDQ (Pedersen and Breglio , 1968; Леви-Белц, Крейнер, 2016). Эти исследования показывают, что фактическое SD и самооценки стабильного SD не сильно коррелируют, и предлагают рассматривать их как дополнительные меры SD, а не как альтернативные или противоречащие друг другу показатели.Использование обоих показателей может иметь важные последствия как на теоретическом, так и на практическом, клиническом уровнях.

На теоретическом уровне будущие исследования, которые будут изучать индивидуальные различия в расхождениях между фактическим и самовоспринимаемым SD, могут пролить свет на психологические процессы, которые его порождают. Такое разобщение между поведением и самовосприятием может указывать, например, на проблемное развитие личности или негибкое использование защитных механизмов. Понимание психологических процессов, порождающих разрыв, может способствовать нашему пониманию вклада УР в преодоление жизненных проблем и конфликтов.

Более того, изучение взаимосвязи между длительной склонностью пациентов к раскрытию и их фактическим SD во время терапевтических взаимодействий может иметь важные клинические последствия. Недавние исследования (например, Aderka et al., 2012; Bohn et al., 2013) показывают, что в терапевтических взаимодействиях положительные изменения часто не проявляются в постепенном и систематическом переходе от одной встречи к другой, скорее, внезапный выигрыш проявляется. проявляется в определенный момент терапевтического процесса. Поскольку фактический стиль УР часто является ключевым показателем такого изменения, способность его оценить может иметь решающее значение для понимания основных процессов, вызвавших изменение.Важно отметить, что пациенты с различным уровнем склонности к SD могут по-разному реагировать на разные терапевтические подходы. Например, пациент с тенденцией к низкому SD может показывать существенное увеличение фактического SD после некоторого SD со стороны терапевта, тогда как пациенту с тенденцией к высокому SD это может не понадобиться или даже показывать сниженное фактическое SD в ответ на SD терапевта. Кроме того, терапевт может узнать из несоответствия между фактической и самооценкой SD об уязвимости пациента в межличностных взаимодействиях и его трудностях в развитии интимных отношений.

Заключение

Самораскрытие — это сложное поведение, модулируемое стабильными личностными качествами, а также временными ситуативными факторами. Чтобы получить исчерпывающую оценку SD, мы должны быть в состоянии измерить фактическое расположенное SD, а также стабильную тенденцию к SD. Измерение фактического SD сопряжено с рядом методологических проблем. Очевидно, что методы самоотчета неадекватны, поскольку они мешают естественному взаимодействию. В этой статье мы предложили разработку новых инструментов, которые могут позволить лучше измерить переходные, ситуативные аспекты SD.Наше предложение вытекало из широко распространенной точки зрения, согласно которой SD включает обмен личной и эмоциональной информацией о себе посредством вербального общения (Jourard, 1971; Cozby, 1973; Omarzu, 2000; Chaudoir and Fisher, 2010). В соответствии с этой точкой зрения, предлагаемые здесь меры основаны на вербальном общении SD и направлены на оценку того, насколько это общение является личным, эмоциональным и касается самого себя.

Некоторые из мер, рассмотренных в этой статье, использовались в других контекстах для оценки расположенного SD, а также других психологических процессов.Тогда кажется, что такие меры могут отражать общие неспецифические психологические процессы. Тем не менее, мы утверждаем, что можно объединить различные меры в инструмент комплексной оценки, специально настроенный для УР. Мы полагаем, что, изучая общий и уникальный вклад различных акустических и вербальных измерений в оценку SD, будущие исследования будут способствовать многомерной оценке SD. Такая оценка может быть предусмотрена для дополнения показателей устойчивой воспринимаемой тенденции к УР, выявления ее взаимодействия с ситуативными факторами, такими как динамика межличностного взаимодействия, и позволит нам предсказать фактическое поведение УР в данных ситуациях.Мы считаем, что разработка компьютеризированных инструментов для измерения акустических и речевых параметров и реализации комплексной моментальной оценки в режиме реального времени — это всего лишь вопрос времени. Эти инструменты были бы полезны в различных контекстах, в которых требуется объективная оценка на месте . Например, в справочных линиях, где единственная доступная информация о звонящем — это записанный разговор, такие инструменты можно использовать для оценки их склонности к SD во время разговора и улучшения оценки рисков (например,g., для суицидальных мыслей или попыток). Применение таких инструментов в кризисных вмешательствах может способствовать пониманию терапевтами непосредственных реакций участников на динамику вмешательства, помогая им корректировать их индивидуально по мере их продвижения, чтобы получить лучшие результаты. Наконец, эти инструменты могут быть полезны для симулирующей оценки, при которой предполагается, что эмоции и переживания, о которых я сам сообщаю, преувеличены или даже ложны, в попытке получить незаслуженную прибыль.

«Слова, которые мы используем в повседневной жизни, отражают то, на что мы обращаем внимание, о чем думаем, чего мы пытаемся избежать, как мы себя чувствуем и как мы организуем и анализируем наши миры» (Tausczik and Pennebaker, 2010; с.25). Опираясь на вербальные и акустические измерения, полученные из вербальной коммуникации SD, можно разработать новые захватывающие инструменты, которые чувствительны к временным колебаниям SD во время реального межличностного взаимодействия. Это может иметь важные последствия как для исследования и теории SD, так и для клинического контекста. Исследователи смогут оценить влияние ответов терапевтов на SD пациентов в клинических условиях, таких как телефон доверия или терапевтические сеансы.Такое исследование может предоставить основанное на фактах понимание с важными последствиями для теоретических дебатов о межличностных отношениях в консультировании и психотерапии (Gunlicks-Stoessel and Weissman, 2010).

Авторские взносы

HK и YL-B написали первый вариант рукописи, провели обзор литературы и несли ответственность за извлечение данных и оценку качества. HK и YL-B внесли свой вклад в интерпретацию данных, критически отредактировали рукопись и одобрили окончательную версию.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Адерка И. М., Никерсон А., Бё Х. Дж. И Хофманн С. Г. (2012). Внезапные успехи во время психологического лечения тревоги и депрессии: метаанализ. J. Consult. Clin. Psychol. 80, 93–101. DOI: 10.1037 / a0026455

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Адлер, Р.Б. и Таун Н. (1999). Наблюдение / наблюдение: Межличностное общение . 9-е изд. Сан-Франциско, Калифорния: Харкорт Брейс.

Google Scholar

Альтман И. и Тейлор Д. А. (1973). Социальное проникновение: развитие межличностных отношений . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.

Google Scholar

Амир, Н., Миксдорф, Х., Амир, О., Рохман, Д., Даймонд, Г. М., Пфитцингер, Х. Р. и др. (2010). «Неразрешенный гнев: просодический анализ и классификация речи из терапевтических условий» в статье , представленной на собрании речевой просодии 2010 года .(Чикаго: Иллинойс).

Google Scholar

Anolli, L., and Ciceri, R. (2002). Анализ вокальных профилей мужского соблазнения: от показа до самораскрытия. J. Gen. Psychol. 129, 149–169. DOI: 10.1080 / 00221300209603135

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Берг, Дж. Х., и Дерлега, В. Дж. (1987). Отзывчивость и самораскрытие . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Plenum Press.

Google Scholar

Боулс, А., и Кляйн, К. (2005). Использование слова в эмоциональных рассказах о неудавшихся романтических отношениях и последующем психическом здоровье. J. Lang. Soc. Psychol. 24, 252–268. DOI: 10.1177 / 0261927X05278386

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бон К., Адерка И. М., Шрайбер Ф., Станжер У. и Хофманн С. Г. (2013). Внезапные успехи в когнитивной терапии и межличностной терапии социального тревожного расстройства. J. Consult. Clin. Psychol. 81, 177–182. DOI: 10.1037 / a0031198

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бонд, Г.Д., и Ли, А. Ю. (2005). Язык лжи в тюрьме: лингвистическая классификация правдивого и обманчивого естественного языка заключенных. Прил. Cogn. Psychol. 19, 313–329. DOI: 10.1002 / acp.1087

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карпентер, Дж. К., и Фриз, Дж. Дж. (1979). Три аспекта самораскрытия, связанные с качеством настройки. J. Pers. Оценивать. 43, 78–85.

Google Scholar

Каррелл, Л. Дж., И Уилмингтон, К.С. (1998). Взаимосвязь между самоотчетами о восприятии общения и оценками коммуникативной компетентности обученных наблюдателей. Commun. Rep. 11, 87–95. DOI: 10.1080 / 08934219809367688

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чайкин А. Л., Дерлега В. Дж. И Миллер С. Дж. (1976). Влияние комнатной среды на самораскрытие в аналоге консультирования. Дж. Кунс. Psychol. 23, 479–481. DOI: 10.1037 / 0022-0167.23.5.479

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Chaudoir, S.Р., Фишер Дж. Д. (2010). Модель процессов раскрытия информации: понимание процесса принятия решений о раскрытии информации и результатов после раскрытия информации среди людей, живущих со скрытой стигматизированной идентичностью. Psychol. Бык. 136, 236–256. DOI: 10.1037 / a0018193

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Chelune, G.J. (1976). Обзор ситуаций самораскрытия: новый подход к измерению самораскрытия. JSAS Кат. Sel. Док. Psychol. 6, 111–112.

Google Scholar

Челун, Г.Дж. (1979). Самораскрытие: истоки, закономерности и последствия открытости в межличностных отношениях . Сан-Франциско, Калифорния: Джосси-Басс.

Google Scholar

Д’Андреа В., Чиу П. Х., Касас Б. Р. и Делдин П. (2012). Лингвистические предикторы симптомов посттравматического стрессового расстройства после 11 сентября 2001 г. Прил. Cogn. Psychol. 26, 316–323. DOI: 10.1002 / acp.1830

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дерлега, В.Дж. И Берг Дж. Х. (1987). Самораскрытие: теория, исследования и терапия . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пленум.

Google Scholar

Дерлега В. Дж., Уинстед Б. А., Льюис Р. Дж. И Мэддакс Дж. (1993). Реакция клиентов на неудовлетворенность психотерапией: проверка модели Русбулта: уход-голос-лояльность-пренебрежение. J. Soc. Clin. Psychol. 12, 307–318. DOI: 10.1521 / jscp.1993.12.3.307

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дерлега, В. Дж., И Гжелак, Дж.(1979). «Уместность самораскрытия» в Самораскрытие: истоки, закономерности и последствия открытости в межличностных отношениях . изд. Дж. Дж. Челун (Сан-Франциско, Калифорния: Джосси-Басс), 151–176.

Google Scholar

Фарбер, Б.А. (2006). Самораскрытие в психотерапии . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Google Scholar

Форгас, Дж. П. (2011). Аффективное влияние на самораскрытие: влияние настроения на близость и взаимность раскрытия личной информации. J. Pers. Soc. Psychol. 100, 449–461. DOI: 10.1037 / a0021129

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фрисина, П. Г., Бород, Дж. К., и Лепор, С. Дж. (2004). Метаанализ влияния письменного раскрытия эмоциональной информации на состояние здоровья клинических групп населения. J. Nerv. Ment. Дис. 192, 629–634. DOI: 10.1097 / 01.nmd.0000138317.30764.63

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гонсалес, А.Л., Хэнкок, Дж. Т., и Пеннебейкер, Дж. У. (2010). Соответствие языкового стиля как предиктор социальной динамики в малых группах. Commun. Res. 37, 3–19.

Google Scholar

Гринберг, М. А., Вортман, К. Б., и Стоун, А. А. (1996). Выражение эмоций и физическое благополучие: пересмотр травмирующих воспоминаний или развитие саморегуляции? J. Pers. Soc. Psychol. 71, 588–602. DOI: 10.1037 / 0022-3514.71.3.588

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гринберг, М.и Стоун А. (1992). Написание о выявленных травмах в сравнении с нераскрытыми: немедленное и долгосрочное влияние на настроение и здоровье. J. Pers. Soc. Psychol. 63, 75–84. DOI: 10.1037 / 0022-3514.63.1.75

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Gunlicks-Stoessel, M., and Weissman, M. M. (2010). «Межличностная психотерапия (IPT)» в Справочник по межличностной психологии: теория, исследования, оценка и терапевтические вмешательства . ред. Л.М. Горовиц и С. Страк (Хобокен, штат Нью-Джерси: John Wiley & Sons, Inc.).

Google Scholar

Харви, Дж. Х., и Омарзу, Дж. (1997). Помня о близких отношениях. Личный. Soc. Psychol. Ред. 1, 224–240.

Google Scholar

Холмс, Д., Альперс, Г. В., Исмаилджи, Т., Классен, К., Уэльс, Т., Чести, В. и др. (2007). Когнитивная и эмоциональная обработка в рассказах о женщинах, подвергшихся насилию со стороны интимных партнеров. Насилие в отношении женщин 13, 1192–1205.DOI: 10.1177 / 1077801207307801.

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хореш Н., Леви Ю. и Аптер А. (2012). Сравнение серьезных с медицинской точки зрения и несерьезных попыток самоубийства: зависимость летальности и намерения от клинических и межличностных характеристик. J. Affect. Disord. 136, 286–293. DOI: 10.1016 / j.jad.2011.11.035

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Игнатий Э. и Кокконен М. (2007). Факторы, способствующие вербальному самораскрытию. Nord. Psychol. 59, 362–391. DOI: 10.1027 / 1901-2276.59.4.362

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джойнсон, А. Н. (2001). Самораскрытие в компьютерной коммуникации: роль самосознания и визуальной анонимности. Eur. J. Soc. Psychol. 31, 177–192. DOI: 10.1002 / ejsp.36

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джоинсон, А. Н. и Пейн, К. Б. (2007). «Самораскрытие, конфиденциальность и Интернет» в Оксфордском справочнике интернет-психологии .ред. А. Н. Джойнсон, К. Ю. А. Маккенна, Т. Постмес, У.-Д. Reips (Оксфорд, Англия: Oxford University Press), 237–252.

Google Scholar

Журар, С. М. (1964). Прозрачное Я: Самораскрытие и благополучие . Принстон, Нью-Джерси: Ван Ностранд.

Google Scholar

Журар, С. М. (1971). Самораскрытие: экспериментальный анализ прозрачного себя . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley.

Google Scholar

Кан, Дж.Х. и Хесслинг Р. М. (2001). Измерение склонности к сокрытию или раскрытию психологического стресса. J. Soc. Clin. Psychol. 20, 41–65. DOI: 10.1521 / jscp.20.1.41.22254

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кан, Дж. Х., и Гаррисон, А. М. (2009). Эмоциональное самораскрытие и эмоциональное избегание: отношения с симптомами депрессии и тревоги. Дж. Кунс. Psychol. 56, 573–584. DOI: 10.1037 / a0016574

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кан, Дж.Х., Тобин, Р. М., Мэсси, А. Э., и Андерсон, Дж. А. (2007). Измерение эмоционального выражения с помощью лингвистического запроса и подсчета слов. Am. J. Psychol. 120, 263–286. DOI: 10.2307/20445398

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кан, Дж. Х., Хак, Б. Э., Брэдли, А. М., Глински, А. Дж., И Малак, Б. Л. (2012). Индекс раскрытия информации о бедствии: обзор исследования и мультитрейт-мультиметодное обследование. Дж. Кунс. Psychol. 59, 134–149.DOI: 10.1037 / a0025716

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кеннеди-Мур, Э. и Уотсон, Дж. К. (2001). Как и когда помогает эмоциональное выражение? Rev. Gen. Psychol. 5, 187–212. DOI: 10.1037 / 1089-2680.5.3.187

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ларсон Д. Г. и Честейн Р. Л. (1990). Само-сокрытие: концептуализация, измерение и последствия для здоровья. J. Soc. Clin. Psychol. 9, 439–455.DOI: 10.1521 / jscp.1990.9.4.439

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лоренсо, Дж., Барретт, Ф. Л., и Пьетромонако, П. Р. (1998). Близость как межличностный процесс: важность самораскрытия, раскрытия партнера и воспринимаемой реакции партнера в межличностных обменах. J. Pers. Soc. Psychol. 74, 1238–1251. DOI: 10.1037 / 0022-3514.74.5.1238

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леви Ю., Хореш Н., Фишель, Т., Тревес, И., Ор, Э., и Аптер, А. (2008). Психическая боль и ее связь при серьезных с медицинской точки зрения попытках самоубийства: «невозможная ситуация». J. Affect. Disord. 111, 244–250. DOI: 10.1016 / j.jad.2008.02.022

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леви-Белз Ю., Гвион Ю., Хореш Н., Фишель Т., Тревес И., Ор Э. и др. (2014). Психическая боль, трудности общения и серьезные с медицинской точки зрения попытки самоубийства: исследование случай-контроль. Arch. Suicide Res. 18, 74–87. DOI: 10.1080 / 13811118.2013.809041

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леви-Белз Ю. (2015). Связанный со стрессом рост среди выживших после суицида: роль межличностных и когнитивных факторов. Arch. Suicide Res. 19, 305–320. DOI: 10.1080 / 13811118.2014.957452

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леви-Белз Ю. (2016). Делиться или не делиться? Вклад самораскрытия в связанный со стрессом рост среди выживших после суицида. Стад смерти. 40, 405–413. DOI: 10.1080 / 07481187.2016.1160164

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леви-Белц Ю., Крейнер Х. (2016). Что вы говорите и как вы это говорите: анализ содержания речи и беглости речи как предикторы оцененного самораскрытия. soc.Psychol.pers.sci. 7, 232–239.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Mikulincer, M., and Nachshon, O. (1991). Стили привязанности и шаблоны самораскрытия. J. Pers. Soc. Psychol. 61, 321–331. DOI: 10.1037 / 0022-3514.61.2.321

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Миллер Л. К., Берг Дж. Х. и Арчер Р. Л. (1983). Открывающие: люди, которые раскрывают себя в интимной сфере. J. Pers. Soc. Psychol. 44, 1234–1244. DOI: 10.1037 / 0022-3514.44.6.1234

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мортон Т. Л. (1978). Близость и взаимность обмена: сравнение супругов и незнакомцев. J. Pers. Soc. Psychol. 36, 72–81. DOI: 10.1037 / 0022-3514.36.1.72

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оккен, В., ван Ромпей, Т., и Пруйн, А. (2013). Пространство для движения: о пространственных ограничениях и самораскрытии во время задушевных разговоров. Environ. Behav. 45, 737–760. DOI: 10.1177 / 0013916512444780

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Омарзу Дж. (2000). Модель решения о раскрытии информации: определение того, как и когда люди будут раскрывать себя. Личный. Soc. Psychol. Ред. 4, 174–185. DOI: 10.1207 / S15327957PSPR0402_05

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Педерсен, Д. М., и Бреглио, В. Дж. (1968). Корреляция двух инвентаризаций самораскрытия с фактическим самораскрытием: исследование достоверности. J. Psychol. 68, 291–298. DOI: 10.1080 / 00223980.1968.10543436

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Pennebaker, J. W., Kiecolt-Glaser, J. K., and Glaser, R.(1988). Раскрытие травм и иммунной функции: последствия для здоровья для психотерапии. J. Consult. Clin. Psychol. 56, 239–245. DOI: 10.1037 / 0022-006X.56.2.239

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Pennebaker, J. W., Mehl, M. R., and Niederhoffer, K. G. (2003). Психологические аспекты использования естественного языка: наши слова, мы сами. Annu. Rev. Psychol. 54, 547–577. DOI: 10.1146 / annurev.psych.54.101601.145041

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пфитцингер, Х.Р. и Кэрнбах К. (2008). «Амплитуда и изменение амплитуды эмоциональной речи» в Proceedings of Interspeech 2008, Брисбен, Австралия, . 1036–1039.

Google Scholar

Пруст, М. (1983). «Сладкий обман ушел, глава первая: горе и забвение» в поисках утраченного времени, т. V, пленник. Беглец . Vol. 2, ред. К. К. Скотт Монкрифф, Т. Килмартин, пер. Редакция Д. Дж. Энрайта (Лондон, Великобритания: выпуски Вордсворта). (Оригинальная работа опубликована в 1919 г.), стр.893.

Google Scholar

Розен, С., и Розен, С. (1992). Временная информация — это речь: акустический, слуховой и лингвистический аспекты. Philos. Пер. R. Soc. Лондон. 336, 367–373. DOI: 10.1098 / rstb.1992.0070

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Руд, С. С., Гортнер, Э. М., и Пеннебейкер, Дж. У. (2004). Использование языка депрессивными и уязвимыми к депрессии студентами колледжей. Cognit. Эмот. 18, 1121–1133. DOI: 10.1080/02699930441000030

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шерер, К. Р. и Банс, Р. (1991). Голосовые подсказки в кодировании и декодировании эмоций. Motiv. Эмот. 15, 123–148. DOI: 10.1007 / BF00995674

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шерер К. Р., Банс Р. и Уоллботт Х. Г. (2001). Выводы об эмоциях на основе вокального выражения коррелируют между языками и культурами. J. Cross-Cult. Psychol. 32, 76–92. DOI: 10.1177 / 0022022101032001009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шерер, К.Р., Джонстон, Т., и Класмейер, Г. (2003). «Голосовое выражение эмоций» в Справочник аффективных наук . ред. Р. Дж. Дэвидсон, К. Р. Шерер и Х. Х. Голдсмит (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 433–456.

Google Scholar

Сноудон Д. А., Кемпер С. Дж., Мортимер Дж. А., Грейнер Л. Х., Векштейн Д. Р. и Маркесбери В. Р. (1996). Лингвистические способности в раннем возрасте и когнитивные функции и болезнь Альцгеймера в позднем возрасте. J. Am. Med. Доц. 275, 528–532.

Google Scholar

Стайлз, В. Б. (1995). «Раскрытие как речевой акт: психотерапевтическое ли раскрытие?» in Эмоции, раскрытие информации и здоровье . изд. Дж. Пеннебейкер (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация), 71–91.

Google Scholar

Салливан, Х.С. (1953). Межличностная теория психиатрии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Нортон.

Google Scholar

Tausczik, R.Y., and Pennebaker, J.W. (2010). Психологическое значение слов: LIWC и компьютерные методы анализа текста. J. Lang. Soc. Psychol. 29, 24–54. DOI: 10.1177 / 0261927X09351676

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Титце, И. Р. (2000). Принципы голосового производства (2-я печать). Айова-Сити, штат Айова: Национальный центр голоса и речи.

Google Scholar

Вей, М., Рассел, Д. В., и Закалик, Р. А. (2005). Привязанность к взрослым, социальная самоэффективность, самораскрытие, одиночество и последующая депрессия для первокурсников колледжа: лонгитюдное исследование. Дж. Кунс. Psychol. 52, 602–614. DOI: 10.1037 / 0022-0167.52.4.602

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Weintraub, W. (1981). Вербальное поведение: адаптация и психопатология . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер.

Google Scholar

Weintraub, W. (1989). Вербальное поведение в повседневной жизни . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер.

Google Scholar

Wiseman, H., and Rice, L. N. (1989). Последовательный анализ взаимодействия терапевта с клиентом во время изменений: подход, ориентированный на задачу. J. Consult. Clin. Psychol. 57, 281–286. DOI: 10.1037 / 0022-006X.57.2.281

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжао, К., Хайндс, П., и Гао, Г. (2012). «Как и с кем люди делятся: роль культуры в самораскрытии в онлайн-сообществах» в Труды конференции ACM 2012 по совместной работе с компьютерной поддержкой . 67–76.

Google Scholar

Самораскрытие — обзор | Темы ScienceDirect

Гремлин номер пять: Самораскрытие

Если бы эта книга была написана 10 лет назад, обсуждение самораскрытия было бы относительно простым.Здесь задействован профессиональный принцип; этические требования каждой профессиональной группы заключаются в том, чтобы различать профессиональную и частную жизнь практикующего врача (см. Американская ассоциация консультантов, 2005 г .; Американская психиатрическая ассоциация, 2001 г .; Американская психологическая ассоциация, 2002 г .; Национальная ассоциация социальных работников, 2008 г.). Все эти профессиональные группы определяют, какое поведение практикующего специалиста соответствует или нарушает их этические стандарты. Они также прямо заявляют, что эти этические требования не распространяются на личную жизнь.Пайпс, Холштайн и Агирре (2005) четко (и красочно) отмечают это различие при сравнении частной жизни практикующего врача с его или его профессиональной.

Вне своей роли психологов они могут… нарушать секреты, оскорблять своих романтических партнеров, лгать своим друзьям, несправедливо оценивать других и вообще вести себя как вошь. (стр. 326)

Вопрос о самораскрытии никогда не был проблемой в старые жесткие дни фрейдистского психоанализа.Четкое незыблемое правило заключалось в том, чтобы никогда ничего не рассказывать о терапевте или отвечать на любой вопрос, задаваемый пациентом. Теория, лежащая в основе этого, заключалась в том, что аналитик должен был представлять «пустой экран», на который анализанд мог проецировать свой перенос. Конечно, никто не бывает пустым экраном, хотя ортодоксальному психоанализу потребовалось полвека, чтобы это понять.

Появились два новых аспекта самораскрытия, которые неизмеримо изменили дискуссию: первое — это изменения в терапевтической теории, а второе — мощное влияние Интернета на клиническую практику.Современные школы психотерапии (подобные тем, которые представлены в этой книге) более расслаблены и позволяют личности терапевта присутствовать в кабинете психолога. Этот прогресс в технике — двусторонняя монета, у которой есть преимущества и недостатки для прогресса психологического лечения. Его преимущество заключается в том, что он способствует развитию сочувствия и терапевтического взаимопонимания между терапевтом и пациентом. Но потенциальные недостатки огромны. Было легко понять, как вести себя как фрейдистский аналитик — просто сказать «Нет».«Поскольку мы открыли дверь для личных вопросов от наших клиентов, можем ли мы также открыть ящик Пандоры, развязав запутанную паутину переноса и контрпереноса? На какие вопросы мы отвечаем и когда мы отступаем к безопасным терапевтическим границам? История из моего прошлого иллюстрирует эту дилемму.

Я прошел обучение в качестве клинического психолога на факультете психологии Городского колледжа Нью-Йорка. На втором году программы мы работали неполный рабочий день в консультационном центре колледжа.Меня назначили на первое собеседование со студентом бакалавриата. Он должен был стать первым клиентом в моей карьере. Я прибыл в центр со свежим блокнотом и планом проведения интервью. Я представился студенту, и мы вошли в консультационную и сели. Затем, прежде чем я успел что-то сказать, он сказал: «Я хочу знать, как вы относитесь к войне во Вьетнаме». Я был ошеломлен. Этого не должно было случиться! Я должен был быть главным! Пока я сидел в смятении, он сказал: «Я буду работать с вами, только если вы согласитесь со мной в том, что война аморальна и должна закончиться.«Для тех, кто слишком молод, чтобы помнить, война во Вьетнаме вызвала в Америке сильнейшие разногласия, а война в Юго-Восточной Азии сопровождалась демонстрациями на наших улицах, многочисленными арестами, а в некоторых случаях студенты были застрелены и убиты.

Как и другие студенты, я также был против войны и выступал на улицах с призывом к нашему правительству положить конец войне. Но дело было не в этом. Имею ли я, неофит (головастик?) Терапевт, право внедрять свои ценности в терапию этого молодого человека — в придачу, по его требованию? Я держался за штаны и принял решение, основываясь на том, насколько важны общие ценности для этого молодого человека.Я сказал, что я против войны. В ответ он поблагодарил меня за ответ и начал объяснять, почему он хочет пройти курс психотерапии.

Сразу после сеанса я побежал к своему руководителю, чтобы признаться в своем грехе и попросить отпущения грехов. Мой научный руководитель был лучшим на факультете; он был почти легендой городского колледжа, и я чрезвычайно уважал его мнение. «Он имеет право знать о ваших ценностях», — сказал доктор Герцман. На следующий день он обсуждал этот вопрос в моем классе супервизии и утверждал, что общие ценности помогают формированию терапевтического союза.За 45 лет, прошедших с того дня, я понял, что мой руководитель был прав. Общие ценности консультанта и консультанта представляют собой плодородную основу для успешного лечения. С другой стороны, я также узнал, что их выражение сопряжено со значительными рисками. Какие ценности мы должны разделять, как часто и когда мы должны остановиться? Эта проблема общих ценностей и другие личные вопросы не часто возникают во время первоначального собеседования, но, как я уже говорил ранее, то, что консультант-новичок будет иметь дело как с краткосрочными, так и с долгосрочными клиентами, является лишь вопросом времени.

Как уже упоминалось, пациент имеет право на объяснение процесса, который он или она предпринимает. В условиях клиники может существовать письменная процедура; в частной практике терапевт обычно делает заявление о том, что он или она делает и почему. С другой стороны, личные вопросы об интервьюере лучше оставить без ответа, потому что за такой короткий период времени невозможно понять, какое мета-сообщение он передаст вашему клиенту.

Единственное исключение, которое я делаю, — это отвечать на вопрос о моей сексуальной ориентации, но только если меня спросят.Самораскрытие своей сексуальной ориентации часто обсуждается в профессиональной литературе, потому что это важно для ЛГБТ (Gartrell, 1994; Herek & Greene, 1994; Kitud, 1991; Perlman, 1991). Терапевты-геи и лесбиянки спорят о преимуществах и недостатках «откровения» со своими клиентами, и по общему мнению, они должны это делать, когда их об этом просят. Это легко сделать в крупных мегаполисах, но сложнее, если вы работаете в сельских клиниках, особенно в тех, которые финансируются по религиозным принципам.У юристов есть хорошее высказывание о проблеме. Это означает, что «нос верблюда в палатке» означает, что, ответив (в данном случае) на один вопрос, вы, возможно, не сможете сократить другие вопросы клиента, которые могут стать более навязчивыми. Всегда не забывайте мыслить категориями мета-коммуникаций; в чем основной смысл вопроса?

Хотя я буду раскрывать свою сексуальную ориентацию, мой клиент не имеет права знать, есть ли у меня любовник, когда я вышла, где я живу или что-нибудь еще в моей жизни.Одним из юмористических примеров из моей практики был пациент, который во время сеанса часто хотел положить еду в мой холодильник, чтобы он мог осмотреть мою квартиру и узнать, какие продукты я ем (и держу ли я аккуратную кухню). В наши дни в Интернете клиент может выполнить поиск, чтобы узнать обо мне, и многие из моих пациентов это сделали. Это их прерогатива. Я не буду подпитывать скрытые фантазии, которые мотивируют вопросы, и у меня нет времени, чтобы узнать об этом во время первого собеседования.Пациент, который настойчиво задает личные вопросы, может иметь серьезные проблемы с границами эго, и это следует отметить в письменном отчете. Ответы на личные вопросы во время первоначального собеседования дают мета-сообщение о том, что будущий терапевт удовлетворит потребности пациента в зависимости или контроле. Назначенный терапевт не поблагодарит вас за то, что вы усложнили ее или его работу. Эти вопросы, касающиеся различия между профессиональными функциями и частной жизнью, относительно легко определить.

Из всех авторов этой книги Николс (глава 4) больше всего раскрывает своим клиентам ее жизнь, биографию и цели психотерапии. Ее точка зрения страстная и далека от традиционных границ психотерапии. В то время как некоторые коллеги могут приветствовать ее как смелую, другим может показаться, что она слишком далеко отошла от традиционных границ. Я восхищаюсь ее способностью раскрывать себя, но никогда не переходить этические границы.

Интернет, однако, изменил все, что касается профессиональной и частной жизни в клинической практике.К сожалению, профессиональные школы и советы по этике еще не догнали технологический взрыв и его последствия для практики. Это может быть связано с тем, что студенты и молодые практики лучше разбираются в этих техниках, чем их инструкторы. Простой поиск в Интернете раскроет многие аспекты нашей жизни. Многие из нас теперь имеют профессиональные веб-страницы, на которых потенциальный кандидат может узнать о нашем образовании и опыте, и мы создаем этот источник информации, чтобы рекламировать наш опыт способами, соответствующими этическим принципам нашей дисциплины.Но тот же поиск в Интернете может также выявить значительно больше личной информации, чем мы добровольно предоставили бы пациенту.

Здесь есть разрыв поколений. Пренски (2001) описал «цифровых аборигенов» как молодое поколение, родившееся в Интернете и рассматривающее его общение как второй язык, в то время как «цифровые иммигранты» значительно старше и имеют (в лучшем случае) двойственное отношение к современным технологиям. . По крайней мере, 85 процентов студентов колледжей имеют собственные компьютеры, некоторые из них начали использовать их в возрасте от 5 до 8 лет, и они проверяют свою электронную почту каждый день (Lehavot, 2009).Двадцать процентов аспирантов-психологов имеют профили в Интернете, и многие из них публикуют фотографии и информацию, которые они не хотели бы, чтобы их клиенты видели (Lehavot, Barnett, & Powers, 2010). Почти все эти аспиранты-психологи проводили психотерапию под наблюдением в своих школах. У большого процента из них также есть профили на MySpace, Facebook и других сайтах социальных сетей, и они доступны другим членам сообщества социальных сетей.

Но многие признанные психотерапевты также являются членами социальных сетей, и они тоже публикуют фотографии и личную информацию, чтобы их могли видеть другие, включая текущих или потенциальных клиентов. Поскольку эта форма технологической коммуникации настолько нова, мы еще не знаем ее значения для профессиональной практики. Например, должен ли терапевт удалить фотографию себя на пляже в скудном купальном костюме и с бутылкой пива? Должен ли терапевт выполнять компьютерный поиск информации о клиенте, проходящем терапию, и будет ли это полезно для терапии клиента, если мы найдем его или его фотографию в скудном купальном костюме и поднимающей бутылку пива? В этих обстоятельствах обычно определяемая граница между личным и профессиональным становится очень проницаемой.

Это стало еще более противоречивым с развитием веб-сайтов сексуальной ориентации в Интернете. Мы можем поставить вопрос следующим образом: является ли нарушение этических стандартов для терапевта (мужчины, женщины, гея или натурала) присоединение к веб-сайту, цель которого — встретиться с другим человеком для сексуальной связи и опубликовать профиль, графически обсуждая предпочтительные сексуальные действия вместе с фотографиями обнаженных людей, включая их гениталии? И является ли это нарушением этики для терапевта, зная, что у пациента есть такой веб-сайт, доступ к нему и просмотр его или ее физически раскрывающих фотографий вместе с другой сексуальной и несексуальной информацией? Может ли терапевт поступить так, если она попросит разрешения? И если это нормально, то как именно терапевт спросит?

Это не теоретические проблемы, потому что они уже появились на профессиональных серверах рассылки.Некоторые терапевты утверждают, что терапевт имеет право на личную жизнь, включая участие в секс-сайтах. Другие, и здесь я считаю себя одним из них, утверждают, что как только информация и фотографии размещаются на общедоступном веб-сайте для всеобщего обозрения, он перестает быть личным.

Пайпс и партнеры (2005) хорошо изложили этот случай при обсуждении вопроса этики для членов APA.

Профессиональные ассоциации, такие как Американская психологическая ассоциация (APA), заинтересованы в поведении своих членов по ряду причин, включая репутацию профессии, желание повысить уровень образования и компетентности членов, а также стремление защитить студентов, клиентов, подчиненных, организации и участников исследования, с которыми работают члены.Когда люди вступают в профессию, возникает вопрос, какое поведение, если таковое имеется, они соглашаются изменить или отказаться от него в результате вступления в профессию. (стр. 325)

Далее они заявляют, что, присоединяясь к АПА, члены добровольно соглашаются ограничить свое поведение. Они обсуждали только сайты социальных сетей, а не веб-страницы сексуального характера. В течение следующих нескольких лет все профессиональные организации и учебные заведения должны будут принять этические нормы своих членов, участвующих в веб-сайтах сексуальной ориентации.Простое участие в социальных сетях уже создало проблемы в психотерапии, даже если они соответствуют этическим стандартам. Пациенты, просматривающие обнаженные фотографии своих терапевтов или терапевты, вызывающие обнаженные фотографии своих пациентов, несомненно, разрушат терапевтические отношения и, возможно, могут привести к обвинениям в неэтичном поведении терапевта со стороны государственных лицензионных советов и судебным разбирательствам против терапевта. Реклама романтики, в отличие от секса, хотя и менее подстрекательна, может нанести такой же ущерб психотерапии, как и откровенно откровенные фотографии.

Опытные пользователи этих веб-страниц говорят, что доступны средства управления конфиденциальностью, чтобы ограничить количество тех, кто видит размещенную информацию. Хотя это может быть верно для таких сайтов, как Facebook и MySpace (а может и нет), нет смысла использовать средства контроля конфиденциальности, когда кто-то рекламирует романтику или секс. Если вы тренируетесь служить обществу в качестве терапевта какой-либо школы психотерапии, вам придется отказаться от некоторых свобод, доступных обычным «гражданским лицам». Это включает в себя рекламу романтики и секса в Интернете.Вам придется найти другие способы найти подходящих партнеров.

Самораскрытие повышает привлекательность | Психология сегодня

Источник: Наталья Кельшева / 123RF

Самораскрытие способствует привлечению внимания. Люди испытывают чувство близости к другим, которые раскрывают свои уязвимости, сокровенные мысли и факты о себе. Ощущение близости усиливается, если раскрытие информации носит скорее эмоциональный, чем фактический характер. Слишком общее раскрытие личной информации снижает чувство открытости, тем самым уменьшая чувство близости.Слишком интимные откровения часто подчеркивают недостатки характера и личности, что снижает привлекательность. Люди, которые слишком рано раскрывают интимную информацию в отношениях, часто воспринимаются как небезопасные, что еще больше снижает привлекательность.

Самораскрытие — это двухэтапный процесс. Во-первых, человек должен сделать самораскрытие, которое не является ни слишком общим, ни слишком интимным. Во-вторых, к самораскрытию нужно относиться с сочувствием, заботой и уважением. Негативный ответ на искреннее самораскрытие может мгновенно прервать отношения.Самораскрытие часто бывает обоюдным. Когда один человек самораскрывается, слушатель с большей вероятностью ответит ему взаимностью, сделав подобное самораскрытие. Обмен личной информацией создает ощущение близости в отношениях. Отношения, в которых один человек раскрывает себя лично, в то время как другой продолжает раскрывать поверхностную информацию, является показателем того, что отношения не развиваются и, скорее всего, прекратятся.

Когда люди находят человека, которому они могут доверять, они испытывают искушение открыть шлюзы эмоций, захлестнувшие объект их привязанности.Раскрытие информации должно происходить в течение длительного периода времени, чтобы отношения постепенно усиливались и становились более близкими. Постоянный поток личной информации увеличивает продолжительность отношений, потому что каждый партнер постоянно чувствует близость, которая приходит с самораскрытием.

Взаимное раскрытие информации создает доверие. Люди, раскрывающие личную информацию, становятся уязвимыми для лица, которому они раскрываются. Взаимное раскрытие информации также создает зону безопасности, потому что каждый человек выявил свои уязвимые места и стремится защитить раскрытие информации, чтобы избежать взаимного затруднения в результате нарушения доверия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *