Самообман: Самообман и его стадии: как перестать лгать себе

Самообман и его стадии: как перестать лгать себе

  • Рея Уэссел
  • BBC Capital

Автор фото, Getty Images

Самообман — это способ защититься от мучительной правды. Почему мы так цепляемся за него, и можно ли побороть себя? Обозреватель BBC Capital спросила об этом специалистов.

Едва оправившись от развода, Элеонор Бейн решила, что наконец встретила мужчину своей мечты.

Она переехала в другой город и занималась поисками новой работы и обустройством новой жизни с двумя своими дочерями, когда поняла, что влюбилась. По крайней мере, так ей показалось.

Но помимо радости, связанной с общими интересами, в отношениях с новым мужчиной было и много негатива.

Иногда встречи влюбленных заканчивались продолжительными ссорами.

Оглядываясь назад, Бейн говорит, что просто не готова была замечать очевидного.

«Дело даже не в том, что я не хотела этого видеть, — рассказывает она. — Я этого просто вообще не видела».

Она не понимала намеков друзей, пытавшихся обратить ее внимание на проблемы. «Я делала все, чтобы убедить их в том, что он — мужчина всей моей жизни».

Почему же мы так ведем себя? Самообман — это способ защититься от мучительной правды.

Вот почему мы утверждаем, будто честны с собой, но все равно идем против всех правил; убеждаем себя в том, что стремимся обеспечить себе достойную старость, а сами сознательно добиваемся обратного; остаемся работать в компании, даже если нас обошли вниманием и не повысили в должности.

Пребывание в заблуждении может скрасить повседневную жизнь, но обычно дорого обходится, говорит Кэм Колдуэлл, приглашенный преподаватель управленческих дисциплин в Северном Центральном кампусе Университета Пердью в штате Индиана (США).

Колдуэлл вот уже несколько десятилетий исследует вопросы индивидуальности, самосознания и самообмана (последний он определяет как «приверженность двум противоречащим друг другу точкам зрения, сопровождающаяся отрицанием данного противоречия»).

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Способны ли вы смотреть правде в глаза? Не исключено, что вы просто не желаете замечать очевидного

Как пишет Колдуэлл в научной работе, ссылаясь на американского психиатра Моргана Скотта Пека, ценой самообмана может стать отчуждение — это происходит, когда человек теряет способность взаимодействовать с другими из-за того, что его привязанность к собственной трактовке реальности превалирует над стремлением докопаться до правды.

Если вы не желаете прятать голову в песок, ответьте себе на один вопрос: «Что хуже: немного разочароваться в текущей ситуации — или продолжать жить, как жил, и в результате разрушить партнерские отношения, свое финансовое положение или свою карьеру?»

Конечно, когда речь идет о делах сердечных, взглянуть правде в глаза бывает непросто, но если не решить существующие проблемы, это может отразиться на всех аспектах жизни.

Когда не все сходится

Почти каждый из нас хотя бы раз в жизни впадал в самообман. Взять хотя бы финансы.

Казалось бы, зафиксированные на бумаге цифры и факты не могут быть истолкованы превратно.

Но если начать принимать желаемое за действительное, случается и такое, как утверждает Кейтлин Герни, генеральный директор Корпорации финансовой психологии, расположенной в городе Сарасота в американском штате Флорида.

Ей даже доводилось встречать финансовых консультантов, которые были не способны увидеть простую истину, несмотря на все свои специальные знания об управлении денежными средствами.

Так, один консультант был не в силах признать риск потери собственного дома из-за просрочки платежей по ипотеке.

Другие ее клиенты отказывались придавать значение многолетним долгам по кредитным картам.

«Самообман имеет четко выраженные стадии и может принять хроническую форму», — утверждает Герни.

Первая стадия — простое отрицание неприятных фактов, например, возврата чеков из-за отсутствия средств на счете или регулярной просрочки платежей.

Вторая степень самообмана — минимизация. На этой стадии человек признает неблаговидный факт, но считает его нормой и приводит обоснование своих действий. «Это правда происходит, но если я буду держать на счете достаточно денег, чеки не будут возвращаться».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Если ваш принцип «ничего плохого не вижу, ничего плохого не слышу и ничего плохого не говорю», способны ли вы убедить себя в том, что всё хорошо?

Третья степень — проекция: человек признает наличие проблемы, но перекладывает ответственность на кого-нибудь другого. «Знаю, но это не моя вина, ведь я так занят, работаю на нескольких работах…»

Герни советует проконсультироваться со знакомым или со специалистом и вместе проанализировать, что в финансах построено грамотно, а что нет. «Постоянно задавайте себе вопросы, пока не найдете на них ответы».

Еще один вариант — пройти психологическое тестирование, чтобы определить особенности своего личного отношения к деньгам и лучше разобраться в своем поведении.

Кроме того, можно составить схему, отразив на ней то, что вы говорите, и то, что действительно делаете. Или, как предлагает Герни, зафиксировать свои эмоции по поводу финансов на карточках, сложить их вместе и попытаться выявить тенденции.

Страшные симптомы

Сферы, в которых люди тяготеют к самообману, не ограничиваются финансами и личными отношениями.

Эта напасть преследует многих людей на протяжении всей карьеры. В таком случае тоже довольно легко поддаться соблазну подменить упрямые факты красивыми фантазиями.

Именно это и произошло с клиенткой Надин Гимбель, консультанта по карьерным вопросам, которая работает менеджером по продажам во франкфуртской консалтинговой компании RF/F Raum Fuer Fuehrung, специализирующейся на реформировании корпоративных систем управления.

Среди тех, кому Гимбель помогла, была женщина, которая занимала руководящую должность среднего звена в крупном немецком банке и жаловалась на то, что ее не повышают по службе, несмотря на усердную работу и сверхурочную занятость.

Женщине было немного за 40, но она весьма смутно представляла себе, чего она хочет добиться и зачем.

Кроме того, она все время ждала, чтобы кто-нибудь заметил, какой она прекрасный работник. Такая добровольная слепота привела ее к застою в карьере.

«Она тешила себя бесплодной надеждой на то, что кто-нибудь сам обратит на нее внимание, — рассказывает Гимбель, которая помогла своей клиентке сформулировать, чего она хочет, и донести это до своего начальника. — После того, как она это сделала, начальник осознал ее ценность как специалиста».

Тем, кто игнорирует зловещие признаки остановки карьерного роста, Гимбель советует прежде всего определиться с тем, чего им на самом деле хочется.

Затем необходимо взять на себя ответственность, предприняв необходимые действия — например, сообщив руководству о своих чаяниях или уволившись с неподходящей работы.

«Жизнь предполагает перемены, а мы часто цепляемся за привычное, потому что боимся их, — поясняет Гимбель. — Но потом обычно жалеем о том, чего не сделали, чего не изменили. Мы и сами не знаем, чего могли бы добиться, если бы не этот страх».

Как найти в себе мужество

Конечно, для того, чтобы посмотреть в лицо фактам и принять меры, требуются мужество и твердость.

У Бейн переломный момент в личной жизни наступил после того, как она услышала, что новый партнер критикует ее дочерей.

«Это как вернувшийся бумеранг — вдруг осознаешь, что не все так радужно, — рассказывает Бейн, добавляя, что она почувствовала «острую боль» и хотела «сбежать на край света», когда наконец осознала, как глубоко заблуждалась.

«Словно кто-то отдернул штору, и реальность предстала в своем истинном свете».

Как работает самообман — Сноб

Фото: Paweł Czerwiński/Unsplash

Чтобы лучше понять, что такое самообман, мы с Зое Чанс (аспирантом в Йельском университете), Майком Нортоном и Франческой Джино решили выяснить, как люди заставляют себя поверить в собственную ложь и можно ли этого избежать.

Эксперимент состоял из двух частей; в первой мы предложили участникам ответить на восемь вопросов, похожих на те, которые используются для оценки уровня интеллекта (вот один из них: «Чему равно число, составляющее половину четверти одной десятой части числа 400?»). После завершения теста участники контрольной группы отдавали листы с ответами наблюдателю. Сравнив ответы, мы установили среднюю результативность. (Мы использовали вопросы вместо стандартного матричного теста, поскольку предполагали, что они скорее вызовут у испытуемых чувство уверенности в себе («я так и знал»), приводящее к самообману.)

Участники другой группы, действовавшие в условиях, способствующих мошенничеству, получили бланки с подсказками (правильные ответы были указаны в нижней части страницы). Мы сказали, что подсказки приведены для того, чтобы испытуемые могли проверить свои результаты, а также понять, насколько хорошо в целом они отвечали на вопросы. Мы попросили студентов быть честными и сначала записать свои варианты ответов и лишь потом сверить их с правильными. Так они и поступили.

Что нам удалось выяснить на этой стадии эксперимента? Как и ожидалось, результаты участников, имевших возможность сверить ответы, оказались чуть выше среднего. Это давало основания предположить, что они использовали подсказки не только для проверки, но и для улучшения своих результатов.

Как и во всех других наших экспериментах, мы обнаружили, что люди обманывают, когда им представляется такая возможность, но не злоупотребляют ею.

Как я помогал себе улучшить результаты теста

Идею очередного эксперимента мне подсказали журналы, которые обычно можно найти на борту самолета, в карманах кресел. Однажды во время полета я листал такой журнал и наткнулся на так называемый тест Менса (ответы на вопросы которого дают представление об уровне интеллекта отвечающего). Я довольно азартен и, конечно, не мог упустить такую возможность. В примечаниях к тесту было сказано, что правильные ответы напечатаны на последней странице журнала. Ответив на первый вопрос, я заглянул на последнюю страницу, чтобы выяснить, был ли мой ответ правильным, и — подумать только! — я не ошибся. Я вернулся к тесту и некоторое время спустя заметил: просматривая подсказки, я каждый раз невольно опускал взгляд ниже, к ответу на следующий вопрос. Понятно, что находить правильные ответы мне было несложно. Так и оказалось: я правильно ответил на большинство вопросов, что позволило мне без труда убедить себя в собственной гениальности. Но потом я задумался: действительно ли мои результаты — свидетельство того, что я невероятно умен, или все дело в том, что я краем глаза видел правильные ответы? (Разумеется, я был склонен считать, что залог успеха — мой блестящий интеллект.)

Нечто подобное может произойти с кем угодно: при условии, что правильные ответы приводятся на другой странице или напечатаны вверх ногами, как это часто бывает в журналах и руководствах по проведению SAT-теста (его проходят все абитуриенты, поступающие в высшие учебные заведения США). Мы часто обращаемся к подсказкам, не пройдя тест до конца: чтобы убедиться в собственной толковости или (в случае неверного ответа) сказать себе, что допустили глупую ошибку, чего никогда бы не случилось, будь экзамен настоящим. Так или иначе, дело заканчивается довольно раздутым самомнением и уверенностью в собственной гениальности — и, разумеется, мы с радостью это принимаем.

Результаты первого этапа нашего эксперимента показали, что участники были склонны заглядывать в подсказки: это помогало им значительно улучшить результаты. Однако этот вывод не позволял нам понять, были их действия старым добрым мошенничеством или участники обманывали сами себя. Другими словами, было неочевидно: понимают ли участники, что мошенничают, или убедили себя в том, что действительно знают правильные ответы. Чтобы разобраться в этом, мы дополнили следующий этап эксперимента новым условием.

Представьте, что вы принимаете участие в тесте, аналогичном описанному выше. Перед вами восемь вопросов; вы правильно отвечаете на четыре из них (50%). Однако в нижней части страницы даны все ответы, и вы заявляете, что на самом деле справились с шестью вопросами (75%). Как вы думаете, каковы ваши реальные способности: ответить на 50% или на 75% вопросов? С одной стороны, вы, возможно, осознаете, что использовали подсказки, чтобы прокачать свой результат, и понимаете, что ваши реальные способности ближе к 50%. С другой стороны, зная, что вам заплатили за шесть правильных ответов, вы можете убедить себя в том, что действительно способны пройти тест на уровне, близком к 75%.

Издательство: Альпина Паблишер

И вот тут начинается вторая фаза эксперимента. После завершения предыдущего теста наблюдатель просит вас предсказать, насколько хорошо вы проявите себя в следующем испытании: в нем вам предстоит ответить еще на 100 вопросов. Понятно, что на этот раз подсказок в нижней части страницы не будет (то есть вы не сможете обратиться к ним «за консультацией»). Какими, по вашему мнению, будут результаты следующего теста? Будут они основаны на ваших реальных способностях, продемонстрированных на первом этапе (50%), или на завышенных (75%)? Логично предположить следующее: если вы осознаете, что использовали подсказки в предыдущем тесте, чтобы искусственно завысить результат, то ваш прогноз будет этому результату соответствовать. То есть вы дадите примерно столько же правильных ответов, сколько дали самостоятельно (без подсказок) в первом тесте (в процентном соотношении, то есть около 50%). Но, допустим, вы действительно верите в то, что смогли ответить на шесть вопросов самостоятельно, а не потому, что смотрели на подсказки. Тогда вы предположите, что и в следующем тесте ответите на большее количество вопросов (ближе к 75%). Разумеется, на самом деле лишь каждый второй ответ будет правильным, однако самообольщение заставляет вас пыжиться, вставать на цыпочки (подобно вышеупомянутому крабу) и свято верить в свои способности.

Результаты эксперимента показали, что участники находились под психологическим воздействием завышенной самооценки. Прогнозы, которые они давали на втором этапе тестирования, показали: испытуемые не просто подглядывали, чтобы улучшить показатели, — они довольно быстро убедили себя в том, что добились высоких результатов сами, без помощи подсказок. Проще говоря, те, у кого был шанс подсмотреть правильные ответы на первом этапе (и смошенничать), поверили в то, что хорошие результаты действительно отражали их истинные способности.

Что, если бы на втором этапе мы заплатили участникам за точность их прогнозов? С появлением материальной заинтересованности участники, вероятно, не смогли бы столь явно игнорировать факт мошенничества. Мы повторили эксперимент с новой группой участников, на этот раз пообещав им по 20 долларов за верный прогноз результатов второго этапа. Даже при наличии финансового стимула, требовавшего большей аккуратности в прогнозах, участники продолжали переоценивать свои способности и стремились завысить результаты. Даже в условиях сильной мотивации самообольщение правит бал.

Я так и знал

Я часто читаю лекции о своих исследованиях самым разным людям, от преподавателей до работников промышленных предприятий. Когда я только начинал свою лекторскую деятельность, я обычно следовал одной схеме: описывал сам эксперимент, рассказывал о результатах и делился своими заключениями. При этом я часто замечал, что слушатели отнюдь не были удивлены результатами, о чем с готовностью мне сообщали. Я недоумевал. «Исход эксперимента часто был неочевиден даже для меня самого. Неужели мои слушатели настолько проницательны? — удивлялся я. — Каким образом они узнали о результатах раньше меня? Или это интуиция, проявляющаяся задним числом?»

Со временем я нашел способ бороться с этими многочисленными «я так и знал». Я просил слушателей предсказать результаты экспериментов. Завершив описание эксперимента и объяснив, что именно мы хотели выяснить с его помощью, я давал аудитории несколько секунд на раздумья. Затем я просил их проголосовать за тот или иной исход эксперимента или просто записать свой прогноз на листе бумаги. Лишь после этого я делился с аудиторией результатами наших тестов. И это сработало. Теперь я крайне редко слышу от аудитории: «Ну, я так и знал».

В честь свойственной людям склонности убеждать самих себя в том, что они знают ответы на все вопросы заранее, я назвал свой исследовательский центр в Университете Дьюка «Центр передового послезнания».

Как распознать самообман: 7 типичных ситуаций

Насколько хорошо вы знаете себя? Практикующий философ и основатель психологического медиапроекта The School of Life Ален де Боттон уверен: гораздо хуже, чем кажется. Да, вы можете назвать с ходу миллион мелочей — от своего имени и даты рождения до количества пройденных шагов, если пользуетесь спортивным трекером. Но не знаете многие элементарные вещи, по которым сами судите о других людях: как звучит ваш голос, когда вы нервничаете; какое у вас сейчас выражение лица; как вы сжимаете кулаки, когда с чем-то не согласны. «Любой незнакомец за 10 минут общения с вами может узнать о ваших странностях больше, чем вы сами за 40 лет жизни», — говорит де Боттон. Но откуда тогда у нас ощущение, что мы хорошо себя знаем? Как показывают исследования, чем больше вы уверены в том, что понимаете свои чувства и мотивы, тем хуже на самом деле их понимаете. Чувство, что вы себя знаете — самообман. Главный, но далеко не единственный. Со временем, пишет де Боттон, мы становимся мастерами по вытеснению неприятных мыслей из сознания. У нас есть в запасе множество уловок на все случаи жизни. В книге Self-Knowledge он перечисляет самые типичные ситуации, в которых мы обманываем себя. 

Когда принимаем знакомые с детства эмоции за любовь 

Моделью любви для нас часто служит детский опыт близости с родителями. А у каждого светлого переживания в детстве есть темный близнец: например, родительская забота часто превращается в контроль. Если вы пережили такое в детстве, вы можете безотчетно воспринимать склонность партнера контролировать вас как проявление заботы. И пока вы точно не знаете, с какими негативными переживаниями у вас ассоциируется любовь, вы рискуете раз за разом выбирать партнеров, которые дают вам вместо счастья знакомый с детства вариант страдания. 

Когда оправдываем свои поступки

Мы привыкли воспринимать любые свои ощущения как отражение объективной реальности, и считаем их источником не себя, а внешний мир и других людей. Остальные могут ошибаться под влиянием сильных эмоций. Но только не вы. Если вы злитесь, значит другой человек это заслужил. Поэтому чаще всего мы вообще не пытаемся осознать свои чувства, а сразу выражаем их действием: ломимся в двери, кричим, ломаем вещи и судьбу. 

Когда думаем, что знаем свои настоящие амбиции

Наше отношение к карьере во многом продиктовано семейным бэкграундом. Сами представления об успехе могут быть связаны с социальными стереотипами. Но энергию для его достижения мы черпаем из собственного опыта. Возможно, вы бессознательно стремитесь доказать, что способны на большее, чем ожидали от вас родители, братья и сестры. Или же сдерживаете свои амбиции, потому что вас с детства приучили себя недооценивать. «Я не призываю отказаться от ваших представлений об успехе, —  говорит  де Боттон. — Но стоит проверить, действительно ли эти представления и амбиции исходят от вас самих. Потому что отказаться от желаемого — это еще не самое худшее. Гораздо хуже — с трудом достичь цели и уже в конце пути понять, что на самом деле вы хотели совсем другого». 

Когда превращаем свои увлечения в зависимости

Мы умеем находить и запоминать стимулы, которые отвлекают нас от мыслей о себе. Это может быть еда, порнография, социальные сети, алкоголь. Часто зависимость — это просто способ не оставаться наедине со своими проблемами. 

Когда в сотый раз повторяем: «Мне это не нужно»

Когда нам не хочется напрягаться, чтобы что-то менять, мы просто не признаемся себе, что нас раздражает конкретная проблема. Мы умеем убеждать себя, что нас не волнует то, что на самом деле для нас очень важно: любовь или карьера, семья или свобода. Если на критику того, что нам якобы не нужно, мы готовы потратить больше времени и сил, чем на достижение своих целей, значит, не так уж нам это безразлично. 

Когда обобщаем

Даже когда у нас есть конкретные причины для тревоги или уныния, мы часто их обобщаем. Если вы зачем-то ввязались в бессмысленный спор в чате — значит «никто вас не понимает». Если у вас на душе неспокойно — «все вокруг сошли с ума». Мы «распыляем» свою боль, чтобы переложить ответственность на мир вокруг. 

Когда обижаемся 

Почему друзья и близкие не хотят говорить нам правду о нас, а предпочитают поддерживать наши иллюзии? Потому что они боятся нас обидеть. Обида — это самый простой и эффективный способ игнорировать важную, но неприятную информацию о себе, смещая акценты с самой проблемы на того, кто на нее указал. Знакомый делает вам замечание, вы обвиняете его в грубости и высокомерии. Партнер указывает на вашу слабость, вы приходите в ярость от того, что он «только усложняет жизнь». 

Как бороться с самообманом

Поводов для самообмана много: наши желания, проблемы, самооценка, отношения с другими людьми. Но цель всегда одна — избежать боли. Борьба с самообманом начинается с изменения отношения к психическому дискомфорту. Главный совет де Боттона — попробуйте воспринимать душевную боль как ценный сигнал, указывающий на проблему, требующую вашего внимания. 

  1. Научитесь ценить критику. «Было бы здорово, если бы могли видеть себя такими, какие мы есть. Но поле зрения у нас ограничено. Поэтому, как ни странно, нам нужно подключить свой мозг к другому, чтобы увидеть то, что мы сами не замечаем», — пишет де Боттон в книге The School Of Life. Если вы хотите узнать, насколько вы психически нестабильны, ненадежны, недружелюбны, необщительны и ленивы, прислушайтесь к вашим коллегам. Научный факт: они определяют это в два раза точнее. Критика — уникальный источник информации о вашей личности. Даже если она несправедлива, это как минимум повод задуматься, почему она вас уязвляет. 
  2. Практикуйте философскую медитацию. В отличие от восточной медитации, ее цель — не освободиться от мыслей, а сосредоточиться на них, чтобы разобраться в своих чувствах и мотивации, объясняет  де Боттон. Идея в том, что большинство наших психологических проблем — это проявление эмоциональных противоречий, сплетающихся в клубок, который нам просто некогда распутать. Для философской медитации вам понадобится пара часов и спокойная обстановка. Де Боттон советует начинать с трех вопросов: 1) Что меня сейчас беспокоит? 2) Что меня сейчас расстраивает? 3) Что меня сейчас возбуждает? Когда это определено, попробуйте найти ответ на более сложный вопрос — почему. 
  3. Развивайте эмоциональный скептицизм. Не поддавайтесь своим чувствам. Они слишком нестабильны, непоследовательны и нерациональны. Если у вас возникает эмоциональный импульс что-то сделать, воспринимайте это как повод для размышлений, а не как руководство к действию. Сделайте паузу, чтобы погасить сильные чувства и взглянуть на происходящее со стороны. Древнегреческие философы называли этот прием epoche — «воздержание». Особенно критично относитесь к желаниям, которые возникают под влиянием усталости и голода. Не позволяйте дефициту глюкозы в крови решать за вас.  
  4. Разрешите себе быть несовершенным. Зачастую мы обманываем себя по такому же принципу, по какому выбираем лучшую фотографию для профиля в соцсетях. «Лучшая» — означает, что на ней вы больше всего соответствуете своему идеалу и меньше всего похожи на себя. На самом деле для человека естественно быть несовершенным и внешне, и внутренне: необязательным, нервным, слабым, падким на соблазны, ленивым. Да, вы завидуете более успешным людям, расстраиваетесь из-за критики, чувствуете себя неуверенно, когда партнер вами пренебрегает, находите отдушину в странных сексуальных фантазиях. Но так делаем мы все. Чтобы быть немного честнее с самим собой, иногда достаточно осознать простой факт: быть странным — нормально. Поэтому самым уместным для первого свидания Ален де Боттон считает  вопрос: «А какие у тебя странности?»

Самообман и эмоциональная зависимость — Kонстантин Каракуца

Самообман не испытывают, им не заражаются, он не есть состояние. Но сознание само воздействует на себя в самообмане.

Ж.-П. Сартр

Я приглашаю вас немного поразмыслить о том, каким образом мы можем практиковать самообман в отношениях с другими людьми, и, в особенности, близких отношениях. Французский философ-экзистенциалист Ж.-П. Сартр, в своей центральной работе «Бытие и ничто» посвятил целую главу вопросу самообмана. Он анализирует его характер, структуру, взаимосвязь с бессознательным (точнее ее отсутствие). Мы с вами посмотрим на несколько его идей сквозь призму созависимых отношений.

Если говорить простым языком, то самообман можно определить, как ложь самому себе. При этом, для того, чтобы практиковать самообман необходимо в глубине души знать истину. Без этого самообман просто невозможен. Ведь если человек не знает истины, то его действия можно назвать ошибкой, заблуждением, глупостью, но никак не самообманом. Чтобы обмануть себя, нужно знать правду.

В созависимых отношениях люди довольно часто практикуют самообман. Они обманывают себя разными способами, давайте попробуем взглянуть на некоторые из них.

1) Человек воспринимает слова партнера как факт и не видит будущего

Что тут имеется в виду? Проще это объяснить на примере. Представьте себе супружескую пару в которой муж время от времени бьет свою жену. Каждый раз, когда дело доходит до рукоприкладства, женщина собирает вещи и уходит жить к маме. Через некоторое время муж начинает умолять ее вернуться, говоря, что он изменился, что подобное больше не повторится. Жена с неохотой прощает мужа и возвращается к нему. На злобные возгласы подруги: «Ты что, дура? Все будет также как и в прошлый раз!», она отвечает: «Нет! Он обещал! Я видела его глаза — они не врут. Он изменился». После возвращения жизнь супругов вроде бы налаживается, но через какой-то промежуток времени между ними вновь вспыхивает ссора, которая перетекает в насилие.

В чем здесь самообман? Он заключается в том, что жена воспринимает как факт уверения мужа в том, что он изменился и больше никогда не будет вести себя как прежде. Она начинает верить в то, что его слова и есть реальность. Если он сказал, что изменился, значит это так. В этом есть самообман. Она не учитывает весь свой прошлый опыт отношений с этим человеком; не учитывает, что в ссорах она также весьма активно провоцирует его на рукоприкладство; не учитывает реальные способности человека к изменениям. Ведь каждый из нас (кто хоть раз пытался поменять что-то в себе) знает насколько это трудно, знает, что усилием воли и по собственному желанию личность свою радикально не переделать. Да, можно бросить курить, но перестать быть вспыльчивым и стать сдержанным за месяц… Насколько это возможно?

2) Человек живет будущим и не видит настоящего

Предыдущий пример, частично, тоже может нам здесь подойти. Только в прошлом примере акцент был сделан на том, что женщина верит словам мужа об изменениях, произошедших в нем за время расставания, а в данном случае мы акцентируем следующее: женщина может замечать отсутствие перемен, но при этом она верит в то, что мужчина станет другим в ближайшем будущем.

Подобный самообман часто присутствует в парах, где один из партнеров страдает алкоголизмом. Многие знают, что алкоголизм – это тяжелое хроническое заболевание, и, зачастую, неизлечимое. Если человек запойно пьет уже не один год, то вероятность того, что он вдруг перестанет пить минимальна. Несмотря на это, к примеру, женщина живущая с алкоголиком, не считает своего мужчину таковым и верит в то, что когда что-то наладится в их жизни, он перестанет пить. Здесь проявляется ее самообман – взгляд направленный в будущее, которое с реальностью практически не имеет никаких связей.

Мы можем прогнозировать свое будущее, строить планы, но эти прогнозы должны быть укоренены в реальности и в способности человека трезво оценивать текущее положение вещей. Как только воображение рисует нам идеальные картинки будущего (ну, очень сильно оторванные от реальности), впору бить тревогу и думать о самообмане.

3) Человек смотрит на прошлое и не видит настоящего

Такая формула часто проявляется либо в самооправдании (Я такой агрессивный, потому, что меня в детстве папа лупил ремнем…), либо в оправдании негативного поведения партнера (Он пьет, потому, что у него была трудная судьба). Давайте больше внимания уделим второму пункту.

В созависимых отношениях, человек часто склонен оправдывать агрессивное, уничижительное, манипулятивное, шантажирующее поведение партнера. Он перестает смотреть на реальность в которой по отношению к нему проявляют насилие, унижают, манипулируют, шантажируют. Человек смотрит в прошлое, оправдывая все эти проявления партнера тем, что было с ним раньше.

Например, женщина может так оправдывать алкоголизм партнера и вспышки агрессии: «Он же вырос без отца. Он рассказывал мне о своем тяжелом детстве. Мама не давала ему свободы и он чувствовал себя беспомощным. Ему было тяжело общаться с другими людьми. Он был таким беззащитным…». На утро после того, как мужчина пришел домой «на рогах» и дал своей жене «в бубен», он может прийти и искренне просить у нее прощения. Она в свою очередь обижена, но верит его покаянию, потому, что ей жалко его, она же знает, как нелегко ему жилось раньше.

В такой жалости к агрессору также присутствует элемент самообмана (тут мы не будем касаться проблемы мазохизма, которая тоже присутствует). Этот самообман опять же построен на том, что человек интерпретирует реальные события исходя из своих представлений о прошлом другого человека и игнорирует свои интересы, свое отношение к непосредственно произошедшим событиям.

 

Подводя итоги важно сказать, что здесь мы довольно условно выделяем эти три способа самообмана. В реальности они могут проявляться одновременно, переплетаясь весьма причудливыми способами. Вы можете поразмышлять над своей ситуацией и найти другие способы, помимо этих трех. Самообман присутствует в жизни каждого человека, и способность быть с собой честным требует постоянных внутренних усилий для своего поддержания. Невозможно раз и навсегда стать правдивым с самим собой. Будьте готовы к тому, что это работа на всю жизнь. Главное здесь – максимально полно видеть реальность, себя в этой реальности, трезво оценивать поведение и поступки других людей, видеть свое отношение к этим поступкам, тогда у вас будет появляться больше возможностей трезво управлять своей жизнью.

Самообман и обман — на каждом шагу

Нас возвышающий обман…
Ах, обмануть меня не трудно!..
Я сам обманываться рад!
А.С.Пушкин

Среднестатистический человек врет от 50 раз в день. Люди врут как бы неосознанно, по привычке, отвечая на самые простые вопросы, когда они встали, что ели, какие планы на сегодня. Исследователи человеческой психики отмечают, что в практике не встречали человека, который не врал хотя бы пару десятков раз за день. Причем, у многих это происходит не сознательно, врун даже не замечает, что ложь стала ежедневной рутиной.

Почему люди врут? И почему одни лгут, а другие верят в эту ложь? Все очень даже просто. Прежде всего человек врет самому себе, это называется самообманом. А когда сам поверил в то, что рассказываешь другим, то и жить проще. Можно ли прожить жизнь без обмана и обмана самому себе?

Самообман, отрицание, иллюзорное мышление

По мнению психолога Ханым Зейналовой, самообман следует воспринимать, как ложь самому себе: «Чтобы практиковать самообман, необходимо в глубине души знать истину. Без этого самообман просто невозможен. Если человек не знает истины, то его действия можно назвать ошибкой, заблуждением, глупостью, но не самообманом. Чтобы обмануть себя, нужно знать правду. В психологии редко используется термин «самообман», поскольку психологи считают этот термин ненаучным. Они предпочитают заменять его такими научными эквивалентами, как «отрицание», «репрессия», «иллюзорное мышление». В созависимых отношениях люди часто практикуют самообман. Они обманывают себя разными способами, к примеру, человек воспринимает слова партнера как факт и не видит будущего, человек живет будущим и не видит настоящего, человек смотрит на прошлое и не видит настоящего».

Психолог считает, что самообман также может быть связан с проблемой восприятия реальности: «То, что кажется нам реальностью, которую мы сейчас воспринимаем, называется надуманной реальностью, потому что она существует только в нашем воображении. Нам кажется, что мы находимся внутри реальности, а на самом деле эта реальность находится внутри нас. Все наоборот. Также  самообман — неосознанный обман самого себя, стремление выдать желаемое за действительное и представить реальность такой, какой ее хочется видеть. Самообман — это личные глюки и грезы, жизнь в мечтах и надеждах. Это процесс неосознанный, так как человек не может это контролировать, ему мешают внутренние защитные механизмы, которые работают на автомате».

Самообманом люди пытаются защититься от жестких условий действительности. Чтобы вырастить дерево, нужно сначала посадить, а затем долгие годы ухаживать за саженцем. А вот в известной сказке о Буратино мошенники типа кота Базилио и лисы Алисы уговаривают доверчивого мальчугана закопать золотые монеты в землю, чтобы за ночь взрастить золотое деревце. Человеку нужны грезы, в них так много сладостного. Жить в мечтах, купаться в золоте и ничего не делать – вот чего хотят миллионы людей, у которых за душой ни гроша и отсутствует всякое желание трудиться.

Большинство мировых сказок отражают эту сторону человеческой сущности, когда хочется обманываться. Возьмем для примера «Сказку про Ивана-дурака», которая отражает желание человека взобраться на вершину социальной лестницы. Сидит он на своей печи, весь грязный и оборванный, а в конце сказки получает все — и царскую дочку, и корону в придачу. А иной вариант этой сказки – «Золушка», где принц влюбляется в простую девушку и делает из нее королеву. Хотя история Средних веков знает много случаев, когда богатый дворянин мог спокойно изнасиловать деревенскую девушку, а потом зарезать и бросить где-нибудь в лесу. И только потому, что затем она могла забеременеть и предъявить отпрыска для получения доли наследства. За убийство молодой девушки дворянина вообще не полагалось наказывать.

Готовые обманываться зрители поглощают тонны лжи

Иллюзорное мышление людей часто открывает путь к власти откровенным фанатикам и авантюристам. Примером может служить фашистская Германия. Идеология фашизма в исполнении Адольфа Гитлера превратилась в огромную гипертрофированную ложь. Нормально воспринимавшие действительность немцы вдруг поверили в исключительность арийской расы и стали поголовно истреблять миллионы людей в самых извращенных формах. Вчерашний доброжелательный сосед сегодня стал недочеловеком, которого можно бить, грабить и убивать. Массовый психоз охватил все слои общества. Гитлер ничего нового не придумал, он реализовал иллюзорные мечты миллионов, и когда наступила жестокая реальность, расплата за массовый самообман, немцы надолго потеряли ориентацию. Нация не могла выйти из состояния обмана, поверить во что-то другое, в другие ценности, вернуться к нормальной жизни. Немцам показывали концентрационные лагеря, чтобы они поняли все ужасы нацистского режима, уровень всеобщего обмана сознания. В Германии процесс денацификации осуществлялся особенно интенсивно, чтобы вернуть людей в нормальное состояние.

Схожие процессы происходили и в России, когда коммунистическая идеология проникала во все слои общества с конца XIX и начала XX веков. В кругах интеллигенции считалось постыдным не поддерживать левые идеи и критиковать царское правительство. В обществе преобладали иллюзорные представления о прекрасном будущем, и казалось,  для этого надо лишь свергнуть царя. Массовый самообман помог большевикам относительно легко захватить власть и поставить под ружье почти пять миллионов людей во время Гражданской войны. Коммунистические идеи были популярны во всем мире вплоть до распада СССР.

Не только власть эксплуатирует иллюзорность мышления людей в собственных целях. Все голливудское кино сплошь и рядом использует стремление человека к самообману. Снимаются современные сказки про того же Ивана-дурачка или Золушку. Всем известный фильм «Красотка» с участием звезд Голливуда Джулии Робертс и Ричарда Гира приобрел бешеную популярность. А по сути это чистейшего рода обман: уличная проститутка влюбляется в мультимиллиардера, который в конце фильма предлагает ей руку и сердце, эффектно подогнав лимузин к ее дому. Мало того, он отказывается от крупной сделки по закупке компании, ему, видите ли, становится стыдно от своей хищнической деятельности. Чистейший фарс, создатели фильма не могли внести в сюжет даже какие-то элементы правды, тогда не было бы сказки.

Эта сторона человеческой психики нещадно эксплуатируется и на телевидении. Всякие надуманные сюжеты об инопланетянах, битвы экстрасенсов, ток-шоу с вымышленными героями заполонили эфирное время. Готовые обманываться зрители ежедневно поглощают тонны лжи. Шарлатаны от политики, экономики, здравоохранения каждый день рассказывают очередные сказки и данная продукция всегда востребована. Почему так плохо читают газеты? Да все потому, что в газетах много действительно правдивой информации, хорошей аналитики, но разве иллюзорное мышление способно адекватно воспринимать стоящие материалы? Нет, поэтому большинство мировых СМИ вынуждено сочинять сказки для населения.

И реклама является предумышленной формой обмана, она усиливает давление на людей. Самое главное — придумать сказку для каждой группы населения, вот тебе товары, услуги, возможность путешествия по загадочным странам, одним словом, ничего невозможного. Обычному человеку трудно даже разобраться в том, чего ему действительно хочется.

Собственное иллюзорное мышление под воздействием рекламы лишает человека трезво мыслить.

В виртуальном мире жить проще, легче и приятней

Возникновение интернета, этого глобального виртуального пространства, создало огромные возможности для тех, кто хочет управлять массами людей, жаждущих услышать очередную сказку.

Ханым Зейналова предполагает, что в виртуальном мире жить проще, легче и приятней: «Что захотел, то и представил себе в лучшем виде. А реальный мир страшный и непредсказуемый, все время одни неприятности. Отовсюду меня грузят негативной информацией, которую я не успеваю осмыслить и приспособиться к ней. Желания подавляются на каждом шагу. А так, ушел в виртуальность и делай там, что захочешь. Например, в компьютерных «стрелялках» я сильный, смелый, расправляюсь с «врагами» так, что из них кровь хлещет фонтаном, и мозги разлетаются в разные стороны. Сразу улетучиваются все мои страхи, и я всегда остаюсь победителем. А в реальной жизни я очень многого боюсь, все время скован, зажат, подавлен, хотя внешне не подаю виду.

В рамках психологии отрицание особенно характерно для мании, гипомании и вообще для людей с биполярным аффективным расстройством в маниакальной стадии — в этом состоянии человек может поразительно долго отрицать у себя наличие усталости, голода, отрицательных эмоций и вообще проблем до тех пор, пока это физически не истощит ресурсы его организма».

Мировые центры управления всячески стараются воздействовать на население других стран с целью создания у них иллюзорных представлений о мире. Социальные сети играют важную роль в деле виртуального самообмана. Был такой случай, когда в азербайджанском сегменте сети Facebook один из пользователей поделился статусом, где отображается фотография королевы Великобритании Елизаветы. «Эта женщина отмечает сегодня свое 90-летие, 63 года как правит на троне. Форбс пишет, что у нее состояние оценивается в 563 тысячи долларов. А наши чиновники воруют миллионами»,- отмечается в посте. Чего только нет в комментариях к этому посту. «Все ее состояние собственное, все прозрачно. Она даже просит у парламента 250 фунтов для нужд», «скромная женщина, у нее можно многому научиться» и все такое. Даже жительница Лондона подключается к переписке, уверяя нас в том, что номинальный правитель Великобритании очень честный и порядочный человек.

Безусловно, королева Елизавета честный, умный правитель и никто не сомневается в ее достоинствах, в том числе всей королевской семьи Британии. Но то, что пишет Форбс, это лишь часть правды. Полуправда, так сказать. Один лишь украшающий британскую корону гигантский алмаз Кохинур в 105 карат оценивается предположительно в 100 миллионов фунтов стерлингов. Индия до сих пор требует вернуть украденный в 1850 году британскими колонизаторами алмаз на родину, ведутся даже судебные тяжбы. Алмаз был подарен тогдашней королеве Виктории. Британский королевский дом на самом деле владеет огромными ресурсами в мировой банковской системе, но знать это нам, обычным людям, не дано.

Все это, по сути, не имеет значения. Главное, показать, как у них там хорошо, а у нас тут плохо, они честные, а мы вороватые. Виртуальный обман — главное оружие информационных войн, и легко убедить человека, не желающего думать.

Не воруй, уважай родителей…

Может ли человек уйти с позиции самообмана и не жить в иллюзиях? К сожалению, для большинства людей планеты – это невозможно, жить в обмане и проще, и легче. Процент думающих людей крайне низок, хотя именно такие гомо сапиенс и меняют жизнь общества в лучшую сторону, создают технологии, улучшают качество жизни, даже сочиняют сказки для других, чтобы им жилось комфортно. Есть технологии и упражнения для лечения самообманывающихся. Самый простой путь – это принятие данной реальности без агрессии, как есть. Реальность надо принять и согласовывать свои действия с неким эталоном правды.
А эталон опирается на все те же библейско-коранические истины: не воруй, не прелюбодействуй, уважай родителей, не ешь и не пей ничего запретного, соблюдай чистоту как телесную, так и духовную, вовремя совершай намаз. Всего не перечислишь, но когда за собой не чувствуешь вины, проще жить и не надо скрываться в коконе обмана.

Обман и самообман на фондовом рынке

Я б в нефтяники пошел!

Пройди тест, узнай свою будущую профессию и как её получить.

Химия и биотехнологии в РТУ МИРЭА

120 лет опыта подготовки

Сервис онлайн-консультаций

Выбери профессию, о которой потом не пожалеешь

Международный колледж искусств и коммуникаций

МКИК — современный колледж

Английский язык

Совместно с экспертами Wall Street English мы решили рассказать об английском языке так, чтобы его захотелось выучить.

15 правил безопасного поведения в интернете

Простые, но важные правила безопасного поведения в Сети.

Олимпиады для школьников

Перечень, календарь, уровни, льготы.

Первый экономический

Рассказываем о том, чем живёт и как устроен РЭУ имени Г.В. Плеханова.

Билет в Голландию

Участвуй в конкурсе и выиграй поездку в Голландию на обучение в одной из летних школ Университета Радбауд.

Цифровые герои

Они создают интернет-сервисы, социальные сети, игры и приложения, которыми ежедневно пользуются миллионы людей во всём мире.

Работа будущего

Как новые технологии, научные открытия и инновации изменят ландшафт на рынке труда в ближайшие 20-30 лет

Профессии мечты

Совместно с центром онлайн-обучения Фоксфорд мы решили узнать у школьников, кем они мечтают стать и куда планируют поступать.

Экономическое образование

О том, что собой представляет современная экономика, и какие карьерные перспективы открываются перед будущими экономистами.

Гуманитарная сфера

Разговариваем с экспертами о важности гуманитарного образования и областях его применения на практике.

Молодые инженеры

Инженерные специальности становятся всё более востребованными и перспективными.

Табель о рангах

Что такое гражданская служба, кто такие госслужащие и какое образование является хорошим стартом для будущих чиновников.

Карьера в нефтехимии

Нефтехимия — это инновации, реальное производство продукции, которая есть в каждом доме.

Подвержены ли вы самообману?

Пьер Касс размышляет о здравомыслии лидера вместе с Натальей Ионовой, вице-президентом по персоналу ЕВРАЗ Груп.

«Человеческий мозг — это сложный орган, обладающий восхитительной способностью заставлять человека искать причины для того, чтобы продолжать верить в то, во что он желает верить»

Вольтер

Характеристики здравомыслящего лидера-победителя

С точки зрения бизнеса наиболее успешные лидеры обладают общими особенностями, среди которых:

  • Способность сосредоточиться на основных приоритетах

Эффективные лидеры знают, на что (и когда) потратить свое время и силы, чтобы добиться высоких результатов. Они не распыляются по мелочам, а направляют все свои усилия на решение ключевых деловых и корпоративных вопросов или поиск возможностей.

  • Способность мобилизовать сотрудников для решения ключевых вопросов

Они также знают, как разговаривать с членами команды или организации, чтобы мобилизовать тех, кто будет реализовывать стратегические решения.

  • Способность добиваться результатов быстро и эффективно:

Они внушают доверие, потому что всегда держат слово и добиваются ожидаемых результатов в срок и в полном объеме. На них можно положиться.

Всем им присуща еще одна черта, свойственная настоящим лидерам — они способны контролировать себя и не поддаются самообману.

Самообман?

«Манипулирование объективной реальностью
является защитным механизмом человеческого разума»

Патрик Оуржедник

Судя по всему, природа наделила нас способностью воспринимать себя таким образом, что в своих глазах мы выглядим хорошо и порядочно. Но так или иначе все мы страдаем от самообмана. Посмотреть правде в глаза и признать, кем мы являемся на самом деле, может быть совершенно невозможно и слишком пугающе. Большую часть времени мы соответствуем тому представлению, которое сложилось у нас о себе, и ведем себя соответствующим образом.

Иными словами, мы постоянно и систематически «лжем» себе и окружающим. Мы — не те, кем кажемся. В этом нет ничего предосудительного до тех пор, пока:

— мы знаем, что делаем и не верим в собственную ложь;

— наше представление о себе не очень отличается от того, кем мы являемся на самом деле;

— мы не вводим окружающих в опасное заблуждение, что может губительным образом отразиться и на нас, и на них.

Небольшой тест

«Нет ничего более трудного, чем не обманывать самого себя»

Людвиг Витгенштейн

Перед вами небольшой тест, который поможет вам определить степень вашего самообмана. Оцените свои ответы в соответствии со шкалой: 1 — никогда. 5 — редко. 10 — очень часто. Отвечайте на вопросы максимально честно.

Воспринимаете ли вы себя как человека, способного:

— Вводить окружающих в заблуждение

— Представлять факты с выгодной для вас стороны

— Мысленно воссоздавать неприятные события прошлого таким образом, чтобы чувствовать себя лучше

— Получать удовольствие от удачных комплиментов

— Не принимать плохие новости

— Отвергать критику, если она носит слишком личный характер

— Изменить мнение, чтобы угодить начальнику

— Рекламировать себя, расхваливая профессиональные знания и навыки, которых у вас нет

— Избегать признания своих слабых сторон

— Верить в свой потенциал

— По-своему интерпретировать события

— Жить, не задавая лишних вопросов (в том числе и о себе самом)

— Лгать, если вы считаете это необходимым

— Вести себя так, чтобы нравиться другим людям

— Не демонстрировать своих чувств

— Принимать мечты за реальность

— Получать удовольствие от игры различных ролей

— Преднамеренно жульничать, если это вам поможет

— Игнорировать факты, если они не соответствуют вашему восприятию ситуации

— Негодовать, если вы попали в затруднительное положение

Интерпретация результатов

Если ваш результат составляет от 20 до 80 баллов. Вы знаете, когда вы проявляете истинные черты характера, а когда в вашем поведении проявляется нечто, несвойственное вашей личности. Иными словами, низкие показатели могут означать, что вы осознаете возможное расхождение между вашими настоящими чертами характера (вашей подлинной личностью) и той личностью, которую вы демонстрируете внешнему миру.

Если ваш результат составляет от 81 до 150 баллов. Добро пожаловать в реальный мир людей. Вы знаете, что временами вы обманываете себя и, возможно, не контролируете то, как себя позиционируете. В действительности это может быть проявлением вашей глубинной сущности. Будьте осторожны, это может создать большие проблемы при общении с окружающими

Если ваш результат составляет от 151 до 200 баллов. Это очень высокие показатели. Такое поведение может дорого вам обойтись. Осознаете ли вы, что не живете реальной жизнью…?

 

Взглянуть в лицо своему истинному «я»: три совета для настоящих лидеров

«Наука — это то, что мы узнали о том,
как перестать обманывать самих себя»

Ричард Фейнман

Для того чтобы быть настоящим лидером, необходимо выполнять (как минимум) три действия.

Действие 1. Способность время от времени останавливаться и размышлять о возможном расхождении между той личностью, которую вы представляете окружающим, и тем, кем вы ощущаете себя на самом деле. Несколько дополнительных вопросов помогут вам, как лидеру, лучше понять себя:

— Почему существует это расхождение?

— Чему научит меня это расхождение?

— Хочу ли я измениться?

Действие 2. Способность слушать окружающих и уделять внимание тому, что они говорят о нашем отношении и поведении. Люди, которые за нами наблюдают, действительно могут помочь нам получить более объективное представление о том, какой личностью мы являемся. Они могут стать наставниками в процессе выявления нашей истинной личности, если:

— мы им доверяем,

— они не манипулируют нами,

— они действуют из лучших побуждений.

Действие 3. Способность изучать новые способы проявления себя, обнаруживая потенциал, о существовании которого вы не подозревали. Самонаблюдение и самоанализ могут открыть в вас то, о чем вы никогда не подозревали. Можете ли вы представить, что проживете всю свою жизнь и умрете, так и не осознав, кем вы являетесь на самом деле? Спросите себя:

— Неужели я боюсь взглянуть в лицо своему истинному «я»?

— Готов ли я признать свои недостатки?

— Достаточно ли я для этого мотивирован?

В заключение…

Не стоит забывать, что роль настоящего лидера заключается и в том, чтобы помочь членам команды увидеть свои сильные, слабые стороны и потенциальные возможности.

Психология самообмана | Психология сегодня

Источник: Wikicommons

В психоаналитической теории защиты эго — это бессознательные процессы, которые мы применяем, чтобы рассеять страх и тревогу, возникающие, когда то, кем мы себя представляем или кем мы считаем себя должны (наше сознательное « суперэго »), вступает в конфликт с тем, кем мы являемся на самом деле ( наш бессознательный «id»).

Например, на бессознательном уровне мужчина может обнаруживать влечение к другому мужчине, но на сознательном уровне он может находить это влечение категорически неприемлемым.Чтобы рассеять тревогу, возникающую из-за этого конфликта, он может задействовать одну или несколько защит эго. Например, (1) он может отказаться признаться самому себе в том, что его привлекает этот мужчина. Или (2) он может внешне принять идеи и поведение, диаметрально противоположные стереотипному гомосексуалисту, например, пойти выпить несколько кружек пива с парнями, стукнуть кулаками по стойке и приправить свою речь громкими ругательствами. Или (3) он может перенести свое влечение на кого-то другого, а затем отругать его за то, что он гей (маленькие дети могут многому научить нас с помощью реплик, таких как «зеркало, зеркало» и «то, что вы говорите, то, что вы есть»).В каждом случае мужчина использовал общую защиту эго, соответственно, вытеснение, формирование реакции и проекцию.

Репрессия можно рассматривать как «мотивированное забывание»: активное, хотя и бессознательное, «забвение» неприемлемых побуждений, эмоций, идей или воспоминаний. Подавление часто путают с отрицанием , которое представляет собой отказ признать определенные неприемлемые или неуправляемые аспекты реальности. В то время как подавление относится к умственным или внутренним стимулам, отрицание относится к внешним стимулам.Тем не менее, подавление и отрицание часто работают вместе, и их бывает трудно отделить.

Подавление также можно спутать с искажением , которое представляет собой изменение реальности в соответствии с собственными внутренними потребностями. Например, человек, которого отец избил до чертиков, больше не вспоминает эти травмирующие события (репрессии), а вместо этого видит в своем отце нежного и любящего человека (искажение). В этом примере ясно видно, что искажение не только усиливает подавление, но и усиливает его.

Формирование реакции — это поверхностное заимствование — и часто преувеличение — эмоций и импульсов, диаметрально противоположных вашим собственным. Возможный резонансный случай формирования реакции — это случай конкретного конгрессмена США, который в качестве председателя Форума пропавших без вести и эксплуатируемых детей принял закон, защищающий детей от эксплуатации со стороны взрослых через Интернет. Конгрессмен подал в отставку, когда позже выяснилось, что он обменивался электронными сообщениями сексуального характера с мальчиком-подростком.Другие, классические примеры формирования реакции включают алкоголика, превозносящего достоинства воздержания, и богатого студента, который посещает и даже организует антикапиталистические митинги.

Проекция — это приписывание неприемлемых мыслей и чувств другим людям. Как и искажение, проекция обязательно включает в себя подавление в качестве первого шага, поскольку неприемлемые мысли и чувства необходимо отвергнуть, прежде чем их можно будет приписать другим. Классические примеры проекции включают завистника, который считает, что все ему завидуют, алчного человека, который живет в постоянном страхе быть лишенным собственности, и человека с фантазиями о неверности, который подозревает, что его партнер ему изменяет.

Столь же обычным является расщепление , которое можно определить как разделение или поляризацию убеждений, действий, объектов или людей на хорошие и плохие путем выборочного сосредоточения внимания на их положительных или отрицательных качествах. Это часто наблюдается в политике, например, когда левые изображают правых как эгоистичных и ограниченных, а правые изображают левых как безответственных и корыстных лицемеров. Другими классическими примерами разделения являются религиозный фанатик, который делит людей на благословенных и проклятых, и дитя разведенных, которое боготворит одного родителя, избегая другого.Расщепление рассеивает беспокойство, возникающее из-за нашей неспособности уловить сложное и нюансированное состояние дел, упрощая и схематизируя его, чтобы его было легче обработать или принять.

Разделение также возникает в группах, когда люди внутри группы рассматриваются в положительном свете, а люди вне группы — в отрицательном. Другое явление, которое происходит в группах, — это групповое мышление , которое, строго говоря, не является защитой эго, но настолько важно, что о нем стоит упомянуть.Групповое мышление возникает, когда члены группы бессознательно стремятся минимизировать конфликт, не имея возможности критически проверить, проанализировать и оценить идеи. В результате решения, принимаемые группой, имеют тенденцию быть более иррациональными, чем те, которые были бы приняты любым членом группы, действующим в одиночку. Даже супружеские пары могут впадать в групповое мышление, например, когда они решают провести отпуск в местах, которые ни один из них не хотел, но думал, что другой хочет. Групповое мышление возникает из-за того, что члены группы боятся как критики, так и критики, а также из-за высокомерного чувства уверенности и неуязвимости, которое возникает из-за пребывания в группе.Философ Людвиг Витгенштейн однажды заметил: «Хорошо, что я не позволил себе повлиять на себя». В том же духе историк Эдвард Гиббон ​​писал, что «… одиночество — это школа гения… и единообразие произведения означает руку. одного художника ». Короче говоря, верблюд — это лошадь, созданная комитетом.

Защита эго, подобная расщеплению, — это идеализация . Подобно положительному результату расщепления, идеализация предполагает переоценку положительных качеств человека, объекта или идеи при недооценке их отрицательных качеств.По сути, это проекция наших потребностей и желаний на этого человека, объект или идею. Парадигма идеализации — это увлечение, когда любовь путают с потребностью любить, а отрицательные качества идеализированного человека приукрашиваются или даже воображаются как положительные. Хотя это может привести к грубому пробуждению, есть несколько лучших способов облегчить нашу экзистенциальную тревогу, чем создание чего-то «идеального» для нас, будь то оборудование, место, страна, человек или бог.

Если вы влюблены в кого-то недоступного, было бы удобнее интеллектуализировать нашу любовь, возможно, думая о ней с точки зрения идеализации! В интеллектуализации неприятные чувства, связанные с проблемой, подавляются за счет холодного и абстрактного размышления о проблеме. Однажды мне позвонил младший врач психиатрического отделения, в котором он описал недавнюю госпитализацию как « 47-летнюю мать двоих детей, которая попыталась прекратить свою жизнь в результате того, что ей поставили диагноз метастатического митотического поражения. ‘.Такая формулировка, как «… кто пытался покончить с собой после того, как ей сказали, что она умирает от рака», была бы лучше по-английски, но слишком эффективна для того, чтобы вызвать полный ужас затруднительного положения этой бедной женщины.

Интеллектуализацию не следует путать с рационализацией , которая представляет собой использование слабых, но кажущихся правдоподобными аргументов либо для оправдания чего-то, что болезненно принять («кислый виноград»), либо для того, чтобы заставить это казаться «в конце концов не так уж и плохо» ( сладкие лимоны ‘). Например, человек, отвергнутый любовным интересом, убеждает себя, что она отвергла его, потому что не разделяла его идеал счастья (кислый виноград), а также что ее отказ является замаскированным благословением, поскольку он освободил его. найти более подходящего партнера (сладкие лимоны).

Хотя никто не может полностью избежать развертывания защиты эго, некоторые защиты эго считаются более «зрелыми», чем другие, не только потому, что они предполагают некоторую степень проницательности, но также потому, что они могут быть адаптивными или полезными. Если человек злится на своего босса, он может пойти домой и пнуть собаку, или вместо этого он может пойти и поиграть в теннис. Первый случай (пинок собаки) — это пример смещения , перенаправления неприятных чувств к кому-то или чему-то менее важному, что является незрелой защитой эго.Второй пример (хорошая игра в теннис) — это пример сублимации , направления дискомфортных чувств в социально одобряемую и часто продуктивную деятельность, что является гораздо более зрелой защитой эго.

Существует ряд зрелых защит эго, таких как сублимация, которые можно заменить более примитивными. Альтруизм , например, в некоторых случаях может быть формой сублимации, при которой человек справляется со своим беспокойством, выходя за пределы себя и помогая другим.Сосредоточившись на нуждах других, люди с альтруистическими профессиями, такими как медицина или преподавание, могут навсегда отодвинуть свои собственные потребности на задний план. И наоборот, люди, ухаживающие за инвалидом или пожилым человеком, могут испытывать глубокую тревогу и страдания, когда с них внезапно отказывают в этой роли.

Еще одна зрелая защита эго — юмор . Увидев абсурдный или нелепый аспект эмоции, события или ситуации, человек может поместить их в менее угрожающий контекст и тем самым рассеять беспокойство, которое они вызывают.Кроме того, он может поделиться и проверить свою проницательность с другими в мягкой и приятной форме шутки. Если человек так много смеется, то это, несомненно, потому, что у него самое развитое бессознательное в животном мире. Больше всего люди смеются над своими ошибками и несоответствиями; трудные проблемы, с которыми они сталкиваются в связи с личной идентичностью, социальным положением, сексуальными отношениями и смертью; и несоответствие, абсурд и бессмысленность. Все это глубоко человеческие заботы: точно так же, как никто никогда не видел смеющегося пса, никто никогда не слышал о смеющемся боге.

Далее по шкале зрелости находится аскетизм , который является отрицанием важности того, чего большинство людей боятся или к чему стремятся, и, следовательно, самих оснований для беспокойства и разочарования. Если страх, в конечном счете, связан с самим собой, то отрицание себя устраняет сами основания для страха. Люди в современных обществах более тревожны, чем люди в традиционных или исторических обществах, без сомнения, из-за сильного внимания, которое современные общества придают себе как независимому и автономному агенту.

В индуистской Бхагавад Гите , бог Кришна является Арджуне в разгар битвы на Курукшетре и советует ему не поддаваться угрызениям совести, но выполнять свой долг и сражаться дальше. В любом случае, все мужчины на поле битвы однажды обречены на смерть, как и все мужчины. Их смерть тривиальна, потому что дух в них, их человеческая сущность, не зависит от их конкретных воплощений для своего дальнейшего существования. Кришна говорит: «Когда человек видит вечность в преходящих вещах и бесконечность в конечных вещах, тогда он имеет чистое знание.’

Никогда не было времени, когда мы с тобой не существовали, и не будет времени, когда мы перестанем существовать… мудрые не введены в заблуждение этими изменениями.

Существует множество защит эго, и комбинации и обстоятельства, в которых мы их используем, отражаются на нашей личности. В самом деле, можно пойти дальше и утверждать, что «я» — это не что иное, как сумма его защит эго, которые постоянно формируют, поддерживают, защищают и восстанавливают его.

Самость подобна треснувшей маске, которую постоянно нужно собирать по кусочкам. Но за маской дома никого нет.

Хотя мы не можем полностью избежать защиты эго, мы можем получить некоторое представление о том, как мы их используем. Это самопознание, если у нас хватит на это смелости, может пробудить нас к себе, к другим и к миру вокруг нас и освободить нас, чтобы полностью выразить наш человеческий потенциал.

Величайшим оракулом древнего мира был оракул в Дельфах, и на переднем дворе храма Аполлона в Дельфах была начертана простая команда из двух слов:

Γνῶθι σεαυτόν

Познай себя.

Нил Бертон — автор книги Hide and Seek: The Psychology of Self-Deception и других книг.

Источник: Нил Бертон

Жить во лжи: мы обманываем себя, чтобы лучше обманывать других

Люди целый день вводят себя в заблуждение. Мы говорим себе, что мы умнее и красивее своих друзей, что наша политическая партия не может сделать ничего плохого, что мы слишком заняты, чтобы помочь коллеге. В 1976 году в предисловии к книге Ричарда Докинза «Эгоистичный ген » биолог Роберт Триверс предложил новое объяснение таких корыстных предубеждений: мы обманываем себя, чтобы обмануть других, создавая социальное преимущество.Спустя четыре десятилетия Триверс и его коллеги опубликовали первое исследование, подтверждающее его идею.

Психологи определили несколько способов обмануть самих себя: предвзятый сбор информации, предвзятые рассуждения и предвзятые воспоминания. Новая работа, которая будет опубликована в журнале Journal of Economic Psychology , сосредоточена на первом — способе поиска информации, которая поддерживает то, во что мы хотим верить, и избегания того, во что нет.

В одном эксперименте Триверс и его команда попросили 306 онлайн-участников написать убедительную речь о вымышленном человеке по имени Марк.Им сказали, что они получат бонус в зависимости от того, насколько он эффективен. Некоторым было предложено представить Марка как симпатичного, другим было приказано изобразить его как непривлекательного, а оставшимся испытуемым было предложено передать то впечатление, которое они производили. Чтобы собрать информацию о Марке, участники просмотрели серию коротких видеороликов, которые они могли прекратить смотреть в любом перерыве. Для некоторых зрителей большинство ранних видеороликов представляли Марка в хорошем свете (переработка, возврат кошелька), и они постепенно становились темнее (крики, удары друга). По мнению других, видео из темного превратилось в светлое.

При появлении стимула представить Марка как понравившуюся, люди, которые сначала посмотрели понравившиеся видео, перестали смотреть раньше, чем те, кто первым посмотрел неприятные видео. Первые не ждали полной картины, пока они получали информацию, необходимую им, чтобы убедить себя и других в доброте Марка. В свою очередь, их собственные мнения о Марке были более положительными, что привело к тому, что их эссе о его добродушие стали более убедительными по оценке других участников.(Для тех, кому заплатили за представление Марка как плохого, произошел дополнительный процесс.) «Что так интересно, так это то, что мы, кажется, интуитивно понимаем, что если мы сможем сначала заставить себя поверить во что-то, мы сможем более эффективно заставить других поверить в это, — говорит Уильям фон Хиппель, психолог из Университета Квинсленда, соавтор исследования. «Таким образом, мы обрабатываем информацию предвзято, убеждаем себя и других. Прелесть в том, что это шаги, описанные Трайверсом, и все они были объединены в одном исследовании.”

В реальной жизни вам не платят за то, чтобы рассказывать о Марке, но вы можете продавать подержанный автомобиль, обсуждать налоговую политику или выступать за повышение по службе — случаи, когда вам выгодно не получить и представить точную картину реальности, а убедить кто-то с определенной точки зрения.

Один из самых распространенных видов самообмана — самоулучшение. Психологи традиционно утверждали, что в процессе эволюции мы переоценивали свои хорошие качества, потому что это заставляет нас чувствовать себя хорошо.Но хорошее самочувствие не имеет никакого отношения к выживанию или воспроизводству. Другое утверждение: самосовершенствование повышает мотивацию, ведущую к большим достижениям. Но если бы целью была мотивация, мы бы просто эволюционировали, чтобы быть более мотивированными, без ущерба для искажения реальности.

Триверс утверждает, что яркая самооценка заставляет других видеть нас в том же свете, что открывает возможности для спаривания и сотрудничества. В поддержку этого аргумента Кэмерон Андерсон, психолог из Калифорнийского университета в Беркли, показал в 2012 году, что излишне самоуверенные люди считаются более компетентными и имеют более высокий социальный статус.«Я считаю, что существует большая вероятность того, что самообман развился с целью обмана других», — говорит Андерсон.

В другом исследовании, которое будет опубликовано в журнале Социально-психологическая наука и наука о личности , фон Хиппель с соавторами проверили все три аргумента вместе, продольным образом. Улучшает ли чрезмерная уверенность в себе психическое здоровье? Мотивация? Популярность?

Прослеживая почти 1000 австралийских школьников в течение двух лет, исследователи обнаружили, что со временем излишняя уверенность в атлетизме и интеллекте не предсказывала улучшения психического здоровья, спортивных или академических результатов.Тем не менее, спортивная самоуверенность действительно предсказывала рост популярности с течением времени, поддерживая идею о том, что самообман порождает социальное преимущество. (Авторы предполагают, что интеллектуальное саморазвитие не способствовало росту популярности, потому что среди мальчиков-подростков ум может иметь меньшее значение, чем спорт.)

Почему потребовалось так много времени, чтобы появилось экспериментальное доказательство идеи Трайверса? Отчасти, говорит он, потому что он теоретик и не проверял это, пока не встретил фон Хиппеля. По словам фон Хиппеля и Андерсона, другие психологи-экспериментаторы не стали проверять это, потому что теория не была хорошо известна в психологии.Кроме того, они предполагают, что большинство психологов считали самооценку или мотивацию достаточной причиной для развития самосовершенствования.

Хьюго Мерсье, исследователь из Института когнитивных наук во Франции, который не участвовал в новых исследованиях, знаком с теорией, но сомневается в ней. Он считает, что в долгосрочной перспективе самоуверенность может иметь неприятные последствия. Он и другие также обсуждают, можно ли строго называть самообманом мотивированные предубеждения. «Вся концепция вводит в заблуждение», — говорит он. Это не значит, что одна часть нас намеренно обманывает другую часть нас, которая является «я».«Триверс, фон Хиппель и Андерсон, конечно, не согласны с Мерсье в отношении функциональности и терминологии самообмана.

Фон Хиппель предлагает два мудрых аргумента в отношении самообмана: «Мой макиавеллианский совет: это действенный инструмент», — говорит он. «Если вам нужно кого-то в чем-то убедить, если ваша карьера или социальный успех зависит от убеждения, то первый человек, которого нужно [убедить], — это вы сами». С защитной стороны, говорит он, всякий раз, когда кто-то пытается вас в чем-то убедить, подумайте о том, что может мотивировать этого человека.Даже если он не лжет вам, он может обмануть и вас, и себя.

обман | Определение самообмана Merriam-Webster

самоубийство | \ ˌSelf-di-ˈsep-shən \ : акт или случай самообмана или состояние самообмана, особенно в отношении своей истинной природы, чувств и т. Д.способность к самообману Со временем, пишет [Генри] Марш, многие врачи начинают усваивать истории, которые они рассказывают себе о своем превосходном суждении и навыках. Но лучшие, добавляет он, перестают учиться самообману, признают свою склонность к ошибкам и учатся на своих ошибках. — Дженнифер Старший.

Самообман — IResearchNet

Определение самообмана

Самообман — это обман самому себе.Вы, вероятно, замечали такое загадочное поведение у других, то есть в тех случаях, когда люди явно верят в то, что они должны знать, ложно. Такое поведение не включает преувеличения, притворства или простой лжи — это те случаи, когда человек хорошо осознает, что произносит ложь. Напротив, самообман — это нечто более глубокое и сложное, даже парадоксальное.

Рассмотрим несколько типичных примеров. В остальном приятный молодой человек пьет слишком много алкоголя, но злится, если кто-то предполагает, что у него проблемы с алкоголем.Он отказывается верить в то, что он алкоголик, хотя доказательства очевидны: пустые бутылки спрятаны по всей его квартире, а его босс часто отправляет его домой за выпивку на работе. Опять же, это не считается самообманом, если он знает, что он алкоголик, а просто лжет об этом.

Рассмотрим другой случай, когда молодая женщина глубоко ненавидит свою мать, но не может признаться себе в этом. Признаки этой ненависти многочисленны; она быстро злится при любом упоминании о матери и корчит гримасу при упоминании ее.Но молодая женщина не может этого признать, потому что за этим последовало бы много вины и стыда.

Мать преступника не может поверить в то, что о нем говорят в полиции. Ее смысл жизни, ее гордость и радость будут уничтожены, поэтому она не позволит себе в это поверить. И все же она вздрагивает при каждом звонке телефона, опасаясь, что это снова полиция звонит по поводу ее сына.

Чем больше анализируются такие случаи, тем сложнее возникает понятие самообмана. Их объяснение требует признания бессознательной части разума.Только в бессознательном эмоциональный конфликт может реально повлиять на поведение человека, но при этом быть недоступным. На сознательном уровне правда о конкретной проблемной области человека недоступна или, по крайней мере, неясна. Однако бессознательное знает правду.

Следовательно, самообман — это не просто заблуждение относительно самого себя. Вы вполне можете ошибаться во многих аспектах своей жизни. Но большинство из них не являются результатом процесса самообмана. Например, вам, возможно, не сказали, что вы усыновлены: в этом случае другие могли намеренно обмануть вас. Или вы можете верить, что у вас IQ на уровне гения, потому что вы случайно пропустили тест IQ на дому. Ваше воспоминание о том, что вы ненавидели своих родителей в 10 лет, возможно, исчезло вместе с другими воспоминаниями. Ни один из этих случаев не квалифицируется как самообман.

История самообмана и предыстория

Поскольку кажется, что замешано бессознательное, самообман часто обсуждается в контексте известной психоаналитической теории Зигмунда Фрейда. Самообман считается не одним из традиционных защитных механизмов, а необходимым компонентом всех защитных механизмов.В каждом из них есть парадоксальный элемент, отмеченный ранее: должен быть хотя бы один момент самообмана, чтобы защитный механизм сработал. Читатели, знакомые с такими защитами, как проекция, интеллектуализация и вытеснение, поймут, что в каждом случае человек должен не осознавать и не осознавать тревожную информацию.

Психоаналитическая теория пессимистично оценивает вашу способность когда-либо распознавать в себе самообман. Этот вывод, вероятно, слишком серьезен: человек должен уметь распознать свой самообман в какой-то момент после того, как он произошел, — когда человек остыл и имеет более объективную точку зрения на проблему.

Парадокс самообмана

Когда Фрейд впервые написал о самообмане, на него напал известный философ Жан-Поль Сартр. Как и многие нефилософы, Сартр отверг идею самообмана как невозможную. Как можно что-то знать и в то же время не знать?

Это серьезная критика. Как можно избежать мысли, не зная, что она есть? В качестве аналогии можно привести цель избежать того, кого вы ненавидите: вы не сможете эффективно избегать этого человека, если не будете постоянно следить за его возможным появлением.Точно так же задача избежать потенциально расстраивающего самопознания требует, чтобы вы постоянно отвлекались от него. Успех в этой задаче казался бы невозможным, если бы вы даже не знали, что угрожающая мысль существует.

Фрейд категорически отверг критику Сартра. Истинное понимание бессознательного, утверждал Фрейд, раскрыло бы возможность самообмана. Его осуществимость действительно подтверждается недавними достижениями в когнитивной психологии.

Например, теперь мы знаем, что многие процессы бессознательны.Более того, мы знаем, что когнитивный аппарат человека допускает несколько версий одной и той же информации: противоречащая информация может храниться в двух разных частях мозга. Наконец, мы также знаем, что эмоциональная часть стимула обрабатывается быстрее, чем содержание. Например, с помощью полиграфа эмоциональное воздействие слова можно обнаружить до того, как оно будет понято.

Учитывая веские доказательства этих психических процессов, возможность самообмана становится вполне реальной.Поступающая информация обрабатывается двумя разными системами мозга. Одна — это когнитивная система, которая имеет дело с информационной ценностью стимула; другой — эмоциональная система. Более того, эмоциональная система действует первой, тем самым позволяя уму создавать упреждающие препятствия для информационной системы.

Эволюционные основы самообмана

Учитывая, что самообман упоминается в самых ранних писаниях людей, многие психологи подозревают, что он имеет эволюционную основу.То есть люди прибегают к самообману, потому что это заложено в генах нашего вида. Согласно теории эволюции, такие психологические наклонности являются частью нашей генетической структуры, потому что доказали, что они дают преимущество в выживании тем, кто этим занимается. Люди без этой тенденции выжили не так хорошо, как те, кто выжил.

Но как такая иррациональность могла быть адаптивной? Антрополог Роберт Триверс указал, что полное понимание наших мотивов повлияет на их эффективность.Ваша способность оставаться храбрым перед лицом чрезвычайной опасности улучшается, если вы действительно верите, что можете справиться с угрозой. Ваша самоуверенность в том, что вы можете попасть в олимпийскую команду, на самом деле поможет в ее реализации. В обоих случаях, если вы ошибаетесь, есть негативные последствия: в одном случае вы можете исчерпать себя за 4 года бесполезных тренировок; в противном случае вы можете без надобности рисковать своей жизнью.

Доказательства самообмана

Таким образом, самообман возможен.Но основная часть прямых доказательств его существования исходит из клинического опыта психологов и психиатров. Большинство клиницистов могут сообщать о случаях, когда их пациенты явно обманывали себя, что обычно приводило к нездоровым последствиям.

Экспериментальных доказательств самообмана гораздо меньше. Фактически, только два исследования, описанные ниже, утверждают, что продемонстрировали самообман. Конечно, достаточно одной убедительной демонстрации, чтобы доказать, что люди могут самообман.Но такие демонстрации оказалось чрезвычайно сложно провести даже в контролируемых лабораторных исследованиях. Читатель может решить, убедительны ли эти два исследования или нет.

Психологи Гарольд Сакейм и Рубен Гур начали с идеи, что людям обычно не нравится звук собственного голоса. В основной экспериментальной задаче участников попросили выбрать свои собственные голоса из ряда голосов, которые фактически включали их собственные. Они сказали «Я» или «не Я», чтобы указать, принадлежит ли голос им или нет.В то же время их подключают к полиграфу, который измеряет эмоциональную реакцию. Итак, у нас есть две части информации: устный ответ и эмоциональный ответ, измеренный с помощью полиграфа.

Полиграф неизменно показывает отметку, когда включается собственный голос объекта, но может произойти много ложных опровержений. Устный ответ неточен; это ваш голос, и вы его отрицаете, но полиграф распознает его как вас. Ложные опровержения вкупе с полиграфом предполагают, что человек что-то знает и в то же время не знает этого; человек не знает своих убеждений.

Когда Сакейм и Гур заранее занизили самооценку испытуемых, ложных отрицаний стало больше. Ложные отрицания существенно увеличивались, когда у человека была мотивация избегать конфронтации с самим собой.

Согласно Сакейму и Гуру, ложные опровержения показывают, что субъекты верят Х и не верят Х одновременно. Их неосведомленность мотивируется занижением их самооценки. Они утверждают, что эта единственная демонстрация самообмана — все, что нужно, чтобы показать, что самообман имеет место.

Второе исследование, претендующее на демонстрацию самообмана, было проведено психологами Джорджем Кваттроном и Амосом Тверски. Они использовали тест с холодным прессом, в котором участников просили погрузить одну руку в очень холодную воду и держать ее там, пока они могут ее выдержать.

Некоторым участникам исследования перед тестом сказали что-то страшное: «Люди, которые чувствуют сильную боль от холодной воды, имеют слабость сердечно-сосудистой системы. Этот дефект приводит к ранним сердечным приступам и короткой продолжительности жизни.”

Результаты показали, что участники, получившие эту информацию, оценили задачу как менее болезненную. Они даже дольше держали руку в холодной воде. Казалось, они пытались убедить себя, что у них нет опасной для жизни сердечно-сосудистой проблемы.

По словам Кваттрона и Тверски, они занимались самообманом, потому что не признавали, даже себе, той боли, которую, несомненно, испытывали.

Вы можете быть уверены или не уверены в том, что эти исследования демонстрируют самообман.В чем вы должны убедиться, так это в том, что доказать самообман невероятно сложно. Помните, что убедительный эксперимент должен показать, что человек верит во что-то и не верит в одно и то же. Неудивительно, что только два эмпирических исследования заявили, что демонстрируют этот феномен. Вместо этого большая часть работ о самообмане публикуется философами, которым, в отличие от психологов, не нужно собирать данные для подтверждения своих утверждений. Вместо этого метод философов состоит из разработки логических, убедительных аргументов в пользу своей позиции по проблеме.

Важность самообмана

Примеры, рассмотренные ранее, указывают на глубоко укоренившийся мощный психологический процесс. В каждом случае у человека есть информация, чтобы сделать правильный вывод, но по сильным эмоциональным причинам он этого не сделает.

Ряд повседневных позитивных иллюзий, кажется, имеют привкус самообмана, но менее драматичны. Вы можете установить часы на 10 минут вперед, чтобы прийти на встречу вовремя. Как это может работать? Вы очень хорошо знаете, что ваши часы отстают на 10 минут; вы никого не обманываете.Тем не менее, люди говорят, что это помогает им приходить вовремя. Или возьмем прокрастинацию: люди знают, что стратегия не приносила результатов в прошлом, но они обещают себе, что сделают этот неприятный телефонный звонок позже. Они придумывают удивительные объяснения, как оставаться в постели или ждать до последней минуты, чтобы написать статью.

Называть такие дела самообманом — преувеличение. Их лучше отнести к категории стратегических механизмов выживания. Термин самообман следует использовать для случаев, когда сильные психологические силы не позволяют человеку признать угрожающую правду о себе.

Короче говоря, важность самообмана для социальной психологии невозможно переоценить. Эта концепция занимает центральное место в человеческой необходимости найти компромисс или, по крайней мере, уравновесить две фундаментальные мотивации. Людям нужна точная информация об их мире и его сложности; в то же время им необходимо защищаться от информации, которая разрушила бы идеи, на которых построена их жизнь.

Артикул:

  1. Baumeister, R.F. (1993). Лгать самому себе: загадка самообмана.В М. Льюис и К. Саарни (ред.), Ложь и обман в повседневной жизни (стр. 166-183). Нью-Йорк: Guilford Press.
  2. Гоулман Д. (1985). Жизненная ложь, простые истины: психология самообмана. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.
  3. Гур Р. К. и Сакейм Х. А. (1979). Самообман: концепция поиска явления. Журнал личности и социальной психологии, 37, 147-169.
  4. Кребс, Д. Л., и Дентон, К. (1997). В Дж. А. Симпсоне и Д. Т. Кенрике (ред.), Эволюционная социальная психология (стр. 21-48). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.
  5. Lockard, J. S., & Paulhus, D. L. (1988). Самообман: адаптивный механизм? Нью-Йорк: Прентис-Холл.

Временной взгляд на издержки и выгоды самообмана

Резюме

Исследователи задокументировали множество случаев, когда люди рационализируют свои достойные сожаления действия. Четыре эксперимента исследуют ситуации, в которых люди выходят за рамки простого объяснения своего неправомерного поведения к активному самообману.Мы обнаружили, что те, кто использует возможности обмана на тестах, склонны к самообману, считая, что их повышенная успеваемость является признаком интеллекта. Однако это краткосрочное психологическое преимущество самообмана может повлечь за собой долгосрочные издержки: прогнозируя будущие результаты, участники ожидают, что будут работать одинаково хорошо — недостаток осведомленности, который сохраняется даже тогда, когда эти завышенные ожидания оказываются дорогостоящими. Мы показываем, что, хотя люди ожидают обмана, они не предвидят самообмана, и что факторы, усиливающие преимущества обмана, усиливают самообман.В более широком смысле, результаты этих экспериментов свидетельствуют о том, что дебаты об относительных издержках и преимуществах самообмана основываются на принятии временного представления, которое оценивает совокупное влияние самообмана с течением времени.

Люди часто рационализируют свое сомнительное поведение, пытаясь сохранить позитивный взгляд на себя. Мы показываем, что помимо простого скрытого проступка под психологическим ковриком, люди могут использовать положительные результаты негативного поведения для улучшения своего мнения о себе — ошибка, которая в долгосрочной перспективе может дорого обойтись.Мы фиксируем эту форму самообмана в серии лабораторных экспериментов, в которых мы даем некоторым людям возможность хорошо выполнить начальный тест, предоставляя им доступ к ответам. Затем мы проверяем, правильно ли участники приписывают свои завышенные баллы тому, что они видели ответы, или они обманывают себя, полагая, что их высокие баллы отражают вновь обретенный интеллект, и поэтому ожидают аналогичных успехов в будущих тестах без ключа ответа.

Предыдущие теоретики моделировали самообман на основе межличностного обмана, предполагая, что самообман — одна часть себя, обманывающая другую часть себя, — эволюционировала в целях обмана других, поскольку ложь труднее обнаружить, если лжец считает, что это правда (1, 2). Этот межличностный отчет отражает расчетливую природу лжи; Предполагается, что лжец уравновешивает непосредственные преимущества обмана с риском последующего разоблачения. Например, люди часто лгут в контексте сватовства, преувеличивая свои физические характеристики, и хотя такой обман может поначалу оказаться полезным для убеждения привлекательной потенциальной возможности встретиться за кофе, последующее разочарование во время этого свидания демонстрирует риски (3, 4).Таким образом, выгоды от обмана других (например, свидание, получение работы) часто накапливаются в краткосрочной перспективе, а издержки обмана (например, отказ, наказание) накапливаются со временем.

Относительные издержки и выгоды самообмана, однако, менее ясны и вызвали теоретические дискуссии между дисциплинами (5⇓⇓⇓⇓ – 10). Возможно, из-за неотъемлемых проблем документирования самообмана, предыдущие расследования имели тенденцию более широко фокусироваться на издержках и выгодах общей склонности людей рассматривать себя в чрезмерно позитивном свете (11⇓⇓⇓⇓ – 16).В соответствии с предыдущими теориями, мы определяем самообман как положительное убеждение в отношении себя, которое сохраняется, несмотря на конкретные доказательства обратного (17). Рассмотрим классическую демонстрацию самообмана (18, 19). Услышав, что они не прошли или преуспели в тесте, участников попросили различать записи своего голоса и голоса других людей. Те, кто считал, что не прошли испытание, с большей вероятностью будут отрицать, что слышат собственный голос. Хотя склонность участников отвергать свою идентичность в момент, когда они хотели дистанцироваться от нее, является убедительным доказательством самообмана, остается неясным, является ли это отрицание адаптивным или дезадаптивным.

Мы полагаем, что обсуждение относительных издержек и выгод самообмана может быть основано на принятии того же временного взгляда на издержки и выгоды обмана других. Большинство предыдущих исследований феноменов самообмана, подобных описанному выше, были ретроспективными, изучающими, как люди в настоящем справляются со своим прошлым поведением. Напротив, мы вводим перспективную парадигму, чтобы изучить, как самообман влияет на прогнозы о будущем. Эта временная перспектива также позволяет нам одновременно исследовать издержки и выгоды самообмана в разные моменты времени: мы предполагаем, и наши результаты демонстрируют, что, как и ложь, самообман может быть выгоден в краткосрочной перспективе, основываясь на решениях. ошибочные убеждения могут дорого обойтись в долгосрочной перспективе.

В нашей парадигме участники сдают тесты, оценивающие их общие знания и IQ. Некоторым предоставляется возможность просмотреть ключ ответа при прохождении начального теста, тогда как у тех, кто находится в контрольной группе, такой возможности нет. Мы сравниваем эти две группы по двум основным критериям: результативность в первом тесте (чтобы оценить влияние наличия ответов) и прогнозы будущих результатов в аналогичном втором тесте без ключа ответа (для оценки самообмана). Мы прогнозируем, что участники, получившие доступ к ответам, превзойдут контрольную группу в первом тесте, используя ключ ответа в своих интересах.При отсутствии самообмана не должно быть различий между группами в прогнозируемых результатах второго теста. Однако доступ к ключу ответа делает начальную работу шумным сигналом способности: высокий балл в первом тесте будет обусловлен некоторой комбинацией способностей и наличия ответов. Независимо от того, смотрят ли участники намеренно на ответы на обман или, увидев ответ на вопрос, приходят к выводу, что они «все это знали», и становятся жертвами предвзятости ретроспективного взгляда (20⇓⇓ – 23), им не хватает четких сигналов относительно какой фактор — их способность или наличие ответов — приводит к большей дисперсии.Мы предполагаем, что участники, получившие ответы на первый тест, будут преувеличивать свои способности и недооценивать наличие ответов, и, следовательно, ожидать дальнейшего превосходного результата. Короче говоря, мы прогнозируем, что доступ к ответам повысит успеваемость на первом тесте и вызовет самообман — сохранение положительных убеждений о себе («Я хорошо сдаю тест»), несмотря на отрицательную информацию об обратном (« Я видел ответы »).

Сначала мы демонстрируем, что люди обманывают себя, не учитывая влияние ответов на начальный тест при прогнозировании результатов в последующем, а затем исследуем, могут ли люди предвидеть этот самообман.В эксперименте 1 некоторым участникам дали ключ ответа для начального теста (условие ответов), а другим нет (условие контроля). После завершения и оценки этого теста участники обеих групп предсказали свои результаты в гипотетическом более длительном тесте, на который не было ответов. Мы наблюдали увеличение количества баллов в первом тесте: те, кто участвовал в условии ответов, сообщили о правильном решении большего количества задач, чем те, которые были в контрольном условии (среднее значение ответов = 6,45, SD = 1,18; среднее значение контроля = 5.58, SD = 1,41), t (74) = 2,92, P <0,01. Что еще более важно, те, у кого был ключ ответа к первому тесту, также ожидали лучших результатов во втором (средние ответы = 81,4, SD = 15,3; средний контроль = 72,7, SD = 19,8), t (73) = 2,14, P < 0,04. Таким образом, участники с условием ответов, как и предполагалось, не смогли скорректировать влияние ответов на свою успеваемость, вместо этого обманывая себя, полагая, что их высокая успеваемость была отражением их способностей.

Чтобы проверить, осознают ли люди эту тенденцию к самообману, мы попросили отдельную группу участников оценить как свои результаты в первом тесте, так и их последующие прогнозы для второго теста в аналогичном эксперименте, в котором их назначили. либо ответы, либо условие контроля. Участники, которые предполагали, что у них есть ответы, действительно ожидали получить более высокие баллы в первом тесте (среднее значение = 89,2, SD = 12,9), чем участники в контрольных условиях (среднее значение = 69,2, SD = 30.6), т (34) = 2,60, P < 0,02. Однако они не предвидели самообмана: в отличие от участников эксперимента 1, которые на самом деле прошли тест, те, кто просто воображали, что у них есть ответы, ожидали, что они предсказывают худшие результаты при отсутствии ключа ответа (среднее значение = 77,9, SD = 17,0), в паре t (18) = 3,29, P < 0,01, что говорит о том, что они не знали, что они приписывают свои улучшенные результаты наличию ответов.

В эксперименте 2 мы искали дополнительные доказательства наличия самообмана двумя способами. Во-первых, в то время как в эксперименте 1 участники предсказывали только то, как они будут выполнять второй тест, в эксперименте 2 участники фактически прошли второй тест, что позволило нам подтвердить, что оценки для второго теста были завышены и, следовательно, вводили в заблуждение. Во-вторых, мы включили показатель диспозиционного самообмана (24, 25), чтобы показать, что эти переоценки связаны с хронической склонностью участников к самообману.Поскольку сильные самообманщики с большей вероятностью, чем другие, игнорируют свидетельства своих неудач (26, 27), мы предсказали, что диспозиционный самообман смягчит их предвзятые прогнозы относительно результатов деятельности. Мы ожидали, что сильные самообманщики будут давать завышенные прогнозы как с ответами, так и без них; мы также ожидали, что повышенная двусмысленность в условиях ответов увеличит возможность самообмана (28), увеличивая разницу в прогнозируемых оценках между высокими и низкими самообманами в этом состоянии.

В эксперименте 2 участники выполнили тест на общие знания с ответами в нижней части страницы или без них, просмотрели второй тест без ответов, затем предсказали свои оценки и завершили второй тест. Как и в эксперименте 1, те, кто участвовал в условии ответов, правильно решили больше задач в первом тесте (среднее значение ответов = 8,97, SD = 2,08), чем участники контрольной группы (средний контроль = 6,29, SD = . 2,52), т (129) = 6.65, P < 0,001, и снова ожидается превосходство контрольной группы во втором тесте (средние ответы = 7,73, SD = 2,20; среднее значение контроля = 6,32, SD = 1,75), t (129) = 4,04, P < 0,001. Однако, как и предполагалось, не было значительной разницы между двумя группами в фактических результатах второго теста (средние ответы = 5,18, SD = 2,13; среднее значение контроля = 4,86, SD = 1.35), t (129) = 1,03, P = 0,31, демонстрируя, что участники с ответами обманывали себя, полагая, что они умнее, чем их результаты во втором тесте доказали, что они были (рис. 1).

Рис. 1.

Прогнозируемая и фактическая производительность в тесте 2 (эксперимент 2). Группа с предыдущим преимуществом ключа ответа снова ожидала превосходных результатов. Однако мы не заметили никакой разницы в фактических показателях между двумя группами.

За неделю до эксперимента 2 все участники заполнили шкалу самообмана (24, 25).Диспозиционный самообман был связан с прогнозируемыми баллами в обоих условиях, β = 0,30, P < 0,001, с учетом результатов теста 1. Что наиболее важно и в соответствии с нашим прогнозом, между диспозиционным самообманом было значительное взаимодействие. обман и наши манипуляции в прогнозировании ожидаемой производительности по тесту 2 (β = 0,11, P = 0,05; рис. 2), контролируя оценки по первому тесту. В условиях контроля диспозиционный самообман коррелировал с прогнозируемой эффективностью (среднее значение β = 0.20, P = 0,01), но наличие ответов значительно усилило эту взаимосвязь (среднее значение β = 0,41, P <0,001), что свидетельствует о том, что склонные к самообману предрасположенные люди были особенно склонны к признанию своей способности помогать с ответами (рис. . 2). Характер и значимость результатов не изменились, когда мы провели дополнительный регрессионный анализ, в котором мы контролировали другие черты личности, и эти черты не позволили достоверно предсказать разрыв между фактическими и ожидаемыми результатами теста 2 (все значения β варьировались от -0.07 до 0,10, все P > 0,17), что предполагает уникальную роль диспозиционного самообмана в увеличении прогнозируемой производительности.

Рис. 2.

Взаимодействие регрессионной модели с диспозиционным самообманом (эксперимент 2). Прогнозы успеваемости по второму тесту модерируются диспозиционным самообманом, при этом высокие показатели самообмана (+1 стандартное отклонение выше среднего) показывают большую инфляцию в условиях ответов, чем низкие самообманщики (-1 стандартное отклонение ниже среднего).

Чтобы изучить временные измерения самообмана (краткосрочная выгода с долгосрочными затратами), мы исследовали, могут ли денежные стимулы смягчить завышенные прогнозы производительности.В эксперименте 3 после завершения начального теста с ответами или без ответов участники узнали, что они могут заработать до 20 долларов на втором тесте, в зависимости как от их результатов теста, так и от точности их прогнозов. Если участники знали о влиянии ответов, то денежный бонус за точность прогнозов должен снизить их завышенные оценки для второго теста; мы ожидали, однако, что, поскольку люди не осознают самообмана, стимулы не смогут служить корректирующей силой, так что участники будут платить цену, если они не справятся с их прогнозами.

Как и раньше, мы наблюдали читерство в первом тесте (средние ответы = 7,61, SD = 2,20; средний контроль = 4,58, SD = 2,43), t (76) = 5,77, P < 0,001. Несмотря на денежный стимул максимально точно предсказать свои баллы, участники с условием ответов продолжали предсказывать превосходные результаты во втором тесте (среднее значение ответов = 7,24, SD = 1,79; среднее значение контроля = 4.98, SD = 1,41), t (76) = 6,22, P < 0,001. Поскольку обе группы снова показали одинаковые результаты (средние ответы = 4,47, стандартное отклонение = 1,47; среднее значение контроля = 4,45, стандартное отклонение = 1,85), t < 1, участники условия ответов сделали более крупные ошибки прогноза (среднее значение ответы = 2,76, SD = 2,16; средний контроль = 1,13, SD = 0,97), t (76) = 4,36, P < 0,001, и, следовательно, заработал меньше денег на втором тесте (средние ответы = 14 долларов.47, SD = 4,32; средний контроль = 17,75 долл. США, стандартное отклонение = 1,93), t (76) = 4,36, P < 0,001 (таблица 1). Таким образом, самообман в результате краткосрочной выгоды от обмана в первом тесте привел к более долгосрочным (денежным) затратам во втором тесте. Результаты эксперимента 3 показывают, что, в отличие от некоторых предубеждений, которые смягчаются денежными стимулами, такими как соответствие (29), самообман не сокращается финансовыми затратами, по крайней мере, на используемых здесь уровнях стимулирования. Мы отмечаем, что хотя этот эксперимент был разработан, чтобы продемонстрировать, что самообман может иметь долгосрочные издержки, эти результаты не предполагают, что самообман всегда обходится дорого; вероятно, в некоторых ситуациях это окажется полезным.Однако тот факт, что люди не могут отменить или исправить свой самообман, даже если он обходится дорого, является еще одним убедительным доказательством недостаточной осведомленности об этом процессе.

Таблица 1.

Самообман обходится дорого: эксперимент 3

До сих пор мы рассматривали самообман как внутриличностное явление, но частные акты самообмана людей часто становятся достоянием общественности. Например, в нескольких задокументированных случаях люди, выдававшие себя за героев войны, приобретавшие славу, деньги и политическое положение, по-видимому, поверили собственной лжи (30).В эксперименте 4 мы исследовали усиливающее влияние социальной обратной связи на самообман, добавив дополнительную манипуляцию к нашей парадигме стандартных ответов / отсутствия ответов. После завершения первого теста, но до того, как предсказать свои баллы на втором, некоторым участникам случайным образом было поручено получить свидетельство о признании. Экспериментатор сказал каждому из этих участников, что сертификаты были вручены всем, кто набрал больше среднего по тесту, и написал имя участника и оценку в сертификате.Как и прежде, участники в условиях ответов сообщили о более высоких баллах в первом тесте (средние ответы = 7,85, SD = 2,18; средний контроль = 4,01, SD = 2,11), t (134) = 10,44, P < 0,001, а также предсказал более высокие баллы в последующем более длинном тесте, в котором не было ответов (средние ответы = 72,93, SD = 17,05; средний контроль = 50,59; SD = 20,41), F (1,132) = 52.87, P < 0,001). Получение сертификата также улучшило прогнозы производительности в целом (средний сертификат = 66,93, SD = 21,11; среднее отсутствие сертификата = 56,62, SD = 21,48), F (1,132) = 11,23, P < 0,01.

Что наиболее важно, мы наблюдали значимое взаимодействие, F (1132) = 4,05, P < 0,05, так что усиление самообмана сертификатом ограничивалось условием ответов (средний сертификат, ответы = 81 .2, SD = 14,9; означает отсутствие сертификата, ответы = 64,7, SD = 15,1), t (66) = 4,54, P < 0,001, без влияния на контрольную группу (среднее значение сертификата, контроль = 52,7, SD = 16,2 по сравнению со средним без сертификата, контроль = 48,5, SD = 24,0), t (66) = 0,83, P = 0,41. Как мы и ожидали, социальное признание усугубило самообман: те, кого хвалили за их работу, основанную на ответах, с еще большей вероятностью раздули свои убеждения о своих последующих действиях.Тот факт, что социальное признание, которое так часто сопровождает самообман в реальном мире, усиливает самообман, имеет тревожные последствия для распространенности и масштабов самообмана в повседневной жизни. Однако, как показывает последующий позор этих людей, уличенных в преувеличении своей военной службы, те, кто извлекает выгоду из самообмана, могут в конечном итоге заплатить высокую цену, если эти убеждения будут публично отвергнуты.

Наши эксперименты показывают, что люди, которые используют ключ ответа для хорошего выполнения теста, интерпретируют полученные высокие баллы как свидетельство превосходного интеллекта.В результате, когда их просят спрогнозировать их выполнение будущей задачи, они не могут учесть влияние получения ответов, даже когда завышенные прогнозы оказываются дорогостоящими. Кроме того, после того, как это первоначальное поведение произошло, искоренить последующий самообман (например, с помощью денежных стимулов) оказывается затруднительным. Наконец, мы показываем, что самообман, возникающий на уровне индивида, может усиливаться в социальном контексте, когда вознаграждения, получаемые в результате самообмана, подкрепляются другими.

Это исследование предлагает несколько вкладов в более широкое понимание процессов самообмана. Во-первых, в то время как большая часть предыдущей литературы по самообману была скорее теоретической, чем эмпирической (за некоторыми исключениями) (18, 19, 31, 32), мы вводим парадигму, которая надежно выявляет самообман, что позволяет более тщательно эмпирически изучить феномен. Во-вторых, в то время как предыдущие исследования рассматривают самообман как процесс фильтрации, с помощью которого негативная информация исключается из сознания, чтобы сохранить позитивное представление о себе, наши эксперименты показывают, что негативное поведение фактически может быть источником завышенного мнения людей о себе.В-третьих, хотя конструкция самообмана имеет долгую историю в психологии, природа лежащего в ее основе механизма все еще является предметом споров (33). Наше исследование вносит свой вклад в эту литературу, отделяя осведомленность людей о плохом поведении от их понимания роли этого поведения в самообмане. Мы показываем, что люди осознают, что они иногда проявляют сомнительное поведение, но не могут предсказать последствия такого поведения; люди понимают, что они обманут, но не понимают процессов, посредством которых этот обман приводит к самообману.Наконец, в более широком смысле, наши результаты дают информацию для более широкой дискуссии об адаптивной или неадаптивной природе самообмана, демонстрируя, что затраты и выгоды зависят от временных (краткосрочных или долгосрочных) и контекстных (частных или государственных) переменных.

Мы сосредоточились на одном конкретном примере самообмана: на влиянии обмана на представления людей об их способностях к сдаче тестов. Учитывая сложность поведения в соответствии со своими идеалами, когда они противоречат чьим-то желаниям, а также важность позитивного самоуважения, самообман, вероятно, является обычным явлением.К сожалению, хотя люди готовы использовать один неоднозначный инцидент для вынесения негативных суждений о других в глобальном масштабе (34), наши результаты показывают, что люди не только не могут строго судить себя за неэтичное поведение, но даже могут использовать положительные результаты такого поведения, чтобы видят себя лучше, чем когда-либо.

Методы

Эксперимент 1.

К семидесяти шести участникам подошли в студенческом центре Массачусетского технологического института и попросили пройти тест, который позволил бы измерить их математический IQ; каждому заплатили по 3 доллара.Мы предоставили два типовых вопроса, за которыми последовал тест на математический IQ из восьми пунктов (например, «Если человек весит 75% своего собственного веса плюс 42 фунта, сколько он весит?»). В тестах для тех, кто удовлетворял условию ответов, внизу страницы был напечатан ключ ответа, но в остальном они были идентичны условию контроля. Участники выставляли свои собственные тесты. Наконец, они предсказали, на сколько вопросов они смогут правильно ответить, если их попросят ответить еще на 100 подобных вопросов.

Прогнозирующий эксперимент.

Тридцать шесть студентов Гарвардского университета вызвались завершить эксперимент, ожидая начала лекции. Их попросили представить, что они будут проходить сложный тест на определение своего IQ из 100 вопросов, и им предложили два типовых вопроса. Тем, кто находился в состоянии ответов, было предложено представить, что во время прохождения теста они смогут ссылаться на ключ ответа внизу каждой страницы; тем, кто находился в контрольном состоянии, было предложено представить, что они проходят тест без ответов.Затем все участники оценили, на сколько вопросов они ответят правильно. Наконец, их попросили оценить, насколько хорошо они предсказывают, что справятся с дополнительным тестом из 100 вопросов, на который у них не будет ответов.

Эксперимент 2.

Сто тридцать один студент и аспирант Университета Северной Каролины выполнили эксперимент на бумаге, и им заплатили в зависимости от их выполнения задания (1 доллар за правильный ответ на каждый из двух тестов) в дополнение к фиксированная плата в размере 5 долларов за заполнение онлайн-анкеты.Все участники заполнили онлайн-анкету за 1 неделю до эксперимента. По прибытии в лабораторию участники прошли тест на общие знания средней сложности из 10 вопросов (например, «Сколько штатов США граничат с Мексикой?» И «В каком штате США находится гора Рашмор?»). Половине участников были даны ответы внизу страницы; половины не было. Затем все участники просмотрели второй тест (и увидели, что в этом тесте не было ключа ответа), предсказали свой результат в этом тесте и выполнили его.

Онлайн-анкета включала показатели диспозиционного самообмана и личностных качеств. Чтобы измерить самообман, мы использовали Сбалансированный перечень желаемых ответов (BIDR), состоящий в полной форме из трех подшкал из 20 пунктов: улучшение самообмана, управление впечатлением и самообман отрицания (24, 25). Мы сосредоточились на самообманчивом отрицании, потому что оно сильно коррелирует с управлением впечатлением и улучшением самообмана, что делает две другие подшкалы несколько избыточными (26).Чтобы проверить специфику взаимосвязи между показателями самообмана и нашей парадигмой, мы также измерили большую пятерку личностных факторов (невротизм, экстраверсия, открытость опыту, уступчивость и сознательность), используя личностный опросник из десяти пунктов (35).

Эксперимент 3.

Семьдесят восемь студентов бакалавриата Университета Северной Каролины выполнили тот же тест общих знаний, который использовался в эксперименте 2. Как и в других наших экспериментах, ответы участников в условии ответов были напечатаны внизу каждой страницы. тогда как те, кто в контрольном состоянии, этого не сделали.После подсчета баллов и получения оплаты в размере 0,50 доллара США за вопрос в первом тесте участники узнали, что они получат 2 доллара за каждый вопрос в следующем тесте, если они правильно угадают свой результат во втором тесте; если бы их предположение не соответствовало одному вопросу, они получали бы 1,80 доллара за каждый вопрос; если ответить на два вопроса, они получат 1,60 доллара и так далее. Им была дана 1 минута, чтобы просмотреть второй тест перед его завершением.

Эксперимент 4.

Сто тридцать шесть студентов бакалавриата Университета Северной Каролины выполнили эксперимент на бумаге, и им заплатили в зависимости от их выполнения задания (1 доллар за правильный ответ) в дополнение к 2 долларам платы за явку.Им были предложены те же 10 общих вопросов, которые использовались в эксперименте 2. Каждый участник завершил сеанс в одиночку. В эксперименте использовались две манипуляции между испытуемыми. Сначала, как и раньше, мы манипулировали наличием ответов на первом тесте. Во-вторых, мы манипулировали получением участниками свидетельства о признании. В условиях сертификата по завершении первого теста участников просили пройти к столу экспериментатора, чтобы забрать материалы для второй части эксперимента, которая состояла из задачи прогнозирования, использованной в эксперименте 2.Вместе с этим материалом экспериментатор выдавал участнику сертификат, напечатанный на толстом листе бумаги. Экспериментатор сказал участникам, что сертификаты вручаются тем, кто набрал больше среднего по тесту, как признание их хороших результатов, и записал имя участника и количество правильных ответов на первом тесте в сертификате. В условиях отсутствия сертификата участники получили материалы только для второй части эксперимента. Участники вернулись на свои места и выполнили задание на прогноз.

Благодарности

Авторы благодарят Хейли Барна, Даниэля Браво, Дженнифер Финк, Дженнифер Форд, Леонарда Ли, Дэниела Мочон, Кэти Оффер, Кэрри Сан и Лесли Тэлботт за их помощь в сборе данных; и Шейн Фредерик, Дон Мур и члены нашей лабораторной группы за их комментарии к предыдущему проекту.

Сноски

  • Вклад авторов: Z.C., M.I.N., F.G. и D.A. спланированное исследование; Z.C., M.I.N. и F.G. проведенное исследование; Z.К., M.I.N. и F.G. проанализированные данные; и Z.C., M.I.N., F.G. и D.A. написал газету.

  • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

  • Этот документ является результатом коллоквиума Артура М. Саклера Национальной академии наук «Количественная оценка поведения», который проходил 11–13 июня 2010 г. в здании AAAS в Вашингтоне, округ Колумбия. Полная программа и аудиофайлы большинства презентаций доступны на веб-сайте NAS по адресу www.nasonline.org/quantification.

  • Эта статья представляет собой прямое представление PNAS.

ИНФОРМАЦИЯ О САМООБМЕРЕ — The New York Times

Такой организованный самообман действовал, например, среди группы, которая планировала вторжение в Залив Свиней. Ирвинг Л. Дженис, психолог из Йельского университета, подробно изучил, как планировалось это фиаско. Это был хрестоматийный случай коллективной защиты, которую Янис назвал «групповым мышлением».

По сути, когда групповое мышление работает, члены группы затрудняют поиск информации, чтобы сохранить уютное единодушие.Лояльность к группе требует, чтобы никто не задавал неудобных вопросов, не критиковал слабые аргументы и не противопоставлял глупое мышление неопровержимым фактам. «Чем более дружелюбным будет дух корпуса среди членов группы по разработке политики, — заметил Янис, — тем больше опасность того, что независимое критическое мышление будет заменено групповым мышлением». Оглядываясь назад, Артур Шлезингер-младший ., который тогда был в штате Белого дома, наблюдал, как встречи, на которых формировался план «Залив свиней», проходили в любопытной атмосфере предполагаемого консенсуса.Тем не менее, он подозревает, что если бы один человек высказал решительное возражение, президент Кеннеди отменил бы план. Никто не заговорил. При вскрытии Теодор Соренсон, который был специальным советником президента Кеннеди, пришел к выводу, что «сомнения были приняты, но никогда не подавлялись, отчасти из-за страха быть названным« мягким »или равнодушным в глазах своих коллег». Как выяснилось, ошибочное объяснение того, что после начала вторжения произойдет массовое восстание против Кастро, удерживало группу от размышлений о такой разрушительной информации, как тот факт, что армия Кастро превосходила силы вторжения более чем в 140 против одного.

Та же динамика, которая отвлекает внимание групп от неприятных фактов, действует и в обществе в целом. Когда некоторые аспекты общей реальности вызывают беспокойство, видимость уютного спокойствия может поддерживаться невысказанным соглашением отрицать относящиеся к делу факты и игнорировать ключевые вопросы.

Возьмем Аргентину конца 1970-х годов. В то время как военная хунта контролировала там власть, в обществе возник нерешительный вопрос: «Что случилось с примерно 10 тысячами политических диссидентов, которые загадочно исчезли?» спросить.Ответ, конечно же, указывал пальцем на саму хунту.

Чтобы понять такой самообман, индивидуальный или коллективный, когнитивные психологи сосредотачиваются на механизмах разума. Ключевой элемент в архитектуре разума довольно драматично представлен феноменом, известным как «слепое зрение». Некоторые функционально слепые люди — слепые в результате инсульта или травмы головного мозга, а не повреждения глаза — обладают сверхъестественной способностью достигать точность для объекта, помещенного перед ними, даже несмотря на то, что, прежде чем они достигнут, они не могут сказать, где он находится и есть ли он там вообще.Если их попросят дотянуться до объекта, они скажут, что это невозможно, так как они не могут его увидеть. Но если их удастся убедить попробовать, они найдут это с уверенностью, которая поразит даже самих себя. cl10> Слепое зрение — настолько поразительная способность, что некоторые эксперты отказываются верить, что это может произойти. Его подлинность до сих пор горячо обсуждается учеными-когнитивистами, некоторым из которых не нравится мысль о том, что только часть разума может что-то осознавать. Они утверждают, что слепое зрение должно быть результатом какой-то формы обмана или небрежного исследования.Одним из тех, кто защищает слепое зрение, является Энтони Марсель, психолог из Кембриджского университета. Марселю более комфортно слепое зрение, чем некоторым из его коллег, отчасти потому, что он проделал другую экспериментальную работу, которая показала у нормальных людей умственные способности, которые кажутся наиболее резкими при слепом зрении: одна часть разума может что-то знать, а часть, которая предположительно знает, что происходит — осознанность — остается в забвении.

Марсель изучал, как люди читают, когда он случайно обнаружил странный эффект.В своих экспериментах он быстро высвечивал слова на экране, отображая их в визуальном контексте, настолько сбивающем с толку, что их нельзя было прочесть. Когда он просил своих испытуемых угадывать слова, которые, по их мнению, они не читали, он был поражен набором «умных ошибок». Часто испытуемые угадывали слово с близким значением: «День». «», например, могло быть словом на экране, а «ночь» — предположением испытуемого.

Заинтригованный, Марсель начал высвечивать слова таким образом, что наблюдатели даже не знали, что было представлено какое-либо описываемое изображение.Затем он проецировал пару слов и просил своих испытуемых угадать, какое из слов означало или выглядело так же, как то, которое они не могли понять. Он обнаружил, что люди угадывают чаще, чем можно было предсказать случайно. Результаты этих и последующих исследований, включающих восприятие слов из цепочек букв — Марсель называет это «бессознательным чтением» — имеют смысл только в том случае, если мы принимаем довольно радикальную предпосылку с точки зрения того, как мы обычно думаем о уме: умственная деятельность продолжается вне осознания.

Причина лжи самому себе

Ложь самому себе — или самообман, как его называют психологи, — действительно может принести пользу. И почти все делают это, основываясь на растущем объеме исследований с использованием новых экспериментальных методов.

Самообман — это не просто ложь или подделка, он более глубокий и сложный, — говорит Дель Полхус, профессор психологии Университета Британской Колумбии и автор широко используемой шкалы для измерения склонностей к самообману. Он говорит, что это связано с сильными психологическими силами, которые не позволяют нам признать угрожающую правду о себе.

Вера в то, что мы более талантливы или умны, чем мы есть на самом деле, может помочь нам влиять и завоевывать других, говорит Роберт Триверс, профессор антропологии в Университете Рутгерса и автор книги 2011 года по этой теме «Безумие дураков». Руководитель, который убеждает себя верить в то, что он отличный оратор, может не только чувствовать себя лучше во время выступления, но и увеличивать, «насколько он обманывает людей, имея уверенный стиль, который убеждает их в том, что он хороший», — говорит он.

Исследователи не изучали большие выборки населения для сравнения уровней самообмана или сравнения мужчин и женщин, но на основе небольших исследований они знают, что это очень распространено.«И ученые, работающие в самых разных дисциплинах, тянутся к его изучению», — говорит Майкл И. Нортон, доцент Гарвардской школы бизнеса. «Это также одна из самых загадочных вещей, которые делают люди».

Исследователи расходятся во мнениях относительно того, что именно происходит в мозге во время самообмана. Социальные психологи говорят, что люди бессознательно обманывают себя, пытаясь повысить самооценку или почувствовать себя лучше. Эволюционные психологи, которые говорят, что разные части мозга могут одновременно питать противоречивые убеждения, говорят, что самообман — это способ одурачить других в нашу пользу.

У некоторых людей склонность кажется врожденной чертой личности. У других может развиться привычка к самообману как способ справиться с проблемами и трудностями.

Бихевиористы в последние годы начали использовать новые методы в лаборатории, чтобы предсказать, когда и почему люди могут обмануть себя. Например, они могут дать испытуемым возможность повысить свою привлекательность, навыки или интеллект. Затем они манипулируют такими переменными, как настроение испытуемых, обещания вознаграждения или возможности обмануть.Они измеряют, как меняется распространенность самообмана.

В неопубликованном исследовании, проведенном ранее в этом году, молодых женщин попросили встать перед листом коричневой бумаги и набросать очертания своего тела. Некоторых затем попросили прочитать рассказ о свиданиях, чтобы создать у них романтическое настроение. Других попросили прочитать о зданиях и архитектуре, говорит Кэрри Китинг, профессор психологии Колгейтского университета в Гамильтоне, штат Нью-Йорк, которая руководила исследованием.

Позже, когда женщин попросили снова очертить свое тело, те, кто читал о свиданиях, рисовали себя стройнее, с более узкой талией по сравнению с их более ранними рисунками, что отражает попытку «заблокировать любую негативную информацию о своем теле» и добиться успеха. во время игры на свиданиях Dr.Китинг говорит. Женщины, которые читали о зданиях, не сильно меняли свои зарисовки.

Уже в возрасте 3 лет у детей появляется то, что исследователи называют «предвзятостью к позитиву» — склонностью считать себя умными независимо от своих способностей и преувеличивать положительные черты других, говорится в исследовании 2010 года, опубликованном в журнале «Перспективы развития ребенка». Исследования показывают, что к подростковому возрасту четверть студентов, поступающих в колледж, относят себя к 1% лучших по своей способности ладить с другими.

В отдельном исследовании, согласно недавнему исследованию доктора Китинга, студентки, занимающие руководящие должности в университетском городке, получают более высокие баллы по показателям самообмана. Женщинам, стремящимся к лидерству, возможно, придется «удобно забыть о некоторых негативных моментах», например о том, что «женщины, которые ведут себя доминирующим образом, могут восприниматься как более мужественные», — говорит доктор Китинг.

Многие люди имеют способ «обмануть свой внутренний взор», полагая, что они более успешны или привлекательны, чем они есть на самом деле.- говорит Триверс. Когда людей просят выбрать наиболее точную фотографию себя из массива изображений, которые либо точны, либо изменены, чтобы они выглядели на 50% более или менее привлекательными, большинство выбирают фотографию, которая выглядит на 20% лучше, чем реальность, исследование показывает.

Многие люди обманывают себя, чтобы избежать трудных изменений. В течение многих лет Грег Дюваль набирал килограммы, говоря себе: «Мне просто нужно было совершить пробежку», чтобы сбросить лишний вес, — говорит он. Бывший квотербек средней школы: «У меня был такой« мужской менталитет »:« Парням не нужны личные тренеры », — говорит г-н.Дюваль, менеджер по продажам в Далласе. Обоснование помогло ему почувствовать, что он все контролирует, но дало ему повод отложить упражнения. Недавно, когда ему исполнилось 50, он решил: «Больше не надо играть с собой в игры», — говорит он. Работая с тренером Мэллори Мансуром Дубукле, он сбросил 53 фунта с прошлой зимы. В области здоровья и фитнеса, по словам г-жи Дубукле, «многие люди обманывают себя, говоря, сколько они могут съесть или сколько упражнений они делают».

Требуется определенная самодисциплина, чтобы самообман не стал помехой в работе или в отношениях.Один из признаков опасности — слишком увлекаться достижениями или общественным имиджем. Другое дело — уклоняться от хронической проблемы, говоря себе, что вы решите ее в будущем.

Уловка, — говорит доктор Нортон, — найти линию. Хотя «немного самообмана не является нездоровым явлением, многое — крайне нездоровое явление». Как показывают исследования, выгоды, как правило, приходят, когда люди просто блокируют негативные мысли, воображают, что наслаждают будущие успехи, или оптимистично относятся к своим способностям — все это способствует повышению производительности или способности убеждать.

Для некоторых людей самообман становится привычкой, выходит из-под контроля и создает основу для новой лжи. В исследовании, написанном в соавторстве с доктором Нортоном и опубликованном в прошлом году в Proceedings of the National Academy of Science, студенты колледжей, которым давали ключ ответа на тест на интеллект, позволяющий им обманывать, получили более высокие баллы, чем контрольная группа. Однако позже они предсказали, что они также получат более высокие баллы во втором тесте, не имея возможности обманывать. Они «обманывали себя, полагая, что их высокие результаты были отражением их способностей», говорится в исследовании.

Возложение им похвалы, свидетельства о признании еще больше усугубило самообман: ученики еще больше завысили свои прогнозируемые будущие баллы.

Подобно тому, как фальшивые герои войны начинают верить, что они на самом деле выиграли медали за доблесть, мошенники начинают верить своей собственной лжи, говорит доктор Нортон.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *