Родоначальник экзистенциализма: 25) С. Кьеркегор – родоначальник экзистенциализма. Проблема морального выбора.

25) С. Кьеркегор – родоначальник экзистенциализма. Проблема морального выбора.

Экзистенциали́зм (существование), также философия существования — направление в философии XX века, акцентирующее своё внимание на уникальности иррационального бытия человека. Экзистенциализм развивался параллельно родственным направлениям персонализма и философской антропологии, от которых он отличается прежде всего идеей преодоления (а не раскрытия) человеком собственной сущности и большим акцентом на глубине эмоциональной природы.

В чистом виде экзистенциализм как философское направление никогда не существовал. Противоречивость этого термина исходит из самого содержания «экзистенции», так как она по определению индивидуальна и неповторима, означает переживания отдельно взятого индивида, не похожего ни на кого.

Эта противоречивость является причиной того, что практически никто из мыслителей, причисляемых к экзистенциализму, не был в действительности философом-экзистенциалистом. Единственным, кто чётко выражал свою принадлежность к этому направлению, был Жан-Поль Сартр. Его позиция была обозначена в докладе «Экзистенциализм — это гуманизм», где он и предпринял попытку обобщить экзистенциалистские устремления отдельных мыслителей начала XX века.

История термина

Одним из первых термин «экзистенциальная философия» (нем. Existenzphilosophie) ввел Карл Ясперс в 1931 в работе «Духовная ситуация времени», а в 1938 году он вынес его в название отдельной работы. В качестве основоположника экзистенциальной философии Ясперс называет Кьеркегора. В 1939 году после смерти русского философа-эмигранта Льва Шестова выходит его книга «Киргегард и экзистенциальная философия», однако знакомство Шестова с творчеством Кьеркегора произошло лишь в 1928, когда русский мыслитель написал все свои основные работы. В 1943 году книгу со сходным названием выпускает Отто Больнов. Термин экзистенциализм использует в названии своей работы Жан-Поль Сартр (фр. L’existentialismeestunhumanisme, 1946), где экзистенциализм разделен на религиозный (Карл Ясперс, Габриэль Марсель) и атеистический (Мартин Хайдеггер).

Содержание учения.

Экзистенциализм (согласно Ясперсу) возводит свои истоки к Кьеркегору, Шеллингу и Ницше.

Экзистенциальная философия — это философия бытия человека.

Основная категория философии экзистенциализма — это экзистенция.

В философии существования нашёл отражение кризис оптимистического либерализма, опирающегося на технический прогресс, но бессильный объяснить неустойчивость, неустроенность человеческой жизни, присущие человеку чувство страха, отчаяния, безысходности.

Философия экзистенциализма — иррациональная реакция на рационализм Просвещения и немецкой классической философии. По утверждениям философов-экзистенциалистов, основной порок рационального мышления состоит в том, что оно исходит из принципа противоположности субъекта и объекта, то есть разделяет мир на две сферы — объективную и субъективную. Всю действительность, в том числе и человека, рациональное мышление рассматривает только как предмет, «сущность», познанием которой можно манипулировать в терминах субъекта-объекта. Подлинная философия, с точки зрения экзистенциализма, должна исходить из единства объекта и субъекта. Это единство воплощено в «экзистенции», то есть некой иррациональной реальности.

Согласно философии экзистенциализма, чтобы осознать себя как «экзистенцию», человек должен оказаться в «пограничной ситуации» — например, перед лицом смерти. В результате мир становится для человека «интимно близким». Истинным способом познания, способом проникновения в мир «экзистенции» объявляется интуиция («экзистенциальный опыт» у Марселя, «понимание» у Хайдеггера, «экзистенциальное озарение» у Ясперса), которая являет собой иррационалистически истолкованный феноменологический метод Гуссерля.

Значительное место в философии экзистенциализма занимает постановка и решение проблемы свободы, которая определяется как «выбор» личностью одной из бесчисленных возможностей. Предметы и животные не обладают свободой, поскольку сразу обладают «сущим», эссенцией. Человек же постигает своё сущее в течение всей жизни и несёт ответственность за каждое совершённое им действие, не может объяснять свои ошибки «обстоятельствами». Таким образом, человек мыслится экзистенциалистами как строящий себя «проект». В конечном счёте, идеальная свобода человека — это свобода личности от общества.

к вопросу об иррациональности и отношении к религии и атеизму – тема научной статьи по философии, этике, религиоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ИЗВЕСТИЯ

ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 27 2012

IZVESTIA

PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES

№ 27 2012

УДК 111

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ:

К ВОПРОСУ ОБ ИРРАЦИОНАЛЬНОСТИ И ОТНОШЕНИИ К РЕЛИГИИ И АТЕИЗМУ

© С. В. БЕССМЕРТНОВА Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского (Балашовский институт),

кафедра литературы e-mail: [email protected]

Бессмертнова С. В. — Экзистенциальная философия: к вопросу об иррациональности и отношении к религии и атеизму // Известия ПГПУ им. В.Г. Белинского. 2012. № 27. С. 70-74. — В статье представлен анализ экзистенциальной философии как широкой онтологии, цель которого состоит в разъяснении имеющихся в научной мысли противоречий, а именно: отнесение экзистенциальной философии к иррационалистическим движениям XX-го века и выделение в ней религиозного и атеистического лагерей.

Ключевые слова: экзистенциализм, метафизика, сознание, Ничто, метафизический бунт.

Bessmertnowa S. W. — Existential philosophy: to a question on irrationality and the relation to religion and atheism // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im.i V.G. Belinskogo. 2012. № 27. P. 70-74. — The article deals with the analysis of existentialism as the wide ontology which purpose is to explain the contradictions in scientific thoughts, namely, the attribution of existentialism to irrationalist movements of the 20th century and considering it from religious and atheistic points of view. Keywords: еxistentialism, metaphysics, consciousness, Anything, metaphysical revolt.

На сегодняшний день в популяризированном понимании экзистенциальной философии существуют некоторые противоречия, касающиеся отнесения экзистенциальной философии к «иррационалистическим движениям ХХ-го века» и выделения в ней атеистического и религиозного лагерей. Экзистенциалистами уже были разрешены некоторые сомнения, вытекающие из логики экзистенциальной мысли, а именно:

• Что философия экзистенциализма как «философия Ничто» не есть законченный нигилизм;

• Что философия экзистенциализма как «философия ужаса» не подрывает волю к действию [18];

• Что философия экзистенциализма не делает своим итогом дозволенность убийства или же самоубийство [7].

Однако обозначенные выше противоречия продолжают существовать: философию экзистенциализма относят к иррациональным течениям, а в самой философии экзистенциализма усматривают религиозную и атеистическую разновидности. Целью данной статьи мы ставим обосновать невозможность подобных классификаций. В качестве материала исследования при этом выступают, во-первых, философские труды эк-зистенцилистов ХХ-ого века (А. Камю, Ж.-П. Сартра, М. Хайдеггера, Г. Марселя, К. Ясперса, Л. Шестова), а также их предшественников (Мигель де Унамуно, Б. Паскаля, С. Кьеркегора), во-вторых, монографические

труды и статьи современных исследователей (О. Ф. Больнова, С. Булгакова, Н. В. Мотрошиловой и др.) и, в-третьих, современные учебники, учебные пособия, словари. Методологические принципы основаны на формальной логике, дающей возможность доказательства через понятия, суждения, умозаключения, аргументации, на законах тождества, непротиворечия, исключенного третьего и достаточного основания.

Первый аргумент, выдвигаемый нами, касается обеих ложных, на наш взгляд, классификаций и связан с пониманием философии экзистенциализма философии как широкой онтологии. Хотя в ХХ-ом веке экзистенциальная философия была названа экзистенциализмом, однако его представители в принципе не создали какой-то совершенно новой философии и не опровергли старой. Экзистенциалисты ХХ-го века обратили внимание на коренные проблемы онтологии, отдельные аспекты которых ранее актуализировались лишь как части каких-то отдельных философских систем. Так называемый экзистенциализм можно вообще рассматривать как собрание частиц различных философий и в то же время как то, что непосредственно выходит из самой философии, из метафизики, и — шире -как то, что выходит за пределы метафизики и говорит о ней самой. Об этом же говорит и Н. В. Мотрошилова, рассматривая экзистенциализм в широком смысле: «К экзистенциальной философии в широком смысле этого слова целесообразно относить философские учения

и направления, в которых акцент сделан на проблеме человека, его существования, развития его личности, отношения человека к природе, обществу, другим индивидам, к культуре, Богу и религии» [6, 3]. Потому мы можем назвать так много «предшественников» этой философии, потому и аристотелевское определение «начала» философии (философия начинается с удивления) есть определение и начала экзистенциального опыта, сердца и причины экзистенциальной философии.

О. Ф. Больнов проводит параллель между экзистенциализмом и христианством, исламом, буддизмом [1]. Мы можем продолжить эту цепочку как различными учениями, так и именами, и корнем этих нескончаемых параллелей будет слияние самой природы метафизики с природой экзистенциальной философии. Экзистенциальная философия есть некий экстракт метафизики. Метафизика же, по нашему мнению, (как и экзистенциальная философия, соответственно) есть только онтология. Другие разделы, выделяемые в философии подавляющим числом современных ученых, являются либо частными случаями, либо следствиями онтологии метафизики. Так, например, этика экзистенциализма рождается исключительно из ответов на онтологические вопросы, главным образом, из ответа на вопрос сформулированный А. Камю: «стоит ли жизнь того, чтобы быть прожитой или она этого не стоит, и тогда мне необходимо её закончить?»

Как полагали экзистенциалисты, Абсурд проявляется не только в жизненных ситуациях, заставляющих человека пережить разлад с миром, но и в тщетности усилий познать его. В связи с этим философию экзистенциализма зачастую относят к иррациональным движениям. Только в совсем редких случаях эта иррациональность ставится под вопрос. Например, С. Булгаков так определяет Философию Абсурда: «Философия Абсурда ищет преодолеть «спекулятивную» мысль, упразднить разум, перейдя в новое ее измерение, явить некую «заумную», «экзистенциальную» философию. На самом же деле она представляет собой чистейший рационализм, только с отрицательным коэффициентом, с минусом» [2]. Преодоление спекулятивной мысли и есть честность экзистенциального сознания. Однако упразднять разум никто не собирался, а «заумь» можно отнести, пускай, к Хайдеггеру, но никак, например, не к Камю. «я способен к пониманию только в человеческих терминах <…> По-своему интеллект тоже говорит мне об абсурдности мира. Его оппонент, каковым является слепой разум, может сколько угодно претендовать на полную ясность — я жду доказательств и был бы рад получить их. Но, несмотря на вековечные претензии, несмотря на такое множество людей, красноречивых и готовых убедить меня в чем угодно, я знаю, что все доказательства ложны. для меня нет счастья, если я о нем не знаю. Этот универсальный разум, практический или моральный, этот детерминизм, эти всеобъ-ясняющие категории — тут есть над чем посмеяться честному человеку. Все это не имеет ничего общего с умом, отрицает его глубочайшую суть, состоящую

в том, что он порабощен миром» [9, 34]. То, что экзистенциальная философия представляет собой чистейший рационализм, только с отрицательным коэффициентом — лейтмотив работ Камю. «-» ratio есть предельная честность, лежащая по ту сторону даже дихотомии пессимизма-оптимизма.

Неотъемлемое определение «иррациональная» Философия Абсурда получила, в том числе, вероятно, из-за своего основного метода, называемого «феноменологической редукцией» и заимствованного из Философии Жизни, которая отрицает рационализм как метод познания. «Феноменологическая редукция»

— это интенциальность и «воздержание от каких бы то ни было суждений, относящихся к объективной реальности и выходящих за границы «чистого» опыта» [17, 386]. Рационализм отрицается как метод познания, но не восприятия. Причиной этому — установка на принципиальную непознаваемость всего. «Разум и тело, пусть униженные, но это единственное, в чем я могу быть уверен» [8, 31] — пишет Камю, и это второй аргумент против отнесения экзистенциальной философии к иррационалистическим движениям. Разберем подробнее отношение экзистенциальной философии к разуму и к сознанию в целом.

Сартр заявляет, что человеческое бытие и экзистенцию с самого начала надо описывать, имея в виду сознание, ибо сознание есть мера человеческого бытия. Возьмем это на вооружение. Сознание, согласно Сартру, ни из чего не выводимо, оно отлично от всех других мировых явлений и процессов. Оно есть насквозь существование, индивидуальный опыт существования. Сознание — «ничто» в том смысле, что нет такой данности, про которую мы моги бы сказать, что это сознание. Сознание существует только как сознание вещи, на которую оно направлено. Такие выводы есть развитие феноменологического понятия «интен-циальность сознания». Но тогда возникает мысль о возможной интенциальной двойственности: не только сознание — «ничто» без направленности на что-то, но и бытие немо и есть «ничто», пока не наличествует сознание, которое укажет на него пальцем. однако второе экзистенциальный мыслитель с полным правом утверждать не может, поскольку этому препятствует само абсурдное рассуждение и метод феноменологической редукции, заимствованный Абсурдом и звучащий как «воздержание от каких бы то ни было суждений, относящихся к объективной реальности и выходящих за границы «чистого» опыта» [14, 386]. Не имея возможности утверждать что-либо в бытии вне нас, мы можем, — и это единственное, что мы можем, — говорить о своей Самости и своем сознании как о чем-то, принадлежащем общему бытию, части субстанции бытия. Как соотносится бытие с «ничто» и как наше сознание и самость соотносятся с «ничто»? Что можно сказать о «ничто»? В вопросе уже парадокс. Над этим размышляет Хайдеггер в работе «Что такое метафизика» и дает ответ на парадоксальный вопрос. То есть так спрашивает, что его ответ по существу черпает свою подъемную силу из такой настойчивости спрашивания.

Итак, к «ничто». Оно возникает при беспричинном ужасе и выступает одновременно с сущим. Появление «ничто» есть условие «ничтожения», с которого начинается экзистенциальное переживание, ставящее нас посреди истины бытия. «В ужасе происходит отшатывание от чего-то, но это отшатывание — не бегство, а оцепенелый покой. Отшатывание исходит от Ничто. Но Ничто не затягивает в себя, а сообразно своему существу отсылает от себя. Отсылание от себя как таковое есть вместе с тем — за счет того, что оно заставляет сущее ускользать, — отсылание к тонущему сущему в целом. Это отталкивание-отсылание к ускользающему сущему в целом, отовсюду теснящее нас при ужасе, есть существо Ничто: ничтожение. Оно не является ни уничтожением сущего, ни итогом какого-то отрицания. Ничтожение никак не позволяет и списать себя на счет уничтожения и отрицания. Ничто само ничтожит <…> Ничто выступает «одновременно» с ускользанием сущего в целом» [18, 22].

Итак, мы не можем утверждать, что «ничто» первичнее сущего, но можем говорить, что бытие сущего не может быть нами увидено без «ничто». Мы не можем сказать, что «ничто» есть коррелят бытию по противоположности, в таком случае мы невольно дали бы характеристику «ничто», что невозможно в принципе, но мы можем сказать, что «ничто» — коррелят бытию в смысле условия самого бытия. «Ничто» — интенциальность бытия, а «бытие» интенци-альность «ничто».

То новое, что вкладывает экзистенциализм в старое понятие «существование» есть, помимо всего прочего, возможность его применимости лишь к человеку, поскольку только человеческое сознание видит, «позванное голосом бытия» [18, 38], чудо всех чудес: что сущее есть. Как утверждает Э. Ю. Соловьев, «повышенный интерес к человеку как индивидуальному феномену — характерная примета социальнофилософской мысли XX столетия» [15] вообще. В экзистенциальной философии сознание как отправная точка того, что названо «сознанием», принадлежит сущностно «ничто» (по Сартру). Сознание, так же как «ничто», нельзя приравнивать к пустой безбытийно-сти. И в интенции, и в сознании, и в «ничто» необходимо ощутить ждущее пространство, которое и дает возможность бытия. Такая изначальная связь сознания, Ничто и Бытия обусловливает и все дальнейшие экзистенциальные рассуждения, и вообще есть причина ничтожения. И, наконец, сама человеческая Самость, единственное, что остается при экзистенциальном переживании, неявленная в повседневной жизни, заслоненная душой, также в какой-то мере, принадлежит природе «ничто», а её интенциальность — это человек со своим местом и временем, со своим местом и назначением, с душой и телом, иными словами, это человек какой угодно.

Итак, для человека абсурда «разум бесплоден, и нет ничего превыше разума». Философию Абсурда назовём антисциентической, и не скажем неправды, но не будем определять её как «иррациональную», ибо это не так.

Помимо отнесения экзистенциализма к иррациональным движениям, в самом экзистенциализме часто выделяют атеистическое и религиозное движение. Достаточно открыть «Историю философии» (будь то вузовский учебник, пособие по философии [3, 534-535; 5, 642; 11, 201]), или статью в словаре [12, 1212; 17, 421], везде мы встречаем примерно одно и то же: «различают экзистенциализм религиозный (К. ясперс, Г. Марсель, М. Бубер) и атеистический (М. Хайдеггер, ж. П. Сартр, А. Камю, М. Мерло-Понти, С. де Бовуар)».

Причины настойчивого выделения атеистического и религиозного лагерей в экзистенциализме находятся как раз в связи экзистенциальной философии с самой метафизикой. Так как метафизика имеет в себе теологию, экзистенциальное видение сущего в его высшем проявлении — условие для религиозного экзистенциализма.

Позицию же «атеистического» экзистенциализма можно назвать последовательно атеистической, более того, можно сказать, что этот экзистенциализм находится в оппозиции к непоследовательному атеизму, зависящему от религии по причине своей веры в разумность самого бытия. Отрицание одного Бога оборачивается утверждением другого. Например, усмотрение структуры и смысла мира, гармонии иногда приводит к пантеизму. Другой пример: начало философии буддизма идет параллельно с экзистенциальной философией, но как только появляются мысли о «загроби» в первой, их пути расходятся. Нужно освободиться, по мнению Сартра, от любых представлений об упорядоченности мира (в том числе и загробного), о наличии в нем закономерности [14]. Только так можно «добиться обезбоженности мира». Быть реальным — значит быть «случайным». От Бога у Сартра остается только «направленный на меня взгляд». Важно, что Сартр узрел и назвал этот дух изначальной власти, чужести и непостижимости интуицией, сопровождающей человека Абсурда. Марсель, унамуно, ясперс, Паскаль, Кьеркегор не смогли отказаться называть эту интуицию христианским Богом.

«Религиозные» экзистенциалисты говорят о чувстве Бога в нас. Это сомнительное, неразрешимое чувство, вводящее в заблуждение и дающее надежду на что-то иное, чем выводы Абсурда. Но надежда не с окраской «+», а такая же непонятная, жуткая и чудесная как само положение существования. Первым, кто уловил эту черту, был Кьеркегор. Таков образ Бога в его «Страхе и трепете» [10], — грозный и сумасшедший. После него шли мысли всё менее обоснованные и всё более похожие на увёртки. Апогея в этом достиг унамуно, цитирующий Кьеркегора будто в поддержку своей правоты, на самом же деле приводящий лишь мерило своих заблуждений.

Страшный образ Бога у экзистенциалистов, признающих Бога, вполне выводим из общего для экзистенциализма понятия «существования». Хотя само понятие безотносительно к экзистенциализму и укоренено глубоко в истории философской мысли, оно было взято и развито экзистенциальной философией

в несколько другом, узком, но в тоже время более глубинном и изначальном смысле. Понятие «existentia» восходит к древнему различию понятий «еэзеШа» (сущность) и собственно «existentia» (существование) [1]. Ибн-Сина, различая сущность и существование, разделил навсегда на основе их соотношения вещи конечные от Бога. В вещах конечных сущность не совпадает с существованием, так что из понятия о конечной вещи нельзя вывести её существование. В Боге же как в бесконечном существе сущность и существование совпадают, так что из понятия о Боге можно вывести его существование. Это различие, усвоенное схоластами, в конце концов, явилось решающим и в философии экзистенциализма. То, что спокойно констатировал, например, блаженный Аквинат, стало агонией в мысли Бунтующего Человека. Бог, таким образом, являющийся чистой формой (по Аквинскому), самопричинной (по Спинозе), то есть тем, сущность чего содержит в себе и существование, предстаёт в довольно завидном по сравнению с человеком положении. То, что экзистенциалисты, а в частности, Кьеркегор как один из родоначальников экзистенциализма, провели различие между существованием и сущностью, по мысли современного исследователя экзистенциализма, А. Ф. Зотова, является уже переориентацией философии: «само это различение — понятно, не фиксируемое никаким естественно-научным, и вообще конкретнонаучным, исследованием — открывает путь переориентации философии» [4, 35]. Противопоставление essentiа и existentia, несовпадающие для человека и совпадающие для Бога, использующееся для доказательства Бога, в экзистенциальной философии стало в конечном счете причиной и атрибутом экзистенциальной заброшенности, фундаментального фрагмента Абсурда. Это связано с переменой нарратора: абсурдное сознание — это переживание индивида.

Так, ужасающая надежда «религиозных» философов более страшна, чем логический вывод. Эта надежда присутствует и в «Мыслях» Паскаля [13], ярого защитника Бога. Замечательно, что речи типа «верьте в Бога» звучат у него совершенно не убедительно, и он, в конце концов, отказывается доказывать существование Бога, вместо чего прагматично держит «пари» на его существование. Но вот как проникновенно говорится в «Мыслях» о страшной надежде и сомнении: «Когда я смотрю на немую вселенную и на человека, покинутого во мраке на самого себя и словно заблудившегося в этом уголке вселенной, не зная, кто его сюда поместил, зачем он сюда пришел, что с ним станет после смерти, и неспособного все это узнать, — я пугаюсь, как тот, кого спящим привезли на пустынный, ужасный остров и кто просыпается там в растерянности и без средства оттуда выбраться. И потому меня поражает, как это люди не впадают в отчаяние от такого несчастного удела» [13, 113]. Паскаль не верит в то, что послужило главной причиной зарождения различных верований — в загробную жизнь. Он стоит за христианство, но в его христианстве нет веры в вечность. У христианского Бога Кьеркегора тоже мрачный лик, а абсурд — критерий религиозного.

Экзистенциализм более или менее последователен в описании состояния ничтожения, удивления и потрясения, но с момента постановки вопроса что делать? в истории пути этого движения начинаются расхождения. Как пример здесь можно привести философию Шестова: после честных речей об абсурде он начинает приводить оправдания библейского Бога, и пишет, что Бог вернул Иову его детей, тех самых, умерших [19]. Ностальгический ум Унамуно яростно преграждает путь разуму и пытается отыскать некий путь к истине. Так он часто уходит от абсурдной мысли, и в его рассуждениях то продолжается метафизический вклад в ларец доказательств божьих, то былые социальные взгляды проступают как жир на поверхности воды, и всё же последними аккордами любой мысли он пускает сомнения в свои же давешние надежды и, по сути, противоречит себе. желание товарищества по призрачности он вдруг объясняет «слабостью» «чувствующего» сознания: «Благодаря тому, что мы наделены сознанием, мы чувствуем свое существование, — а это нечто совершенно иное, нежели знать о своем существовании, и хотим почувствовать существование всего прочего, чтобы каждая из вещей тоже была бы неким я <…> Человек не может примириться ни с тем, чтобы в качестве сознания быть единственным во Вселенной, ни с тем, чтобы быть объективным феноменом среди других объективных феноменов.ет» («здесь-бытие», термин Хайдеггера), из её истоков, из причины и силы «удивления», то здесь возможен только прямой путь рассуждений, из одних честных выводов должны следовать другие честные выводы. Так Паскаль поставил под сомнение мягкосердечие, чем предвосхитил многотомные похороны Бога Ницше (кстати сказать, по силе метафорических сравнений он ничуть не уступает прославленному немцу). В философии жизни точка поставлена им же (Ницше) в выводе: «ничто не истинно, всё дозволено». «Ничто не истинно». — к этому приходит и абсурд, но делает отправной точкой дальнейшего развития мысли. «Всё дозволено» — этап, к которому подошел Паскаль, отказавшись от этики и морали для Самости, этот этап миновал Унамуно, что и привело его к известным смятениям и сомнениям, разбору этого вопроса Альбер Камю посвящает «Бунтующего человека» [7]. Рассматривать путь бунтующей мысли от тезиса «всё дозволено» и от Маркиза де Сада до «молчащего философа» и «экзистенциального бунта» Человека Абсурда мы не видим смысла, поскольку эту работу уже проделал Камю. Мы только обозначим основные вехи его рассуждений:

— время, когда «да» и «нет» уравновешиваются;

— время свободы нравов;

— время одиночества;

— время добровольного самоограничения, «странной аскезы бунта» [7, 125].

Так из гедонизма и скептицизма как модели коммуникации с миром (пока ещё не «подлинной») вытекает стоицизм как модель удерживания себя в мире. Другой путь, путь защиты Бога, не устраняет его глухоты, Бог остается равным Абсурду. И это второй аргумент против выделения в экзистенциальной философии атеистического и религиозного течений.

Итак, сформулируем выводы, к которым мы пришли:

1) Экзистенциальная философия есть широкая онтология, встающая над самой метафизикой и ставящая вопрос о бытии, потому неправильно её классифицировать в пределах метафизики по параметрам более узким, чем метафизика.

2) Экзистенциальная философия не может быть отнесена к иррациональной философии по причине доверия экзистенциальной мысли единственно разуму.

3) Экзистенциальная философия не может занимать атеистические или религиозные позиции по причине данной установки на познание в границах чистого опыта, а он (опыт) не дает никакого определенного ответа, хотя разум желает ответа. Познанию предлагают себя «осколки», из которых рождается только абсурд. Называть абсурд Богом или не называть останется вопросом в рамках терминологии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Больнов О. Ф. Философия экзистенциализма: Философия существования. СПб.: Лань, 1999. 222 с.

2. Булгаков С. Некоторые черты религиозного мировоззрения Л. И. Шестова. Соч. в 2 т. М.: Наука, 1993. Т. 1. 535с.

3. Гриненко Г. В. История философии. М.: Юрайт-Издат, 2004. 685с.

4. Зотов А. Ф. Современная западная философия. М.: Высш. шк., 2005. 781 с.

5. История философии (общий курс) / Под ред. С. Н. Мареева, Е. В. Мареевой. М.: Академический Проект, 2004. 876 с.

6. История философии: Запад — Россия — Восток. Книга 4: Философия XX в. / Под ред. Н.В. Мотрошиловой. М.: «Греко-латинский кабинет», 1999. 448 с.

7. Камю А. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство. М.: Политиздат, 1990. 415 с.

8. Камю А. Миф о Сизифе: Философский трактат. Падение: Повесть. СПб.: Издательский Дом «Азбука-классика», 2007. 256 с.

9. Камю А. Миф о Сизифе. Калигула. Недоразумение. М.: АСТ: Астрель: Полиграфиздат, 2010. 317 с.

10. Кьеркегор С. Страх и трепет. М.: Терра-Книжный клуб, Республика, 1998. 383 с.

11. Миронов В. В. Философия. М.: Норма, 2005. 673 с.

12. Новейший философский словарь. Минск: Книжный Дом. 2003. 1279с.

13. Паскаль Б. Мысли. М.:АСТ: Астрель, 2011. 332с.

14. Сартр Ж. П. Бытие и ничто, опыт феноменологического исследования. М.: Республика, 2000. 432 с.

15. Соловьев Э. Ю. Индивид, индивидуальность, личность [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://neotolstovcy.narod.ru/soloviev-e-yu/individ-individualnost-lichnost.htm.

16. Унамуно М. О трагическом чувстве жизни у людей и народов. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.musa.narod.ru/unam.htm.

17. Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. М.: Политиздат, 1980. 445 с.

18. Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления. М.: Республика, 1993. 447 с.

19. Шестов Л. На весах Иова. М.: Эксмо, 2009. 560с.

«Теоретические основы экзистенциальной психотерапии» цикл лекций он-лайн

К психотерапевтам чаще всего приходят как к экспертам, как правило, в ситуации, когда нужно разобраться с «вызовами судьбы». И тогда, если принимать эту экспертную позицию, то перед психотерапией стоят очень серьезные образовательные задачи. Самые известные психотерапевты, родоначальники психотерапевтических направлений были энциклопедистами и образованными в разных областях науки. А если представлять философию как мать всех наук, воспринимать и понимать ее как способ постижения человеческого бытия, то вся история философии становится чередой напряженных размышлений и попыток постижения Человека, вброшенного в огромное пространство бытия.

В течение многих веков психология развивалась как часть философии. А выделившись как наука, вынуждена была доказывать свою состоятельность и дистанцироваться от философии, аргументируя практичностью методов и жизненностью задач. В Античности философ, рассуждая о месте человека в мире, по сути, брал на себя ответственность объяснять, как правильно проживать свою жизнь. Потом, с веками, философия уступила эту прерогативу церкви. И, как принято считать, что именно экзистенциализм вернул философии фокус видения живого человека.

Главной проблемой, которую ставит экзистенциализм – как жить не вообще, а как жить собственной неповторимой жизнью.

Философия и психологическая практика, психотерапия. Для многих практиков философия часто представляется чем-то непостижимым, сложным, тексты очень сложными и недоступными для понимания. Но очень яркую метафору привел философ, востоковед Александр Моисеевич Пятигорский, сравнив философский текст с симфонией, которая на нотных листах бумаги – еще не музыка. А музыкой она становится тогда, когда попадает в руки талантливого исполнителя. Так и философский текст – он сродни симфонии, которую чтобы услышать, нужно сыграть.

Экзистенциальная философия – одна из самых близких практической психологии и психотерапии. По сути – экзистенциальная психотерапия – это единственный пример в истории гуманитарных наук и практик, где мы видим, как прямое заимствование идей из философии привело к созданию психотерапевтической школы. Если вглядеться в темы, которые волновали лучшие западные и отечественные умы последние два столетия, то можно открыть кладезь идей и жизненных ориентиров, которые современная психотерапевтическая практика может использовать как уникальный ресурс.

Вот некоторые из них:

Время как суть изменений.
Феноменология трех временных изменений.
Ад-это Другие.
Идентичность (кто Я).
Языковые игры.
Страх как отношение свободы к вине.
Стыд, страх и гордость как способы признания Другого.

Школы и направления в экзистенциальной терапии

Экзистенциальная терапия (англ. existential therapy) — направление в психотерапии, ставящее целью подвести пациента к осмыслению своей жизни, осознанию своих жизненных ценностей и изменению своего жизненного пути на основе этих ценностей с принятием полной ответственности за свой выбор. Согласно убеждению проф. Эмми ван Дорцен, экзистенциальная терапия является, скорее философским праксисом, нежели психологическим, поскольку является практическим приложением не психологических, а философских идей экзистенциализма в деятельности экзистенциальных терапевтов. Поэтому современные экзистенциальные терапевты в самоназвании и своей презентации отказались от использования термина «психотерапия», заменив его на «экзистенциальная терапия».

Сократ

Аристотель

Эпикур

Некоторые авторы возводят появление экзистенциальной терапии к античности, рассматривая, например, диалоги  Сократа с молодыми людьми, позднее целые школы Аристотеля, Эпикура и стоиков как некую форму философской терапии, которая была призвана улучшить понимание мира и тем самым облегчить жизнь человека, что роднит её с современной экзистенциальной терапией.

Серен Кьеркегор

Фридрих Ницше

Такое назначение философии было во многом потеряно вплоть до XIX века, когда его возродили Серен Кьеркегор и Фридрих Ницше. Их работа позднее вдохновила многих мыслителей XX века, таких, как Мартин Хайдеггер и Жан-Поль Сартр, которые не скрывали, что видят роль философии прежде всего в конкретной помощи людям. Швейцарский врач-терапевт  Медард Босс говорит, что Хайдеггер надеялся, что когда-нибудь «его мысли выйдут за пределы чисто философских штудий и станут доступны более широким кругам, в частности множеству страдающих людей». Его участие в семинарах Босса в 1946 г. было продиктовано именно этими соображениями. Однако когда его сочинения получили более широкое распространение среди психотерапевтов-профессионалов, произошло это скорее не по указанной причине, но из-за общего влияния экзистенциализма в пятидесятые-шестидесятые годы. В результате, хотя идеи Хайдеггера и признаются краеугольным камнем экзистенциальной психотерапии, обычно они воспринимаются в преломлении через более доступные сочинения  Жан-Поля Сартра и Альбера Камю.

Эдмунд Гуссерль

Мартин Хайдеггер

Другое важное направление философии, заложившее основы экзистенциальной терапии и всей психологии в целом, это феноменология Эдмуна Гуссерля и его ученика Мартина Хайдеггера, которая дала психологам и психотерапевтам необходимый инструментарий для проникновения в суть проблем пациента.

Карл Ясперс

Людвиг Бинсвангер

Медард Босс

Первыми психиатрами, непосредственно воплотившими идеи экзистенциализма в психотерапии в начале XX века, были  Карл Ясперс и Людвиг Бинсвангер. Экзистенциальный анализ Бинсвангера получил широкую известность. Затем феноменология Хайдеггера привела к появлению  dasein-анализа Медарда Босса. В настоящий момент ученики и последователи Бинсвангера и Босса представляют и развивают Швейцарскую школу экзистенциальной терапии, представителей которой, например, является Алиса Хольцхей-Кунц, президент Швейцарского общества герменевтической антропологии и dasein-анализа (Швейцария).

Жан-Поль Сартр

Альбер Камю

Рональд Лэйнг

Работы Сартра вдохновили на создание своего практического воплощения его идей в работе с людьми, страдающими психическими расстройствами, врача-психиатра Рональда Лэйнга. Лэйнга можно по праву считать родоначальником Британской школы экзистенциальной терапии, поскольку его ученики, Эмми ван Дорцен и Эрнесто Спинелли, успешно развивают свои ветви британской экзистенциальной терапии.

Эмми ван Дорцен

Эрнесто Спинелли

Виктор Франкл

Альфрид Лэнгле

Отдельно следует упомянуть появление логотерапии Виктора Франкла — особого направления в экзистенциальной терапии, основанного на поиске смыслов существования и призванного помочь людям найти смысл даже в переживании страданий, как его нашёл сам Франкл в концлагерях Второй мировой войны. В своей терапевтической практике Франкл опирается, в основном, на философские идеи Федора Достоевского, Макса Шеллера, Мартина Бубера и Карла Ясперса. В современном психотерапевтическом сообществе логотерапию Франкла принято называть Третьей Венской психотерапевтической школой. Философские идеи и практические решения Франкла получили широкое распространение благодаря многочисленным его ученикам и последователям, наибольшую известность среди которых получил Альфред Ленгле. Ленгле ведет активную научно-практическую деятельность, развивая идеи Виктора Франкла. На протяжении последних десятилетий развивается и собственная терапевтическая школа Альфреда Ленгле, получившая известность под брендом «GLE-International».

Пауль Тиллих

Ролло Мэй

Джеймс Бьюдженталь

Четвертая — американская — школа экзистенциальной терапии восходит к философско-богословским воззрениям Пауля Тиллиха, которые вдохновили его учеников, Ролло Мэя и Джеймса Бьюдженталя применить их в практической работе с пациентами. Из всех учеников и последователей Мэя и Бьюдженталя наибольшую известность у нас получил Кирк Шнайдер – ученик Бьюдженталя и продолжатель его школы. В американской школе экзистенциальной терапии выделяется Ирвин Ялом, получивший огромную известность благодаря своим книгам.

Кирк Шнайдер

Ирвин Ялом


Пятая школа современной экзистенциальной терапии зародилась в Советском союзе. Именно ее продолжателями являются члены нашего Сообщества.

Экзистенциализм — философия существования (антиспиентизм).

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Одним из крупнейших и влиятельных течений современной философии является экзистенциализм (философия существования). Он представлен многочисленными учениями и школами. Его непосредственными родоначальниками являются немецкие философы Мартин Хайдеггер, Карл Ясперс (1883-1969), французские философы и писатели Жан Поль Сартр (1905-1980), Габриэль Марсель (1889-1973),  Альбер Камю (1913-1960).

Экзистенциализм сформировался в Западной Европе в период между двумя войнами и характеризуется в отечественной литературе как философское выражение глубоких потрясений, постигших западноевропейскую цивилизацию в современную эпоху. Его представители решительно отвергают любые попытки превратить человека в послушный инструмент познания или производства, объявляют, что наука чужда и враждебна ему (антисциентизм). Человек, по их мнению, не объект, а субъект, свободное, самодеятельное, ответственное бытие. Основной девиз этой философии: «Человек, пробудись!», т.е. займи активную жизненную позицию.

Экзистенциалисты утверждают: человек не определяется ни природой, ни обществом, ни собственной сущностью, ибо таковой не существует. Значение имеет только его существование (на французском языке это слово звучит как экзистенция, отсюда и название философского течения). Основная установка экзистенциализма, по словам Сартра, — СУЩЕСТВОВАНИЕ ПРЕДШЕСТВУЕТ СУЩНОСТИ. Это означает, что человек сначала появляется в мире, действует, существует, а потом уж определяется как личность.

Согласно экзистенциализму, человек — это временное, конечное существо, предопределенное к смерти. А потому он не должен убегать от сознания своей смертности, высоко ценить все то, что напоминает ему о суетности его практических начинаний. Этот  мотив ярко выражен в экзистенциалистском учении о «ПОГРАНИЧНЫХ СИТУАЦИЯХ» — предельных жизненных обстоятельствах, в которые постоянно попадает человек. А главная «пограничная ситуация» — это ситуация перед лицом смерти.

«Пограничные ситуации» ставят человека перед необходимостью ВЫБОРА. Он постоянно должен выбирать ту дли иную форму своего поведения, ориентироваться на те или иные ценности и идеалы.

Способность человека выбирать, творить самого себя и по своему подобию других людей является, по мнению экзистенциалистов, следствием фундаментальной отличительной черты человеческого существования — его СВОБОДЫ. Они подчеркивают, что человек совершенно свободен.

Проблема свободы у экзистенциалистов имеет сильную позитивную сторону, которая заключается в том, что деятельность людей направляют главным образом не внешние обстоятельства, а внутренние побуждения. Они обладают неограниченной свободой в определении целей своей деятельности, В ВЫБОРЕ СРЕДСТВ для их достижения. Тут уж от каждого человека очень многое зависит, и, видимо, не следует, при негативном развитии событий, ссылаться на какие-то особые «обстоятельства».

Слабость же, уязвимость экзистенциалистского подхода к проблеме свободы обнаруживается в неумении или нежелании увязать субъективные цели людей с внешними историческими детерминантами, т.е. с тем фактом, что каждый человек, рождаясь на свет, застает уже установившийся определенный уровень материальной  и духовной культуры, сложившуюся систему социальных институтов и т.д. Он объективно включен в это «готовенькое», и ему приходится действовать в тех рамках, которые оно диктует.

Со свободой органически связана и ОТВЕТСТВЕННОСТЬ человека. Без свободы нет и ответственности. Если человек не свободен, ограничен какими-либо материальными или духовными факторами, то он не отвечает за свои действия. Но если человек поступает свободно, он в ответе и за последствия своих действий.

Учение экзистенциалистов носит ярко выраженный нравственно-этический характер, мобилизует людей на формирование их активной жизненной позиции. Так, в трудные времена второй мировой войны оно поднимало народы Европы на непримиримую борьбу с фашизмом, на противостояние тоталитаристской идеологии.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Челябинцы увидят работы основателя кибернетического экзистенциализма

В пятницу, 4 июня, в городе откроется первая в России выставка картин итальянского художника Руффо Казелли.

Фото Дмитрия Куткина

Руффо Казелли (1932–2020) называют родоначальником кибернетического экзистенциализма в изобразительном искусстве. В уникальных работах мастера традиционный подход сочетается с современными технологиями — кибернетикой, робототехникой.

С необычными произведениями итальянского художника челябинцы и гости города смогут познакомиться в Историческом музее Южного Урала, на выставке «За каждым фактом стоит тень». Как сообщили в пресс-службе музея, она организована при поддержке Почетного консульства Италии в Челябинске, по инициативе галериста, близкой подруги и наследницы художника Кармен Галло. Это первая выставка работ Руффо Казелли после его смерти, в России она состоится впервые.

Челябинск получил эксклюзивное право принять выставку неслучайно.

— Оказалось, что в нашем городе есть ценители творчества Руффо Казелли, от которых Кармен Галло получает множество отзывов. Поэтому сюда она и обратилась. Для нас это честь, и мы рады возможности познакомить челябинцев и гостей города с творчеством самобытного художника, — объяснила помощник почетного консула Италии в Челябинске Наталья Бычкова.

Фото с официального сайта Государственного исторического музея Южного Урала

На выставке в Челябинске будет представлено 17 картин Руффо Казелли, созданных в период с 1970 по 2009 годы. Определение «кибернетический экзистенциализм» творчество художника получило в 80-е годы в галерее Кармен Галло в Манхэттене. Сейчас она называется Центр междисциплинарных исследований кибернетического экзистенциализма. На этой площадке презентуют новые направления в современном искусстве.

В Челябинске выставка «За каждым фактом стоит тень» откроется 4 июня в 18 часов в фойе на втором этаже восточной башни Исторического музея Южного Урала.

Читайте «Вечерку» на Яндекс.Дзен и подписывайтесь на наш телеграм-канал!

Homo sapiens: кто такие экзистенциалы?

К середине XIX в. Европа с трудом переживала тяжелейший революционный подъем 1848−49 гг. В это время Огюст Конт стал носиться с идеями позитивизма и социологии, Карл Маркс и Фридрих Энгельс взбудоражилибудоражили воображение общественности Манифестом Коммунистической партии. Британская Ост-Индская компания совместно с государством укрепляла свои позиции в мировой торговле. Опиумные войны и тайпины в Китае, сипаи в Индии не давали покоя британцам. Мазини и Гарибальди конкурировали между собой за умы итальянцев в отношении свободы и единой Италии. Во Франции после термидорианского переворота и введения президентского правления произошла реставрация монархии Бурбонов. Войны Дании с Германией, Германии с Венгрией, экономическая нестабильность и кризисы на родине Кьеркегора в «долине Сканди» (1813−1855). Россия терпела поражение в Крымской войне и подавляла революции в Венгрии и в Поьше. В этой исторической обстановке сорокалетний философ задался вопросом: собственно говоря, почему до сих пор лучшие умы, начиная с древности, не интересуются самим человеком и проблемой его существования в мире, ограничиваясь лишь абстрактными и мало понятными терминами «гносеология», «онтология», «агностицизм», «гностицизм»?

Понадобилось полвека после кончины идеолога экзистенциализма, чтобы мир удивился: человек, мы твою сущность познали неплохо, но оказывается, мы мало понимаем, чем мы живем, какова цель нашего существования, в чем радость нашего бытия, как взаимодействуем с миром, с Богом, с самим собой, в чем мы видим ценности жизни и каковы наши жизненные приоритеты?

Так в первой половине ХХ в. сформировался «экзистенциализм».

Нельзя сказать, что скандинавский мыслитель был пионером в постановке этой проблемы, ее рассматривали в античной эпохе, в древней Индии и древнем Китае, в Торе и в Новом Завете, с особой силой эту проблему ставил и Сидхартха Гаутама, не говоря о просветителях XVIII в. и Людвиге Фейербахе, основателе материалистической антропологии, на котором завершилась эпоха классической немецкой философии.

Однако только лишь в ХХ веке философская антропология приобрела системный и структурированный вид.

Категория экзистенциализма это не просто академическое содержание абстрактного философствования, это такое направление мыслительной деятельности человека, которое имеет и практическое значение, незаслуженно игнорируемое марксизмом.

Что такое «экзистенциализм» и почему он вдруг приобрел такую притягательную силу в ХХ в.

В латинском языке exsistentia означала «существование». В английском языке слово exi обозначает «выход». Видимо, потолок эрудиции не позволил ничего нового придумать, как воспользоваться категориями своих предшественников из лагеря «философии жизни» Шопенгауэра, Ницше и феноменологией Гуссерля.

Согласно иррациональному психологизму экзистенциалистов (Хайдеггер, Ясперс, Сартр, Камю) человек рассматривает себя как бы со стороны, выходя за пределы своей биологической и социальной сущности, с гордым видом знатока исследует собственное «Я», наблюдая за своими поступками, поведением и мышлением, ощущая себя «экзистенциалом». Это личность, осознанно направленная на себя, словно на «другой предмет». В этом и состоит суть экзистенциализма.

Родоначальник идеи «существования» Кьеркегор различал «подлинное» и «неподлинное существование». Цель человеческого существования он видел в психологическом восхождении от неподлинного к подлинному существованию. Для Кьеркегора неподлинное существование представляет собой полную подчиненность индивида обществу. Подлинным он называл существование, противостоящее общественному давлению на личность, осознанное и целенаправленное ощущение себя хозяином собственной судьбы, свободной от условностей внешних обстоятельств, утверждая, будто подлинное существование и есть настоящая экзистенция.

К. Ясперс обозначил некие «шифры» трансцендентальности: «согласие с собой», «свобода», «секс» и «эротика», «смерть, как высшее достижение свободы».

Затем Ж.-П. Сартр выдвинул идею «человеческого бытия-для-себя», для которого приоритетом существования является не отношение к социальным проблемам, а собственный внутренний мир индивида.

Альбер Камю заявлял, что жизнь человека не имеет смысла, ибо во всех случаях она завершается смертью.

Такому пессимизму противостоял «атеист» Мартин Хайдеггер. Если до него экзистенциалисты только ставили проблему, то немецкому мыслителю принадлежит обоснование, системная и последовательная разработка новой философии.

Хайдеггер удивляет двояким отношением к идее Бога. С одной стороны, для него, последователя Ницше, боги умерли, но в то же время он считал, что без Бога невозможно конкретное бытие человека, ему лично принадлежащее, что и составляет смысл его жизни.

Подменяя науку о познании психологизмами, современные философы целенаправленно подводят общественное мнение к принципам индивидуализма и к идеям отрицания общепринятых традиций, норм и сложившейся системе ценностей, убеждая, будто личная свобода от общества и есть высшая ценность человеческого существования, противопоставляя человека обществу и ставя его над ним.

Однако следует признать практическое значение философии экзистенциализма, поскольку она позволяет каждому человеку объективно оценить свое поведение, свои поступки, свои жизненные ориентиры и уметь отделять истинные ценности от ложных приоритетов и освобождаться от иллюзий.

Литература:

А. Д. Похилько, А. А. Шматько, А. Н. Бодров. История и философия науки для аспирантов педагогического вуза//учебно-методическое пособие. — Армавир, РИЦ АГПА «Армавирская государственная педагогическая академия», 2015. — 200 с. (Библиография — с. 183−190).

Источники из открытого доступа.

Экзистенциализм — По движению / школе

Экзистенциализм — это движение в философии и литературе, которое подчеркивает индивидуальное существование , свободу и выбор . Он начался в середине-конце 19 века , но достиг своего пика в середине 20 века Франция. Он основан на представлении о том, что люди определяют свое собственное значение в жизни и пытаются принять рациональных решений , несмотря на то, что они существуют в иррациональной вселенной .Он фокусируется на вопросе человеческого существования и ощущении, что в основе существования нет цели или объяснения . Он утверждает, что, поскольку не существует Бога или любой другой трансцендентной силы , единственный способ противостоять этому небытию (и, следовательно, найти , означающий в жизни), состоит в том, чтобы охватить существования.

Таким образом, экзистенциализм считает, что люди полностью свободны и должны взять на себя личной ответственности (хотя с этой ответственностью приходит тоска, , глубокая боль или страх), и подчеркивает действие , свободу и решение. как основополагающее значение для преодоления по существу абсурдного состояния человечества (которое характеризуется страданиями и неизбежной смертью ).Подробнее см. В разделе о доктрине экзистенциализма.

Экзистенциалисты отказываются принадлежать какой-либо школе мысли, отвергая адекватность любой совокупности убеждений или систем, утверждая, что они поверхностны, академичны и далеки от жизни. Это реакция против традиционных философских школ, таких как рационализм, британский эмпиризм и позитивизм, которые стремятся открыть окончательный порядок и универсальный , означающий в метафизических принципах или в структуре наблюдаемого мира.

Экзистенциализм в его узнаваемой в настоящее время форме был разработан датским философом XIX века Среном Кьеркегором и немецким философом Фридрихом Ницше, хотя ни один из них фактически не использовал термин в своей работе. Феноменология Мартина Хайдеггера оказала еще одно важное влияние на дальнейшее развитие движения. Можно утверждать, что Георг Вильгельм Фридрих Гегель и Артур Шопенгауэр также оказали большое влияние на развитие экзистенциализма, хотя бы из-за оппозиции Кьеркегора и Ницше гегельянству и немецкому идеализму.

Оба философа считали роль свободного выбора фундаментальных ценностей и убеждений важной в попытке изменить природу и идентичность человека, выбирающего. В случае Кьеркегора это приводит к «рыцарю веры» , который вкладывает полную веру в себя и в Бога, как описано в его работе 1843 года «Страх и трепет» . В случае Ницше, сильно оклеветанный «bermensch» (или «Супермен» ) достигает превосходства и превосходства , не прибегая к «потустороннему» христианства, в его книгах «Так говорил Заратустра » (1885) и « По ту сторону добра и зла » (1887).

Феноменолог Мартин Хайдеггер был важным философом движения, особенно его влиятельная работа 1927 года «Бытие и время» , хотя он категорически отрицал, что был экзистенциалистом в сартровском смысле. Среди других основных влияний — Макс Штирнер (1806 — 1856), Карл Ясперс (1883 — 1969) и Эдмунд Гуссерль, а также такие писатели, как русский Федор Достоевский (1821 — 1881) и чешский Франц Кафка (1883). — 1924).

Экзистенциализм достиг совершеннолетия в середине XX века , в основном благодаря научных и вымышленных работ французских экзистенциалистов Жан-Поля Сартра, Альбер Камю (1913-1960) и Симона де Бовуар (1908 — 1986), все работы которого популяризировали экзистенциальных тем , таких как страх, скука, отчуждение, абсурд, свобода, приверженность и ничто. Морис Мерло-Понти (1908–1961) — еще один влиятельный французский экзистенциалист того времени, о котором часто забывают.

Сартр, пожалуй, самый известный , а также один из немногих, кто на самом деле принял , названный «экзистенциалистом». «Бытие и ничто» (1943) — его самая важная работа, а его романы и пьесы, в том числе «Тошнота» (1938) и «Нет выхода» (1944), помогли популяризировать движение .

В «Миф о Сизифе» (1942) Альбер Камю использует аналогию с греческим мифом о Сизифе (который приговорен к вечности катить камень в гору только для того, чтобы он катился к вершине холма). внизу снова каждый раз), чтобы проиллюстрировать бессмысленности существования, но показывает, что Сизиф в конечном итоге находит , означающее , и цель в своей задаче, просто постоянно применяя к ней .

Симона де Бовуар, видный экзистенциалист, который провел большую часть своей жизни вместе с Сартром, писала о феминистской и экзистенциальной этике в своих работах, в том числе «Второй пол», (1949) и «Этика двусмысленности» « (1947).

Перейти к основному содержанию Поиск

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *