Раздвоение личности как называется: Как правильно сказать «раздвоение личности»? — Словарь «Таких дел»

Что такое диссоциативное расстройство личности?

Диссоциативное расстройство личности – это психическое расстройство, которое характеризуется либо наличием двух или более личностей, либо состоянием отключения от внешнего мира, своей личности, а также неспособностью вспомнить некоторые события повседневной жизни и важную личную информацию. Это расстройство зачастую ошибочно принимают за депрессию, тревогу или психоз. Задолго до наших дней такое состояние называлось одержимостью, и его лечили экзорцизмом. В XIX веке это расстройство называлось истерией, а в ХХ – множественным расстройством личности или раздвоением личности (multiple personality disorder).

Виды диссоциативного расстройства личности

Есть несколько видов диссоциативных расстройств, которые характеризуются различными симптомами и проявлениями. Один из них – это диссоциативная фуга – расстройство, при котором человек может оказаться в совершенно незнакомом ему месте и не помнить, как он туда попал. В этом случае человек может забыть какую-то важную информацию о себе и даже не помнить своего имени. При этом память на какую-то информацию, вроде литературы, науки, и прочего, может сохраниться. В состоянии фуги человек присваивает себе другую личность и идентичность с другим характером, манерами и поведением. Находясь в этой идентичности, человек может вести внешне нормальную жизнь. Диссоциативная фуга может длиться как несколько часов, так и несколько лет. После этого человек может обнаружить себя в совершенно незнакомом месте и при этом не помнить ничего, что с ним происходило в состоянии фуги.

Человек, который болен диссоциативным расстройством, на самом деле, очень страдает от своего состояния.

Еще один вид диссоциативного расстройства – это наличие нескольких личностей, в которых человек оказывается по очереди или одновременно. В такие моменты он отключается от самого себя и прекращает чувствовать собственное тело, а также не может видеть себя со стороны. Личности внутри человека могут иметь разный возраст, пол, национальность, умственные способности, темперамент и совершенно по-разному себя вести. Зачастую эти личности могут иметь даже разные физиологические проявления. Например, находясь в одной личности, человек может плохо видеть и носить очки, а в другой – иметь отличное зрение и ходить без очков или линз (или думать, что он отлично видит и обходится без очков). Также как в случае с диссоциативной фугой, при переключении одна личность не может вспомнить, что происходило с человеком во время погружения в другую.


Проявления диссоциативного расстройства личности

Это заболевание бывает и у детей (подростков), и у взрослых, и протекает со схожими симптомами. Однако диссоциативное расстройство со множеством личностей у подростков встречается довольно редко. В пожилом возрасте диссоциация практически не развивается. Когда специалист подозревает у человека диссоциативное расстройство личности, обычно он спрашивает, бывало ли такое, что человек вдруг обнаруживал себя в каком-то месте и не понимал, как он туда попал. Также пациент может вдруг заговорить совершенно другим голосом, у него может появиться другой почерк. Например, человек, у которого одна из личностей – это ребенок, может вдруг начать писать детским почерком. Такие феноменальные проявления можно вызвать у больного, страдающего диссоциативным расстройством личности, и в состоянии гипноза. Именно поэтому французский врач-психиатр Жан-Мартен Шарко в свое время ошибочно считал, что гипноз – это патологическое состояние, которое вызывает истерию и проявление множественных личностей. Однако в последствии выяснилось, что гипноз лишь внешне похож на диссоциативное расстройство личности, но не вызывает его, а само заболевание развивается без всякой связи с гипнозом.

Читайте также

Мифы о гипнозе  

Человек, который болен диссоциативным расстройством, на самом деле, очень страдает от своего состояния. Он видит негативное или пренебрежительное отношение к себе окружающих: на него странно смотрят, его отторгают, с ним никто не находит общего языка, из-за него может разрушиться семья и так далее. В момент диссоциативного состояния у человека нет возможности критически взглянуть на себя и собственное поведение. То есть в ситуации, когда проявляется одна из альтернативных личностей, он находится в неадекватном состоянии.

Основная теория о происхождении этого заболевания опирается на то, что в детстве такие люди пережили травмирующую ситуацию, как правило издевательства или насилие.

Диссоциация – это одно из трех состояний, при которых пациент освобождается от уголовной ответственности, наряду с психозом и умственной отсталостью. Встречались случаи, когда люди в диссоциативном состоянии совершали убийства и изнасилования. В таких ситуациях, даже учитывая тяжесть преступлений, больных не сажают в тюрьму, а направляют в психиатрическую больницу или, в крайнем случае, в специальную палату психиатрического отделения тюрьмы.


Причины диссоциативного расстройства личности

Генетические причины диссоциативного расстройства личности ученые пока не нашли. Основная теория о происхождении этого заболевания опирается на то, что в детстве такие люди пережили травмирующую ситуацию, как правило издевательства или насилие. Однако даже эта теория не объясняет все 100% случаев диссоциативных состояний. Существуют пациенты, которые без явной или выявленной травмирующей ситуации в детстве, страдают диссоциативным расстройством личности. Что касается физиологических проявлений этого расстройства, есть предположение, что у таких пациентов перестают работать определенныые участки мозга и включаются другие. Однако ни одна из теорий, предполагающих физиологические причины диссоциации, на данный момент не объясняет все случаи заболевания.


Диагностика диссоциативного расстройства личности

Диагностика диссоциативного расстройства личности проводится с помощью клинического интервью с несколькими специалистами. Иногда для постановки диагноза требуется не одна, а несколько встреч с психологами и психиатрами, чтобы у них была возможность выявить разные аспекты расстройста, посмотреть на состояние пациента с нескольких точек зрения и собрать консилиум. Однако специалисту, который выявляет это расстройство, необходимо обладать огромным опытом и квалификацией, так как это заболевание зачастую можно спутать с другими. По своим проявлениям оно может быть похоже на депрессию, тревогу или психоз. Также зачастую пациентам, страдающим диссоциативным расстройством личности, ставят диагноз шизофрения. Диссоциация – это редкое расстройство и не каждый специалист в сфере душевного здоровья может выявить это заболевание.

Лекарства не лечат диссоциативное расстройства личности, а лишь снимают некоторые симптомы.

Читайте также

Психическая норма и патология  

Отдельная задача для специалиста в процессе диагностики диссоциации у ребенка, отличить заболевания от наличия у ребенка воображаемых друзей, которые очень часто появляются у совершенно здоровых детей в определенном возрасте. Для этого специалист должен иметь высокую квалификацию в области психологии развития и четко уметь распознавать диссоциативное расстройство не только у взрослых, но и у детей.


Лечение диссоциативного расстройства личности

В основном при лечении диссоциативного расстройства личности используют гипноз. Иногда специалисты подключают к лечению методы психоанализа или когнитивно-поведенческую психотерапию. Также в некоторых случаях используют медикаментозное лечение для того, чтобы снять симптомы. Препараты прописывают в случае, если расстройство сопровождается депрессией, паническими атаками, наркотической или алкогольной зависимостями. Лекарства не лечат диссоциативное расстройства личности, а лишь снимают некоторые симптомы. Если этим заболеванием страдает ребенок, то специалисты проводят отдельную работу с его родителями, предоставляют им методики правильной коммуникации с ребенком для улучшения результатов его лечения.

Если не лечить диссоциативное расстройство личности, а пустить заболевание на самотек, то в случае с множественными личностями, человек может в неадекватном состоянии совершить какие-то крайне негативные действия по отношению к другим, например, насильственные. В случае диссоциативной фуги человек может потеряться и больше не вернуться домой – его будет просто невозможно найти.

Друзья внутри головы | Новая Этика: добро и зло в эпоху цифровой революции

Вам знакома ситуация, когда вы оказывались в сложном положении, и вам была необходима поддержка окружающих? С известной долей вероятности ваш ответ будет утвердительным. Кем бы ни был человек, оказавший вам поддержку, отныне он — часть вашей истории, вашей личности. В эпоху социальных сетей дружеские (да и не только дружеские) отношения претерпели некоторые изменения как по самому формату, так и по способу предоставления информации о друзьях. При желании можно, например, составить вот такой график:

В центре – вы, а все отходящие связи – ваши друзья. Как можно заметить, они могут пересекаться (быть в друзьях друг у друга), взаимодействовать и т.д. Но несмотря на подобные изменения в человеческих взаимоотношениях, в эпоху социальных сетей осталось неизменным одно: иногда дружба заканчивается. Происходит это в силу различных причин: ссора, расхождение интересов, взросление. В какой-то момент люди разрывают контакты друг с другом, теряют ценность и больше не связываются. Это может произойти и с теми, кто помог вам в какой-либо сложной, возможно, даже травматичной ситуации. А что, если бы этого не происходило, и ваши друзья оставались с вами всегда и везде? Не очень комфортно. Но как раз нечто похожее и происходит с людьми, страдающими диссоциативным расстройством идентичности.

Диссоциативное расстройство идентичности (или в быту «раздвоение личности», а раннее «расстройство множественной личности»,  далее в тексте — ДРИ) в рамках психиатрической и психологической науки достаточно новый феномен. Он, к тому же, малоизучен, а многие психиатры и клинические психологи вообще сомневаются в его существовании. Тем не менее этот диагноз занесен в DSM-5. Характеризуется ДРИ присутствием «внутри» одного человека двух или большего количества отдельных личностей или личностных состояний, причем каждая из этих личностей обладает своим характером, мышлением и т.п.

В 10-й редакции международной классификации болезней (МКБ-10), которым и пользуются медики в России, не выделяется подобное расстройство, но есть иные, которые несколько схожи с ДРИ. Это такие расстройства как диссоциативная фуга, транс и одержимость, диссоциативный ступор и др.

Но и это еще не все сложности, связанные с ДРИ. Диссоциативное расстройство идентичности часто привлекает внимание медиа. Многие слышали про Билли Миллигана, одного из самых известных людей, страдающих этим заболеванием (и по совместительству это один из самых спорных случаев), о нем написаны книги, уже выпущены и готовятся к выпуску новые фильмы, есть песни и театральные постановки, посвященные Миллигану. И, как обычно бывает в подобных случаях (когда нечто становится объектом внимания массовой культуры разной степени качества), мифов вокруг ДРИ очень много.

Его к тому же часто путают с шизофренией или считают частью данного диагноза, как показало исследование NAMI (National Alliance on Mental Illness) проведенное в 2008 г. Причин здесь может быть множество, но данная статья посвящена в первую очередь вопросу о внутренней феноменологии людей, страдающих ДРИ. Как устроена их психическая жизнь, как взаимодействуют эти личности? Все это мы и попробуем изучить в данной статье на основе различных материалов. И, конечно, стоит иметь в виду, что не только существование данного расстройства само по себе представляет серьезный вопрос для психиатрии и психологии: его, к тому же сложно описать в силу неразработанности методологии данной проблемы. В дальнейшем обсуждении будет совершена попытка суммировать имеющиеся данные без объединения их в какую-то цельную методологическую картину, чтобы избежать домыслов и профанирующих рассуждений.

Уильям Блейк. Иллюстрация из «Книги Уризена». 1796, ок. 1818

Tate

Итак, для начала стоит ответить на вопрос, что же такое «идентичность», вынесенная в название обсуждаемого расстройства. Это сложный конструкт, состоящий из множества элементов, таких, как представления человека о себе, представление других о нем, его цели, ориентиры, идеалы. Идентичность может меняться в течение жизни, и люди могут по-разному себя охарактеризовать. Разные теории предлагают свое понимание идентичности, но одно для них неизменно — наличие идентичности характеризуется ощущением целостности собственного «Я».

Как возникают новые личности? 

По описаниям пациентов, страдающих ДРИ, новые личности возникали в ситуации, когда основной личности угрожала опасность и она испытывала чрезмерный аффект. Некоторые исследования подтверждают, что важным фактором возникновения ДРИ является подверженность насилию. Также подтвержденным фактором являются отсутствие надежной привязанности и недостаток социальной и семейной поддержки.

Разберем пример: в ситуации семейного насилия, когда человек подвергался различным действиям, которые, грубо говоря, не укладывались у него в голове (говоря же более сложным языком, его эго-структура не была достаточно устойчивой для переживания подобных потрясений, что грозило полным ее распадом), возникала новая личность, которая брала на себя ответственность за происходящее и помогала пережить сложную ситуацию. Возникает она по принципу комплементарности (восполняет то, чего не хватает человеку в данной ситуации). Итак, здесь мы выделяем один из важнейших личностных факторов, если хотите, черт людей с ДРИ — отсутствие ощущения безопасности в силу недостатка различных ресурсов (в данном примере этот ресурс — сила), которые восполняются благодаря возникновению новых личностей. Личности, появляющиеся у человека страдающего ДРИ, могут быть абсолютно разными. Некоторые необходимы для базового функционирования в каких-либо бытовых, регулярно повторяющихся ситуациях, другие же могут возникать исключительно в критических случаях, когда человек чувствует себя в опасности и ему необходима защита.

В 2005 году имел место случай «Кэти» (псевдоним), он был описан в Journal of the Islamic Medical Association of North America.

Первая травма у Кэти была в возрасте 3-х лет. Ей снились кошмары, но родители не обращали на дочь внимания. Она просыпалась, плакала часами и снова засыпала, чтобы через некоторое время проснуться в ужасе.

В 4 года Кэти увидела своего отца в постели с пятилетним соседским мальчиком. Отец предложил ей присоединиться. Кэти чувствовала вину и плакала несколько часов, пока не приписала произошедшее другой личности – Пэт, именно она теперь была участницей этой истории и других подобных историй, но не Кэти.

В 9 лет мать застала Кэти в постели с отцом. Мать настояла на том, чтобы девочка теперь всегда с ними спала и занималась сексом. Тогда появилась новая личность, Вера, которая продолжала эти отношения еще пять лет.

В 14 Кэти была изнасилована лучшим другом отца, и у нее появилась новая личность, Дебби. Кэти была госпитализирована, она проявляла симптомы депрессии, диссоциации и трансоподобных состояний.

В 18 лет у Кэти появился молодой человек, но ее родители запретили им видеться. Кэти убежала из дому, долго не могла найти работу и занялась проституцией. Тогда появилась Нэнси.

Личность Дебби отказывалась принимать Нэнси и заставила ее принять смертельную дозу снотворного. Именно после этого Кэти попала в психиатрический госпиталь и получила диагноз ДРИ. Сейчас ей 29, она замужем и продолжает испытывать сложности из-за своего расстройства.

В каких отношениях находятся личности? 

Они все могут оберегать основную личность, но при этом конфликтовать между собой за «микрофон» и за правильное развитие основной личности. При этом от случая к случаю можно наблюдать некое подобие отсутствия критичности к своим действиям. Как видно из примера выше, Дебби пыталась убить Нэнси, но, судя по всему, не отдавала себе отчета в том, что в случае гибели Нэнси она и сама погибнет. Так что можно точно сказать: личности могут находиться друг у друга в своеобразном «черном списке».

Почему разные личности обладают разными навыками и чертами характера? 

Они узкоспециализированы и возникают в определенных ситуациях, как уже было сказано. Иными словами, их навыки направлены исключительно на решение данной конкретной проблемы, а также могут гиперболизироваться. Например, если существовала некая сложная ситуация, в которой нужно было не просто защитить основную личность неким «живым щитом», как в случае Кэти, а найти более сильную фигуру, которая может дать отпор, вполне можно представить возникновение личности стереотипного маскулинного мужчины, раздающего тумаки в воспитательных целях направо и налево, пьющего и снимающего проституток (ибо это просто стереотипный культурный образ, зафиксированный в нашей памяти).

Уильям Блейк. Иллюстрация из «Книги Уризена». 1794

Yale University Library

Могут ли две личности быть онлайн одновременно? 

Нет. Здесь работает правило одного микрофона. Как минимум, это связано с активацией моторной зоны коры БПШ мозга. Существует правило воронки Шеррингтона, которое гласит, что моторную реакцию на внешний раздражитель получит только самый сильный раздражитель. Мы выполняем, грубо говоря, одну программу. Только подумайте о сложности этого процесса! А теперь представьте, что у вас две личности, и они обе пытаются захватить контроль и начать что-то говорить. Сложно, не правда ли? Случай, который будет описан далее, позволяет судить о том, что личности не находятся онлайн одновременно, но могут брать и удерживать контроль какое-то время и даже контролировать основную личность. Отличные оберегающие друзья.

Мэри: Ребенок (другая личность) плачет все время, я слышу ее. Ей постоянно грустно, она не может говорить. (Мэри перестает говорить. Ее поведение и осанка меняются, психиатр настораживается потому что это выглядит так, будто перед ним другой человек)

Мэри (теперь Эдит): Она зануда. Я никогда бы не смирилась ни с чем из этого дерьма. Я убью его. Я убью его. Я убью тебя тоже, и она заслуживает смерти.

Психиатр: Кто? Ребенок?

Мэри (теперь Эдит): Мэри. Она зануда.

Психиатр: А что насчет ребенка?

Мэри (теперь Эдит): О чем вы говорите?

Психиатр: Могу я поговорить с Мэри?

Мэри (теперь Эдит): У нее кишка тонка, чтобы явиться сюда.

Психиатр (все равно обращаясь к Мэри): Звучит так, будто Мэри должна справляться иначе. Если она испытывает тревогу перед данной обстановкой, может ли она что-то сделать, чтобы ей стало легче? Есть ли что-то, с чем я мог бы ей помочь?

Мэри (теперь Эдит): Скажите ей, чтобы она взяла себя в руки. Она может справиться без вас, если вы уйдете.

Психиатр (все равно обращаясь к Мэри): Я не собираюсь уходить. Я буду здесь.

Отличается ли восприятие мира другими личностями? 

Безусловно, отличается. Представьте себе, что вы находились в какой-то сложной ситуации, вас пару раз спасли ваши друг или подруга. Вот вы уже окрепли, можете справиться с ситуацией, но ваш «помощник» все никак не отстает и почему-то считает вас слабым и неспособным что-то изменить. Именно в таких «дружеских отношениях» находятся люди со своими личностями. Это красочно продемонстрировал пример выше. Личности не дают этому человеку расти над собой, они постоянно его защищают, замещают в сложных ситуациях. Стоит отметить, что эти личности не являются полноценными и способными функционировать во всех сферах жизни. Они существуют постольку, поскольку есть ситуация, когда-то вызвавшая их возникновение.

Как же лечить людей с ДРИ? 

Это сложный вопрос без однозначного ответа. С одной стороны, этиология данного расстройства указывает наличие различных психологических травм, недостаток психических защит, нарушение ощущения собственной идентичности. С этим хорошо работают психоаналитический и когнитивно-поведенческий подходы. Соответственно, работа в данных подходах будет направлена на создание психических защит и объединение имеющихся личностей в одну, т.е. возвращение идентичности, целостности «Я» и обучение новым копинг-стратегиям. Что касается медикаментозной терапии, были проведены различные исследования как с применением анксиолитиков, транквилизаторов, так и антипсихотиков.

Внимательный читатель отметил, что обсужденные случаи наблюдения за ДРИ не имели места в России. Это действительно так. Как уже было сказано, в России используется МКБ-10, а в ней не выделяют ДРИ, с этим и связано отсутствие подобных случаев на территории Российской Федерации и стран СНГ. Тем не менее, в практике отечественных специалистов иногда встречаются случаи, когда пациенты страдают, к примеру, диссоциативной фугой (пациент перемещается на большие расстояния, при этом само путешествие он не помнит).

Диссоциативное расстройство идентичности, безусловно, спорный феномен, который требует дальнейшего изучения. Но в дискурсе социальных сетей оно приобретает особую значимость. Ведь действительно, что может лучше иллюстрировать высказывание Цицерона о том, что человек сам себе злейший враг?

Диссоциативное расстройство идентичности

БАДы недорого

У диссоциативного расстройства идентичности, пожалуй, самая богатая история и неоднозначная репутация. Еще до существования психологии и психиатрии как отдельных дисциплин люди, страдающие от этого состояния, «диагностировались» как одержимые каким-либо духом или демоном, и лечение было безжалостным. И лишь спустя несколько столетий стало понятно: существующие в одном человеке две личности — это болезнь, которая нуждается в квалифицированном лечении.

Бесплатная консультация прямо сейчас!

Онлайн консультация специалиста по Вашему вопросу!

Номер лицензии: ЛО-77-01-019036

Заказать звонок

Причины

В подавляющем большинстве случаев «раздвоение» личности — это результат сильной психической травмы, которая была перенесена человеком в детском возрасте. Это может быть смерть близкого, трагическое происшествие и участие ребенка при этом в качестве свидетеля, длительное семейное насилие и пр. Механизм развития диссоциативного расстройства следует рассмотреть более подробно.

Ни один ребенок не рождается цельной личностью — это происходит в процессе взросления и под влиянием личного опыта, внешних факторов, наблюдения за моделью поведения окружающих и других обстоятельств. При благоприятных условиях у ребенка все аспекты соединяются в концепцию самого себя как цельной и единой личности — опыт, воспоминания, эмоции, восприятие и пр. интегрируются в эту личность и существуют неотрывно от нее.

Но тяжелые психические травмы, пережитые в детстве, могут разграничить формирование личности на две фазы: «до» и «после» травмирующего события. Это приводит к тому, что образуются такие же две личности, разделенные травмой.

В других случаях разделение личностей может формироваться в качестве защитного механизма. В этом случае ребенок, пытаясь отгородиться от травмирующих его факторов, оставляет «снаружи» альтернативное Я, уводя истинное Я внутрь — туда, где тихо и уютно.

Хотя это состояние часто упоминается как раздвоение личности, на самом деле каждая фаза формирования психической концепции ребенка может порождать новое «Я», которое «заменяет» оригинальную личность при определенных событиях.

Заказать звонок

Симптомы

Диссоциативное расстройство идентичности имеет несколько характерных проявлений. Но диагностически информативным является их сочетание:

  • Множественные идентичности. Они проявляются в двух формах: одержимой и неодержимой. Первая заметна окружающим — человек ведет себя не так, как это для него характерно, у него появляются привычки и наклонности, прежде несвойственные ему. Меняться может все — от интонации и речи до манеры передвигаться и гастрономических предпочтений. Такая личность может быть реально существующей (например, умершая мать) или «сверхъестественной» (эльф, Бог, дьявол и пр.). В неодержимой фазе для окружающих человек остается нормальным, но он сам себя таковым не ощущает. У него возникает ощущение полной или частичной нереальности происходящего или возникает впечатление, что он играет роль зрителя в собственной жизни и неспособен повлиять на все происходящее. Больной может «слышать голоса» или ощущать, что «кто-то другой думает вместо него».
  • Диссоциативная амнезия. При расщеплении идентичности больной часто не помнит о совершенных им действиях и удивлен или даже возмущен попытками окружающих доказать, что это сделал именно он. Более того, человек с диссоциативным расстройством личности может вдруг утратить навыки, которыми владел еще несколько часов назад. Он не знает, как пользоваться микроволновкой или как включить телевизор. Утрата воспоминаний может касаться как событий, произошедших вчера или час назад, так и ключевых травмирующих происшествий. Например, человек «не знает» о смерти родственника, потому что не помнит этого — здесь налицо защитный механизм, ограждающий сознание человека от болезненных для него воспоминаний.

Кроме этих обязательных клинических признаков диссоциативное расстройство идентичности может сопровождаться зрительными, слуховыми, тактильными и обонятельными галлюцинациями, пристрастием причинять себе вред (самоповреждение или самокалечение), сексуальной дисфункцией, приступами паники и судорог и пр.

Лечение

Лечение наиболее эффективно на раннем этапе расщепления личности, когда разобщение еще не завершилось. На этой стадии в большинстве случаев удается интегрировать оба (или несколько) «я» и создать условия для формирования цельной и единой личности.

Терапия во взрослом возрасте может включать в себя элементы медикаментозного лечения и в обязательном порядке психотерапию. Она направлена на:

  • стабилизацию состояния человека;
  • увеличение продолжительности присутствия «оригинальной» личности;
  • выявление взаимосвязей между оригинальной и альтернативной личностью и поиск решений для их интеграции;
  • выявление ключевых травмирующих факторов, приведших к расщеплению личности, и переведение этих событий в рациональное психологическое русло и пр.

Онлайн консультация специалиста

по Вашему вопросу!

Номер лицензии: ЛО-77-01-019036

Заказать звонок

Профессиональный и индивидуальный подход делает возможным переподключение и реабилитацию альтернативных «Я», снижение чувствительности пациента к обстоятельствам, травмировавшим его в детстве (ставшим «спусковым крючком» для процессов расщепления), восстановление качества жизни.

«Я и кто-то ещё». История девушки с диссоциативным расстройством идентичности

— Первая субличность появилась, когда мне было около 14 лет. У меня был очень нехороший период в жизни, мать уходила в сильные запои, а я пыталась не покончить с собой и справиться со своими чувствами к ней. Я копила эти эмоции, никуда не могла их деть, я даже кричать не умею, когда злюсь. К этому прибавились проблемы в школе и проблемы с попытками завести первые отношения. В какой-то момент у меня появилось ощущение пробитой дыры в груди.

Несколько дней мне казалось, что я умру из-за этой условной дыры, а потом что-то начало разговаривать со мной из неё. По классике, как и описывают в медиа, оно говорило: «Ты — ничтожество, ты слишком слабая, ты не должна существовать, я убью тебя», «Если я не смогу убить тебя, я убью нас, потому что существование с тобой — это невыносимая боль». Я чувствовала боль на физическом уровне, это были не просто страдания. Я осознавала, что этот голос не извне. Он звучал реалистично, но он был внутри меня. Голос был женский и достаточно юный. Я визуализировала её как девочку из фильма «Звонок» и стала называть Садако. Она ответила «Я не Садако, я Тень». Это была маленькая девочка в мокром белом платье с запутанными тёмными волосами на лице. Я жила с ней десять лет, и в процессе нашего взаимодействия она росла. На момент нашего прощания она была уже старше меня. Я всегда знала, как она выглядит и что она чувствует. И я знала, что она где-то рядом. Тогда я ничего не слышала о диссоциативном расстройстве идентичности и испытывала ужас от того, что со мной это происходит, и что она хочет меня убить.

Фото: героини статьи

Меня преследовали суицидальные мысли в тот период, это казалось мне единственным способом избавиться от неё. Мама рассказывала, что я резала себя, но я этого не помню. Полагаю, все эти действия совершала Тень. Субличности такого типа пытаются устроить внутренний геноцид и убить основную личность, потому что считают, что она недостойна существования. Она брала больше страданий, чем я сама могла испытывать, весь мой негатив уходил к ней. Она была сгустком моей ненависти к этому миру, ненависти к себе и своей матери. С Тенью я могла общаться.

Позже мы с психотерапевтом выяснили, что было ещё несколько субличностей, но с ними я общаться не могла. Я тогда вела дневники, в которых описывала некоторые аффективные состояния. Я не очень люблю физические контакты, драки, агрессию. И в экстремальных ситуациях, которые представляли для меня угрозу, моё сознание просто выключалось, и я делала какие-то невероятные вещи, которые в обычном состоянии я сделать просто не могу. Я чувствовала, что вот-вот выйду из себя, понимала, что это пограничное состояние, и если человек продолжал нападать, я просто отключалась. Потом обнаруживала, что, например, бью человека кулаком по шее, как в замедленном действии. Я тогда выбила хрящ гортани, он хрипел и не мог дышать, но, слава богу, всё закончилось хорошо. Это состояние я называла Берсерк, и думала, что это просто защитная реакция, которая есть у всех людей. С Берсерком я не могла разговаривать.

Фото: героини статьи

ДРИ обычно возникает у людей, которые в детстве пережили сильный стресс или травму. У меня в детстве было несколько травмирующих ситуаций. Несколько раз меня пытались похитить, убить и изнасиловать, начиная с дошкольного возраста. Я помню, как мы сидели на дереве, как дети обычно это делают. Вдруг все начали разбегаться, и какой-то мужик схватил меня за руку и начал куда-то тащить со словами «не ори, я тебя убью». Я звала на помощь, кричала, что это не мой отец и называла свой адрес. Люди побежали за моими родителями и как-то отбили меня у этого мужика, а он убежал.

Ещё у меня есть какие-то вытесненные воспоминания о друге, с которым мы сидели в штабике, в кустах, а потом тоже был какой-то мужик. Помню кровь, и друга я больше не видела. У меня много вытесненных воспоминаний. Это смутное ощущение, которое маячит где-то в подсознании, и какие-то неясные образы. Я вспоминаю либо эмоции, либо картинки, а потом уже пытаюсь понять, что это могло быть.

Фото: героини статьи

О попытках изнасилования я вспомнила совершенно случайно. Меня ловили парни за школой, дело было зимой, я была в комбинезоне, мне было примерно 11. Меня повалили с ног и потащили в кусты. Их было трое, они держали меня по рукам и ногам. Мне повезло, я была в комбинезоне, с ним было сложно справиться. Мне удалось вырваться и убежать домой. Потом я об этом просто забыла.

Думаю, что большая часть вытесненных воспоминаний связаны с моей матерью. У неё есть диагноз — биполярное расстройство, и есть основания думать, что у неё тоже ДРИ. Ей уже за 60, первого её ребёнка украл муж и увёз в другой город. Второго ребёнка убили свёкры, муж взял на себя вину, и его расстреляли. Это ещё до моратория было. Третий ребёнок погиб из-за болезни. До моего рождения ей много лет ставили диагноз «бесплодие», у неё с моим отцом уже четвёртый брак.

Большую часть своей жизни я живу в сравнении со своим мёртвым братом. Когда он погиб, ему не было и трёх лет, и воспоминания моей матери о нём исключительно хорошие. Периодически она сравнивала меня с ним и говорила «почему ты жива, а он нет». Она нападала на меня, пыталась прокусить мне руку и повредила нервы, я ей месяц не могла шевелить. Меня воспитывали в отрицании негативных эмоций, и ненависть была под запретом. То есть, если ты испытываешь ненависть, то ты вообще не человек больше. Думаю, что я вытеснила очень много эмоций, в том числе к ней.

Фото: героини статьи

Я хотела попасть к психотерапевту ещё со школы, но мама меня отговаривала. Она говорила, что это всё проделки США для того, чтобы посадить нас на тяжёлые таблетки, что я попаду в дурку и никогда в жизни не смогу работать и учиться нормально. И я никуда не ходила. В 23 года у меня случился очень сильный нервный срыв, не помню, по какой причине. Я месяц не могла ничего делать, у меня был больничный от невролога. Мне поставили тревожно-депрессивный синдром и посоветовали сходить в Краевой психотерапевтический центр. Невролог предположила, что у меня биполярно-аффективное расстройство. Психиатр подтвердил биполярку, и мне выписали нормотимики, чтобы выровнять эмоциональный фон.

Кроме биполярки, мне поставили посттравматическое стрессовое расстройство, алекситимию, деперсонализацию и дереализацию. Психотерапевтический центр — это такое прекрасное место, где люди не говорят тебе, что ты идиот, а просто пытаются помочь, а таблетки реально работают. Это прямо вообще другой мир. Я всем рекомендую психотерапевта, если есть хоть малейшее подозрение на то, что что-то не в порядке. Там бесплатно, хорошо, никто не пытается загнать тебя в дурку, на работу никаких данных не передают. Я туда часто хожу.

Психотерапевт заметила странности в моём поведении, понаблюдала за мной и через полгода поставила мне «диссоциативное расстройство идентичности». Я спросила: «У меня точно не шизофрения?» Она ответила: «Нет, всё нормально, ты совершенно адекватный человек, просто вас несколько». Когда я узнала о диагнозе и начала читать об этом, я просто офигела, потому что поняла, что вся моя жизнь была ложью. Я думала, что то, что происходит со мной, это нормально, и что у всех такое бывает. Оказалось, что у меня просто психическое расстройство.

Фото: героини статьи

За пару месяцев до 24-летия мне приснился сон, в котором Тень попыталась на меня напасть. В какой-то момент я остановила её и сказала: «Зачем ты это делаешь? За эти годы я стала таким же чудовищем, как и ты». Она посмотрела на меня и ушла. Я проснулась и поняла, что я одна. Так я интегрировалась с Тенью. Мне нужно было принять в себе очень деструктивные чувства по отношению к миру и к себе, для того, чтобы слиться с ней. Берсерк пропал вместе с ней.

После этого я решила поставить эксперимент по выделению субличности Карьерист, чтобы он сделал неприятные для меня действия для повышения на работе. Эксперимент прошёл удачно, а потом я интегрировалась с ним. Некоторое время у меня была ремиссия, когда не было никаких субличностей. Потом случилась неприятная ситуация, и у меня произошёл раскол, в результате которого образовалось девять субличностей. Рыжая — это девочка 17 лет, вредная скандалистка, которая вечно устраивала истерики и ссорилась с моими друзьями, провоцировала конфликты. Она плохо работала, любила выпить и курила. У меня аллергия на табачный дым, но она нормально воспринимала сигареты.

Фото: героини статьи

Исполнитель — это примерный мужчина в возрасте за 40, вообще не эмоциональный, у него не было мимики. Он мог таскать тяжёлые пакеты и делал то, что я терпеть не могу, например, мыл посуду. Исполнитель знал всех субличностей, помогал нам устанавливать с ними связь и активно сотрудничал с психотерапевтом. Когда он начал социализироваться, то выбрал себе имя Широ (с японского «белый»).

Снежинка — очень тихое существо, которое со всем соглашалось и очень любило мороженое. Но я с ней лично не знакома, и знаю её только по рассказам окружающих. Регина — девушка-подросток, младше Рыжей. Очень агрессивная, она конфликтовала со всеми, кто ей не нравился. Была ещё ведущая личность. Я называла её Вторая. Она максимально точно копировала меня, но она немного младше. Почти каждый день она говорила мне: «Кажется, я схожу с ума, здесь что-то не так, это что-то нереальное, я схожу с ума, с этим надо что-то делать». Видимо, это была её реакция на переключения. Она умела всё понемногу, но не очень хорошо. У меня был довольно упаднический период в работе на тот момент.

Ещё был Ребёнок — это субличность, с которой я до сих пор не интегрировалась. Я не могу с ней взаимодействовать. Психотерапевт предполагает, что я не основная личность, а исходная — это как раз Ребёнок. А я возникла в процессе адаптиции. Мне неприятно об этом думать. Был ещё кто-то, кого мы не смогли установить.

Фото: героини статьи

Я понимала, что есть я и кто-то ещё, потому что я не помнила, что я делала, что я ела, и узнавала об этом только из рассказов окружающих. В ежедневнике появлялись не мои записи. У меня есть такой термин — «быть в эфире». Ты можешь быть в эфире, а потом тебя переключает, и ты обнаруживаешь себя на другом конце города. Телепортация. Значит, в эфире был кто-то другой. Если ты знаком с субличностью, ты можешь запросить её воспоминания. У вас появляется что-то типа общего котла. Если ты не знаешь субличность и не можешь отправить ей запрос, у тебя нет воспоминаний, которыми она располагает. Вообще пустота. До того, как я познакомлюсь с субличностями, они все делают вид, что они это я. Это не происходит так, что я просыпаюсь и говорю: «Здравствуйте! Зовите меня Михаил Геннадьевич, я алкоголик». Нет, так не происходит. Все пытаются по максимуму своих возможностей делать вид, что это я, чтобы не попасть в неловкую ситуацию.

Практически со всеми субличностями я интегрировалась в марте этого года. Интеграция — это объединение. Это значит, что все качества и эмоции субличности передались мне, и мы стали чем-то целым. Чтобы интегрироваться, сначала нужно понять триггер, на который реагирует субличность. Практически всегда они появляются в ответ на какие-то ситуации, с которыми я сталкиваюсь в жизни. И бац — меня выкинуло. Я просто не могу пережить эти эмоции, поэтому мой организм делегирует их тому, кто может справиться. Так я узнаю, почему эта субличность появляется, а потом — что она делает. Хорошо, если субличности могут общаться друг с другом и договариваться, но это не всегда так. Может быть субличность, которая знает всех, а другая не знает никого.

Фото: героини статьи

Личность, которую я называю Исполнителем, появилась, когда я узнала, что мне нужно помогать родителям платить кредит. Мой мозг просто решил, что больше не может этим заниматься, и всё. Примерно четыре месяца просто выпали из моей жизни, я ничего не помню. Потому что меня в это время не было. Исполнитель занимался тем, что мне не хотелось делать: платил по кредитам, зарабатывал деньги, мыл посуду. Дома знали, что если я иду с отсутствующим лицом мыть раковину — значит, это Исполнитель. Чтобы интегрироваться, я начала заставлять себя делать то, что обычно делал он. Меня трясло, у меня была истерика в банке, но я заставляла себя совершать платёж. Не хочу, но иду мыть посуду. Когда я занимаюсь тем, чем обычно занимается субличность, я присваиваю её навыки себе. И так потихоньку я сливаюсь со всеми субличностями. В какой-то момент я проснулась и подумала: «А где все?» Появляется чувство одиночества, к тебе больше никто не приходит, ты одна, и всё приходится делать самой. Пустота. Я не скажу, что вижу субличности, я просто знаю, что они где-то есть.

Фото: героини статьи

Около месяца назад я опять раскололась из-за конфликта с родителями. Произошла ситуация, которая вогнала меня в ужасное состояние, я была на грани суицида. Сейчас я с матерью вообще не общаюсь. Когда мы разбирали с психотерапевтом мои отношения с родителями, то пришли к выводу, что у меня заложена программа по жертвованию собой ради матери. Мне хочется покончить с собой, потому что моя мама страдает, ведь я не такая идеальная, каким был её умерший сын. Сейчас я вспоминаю кучу событий, которые забывала, чтобы жить с ней дальше, и не могу относиться к ней так, как раньше.

В последнее время я стала замечать, что у меня опять пропадает время. Я чем-то занималась, моргнула — и я уже в другом месте, или сделала что-то, чего я не помню. Недавно на сеансе групповой психотерапии удалось спровоцировать появление нескольких субличностей. Кто-то задал вопрос про суицид, после которого меня переключило. Одна из субличностей занимается селфхармом, переходит дорогу в неположенных местах и подвергает меня опасности. Ещё одна — очень агрессивная, не любит людей и ничего не ест. Сейчас я по крупицам узнаю, как новые субличности могут себя проявлять, собираю личностные портреты. Я не знаю, общаются ли они между собой.

***

Читайте также:

«Главное — пережить первый выход из дома». История человека, живущего с паническими атаками

Раздвоение личности / Ассоциация Психологов

«Раздвоение личности», так в просторечье называют диссоциативное расстройство личности в форме «множественной личности». Это название используется в основном в США, в отечественной психиатрии оно называется «сложной личностью».

Но суть дела от этого не меняется, так как основным симптомом данного расстройства является то, что человек имеет несколько отчетливых и раздельных личностей, каждая из которых определяет особенности его поведения в тот период времени, когда эта личность доминирует. Оригинальная личность или «хозяйка», обычно в этот период забывается.

В настоящее время повышенный интерес к этому заболеванию отчасти можно объяснить популярностью книги Дэниэла Киза «Множественные умы Билли Миллигана». Однако не только это, заставляет людей набирать в поисковой строке интернета слова «раздвоение личности». Наверное, многим из нас знакомо ощущение переполненности противоречивыми чувствами и желаниями, которые не ладят между собой. Или как часто мы  смотрим на близкого человека и говорим расхожую фразу: «Как будто бы два разных человека»… Что это: болезнь или внутренние противоречия? Последние исследования показали, что расстройство «множественной личности» встречается не так редко как считалось ранее. Чаще всего оно бывает в позднем подростковом возрасте и у молодых людей. У женщин чаще, чем у мужчин. Считается, что условиями, способствующими развитию этого состояния являются тяжелые нарушения в сексуальной, психологической и физической сферах, перенесенные в детстве.

Каковы признаки и проявления «множественной личности»? Переход от одной личности к другой наступает внезапно и иногда выглядит драматически. Обычно другие личности в этот момент забываются, однако в некоторых случаях доминирующая личность помнит об остальных и может относиться к ним как к друзьям или врагам. В большинстве случаев личность имеет собственное имя, она является полностью сложившейся, т.е. имеет свою память, представления о жизни и определенные особенности поведения. Иногда эти личности могут быть полной противоположностью друг другу, иметь разный пол и возраст, другую национальность или относить себя к другой семье. Согласно зарубежным исследованиям имеется ряд данных, свидетельствующих о разных психологических и физиологических характеристиках этих личностей. Так, например, им нужны разные рецепты для очков или они по-разному отвечают на психологические тесты – имеют разный IQ.

Так как это расстройство считалось  редким, затруднительно сделать обобщение на счет подходов к лечению. Но вид терапии, который оказался наиболее успешным в этом случае – это интенсивная психотерапия, направленная на выработку критики к своему состоянию. Цель ее – понять конфликт, лежащий в основе потребности в  умножении личностей; воспроизвести и отреагировать травму, собрать все личности в одну. Фармакотерапия не очень эффективна в данном случае, однако, если основная личность депрессивна или тревожна, лекарственные методы могут облегчить ее страдания.

Автор статьи: Корженко Ольга Владимировна., клинический психолог, психоаналитический психотерапевт

(Статья написана с опорой на  «Клиническая психиатрия»  Г.И.Каплан и Б.Дж.Сэдок, том 1)

Автор статьи: Корженко Ольга Владимировна, клинический психолог, психоаналитический психотерапевт

«Ричард-Ричард»: королевское раздвоение | СМИ о Московском драматическом театре

 В филиале Театра Пушкина состоялась премьера спектакля Бориса Дьяченко по исторической пьесе Шекспира о самом кровавом короле Англии. Пьесу режиссер сильно сократил и многое дофанатазировал. К примеру, главной идеей стало раздвоение личности Ричарда III. Первый, злой Ричард, по версии Дьяченко, это мужчина. А совестливый и честный — женщина.

На самом деле, заядлые театралы спектакль уже видели — на сцене Школы-студии МХАТ, где Дьяченко преподает. Нынешний вариант концептуально ничем не отличается от ученической версии. Но поскольку теперь «Ричард-Ричард» отдан на откуп уже состоявшимся актерам театра (единственный, кто перекочевал из «черновика» в «чистовик» — «злой» Ричард, Павел Ерлыков), смотрится он иначе. Не хуже и не лучше, просто теперь правитель-убийца и его белокурый двойник не являются центром и смыслом действия.

Теперь раздвоенный Ричард — всего лишь звено в цепи персонажей. Надо отметить, персонажей прелюбопытных. Стараниями актеров театра образы Бэкингема, Кларенса, Брэкберри, Анны с Елизаветой и даже убийц (Алексей Воропанов, Владимир Жеребцов, Сергей Миллер, Анна Кармакова, Ирина Петрова, Александр Анисимов и Алексей Рахманов соответственно)  вышли самодостаточными. Их появления — задуманные как эпизодические — теперь выглядят как очередь из маленьких актерских бенефисов. Актеры намеренно снижают градус серьезности своей игры. Но тем интереснее. Интриги и козни Ричарда выглядят теперь как нелепая фантазия, комичный перевертыш. Он настолько чудовищен, что даже смешно. Шарма фарс-трактовке добавляют и карнавальные костюмы, и многоэтажные начёсы на головах (художник по костюмам — Маргарита Песчанская).

А что же Ричард? Паша Ерлыков играет, что называется «нутром». Со страстью первопроходца бросается он на амбразуру королевского характера, его герой буквально источает яд чудовищных намерений, по-звериному рыкает на разговорчивую совесть (ее то как раз и играет женщина (Анастасия Панина —  прим. ред.)), без конца бьется в истериках. Но в силу небольшого опыта ему не удается играть без нарочитости. Отчего возникает диссонанс в актерских подачах — Ричард «получается» персонажем глубоко трагичным, тогда как все остальные — трагикомичными. Впрочем, всё это придирки. То внутреннее сражение добра и зла, которое режиссер Дьяченко задумал выявить в шекспировском герое, Ерлыкову показать удается. Сцена ричардовского самосуда самая эффектная в спектакле: рев «Коня, коня, полцарства за коня!», мелькнувший белым хлыст-плеть, пустой трон и… всё и всех покрывающая мгла финала. Если в театре вы цените новые трактовки классических сюжетов, или вам важна актерская увлеченность, «Ричард-Ричард» в Театре Пушкина — очень неплохой вариант.

Убежище — отзывы и рецензии — КиноПоиск

сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 102550

31—40 из 50

pnm

Убежищем можешь быть ты…

Мистический триллер – это то, что способно так взбудоражить воображение человека, что последующие впечатления останутся незабываемыми. Тому причиной являются несколько аспектов, среди которых есть психологическая составляющая, ну и, конечно же, мистическая. Именно поэтому фильм «Убежище», в котором сочетаются две вышеперечисленных составляющих, не смог уйти от моих глаз незамеченным. Естественно, данный жанр придётся по вкусу не всем, однако для любителей он является бесценным. Фильм «Убежище» отвечает всем требованиям и стандартам мистического триллера, однако некое подспорье по поводу данной картины всё-таки образовалось. Идея фильма сама по себе представляет собой хороший фундамент для оригинального кино, а сюжет можно разделить на две части – поверхностную и подтекстовую. Как таковой, фильм «Убежище» не вызывает такого ужаса, какой должна вызывать мистика и присутствие нечта демонического. Тем не менее, психологическая составляющая смотрится достаточно красиво и запутанно, фирменные психоаналитические интрижки, всячески поддерживаемые сюжетом, заставляют зрителя напрячься и как следует подумать над тем, что происходит в картине на самом деле.

Как-то так сложилось, что я привык видеть преимущественно те фильмы, которые, в конце концов, объясняют всё происходящее в них. И если в начале фильма «Убежище» всё кажется простым и понятным, так как сюжет абстрагируется от мистического к научному, объясняя всё психоанализом, раздвоением личности и прочими шизофреническими, клинич… ескими или медицинскими фактами, то середина и концовка всё сильно меняют. Привнесение мистицизма порождает ещё больше вопросов, ответы на многие из которых зритель так и не сможет узнать. Да и переход от психологии к мистицизму произошёл так резко, что сложилось впечатление абсурдности всего происходящего. Такое ощущение, что начиная смотреть один фильм, ты заканчиваешь просмотр уже совсем другой кинокартины. Я не могу сказать, что данный ход провален, однако во мне он не вызвал положительных эмоций, а интриги, породившие новые вопросы, были захватывающими, но в конечном итоге разочаровали, не дав абсолютно никаких ответов на поставленные ранее вопросы. Таким образом, фильм соединил в себе два совершенно разных продукта, в каждом из которых присутствуют определённые характерные им клише.

«Убежище» не лишено так же и ряда преимущественных достоинств, которые сыграли немаловажную роль в относительном успехе картины. На первый план среди них выходит атмосфера фильма, отлично подходящая для данного жанра. Некоторые сцены действительно кажутся жутковатыми, а места, где происходят действия, трепещут мистицизмом. Однако ужасающим или по-настоящему страшным фильм назвать сложно, да и не ужастик же это. Главным же образом фильм насытила актёрская игра Джонатана Риза Мейерса. Он замечательно исполнил свою роль и тщательно вжился в образ своего персонажа, передав на экран всё необходимое. Джулиана Мур также была на высоте, однако назвать эту её роль лучшей я не могу. Музыкальная обработка кинокартины в кипе с режиссурой и операторской работой в целом порадовали, однако ничего сверх уникального не привнесли, отработав свои гонорары, что называется, «по нормативу». Таким образом, перед нами предстал достаточно качественный кинематографический продукт со своими откровенными минусами и бесспорными плюсами.

Несмотря на противоречивость «Убежища», идея фильма была мне симпатична изначально, а исполнение не вызвало абсолютно никакого отвращения, поэтому я не могу не порекомендовать фильм к просмотру, хотя кому-то он всё-таки не понравится. Я не уснул во время просмотра, и это отличный показатель. Единственное, что сильно меня смутило, это большой бюджет картины. Я до сих пор не понял, на что ушли двадцать два миллиона американских долларов.

8 из 10

прямая ссылка

23 марта 2013 | 16:29

Фильм мне понравился. Ну и что, что он не сильно запугивает, хоть и назвался триллером. Что самое главное- было интересно. А это уже большой плюс, когда режиссёры могут удержать у экрана зрителя. И вообще, по моему скромному мнению, загонять кино в жанровые рамки- последнее дело.

Что ещё заставило написать зелёную рецензию, так это то, что фильм не забывается сразу же- хотя ничего особенного не открывает и не включает ничего, над чем стоило бы хорошо подумать. Всё дело, как я понял, в деталях- не относящихся особенно-то к сюжету, но обрамляющих картину и дополняющих её.

Нельзя сказать, что и сюжет предсказуем. Он своеобразен несмотря на переклики с другими фильмами, я бы даже сказал, что его преподнесли как целую картинку пазл, которую раньше нам давали неправильно собранную.

Актёры молодцы, особенно Риз Мейерс- естественно так сыграл, а герой-то необычный.

В общем, стоит смотреть этот фильм, не ожидая чего-то конкретного — триллера или детектива или ещё чего-то, а с пустой головой и готовыми к любым поворотам сюжета.

10 из 10

Может после пересмотра мнения поменяются.

прямая ссылка

06 мая 2011 | 21:31

Общее впечатление: Кому атмосферный мистический триллер с Джулианной Мур и Джонатаном Рис-Майерсом? Фильм умело вальсирует между триллером и детективом, окунаясь в страшную историю, в которой есть мистический налет. Религия — вот основа мистики, и пожалуй, в этом фильме ее баланс не плох. Все действия объясняются в дальнейшем, и, конечно, чем дальше в лес, тем проще все понять. Не скажу что твисты в этой истории удивительны, но интересны определенно. Кино затягивает, хочется знать что же будет дальше. Тем, кто любит необъяснимое — явно зайдет.

Судебный психиатр Кара Хардинг (Джулианна Мур) убеждена, что раздвоения личности не существует. Но очередной её пациент (Джонатан Рис-Майерс), прикованный к инвалидному креслу, прямо во время сеанса меняет личность и превращается во вполне здорового мужчину. Вот кажется врач должна раскусить, что скрывает пациент, и вообще болен ли он или это уловка? Но Кара совсем не рада событиям, в которые ввязалась. Под угрозой становится не только ее жизнь, но и жизнь ее близких. Чем меньше знаешь — крепче спишь — согласитесь в этом есть соль. Вот и героиня слишком много узнала, но назад дороги нет…

Фильм выполнен в темных тонах, присутствует много серого, коричневого, темно зеленого. Сделан такой цветокор для того, чтобы зритель ощутил нагнетающийся ужас и прощупал беспросветную Хронометраж ленты почти 2 часа, но за это время сюжет рассказывает о многих событиях. Вы познакомитесь с характером самой героини и пациента. К слову, радует Джонатан Рис-Майерс, в одну минуту перевоплощается от одного персонажа к другому. Это выглядит вполне хорошо, не карикатурно.

«Убежище» — не то чем кажется, возможно с синопсиса вы подумаете что это психологический триллер, да саспенс здесь имеется, но все же это мистика, добротная такая. Финалочка выполнена лучших в традициях ужасов. Рекомендую.

8 из 10

прямая ссылка

08 апреля 2021 | 15:26

‘Убежище’ — это мистический триллер шведских режиссеров Монса Морлинда и Бьёрна Стейна, которые известны по фильму ‘Другой мир: Пробуждение’.

Сюжет фильма будет рассказывать нам о психиатре Каре Хардинг, которая не особо верит в такой феномен как раздвоение личности. Но спустя некоторое время, отец героини (тоже врач) показывает своей дочери нечто, что не возможно объяснить, а именно с виду обычного парня по имени Дэвид, который прикован к инвалидному креслу и кажется довольно спокойным парнем, но через несколько минут Дэвид ‘исчезает’ и появляется некий Адам, который уже может ходить и уже с более наглым характером, но самое главное, что это ‘превращение’ произошло в одном теле. Раздвоение личности?Доктор Хардинг так не думает и начинает свое расследование, которое приведет к невозможным и мистическим событиям…

Сценарий, написанный Майклом Куни (Идентификация) по настоящему интересный — темный, таинственный, и по настоящему мистический. Такой сценарий мало где увидишь, особенно в наше время, так как сейчас любят снимать фильмы, где полно скримеров, но толку от этого ноль, либо бестолковые ужастики.

Актерский состав тут не особо велик. Из звезд тут присутствуют Джулианна Мур, которая играет доктора Хардинг(и которой очень идут очки в этом фильме) и Джонатан Риз Майерс. Хочется похвалить обоих за отличную игру — Джулианну за профессионализм, с которым она может сыграть любую роль, а Джонатона, за очень не легкую роль — сыграть нескольких человек, не похожих друг на друга как характером, так и повадками.

Актеры и сценарий — главный козырь фильма. Но главная проблема фильма — выход в прокат. Если бы фильм вышел в 2008 году, а не в 2010,то фильм удивил бы больше и отношение к этому фильму было совсем другое, так как за эти 2 года вышли по настоящему хорошие триллеры, которые могут отнести ‘Убежище’ на второй план.

Итого:По настоящему качественный триллер, который редко увидишь, с отличной игрой актеров, атмосферой, неожиданными поворотами и финалом, но к сожалению вышедший чуть позже, чем планировалось, что немного снижает оценку. Рекомендую посмотреть фильм фанатам мистического жанра и любому, кто заинтересовался. Фильм сойдет для одноразового просмотра.

7 из 10

прямая ссылка

20 июля 2014 | 19:22

Наташенька 22

То, на что ты смотришь, — это и есть то, что ты видишь. (с)

К сожалению, фильм мне удалось посмотреть только сейчас, но, как говорится, лучше поздно, чем никогда, поэтому делюсь своими впечатлениями.

Итак, психиатр Кара Хардинг (Джулианна Мур) предстаёт «разоблачителем» синдрома раздвоения личности. С подобным скептическим отношениям к различного рода аномальным вещам можно встретиться в недавно вышедших фильмах «Экстрасенс» или «Красные огни». Сама проблема интересна. Триллеров о раздвоении личности бесчисленное множество, но в «Убежище» этот синдром предстаёт перед нами под другим углом. Может ли человек, носитель этого синдрома, контролировать своё альтер эго? Кара уверена, что может, и, получив нового пациента (которого сыграл Джонатан Риз Майерс), она воспринимает его как, можно сказать, «симулянта», отдающего отчёт в своих действиях, пытаясь под разными именами уйти от своей неблагополучной жизни. Это теория Кары.

И на протяжении фильма теория главной героини рассыпается как карточный домик. Кара шаг за шагом сталкивается с мистическими, жуткими, странными вещами, для которых у неё просто не остаётся объяснений. И здесь уже психологический триллер плавно перетекает в мистику. Могу сказать, что неплохую мистику. Получилась некая смесь из фильмов «Ключ от всех дверей», «Другие», «Астрал», «Звонок», «Идентификация»( кстати, сценаристом последнего является тоже Майкл Куни, его рука чувствуется в «Убежище»). Нельзя не отметить гнетущую атмосферу и отличное музыкальное сопровождение, а это половина успеха фильмов такого жанра. Некоторые моменты были, действительно, страшные, хотя я смотрела фильм днём.

Актёрская игра была на высоте. Джулианна Мур прекрасно справилась с ролью психиатра-скептика, не уступая Сигурни Уивер из «Красных огней». Очень обрадовал выбор Джонатана Риз Майерса на роль пациента с множественными личностями внутри. Актёру великолепно удались все его перевоплощения, я верила каждому из них.

Что касается самой идеи фильма, с его религиозным подтекстом, я думаю, не стоит принимать всё так близко к сердцу и видеть здесь «пропаганду» веры, давление или даже запугивание. Главное здесь, скорей то, что не на всё в жизни можно найти ответ, не все события поддаются логическому объяснению. Иногда, действительно, нужно просто верить. Ведь мир для каждого такой, каким он его видит. А если мы немного доверимся чему-то иному, непостижимому, кто знает, может быть, мы увидим в этом мире гораздо больше.

9,5 из 10

Почти десять.

прямая ссылка

09 ноября 2012 | 18:07

irinaviw

Спасет только вера.

Еще один фильм повествующий о добре и зле.

После просмотра остается явное ощущение что спастись от зла можно только свято веря в хорошее. Это очень даже не плохой эффект. Может кого-то этот фильм убережет от дурных поступков? Было бы не плохо.

Этот кино вызвало у меня довольно смешанные чувства. Были очень приятные неожиданности. Хорошо когда в фильме есть загадка, тайна.

Данная лента очень динамична, интересна. Не смотря на то что фильм не маленький смотрится довольно легко.

Это кино очень атмосферное. Хорошо получилось нагнетание страха, погружение в нечто ужасное и непонятное.

Осталось несколько вопросов. Вуду показаны добрыми, чуть ли применяющие христианские обряды. Не очень понятен рецепт долголетия бабки-шаманки. С момента ее появления все становится очень запутанным и сложным. Какие-то сплошные несостыковки.

Ну, а если сильно не придираться, то можно признать что фильм достаточно не плох. Хороших триллеров и так мало на экране в последнее время. Этот вполне достойный в своем жанре.

прямая ссылка

18 октября 2011 | 01:38

При выходе в прокат фильм был сразу же и довольно резко раскритикован. Но, чем больше «Пристанище» отдаляется от официального кинопроката, и чем ближе становится к живой аудитории, тем больше положительных отзывов появляется на всех киносайтах. Фильм ‘не пришёлся ко двору’, да и не мог прийтись — по ряду совершенно понятных (после просмотра) причин. Слишком острые и полемичные вопросы в нём затронуты.

В основном критики говорят о том, что сценарий фильма плох, что он весь состоит из штампов, что его спасает лишь участие в фильме звёзд –Джонатана Рис-Майерса и Джулианы Мур. Но уже одно то, что в фильме совсем нет любовной линии, делает его НЕ попсовым. Да, сюжет о докторе-психиатре и его пациенте обыгрывается не в одном фильме ужасов. Вообще сюжетов – не так уж много. Весь смысл в том, как обыграть сюжет, какими наполнить деталями, на чём сделать акцент.

Да, в центре фильма «Пристанище» вопросы эзотерические (и, можно сказать – религиозные), разумеется, это не ново для триллера жанра «ужасы». Но самое главное в том, что в центре всех этих (самых разных) эзотерических вопросов находится КЕЛЬТСКОЕ фольклорное мировоззрение.

У Джонатана Рис-Майерса очень сложная роль, с которой он справился на все сто! Ещё раз подтверждая силу своего актёрского таланта прекрасной пластикой перевоплощений. И, в кои-то веки!, я увидела в роли доктора-психиатра не затянутую в ‘боди’ красотку с акульим маникюром, а живую и обаятельную в естественной красоте женщину. Именно женщину — не девушку, и не секс-символ с гламурной обложки. В лёгкой усталости, и в своей погружённости в заботы о дочери и в науку, и в свои заблуждения, и в стремление по-настоящему помочь больному человеку — Кара Хардинг (Джулиана Мур) прекрасна.

Фильм очень хорош тем, что не даёт конкретного, окончательного ответа. Он просто задаёт вопросы – И ВСЁ. Никакой пропаганды в данном случае нет. Доктор Кара не обращается в фанатичную католичку. Да и образ Ведуньи в фильме далеко не однозначен.

прямая ссылка

06 октября 2011 | 04:52

Отличный атмосферный триллер с налетом религиозности и мистики. Потрясающее начало, но создатели немного не выдержали такую же высокую планку до конца. Может, потому что фильм немного затянут. Есть пару действительно пугающих моментов, особенно когда герой Риза Майерса перевоплощается. Очень натурально сыграно, стоит только удивляться как нужно было долго, наверное, разминать мышцы шеи перед съемками. Обожаю Джулианну Мур. Она отлично справилась со своей ролью. Только не совсем понятна линия противостояния ее и ее отца, это было лишним, можно было показать ее скептицизм и без этого.

В фильме были затронуты вопросы веры и религиозных убеждений. Правдиво показано отношение к этим вопросам ребенка. Дети в отличие от взрослых не столь принципиальны в этих вопросах. В героине Джулианны Мур вообще интересным образом сочетались несочетаемые, на первый взгляд, убеждения. Профессионал психиатр, она верила в науку, а мистические ‘забобоны’ ее не впечатляли. В тоже самое время она искренне верила в Бога, но хладнокровно выносила смертельные приговоры преступникам, сомневаясь в душе в своем диагнозе, что ее потом заставляло успокаиваться горячительными напитками.

Интересно бало наблюдать за ‘смертельной игрой’ между ней и ее новым пациентом.

Спасибо создателям за леденящую душу концовку. Фильм может и на один раз, зато какой!

8 из 10

прямая ссылка

11 августа 2013 | 15:27

Честно говоря, шла на фильм не зная что за жанр, и не пошла на него если бы не заставила подруга, название какое то отталкивающее. Но сказать по правде не пожалела! Уже через 5 минут фильм затягивает, и предает свое загадочное настроение.

Скажу сразу сценарий не банальный. Но многое осталось не понятным, фильм до самого конца держит в напряжении, в воздухе летает мистика, хотя сразу этого не понимаешь, героиня отказывается верить, что это что то сверхъестественное и составляет свои научные версии происходящего, и до последнего думает что все дело в раздвоении личности, пока не начинают происходить откровенно странные и не естественные вещи!

Джонатан Риз Мейерс был великолепен, эмоции, взгляд, подача себя в каждом образе была очень правдоподобно. Прошу заметить, что задача была не из легких, персонажи сами по себе были очень разные, но он справился! Джулианна Мур была слишком спокойна на протяжении всего фильма. Но думаю во всем вина ее героини, так что ее ругать не буду.

Дайан Джонарди с КатиАна Дэвис (ведьма и ее маленькая помощница) составили прекрасный необычный дуэт, хоть они актеры и второстепенные думаю, фильм бы не был таким устрашающим без них.

Что могу сказать в целом шла нехотя, а вышла в очень эмоциональном состоянии, не ожидала.

9 из 10

прямая ссылка

30 апреля 2011 | 12:27

Интересная идея — соединить элементы психологического, мистического триллера, приправить религиозностью со щепоткой хоррора. Получится что-то типа этого фильма.

Как мне кажется, он слишком много на себя пытается взвалить, поэтому слегка, что называется, не вывозит. И мистику и ужасы и психологию и религию и много чего еще. Сначала всё идет как психологический триллер, всё чисто по науке, психиатр пытается разобраться в состоянии здоровья очередного пациента, поставить диагноз, помочь. Чем дальше идет повествование, тем больше становится ясно, что здесь не всё так просто, как кажется. Постепенно в сюжет вплетаются элементы хоррора и мистики, появляются различные пугалки, находится место религиозной теме. И вот уже не терпится узнать, что же происходит здесь на самом деле. Вроде бы всё как надо, но что- то не то. В каких-то моментах не дожали, в каких-то затянули, где-то повествование провисло. И уже впечатление немного смазано.

Все таки фильм годный, имеется интересный сюжет, неплохой, но слегка сумбурный и неровный сценарий, атмосфера, напряжение, правильная, приглушенная цветовая гамма, подходящая этой картине. Актерская игра в целом нормальная, разве что Дж. Мур может получше. Не значит, что она здесь плохо играет, просто, как мне показалось, не полностью выкладывается.

В общем, мне фильм скорее понравился, но отношусь я к нему весьма сдержанно. Нет сожалений о впустую потраченном времени, но пересматривать вряд ли буду, может только если с кем-нибудь в компании.

6 из 10

прямая ссылка

25 февраля 2018 | 18:48

показывать: 102550

31—40 из 50

Диссоциативное расстройство личности: симптомы, лечение

«Расщепление личности» — это термин, который не используется в психиатрической сфере. Правильный термин — «диссоциативное расстройство личности (ДИД)». DID — как и другие типы диссоциативных расстройств — включает симптомы, мешающие психическому функционированию человека.

Юлия Исаева / Getty Images

Что такое диссоциативное расстройство личности (ДИД)?

Диссоциативное расстройство идентичности (DID) — это состояние, характеризующееся наличием двух или более различных состояний личности у одного человека.Каждое из этих состояний личности может иметь уникальное имя и характеристики, включая различный голос, пол и набор манер.

Это состояние психического здоровья, которое раньше называлось расстройством множественной личности, является одним из диссоциативных расстройств, перечисленных в «Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств» (DSM-5).

Использование правильного термина

«Расстройство раздвоения личности» не используется в психиатрической сфере. «Диссоциативное расстройство личности (ДИД)» — правильный термин.

Симптомы

Основным симптомом ДРИ является наличие двух или более различных идентичностей или состояний личности, иногда известных как «альтеры». Смена личности происходит непроизвольно и описывается как нежелательная, вызывающая серьезные страдания или ухудшение здоровья человека с ДРИ.

Другие симптомы могут включать:

  • Чувство отключенности или отстраненности
  • Ощущение нахождения вне собственного тела
  • Неспособность вспомнить определенные события, людей или время
  • Неспособность вспомнить детские воспоминания или личную историю
  • Мысли о самоповреждении или самоубийстве

Диагностика

Как и в случае других психических расстройств, врач ставит диагноз ДРИ на основе критериев, определенных в последней редакции DSM.

Для оценки симптомов пациента собирается подробный анамнез, и симптомы сравниваются с критериями, которые должны присутствовать для обоснования конкретного диагноза ДРИ. Эти критерии включают:

  • Происходит нарушение идентичности с участием двух или более различных состояний личности. Признаки и симптомы расстройства могут наблюдаться другими людьми, или о них может сообщить человек, имеющий симптомы.
  • В памяти постоянно возникают пробелы, связанные с забыванием личной информации, повседневных событий и / или травмирующих событий прошлого.
  • Человек испытывает серьезный стресс или проблемы с функционированием — например, на работе или в социальном плане — в результате таких симптомов, как потеря памяти.
  • Симптомы не являются частью культурной, духовной или религиозной практики, связанной с измененными состояниями сознания.
  • Симптомы не являются результатом употребления психоактивных веществ или состояния здоровья.

Ошибочный диагноз

Симптомы ДРИ могут быть ошибочно приняты за бред или галлюцинации и приняты за психотическое расстройство, такое как шизофрения.

Причины

Хотя наличие в анамнезе переживания травмирующего события не требуется в рамках критериев DSM-5 для постановки диагноза ДРИ, травма почти всегда связана с этим расстройством.

Фактически, некоторые исследования сообщают, что около 90% случаев ДРИ связаны с травмами в анамнезе. Травма может включать:

  • Сильное эмоциональное, физическое или сексуальное насилие
  • Стихийное бедствие (например, торнадо или землетрясение)
  • войны
  • Существенная утрата в раннем возрасте (например, потеря одного из родителей)
  • Длительные периоды изоляции в раннем возрасте (например, социальная изоляция, возникающая во время длительной болезни)

Часто ДРИ является результатом жестокого обращения с детьми.

Лечение

Хотя не существует одного конкретного типа лекарств для лечения ДРИ, лекарства могут быть полезны для управления сопутствующим настроением, тревогой и другими симптомами.

Основное лечение ДРИ предполагает использование различных терапевтических подходов. Некоторые из форм или методов, которые доказали свою эффективность, включают:

  • Психотерапия: Психотерапия, или разговорная терапия, может помочь людям с DID обрабатывать эмоции и обрести контроль над своими симптомами.Цель психотерапии — объединить отдельные состояния личности в более связное ощущение себя.
  • Поведенческая терапия: Два метода поведенческой терапии, которые оказались успешными для людей с ДРИ, — это когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) и диалектическая поведенческая терапия (ДПТ). Эти методы сосредоточены на мыслях и поведении человека и управлении тревожными и подавляющими аффектами (чувствами, эмоциями или настроением).
  • Гипноз: Вместо того, чтобы использовать для выявления вытесненных воспоминаний у людей с ДРИ (как исторически известен гипноз), гипноз может использоваться для облегчения таких симптомов, как воспоминания от посттравматического стрессового расстройства или посттравматического стрессового расстройства.

Факторы риска

Из-за высокого уровня самоубийств среди людей с ДРИ частью эффективного плана лечения является наблюдение за признаками и симптомами повышенного суицидального риска. Более 70% людей с диагнозом ДРИ, которые проходили амбулаторное лечение, пытались покончить жизнь самоубийством.

Копинг

Есть много немедицинских стратегий выживания, которые, как сообщается, помогают людям с ДРИ. Это включает:

  • Работа, чтобы преодолеть обвинение самого себя: Помните, что любая травма, произошедшая в прошлом, не является вашей виной.Кроме того, наличие диагноза психического здоровья не является результатом того, что вы сделали, чтобы заслужить это состояние. Психотерапия и группы поддержки могут помочь вам справиться с незаслуженным чувством вины.
  • Проведите свое исследование: Изучение своего расстройства может помочь вам в принятии решений о лечении, например, стоит ли пробовать гипноз, получить ли вам больше пользы от групповой или индивидуальной терапии — или того и другого — и многое другое.
  • Изучение методов самоуспокоения: Это поможет вам самостоятельно справиться с беспокоящими мыслями и другими симптомами.Воспользуйтесь преимуществами многих видов терапии (таких как КПТ и ДПТ), которые обучают этим практическим и эффективным инструментам, помогающим облегчить симптомы.
  • Создание спокойной внешней среды: Работайте, чтобы убрать беспорядок в своем доме, офисе или других помещениях, практикуя инструменты для улучшения межличностных отношений с друзьями, коллегами и членами семьи.
  • Планируйте заранее и оставайтесь организованными: При таком состоянии, как DID, очень важно отслеживать такие вещи, как, например, когда принимать лекарства и планировать непредвиденный период амнезии.
  • Формирование сети поддержки: Наличие хорошей системы поддержки имеет решающее значение для борьбы с психическим заболеванием, таким как DID; Лучше всего, чтобы в вашей сети было множество людей, с которыми вы можете свободно делиться своими чувствами, например, члены семьи, близкие друзья и поставщики медицинских услуг.

В поисках поддержки

Если вы являетесь членом семьи человека с DID и у вас нет группы поддержки, вы можете посетить страницу Национального альянса по психическим заболеваниям (NAMI) группы поддержки семьи NAMI.Щелкните название штата в раскрывающемся меню, чтобы найти группы личной поддержки в вашем районе или поблизости.

Диссоциативное расстройство идентичности (DID) | Michigan Medicine

Обзор темы

Что такое диссоциативное расстройство личности?

Диссоциативное расстройство личности (ДИД) — редкое психическое заболевание. Когда-то это было известно как расстройство множественной личности. Люди, у которых есть это, имеют две или более разных личности. Но они часто не знают, что существуют другие личности.И они не могут вспомнить то, что происходит, когда другие личности активны.

Что вызывает диссоциативное расстройство личности (ДИД)?

DID может быть реакцией на детскую травму. Люди с ДРИ могут формировать разные личности, чтобы справляться с физической и эмоциональной болью.

Каковы симптомы?

Наличие разных личностей может изменить поведение и вызвать потерю памяти. И это может повлиять на то, как человек думает, чувствует и действует. Люди с ДРИ могут испытывать беспокойство и стресс из-за влияния отдельных личностей на их жизнь.

Как диагностируется DID?

Специалист в области психического здоровья обычно ставит диагноз ДРИ во время лечения человека от других состояний, таких как тревога, депрессия или расстройства, связанные с травмой.

Как лечится?

Консультирование обычно является основным методом лечения ДРИ. Цель состоит в том, чтобы постепенно объединить различные черты личности. Это называется интеграцией.

Лечение может включать:

  • Терапия. Типы могут включать поддерживающую, когнитивную или когнитивно-поведенческую терапию.
  • Гипноз. Это может включать обучение самовнушению и успокаивающим методам.
  • Лекарства. Могут помочь антидепрессанты.

Кредиты

Текущий по состоянию на: 23 сентября 2020 г.

Автор: Healthwise Staff
Медицинский обзор:
Джон Поуп, доктор медицины, педиатрия
Кристин Р. Мальдонадо, доктор философии, психическое здоровье
Кэтлин Ромито, доктор медицины, семейная медицина
Фред Фолькмар, доктор медицины, психиатрия детей и подростков
Лиза С.Weinstock MD — Психиатрия

По состоянию на 23 сентября 2020 г.

Автор: Здоровый персонал

Медицинский обзор: Джон Поуп, доктор медицины — педиатрия и Кристин Р. Мальдонадо, доктор медицины — психическое здоровье, Кэтлин Ромито — семейная медицина, доктор Фред Фолькмар — детская и подростковая психиатрия и Лиза С. Вайнсток — доктор медицины, психиатрия

Диссоциативное расстройство личности | Поведенческое и психическое здоровье

С DID есть две или более личности (или личности) в одном человеке.Основная личность известна как «хозяин». Личности могут вступать во владение в разное время. Они могут заставить вас действовать по-другому. Из-за этого вам может быть трудно вспомнить, что происходило, когда руководила другая личность. Это также означает, что воспоминания или мысли о том, что произошло, могут быть разными. Они зависят от того, какая личность была доминирующей в то время.

Каждая личность имеет свою индивидуальность. Они могут иметь другой возраст, расу или пол, чем вы. Различных личностей часто называют «альтернативными личностями» или просто «изменниками».»

Причины DID

В большинстве случаев DID, травма вызывает развитие состояния. DID работает как инструмент выживания, помогая людям справиться с чрезвычайно стрессовыми или ужасающими жизненными событиями. Когда эти события происходят, человек может начать рассматривать их так, как будто они происходят с другим человеком — или с другой личностью. Ощущение, что пугающее событие не произошло с ними, позволяет людям избежать негативных эмоций, вызванных этим событием.

Факторы риска для DID

DID часто происходит из-за детской травмы.У детей, которые выросли в условиях жестокого обращения с детьми или которые неоднократно подвергались жестокому обращению, чаще всего проявляются симптомы. Насилие могло быть физическим, сексуальным или эмоциональным.

DID также может появиться у детей или взрослых, перенесших другие виды травм. Эти события могут включать:

  • Война
  • Пытки
  • Похищение
  • Стихийные бедствия

Симптомы DID

Основным симптомом DID является разделение или множественность личностей. К другим признакам относятся:

  • Проблемы со сном или такие вещи, как лунатизм и кошмары
  • Потеря времени и незнание того, где вы были или что произошло
  • Делаете то, что вы не хотите делать, но не можете остановить
  • Беспокойство и панические атаки
  • Алкоголь и наркотики
  • Суицидальные мысли
  • Расстройства пищевого поведения
  • Галлюцинации
  • Колебания настроения
  • Депрессия
  • Амнезия

Многие люди, у которых ДИД, кажется, будто они просто наблюдают за окружающим миром.Им может казаться, что они не живут в мире, за которым смотрят.

Диагностика DID

Если ваш врач видит некоторые симптомы DID, первое, что он может сделать, это провести тесты, чтобы исключить физическое состояние. Это включает в себя тестирование на что-то вроде травмы головы, недосыпания, заболеваний мозга и других возможных состояний. Некоторые из этих других состояний могут вызывать такие симптомы, как потеря памяти, что также происходит с DID.

Если ваш врач не обнаружит каких-либо физических проблем, он может направить вас к специалисту по психическому здоровью.Их диагноз основан на следующем:

  • Какие симптомы вы проявляете
  • Насколько хорошо вы функционируете на работе, дома или в школе
  • Вопросы о ваших мыслях и чувствах по поводу определенных вещей

Ваш специалист по психическому здоровью может также попросить вашего разрешения поговорить с членами семьи или другими близкими вам людьми. Это поможет им лучше понять, что происходит в вашей жизни. Затем они используют рекомендации из книги, изданной Американской психиатрической ассоциацией.Это помогает им узнать, есть ли у вас DID. Соблюдение некоторых или всех рекомендаций — вот способ постановки диагноза.

Лечение DID

Лечение DID часто занимает много времени. От этого не существует набора лекарств. Но с действенной помощью можно почувствовать себя лучше. Некоторые из процедур включают:

  • Гипнотерапия, когда вы находитесь в расслабленном состоянии, которое может помочь вам быть более восприимчивым к предложениям, которые помогут вам с вашим поведением
  • Психотерапия или разговорная терапия, когда вы разговариваете с терапевтом, который вам помогает преодолеть модели поведения и мышления
  • Другие формы терапии, например арт-терапия

Нет никаких лекарств, которые лечат ДРИ.Ваш врач может назначить лекарства, которые помогут контролировать некоторые из ваших симптомов. Сюда могут входить успокаивающие, антипсихотические или антидепрессанты.

Восстановление от DID

Лекарства от DID нет. Это означает, что вам может потребоваться лечение в той или иной форме на всю жизнь. Важно оставаться верным своим терапевтическим процедурам. Также важно найти терапевта, с которым вам будет комфортно. Не бойтесь брать интервью у нескольких, чтобы найти то, что вам подходит.

Диссоциативное расстройство личности

Диссоциация — обычная естественная защита от детских травм.Столкнувшись с жестоким обращением, дети могут отстраниться от полного осознания травмирующего опыта. Диссоциация может стать защитным паттерном, который сохраняется во взрослой жизни и может привести к полноценному диссоциативному расстройству.

Ранее известное как расстройство множественной личности, диссоциативное расстройство идентичности (DID) — это состояние, при котором у человека есть два или более различных состояния идентичности или личности, которые могут чередоваться в пределах его сознательного осознания. Различные состояния личности обычно имеют разные имена, идентичности, темперамент и самооценку.По крайней мере, две из этих личностей неоднократно заявляют о себе, чтобы контролировать поведение и сознание пострадавшего, вызывая длительные провалы в памяти, которые намного превышают типичные эпизоды забывания. Кроме того, необходимо исключить физиологические состояния, такие как прямые эффекты от употребления психоактивных веществ или общие медицинские состояния, такие как судороги.

Удар

Наличие близкого человека с ДРИ может быть болезненным, сбивать с толку и вызывать самые разные эмоциональные реакции.Если вы узнаете о жестоком обращении, вы можете почувствовать гнев, беспокойство, грусть или отвращение, а также сочувствие и беспокойство. Может быть трудно отслеживать все личности (или «альтеры»), если вы их испытали. Часто люди с ДРИ не могут сказать, какой из альтеров отсутствует в данный момент, и не ожидают, что их близкие тоже узнают об этом. Главное приспособление для родственников и друзей — постоянное переключение между личностями. Интеграция может привести к значительным изменениям в личности, поскольку различные изменения растут и резко меняются.Хотя вы можете чувствовать, что человека, которого вы знали, больше не существует, часть, которую вы знали до интеграции, все еще существует. Теперь вы знаете о нем больше.

Причины

Считается, что основной причиной ДРИ является тяжелая и продолжительная травма, полученная в детстве, включая эмоциональное, физическое или сексуальное насилие.

Считается, что развитие диссоциативного расстройства идентичности является результатом нескольких факторов:

  • Периодические эпизоды тяжелого физического, эмоционального или сексуального насилия в детстве.
  • Отсутствие безопасных и питательных ресурсов для подавляющего насилия или травм.
  • Способность легко диссоциировать.
  • Развитие стиля совладания, помогающего во время бедствия, и использование расщепления как навыка выживания.
  • Хотя жестокое обращение имеет место часто, нельзя предполагать, что к нему причастны члены семьи.

Симптомы

Многие симптомы ДРИ сходны с симптомами других физических и психических расстройств, включая злоупотребление психоактивными веществами, эпилептические припадки и посттравматическое стрессовое расстройство.

Общие симптомы ДРИ включают:

  • Неспособность вспомнить детство по большей части.
  • Необъяснимые события и неспособность осознавать их (например, найти себя где-то, не помня, как вы туда попали, или новую одежду, о покупке которой вы не помните).
  • Частые приступы потери памяти или «потерянного времени».
  • Внезапное возвращение воспоминаний, как в воспоминаниях и / или воспоминаниях о травмирующих событиях.
  • Эпизоды чувства оторванности от тела и мыслей.
  • Галлюцинации (сенсорные переживания, которые не являются реальными, например, слышание голосов, говорящих с вами или разговоров внутри вашей головы).
  • «Вне тела» переживания.
  • Попытки самоубийства или членовредительства.
  • Временные различия в почерке.
  • Изменение уровня функционирования с высокоэффективного на почти отключенное.

У людей с DID также могут быть проблемы с:

  • Депрессия или перепады настроения.
  • Тревога, нервозность, панические атаки и фобии (воспоминания, реакции на раздражители или «триггеры»).
  • Расстройства пищевого поведения.
  • Необъяснимые проблемы со сном (например, бессонница, ночные кошмары и ходьба во сне).
  • Сильные головные боли или боли в других частях тела.
  • Сексуальная дисфункция, включая сексуальную зависимость и избегание.

Обращение за помощью

Диагноз ДРИ требует медицинского и психиатрического обследования, которое может включать в себя конкретные вопросы о диссоциации, длительных собеседованиях и ведении журналов между посещениями. Специально разработанные анкеты используются для скрининга и диагностики ДРИ.

Обратитесь за профессиональной медицинской помощью, если у вас (или у вашего любимого человека) значительная необъяснимая потеря памяти, хроническое ощущение, что ваша личность или мир вокруг вас нечеткий или нереальный, и вы испытываете серьезные изменения в поведении в состоянии стресса.При появлении серьезных мыслей о самоповреждении, самоубийстве или убийстве следует немедленно обратиться за неотложной помощью.

Раннее вмешательство и психотерапия при переживании жестокого обращения / травмы как у детей, так и у взрослых могут помочь предотвратить формирование диссоциативных симптомов и диссоциативных расстройств.

Вмешательство и лечение

Без лечения DID может прослужить всю жизнь. Хотя лечение ДРИ может занять несколько лет, оно эффективно. Люди с ДРИ могут обнаружить, что они лучше справляются с симптомами в среднем зрелом возрасте.Стресс, злоупотребление психоактивными веществами, а иногда и гнев могут вызвать рецидив симптомов в любой момент. В качестве хорошего стандарта лечения люди с ДРИ должны лечиться у специалиста по психическому здоровью, имеющего специальную подготовку и опыт работы с диссоциацией. Поскольку физическое заболевание иногда может имитировать психологическое расстройство или способствовать ему, требуется полное медицинское обследование у врача, когда есть опасения по поводу физического состояния. При серьезных расстройствах настроения и психических заболеваниях необходима консультация психиатра.

  1. Психотерапия. Лечение ДРИ состоит в основном из индивидуальной психотерапии и может длиться в среднем от пяти до семи лет у взрослых. Индивидуальная психотерапия — это наиболее широко используемый метод в отличие от семейной, групповой или парной терапии. Основная цель лечения — интеграция отдельных состояний личности в одну сплоченную, единую личность, если только человек с ДРИ не готов или не мотивирован работать с травмой.Психотерапия диссоциативных расстройств часто включает методы, которые помогают справиться с травмой, которая вызывает диссоциативные симптомы. Лечение может включать в себя следующие этапы: обнаружение и «картирование» изменений или частей; лечение травмирующих воспоминаний и «слияние» альтеров; и консолидация вновь интегрированной личности.
  2. Семейная терапия рекомендуется, чтобы помочь рассказать семье о ДРИ и его причинах, понять изменения, которые могут произойти по мере реинтеграции личности, а также помочь членам семьи распознать симптомы рецидива.Семейная терапия для человека с ДРИ может вызвать серьезные негативные и травматические воспоминания о других членах семьи, что может помешать клиническому прогрессу.
  3. Групповая терапия может быть полезной в дополнение к индивидуальной терапии, при условии, что группа предназначена исключительно для людей с диссоциативными расстройствами. У людей с ДРИ иногда случаются неудачи в группах смешанной терапии, потому что переключение личности может беспокоить или беспокоить других.
  4. Лекарства. Не существует лекарства для лечения ДРИ, поскольку это не органическое заболевание или химический дисбаланс. Однако антидепрессанты и анксиолитики могут помочь при расстройствах настроения.
  5. Клинический гипноз. Несмотря на споры о терапевтах, имплантирующих ложные воспоминания путем внушения, клинический гипноз может использоваться в сочетании с психотерапией, если его безопасно проводит обученный терапевт. Гипноз может помочь клиентам получить доступ к подавленным воспоминаниям, контролировать проблемное поведение, такое как членовредительство и расстройства пищевого поведения, а также помочь объединить изменения в процессе интеграции.

Найдите терапевта в вашем районе с помощью локатора терапевтов AAMFT

Что такое множественное расстройство личности? — Центры лечения BrightQuest

В настоящее время не существует лекарства от расстройства множественной личности. Но с помощью лечения можно облегчить симптомы и уменьшить нарушения в повседневной жизни.

Лечение обычно включает комбинацию разговорной терапии и лекарств. Разговорная терапия обычно направлена ​​на попытку объединить или повторно объединить сломанную идентичность.Преобладает мнение, что идентичность ломается в детстве и у детей, которые подвергаются чрезвычайно стойким травмам, жестокому обращению и / или опасным для жизни переживаниям. Этим детям также часто не хватает адекватных безопасных, воспитывающих ресурсов, чтобы справиться с этими травмирующими ситуациями, и они отключаются, чтобы справиться с ними. Во время этой диссоциации переживание «кажется», что оно происходит с кем-то еще, а не с ребенком.

Некоторые профессионалы утверждают, что, поскольку дети еще не полностью интегрировали свою идентичность, диссоциация препятствует интеграции идентичности или вызывает ее расщепление.Цель психотерапии — деконструировать каждую расщепленную личность и воссоединить ее с основной идентичностью. Конкретные типы разговорной терапии сосредоточены на работе с травмами и злоупотреблениями каждой личности, разработке стратегий выживания и достижении нескольких целей:

  • Для предотвращения дальнейших травм
  • Для стабилизации эмоций
  • Для объединения и интеграции личностей
  • Для установления отношений между личностями (когда интеграция невозможна)

Иногда повторное объединение или повторная интеграция невозможно.В таких ситуациях цель состоит в том, чтобы создать гармоничную среду, в которой оставшиеся личности работают вместе таким образом, чтобы они могли лучше функционировать в повседневной жизни.

Лекарства обычно используются для лечения симптомов, связанных с другими расстройствами психического здоровья, а не для лечения диссоциативного расстройства личности. Обычно лекарства от тревожности используются для лечения тревоги, антидепрессанты для лечения депрессии и нейролептики для лечения слуховых или зрительных галлюцинаций.

Терапевты, прошедшие повышенную подготовку или специализирующиеся на состояниях, связанных с травмами, могут быть полезны в лечении диссоциативного расстройства идентичности. Долгосрочный уход в интернатном учреждении также может быть очень эффективным вариантом.

Наша программа лечения →

Жизнь с диссоциативным расстройством идентичности — не что иное, как «раскол»

  • Наличие «раздвоения личности» называется диссоциативным расстройством личности.
  • Разделенные личности известны как «альтеры», в то время как тело является «хозяином» или «системой».»
  • DID ошибочно изображается в фильмах, на телевидении и в книгах как связанный со злом.
  • В большинстве случаев жертвами злоупотреблений становятся люди с DID, а не злоумышленники.
  • Посетите домашнюю страницу Business Insider, чтобы еще рассказы
Идет загрузка.

Вы когда-нибудь читали страницу книги, но теряете сознание и не вспоминаете ничего, что только что прочитали? Вы когда-нибудь едете по знакомому маршруту только для того, чтобы понять, что на самом деле все время не сосредотачиваетесь на дороге? Это своего рода диссоциативное расстройство личности (ДИД).Единственная разница в том, что это происходит постоянно, и в эти моменты кто-то другой берет верх.

Ненасильственные и, казалось бы, нормальные анекдоты, подобные этим от людей, которые имеют диссоциативную идентичность — или «альтеры» — очень далеки от персонажей, представленных в «Сплите», новом фильме с Джеймсом МакЭвоем в главной роли в роли человека с 24 индивидуальных личности.

В кульминации фильма Кевин (МакЭвой) трансформируется в «Чудовище», одно из его альтернетов. Зверь обладает сверхчеловеческой скоростью, силой и ловкостью, очевидно уникальными для его проявления, а также убивает и пожирает людей, предполагая, что человеческое тело может биологически приспособиться к опасному и психопатическому изменению.

Хотя фильм развлекательный, он не является реалистичным изображением DID и может причинить вред людям, живущим с настоящим расстройством. Одно из распространенных заблуждений относительно DID состоит в том, что тот, у кого он есть, не является «самим собой» в 100% случаев. Фактически, такие понятия, как «я», «я» или «я», могут быть довольно сложными для определения.

Согласно «Руководству по диагностике и статистике психических расстройств» или DSM-IV, DID официально признается психиатрическим диагнозом, и пациент должен показать как минимум две индивидуальные личности или личности, которые обычно контролируют поведение человека.Наряду с этим также наблюдается потеря памяти, выходящая за рамки обычной забывчивости, и каждое изменение может отображать широкий спектр черт, таких как фобии или расстройства настроения.

Все люди, с которыми беседовал Business Insider, которые назвали себя ДИД, сказали, что в какой-то момент своей жизни они подвергались жестокому обращению. Роберт Т. Мюллер, профессор клинической психологии Йоркского университета в Торонто, имеющий более чем 20-летний опыт работы с людьми с ДРИ, объяснил, как эти два аспекта связаны.

«Практически неслыханно, что у вас есть клиент с расстройством множественной личности, у которого не было значительной травмы привязанности» или психологической травмы, такой как жестокое обращение со стороны опекуна, например, родителя, — сказал он.

Несколько исследований обнаружили взаимосвязь между детской травмой и диссоциацией, например, работа Бетани Брэнд, которая признала наличие разногласий по поводу расстройства и изучила независимые файлы и полицейские записи. Она обнаружила, что все люди с ДРИ постоянно получали тяжелые детские травмы, и с тех пор исследования были последовательными.

«Split» в некоторой степени затрагивает тему жестокого обращения с детьми, объясняя, что личности Кевина начали проявляться, чтобы помочь ему справиться с жестоким обращением с матерью, страдающей обсессивно-компульсивным расстройством ( ОКР ). Однако, как фильм ужасов, он не может точно передать DID.

Вот истории четырех людей с множеством альтеров, которые объясняют, каково на самом деле жить с множеством голосов — иногда конкурирующих и противоречащих друг другу — в их собственных головах.Однако важно помнить, что это личные истории, и каждый, кто имеет дело с определенным психическим заболеванием — точно так же, как любой, кто имеет дело с отдельным физическим заболеванием — имеет уникальный опыт.

Shutterstock

История Дженнифер *

В системе Дженнифер четыре человека — так люди с ДРИ иногда называют себя коллективными — и трое из них намного моложе.Дженнифер 39 лет, Эмили * 3 года, Кэролайн * 7, а Элоизе * 16. Она хотела, чтобы ее имя и местонахождение оставались анонимными, так как диагноз поставили ей совсем недавно.

Дженнифер считает, что она начала диссоциацию примерно в 3 года, чтобы попытаться избежать вспыльчивого характера и жестокого обращения со стороны своей психически неуравновешенной матери. Для этого она видит в своих альтерах своих спасителей.

«Мой отец никогда не заступался за меня, поэтому я чувствовала себя беззащитной и одинокой», — вспоминает она. «Без Элоизы я бы не выжил в этом доме.Без моих алтарей я бы не выжил — точка ».

Для Дженнифер ее алтари защищали ее, когда никто другой не мог. Например, она сказала, что Элоиза была личностью, которая наконец начала сопротивляться. Очевидно, она упрямая , жестокий и очень защищающий сорванец из всех, кто любит боевые искусства, охоту и все военное. Это не могло быть дальше от Дженнифер, которая является либеральной, которая любит животных и подумывает о карьере массажиста для собак. Элоиза, Дженнифер сказала, что это смешно.

Кэролайн наиболее обременена из всех альтер, вероятно, потому, что она присутствовала в большинстве случаев насилия. Она никому не доверяет, даже самой Дженнифер, над которой, как говорят, они работают в терапии.

Несмотря на все различия, Дженнифер и ее альтеры нашли золотую середину, слушая друг друга и узнавая, как они могут помочь друг другу.

«Я научилась смотреть в лицо Элоизе, слушать ее и обращаться с ней как с равной, и, похоже, это сделало наши отношения более управляемыми», — сказала Дженнифер.«Если есть какие-то трения, мы говорим об этом спокойно, а не кричим друг на друга, как раньше.

« Система работает, только если мы все уважаем друг друга и всем даем «эфирное время», чтобы высказать свои мысли и чувства. Я никогда не спорил с Эмили или Кэролайн; поскольку они такие молодые, они склонны смотреть на меня как на родительскую фигуру, поэтому их легко советовать и направлять ».

История Рича

Рич, 38-летний фермер из Калифорнии, в возрасте 14. Сейчас у него три алтаря, но он сказал, что раньше было намного больше.В конце концов, сказал он, эти другие изменения стали неотъемлемой частью его личности.

Теперь остались только он (Рич), Бобби (женщина) и Фред (новичок). Для него его диссоциация была путешествием, которое началось с его постепенного ухода от реальности, к видению вещей от третьего лица и, наконец, к разделению на другие отдельные личности.

«Я не чувствовал ничего, что происходило со мной, и иногда я получал внетелесный опыт и даже выходил из комнаты», — объяснил он.«Позже в жизни мои диссоциативные эпизоды были сильнее, за неимением лучшего слова. У меня была амнезия, и, в зависимости от ситуации, я вел себя по-другому и даже использовал другие имена. со мной не происходило ».

Рич сказал, что с ним также плохо обращались, когда он был молод. Он оставался с няней большую часть своего детства, поскольку его родители работали, и он подвергался сексуальному и эмоциональному насилию, и он чувствует, что, вероятно, не Мне еще не удалось восстановить все воспоминания того времени из-за диссоциации.

«Мне кажется, что я смотрю фильм, когда пытаюсь вспомнить, что делал, когда жил в этом городе», — сказал он.

Рич женат и сказал, что его жена и Бобби очень хорошо ладят и даже иногда вместе ходят по магазинам. Он думает, что Бобби, скорее всего, останется сейчас здесь, а не исчезнет, ​​как многие другие его альтеры, потому что теперь он «комфортно и счастлив».

«Я никогда не производил точного подсчета, но я мог сосчитать больше 10 и чувствовал, что их было больше», — сказал Рич.«Это включает в себя альтеры, которые были просто контейнерами для воспоминаний, и фрагменты, которые выполняли единственную цель».

Например, поскольку он борется с едой, единственная цель алтаря — убедиться, что он ест.

«Я — это — ночью тайком прятал, — сказал он. «У меня также была навязчивая идея мытья рук. Эта черта перешла ко мне, когда она интегрировалась».

История Дрю

Дрю за 40, он живет и работает полный рабочий день графическим дизайнером в крупном мегаполисе на Среднем Западе США.В его системе около семи альтеров, из которых он единственный мужчина. Он тоже в женском теле, но не считает себя трансгендером — более того, у него есть гендерная дисфория . Дрю был поставлен диагноз ДРИ в 20 лет.

В число альтеров Дрю входят Софи *, ведущая в возрасте 41 года, Клэр, 23 года, Иден, 17 лет, Рейн, 12 лет, и пара более молодых людей, которым около 4 и 8 лет. , но это оценка.

«Я не люблю называть нас, особенно детей, точное число, потому что ходят слухи, что есть другие спрятанные», — сказал Дрю.«Когда вы думаете, что знаете всех, но затем сталкиваетесь с кем-то, кого не знаете, это действительно ставит всех в тупик».

Дрю сказал, что все они очень разные люди и все появились в разное время. У многих из них есть воспоминания о жестоком обращении в детстве и разные воспоминания о том, что с ними произошло.

«Некоторые воспоминания о жестоком обращении даже« разделены »таким образом, что один вспоминает только сильные чувства, такие как стыд и страх, тогда как кто-то другой вспоминает в основном физическую боль», — сказал Дрю.«Совместная работа над тем, чтобы поделиться этими воспоминаниями друг с другом и интегрировать переживания в законченное повествование, — это то, что мы считаем конечной целью».

Ни у кого из альтеров нет никакого желания стать одним человеком, сказал он, «если бы это было вообще возможно, а мы в это не верим».

Дрю считает, что его алтари могли появиться как способ справиться с эмоциональным и физическим насилием, а также с пренебрежением и психологическим вредом, а это означало, что не было безопасного места, куда можно было бы отползти. По словам Мюллера, расщепление и диссоциация могут быть защитным механизмом, таким как игра в опоссума или сосредоточение своего разума, только это доведено до крайности.

На протяжении многих лет Дрю и другие упорно трудились над тем, чтобы быть со-сознательными, что он описывает как «состояние, в котором один человек« отключен », но другие также осознают, что происходит». Таким образом, хотя кто-то не может вспомнить походы в магазины как воспоминание от первого лица, они будут осознавать то, что произошло, как ощущение «мы ходили в магазины».

У них также есть свои зоны, где каждый предпочитает брать на себя инициативу. Например, Клэр очень хорошо организована и поэтому берет на себя большинство повседневных дел на работе.Софи и Рейн — «художники», и оба они очень креативны. Дрю практичен и логичен, и, как он признает, немного контролирующий.

«У нас есть довольно четко очерченные области знаний, которые помогают нам большую часть времени работать совместно», — сказал он. «Иногда бывает много криков или, по крайней мере, громких мнений».

История Джесс

Джесс учится на переводчика для глухих. Ей 34 года, она из Огайо и работает неполный рабочий день официантом в ресторане.

Джесс был диагностирован ДРИ в 25 лет, и она видит свою диссоциацию несколько иначе, чем другие, в том смысле, что она не верит , что у любого человека действительно есть только одна личность. Она сказала, что младенцам требуется много времени, чтобы понять свое пространственное окружение и даже то, что они собой представляют, и поэтому мы развиваем идентичность по мере роста, «через опыт и открытие отношения себя к окружающей среде».

Что касается ее системы, она сказала, что существует три хозяина: посттравматическая Джесс, диссоциативная Джесс ** (которая использует две звездочки для обозначения изменений внутри нее) и нормальная Джесс, а также 15 альтеров, содержащихся в трех группах.Всего 18 человек.

Джей, Морриган, ЕваМари, Моргана и Эржебет во взрослой группе, Сюзи, Джун и Бел в группе подростков, затем Изумруд, Сапфир, Элоиза и Конни, которые являются детьми.

Есть еще три «нечеловеческих» альтера, которые, по словам Джесс, помогли ей пережить травму. Это Кики, кошка, которая отвлекает от реальности как человек, Зои, спрайт, похожее на фею существо, и Джастис, ее ангел-хранитель. Джесс обсуждает их, свои чувства и мысли в своем блоге.

Она точно не знает, когда была создана каждая личность, но она знает, что была очень молода, потому что именно тогда началось сексуальное насилие со стороны ее брата.

«Я чувствую, что каждый раз, когда я оказываюсь в невыносимой ситуации, я ухожу, и там будет кто-то другой», — сказала Джесс. «Я считаю, что сначала они были как пустая оболочка, и чем больше они выходили, тем больше они росли и учились, как и любой ребенок».

По словам Джесс, объединение всех внутренне — самый сложный навык для овладения, тем более, что все ее альтеры различаются по возрасту, имеющимся у них воспоминаниям и их эмоциональным реакциям на ситуации.У некоторых даже очень отчетливые выражения лица, голоса и уникальный язык тела.

Проблема с DID, по ее словам, — это когда что-то вызывает диссоциацию, и она внезапно перестает «присутствовать» и теряет время.

«Вы попадаете в места, где вы не знаете, как вы туда попали, ваши планы, которые вы должны были реализовать, не выполняются. Иногда что-то пропадает или оказывается неуместным», — сказала Джесс. «Есть много проблем, но они действительно уникальны для каждого человека.

«Самое сложное в жизни — просто прожить ее, — говорю я.Это большая работа, чтобы собрать всех здесь на одной странице ».

Универсальный

Проблемы быть более чем одним человеком

Диссоциация может сопровождаться множеством проблем, но одной из самых сложных может быть потеря памяти.Дженнифер, например, рассказывала о том, как ее партнер расстраивался из-за того, что она забывала разговоры, которые у них были до этого три или более раз.

«Я обнаружил, что делаю что-то, не осознавая, что сделал — ничего зловещего — мирские вещи, как будто я каким-то образом обнаружил, что у меня в руке что-то, что, как я знаю, было в другой комнате, на другом этаже в дом, но не помню, как забирала его », — сказала она.

«Я могу забыть целые фильмы, я могу забыть книгу в считанные дни после ее прочтения.Я даже могу забыть целые дни поездок, которые я совершил со своим партнером ».

Рич вспомнил похожие события. Иногда он встречает людей, а позже не помнит, когда увидит их снова, что может сбивать с толку других, а иногда может быть неверно истолковано как грубость.

Дрю сказала, что Софи в своем дневнике называет потерянное время «искажением времени», когда она была моложе и до того, как ей поставили диагноз ДРИ. Это как ехать и пропустить поворот из-за того, что вы на автопилоте, но это случается, по-видимому, в случайное время.

«Я могу внезапно понять, что разговариваю с человеком, которого я не знаю, или что я нахожусь в незнакомой части города, держу сумку для покупок с вещами, которые я не помню, чтобы покупал», — сказал Дрю.

Джесс сказала, что обычные дни могут закончиться как игра в Cluedo (Clue), пытающуюся выяснить, «кто это сделал».

«У меня темное чувство юмора, которое заставляет меня продолжать», — сказала она. «У всех все по-разному, но я уверен, что все мы проводим дни, просто пытаясь придерживаться расписания между всеми нами.«

Еще одна проблема — это что-то столь же простое, как смотреть в зеркало и определять самоощущение.

« Смотреть в зеркало и не узнавать себя тоже немного сбивает с толку, но я выросла, чтобы принять это сейчас », — сказала Дженнифер. «Или я должен сказать, что другие привыкли не узнавать себя, поскольку отражение в зеркале принадлежит физическому хозяину, мне, Дженнифер *».

Выбор фильмов с участием DID не внушает особого доверия.Google

Что они хотят, чтобы вы знали

Одна из основных проблем «Сплита», как и других фильмов о DID, заключается в том, что они изображают одного или нескольких АЛЬТЕРСОВ как зло. Вам просто нужно ввести в Google термин «фильм с множеством личностей», чтобы увидеть зловещие, задумчивые заголовки и обложки, сопровождающие эту тему.

По словам Мюллера, на самом деле это почти всегда неправда.Подавляющее большинство людей с ДРИ не имеют альтер-эго, которое позволяло бы им предаваться дурным желаниям.

У Дрю есть друзья с DID, и он сказал, что изображение в средствах массовой информации, возможно, даже способствовало тому, что люди боялись собственных изменений, но все сводится к отсутствию понимания и готовности слушать.

«Все, кого я знал с DID, имели альтеров, которые считались« злыми »или« плохими »остальной частью системы, только для того, чтобы понять, что эти люди на самом деле очень сильно раненые дети, которым было поручено носить с собой большая часть печали, гнева и боли, связанных с насилием », — сказал он.«Люди просто боятся всего, чего не понимают, и из-за того, что они разные, людей легко превратить в монстров».

Мюллер сказал, что идея о том, чтобы АЛЬТЕРЫ были драматичными или яркими на телевидении и в кино, могла возникнуть из-за того, что часто есть несовершеннолетняя роль, которая по-детски относится к своему подходу к миру, а затем очень агрессивный «преследователь».

«[Это] часть, которая на самом деле хочет мучить себя, но для человека, когда он в роли преследователя, он чувствует себя сильным, а его жестокость — сильным», — сказал Мюллер.

Это не означает, что альтер хочет нанести ущерб кому-либо еще, поскольку обычно это средство наказать себя. По словам Мюллера, как и некоторые другие жертвы жестокого обращения, люди с ДРИ также могут иметь очень низкую самооценку и самооценку.

Что касается того, существует ли «лукавый», Мюллер сказал, что это интересно, потому что в некотором смысле DID почти литературен.

«Что-то вроде Джекила и Хайда, что-то, что является воплощением метафоры: наши разные части и то, как мы имеем разные стороны от самих себя, и как мы не показываем людям наши уродливые стороны, и мы представляем определенный путь к мир «, — сказал он.

«Человеческий разум примечателен»

Людям, состоящим в отношениях с теми, кто ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО видеть их агрессивные стороны, может быть страшно, но это потому, что это дезориентирует видеть в любимом человеке совершенно другого человека, а не бояться чего-то другого. они сделают с вами. Дженнифер сказала, что ей никогда не приходило в голову причинять кому-либо вред, потому что она знает, каково это — бояться обидчика.

«Мы ни в коем случае не опасны — у нас больше шансов причинить вред себе и другим людям, чем кому-либо», — сказала она.«Мы пережили столько страданий, что причинить боль кому-либо еще — это последнее, чего мы когда-либо хотели бы».

Страдание является неотъемлемой частью DID, потому что оно тесно связано с посттравматическим стрессовым расстройством. Определенные триггеры могут заставить кого-то диссоциировать, например, громкие звуки, повышенные голоса или вид фланелевых рубашек, в случае Мэтта, у которого есть DDNOS, форма диссоциации, и который ведет блог о своем опыте.

Теперь, когда Мэтт стал взрослым, его разум открывает ему все больший и больший доступ к своему прошлому и жестокому обращению, через которое он прошел в детстве, благодаря терапии и, наконец, выяснению того, почему у него было столько чувств депрессии внутри себя.

«Это защитный механизм, и это очень хорошо, потому что наш мозг такой потрясающий», — сказал он. «Травма случилась, когда я был ребенком, но я начал с ней справляться только 30, 35 лет спустя.

« Все эти воспоминания хранились в коробке из-под обуви в нижнем углу туалета моего разума … Затем, когда вы начинаете рыться в завалах и вспоминать воспоминания, ваш мозг говорит: «Хорошо, теперь вы можете справиться с этим воспоминанием, поэтому я собираюсь дать вам кусочки и кусочки этой гигантской головоломки.'»

DID — это невероятный инструмент выживания, а не то, чего следует бояться. К сожалению, как способ справиться с травмой, которая спасла их в детстве, люди с DID перенесли его через эту стадию. Однако все, с кем я говорил, ДИД был хорошо осведомлен об их расстройстве и их недостатках, и у него было то же самое сообщение: мы люди, только немного другие.

«Мы просто хотим, чтобы они знали, что мы не монстр, просто потому, что у нас есть DID-диагноз, — сказала Джесс.«Мы можем быть системой, состоящей из множества людей, но мы такие же люди, как и вы … ДЕЙСТВИТЕЛЬНО переживания были личными и столь же разными, как и количество разных людей в мире».

В конечном счете, Рич просто хотел бы, чтобы люди были немного более терпеливыми.

«Короче говоря,« у меня диссоциативное расстройство. Пожалуйста, простите мою забывчивость », — сказал он.

* Некоторые имена изменены для анонимности по просьбе интервьюируемого.

Могут ли люди иметь несколько личностей?

IN THE SHOWTIME series United States of Tara , актриса Тони Коллетт играет Тару Грегсон, мать из Канзаса, страдающую диссоциативным расстройством личности (DID), ранее известным как расстройство множественной личности.Как и в случае с другими с ДРИ, Тара непредсказуемо колеблется между различными личностями, часто называемыми АЛЬТЕРАМИ, над которыми у нее нет контроля. Один из них — кокетливый и яркий подросток, другой — традиционная домохозяйка 1950-х годов, а третий — шумный ветеран войны во Вьетнаме.

Многие фильмы, такие как Три лица Евы (1957) и Я, я и Ирэн (2000), аналогичным образом изображают людей как обладающих более чем одной личностью.Некоторые из них даже путают DID с шизофренией [см. «Жизнь с шизофренией» Скотта О. Лилиенфельда и Хэла Арковица; Scientific American Mind , март / апрель 2010 г.]. Даже в пересмотренном четвертом издании диагностического руководства Американской психиатрической ассоциации, опубликованном в 2000 году, основные характеристики расстройства определяются как «наличие двух или более различных идентичностей или состояний личности». Тем не менее, несмотря на широко распространенное популярное — и профессиональное — изображение этого расстройства, исследования ставят под сомнение идею о том, что кто-то действительно обладает более чем одной личностью.

Резкие различия
Множество доказательств подтверждают идею о том, что DID — это не просто подделка, и что большинство людей с этим заболеванием убеждены, что у них есть один или несколько альтеров. Хотя у некоторых пациентов с ДРИ есть только одно изменение — так называемое раздвоение личности, — большинство сообщают о наличии нескольких. В опросе, проведенном в 1989 году психиатром Колином Россом, работавшим тогда в Чартерной больнице Далласа, и его коллегами, среднее количество альтеров составляло 16. Интересно, что это же количество альтеров, предположительно принадлежащих Ширли Арделл Мейсон, женщине, известной как Сибил в бестселлере 1973 года и в двух снятых для телевидения фильмах, популяризирующих диагноз расстройства множественной личности.(Позже появились данные, свидетельствующие о том, что главный терапевт Сибиллы поощрял ее проявлять множественность личностей, создавая огромную сенсацию.) В редких случаях количество альтеров может достигать сотен или даже тысяч.

Различия между альтерами могут быть просто поразительными. Альтеры у одного и того же пациента могут быть разного возраста, пола, расы и даже вида, включая омаров, уток и горилл. Сообщалось даже об изменениях единорогов, мистера Спока из Star Trek , Бога, невесты Сатаны и Мадонны.Более того, некоторые практикующие врачи утверждают, что изменения могут быть идентифицированы по объективным характеристикам, включая отчетливый почерк, характер голоса, рецепты на очки и аллергию. Сторонники идеи множественности личностей также провели контролируемые исследования биологических различий между альтерами, обнаружив, что они могут различаться по частоте дыхания, паттернам мозговых волн и проводимости кожи, причем последнее является принятой мерой возбуждения.

Вопрос о том, могут ли люди иметь более одного персонажа, имеет важные юридические и терапевтические последствия.Если они могут, и если пациенты часто не знают о действиях своих адъютантов, правовая защита «невиновности на основании DID» может быть оправданной. Другие ученые утверждали, что каждый изменник имеет право на отдельное юридическое представительство. Как отметил в 1999 году в статье профессор права Ральф Словенко из Государственного университета Уэйна, некоторые судьи даже потребовали, чтобы каждое изменение приносилось отдельно перед дачей показаний.

При лечении этих пациентов многие терапевты пытаются заставить их объединить свои отдельные личности в единое целое.Поступая таким образом, они могут помочь пациентам связаться с «неоткрытыми» АЛЬТЕРАМИ и наладить связи между АЛЬТЕРАМИ. Например, Росс выступал за называние имен и проведение «внутренних собраний совета директоров», на которых они могут общаться, обмениваться мнениями и предоставлять информацию о пропавших без вести. Психиатр Фрэнк Патнэм из детской больницы Цинциннати выступил за использование DID «досок объявлений», на которых альтеры могут размещать сообщения друг для друга в записных книжках или других удобных местах.

Собираем части вместе
Несмотря на такую ​​практику, убедительных доказательств существования отдельных сосуществующих личностей у людей нет.Сообщенные различия между альтерами в основном анекдотичны, неподтверждены и трудны для интерпретации. Например, почерк и голоса людей без DID также могут изменяться в течение коротких периодов времени, особенно после изменения настроения. По мнению психологов Университета Аризоны Джона Дж. Б. Аллена и Халлама Л. Мвиуса, различия в физиологических реакциях, таких как мозговые волны или проводимость кожи, могут быть аналогичным образом связаны с различиями в настроении или мыслях с течением времени. Люди с ДРИ почти наверняка испытывают драматические психологические изменения в разных ситуациях, поэтому было бы удивительно, если бы их физиология также не изменилась.

Если альтеры — действительно разные личности, у них должны быть воспоминания, недоступные другим альтерам. Тем не менее, Аллен и психолог Уильям Дж. Яконо из Университета Миннесоты сообщили в обзоре 2001 года, что, хотя большинство прямых тестов памяти — таких как просьба пациентов вспомнить список слов в одном альтернативном состоянии, с которыми они ранее сталкивались в другом альтернативном состоянии — выявляют отсутствие передачи воспоминаний между альтерами, более тонкие тесты обычно показывают, что воспоминания, сформированные одним альтером, на самом деле доступны другим.В этих менее прямых тестах, которые, как правило, более чувствительны и менее склонны к преднамеренному манипулированию ответами, испытуемых можно попросить, например, завершить слово, такое как «kin_», после того, как альтер был представлен связанным словом, скажем, «Королева.» Большинство последующих исследований подтверждают этот вывод, предполагая, что альтеры не являются отдельными сущностями.

Если альтеры не отдельные личности, то что они? Один намек: люди, у которых развивается ДРИ, часто соответствуют диагностическим критериям пограничного расстройства личности, биполярного расстройства и других состояний, характеризующихся нестабильностью.Действительно, обзор, проведенный в 1999 году одним из нас (Лилиенфельд) и его коллегами, показал, что от 35 до 71 процента пациентов с ДРИ также страдают пограничным расстройством личности. Понятно, что многие люди, склонные к ДРИ, сбиты с толку своим нестабильным настроением, саморазрушительным поведением, импульсивностью и неустойчивыми отношениями и ищут объяснение этим нарушениям. Если психотерапевты или другие люди задают наводящие вопросы, например: «Возможно ли, что часть вас, о которой вы не подозреваете, заставляет вас делать и чувствовать эти вещи?» пациенты могут убедиться, что в их сознании есть несколько идентичностей.

Данные показывают, что многие терапевты, которые лечат пациентов с ДРИ, используют гипноз, который может подпитывать трудности этих людей в различении фантазий от реальности. Таким образом, DID может отражать попытки людей разобраться в чрезвычайно загадочных поведениях и чувствах — гипотеза, выдвинутая покойным психологом Николасом Спаносом из Карлтонского университета.

В таком случае методы, позволяющие заставить альтеров разговаривать друг с другом, могут иметь неприятные последствия, побуждая пациентов ошибочно полагать, что различные мысли и чувства находятся в их сознании отдельно, что часто затрудняет их интеграцию.Например, пациентка может прийти к убеждению, что один из ее альтеров ответственен за ее сильный гнев по отношению к мужу, заставляя ее игнорировать свои истинные чувства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *