Пропаганда или пропоганда: Недопустимое название — Викисловарь

Пропаганда — это… Что такое Пропаганда?

Немецкая листовка, 1941 год (г.).

Пропага́нда (лат. propaganda дословно — «подлежащая распространению (вера)», от лат. propago — «распространяю») — распространение фактов, аргументов, слухов и других сведений, в том числе заведомо ложных, для воздействия на общественное мнение. Слово происходит от названия созданной в 1622 году католической организации Congregatio de propaganda fide («Конгрегация подлежащей распространению веры»)[1].

Варианты определения

  • Большая советская энциклопедия: Пропаганда (лат. propaganda — подлежащее распространению, от propago — распространяю), распространение политических, философских, научных, художественных и др. взглядов и идей с целью их внедрения в общественное сознание и активизации массовой практической деятельности. Основные элементы процесса пропаганды: её субъект (социальная группа, интересы которой выражает пропаганда), содержание, формы и методы, средства или каналы пропаганды (радио, телевидение, печать, система лекционной пропаганды и т. д.), объект (аудитория или социальные общности, которым адресована пропаганда). Решающим для понимания процесса пропаганды являются социальные интересы её субъекта, их соотношение с интересами общества в целом и отдельных групп, к которым обращена пропаганда. Это определяет её содержание и оказывает существенное влияние на выбор форм, методов и средств пропаганды
    [2]
    .
  • Энциклопедия Британника: Пропаганда сводится к более менее систематическим попыткам манипуляции мнениями и убеждениями людей посредством различных символов: слов, лозунгов, монументов, музыки и т. д. От других способов распространения знаний и идей пропаганда отличается нацеленностью на манипуляцию сознанием и поведением людей. Пропаганда всегда имеет цель или набор целей. Для достижения этих целей пропаганда отбирает факты и представляет их таким образом, чтобы воздействие на сознание было наибольшим. Для достижения своих целей пропаганда может отбрасывать некоторые важные факты или искажать их, а также пытаться отвлечь внимание аудитории от других источников информации.
  • Л. Дуба и Ж. Эллюль (Jacques Ellul) рассматривают пропаганду как заранее спланированное и целенаправленное духовное воздействие на аудиторию, целью которого является привлечение аудитории на сторону того, кто ведет пропаганду, то есть контроль за мышлением и поведением. В конечном итоге пропаганда является совокупностью определенных структур, абстракты символов, влияющих на человеческое восприятие и поведение. Этим она сродни понятию Public Relations
    [3]
    .

История пропаганды

Слово «пропаганда» происходит от названия католической организации Congregatio de Propaganda Fide (Конгрегация распространения веры), созданной папой Григорием XV в 1622 году.

Однако, пропаганда, как явление, существовало задолго до возникновения самого термина. Одним из наиболее ранних образцов пропаганды можно рассматривать преамбулу к Своду законов Хаммурапи, в которой говорится, что эти законы созданы с целью установления справедливости в стране и для защиты слабых против сильных. Содержание же самих законов в основном направлено именно на защиту интересов богатых и зажиточных слоёв за счёт подавления и эксплуатации бедных и бесправных жителей

[4].

Цели пропаганды

Пропаганда является одним из основных средств политической манипуляции. Пропаганду нельзя сравнивать с рекламой. Реклама ближе к самопрезентации или к информационному жанру. Сердцевину широкого семейства информационных жанров — деловых, политических, религиозных — составляет объявление. Когда исходная сигнальная функция сообщения концентрирует в себе элементы экспрессии (эмоциональной выразительности) и суггестии (внушения), реклама приобретает наибольшую эффективность. Реклама, призывающая к конкретным политическим действиям, превращается в агитацию. Даже если агитационная реклама стремится вызвать больше коллективное, чем индивидуальное действие, она остаётся агитационной рекламой. В отличие от рекламы пропаганда не ограничена жесткими временными рамками и ее непросто выявить. Реклама воздействует прежде всего на эмоции людей. Пропаганда воздействует как на эмоции, так и на разум людей. Соответственно, пропаганда, как и эмоции, может быть негативной или позитивной.

Позитивная (конструктивная) пропаганда[5] стремится довести до потребителя те или иные убеждения в доходчивой форме. Цель позитивной пропаганды — способствовать социальной гармонии, согласию, воспитанию людей в соответствии с общепринятыми ценностями. Позитивная пропаганда выполняет воспитательную и информационную функции в обществе. Она

осуществляется в интересах тех, кому адресована, а не ограниченного круга заинтересованных лиц. Позитивная пропаганда, в отличие от негативной, не преследует манипулятивных целей. Тем не менее, в силу того, что «общепринятые ценности» уже и без пропаганды являются общепринятыми, истинные цели «конструктивной» пропаганды часто расходятся с теми, которые декларируются пропагандистами.

Негативная (деструктивная) пропаганда[5] навязывает людям те или иные убеждения по принципу «цель оправдывает средства». Цель негативной пропаганды — разжигание социальной вражды, эскалация социальных конфликтов, обострение противоречий в обществе, пробуждение низменных инстинктов у людей и тому подобное. Это позволяет разобщить людей, сделать их послушными воле пропагандиста. Технология создания «образа врага» позволяет сплотить толпу вокруг пропагандиста, навязать толпе выгодные ему убеждения и стереотипы. Основная функция негативной пропаганды — создание иллюзорной, параллельной реальности с «перевернутой» системой ценностей, убеждений, взглядов. Негативная пропаганда активно пользуется низкой критичностью и внушаемостью масс с целью манипулирования этими массами

в интересах узкой группы лиц.

«GasTank»

Военная пропаганда

  • Пропаганда плена
Побуждение противника к сдаче в плен, пропаганда плена — одно из самых перспективных и эффективных направлений психологической войны. Однако очень важно при этом выбирать правильные формы и средства воздействия:
  • не приукрашивать и не идеализировать пребывание в плену;
  • сообщать конкретные факты, призванные рассеивать страх перед неизвестностью плена и его трудностями;
  • подводить военнослужащих к мысли о целесообразности сдачи в плен во имя конечной цели — вернуться домой живым.
Результативность этого направления психологических операций можно проиллюстрировать на примере войны во Вьетнаме. За период боевых действий примерно 250 тысяч солдат коммунистических сил добровольно перешли на сторону противника. Расходы американской армии на то, чтобы убить одного бойца НФОЮВ составили в среднем 400 тысяч долларов, в то время как убеждение сдаться обходилось всего-навсего в 125 долларов на человека.
  • Пропаганда военных успехов
  • Пропаганда путем критического анализа своих ошибок
  • Пропаганда путем внушения страха поражения

Известные деятели пропаганды

Технология изготовления и распространения пропаганды

Для пропаганды необходимо наличие идеи, целевой аудитории и средств, чтобы донести идею до целевой аудитории.

Эффективность пропаганды определяется соотношением фактического количества привлечённых сторонников к планируемому количеству.

Можно выделить три основных критерия содержания эффективной пропаганды:

  1. Наличие центрального тезиса;
  2. Лёгкость для понимания целевой аудиторией;
  3. Сложность для критики (обоснованность тезисов, их непротиворечивость друг другу и т. п.; или хотя бы видимость этого).

Таким образом, будет продвигаться некоторая идея (1), легко доступная пониманию аудиторией (2) и устойчивая к критике со стороны (3). Причём должен быть соблюдён баланс между (2) и (3). Если баланс не соблюдён, то либо идеи будут просто непонятны значительной части целевой аудитории, либо слишком уязвимы для контрпропаганды.

Что касается формы, можно выделить следующие критерии:

  1. Чёткость центрального тезиса — он не должен сливаться с фоном;
  2. Привлекательность фона.

Ежи Бузек в 2009 году, за несколько дней до избрания на пост председателя Европарламента, в интервью каналу «Евроньюс» так говорил о необходимости доступных форм пропаганды:

Я думаю, что мы должны обратить внимание на вопросы, которые близки нашим гражданам, потому что людям нужны хлеб и масло, их интересуют вещи, которые касаются их повседневной жизни. И высокие слова, сказанные о кризисе или об энергетике, не долетают до их ушей. Если говорить об обеспечении энергетической безопасности, мы должны говорить о том, что это означает, то есть — что в вашем доме всегда будет газ в вашей плите, что у вас всегда будет электричество в розетке. Это именно то, что мы должны делать. Мы можем принести новые технологии, новые вещи общество, мы можем построить инфраструктуру, которая позволит быть уверенными в том, что газ будет поступать в ваши дома, на ваши кухни, а электричество сможет попасть к вам в гостиную. Если хотите, нужно переводить, потому что люди, которые находятся за рулем автомобилей, понимают, что им нужна энергия, им нужен бензин. А мы порой адресуем наши слова в стратосферу, где они теряются, в то время как нам нужно спустить их на землю

[6].

Жанровое разнообразие пропаганды

Наряду с традиционными средствами пропаганды, такими как плакаты, брошюры, листовки, объявления по радио или телевидению, и т. д. для пропаганды могут использоваться практически все жанры изобразительного искусства, а также кино, театр, литература, поэзия, равно как и прочие виды массового воздействия на сознание населения (интернет, чаты, социальные сети и т. п.)

См. также

  • Техники пропаганды

Примечания

Ссылки

Пропаганда — это… Что такое Пропаганда?

Немецкая листовка, 1941 год (г.).

Пропага́нда (лат. propaganda дословно — «подлежащая распространению (вера)», от лат. propago — «распространяю») — распространение фактов, аргументов, слухов и других сведений, в том числе заведомо ложных, для воздействия на общественное мнение. Слово происходит от названия созданной в 1622 году католической организации Congregatio de propaganda fide («Конгрегация подлежащей распространению веры»)[1].

Варианты определения

  • Большая советская энциклопедия: Пропаганда (лат. propaganda — подлежащее распространению, от propago — распространяю), распространение политических, философских, научных, художественных и др. взглядов и идей с целью их внедрения в общественное сознание и активизации массовой практической деятельности. Основные элементы процесса пропаганды: её субъект (социальная группа, интересы которой выражает пропаганда), содержание, формы и методы, средства или каналы пропаганды (радио, телевидение, печать, система лекционной пропаганды и т. д.), объект (аудитория или социальные общности, которым адресована пропаганда). Решающим для понимания процесса пропаганды являются социальные интересы её субъекта, их соотношение с интересами общества в целом и отдельных групп, к которым обращена пропаганда. Это определяет её содержание и оказывает существенное влияние на выбор форм, методов и средств пропаганды[2].
  • Энциклопедия Британника: Пропаганда сводится к более менее систематическим попыткам манипуляции мнениями и убеждениями людей посредством различных символов: слов, лозунгов, монументов, музыки и т. д. От других способов распространения знаний и идей пропаганда отличается нацеленностью на манипуляцию сознанием и поведением людей. Пропаганда всегда имеет цель или набор целей. Для достижения этих целей пропаганда отбирает факты и представляет их таким образом, чтобы воздействие на сознание было наибольшим. Для достижения своих целей пропаганда может отбрасывать некоторые важные факты или искажать их, а также пытаться отвлечь внимание аудитории от других источников информации.
  • Л. Дуба и Ж. Эллюль (Jacques Ellul) рассматривают пропаганду как заранее спланированное и целенаправленное духовное воздействие на аудиторию, целью которого является привлечение аудитории на сторону того, кто ведет пропаганду, то есть контроль за мышлением и поведением. В конечном итоге пропаганда является совокупностью определенных структур, абстракты символов, влияющих на человеческое восприятие и поведение. Этим она сродни понятию Public Relations[3].

История пропаганды

Слово «пропаганда» происходит от названия католической организации Congregatio de Propaganda Fide (Конгрегация распространения веры), созданной папой Григорием XV в 1622 году.

Однако, пропаганда, как явление, существовало задолго до возникновения самого термина. Одним из наиболее ранних образцов пропаганды можно рассматривать преамбулу к Своду законов Хаммурапи, в которой говорится, что эти законы созданы с целью установления справедливости в стране и для защиты слабых против сильных. Содержание же самих законов в основном направлено именно на защиту интересов богатых и зажиточных слоёв за счёт подавления и эксплуатации бедных и бесправных жителей[4].

Цели пропаганды

Пропаганда является одним из основных средств политической манипуляции. Пропаганду нельзя сравнивать с рекламой. Реклама ближе к самопрезентации или к информационному жанру. Сердцевину широкого семейства информационных жанров — деловых, политических, религиозных — составляет объявление. Когда исходная сигнальная функция сообщения концентрирует в себе элементы экспрессии (эмоциональной выразительности) и суггестии (внушения), реклама приобретает наибольшую эффективность. Реклама, призывающая к конкретным политическим действиям, превращается в агитацию. Даже если агитационная реклама стремится вызвать больше коллективное, чем индивидуальное действие, она остаётся агитационной рекламой. В отличие от рекламы пропаганда не ограничена жесткими временными рамками и ее непросто выявить. Реклама воздействует прежде всего на эмоции людей. Пропаганда воздействует как на эмоции, так и на разум людей. Соответственно, пропаганда, как и эмоции, может быть негативной или позитивной.

Позитивная (конструктивная) пропаганда[5] стремится довести до потребителя те или иные убеждения в доходчивой форме. Цель позитивной пропаганды — способствовать социальной гармонии, согласию, воспитанию людей в соответствии с общепринятыми ценностями. Позитивная пропаганда выполняет воспитательную и информационную функции в обществе. Она осуществляется в интересах тех, кому адресована, а не ограниченного круга заинтересованных лиц. Позитивная пропаганда, в отличие от негативной, не преследует манипулятивных целей. Тем не менее, в силу того, что «общепринятые ценности» уже и без пропаганды являются общепринятыми, истинные цели «конструктивной» пропаганды часто расходятся с теми, которые декларируются пропагандистами.

Негативная (деструктивная) пропаганда[5] навязывает людям те или иные убеждения по принципу «цель оправдывает средства». Цель негативной пропаганды — разжигание социальной вражды, эскалация социальных конфликтов, обострение противоречий в обществе, пробуждение низменных инстинктов у людей и тому подобное. Это позволяет разобщить людей, сделать их послушными воле пропагандиста. Технология создания «образа врага» позволяет сплотить толпу вокруг пропагандиста, навязать толпе выгодные ему убеждения и стереотипы. Основная функция негативной пропаганды — создание иллюзорной, параллельной реальности с «перевернутой» системой ценностей, убеждений, взглядов. Негативная пропаганда активно пользуется низкой критичностью и внушаемостью масс с целью манипулирования этими массами в интересах узкой группы лиц.

«GasTank»

Военная пропаганда

  • Пропаганда плена
Побуждение противника к сдаче в плен, пропаганда плена — одно из самых перспективных и эффективных направлений психологической войны. Однако очень важно при этом выбирать правильные формы и средства воздействия:
  • не приукрашивать и не идеализировать пребывание в плену;
  • сообщать конкретные факты, призванные рассеивать страх перед неизвестностью плена и его трудностями;
  • подводить военнослужащих к мысли о целесообразности сдачи в плен во имя конечной цели — вернуться домой живым.
Результативность этого направления психологических операций можно проиллюстрировать на примере войны во Вьетнаме. За период боевых действий примерно 250 тысяч солдат коммунистических сил добровольно перешли на сторону противника. Расходы американской армии на то, чтобы убить одного бойца НФОЮВ составили в среднем 400 тысяч долларов, в то время как убеждение сдаться обходилось всего-навсего в 125 долларов на человека.
  • Пропаганда военных успехов
  • Пропаганда путем критического анализа своих ошибок
  • Пропаганда путем внушения страха поражения

Известные деятели пропаганды

Технология изготовления и распространения пропаганды

Для пропаганды необходимо наличие идеи, целевой аудитории и средств, чтобы донести идею до целевой аудитории.

Эффективность пропаганды определяется соотношением фактического количества привлечённых сторонников к планируемому количеству.

Можно выделить три основных критерия содержания эффективной пропаганды:

  1. Наличие центрального тезиса;
  2. Лёгкость для понимания целевой аудиторией;
  3. Сложность для критики (обоснованность тезисов, их непротиворечивость друг другу и т. п.; или хотя бы видимость этого).

Таким образом, будет продвигаться некоторая идея (1), легко доступная пониманию аудиторией (2) и устойчивая к критике со стороны (3). Причём должен быть соблюдён баланс между (2) и (3). Если баланс не соблюдён, то либо идеи будут просто непонятны значительной части целевой аудитории, либо слишком уязвимы для контрпропаганды.

Что касается формы, можно выделить следующие критерии:

  1. Чёткость центрального тезиса — он не должен сливаться с фоном;
  2. Привлекательность фона.

Ежи Бузек в 2009 году, за несколько дней до избрания на пост председателя Европарламента, в интервью каналу «Евроньюс» так говорил о необходимости доступных форм пропаганды:

Я думаю, что мы должны обратить внимание на вопросы, которые близки нашим гражданам, потому что людям нужны хлеб и масло, их интересуют вещи, которые касаются их повседневной жизни. И высокие слова, сказанные о кризисе или об энергетике, не долетают до их ушей. Если говорить об обеспечении энергетической безопасности, мы должны говорить о том, что это означает, то есть — что в вашем доме всегда будет газ в вашей плите, что у вас всегда будет электричество в розетке. Это именно то, что мы должны делать. Мы можем принести новые технологии, новые вещи общество, мы можем построить инфраструктуру, которая позволит быть уверенными в том, что газ будет поступать в ваши дома, на ваши кухни, а электричество сможет попасть к вам в гостиную. Если хотите, нужно переводить, потому что люди, которые находятся за рулем автомобилей, понимают, что им нужна энергия, им нужен бензин. А мы порой адресуем наши слова в стратосферу, где они теряются, в то время как нам нужно спустить их на землю[6].

Жанровое разнообразие пропаганды

Наряду с традиционными средствами пропаганды, такими как плакаты, брошюры, листовки, объявления по радио или телевидению, и т. д. для пропаганды могут использоваться практически все жанры изобразительного искусства, а также кино, театр, литература, поэзия, равно как и прочие виды массового воздействия на сознание населения (интернет, чаты, социальные сети и т. п.)

См. также

  • Техники пропаганды

Примечания

Ссылки

Пропаганда — это… Что такое Пропаганда?

Немецкая листовка, 1941 год (г.).

Пропага́нда (лат. propaganda дословно — «подлежащая распространению (вера)», от лат. propago — «распространяю») — распространение фактов, аргументов, слухов и других сведений, в том числе заведомо ложных, для воздействия на общественное мнение. Слово происходит от названия созданной в 1622 году католической организации Congregatio de propaganda fide («Конгрегация подлежащей распространению веры»)[1].

Варианты определения

  • Большая советская энциклопедия: Пропаганда (лат. propaganda — подлежащее распространению, от propago — распространяю), распространение политических, философских, научных, художественных и др. взглядов и идей с целью их внедрения в общественное сознание и активизации массовой практической деятельности. Основные элементы процесса пропаганды: её субъект (социальная группа, интересы которой выражает пропаганда), содержание, формы и методы, средства или каналы пропаганды (радио, телевидение, печать, система лекционной пропаганды и т. д.), объект (аудитория или социальные общности, которым адресована пропаганда). Решающим для понимания процесса пропаганды являются социальные интересы её субъекта, их соотношение с интересами общества в целом и отдельных групп, к которым обращена пропаганда. Это определяет её содержание и оказывает существенное влияние на выбор форм, методов и средств пропаганды[2].
  • Энциклопедия Британника: Пропаганда сводится к более менее систематическим попыткам манипуляции мнениями и убеждениями людей посредством различных символов: слов, лозунгов, монументов, музыки и т. д. От других способов распространения знаний и идей пропаганда отличается нацеленностью на манипуляцию сознанием и поведением людей. Пропаганда всегда имеет цель или набор целей. Для достижения этих целей пропаганда отбирает факты и представляет их таким образом, чтобы воздействие на сознание было наибольшим. Для достижения своих целей пропаганда может отбрасывать некоторые важные факты или искажать их, а также пытаться отвлечь внимание аудитории от других источников информации.
  • Л. Дуба и Ж. Эллюль (Jacques Ellul) рассматривают пропаганду как заранее спланированное и целенаправленное духовное воздействие на аудиторию, целью которого является привлечение аудитории на сторону того, кто ведет пропаганду, то есть контроль за мышлением и поведением. В конечном итоге пропаганда является совокупностью определенных структур, абстракты символов, влияющих на человеческое восприятие и поведение. Этим она сродни понятию Public Relations[3].

История пропаганды

Слово «пропаганда» происходит от названия католической организации Congregatio de Propaganda Fide (Конгрегация распространения веры), созданной папой Григорием XV в 1622 году.

Однако, пропаганда, как явление, существовало задолго до возникновения самого термина. Одним из наиболее ранних образцов пропаганды можно рассматривать преамбулу к Своду законов Хаммурапи, в которой говорится, что эти законы созданы с целью установления справедливости в стране и для защиты слабых против сильных. Содержание же самих законов в основном направлено именно на защиту интересов богатых и зажиточных слоёв за счёт подавления и эксплуатации бедных и бесправных жителей[4].

Цели пропаганды

Пропаганда является одним из основных средств политической манипуляции. Пропаганду нельзя сравнивать с рекламой. Реклама ближе к самопрезентации или к информационному жанру. Сердцевину широкого семейства информационных жанров — деловых, политических, религиозных — составляет объявление. Когда исходная сигнальная функция сообщения концентрирует в себе элементы экспрессии (эмоциональной выразительности) и суггестии (внушения), реклама приобретает наибольшую эффективность. Реклама, призывающая к конкретным политическим действиям, превращается в агитацию. Даже если агитационная реклама стремится вызвать больше коллективное, чем индивидуальное действие, она остаётся агитационной рекламой. В отличие от рекламы пропаганда не ограничена жесткими временными рамками и ее непросто выявить. Реклама воздействует прежде всего на эмоции людей. Пропаганда воздействует как на эмоции, так и на разум людей. Соответственно, пропаганда, как и эмоции, может быть негативной или позитивной.

Позитивная (конструктивная) пропаганда[5] стремится довести до потребителя те или иные убеждения в доходчивой форме. Цель позитивной пропаганды — способствовать социальной гармонии, согласию, воспитанию людей в соответствии с общепринятыми ценностями. Позитивная пропаганда выполняет воспитательную и информационную функции в обществе. Она осуществляется в интересах тех, кому адресована, а не ограниченного круга заинтересованных лиц. Позитивная пропаганда, в отличие от негативной, не преследует манипулятивных целей. Тем не менее, в силу того, что «общепринятые ценности» уже и без пропаганды являются общепринятыми, истинные цели «конструктивной» пропаганды часто расходятся с теми, которые декларируются пропагандистами.

Негативная (деструктивная) пропаганда[5] навязывает людям те или иные убеждения по принципу «цель оправдывает средства». Цель негативной пропаганды — разжигание социальной вражды, эскалация социальных конфликтов, обострение противоречий в обществе, пробуждение низменных инстинктов у людей и тому подобное. Это позволяет разобщить людей, сделать их послушными воле пропагандиста. Технология создания «образа врага» позволяет сплотить толпу вокруг пропагандиста, навязать толпе выгодные ему убеждения и стереотипы. Основная функция негативной пропаганды — создание иллюзорной, параллельной реальности с «перевернутой» системой ценностей, убеждений, взглядов. Негативная пропаганда активно пользуется низкой критичностью и внушаемостью масс с целью манипулирования этими массами в интересах узкой группы лиц.

«GasTank»

Военная пропаганда

  • Пропаганда плена
Побуждение противника к сдаче в плен, пропаганда плена — одно из самых перспективных и эффективных направлений психологической войны. Однако очень важно при этом выбирать правильные формы и средства воздействия:
  • не приукрашивать и не идеализировать пребывание в плену;
  • сообщать конкретные факты, призванные рассеивать страх перед неизвестностью плена и его трудностями;
  • подводить военнослужащих к мысли о целесообразности сдачи в плен во имя конечной цели — вернуться домой живым.
Результативность этого направления психологических операций можно проиллюстрировать на примере войны во Вьетнаме. За период боевых действий примерно 250 тысяч солдат коммунистических сил добровольно перешли на сторону противника. Расходы американской армии на то, чтобы убить одного бойца НФОЮВ составили в среднем 400 тысяч долларов, в то время как убеждение сдаться обходилось всего-навсего в 125 долларов на человека.
  • Пропаганда военных успехов
  • Пропаганда путем критического анализа своих ошибок
  • Пропаганда путем внушения страха поражения

Известные деятели пропаганды

Технология изготовления и распространения пропаганды

Для пропаганды необходимо наличие идеи, целевой аудитории и средств, чтобы донести идею до целевой аудитории.

Эффективность пропаганды определяется соотношением фактического количества привлечённых сторонников к планируемому количеству.

Можно выделить три основных критерия содержания эффективной пропаганды:

  1. Наличие центрального тезиса;
  2. Лёгкость для понимания целевой аудиторией;
  3. Сложность для критики (обоснованность тезисов, их непротиворечивость друг другу и т. п.; или хотя бы видимость этого).

Таким образом, будет продвигаться некоторая идея (1), легко доступная пониманию аудиторией (2) и устойчивая к критике со стороны (3). Причём должен быть соблюдён баланс между (2) и (3). Если баланс не соблюдён, то либо идеи будут просто непонятны значительной части целевой аудитории, либо слишком уязвимы для контрпропаганды.

Что касается формы, можно выделить следующие критерии:

  1. Чёткость центрального тезиса — он не должен сливаться с фоном;
  2. Привлекательность фона.

Ежи Бузек в 2009 году, за несколько дней до избрания на пост председателя Европарламента, в интервью каналу «Евроньюс» так говорил о необходимости доступных форм пропаганды:

Я думаю, что мы должны обратить внимание на вопросы, которые близки нашим гражданам, потому что людям нужны хлеб и масло, их интересуют вещи, которые касаются их повседневной жизни. И высокие слова, сказанные о кризисе или об энергетике, не долетают до их ушей. Если говорить об обеспечении энергетической безопасности, мы должны говорить о том, что это означает, то есть — что в вашем доме всегда будет газ в вашей плите, что у вас всегда будет электричество в розетке. Это именно то, что мы должны делать. Мы можем принести новые технологии, новые вещи общество, мы можем построить инфраструктуру, которая позволит быть уверенными в том, что газ будет поступать в ваши дома, на ваши кухни, а электричество сможет попасть к вам в гостиную. Если хотите, нужно переводить, потому что люди, которые находятся за рулем автомобилей, понимают, что им нужна энергия, им нужен бензин. А мы порой адресуем наши слова в стратосферу, где они теряются, в то время как нам нужно спустить их на землю[6].

Жанровое разнообразие пропаганды

Наряду с традиционными средствами пропаганды, такими как плакаты, брошюры, листовки, объявления по радио или телевидению, и т. д. для пропаганды могут использоваться практически все жанры изобразительного искусства, а также кино, театр, литература, поэзия, равно как и прочие виды массового воздействия на сознание населения (интернет, чаты, социальные сети и т. п.)

См. также

  • Техники пропаганды

Примечания

Ссылки

Пропаганда — это… Что такое Пропаганда?

Немецкая листовка, 1941 год (г.).

Пропага́нда (лат. propaganda дословно — «подлежащая распространению (вера)», от лат. propago — «распространяю») — распространение фактов, аргументов, слухов и других сведений, в том числе заведомо ложных, для воздействия на общественное мнение. Слово происходит от названия созданной в 1622 году католической организации Congregatio de propaganda fide («Конгрегация подлежащей распространению веры»)[1].

Варианты определения

  • Большая советская энциклопедия: Пропаганда (лат. propaganda — подлежащее распространению, от propago — распространяю), распространение политических, философских, научных, художественных и др. взглядов и идей с целью их внедрения в общественное сознание и активизации массовой практической деятельности. Основные элементы процесса пропаганды: её субъект (социальная группа, интересы которой выражает пропаганда), содержание, формы и методы, средства или каналы пропаганды (радио, телевидение, печать, система лекционной пропаганды и т. д.), объект (аудитория или социальные общности, которым адресована пропаганда). Решающим для понимания процесса пропаганды являются социальные интересы её субъекта, их соотношение с интересами общества в целом и отдельных групп, к которым обращена пропаганда. Это определяет её содержание и оказывает существенное влияние на выбор форм, методов и средств пропаганды[2].
  • Энциклопедия Британника: Пропаганда сводится к более менее систематическим попыткам манипуляции мнениями и убеждениями людей посредством различных символов: слов, лозунгов, монументов, музыки и т. д. От других способов распространения знаний и идей пропаганда отличается нацеленностью на манипуляцию сознанием и поведением людей. Пропаганда всегда имеет цель или набор целей. Для достижения этих целей пропаганда отбирает факты и представляет их таким образом, чтобы воздействие на сознание было наибольшим. Для достижения своих целей пропаганда может отбрасывать некоторые важные факты или искажать их, а также пытаться отвлечь внимание аудитории от других источников информации.
  • Л. Дуба и Ж. Эллюль (Jacques Ellul) рассматривают пропаганду как заранее спланированное и целенаправленное духовное воздействие на аудиторию, целью которого является привлечение аудитории на сторону того, кто ведет пропаганду, то есть контроль за мышлением и поведением. В конечном итоге пропаганда является совокупностью определенных структур, абстракты символов, влияющих на человеческое восприятие и поведение. Этим она сродни понятию Public Relations[3].

История пропаганды

Слово «пропаганда» происходит от названия католической организации Congregatio de Propaganda Fide (Конгрегация распространения веры), созданной папой Григорием XV в 1622 году.

Однако, пропаганда, как явление, существовало задолго до возникновения самого термина. Одним из наиболее ранних образцов пропаганды можно рассматривать преамбулу к Своду законов Хаммурапи, в которой говорится, что эти законы созданы с целью установления справедливости в стране и для защиты слабых против сильных. Содержание же самих законов в основном направлено именно на защиту интересов богатых и зажиточных слоёв за счёт подавления и эксплуатации бедных и бесправных жителей[4].

Цели пропаганды

Пропаганда является одним из основных средств политической манипуляции. Пропаганду нельзя сравнивать с рекламой. Реклама ближе к самопрезентации или к информационному жанру. Сердцевину широкого семейства информационных жанров — деловых, политических, религиозных — составляет объявление. Когда исходная сигнальная функция сообщения концентрирует в себе элементы экспрессии (эмоциональной выразительности) и суггестии (внушения), реклама приобретает наибольшую эффективность. Реклама, призывающая к конкретным политическим действиям, превращается в агитацию. Даже если агитационная реклама стремится вызвать больше коллективное, чем индивидуальное действие, она остаётся агитационной рекламой. В отличие от рекламы пропаганда не ограничена жесткими временными рамками и ее непросто выявить. Реклама воздействует прежде всего на эмоции людей. Пропаганда воздействует как на эмоции, так и на разум людей. Соответственно, пропаганда, как и эмоции, может быть негативной или позитивной.

Позитивная (конструктивная) пропаганда[5] стремится довести до потребителя те или иные убеждения в доходчивой форме. Цель позитивной пропаганды — способствовать социальной гармонии, согласию, воспитанию людей в соответствии с общепринятыми ценностями. Позитивная пропаганда выполняет воспитательную и информационную функции в обществе. Она осуществляется в интересах тех, кому адресована, а не ограниченного круга заинтересованных лиц. Позитивная пропаганда, в отличие от негативной, не преследует манипулятивных целей. Тем не менее, в силу того, что «общепринятые ценности» уже и без пропаганды являются общепринятыми, истинные цели «конструктивной» пропаганды часто расходятся с теми, которые декларируются пропагандистами.

Негативная (деструктивная) пропаганда[5] навязывает людям те или иные убеждения по принципу «цель оправдывает средства». Цель негативной пропаганды — разжигание социальной вражды, эскалация социальных конфликтов, обострение противоречий в обществе, пробуждение низменных инстинктов у людей и тому подобное. Это позволяет разобщить людей, сделать их послушными воле пропагандиста. Технология создания «образа врага» позволяет сплотить толпу вокруг пропагандиста, навязать толпе выгодные ему убеждения и стереотипы. Основная функция негативной пропаганды — создание иллюзорной, параллельной реальности с «перевернутой» системой ценностей, убеждений, взглядов. Негативная пропаганда активно пользуется низкой критичностью и внушаемостью масс с целью манипулирования этими массами в интересах узкой группы лиц.

«GasTank»

Военная пропаганда

  • Пропаганда плена
Побуждение противника к сдаче в плен, пропаганда плена — одно из самых перспективных и эффективных направлений психологической войны. Однако очень важно при этом выбирать правильные формы и средства воздействия:
  • не приукрашивать и не идеализировать пребывание в плену;
  • сообщать конкретные факты, призванные рассеивать страх перед неизвестностью плена и его трудностями;
  • подводить военнослужащих к мысли о целесообразности сдачи в плен во имя конечной цели — вернуться домой живым.
Результативность этого направления психологических операций можно проиллюстрировать на примере войны во Вьетнаме. За период боевых действий примерно 250 тысяч солдат коммунистических сил добровольно перешли на сторону противника. Расходы американской армии на то, чтобы убить одного бойца НФОЮВ составили в среднем 400 тысяч долларов, в то время как убеждение сдаться обходилось всего-навсего в 125 долларов на человека.
  • Пропаганда военных успехов
  • Пропаганда путем критического анализа своих ошибок
  • Пропаганда путем внушения страха поражения

Известные деятели пропаганды

Технология изготовления и распространения пропаганды

Для пропаганды необходимо наличие идеи, целевой аудитории и средств, чтобы донести идею до целевой аудитории.

Эффективность пропаганды определяется соотношением фактического количества привлечённых сторонников к планируемому количеству.

Можно выделить три основных критерия содержания эффективной пропаганды:

  1. Наличие центрального тезиса;
  2. Лёгкость для понимания целевой аудиторией;
  3. Сложность для критики (обоснованность тезисов, их непротиворечивость друг другу и т. п.; или хотя бы видимость этого).

Таким образом, будет продвигаться некоторая идея (1), легко доступная пониманию аудиторией (2) и устойчивая к критике со стороны (3). Причём должен быть соблюдён баланс между (2) и (3). Если баланс не соблюдён, то либо идеи будут просто непонятны значительной части целевой аудитории, либо слишком уязвимы для контрпропаганды.

Что касается формы, можно выделить следующие критерии:

  1. Чёткость центрального тезиса — он не должен сливаться с фоном;
  2. Привлекательность фона.

Ежи Бузек в 2009 году, за несколько дней до избрания на пост председателя Европарламента, в интервью каналу «Евроньюс» так говорил о необходимости доступных форм пропаганды:

Я думаю, что мы должны обратить внимание на вопросы, которые близки нашим гражданам, потому что людям нужны хлеб и масло, их интересуют вещи, которые касаются их повседневной жизни. И высокие слова, сказанные о кризисе или об энергетике, не долетают до их ушей. Если говорить об обеспечении энергетической безопасности, мы должны говорить о том, что это означает, то есть — что в вашем доме всегда будет газ в вашей плите, что у вас всегда будет электричество в розетке. Это именно то, что мы должны делать. Мы можем принести новые технологии, новые вещи общество, мы можем построить инфраструктуру, которая позволит быть уверенными в том, что газ будет поступать в ваши дома, на ваши кухни, а электричество сможет попасть к вам в гостиную. Если хотите, нужно переводить, потому что люди, которые находятся за рулем автомобилей, понимают, что им нужна энергия, им нужен бензин. А мы порой адресуем наши слова в стратосферу, где они теряются, в то время как нам нужно спустить их на землю[6].

Жанровое разнообразие пропаганды

Наряду с традиционными средствами пропаганды, такими как плакаты, брошюры, листовки, объявления по радио или телевидению, и т. д. для пропаганды могут использоваться практически все жанры изобразительного искусства, а также кино, театр, литература, поэзия, равно как и прочие виды массового воздействия на сознание населения (интернет, чаты, социальные сети и т. п.)

См. также

  • Техники пропаганды

Примечания

Ссылки

Фейк-ньюс и пропаганда: как не поддаться на манипуляции сознанием

РБК Тренды выяснили, как использовать свои аналитические способности в эпоху информационного хаоса, можно ли научиться критическому мышлению и почему роман «1984» снова актуален

Об эксперте: Владимир Спиридонов, доктор психологических наук, профессор.

Информационный хаос — один из мощнейших трендов последнего времени. В эпоху «постправды» особенно проблематично становится отделять истину от вброса. Нужно приложить усилия, чтобы выбрать среди огромного количества источников информации те, которые предлагают более или менее здравый взгляд на окружающую действительность.

Измерить количество лжи в современных масс-медиа практически невозможно: чистой лжи в них не так много. Гораздо опаснее попасться на удочку полуправды, частичного умалчивания. Заметно другое: сильно выросло количество сообщений, направленных не на информирование, а на привлечение внимания. Владимир Спиридонов утверждает, что это влияет на наше потребление контента — вместо информации мы потребляем рекламу, но не товаров и услуг, а событий и политиков.

Владимир Спиридонов — о том, как мыслить критически и ориентироваться в информационной повестке

Что такое критическое мышление

Один из инструментов для защиты себя от потока многомерной, «мутной» информации — критическое мышление. В широком смысле критическое мышление можно понимать как установку относиться ко всему с недоверием, ничего не принимая без доказательств и проверки фактов. Метод систематического сомнения был основополагающим в философии Рене Декарта еще в XVII веке, а в нашем XXI-м приобрел новую ценность.

Иметь критическую установку — необходимое условие, но недостаточное. Необходимы техники и приемы, с помощью которых можно помочь себе разобраться в происходящем. Первое, с чего нужно начинать — проверка источников. Следует задать себе вопросы: насколько человек мог быть свидетелем того, что он рассказывает? Хорошо ли он понимает, что произошло? Есть ли в словах некоторое свидетельство?

Второе действие — проанализировать, не противоречит ли предъявленная информация сама себе. Насколько содержание соответствует источнику, которому его приписывают? Чаще всего противоречие в информации означает ее недостоверность. Полезно обратить внимание на логику рассуждения — если она нарушена, информации, скорее всего, доверять не стоит.

Главная задача в условиях информационного хаоса — не принять за истину первую попавшуюся точку зрения, а сразу начать использовать техники рефлексивного мышления. «Рефлексивность — это альтернатива импульсивности», — уверен эксперт.

По мнению Спиридонова, уровень критического мышления у людей «исчезающе мал». С появлением интернета у каждого, даже незначительного, события рождается множество интерпретаций, с которыми не всегда могут справиться даже специалисты, которые учились критическому мышлению.

Как проверить свою способность мыслить критически

Для этого есть два способа. Первый — обратить внимание на то, как вы обращаетесь с полученной из любого источника информацией. Вы принимаете ее к сведению, пытаетесь проверить или сравнить с чем-то другим? Какую работу вы проводите, прежде чем согласиться? Если есть хоть какая-то — это уже хорошо.

Следующие вопросы, которые нужно задать себе: какие инструменты и техники сомнения, фактчекинга вы применяете? Насколько рационально то, что вы делаете?

Чтобы изучить рациональность мышления, психологи создали CRT — тест когнитивной рефлексии. Пройти его — второй способ узнать про свою склонность к критическому мышлению и рациональности. Тест состоит всего из трех вопросов, ответы на которые помогут определить преобладающий тип мышления — интуитивный или аналитический.

Вот эти вопросы:

  1. Бейсбольная бита и мяч вместе стоят $1,10. Бита ровно на $1 дороже, чем мяч. Сколько стоит мяч?
  2. 5 машин производят 5 деталей за 5 минут. За какое время (в минутах) 100 машин произведут 100 деталей?
  3. В озере есть участок, покрытый кувшинками. Каждый день заросли кувшинок удваиваются в размере. Если кувшинкам нужно 48 дней, чтобы покрыть всю поверхность озера, через сколько дней они будут покрывать половину озера?

Если ваши ответы — 10, 100 и 24, это значит, что ваше аналитическое мышление не успело вовремя включиться в работу. Подробнее о тесте можно узнать в статье психолога Шейна Фредерика, который изобрел CRT. А правильные ответы — 5 центов, 5 минут и 47 дней.

Чем опасна пропаганда

Определить единичный фейк не так сложно, как не подвергнуться влиянию пропаганды. Слово «пропаганда» произошло от латинского propago — «распространять». Это предъявление не отдельных фактов и событий, а целостной картины мира. Пропагандистская картинка, как правило, хорошо и убедительно построена. Проверить ее значительно труднее, чем изолированный факт, где можно обнаружить нестыковки в двух интерпретациях. Как бороться с пропагандой — вопрос непростой.

Пропаганда выгодна самым разным агентам — кто-то действует на рынке товаров и услуг, кто-то — на политическом рынке. Пропаганда становится мощным инструментом, когда идет борьба за ресурсы, влияние, власть.

В результате появляются люди, готовые поверить в пропагандистскую картину мира и начать действовать в соответствии с ней. С другой стороны возникает контрпропаганда, которая выращивает противоположную картину и ее сторонников. Между людьми возникают конфликты, которые могут привести к информационной войне.

В романе Джорджа Оруэлла «1984» есть понятие новояза. Этот новый язык устроен таким образом, чтобы слов в нем становилось все меньше, а понятия «свобода», «демократия», «человеческое достоинство» нельзя было выразить и даже помыслить. Это критический вариант пропаганды, рассказывает Владимир Спиридонов. При этом контрпропаганда для ее приверженцев не менее страшна — когда нет серединных значений, крайние точки разрушительны для социальных отношений и для самих людей.

Как научиться критическому мышлению

Поскольку мы не привыкли жить в условиях сильного информационного давления, наша самооценка когнитивных навыков и умений часто бывает завышена. Но критическому мышлению можно научиться.

Самая простая задача — сформировать у себя критическую установку и привычку сомневаться, а затем отработать навыки фактчекинга. Сейчас этому учат во многих школах и вузах, где проводят интерактивные занятия с дискуссиями, дебатами, деловыми играми. Чтобы достичь успеха в этом обучении, лучше всего иметь оппонента и собеседника. Это должен быть человек, который сопротивляется вашей точке зрения, вашим аргументам и способам проверки информации. Важно не допускать перехода на личности — в современных дискуссиях он происходит быстро.

Если нет «живого» собеседника, подойдут видео и серьезные философские, политологические, психологические, экономические и другие тексты. С ними нужно работать по аналогии с шахматистом, разбирающим запись ходов. То есть анализировать свои аргументы и пытаться предположить, как мог бы ответить оппонент в том или ином случае.

У обучающих процедур есть «предел мощности» — мы не всегда можем перенести критические установки, сформированные на одном предметном поле, на другое. Например, можно с сомнением относиться к политическим новостям, но не транслировать это на социальную жизнь. Критическое мышление нужно каждый раз формировать для разных сфер заново.

Как не утонуть в потоке информации

Есть только один вариант — учиться работать со сложным содержанием самостоятельно. Но на это не всегда хватает времени, сил, доступа к источникам. Поэтому многие предпочитают прислушиваться к людям, чье мнение кажется обоснованным, правдивым и не продиктованным корыстными целями. Поиск источника информации, вызывающего доверие, — это тренд в ответ на то, что многие масс-медиа это доверие теряют.

Оборотная сторона информационного хаоса — тотальное недоверие ко всем источникам информации. Это обоснованная реакция, но она ведет к теориям заговора. Если вы доверяете только собственным глазам, то огромное количество достоверной информации начинает подменяться странными объяснениями.

Новые информационные вызовы уже находят отклик в психологии, социологии и других социогуманитарных дисциплинах. Постепенно будут появляться профессиональные ответы на эти вызовы.

Конкуренция с интернетом делает пропаганду более честной — Российская газета

В не столь давние времена, памятные лозунгами «Слава КПСС!», «Народ и партия — едины», «Пятилетку — в четыре года!», пропаганда считалась делом важным, ответственным и как минимум безвредным (большинство населения эти лозунги не воспринимало всерьез).

После крушения СССР слово «пропаганда», вызывающее стойкие ассоциации с советским агитпропом, приобрело негативную коннотацию. Между тем пропаганда — это, в переводе с латыни, «подлежащая распространению вера» (propago — «распространяю»). В современном значении — «распространение политических, философских, научных, художественных и других взглядов и идей с целью их внедрения в общественное сознание и активизации массовой практической деятельности».

Как сегодня воспринимается пропаганда? На кого она рассчитана? В какой мере можно ей доверять? Обсудим тему с заместителем директора Института США и Канады РАН, доктором исторических наук Валерием Гарбузовым.

Целевая аудитория — массы

— Вы верите всему, что показывают по телевизору у нас и на Западе?

— Нет, конечно.

— А тому, что пишут в газетах, наших и западных?

Тоже нет. Все, что показывается, говорится, пишется для широкой аудитории и у нас, и за рубежом, должно, я считаю, подвергаться если не критическому анализу, то хотя бы первичному осмыслению, независимо от того, чей это телеканал, радиостанция или газета. Но дело в том, что массовое сознание, как правило, некритично. В любой стране большинство обывателей зачастую слепо верят всему, что им внушают газеты или телеэкран. Если говорить о государственной пропаганде, то здесь многое зависит от типа государства, от политического режима в нем. В демократическом государстве, каковым является и Россия, вести целенаправленную пропаганду труднее, потому что в нем есть и другие источники информации.

— У слова «пропаганда» негативная коннотация?

— Я думаю, да.

— А как же пропаганда научных знаний, достижений культуры, здорового образа жизни?

— Это другое. Это действительно нужное, необходимое распространение знаний, просвещения. Здесь слово «пропаганда» имеет положительное значение. Другое дело — государственная пропаганда, которая призвана продвигать те или иные государственные идеи (часто спорные и неоднозначные), проводить ту или иную политическую линию. В любом государстве такая пропаганда рассчитана на обывателя. Ее целевая аудитория — массы. В силу своей природы власть не может существовать без манипулирования общественным сознанием и потому вынуждена прибегать к пропаганде.

Сама сеет иллюзии, сама их потом и развеивает

Мы видим в США и примеры другой пропаганды — грубой, навязчивой, агрессивной. Одних Америка привлекает, а других отталкивает

— Почему столь эффективной была сталинская пропаганда?

— Потому что никакой другой пропаганды в те времена не было и быть не могло. В Советском Союзе существовала только государственная пропаганда.

— Она существовала и при Сталине, и при Хрущеве, и при Брежневе. Тем не менее сталинской пропаганде советские люди безоговорочно верили, а, скажем, брежневской — уже не очень. Почему?

— Брежневские времена — они уже были другие. Для того чтобы пропаганда, подобная сталинской, становилась успешной, необходимо было несколько условий. Первое — это «забор» вокруг государства, полная изоляция страны и ее граждан от внешнего мира. Тогда пропаганда такого типа действительно достигает своей цели. А как только образуется какая-то брешь, как только в информационное пространство страны проникает, допустим, «Голос Америки» — государственная пропаганда начинает быстро размываться. Вот почему при Хрущеве, когда началась «оттепель», а затем при Брежневе — советская пропаганда стала терять свой смысл, не достигая своих целей. Хотя шестеренки этой пропагандистской машины вроде бы крутились так же.

— Может, сталинская пропаганда так магически действовала на массовое сознание, потому что держалась на безграничной вере в вождя?

— Она много на чем держалась: и на вере в вождя, и на «железном занавесе», и на репрессиях, и на слепой убежденности масс в том, что если что-то с вождем случится, то страна и народ этого не переживут. Не будь подобных подпорок, советская пропаганда давно бы рухнула. Бездумная, слепая вера во все, что говорят, сковывает мысль и тормозит сознание.

— Какие последствия для массового сознания имеет неожиданная, резкая смена пропагандистской парадигмы?

— Последствия резкой смены в любой сфере всегда тяжелы. Когда был развенчан «культ личности» и открылась часть правды о Сталине, миллионы советских людей испытали даже не разочарование — крах веры. Столь же сильным потрясением для многих оказался распад СССР, который, как долгие годы не подлежало сомнению, был «могучим и нерушимым». В этом, на мой взгляд, и состоит характерная особенность и самый большой вред государственной пропаганды: она сеет иллюзии (заряжает ими массы), которые потом, спустя годы, сама же и развеивает, травмируя сознание миллионов «очернением» того, что еще вчера превозносила, и «обелением» того, что еще совсем недавно предавала анафеме.

Силой собственного примера

— Существует ли пресловутая «американская пропаганда» или это миф, созданный нашей пропагандой?

— Разумеется, существует. Внутренняя и внешняя. При этом нельзя сказать, что внутренняя пропаганда в американском государстве похожа на советскую. Вести такую пропаганду в США весьма затруднительно, потому что благодаря выборам и другим демократическим процедурам там слишком часто обновляется власть — на местном и федеральном уровнях, каждые два — четыре года. Поэтому американцы, как правило, не настроены слепо и безоглядно верить кому-то или во что-то. Критическое восприятие собственного государства и властей у них сформировано достаточно давно, как и сама атмосфера широкой общественной дискуссии. Хотя, конечно, в периоды выборов партии и кандидаты заняты не чем иным, как именно пропагандой своей политики, своих программ и себя лично. Без этого не привлечешь электорат. Иначе обстоят дела с пропагандой внешней. После Второй мировой войны Соединенные Штаты создали информационное агентство ЮСИА, которое стало заниматься внешней пропагандой — распространением информации об Америке, ее истории, культуре, государственном устройстве. Материалы агентства были нацелены на создание привлекательного образа США в других странах. И понятно, почему это требовалось: внешняя политика США стала развиваться в русле глобализма. А глобальный лидер нуждался в позитивном образе.

— В 1999 году агентство ЮСИА было расформировано. Свою задачу создать привлекательный образ США оно, на ваш взгляд, выполнило?

— Отчасти — да. Оно вело пропаганду исподволь, ненавязчиво. Именно такая «мягкая» пропаганда достигает гораздо больших результатов, чем прямолинейная, тупая и «железобетонная», как когда-то в СССР. Вообще в США издавна ведется спор: как Америка должна влиять на мир? Одна группа государственных деятелей и политиков считает, что не обязательно влиять на мир и завоевывать себе союзников какими-то жесткими мерами. Насильно мил не будешь. Это же можно делать по-другому — силой собственного примера. Да, это долгий путь, и не всегда он приводит к быстрому результату. Но он вернее и надежнее. Если твой потенциальный союзник — человек или государство — увидит, как ты живешь, какие действия совершаешь, какие ценности исповедуешь, и сформирует в себе внутреннюю потребность следовать за тобой, воспринимая тебя как модель для подражания, — это и станет главным итогом такого рода пропаганды. Это не прямая и жесткая пропаганда. Это способность своей политикой, своим поведением привлекать на свою сторону даже противника и вести его за собой. Но мы видим в США и примеры другой пропаганды — грубой, навязчивой, агрессивной. Одних Америка привлекает, а других отталкивает. Если бы не отталкивала, в мире не было бы и антиамериканизма.

— Антиамериканизму отчасти подвержены и сами американцы. Чем вы это объясняете?

— Прежде всего тем, что американское общество очень сегментировано, сложно и крайне неоднородно. Оно соткано из заинтересованных групп и соответствующих им групповых интересов. А где существуют групповые интересы, то есть нет монолитности в обществе, там очень сложно насаждать одну точку зрения: допустим, безответно утверждать, что политика США в отношении Сирии — единственно правильная. Если государство станет пропагандировать эту политику, то получит такой мощный ответ, что его пропаганда не будет иметь должного воздействия. Верный способ противостоять влиянию государственной пропаганды — соблюдать принцип рассредоточения власти, формировать общественные институты, которые будут выступать со своей пропагандой, распространять свои знания. И тем самым способствовать формированию групп сомневающихся, а значит, думающих, свободных граждан. Если ты «человек разумный», ты обязан сомневаться. Это значит, что ты мыслишь.

Массовое сознание не терпит полутонов

— Пропаганда — это всегда ложь?

— Она бы просто перестала существовать, если бы состояла из одной только лжи. Нет, в ней всегда есть какая-то доля правды. Пропагандистский эффект достигается разными путями: где-то смещением акцентов, где-то неполной или односторонней информацией, где-то некорректной аналогией — способов и уловок много. Есть, например, пропагандистские клише. Они в арсенале пропагандистов потому, что упрощают реальность. Пропаганды без упрощения вообще не бывает. Опытные пропагандисты прекрасно знают, что массовое сознание не терпит полутонов. И еще они знают, что массовое сознание воспринимает лишь две-три идеи, которые необходимо повторять, вбивая в сознание масс. А если начинаешь входить в полутона да сыпать идеями, то цель не достигается.

— А правду надо пропагандировать? Или она сама пробьет себе дорогу?

— Правду пропагандировать не надо, это может привести к обратному результату и вызвать подозрение: что-то слишком уж назойливо вы говорите про это, а действительно ли это так? Правду просто не надо утаивать. И еще ее надо распространять. Правда — это факты. А они, как известно, вещь упрямая.

Конкуренция с Интернетом должна заставить пропаганду быть более честной

— Какой должна быть пропаганда в век Интернета?

— Как минимум, очень искусной. Интернет — уникальный механизм, который, не скажу, что сводит на нет, но, во всяком случае, сильно снижает результативность любых пропагандистских усилий со стороны государства. В век Интернета заниматься безоглядной и примитивной пропагандой очень сложно. Ведь всегда найдется сайт, содержащий альтернативную информацию. Поэтому государственная пропагандистская машина должна модернизироваться, идти в ногу со временем. Конкуренция с Интернетом должна заставить такую пропаганду быть менее лакировочной, менее одномерной, более честной, правдивой.

Пропаганда была, есть и будет. В любом государстве. При любом политическом строе. Как ее воспринимать — это другой вопрос

— Честность и правдивость — они, вы считаете, не противоречат самой природе пропаганды?

— В идеале не должны противоречить. Почему у пропаганды негативный оттенок? Потому что она никогда не бывает стопроцентно правдивой. Критически мыслящий человек понимает, что жизнь соткана не только из удач, побед и успехов. Пропаганда же, как правило, говорит преимущественно о них, при этом сильно их преувеличивает. И почти не говорит об ошибках и неудачах, промахах властей. А если и говорит, то сильно их приуменьшает. Для пропаганды, как правило, характерны отрыв от реальности и отсутствие чувства меры. Именно это прежде всего и отбивает доверие к ней.

— Россия и информационые войны с Западом: как тут обстоит дело?

— Несмотря на существование канала Russia Today, холдинга «Россия сегодня», других СМИ, распространяемых на Западе, Россия все-таки не вписалась в западное информационное пространство. Вот эта «берлинская стена» в информации — она осталась.

— Почему, как вы думаете?

— Это принято объяснять пережитками «холодной войны». В значительной степени это так. Эпоха «холодной войны» и биполярного противостояния прошла, но подозрительность, взаимное недоверие остались. А подозрительность рождает стереотипы.

Эти стереотипы живут десятилетиями, передаются из поколения в поколение. Разрушить их очень трудно. Но дело не только в этом. Мне не нравится само сочетание слов «информационная война». Тем самым как бы подразумевается, что кто-то эту «войну» может выиграть, а кто-то проиграть.

Надо оперировать фактами, а не только риторикой, и предъявлять неоспоримые доказательства своей правоты. Тогда противоположная сторона этими фактами и доказательствами будет приперта к стенке. Основа любого суждения — знание, а основа знания — факты. Не знающие фактов люди легко попадаются на крючок пропаганды.

Пропаганда была, есть и будет

— Можно ли сказать, что в современном мире с его изобилием информации и широким доступом к ней пропаганда становится анахронизмом?

— Я так не думаю. Пропаганда была, есть и будет. В любом государстве. При любом политическом строе. Как ее воспринимать — это другой вопрос. Когда с молодости человек подпадает под влияние мощной пропаганды, то потом, спустя годы, он становится ее постоянным и восприимчивым адресатом. Даже если он и понимает, что должен критически смотреть на вещи, ему все равно трудно переломить себя.

Монополизм губителен не только в экономике, но и в любой другой сфере. Именно поэтому обществу всегда нужна альтернативная информация. Необходимы общественные дискуссии, свободный обмен мнениями. Именно благодаря этому и формируется критическое сознание и критическое восприятие мира, а в конечном итоге — и более зрелое общество, которому «промывать мозги» будет не так-то легко. Каждый должен беречь собственное сознание, не превращая его в жертву пропаганды.

Визитная карточка

Валерий Гарбузов — российский ученый-американист, историк, политолог, доктор исторических наук, заместитель директора Института США и Канады РАН.

Родился в 1960 году в г. Пскове. Окончил исторический факультет Псковского государственного педагогического института и аспирантуру Ленинградского государственного педагогического института имени А. И. Герцена.

С 2000 г. — в Институте США и Канады РАН. Одновременно является профессором факультета мировой политики Государственного академического университета гуманитарных наук, читает курсы лекций «История США», «Новейшая история стран Европы и Америки». Автор книг и статей по современной истории и политике США.

Почему столь успешна пропаганда СМИ России?

Роберт Орттунг: «Даже президент США убежден в том, что у каждого СМИ есть своя политическая повестка дня, отчего информация телеканалов, газет и радиостанций по своему определению не может не быть предвзятой». Keystone

Эксперт-международник из США Роберт Орттунг (Robert Orttung) представит в 17 октября 2018 года в Университете Цюриха свой доклад, посвящённый глобальной пропагандистской стратегии российских государственных СМИ, в частности телеканала RT, ранее называвшегося Russia Today. 

Этот контент был опубликован 11 сентября 2018 года — 12:57

Русскоязычная редакция SWI Swissinfo и газета Tages Anzeiger

Будучи профессором кафедры международных отношений авторитетной Elliott School of International AffairsВнешняя ссылка, он является одним из редакторов регулярно выходящего под эгидой «Центра исследования проблем безопасности» (Center for Security StudiesВнешняя ссылка) при Высшей Технической школе Цюриха (ETH) «Российского аналитического дайджеста» (Russian Analytical DigestВнешняя ссылка). В интервью швейцарским газетам Der Bund и Tages AnzeigerВнешняя ссылка он рассказывает, как можно «сделать дезинформацию интересной и даже развлекательной».

«Мы не можем согласиться с циничной идеей о том, что все вокруг есть одна сплошная ложь». Dr. Robert Orttung

Один из главных системных тезисов, который, по мнению Роберта Орттунга, лежит в основе пропагандистской стратегии таких СМИ, как телеканал Russia Today, состоит в том, что на свете якобы нет никакой нейтральности и взвешенности в медийном освещении событий в реальном мире. Выбирая из потока событий что-то одно, журналист уже одним фактом отбора начинает фильтровать информацию и формировать «свою» картину мира. «Это мнение распространено и в западном мире. Даже президент США убежден в том, что у каждого СМИ есть своя политическая повестка дня, отчего, мол, информация телеканалов, газет и радиостанций уже по своему определению не может не быть предвзятой», — указывает Р. Орттунг.

Циничная идея

«Мы не можем согласиться с циничной идеей о том, что все вокруг есть одна сплошная ложь. Однако именно в этом нас и хотят убедить кремлёвские пропагандисты», — говорит дальше Р. Орттунг. По его мнению, целью таких «СМИ» как холдинг «Россия сегодня», куда входят телеканал Russia Today и интернет-портал «Спутник», является подрыв западных демократических институтов, представляя в позитивном свете авторитарную систему России и ее внешнюю политику. Р. Орттунг напоминает, в каком тяжёлом положении находится экономика России. Не случайно было недавно принято решение о повышении пенсионного возраста. Однако методы информационной войны дают Москве шанс конкурировать с западом на равных. «У России нет военного и экономического потенциала Запада. И чтобы компенсировать эту слабость, Кремль делает ставку на пропаганду».

«Последние месяцы я провел за анализом видео-контента от Russia Today, опубликованного на сайте YouTube. Моя задача была понять, какие ролики публикует это СМИ, каковая численность аудитории этого материала. Долгое время основным фокусом RT был арабоязычный мир. В период с 2015 по 2016 год Russia Today опубликовала 70 тыс. видеороликов, из них 25% на арабском языке и только 20% на русском. Еще четверть материалов была на английском, 11% на испанском, 9% на немецком, и 1% на китайском. И везде мы видим одно и то же послание, а именно: демократические страны находятся в хаосе и что авторитарная система России гораздо лучше», — говорит Р. Орттунг.

Насколько успешна дезинформация, распространяемая RT? «В арабском мире не настолько успешна, как хотелось бы», — говорит эксперт. «Наверное, дело тут в основном послании этих роликов, мол, Россия охраняет в Сирии режим Ассада, являясь силой, поддерживающей законную власть, тогда как Запад стремится искать сближения с террористами». По мнению Р. Орттунга, арабоязычная публика охотно откликается на информацию, альтернативную той, что распространяется западными медиа, но в этом случае даже она не была склонна принимать нарратив Москвы за чистую монету. А вот где эта пропаганда хорошо работает, так это в Латинской Америке, где Россия представляет себя в качестве политического полюса, альтернативного США.

Умело использовать трещины

В самом ли деле российская дезинформация решающим образом воздействовала на итог последних президентских выборов в США? «Мы в США сталкиваемся со значительными сложностями при ответе на этот вопрос», — говорит Р. Орттунг. «Однако в любом случае ясно, что российская пропаганда умело использует трещины, уже существующие в американском обществе и разделяющие американцев в таких вопросах, как легализация абортов, владение оружием, расистски мотивированное насилие. Своими информационными кампаниями Россия льёт дополнительное масло в огонь этих спорных вопросов, возбуждая еще больше ненависти и недоверия. Россия рассматривает мировую политику исходя из тезиса о том, что „победитель получает всё“. Россия верит в то, что, чем слабее будет Запад, тем сильнее будет она».

Затем эксперт задаёт вопрос относительно причин успеха российской пропаганды. С его точки зрения она в высшей степени развлекательна. «Даже осознавая, что то, что вы видите, есть ложь и дезинформация, все равно вам будет очень интересно досмотреть до конца весело рассказанную историю. И многие пользователи настолько погружаются в эту материю, что постепенно начинают все-таки верить во всё это. Еще один секрет успеха: RT и Sputnik умело создают вокруг себя сообщества единомышленников, оказывая существенное влияние на процесс складывания личностной идентичности. Люди, которые не видят отражения своих мыслей в масс-медиа западного „мейнстрима“, в большей степени склонны верить RT».

Эксперт затрудняется точно сказать что-то насчет того, насколько многочисленные российские фабрики троллей, наподобие Агентства интернет-исследований (Internet Research AgencyВнешняя ссылка) со штаб-квартирой в Санкт-Петербурге, занимающегося воздействием на общественное мнение, действительно связаны с Кремлём. «Ясно, что их сотрудники занимаются распространением постов и комментариев в соцсетях и СМИ с целью сформировать определённое общественное мнение. И, может быть, они не всегда действуют по прямой указке властей, но цель у них всегда одна — угодить Кремлю». Р. Орттунг уточняет, что кампании дезинформации используются не только Москвой, но также Китаем и Ираном. Однако в России фабрики троллей находятся в куда более тесных отношениях с политической властью и с военными, чем где бы то ни было.

Вырвать жало

В качестве примера эксперт приводит ситуацию вокруг Крыма. «Посмотрите, что произошло с украинским полуостровом Крым. Как только российская армия аннексировала Крым, интернет был просто наводнён историями о том, с какой радостью крымчане встречали российских военных. RT опубликовала десятки эмоциональных и трогательных видеороликов на эту тему. В социальных сетях тролли старались просто „забить криком“ любые материалы, которые противоречили „правильному“ нарративу.

Значит ли это, что все эти кампании были оркестрированы из одного какого-то центра в Москве? Вряд ли. Напротив! Я думаю, что российские кампании дезинформации организованы децентрально на основе конкуренции нескольких близких к властям центров изготовления и распространения контента. И именно это обстоятельство делает противодействие этой дезинформации столь сложным делом».

Подводя итог, Р. Орттунг говорит, что Россия прицельно использует западные свободы, в частности, свободу слова и печати, с целью подорвать западный либеральный, демократический порядок. Делает это она путем сознательного углубления уже существующих проблемных трещин. Поэтому в этом смысле Западу не остается ничего иного, как прилагать дополнительные усилия для того, чтобы искать и находить решения проблем, с которыми он сталкивается. «Только так можно было бы реально вырвать у дезинформации ее жало»!

Статья в этом материале

Ключевые слова:

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу [email protected] Приносим извинения за доставленные неудобства.

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Понимание механизмов пропаганды

В своей основе пропаганда представляет собой предвзятую или вводящую в заблуждение информацию, распространяемую через средства массовой информации с целью продвижения политической программы или точки зрения. Пропаганда преднамеренно необъективна и обычно является частью более крупной психологической кампании, направленной на то, чтобы заставить людей сформировать определенное мнение. Это может включать откровенную ложь или более тонкую дезинформацию и цензуру.

Как работает пропаганда

Пропаганда работает, используя эмоции с помощью изображений, лозунгов и выборочного использования информации или контроля и цензуры фактов.Это особенно верно, если пропаганда используется правительством, контролирующим СМИ посредством цензуры, или правительством, которое владеет и управляет средствами массовой информации, как это было в бывшем Советском Союзе.

Разница между пропагандой и слухами заключается в том, что за пропагандой стоит намерение, обычно с организованной, финансируемой кампанией.

Современная политическая реклама, особенно реклама нападок, которая создает негативное впечатление о кандидате, может подпадать под категорию пропаганды, хотя такая реклама обычно считается менее зловещей, чем пропаганда, спонсируемая государством.

Известные примеры пропаганды

Наиболее очевидные примеры пропаганды происходят во время войн, когда правительства пытаются сплотить свой народ против общего врага. Во время Первой и Второй мировых войн широко использовались плакаты, изображающие врага как зло.

Эта техника считалась важной не только для того, чтобы завоевать общественное мнение, но и для того, чтобы убедить солдат сражаться в часто кровопролитных боях. До сих пор остается спорным вопрос о том, имела ли такая пропаганда долгосрочные негативные последствия.В обеих мировых войнах врагам давали уничижительные прозвища, а плакаты изображали японских и немецких солдат, похожих на крыс или монстров.

Во время холодной войны и Советский Союз, и Соединенные Штаты использовали пропаганду друг против друга, чтобы попытаться убедить своих граждан, а также граждан других стран в том, кто прав. На Кубе Фиделя Кастро пропаганда была обычным явлением, поскольку он сплачивал кубинцев в поддержку коммунизма.

Неправительственное использование пропаганды

Не всегда государство или учреждение использует пропаганду.Корпорации, некоммерческие организации и политические кампании будут использовать методы, очень похожие на пропаганду, чтобы влиять на цены акций или рыночные условия, продвигать законодательный акт или выставлять конкурирующего кандидата в дурном свете.

Это может быть так же просто, как распространение слухов о конкурирующей компании или предположение о каком-либо проступке со стороны политического кандидата. Даже если информация не соответствует действительности, если новостное агентство пронюхает о слухе и начнет задавать вопросы, опровергнуть его может быть сложно.

Если лидер или политик, особенно президент, делает вводящее в заблуждение или негативное замечание о компании или человеке, это также может повлиять на общественное мнение в определенном направлении.

Пропаганда и фейковые новости

Пропаганда приняла совершенно новый оборот с появлением так называемых фейковых новостных сайтов. Издатели, стремящиеся получить доход от рекламы за счет просмотров страниц, будут создавать вводящие в заблуждение или откровенно неверные «новостные» статьи с сенсационными или спорными заголовками. Как только эти статьи начнут распространяться в социальных сетях, их будет очень сложно проверить или опровергнуть.

Борьба с пропагандой, дезинформацией и фейковыми новостями

Пропаганда, дезинформация и фальшивые новости могут поляризовать общественное мнение, способствовать насильственному экстремизму и разжиганию ненависти и, в конечном счете, подрывать демократию и снижать доверие к демократическим процессам.


Для школ жизненно важно предоставить учащимся основательное образование в области медийной и информационной грамотности в рамках учебной программы.

Учителя должны быть хорошо подготовлены по этому предмету, чтобы наделить учащихся необходимыми компетенциями для критического понимания и оценки информации, сообщаемой всеми средствами массовой информации.

Поощряются проекты в партнерстве с национальными и местными органами власти и СМИ.
 


Факты и цифры

Две трети граждан ЕС сообщают, что сталкиваются с фейковыми новостями как минимум раз в неделю.[ 1 ]

Более 80% граждан ЕС говорят, что считают фальшивые новости проблемой как для своей страны, так и для демократии в целом.[ 2 ]

Половина граждан ЕС в возрасте от 15 до 30 лет говорят, что им необходимо критическое мышление и информационные навыки, чтобы помочь им бороться с фейковыми новостями и экстремизмом в обществе.[ 3 ]


Что такое пропаганда, дезинформация и фейковые новости?

Термины «пропаганда», «дезинформация» и «фейковые новости» часто совпадают по смыслу.Они используются для обозначения ряда способов, которыми обмен информацией причиняет вред, преднамеренно или непреднамеренно — обычно в связи с продвижением определенного морального или политического дела или точки зрения .

Можно выделить три совершенно различных способа использования информации, попадающих в эту категорию:

  • Неверная информация — распространение ложной информации без намерения причинить вред
  • Дезинформация — распространение ложной информации с намерением причинить вред
  • Вредоносная информация — правдивая информация, переданная намеренно с целью причинения вреда.[ 4 ]

Хотя ни одно из этих явлений не является новым, в последнее время они приобрели новое значение благодаря широкому распространению сложных форм информационных и коммуникационных технологий. Обмен текстом, изображениями, видео или ссылками в Интернете, например, позволяет информации стать вирусной в течение нескольких часов.


Почему пропаганда, дезинформация и фейковые новости важны в школе?

Поскольку в настоящее время информационные и коммуникационные технологии занимают столь важное место в их жизни, молодые люди особенно уязвимы для пропаганды, дезинформации и фальшивых новостей .Молодые люди проводят значительную часть своего времени за просмотром телевизора, играми в онлайн-игры, общением в чате, ведением блогов, прослушиванием музыки, размещением своих фотографий и поиском других людей, с которыми можно общаться в Интернете. Они в значительной степени полагаются на информацию, распространяемую в Интернете, в своих знаниях о мире и о том, как они воспринимают реальность. Многие родители не обладают достаточной технической компетенцией, чтобы следить за онлайн-активностью своих детей или информировать их о рисках, с которыми они могут столкнуться.Таким образом, школы обязаны обучать молодых людей критическим и информационным навыкам, которые они не могут получить дома .
 

«Значительный рост фальшивых новостей в качестве пропаганды в последние годы делает крайне важным, чтобы учащиеся обладали навыками, необходимыми для выявления правды и выявления предвзятости». [ 5 ]

Способность критически реагировать на онлайн-пропаганду, дезинформацию и фальшивые новости — это больше, чем средство защиты, однако она также является важной демократической компетенцией сама по себе.Аналитическое и критическое мышление, а также знание и критическое понимание мира, включая роль языка и коммуникации, лежат в основе Справочных рамок компетенций Совета Европы для демократической культуры . Они занимают центральное место в Образовании цифровой гражданственности и медийной и информационной грамотности .[ 6 ]
 

«Школа — это единственное место, где крайне важно научить будущих граждан понимать, критиковать и создавать информацию.Именно в школах цифровой гражданин должен начать и поддерживать постоянное критическое мышление, чтобы достичь значимого участия в жизни своего сообщества».[ 7 ]

Способность справляться с офлайновой, а также онлайновой пропагандой, дезинформацией и фальшивыми новостями также является ключевым навыком в ряде других школьных предметов , например, истории, социальных наук, естественных наук, религиоведения и искусства. Например, молодые люди могут изучать использование националистических и патриотических лозунгов или так называемую «пропаганду зверств» во время Первой мировой войны в истории; или формы искусства, предназначенные для поддержки определенных идеологий на уроках искусства.

Еще одна область, в которой информационные и коммуникационные технологии становятся проблемой для школ, связана с негативными комментариями об учителях и школах в социальных сетях . Школы обнаруживают, что родители и другие лица все чаще обращаются к социальным сетям, когда у них возникают споры или разногласия со школой, например, по поводу школьных правил, школьной политики или поведения персонала. Как реагировать на критические или клеветнические комментарии или кампании такого рода в Интернете стало предметом беспокойства руководителей и менеджеров некоторых школ.[ 8 ]


Какие проблемы?

Есть ряд проблем, с которыми сталкиваются школы, желающие серьезно относиться к пропаганде, дезинформации и фальшивым новостям как к образовательной или социальной проблеме:

  • Собственная онлайн-деятельность учителей и их опыт часто весьма ограничены и часто отстают от их учеников . Это может привести к тому, что они не будут браться за эту область преподавания и обучения без существенной приверженности профессиональному развитию.
  • Скорость, с которой меняются технологии и онлайн-активность молодежи, мешает учителям быть в курсе последних событий. Даже программы профессионального развития могут быстро устареть.
  • Может быть сложно найти в школьном расписании отдельный слот, где можно было бы преподавать вопросы, связанные с созданием и обменом информацией. В то время как аспекты могут подниматься по ряду предметов, проблема может заключаться в том, чтобы найти место в переполненной учебной программе , где это явление можно было бы рассматривать как самостоятельную проблему.
  • Описание «фейковые новости» не означает, что существует такая категория, как «настоящие» новости. Все новости являются подборкой и пишутся под конкретную аудиторию для конкретной цели. Предоставление глубокого анализа и сложных навыков, которые соответствуют этой теме, может быть проблемой для некоторых школ, особенно с точки зрения компетентности и подготовки учителей.
     

«Государствам следует принять меры для повышения медийной и цифровой грамотности, в том числе путем освещения этих тем в рамках обычной школьной программы и путем взаимодействия с гражданским обществом и другими заинтересованными сторонами для повышения осведомленности об этих проблемах.”[ 9 ]


Как школы могут стать активными?

Предоставление тренинга для учителей по медийной и информационной грамотности является ключом к повышению внимания к этой проблеме в школах. Несмотря на то, что это может иметь тенденцию к устаревшему, обучение может, по крайней мере, привлечь внимание преподавателей к важности этой области обучения для их студентов. Чем важнее учителя видят эту область, тем больше они будут чувствовать потребность в постоянном обновлении своих навыков.

Хотя важно привлечь к этой работе как можно больше учителей, в долгосрочной перспективе может оказаться более эффективным начать с назначения отдельного учителя или небольшой группы , которые будут руководить медийной и информационной грамотностью в школе. .Этот элемент специальной экспертизы может взиматься с:

  • Информирование персонала о новых разработках в области информационных и коммуникационных технологий
  • Обучение их стратегиям борьбы с пропагандой, дезинформацией и фейковыми новостями
  • Помощь им в интеграции этих вопросов в учебную программу по различным предметам
  • Руководство разработкой школьной политики и планированием действий в этой области.

В дополнение к такого рода разработкам существует ряд других инициатив , которые школа может предпринять, чтобы справиться с проблемами быстро меняющегося мира онлайн-пропаганды, дезинформации и фейковых новостей.К ним относятся:

  • Специальные дни или мероприятия в школе на тему пропаганды, дезинформации или фальшивых новостей как способ преодоления проблем переполненности формальной учебной программы
  • Инициативы по обучению сверстников , в которых старшие учащиеся инструктируют и консультируют младших по безопасному обращению с информацией, к которой они получают доступ в СМИ
  • Партнерство со сторонними специалистами или компаниями , обладающими опытом в этой области, e.г., журналисты, ИТ-компании, вузы
  • Виртуальные связи со школами в других регионах или странах , позволяющие учащимся по-новому взглянуть на новости и текущие события
  • Привлечение родителей, имеющих опыт работы с информационными и коммуникационными технологиями , для помощи в разработке школьной политики или совместной работы с преподавателями для обогащения обучения учащихся.

 

[1] Flash Eurobarometer 464 , 2018

[2] Там же.

[3] Флэш-Евробарометр 455, 2018 г.

[4] Wardle & Derakhshan, H., 2017. Информационное расстройство: на пути к междисциплинарной основе для исследований и разработки политики. Страсбург, Франция: Совет Европы.

[5] Когда начинается пропаганда фейковых новостей?, Лицом к истории и самим себе, 2018 г.

[6] Справочник по обучению цифровой гражданственности, 2019 г.

[7] Там же.

[8] Совет Европы: Управление противоречиями: учебное пособие для всей школы, 2017 г.

[9] ОБСЕ: Совместная декларация о свободе выражения мнений и «фейковых новостях», дезинформации и пропаганде

границ | Интернет-мемы: листовка «Пропаганда цифровой эпохи»

Методология

С помощью медиа-археологии эта статья призвана осветить эволюцию аналоговой листовочной пропаганды в ее современную цифровую форму интернет-мемов.Благодаря использованию макроскопического сравнения и микроскопического анализа можно наблюдать тенденцию параллельных методов убеждения между аналоговой пропагандой листовок и интернет-мемами.

Введение

В этой статье основное внимание уделяется пропаганде аналоговых листовок и современных цифровых интернет-мемов в отношении их состава, распространения и применения среди соответствующих целевых аудиторий. Благодаря использованию макроскопических сравнений можно наблюдать тенденцию параллельных методов убеждения между аналоговой пропагандой листовок и интернет-мемами.В статье также подчеркивается параллельное использование обоих средств массовой информации в связи с их способностью использовать психологическую тактику для распространения информации на макроскопическом уровне, одновременно ориентируясь на микроскопическую аудиторию. В настоящее время листовки с воздуха и интернет-мемы используются в соответствующих театрах (реальном и цифровом мире). Историческое использование воздушной листовочной пропаганды и параллельное использование воздушной листовочной пропаганды и цифровых мемов в настоящее время дает уникальную возможность исследовать их ранее упущенные запутанности.Благодаря раскопкам в истории использования воздушной пропаганды листовок и соответствующих тактик PSYOP становится возможным более всесторонний анализ интернет-мемов и их роли в цифровых манипуляциях. Эта статья задумана как теоретический анализ интернет-мемов и их пропагандистских свойств, чтобы другие исследователи могли привести эмпирические примеры. Статья следует дорожной карте, начиная с исторической тактики, стратегии и целей пропаганды листовок с воздуха, подчеркивая важность целевой аудитории.Затем фокус статьи смещается на микроскопический взгляд на то, что такое интернет-мемы, и на их врожденные способности, которые обеспечивают повышенную гибкость и распространение (включая эвристические свойства). Заключительные части этой статьи освещают работу интернет-мемов в реальном мире и возможности будущих исследований, вытекающие из этих исследований.

Мысленные бомбы, падающие сверху

Целевая аудитория и стратегически ориентированные цели стали основой для эффективного распространения информации на основе пропаганды.Каждая массовая пропагандистская кампания нуждается в механизме передачи для достижения своей целевой аудитории. Уже более века двигатели гремят в небе по всему миру с единственной целью быть механизмом распространения информации, основанной на пропаганде. Пропагандистские листовки традиционно «распространяются вручную, с помощью мешков для мусора, ящиков для листовок и листовок-бомб, в зависимости от типа самолета и тактической ситуации» (Армия США, 2003, k-10). Перед вторжением Соединенных Штатов (далее США) во время Второй мировой войны на Окинаву, Япония (1945 г.), было сброшено около шести миллионов листовок с воздуха (Schmulowitz and Luckmann, 1945, p.485). Во время участия США в войне в Корее (1950–53) силы США и Организации Объединенных Наций разбрасывали около 2,5 миллиардов листовок (более двух миллионов листовок в день) среди своей целевой аудитории, китайских войск, северокорейских войск и гражданских лиц (Ким и Хейли). , 2018). Каждый клочок бумаги был ключом, надеющимся открыть новый взгляд на текущие конфликты; Как писали Шмуловиц и Лакман, листовки с воздуха были по существу «мыслебомбами» (Schmulowitz and Luckmann, 1945, стр. 428). Эти листовки выпускались в любопытной форме, некоторые из них были юмористическими, некоторые информативными, а некоторые просто ужасающими.Прежде чем перейти к тому, как эти же принципы превратились в их современную цифровую итерацию, лучше всего совершить макроскопическую прогулку по тактикам и стратегиям пропаганды аналоговых листовок, основанным на PSYOP, в отдельности, прежде чем увеличивать масштаб и переплетать их с их последними цифровыми итерациями (интернет-мемами). ) для более ясного представления об их параллельных свойствах. Следующий пример посвящен вышеупомянутым конфликтам на Окинаве и в Корее. Они были выбраны среди многих других примеров из-за глубины имеющихся исследований, ориентированных на массовую пропаганду, и строгих модальных и культурных ограничений пропаганды, действующей в каждом театре (важный момент, отмеченный далее в этой статье).

Как в окинавском, так и в корейском конфликтах листовки с воздуха фокусировались на двух категориях распространения (целевых аудиториях): тактических и стратегических (Schmulowitz and Luckmann, 1945, p. 428). Согласно работе Шмуловица и Лукманна (1945, стр. 428), тактическая целевая аудитория была в первую очередь направлена ​​​​на снижение морального духа вражеских комбатантов, часто путем делегитимации их лидеров, причины или тактической ситуации.В сочетании с тактической целевой аудиторией пропагандистская листовка будет одновременно бомбардировать стратегическую целевую аудиторию, состоящую из гражданских лиц: цель состоит в том, чтобы убедить их действовать таким образом, чтобы это помогало (прямо и косвенно) союзным военным операциям (стр. 428) . Пропаганда будет сыпаться в виде плакатов (похожих на мемы с макроизображениями, обсуждаемыми позже), газет (Ryukyu Shuho/Rakkasan News), комиксов и фотографий среди прочего (Schmulowitz and Luckmann, 1945, p.429). Та же аудитория была нацелена на Корейскую войну с «миллионами сообщений, адресованных друзьям и врагам», в которых как гражданские лица, так и вражеские комбатанты были нацелены с конкретными целями (Психологическая война в Корее, 1951, стр. 65–67; Ким и Хейли, 2018). Пропаганда различала каждую категорию конкретных целей, надеясь изменить мысли и действия целевой аудитории. Тактика убеждения в целом подходит для четырех ключевых областей таргетинга.

В попытке убедить свою целевую аудиторию использовались следующие четыре ключевые области: призыв к идеологии, призыв к личному удовлетворению, призыв, ориентированный на общественные ценности, и распространение информации (Kim and Haley, 2018).Четыре категории убеждения создали границы и позволили пропагандистам создавать индивидуальную пропаганду для своей целевой аудитории. Важность использования риторики и визуальных модальностей для охвата целевой аудитории, основанной на племенах, жизненно важна для успеха таких пропагандистских операций. В театре на Окинаве эти категории задают целевую интенциональность по широкому кругу связанных идей посредством кредитования или дискредитации военных и общественных деятелей. Например, император, военные клики, дух Ямато, японское военное руководство, бремя гражданского населения и другие были выбраны в качестве ключевых целей в [де]легитимации роли обоих государственных акторов (Schmulowitz and Luckmann, 1945, p.485–487). После тщательного изучения целевых аудиторий американские пропагандисты сгенерировали 32 специфических для аудитории архетипа, с помощью которых можно было создать пропаганду и представить США и союзные силы как спасителя от милитаристской тирании Японии (как ее представляли) (Schmulowitz and Luckmann, 1945, стр. 485–491). Та же стратегия применялась во время Корейской войны, хотя и с немного отличающимися атрибутами для целевой аудитории (Psychological Warfare in Korea, 1951; PsyWar Leaflet Archive — 141-J-1, 2012).На обоих театрах действий в реальном мире были предприняты действия в связи с созданием и распространением информации посредством листовок с воздуха (Schmulowitz and Luckmann, 1945; Psychological Warfare in Korea, 1951; Kim and Haley, 2018). «Мыслительные бомбы» могли нацеливаться на целевую аудиторию, использовать риторику и модальности, которые находили отклик у целевой аудитории, и использовать эвристику, заложенную в их соответствующей риторике, чтобы призвать к действию различные племенные группы на театре военных действий. Сегодня листовки по-прежнему сбрасываются над вражескими территориями с теми же четырьмя направлениями и категориями распространения, но листовочная пропаганда эволюционировала, и диапазон самолетов и стоимость производства таких аналоговых методов больше не ограничиваются физической областью распространения. .

Теперь их единственными ограничениями являются доступ в Интернет и воображение. Интернет-мемы (в просторечии называемые просто мемами) — одно из последних достижений листовочной пропаганды и эффективный инструмент цифрового убеждения. Способность интернет-мемов использовать плотную модальность и когнитивные предубеждения позволяет им сеять разногласия, постоянно подтверждая ранее существовавшие племенные узы. По мере того, как макроскопический взгляд на листовочную пропаганду с воздуха подходит к концу, возникают следующие уместные вопросы: что такое интернет-мемы и как они соотносятся со стратегией и тактикой воздушной листовочной пропаганды?

Мемы и их распространение

Если кто-то не воздерживается от использования Интернета и социальных сетей, интернет-мемы, несомненно, будут чем-то, с чем вы столкнетесь.Они проникают в хронику Facebook, прокрадываются в посты в Instagram, исполняют серенаду в Twitter, попадают в ночные новости и стали одним из основных элементов цифрового общения. По данным Statista.com, только у Facebook в последнем квартале 2019 года активная пользовательская база составляла 2,5 миллиарда человек (Clement, 2020b). Instagram и Twitter заняли второе и третье места соответственно, насчитывая более 1 миллиарда активных пользователей (Clement, 2020c). Из них 74% пользователей Facebook и 42% пользователей Twitter посещают сайт ежедневно (Pew Research Center, 2019).Это глобальные пользователи, демонстрирующие впечатляющую мощь Интернета в его способности соединять людей по всему миру. Кроме того, 35% пользователей социальных сетей поколения Z и миллениалов статистически «весьма вероятно» будут делиться чужими мемами (Clement, 2020a). Из такого большого количества людей, использующих социальные сети, следует, что мемы могут стать вероятным инструментом распространения идей.

Уникальная природа интернет-мемов изменяет эту динамику, позволяя упростить доступ к возможностям вещания в Интернете (особенно к социальным сетям) для распространения идей среди широкой аудитории.Росс и Риверс, ссылаясь на идеи Виггинса и Бауэрса, описывают интернет-мемы как «артефакты совместной цифровой культуры», точно описывая их функциональное использование (цитируется Россом и Риверсом, 2017, стр. 1). Их способность создавать, использовать, распространять и ремиксовать любой, у кого есть доступ в Интернет, открывает двери для ранее необоснованного участия в решении как социальных, так и политических вопросов (Anderson and Lee, 2020). По сути, каждый компьютер, смартфон или планшет становится доступным средством передвижения; распространение идей, которые потенциально могут распространиться по всему миру.Фактически, мемы имеют такие перспективы в сфере пропаганды и распространения информации, что Министерство обороны и DARPA изучили их способность влиять на культуру, укреплять идеологию и даже изменять поведение (DiResta et al., 2019, стр. 50).

Несмотря на то, что они кажутся инструментом расширения прав и возможностей человека, они все же могут функционировать так же, как и их аналоги-предшественники, как механизм более крупных государственных образований и господствующих в нем идеологий. Успех и неудачи интернет-мемов во многом зависят от культурных и языковых ограничений их целевой аудитории.Они представляют собой продукт, обычно созданный для определенной [суб]культуры. Хотя их тактика и черты были пересмотрены для цифровой среды, их запутанность с традиционными методами психологических операций, спонсируемых государством (PSYOPs), поразительно схожи. Независимо от позиции или утверждения данного мема его успех по-прежнему связан культурными дискуссиями и нормами, в рамках которых он разделяется: черта, присущая его аналогам-предшественникам. Чтобы по-настоящему понять силу мема, необходимо сначала изучить его этимологию и модальные свойства.

Несмотря на популярность интернет-мемов, их этимология часто ускользает от внимания обычного пользователя Интернета. Слово «мем» может проследить свою этимологию от греческого « mimēsis », относящегося к тому, как искусство имитирует жизнь (Mimesis, 2020). Один из самых известных отрывков мимесиса можно найти в «Республике » Платона, где отмечается, что художник может знать, как изображать объект, но может не знать, как его использовать в реальности. Платон пишет: «Имиджмейкер, репрезентант понимает только видимость, а реальность выше его» (Платон, 2010, 375 Б.н.э., 70). Платон может оказаться способным предсказывать жизнь в эпоху цифровых технологий. Мимесис имеет долгую историю изучения, хотя только в более современные времена его приписывали социальным конструкциям и их распространению в данной культуре.

Современные интернет-мемы могут проследить свое происхождение от описаний мемов Ричардом Докинзом в его основополагающей работе «Эгоистичный ген » (1976). Перефразируя идею Докинза, мемы — это небольшие элементы культуры, которые действуют так, как если бы они были отдельными генами в области биологии.Каждый артефакт несет в себе частичку культуры, в которой он был создан. Продолжая метафору, эти гены затем объединяются, чтобы стать частями более крупного генома (более крупного социального сознания) (Dawkins, 1976). Чтобы ген функционировал в геноме, он должен иметь ДНК, которую он может прочитать и понять. Интернет-мемы также должны быть прочитаны и поняты их целевой аудиторией, чтобы иметь эффект. Росс и Риверс утверждают, что важен не только язык, но и культура, мировоззрение, эмоции и чувства аудитории, которые продвигают их в более широкое общественное сознание (Росс и Риверс, 2017, с.2). Возвращаясь к метафоре, эти ключевые факторы являются важными ингредиентами, из которых состоят нуклеотиды ДНК. Обнаружено, что все эти части объединены в интернет-мемах, что дает им возможность вирусной силы в данной культуре. С учетом основных, но невидимых внутренних механизмов интернет-мема, далее будут обсуждаться легко наблюдаемые аспекты.

Интернет-мемы встречаются в самых разных средствах массовой информации, но обычно представляют собой анимацию, GIF-файлы, видео (в том числе те, что можно найти на Reddit, TikTok, Instagram, Facebook и YouTube), изображения и макросы изображений.Хотя все эти формы имеют отношение к данной статье, макросы изображений будут в центре внимания из-за их простоты создания, передачи и адаптируемости, а также их сопоставимости с традиционной воздушной пропагандой листовок. Из-за непрерывного создания мемов, создаваемых ежедневно, точное количество интернет-мемов, находящихся в обращении в данный момент времени, невозможно. Имея это в виду, по данным одного из самых популярных сайтов интернет-мемов, knowyourmeme.com, в настоящее время существует 3347 подтвержденных архетипов/жанров макромемов изображений, официально перечисленных в период с 2003 по 2020 год (Confirmed Entries, 2020).Хотя макросы изображений были выделены здесь в качестве примера, другие модальности мемов также используют методы пропаганды, управляемой PYSOP, и пропаганды листовок.

В двух словах, интернет-мемы, использующие форму передачи макроса изображения, используют статическое изображение и наложенный текст. Подобно воздушной пропаганде, сбрасываемой с самолетов (или раздаваемой), и изображения, и текст играют роль в понимании мема. Образ напрямую связан с данным архетипом (или жанром) мема, создавая основу для понимания мема.Изображения могут относиться к широкому спектру выражений, включая сарказм, иронию, юмор или совет. Эта «база» позволяет молчаливо понять мем на макроскопическом уровне. Например, широко известный мем «Снисходительный Вонка» находится в обращении с 2011 года (Снисходительный Вонка/Creepy Wonka Image #233,240, 2012) (см. рис. 1). Этот мем представляет собой образ Джина Уайлдера из фильма 1971 года «, Вилли Вонка и шоколадная фабрика ». Само изображение позволяет потребителю мема понять, что этот конкретный мем будет обсуждать какую-то тему иронического характера, в которой риторический акт снисходительности применяется для юмористического эффекта.Построение этих культурных артефактов соответствует семиотическому пониманию языка. Швейцарский лингвист Фердинанд де Соссюр в своей работе «Курс общей лингвистики » описывает язык с точки зрения знаков, означающих и означаемых (Sassure, 2010). Сила знаков использовалась во всех письменных источниках, чтобы связать людей одним образом и идеей. Интернет-мемы используют силу знаков, аккультурирующих и подтверждающих представления о том, каков мир на самом деле .Один из краеугольных камней силы интернет-мема заключается в его плотной аморфной модальности.

Рисунок 1 . Пример снисходительного мема Вонки.

Интернет-мемы

используют эти функции для создания плотной модальности, позволяя тем, кто сталкивается с мемами, с первого взгляда понять общий контекст (сарказм, юмор и т. д.) из статического изображения и получить дополнительную информацию. Затем мемы могут стать особенно нюансированными для целевой культуры из наложенного текста.Когда мемы подписываются на условности архетипов, знаки и означающие работают вместе, создавая гипермодальность вокруг обозначаемой идеи. Эта модальность попадает в категории, понятные пользователям и создателям интернет-мемов. Использование базового архетипа (т. е. статического изображения за наложенным текстом) мема создает варианты почти бесконечного количества ремиксов, позволяя им оставаться актуальными независимо от представленной идеи: понял ранее существовавший сигнификатор интернет-мема.Хотя существуют тысячи архетипов мемов, их можно разделить по назначению на пять зонтичных категорий.

Микаэль Бенаим, цитируя работу Нобеля и Ланкшира, сформулировал список из пяти типов мемов, а именно: «коллаборативный абсурдистский юмор в мультимедийных формах; ложные мемы; торжество абсурдного или необычного; и социальный комментарий (социальная критика, политические комментарии, общественный деятель)» (цитируется по Бенаим, 2018, стр. 901). С таким широким спектром типов интернет-мемы могут найти аудиторию в лидерах и субкультурах по всему миру.Интернет изобилует миллионами примеров каждой из этих категорий. Конкретные затрагиваемые темы варьируются от популярной культуры, политики до субкультур, таких как интернет-мемы на латыни и клингонском языке. Каждый архетип/жанр мема должен ссылаться на ранее существовавшие социокультурные конструкции, чтобы быть успешным (с точки зрения понимания и распространения). Мемы в их окончательных формах (статическое изображение и наложенный текст) также могут, хотя и не всегда, ограничиваться их языковыми и культурными возможностями.Хотя потенциально расширяющие возможности интернет-мемы не лишены дополнительных ограничений в отношении ролей, которые они играют в современном технологически подкованном мире. Следует отметить, что хотя юмор довольно часто является способом передачи информации, тема может быть смертельно серьезной. Интернет-мемы используют другой механизм для распространения, чем пропаганда листовок с воздуха, но оба имеют схожие пространственные ограничения, зависящие от их целевой аудитории.

Один из примеров такого ограничения, связанного с неэффективным таргетингом на аудиторию, разыгрываемого в реальном мире, можно найти в статье New York Times «Перекрёстные сигналы Германии в пропагандистских листовках» (Associated Press, 1945). восточный фронт был случайно обстрелян в сторону удерживаемого американцами западного фронта.Пропаганда на русском языке была направлена ​​на разжигание гнева против американских сил в Тихом океане. Через несколько минут американский фронт получил правильную партию на английском языке, в которой говорилось: «Премьер Сталин стремился уничтожить Америку и Британию» (Associated Press, 1945). Эта непреднамеренная осечка лишила пропагандистские листовки способности распространять намеченное сообщение и демонстрировать культурный / языковой диапазон пропаганды. Не только язык и сообщение должны находить отклик у целевой аудитории, но также формулировки и культурные особенности, заложенные в действии.

В обоих театрах, описанных в разделе «Мыслительные бомбы, падающие с небес», пропагандисты должны были формировать свой язык так, чтобы это было культурно приемлемо для их аудитории. Ярким примером является использование высказывания «Прекратить сопротивление» вместо «сдаться» или «сдаться» (см. рис. 2). Чтобы сохранить видимость чести и «бесстыдный» выход из войны перед лицом поражения, листовочная пропаганда сосредоточилась на использовании заявления «прекратить сопротивление», чтобы потворствовать чувствам целевой аудитории (Schmulowitz and Luckmann, 1945; Kim и Хейли, 2018).Это изменение было внесено после того, как выяснилось, что предыдущие сообщения не резонируют с их целевой аудиторией и даже имеют неприятные последствия для повышения боевого духа противника (Schmulowitz and Luckmann, 1945). Таким образом, тщательные эксперименты, специально подобранные сообщения и продуманный таргетинг на аудиторию играют жизненно важную роль в искусстве распространения пропагандистских листовок с воздуха. Интернет-мемы также имеют аналогичные ограничения, наложенные на них, в частности, в отношении их времени, культурной целевой аудитории и диапазона распространения.

В качестве теоретического сравнительного примера: мем, распространяемый на японском языке , может не иметь успеха с лингвистической или культурной точки зрения у североамериканской аудитории, и наоборот; хотя тот же жанр мема может использоваться для вывода основного значения интернет-мема.Таким образом, интернет-мемы имеют ограничения, связанные с их целевой аудиторией и их знанием мема или того, на что он ссылается в социальной сфере, чтобы работать (Bradshaw and Howard, 2018). Подобно тому, как воздушная пропаганда на испанском языке в такой стране, как Джибути, окажется неэффективной, именно целевая аудитория (и, соответственно, их демография, чувства и племенные связи) создает границы для успеха или неудачи использования интернет-мема. и делиться в большем масштабе; очень похоже на нацеливание на аудиторию военного времени, обсуждавшееся в разделе «Мысленные бомбы, падающие с небес».

Кроме того, интернет-мемы могут быть ограничены добавлением (часто бессмысленного) юмористического характера, который они передают. Если они не смогут поддерживать заданный стандарт своей целевой аудитории или вторичной аудитории, а также неотъемлемые пограничные маркеры этой культуры, им не удастся распространить себя дальше, чем первые первоначальные получатели. Обычные PSYOPs следуют аналогичным принципам при создании пропаганды на зарубежных театрах. Согласно рассекреченному полевому руководству «Тактика, методы и процедуры психологических операций» армии США от 2003 г., созданные материалы должны быть «совместимы с тем, как иностранное население [и, соответственно, целевая аудитория] привыкло получать информацию» (1–3). .Следовательно, модальность должна соответствовать ожиданиям целевой аудитории (Bradshaw and Howard, 2018).

Чтобы пропаганда мемов или листовок была успешной, они должны использовать своевременность события, на которое они ссылаются (Coscia, 2018, стр. 70). Если мем ссылается на событие слишком далеко за пределами общественного сознания, он вряд ли примет вирусную форму. Уместным сравнением будет разбрасывание пропагандистских листовок времен Второй мировой войны над современными районами Мексики, контролируемыми картелями. Сообщение просто не будет эффективным, и поэтому его мужественность подавляется с самого начала.Создание эффективных мемов следует за течениями современных событий; часто отражая 24-часовой цикл новостей, из которого многие интернет-мемы черпают свои культурные отсылки. Те, кто хорошо ориентируются на свою аудиторию и создают повествование мема таким образом, чтобы он резонировал, плывут по волнам, а те, кто не тонет и не тонет в чернильной черноте забытых мест всемирной паутины.

Кроме того, если мем должен быть успешным в своем распространении, он не должен быть слишком похож на другие вирусные интернет-мемы, разделяющие ту же информацию, иначе они, вероятно, столкнутся с более низким успехом в распространении.Как пишет Мишель Кошиа, ссылаясь на свое исследование, проведенное на сайтах социальных закладок Reddit и Hacker News , «высокая каноничность снижает общий успех вирусных сообщений, в то же время помогая ценить невирусные сообщения» (Coscia, 2018). , стр. 72). Насыщая рынок мемов похожими мемами, те, кто использует новые подходы, становятся более успешными. Подобных границ рассредоточения придерживается и листовочная пропаганда. Ким и Хейли (2018), обсуждая стратегии пропаганды листовок в заметке о войне в Корее, «…каждая сторона копировала темы и содержание другой в качестве контрпропаганды, темы листовок с идеологическим призывом были в чем-то схожи в том, что они критиковали общественный строй противника.Ремиксы должны были быть достаточно похожими, чтобы действовать как контрпропаганда, если они должны были быть эффективными инструментами манипуляции, но не точными копиями. Если интернет-мему суждено выжить и процветать, он не должен быть точным клоном; как и гены его тезки, он должен развиваться и мутировать, чтобы выжить. Это не только поддерживает жанр мема, но и возрождает интерес к первоначальным образцам. Благодаря использованию ремикса исходные артефакты, на которые ссылаются, становятся сырьем для ремикса.

Еще одним важным ключом к успеху мемов является их способность смешивать культурные артефакты в качестве материалов для создания нового смысла. Возражения против использования ремикса для придания истинного значения ссылкам среди аудитории рассматриваются в новаторской работе Лоуренса Лессига Remix . Он пишет: «Их значение исходит не из содержания того, что они говорят; оно исходит из референции, которая может быть выражена только в том случае, если используется оригинал. Изображения или звуки, собранные из примеров из реального мира, становятся «красками на палитре»» (Лессиг, 2009, с.74). Каждое событие, которое находит отклик в культуре или субкультуре, может добавить к модальности мема и его ремиксов; особенно в отношении артефактов поп-культуры. Это не только увеличивает «удовольствие» от распознавания культурных отсылок в меме, но также потенциально увеличивает его резонанс и среди нецелевой аудитории: еще больше способствует более широкому распространению интернет-мемов. Короче говоря, интернет-мемы смешивают культурные артефакты, чтобы генерировать новые значения, используя силу других культурных отсылок для расширения участия и рассеивания аудитории (Lessig, 2009, p.76). Следовательно, адекватное чувство культурного понимания (как создателями мемов, так и потребителями мемов) играет большую роль в успехе или провале мема.

Миметическая природа интернет-мемов должна отражать и/или освещать некоторые аспекты целевой аудитории [аудитории] и их соответствующие убеждения, ценности и/или чувства. Они играют на «существующих ранее социальных и культурных конструкциях; нормы; ценности или конкретные среды», чтобы добиться успеха как в передаче своей идеи, так и в совместном использовании (Бенаим, 2018, с.901). Они должны использовать определенные лексиконы, символы и идеи в рамках [суб]культуры, чтобы вызвать интерес у тех, кто разделяет форму общей идентичности. Это же правило применимо и к традиционным методам PSYOP: «необходимо будет разработать или выбрать различные линии убеждения и символы, чтобы воздействовать на [целевую аудиторию] для достижения каждой из различных [вспомогательных целей психологических операций]» (армия США, 2003, стр. 5–2). В противном случае, как и в случае с вышеупомянутым картелем в Мексике, они будут барахтаться в своих попытках распространения внутри и за пределами своей целевой аудитории.

Юмор часто называют одной из основных функций интернет-мемов (Piata, 2016; Ross and Rivers, 2017; Benaim, 2018). Будучи известными как таковые среди широких масс, интернет-мемы могут быть просто отброшены как шутка, а не как искренний идеологический, информативный или политический комментарий распространителя мема. Хотя следует отметить, что это действительно может быть конечной целью многих интернет-мемов: короткий смешок, чтобы добавить немного остроты в жизнь или катарсическую помощь. Этот аспект юмора может также помочь в распространении интернет-мема, продолжая его распространение, и это может быть впоследствии использовано (путем создания аудитории), пока не будет найдена аудитория, которая воспринимает целевые идеи как аксиоматические.

Способность мемов быстро создаваться и распространяться делает их эффективным инструментом распространения информации. Во время национальных или всемирных мероприятий мемы будут появляться в социальных сетях; показывая свою своевременность в новой моде. В 2016 году политические мемы, вращающиеся вокруг выборов в США, заполонили Интернет вместе с мемами о горилле Харамбе (Haddow, 2016; Judah, 2017). В 2020 году интернет-мемы, ссылающиеся на распространение COVID-19 (особенно связанные с ажиотажем с туалетной бумагой, позицией политического лидера в отношении болезни и «лекарствами» в США.Южная Америка), кандидаты в президенты (включая президента Дональда Трампа, Берни Сандерса и Джо Байдена), экономическая и социальная политика, а также антивакцинация — все это является обычным явлением на платформах социальных сетей. Создатели мемов и те, кто ими делится, могут (и делают) в режиме реального времени, с минимальным страхом социальной реакции или цензуры. Эффективность их производства и размах сравнимы с эффективностью пропаганды листовок с воздуха; информация падает с неба в умы тех, кто случайно сталкивается с ней: почти не опасаясь, что «враги» остановят ее непосредственное воздействие.Основные различия заключаются в способности интернет-мемов быть актуальными, анонимными, податливыми и способными быть использованными человеком. В следующем разделе более подробно будет обсуждаться, почему они полезны для распространения идей, особенно тех, которые касаются политики, социальных проблем и более прагматичных тем, благодаря возможности анонимности мем-кузнеца.

Смерть создателя мемов: введите ремикс

Способность быстро создавать и распространять мемы помогает сохранить анонимность источника мемов; будь то государственные деятели или частные лица.Росс и Риверс, а также Каннизарро отмечают, что интернет-мемы поощряют анонимность своего происхождения и расширяют возможности тех, кто в противном случае вряд ли стал бы участвовать в политическом или конфронтационном диалоге, независимо от того, основана ли информация на фактических доказательствах или нет (Cannizzaro, 2016; Росс и Риверс, 2017). Короче говоря, часть привлекательности интернет-мемов для многих людей (тех, кто создает их или делится ими) заключается в их способности оставаться постоянно современными благодаря постоянному ремиксу и анонимному созданию.

«Смерть создателя мема», если заимствовать у Ролана Барта, Смерть автора , стирает проблематичные представления о творении (т. и создание ремиксов, чтобы быть общественным упражнением в свободе. Как пишет Барт, «объяснение произведения всегда ищут в мужчине или женщине, которые его создали», но без лица или имени интернет-мем существует в постоянном состоянии логического вывода и переводимости; объект изменчив по своей природе (Барт, 2010, с.1322). Те, кто делится интернет-мемами или ремикширует их, не подчиняются стандартам или ограничениям создавшего их автора. Смысл интернет-мемов заключается не в сознании или позиции создателя мема, а в том, что касается его назначения, потребителя мема. Пределом является только воображение и его способность оставаться в тренде во времени.

Возможность сразу отделить создателя мема от самого мема добавляет любопытный уровень свободы интерпретации мема. В исследовании Pew Research «U.S. Поляризация СМИ и выборы 2020 года: разделенная нация», отмечает, «данные свидетельствуют о том, что партийная поляризация в использовании источников СМИ и доверии к ним усилилась за последние 5 лет» в первую очередь из-за недоверия к источникам информации (Jurkowitz et al. , 2020). Поскольку СМИ оказались в эпоху растущей поляризации СМИ, мемы предлагают распространение информации, у которой обычно отсутствует очевидная политическая точка происхождения. Интернет-мемы — это, как правило, безавторский продукт, освобождающий свою аудиторию от оков авторского ожидания.Это позволяет нескольким уровням понимания исходить из локуса (мима), помогая получать удовольствие, сбивать с толку, катарсис или манипулировать на рынке идей. Поскольку, как правило, нет автора / создателя, который мог бы использовать ранее существовавшие политические предубеждения, аудитория, столкнувшаяся с политическими мемами, имеет возможность просмотреть их без своих собственных фильтров предвзятости. Одним словом, сам язык и впечатление, оставленное в сознании аудитории, порождают собственные значения и понимание мема.

Именно здесь мемы расходятся с аналоговой листовочной пропагандой. Хотя точные создатели могут быть неизвестны, целевая аудитория знает об их происхождении. Это создает гораздо более сложную задачу для традиционного пропагандиста. Интернет-мемы, которым помогают символика, культурное понимание и точный таргетинг аудитории, используют смерть создателя мема для манипулирования эвристическим пониманием мира аудиторией. Для этого он должен сначала забросить широкую сеть за счет модных идей и ремиксов, привлекательных для целевой аудитории.

Чтобы поддерживать свою актуальность, интернет-мемы должны создавать или извлекать выгоду из архетипов символической ценности культуры в режиме реального времени. Бенаим пишет: «Интернет-мемы — это далеко не простое регрессивное онлайн-производство, поскольку они включают в себя высокие символические ценности ведущей культуры» (Бенаим, 2018, стр. 904). Беря аспекты из реального мира и помещая их в интернет-мемы, они создают новые значения, символы, язык и знания (Benaim, 2018). Эти творения не новы, но основаны на «сэмплах» (украденный термин из музыкальной индустрии) культуры, поэтому создают новый подход к идее или событию.Росс и Риверс отмечают способность людей вносить свой вклад в написание мема: «Создатели могут либо изменить конкретное значение, которое должно быть выражено через текст, либо создать новую итерацию мема, либо изменить изображение и текст для создания полностью новый производный мем» (Росс и Риверс, 2017, стр. 2). Это приводит к большему участию в культурной или лингвистической группе справочного материала мемов.

Хотя многие создатели мемов предпочитают оставаться анонимными, есть и такие, кто предпочитает заявлять о себе с помощью псевдонимов в социальных сетях.Одним из особенно ярких примеров является пользователь Твиттера «CarpeDonktum», который посетил Белый дом в рамках «саммита по социальным сетям» президента Дональда Трампа в июле 2019 года (Relman, 2019; Roose, 2019). Возможно, это свидетельствует о зарождающемся рынке для создателей мемов в политической и социальной сферах общества: но на данный момент он остается уникальным примером, плывущим вверх по течению среди анонимных масс, генерирующих мемы сегодня.

Большой потенциал для ремиксов и/или создает возможность забрать власть из рук государственных органов или корпораций и передать ее в руки небольших групп и/или отдельных лиц.Чтобы подчеркнуть это преимущество, существует низкий входной барьер для всех, кто хочет участвовать: и они это делают. Лессиг, говоря о росте участия в создании мемов, пишет: «Это означает, что больше людей могут создавать таким образом, а значит, гораздо больше людей делают это. Изображения или звуки берутся из токенов культуры, цифровых или аналоговых» (Лессиг, 2009, стр. 71). В прошлом такая деятельность в значительной степени зависела от дорогостоящих рекламных кампаний, физических материалов, значительных умственных и человеческих ресурсов.Для пропаганды листовок больше не нужны самолеты, бумага и люди, обученные психологической войне; все, что нужно, это человек, подключение к Интернету и понимание целевой аудитории. Как только целевая аудитория определена, создатели интернет-мемов со злонамеренными или озорными намерениями используют когнитивные предубеждения, чтобы получить дальнейшее влияние.

Эвристическая атака мемов

Человеческий мозг может одновременно обрабатывать ограниченное количество сознательной информации.Он использует эвристику, чтобы помочь людям ориентироваться в мире, не затрачивая на это слишком много когнитивных ресурсов. Психолог Кристофер Двайер, перефразируя работы Уэста, Топлака и Становича, отмечает, что «эвристика позволяет сделать вывод без тщательного размышления и/или рефлексивного суждения, учитывая, что они по сути являются схемами для таких решений» (цитируется Двайером). , 2018). Эти эвристические свойства человеческого мышления могут быть использованы для когнитивных искажений. Эти предубеждения могут быть эффективно использованы интернет-мемами, а также людьми или группами, которые их создают и распространяют.В вирусных мемах есть несколько ключевых предубеждений: предвзятость подтверждения, предвзятость однородности и предвзятость популярности. Каждый использует свои собственные специализированные инструменты для распространения дезинформации и пропаганды. Кроме того, они также помогают [де]легитимизировать идеи, людей и социальные движения.

Предвзятость подтверждения фокусируется на вещах и идеях, которые люди считают приемлемыми или разумными для их соответствующего мировоззрения. Если информация согласуется с ранее существовавшими убеждениями, истинными они или неуместными, они с большей вероятностью поверят ей.Шахрам Хешмат в статье Psychology Today утверждает: «После того как мы сформируем точку зрения, мы принимаем информацию, которая подтверждает эту точку зрения, игнорируя или отвергая информацию, которая ставит ее под сомнение (Хешмат, 2015)». Предвзятость преследует двоякую цель: подтвердить свою первоначальную позицию по поводу идеи и отсечь идеи, которые ее не подтверждают. Это предубеждение позволяет использовать эхо-камеру идей и распространять их по сети (Чиампалья, 2018). Facebook подчеркнул злонамеренное использование этой предвзятости в пресс-релизах после 2016 U.С. президентские выборы.

Facebook в публичном сообщении отметил использование этой предвзятости для ложной пропаганды идеологических страниц Facebook. Facebook определил ложную амплификацию как «скоординированную деятельность недостоверных учетных записей с целью манипулирования политической дискуссией» с целью «отговорить определенные стороны от участия в обсуждении или усилить сенсационные голоса других» (Weedon et al., 2017). В публичном релизе также отмечается, что ложными усилителями могут быть «профессиональные группы», ориентированные на определенные демографические данные, или «небольшое количество тщательно отобранных учетных записей, демонстрирующих аутентичные характеристики с хорошо развитыми онлайн-личностями», дающие власть как государствам и учреждениям, так и отдельным лицам или небольшая группа (Уидон и др., 2017). Эти тактики отражают обычные тактики PSYOPs. Традиционные методы, используемые PSYOPs для распространения пропаганды, включая пропаганду листовок, используют «первичные группы» и/или «вторичные группы» для достижения целей своей деятельности.

Первичные группы «предпочитают получать информацию от других членов группы и склонны избегать информации от посторонних», что упрощает нацеливание на аудиторию из-за присущей группе эхо-камерной структуры (Армия США, 2003 г., стр. 3–3). 5). Предостережение такого таргетинга состоит в том, что эти группы, как правило, не имеют массового влияния в публичной сфере.С другой стороны, вторичные группы состоят из большого количества людей и точек зрения, связанных общей целью или идеей. Вторичными группами можно манипулировать посредством агрегирования, на основе физического местонахождения или через ключевого коммуникатора (например, знаменитостей, политиков, авторитетных фигур и т. д.). Кроме того, из-за изменчивости точек зрения и опыта второстепенные группы свободно используют и распространяют информацию из источников: создавая более широкую сеть для потенциальных целевых аудиторий (Армия США, 2003, с.3–5). Короче говоря, современные мемы отражают традиционные PSYOP благодаря использованию ложного усиления с помощью цифровых ключевых коммуникаторов. Будь то мем-страница, учетная запись знаменитости в Твиттере или страница учителя в Facebook, мемы могут использовать свое соответствующее положение в обществе, чтобы [де]легитимировать идеи и людей. Как только информация была распространена и принята (либо как 90 235 по своей сути, либо как 90 236 как ложная), вероятным результатом становится дальнейшее укрепление внутригрупповых связей. Независимо от размера и масштаба тех, кто стоит за страницей, все они используют комбинацию сенсационных «новостей», интернет-мемов и других форм распространения информации, чтобы попытаться изменить политические и социальные дискурсы, происходящие на их носителе (Weedon et al., 2017). Подтверждение своих идей может быть мощным инструментом. Позволить человеку чувствовать себя принятым как часть «своей группы». Эти «группы» могут состоять практически из любой точки зрения и появляться в социальных сетях, создавая социальные пузыри, основанные на предвзятости однородности.

Статистические данные подтверждают, что платформы социальных сетей представляют собой созревшие поля социальных пузырей, готовые к возделыванию до тех пор, пока их когнитивные предубеждения не принесут свой урожай. Согласно Шмидту и соавт. пользователи ограничивают свою активность небольшим количеством страниц единомышленников в Facebook, что приводит к серьезному выборочному воздействию (Schmidt et al., 2017). Кроме того, пользователи ограничиваются избранным диапазоном страниц или 90 235 новостных 90 236 выпусков, которые довольно часто помогают подтвердить свои убеждения и идеи (Schmidt et al., 2017). Такие страницы используют мемы (в частности, макромемы изображений) для подтверждения и распространения на своих страницах соответствующей точки зрения или руководящей идеологии. Короче говоря, пользователи социальных сетей поддерживают свои собственные заявления и когнитивные предубеждения, основанные на том, что они уже считают правдой. Это помогает ограничить их личное мировоззрение и, в более широком масштабе, участвовать в сильной поляризации пользователей по всему миру.

Николов и др. (2015) в исследовании «Измерение онлайн-социальных пузырей» обнаружили, что пользователи Twitter и электронной почты ограничивают свой доступ к информации в отношении диапазона своих источников по сравнению с общим базовым уровнем поиска; еще раз помогая в [повторном] подтверждении идей. Хотя это может быть тривиальным во многих случаях интернет-мемов, они могут служить законными формами пропаганды, которым помогают алгоритмы, используемые как поисковыми системами, так и социальными сетями, чтобы показать пользователям больше того, что их поведение на платформе указывает на то, что они предпочитают.Ограничивая себя в просматриваемых страницах, интернет-мемах и новостных источниках, из которых они получают информацию, а также в отсутствии разнообразия встречающихся идей, пользователи могут непреднамеренно препятствовать своему пониманию объективной реальности; что ведет к потенциально более опасной деятельности политического астротурфинга.

Политический астротурфинг прокладывает путь к объединению большого количества людей в социальные пузыри и провоцирует предвзятость популярности. Раткевич и др. определяет политический астротурфинг как «политические кампании, замаскированные под спонтанное «массовое» поведение, которые на самом деле осуществляются одним человеком или организацией» (Раткевич и др., 2011). Как упоминалось ранее, интернет-мемы легко создавать, распространять и ремикшировать, что делает их податливым инструментом для государств и отдельных лиц с идеологическим императивом. Используя интернет-мемы и другие цифровые инструменты, такие группы могут эффективно создавать и организовывать большие группы пользователей в социальные пузыри, которые действуют как эхо-камеры (Weedon et al., 2017). Эти страницы или пользователи изначально являются произведениями вымысла, прикрывающимися реальностью. Когда пользователи становятся целевыми (через рекламу или модели поведения пользователей), страницы, ориентированные на пользователей, заполняются реальными пользователями; маскировка злонамеренных намерений, стоящих за созданием страницы.Используя предвзятость популярности, пользователи больше не могут тратить время и усилия на проверку фактов информации, распространяемой такими страницами.

Изнеженность пользователей отбрасывает проверку фактов и проверку на ветер, вызывая поток дезинформации, которая может быстро распространиться по Интернету. В отличие от достоверности или правдивости интернет-мемов именно их «цепляемость и повторяемость [которые] могут функционировать в качестве основных движущих сил распространения информации» (Ratkiewicz et al., 2011). Короче говоря, способность интернет-мемов развлекать или легко запоминаться делает их более востребованными и вирусными, чем их точность. Представления о том, что истинно или даже отдаленно возможно, подстерегают эвристические свойства интернет-мемов. Аналогичная тактика использовалась, пересматривалась и повторялась при создании и распространении пропагандистских листовок, что частично обсуждалось в разделе «Мыслительные бомбы, сыплющиеся сверху» этой статьи. Хотя пропагандистские листовки (и, соответственно, мемы), обитающие в сфере возможного, могут быть приняты за правду, сама правда может показаться целевой аудитории невероятной.

Это понятие броскости и повторяемости перекликается с тактикой пропагандистских листовок союзников времен Второй мировой войны. Мартин Ф. Герц отмечает, что такие лозунги, как «Лучше быть свободным, чем военнопленным, Лучше быть военнопленным, чем мертвым», оказались эффективными в манипулировании поведением и идеями вражеских комбатантов» и помогли поддерживать безопасность операций (OPSEC ) в союзных войсках фразой «свободные губы могут потопить корабли» (см. рис. 3) (Loose Lips Might Sink Ships, 1941; Herz, 1949). Также во время Корейской войны такие заявления, как «Живой патриот может помочь Корее больше, чем мертвый», были обычным явлением в листовках, сбрасываемых с воздуха над вражеской территорией; давать простой повторяемый принцип целевой аудитории (Психологическая война в Корее, 1951).Кроме того, в интервью с военнопленными 5-й армии США в Италии они обнаружили, что фактически правдивые утверждения могут показаться возмутительными заявлениями вражеских комбатантов. Приведенный пример состоит в том, что все военнопленные «получали яйца на завтрак», хотя военнопленные действительно утверждали, что «эта идея была настолько нелепа для немцев по другую сторону линии огня, что они просто смеялись над этой идеей» (Herz, 1949, стр. 473). Чтобы быть эффективными инструментами манипулирования (будь то пропагандистские листовки или интернет-мемы), они должны балансировать на тонкой грани между реальностью и правдоподобностью.

Использование эвристики и когнитивных искажений помогло людям выжить, а также их доверчивости. По состоянию на январь 2020 года число активных интернет-пользователей во всем мире составляет почти 4,5 миллиарда, что открывает все более широкие возможности для использования и распространения интернет-мемов в злонамеренных целях (Clement, 2020c). В сфере политики и идеологии эти инструменты часто комбинируются для [де]легитимации идей, политических кандидатов и общественных движений. Вышеупомянутые краеугольные предубеждения помогают в создании племенных связей и создании «Других» групп, которые конкурируют за доминирование в распространении информации на рынке мемов.Подобно пропагандистам, упомянутым в третьем разделе, группы будут использовать, микшировать и итерировать гибкую форму макромема изображения, чтобы «бороться» с идеями, не поддерживающими их повествование, с помощью инструментов [де]легитимации.

Интернет-мемы, наряду с их ранее упомянутыми предубеждениями и инструментами таргетинга, могут действовать как агенты [де]легитимации. Легитимация работает, чтобы пролить положительный свет на идею или человека, подчеркнув хорошие качества, присущие субъекту. Делегитимация фокуса на поиске негативных составляющих; но также помогает в «других» группах, которые могут найти указанные идеи положительными.Росс и Риверс отмечают это качество среди интернет-мемов, написав: «Делегитимация демонстрирует отсутствие риторического согласования с преобладающими социальными ценностями того времени в дополнение к отсутствию позитивных, полезных, этических, понятных действий» (Росс и Риверс). , 2017, стр. 3). Не нужно напрягать воображение, чтобы понять, как это может происходить в цифровом мире.

Путем поиска единомышленников и использования когнитивных искажений, встроенных в конструкцию социальных сетей, реальность данной ситуации может принять фантасмагорическую форму.Каждый человек глубже погружается в собственную версию реальности, легитимизируя информацию, которая согласуется с его предвзятыми представлениями, и находит делегитимизирующую информацию (которая согласуется с его позицией) как дополнительное доказательство правильности его мировоззрения. Находя других людей или группы, разделяющие схожие взгляды, возникает идея другого. Эта стратегия не нова. Политики, правительства и компании использовали его с незапамятных времен. Среда просто приняла вирусную форму, которую теперь могут использовать как государства, учреждения, корпорации, так и отдельные лица.

Например, армия США отметила, что целевая аудитория с «нуждами, желаниями и желаниями… будет, при различных уровнях усилий, стремиться их удовлетворить» (армия США, 2003, стр. 5, 6). Если желание состоит в том, чтобы иметь право голоса, вызвать перемены или выразить себя и свое мнение, у каждого человека теперь есть средство для этого. Кроме того, «Желание [целевой аудитории] удовлетворить, облегчить или устранить потребность дает им мотивацию изменить свое поведение» (Армия США, 2003, стр. 5, 6). Используя потребности и эвристику целевой аудитории, создатели мемов, особенно те, у кого злонамеренные намерения, могут расширить свое присутствие по всему миру и создавать племенные группы без необходимости фактического нахождения людей в одном географическом месте.Людям дается «оружие» и средство для удовлетворения их потребностей, но они могут непреднамеренно позволить кому-то другому прицелиться. потребности группы могут принимать форму микро- или макроповедений в Интернете и/или в реальном мире, и для начала формирования тактики Другого требуется только единая точка согласия. Гуттормсен отмечает, что диапазон пограничных маркеров, которые могут привести к инакомыслию, варьируется от наднациональных до локальных и включает области «политической, культурной, социальной, профессиональной и правовой сфер» (Гуттормсен, 2018, с.324). Этим сферам может потребоваться только один акт приписывания значения человеку, группе или идее, чтобы привести в движение механизмы Другого (Guttormsen, 2018, стр. 326). После того, как шестеренки запущены, возникает возможность подвергнуться вышеупомянутым когнитивным искажениям, что приводит к обмену недостоверной информацией через интернет-мемы; возможно, еще более дистанцирующиеся группы, рассматриваемые через поляризующие линзы. В следующем разделе кратко представлены несколько примечательных примеров того, как эти стратегии работают в реальном мире.

Мемы в действии

Использование интернет-мемов для изменения мыслей и действий людей за последнее десятилетие стало лучше задокументировано. Этот раздел посвящен нескольким реальным примерам использования интернет-мемов как государствами, так и отдельными лицами. Один из наиболее изученных примеров связан с Агентством интернет-исследований (далее IRA) и его ролью в операциях по кибервлиянию. Следует отметить, что из-за огромного количества исследований, доступных для каждого соответствующего примера, приведенная ниже подборка реальных действий намеренно кратка и предназначена для беглого взгляда на то, как интернет-мемы использовались в реальном мире.

ИРА, по-видимому, преследовала несколько целей, включая долгосрочную «операцию социального влияния, состоящую из различных скоординированных тактик дезинформации, направленных непосредственно против граждан США» с целью «оказания политического влияния и обострения социальных разногласий в США». культура» (DiResta et al., 2019). Только в 2016 году IRA создала или перепрофилировала более 167 000 мемов в Facebook и Instagram, миллионы взаимодействий пользователей на разных платформах были сосредоточены на органических сообществах, которые они создали с течением времени (DiResta et al., 2019, с. 51–58). Каждая страница, управляемая IRA, была специально адаптирована для целевой аудитории, уделяя особое внимание противоречивым вопросам, общественным деятелям и идентичности (DiResta et al., 2019, стр. 11). Религиозные группы, меньшинства и политические группы подвергались жестоким преследованиям из-за их способности создавать эхо-камеры. Кроме того, сообщения, созданные на этих страницах, начинались с создания нарративов, которые такие группы могут найти привлекательными, распространяя их с помощью целевой рекламы и, в конечном итоге, с сообщениями, которые «намеревались вызвать возмущение» и реальные действия (Howard and Liotsiou, 2018, p.19). Чтобы увеличить количество потенциальных пользователей, просматривающих их контент, эти страницы изначально будут в значительной степени полагаться на интернет-мемы, ориентированные на юмор, для создания органичных взаимодействий. Например, две ИРА создали страницы в Facebook, «Армия Иисуса» и «Матери-христиане против мастербации», посвященные религии и сексуальной зависимости. Один популярный мем, посвящённый мастурбации, создавался и ремикшировался несколько раз и первоначально распространялся через Facebook и Instagram. Мем с очевидным изображением Иисуса Христа гласит: «Боретесь с пристрастием к мастурбации? Протяните руку помощи, и мы победим вместе» (DiResta et al., 2019, с. 40; Иисус: вместе мы победим, 2016 г.) (см. рис. 4). В этом меме использовалась реальная проблема в сочетании с сексуальным каламбуром, что привело к тому, что контент был распространен как целевой, так и нецелевой аудиторией (DiResta et al., 2019, стр. 40). Таким образом, увеличилась вероятность охвата целевой аудитории за счет участия нецелевой аудитории; продвигая свою цель в долгосрочной перспективе, увеличивая взаимодействие и видимость страницы.

Плотная модальность их мемов способствовала вирусному распространению, потворствуя своей целевой аудитории посредством подкрепления взглядов, взаимодействия с теми, кто их критикует, или людьми, которые просто находили их забавными.Все это способствовало их органическому распространению, помогая повысить анонимность их происхождения и их непрозрачных целей. Продолжающееся использование таких тактик намекает на то, что те, кто их создает и использует, находят их полезными для своих целей. Используя вышеупомянутые когнитивные искажения, а также другие стратегии, ИРА оставила определенный след в Интернете и цифровой культуре. Другой пример мемов, изменяющих диалог по проблеме, можно найти в Хорватии и инициативе мемов Caća se vrača вокруг бывшего премьер-министра Ино Санадера.

Бебич и Воларевич изучили распространение влияния Caća se vrača (отец возвращается) в Хорватии и обнаружили, что мемы «могли повлиять на сообщения СМИ» в отношении [повторной] легитимации Ино Санадера после его освобождения из тюрьмы (Bebić и Воларевич, 2018, стр. 53). Их данные свидетельствуют о том, что общественное мнение о Санадере изменилось с нейтрального на положительное в новостных передачах после инициативы по созданию сатирических мемов. Пиата обнаружил аналогичные результаты на выборах в Греции в 2015 году. С помощью метафоры и юмора обе политические партии использовали социальные сети и мемы в качестве инструментов [де]легитимации (Пиата, 2016, с.53). Использование предвзятости популярности, скрытой в их соответствующих сообщениях, привело к усилению общения между целевой и нецелевой аудиториями. Корпорации также подвергались атакам отдельных лиц и групп через интернет-мемы.

Росс и Риверс, освещая работу Davis et al. (2016 г.), например, «Поехали!» Гринпис. кампания и использование ими интернет-мемов для делегитимации рекламы компании Shell Oil с помощью иронии. На фоновом изображении одного примера изображена нефтяная платформа, а наложенный текст гласит: «Потому что иди на хуй, земля.Поехали» (Росс и Риверс, 2017, стр. 4). Ремикс рекламной кампании компании для отображения иронии был новым подходом к распространению информации о мемах в Интернете; отнять власть у крупной корпорации и передать ее в руки тем, кто занимается различными социальными и экологическими проблемами. Эта серия мемов также заложила основу, необходимую для инаковости и делегитимизации корпорации, играя с броскостью и повторяемостью, что повышает вероятность распространения мемов среди целевой и нецелевой аудитории.Эта тенденция сохраняется и сегодня, и можно увидеть, как она создается и распространяется отдельными людьми в связи с пандемией COVID-19.

Как и любое другое крупное социально значимое событие, пандемия COVID-19 создала множество мемов, вращающихся вокруг нее. Многие создаваемые мемы сосредоточены на юморе или ребяческих попытках людей подготовиться к социальному дистанцированию, защите себя или паническим покупкам. Распространенные мемы подчеркивают паническую покупку туалетной бумаги, дезинформацию о том, как «вылечить» или сделать себе прививку от вируса, а также использование националистической риторики и реакцию политических лидеров и других второстепенных лиц/групп на его распространение.

В одном примере из архива Covid-19, но созданного Facebook, используется снимок экрана из Twitter с изображением популярной компьютерной игры 1974 года Oregon Trail , на которой изображен вол, тянущий повозку, которая выглядит как рулон туалетной бумаги. Под фургоном, повторяя тот же сценарий и стиль игры, написано: «Вы умерли от вируса короны». Над статичным изображением наложен текст: «Вы не смогли накопить достаточно TP [туалетной бумаги]» (мем о туалетной бумаге Oregon Trail, 2020) (см. рис. 5).Этот конкретный мем отдает дань уважения игре, изначально созданной для информирования людей о трудностях, с которыми сталкивались те, кто путешествовал по стране в 1800-х годах. Он иронично сравнивает это с «борьбой» и «опасностями», с которыми сталкиваются люди, живущие в двадцать первом веке без достаточного количества туалетной бумаги; тема, которую многие зрители могут найти юмористической. Кроме того, он делает его современным, включая изображения туалетной бумаги, подчеркивая абсурдность феномена накопления туалетной бумаги в начале 2020 года и комментируя способность страха вдохновлять население на действия.Этот мем, кажется, намерен использовать юмор, чтобы указать на абсурд, а не призыв к действию. Хотя другие мемы начали идеологическую тактику Othering.

Другой пример проливает свет на вышеупомянутые тактики и стратегии мемов и их контр-мемов. В середине 2020 года на социальных платформах (включая, помимо прочего, Reddit, Facebook, 9gag и Twitter) начали появляться мемы, изображающие противоположные точки зрения на доктора Энтони Стивена Фаучи и доктора Стеллу Иммануэль (Liberal Logic Meme, 2020; MAGA). Логический мем, 2020) (см. рис. 6).Мемы имитируют и ремиксируют друг друга в нескольких итерациях, подчеркивая различные [де]легитимизирующие характеристики каждого из них для своей целевой аудитории. В меме «Либеральная логика» фотография доктора Иммануэля расположена слева (ставя ее первой для аудитории, которая читает и просматривает документы слева направо), а ее опыт в этой области привел к «успешному излечению сотен пациентов с коронавирусом». вирус» рекламируется как доказательство ее положения как эксперта, которому стоит верить. За этим следует противоположная точка зрения «мы ей не доверяем».С другой стороны, доктор Фаучи изображен в злобном свете и расположен справа (что приводит читателя к утверждениям о докторе Фаучи только после того, как он увидит заявленную позицию доктора Иммануэля), отмечая предыдущие утверждения как его позицию директора. Национального института аллергии и инфекционных заболеваний (NIAID) в первые дни борьбы с COVID-19. Кроме того, еще один пример таргетинга на аудиторию входит в претензии к доктору Фаучи, отмечая, что «и считает, что зародыши [‘] не живы»; дополнительный бонус для целевой аудитории, выступающей за жизнь, в которой сообщение может получить дополнительный резонанс.Под его фотографией имеется саркастическая фраза «настоящий доктор».

Рисунок 6 . Листовка внутренней пропаганды США времен Второй мировой войны.

На противоположной стороне этого примера находится мем «MAGA Logic». Обратите внимание на то, что фотографии перевернуты (Фаучи сейчас справа), а опыт доктора Фаучи в качестве эксперта по инфекционным заболеваниям в течение полувека подчеркивается заявлением «Я ему не доверяю…» внизу. Доктор Иммануэль расположена слева и содержит заявления, которые делегитимизируют ее позицию, замеченную в вышеупомянутом меме «Либеральная логика», включая понятие о том, что «инопланетная ДНК используется в лечении» с фразой «Она врач», расположенной под ней.Эти два примера являются блестящей демонстрацией зеркальной способности мемов и контр-мемов, а также их вышеупомянутых стратегий таргетинга в действии. Каждый конкретный мем нацелен на свою целевую аудиторию, использует модальность для передачи многоуровневого значения, использует современную культуру и общество в качестве ориентира, соответствует текущему новостному циклу информации, с которой потребители мемов, скорее всего, будут знакомы, и помогает чтобы укрепить племенные связи и их неявную эвристику.

Другой пример основан на предположении о происхождении вируса COVID-19. Архетип мема был назван мемом «китайский вирус», появившимся после того, как президент Дональд Трамп начал называть COVID-19 как таковой в марте 2020 года (Viala-Gaudefroy and Lindaman, 2020). Мемы, основанные на этом архетипе, обычно используют увеличенную фотографию заметок президента Трампа на пресс-конференции. Видно, что его левая рука сохраняет строку, с которой он читает. Еще одно улучшение отображает редактирование, в котором «Corona» зачеркнуто, а над ним написано «китайский», формулируя фразу «китайский вирус» (Chinese Virus, 2020).Этот снимок экрана был распространен в социальных сетях, а также в традиционных медиа-средах, ремиксирован на медиа-платформах и стал популярной справочной фразой в общественном сознании. В отличие от своего аналогового предшественника, о таком массовом распространении и риторическом эффекте могли только мечтать пропагандисты, создававшие листовки с воздуха на прошлых и нынешних театрах их распространения.

Использование этой фразы создало динамическую маркировку вируса и его происхождения как способ персонифицировать его как чужеродную примесь и позволяет тем, кто пострадал во всем мире, сосредоточить свои коллективные страхи.Мем действует как еще один метод распространения наряду с другими формами медиа. Хотя вирус, похоже, действительно возник в Ухане, Китай, последствия такой риторики ощущают на себе американцы азиатского происхождения. В Соединенных Штатах в период с 19 марта по 15 апреля 2020 г. было подано 1497 жалоб на дискриминацию в связи с взаимодействием, связанным с COVID-19 (Zhou et al., 2020). Хотя прямого призыва к действию, основанного на меме, не было, и взаимодействия могут быть случайными, влияние мема на риторику в общественном сознании поддается проверке.Этот конкретный архетип мема может быть использован для дальнейших исследований в изучении корреляций между популярными интернет-мемами и взаимодействиями в реальном мире. Поскольку вирус идет своим чередом, а люди продолжают реагировать, интернет-мемы, несомненно, будут играть роль в общественном восприятии и реакции на COVID-19 и любые другие крупномасштабные события.

Заключительное обсуждение

Относительно дешевая вычислительная мощность и Интернет привели к тому, что большое количество людей, брошенных под знамена глобализованного человечества, имеют больший доступ и свободу действий друг с другом, чем когда-либо прежде в истории.Несмотря на огромные возможности такой технологии, одни и те же инструменты, успешно преодолевающие разрыв между разными народами и культурами, эволюционировали в соответствии со временем. Трайбализм, в различных формах, которые он принимает, по-прежнему остается частью человеческого существования, и есть отдельные лица, корпорации и аффилированные с государством субъекты, желающие и способные злонамеренно эксплуатировать недавно открытые мосты между разными народами. Интернет-мемы стали цифровым преемником листовочной пропаганды и, похоже, станут первой цифровой версией в эволюционной последовательности грядущих событий.Их способность использовать вирусную модальность, охотиться на эвристики и когнитивные предубеждения, а также эксплуатироваться корпорациями, нациями, политическими партиями и отдельными людьми меняет историческую динамику власти. В некотором смысле интернет-мемы уравнивают правила игры, а в другом они открывают дверь в эпоху массовых цифровых манипуляций.

В этой статье были освещены аспекты мемов как современных цифровых пропагандистских листовок, но при этом был обнаружен ряд исследовательских возможностей.Более современные академические исследования роли и эффективности современной воздушной пропаганды листовок в цифровую эпоху немногочисленны. Это открывает новые возможности для исследований, о которых не могли знать предшествующие ученые, не конкурирующие со свойствами распространения Интернета. Также существует острая необходимость в дальнейших исследованиях того, как платформы и отдельные лица могут бороться с [вопиющей] дезинформацией. Кроме того, исследование цифровой общественной реакции (через интернет-мемы) во время глобальной паники может пролить свет на то, как и почему люди реагируют на международные стрессы, особенно в областях катарсиса и расширения личных возможностей.Кроме того, стратегии отслеживания вирусных мемов на разных платформах могут дать ценную информацию о коллективном цифровом сознании двадцать первого века. Исторически обоснованное отслеживание эволюции мемов и использования ими технологий (например, газет, радио, телевидения) может дать представление о будущей практике. К сожалению, из-за огромного количества данных, хранящихся в частном порядке компаниями социальных сетей и правительствами, почти невозможно изучать эти явления в режиме реального времени.Как было сказано в заключительной мысли Psychological Warfare in Korea 69 лет назад, «в психологической войне у нас есть недорогое, эффективное оружие, которое должно оказаться более эффективным, поскольку мы продолжаем учиться совершенствовать нашу технику» (Psychological Warfare in Korea). , 1951). По мере того, как методы и целеустремленность создателей мемов были направлены на целенаправленное распространение информации, чтобы изменить сердца и умы людей во всем мире, эффективное оружие воздушной пропаганды листовок стало потенциально еще более эффективным в своей цифровой итерации — интернет-меме.Возможно, на данный момент лучше всего попытаться посмеяться над временем и поделиться некоторыми интернет-мемами. На данный момент, возможно, лучше всего наслаждаться смехом, потому что мир завтрашнего дня может оглянуться назад и найти интернет-мемы, над которыми нечего шутить.

Заявление о доступности данных

Оригинальные вклады, представленные в исследовании, включены в статью/дополнительный материал, дальнейшие запросы можно направлять соответствующему автору.

Вклад авторов

JN участвовал в разработке и реализации темы исследования, в анализе результатов и написании рукописи.

Конфликт интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

Ассошиэйтед Пресс (1945, 27 января). Крестные сигналы немца в пропагандистских листовках. New York Times (1923 — Текущий файл) Нью-Йорк, штат Нью-Йорк.

Академия Google

Барт, Р. (2010). «Смерть автора», в Антология теории и критики Нортона, 2-е издание .изд. В. Б. Лейтч (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Нортон), 1322–1326.

Реферат PubMed | Академия Google

Бебич, Д., и Воларевич, М. (2018). Не шутите с мемом: использование вирусного контента в общении о политике. Комм. соц. 31, 43–56. дои: 10.15581/003.31.3.43-56

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бенаим, М. (2018). От символических ценностей к символическим инновациям: интернет-мемы и инновации. Рез. Политика 47, 901–910. дои: 10.1016/j.respol.2018.02.014

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Канниццаро, С. (2016). Интернет-мемы как интернет-знаки: семиотический взгляд на цифровую культуру. Знак. Сист. Стад. 44, 562–586. doi: 10.12697/SSS.2016.44.4.05

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кошиа, М. (2018). Всплески популярности снижают шансы вирусного распространения протомемов в будущем. Комм. АСМ 61:70. дои: 10.1145/3158227

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Докинз, К.Р. (1976). Эгоистичный ген . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

ДиРеста Р., Шаффер К., Руппель Б., Салливан Д., Матни Р., Фокс Р. и др. (2019). Тактика и тропы Агентства интернет-исследований. [email protected] of Nebraska: Lincoln . Линкольн, Орегон: Конгресс Соединенных Штатов.

Академия Google

Гуттормсен, Д. С. А. (2018). Продвижение инаковости и инаковости культурного другого во время «Межкультурных встреч» в исследованиях межкультурного менеджмента. Междунар. Стад. Управлять. Орган. 48, 314–332. дои: 10.1080/00208825.2018.1480874

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Герц, М.Ф. (1949). Некоторые психологические уроки листовочной пропаганды во время Второй мировой войны. Публичное мнение. Вопрос 13:471. дои: 10.1086/266096

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ховард, П. Н., и Лиотсиу, Д. (2018). ИРА, Социальные сети и политическая поляризация в США, 2012-2018 гг. Вычислительный пропагандистский исследовательский проект.Оксфордский университет . Доступно в Интернете по адресу: https://comprop.oii.ox.ac.uk/wp-content/uploads/sites/93/2018/12/The-IRA-Social-Media-and-Political-Polarization.pdf (по состоянию на декабрь 2018 г.). 12, 2019).

Академия Google

Ким С. и Хейли Э. (2018). Пропагандистские стратегии листовок времен Корейской войны. Междунар. Дж. Реклама. 37, 937–57. дои: 10.1080/02650487.2017.1348434

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Лессиг, Л. (2009). Ремикс: процветание искусства и коммерции в условиях гибридной экономики .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Пингвин.

Академия Google

Николов Д., Оливейра Д.Ф.Н., Фламмини А. и Менцер Ф. (2015). Измерение социальных онлайн-пузырей. Компьютер PeerJ. науч. 1:e38. doi: 10.7717/peerj-cs.38

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Пиата, А. (2016). Когда метафора становится шуткой: метафора путешествует от политической рекламы до интернет-мемов. Дж. Прагматика 106, 39–56. doi: 10.1016/j.pragma.2016.10.003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Платон (2010).«Республика», в г. Антология теории и критики Нортона, 2-е изд. ed VB Leitch (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Нортон), 70.

Академия Google

Раткевич Дж., Коновер М., Мейсс М., Гонсалвес Б., Фламмини А. и Менцер Ф. (2011). Выявление и отслеживание политических злоупотреблений в социальных сетях . Центр сложных сетей и системных исследований Школы информатики и вычислений, 1–8.

Академия Google

Росс, А. С., и Риверс, Д.Дж. (2017). Цифровые культуры политического участия: интернет-мемы и дискурсивная делегитимация кандидатов в президенты США 2016 года. Контекст дискурса Медиа 16, 1–11. doi: 10.1016/j.dcm.2017.01.001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Sassure, FD (2010). «Курс общей лингвистики», в Антология теории и критики Нортона, 2-е издание . изд. В. Б. Лейтч (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Нортон), 850–866.

Академия Google

Шмидт, А.Л., Золло Ф., Викарио М.Д., Бесси А., Скала А., Калдарелли Г. и др. (2017). Анатомия потребления новостей в Facebook. Проц. Натл. акад. науч. США 114, 3035–3039. doi: 10.1073/pnas.1617052114

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шмуловиц Н. и Лукманн Л. Д. (1945). Внешняя политика по пропагандистским листовкам. Публичное мнение. Вопрос 9:428. дои: 10.1086/265758

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Это не пропаганда Петра Померанцева

«Правда должна была освободить нас.Но блестящий роман Петра Померанцева «. Это не пропаганда » показывает, как диктаторы и другие враги свободы использовали в качестве оружия самую идею правды. Эти приемы, впервые примененные против нас в России, распространились по земному шару ядовитым облаком. Перевозя нас с Филиппин на Украину, в страну МАГА, Померанцев является непревзойденным гидом по нашему миру постправды и тому, чему мы все должны научиться, чтобы выжить в нем». — Гарри Каспаров, председатель Инициативы «Возобновить демократию» и автор зима близко

«В этом трогательном, необычном и тщательно репортажной книге, Петр Померанцев напоминает нам, что пропаганда не просто политический инструмент: он также может формировать людей, их отношения с их дети, их дружба, их браки.Гораздо больше, чем просто еще один взять на себя сегодняшние хаотические информационные войны, эта книга утверждает, что мы должны понять, как пропаганда пытается сформировать наши самые глубокие мысли и чувства, прежде чем мы сможем противостоять им». — Энн Эпплбаум, лауреат Пулитцеровской премии, автор книг «ГУЛАГ и красный голод»

«Проницательный… С пониманием и проницательностью диагностирует наш возраст, искажающий факты». — New York Times

«Это захватывающий и тревожный рассказ о жизни в мрачной постсоветской России.»— Washington Post о Ничто не является правдой, и все возможно

«Трудно придумать другую работу, которая бы лучше описывала сегодняшнюю Россию; Ничто не соответствует действительности, и все возможно. вполне может стать определяющей книгой о путинской эпохе».

«Увлекательные… проницательные наблюдения» — Обзор книги New York Times на тему «Ничто не является правдой, и все возможно»

«Лоскутный гобелен, который заставляет вас недоверчиво качать головой.»— Хранитель Ничто не истинно, и все возможно

«[Померанцев] подробно описывает, как плохие парни использовали социальные сети в качестве оружия… Контраст между жестким регулированием информации репрессивными режимами в 20-м веке и общедоступностью сегодняшней медиа-среды дает запишите его обескураживающую силу.»— Экономист

«Новаторский… У каждого кандидата от Демократической партии должен быть план, как противостоять дезинформации и дезинформации в американской политике.Книгу Померанцева нужно обязательно прочитать каждому из них». — CNN.com

«Яркие и пугающие репортажи с передовой дезинформационных войн». — Министерство иностранных дел

Справочник SAGE по пропаганде

Пол Бейнс, Николас О’Шонесси и Нэнси Сноу

Введение

 

Часть 01: Концепции, предписания и методы пропагандистских исследований

Невилл Болт

Глава 1: Пропаганда действия и ее анархистские истоки

Эмили Робертсон

Глава 2: Пропаганда зверств в Австралии и Великобритании во время Первой мировой войны

Томас Колли

Глава 3: Стратегические рассказы и военная пропаганда

Николас Дж.О’Шонесси

Глава 4: От дезинформации к фейковым новостям: вперед в прошлое

Игнас Калпокас

Глава 5: Постправда и изменяющаяся информационная среда

Алисия Ванлесс и Майкл Берк

Глава 6: Аудитория — это усилитель: совместная пропаганда

Аарон Делвич

Глава 7: Компьютерная пропаганда и рост фальшивой аудитории

Хёнджин Со

Глава 8: Визуальная пропаганда и социальные сети

Хорди Хифра

Глава 9: Связи с общественностью и корпоративная пропаганда

 

Часть 02: Методологические подходы в пропагандистских исследованиях

Крис Майлз

Глава 10: Риторические методы и метафоры в вирусной пропаганде

Даррен Лиллекер и Павел Шуровец

Глава 11: Контент-анализ и изучение цифровой пропаганды в социальных сетях

Сергей А.Самойленко и Маргарита Карнышева

Глава 12: Убийство персонажей как Modus Operandi советской пропаганды

Эфе Севин, Кадир Джун Айхан, Вон Ён Джанг и Хелим Ли

Глава 13. Оценка эффективности пропаганды в Северной Корее: тематическое исследование с ограниченным доступом

Пол Бейнс и Николас О’Шонесси

Глава 14: К измерению эффективности исламистской пропаганды: маркетинговый взгляд

 

Часть 03: Инструменты и методы контрпропагандистских исследований

Гилл Беннетт

Глава 15: Пропаганда и дезинформация: как историческая перспектива помогает развитию критического реагирования

Юэн Лоусон

Глава 16: Злодеяния, расследования и пропаганда. Уроки Первой мировой войны

Рон Шлейфер

Глава 17: Противодействие пропаганде Хамаса и Хизбаллы

Кристофер Пол и Мириам Мэтьюз

Глава 18: Защита от российской пропаганды

Мария Хей и Томас Хей

Глава 19: Борьба с фейковыми новостями и их создание

Альберто М.Фернандес

Глава 20: Измерение неизмеримого: оценка эффективности стратегических коммуникаций США по борьбе с терроризмом

Пол Бейнс и Найджел Джонс

Глава 21: Противодействие страху в пропаганде

Дайан Дин и Хасиб Шаббир

Глава 22: Маркетинг мира как контрпропаганда? На пути к методологии

 

Часть 04: Пропаганда в контексте

Алан Чонг

Глава 23: Пропаганда и информационные операции в Юго-Восточной Азии: конструирование колониализма и его антитезы, государственности и мирной двусмысленности

Чунг-Мин Цай

Глава 24: Строительство китайской мечты

Нэнси Сноу

Глава 25: Тьма и свет: СМИ, пропаганда и политика в Японии

Грег Саймонс

Глава 26: Сирия: пропаганда как инструмент в арсенале информационной войны

Зиновия Лялюти

Глава 27: Пропаганда холодной войны в гражданской войне в Греции, 1946-1949: от чрезвычайного положения к нормализации

Даниэль Агирре и Кэролайн Авила

Глава 28: Пропаганда и популистские коммуникации в Боливии, Эквадоре и Венесуэле

Тина Берретт

Глава 29. Оценка эффективности путинской пропаганды в 2000–2018 годах: сценическое мастерство как искусство государственного управления

Мира Сотирович

Глава 30: Трампаганда: война с фактами, прессой и демократией

Эмма Л.Брайант

Глава 31: LeaveEU: Dark Money, Dark Ads и Data Crimes

Луиза Таррас-Уолберг

Глава 32: Женщины-новобранцы ИГИЛ: Заманчивые пропагандистские обещания

Чарли Винтер и Крейг Уайтсайд

Глава 33: Тактика стратегической коммуникации ИГ

Габриэль Вейманн

Глава 34: Эволюция террористической пропаганды в киберпространстве

Стратегии информационной войны Украины уходят корнями во Вторую мировую войну

Социальные сети стали оружием войны для украинцев, и благодаря им президент Владимир Зеленский стал мировой звездой.Его виртуальные призывы к международной поддержке, такие как его недавнее послание Конгрессу и видео, на которых он и высокопоставленные украинские чиновники мужественно отстаивают свои позиции в Киеве, помогают ему выиграть борьбу за общественное мнение. Простые украинцы последовали его примеру, отвечая на призыв его администрации создать «ИТ-армию», создавая вирусные посты в Twitter и TikTok. Они эффективно борются с российской стратегией дезинформации, которая в недавнем прошлом нанесла ущерб демократическим государствам, включая Соединенные Штаты.

В этих коммуникационных усилиях военного времени могут использоваться новые цифровые инструменты, но эта стратегия уходит корнями во Вторую мировую войну, когда Соединенные Штаты использовали несколько форм связи, особенно новые, такие как радио и кино, чтобы вдохновлять, информировать и инструктировать солдат. так и гражданские. Кинохроника, «патриотические короткометражки», полнометражные фильмы и поток нетеатральных фильмов поддерживали связь миллионов американцев с войной и друг с другом.

Читайте: Мрачная постановка селфи-видео Зеленского

Попытка сработала, потому что она функционировала иначе, чем кампания «черной пропаганды», которую вела нацистская Германия, направленная на распространение лжи и сокрытие источника ложной информации.Но сегодня мы все еще боремся с последствиями той успешной кампании в американских СМИ: она привязала демократию к рекламе и развлечениям и дала политическим лидерам новые инструменты для манипулирования их сообщениями. Нововведения Зеленского, несомненно, будут иметь аналогичные последствия.

Перед Второй мировой войной политический истеблишмент, в котором преобладали белые протестанты, с подозрением относился к средствам массовой информации и, в частности, к Голливуду, отрасли, управляемой еврейскими иммигрантами и изначально популярной среди низшего и рабочего класса.Несмотря на то, что фильмы приобрели большую аудиторию, к которой стремились задействовать политики, многие опасались, что культура знаменитостей подорвет демократический процесс, поощряя эмоциональные реакции, а не рациональное мышление.

События за границей, похоже, подтвердили эти опасения. И Бенито Муссолини, и Адольф Гитлер работали над контролем коммуникаций и ограничением свободы слова — ведь их политическая власть зависела от создания альтернативной реальности через средства массовой информации, основанной на культе личности и искажении фактов.Когда Франклин Д. Рузвельт попытался продать американскому народу свою программу «Нового курса» с помощью радио и фильмов, журналисты предостерегли от использования «черной магии массовых внушений», которую использовали фашистские лидеры.

В ответ Рузвельт подчеркнул подлинность своего массового сообщения. Он подчеркнул, как новые технологии позволили ему напрямую и честно общаться с американским народом. Конечно, это также помогло ему контролировать конкретный нарратив своих программ и обходить критику в прессе.Но администрация Рузвельта по-прежнему сосредоточивала внимание на расширении прав и возможностей: больше людей могли бы общаться со своим президентом. Это и есть, настаивала администрация, демократия в действии.

Когда война в Европе усилилась, Рузвельт начал использовать стратегии обмена сообщениями Нового курса, чтобы убедить сопротивляющуюся американскую общественность интервенционистскую позицию. Он нашел энергичных партнеров среди интеллектуальных и творческих левых Голливуда.

Такие действия вызывали споры. Джеральд Най, изоляционист-республиканец от Северной Дакоты, провел слушания в Конгрессе по поводу того, что он назвал фильмами, «предназначенными для того, чтобы вызвать у нас состояние военной истерии», которые «коварно» манипулировали аудиторией, чтобы поддержать интервенцию.Но, увлеченные антифашизмом, многие руководители студий и знаменитости упорствовали в своих усилиях и работали над изменением пропаганды с негативного на позитивный.

Например, актер Дуглас Фэрбенкс-младший путешествовал по Соединенным Штатам не только для того, чтобы вызвать сочувствие и поддержку оборонным усилиям Великобритании, но и для того, чтобы рассеять страх нации перед пропагандой. Заявив, что «клич «Пропаганда» звучит таким же резким голосом, как «Колдовство» в Салеме в семнадцатом веке», Фэрбенкс призывал своих слушателей различать информативную пропаганду — просвещение общественности о войне — и подрывную деятельность. пропаганда, используемая фашистами для «разжигания беспорядков и подрыва нашей системы.

После поездки в Южную Америку в качестве культурного представителя администрации Рузвельта Фэрбенкс подтолкнул президента к разработке более скоординированных пропагандистских усилий по противодействию сообщениям Германии в регионе, которые изображали Соединенные Штаты жадными и ненадежными. Как только США официально вступили в войну, администрация сделала именно это, создав 13 июня 1942 года Управление военной информации. Возглавляемое популярным радиокомментатором Элмером Дэвисом, агентство наладило добровольных партнерских отношений с медиа-компаниями и подчеркнуло важность образования и информации в своих коммуникативных усилиях.

Но OWI хотел убедиться, что сообщения средств массовой информации также продвигают идеологию Рузвельта. Соответственно, он распространил консультативное руководство среди голливудских студий, которые руководили производством фильмов, чтобы помочь американцам «жить и дышать» четырьмя свободами Рузвельта. «Каждый человек должен знать, как эти четыре свободы влияют на его индивидуальную жизнь, его повседневные дела», — говорилось в руководстве. «Необходимо осознать, что мы не можем пользоваться исключительно четырьмя свободами. Они должны быть установлены во всем мире — да, даже в Германии, Италии и Японии — иначе они всегда будут в опасности в Америке.”

Следуя этим рекомендациям, развлекательные программы предлагали позитивный взгляд на американскую жизнь, а также поощряли симпатию к международным союзникам, включая Россию. Патриотические шорты продавали конкретные сообщения о правильном поведении в военное время. А фильмы, не предназначенные для кинопроката, такие как сериал Фрэнка Капры « Почему мы сражаемся », « », рассказывали как солдатам, так и гражданским лицам о значении военных действий за границей.

Краткие истории Второй мировой войны часто упускают из виду эти нетеатральные фильмы, но, как и современные социальные сети, они помогли превратить новые области общественной жизни — школы, общественные центры и парки — в места, где граждане могли получать сообщения о войне.В OWI было целое подразделение, занимавшееся нетеатральными фильмами, в которых сочетались документальные кадры, снятые на 16-мм камеры, и интервью с обычными гражданами, солдатами и государственными чиновниками.

Любительская технология, 16-мм пленка была дешевле и проще в использовании, чем 35-мм пленка, голливудский стандарт. В течение последних двух лет войны министерство финансов призывало экспонентов 16-миллиметровых фильмов нести послание военного времени, в том числе призыв покупать облигации, «в каждый уголок земли.OWI также распространял руководства о том, как интегрировать 16-миллиметровые фильмы в общественные мероприятия. При этом гражданские лица по всей стране научились пользоваться камерами и продвигать рекламу событий с помощью премьер, рекламы и других рекламных стратегий Голливуда.

Когда война подошла к концу, президент Гарри Трумэн отметил «выдающиеся достижения Голливуда в военное время» и похвалил кино за то, что оно стало «одним из наиболее эффективных и действенных средств распространения знаний и правды».С этой недавно признанной властью снова возникли разногласия. В течение следующего десятилетия интенсивные дебаты о сообщениях голливудских фильмов и политической деятельности тех, кто создает кинопродукцию, привели к печально известным слушаниям HUAC.

Но Голливуд — как индустрия и как стиль общения — почти не отходил от политики. Для тех, кто был готов поддержать холодную войну, открывалось множество возможностей и открывались новые возможности для участия в политической жизни. Джордж Мерфи, Фрэнк Синатра и Рональд Рейган выступали в интересах вооруженных сил и превозносили антикоммунизм на собраниях Ротари и клуба Киванис.Мерфи продолжал подниматься по служебной лестнице в Республиканской партии и в конце концов получил место в Сенате Калифорнии. Синатра стал видным участником кампании и сборщиком средств для Джона Ф. Кеннеди. Успешная баллотировка Рейгана на пост губернатора привлекла внимание опытных политиков к важности эмоций, личности и результативности. «Нам может показаться, что это демагогия, но она очень эффективна», — заметил Ричард Никсон в 1968 году.

То же самое можно сказать и о тактике Зеленского. Подобно Рейгану, а затем и Дональду Трампу, украинский президент прославился благодаря индустрии развлечений, выиграв украинскую версию «Танцы со звездами » и даже снявшись в телесериале «Слуга народа », в котором был сюжет. линия об учителе, который побеждает на президентских выборах после того, как видео стало вирусным.Как и Трамп, мастер Твиттера и Фейсбука, Зеленский обладает даром прямого, нефильтрованного общения. Он мгновенно стал знаменитостью благодаря своему селфи-видео в ответ на российское вторжение на улицы Киева, пообещав сражаться, чтобы защитить свою страну. В своей фирменной зеленой футболке он обращался с эмоциональными призывами к европейским и американским лидерам посредством видеоконференции, умоляя о признании и ресурсах. При его поддержке украинцы тщательно документируют свой военный опыт, размещая в социальных сетях изображения сочувствующих украинских жертв.Украина выигрывает битву не только за информацию, но и за внимание.

Франклин Фоер: жизнь мечты Владимира Зеленского

Конечно, цели Зеленского отличаются от целей Трампа. Трамп был одержим своими личными рейтингами и использовал свой дар массовой коммуникации для продвижения теорий заговора и подрыва демократических институтов. Зеленский использует свои перформативные навыки для защиты демократии от российских военных и дезинформационных кампаний. Но если содержание пропаганды имеет значение, как это было во время Второй мировой войны, оно все больше и больше похоже на развлечение — и в этом часть ее эффективности.

определение пропаганды из The Free Dictionary

1. Систематическое распространение доктрины или дела или информации, отражающей взгляды и интересы тех, кто отстаивает такое учение или дело.

2. Материал, распространяемый сторонниками или противниками доктрины или дела: пропаганда военного времени.


[Ранее организация по распространению практики или точки зрения , из Пропаганда , сокращение от New Latin Sacra Congregātiō dē Prōpagandā Fide, Священная Конгрегация по распространению веры, подразделение веры, основан в 1622 году для содействия евангелизации нехристианских народов и распространения Римско-католической церкви в других христианских общинах , от латинского prōpāgandā , аблатив женского герундия от prōpāgāre , для распространения ; см. распространять .]


пропаганда сущ.

пропагандист н.

пропаганда·ган·дистика прил.

пропаганда·дисциплина нар.

Словарь английского языка American Heritage®, пятое издание. Авторские права © 2016, издательство Houghton Mifflin Harcourt Publishing Company. Опубликовано издательством Houghton Mifflin Harcourt Publishing Company. Все права защищены.

пропаганда

(ˌprɒpəˈɡændə) n

1. (Правительство, политика и дипломатия) организованное распространение информации, обвинений и т. д., чтобы помочь или нанести ущерб правительству, движению и т. д.

. прил


Пропаганда

(ˌprɒpəˈɡændə) n

(Римско-католическая церковь) RC Church община, отвечающая за руководство работой иностранных миссий и обучение священников для них

, 12-е издание, 2014 г. © HarperCollins Publishers 1991, 1994, 1998, 2000, 2003, 2006, 2007, 2009, 2011, 2014 9000 3

prop•a•g•da

(ˌprɒp əˈgæn də)

сущ.

1. информация или идеи, методично распространяемые для продвижения или нанесения ущерба делу, движению, нации и т. д.

2. преднамеренное распространение такой информации или идей.

3. конкретные доктрины или принципы, распространяемые организацией или движением.

4. ( кап. ) комитет кардиналов, учрежденный в 1622 г. папой Григорием XV, осуществляющий надзор за иностранными миссиями и подготовкой священников для этих миссий.

[17:10–20; < Новая латынь, сокращение от congregātiō dē propāgandā fide собрание для пропаганды веры]

Random House Словарь Kernerman Webster’s College Dictionary, © 2010 K Dictionaries Ltd. Copyright 2005, 1997, 1991 Random House, Inc. Все права защищены.

пропаганда

Любая форма коммуникации в поддержку национальных целей, направленная на то, чтобы повлиять на мнения, эмоции, отношение или поведение любой группы, чтобы прямо или косвенно принести пользу спонсору.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.