Профессиональная деформация медицинских работников: 9.2. Профессиональная деформация работников помогающих профессий

Профессиональные деформации медицинских работников. Проявления профессиональной деформации.

При планировании всегда больше внимания уделяется приобрете­нию диагностической и лечебной аппаратуры и лабораторного оборудо­вания, чем перестройке больничных отделений в соответствии с требо­ваниями лечебно-охранительного режима, при котором необходимо по­мнить о том, что больной нуждается в создании хотя бы минимальных интимных условий. Больные в этом отношении стихийно, без злого умысла дискриминируются.

Все это связано с характером профессиональной деформации, име­ющим психологическое значение: причиной являются не плохие намере­ния или стремления вредить больному, а плохая, в течение длительного времени по существу неосознанная, привычка. Она проявляется также в своеобразном профессиональном жаргоне, применяемом без преград при больных, как об этом свидетельствует разговор двух врачей, переда­вавших друг другу отделение перед уходом в отпуск: «Что у тебя здесь имеется?» «Четыре желудка, три желчных пузыря, одна почка». Ряд примеров профессиональной деформации отмечают студенты-медики, которые сами еще не подверглись деформации.

Ведущий практическое занятие доцент в присутствии больного, упо­требляя медицинскую, но для образованного и интеллигентного человека вполне понятную терминологию, описывает течение его безнадежно­го заболевания вплоть до смерти.

«Больной был перепуган, как кролик, а мы были потрясены», – так закончил студент свое сообщение.

Студентка-медичка сообщает: «Привели находящегося в полном сознании больного в операционный зал, полный крови еще от предыду­щих операций. Я сама там чуть не упала в обморок».

Иногда деформация проявляется в виде профессионального восхи­щения у врача. Рапант приводит фразу, часто слышимую среди хирур­гов: «Я сегодня прекрасно пооперировал». Мы сами были свидетелями того, как один выдающийся хирург демонстрировал студентам медици­ны ампутацию голени и после технически совершенной операции удо­влетворенно провозгласил: «Вы видите, что культя выглядит прекрас­но». Рентгенолог радостно восклицает над снимком: «Уже давно я не видел такую прекрасную каверну!»

Инертность в развитии профессиональной деформации удерживает­ся вследствие исторической традиции профессии врача и его положения в обществе. В прошлом врач-исцелитель бывал священником, чародеем и магом, а также владыкой. В горных областях Чехословакии еще недав­но действовали «ведьмы» исцелительницы, которые «лечили» травами и заговариваниями. В настоящее время магическая сторона отошла в об­ласть «волшебной», «невообразимой» техники и «фантастического про­гресса», о которых часто встречаются особенно суггестивные сообщения в телевизионных передачах и в иллюстрированных журналах. Однако чем меньше зритель и читатель понимают фактическую сторону этого процесса, тем более он потрясен его внешней магической стороной. Ма­гическое отношение, подсознательное ощущение власти над человеком, который искал и до настоящего времени ищет у врача последней защи­ты, оставили в психологии врачей пережитки, иногда имеющие даже ка­стовый характер. Наименее желательные характеры такого типа отно­сятся к больному со снисходительным пренебрежением, а иногда даже не замечают больного, как будто он является воздухом. В поведении и жестах личности такого типа видно явное демонстративное отсутствие интереса к больному как к человеку («Следующий … не задерживайте меня …, не спрашивайте, это мое дело … не заботьтесь о том, что у вас есть … а все равно вы этого не понимаете» и т. д.). Этот тип как бы плы- вает по больничному коридору с высоко поднятой головой. Иногда он даже просто игнорирует больного и груб с ним. Унцер сатирически от­метил (по Данеку), что врач, желающий создать себе авторитет, должен делать вид, что ему ужасно некогда: «Если его кто-нибудь зовет, то он должен стать нетерпеливым и воскликнуть: вы думаете, люди, что я мо­гу разорваться? Пятьдесят человек я уже посетил и обследовал, пятьдьдесят других меня еще ждут, а за дверями их стоит еще миллион но я приду». Нельзя отрицать что подобное суровое (кажущееся или действительное) пренебрежительное и негативное поведение может оказать особенно на более простых и примитивных больных, определенное мобилизующее, даже и терапевтически положительное влияние, что в прошлом

сознательно или подсознательно использовали шарлатаны. По нашему мнению, механизм такого действия заключается в автоматическом предположении, что грубость и бестактность безнаказанно может разрешить себе лишь тот, кто очень много знает и умеет. Это предположение и ощущение парадоксально вызывают чувство доверия и ожидания положительного результата лечения. Но в настоящее время подобное поведение врача у большинства больных вызывает отвращение и недоверие

Поэтому необходимо следить за тем, чтобы подсознательная и бесконтрольно развивающаяся психическая деформация не стала одним из факторов ятрогенного поражения больных.

Синдром эмоционального выгорания у медицинских работников и профессиональная деформация личности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

УДК 616.8:614.23

СИНДРОМ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ У МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ И ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕФОРМАЦИЯ ЛИЧНОСТИ

П. А. Бакумов, М. Е. Волчанский, Е. А. Зернюкова, Е. Р. Гречкина, Е. Н. Ковальская

Волгоградский государственный медицинский университет, кафедра профессиональных болезней с курсом общей врачебной практики (семейная медицина) ФУВ,

кафедра общей и клинической психологии

Проведено изучение влияния личностных особенностей медицинских работников на развитие синдрома эмоционального выгорания. Доказано наличие связи между формированием данного синдрома и способностью к саморегуляции. Рекомендовано разработать меры по профилактике синдрома эмоционального выгорания.

Ключевые слова: синдром эмоционального выгорания, профессиональная деформация личности, медицинские работники.

BURNOUT SYNDROME IN MEDICAL PROFESSIONALS AND PROFESSIONAL DEFORMATION OF PERSONALITY

P A. Bakumov, M. E. Volchanskiy, Е. А. Zernyukova, Е. R. Grechkina, E. N. Kovalskaya

The influence of medical professionals personal peculiarity for burnout syndrome development was studied. An investigation proved the link between burnout syndrome and the ability to self-regulation. It was recommended to develop preventive measures for burnout syndrome.

Key words: burnout syndrome, professional deformation of personality, medical professionals.

Профессиональная деятельность медицинских работников, участвующих в лечении и реабилитации больных, связана с высокой степенью ответственности за жизнь и здоровье других людей, часто требует срочного принятия решений, умения сохранять высокую работоспособность в экстремальных условиях, эмоциональной отдачи, постоянного психологического и интеллектуального напряжения [1,2]. Поэтому медицинские работники подвергаются наибольшему риску эмоционального выгорания [3, 6]. Эмоциональное выгорание, являясь формой профессиональной деформации личности, отрицательно сказывается как на психическом здоровье, так и на исполнении профессиональной деятельности и взаимоотношениях с окружающими [3]. В настоящее время «профессиональное выгорание» трактуется как долговременная стрессовая ситуация, возникающая вследствие продолжительных профессиональных стрессовых факторов, в связи с чем эмоциональное выгорание приравнивается к понятию «профессиональное выгорание», что позволяет рассматривать данное явление как деформацию профессионала под влиянием длительного профессионального стажа [4, 5].

ЦЕЛЬ РАБОТЫ

Исследование влияния способности к саморегуляции на уровень эмоционального выгорания у медицинских работников.

МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследование включено 45 медицинских работников (врачей) Волгограда. Использовалась методика «Диагностика эмоционального выгорания» В. В. Бойко и 16PF — опросник Р Б. Кеттелла, с помощью которо 108

го определялись такие личностные факторы, как общительность, логический компонент интеллекта, эмоциональная устойчивость, конформность, озабоченность, уровень следования нормам, склонность к риску, стрессоустойчивость, подозрительность, практичность, понимание людей, уровень самооценки, приверженность новому, самодостаточность, уровень самоконтроля, социальная напряженность. На основе 16 основных факторов вычислялись 4 вторичных фактора: экстраверсия — интроверсия (Q1), тревожность (Q2), уравновешенность (Q3), независимость (Q4).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

С помощью методики «Диагностика эмоционального выгорания» В. В. Бойко были выявлены уровень сформированности синдрома эмоционального выгорания и ведущие симптомы эмоционального выгорания у врачей в процессе выполнения профессиональной деятельности. Предварительно были выделены три группы испытуемых (по 15 человек в каждой группе) по уровню сформированности эмоционального выгорания: с отсутствием эмоционального выгорания, с формирующимся эмоциональным выгоранием, со сформировавшимся эмоциональным выгоранием. Результаты исследования представлены в табл.

Результаты исследования свидетельствуют о том, что существуют доминирующие симптомы, сопровождающие каждую из фаз синдрома эмоционального выгорания. В группе врачей со сформировавшимся эмоциональным выгоранием выявлено, что в фазе «напряжение» наиболее выражен симптом «переживание психотравмирующих обстоятельств», демонстрирую-

108—-Выпуск 3 (51). 2014

Результаты исследования по методике «Диагностика эмоционального выгорания» В. В. Бойко

Симптомы эмоционального выгорания Сформировавшееся эмоциональное выгорание (М) Формирующееся эмоциональное выгорание (М) Отсутствие эмоционального выгорания (М)

Напря- жение Переживание психотравмирующих обстоятельств 23,25 21,33 10,33

Неудовлетворенность собой 17,3 9,33 6,33

Загнанность в клетку 13,66 16 7,93

Тревога и депрессия 10,16 11 7,33

Рези- стенция Неадекватное избирательное эмоциональное реагирование 22,5 22,33 8,26

Эмоционально-нравственная дезориентация 19,16 12 8,93

Расширение сферы экономии эмоций 13,91 10,33 7,13

Редукция профессиональных обязанностей 22 22 7,46

Истоще- ние Эмоциональный дефицит 24 12,33 6,6

Эмоциональная отстраненность 19,83 13,33 8,33

Личностная отстраненность(деперсонализация) 20,16 13,66 7,8

Психосоматические и психовегетативные нарушения 14,08 6,4 6,33

щий собой ответную реакцию на факторы, способствующие формированию эмоционального выгорания; в фазе резистенция доминирующими симптомами являются «неадекватное избирательное эмоциональное реагирование», «редукция профессиональных обязанностей», представляющие собой приемы психологической защиты; в фазе истощение ведущими симптомами являются «эмоциональный дефицит», «личностная отстраненность», отражающие состояние нервной системы. В группе врачей с формирующимся эмоциональным выгоранием доминирующими симптомами синдрома эмоционального выгорания являются переживание психотравмирующих обстоятельств, неадекватное избирательное эмоциональное реагирование, редукция профессиональных обязанностей.

В ходе исследования с помощью коэффициента линейной корреляции Пирсона в группе врачей со сформировавшимся эмоциональным выгоранием была обнаружена корреляция между фактором С (эмоциональной неустойчивостью) теста Кеттелла r = 0,697 (p < 0,01) и симптомом «загнанность в клетку» методики Бойко, и обратная корреляция между фактором Q3 (повышенный самоконтроль) теста Кеттелла r = -0,586 (p < 0,05) и симптомом «загнанность в клетку» методики Бойко.

Данные, полученные по факторам теста Кеттелла, показывают, что врачи со сформировавшимся эмоциональным выгоранием отличаются от врачей с отсутствием эмоционального выгорания по следующим личностным качествам: низкой самооценкой (фактор O) 9,2 при t = 20,01, чувством высокой ответственности (фактор G) 8,46 при F = 5,473, низким уровнем стрессоустойчиво-

сти (фактор I) 8,33 при F = 2,938, высоким уровнем тревожности (фактор Q2) 7,72 при t = 20,54, высоким уровнем социальной напряженности (фактор Q4) 7,4 при F = 5,176, подозрительностью (фактор L) 7,4 при F = 3,269, повышенным самоконтролем (фактор Q3) 6,53 при t=3,683, прямолинейностью (фактор N) 2,26 при F = 3,905, зависимостью от мнения других (фактор Q2) 2,93 при F = 3,68, эмоциональностью (фактор Q3) 3,16 при F = 3,208, склонностью к подчинению (фактор Q4) 3,76 при t = 8,753.

Врачи с отсутствием эмоционального выгорания отличаются от врачей со сформировавшимся эмоциональным выгоранием по следующим личностным качествам: высоким уровнем общительности (фактор А) 9,4 при t = 19,62, экстравертированностью (фактор Q1) 7,773 при t = 7,192, склонностью к доминированию (фактор E) 7,6 при t = 4,224, эмоциональной устойчивостью (фактор C) 7,4 при F = 3,3, склонностью к риску (фактор H) 6,86 при F = 9,237, жизнерадостностью (фактор F)

6.53 при t = 7,621, развитым воображением (фактор M)

6.53 при F = 3,649, склонностью к экспериментированию (фактор Q1) 6,46 при t = 11,74.

Врачи с формирующимся эмоциональным выгоранием отличаются от врачей с отсутствием эмоционального выгорания по следующим личностным качествам: низкой самооценкой (фактор O) 9,06 при t = 23,36, высоким чувством ответственности (фактор G) 8,53 при F = 4,86, низким уровнем стрессоустойчивости (фактор I) 7,8 при F = 6,306, высоким уровнем тревожности (фактор Q2) 7,28 при t = 17,7, высоким уровнем социальной напряженности (фактор Q4) 7,2 при t = 17,3, подозри-

Выпуск 3 (51). 2014 109

тельностью (фактор L) 6,93 при t = 7,079, повышенным самоконтролем (фактор Q3) 6,66 при t = 4,049, прямолинейностью (фактор N) 3,06 при F = 3,937, зависимостью от мнения других (фактор Q2) 3,13 при t = 19,52, эмоциональностью (фактор Q3) 3,46 при F = 2,677.

Результаты проведенного исследования по тесту Кеттелла позволяют сделать следующие выводы. Врачи с отсутствием эмоционального выгорания характеризуются средним уровнем развития логического компонента интеллекта, выраженным уровнем развития образного компонента интеллекта, наличием интеллектуальных интересов, приверженностью новому, склонностью к экспериментированию. Для них характерны эмоциональная устойчивость, средний уровень стрессоустойчивости, адекватная самооценка, средний уровень самоконтроля, низкая тревожность и уравновешенность. Эти врачи характеризуются общительностью, жизнерадостностью, экстравертированностью. В деловых отношениях они демонстрируют средний уровень ответственности и следования нормам, социальную расслабленность, в отношении к людям они проявляют дипломатичность, эмоциональную сдержанность, при этом демонстрируют склонность к риску, настойчивость, стремление к лидерству, самостоятельность, независимость суждений.

Врачи с формирующимся эмоциональным выгоранием характеризуются средним уровнем развития логического и образного компонентов интеллекта, консервативностью. Для них характерны эмоциональная неустойчивость, склонность к беспокойству, низкий уровень стрессоустойчивости, низкая самооценка, склонность к чувству вины, чувствительность к замечаниям, высокий уровень тревожности, эмоциональность, повышенный самоконтроль. Они характеризуются средним уровнем общительности, средней способностью контактировать с людьми. В отношении к делу и социальным нормам эти врачи демонстрируют обязательность, ответственность, дисциплинированность, высокую совестливость, строгое следование нормам, социальную напряженность. В отношении к людям они проявляют настойчивость, стремление к независимости, подозрительность, недоверчивость, завистливость, раздражительность, высокомерие, прямолинейность.

Врачи со сформировавшимся эмоциональным выгоранием характеризуются средним уровнем развития логического и образного компонентов интеллекта, консервативностью. Для них характерны эмоциональная неустойчивость, озабоченность, низкий уровень стрессоустойчивости, низкая самооценка, склонность к чувству вины, чувствительность к замечаниям, повы-

шенный самоконтроль, высокий уровень тревожности, эмоциональность, средний уровень общительности, средняя способность контактировать с людьми. В отношении к делу и социальным нормам эти врачи демонстрируют строгое следование нормам, обязательность, ответственность, дисциплинированность, высокую совестливость, социальную напряженность. В отношении к людям они проявляют подозрительность, раздражительность, высокомерие, ревнивость, завистливость, прямолинейность.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Развитие синдрома эмоционального выгорания зависит от личностных особенностей врачей и их способности к саморегуляции. Дифференциация фаз и содержания синдрома эмоционального выгорания требует индивидуального подхода в проведении его коррекции. Учитывая, что наличие синдрома эмоционального выгорания приводит к профессиональной деформации личности и развитию психосоматических заболеваний, необходимо проведение комплексных мер по его профилактике.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бакумов П. А., Зернюкова Е. А., Гречкина Е. Р. // Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. — 2012. — Вып. 1 (41). — С. 75—77.

2. Бакумов П. А., Зернюкова Е. А., Гречкина Е. Р // Медицина труда и промышленная экология. — 2013. — № 10. — С. 33—35.

3. Болучевская В. В., Будников М. Ю. // Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. — 2012. — Вып. 2 (42). — С. 6—9.

4. Водопьянова Н. Е., Старченкова Е. С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. — 2-е изд. — СПб.: Питер, 2008. — 258 с.

5. Волчанский М. Е., Карпенко О. Н. // Бюллетень Волгоградского научного центра РАМН. — 2010. — № 2. — С. 5—8.

6. Черникова Т. В., Волчанский М. Е., Болучевская В. В. // Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. — 2012. — Вып. 3 (43). — С. 100—103.

Контактная информация

Бакумов Павел Анатольевич — д. м. н., профессор, зав. кафедрой профессиональных болезней с курсом общей врачебной практики (семейная медицина) ФУВ, Волгоградский государственный медицинский университет, e-mail: [email protected]

110

Выпуск 3 (51). 2014

Профессиональное выгорание медицинских работников: симптомы, лечение и профилактика

Грубость и невнимательность врачей – проблема, с которой постоянно сталкиваются посетители больницы. Медицинские работники часто страдают от эмоционального выгорания, результатом чего становится их профессиональная деформация. Рассмотрим, что такое профессиональное выгорание медицинских работников, какие существуют способы его профилактики.

Общие сведения

К профессиональному эмоциональному выгоранию больше всего склонны представители профессий, связанных с коммуникацией. В результате воздействия внешних и внутренних факторов человек становится безразличным к окружающим, больше не чувствует ценности жизни, его ничего не радует. Медик не только хуже выполняет свою работу, у него появляются проблемы с психическим и физическим здоровьем.

По данным статистических исследований, 64% врачей в России страдают от невротических нарушений или находятся в пограничном состоянии. У 68% медицинских работников обнаружен синдром эмоционального выгорания. Недовольны своей зарплатой 90% врачей. У 38% врачей обнаружена депрессия. Чаще всего от невротических нарушений страдают врачи скорой помощи, хирурги, онкологи, терапевты.

Термин «выгорание» впервые ввел в обиход Г. Фрейденбергер в 1974 году для описания эмоционального состояния некоторых работников психиатрических учреждений. Позже было выявлено, что этот термин подходит для многих профессий, связанных с общением с людьми. Выгорание появляется вследствие длительного воздействия профессиональных психотравмирующих факторов на человека. Медицинский работник постоянно находится под давлением. Большие объемы работы, неправильная организация труда, давление со стороны пациентов и их родственников, давление со стороны начальства, приводят к синдрому профессионального выгорания медицинских работников.

Составляющие синдрома профессионального выгорания и зоны риска

Синдром эмоционального выгорания проявляется в трех составляющих:

1. Абсолютное эмоциональное истощение и изнеможение. Человек больше не способен отдавать самого себя работе, он чувствует неудовлетворенность собственной деятельностью.
2. Отсутствие сочувствия к пациентам, циничность.
3.Неприязнь к своей работе и к себе.

Можно выделить три типа поведенческих особенностей медсестер, которые наиболее подвержены профессиональному выгоранию:

1. Педантичные медсестры, которые стремятся к идеалу. Они всегда аккуратны и внимательны к пациентам. Качественно выполняют свою работу. Им важен результат.
2. Демонстративный тип поведения, при котором человеку важно признание других людей, первенство во всем. Такие медсестры тратят много энергии в процессе своей деятельности, так как пытаются добиться больших высот, чем остальные.
3.Эмотивный тип поведения характеризуется повышенной эмпатией по отношению к чужим переживаниям. Такие люди чужую трагедию воспринимают как собственную, из-за чего происходит быстрая трата личных эмоциональных ресурсов.

Среди медицинских работников профессиональному выгоранию наиболее подвержены:

— молодые неопытные специалисты;
— врачи с недостаточной квалификацией;
— медики, переживающие проблемы в личной жизни.

Причины

Симптомы и лечение истощения нервной системы напрямую зависят от причин, его вызвавших. Разделить их можно на две группы:

1. Объективные причины, связанные с особенностями выполняемой деятельности (например, распорядком дня, объемами работы, количеством выходных дней).
2. Субъективные причины, связанные с отношением работника к собственной деятельности (например, отношения врача и его пациента, отношение к неудачам, взаимоотношения с коллегами).

В целом можно выделить следующие причины профессионального выгорания медицинских работников:

-Психологическая неготовность к оказанию экстренной помощи
-Огромная физическая и психологическая нагрузка
-Неизлечимые болезни и смерть пациентов
-Давление пациентов и их родственников
-Отсутствие необходимых знаний
-Личное отношение к смерти
-Невысокая заработная плата
-Неудовлетворительные условия труда
-Неоднозначные требования к работе
-Риск выговоров и штрафов
-Отсутствие отпуска и полноценных выходных
-Физические перегрузки
-Социальная незащищенность

Факторы, которые влияют на формирование синдрома профессионального выгорания

Синдром профессионального выгорания чаще всего поражает людей «помогающих профессий». Их деятельность связана с тесным общением с людьми, а также оказанием им всесторонней помощи. Можно выделить следующие факторы, которые могут стать причиной появления синдрома профессионального выгорания у медицинских работников:

-Недостаточная мотивация работников, отсутствие поощрения, запрет на инновации и творческую свободу
-Жесткое нормирование рабочего графика, невозможность выполнения работы в поставленные сроки
-Низкая квалификационная категория медицинского работника
-Монотонность работы
-Большие усилия, вложенные в работу, которые не получают должного вознаграждения
-Работа с пациентами, которые не выполняют всех рекомендаций и сопротивляются лечению
-Отсюда идет неэффективность приложенных усилий медика
-Напряженные отношения в рабочем коллективе, ссоры с коллегами
-Отсутствие возможности дальнейшего профессионального роста
-Осознание ошибочного выбора профессии, несоответствие личностных особенностей специфике выбранной профессии

Медицинские работники и смерть пациентов

Больше всего профессиональному выгоранию подвержены медики, работающие с безнадежно больными и умирающими людьми. Смерть для них может выступать в трех формах:

1. Реальная смерть пациентов, бесполезность лечения, тщетные усилия по спасению жизни.
2. Потенциальная смерть пациента вследствие неправильного диагноза или ошибочных действий врача.
3. Смерть фантомная, когда врач постоянно сталкивается со страхом смерти у пациента и его родственников.

При всем этом врачу приходится эмоционально отдаляться от смерти пациента. Не каждый медик способен с этим справиться, потому чужую беду он переживает как собственную, что ускоряет процесс профессионального выгорания. Из-за воздействия психотравмирующих обстоятельств, человек чувствует физическую и эмоциональную усталость, он срывается на других своих пациентах, коллегах и родных. Хороший врач должен обладать качествами, которые позволят ему не принимать близко к сердцу смерть пациентов.

Процесс формирования

Процесс формирования синдрома профессионального выгорания проходит три стадии:

1. Работник начинает чувствовать скуку, его эмоции приглушаются. Пока кажется, что все в порядке, но работа уже не приносит былого удовольствия. Становится меньше позитивных эмоций, появляется отстраненное отношение к семье. Доходит до того, что, возвращаясь домой, человек не желает ни с кем общаться. Ему хочется, чтобы его оставили в покое.

2. Появляются недоразумения с пациентами, пренебрежительное отношение к коллегам. Человек чувствует вспышки раздражения, даже когда находится один. Связано это с переизбытком общения.

3. Человек становится равнодушным к окружающим и себе самому. Работник больше не осознает ценности жизни, он становится циничным. Внешне может показаться, что с таким человеком все в порядке, но на самом деле ему все безразлично.

Когда синдром только начинает свое развитие, человек пытается бороться с травмирующими факторами с помощью позитивной установки на работу, но он лишь тратит больше сил. Вскоре человек чувствует усталость и разочарование, он теряет интерес к работе. В таких случаях говорят, что человек «сгорел на работе».

По степени обратимости можно выделить следующие стадии развития синдрома профессионального выгорания:

1. Невротическая реакция. Просматриваются черты неврастении. Повышается утомляемость и раздражительность. Падает работоспособность. Повышается конфликтность, человек срывается на окружающих. Снижается умственная и физическая активность. Наблюдается эмоциональное истощение.

2. Невротическое развитие. Человек чувствует отвращение к работе, выполняет ее спустя рукава, воздвигает вокруг себя стену, не желает ни с кем общаться.

3. Окончательное изменение личности. Происходит профессиональная деформация личности. Человек становится равнодушным, циничным или даже агрессивным. Он уже не способен радоваться жизни. Появляется депрессия, которая может длиться годами.

Существует прямая взаимосвязь между недостаточностью профессионального мотивирования медицинского работника и качеством выполняемых им обязанностей. От того, сколько получают врачи за свою работу, зависит их материальную независимость и обеспеченность. Низкая зарплата обесценивает старания человека в процессе его профессиональной деятельности. Требовательное начальство и постоянные конфликты приводят человека к ощущению бесполезности всех приложенных к работе усилий. Медик начинает отлынивать от работы, выполнять ее только в рамках нормативных актов, эмоционально отстраняться от пациентов.

Признаки и симптомы

К признакам профессиональной деформации можно отнести следующие явления:

-Врач больше зациклен на болезни, а не на выздоровлении пациента
-Отсутствие индивидуального подхода к больным, пациенты становятся «на конвейер»
-Отсутствие моральной поддержки больного
-Отношению к пациенту как к биологическому механизму, в котором случилась поломка
-Перекладывание ответственности за результаты лечения с себя на таблетки и аппаратуру
-Недружелюбие
-Нежелание работать
-Отказ прийти на помощь в экстренных ситуациях
-Грубость и хамство медицинского персонала
-Взяточничество
-Безответственность и цинизм
-Бюрократия
-Выдача поддельных медицинских документов
-Врачебные ошибки и преступления
-Отказ в информировании больного о диагнозе и плане лечения
-Нарушение врачебной тайны
-Насмешки над пациентами
-Опыты над людьми
-Отсутствие милосердия

Выделим симптомы профессионального выгорания медицинских работников:

-Бессонница
-Постоянная усталость
-Депрессия
-Алкоголизм
-Раздражительность
-Нежелание работать
-Агрессия по отношению к пациентам, коллегам и начальству

Профессиональная деформация

Профессиональная деформация – это необратимые изменения личности, которые происходят вследствие выполнения человеком его профессиональных обязательств. В результате меняются личностные ценности, характер, манера общения с пациентами и близкими людьми. Деформация появляется вследствие профессионального выгорания. Защитные механизмы организма ослабевают, начинается разрушение личности. Личность меняется вследствие воздействия на нее профессиональных факторов.

Человек переносит свои повадки и привычки, связанные с профессией, в личную жизнь. Он уже не способен разделить работу и будни. Однако профессиональная деформация не всегда имеет только негативный отпечаток. В процессе работы человек получает полезный опыт и навыки, которые в свободное от работы время могут быть весьма полезны.

Именно профессиональная адаптация стоит у основ профессиональной деформации и эмоционального выгорания. Человек адаптируется под воздействие внешних и внутренних факторов. Проблемы начинаются, когда внутренних ресурсов не хватает для того, чтобы справляться со стрессами. Когда происходит сбой адаптивной функции, в организме возникают психологические и физиологические изменения. Кажется, что человек «сгорел на работе».

Профессиональная деформация часто наблюдается у медицинских работников. Они обладают определенной властью, ведь от них зависит здоровье и жизнь пациентов. В начале профессиональной деятельности врачи бурно и эмоционально реагируют на страдания людей. Вследствие воздействия механизма самозащиты, постепенно они отстраняются от чужих страданий. Профессионально деформированный врач может казаться пациенту безразличным и незаинтересованным в его выздоровлении, даже если сам медик этого не осознает. Не все будущие медики осознают грядущие трудности до того, как становятся врачами.

Профилактика

Профилактику профессионального выгорания стоит начинать в момент обучения в медицинском вузе. Как становятся врачами? Студентов нужно подготовить к специфике их будущей работы. Они должны быть осведомлены обо всех возможных рисках. Заканчивая учебное заведение, работник должен знать о методах профилактики профессионального выгорания. С новыми работниками необходимо проводить профилактическую беседу, где стоит описать возможные трудности, с которыми они могут столкнуться, и способы их преодоления.

Важно обучить персонал правилам общения с пациентами, правильным действия в критической ситуации, методикам, направленным на борьбу с профессиональным стрессом. Можно создать группы взаимопомощи, где медицинские работники смогут общаться и делиться своим опытом преодоления синдрома профессионального выгорания. В случае возникновения эмоционального выгорания и депрессии любой работник должен получать квалифицированную помощь психолога.

Не стоит забывать о материальной стороне жизни. От того, сколько получают врачи, напрямую зависит их эмоциональное состояние. Оплата труда должна соответствовать сложности выполняемой работы.

Профилактика эмоционального выгорания заключается в следующем:

-правильное питание и здоровый образ жизни
-наличие иных интересов, которые далеки от профессиональной деятельности
-наличие рядом близких людей, с которыми вы находитесь в хороших отношениях
-способность к адекватной оценке собственной работы, отсутствие зависимости от чужого мнения
-разработка новых подходов и методик, творческий подход к работе
-адекватное принятие неудач
-осознание, что врач – нужная профессия
-стремление к достижению целей
-принятие нового опыта, способность учиться на ошибках
-отсутствие зацикливания только на вещах, связанных с профессией
-повышение собственной квалификации, общение с другими специалистами, посещение семинаров
-наличие хобби
-совместная работа с коллегами

Методы борьбы

Можно выделить следующие способы борьбы с профессиональным выгоранием медицинских работников со стороны администрации:

1. Повышение заработной платы сотрудникам.
2. Пересмотр оптимальной нагрузки.
3. Предоставление отпусков и выходных.
4. Подбор компетентного и понимающего руководства.
5. Помощь молодым сотрудникам в адаптации к особенностям профессии.
6. Проведение профессиональных тренингов и семинаров.
7. Профессиональное мотивирование работников.

Не все медицинские работники способны вовремя опознать симптомы истощения нервной системы, и лечение ее может отложиться до того момента, когда с психикой человека произойдут необратимые изменения. В таком случае работнику необходимо предоставить помощь квалифицированного специалиста.

Чтобы справиться с эмоциональным выгоранием, необходимо постараться заглянуть в свое будущее и обозначить цели, к которым вы стремитесь. Если вы чувствуете, что в своей области достигли пика, займитесь близкими к вашей работе видами деятельности. Так вы сможете использовать накопленный опыт и одновременно учиться новому. В процессе профессиональной деятельности не стоит применять только хорошо изученные и привычные методики. Необходимо искать новые пути и способы излечения. Не стоит стараться всегда и во всем быть лучшим. Необходимо проще относиться к конфликтам с коллегами и начальством.

Таким образом, профессиональное и эмоциональное выгорание – это проблема, с которой сталкиваются практически все медицинские работники. Постоянные стрессы, неизлечимые болезни и смерть пациентов, высокая рабочая нагрузка запускают защитные механизмы в организме, под воздействием которых человек становится равнодушным и безынициативным. Постепенно происходит профессиональная деформация, при которой меняется характер и повадки человека в повседневной жизни. Мы перечислили способы профилактики профессионального выгорания медицинских работников, которые направлены на помощь в борьбе с рабочими стрессами и трудностями.

Профессиональная деформация как следствие «эмоционального выгорания» и меры ее профилактики

Профессиональная деформация личности — это изменения качеств личности (стереотипов восприятия, ценностных ориентаций, характера, способов общения и поведения), которые появляются под влиянием выполнения профессиональной роли.

Деформация является следствием эмоционального выгорания, когда защитные механизмы ослабевают настолько, что работник не может противостоять губительным факторам и начинается процесс разрушения личности.

По мнению С.Л. Рубинштейна, Э.Ф. Зеера, Э.Э. Сыманюка, Р. Калимо [1,15,17] и других авторов, процесс профессиональной адаптации личности является многосторонним процессом, что способствует как развитию приемов и средств деятельности в результате личного вклада индивидуума, так и развитию личностных и профессиональных качеств самого индивидуума в данной деятельности.

Профессиональная деятельность человека — одно из ведущих проявлений активной личности. Она влечет за собой профессиональное развитие работника, что обусловливает формирование профессионального типа личности.

Личность человека видоизменяется под воздействием структурных и содержательных аспектов его профессиональной деятельности, таким образом, возникает профессиональная деформация личности специалиста.

Д. Трунов, феномен профессиональной деформации определяет как проникновение «Я — профессионального» в «Я — человеческое», имея в виду, что при профессиональной деформации воздействие профессиональных рамок и установок не ограничивается исключительно профессиональной сферой. Можно сказать, что после выхода человека из профессиональной ситуации не происходит его естественного «выправления», поэтому даже в личной жизни человек продолжает нести на себе «деформирующий отпечаток» своей профессии [12, с. 32].

Профессиональная деформация может отличаться своей направленностью, носить положительный или отрицательный характер. Положительное, воспитывающее влияние профессиональной деятельности проявляется в опыте, навыках и умениях, интересах и потребностях, в добросовестном отношении к труду, дисциплинированности и других положительных чертах характера.

Как указывает В.Е. Орел, одним из самых важных среди социально-психологических факторов, рассматриваемых в контексте выгорания, являются социально-психологические взаимоотношения в организации, как по вертикали, так и по горизонтали [10, с. 154]. Решающую роль в плане профилактики выгорания играет социальная поддержка от коллег и людей, стоящих выше по своему профессиональному и социальному положению, а также других лиц (семьи, друзей и т.д.).

Ссылаясь на ряд исследований, В.Е. Орел доказывает, что существует отрицательная зависимость между выгоранием и социальной поддержкой у представителей практически всех профессий, связанных с оказанием профессиональной помощи людям. Наиболее значимой для работников является поддержка от супервизоров и администрации. Более того, интраперсональные конфликты в группе работников (то есть по горизонтали), гораздо меньше психологически опасны, чем конфликты с людьми, занимающими более высокое профессиональное положение. Социальная поддержка может быть своеобразным буфером между стрессорами и результатами их деятельности и показателями состояния. Работники, получающие поддержку, могут лучше сопротивляться стрессовым воздействиям и, тем самым, быть менее подвержены выгоранию [10, с. 123].

Профессиональная деформация развивается постепенно из профессиональной адаптации, которая является необходимой для медицинского работника. Адаптация к новым, а тем более к экстремальным условиям, достигается ценой затрат функциональных резервов организма за счёт так называемой биосоциальной платы. Реакция организма на внешние и внутренние воздействия протекает в зависимости от силы фактора, времени его воздействия и адаптационного потенциала организма, который определяется наличием функциональных резервов. Нарушение регуляторных процессов приводит сначала к функциональным, а затем и к морфологическим изменениям в организме, свидетельствующим о развитии болезни [3, с. 32].

Стресс вызывается множеством требований (стрессорами), которые непрерывно суммируются в разных сферах нашей жизнедеятельности. Наше чувство контроля над тем, что происходит, может иметь решающее значение. Если мы учимся реагировать адаптивным способом, мы более успешно и эффективно действуем и повышаем свою функциональную активность и уверенность, тогда как дезадаптивные реакции ведут нас по нисходящей спирали к эмоциональному выгоранию. Когда требования (внутренние и внешние) постоянно преобладают над ресурсами (внутренними и внешними), у человека нарушается состояние равновесия. Непрерывное или прогрессирующее нарушение равновесия неизбежно ведет к эмоциональному выгоранию. Эмоциональное выгорание — не просто результат стресса, а следствие неуправляемого стресса.

Выделяют пять основных групп функциональных состояний по показателю активности регуляторных систем:

— норма — состояние уравновешенности организма с внешней средой, высокая приспособляемость организма к различным условиям достигается при минимальном напряжении регуляторных систем;

— умеренное функциональное напряжение возникает после работы, к концу рабочего дня или как результат высокой активности человека;

— выраженное функциональное напряжение характеризует состояние здорового человека во время работы;

— резко выраженное функциональное напряжение у здоровых людей может кратковременно возникать в моменты больших нагрузок;

— астенизация регуляторных систем — неспособность организма поддерживать равновесие с окружающей средой [10, с. 102].

Склонность к профессиональной деформации особенно часто наблюдается у определённых профессий, представители которых обладают трудно контролируемой и ограничиваемой властью. От решения и воли этих людей зависит здоровье и жизнь других людей. Обладание властью приводит к общественной и психической деформации особенно в тех случаях, когда отсутствуют действенные обратные связи — общественный контроль, критика и возможность лишить носителя деформации власти.

У медицинского работника, который в начале своей профессиональной карьеры очень бурно переживал все события, тяжело влияющие на психику больных (страдания, операции, кровотечения, смерть), постепенно развивается определённая эмоциональная сопротивляемость. Профессиональными деформациями являются и поведение и выражения медицинских работников, при которых под влиянием привычки проявляется чёрствость по отношению к больным в такой степени, что у окружающих создаётся впечатление бездушности и даже цинизма. Профессионально деформированный лечащий специалист вызывает у больного впечатление незаинтересованности и безразличия, не осознавая этого [17, с. 85].

Следствием эмоционального выгорания является такое негативное проявление профессиональной деятельности, как стандартизация общения, применение в работе стереотипных навыков, одинаковых заготовок, подмена творческой продуктивной деятельности формальным исполнением своих обязанностей, желание снизить объем работы.

Наряду со стремлением снижать эмоциональную нагрузку в ситуации профессионального стресса часто наблюдается обратный вариант, связанный с трудоголизмом — стремлением компенсировать ощущение своей недостаточной профессиональной успешности еще большим усердием и напряжением в работе, нередко за счет семейных, дружеских и других значимых для человека отношений. При этом они рискуют испортить личные взаимоотношения, внося профессиональные вопросы в дом, будучи не в состоянии выполнять другие обязанности и получать от этого удовольствие.

Поведение медицинских работников, работающих в экстремальных условиях, тяготеет к двум крайностям — дистанцирование и полное слияние. Когда дистанция пространственная и эмоциональная между вами и другим человеком слишком мала, вы «заражаетесь» его состоянием, как бы втягиваетесь в него и теряете «чувство себя». Это один вариант возникновения синдрома эмоционального выгорания.

Другой вариант — человек настолько жёсток по своей структуре, что просто не подпускает других к себе. На общение он идет, подстегивая себя словом «должен». В этой группе люди, как будто компенсирующие недостаточность своей личной жизни. Например, у человека нет своих детей или не ладятся отношения с ними, и человек компенсирует то, что у него не складывается в частной жизни, в отношениях с окружающими [17, с. 87].

Таким образом, профессиональная деформация является следствием эмоционального выгорания, которое, в свою очередь, формируется в результате неуправляемого стресса. Процесс адаптации к новым, а тем более к экстремальным условиям требует больших затрат функциональных резервов организма. Когда требования (внешние и внутренние) преобладают над ресурсами, у человека возникают функциональные нарушения. Затем они сменяются морфологическими изменениями в организме, которые свидетельствуют о возникновении болезни.

Профессиональная деформация: как остаться собой и не утонуть в работе?

Вы замечали, что в последнее время сфера трудовой деятельности требует все большего количества профессионалов в своей области? На второе место уходят дилетанты, поверхностно владеющие знаниями, умениями, а глубокая специализация, постоянный рост и развитие в своем направлении приобретают новый качественный смысл. Большая конкуренция, недостаточность базовых знаний, стремление к развитию, приобретение новых компетенций в рамках того или иного вида деятельности – вот что важно сегодня. Но давайте задумаемся: как это может проявляться на личности, как влияет на ее психологическое состояние и к каким последствиям ведет такая профессиональная политика?

Был ли у вас опыт того, что родитель или супруг (супруга) по приходе домой остается в профессиональном образе? Врач все никак не позабудет о пациентах, лежащих в палатах, и при легком кашле ребенка залечивает его; педагог продолжает учить своих родственников чему-то полезному; психолог пытается анализировать поведение членов своей семьи; полицейский подозревает всех знакомых, домочадцев в «темных делишках» и т.д. Если такое случалось, то вы столкнулись с профессиональной деформацией, о которой пойдет речь в этой статье.

Профессиональная деформация может приключиться с каждым человеком, поэтому, чтобы уметь контролировать себя, предлагаем вам пройти нашу онлайн-программу «Психическая саморегуляция», где за 6 недель вам удастся приобрести важнейшие навыки – умение справляться со стрессом на работе и дома, бороться с апатией и раздражением, и главное – контролировать свои эмоции.

И прежде чем мы перейдем к основному материалу, предлагаем уже сейчас проверить, насколько хорошо вам знакома тема профессиональной деформации:

А теперь приступим.

Появление термина

В 1915 году в «Американском журнале психологии» впервые был упомянут термин «профессиональная деформация» (professional deformation) [О. Полякова, 2014], что послужило началом изучения данного феномена. В российской научной литературе профессиональная деформация стала изучаться немногим позже, и первопроходцем во введении данного понятия в психологический научный оборот стал российско-американский социолог и культуролог Питирим Сорокин. В 1921 году, рассматривая сущность этого явления в профессиональной деятельности, социолог обращал внимание на его негативное влияние на личность, на ее переживания и поведение [М. Воробьева, 2015].

Большое количество ученых-психологов уделяли внимание этой проблематике, в частности, Соломон Григорьевич Геллерштейн, Эвальд Фридрихович Зеер утверждали, что профессиональной деформации в большей степени подвержены люди, имеющие дело с определенным объемом власти. Немаловажным здесь является тот факт, что личность, занимаясь определенной деятельностью, ставит своей целью приспособление к условиям и требованиям, диктуемым этой деятельностью, в соответствии с чем меняется ее психологическая характеристика. На этот аспект обращали свое внимание российские психологи Рада Михайловна Грановская и Анатолий Леонидович Свенцицкий [С. Иванов, 2016].

Что же конкретно подразумевается под профессиональной деформацией?

Сущность и симптомы профессиональной деформации

Вот представьте: ходите вы на работу каждый день, кроме выходных, выполняете определенную профессиональную функцию, решаете какие-нибудь рабочие задачи, достигаете результатов, общаетесь с коллегами… Весь этот процесс занимает львиную долю вашего времени, следовательно, он не может не затрагивать вашей личности.

Безусловно, под влиянием профессиональных факторов, мы меняемся. Так вот изменение ценностных ориентаций, стереотипов поведения, характера, способов общения, поведения и т.п., т.е. изменение качеств личности в результате выполнения профессиональной деятельности на протяжении долгого периода и является профессиональной деформацией.

Как правило, профессиональную деформацию личности связывают с негативным влиянием профессии на человека. Как же это проявляется конкретно?

Во-первых, круг суждений и оценок человека заметно сужается в силу следования логике и философии исключительно своей профессии; он начинает мыслить однобоко, кругозор заметно сужается. Во-вторых, и круг общения личности тоже сужается, интерес в общении вызывают только коллеги, понимающие и рассуждающие в таком же разрезе, установление контактов с людьми из других сфер становится сложнее. В-третьих, палитра эмоций личности также оскудевает, ее эмоциональный образ не переходит границ типичного образа представителя данной профессии. В совокупности все вышеупомянутое приводит к проблемам на работе, несостоятельности как эффективного работника.

Если профессиональная деформация личности наблюдается на протяжении долгого времени и развивается, у работника может возникать невроз, депрессия. Эти недуги оказывают влияние на жизнь личности не только как профессионала, но и как социально активной ячейки. Соответственно, нужно быть очень аккуратным с данным явлением и вовремя уметь его распознавать.

Профессиональная деформация может длиться совершенно недолго, носить характер эпизодичности, а может длиться долгое время, при этом личность может игнорировать ее вовсе. Она может также сказываться не только на вашем характере, но даже на ваших манерах, внешнем виде, т.е. проявляться совершенно во всех аспектах личности.

Одной из форм профессиональной деформации личности может быть административный восторг, когда человек наделен полномочиями власти и не может пресытиться этим состоянием. Как правило, он полагает, что может сразу определять правых и неправых, виновных и невиновных, т.е. его поведение характеризуется злоупотреблением властью.

Одной из подобных разновидностей профессиональной деформации служит управленческая эрозия – феномен, близкий к административному восторгу и фактически вытекающий из него. Понятие «эрозия», синонимичное к слову «порча», выбрано в данном случае не случайно: личность, наделенная властью в долгосрочном периоде, склонна к принятию все менее рациональных и эффективных управленческих решений в силу получения нарастающего удовольствия от своей власти, неспособности ею пресытиться и контролировать. Такой руководитель становится все более эгоцентричным и старается принимать решения, завязанные на субъективных обстоятельствах, обычно с целью продления своих властных полномочий.

Еще одним интересным и, к сожалению, распространенным проявлением профессиональной деформации является синдром эмоционального выгорания, выражающийся в дегуманизации (негативном отношении к коллегам и клиентам), изнеможении (неспособности получать удовольствие от работы, постоянной усталости и т.п.) и чувстве собственной профессиональной неполноценности (непризнании себя как знатока своего дела) [С. Иванов, 2016].

Предлагаем проследить причины появления всех этих признаков.

Причины профессиональной деформации

Итак, что же становится источником этого негативного явления? Существует несколько мнений на данный счет, выдвинутых различными учеными, психологами, педагогами:

  1. Адаптация к профессиональной деятельности, получение негативного психологического опыта в профессиональной сфере; личность пытается полностью подстроиться к условиям рабочего процесса [Т. Жалагина, 2004].
  2. Перенос норм деятельности в непрофессиональную, обыденную жизнь в результате конфликта между субъектом и личностью как компонентами целостной индивидуальности. В целях достижения карьерных высот человек начинает углубляться в конкретную тематику, погружается в материал, в данном случае возникает вероятность слишком усердного изучения объекта с таким последствием как профессиональная деформация [С. Безносов, 2004].
  3. Главное стремление личности – профессиональная самореализация, однако в результате терпения неудач она начинает профессионально деформироваться. Глубокая концентрация на своей работе, игнорирование внешней жизни, фокус на общении с коллегами, интровертивный подход к рабочему процессу ведут к рассматриваемому феномену. [А. Маркова, 1993].
  4. Некоторые люди еще до начала профессиональной деятельности располагают отклонением, затем проявляющимся в процессе работы именно в форме профессиональной адаптации. Как правило, это бывают люди с предрасположенностью к интровертивности, депрессивному настроению [Б. Новиков, 1996].
  5. Изменение условий труда также может привести к профессиональной деформации, т.к. у человека могут ослабевать или угасать необходимые психологические качества, в частности, потеря эмпатии, сочувствия, радости, дружелюбия, неких «человеческих» качеств, фокус сугубо на профессиональном подходе. Часто одним из таких изменений служит продление рабочего дня, большая нагрузка, скудные отношения с «товарищами по цеху», несправедливое вознаграждение и т.п. [Pines A. and Maslach C., 1978].

Как видно, сквозь все точки зрения красной нитью идет углубление в работу, фокус на профессиональной деятельности, игнорирование внешней жизни помимо работы, сужение круга общения и различных интересов. Но как же препятствовать появлению этого явления?

Профилактика профессиональной деформации

Профессиональная деформация, так или иначе, затрагивает любого человека, начинающего работать, связывающего свою жизнь с какими-то рутинными действиями, направленными на решение задач. Однако к своей профессиональной деятельности следует подходить с умом, не допускать ее вмешательства в когнитивную сферу, а если и допускать, то в том русле, в каком мы этого желаем. Таким образом, самое важное профилактическое действие – управление собой или самоменеджмент.

Самоменеджмент заключается в умении личности видеть перемены, происходящие с ней самой, ее когнитивными возможностями, привычками, образом жизни, и, при фиксировании каких-то нежелательных моментов, вовремя их ликвидировать.

В последнее время все чаще можно услышать об отдельной вакансии в организации – корпоративный психолог. Сейчас, в эпоху генерирования высокотехнологичной продукции, повышенной ответственности и серьезной конкуренции на работника ниспадает значительно большее количество стресса, с которым ему необходимо справляться, и в эффективности такого работника заинтересован, прежде всего, работодатель. Поэтому грамотный, настроенный по меркам современного цивилизационного общества руководитель может приглашать специально обученного человека с целью оказания психологической поддержки своим работникам [Л. Радюшкина, 2020].

Помощь психолога может заключаться в проведении индивидуальных или групповых консультаций, тренингов. Особенно нуждаются в таких встречах сотрудники, чья работа связана с общением, контактами с другими людьми; управленцы. Такие методы, безусловно, будут иметь плоды при возникновении психологических затруднений.

Важным моментом при профилактике профессиональной деформации является умение управлять временем или тайм-менеджмент, четкий распорядок дня с указанием того, когда в течение суток вы уделяете время себе. Прекратите задерживаться на работе допоздна, нет ничего важнее вашего здоровья и отличного настроения. Мы знаем народную мудрость «Делу – время, потехе – час», казалось бы, говорящую о противоположном, о том, что нужно трудиться гораздо больше, нежели отдыхать. Но, пожалуйста, не забывайте, что слово «потеха» в ней все же присутствует.

Не превращайте работу, самореализацию, карьеру, успех на профессиональном поприще в самоцель, в конце концов это одна из областей жизнедеятельности, но уж точно не вся жизнь. Четко разделяйте работу и личную сферу, не позволяйте рабочим моментам проникать в ваш повседневный быт, старайтесь оставлять все проблемы за дверями офиса, а выходя из него, погружаться в семью, друзей, природу, развлечения. Конечно, существуют профессии, где сложно не быть на чеку даже во внерабочее место (учителя, врачи, журналисты), но все же старайтесь не «жить работой». Умейте отвлекаться!

Еще одним важным пунктом профилактики профессиональной деформации является развитие своей личности в совершенно новых направлениях, и здесь особое место уделяется хобби. Увлекайтесь различными видами деятельности, следуйте простому правилу контраста: чем спокойнее ваша работа, тем активнее и динамичнее хобби и наоборот, чем более насыщенная у вас профессия в плане физическом или эмоциональном, тем более тихое и расслабляющее следует выбирать хобби.

К примеру, если человек работает бухгалтером, его профессия связана с документооборотом, внимательностью, ответственностью, требуется большая концентрация и осознанность, поэтому во время развлечения он должен стараться выбирать что-то активное, чтобы отвлечься по полной. Как варианты: спорт (плавание, теннис, велосипедная езда, ролики, футбол и т.д.), прогулки, посещение интересных нестандартных выставок, садоводство, танцы, путешествия и т.п.

Если же спасатель пожарной охраны начинает чувствовать проникновение работы в свою жизнь, ему следует отвлекаться больше умом, мыслями, при этом отдыхая телом, потому что его работа и так связана с серьезными физическими нагрузками. В таком случае подойдут такие виды хобби как чтение, рисование, шахматы, йога, кулинария и т.п.

Конечно, многое из предыдущего списка тоже можно приложить на случай с пожарным спасателем (например, садоводство, плавание, выставки), главное – это баланс на работе и в личной жизни, умение находить виды деятельности, которыми человек может реально заинтересоваться, проникнуться душой и уделять достаточное время не потому что нужно, а потому что хочется.

Наконец, отличной техникой при профилактике профессиональной деформации может быть ролевая переоценка, что означает следующее: допустим, на работе у вас руководящая должность, вы управляете деятельностью многих людей, большой штат находится у вас в подчинении. Попробуйте в личной жизни не допускать исполнения своей профессиональной роли, не старайтесь быть доминантным, не приобретайте привычку руководить, потому что это может стать серьезным барьером при выстраивании нормальных отношений в личной жизни. Умейте слышать своего партнера, старайтесь сделать ему приятное и ощущать временами его руководящую роль. В таком случае вы сможете достичь баланса и предотвратить профессиональную деформацию [М. Воробьева, 2015].

Теперь предлагаем рассмотреть, каким конкретно изменениям подвергаются работники некоторых профессий, как меняется их личность.

Примеры профессиональной деформации

Посмотрим влияние профессиональной деформации на самые социально значимые и в то же время наиболее подверженные ей профессии. Сразу хотим обратить внимание на то, что данные профессии связаны с взаимодействием либо с другими людьми, либо с опасными ситуациями:

Педагоги

Существует несколько психологических типов педагогов, а если быть конкретнее, учителей, и каждый из этих типов претерпевает различные изменения, например:

  • Учитель-коммуникатор. Изначально общительный человек за счет фактически постоянного посыла информации к аудитории становится еще более говорливым, общительным, порой нарушая личную дистанцию, возможно, заговаривая о более личных темах.
  • Учитель-организатор. Чрезмерный контроль процесса и глубокая вера в собственную правоту и авторитетное мнение делают возможным стремление к командованию, руководству, подчинению других себе.
  • Учитель-интеллигент. Такой учитель начинает философствовать, рассуждать на тему нравственности и безнравственности, сравнивать современную молодежь с прежней, часто жаловаться на все происходящее.
  • Учитель-предметник. Глубокое погружение в свою область знаний уже не позволяет выйти из нее, поэтому в мировоззрении такого учителя элементы данного знания присутствуют ежеминутно. Перенося знания из своей области в любую сферу быта, такой учитель будет мыслить довольно однобоко и, соответственно, категорично [Е. Ильин, 2011]

Важной особенностью процесса просвещения являются и современные тенденции, меняющие его. К примеру, сейчас образование стремится к персонализации, так называемый индивидуальный подход захватил все образовательные учреждения и организации. Однако все же сохраняются общие методические указания, государственные стандарты, нормативы, невыполнение которых для педагогов может быть чревато последствиями. Такое противоречие снижает эффективность педагогов, их продуктивность, профессиональную самооценку [В. Старик, 2012].

Еще одной довольно очевидной и в то же время интересной деформацией у педагогов служит дидактическая, поучающая манера речи, категоричность, снижение самокритичности и ощущение собственного превосходства [Г. Виноградова, 2001]. Это отчасти объясняется самим процессом обучения, когда педагог наставляет, делает замечания, контролирует своих подопечных. Поэтому хорошим профилактическим способом будет посещение курсов повышения квалификации или любых других образовательных площадок самим педагогом для ощущения себя в роли ученика.

Медицинские работники

К сожалению, работа медицинских работников зачастую связана с так называемым «конвейером» из-за нескончаемого потока пациентов с заболеваниями разной тяжести. Безусловно, когда изо дня в день человек наблюдает мучения, боль, страдания, со временем он начинает относиться к этому более равнодушно, но, что более важно, зачастую доктора исключают психологический фактор и видят лишь только организм.

Безразличное отношение, цинизм, порой грубость в совокупности как раз и являются одной из наиболее распространенных профессиональных деформаций у медицинских работников. Рассказы о пациентах, медицинские анекдоты, жаргон врачей служат тому подтверждением.

Еще одной проблемой медицинских работников в аспекте профессиональной деформации является «приборный фетишизм» – ситуация, когда врач не слышит больного, не смотрит на него, а занимается исключительно детальным изучением результатов его анализов и других показателей, полученных в результате обследования на приборах (что особенно свойственно терапевтам).

В качестве совета по избавлению упомянем старания по намеренному сопереживанию, курсы по эмпатии, психологии, а также наличие увлечений, хобби для отвлечения от работы.

Психологи и психотерапевты

Корректоры душ, открыватели новых горизонтов личности или «жилетки», в которые можно поплакаться – называйте как угодно, но это одна из самых стрессовых и изнурительных в эмоциональном плане профессий. По факту, психолог нуждается в колоссальных энергетических и интеллектуальных ресурсах, чтобы проникнуть в чужую историю, понять сущность проблемы, отыскать ее корень и подобрать действенный и уместный способ по его ликвидации, а это немалая работа, учитывая каждую отдельную персону с ее опытом.

Среди особенностей профессиональной деформации психологов и психотерапевтов выделяют снижение психоэмоционального фона, чувство опустошения, усталость [В. Старик, 2012]. Если же говорить о деформациях, негативно сказывающихся на пациентах, то выделим равнодушие, потерю интереса к проблемам клиентов, использование одних и тех же схем по оказанию помощи, формальный подход к делу.

К тому же некоторые психологи, ощущая некую власть над судьбой другого человека, переносят этот профессиональный опыт на личную сферу и стремятся к манипуляциям, постоянному психологическому анализу, чтению между строк и поиску глубинных причин, что становится невыносимым для их окружения. Согласитесь, не очень приятно общаться с человеком, словно разглядывающим тебя под лупой…

Здесь, как и в случае с врачами, нужна четкая фиксация ритма рабочего и личного. Людям этой профессии должно быть проще справляться с данным феноменом, ведь он носит характер как раз-таки психологической проблемы.

Сотрудники органов внутренних дел

Жесткая дисциплина, обязательность исполнения приказа, принуждение других субъектов к конкретным действиям, постоянный поток негативных новостей, вызывающих отрицательные эмоции – все это в совокупности составляет психологический портрет данной профессии. Безусловно, заработать профессиональные деформации в такой сфере не составляет большого труда.

В частности, стоит упомянуть о нарастающем бездушии, ведь сложно воспринимать все сентиментально, когда вокруг сплошной негатив. Также сотрудников ОВД может застичь сравнение обычных моделей поведения с законом, приведение всего к нормативным актам, оценка любой ситуации с позиции законодательства. Закономерным является и появление излишней агрессии, директивности; работникам данной сферы становится чужда сентиментальность, способность разделить чувства другого человека, попытаться его принять и простить в сложной ситуации [А. Буданов, 1997].

Кстати, ярким примером такого поведения может служить это видео:

Профилактическими мерами здесь являются рекомендации по проведению большего количества времени с семьей, близкими и родными, а также сеансы с тем или иным видом искусства, ведь данная сфера – источник людских переживаний, красочных эмоций и проникновенных чувств.

Резюме

Посвящая своей профессии значительную часть времени, мы не можем не подвергаться психологическим изменениям, связанным со спецификой этой деятельности, это неизбежно. Но помните, что вы сами распоряжаетесь своим настроением, сами решаете, чем наполнять свою жизнь, сами выбираете пути достижения баланса между работой и личной жизнью. Поэтому будьте бдительны и ответственны, умейте справляться с собой и тогда все будет отлично.

Желаем успехов!

признаки и причины её появления, последствия деформации

Большинство из нас основную часть жизни проводит на своём рабочем месте и волей-неволей мы начинаем переносить какие-либо профессиональные привычки в личную жизнь. Именно по этим признакам можно определить, в какой области трудится тот или иной человек. Например, знакомый, который постоянно пытается решить ваши личные проблемы, скорее всего, покажется вам психологом, а встретив на своём пути человека, дающего вам указания что и как делать, вы наверняка подумаете — это учитель. Каковы причины профессиональной деформации личности? Какие выделяются ее виды? Можно ли как-то избежать деформации?

Что такое профессиональная деформация личности?

Деформация личности представляет собой изменение личностных качеств (способов поведения и общения, характера, ценностных ориентиров, стереотипов восприятия), наступающее под влиянием продолжительного исполнения профессиональных обязанностей.

Профессиональный тип личности формируется в результате неразрывного единства специфической деятельности и сознания человека. Больше всего от такой деформации страдают личностные особенности людей, чья деятельность связана с постоянным общением (психологи, педагоги, работники кадровых отделов, руководители, чиновники и т. д.).

Деформация в крайней форме у них выражена в сугубо функциональном, формальном отношении к окружающим. Повышенный уровень деформации личности наблюдается у сотрудников спецслужб, военнослужащих и медицинских работников.

Причины профессиональной деформации

Многолетняя деятельность в той или иной сфере сопровождается профессиональным развитием личности, однако, этот процесс не может быть непрерывным. Рано или поздно наступает период стабилизации, когда человек уже практически никуда не движется. Поначалу такие приостановки краткосрочны, но затем они становятся всё продолжительнее, достигая 12 месяцев и более. На языке психологов такое явление носит название периодов стагнации личности.

Наступление стагнации возможно даже в том случае, если уровень вашей профессиональной деятельности довольно высок, но ваша работа выполняется однообразно, с применением повторяющихся приёмов. Результатом продолжительной стагнации является профессиональная деформация личности: человек уже не в состоянии выбраться из своей профессии и вынужден исполнять в социуме только эту роль.

Выделяют следующие факторы, способствующие развитию профессиональной деформации:

  • Молодой специалист возлагает на свою профессию слишком много надежд, которые в конечном счёте не соответствуют действительности.
  • Акцентирование внимания на мотивацию выбора профессии. Это может быть стремление добиться власти, определённого социального статуса или желание доказать свою значимость.
  • Однообразные действия и функции, приводящие человека к психологическим ограничениям: например, если он попадёт в новые рабочие условия, приспособиться к ним ему будет довольно тяжело.

Вышеперечисленные факторы представляют собой лишь предпосылки, которые на том или ином этапе трудовой деятельности могут привести к деформации. Среди основных причин развития профессиональной деформации необходимо отметить следующие:

  • постоянные стрессы;
  • профессиональная усталость, накопившаяся за многолетнюю трудовую деятельность;
  • постоянная стереотипная работа;
  • отсутствие желания продолжения работы в этой сфере: одни понимают ошибочность выбора профессии практически сразу после начала трудовой деятельности, другим же для этого требуются годы.
  • непонимание целей выполняемой работы;
  • возрастные изменения: в молодом возрасте человеку казалось, что эта профессия ему подходит, однако, с возрастом он начинает выполнять свои рабочие обязанности автоматически;
  • излишняя самоуверенность;
  • чрезмерная служебная нагрузка;
  • повышенный уровень утомляемости, нервозности;
  • несоответствующая дисциплина на рабочем месте;
  • отсутствие возможности дальнейшего профессионально роста, повышения квалификации, обучения;
  • ограничение условий для самовыражения, когда любые инновационные предложения и творческий подход к выполнению трудовых обязанностей отвергаются без обсуждения;
  • конфликты и напряжённые отношения в коллективе;
  • посвящение всего себя только работе при полном отсутствии признания ваших заслуг коллегами.

Причины профессиональной деформации личности могут быть и другими. Ведь каждый человек индивидуален.

Виды профессиональной деформации личности

Различают несколько типов переноса профессиональных знаний, привычек и навыков в повседневную жизнь. Изменения личности условно можно разделить на следующие виды:

  • общепрофессиональные;
  • профессионально-топологические;
  • индивидуальные;
  • специальные.

Общепрофессиональный. Изменение личности такого типа характерно для работников определённых профессий. Например, у сотрудников полиции деформации личности проявляются синдромом асоциальной перпеции, развитие которого способствует восприятию любого гражданина как потенциального нарушителя.

У педагогов деформация проявляется синдромом назидательности (постоянное стремление воспитывать, поучать). У руководителей наблюдается синдром вседозволенности (нарушение этических и профессиональных норм).

Профессионально-типологические деформации обусловлены постепенным наложением определённых психологических особенностей на личностные качества. Например, способность к организации деятельности большого количества людей. К такому типу изменений можно отнести деформации личности руководителя, начальника.

Индивидуальные деформации присущи работникам различных профессий и зачастую бывают обусловлены чересчур обширным и активным развитием профессиональных навыков и качеств, которые приводят к появлению трудового фанатизма, а также усиленного чувства ответственности вплоть до одержимости.

Результатом всех видов профессиональной деформации являются следующие состояния психики:

  • Снижение результативности трудовой деятельности;
  • кризисы, конфликты, психологическая напряжённость;
  • неудовлетворённость социальным окружением и жизнью в целом.

Чем больше стаж работы, тем сильнее проявляется синдром эмоционального сгорания, в результате этого появляется чувство тревоги, усталость и нравственное истощение. Наблюдаются изменения эмоциональной сферы личности. Психологический дискомфорт приводит к снижению удовлетворённости от трудовой деятельности и провоцирует развитие различных заболеваний.

Таким образом, можно сделать вывод, что профессиональная деятельность оказывает огромное влияние на психику человека и способствует развитию личностных изменений, деструктивно влияющих на профессиональное поведение и трудовую деятельность.

Профессиональная деформация личности относится к одному из видов профзаболеваний, появление которых неизбежно, но одних она приводит к беспочвенной агрессивности и завышению самооценки, других — к равнодушию, а третьи при этом теряют квалификацию.

Однако, большинство людей, имеющих такие проблемы стараются найти средства профессиональной реабилитации.

Как определить приближение профессиональной деформации?

Приближение деформирующих изменений психики, связанных с трудовой деятельностью можно определить по следующим факторам:

  • Вы боитесь потерять общение с коллегами, профессию, работу.
  • Все ваши разговоры в итоге сводятся к обсуждению рабочих вопросов.
  • Ваши родные и близкие считают, что с вами сложно иметь дело.
  • Вы ассоциируете свой успех только лишь с профессиональной деятельностью.
  • Ваш круг общения ограничен только сослуживцами.
  • Вы не позволяете себе и коллегам проявлять эмоции, и высказывать переживания на рабочем месте.
  • Вам нередко говорят, что разговор с вами напоминает общение с врачом (юристом, следователем, учителем и т. д.), так как в обычной жизни вы начинаете общаться на профессиональном языке.
  • Ваши интересы ограничены только профессиональной деятельностью.
  • Вы относитесь к знакомым как к объектам вашей профессии.

Как проявляется профессиональная деформация?

Каждая профессия накладывает определённый отпечаток на характер и личностные качества работающего человека.

Педагог. Деформация личности учителя заключается в искусственном поиске ошибок в работах учеников, постоянных придирках. Даже находясь дома, педагог продолжает оценивать поведение родственников, членов семьи, знакомых, выставляя при этом каждому из них оценки (мысленно либо вслух). Доходит даже до абсурда, когда представитель этой профессии начинает давать оценку действиям совершенно посторонних людей, встретившихся ему на улице: оценивает допустимость их поведения, высказывает возмущение по поводу отсутствия воспитания.

Врач. Деформация медицинского работника проявляется в полном автоматизме его навыков и качеств. Врач автоматически оценивает здоровье человека даже при простом рукопожатии: он моментально отмечает температуру, пульс, влажность ладони. Обращает внимание на внешний вид человека и пытается найти связь с каким-либо заболеванием, при этом советуя собеседнику посетить клинику и пройти обследование (что-то ты плохо выглядишь, под глазами у тебя мешки и т. д.).

Менеджер турфирмы. У таких людей деформация проявляется в том, что при любом рассказе о совершённом путешествии или планируемой поездке, представитель этой профессии оживляется и проявляет чисто профессиональную заинтересованность, задавая соответствующие вопросы и давая рекомендации на тему туризма.

Подобным образом деформация проявляется и у представителей других профессий. Программист будет пытаться вывести определённые алгоритмы происходящих процессов (даже самых простых). Психолог будет стремиться вывести собеседника на откровенный разговор, чтобы покопаться в его психологических проблемах и постараться их решить (даже если собеседник в этом не нуждается).

Последствия профессиональной деформации

Последствия профессиональных изменений бывают различными: одни могут быть полезны для работника, другие же, наоборот, оказывают негативное влияние на черты характера и личностные качества человека.

Польза. В некоторых случаях деформация действительно может быть полезной. Например, медицинский работник, оказавшись поблизости с местом происшествия, знает как оказать пострадавшему экстренную помощь. Руководитель предприятия (фирмы, холдинга и пр.) способен квалифицированно подойти к организации какого-либо семейного торжества. Однако, следует помнить о разграничении работы и повседневно жизни и проявлять профессиональные качества только в случае необходимости и на короткий срок.

Среди негативных последствий деформации можно отметить следующие:

  • Управленческая эрозия. Под воздействием деформирующих изменений деятельность руководителя становится неэффективной, а сам он превращается в тирана.
  • Чувство административной значимости. Работник, получив даже самую мало-мальскую должность, начинает мнить себя большим начальником и смотреть на окружающих свысока.
  • Снижение уровня адаптивности. Человек уверен, что знает о своей профессии практически всё и прекращает поиски чего-либо нового, неизвестного.
  • Эмоциональное выгорание. Работа полностью поглощает человека, разрушая его защитный психологический барьер. В результате чего работник сгорает и не теряет смысл жизни.
  • Ухудшение отношений с окружающими людьми — шаблоны рабочих взаимоотношений переносятся на повседневную жизнь.

Во избежание таких последствий деформации, необходимо постараться вовремя заметить её признаки и приступить к их устранению.

Профессиональная деформация личности сопровождается конфликтами, состоянием постоянного напряжения, кризисами, психологическим дискомфортом. Результативное и своевременное разрешение возникших профессиональных трудностей позволит каждому из вас и в дальнейшем развиваться как в профессиональном, так и в личностном плане. Помимо этого, не допустив проявления деформации, вы сможете избавиться от профессионального выгорания на рабочем месте.

Профессиональная реабилитация

Существует несколько возможных вариантов реабилитации, среди которых можно выделить следующие:

  • прохождение тренингов квалификационного и личностного роста;
  • повышение уровня аутокомпетентности и социально-психологической компетентности;
  • прохождение курсов повышения квалификации и перевод на новую должность;
  • диагностика профессиональных изменений личности и разработка индивидуальных схем их исправления;
  • изучение способов и приёмов самокоррекции профессиональных изменений и саморегуляции эмоционально-волевых качеств;
  • профилактические меры по профессиональной дезадаптации неопытного специалиста;
  • разработка альтернативных методов дальнейшего профессионального и личностного роста.

Профессиональная деформация врача — презентация онлайн

Казахстанский Национальный Медицинский Университет имени С.Д Асфендиярова
КАФЕДРА КОММУНИКАТИВНЫХ НАВЫКОВ, ОСНОВ ПСИХОТЕРАПИИ, ОБЩЕЙ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
СРС
Тема: «Профессиональная деформация врача»
Выполнил: Даирбеков Алишер
Факультет : Общая Медицина
Дисциплина: Коммуникативные навыки
Группа № 249-2
Преподователь: Кудайбергенова Айжан Жаканбаевна
Алматы 2012 г

2. План:

• Введение.
• Основная часть.
1.
2.
3.
4.
5.
«синдром эмоционального выгорания».
тревожность врача.
депрессивность врача
интровертированность
коммуникативная толерантность
• Заключение.
• Список используемой литературы.
Профессия врача предполагает в той или
иной степени выраженное и
продолжительное общение: с больными, их
родственниками, медицинским
персоналом.
От умения общаться, устанавливать и
развивать взаимоотношения с людьми во
многом зависит профессиональная
успешность врача. Хороший
психологический контакт с больным
помогает точнее собрать анамнез,
получить более полное и глубокое
представление о больном.
Психологическая сторона отношений «врачбольной» важна в условиях платной
медицины. Любой больной ориентируется
не только на «профессионализм», но и на
чисто человеческие, личностные качества
врача. Возможно даже, что в отдельных
случаях психологические качества врача для
больного более важны, чем
профессиональные знания, умения, навыки.
Хорошему психологическому контакту
с больным мешает профессиональная
деформация врача. Она не дает точнее
собрать анамнез, получить более
полное и глубокое представление о
больном. Нарушает взаимоотношение
«врач-больной».

6. «Синдром эмоционального выгорания».

Он является специфической профессиональной
деформацией врача. «Синдром
эмоционального выгорания» проявляется в
чувстве психического истощения,
эффективность профессионального
взаимодействия снижается. Врач уже не может
полностью отдаваться работе, снижается
самооценка, деятельность воспринимается как
недостаточно успешная.
При «эмоциональном
выгорании» врач,
взаимодействуя с больным,
перестает принимать во
внимание психологические
феномены, не реагирует на
тревогу пациента, не
замечает его депрессивных
тенденций. В
высказываниях врача о
своих пациентах могут
появиться цинизм,
холодное равнодушие и
даже враждебность.
Чтобы избежать «синдрома
профессионального выгорания» молодому
врачу необходимо
обучаться «дозировать» степень
эмоциональной вовлеченности в процессе
профессионального общения.
Эмоциональная «включенность»
важна в начале общения с больными, при
установлении психологического контакта.
Профессиональная
деятельность врача
Тревожность врача
связана с разработкой
стратегии и тактики
терапевтического
воздействия и,
следовательно, требует
умения прогнозировать
течение заболевания.
В связи с этим возникает
тревожность врача,
которая влияет на его
прогностические
возможности.

10. Тревога выполняет дезорганизующую, разрушающую функцию. Она мешает адекватно оценить ситуацию, определить возможные варианты ее

развития и выбрать
наиболее правильное решение.
Страх, паника у врача прерывают его
коммуникацию с пациентом, разрушают
психологический контакт между ними.
Тревога врача передается больному и
дополнительно дезорганизует его.
В этом случае больной может
почувствовать безнадежность своего
состояния, перестает верить в возможность
выздоровления.

12. Депрессивность врача.

Это другая характеристика врача, способная
разрушить его коммуникацию с пациентом.
Депрессивность связана с переживанием
прошлого, когда в воображении вновь и вновь
возникают образы пережитых конфликтов,
психотравмирующих событий. Прошлое
представляется сплошной цепью неудач и
неприятностью, формируя ощущение
безысходности, безнадежности, которое
проецируется в будущее.
Врач, имеющий склонность к
депрессивным реакциям, не
вызывает доверия пациента.
Лечащий врач на любую, самую
незначительную неудачу, неточность,
реагирует чувством вины.
Больной начинает подозревать его в
некомпетентности, перестает ему верить.
Погруженный в собственные
переживания врач может не заметить
улучшения в состоянии больного,
вовремя не поддержать его,
подчеркнув симптомы выздоровления и,
напротив, «заражает» своего больного
тоскливой безнадежностью,
разрушая позитивные эффекты
проведенной терапии.

15. Интровертированность врача

Это еще одна психологическая
характеристика, приводящая к
профессиональной деформации врача и
затрудняющая установление
доверительных отношений
«врач-больной»
Интровертированный врач погружен в
свой психологический мир, занят
собой, своими чувствами, идеями,
впечатлениями, мало интересуется
другими людьми, обнаруживая
беспомощность в
ситуации,
требующей взаимодействия и
сотрудничества с окружающими
людьми.

17. Интровертированность сопровождается недостатком интуиции, чуткости, тактичности в межличностных отношениях, низким уровнем

эмпатии с
недостаточной способностью откликаться на
боль и страдания другого человека,
отзываться на беспокойство и тревогу. Эти
качества затрудняют установления
психологического контакта с больными,
взаимоотношения с ним.

18. Коммуникативная толерантность

Если врач не толерантен, о нем
можно сказать, что он стоит на
пути профессиональной деформации
или уже деформировался в
профессиональном плане.
Врач должен обладать
толерантностью, т.е.терпимостью
и снисходительностью, несмотря
на то, какие чувства вызывает
больной у врача, нравится ему
пациент или нет, врач обязан
оказать врачебную помощь и
психологическую поддержку.

20. Заключение:

В годы самостоятельной профессиональной
деятельности молодой врач, в стремлении как
можно лучше помочь больному, переживает
повышенную ответственность за свои действия
или как Брайн Колдман черемерно уверенн в
своих возможностях. Вследствие
недостаточной уверенности в своем
профессионализме, испытывает чрезмерные
эмоциональные нагрузки, мешающие к
эффективному общению врача с пациентом
и приводящие к профессиональной
деформации.
Или же осознание ошибки после своей
самооуверенности может вызвать
хроническую неуверенность которая мешает
работать дальше.

22. Список используемой литературы:

• “Клиническая психология”, Карвасарский.
• “Медицинская психология”, Ю.Г.Тюльпин,
Москва,”Медицина” 2004.
• “Учебное пособие по медицинской
психологии”, Н.Д.Лакосина, Г.К.Ушаков.
М.:Медицина,1976,320с.,ил.

Что такое профессиональная деформация? Деформация сотрудника

Профессиональная деформация — это нарушение психики человека, когда внешние факторы регулярно оказывают сильнейшее давление, ведущее к разрушению личных качеств и представлений. В этой статье мы поговорим об основных причинах, вызывающих профессиональную деформацию, а также более подробно рассмотрим это явление на примерах из полиции, здравоохранения и образования.

Что это такое

Профессиональная деформация — это искажение структуры личности, которое развивается постепенно.Основная причина появления ПДЛ (профессиональной деформации личности) — специфика и сфера деятельности. Причем нарушение приводит к изменению всех факторов, таких как поведение, общение, восприятие, характеристики, расстановка приоритетов.

Причины возникновения

Согласно статистике, с PDL сталкиваются люди, посвятившие свою жизнь здравоохранению, военной и государственной службе, а также педагогике. Давайте рассмотрим основные причины, вызывающие профессиональную деформацию человека:

  • Во-первых, чрезмерная загруженность и чрезмерные требования властей.В список также входят тяжелый график работы, отсутствие выходных и праздничных дней, необходимость брать дополнительные часы и выполнять задачи, принадлежащие другим сотрудникам.
  • Во-вторых, отсутствие нагрузки и соответственно отсутствие фундамента на рабочем месте. Излишняя самоуверенность, недисциплинированность, вседозволенность приводят к развитию PDL.
  • В-третьих, плохие условия труда приводят к раздражительности, нервозности и психозам. В список вошли небольшая зарплата, отсутствие элементарных условий (туалет, аптечка), завышенные требования, превышение полномочий.
  • В-четвертых, нежелание посещать рабочее место. Это может быть вызвано отсутствием мотивации, некомпетентностью сотрудника или начальства, безвыходной ситуацией.
  • Пятое, неправильный выбор профессии. Как правило, многие сотрудники просто не понимают ни специфики работы, ни ее особенностей. Поэтому часто человек сталкивается с трудностями, совершает ошибки.

Признаки профессиональной деформации

Профессиональная деформация — это период, когда человек теряет всякий интерес к своей трудовой деятельности.В народе это явление называют просто — профессиональным выгоранием.

  • Агрессивное поведение. PDL приводит к резкой смене настроения. В выходные человек может улыбаться, веселиться и радоваться жизни, но во время работы срывается из-за каждой мелочи, повышает голос и даже набрасывается на других людей.
  • Апатия и депрессия. Пропадает всякое желание заниматься самообразованием, повышать свои интеллектуальные способности. Постепенно меняется и внешний вид сотрудников. Профессиональная деформация приводит к тому, что человек перестает заботиться о себе: мыть и укладывать волосы, принимать душ, покупать обновку, наносить макияж.
  • Снижение работоспособности и равнодушие. Появляются ошибки, которые влияют как на репутацию, так и на положение компании. Поскольку PDL часто возникает у людей, которые работают в сложных условиях напрямую с обществом, они теряют контроль над ситуацией. Такие люди просто не осознают, что их работа может кому-то навредить.

Приведем пример: из-за отсутствия условий труда, более низкой заработной платы, сокращения штата, штрафов и увеличения внеклассных часов специалист может систематически опаздывать на работу и грубить клиентам (пациентам, школьникам, подчиненным).

Памятка боссу: как не допустить

Профессиональная деформация — это психическое состояние человека, поэтому работодатель должен понимать, что по большей части его действия могут привести к когнитивным искажениям. Важно проводить профилактику, чтобы не вызывать отвращение и ненависть как к работе, так и к самому начальству.

Прежде всего, лидер должен пересмотреть свое поведение. Превышение полномочий или, наоборот, отсутствие дисциплины может привести к PEP. Также необходимо провести тщательный анализ, который подскажет, есть ли у сотрудников время для выполнения всех задач или вам нужно нанять еще несколько профессионалов.

Не забывайте о событиях. Исследования показали, что регулярные корпоративы и соревнования повышают настроение, обладают мотивирующим действием и сплачивают коллектив.

Как справиться с профессиональной деформацией самостоятельно

Агрессивная среда может привести к развитию психических расстройств, поэтому при первых признаках важно принять меры. Прежде всего, сделайте небольшой перерыв — отпуск или выходные за свой счет. Возможно, такие симптомы, как утомляемость, раздражительность и апатия, — всего лишь очередное переутомление.Остальное должно быть полноценным: не стоит брать выходные, чтобы избежать профессиональной деформации, но при этом все свободное время тратить на домашние дела. Доверьте уборку, приготовление еды и строительство кому-нибудь другому или отложите дела до лучших времен.

Человек должен понимать, почему он начинает выгорать. Основная причина — тяжелые условия труда. В 21 веке существует множество вариантов, предлагающих приличный заработок и с лучшими условиями. Как правило, многие не могут бросить курить по одной причине — неуверенности в себе.Низкая самооценка также влияет на развитие профессиональной деформации, поэтому при анализе нужно быть максимально честным с самим собой.

Советы для медицинских работников

Профессиональная деформация медицинских работников — частое явление, с которым сталкиваются психологи. В частности, PDL распространяется на тех, кто работает в хирургии, реанимации, скорой помощи, онкологии и морге. Медицинские работники — это люди, которые не по своей воле передают через себя все истории о пациентах.Наряду с тяжелыми условиями труда и низкой заработной платой развивается психологическая деструкция.

Профилактика Осознайте простую истину: мы не можем помочь абсолютно всем и каждому. Поэтому есть ли смысл переживать и винить себя за то, что медицина не сделала шаг вперед, чтобы вылечить абсолютно все болезни? Также необходимо понимать, что работа 7 дней в неделю по 13-17 часов в день — верный путь к профессиональной деформации.Научитесь ценить свою работу и усилия, которые вы прилагаете для выполнения задач, порученных вашим коллегам, тратя дополнительные неоплачиваемые часы.

Советы педагогам

Профессиональная деформация учителей, как и медицинских работников, — довольно распространенное явление. И это неудивительно, ведь в России труд специалистов в области образования и здравоохранения не вознаграждается достойной оплатой. Учителя часто подвергаются давлению со стороны коллег и начальства. Все внеклассные часы практически не оплачиваются, а нормы работы с каждым годом повышаются.

Предупреждение Не злоупотребляйте властью, если вы более профессиональный и опытный сотрудник. Не перекладывайте свою работу и задачи на младших учителей, которые хотят учиться и развивать умы незрелых детей. Важно ценить свою работу и осознавать, что оплата продуктов питания и коммунальных услуг рано или поздно приведет к развитию PEP.

Советы для полицейских

Профессиональная деформация сотрудников полиции негативно сказывается на работе как всего ведомства, так и всей правоохранительной системы.Ученый П. Сорокин установил, что профессиональному выгоранию подвержены те, кто регулярно общается с большим количеством людей. Причина проста: происходит эмоциональное перенасыщение, когда регулярные стрессовые ситуации приводят к когнитивным искажениям. Главная особенность этого явления в том, что профессиональная деформация затрагивает абсолютно всех сотрудников правоохранительных органов.

Профилактика Неудивительно, что из-за более жесткого способа работы на рабочем месте полицейский со временем перестает сочувствовать, становясь более черствым и агрессивным.Это приводит к снижению мотивации и энергии, появляется апатия. Нам нужно научиться развивать профессиональный иммунитет, который позволил бы адекватно реагировать на все конфликтные ситуации. Постарайтесь изменить психологический климат в своем отделе, а для этого нужно постоянно развиваться, повышать квалификацию и стремиться к карьерному росту.

Советы сотрудникам СИЮ

Профессиональная деформация пенитенциарной системы аналогична по структуре выгоранию полиции.Однако для начала нужно выяснить, кто это. Пенитенциарная система — это пенитенциарная система, в которую входят сотрудники следственных изоляторов, судебных органов и других государственных организаций.

Предупреждение Важно, чтобы сотрудники строго соблюдали Трудовой кодекс и знали свои права, обязанности и обязанности на рабочем месте. При этом, как и в полиции, необходимо выработать профессиональный иммунитет. Но важную роль в этом играют власти. Они должны мотивировать своих сотрудников, будучи при этом компетентными, справедливыми.

🧑🏻 🚊 🚵🏻 Что ​​такое профессиональная деформация? Деформация сотрудника 👨🏾‍🏫 🍱 🌈

Профессиональная деформация — это нарушение психики человека, когда внешние факторы регулярно оказывают сильное давление, ведущее к разрушению личных качеств и представлений. В этой статье мы поговорим об основных причинах, вызывающих профессиональную деформацию, а также более подробно рассмотрим это явление на примерах из полиции, здравоохранения и образования.



Что это такое

Профессиональная деформация — это искажение структуры личности, которое развивается постепенно.Основная причина появления ПДЛ (профессиональной деформации личности) — специфика и сфера деятельности. Причем нарушение приводит к изменению всех факторов, таких как поведение, общение, восприятие, характеристики, расстановка приоритетов.

Причины возникновения

По статистике, с PDL сталкиваются люди, посвятившие свою жизнь здравоохранению, военной и государственной службе, а также педагогике. Рассмотрим основные причины, вызывающие профессиональную деформацию человека:

  • Во-первых, чрезмерная загруженность и чрезмерные требования со стороны властей.В список также входят тяжелый график работы, отсутствие выходных и праздников, необходимость брать дополнительные часы и выполнять задачи, принадлежащие другим сотрудникам.
  • Во-вторых, отсутствие нагрузки и соответственно отсутствие фундамента на рабочем месте. Излишняя самоуверенность, отсутствие дисциплины, вседозволенность приводят к развитию PDL.
  • В-третьих, плохие условия труда приводят к раздражительности, нервозности и психозам. В список вошли небольшая зарплата, отсутствие элементарных условий (туалет, аптечка), завышенные требования, превышение полномочий.
  • В-четвертых, нежелание посещать рабочее место. Это может быть вызвано отсутствием мотивации, некомпетентностью сотрудника или начальства, безвыходной ситуацией.
  • Пятое, неправильный выбор профессии. Как правило, многие сотрудники просто не понимают ни специфики работы, ни ее особенностей. Поэтому часто человек сталкивается с трудностями, совершает ошибки.

Признаки профессиональной деформации

Профессиональная деформация — это период, когда человек теряет всякий интерес к своей трудовой деятельности.В народе это явление называют просто — профессиональным выгоранием.



  • Агрессивное поведение. PDL приводит к резкой смене настроения. В выходные человек может улыбаться, веселиться и радоваться жизни, но во время работы срывается из-за каждой мелочи, повышает голос и даже набрасывается на других людей.
  • Апатия и депрессия. Пропадает всякое желание заниматься самообразованием, повышать свои интеллектуальные способности. Постепенно меняется и внешний вид сотрудников.Профессиональная деформация приводит к тому, что человек перестает заботиться о себе: мыть и укладывать волосы, принимать душ, покупать обновку, наносить макияж.
  • Снижение работоспособности и равнодушие. Появляются ошибки, которые влияют как на репутацию, так и на положение компании. Поскольку PDL часто возникает у людей, которые работают в сложных условиях напрямую с обществом, они теряют контроль над ситуацией. Такие люди просто не осознают, что их работа может кому-то навредить.

Вот пример: из-за отсутствия условий труда, более низкой заработной платы, сокращения штата, штрафов и увеличения внеклассных часов специалист может систематически опаздывать на работу, грубить клиентам (пациентам, школьникам, подчиненным) .

Памятка начальнику: как предотвратить

Профессиональная деформация — это психическое состояние человека, поэтому работодатель должен понимать, что по большей части его действия могут привести к когнитивным искажениям. Важно проводить профилактику, чтобы не вызывать отвращение и ненависть как к работе, так и к самому начальству.

Прежде всего, лидер должен пересмотреть свое поведение. Превышение полномочий или, наоборот, отсутствие дисциплины может привести к PEP. Также необходимо провести тщательный анализ, который подскажет, успеют ли сотрудники выполнить все задачи или вам нужно нанять еще несколько профессионалов.

Не забывайте о событиях. Исследования показали, что регулярные корпоративы и соревнования поднимают настроение, обладают мотивирующим действием и сплачивают коллектив.



Как справиться с профессиональной деформацией самостоятельно

Агрессивная среда может привести к развитию психических расстройств, поэтому при первых признаках важно принять меры. Прежде всего, сделайте небольшой перерыв — отпуск или выходные за свой счет. Возможно, такие симптомы, как утомляемость, раздражительность и апатия, — всего лишь очередное переутомление.Остальное должно быть полноценным: не стоит брать выходные, чтобы избежать профессиональной деформации, но при этом все свободное время тратить на домашние дела. Доверьте уборку, приготовление еды и строительство кому-нибудь другому или отложите дела до лучших времен.

Человек должен понимать, почему он начинает выгорать. Основная причина — тяжелые условия труда. В 21 веке существует множество вариантов, предлагающих приличный заработок и с лучшими условиями. Как правило, многие не могут бросить курить по одной причине — неуверенности в себе.Низкая самооценка также влияет на развитие профессиональной деформации, поэтому при анализе нужно быть максимально честным с самим собой.

Советы для медицинских работников

Профессиональная деформация медицинских работников — обычное явление, с которым сталкиваются психологи. В частности, PDL распространяется на тех, кто работает в хирургии, реанимации, скорой помощи, онкологии и морге. Парамедики — это люди, которые не по своей воле пропускают через себя все истории о пациентах.Наряду с тяжелыми условиями труда и низкой заработной платой развивается психологическая деструкция.


Профилактика Осознайте простую истину, что мы не можем помочь абсолютно всем и каждому. Поэтому есть ли смысл переживать и винить себя за то, что медицина не сделала шаг вперед, чтобы вылечить абсолютно все болезни? Также необходимо понимать, что работа 7 дней в неделю по 13-17 часов в день — верный путь к профессиональной деформации.Научитесь ценить свою работу и усилия, которые вы прилагаете для выполнения задач, поставленных перед коллегами, тратя дополнительные неоплачиваемые часы.

Советы педагогам

Профессиональная деформация учителей, а также медицинских работников — довольно частое явление. И это неудивительно, ведь в России труд специалистов в области образования и здравоохранения не вознаграждается достойной оплатой. Учителя часто подвергаются давлению со стороны коллег и начальства.Все сверхурочные часы практически не оплачиваются, а нормы работы с каждым годом повышаются.

Профилактика Не злоупотребляйте властью, если вы более профессиональный и опытный сотрудник. Не перекладывайте свою работу и задачи на младших учителей, которые хотят учиться и развивать умы незрелых детей. Важно ценить свою работу и понимать, что оплата продуктов питания и коммунальных услуг рано или поздно приведет к развитию PEP.

Советы сотрудникам полиции

Профессиональная деформация сотрудников полиции отрицательно сказывается на работе как всего ведомства, так и всей правоохранительной системы.Ученый П. Сорокин установил, что профессиональному выгоранию подвержены те, кто регулярно общается с большим количеством людей. Причина проста: происходит эмоциональное перенасыщение, когда регулярные стрессовые ситуации приводят к когнитивным искажениям. Главная особенность этого явления в том, что профессиональная деформация затрагивает абсолютно всех сотрудников правоохранительных органов.


Профилактика Неудивительно, что из-за более жесткой работы на рабочем месте полицейский со временем перестает сочувствовать, становясь более черствым и агрессивным.Это приводит к снижению мотивации и энергии, появляется апатия. Нам нужно научиться развивать профессиональный иммунитет, который позволил бы адекватно реагировать на все конфликтные ситуации. Постарайтесь изменить психологический климат в своем отделе, а для этого нужно постоянно развиваться, повышать квалификацию и стремиться к карьерному росту.

Советы сотрудникам СИЮ

Профессиональная деформация пенитенциарной системы аналогична по структуре выгоранию среди полицейских. Однако для начала нужно выяснить, кто это.Пенитенциарная система — это пенитенциарная система, в которую входят сотрудники следственных изоляторов, судебных органов и других государственных организаций.

Профилактика Важно, чтобы сотрудники строго соблюдали Трудовой кодекс и знали свои права, обязанности и обязанности на рабочем месте. При этом, как и в полиции, необходимо выработать профессиональный иммунитет. Но важную роль в этом играет начальство. Они должны мотивировать своих сотрудников, будучи при этом компетентными, справедливыми.

Наконец

Каждый человек, во избежание развития профессиональной деформации личности, должен осознавать, что его отношение к работе впоследствии повлияет на его психическое состояние. Важно понимать, какие задачи возложены на его плечи, и неукоснительно следовать этим принципам. В то же время всегда будьте готовы к переменам и осознавайте, что рабство было отменено давно и работать только ради еды — неправильно.


Проводите регулярную профилактику — не реже 2-4 раз в год.А именно: не забывайте о саморазвитии, посещайте духовные и культурные центры, не переутомляйтесь и дайте себе возможность расслабиться, быть одновременно строгим и добрым к себе. Осознайте себя как личность и развивайтесь. Направьте свою энергию на те сферы жизни, которые приносят вам хоть малейшую радость. Для этого вы можете читать книги, не забывать о своем здоровье, отказываться от ненужных вещей, уметь сказать «нет» и улучшить свои навыки. В противном случае профессиональная деформация станет для вас настоящей проблемой, не позволяющей жить полноценной жизнью.

Жалобы на экономические трудности и психическое здоровье во время COVID-19

Значимость

В этом исследовании измеряется влияние карантина COVID-19 на экономические трудности и психическое здоровье работников. В данных, представляющих активную рабочую силу, мы документируем два взаимосвязанных слоя быстро усугубляющегося неравенства. Мы пришли к выводу, что профессиональный рейтинг позволяет предсказать возникновение ряда мгновенных экономических трудностей, таких как снижение рабочей нагрузки и потеря дохода. Последующий анализ показывает, что такие экономические трудности приводят к гораздо более высокой распространенности выражений неблагоприятного психического здоровья, включая чувство депрессии и беспокойства по поводу здоровья.Поскольку беспрецедентный социальный шок, вызванный COVID-19, мало сравнивается с предыдущими экономическими рецессиями, мы утверждаем, что данные опросов рабочей силы имеют первостепенное значение для понимания того, как появились жалобы рабочих на психическое здоровье.

Аннотация

Экономический крах, связанный с COVID-19, является своеобразным из-за фактического прекращения экономической активности. Поэтому мы спрашиваем, как индивидуальный опыт на рынке труда связан с появлением жалоб на психическое здоровье весной 2020 года.Поскольку сбор клинических данных был скомпрометирован во время карантина, стандартизированные опросы европейской рабочей силы дают возможность наблюдать за жалобами на психическое здоровье по мере развития кризиса. Данные являются репрезентативными для активных членов рабочей силы шести европейских стран, которые имеют разный уровень бремени COVID-19 с точки зрения смертности и мер изоляции. Мы документируем резкий градиент уровня профессионального престижа в зависимости от вероятности столкнуться с экономическими трудностями во время изоляции — надвигающейся потери работы, потери дохода и снижения рабочей нагрузки, — которые, очевидно, усугубляют социально-экономическое неравенство.Анализы показывают поразительную положительную взаимосвязь между мгновенными экономическими трудностями во время изоляции COVID-19 и выражением чувства депрессии и беспокойства о здоровье. Важно отметить, что масштабы связи между такими трудностями и показателями ухудшения психического здоровья в значительной степени зависят от профессионального положения работников, что свидетельствует о втором уровне усугубления неравенства.

Кризис COVID-19 значительно повлиял на социальную жизнь во всем мире весной 2020 года.Его экономический шок начался вскоре после первой вспышки пандемии. Международная торговля замедлилась, а финансовые рынки обвалились уже в феврале 2020 г. (1, 2). Впоследствии с середины марта на рынки труда повлияли введенные правительством ограничения. Меры изоляции включали самокарантин, ограничения мобильности и повсеместное закрытие предприятий в сфере услуг, за исключением основных профессий. Несмотря на то, что большинство стран с развитой экономикой полагаются на высокотехнологичные отрасли и (полу) управленческие рабочие места (3), основные сегменты рынка труда по-прежнему не могли адаптироваться.Следовательно, изо дня в день многие работающие члены рабочей силы сталкивались с резким сокращением рабочей нагрузки, временным отсутствием активности (например, увольнениями) или даже с потерей работы.

Внезапный экономический застой может создать огромные проблемы для психического здоровья рабочих. Помимо повышенного риска одиночества в результате социальной изоляции (4), различные социально-экономические группы могут быть особенно уязвимы для вызванной COVID-19 тревоги и чувства депрессии из-за существующих угроз потери работы и финансовых потерь (5).Широко распространенная отстраненность рынка труда вызывает вопрос о том, кто подвергается различным формам экономических трудностей, вызванных COVID-19, таким как мгновенная потеря дохода и снижение рабочей нагрузки, и вызывает ли это жалобы на психическое здоровье. Используя дополнение COVID-19 к существующим опросам, проведенным среди рабочей силы в нескольких европейских странах с момента начала карантина, в настоящем исследовании анализируется сочетание профессионального положения людей и подверженности экономическим трудностям в развитии психического здоровья. жалобы: чувство подавленности, одиночества и беспокойства о здоровье.Мы утверждаем, что оценка связи между положением на рынке труда и психическим здоровьем способствует нашему пониманию воздействия пандемии на существующее, а также на мгновенно возникающее социально-экономическое неравенство.

Макроэкономические спады, как известно, усугубляют существующее экономическое неравенство по статусным группам, в частности, по социальному классу и роду занятий (6–8), что, по некоторым предположениям, также будет иметь место в случае рецессии COVID-19 (9). Существующие исследования показывают, что современные экономические рецессии являются триггерами ряда симптомов психического здоровья, что видно по колебаниям совокупных показателей здоровья в периоды экономического роста и рецессии (10–12).Исследования также выявили причинно-следственную связь между потерей работы и ухудшением психологического и физического благополучия (13, 14). Важно отметить, что риски возникновения этих вторичных пагубных последствий рецессии распределяются неравномерно. Значительные градиенты социальных классов проявляются в распространенности различных психических расстройств в условиях резкого макроэкономического спада (15, 16). Исследователи также обнаружили, что, по крайней мере, значительная часть этих эффектов вызвана чувством стыда и страха перед надвигающейся потерей работы (17) и, таким образом, сильно зависит от относительного положения человека на рынке труда.

По сравнению с предыдущими рецессиями, экономический спад, связанный с COVID-19, довольно своеобразен из-за его коллективного характера и мгновенного проявления. Мгновенно введенные ограничения и приостановка деятельности, вероятно, по-разному повлияли на работников, частично в зависимости от того, что их рабочие места были признаны важными правительствами или могут быть переведены работодателями в форматы удаленной работы. Поэтому все более важно учитывать относительное положение людей на рынке труда при оценке взаимосвязи между экономическими трудностями и психическим здоровьем.Это исследование ориентировано на активных членов рабочей силы и оценивает влияние потрясения на ситуацию с занятостью — во время экономического кризиса COVID-19 — на развитие жалоб на психическое здоровье. Эта взаимосвязь оценивается на разных уровнях профессионального престижа. В частности, мы рассматриваем три формы экономических трудностей (изменение рабочей нагрузки, потеря дохода и потеря работы) и три типа жалоб на психическое здоровье: чувство депрессии, одиночества и беспокойства о здоровье.

В ходе анализа сначала изучается вероятность возникновения экономических трудностей во время изоляции от COVID-19 и выражения неблагоприятных жалоб на психическое здоровье на уровне профессионального престижа. Эти профессиональные градиенты дают представление о распределении рисков мгновенного обрыва рынка труда и тем самым обострения существующего неравенства. На рис. 1 наглядно представлена ​​наша стратегия идентификации. Мы предполагаем, что относительное профессиональное положение отрицательно связано с вероятностью того, что оба (стрелка а) испытают экономические трудности во время изоляции COVID-19 и (стрелка b) выразят жалобы на психическое здоровье.Впоследствии мы стремимся определить влияние экономических трудностей во время изоляции COVID-19 на жалобы на психическое здоровье (стрелка c). Как показано на рис. 1, мы предполагаем, что возникновение мгновенных экономических трудностей является непосредственной причиной жалоб на психическое здоровье, то есть прямым отрицательным эффектом. Принимая во внимание модифицирующую роль социально-экономического положения во взаимосвязи между воздействием и результатом, мы также изучаем различия в величине эффекта экономических трудностей на разных уровнях профессионального престижа (Международный социально-экономический индекс [ISEI]).

Рис. 1.

Графическое представление стратегии идентификации. Стрелки a и b отражают градиенты профессионального престижа в экономических трудностях и жалобах на психическое здоровье. Стрелка c показывает влияние экономических трудностей во время COVID-19 на жалобы на психическое здоровье — основной лечебный эффект этого исследования.

Результаты

Профессиональный престиж.

Данные были взяты из обследований рабочей силы в Италии, Испании, Чехии, Словакии, Нидерландах и Германии за март и апрель 2020 г. ( SI Приложение , рис.S1). Мы выбрали активных членов рабочей силы в качестве выборки для исследования. Относительное положение респондентов на рынке труда измерялось с помощью шкалы престижа профессий: обычно используемой ISEI профессий (диапазон шкалы от 10 до 89). Эти оценки престижа не содержат оценочных суждений, а вместо этого представляют собой взвешенную оценку уровня заработка и уровня навыков каждой профессии. ISEI эффективно отражает уровень социально-экономической уязвимости (по направлению к нижней части шкалы) или защищенности (по направлению к верхней части шкалы) всех текущих профессий.Примеры профессий и баллов ISEI: уборщики (10), рабочие-производители (20), поставщики пакетов (30), клерки (40), веб-специалисты (50), учителя начальных школ (60), управляющие директора (70), университет исследователи (80) и медики (89). Среднее значение ISEI в нашей выборке составляет 53,1 ( SI Приложение , рис. S1 содержит всю описательную статистику).

Уровень профессионального престижа и экономические трудности.

Первая серия многомерных моделей была адаптирована к данным, чтобы проверить значимость связи между уровнем профессионального престижа и тремя формами экономических трудностей.Мы представляем прогнозируемые предельные эффекты от 1) снижения рабочей нагрузки, 2) потери дохода и 3) потери работы с поправкой на ковариаты социально-демографических характеристик (пол, возраст, миграционный фон), типа трудовых отношений (статус и размер фирмы), местонахождение респондента (урбанизация) и время проведения интервью (неделя опроса).

Как показано на рис. 2 A , оценка профессионального престижа (ISEI) значительно отрицательно связана с прогнозируемой вероятностью снижения рабочей нагрузки (β = -0.00652, P <0,001). Это довольно крутой градиент класса, который следует интерпретировать как снижение на 6,5 процентных пункта прогнозируемой вероятности снижения рабочей нагрузки на 10-процентный сдвиг вверх по оси профессионального престижа. Из этих оценок мы делаем вывод, что вынужденное сокращение рабочего времени на начальном этапе экономического кризиса было сосредоточено на профессиях с более низким престижным рейтингом. И наоборот, более высокий престиж профессии положительно связан со стабильным (β = 0,0045, P <0.001) рабочие нагрузки, за вычетом всех управляющих переменных. Это означает, что работники, занимающие более престижные должности, с большей вероятностью будут поддерживать аналогичный уровень рабочего времени во время изоляции.

Рис. 2.

Прогнозируемые вероятности влияния профессионального престижа на экономические трудности во время COVID-19. ( A ) Изменение объема работы снизилось на уровне престижа профессии. ( B ) Потеря дохода снизилась на уровне престижа профессии. ( C ) Потеря работы снизилась на уровне профессионального престижа.Предельные эффекты выводятся из полиномиальной логит-регрессии (изменение рабочей нагрузки) и логит-регрессии (потеря дохода, потеря работы) со случайными перехватами по странам. Изменение рабочей нагрузки состоит из стабильного (сообщается), снижается (сообщается) и увеличивается (подавляется; SI Приложение , рис. S1). Оценки скорректированы с учетом возраста, квадрата возраста, пола, миграционного фона, статуса занятости, размера фирмы, урбанизации и времени / номера недели обследования ( SI Приложение , рис. S2). Заштрихованные области представляют 95% доверительных интервалов (двусторонние тесты).

Прогнозируемые вероятности потери дохода (рис. 2 B ) и потери работы (рис. 2 C ) во время пика экономического кризиса COVID-19 также демонстрируют значительные градиенты профессионального престижа. Мы обнаружили, что более высокий профессиональный ISEI дает значительно меньшую склонность к внезапной потере дохода (β = −0,00682, P <0,001), а также существенно более низкую склонность к потере работы (β = −0,00283, P ). <0,001). Отражая социально-экономическое неравенство при сокращении рабочей нагрузки, эти графики наглядно демонстрируют, что профессии с более низким рейтингом (ISEI около 30) демонстрируют гораздо более высокие риски экономических трудностей - вероятность примерно в два раза выше по сравнению с должностями среднего и более высокого ранга (ISEI of ∼80).

Более тщательная оценка вклада всех смоделированных ковариат экономических трудностей ( SI Приложение , рис. S2) выявила чрезвычайно высокие предельные эффекты фриланса или самозанятости на вероятность снижения рабочей нагрузки (+32,2 процентных пункта), потеря дохода (+42,0 процентных пункта) и потеря работы (+19,5 процентных пункта) по отношению к сотрудникам. Эти оценки типа занятости были устойчивы к влиянию престижа профессии и всех других средств контроля. Анализ также показывает, что сотрудники (по сравнению с работодателями) с большей вероятностью испытают сокращение рабочей нагрузки и потерю дохода.Однако масштабы эффекта следует интерпретировать с некоторой осторожностью, учитывая небольшой размер и разнообразный характер этого сегмента рабочей силы (2%).

Уровень профессионального престижа и жалобы на психическое здоровье.

Распространенность чувства депрессии, чувства одиночества и беспокойства о здоровье, возникших в марте и апреле 2020 года, составляет 26,2%, 26,5% и 37,5% соответственно. Мы регрессировали каждую из этих жалоб на психическое здоровье по шкале профессионального престижа (ISEI) за вычетом матриц контрольных переменных.Прогностические модели чувства одиночества не содержали значимого влияния профессиональной позиции ( SI Приложение , рис. S3).

Рис. 3 A указывает на то, что престиж профессии отрицательно связан с чувством депрессии во время кризиса COVID-19, о чем свидетельствует заметный крутой наклон вниз (β = -0,0033, P <0,001). Таким образом, в то время как 26,2% всех опрошенных респондентов сообщили о чувстве депрессии, подъем только на 10 пунктов по шкале профессионального престижа снижает вероятность подачи такой жалобы на 3.3 процентных пункта. Таким образом, мы делаем вывод, что люди, занимающие менее престижные должности - то есть с низким доходом или с низким уровнем образования, - подвергаются гораздо более высокому риску заявить, что у них развились депрессивные чувства во время изоляции от COVID-19.

Рис. 3.

Прогнозируемая вероятность влияния престижа профессии на жалобы на психическое здоровье. ( A ) Чувство депрессии регрессировало на уровень профессионального престижа. ( B ) Беспокойство о здоровье снизилось до уровня профессионального престижа. Предельные эффекты выводятся из логит-регрессии (дихотомический индикатор жалоб) со случайными перехватами по странам.Оценки скорректированы с учетом возраста, квадрата возраста, пола, миграционного фона, партнера (в домашнем хозяйстве), статуса занятости, размера компании, урбанизации и количества времени / недели обследования. Дальнейшая корректировка на предшествующую депрессию или тревогу снижает коэффициент ISEI без потери значимости ( SI Приложение , рис. S4). Заштрихованные области представляют 95% доверительных интервалов (двусторонние тесты).

Мы также обнаружили, что рейтинг профессионального престижа отрицательно сказывается на выражении страха заболеть, например, заразиться коронавирусом.Наклон ISEI (β) на рис. 3 B был оценен как -0,0029 ( P <0,01), что фактически означает увеличение на 2,9 процентных пункта шансов избежать беспокойства по поводу заболевания на 10 пунктов вверх по шкале. шкала профессионального престижа. Вероятность беспокойства о здоровье примерно в два раза выше для лиц, занимающих должности с более низким статусом, в левой части горизонтальной оси, по сравнению с лицами, занимающимися управленческими профессиями, расположенными в правой части рис.3 В . Это может свидетельствовать о том, что люди, занимавшие более престижные должности, были более защищены от беспокойства о здоровье во время пика вспышки COVID-19.

Контрольные переменные, которые используются для оптимизации наших оценок профессиональных эффектов, дают несколько заслуживающих внимания ассоциаций с быстро возникающими жалобами на психическое здоровье ( SI Приложение , рис. S4). Отсутствие основной ассоциации ISEI, являющейся работодателем, а не работником, значительно увеличивает вероятность жалоб на депрессию (+23.0 процентных пунктов). Кроме того, проживание в большом городе значительно увеличивает вероятность развития беспокойства о здоровье (+8,1 процентных пункта) по сравнению с небольшими городами или поселками. Кроме того, отсутствие супруга или партнера, живущего в одном доме, значительно увеличивает вероятность выражения чувства одиночества (+15,7 процентных пункта).

Мы также протестировали модель, которая дополнительно контролировала историю депрессии или тревоги респондентов ( SI Приложение , рис.S4). Включение этого самооценочного показателя психического здоровья на протяжении всей жизни заметно ослабляет ассоциации ISEI, но они остаются сильными значимыми предикторами развития жалоб на психическое здоровье весной 2020 года. Это означает, что крутые градиенты профессионального престижа в сообщаемом психологическом благополучии — (рис. 3) лишь частично объясняются склонностью людей к рискам для психического здоровья.

Экономические трудности и чувство депрессии.

Многовариантные модели были адаптированы для проверки предполагаемой положительной взаимосвязи между экономическими трудностями во время изоляции COVID-19 и жалобами на психическое здоровье.Результаты для депрессивных переживаний, возникших в последнее время, представлены на рис. 4 и сгруппированы по функциям прогнозирования экономических трудностей.

Рис. 4.

Прогнозируемая вероятность экономических трудностей во время COVID-19, влияющих на жалобы на депрессию. ( A ) Незначительное влияние изменения нагрузки на чувство депрессии. ( B ) Предельное влияние изменения нагрузки на чувство депрессии по уровню ISEI. ( C ) Предельное влияние потери дохода на чувство депрессии. ( D ) Предельное влияние потери дохода на чувство депрессии по уровню ISEI.( E ). Предельное влияние потери работы на чувство депрессии. ( F ) Предельное влияние потери работы на чувство депрессии по уровню ISEI. Предельные эффекты получены из логит-регрессий со случайными перехватами по странам. Оценки скорректированы с учетом возраста, квадрата возраста, пола, миграционного фона, партнера (в домашнем хозяйстве), статуса занятости, размера компании, урбанизации и количества времени / недели обследования. Столбики интервалов представляют 95% доверительных интервалов (двусторонние тесты).

Как показано на рис.8%) по сравнению со своими коллегами, сохранившими стабильность в занятости (20,2%). Другими словами, отклонение от обычного рабочего времени во время экономического кризиса COVID-19 дает относительный риск в 1,5 раза заявить о чувстве депрессии. Соседний Рис. 4 B предсказывает предельные эффекты в зависимости от уровня профессионального престижа. В то время как разрывы между категориями нагрузки остаются статистически незначимыми на каждом уровне, точечные оценки заметно выше и дальше друг от друга в самых низких тертилях ISEI.Это говорит о том, что положительные ассоциации между снижением нагрузки во время карантина COVID-19 и чувством депрессии были несколько сильнее среди наиболее уязвимых социально-экономических групп на рынке труда.

Рис. 4 C отображает точечные оценки вероятности депрессивных ощущений в связи с потерей дохода, считая поддержание стабильного дохода во время изоляции в качестве эталонной категории. Фиг.4 C указывает на значимое ( P <0.001) более высокая вероятность депрессии в случае мгновенной потери дохода (33,2%) по сравнению с сохранением дохода (21,5%) за вычетом матриц контрольных переменных. Важно отметить, что, как показано на рис. 4 D , эффекты различаются по величине в зависимости от уровня профессионального престижа. Оценки вероятности депрессивных ощущений в связи с потерей дохода постепенно повышаются при более низких уровнях ISEI. Кроме того, прогнозируемый разрыв в вероятности депрессивных ощущений оказывается больше в нижних и средних тертилях ISEI (хотя и не является статистически значимым).

Рис. 4 E и F представляет основной эффект и изменение в зависимости от уровня профессионального престижа, соответственно, потери работы после сообщения о чувстве депрессии. Мы обнаружили, что потеря работы во время экономического кризиса COVID-19 означает, что прогнозируемая вероятность депрессии на 16,6 процентных пункта выше, чем сохранение работы (39,3% против 22,7% [ P <0,01], соответственно). Другими словами, мгновенная потеря дохода и / или работы во время пика пандемии почти удвоила риск депрессии.Более того, как показано на соседнем графике, потеря работы в самом низком тертиле ISEI (43,3%) и среднем тертиле ISEI (39,8%) дает значительно более высокий шанс сообщить о чувстве депрессии по сравнению с самым высоким тертилем ISEI (7,2%). ).

Экономические трудности и беспокойство по поводу здоровья.

Тесты на значимость взаимосвязи между экономическими трудностями и одиночеством не смогли опровергнуть нулевую гипотезу.

Мы также ожидали, что мгновенные изменения в рабочей нагрузке будут предсказывать развитие страха заболеть, то есть заражения коронавирусом.В частности, мы предположили, что увеличение количества часов во время карантина COVID-19 приведет к возникновению стрессовых рабочих ситуаций, которые, предположительно, предполагают большее личное общение по сравнению со стабильным или меньшим рабочим временем. Рис. 5 A документирует очевидный основной эффект увеличения рабочей нагрузки на вероятность беспокойства о здоровье ( P <0,001). С поправкой на все контрольные переменные и сохранением «стабильной рабочей нагрузки» в качестве эталонной категории более тяжелые рабочие нагрузки повышают риск развития опасений заболеть во время экономического краха, связанного с COVID-19.Точнее, более загруженный график работы - например, более продолжительный рабочий день или большее количество дней - связан с прогнозируемой вероятностью 41,5% развития беспокойства о здоровье. Эта предрасположенность значительно выше, чем у работников со стабильным графиком работы, для которых прогнозируемая вероятность сообщения о беспокойстве по поводу здоровья составляет 26,7%.

Рис. 5.

Прогнозируемые вероятности изменения рабочей нагрузки во время COVID-19, влияющие на беспокойство о здоровье. ( A ) Незначительное влияние изменения нагрузки на чувство депрессии.( B ) Предельное влияние изменения нагрузки на чувство депрессии по уровню ISEI. Предельные эффекты получены из логит-регрессий со случайными перехватами по странам. Оценки скорректированы с учетом возраста, квадрата возраста, пола, миграционного фона, партнера (в домашнем хозяйстве), статуса занятости, размера компании, урбанизации и количества времени / недели обследования. Столбики интервалов представляют 95% доверительных интервалов (двусторонние тесты).

Рис. 5 B отображает влияние изменений рабочей нагрузки на беспокойство о здоровье по уровням профессионального престижа.Мы обнаруживаем, что самые резкие разрывы в точечных оценках между рабочими нагрузками возникают среди работников, занимающих как должности с более низким, так и более престижным рейтингом. Наиболее поразительно то, что вероятность возникновения беспокойства по поводу здоровья, связанного с повышенной нагрузкой (52,3%), среди рабочих с самым низким тертилем ISEI значительно выше. Этот предельный эффект значительно сильнее по сравнению с работниками со стабильной продолжительностью рабочего времени на том же уровне ISEI ( P <0,001), а также по сравнению с работниками с повышенной нагрузкой в ​​средних и высоких группах ISEI (статистически недостоверно).Увеличение рабочей нагрузки было далеко не редкостью во время экономического кризиса, связанного с COVID-19, и проявилось во всей шкале профессионального престижа. Однако, поскольку увеличение рабочей нагрузки объясняет более высокий уровень беспокойства по поводу здоровья, этот индуцированный риск, по-видимому, непропорционально ложится на наиболее уязвимых работников в составе рабочей силы.

Надежность.

Был проведен ряд проверок устойчивости ( SI Приложение , рис. S3 и S5). Во-первых, мы обнаруживаем, что наши ключевые выводы нечувствительны к использованию постстратификационного взвешивания и, таким образом, демонстрируют внешнюю валидность.Во-вторых, все представленные модели оценки содержат случайные пересечения по странам, что позволяет базовым линиям наклонов варьироваться в зависимости от страны. Анализ чувствительности исключил возможность того, что результаты обусловлены уникальной взаимосвязью между распределением профессий, экономическими трудностями и жалобами на психическое здоровье в любой из шести исследованных стран. В-третьих, в то время как основной набор анализирует случаи, удаленные по списку, с пустыми ответами на вопросы об экономических трудностях, при условии, что категории по умолчанию не существенно изменяют оценки.В-четвертых, поскольку это исследование обобщается на активную рабочую силу после первоначального краха COVID-19, возрастная группа от 18 до 24 лет была исключена из-за сложности в отношении значения их (не) занятости; то есть некоторые из них — это подработки для студентов, а другие — для карьерного роста. Однако мы приходим к таким же существенным результатам, если в анализ включены более молодые работники. В-пятых, мы также исключили возможность того, что наши выводы обусловлены тем, в какой степени некоторые профессии были исключены из числа закрываемых государством предприятий, например, работники общественного транспорта и медицинские работники.Изучение последствий для психического здоровья отдельных профессий выходит за рамки данного исследования, но это предмет различных текущих исследований (например, ссылка 18).

Заключение

Пандемия COVID-19 вызвала огромные социально-экономические потрясения весной 2020 года не только из-за неминуемой угрозы здоровью, но и в результате необходимых блокировок и приостановки значительной части деловой активности по поручению правительства. Это исследование выявляет последствия последнего, уделяя особое внимание взаимосвязи между нарушениями положения на рынке труда и подверженностью экономическим трудностям, а также развитием жалоб на психическое здоровье: чувства депрессии, одиночества и беспокойства о здоровье.Используя уникальные данные опросов из шести европейских стран, наше исследование содержит несколько важных выводов, касающихся академических исследователей социально-экономического неравенства и его последствий для психического здоровья, а также политиков, заинтересованных в психологическом благополучии работников.

Наши результаты свидетельствуют о резких профессиональных градиентах шансов столкнуться с экономическими трудностями во время изоляции COVID-19 и макроэкономического кризиса. В отличие от типичного развития экономической рецессии, влияние кризиса COVID-19 широко распространилось на рынок труда и характеризовалось фактическим застоем в значительной части экономической деятельности.Тем не менее, наш анализ показывает, что экономическое бремя непропорционально ложится на плечи работников, занимающих должности с более низким престижным рейтингом. Эти профессиональные пробелы кажутся больше, чем, например, во время Великой рецессии. Лица, занятые в профессиях с более низким престижным рейтингом, то есть с низкой оплатой труда и низкой квалификацией, столкнулись с гораздо большим риском снижения рабочей нагрузки, потери дохода и потери работы в результате карантина и приостановки бизнеса. Масштабы влияния профессионального престижа на экономические трудности в период изоляции COVID-19 чрезвычайно велики, так что лица, занимающие должности с более низким рейтингом, имели риск отстранения от рынка труда, который был в 2–3 раза выше по сравнению с лицами, занятыми в более высоких отраслях. квалификация и более высокооплачиваемая работа.Работники с гибкими профессиональными позициями, такие как фрилансеры, подвергаются еще большему риску мгновенного отстранения от рынка труда. Таким образом, мы наблюдаем четкую картину обострения социально-экономического неравенства.

Мы также обнаруживаем градиенты оценки профессионального престижа в жалобах на психическое здоровье, которые возникли весной 2020 года. В частности, люди, занятые на должностях с более низким престижным рейтингом, сталкиваются с гораздо большей склонностью к депрессии и тревоге за здоровье, которые возникли во время COVID- 19 блокировка.Величины этих профессиональных градиентов велики и сохраняются после учета истории психического здоровья людей. Таким образом, мы делаем вывод, что должности, занимаемые до пандемии COVID-19, играли важную роль в различных склонностях к появлению новых жалоб на психическое здоровье во время изоляции.

Наш анализ далее концентрируется на предполагаемой непосредственной причине появления жалоб на психическое здоровье, находя доказательства прямого положительного эффекта экономических трудностей во время изоляции COVID-19.То есть быстрые изменения в рабочей нагрузке и мгновенная потеря дохода и занятости значительно увеличивают вероятность сообщения о чувствах депрессии и беспокойства о здоровье. Отклонение от стабильной занятости дает значительный относительный риск депрессивных переживаний от 1,5 до 1,7. Важно отметить, что мы также обнаружили, что масштабы связи между мгновенными экономическими трудностями и жалобами на психическое здоровье частично зависят от относительного положения человека на рынке труда.Воздействие на чувство депрессии становится все сильнее среди рабочих, занятых в профессиях с более низким престижным рейтингом. Другими словами, пагубные последствия экономических трудностей, вызванных COVID-19, для психического здоровья наиболее заметны для работников в наиболее уязвимых сегментах европейского рынка труда.

Что касается беспокойства по поводу здоровья, мы обнаружили, что работники с повышенной рабочей нагрузкой наиболее явно подвержены риску из-за страха заразиться коронавирусом, и что это неравенство, опять же, похоже, сосредоточено среди работников, занимающих менее престижные должности.Мы предполагаем, что такими работниками будут, например, поставщики, операторы обслуживания клиентов и уборщики в системе здравоохранения, потому что физическое дистанцирование может быть нарушено в этих условиях занятости. Наконец, основываясь на наших результатах, касающихся одиночества, мы прогнозируем, что большая часть проблем психического здоровья сосредоточена в городах и среди людей, у которых нет партнера или супруги, живущих в семье. Этот вывод согласуется с массивом доказательств, предполагающих связь между плотностью населения и психическим здоровьем (19), возможно, за счет количества стрессовых воздействий и социальной фрагментации (20).

Уникальной сильной стороной этого исследования является его оценка крупномасштабных данных на индивидуальном уровне, собранных с начала европейских блокировок (середина марта) до первых ослаблений мер физического дистанцирования (конец апреля). Экономический спад, связанный с COVID-19, трудно сравнивать с другими рецессиями, поскольку его влияние на рынок труда было мгновенным. Поэтому крайне важно выявить механизмы между профессиональным положением, экономическими трудностями и психическим здоровьем по мере развития кризиса COVID-19.Более того, изучение последствий социально-экономического застоя для неравенства в области психического здоровья появилось в репрезентативных на национальном уровне данных из стран с разной степенью смертности от COVID-19 и аналогичными запретительными мерами.

Мы также подчеркиваем необходимость воспроизведения ассоциаций профессионального положения с длительными нарушениями психического здоровья в лонгитюдных выборках. Одним из ограничений, присущих крупным многоцелевым образцам поперечного сечения, используемым в данном исследовании, является компромисс между широтой и глубиной.Поскольку мы смогли изучить только три отдельных показателя психического здоровья и самостоятельно сообщаемых им показателей в относительно большой и надежной выборке рабочей силы (21), исследователям рекомендуется применять проверенные клинические показатели в будущих исследованиях. Кроме того, исследователи и практикующие специалисты в области психического здоровья, которые привыкли собирать данные во время клинических посещений, могут все больше зависеть от альтернативных методов сбора данных, таких как онлайн-опросы, телефонные и видеозвонки, пока пандемия COVID-19 продолжает влиять на социальные сети. посиделки.Эти данные также могут быть важны для политиков рынка труда и крупных работодателей, отвечающих за психическое здоровье удаленных работников.

В совокупности мы утверждаем, что существующее неравенство на рынке труда вдвойне усугубляется во время экономического кризиса COVID-19: во-первых, из-за неравномерного распределения экономических трудностей среди рабочей силы, а затем из-за жалоб на психическое здоровье, вызванных COVID- 19 социально-экономический крах. Мы показываем, что это ошеломляющее неравенство на рынке труда возникло в одночасье, что крайне редко встречается в современных рецессиях.Мы также утверждаем, что использование данных опросов для выявления путей между экономическими трудностями и психическим здоровьем становится еще более важным, поскольку меры изоляции и физического дистанцирования препятствуют стандартному сбору данных социальными работниками или клиническими исследователями во время пандемии COVID-19. Это может продолжаться в месяцы и годы после первоначального экономического краха весной 2020 года.

Материалы и методы

Концептуальные соображения и ограничения.

Безусловно, индикаторы психического здоровья, использованные в этом исследовании, не подтверждены клинически и, следовательно, не могут быть напрямую включены в сопоставимое сравнение.Вместо этого они являются мерой ощущений психического здоровья, то есть жалоб. Эти индикаторы состоят из серии отдельных пунктов, что ограничивает детальное измерение психического здоровья. Важно отметить, что построение наших зависимых переменных является следствием использования обследований рынка труда, которые были доступны во время блокировки. Эти опросы не предназначены специально для изучения психического здоровья, поэтому анкеты «золотого стандарта» отсутствуют. В результате исследователям неравенства придется полагаться на необработанные индикаторы мгновенных сдвигов в состоянии психического здоровья и рода занятий во время карантина весной 2020 года, как это сделано в текущем исследовании посредством самоотчета в перекрестных данных.

В будущих исследованиях следует сравнить наши результаты с возможными долгосрочными последствиями для психического здоровья и их профессиональными градиентами, которые со временем могут быть дополнены тщательными клиническими измерениями после изоляции. Кроме того, существует несколько лонгитюдных панельных исследований и социальных опросов, которые непрерывно собирались в течение 2020 года. В зависимости от времени сбора данных эти исследования могут быть хорошо оснащены для дальнейшего разграничения сложных взаимосвязей в различных состояниях до COVID-19, включая оценку возможности обратной причинно-следственной связи, когда траектории психического здоровья на протяжении всей жизни приводили к нисходящей профессиональной мобильности.

Данные.

Данные наблюдений взяты из исследования WageIndicator о жизни и работе, в котором выбрано приложение Coronavirus Times 2020, заполненное веб-респондентами в период с 13 по 18 неделю 2020 года (22). Фонд WageIndicator — это глобальное исследовательское мероприятие, основанное на многолетнем опросе рабочей силы в 150 странах, который ежегодно посещают миллионы посетителей. Он позволил получить надежные оценки субъективного благополучия благодаря надежной реализации методов веб-опросов, которые распространяются на уровень населения (23).На основании опыта предыдущих исследований с использованием этих данных (24) приводятся невзвешенные оценки. Веса постстратификации были рассчитаны с использованием Европейского социального исследования 2012–2016 гг. (25), однако проверки устойчивости дали те же существенные результаты ( SI Приложение , рис. S3).

Данные респондентов из шести европейских стран были отобраны на основе доступности данных (в зависимости от способности WageIndicator развертывать анкеты с середины марта), размера выборки обследования (не менее 100 на страну, чтобы соответствовать многомерным моделям) , и сопоставимость (т.е., европейские страны): Италия, Испания, Чехия, Словакия, Нидерланды и Германия ( SI Приложение , рис. S1). В этих странах в марте и апреле 2020 года было зарегистрировано значительное количество инфекций и смертей от COVID-19 (26). Хотя правительственные руководящие принципы физического дистанцирования в некоторой степени различались, все страны характеризовались повсеместным сокращением работы и закрытием многих промышленных секторов и, как следствие, их профессий. В выборку исследования вошли 1012 взрослых, состоящих из лиц, активно участвующих в европейском рынке труда.Это связано с аналитическим интересом к изменению отношений занятости в ответ на экономический кризис COVID-19. Анализ включает работающих по найму лиц в возрасте от 25 до 64 лет (средний возраст = 42,3 года). Более молодые респонденты были исключены из анализа, чтобы избежать конфликта с участием в образовании и незаметной сложности в отношении значения их статуса занятости и / или изменений.

Результаты.

Исследуются две серии результатов (Y). Во-первых, испытываемые респондентами экономические трудности измеряются тремя отдельными показателями: потеря дохода (дихотомия), потеря работы (дихотомия) и изменение рабочей нагрузки (стабильное, уменьшение, увеличение).Мы в основном фокусируемся на снижении нагрузки как на стрессоре, а не на стабильной нагрузке (эталонная категория). Все три переменные взяты из серии вопросов опроса, которые конкретно относятся к тому, как статус респондентов на рынке труда изменился из-за кризиса COVID-19 ( SI Приложение , рис. S6). Во-вторых, жалобы респондентов на психическое здоровье оцениваются по пятибалльной шкале Лайкерта с вопросами, состоящими из одного пункта, о чувстве депрессии («Я чувствую себя психически подавленным»), одиночестве («Я чувствую себя одиноким » ) и тревоге за здоровье ( « Боюсь, что заболею») во время карантина COVID-19 (с марта по апрель).Эти вопросы также касались изменений психического здоровья, вызванных COVID-19. Все три зависимые переменные были закодированы дихотомически (от 1 до 3 = нет, 4 и 5 = да) после оценки формы распределения ( SI Приложение , рис. S6).

Предикторы и оценки.

Оценка профессионального престижа, отражающая относительное положение на рынке труда, была измерена с использованием ISEI профессий (диапазон от 10 до 89) (27). Это часто используемая переменная в исследованиях профессионального неравенства.Должности респондентов были сначала классифицированы с использованием Международной стандартной классификации занятий, а затем преобразованы в баллы ISEI с использованием стандартизированного перехода (28, 29). Классификация ISEI, которую часто называют оценками профессионального «престижа», не содержит оценочных суждений, а просто обеспечивает эффективную конструкцию взвешенной суммы среднего образования и среднего дохода профессиональных групп.

Ковариаты ключевых предикторов и переменных результатов включены в качестве элементов управления в модели прогнозирования, чтобы наиболее значимо изолировать ассоциации.Набор контрольных переменных был определен после оценки корреляционной матрицы ( SI Приложение , рис. S7). Одна матрица состоит из социально-демографических данных (D): пола, возраста, возраста в квадрате (для корректировки возможных нелинейных эффектов), миграционного фона и семейного положения. Вторая матрица состоит из показателей положения и местоположения на рынке труда (L): типа занятости, размера фирмы и урбанизации. Все оценки дополнительно корректируются с учетом времени проведения опроса (T) до номера недели. Значительная связь между ISEI и жалобами на психическое здоровье сохранилась после дальнейшей корректировки моделей прогнозирования показателей психического здоровья для истории депрессии или тревоги респондентов.Небольшие отклонения от этих матриц указаны соответственно в приложении SI , рис. S4.

Смешанные логиты со случайными перехватами страны (j) были подогнаны к данным на индивидуальном уровне (i). Графически нанесенные оценки указывают на предельные эффекты (прогнозируемые вероятности) в соответствии с соглашением в области социальных наук (30). Модели прогнозирования показателей экономических трудностей и психического здоровья COVID-19 содержат следующую общую функциональную форму: Y = logit (p) ij = β0j + Xijβ1 + Dijγ + Lijω + Tijϕ + εi.

Доступность данных.

Данные исследования WageIndicator о жизни и работе в Coronavirus Times 2020 общедоступны для некоммерческих исследовательских целей в репозитории наборов данных Института экономики труда IZA (31).

Выражение признательности

Это исследование было поддержано стипендией постдокторской премии колледжа Наффилд и Фондом Беатрис и Сэмюэля А. Сивера. Мы благодарим рецензентов за их проницательные предложения и участников социологического семинара Nuffield College за их отзывы.Мы также благодарим Пабло де Педраса (WageIndicator) за руководство по сбору данных и Мэнди ван Леент за руководство по проектированию визуализации.

Риски педагогической профессии: определение деформаций по сфере деятельности учителя

Риски профессионализации личности в массовых профессиях обычно связаны с продолжительностью реализации основных профессиональных функций, без учета специфики рисков в рамках рамки индивидуальных специализаций.Возможно, этим объясняется на практике отсутствие исследований, изучающих риски трансформации личности учителей, работающих с разным контингентом студентов. Эта проблема особенно актуальна и актуальна для педагогов социальных приютов, деятельность которых имеет высокую социальную значимость из-за их значительного вклада в коррекцию и внедрение клиентов в общество, поддержку их личностного развития. Важность решения данной проблемы обусловлена ​​тем, что сотрудники социальных приютов находятся в условиях, требующих, прежде всего, проявления высокой моральной ответственности за здоровье и жизнь воспитанников.К рискам этой профессии также относятся постоянный стресс, возникающий даже при простейшем взаимодействии с клиентами и их представителями, постоянный мониторинг проблем, с которыми сталкиваются клиенты. В результате длительного пребывания в этой профессии происходит трансформация профессионализма, которая порождает различные профессиональные деформации. Все это также вызвало острую необходимость изучения особенностей рисков долгосрочной реализации функций воспитателя социального приюта, анализа детерминант, вызывающих профессиональные деформации.Соответственно, целью работы было изучение рисков многолетней профессиональной деятельности педагогов социальных приютов. Полученные данные продемонстрировали наличие специфических рисков в профессиональном развитии педагогов социального убежища, когда длительное пребывание в повседневном стрессе искажает процесс профессионализации, приводит к возникновению и развитию профессиональной деформации. Структурно-профессиональные деформации представителей социономических профессий имеют следующую направленность: личностно-смысловые, индивидуально-деятельностные, операциональные и коммуникативные.Риски, с которыми сталкиваются учителя социального убежища, отражаются в психологических характеристиках их деформации, которые отличаются от таковых у учителей средних школ. Сравнение профессиональных деформаций в двух группах респондентов выявило достоверные различия по всем компонентам. Таким образом, деформация личностно-смысловой сферы социальных работников характеризуется меньшей степенью осознания своего существования по сравнению с учителями общеобразовательных школ. Сотрудники социальных приютов также больше ориентировались на прошлое, видя в прошлой жизни полноту самого красивого и продуктивного.Риски индивидуального вектора деятельности трансформации личности педагогов социальных приютов связаны, прежде всего, с открытой неудовлетворенностью своей работой, начиная от условий и рабочей ситуации, заканчивая заработной платой и возможностью карьерного роста. Кроме того, в отличие от школьных учителей, сотрудники социальных приютов часто пытались демонстрировать асоциальное поведение в ситуациях интенсивного общения. В этой же группе респондентов более ярко проявляется синдром эмоционального выгорания.Специфические отклонения сотрудников социальных приютов в сфере общения обусловлены выраженной нетерпимостью и недружелюбием. Также они склонны использовать механизм психологической защиты, сдерживающий проявление эмоций, как реакцию на психотравматические действия извне. Результатом проведенного исследования явилось выявление особенностей феномена профессиональной деформации учителей социального приюта и их отличия от учителей общеобразовательных школ.Полученные данные существенно углубляют и расширяют существующие научные представления о процессе профессиональных преобразований учителей, длительное время работающих в социальном приюте, и позволяют определить пути их коррекции.

Что означает профессиональная деформация в профессии врача?

Содержание:

  1. Что означает профессиональная деформация в профессии врача?
  2. Что значит быть профессиональным врачом?
  3. Что делает человека профессионалом в области медицины?
  4. Как стать профессионалом в области медицины?
  5. Как выглядит профессионал?
  6. Что такое профессионализм на рабочем месте?
  7. Что такое профессиональное поведение?
  8. Какие признаки профессионализма?
  9. Каковы три характеристики профессионализма?
  10. Что такое профессионализм простыми словами?
  11. В чем разница между профессионализмом и профессионализмом?
  12. Что такое синоним профессионализма?
  13. Как вы практикуете профессионализм?
  14. Какой самый важный навык на рабочем месте?
  15. Как мне профессионально говорить на работе?
  16. Какие у тебя профессиональные навыки?
  17. Какие 5 лучших навыков?
  18. Какие 7 мягких навыков?
  19. Надежность — это навык?
  20. Какие 7 основных жизненных навыков?
  21. Профессионализм — это навык?
  22. Каковы лучшие коммуникативные навыки?
  23. Каковы 7 критериев эффективного общения?
  24. Какие 10 типов связи?

Что означает профессиональная деформация в профессии врача?

Часто переводится как «профессиональная деформация» или «условия труда».Подразумевается, что профессиональная подготовка и связанная с ней социализация часто приводят к искажению мировосприятия.

Что значит быть профессиональным врачом?

Профессионализм — это управление отношениями с семьями, пациентами, персоналом и руководителями. Профессионализм — это понимание того, что ваша роль врача выходит далеко за рамки науки и медицины; это значит быть врачом, ученым, педагогом, клиницистом, консультантом, защитником и сторонником.

Что делает человека профессионалом в области медицины?

Современный медицинский профессионализм включает в себя способность передавать специальные знания, диагноз и варианты лечения в простой для понимания форме, а не стремиться использовать специальные знания как средство для дистанцирования от общества и создания зависимости от него.

Как стать профессионалом в области медицины?

Как повысить свой профессионализм в работе в сфере здравоохранения Совет №1: Пациенты на первом месте…. Совет №2: всегда соблюдайте правила конфиденциальности пациентов. … Совет №3: будьте вежливы и вежливы со всеми. … Совет №4: Принимайте задания без жалоб. … Совет № 5: Предложите сделать все возможное. … Совет №6: Старайтесь узнавать что-то новое хотя бы раз в неделю. … Совет № 7: одевайтесь профессионально. … Совет №8: Не сплетничай. Интересуйтесь предметами … • 30 июл. 2015

Как выглядит профессионал?

Профессиональный человек должен быть вежливым и, по крайней мере, уважать права, достоинство и независимость других.Профессиональный человек будет: гордиться тем, что хорошо выполняет свою работу, и уделять внимание деталям. Возьмите на себя личную ответственность за свои действия и последствия.

Что такое профессионализм на рабочем месте?

Профессионализм — это поведение, поведение и отношение человека на работе или в деловой среде. … Профессионализм ведет к успеху на рабочем месте, прочной профессиональной репутации и высокому уровню трудовой этики и совершенства.

Что такое профессиональное поведение?

Примеры профессионального поведения включают, но не ограничиваются: проявление сострадания к другим; адекватное реагирование на эмоциональную реакцию пациентов и членов семьи; демонстрация уважения к другим; демонстрируя спокойствие, сострадание и готовность помочь нуждающимся; поддерживая и…

Какие признаки профессионализма?

11 характеристик, которые демонстрируют профессионализм на рабочем месте. Профессионалы делают то, что обещают, и не обещают слишком много. … Используйте язык правильно. … Избегайте драмы. … Обеспечьте отличный внешний вид. … Практикуйте этичное поведение. … Никогда не запугивайте. … Избегайте сплетен. … Демонстрируйте позитивное отношение к друзьям …

Каковы три характеристики профессионализма?

Настоящие профессионалы обладают рядом важных характеристик, которые применимы практически к любому типу бизнеса.Появление. Профессионал аккуратен с виду. … Поведение. … Надежность. … Компетентность. … Этика. … Сохранение равновесия. … Телефонный этикет. … Письменная переписка.Предметы обсуждения … • 16 сен. 2016

Что такое профессионализм простыми словами?

«Умение, рассудительность и вежливое поведение, которые ожидаются от человека, обученного хорошо выполнять свою работу» Merrium-Webster, n.d. «Под профессионализмом» обычно понимается соблюдение человеком набора стандартов, кодекса поведения или набора качеств, которые характеризуют принятую практику в рамках a…

В чем разница между профессионализмом и профессионализмом?

Как существительное разница между профессионализмом и профессионализмом. заключается в том, что профессионал — это человек, принадлежащий к определенной профессии, а профессионализм — это статус, методы, характер или стандарты, ожидаемые от профессионала или профессиональной организации, такие как надежность, осмотрительность, беспристрастность и честная игра …

Что такое синоним профессионализма?

Синонимы и близкие синонимы к слову профессионализм.профессионализм, мастерство, виртуозность.

Как вы практикуете профессионализм?

Профессионализм: советы, как добиться наилучших результатов в работе Проявляйте уважение к другим. Уважение к другим — один из лучших способов проявить профессионализм. … Научитесь эффективно общаться. Большинство разногласий и споров начинаются с недостатка общения. … Быть инициативным. … Одевайтесь для успеха. … Не жалуйтесь. … Практикуйте свои основные манеры. … Продолжай учиться. … Поднимите взгляд от своего телефона.

Какой навык является самым важным на рабочем месте?

Навыки общения В большинстве дискуссий о главных навыках, которые работодатели хотят видеть в сотруднике, первое место в списке занимает общение.Это потому, что в бизнесе мало что можно сделать без хорошего взаимодействия со всеми сторонами.

Как мне профессионально говорить на работе?

Попробуйте эти советы по размеру: Будьте отличным персонажем. … Овладейте несколькими навыками, которые сделают вас незаменимым помощником в своей команде. Не бойтесь приобретать новые навыки. Делитесь своими знаниями с коллегами, если они проявляют интерес. Будьте надежными и надежными. … Сохраняйте позитивный настрой и вдохновляйте окружающих.Предметы для развлечения … • 9 мрт. 2016

Какие у вас профессиональные навыки?

Десять лучших специалистов по найму для выпускников, которые хотят получить коммерческую осведомленность (или деловую хватку) Речь идет о знании того, как работает бизнес или отрасль и что движет компанией…. Коммуникация. … Командная работа. … Переговоры и убеждения. … Решение проблем. … Лидерство. … Организация. … Настойчивость и мотивация. Подарки …

Какие 5 лучших навыков?

5 лучших навыков, которые ищут работодатели Критическое мышление и решение проблем. Командная работа и сотрудничество. Профессионализм и сильная рабочая этика. Навыки устного и письменного общения. Лидерство.

Какие 7 навыков межличностного общения?

7 мягких навыков, которые необходимы в современных навыках лидерства в рабочей силе.Компаниям нужны сотрудники, которые могут контролировать и направлять других работников. … Командная работа. … Навыки коммуникации. … Навыки решения проблем. … Трудовая этика. … Гибкость / адаптируемость. … Навыки межличностного общения.

Надежность — это навык?

Наиболее важные навыки трудоустройства находятся в следующих областях: ладить и хорошо работать с другими людьми, например, коммуникативные навыки и другие навыки межличностного общения; Быть надежным и надежным: делать то, что вы говорите, в срок, который вы согласовали, и приходить, когда вы должны быть там; а также.

Какие 7 основных жизненных навыков?

Каковы 7 основных жизненных навыков MITM? Сосредоточенность и самоконтроль. Дети нуждаются в этом навыке для достижения целей, особенно в мире, полном отвлекающих факторов и информационной перегрузки. … Перспектива. … Общение. … Установление связей. … Критическое мышление. … Принимая вызовы. … Самостоятельное, заинтересованное обучение.

Профессионализм — это навык?

Эффективное общение на рабочем месте также является важной частью профессионализма.Независимо от работы или отрасли, профессионализм легко определить. … Это потому, что профессионализм сам по себе — это не один навык, а сочетание и интеграция множества навыков.

Каковы лучшие коммуникативные навыки?

Эти 5 навыков абсолютно необходимы для успешного общения на рабочем месте или в личной жизни. Прослушивание. Слушание — один из важнейших аспектов общения. … Прямо говорю. … Невербальная коммуникация. … Стресс-менеджмент…. Контроль эмоций.

Каковы 7 критериев эффективного общения?

Согласно семи принципам, общение должно быть ясным, кратким, конкретным, правильным, последовательным, полным и вежливым. В этой статье мы рассмотрим каждую из семи составляющих коммуникации и проиллюстрируем каждый элемент хорошими и плохими примерами.

Какие бывают 10 типов общения?

Вот 10 форм общения, которые наиболее близки к универсальным формам общения между людьми.Выражения лица. Вы думаете, что знаете, как выглядит злое, грустное и счастливое на чьем-то лице? … Жесты. … Знаки Бродяги. Смайлики. … Язык жестов.Музыка. … Большая пятерка языков. … English.Meer items … • 14 июл. 2017

Распространенность воспалительных заболеваний сердца среди профессиональных спортсменов с предшествующей инфекцией COVID-19, прошедших систематический повторный кардиологический скрининг, составляет

| Кардиология | JAMA Cardiology

Ключевые моменты

Вопрос Какова распространенность воспалительных заболеваний сердца, выявленных в результате выполнения недавних рекомендаций по кардиологическому скринингу (RTP) у профессиональных спортсменов с предшествующей инфекцией коронавирусного заболевания 2019 (COVID-19)?

Выводы В этом поперечном исследовании сердечного тестирования RTP, проведенном с участием 789 профессиональных спортсменов с инфекцией COVID-19, визуальные доказательства воспалительного заболевания сердца, которое привело к ограничению игры, были выявлены у 5 спортсменов (0.6%). У спортсменов, которые прошли кардиологический скрининг и возобновили занятия профессиональными видами спорта, побочных эффектов со стороны сердца не наблюдалось.

Значение Используя согласованные экспертные рекомендации по скринингу RTP для спортсменов с положительным результатом на COVID-19, было выявлено несколько случаев воспалительных заболеваний сердца и до сих пор достигнуто безопасное возвращение к профессиональной спортивной деятельности.

Важность Крупнейшие профессиональные спортивные лиги Северной Америки одними из первых вернулись к полноценной спортивной деятельности во время пандемии коронавирусного заболевания 2019 года (COVID-19).Учитывая неизвестную частоту неблагоприятных сердечных осложнений у спортсменов после заражения COVID-19, эти лиги внедрили консервативную программу кардиологического тестирования (RTP), согласованную с рекомендациями Американского колледжа кардиологов, для всех спортсменов с положительными результатами тестов на COVID-19.

Цель Оценить распространенность выявляемых воспалительных заболеваний сердца у профессиональных спортсменов с предшествующей инфекцией COVID-19, используя текущие рекомендации по скринингу RTP.

Дизайн, обстановка и участники В этом кросс-секционном исследовании были рассмотрены сердечные тесты RTP, проведенные в период с мая по октябрь 2020 года на профессиональных спортсменах, которые дали положительный результат на COVID-19. Профессиональные спортивные лиги (Высшая футбольная лига, Высшая лига бейсбола, Национальная хоккейная лига, Национальная футбольная лига, а также Национальная баскетбольная ассоциация мужчин и женщин) ввели обязательные требования к кардиологическому скринингу для всех игроков, у которых был положительный результат теста на COVID-19 до возобновления командные спортивные мероприятия.

Открытия Тест на тропонин, электрокардиография (ЭКГ) и эхокардиография в покое были выполнены после положительного результата теста на COVID-19. Межлиговые неидентифицированные кардиологические данные были объединены для коллективного анализа. Пациенты с аномальными результатами скринингового теста были направлены на дополнительное тестирование, включая магнитно-резонансную томографию сердца и / или стресс-эхокардиографию.

Основные результаты и мероприятия Распространенность аномальных результатов теста RTP, потенциально представляющих сердечное повреждение, связанное с COVID-19, а также результаты и исходы дополнительных тестов, полученные в процессе первоначального скрининга.

Результаты В исследование были включены 789 профессиональных спортсменов (средний возраст [SD] 25 [3] лет; 777 мужчин [98,5%]). В общей сложности 460 спортсменов (58,3%) ранее имели симптоматическое заболевание COVID-19, а 329 (41,7%) были бессимптомными или малосимптомными (с минимальными симптомами). Тестирование проводилось в среднем (SD) 19 (17) дней (диапазон от 3 до 156 дней) после положительного результата теста. Аномальные результаты скрининга выявлены у 30 спортсменов (3,8%; тропонин — у 6 спортсменов [0,8%]; ЭКГ — у 10 спортсменов [1.3%]; эхокардиография, 20 спортсменов [2,5%]), требующие дополнительных обследований; 5 спортсменов (0,6%) в конечном итоге имели результаты магнитно-резонансной томографии сердца, свидетельствующие о воспалительном заболевании сердца (миокардит, 3; перикардит, 2), которое привело к ограничению возможности играть. У спортсменов, которые прошли кардиологический скрининг и возобновили занятия профессиональными видами спорта, побочных эффектов со стороны сердца не наблюдалось.

Выводы и значимость Это исследование предоставляет крупномасштабные данные, оценивающие распространенность соответствующей сердечной патологии, связанной с COVID-19, с выполнением текущих рекомендаций по скринингу RTP.Несмотря на то, что долгосрочное наблюдение продолжается, было выявлено несколько случаев воспалительных заболеваний сердца, и к настоящему времени удалось безопасно вернуться к профессиональной спортивной деятельности.

Среди населения в целом высокая частота сердечных повреждений наблюдалась у пациентов, госпитализированных с тяжелым острым респираторным синдромом, вирусной инфекцией, вызванной коронавирусом 2. 1 Однако текущие данные относительно общей распространенности неблагоприятной сердечно-сосудистой патологии, связанной с системным коронавирусным заболеванием 2019 (COVID-19), или степени, в которой может произойти скрытое повреждение миокарда после бессимптомных или слабо симптоматических случаев предшествующего COVID-19, немногочисленны. инфекционное заболевание. 2 -4 Среди спортсменов определение связанного с COVID-19 сердечного повреждения, в частности миокардита, и отличия потенциальной сердечной патологии, связанной с COVID-19, от спортивной сердечной адаптации, еще не полностью установлено. Из-за отсутствия надежных данных оптимальный подход к стратификации сердечного риска для спортсменов, возвращающихся к интенсивной спортивной деятельности после заражения COVID-19, не известен. В настоящее время рекомендуется консервативный подход к возобновлению игры (RTP) для соревнующихся спортсменов после заражения COVID-19. 5 -7

Основные профессиональные спортивные лиги Северной Америки, включая Высшую футбольную лигу (MLS), Высшую бейсбольную лигу (MLB), Национальную хоккейную лигу (НХЛ), Национальную футбольную лигу (НФЛ), а также национальные баскетбольные ассоциации мужчин и женщин (НБА). и WNBA, соответственно), были в числе первых спортивных организаций, которые вернулись к полноценной спортивной деятельности в условиях пандемии COVID-19, с принятием обширных мер по охране здоровья и безопасности в соответствии с рекомендациями медицинского персонала лиги и общественного здравоохранения, инфекционных заболеваний , и кардиологи-консультанты.Программа предварительного сердечного тестирования RTP в соответствии с первоначальными рекомендациями от мая 2020 года Секции спортивной и физической кардиологии Американского колледжа кардиологов (ACC), 5 , была реализована каждой из этих лиг для всех спортсменов с положительным результатом на COVID- 19. Мы сообщаем о первоначальных и коллективных результатах систематического сердечного RTP-тестирования COVID-19, используемого этими профессиональными лигами для предоставления данных, оценивающих распространенность клинически выявляемых и значимых сердечных травм у спортсменов с положительным результатом на COVID-19, а также эффективность согласованных рекомендаций по скринингу в достижение безопасного возвращения к соревновательным видам спорта.

Весной 2020 года MLS, MLB, НХЛ, НФЛ, WNBA и NBA ввели обязательные требования к предварительному кардиологическому скринингу для всех игроков, получивших положительный результат на COVID-19 (с помощью анализа на антитела или полимеразной цепной реакции) до возобновление командных спортивных мероприятий. Протокол исследования был одобрен наблюдательным советом медицинского центра Ирвинга Колумбийского университета, а сбор и обмен деидентифицированными кардиологическими данными для этого исследования был одобрен НБА и Национальной ассоциацией баскетболистов, WNBA и Национальной ассоциацией женщин-баскетболистов. , MLS и Ассоциация игроков MLS, MLB и Ассоциация игроков бейсболистов Высшей лиги, а также НХЛ и Ассоциация игроков Национальной хоккейной лиги, а также через Протокол научных и медицинских исследований игроков НФЛ и Национальной футбольной лиги.В соответствии с одобрением наблюдательного совета Медицинского центра Ирвинга Колумбийского университета информированное согласие не требовалось для этого исследования.

Компоненты протокола сердечного скрининга согласовывались с рекомендациями ACC RTP и включали анализ крови на тропонин, электрокардиограмму (ЭКГ) в 12 отведениях и трансторакальную эхокардиограмму в покое, которые выполнялись после разрешения симптомов и соответствующей самоизоляции. 5 В то время как параллельный алгоритм ACC рекомендовал скрининг только спортсменов с предшествующими симптомами, связанными с заболеванием COVID-19, 5 процесс скрининга профессиональных лиг также включал спортсменов, которые не имели симптомов или малосимптоматичны (минимальные симптомы) 8 и прошли тестирование положительный на COVID-19.Тестирование спортсменов проводилось в медицинских учреждениях, входящих в состав команды или выбранных командой, в США и Канаде. Первоначально результаты кардиологических тестов интерпретировались кардиологами, входящими в группу специалистов.

Высокочувствительный анализ сердечного тропонина использовался в качестве теста на биомаркеры, а тесты предыдущего поколения на тропонин (тропонин I или T) использовались, если высокочувствительный тест сердечного тропонина не был доступен в местной лаборатории; Аномальный уровень тропонина определялся как любой уровень, превышающий 99-й процентиль значения референсной лаборатории.ЭКГ покоя выполнялись с использованием стандартного размещения отведений; аномальный результат ЭКГ был определен как соответствующий международным рекомендациям 9 и демонстрирующий результаты, вызывающие опасения по поводу возможного острого сердечного повреждения. Трансторакальные эхокардиограммы были выполнены с использованием имеющихся в продаже систем; Эхокардиографические данные, вызывающие опасения по поводу возможного острого сердечного повреждения, были определены врачами и были сопоставлены с результатами эхокардиограмм до COVID-19, когда они были доступны.Спортсмены с отклонениями в результатах скрининговых тестов были направлены на дополнительное тестирование, включая магнитно-резонансную томографию сердца (CMR) и / или стресс-эхокардиографию.

Работающие в команде медицинские специалисты, отвечающие за лечение каждого спортсмена, оценивали необходимость дополнительного тестирования в каждом конкретном случае. Медицинская бригада отдельного спортсмена управляла производительностью и интерпретацией последующих тестов, а также решениями, касающимися статуса участия спортсмена после завершения этих тестов, и консультировалась с экспертами в интерпретации результатов кардиологического исследования спортсмена, выбранных соответствующими командами или соответствующей лигой.

Каждая профессиональная лига собрала от своих соответствующих команд-членов отчет о сердечных данных для спортсменов, которые дали положительный результат на COVID-19 и прошли кардиологический скрининг RTP, и подготовили деидентифицированную сводку лиги до анализа данных. 789 спортсменов, включенных в это исследование, представляют собой общее количество спортсменов с COVID-19 и полным кардиологическим тестированием, доступным для проверки. Деидентифицированные данные из каждой лиги были отправлены в Медицинский центр Ирвинга Колумбийского университета посредством безопасной электронной передачи, а данные по разным лигам были объединены для коллективного анализа.

Это исследование представляет собой перекрестное исследование сердечных тестов, проведенное в период с мая по октябрь 2020 года на профессиональных спортсменах из основных профессиональных спортивных лиг Северной Америки, у которых положительный результат теста на COVID-19. Это исследование было проведено в соответствии с Руководством по отчетности о наблюдательных исследованиях в эпидемиологии (STROBE) для перекрестных исследований. Это описательное исследование, и сравнения между группами и статистический анализ не проводились. Анализ данных был выполнен с помощью Excel версии 2016 (Microsoft).

В это исследование вошли 789 профессиональных спортсменов с положительным результатом на COVID-19, прошедших кардиологический скрининг RTP; средний возраст спортсмена (SD) составлял 25 (3) лет (диапазон от 19 до 41 года), и 777 (98,5%) были мужчинами. В общей сложности 460 спортсменов (58,3%) имели предшествующие симптомы, отражающие болезнь COVID-19, а 329 (41,7%) были бессимптомными или малосимптомными, но дали положительный результат на вирус; Положительность COVID-19 была диагностирована методом полимеразной цепной реакции у 587 спортсменов (74.4%) и тестирование на антитела у 202 спортсменов (25,6%). Для спортсменов, получивших положительный результат на COVID-19 с помощью анализа полимеразной цепной реакции, кардиологический скрининг проводился в среднем (SD) 19 (17) дней (диапазон от 3 до 156 дней) после положительного теста на COVID-19. По мнению врачей команды, ни у одного спортсмена не было установлено серьезное вирусное заболевание COVID-19. Один спортсмен был госпитализирован на ночь для наблюдения, но ни один спортсмен не был доставлен в больницу с сердечно-легочными симптомами. Используя указанный алгоритм кардиологического скрининга RTP, 6 спортсменов (0.8%) имели аномальный уровень тропонина (определяемый как уровень, превышающий 99-й процентиль значения справочной лаборатории), 10 спортсменов (1,3%) имели отклонения ЭКГ, требующие дальнейшего кардиологического обследования, и 20 спортсменов (2,5%) имели эхокардиографические данные. что требует дополнительных исследований для исключения острой сердечной недостаточности. Эти результаты приведены в таблице 1.

Тридцать спортсменов (3,8%) были отправлены на дополнительное кардиологическое обследование в результате отклонений от нормы при начальных сердечных скрининговых тестах, которые вызвали опасения по поводу возможного сердечного повреждения, связанного с COVID-19.Магнитно-резонансная томография сердца была выполнена 27 из этих 30 спортсменов (90,0%). Последующее тестирование подтвердило диагноз воспалительного заболевания сердца у 5 из 27 спортсменов (18,5%; 0,6% от общей когорты спортсменов): у 3 спортсменов с CMR-подтвержденным миокардитом (0,4% от общей когорты) и у 2 спортсменов с CMR-подтвержденным перикардитом ( 0,3% от общей когорты). Эти спортсмены были отстранены от занятий спортом в соответствии с рекомендациями экспертной группы. 10 Остальные 25 из 30 спортсменов (83.3%), которые прошли дополнительное тестирование, в конечном итоге не имели результатов, свидетельствующих об острой сердечной травме, и вернулись в игру. Эти результаты приведены в таблице 2. Блок-схема процесса тестирования и результаты представлены на рисунке. По состоянию на конец декабря 2020 года ни у одного из спортсменов, которые прошли кардиологический скрининг и возобновили полноценную профессиональную спортивную деятельность, не было клинических сердечных приступов.

Через кардиологический скрининг RTP для профессиональных спортсменов с положительным результатом на COVID-19, 0.6% (5 из 789 спортсменов) имели результаты визуализации, указывающие на воспалительное заболевание сердца, что привело к ограничению игры в соответствии с рекомендациями Американской кардиологической ассоциации / ACC. 10 Благодаря внедрению текущих практик стратификации сердечно-сосудистых рисков, основанных на консенсусе экспертов, до сих пор было достигнуто безопасное возвращение к профессиональной спортивной деятельности, при этом сердечно-сосудистые события не происходили в этих профессиональных лигах во время и после завершения соревновательной игры в 2020 году.

Результаты этого исследования предоставляют раннюю возможность оценить потенциал клинической эффективности текущих рекомендаций по скринингу RTP в спорте и распространенность соответствующей сердечной патологии, связанной с COVID-19, в крупномасштабных условиях. Низкая распространенность клинически выявляемых воспалительных заболеваний сердца в этой популяции спортсменов с нетяжелым заболеванием COVID-19 является противовесом результатам недавних небольших когортных и наблюдательных исследований у спортсменов на основе данных о более высоких показателях миокардита и перикардита COVID-19. 3 , 11 Разница в выявленных и зарегистрированных отклонениях между текущими и предыдущими исследованиями подчеркивает трудности, присущие использованию CMR в качестве автономного инструмента скрининга при стратификации риска сердечно-сосудистых заболеваний COVID-19 RTP. В сочетании с проблемами интерпретации CMR для дифференциации атрибутов спортивного ремоделирования сердца от потенциальной сердечной патологии и отсутствия стандартов CMR для спортсменов, наши результаты подтверждают использование CMR в качестве клинически показанного и выборочного последующего теста, а не инструмента. для использования при первичном и широкомасштабном скрининге, особенно при низкой вероятности предварительного клинического исследования. 4 , 12

В этой когорте спортсменов 5 спортсменов (0,6%) имели изолированный аномальный результат теста на тропонин без других клинических или визуальных свидетельств сердечного повреждения. Низкий, но не несущественный уровень изолированного ложноположительного уровня тропонина, наблюдаемый в этом исследовании, подчеркивает тот факт, что установленные референсные диапазоны 99-го процентиля для уровней тропонина не включают элитных спортсменов, и поддерживает рекомендации о том, что интерпретация биомаркеров должна быть включена в дополнительные результаты сердечных тестов. и оценивается в контексте подтверждающих клинических факторов. 13 Мы также заметили, что результаты ЭКГ в этой элитной популяции спортсменов имеют низкую специфичность, особенно без других сопутствующих скрининговых аномалий, для выявления субклинических воспалительных заболеваний сердца. Наш опыт показывает, что добавление ЭКГ изолированно к предварительной физической оценке в качестве метода сердечного скрининга COVID-19 RTP, который можно было бы рассматривать как целесообразную и экономичную альтернативу текущим рекомендациям по скринингу RTP, не будет эффективным в элитные спортсмены с нетяжелыми формами заболевания COVID-19.С другой стороны, эхокардиограммы дали больше клинической информации, которая помогла выявить воспалительные заболевания сердца. Однако результаты эхокардиографии, интерпретированные как отклонения от нормы, также привели к дополнительным кардиологическим исследованиям у 15 спортсменов (1,9% когорты), у которых в конечном итоге не было обнаружено острой патологии. Учитывая опубликованные отчеты 14 -16 , демонстрирующие низкую нормальную или умеренно сниженную систолическую функцию левого и правого желудочка в покое у части хорошо тренированных спортсменов, остаются серьезные проблемы с использованием эхокардиографии у элитных спортсменов, чтобы отличить спортивное ремоделирование от потенциального COVID- 19-ассоциированная сердечная патология.Возможность сравнивать результаты эхокардиографии с результатами предыдущих обследований до COVID-19, если таковые имеются, имеет важное значение при интерпретации эхокардиограмм скрининга RTP. Ограничения, наблюдаемые при эхокардиографии, представленные в этом исследовании, наряду с необходимостью сбалансировать управление ресурсами в системах здравоохранения, будут важными элементами, которые необходимо учитывать при совершенствовании практики скрининга RTP.

Важно отметить, что ни у одного из спортсменов в этой когорте не было клинической оценки тяжелого вирусного заболевания COVID-19.Однако все 5 спортсменов, у которых было выявлено воспалительное заболевание сердца, имели предшествующие симптомы, которые превышали эмпирические определения легкой болезни COVID-19 (например, потеря вкуса и запаха, неспецифическая усталость и кашель без одышки). 17 Наши данные подтверждают концепцию, согласно которой установленное бремя симптомов должно быть основным ориентиром для следующих шагов при оценке спортсмена с положительным результатом на COVID-19. Результаты этого исследования подтверждают обновленные согласованные экспертные рекомендации ACC, которые не поддерживают стратификацию сердечно-сосудистого риска у спортсменов, у которых не было симптомов, или спортсменов с легким вирусным заболеванием COVID-19, которые остаются бессимптомными после завершения соответствующей самоизоляции. 7

Это исследование имеет важные ограничения, присущие его дизайну как многоцентровому ретроспективному поперечному анализу. Во-первых, скрининговые обследования RTP проводились в клинических условиях, и в большинстве лиг анализировались и принимались врачами групп и кардиологами в США и Канаде, что позволяло по-разному определять потенциальную сердечную патологию и необходимость последующего тестирования. Магнитно-резонансная томография сердца не выполнялась единообразно в рамках начального процесса скрининга, что потенциально позволяло пропустить некоторые случаи субклинических воспалительных заболеваний сердца.Однако клиническое значение таких потенциальных случаев субклинического воспаления сердца при отсутствии подтверждающих клинических данных или отклонений в стандартном тестировании RTP не определено. Во всех случаях, когда проводилось последующее тестирование, были получены консультации со специалистами по визуализации сердца спортсменов, чтобы помочь в диагностике и принятии решений относительно статуса участия спортсмена. Из-за децентрализованной структуры этого процесса в большинстве лиг и внутри них различия в интерпретации результатов тестов неизбежно ограничивают нашу способность предоставлять единые критерии для диагностики воспалительных заболеваний сердца, связанных с COVID-19.Несмотря на то, что тестирование спортсменов в профессиональных лигах не может быть подвергнуто базовому лабораторному анализу, формат этого исследования отражает реалии, воплощенные в многоцентровом и крупномасштабном клиническом кардиологическом тестировании, и результаты этого исследования должны разумно отражать результаты широко распространенных исследований. клинический скрининг. Эти особенности и ограничения данного исследования подчеркивают необходимость включения кардиологов, обладающих опытом визуализации сердца спортсменов, в процесс скрининга, чтобы оптимизировать правильную идентификацию заболевания и минимизировать ненужную дисквалификацию или задержки в RTP.Еще одним ограничением этого исследования является различие во времени между тестированием на COVID-19 и сердечным скринингом. Некоторые спортсмены дали положительный результат на COVID-19 на ранней стадии пандемии, и им не нужно было явиться в тренировочные лагеря, организованные лигой, в течение многих недель после первоначального вирусного заболевания, оставляя открытой возможность того, что ранние проявления сердечной травмы COVID-19 могли быть разрешены путем время проведения кардиологического тестирования в тех случаях, когда промежуток времени между COVID-19 и сердечным тестированием был больше.Тем не менее, аналогичные модели кардиологического тестирования спортсменов на COVID-19 и RTP, вероятно, будут постоянно встречаться в большинстве спортивных сценариев, в которых инфекция может произойти в межсезонье спортсмена. Дополнительным ограничением этого исследования является то, что почти все спортсмены (98,5%) были мужчинами.

В этом многоцентровом перекрестном исследовании профессиональных спортсменов с предшествующей инфекцией COVID-19 мы наблюдали только редкие случаи у спортсменов с потенциальным поражением сердца.Этот отчет о систематическом сердечном скрининге RTP, хотя и не может быть обобщен на все спортивные группы, может служить клиническим руководством для других спортивных организаций, которые разрабатывают и оптимизируют протоколы RTP. Необходимы аналогичные исследования других спортсменов, в том числе педиатров, университетских спортсменов и спортсменов уровня ветеранов. Долгосрочная оценка спортсменов с предшествующей инфекцией COVID-19 остается необходимой для улучшения нашего понимания краткосрочных и потенциальных долгосрочных патологических сердечных последствий инфекции COVID-19.

Принято к публикации: 13 февраля 2021 г.

Опубликовано в Интернете: 4 марта 2021 г. doi: 10.1001 / jamacardio.2021.0565

Автор для корреспонденции: Дэвид Дж. Энгель, доктор медицины, отделение кардиологии, Колумбия Медицинский центр Университета Ирвинга, ColumbiaDoctors Midtown, 51 W 51st St, Ste 330, New York, NY 10019 ([email protected]).

Вклад авторов: Доктор Энгель имел полный доступ ко всем данным в исследовании и берет на себя ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

Концепция и дизайн: Мартинес, Такер, Блум, ДиФиори, Соломон, Фелан, Ким, Смит, Путукиан, Энгель.

Сбор, анализ или интерпретация данных: Мартинес, Такер, Блум, Грин, ДиФиори, Соломон, Ким, Мивисс, Силлс, Роу, Богоч, Баггиш, Путукиан, Энгель.

Составление рукописи: Мартинес, Блум, Грин, Фелан, Ким, Баггиш, Энгель.

Критический пересмотр рукописи на предмет важного интеллектуального содержания: Такер, Блум, Грин, ДиФиори, Соломон, Фелан, Ким, Миувисс, Силс, Роу, Богох, Смит, Баггиш, Путукиан, Энгель.

Статистический анализ: Мартинес, Роу, Энгель.

Административная, техническая или материальная поддержка: Мартинес, Такер, Грин, Соломон, Роу, Богоч, Смит, Путукиан, Энгель.

Наблюдение: Мартинес, Такер, Грин, ДиФиори, Соломон, Фелан, Ким, Миувисс, Силлс, Баггиш, Путукиан, Энгель.

Раскрытие информации о конфликте интересов: Доктор Мартинес сообщил о личных гонорарах от Высшей футбольной лиги в качестве консультанта во время проведения исследования.Доктор Грин сообщил о том, что он работал в Высшей бейсбольной лиге в качестве директора по медицине и исследованиям. Д-р ДиФиори сообщил, что работал платным консультантом Национальной баскетбольной ассоциации. Доктор Соломон сообщил о личных гонорарах от Национальной футбольной лиги во время проведения исследования и личных гонорарах от Nashville Predators, а также о гонорарах, выплаченных предыдущему работодателю (Медицинский центр Университета Вандербильта) от Tennessee Titans за пределами представленной работы. Доктор Ким сообщил о компенсации за его роль в качестве кардиолога команды Atlanta Falcons.Доктор Meeuwisse сообщил, что он работал главным врачом в Национальной хоккейной лиге. Доктор Силлс сообщил, что во время проведения исследования был штатным сотрудником Национальной футбольной лиги. Во время проведения исследования доктор Богоч сообщил о личных гонорарах от BlueDot, социальной благотворительной корпорации, отслеживающей распространение новых инфекционных заболеваний, и от Ассоциации игроков Национальной хоккейной лиги. Д-р Баггиш сообщил, что получает финансирование от Национального института здоровья / Национального института сердца, легких и крови, Ассоциации игроков Национальной футбольной лиги и Американской кардиологической ассоциации, а также получает компенсацию за свою роль кардиолога команды от Олимпийского комитета США / Олимпийского комитета США. Учебные центры, американский футбол, американская академическая гребля, Патриоты Новой Англии, Бостон Брюинз, Революция Новой Англии и Гарвардский университет.Д-р Путукян сообщил, что он работал консультантом и главным врачом в Высшей футбольной лиге. О других раскрытиях информации не сообщалось.

Дополнительные материалы: Авторы благодарят врачей команд всех лиг, профессиональных спортсменов и их ассоциации игроков за их неоценимое сотрудничество и сотрудничество. Мы также хотели бы поблагодарить всех сертифицированных спортивных тренеров и других медицинских работников команды, которые оказали помощь спортсменам и сыграли важную роль в сборе данных.

2.Пунтманн В.О., Карердж ML, Wieters Я, и другие. Результаты магнитно-резонансной томографии сердечно-сосудистой системы у пациентов, недавно вылечившихся от коронавирусной болезни 2019 (COVID-19). Джама Кардиол . 2020; 5 (11): 1265-1273. DOI: 10.1001 / jamacardio.2020.3557 PubMedGoogle ScholarCrossref 3.Rajpal S, Тонг MS, Borchers J, и другие. Результаты магнитного резонанса сердечно-сосудистой системы у соревнующихся спортсменов, выздоравливающих от инфекции COVID-19. Джама Кардиол . 2021; 6 (1): 116-118. PubMedGoogle Scholar4.Старекова Дж., Блюмке DA, Брэдхэм WS, и другие. Оценка миокардита у конкурентоспособных студентов-спортсменов, выздоравливающих от коронавирусной болезни 2019 г., с помощью магнитно-резонансной томографии сердца. Джама Кардиол . Опубликовано в Интернете 14 января 2021 г. doi: 10.1001 / jamacardio.2020.7444 PubMedGoogle Scholar8.Meyerowitz EA, Richterman А, Богоч II, низкий N, Cevik М.К точной и систематической характеристике постоянно бессимптомной инфекции SARS-CoV-2. Ланцет Infect Dis . 2020; S1473-3099 (20) 30837-9. PubMedGoogle Scholar10.Maron Би Джей, Удельсон JE, Bonow РО, и другие; Американская кардиологическая ассоциация Комитет по электрокардиографии и аритмии Совета по клинической кардиологии, Совет по сердечно-сосудистым заболеваниям у молодежи, Совет по сердечно-сосудистым заболеваниям и инсульту, Совет по функциональной геномике и трансляционной биологии и Американский колледж кардиологии.Рекомендации по приемлемости и дисквалификации конкурентоспособных спортсменов с сердечно-сосудистыми аномалиями: целевая группа 3, гипертрофическая кардиомиопатия, аритмогенная кардиомиопатия правого желудочка и другие кардиомиопатии и миокардит: научное заявление Американской кардиологической ассоциации и Американского колледжа кардиологии. Тираж . 2015; 132 (22): e273-e280.PubMedGoogle Scholar11.Brito Д, Мистер S, Янамала N, и другие. Высокая распространенность поражения перикарда у студентов-спортсменов, выздоравливающих после COVID-19. JACC Cardiovasc Imaging . 2020; S1936-878X (20) 30946-3. DOI: 10.1016 / j.jcmg.2020.10.023PubMedGoogle Scholar13.Phelan D, Ким JH, Эллиотт Доктор медицины, и другие. Скрининг потенциального поражения сердца у конкурентоспособных спортсменов, выздоравливающих от COVID-19: согласованное мнение экспертов. JACC Cardiovasc Imaging . 2020; 13 (12): 2635-2652. DOI: 10.1016 / j.jcmg.2020.10.005 PubMedGoogle ScholarCrossref 15.Abergel E, Chatellier G, Hagege AA, и другие.Серийная адаптация левого желудочка у профессиональных велосипедистов мирового класса: значение для скрининга заболеваний и последующего наблюдения. Джам Колл Кардиол . 2004; 44 (1): 144-149. DOI: 10.1016 / j.jacc.2004.02.057 PubMedGoogle ScholarCrossref

% PDF-1.5 % 2 0 obj > транслировать x`I% & / m {JJt` $ ؐ @ iG #) * eVe] f @ 흼 {{; N ‘? \ fdlJɞ!? ~ |? «=? z ~ G # ϏG GϏ =? ZgB =? Z ~ =? R? Zh? Z_HG7VGϏ =? Z ~ ?? R? Z hH? Z ~ n) =? Z ~ PoGϏ =?) = ~ 4 =? G GϏ =? Z] GϏG GϫGHG7 | ~ Ϗ ꏞ ϏF ~~ P z ~ 6 ꍝ G) =? Z | # GϏ = CS7bGϏ = ~ P ?? Gz ~ P z ~ nhG) =? Znx ~>? R? Z ~ = / P7GϏ = x ~ P yGm lx ~ P z ߦ PoDGϏ =? ZH ‘| ~ P z_PoGϏ =? Z_HG GϏ =? Z; ơG # G # ??) =? z ~ * GϏ =? G GϏG GϏ =? Z ~ Ϗ ꏞ =? GBGϏoBq? Z ~ Hs =? R? Z ~ = V7GϏ =? ZG GϏ ꏞ =? Z ~ | C # z # — ~ 烞) =? ZO>? R? Z ~ =? _ ꍄ GϏ} ~ P # HG7Hx ~ P # l_HG7HvGϏHGBGϏoB =? Z ~ B / ϏsHG7HQ =? Z ~ l | ~ P A \? R? Z ~ HϏ ꏞ =? Z ~ | CϏ7Ə =? Z) =? z ~ =? # GϏ = # ?? GG GϏϏ>? R? Z ~ =? R? ϏBG>? Ϗ ꏞ =? Z ~ | CϏQW? Z ~ BGOg_BGϏoBz ~  = {~ P s {~ P z ~ P _ =? ZH | ~ P z ~ P =? Z? H ?? R? Z ~ =? R / ~ ޏ = y ~ P M =? HG7H? Z ~ BG ꏞ =? Z ~ | CϏg! G ۞) =? Z ~ ?? OzBGϏoBQG GϏ =? HG7Hё ~ y ~ P s) =? Z ~) ?? ߏ =? G GϏ = yȏ ꏞ =? Z ~ | CϏϫGgBG; b # GϏ = #) =? Z ~? R? Z ~ =? R? Z G GϏ = _ {_ ꏞ =? Z ~ | CϏ ꏞ O ~ ZϏ ꏞ =? Z? ) =? z ~) = 7GϏ>? R? z ~ s) =? z ~) = 폞 =) =? z ~ G GϏ =? ZG G ~~ ⏞ = # GϏe? R? Z ~ =? R? ZGP ~ BGϿgk? R? Z ~ =? R? Z ~ BG ꏞ =? Z ~ | CϏ ꏞ G y ~ P> ˏꏞ =? Z ~ | CϏ ꏞ ~ BGϏ ޟ HG7H {~ =? R? Z ~ s6M ~ P z ~ P? ZHG> P z ~ P N? z? HG =) =? z ~) = ~ =? z ~ [ϏG GϏ =? ZPo | GϏ =? Z ~ ğ) = ~~ w =? R? Z ~ = oGϏHq9 ~ P znPoGϏ =?) = | ~ 4 =? Ϗ ꏞ =? z ~ | CT7GϏwϏ ꏞ ?? Ꮮ # GϏ = M (; GϏϏ ꏞ gϏgBGϏo = GO) =? G7HG7 * GϏ? z> BGϏo! * qGϏO ?? R? Z ~ Ğ} k ꏞ = 7>? JvϏ ꏞ =? Z ~ | C + XG) =? ZQ = Ϗ ꏞ =? Z ~ | C (G;) =? Z> ѫ? ZG GϏ =? Z F 5Ϗ ꏞ = # 8?) =? Z ~ /) GϏ =? Ϗ ꏞ =? + Ϗ || ~ P z? Po ُ =? Z ~) =? Z ~ BGϏoBq? Z ~ HC ~~) =? z ~ * GϏ =? + Ϗ ꏞ =? Ϗ # GϏ = wz # ~ z ~ P # DHG7R7RGϏ =? z> BϏ # GϏ = WH =? z ~ yG GϏϏ ꏞ =? Z ~ | CϏ * ?? =? Z> BkϏ # GϏ = # ~ ɏ =? Z # G! G GϏ =? ZG G_Ϗ ꏞ = y ~ 4G GϏ =? ZG } GφG GϏ>? BGϏoBϏ ^ GOH (Ϗ ꏞ =? Z ~ | CϏ7ʏ =? Z ~ P h? [Ϗ ꏞ =? Z ~ | CϏ #? Z ~ | ~ P h # GϏ = # =? O) =? z ~ G | # GϏ = # C} ~ ُ = ~~ P ~ {?? R? z ~ =? R? WϏzgϏ ꏞ =? Znm) =? Z ~)) =? Z ~) 7>? GϏO>? R? Z ~ G / G GϏ =? ZG Ϗ + Ϗ ꏞ =? Z9) =? Z ~) o =? GϏ ?? R? Z ~ Yz ~ BGϏoB # # GϏ) =? Z ~) Ǐ =? Ϗ ꏞ =? Z ~ _; BGϏoBAsHQ? R? г ~ =? R ~ 4 =? Z ~ HϏ ꏞ =? Z_) =? Z ~) ԟgϏG # GϏ> G GϏ =? ZG >? R? Z ~ $ P z ~ P? Z ~ | # GϏ = / G GϏ =? ZG GOg? Z ~ | G GϏ = ߃ ꏞ =? Z ~ | CϏ ꏞ5 vϏ ꏞ =? ZG GϏ =? ZG G =? JG # GϏ>? HG7HG ?? R? Z ~ F # GϏ = # z ~ GG GϏ = ?! HG7HYy ~ GG GϏ =? ߟ ol? R? Z ~ =? R? Z ~ # GϏ =! HG7H! ?? G) =? Z ~ z) =? Z ~) =? ϏG GϏ =? ZnG GϏ =? ZG Gk! Ϗ ꏞ =? Z ~} G GϏ =? ZG G; aϏ ꏞ =? Z ~ | c ^ BGϏoBG (# GϏ = GGϏ ~ P? Z_HG7 ꍯ GϏ # ϏG GϏ =? Zz? Z ~ G) = y ~ 4 =? Ϗ ꏞ =? Z ~ | C (GG ИДТИ GBGϏo F? Z ~ B P) =? Z ~ oF͏ =? Z ~ Bр l =? R? Z ~ знак равно > Ϗ ꏞ ϏF | ~ P z ~ G _) =? Z_ ~ | # GϏ = CU7bGϏ = ~~ P ?? G {?? R? Z ~ =? w F ~ [Ϗ ꏞ = x ~ Gm) =? Z ~ (GϏ ?? R? Z ~? Z) =? Z ~ 7 * GϏ7>? R? Z ~ | G GϏ =? Z GK) =? ZG ~ ?? R? Z ~ = R7GϏ =? Z ~) =? Z ~ HG7 X8 =? Z ~>? R? Z ~ 0BGϏoBq? Z ~ HC ~ _) =? Z ~ _ * GGϏ =? Ϗ ꏞ =? Ϗz # GϏ = z # ~ y ~ P # THG7

=? z # G [G GϏ =? ZB8? Z ~> Ϗ ꏞ = x ~) =? Z ~) T} ~ GϏ = HGBGϏoB =? GϏ = _BϏ # GϏ = # z? Z ~ # GBGϏoB} G 3HGa ?? R? Z ~ =? R =? Z ~ Ϗ ꏞ = ?? HG7H ~ SϏB! ꏞ =? Z ~ | CϏ ~ yH {~ = CϏ> G GϏ =? ZG Q? Z ~ BGϭ5BGϏoB # D ~ # GϏ ~ FBGϏoB # ~ # GϏ | ~ y ~ P z ~ P? =? ZH | ~ ^ BGϏoB # | # GϏ) =? Z ~) O? ? BGϏ7 =? R? Z ~ zBGϏoBsHg? R? Z ~ =? R?} ~ 4 =? Z ~ Ϗ ꏞ =? Z ~ # GϏ = # z ~ P =? =? [Ϗ ꏞ =? Z) =? Z ~) ԟϏFG7H # BGϏoBcGχ =? R? Z ~ J P z ~ P ğ} G {?? R? Z ~ HG7H &? Z ~ BGHG7HyG x ~ P;) =? Z ~) ==? Z # GϏ / 8 P z ~ P | sϏ yh2) =? z ~) =? KϏHG7D) =? z ~) =? G} yHGO |? ~ P z ~ P ПuϏ ꏞ =? z ~? ͏ =? z ~ | CϏ ꏞ G # GϏ = | nj # GϏ = # EϏPG GϏ =? ZyG GϏ =? ZG Г [sϏ ꏞ =? Z ~ | #

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.