Предрассудок это в психологии: Предрассудок. Что такое «Предрассудок»? Понятие и определение термина «Предрассудок» – Глоссарий

Предрассудок. Что такое «Предрассудок»? Понятие и определение термина «Предрассудок» – Глоссарий

Предрассудок – взгляд или мнение, основанные на каком-либо знании, которое является по своей природе неточным или искаженным. В психологии термин означает предвзятое отношение к кому-либо вследствие его принадлежности к некоторой группе или категории. Эллиот Аронсон указывает четыре основные причины возникновения предрассудков.

Ситуация, предполагающая возникновение понятия «конкурент». Чаще всего речь идет об экономических условиях, но это может касаться и других конфликтных моментов, когда возникает напряжение между разными социальными группами, которые имеют взаимоисключающие цели.

Смещенная и вытесненная агрессия. Первоначально люди склонны проявлять агрессию по отношению к тем, кто относительно безвластен или не вызывает симпатии, что позже трансформируется в предрассудки.

Потребности личности.

Конформность по отношению к существующим социальным нормам.

Среди наиболее распространенных предрассудков преобладают гендерные, расовые и возрастные. Характерной особенностью этих типов предрассудков является то, что человек сталкивается с ними на протяжении всей своей жизни и не в состоянии значительно изменить то, что заложено природой. Гендерные предрассудки заключаются в четкой дифференциации мальчиков и девочек и безоговорочном наделении одного пола признаками, которые подчас не отвечают реальным установкам. О влиянии этих предрассудков можно судить, изучив исследование, в рамках которого девочек попросили надеть юбки (для усиления эффекта гендерной принадлежности) и выполнить тестирование по математике. Во время проведения этого опыта девочкам намеренно говорили об их неспособности к точным наукам, всячески превозносили мужские интеллектуальные способности. По итогам исследования было установлено, что результаты девочек, прошедших это тестирование, были существенно ниже результатов, которые они могли продемонстрировать в более комфортных для них условиях. Расовые предрассудки, несмотря на усилия различных социальных институтов, господствуют в современном обществе наравне с гендерными. Возрастные предрассудки отличаются тем, что человек по-разному ощущает на себе их влияние в зависимости от того, на каком этапе жизненного пути он находится в данный момент.

Природа и власть гендерных предрассудков

 Происхождение предрассудков
Гендерные предрассудки

Анна Бердникова, кандидат филологических наук, семейный психолог

Предрассудок (перед рассудком) – то, что предшествует рассудку, согласно внутренней форме слова. Толковый словарь русского языка называет предрассудком «ставший привычным ложный, суеверный взгляд на что-либо», также указывая на то, что процессы, управляемые предрассудками, давно не подвергались ревизии разума.

Предрассудки вообще, и гендерные, имеющие отношение к половой принадлежности человека, играют не маловажную роль в нашей жизни. Они отвечают за автоматизм восприятия, позволяя действовать стандартным образом в стандартных ситуациях. Например, при приеме на работу офис-менеджера, резюме претендентов-мужчин (при условии, что руководитель мужчина), с большой долей вероятности, рассматриваться не будут. Хотя мужчина, вероятно, мог бы справиться со своей работой не хуже женщины.

 Происхождение предрассудков

Предрассудки берут начало из многих источников, одним из основных источников является семья и ближайшее социальное окружение. Итак, многими предубеждениями человека снабжает его семья. С первых же дней жизни родители передают ребенку «послания», на основе которых и формируются его стеоретипизированные представления о себе, об окружающих, о мире в целом.

Большой блок родительских посланий, как правило, касается непосредственно гендерных взаимоотношений. Каждый ребенок получает определенные предписания от родителей или других значимых взрослых относительно пола: как необходимо вести себя в соответствии с характеристиками своего пола, как должны себя вести представители противоположного пола, каким образом должны строиться отношения между полами. Например, предписание «Когда ты женишься…» имеет сообщение, отличное от «Если ты только женишься…». На будущие половые роли и установки ребенка влияют такие утверждения, как:

“Женщина не птица, баба не человек”.

«Не показывай свое остроумие, милая. Это может отпугнуть молодых людей».
«Женщина должна быть босая, беременная и на кухне».
«Умные выходят замуж, остальные женятся»
«Мужчина – голова, женщина – шея: куда хочу, туда верчу».

Родители формируют представления ребенка также, например, о профессиональном сценарии посредством таких высказываний:

“Все женщины в нашей семье занимаются исключительно домом”.
“Мужчины нашего рода испокон века становятся врачами”.
«Этот малыш никогда не найдет работу».
«Из тебя выйдет прекрасная учительница!»
«Она слишком ленива для того, чтобы работать».

 

Таким образом, люди получают сценарные сообщения о многих областях жизни. Затем многие стереотипизированные представления, принесенные из детства и семьи, человек, не подвергая ревизии, использует во взрослой жизни, в личных и профессиональных взаимоотношениях.

Например, руководитель фирмы твердо убежден (в его семье это было непреложным правилом), что «когда говорят мужчины, женщины сидят на кухне и молчат». Вряд ли в этой компании женщины когда-либо будут занимать должности, дающие право голоса.

Гендерные предрассудки

Гендерные предрассудки – предрассудки, касающиеся половой принадлежности, по данным многочисленных исследований — одни из самых распространенных в мире.

Эти стереотипы помогают находить рациональное объяснение для гендерных ролей. В результате изучения наиболее распространенных в мире стереотипов “…Дж. Уильямс и Д. Бест отмечают: если женщины обеспечивают основной уход за маленькими детьми, это приводит к убеждению, что заботливость присуща им от природы. Если мужчины уходят в бизнес, на охоту и сражения, удобно предположить, что они – агрессивные, независимые и безрассудно смелые” (Д. Майерс Социальная психология. – СПб., 1998).

Социальные психологи и социологи исследуют феномен предрассудка. Общественное мнение не отрицает их наличие и участие в регулировании общественных отношений, закономерно возникает вопрос: какие гендерные предрассудки существуют в деловой сфере, каким образом они преломляются через призму бизнеса?

Руководители предприятий, принявшие участие в опросе, касающемся гендерных предрассудков, дали следующие ответы:

Ольга Знаменщикова, коммерческий директор ООО Швейное предприятие «Классика»:
Может быть, это мое предубеждение, но первым руководителем должен быть мужчина, женщина же априори занимает подчиненное положение. На мой взгляд, женщина более органично вписывается в роли помощника или заместителя. Красивый представительный мужчина в качестве первого лица компании лучше, чем женщина, тем более, что такое положение вещей отвечает запросам и ожиданиям общества. На высшем руководящем уровне мужчина будет воспринят более адекватно, чем женщина. Конечно, швейное производство – традиционно женское, предполагающее, что и во главе должна стоять женщина. Однако, если задуматься, то технология руководства швейным производством не отличается от руководства какого-нибудь, например, машиностроительного предприятия. Мне кажется, такая связка: первое лицо компании мужчина, второе – женщина – оптимальна. Мужчина решает стратегические задачи и проводит официальную политику, а женщина решает тактические задачи и является «человечным» лицом руководства: сотрудницам (их у нас 95%) гораздо проще обратиться ко мне со своими нуждами, чем к генеральному директору (мужчине).

Марина Колесникова, директор агентства филиала ОСАО «РЕСО-гарантия» г. Новосибирск:
Считается, что у мужчины больше сил, способностей, возможностей и времени для того, чтобы строить бизнес. Хотя жизнь показывает другое: есть женщины, которые способны лучше мужчины организовать предприятие и просчитать ситуацию, есть такие женщины. Наверное, скорее склад характера определяет место человека, а не пол. Мужчине в бизнесе легче, женщине мешают предубеждения, как относительно нее, так и ее собственные. Иногда мне кажется, чтобы стать руководителем в мире мужчин, женщине необходимо приобрести ряд мужских черт, таких как управленческая цепкость, амбициозность в лучшем смысле этого слова, мужской образ жизни: ненормированный рабочий день, высокий темп жизни. Вообще, если отбросить все предрассудки, то не могу сказать, что женщина руководитель лучше, чем мужчина, но не хуже – это точно.


 

Алексей Афонин, директор ООО КА «Карьера»
В работе моего агентства я мог бы отметить некоторые гендерные закономерности. Например, работодатель при приеме на работу женщины акцентирует внимание на таких параметрах как уровень профессионализма, внешность и занятость (наличие у женщины семьи и детей), в то время как при приеме на работу мужчины значение имеет исключительно его профессионализм. Женщины при выборе работы значительно более привередливы, как правило, они указывают значительно большее число параметров, которым должна соответствовать будущая работа, наиболее распространенные из них: стабильный график работы, чистая работа, оборудованное рабочее место, обязательные выходные, социальный пакет. Представления женщин о зарплате в соответствующей области чаще бывают оторваны от реальности, мужчины, как правило, лучше ориентируются в рынке труда. Следует отметить, что предельно расплывчатый запрос: «Хочу работу, но не знаю, какую именно», не имеет гендерной предрасположенности и поступает с завидной регулярностью как от мужчин, так и от женщин. Вообще, работа моего агентства строится таким образом, что определяющее значение имеют профессиональный уровень клиента и его желание работать, а не половая принадлежность.


 

Егор Мандрик, заместитель директора по производству ООО «Оптоэлектроника»
Я бы не назвал то, чем я руководствуюсь в обращении с сотрудниками-женщинами, предрассудками, скорее это меры техники безопасности и здравый смысл. Нельзя поручать женщине таскать тяжести, сверлильные работы и подобное, потому что это опасно. Но, как показывает опыт, те работы, для которых требуется усидчивость, точность, аккуратность, монотонность, женщины обычно выполняют лучше. Безработица среди женщин выше, поэтому женщины чаще соглашаются работать за меньшую зарплату. А вообще, если человек хорошо делает свою работу, я не провожу разграничений по полу.
 

Владислав Сысоев, директор ООО Швейное предприятие «Классика»:
Предрассудки, безусловно, существуют. Например, когда я нуждаюсь в технической консультации, а в роли консультанта выступает женщина, испытываю некоторое смущение до тех пор, пока не услышу первый внятный ответ. «Женщина слаба в технических деталях, — это мой предрассудок, я осознаю его таковым, но консультироваться по компьютерным, автомобильным и прочим техническим вопросам предпочитаю у консультантов-мужчин. Всегда могу отличить женщину-водителя от мужчины-водителя на дороге. Не скажу, что женщины водят плохо, скорее своеобразно… Что касается деловой практики, то здесь я не вижу существенных отличий. Единственное. Что женщины-руководители, как мне кажется, подают себя, делая акцент на половой принадлежности. Мужчины одеваются спокойнее и переговоры ведут более отчетливо. Хотя, конечно, это только тенденция, везде встречаются исключения. Так что лично я не вижу особых влияний пола на ведение бизнеса. Стиль общения женщины отличается от стиля общения женщины, но это обусловлено общественными нормами.
 

Резюмируя информацию, содержащуюся в ответах участников опроса, можно сказать:

  • Гендерные предрассудки существуют, однако респонденты-мужчины предпочитают их называть несколько иначе: стереотипы, меры техники безопасности, здравый смысл, закономерности.
  • Респонденты-женщины отмечают, что для успешного ведения бизнеса, руководителю-женщине, необходимо обретение некоторых мужских черт; вообще для женщины более комфортно место второго лица компании, нежели первого, поскольку руководитель-мужчина лучше воспринимается общественным сознанием.
  • Женщина в бизнесе обычно не воспринимается исключительно как профессиональная единица, женская составляющая в образе руководителя всегда присутствует.
  • Мужчин в бизнесе больше, и они более успешны, потому что на них не лежит двойная нагрузка: в дополнение к работе забота о доме и семье.
  • Труд женщины может быть оценен ниже мужского.
  • Специализация в решении бизнес-задач различного типа объясняется не гендерными предрассудками, а психологическими особенностями, присущими соответствующему полу. Например, у мужчины легче получается увидеть проблему в перспективе и осуществить стратегическое планирование, в то время как женщина сильнее в деталях и тактическом планировании. Исследование традиционно женских занятий указывает на то, что многие из них не имеют ни ярко выраженного результата, ни окончания (работа по дому, воспитание детей) – психологически женщина настроена на процесс, поэтому ей легче дается совершение однообразных, рутинных дел. Мужчина, как правило, настроен на результат и дискретно протекающую работу, когда одно дело четко отделено от другого.

Опрос не позволил выявить списка предрассудков, что вполне закономерно, так как для руководителя сказать о себе: «В работе я руководствуюсь следующими предрассудками», означало бы указать на собственную некомпетентность. Однако несомненная ценность предпринятого исследования в том, что, отвечая на вопросы, касающиеся предрассудков, руководитель получает возможность подумать над теми вопросами, над которыми думать часто не хватает времени и внутренних ресурсов: что в руководящей линии является взвешенным интеллектуальным решением, что производственной необходимостью или здравым смыслом, а что попросту предрассудком.

< Предыдущая   Следующая >

Предрассудки и стереотипы личности — Экзамен по социальной психологии

Предрассудок — это ложный, но укоренившийся в сознании взгляд на что-либо. По данным словарей синонимами предрассудка являются такие понятия, как стереотип и предрассуждение. Социальные проявления предрассудков: расизм, сексизм, эйджизм (дискриминирующее поведение по отношению к определенной группе людей или конкретному человеку на основании его принадлежности той или иной возрастной группе, например, к категории пожилых людей) и др.

Социальные стереотипы. Социальным стереотипом считается относительно устойчивый и упрощенный образ социального объекта — группы, человека, события, явления и т.п. Стереотипы — это общие мнения о распределении
тех или иных черт в группах людей. Например, «Уверенность в себе чаще наблюдается у мужчин, чем у женщин», «Политики — лгуны», «Итальянцы эмоциональные».

Стереотип складывается обычно в условиях дефицита информации как результат обобщения личного опыта и представлений, принятых и социуме, очень часто предвзятых. Чем менее близки между собой люди, тем больше они руководствуются в своих отношениях стереотипами. Или чем меньше группа, чем менее она влиятельна, тем больше её члены оперируют стереотипами.

Социальный стереотип далеко не всегда точен. Возникая в условиях ограниченной информации об объекте, стереотип может оказаться ложным и выполнять консервативную, а то и реакционную роль, искажая знания людей и серьезно деформируя межличностные взаимодействия.

Наличие социального стереотипа играет существенную роль в оценке мира. Он позволяет сокращать время реагирования на меняющуюся реальность, ускоряет процесс познания.

Основные свойства стереотипов:

1) они способны влиять на принятие человеком решения, нередко самым нелогичным образом;

2) в зависимости от характера установки (позитивной или негативной) стереотипы едва ли не автоматически «подсказывают» одни доводы в отношении какого-то события, явления и вытесняют из сознания другие, противоположные первым;

3) стереотип обладает выраженной конкретностью.

Стереотипы бывают:

— позитивные;

— негативные;

— нейтральные;

— чрезмерно обобщенные;

— чрезмерно упрощенные;

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

— точные;

— приблизительные.

Определение истинности или ложности социального стереотипа обычно строится на анализе конкретной ситуации. Любой стереотип, будучи истинным в одном случае, в другом может оказаться ложным и, следовательно, неэффективным при ориентации субъекта в окружающем мире.

Основные приемы выявления стереотипов:

— обнаружение устойчивых тем разговоров, например, среди знакомых;

— проведение опросов, интервью, анкетирования;

— метод неоконченных предложений, когда человек продолжает фразу, начатую экспериментатором, о том или ином явлении;

— метод выявления ассоциаций, когда группе опрашиваемых предлагается за 30 секунд написать, с чем у них ассоциируется то или иное явление.

Восприятие, классификация и оценка социальных объектов или событий распространением их характеристик, высказанных какой-либо социальной группой на основе определенных представлений (стереотипов) носит название стереотипизация.

Стереотипизация служит механизмом взаимопонимания, классифицируя формы поведения, его причины и объясняя их отнесением к уже известным или кажущимся известными явлениям, категориям. Стереотипизация отражает схематичность и аффективную окрашенность подобного рода оценки действительности.

С психологической точки зрения стереотипизация — это процесс, когда сходные характеристики даются всем членам какой-то группы или общности без достаточного осознания возможных различий между ними.

Стереотипизация выполняет ряд функций, наиболее важные из которых — поддержание идентификации личности и группы, оправдание возможных негативных установок по отношению к другим группам и т.д. Иногда стереотипизация помогает.

Особенно легко люди полагаются на стереотипы при:

— дефиците времени;

— чрезмерной занятости;

— усталости;

— эмоциональном возбуждении;

— в слишком молодом возрасте, когда человек еще не научился различать многообразие бытия.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Предрассудки, категоризация и дискриминации Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Кубякин Евгений Олегович

кандидат социологических наук

старший преподаватель кафедры философии и социологии Краснодарского университета МВД России (тел.: 89615242267)

Предрассудки, категоризация и дискриминации

Аннотация

Я-концепция — это осознание того, что мы собой представляем, а групповое определение того, кем вы являетесь, подразумевает параллельное определение того, кем вы не являетесь. Сформировавшись однажды, предрассудки сохраняются большей частью по инерции, а потребность в общественном признании, также может стать причиной формирования предубеждений. Поэтому одним из способов упрощения того, что нас окружает, является категоризация — разбивка различных объектов окру жающего мира по группам.

Annotation

Me-conseption — it is a realization that we present itself, but group determination that, whom you are, implies the parallel determination that, whom you are not. Having once upon a time, prejudice are saved by most on inertias, but need for public confession, also can become the reason of the shaping the prejudices. So one of the ways of the simplification that that us surround, is a subsumption — a breakdown different object surrounding world on group.

Ключевые слова: предрассудки, предубеждения, категоризация, дискриминации, идентичность, сегрегация.

Key words: prejudice, prejudices, subsumption, discriminations, identity,segregation.

Стремление группироваться было всегда свойственно людям. Это обусловлено тем, что человеку в группе легче прокормиться и защитить себя. Таким образом, любого человека можно охарактеризовать тем, к какой группе он относится. По утверждению австралийских социальных психологов Дж. Тернера и М. Хогга наша Я-концепция — это осознание того, что мы собой представляем, включает осознание не только своих личных качеств и установок, но и осознание принадлежности к определенным социальным группам (семье, друзьям, коллегам, соотечественникам и т.д.), т.е. осознание социальной идентичности (или идентичностей). Та или иная социальная идентичность артикулируется человеком в зависимости от ситуации и по мере необходимости [1].

Теория социальной идентичности Тернера и Тэджфела основывается на том, что люди, как правило, распределяют других людей по категориям. В этом проявляется определенное удобство. Например, присвоить человеку тот или иной ярлык (прибалт, молдаванин или водитель автобуса) — это наикратчайший путь поведать о

нем и многие другие вещи. Людям свойственно устанавливать свою идентичность. Мы связываем самих себя с определенной группой (группами), называя ее «наша группа» (ingroup, ингруппа). Кроме того, происходит сравнение нас с другими. Мы противопоставляем свою группу чужим — людям вне нашей группы (outgroup, аутгруппа). Членством в своей группе отчасти мы оцениваем себя. Ощущение того, что «мы вместе», усиливает нашу Я-концепцию. Это благоприятное для нас чувство. Мы испытываем не только уважение к себе, но и гордость за нашу группу. Сознание того, что своя группа — самая лучшая, помогает людям чувствовать себя комфортнее [2].

При недостатке позитивной идентичности личности люди часто стараются оценивать себя, отождествляя с группой. Многие молодые люди обретают в принадлежности к группировке гордость, силу и идентичность. Пламенные патриоты обычно отождествляют себя с целой нацией. А люди, оказавшиеся на краю отчаяния, часто идентифицируют себя с новыми религиозными движениями, группами взаимопомощи, тайными обществами [3].

Групповое определение того, кем вы

___________________________________112

ВЕСТНИК КРАСНОДАРСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ • 2010 • №2

являетесь, — ваша раса, религия, пол, профессия — подразумевает параллельное определение того, кем вы не являетесь. Круг, в который входим «мы» (наша группа), исключает «их» (людей, не входящих в нашу группу, аутгруппу) [4]. Таким образом, сам факт образования группы может способствовать развитию предпочтений у ее членов в отношении своей группы, а в отношении аутгрупп могут складываться предрассудки.

Сформировавшись однажды, предрассудки сохраняются большей частью по инерции. Если они являются социально приемлемыми, многие люди пойдут по пути наименьшего сопротивления, приспосабливаясь к принятой модели поведения. Люди будут действовать определенным образом не столько из-за п о т р е б н о с т и ненавид ет ь , с ко л ь к о же л а я понравиться своему окружению, получить социальное одобрение.

Одним из способов, с помощью которых социальные институты (школы, правительства, средства массовой информации) способствуют распространению предрассудков, выступает сегрегация. Другой способ — политический. Пол итические лидеры могут и отражать, и подкреплять установки, предпочтительные для окружающего общества [5].

В то же время, если предрассудок еще не слишком глубоко укоренился в личностном сознании, то он может исчезнуть сам по себе в том случае, если изменится общепринятая манера поведения и появятся новые нормы.

Хотя предрассудки порождаются социальными условиями, эмоциональные факторы подливают масла в огонь. Укреплению предрассудков может способствовать фрустрация, а также такие личностные факторы, как потребность в общественном признании и авторитарные тенденции.

Фрустрация (блокирование достижения цели) часто вызывает враждебность. Когда причиной фрустрации является испуг или неопределенность, мы нередко переадресовываем нашу злость. Этот феномен получил название в психологии «смещения агрессии».

Мишени для смещенной агрессии могут варьироваться. Известный эксперимент Н. Миллера и Р. Бугельски подтверждает теорию «козла отпущения». Смещение агрессии происходит в отношении не только определенных людей, но и групп, основываясь уже хотя бы на том, что они, другие, а значит хуже нас. Такие группы и выступают в роли «козла отпущения» [6].

Взрыв страстей провоцирует проявление

предубеждений. Одним из источников фрустрации выступает конкуренция. Когда две группы соперничают за право получения работы, жилья или за социальный престиж, осуществление целей одних может обернуться фрустрацией для других. Поэтому, согласно теории реалистического группового конфликта, предрассудки дают о себе знать с особой силой в тот момент, когда группы состязаются за недостаточные ресурсы. Это соотносится с принципами экологии, в частности с законом Гауса, согласно которому между видами с идентичными потребностями конкуренция максимальна. Когда интересы сталкиваются, предубеждение растет — правда, не у всех.

Здесь важную роль играет личностная динамика. Два человека, имеющие одинаковую причину переживать фрустрацию или ощущать угрозу, не обязательно будут в равной мере подвержены влиянию предрассудков. Это означает, что предрассудки служат не только для того, чтобы оправдывать при конкуренции своекорыстные интересы.

Потребность в общественном признании, также может стать причиной формирования предубеждений. Статус предлагает возможность сравнения: чтобы воспринимать себя как личность, имеющую определенный статус, необходимо, чтобы кто-то занимал более низкое положение. Одно из психологических преимуществ, которые дают предрассудки, — это ощущение собственного превосходства. Предрассудками в большей степени заражены те, кто занимает низкую ступень социальной лестницы или чье положение резко ухудшилось, а также те, у кого находится под угрозой позитивный образ собственного «Я» [7].

Основное положение этой теории таково: стереотипы и предрассудки существуют не только потому, что они социально обусловлены или дают нам возможность смещения и проецирования враждебности, они выступают еще и в качестве побочного продукта нормального процесса мышления. Многие стереотипы возникают скорее не из злого умысла, а от нашего желания упростить чересчур сложную социальную жизнь. Их можно сравнить с иллюзиями восприятия — побочным продуктом способности интерпретировать окружающий мир. На это свойство стереотипов указывал в своей работе еще в начале ХХ в. У. Липман [8].

Одним из способов упрощения того, что нас окружает, является категоризация — разбивка различных объектов окружающего мира по группам. Как биологи привыкли классифицировать растения и животных, так и

113

все мы склонны классифицировать людей. Это облегчает нам их понимание. Если люди, входящие в группу, похожи, мы с минимальным усилием можем получить нужную нам информацию о представителях этой группы.

В современном мире действенным способом категоризации людей является их классификация по этнической принадлежности и по полу. Сама по себе категоризация не является предрассудком, но она выстраивает фундамент для него [9]. Даже само по себе деление на группы может вызывать эффект внутригрупповой гомогенности — чувство, что «все они на одно лицо» и отличаются от «нас» и «нашей группы». Поскольку нам обычно нравятся люди, которых мы считаем похожими на себя, и не нравятся те, кого мы воспринимаем как непохожих, то естественным результатом будет предпочтение своей группы. Однако те, кто оказывается в меньшинстве, чаще ощущают свою тождественность и похожесть на других по сравнению с теми, кто оказывается в большинстве.

В целом, чем теснее мы связаны с социальной группой, тем отчетливее видим ее неоднородность. Чем менее близки наши отношения, тем чаще мы прибегаем к стереотипам [10].

Негативные установки или предубеждения могут быть следствием дискриминации. Иначе говоря, установки могут быть оборотной стороной социальной иерархии не только потому, что дают рациональное обоснование неравенству, но и из-за особого воздействия, которое оказывает дискриминация на свои жертвы. «Нельзя,- писал Гордон Оллпорт, — вколачивать, вколачивать и вколачивать что-то человеку в голову и думать, что это не повлияло на его характер» [11].

В своем классическом труде «Природа предрассудков» Оллпорт приводит перечень возможных результатов дискриминации. По его мнению, все последствия могут быть сведены к двум основным типам: самообвинения жертвы (уход от борьбы, ненависть к себе, агрессивное отношение к собственной группе) и приписывание вины внешним обстоятельствам (ответная борьба, подозрительность, усиление гордости за свою группу). Когда конечные результаты негативны (скажем, растет преступность), люди могут использовать их с целью оправдания дискриминации, которая оказывает им поддержку: «Если мы установим с этими людьми

добрососедские отношения, то наша собственность упадет в цене» [12].

Социальные убеждения также могут выступать в качестве самореализующихся пророчеств. Предрассудки могут влиять на наши достижения. В ситуации, когда другие ожидают от вас неадекватных действий, ваше беспокойство может стать причиной того, что их ожидания сбудутся. Если предрассудки логично обосновывают дискриминирующее поведение, значит, необходимо принудительно отменить дискриминацию. Если социальные институты поддерживают дискриминацию, значит, необходимо отказаться от такой поддержки. Если «они», чужие, кажутся нам более непохожими на нашу группу, чем это есть на самом деле, мы должны постараться персонализировать членов этой другой группы. Вот только несколько механизмов, с помощью которых возможно противодействовать предрассудкам.

1. Девос Дж. Этнический плюрализм:

конфликт и адаптация //Личность, культура, этнос: современная психологическая

антропология. М., 2001.

2. Кон И. Психология предрассудка // Психология национальной нетерпимости. Минск, 1998.

3. Лебедева Н. М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию. М., 1999.

4. Майерс Д. Социальная психология. СПб., 1998.

5. Стефаненко Т Г Этнопсихология. М., 2005.

6. Allport G. W. The nature of prejudice. Reading (Mass.), 1954.

7. Майерс Д. Социальная психология. СПб., 1998. С. 437.

8. Лебедева Н. М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию. М., 1999. С. 120-121.

9. Стефаненко Т. Г. Этнопсихология. М., 2005. С. 236-237.

10. Девос Дж. Этнический плюрализм:

конфликт и адаптация //Личность, культура, этнос: современная психологическая

антропология. М., 2001. С. 229-276.

11. Майерс Д. Указ. соч. С. 438.

12. См.: Кон И. Психология предрассудка // Психология национальной нетерпимости. Минск, 1998. С. 22.

___________________________________1М

ВЕСТНИК КРАСНОДАРСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ • 2010 • №2

Чем опасны предрассудки — Психология

«Возвращаться — плохая примета», «пустые ведра не к добру», «женщины могут водить только трамваи». Некоторые приметы и предрассудки очевидно глупы, но мы все равно крепко держимся за них, считает эксперт WomanHit.ru, мастер китайской астрологии и фэн шуй Жанна Вэй

Жанна Вэй

15 января 2018 18:13

Долой предрассудки

Фото: Pixabay.com/ru

Нельзя не заметить, как ускорилось время. Взять хотя бы мультфильмы — герои советских мультиков были нарочито медленными. Сейчас даже в детских сказках действие разворачивается стремительно и молниеносно, герои живут намного быстрее. Думаю, что даже на молекулярном уровне дети сейчас устроены иначе — одно то, как ловко они «с самых пеленок» разбираются в современных гаджетах, заставляет склонить перед ними голову.

Но, несмотря на очевидное ускорение и прогресс, во многих вещах мы по-прежнему «подтормаживаем» и действуем на автоматизме. Одно из таких проклятий — это предрассудки.

Что есть предрассудок? Само слово говорит за себя — это то, что было до рассуждения, до того, как мы «включили» рассудок. Предрассудок — это предвзятое мнение относительно какого-то события, сформированное в обществе, основанное на мнении большинства. Самое противное здесь то, что установка эта чужая, то есть не ваша, и почти во всех случаях негативно окрашенная.

Каких только предрассудков не бывает: расовые, политические, религиозные, классовые, кастовые, национальные, социальные, половые, бытовые, возрастные, да еще черт знает какие. Есть спорные предрассудки — в России черный кот является воплощением дьявола, а в Англии принято обходить стороной белых.

Самое ужасное, что, взяв напрокат чужое суждение, мы перестаем видеть предмет или человека таким, какой он есть — ведь «впереди паровоза» бежит сложившееся мнение о нем. Когда мы позволяем мнению других людей управлять нами, мы будто бы отключаем свою голову. Как думаете, понравится ли вам визит в картинную галерею, если вам завяжут глаза и дадут аудиогид? В целом познавательно, только это не ваше собственное впечатление от увиденного. Поговорку «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать» можно продолжить — «лучше один раз самому подумать, чем взять готовое суждение».

Стать выше предрассудков — эта опция доступна далеко не всем. Какой дурак будет думать, когда можно взять готовое решение. Тем не менее, делать это полезно каждому из нас. Предрассудки — это прежде всего ограничения, они не дают нам возможности смотреть на мир объективно. Вы и представить себе не можете, насколько более творческой станет ваша жизнь, начни вы жить без предрассудков.

В следующий раз вместо того, чтобы повторять, как попугай, за другими, «подключите голову», а точнее сердце — свой основной канал восприятия. Старайтесь отслеживать, какие чувства лично у вас вызывает тот или иной человек или событие. Не существует вопроса, ответ на который не знает ваша интуиция, главное, вы их себе задавайте: «Это мое?», «Мне комфортно?», «Что я чувствую?», «Мне действительно это нужно?». Вы зашли в кафе — хотите ли вы там остаться; вы отправились на спектакль — вам действительно интересно; общаетесь с человеком — какие чувства он у вас вызывает?

Тренируйте интуицию, всегда прислушивайтесь к собственным ощущениям и доверяйте только им. Итак, помочь сформировать свое мнение может интуиция, а высказать его — недюжинная смелость.

А о том, как правильно внедрять в свою жизнь полезные привычки читайте в моей статье тут.

границ | Чьи нормы, чьи предрассудки? Динамика воспринимаемых групповых норм и предрассудков в новых классах средней школы

Предрассудки в подростковом возрасте

Развитие предрассудков у детей широко исследовалось (например, Allport, 1954; Aboud, 1988, 2005; Aboud and Doyle, 1996; Baker and Fishbein, 1998; Nesdale, 1999, 2004, 2008; Nesdale and Flesser, 2001; Fishbein, 2002; Aboud and Amato, 2003; Nesdale et al., 2005; Levy and Killen, 2008), но подростковому периоду уделяется гораздо меньше внимания (Bar-Tal and Teichman, 2005; Schiefer et al., 2010; Раабе и Бильманн, 2011 г.; Варади, 2014 г.; Микликовская, 2018; Микликовска и др., 2019а). Большинство теорий о приобретении предубеждений согласны с тем, что отношение к чужим группам основано на (социальной) идентичности человека (например, Nesdale, 1999, 2004; Aboud, 2005; Killen et al., 2010), а подростковый возраст является решающим периодом. для формирования личности (Erikson, 1959; Cole and Cole, 2001; Durkin, 2001; обзор см. Steinberg, 2008). Это период, когда развивающимся подросткам приходится искать ответ на такие вопросы, как «кто я?» или «во что я верю?» (Шаффер, 2009).Таким образом, возрастной период подросткового возраста имеет большое значение в развитии и кристаллизации межгрупповых установок (Krosnick, Alwin, 1989; Alwin, Krosnick, 1991; Henry, Sears, 2009; Rekker et al., 2015; Bohman et al., 2019).

Изучая, как развиваются межгрупповые установки детей, Раабе и Билманн (2011) в своем мета-анализе 113 отчетов об исследованиях со всего мира обнаружили четкие тенденции, указывающие на пик предубеждений в среднем детстве (5–7 лет). с последующим небольшим снижением в позднем детстве (8–10 лет).Однако такой тенденции не обнаружено среди подростков, у которых установки также меняются, но без четкой общей закономерности. По мнению авторов, влияние социального контекста на предрассудки усиливается к подростковому возрасту (Raabe, Beelmann, 2011).

Абуд (2005) в Интегративной рамочной модели развития предубеждений не выдвигает гипотезы о четких направлениях развития отношения в подростковом возрасте. Более того, она утверждает, что сверстники и социальные сигналы постепенно становятся более важными в развитии предубеждений с течением времени, особенно в подростковом возрасте.Бар-Тал и Тейхман (2005) приводят аналогичный аргумент в своей Интегративной модели формирования стереотипов и предубеждений и подчеркивают роль социального контекста и сообщений от ингруппы в дополнение к личностным факторам микроуровня. При сравнении детей и подростков они также указывают на повышенное влияние сверстников и школьного контекста среди подростков. В то же время авторы обеих вышеуказанных моделей призывают к дальнейшим эмпирическим исследованиям среди подростков, чтобы лучше понять роль сверстников и социальных норм в формировании предубеждений.В соответствии с этим Митчелл (2019) также утверждает, что для того, чтобы понять влияние социального контекста на формирование отношения, больше исследований следует сосредоточить на подростках.

Предрассудки и (воспринимаемые) социальные нормы

Олпорт посвятил целую главу своей классической книги 1954 года « Природа предубеждения» конформизму (глава 17), поскольку он рассматривал социальные нормы и соответствие им как ключевой элемент в приобретении молодыми людьми предвзятого отношения. Крэндалл и Стангор в своем обзоре 2005 года утверждают, что тезис Оллпорта не только подтвердился, но на самом деле конформизм играет даже более важную роль в распространении предубеждений, чем считалось ранее.

В соответствии с теорией групповой нормы Шерифа и Шерифа (1953), Crandall et al. (2002) обнаружили в серии корреляционных исследований, что люди строго следуют воспринимаемым нормам, когда они выражают предрассудки, а также сопоставляют предполагаемое поведение с тем, что они считают приемлемым в своих референтных группах. Более того, ряд экспериментальных исследований показал, что воспринимаемый социальный консенсус определяет индивидуальные установки, связанные со стереотипными убеждениями и поведением (Haslam et al., 1996; Wittenbrink and Henly, 1996; Sechrist and Stangor, 2001; Stangor et al., 2001а,б).

Восприятие является ключевым элементом функционирования социальных норм, поскольку в большинстве случаев социальные нормы не записаны и не доступны. Именно по этой причине, а именно, что люди обычно не имеют доступа к информации, описывающей объективную норму в их группах, почему Танкард и Палук (2016) утверждают, что люди основывают свое субъективное восприятие норм на своем локальном опыте. Однако эти «оценки» редко бывают точными и полностью соответствуют фактической степени принятия определенных взглядов и поведения.Таким образом, в литературе по социальной психологии есть свидетельства, указывающие на несоответствие между тем, что люди думают лично, и тем, что, по их мнению, другие думают по тому или иному вопросу.

Плюралистическое невежество возникает, когда люди ошибочно оценивают отношение большинства (Ван Бовен, 2000) и определяется Шамиром и Шамиром (1997) как «разделение ложных идей». Несоответствие между личными убеждениями и их восприятием изучалось более 80 лет, начиная с исследования Каца и др. (1931), задокументировавшего отказ чернокожих членов университетских братств на основании ложного восприятия сегрегационистских взглядов других членов.Плюралистическое невежество было обнаружено в отношении широкого спектра индивидуальных взглядов и предполагаемых взглядов большинства, включая принятие расовой сегрегации (O’Gorman, 1975, 1979) и предрассудков (Bergmann, 1988; Váradi, 2014; обзор см.: Мендес и др., 2017). Оно может принимать форму полного заблуждения, когда люди верят, что все остальные имеют такое же мнение, отличное от их, или, в менее тяжелых случаях, люди значительно переоценивают или недооценивают общественную поддержку тех или иных мнений и идей (Шамир и Шамир , 1997).Что касается межгрупповых установок, ложное восприятие мнения большинства часто следует типичной схеме: люди индивидуально сообщают о том, что они более терпимы по сравнению с тем, когда их спрашивали о том, как они воспринимали установки своего социального окружения или населения в целом. Этот особый тип плюралистического невежества, который типичен для ложной переоценки принятия предубеждений в обществе, был описан Филдсом и Шуманом в 1976 году как «консервативный уклон» и возникает, когда люди индивидуально имеют более терпимые ценности, чем воспринимается большинством. в своей группе (Fields and Schuman, 1976).Было обнаружено, что систематическая предвзятость встречается почти исключительно в этом конкретном, так называемом консервативном направлении (Шамир и Шамир, 1997). Возникает вопрос, может ли быть так, что люди склонны скрывать свои «настоящие взгляды» в ситуации интервью, чтобы создать видимость соблюдения нормы, запрещающей выражение предрассудков, и, следовательно, выражать свои истинные мнения, проецируя их? всему населению или группе. Эта гипотеза была проверена на раннем этапе в серии экспериментов по измерению плюралистического невежества и поведенческих результатов, и не было найдено никаких подтверждающих доказательств (Fields and Schuman, 1976).

В Венгрии в двух корреляционных исследованиях была обнаружена консервативная предвзятость в отношении отношения к рома: взрослые респонденты переоценили дискриминационные намерения венгров по отношению к рома (Angelusz, 2000), а подростки переоценили приемлемость антицыганских замечаний в своих школьных классах ( Варади, 2014). Роберт Ангелуш в своих исследованиях плюралистического невежества среди взрослого населения Венгрии повторил оригинальное исследование Филдса и Шумана, сосредоточив внимание на отношении к цыганам в Венгрии в 1990-х годах.Участников сначала попросили высказать собственное мнение о контактной ситуации с цыганским ребенком, а затем их попросили оценить ответ большинства жителей Венгрии. Обследование было проведено в 1994 г. на репрезентативной выборке венгерского населения старше 14 лет, N = 1000. Контактная ситуация заключалась в том, что маленькая девочка спрашивала свою мать, может ли она пригласить своего товарища по играм рома к себе домой. Варианты ответов: « 1. нельзя разрешать ребенку играть с цыганскими детьми; 2.они могут играть вместе в школе, но не дома; 3. она может пригласить ее к себе домой. » Angelusz обнаружил существенное расхождение между реальными мнениями и предполагаемыми: в то время как только 12% респондентов предполагали, что люди разрешат ребенку приходить к ним домой, на самом деле такой вариант выбрали 53% респондентов. Ангелуш обнаружил похожие закономерности, когда спросил, насколько люди готовы принять соседей-цыган (Ангелуш, 2000).

Позже, сосредоточившись на подростках, Лука Варади также обнаружил несоответствие между воспринимаемым принятием антицыганских замечаний и фактическими ответами участников ее исследования (Варади, 2014).Исследование проводилось в 2010 году на выборке из 1038 учащихся 46 классов Будапешта. Респондентам было от 12 до 19 лет. В этом случае участников просили представить, что одноклассник делает антицыганские высказывания, и просили оценить, в какой степени большинство их одноклассников согласится с этим. Затем их попросили сообщить, насколько они лично согласны. В этом случае, поскольку в исследование были включены полные школьные классы, стало возможным сравнение воспринимаемой и действительной точки зрения большинства.Результаты были аналогичны результатам, полученным Ангелушем: хотя только 32% респондентов предположили, что большинство их одноклассников не согласятся с антицыганскими высказываниями ученика, на самом деле 52% респондентов ходили в школьный класс, в котором большинство ( более 50%) студентов сообщили, что не согласны с этим.

Такое совместное ложное восприятие может привести к сохранению или даже усилению негативного отношения к чужим группам. Согласно теории спирали молчания (Noelle-Neumann, 1984), люди, которые считают, что групповая норма поддерживает их взгляды, более уверены в своем общении, тогда как те, кто считает, что они принадлежат к меньшинству со своим мнением, склонны хранить молчание из-за своего мнения. страх изоляции от группы.В случае консервативной предвзятости, даже если большинство членов группы имеют непредубежденные установки, поскольку они (ложно) чувствуют себя принадлежащими к «отношение-меньшинству», норма принятия предубеждения может показаться бесспорной из-за молчание непредвзятых членов группы. Таким образом, согласно теории спирали молчания, страх изоляции в сочетании с конформизмом, побуждающим членов группы следовать воспринимаемой групповой норме, со временем приводит к усилению принятия предубеждений.

Поскольку предыдущие исследования, связанные с плюралистическим невежеством в Венгрии, имели перекрестный дизайн, эта динамика была только предполагаемой, но еще не проверенной.Школьные классы служат идеальным местом для проверки теории спирали молчания по двум причинам. Во-первых, плюралистическое невежество, то есть правильность восприятия, можно непосредственно проверить, сравнив предполагаемую приемлемость предубеждений в классе с фактическим отношением учащихся (Henson and Denker, 2007). Во-вторых, в подростковом возрасте как страх изоляции, так и подчинение группе сверстников являются центральными мотивационными процессами (Zhang et al., 2016). Используя панельные данные, настоящее исследование позволяет обнаружить изменения отношения с течением времени как на индивидуальном, так и на групповом уровне, выступая в качестве окна, через которое можно наблюдать за формированием новых классов средней школы.

Референтные группы в подростковом возрасте

Конформизм особенно заметен в подростковом возрасте, когда подросткам необходимо следовать нормам нескольких референтных групп за пределами дома и они остро нуждаются в принятии (Berndt, 1979; Knoll et al., 2015; Zhang et al., 2016). ). Теория социальной идентичности предполагает, что группы, к которым люди чувствуют себя принадлежащими, влияют на их отношение (Tajfel, 1974; Hewstone et al., 2002; Smith and Louis, 2008; Roth et al., 2018). Применение теории динамического социального воздействия (Nowak et al., 1990) для подростков, можно предположить, что если ученик идентифицирует себя со своим школьным классом, отношение и поведение одноклассников должны быть важным источником информации, и человек будет следовать им. Соответственно, следуя групповым нормам, подростки социально связываются со своей группой и таким образом избегают исключения (Crandall et al., 2002; Paluck, 2011). Таким образом, одноклассники должны служить важной референтной группой на протяжении всего подросткового возраста (Brown, 2004; Thijs et al., 2016), а воспринимаемые нормы группы сверстников играют роль в выражении предубеждений и предвзятого поведения подростков, когда они приспосабливаются к новым условиям. текущий консенсус сверстников или воспринимаемые нормы (для обзора см. Sechrist and Stangor, 2005; Paluck, 2011; Hjerm et al., 2018). Испытывая влияние сверстников-лидеров, обученных вмешиваться в предвзятое поведение в старших классах школы, Элизабет Леви Палак обнаружила, что они могут изменить поведение своих близких друзей в классе, но не климат всего класса (Paluck, 2011).

Школа сама по себе является основным учреждением для социализации вне семьи с множеством различных видов обучения для учащихся. Именно здесь учащиеся вступают в контакт с властями и узнают о последствиях (не) следования установленным правилам.Было обнаружено, что школьный опыт в подростковом возрасте влияет на политические взгляды, вовлеченность и общее доверие к учреждениям (обзор см. в Eckstein and Noack, 2015). В то время как школы встроены в различные уровни контекста, включая политический климат, государственную учебную программу и местные реалии, такие контексты также существуют внутри школ, включая отношение учителей и особый климат класса. Все эти различные слои или аналитические уровни могут взаимодействовать и влиять на отношение учащихся (Gniewosz and Noack, 2008).

Сам школьный класс также можно рассматривать как агент социализации, где совокупные установки сверстников человека могут влиять на его собственные (Mitchell, 2019). Было обнаружено, что климат в классе, состоящий из четких общих групповых норм учащихся, существует среди немецких (Gniewosz and Noack, 2008), венгерских (Váradi, 2014) и шведских (Miklikowska et al., 2019a) средних школ и шведских школьников. учащихся начальной школы (Mitchell, 2019) и коррелировать с индивидуальными межгрупповыми установками.Хотя некоторые из них основаны только на корреляционных данных, эти результаты все же указывают на важность школьных занятий в формировании межгрупповых отношений. Это особенно заметно в случае Венгрии, где учащиеся средней школы проводят большую часть своего времени вместе со своими одноклассниками в течение 4 (или более) лет обучения в средней школе.

Учащиеся не только проводят много времени со своими одноклассниками, учителя также являются важными участниками их социализации (Grütter and Meyer, 2014; Miklikowska et al., 2019б). Роль учителей и отношений между учениками и учителями в межгрупповых отношениях учеников изучалась в некоторых исследованиях, и было обнаружено, что поддержка учителей и доверие к своим ученикам препятствуют межгрупповым предубеждениям учащихся в полиэтничной среде в Западной Европе (Грюттер и Meyer, 2014; Geerlings et al., 2017; Miklikowska et al., 2019b). Однако, насколько нам известно, влияние воспринятых норм учителя на формирование предубеждений в подростковом возрасте еще не изучалось в Центральной и Восточной Европе.Тем не менее этот вопрос должен стоять не сам по себе, а в связи с влиянием воспринимаемых норм среди одноклассников. Причина этого в том, что подростки могут воспринимать нормы, связанные с допустимостью предубеждений среди учителей и одноклассников, как разные. Важно знать (воспринимаемые) нормы, которым следуют подростки из референтной группы.

Межгрупповой контакт

Поскольку вход в новую школу и, следовательно, в новую социальную среду также означает, что учащиеся имеют возможность вступить в контакт с людьми, принадлежащими к различным группам, важно знать, как эти встречи могут повлиять на их межгрупповые отношения.

Гипотеза контакта (Allport, 1954) предполагает, что непосредственный контакт с членами чужой группы может уменьшить предрассудки и способствовать позитивному межгрупповому отношению, если контакт происходит при определенных условиях: это совместная, институционально поддерживаемая контактная ситуация между людьми с равным статусом, преследующими общие цели. (обзор см. в Pettigrew et al., 2007; Pettigrew and Tropp, 2013). Первоначальные условия Оллпорта для «оптимального контакта» были дополнительно проверены и развиты Петтигрю и Троппом, включая дружбу как идеальный тип контакта для уменьшения предубеждений (Pettigrew, 1998; Pettigrew and Tropp, 2006; Pettigrew et al., 2007). Было обнаружено, что контакт уменьшает не только предубеждение по отношению к членам группы, к которой принадлежит контактное лицо, но и благодаря своему вторичному эффекту переноса предубеждение по отношению к другим внешним группам (Schmid et al., 2012). Кроме того, было обнаружено, что контакт оказался эффективным в косвенном уменьшении предубеждений, когда известно, что у друга внутри группы есть друг вне группы (Paolini et al., 2007; Pettigrew et al., 2007).

Несмотря на то, что все приведенные выше примеры, и особенно впечатляющий метаанализ Петтигрю и Троппа (Pettigrew and Tropp, 2006), указывают на корреляцию между большим количеством контактов и меньшим количеством предубеждений, возникает вопрос о причинно-следственной связи.А именно, уменьшает ли предубеждение контакт, или, напротив, предубеждение уменьшает контакт, делая предубежденных людей менее склонными к взаимодействию с членами чужих групп? Хотя лонгитюдные данные менее богаты по сравнению с множеством корреляционных исследований, в исследовании трех западноевропейских стран было обнаружено, что оба направления значимы, хотя было обнаружено, что направление контакта, уменьшающее предубеждение, намного сильнее, чем противоположный эффект. Биндер и др., 2009), в то время как другое лонгитюдное исследование среди британских студентов показало, что влияние контакта на предубеждение является значительным (Brown et al., 2007).

Контекст — предрассудки в отношении рома в Венгрии

Цыгане являются крупнейшей группой этнического меньшинства в Европе, насчитывающей в настоящее время 10–12 миллионов человек, которые систематически подвергаются изоляции и маргинализации на институциональном и государственном уровнях во многих европейских странах (Агентство Европейского союза по основным правам, 2019 г.).Несмотря на отсутствие исследований уровня предубеждений в отношении рома в Европе, из нескольких существующих исследований ясно, что предрассудки в отношении рома широко распространены и сильны (Zick et al., 2011; Loveland and Popescu, 2016; Kende и др., 2017). В Венгрии рома составляют крупнейшее этническое меньшинство, на которое приходится 6–10% населения страны. Предрассудки в отношении рома распространены в Венгрии, и репрезентативные исследования показывают, что высокий процент взрослого населения согласен с негативными стереотипами, не предпочитает социальные контакты с рома и поддерживает сегрегацию (Агентство Европейского союза по основным правам, 2018; Orosz et al. ., 2018). Как Кенде и соавт. (2017) утверждают, что антицыганские предубеждения можно рассматривать как норму в Венгрии.

Хотя исследований об отношении молодого поколения к рома было меньше, существующие модели предполагают сходные модели с теми, которые были обнаружены среди взрослых (обзор см. в Váradi, 2014). Варади (2014) утверждает, что до тех пор, пока социальные нормы, допускающие антицыганские предубеждения, не изменятся, маловероятно, что молодые люди в Венгрии вырастут менее предвзятыми, чем их родители.

Хотя цыгане составляют крупнейшее этническое меньшинство в Венгрии, они почти не представлены в школьной программе, и, согласно недавним исследованиям содержания учебников, если да, то в основном это не ставит под сомнение существующие негативные стереотипы ( подробный обзор венгерского языка см. в Bogdán, 2016; Council of Europe, 2020). Без репрезентативных исследований среди учителей мы не знаем их отношения к цыганам, хотя недавнее экспериментальное исследование, включающее учителей до начала службы, выявило предубеждения и дискриминационные тенденции в отношении учащихся рома (Bruneau et al., 2020). Кроме того, поскольку в школах широко распространена сегрегация, особенно на уровне средней школы, возможности контактов ограничены (Европейская комиссия, 2018; Радо, 2019). В этом смысле сомнительно, в какой степени образование в Венгрии способно уменьшить предрассудки.

Настоящее исследование

Первой целью настоящего исследования было изучение коррелятов предрассудков в отношении рома на индивидуальном уровне и их изменения в течение первого года обучения в средней школе среди венгерских подростков.Во-вторых, на уровне школьных классов мы стремились исследовать взаимосвязь между воспринимаемой классовой нормой, связанной с принятием антицыганских замечаний в начале года, и фактическим принятием таких замечаний в конце года. Для этого мы использовали панельные данные, собранные в двух временных точках в течение первого года обучения в средней школе среди венгерских подростков, для измерения их межгрупповых установок и восприятия соответствующих норм.

В соответствии с литературой по воспринимаемым социальным нормам, конформизму и предубеждениям (Crandall and Stangor, 2005; Sechrist and Stangor, 2005; Tankard and Paluck, 2016) в качестве первого набора гипотез мы предсказали существенные связи между воспринимаемыми нормами и предрассудки.В частности, мы ожидали, что антицыганские предубеждения подростков будут коррелировать с воспринимаемым принятием антицыганских замечаний учителями (гипотеза 1а) и одноклассниками (гипотеза 1б) и что корреляция с воспринимаемым принятием среди учителей будет опосредована этим среди одноклассников (гипотеза 1с). В связи с этим мы также предсказали (гипотеза 1d), что изменение в восприятии принятия предубеждения будет связано с изменением самого предубеждения.

В качестве второй гипотезы, в соответствии с литературой по межгрупповым контактам (Pettigrew et al., 2011; Orosz et al., 2016), мы предсказали существенную связь между разнообразием социальной сети и предрассудками. Мы ожидали, что большее разнообразие социальной сети индивидуума будет коррелировать с меньшим предубеждением против цыган (гипотеза 2а). Мы также прогнозировали, что увеличение разнообразия социальной сети будет связано со снижением уровня антицыганских предубеждений от начала к концу учебного года (гипотеза 2б).Кроме того, мы предсказали (гипотеза 2c), что из-за эффекта вторичного переноса контактов (Schmid et al., 2012) не только больше контактов рома, но и больше контактов из других чужих групп будет связано с меньшим предубеждением. Основываясь на результатах предыдущих исследований непрямых контактов (Paolini et al., 2007; Pettigrew et al., 2007), мы предсказали, что (гипотеза 2d) прямой контакт с цыганами будет более тесно связан с предубеждением, чем непрямой контакт. Наконец, мы предсказали, что непрямой контакт с цыганами будет отрицательно коррелировать с антицыганскими предубеждениями, даже после учета прямого контакта с рома (гипотеза 2e).

Опираясь на более ранние результаты в области плюралистического невежества в отношении восприятия межгрупповых отношений (Angelusz, 2000; Váradi, 2014), в качестве третьего набора гипотез, мы предсказали (гипотеза 3a), что значительная часть наших участников недооценит уровень неприятия антицыганских высказываний среди одноклассников в начале учебного года. Следовательно, в соответствии с Теорией спирали молчания (Noelle-Neumann, 1984) и литературой по конформизму (Crandall and Stangor, 2005), мы предсказали (гипотеза 3b), что климат в классе (мнение большинства) в классах, в которых консервативный уклон присутствует, приспособится к неправильно воспринятой норме класса и станет более восприимчивым к антицыганским замечаниям к концу учебного года.

Дизайн и процедура

Мы проанализировали данные более крупного панельного опроса под названием «Классовый климат, климат отношения». Исследование было направлено на изучение формирования групповых норм и межгрупповых отношений в классах венгерской средней школы, измерение отношения учащихся в двух временных точках, в начале и в конце первого года обучения в средней школе, то есть в девятом классе.

Директора и учителя участвующих школ были проинформированы об исследовании, а родителям были разосланы формы согласия для принятия решения об участии их ребенка.Анкеты заполнялись в школах во время занятий в компьютерных классах. Член исследовательской группы всегда присутствовал для обеспечения качества сбора данных. Перед открытием ссылки на анкету участники были проинформированы о характере исследования, анонимности и добровольности участия. Первый раунд сбора данных проводился в начале учебного года в сентябре и октябре; второй тур состоялся через 8 месяцев, в последние недели учебного года.

Исследование было разработано таким образом, чтобы свести к минимуму давление социальной желательности, поскольку студенты не отвечали на вопросы интервьюера, а сидели перед персональными компьютерами. Присутствие члена исследовательской группы гарантировало, что учителя не вмешиваются и что респонденты не общаются друг с другом во время сбора данных.

Участники

Участники исследования учились в девятом классе, начиная первый год обучения в общеобразовательной школе во вновь сформированных классах.Выборка представляла собой пропорционально стратифицированную вероятностную выборку средних школ в венгерской столице Будапеште, отражающую неоднородность типов школ в зависимости от академического направления (профессионально-техническое училище и гимназия) и поддерживающей организации (государственная или церковная). В общей сложности 1400 учащихся 59 классов из 32 школ заполнили первый тур анкеты, а 1100 учащихся заполнили второй тур, из которых 896 участников заполнили обе анкеты.

Для наших моделей регрессии мы выбрали тех респондентов, которые участвовали в обеих волнах и имели действительные значения для всех переменных в моделях.В результате был опрошен 891 респондент из 49 классов. В этой подвыборке учащимся в среднем было 15 лет (SD = 0,57) во время первой волны сбора данных. Среди респондентов 53% были женщинами, и все они принадлежали к основной этнической группе, венграм.

Меры

Межгрупповые отношения венгерских подростков были измерены с помощью онлайн-анкеты с использованием показателей исследования «Отношения и дружба » (Váradi, 2014) и некоторых недавно разработанных показателей, основанных на качественном предварительном исследовании.Чтобы убедиться, что вопросы правильно поняты подростками и что они измеряют то, для чего они предназначены, анкета была предварительно протестирована с помощью серии когнитивных интервью (Битти и Уиллис, 2007).

Предубеждение против рома

В нашем анализе мы используем переменные, измеряющие два разных аспекта антицыганских предубеждений. Первый аспект охватывает уровень предубеждений респондентов в отношении рома, а второй – их восприятие отношения одноклассников и учителей к выражению антицыганских предубеждений.

Чтобы измерить уровень антицыганского предубеждения респондента, мы создали два индекса для обоих моментов времени. Поскольку веса факторов были очень похожими, мы решили вычислить средние значения переменных вместо использования анализа главных компонентов:

1. Как бы вы отнеслись к тому, чтобы вашим соседом по парте был студент из числа рома? (0 — был бы недоволен; 10 — был бы счастлив).

2. Вы бы приняли друга цыганского происхождения? (0 — не принял бы; 10 — принял бы и был бы счастлив).

3.Как бы вы отнеслись к тому, что у вас есть одноклассники рома? (0 — был бы недоволен; 10 — был бы счастлив).

4. Как бы вы отнеслись к одноклассникам рома? (0 — был бы недоволен; 10 — был бы счастлив).

5. Как вы относитесь к цыганам? (0 — они мне не нравятся, 10 — они мне нравятся).

Мы использовали альфа-канал Кронбаха для оценки внутренней согласованности элементов. Значения альфа Кронбаха составляют 0,95 и 0,96 для двух измерений, что предполагает превосходную надежность. Минимальное значение созданного сложного показателя равно 0, что означает, что у респондента нет предубеждений против рома, а максимальное значение 10 говорит об обратном.

Восприятие приемлемости выражения антицыганских предубеждений

Чтобы измерить восприятие респондентами приемлемости антицыганских выражений среди их одноклассников и учителей, мы спросили их, что, по их мнению, подумало бы большинство их одноклассников и учителей, если бы одноклассник сделал антицыганские высказывания. Переменные варьировались от 0 до 10, где наименьшее значение означало, что респондент считает, что большинство одноклассников/учителей не согласились бы, а самое высокое значение означало, что большинство данной группы согласились бы с антицыганскими высказываниями ученика.Мы также спросили респондентов об их собственной реакции. Они ответили по аналогичной 11-балльной шкале, где 0 означало, что респондент не согласен с антицыганским замечанием одноклассника, а 10 — что согласен.

Разнообразие сети (самооценка)

На основе описанных выше теорий мы использовали сетевое разнообразие как независимую переменную. Мы спросили о количестве друзей и знакомых респондентов из определенных этнических или религиозных групп. Эти чужие группы были определены на основе качественного предварительного исследования, в ходе которого были выбраны группы, упомянутые в обсуждениях как четко определенные чужие группы.Кроме того, мы поинтересовались расширенными контактами, спросив о количестве друзей респондентов, у которых есть друзья из этих групп. Вопросы были следующие:

1. Сколько у тебя друзей из этих групп? [Венгры из Трансильвании; Рома; Китайский; евреи; иностранцы из другой страны] (0; 1; 2; 3; более 3).

2. Сколько у вас знакомых из этих групп? [Венгры из Трансильвании; Рома; Китайский; евреи; иностранцы из другой страны] (0; 1; 2; 3; более 3).

3. Сколько у вас друзей, у которых есть один или несколько друзей из любой из этих групп? [Венгры из Трансильвании; Рома; Китайский; евреи; иностранцы из другой страны] (0; 1; 2; 3; более 3).

Чтобы измерить разнообразие сети респондентов, мы создали индекс для каждой временной точки, суммируя эти переменные. Мы использовали альфа Кронбаха для оценки внутренней согласованности элементов. Значения предполагают превосходную надежность, поскольку они составляют 0,85 и 0,88. Минимальное значение созданного составного показателя равно 0, что означает, что сеть респондента совсем не разнообразна, в то время как у тех, кто имеет максимальный балл 60, сеть чрезвычайно разнообразна.Чтобы иметь четкое представление о влиянии контактов рома и контактов с другими чужими группами, был создан отдельный индекс, измеряющий количество контактов рома. Мы создали общий индекс, включающий все переменные, касающиеся контактов рома. Для дальнейшего анализа мы разделили прямые и косвенные контакты рома. Для прямых контактов мы создали индекс количества друзей и знакомых респондента из числа рома, а для непрямых контактов мы использовали количество друзей, у которых есть друзья из числа рома.

Показатели изменения между двумя точками измерения

При анализе факторов, определяющих изменение предубеждений в отношении рома, мы регрессировали изменение предубеждений по предикторам, используя регрессионную модель, называемую в литературе «моделированием коэффициента усиления» (см., например, Gelman and Hill, 2007, стр. 177–177). 178). Мы создали зависимую переменную, вычитая предубеждение во второй момент времени из предубеждения в первый момент времени. Таким образом, положительные значения новой переменной означают, что предубеждение респондента увеличилось, ноль означает, что оно не изменилось, а отрицательные значения можно интерпретировать как уменьшение.Точно так же для независимых переменных, таких как восприятие приемлемости антицыганских предубеждений среди учителей и одноклассников, а также разнообразие сети, мы определили его изменение между двумя волнами путем вычитания.

Результаты

Описательная статистика

Описательная статистика для всех переменных, использованных в анализе, представлена ​​в Таблице 1. Было обнаружено, что участники нашего исследования следовали общим моделям предубеждений среди венгерских взрослых и подростков, сообщая о широко распространенных предрассудках в отношении рома в обе временные точки (среднее значение в первый момент времени: 5.67 и во втором: 5,39). Хотя существенных изменений между началом и концом учебного года не произошло, предубеждения против рома несколько снизились (парные выборки t — тест p < 0,001, Коэн d = 0,120). Однако интересно, что не только респонденты больше согласились бы с антицыганским замечанием одноклассника (парные выборки t — тест p < 0,001, Коэн d = -0,123), но респонденты думают так же о их учителя (парные выборки т — тест р < 0.001, Cohen’s d = −0,177) и одноклассников (парные выборки t – тест p < 0,01, Cohen’s d = −0,090). Наибольшее изменение можно увидеть в сетевом разнообразии респондентов, так как для второго измерения оно стало гораздо более разнообразным (парные выборки t — тест p < 0,001, Коэн d = -0,393).

Таблица 1. Описательная статистика переменных.

В таблице 2 показана корреляция между исследуемыми показателями.Как видно из таблицы, все независимые переменные имеют значимую корреляцию с переменной, измеряющей предубеждение против рома в обеих волнах. Воспринимаемые нормы среди учителей и одноклассников, как и предсказывалось в Гипотезах 1a и 1b, коррелировали с предубеждениями против рома в обе временные точки, причем воспринимаемая норма среди одноклассников гораздо сильнее коррелировала с предубеждениями против рома, чем у учителей.

Таблица 2. Корреляция Пирсона между переменными.

Многоуровневые модели, анализирующие факторы, влияющие на предрассудки в отношении цыган

Учитывая природу наших данных, в которых учащиеся вложены в школьные классы, мы использовали многоуровневые модели линейной регрессии. Мы стремились учесть влияние каждого фактора, влияющего на антицыганские предубеждения одновременно; следовательно, мы использовали несколько моделей линейной регрессии. Основываясь на результатах предыдущих исследований (представленных в предыдущих главах), часть различий в предубеждениях среди учащихся может быть связана с классами, в которые они ходят.Чтобы учесть это, мы подогнали многоуровневые модели. Мы использовали Stata 13.0 и команду xtmixed с параметром максимального правдоподобия. В каждой модели мы сначала проверили, существует ли значительная часть дисперсии на уровне класса. Во всех наших моделях дисперсия на уровне класса оказалась значимо отличной от нуля на уровне 5%; таким образом, использование многоуровневых моделей было оправдано. Различия в средних предубеждениях на уровне класса могут быть связаны с контекстуальными влияниями (эффекты на уровне класса) или с различиями в составе классов на индивидуальном уровне.Как упоминалось ранее, в этих моделях мы исследовали последние, добавляя предикторы индивидуального уровня.

Сначала мы рассмотрели факторы, влияющие на уровень антицыганских предубеждений в двух волнах по отдельности. Наши независимые переменные были следующими:

1. Восприятие респондентом приемлемости антицыганских предубеждений среди учителей респондента.

2. Восприятие респондентом приемлемости антицыганских предубеждений среди одноклассников респондента.

3. Разнообразие сети респондентов.

4. Пол как контрольная переменная.

Все независимые переменные в моделях, кроме пола, были преобразованы в шкалу от 0 до 10. Причиной нашего решения было предоставление информации о научной значимости, а не только о статистической значимости. Зависимая переменная также измеряется по этой шкале.

В таблицах 3, 4 представлены результаты многоуровневого линейного регрессионного анализа для первой и второй волны соответственно.Мы строили модели шаг за шагом, на каждом шаге вводя дополнительную независимую переменную, чтобы иметь возможность уловить интерференцию между переменными и исследовать, в какой степени индивидуальные и классовые различия объясняются добавленными в модель переменными. Чтобы решить, может ли значительная часть различий в предубеждениях среди учащихся быть связана с классами, в которых они учатся, мы ввели пустую модель (модель 0). Эта модель не включает никаких ковариатов, но направлена ​​на разделение общей дисперсии предубеждений на дисперсию, которая возникает между классами и между учениками.

Таблица 3. Многоуровневая модель линейной регрессии предубеждений против цыган в начале учебного года (первая точка измерения).

Таблица 4. Многоуровневая модель линейной регрессии предубеждений против рома в конце учебного года (вторая точка измерения).

Затем мы начали строить модели, используя ковариаты, начиная с пола, поскольку мы хотели контролировать эту переменную в каждой модели (Модель 1). Чтобы проверить, был ли эффект восприятия учителей хотя бы частично опосредован эффектом восприятия одноклассников, мы сначала ввели переменную восприятия об учителях респондента (Модель 2), а затем об одноклассниках (Модель 3). .Наконец, мы включили переменную, измеряющую разнообразие сети (модель 4). Поскольку модели являются вложенными, мы проверяли улучшение качества подгонки моделей, используя тест разности хи-квадрат отношения правдоподобия на каждом этапе. Для обеих волн можно сказать, что на каждом этапе добавление новой объясняющей переменной значительно улучшало соответствие модели.

Предикторы индивидуального уровня, влияющие на предубеждения против цыган

В пустой модели для первой волны внутриклассовая корреляция (ICC) относительно мала (4%).Поскольку дисперсия всегда положительна, нижняя граница доверительного интервала не может быть отрицательной. Следовательно, он не может включать ноль; таким образом, его нельзя использовать для вывода о его значении. Вместо этого мы использовали критерий отношения правдоподобия хи-квадрат, чтобы проверить, значительно ли дисперсия на уровне класса отличается от нуля. Мы обнаружили, что дисперсия на уровне класса значительно отличается от нуля, что можно интерпретировать как обоснование многоуровневого анализа. На этом основании мы можем заключить, что есть некоторые свидетельства возможного контекстуального феномена на уровне класса, формирующего разницу в уровне предубеждений.В качестве альтернативы, эта кластеризация может быть связана с различным составом классов (композиционный эффект по сравнению с контекстуальным эффектом ). Как упоминалось ранее, на этом этапе анализа мы изучаем влияние переменных индивидуального уровня. Важно подчеркнуть, что в первый момент времени, в начале первого учебного года, ИКК оказался довольно небольшим, что свидетельствует о том, что лишь небольшая часть различий в предубеждениях среди учащихся связана с их классами.

В первой волне 93% различий на уровне классов можно было объяснить включенными предикторами на индивидуальном уровне. Это означает, что в этой волне состав классов по полу, восприятие учителей и одноклассников, а также сетевое разнообразие могли почти полностью объяснить различия на уровне классов.

В пустой модели для второй волны ИКК значителен и больше, чем в первой волне (7%), что означает, что различия на уровне классов несколько увеличились.Когда в модель был включен пол (Модель 1), остаточная дисперсия на уровне класса снизилась на 7,4 процентных пункта (по сравнению с увеличением на 2,5 в Волне 1). Это означает, что в этой волне классовые различия в большей степени связаны с гендерным составом классов, чем в первой волне. Однако во второй волне только 60% различий на уровне классов можно было объяснить включенными предикторами на индивидуальном уровне. Это означает, что существуют факторы, влияющие на классовые различия, которые мы еще не рассматривали.Эти факторы могут быть другими предикторами на индивидуальном уровне, а также контекстуальными эффектами, которые могут быть зафиксированы ковариатами на уровне класса.

Что касается характера взаимосвязей между переменными, то в обеих волнах можно наблюдать очень похожие тенденции. Девочки менее предвзято относятся к цыганам, чем мальчики, даже если учитывать все остальные независимые переменные. Респонденты, которые воспринимают своих учителей или одноклассников более предвзято, сами более предвзяты. Однако в случае учителей этот эффект уже не имеет существенного значения, если учитывать влияние восприятия одноклассниками.В нашем исследовании невозможно решить, влияет ли восприятие учителей на восприятие одноклассников или наоборот . В первом случае можно сказать, что эффект восприятия учителей полностью опосредован эффектом восприятия одноклассников (как и предсказывает гипотеза 1с). Это означало бы, что те, кто воспринимает своих учителей более предвзято, воспринимают и своих одноклассников более предвзято, и это влияет на их собственное предубеждение против рома. Это не только подчеркивает важность одноклассников и того, как их отношение воспринимается при формировании предубеждений, но также содержит ценную информацию для понимания роли учителей.Этот результат ясно указывает на то, что простого осуждения предубеждений учителями недостаточно для противодействия распространению предубеждений, поскольку учащиеся в первую очередь следуют нормам, принятым среди их одноклассников. Однако мы должны учитывать и второй случай, если восприятие одноклассников влияет на восприятие учителей. Это означало бы, что восприятие одноклассников оказывает сильное (прямое) положительное влияние на предрассудки. Положительно коррелируя с восприятием одноклассников, оно создает ложную связь между последними и предубеждением, если оно не контролируется.

Наш вывод согласуется с гипотезой контактов (как предсказано гипотезой 2а): те, у кого более разнообразные сети, менее предвзято относятся к цыганам. Среди включенных предикторов сетевое разнообразие оказывает самое сильное влияние на предубеждения против рома. Однако восприятие одноклассников также является важным определяющим фактором. Величина эффекта в окончательных моделях более или менее одинакова для двух волн. Единственным небольшим исключением является то, что разница между мальчиками и девочками после учета других независимых переменных в модели несколько больше во второй волне.

Изменение антицыганских предубеждений между двумя волнами

На следующем этапе нашего анализа мы стремились уловить изменение предубеждений учащихся в отношении цыган. В таблице 5 показаны наши результаты. Как и прежде, все независимые переменные, за исключением пола, были преобразованы в шкалу от 0 до 10. Обратите внимание, что зависимая переменная не преобразуется в 0–10, поскольку она измеряется по интерпретируемой шкале: она измеряет величину изменения предубеждения по шкале 0–10. ICC в пустой модели (модель 0) составлял всего около 3%, но был значительным.

Таблица 5. Многоуровневая линейная регрессионная модель изменения антицыганских предубеждений между началом и концом учебного года.

В первую модель (Модель 1) мы включили переменные, используемые в предыдущих моделях, для первой временной точки. Мы обнаружили, что, хотя улучшение соответствия модели по сравнению с пустой моделью является значительным, есть только один предиктор, который оказывает значительное влияние, и это восприятие одноклассников в начале учебного года.Размер эффекта довольно мал, и только 8% дисперсии на уровне класса можно отнести к независимым переменным в модели. Коэффициент отрицательный, т. е. чем более пренебрежительно относились к цыганам его одноклассники уже в начале учебного года , тем меньше к концу учебного года усилилось его предубеждение. Однако при окончательной интерпретации коэффициента стоит учитывать не только начало учебного года, но и изменение между концом и началом года, то есть стоит ждать следующей модели , когда, конечно, кроме пола, мы включаем в модель еще и изменение наших ковариат.

На следующем шаге, как упоминалось выше, кроме пола, мы определили изменение между двумя волнами при выключении всех объясняющих переменных. В следующую модель (Модель 2) мы ввели эти переменные в дополнение к уже включенным. В модели были две значимые переменные: изменение восприятия одноклассников и изменение сетевого разнообразия, причем последнее было намного сильнее. Основываясь на коэффициентах, можно сказать, что чем больше увеличивалось воспринимаемое предубеждение, тем больше увеличивалось его/ее предубеждение, и чем больше увеличивалось разнообразие сети, тем меньше возрастало его/ее предубеждение к концу первого года обучения в средней школе. .Возвращаясь к восприятию одноклассников, мы видим, что переменная не значима, когда мы включаем изменение восприятия, имеющее положительный коэффициент. По-видимому, это можно объяснить тем, что восприятие могло больше всего снижаться в тех классах, где значение этой переменной было высоким в начале учебного года. Однако следует подчеркнуть, что величина эффекта очень мала. Основываясь на наших результатах, касающихся сетевого разнообразия, мы приняли гипотезу 2б, поскольку обнаружили, что увеличение разнообразия социальных сетей индивидуума коррелирует со снижением уровня антицыганских предубеждений от начала до конца школьного обучения. год.В целом, 43% различий на уровне классов были зафиксированы с помощью окончательной модели. В то же время различия в изменении антицыганских предубеждений на индивидуальном уровне лишь в небольшой части (около 5%) объяснялись включенными нами в нашу модель переменными; таким образом, необходимы дальнейшие исследования.

Более подробное изучение влияния сетевого разнообразия

Мы предположили, что разнообразие сети, будь то друзья или знакомые из любой этнической группы, уменьшит антицыганские предубеждения.Тем не менее, мы сочли важным проверить, верно ли это наше предположение или на самом деле только контакты рома влияют на предубеждения против них. Более того, наши данные позволяют различать прямые и косвенные эффекты контакта. Прямой контакт позволяет определить, есть ли у самого респондента друзья или знакомые из числа рома. В то время как косвенный контакт измеряет, есть ли у респондента друг или друзья с цыганскими контактами. Как и другие предикторы, обе эти переменные были преобразованы в шкалу от 0 до 10.

В качестве следующего шага нашего анализа мы изучили влияние цыганской сети на антицыганские предрассудки для обеих волн. Мы начали с последней, самой крупной модели, описанной в разделе «Индивидуальные предикторы, влияющие на предубеждения против рома», и изменили ее. Поскольку эта модель показала незначительную дисперсию на уровне класса с пренебрежимо малым ICC для волны 1, а ICC была очень мала и для волны 2, мы решили обратиться к одноуровневому (обычному) моделированию линейной регрессии. Результаты показаны в таблице 6 для первой волны и в таблице 7 для второй волны.Чтобы лучше понять отношения между переменными, мы построили серию моделей. В Модель 1 мы включили те переменные, которые использовали в предыдущих многоуровневых моделях. В следующей модели (Модель 2) мы заменили переменную, измеряющую разнообразие сети, которая включала все пять внешних групп, на переменную, измеряющую только сеть рома, включая как прямые, так и косвенные контакты. В модель 3 мы включили переменные, измеряющие как общую, так и цыганскую сеть. С помощью этой модели мы стремились ответить на вопрос, что произойдет, если мы отфильтруем влияние сети рома из общей сети, будет ли последняя по-прежнему иметь свой собственный эффект.Наконец, в последнюю модель (Модель 4) мы включили только цыганскую сеть, но разбив ее на прямые и косвенные контакты.

Таблица 6. Модель линейной регрессии для тщательного изучения влияния сети в начале учебного года (первая точка измерения).

Таблица 7. Модель линейной регрессии для тщательного изучения влияния сети в конце учебного года (вторая точка измерения).

Анализ дал очень похожие результаты для обеих волн.Когда переменная, измеряющая общее разнообразие сети, была заменена переменной сети рома, мы увидели, что влияние последней было ненамного слабее, чем у первой. Это уже подсказало результаты: когда два типа сетевых переменных были включены в модели вместе, мы обнаружили, что если влияние сети рома отфильтровать от общей сети, последняя теряет свою значительную объяснительную силу; таким образом, мы не обнаружили вторичного эффекта переноса контакта по отношению к антицыганским предубеждениям и отвергли Гипотезу 2с.Возможно, это связано с тем, что предрассудки в отношении рома настолько укоренились и широко распространены в Венгрии, что только контакт с членами этой группы достаточно эффективен для их уменьшения. Разделив прямые и непрямые контакты рома — неудивительно — мы обнаружили, что первые имеют гораздо более сильный эффект, как и предсказывает гипотеза 2d. Однако важно отметить, что даже знание кого-то, у кого есть контакты с рома, может значительно уменьшить предубеждения против рома после учета количества прямых контактов с рома.Этот результат подтвердил нашу гипотезу 2e. Эти выводы, указывающие на важность контактов, особенно важны в свете того факта, что в Венгрии школы обычно не являются интегрированными, а учащиеся рома учатся либо в отдельных школах, либо в отдельных классах (Агентство Европейского союза по основным правам, 2019 г.).

Воспринимаемое неприятие выражения предрассудков в классах

В нашем окончательном анализе мы хотели изучить, как восприятие приемлемости предвзятых выражений связано с изменением климата отношения в течение первого года обучения в средней школе на уровне классов.Для этого типа анализа важно было получить данные от большой доли респондентов в каждом классе. Поэтому для данного анализа мы работали с сокращенной подвыборкой, отобрав только те классы, в которых доля ответивших составила не менее 66% в обоих раундах сбора данных. Основываясь на этих критериях отбора, наша подвыборка состояла из 490 учащихся 21 класса 15 средних школ, в среднем 25 заполненных анкет на класс. Учащимся в среднем было 15 лет (SD = 0.48) во время первой волны сбора данных. Среди респондентов 57% были женщинами, и все они принадлежали к основной этнической группе, венграм.

Для анализа мы использовали три характеристики каждого класса, и в каждом случае мы определяли несогласие как 0–3 балла по шкале от 0 до 10:

1. Сколько процентов учеников в классе не согласились бы с антицыганскими высказываниями в начале учебного года?

2. Сколько процентов учеников в классе считают, что большинство их одноклассников не согласятся с антицыганскими высказываниями в начале учебного года?

3.Сколько процентов учеников в классе не согласились бы с антицыганскими высказываниями в конце учебного года?

Первая и последняя переменные измеряли реальный климат в классах, а второй показывал, как этот климат воспринимался в начале учебного года (рис. 1). Мы обнаружили систематическое (консервативное) смещение в 16 из 21 класса (C1–C16). В этих классах большинство (не менее 50%) респондентов заявили в начале учебного года, что они не согласны с антицыганскими высказываниями.Однако то же самое они думали о своих одноклассниках в гораздо меньшей степени, то есть разница составляла не менее 10 процентных пунктов. Это означает, что, как и ожидалось (гипотеза 3а), мы обнаружили существенное плюралистическое невежество с систематической консервативной предвзятостью примерно в трех четвертях участвующих классов, а это означает, что учащиеся недооценили неприятие одноклассниками антицыганских замечаний.

Рис. 1. Характеристики класса . Источник: Классовый климат, исследование климата отношения.Собственные расчеты авторов.

Далее мы рассмотрели, что произошло в этих классах к концу учебного года. В половине этих классов (С1–С8) значительно уменьшилась доля несогласных с антицыганскими высказываниями. В четырех случаях разница составляла от 9 до 15 процентных пунктов (С5–С8), а в двух случаях даже превышала 30 процентных пунктов (С1–С2). Как предсказано Гипотезой 3b, в соответствии с Теорией спирали молчания (Noelle-Neumann, 1984) и предыдущими исследованиями воспринимаемых норм и предрассудков (обзор см. в Tankard and Paluck, 2016), во многих случаях студенты, к концу года приспособили свой уровень принятия предубеждений к ложно воспринимаемой классовой норме.Таким образом, в классах с консервативным уклоном к концу года меньше учащихся сообщили об отказе от антицыганских замечаний. Соответственно, во многих случаях неверно воспринимаемая норма становилась реальностью, и ученики, которые при поступлении в новый класс не принимали бы антицыганские замечания, но ошибочно считали своих одноклассников мнением, отличным от их собственного, сообщали о более высоком принятии антицыганских высказываний. Рома делает замечание в конце года, что приводит к изменению мнения большинства в некоторых классах.

Резюме

В настоящем исследовании систематически картировались антицыганские предубеждения в начале и в конце первого года обучения в средней школе среди венгерских подростков.При этом мы стремились воссоздать контекст школьных занятий, в которых формируются установки, и обнаружили, что установки были приспособлены к воспринимаемым нормам, особенно к нормам одноклассников. Кроме того, мы обнаружили, что увеличение числа контактов с рома сопровождается уменьшением предубеждений в отношении них и что, хотя тесный, прямой контакт с рома имеет самый сильный эффект, было обнаружено, что даже непрямые контакты связаны со значительно меньшим предубеждением против них. народ рома.

Хотя средний уровень антицыганских предубеждений существенно не изменился в течение первого года обучения в средней школе, у одних людей предубеждения уменьшились, а у других возросли. В то же время наши данные свидетельствуют о том, что школьные занятия как нормативные контексты играли более важную роль в формировании индивидуальных предубеждений к концу учебного года. Точно так же было обнаружено, что изменение восприятия одноклассниками принятия предубеждений положительно коррелирует с изменением уровня индивидуальных предубеждений в отношении рома.

Чтобы лучше понять взаимосвязь между воспринимаемыми нормами и принятием предубеждений в школьных классах, мы также исследовали, насколько хорошо учащиеся способны ощущать приемлемость предвзятых замечаний в начале года. Мы обнаружили, что учащиеся в начале первого года обучения в средней школе часто недооценивали неприятие одноклассниками антицыганских замечаний. Следовательно, мы могли видеть, что если в начале года во многих классах большинство составляли ученики, которые не приняли бы антицыганские высказывания, то к концу года это уже не так.Эти данные свидетельствуют о том, что учащиеся могли скорректировать свое отношение к ложно воспринимаемой классовой норме, заявляя меньше возражений против антицыганских замечаний. Эти результаты ясно подчеркивают важность воспринимаемых норм среди одноклассников.

Ограничения и будущие исследования

Наше исследование имеет ряд ограничений, которые необходимо устранить. Во-первых, мы опросили только учащихся средних школ Будапешта; поэтому мы не можем делать какие-либо обобщения для всей Венгрии или за ее пределами.В то же время, учитывая сопоставимость наших результатов с результатами более ранних исследований и тот факт, что наши результаты согласуются с нашими теоретическими гипотезами, нет никаких оснований исключать возможность того, что подобные закономерности могут быть обнаружены где-то еще. Еще одним ограничением нашего исследования является этническая однородность нашей выборки. Очень важно отметить, что все студенты, включенные в наше исследование, сообщили, что принадлежат к этнической группе большинства. Хотя изучение межгрупповых явлений в этнически однородных условиях ценно, важно признать, что исследования, в том числе в многоэтнических классах, вероятно, дадут другие и ценные результаты, что, безусловно, является путем для дальнейших исследований.

Что касается наших выводов о взаимосвязи между межгрупповыми контактами и предубеждениями, важно подчеркнуть, что наша оценка контактов была основана на самоотчетах. Из-за высокой школьной сегрегации и различных проблем, связанных со сбором этнических данных, было невозможно включить более надежные, объективные измерения динамики контактов в школьных классах. Исследование межгрупповой дружбы между рома и венграми, не относящимися к рома, внесло бы больше ясности в этот вопрос.

В нашем исследовании мы в основном сообщаем о корреляционном анализе, а это означает, что наши результаты имеют ограниченную ценность для причинно-следственных выводов. В то же время двухволновые панельные данные позволяют проводить сравнения между двумя временными точками, и, следовательно, наша идентификация коррелятов изменения отношения имеет более сильную объяснительную силу, чем в случае перекрестных данных. Аналогичное исследование с по крайней мере тремя волнами сбора данных позволило бы провести дальнейший анализ, напрямую касаясь вопросов причинно-следственной связи (Orth et al., 2020).

Наконец, количественный характер нашего исследования имеет свои ограничения, поскольку оно может лишь фиксировать моментальные снимки реалий подростков во время сбора данных. Этот тип данных не учитывает события, формирующие нормативный климат классов и отношения отдельных лиц за 8 месяцев между двумя сборами данных. Важно признать, что более глубокое качественное исследование, позволяющее ближе познакомиться с повседневным опытом учащихся, обогатило бы наше понимание формирования установок в классах средней школы.

Заключение

Результаты нашего настоящего исследования можно отнести к сфере изучения предубеждений в подростковом возрасте и роли воспринимаемых норм и межгрупповых контактов в формировании установок. Наше исследование проводилось в Венгрии, где социальные нормы четко не запрещают этнические предрассудки, а школы не решают эту проблему. Наши результаты подчеркивают важность расширения сферы исследований предрассудков на такие контексты, например, на постсоциалистические страны Восточной и Центральной Европы, чтобы лучше понять роль социальных норм.Наше исследование также обращает внимание на проблему допустимости предубеждений в отношении рома, серьезную социальную проблему, которая присутствует не только в Венгрии, но и сильно беспокоит всю Европу (Zick et al., 2011; Kende et al., 2017).

Понимание важности школьного класса как основного контекста формирования отношений в подростковом возрасте имеет важные последствия как для теории, так и для практики. Прежде всего, наши результаты подчеркивают, что предубеждение является социальным явлением не только в том смысле, что оно направлено на других, но и в том смысле, что оно создается группами и усваивается ими.Наше исследование также дает новый взгляд на наши знания о межгрупповых контактах в новых условиях, обращая внимание на то, как установление новых контактов вне группы может служить защитой от предполагаемого давления со стороны сверстников и предубеждений и дает молодым людям шанс выйти за пределы своих предубеждений. В то же время наши данные наглядно демонстрируют значимость восприятия в отношениях между нормами и предрассудками. Наши данные ясно показывают, что подростки, не имея четких представлений о содержании классовой нормы, склонны приспосабливаться к тому, что они воспринимают, и что во многих случаях не совпадает с реальными взглядами их одноклассников.Этот вывод имеет явное значение для практической работы по уменьшению предубеждений.

Что это означает для уменьшения предрассудков?

Собирая воедино головоломку восприятия классовых норм и формирования предубеждений, наши результаты показывают четкий путь к уменьшению предрассудков среди подростков. Важным полем для такой работы, прежде всего, следует считать школьные занятия, так как они служат ближайшим контекстом формирования установок подростков. Возможность социального контакта между членами разных групп в контексте новой школы и нового класса имеет большое значение, поскольку может дать шанс на снижение предрассудков.Наконец, по мере того как учащиеся корректируют свое отношение к тому, что они считают принятым среди своих одноклассников, крайне важно построить классовые сообщества, в которых социальные нормы поддерживают равенство, а не предрассудки. Этого, однако, недостаточно в случае неправильного восприятия норм учащимися в классе. Здесь роль учителя может иметь большое значение, поскольку учителя могут способствовать формированию классовой нормы непредвзятости. Это, однако, должно быть сделано не путем простого обучения студентов, а путем обеспечения того, чтобы Спираль Молчания не могла подавлять взгляды тех, кто не поддерживает предубеждения.Таким образом, учителя могут сделать больше всего для предотвращения распространения предубеждений, создав среду, в которой будут услышаны голоса тех, кто не согласен с предвзятыми замечаниями, гарантируя, что это станет жизнеспособной и «видимой» нормой для учащихся в школе. класс.

Мы надеемся, что наши предложения могут инициировать позитивные изменения и, следовательно, к вопросу « Чьи нормы, чей предрассудок? , — могут ответить подростки, — Наши нормы, но без предрассудков .

Заявление о доступности данных

Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Советом по этике Центральноевропейского университета. Письменное информированное согласие на участие в этом исследовании было предоставлено законным опекуном/ближайшим родственником участников.

Вклад авторов

LV спланировал исследование, собрал и скомпилировал набор данных и составил рукопись.IB и RN планировали анализ данных вместе с LV, строили модели и анализировали данные. IB написал раздел результатов и прокомментировал всю рукопись. Все авторы одобрили представление окончательной версии рукописи.

Финансирование

Исследовательский проект LV получил финансирование от программы исследований и инноваций Horizon 2020 Европейского Союза в соответствии с соглашением о гранте №. 658324-DYNADE и от Венгерского национального бюро исследований, разработок и инноваций — NKFIH, номер гранта PD 132321.Финансирующие органы не участвовали ни на одном из этапов исследовательского процесса.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

LV выражает благодарность Борбале Пал и Борбале Лоринц за их неоценимую помощь в сборе и кодировании данных.

Сноски

Ссылки

Абуд, Ф.Э. (1988). Дети и предрассудки . Социальная психология и общество. Оксфорд: Блэквелл.

Академия Google

Абуд, FE (2005). «Развитие предрассудков в детстве и юности», в «О природе предубеждений». Через пятьдесят лет после Allport , редакторы Дж. Ф. Довидио, П. С. Глик и Л. А. Рудман (Малден, Массачусетс: Blackwell Pub), 310–326. дои: 10.1002/9780470773963.ch29

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Абуд, Ф. Э., и Амато, М.(2003). «Влияние межгрупповой предвзятости на развитие и социализацию», в Blackwell Handbook of Social Psychology: Intergroup Processes , eds R. Brown and SL Gaertner (Malden, MA: Blackwell), 65–88. дои: 10.1002/9780470693421.ch5

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Абуд, Ф.Е., и Дойл, А.Б. (1996). Влияние родителей и сверстников на расовые установки детей. Междунар. Дж. Интеркул. Отношения. 20, 371–383. дои: 10.1016/0147-1767(96)00024-7

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Олпорт, Г.В. (1954). Природа предрассудков. Кембридж: Аддисон-Уэсли.

Академия Google

Алвин, Д. Ф., и Кросник, Дж. А. (1991). Старение, когорты и устойчивость социально-политических ориентаций на протяжении жизни. утра. Дж. Соц. 97, 169–195. дои: 10.1086/229744

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ангелуш, Р. (2000). «A cigányellenesség és Pluralizmus ignoranciája [предубеждение против цыган и плюралистическое невежество]», в A Láthatóság Görbe Tükrei.Társadalomoptikai Tanulmanyok , изд. Р. Ангелуш (Будапешт: Új Mandátum), 241–268.

Академия Google

Бейкер, Дж. Г., и Фишбейн, Х. Д. (1998). Развитие предубеждений по отношению к геям и лесбиянкам у подростков. Дж. Гомосекс. 36, 89–100. дои: 10.1300/J082v36n01_06

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бар-Таль, Д., и Тейчман, Ю. (2005). Стереотипы и предрассудки в конфликте: Представления арабов в израильском еврейском обществе. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Академия Google

Битти, П. К., и Уиллис, Великобритания (2007). Синтез исследования: практика когнитивного интервьюирования. Публичное мнение. Вопрос 71, 287–311. DOI: 10.1093/poq/nfm006

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бергманн, В. (1988). Общественные представления об антиеврейских настроениях в Западной Германии: случай «плюралистического невежества». Образцы предрассудков 22, 15–21. дои: 10.1080/0031322X.1988.9969964

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Берндт, Т.Дж. (1979). Изменения в развитии в соответствии со сверстниками и родителями. Дев. Психол. 15, 608–616. дои: 10.1037/0012-1649.15.6.608

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Биндер Дж., Загефка Х., Браун Р., Функе Ф., Кесслер Т., Маммендей А. и др. (2009). Уменьшает ли контакт предубеждение или предубеждение уменьшает контакт? Лонгитюдная проверка гипотезы о контактах среди групп большинства и меньшинств в трех европейских странах. Дж. Перс. соц. Психол. 96, 843–856. дои: 10.1037/a0013470

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Богдан, П. (2016). A romák/cigányok tankönyvi jelenlétét elemzõ kutatásokról [Обзор исследований, посвященных представлению рома в школьных учебниках]. Új Pedagógiai Szemle 2016, 127–136.

Академия Google

Бохман А., Хьерм М. и Эгер М. А. (2019). Политика и предрассудки: как политическая дискуссия со сверстниками связана с отношением к иммигрантам в подростковом возрасте. Перед. соц. 4:70. doi: 10.3389/fsoc.2019.00070

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Браун, BB (2004). «Отношения подростков со сверстниками», в Handbook of Adolescent Psychology , 2nd Edn, eds RM Lerner and LD Steinberg (Hoboken; NJ: Wiley), 363–394. дои: 10.1002/9780471726746.ch22

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Браун Р., Эллер А., Лидс С. и Стейс К. (2007). Межгрупповые контакты и межгрупповые отношения: лонгитюдное исследование. евро. Дж. Соц. Психол. 37, 692–703. doi: 10.1002/ejsp.384

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Брюно, Э., Секерес, Х., Ктейли, Н., Тропп, Л.Р., и Кенде, А. (2020). Помимо неприязни: вопиющая дегуманизация предсказывает дискриминацию учителей. Групповой процесс. Межгрупповое отношение. 23, 560–577. дои: 10.1177/1368430219845462

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Коул М. и Коул С. (2001). Развитие детей , 4-е изд.Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Worth Publishers.

Академия Google

Крэндалл, К.С., Эшлеман, А., и О’Брайен, Л. (2002). Социальные нормы, выражение и подавление предубеждений: борьба за интериоризацию. Дж. Перс. соц. Психол. 82, 359–378. дои: 10.1037//0022-3514.82.3.359

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Крэндалл, К.С., и Стангор, К. (2005). «Соответствие и предубеждение», в о природе предубеждения. Пятьдесят лет после Allport , редакторы Дж.Ф. Довидио, П. С. Глик и Л. А. Рудман (Малден, Массачусетс: Blackwell Pub), 295–309.

Академия Google

Дуркин, К. (2001). «Социальная психология развития», в Введение в социальную психологию: европейская перспектива , ред. М. Хьюстон и В. Стробе (Оксфорд: Паб Блэквелл), 47–72.

Академия Google

Экштейн, К., и Ноак, П. (2015). «Влияние климата в классе на ориентацию подростков на политическое поведение», в Политическая активность молодежи в Европе: молодежь в суровом испытании , под редакцией П.Тийссен, Дж. Сионгерс, Дж. Ван Лаер, Дж. Хаерс и С. Мелс (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge), 161–177.

Академия Google

Эриксон, Э. Х. (1959). Личность и жизненный цикл: избранные статьи . Психологические проблемы, Vol. 1. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство международных университетов.

Академия Google

Европейская комиссия (2018 г.). Education and Training Monitor 2018 Венгрия. Люксембург: Европейская комиссия.

Академия Google

Агентство Европейского Союза по основным правам (2018 г.). Постоянная озабоченность: антицыганские настроения как препятствие для интеграции рома. Люксембург: Бюро публикаций Европейского Союза.

Академия Google

Филдс, Дж. М., и Шуман, Х. (1976). Общественные убеждения о убеждениях общественности. Публичное мнение. Вопрос 40, 427–448. дои: 10.1086/268330

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Фишбейн, HD (2002). Предрассудки и дискриминация сверстников: истоки предрассудков , 2-е изд.Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Академия Google

Герлингс Дж., Тайс Дж. и Веркуйтен М. (2017). Отношения между учениками и учителями и этнические отношения среди большинства учащихся. J. Appl. Дев. Психол. 52, 69–79. doi: 10.1016/j.appdev.2017.07.002

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гельман, А., и Хилл, Дж. (2007). Анализ данных с использованием регрессионных и многоуровневых иерархических моделей , Vol. 1. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Академия Google

Грюттер, Дж., и Мейер, Б. (2014). Межгрупповая дружба и намерения детей к социальной изоляции в интегративных классах: сдерживающая роль убеждений учителей в разнообразии. J. Appl. соц. Психол. 44, 481–494. doi: 10.1111/jasp.12240

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Haslam, S.A., Oakes, P.J., McGarty, C., Turner, J.C., Reynolds, K.J., и Eggins, R.A. (1996). Стереотипы и социальное влияние: опосредование применимости и общности стереотипов взглядами внутригрупповых и чужих членов. Бр. Дж. Соц. Психол. 35, 369–397. doi: 10.1111/j.2044-8309.1996.tb01103.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Генри, П.Дж., и Сирс, Д.О. (2009). Кристаллизация современных расовых предрассудков на протяжении всей жизни. полит. Психол. 30, 569–590. doi: 10.1111/j.1467-9221.2009.00715.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хенсон, Дж., и Денкер, К. (2007). Я республиканец, но, пожалуйста, не говорите: применение теории спирали молчания к восприятию климата в классе. Документ, представленный на Conference Papers – National Communication Association (Сан-Диего, Калифорния), 1.

Академия Google

Хьерм М., Эгер М. А. и Данелл Р. (2018). Отношение к сверстникам и развитие предубеждений в подростковом возрасте. Социус 4, 1–11. дои: 10.1177/2378023118763187

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кац, Д., Олпорт, Ф. Х., и Дженнесс, М. Б. (1931). Отношение студентов; отчет об исследовании реакции Сиракузского университета. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Craftsmen Press.

Академия Google

Кенде, А., Хадарикс, М., и Лаштикова, Б. (2017). Отношение к цыганам как выражение господствующих социальных норм в Восточной Европе. Междунар. Дж. Интеркул. Относ. 60, 12–27. doi: 10.1016/j.ijintrel.2017.06.002

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Киллен, М., Ричардсон, С.Б., и Келли, М.С. (2010). «Перспективы развития», в Справочник SAGE по предрассудкам, стереотипам и дискриминации , под редакцией J.Ф. Довидио, М. Хьюстон, П. С. Глик и В. М. Эссес (Thousand Oaks, CA: Sage Publications), 97–114.

Академия Google

Нолл, Л. Дж., Магис-Вайнберг, Л., Спекенбринк, М., и Блейкмор, С. Дж. (2015). Социальное влияние на восприятие риска в подростковом возрасте. Психолог. науч. 26, 583–592. дои: 10.1177/0956797615569578

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Кросник, Дж. А., и Алвин, Д. Ф. (1989). Старение и восприимчивость к изменению отношения. Дж. Перс. соц. Психол. 57, 416–425. doi: 10.1037//0022-3514.57.3.416

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Леви, С.Р., и Киллен, М. (редакторы) (2008). Межгрупповые установки и отношения в детстве через взрослую жизнь. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Лавленд, М. Т., и Попеску, Д. (2016). Рассказ об угрозе со стороны цыган: объяснение антицыганского отношения в Европейском союзе. Гуманит. соц. 40, 329–352.дои: 10.1177/0160597615601715

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мендес, А., Лопес-Валейрас, Э., и Лункес, Р. Дж. (2017). Плюралистическое невежество: концептуальная основа, предпосылки и последствия. Нематериальный капитал 13, 781–804. doi: 10.3926/ic.1063

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Микликовская, М. (2018). Эмпатия побеждает предрассудки: лонгитюдная связь между эмпатией и антииммигрантскими настроениями в подростковом возрасте. Дев.Психол. 54, 703–717. дои: 10.1037/dev0000474

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Микликовска М., Бохман А. и Тицманн П. Ф. (2019a). Руководствуясь контекстом? взаимосвязанное влияние родителей, сверстников, классных комнат на развитие предубеждений среди подростков шведского большинства. Дев. Психол. 55, 2451–2463. дои: 10.1037/dev0000809

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Микликовска М., Тайс Дж.и Хьерм, М. (2019b). Влияние предполагаемой поддержки учителей на антииммигрантское отношение с раннего до позднего подросткового возраста. J. Юношеский подростковый возраст. 48, 1175–1189. doi: 10.1007/s10964-019-00990-8

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Митчелл, Дж. (2019). Предрассудки в классе: лонгитюдный анализ антииммигрантских настроений. Этн. Расовый стад. 42, 1514–1533. дои: 10.1080/01419870.2018.1493209

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Несдейл, Д.(1999). Изменения в развитии этнических предпочтений и социальных представлений детей. J. Appl. Дев. Психол. 20, 501–519. doi: 10.1016/S0193-3973(99)00012-X

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Несдейл, Д. (2004). «Процессы социальной идентичности и детские этнические предубеждения», в The Development of the Social Self , eds M. Bennett and F. Sani (Hove: Psychology Press), 219–246.

Академия Google

Несдейл, Д. (2008). «Отвержение группы сверстников и детские межгрупповые предубеждения», в Intergroup Attitudes and Relations in Childhood to Adulthood , eds S.Р. Леви и М. Киллен (Оксфорд: издательство Оксфордского университета), 32–46.

Академия Google

Несдейл, Д., Гриффитс, Дж. А., Дуркин, К., и Маасс, А. (2005). Эмпатия, групповые нормы и этнические установки детей. J. Appl. Дев. Психол. 26, 623–637. doi: 10.1016/j.appdev.2005.08.003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ноэль-Нойманн, Э. (1984). Спираль молчания: общественное мнение — наша социальная кожа. Чикаго, Иллинойс: University of Chicago Press.

Академия Google

Новак, А., Самрей, Дж., и Латане, Б. (1990). От частного отношения к общественному мнению: динамическая теория социального воздействия. Психолог. Ред. 97, 362–376. doi: 10.1037/0033-295X.97.3.362

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

О’Горман, Х. Дж. (1975). Плюралистическое невежество и белые оценки поддержки белыми расовой сегрегации. Публичное мнение. Вопрос 39, 313–330. дои: 10.1086/268231

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Орош, Г., Банки, Э., Боте, Б., Тот-Кирали, И., и Тропп, Л.Р. (2016). Не судите о живой книге по обложке: эффективность вмешательства живой библиотеки в снижении предрассудков в отношении рома и ЛГБТ. J. Appl. соц. Психол. 46, 510–517. doi: 10.1111/jasp.12379

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Орос Г., Брюно Э., Тропп Л. Р., Себастьен Н., Тот-Кирали И. и Бёте Б. (2018). Что предсказывает антицыганские предубеждения? Качественный и количественный анализ повседневных настроений о цыганах. J. Appl. соц. Психол. 48, 317–328. doi: 10.1111/jasp.12513

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Палук, Э. Л. (2011). Давление сверстников против предубеждений: полевой эксперимент средней школы по изучению изменений в социальных сетях. Дж. Экспл. соц. Психол. 47, 350–358. doi: 10.1016/j.jesp.2010.11.017

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Паолини, С., Хьюстон, М., и Кэрнс, Э. (2007). Прямые и косвенные эффекты межгрупповой дружбы: проверка сдерживающей роли аффективно-когнитивных оснований предрассудков. чел. соц. Психол. Бык. 33, 1406–1420. дои: 10.1177/0146167207304788

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Петтигрю, Т. Ф., Крист, О., Вагнер, У., и Стеллмахер, Дж. (2007). Прямые и косвенные межгрупповые контакты влияют на предрассудки: нормативная интерпретация. Междунар. Дж. Интеркул. Относ. 31, 411–425. doi: 10.1016/j.ijintrel.2006.11.003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Петтигрю, Т. Ф.и Тропп, Л. Р. (2013). Когда встречаются группы: динамика межгрупповых контактов. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Psychology Press.

Академия Google

Петтигрю, Т. Ф., Тропп, Л. Р., Вагнер, У., и Крист, О. (2011). Последние достижения в теории межгрупповых контактов. Междунар. Дж. Интеркул. Относ. 35, 271–280. doi: 10.1016/j.ijintrel.2011.03.001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Раабе Т. и Бильманн А. (2011). Развитие этнических, расовых и национальных предрассудков в детстве и юности: многонациональный метаанализ возрастных различий. Детская разработка. 82, 1715–1737. doi: 10.1111/j.1467-8624.2011.01668.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Радо, П. (2019). Социальный отбор в образовании: более широкий контекст сегрегации учащихся рома в Венгрии. Документ , представленный на конференции CIES 2019: Education for Sustainability , Сан-Франциско.

Академия Google

Рауденбуш С.В. и Брык А.С. (2002). Иерархические линейные модели: приложения и методы анализа данных , Vol.1. Тысяча дубов, Иллинойс: Sage.

Академия Google

Реккер Р., Кейсерс Л., Бранье С. и Миус В. (2015). Политические установки в подростковом возрасте и взрослом возрасте: изменения среднего уровня развития, поляризация, ранговая стабильность и корреляты. Дж. Адолеск. 41, 136–147. doi: 10.1016/j.adolescence.2015.03.011

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Рот, Дж., Стеффенс, М. К., и Виньолес, В. Л. (2018). Членство в группе, групповые изменения и межгрупповые отношения: модель перекатегоризации, основанная на принципах когнитивной согласованности. Перед. Психол. 9:479. doi: 10.3389/fpsyg.2018.00479

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шифер, Д., Меллеринг, А., Даниэль, Э., Бениш-Вейсман, М., и Бенке, К. (2010). Культурные ценности и негативность аутгруппы: кросс-культурный анализ ранних и поздних подростков. евро. Дж. Соц. Психол. 40, 635–651. doi: 10.1002/ejsp.745

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шмид, К., Хьюстон, М., Куппер, Б., Зик, А., и Вагнер, У. (2012). Вторичные эффекты переноса межгрупповых контактов при межнациональном сравнении в Европе. Соц. Психол. Q. 75, 28–51. дои: 10.1177/01

511430235

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Sechrist, G.B., and Stangor, C. (2001). Воспринимаемый консенсус влияет на межгрупповое поведение и доступность стереотипов. Дж. Перс. соц. Психол. 80, 645–654. doi: 10.1037//0022-3514.80.4.645

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Секрист, Г.Б. и Стангор К. (2005). «Предрассудки как социальные нормы», в «Социальная психология предрассудков: исторические и современные проблемы» , под редакцией К. С. Крэндалла, М. Шаллера и Т. Ф. Петтигрю (Лоуренс: Lewinian Press), 167–188.

Академия Google

Шаффер, Д. Р. (2009). Социальное и личностное развитие , 6-е изд. Белмонт, Калифорния: Уодсворт / Cengage Learning.

Академия Google

Шамир, Дж., и Шамир, М. (1997). Плюралистическое невежество в вопросах и во времени: информационные сигналы и предубеждения. Публичное мнение. Вопрос 61, 227–260. дои: 10.1086/297794

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шериф, М., и Шериф, К.В. (1953). Группы в гармонии и напряжении; интеграция исследований межгрупповых отношений. Соц. Силы 33, 195–196. дои: 10.2307/2573559

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Смит, Дж. Р., и Луи, В. Р. (2008). Делайте, как мы говорим и как мы делаем: взаимодействие описательных и предписывающих групповых норм в отношениях отношение-поведение. Бр. Дж. Соц. Психол. 47, 647–666. дои: 10.1348/014466607X269748

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Стангор, К., Секрист, Г.Б., и Йост, Дж.Т. (2001a). Изменение расовых убеждений путем предоставления согласованной информации. чел. соц. Психол. Бык. 27, 486–496. дои: 10.1177/0146167201274009

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Стангор, К., Секрист, Г.Б., и Йост, Дж.Т. (2001b). «Социальное влияние и межгрупповые убеждения: роль, воспринимаемая социальным консенсусом», в серии The Sydney Symposium of Social Psychology.Социальное влияние: прямые и косвенные процессы , ред. Дж. П. Форгас и К. Д. Уильямс (Филадельфия, Пенсильвания: Psychology Press), 235–252.

Академия Google

Стейнберг, Л. (2008). Подростковый возраст , 8-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: McGraw-Hill Education.

Академия Google

Тайфель, Х. (1974). Социальная идентичность и межгрупповое поведение. Инф. Междунар. соц. науч. Совет. 13, 65–93. дои: 10.1177/053

7401300204

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Танкард, М.Э. и Палук, Э. Л. (2016). Восприятие нормы как средство социальных изменений. Соц. Политика по вопросам, ред. 10, 181–211. doi: 10.1111/sipr.12022

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Тайс, Дж., Гареи, Н., и де Врум, Т. (2016). «Почему я должен?»: мотивация подростков регулировать предрассудки по отношению к их представлениям о нормах и этническим установкам. Междунар. Дж. Интеркул. Относ. 53, 83–94. doi: 10.1016/j.ijintrel.2016.05.006

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ван Бовен, Л.(2000). Плюралистическое невежество и политкорректность: случай позитивных действий. полит. Психол. 21, 267–276. doi: 10.1111/0162-895X.00187

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Варади, Л. (2014). Молодежь, попавшая в ловушку предубеждений: отношение венгерских подростков к цыганам. Вайсбаден: Springer Science & Business.

Академия Google

Виттенбринк, Б., и Хенли, Дж. Р. (1996). Создание социальной реальности: информационное социальное воздействие и содержание стереотипных представлений. чел. соц. Психол. Бык. 22, 598–610. дои: 10.1177/0146167296226005

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Чжан, П., Дэн, Ю., Ю, X., Чжао, X., и Лю, X. (2016). Социальная тревожность, тип стресса и конформизм среди подростков. Перед. Психол. 7:58. doi: 10.3389/fpsyg.2016.00760

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Зик, А., Куппер, Б., и Хёверманн, А. (2011). Нетерпимость, предрассудки и дискриминация: европейский отчет. Берлин: Форум Friedrich-Ebert-Stiftung Berlin.

Академия Google

Класс психологии рассматривает предубеждения через призму объектива

Предубеждения. Ненавидеть. Насилие.

Эти три элемента разжигали конфликты по всему миру на протяжении тысячелетий, формируя историю людей и мест с тех пор, как существовали люди. И если последние дни нас чему-то и научили, то в ближайшее время они не исчезнут.

Профессор психологии Алекс Вонг хочет объяснить своим студентам, почему это так — с научной точки зрения.В «Психологии предрассудков, ненависти и насилия» он и его ученики анализируют природу предрассудков как основную человеческую психологическую потребность обобщать других по сравнению с собой, черта, которой обладают все люди.

— Это автоматический процесс, — сказал Вонг. «Мы классифицируем людей в зависимости от того, являются они частью нашей группы или не являются частью нашей группы. Есть много способов, которыми мы классифицируем людей — раса — один из таких способов — и мы делаем это быстрее, чем мгновение ока».

Вонг учит свой класс тому, что как только кто-то классифицирует другого человека как «отличающегося» от него самого, мозг следует совершенно иным путем к тому, как этот человек воспринимается, как он относится к этому человеку и какие ранее усвоенные стереотипы о расе, пол, социальный класс и т.применяются к этому лицу.

«Люди не могут не замечать [определенные] качества кого-то, а затем активировать стереотипы о них», — сказал Вонг.

Один из примеров, который он любит приводить в своих классах, касается того, что женщины очень мало представлены в оркестрах. Из-за гендерных предубеждений и сексизма было характерно, что предвзятые представления о неэффективности женщин вступали в игру еще до того, как была исполнена хоть одна нота.

«Женщинам [в целом] часто приходится меньше доказывать свою компетентность — компетентность — это их уровень интеллекта, или их авторитет, или их способность работать на действительно превосходном уровне», — сказал Вонг.«Им часто приходится проявлять больше сил, чем мужчинам. Мужчины в основном по умолчанию, мы поверим им на слово».

Гендерно-слепые прослушивания начались в 1970-х и 1980-х годах, чтобы увеличить число женщин-музыкантов, принятых жюри, и это сработало, подскочив примерно с 5 процентов женщин в 1970 году до 25 процентов к 1997 году, и это число продолжает расти. Перегородки не позволяют присяжным видеть, кто проходит прослушивание, а на некоторых прослушиваниях женщин даже просят снять высокие каблуки, чтобы не было слышно, как они щелкают по сцене.По словам Вонга, эти простые изменения привели к тому, что мужчины и женщины получили более равные оценки.

Очевидно, что существует бесчисленное множество случаев, когда предубеждения сильно влияют на результаты. Вонг сказал, что делится этим примером, чтобы студенты увидели и поняли, какую разницу может иметь простое исключение восприятия пола, и надеется, что они помнят об этом, когда дело доходит до их собственного восприятия, тем более что они также подвержены восприятию других как хорошо.

Вонг также связывает психологию предубеждений и дискриминации с тем, что происходит сегодня в мире, особенно с ненавистью и насилием.

«[Мой класс] говорит о психологических исследованиях по этому поводу, но это очень сильно связано с тем, что происходит в настоящее время», — сказал он.

Некоторые материалы курса сосредоточены на том, как чернокожие и белые люди ждут на пешеходных переходах в течение разного времени, пока машины остановятся, чтобы они могли перейти дорогу, доказательства того, что чернокожие получают более низкое качество медицинской помощи на каждом этапе, отчет о том, как чернокожие домовладельцы сталкиваются с дискриминацией при оценке жилья, а также исследование того, как программное обеспечение для распознавания лиц ИИ может быть как расистским, так и сексистским.

Вонг поступил на факультет психологии штата Чико в 2019 году. Он имеет докторскую степень Атлантического университета Флориды.

В то время как исследование и анализ предубеждений являются основой этого курса психологии, Вонг и его класс глубже погружаются в то, как предрассудки способствуют ненависти и насилию в обществе и их влиянии на личное, семейное и групповое поведение. Однако понимания последствий недостаточно, чтобы противостоять ненависти и насилию в современном мире, поэтому Вонг также обучает стратегиям прерывания и уменьшения предвзятых ситуаций.

«[Учащиеся учатся], как говорить в случае возникновения ситуации и как делать это без конфронтации. Они учатся выражать свое несогласие с этим и даже объяснять, почему это предубеждение», — сказал он. «Важно дать понять, особенно в ваших социальных кругах, что вы не собираетесь молчаливо мириться с этим».

Аналитический подход к предрассудкам позволяет классу говорить о расизме, сексизме, интерсекциональности, социальных недостатках и т. д.в безопасной, инклюзивной среде, в которой эти сложные темы обсуждаются с фактами, а не с эмоциями. По его словам, это ключевой момент, потому что у некоторых студентов был тяжелый опыт, в то время как другие, возможно, никогда не сталкивались с расизмом или сексизмом и думают, что их не существует или что все в порядке, сказал Вонг. Сосредоточение внимания на фактах снижает боязнь говорить об этих проблемах.

«Это с научной точки зрения. Это позволяет вам закрепиться в этих темах, которые могут быть настолько взрывоопасными для людей.Людям часто кажется, что это опасная тема для обсуждения, потому что они не хотят ошибиться, случайно оскорбить кого-то или показаться расистами или сексистами», — сказал Вонг. «[Курс] не в том, чтобы убедить студентов так или иначе, а в том, чтобы представить факты об этих вещах».

Вонг надеется, что его ученики смогут брать то, что они изучают, и применять это за пределами класса, сказал он, даже если это просто более эффективный анализ предвзятой ситуации, чем раньше.

«Это курс, который должны посещать все студенты или [по крайней мере] предлагаться всем студентам», — сказал он.

Родственные

Уменьшение предубеждений: методы социальной психологии — видео и расшифровка урока

Как мы можем уменьшить предрассудки и поощрять уважение и принятие?

Подходы к контактам и сотрудничеству восходят к работе Гордона Олпорта в 1950-х годах.Он выдвинул контактную гипотезу о том, что взаимодействие между членами конфликтующих групп снижает распространенность и интенсивность предвзятых убеждений и действий. Идея состоит в том, что время, проведенное между группами, разрушает пропасть между «нами» и «ими» благодаря позитивному контакту и знакомству с отдельными людьми, а не стереотипным представлениям о группах.

Позже социальные психологи увеличили интенсивность контакта, добавив элементы, требующие взаимозависимости между членами разных групп.Следующие методы основаны на этих ранних экспериментах и ​​связанных с ними исследованиях.

  • Контактный подход — это групповой метод, который расширяет контакты между членами конфликтующих групп в позитивной среде.
Социальные психологи свидетельствовали перед Конгрессом о контактном подходе, который помог положить конец сегрегации.
  • Совместное обучение обучает различным частям урока или процесса разные группы, а затем требует, чтобы они обучали друг друга.
  • Соревновательное сотрудничество разбивает группы, чтобы сформировать разные команды. Затем люди из разных групп должны работать вместе, чтобы победить другие команды.

Идентификация и категоризация

Следующие подходы к идентичности и категоризации работают, чтобы ослабить степень различий, воспринимаемых людьми между группами, будь то на основе пола, этнической принадлежности, сексуальной ориентации или какого-либо другого деления.

  • Декатегоризация борется со стереотипами, сосредотачиваясь на отдельных лицах, а не на группе в целом.Это разбивает категории, оставляя только людей.
  • Вместо того, чтобы пытаться растворить групповую идентичность, рекатегоризация помогает людям осознать, что обе их группы являются частью более крупной группы, объединяя их, уважая и даже прославляя различия.
  • Перекрестная категоризация уменьшает предубеждения, помогая представителям конфликтующих групп идентифицировать неродственную групповую принадлежность, которую они могут разделить.

Чувства и аффекты

Существует также много техник, которые работают для уменьшения предубеждений с помощью эмоциональных методов:

  • Выяснение точки зрения использует ролевую игру, чтобы помочь членам одной группы отыграть и аргументировать точку зрения конфликтующей группы.Поступая так, они обретают чувство понимания и даже лояльности к этой группе.
  • Эмпатия — это метод, при котором человека просят представить свою жизнь так, как если бы он был частью другой группы.
Сочувственный подход мог бы быть представлен, если бы вы жили во время сегрегации как афроамериканец.

Когнитивные подходы

Когнитивные подходы предполагают изменение способа мышления людей.Это может включать переобучение, создание внутреннего конфликта или социальный дискомфорт. Прежним подходом было подавление, которое, как показали исследования, не уменьшает нежелательные установки, но на самом деле может их усилить. Кажется, что отрицание чего-то заставляет это гноиться, как инфицированная рана.

  • Переобучение — это метод, который обучает людей неправильной информации в их предубеждениях и использует классическое обусловливание для поощрения большего понимания поведения и реакций.
  • Нормы — это когнитивный подход, включающий демонстрацию кому-то того, что его предвзятое отношение на самом деле является ненормальным среди его сверстников. Желание принадлежать связывает негативные реакции с предрассудками.
  • После выговора за предубеждение человек выражает меньше предвзятых мыслей и поведения и даже ведет себя более инклюзивно или терпимо. Это основа подхода подотчетности . Однако человек может не проявлять положительных чувств к тому, кто его вызвал.
Обращение к предвзятому поведению может уменьшить предвзятое отношение.
  • Согласованность ценностей — это метод, который предлагает людям рационально обосновать свои предубеждения, а затем попытаться примирить их с другими ценностями.
  • Исследования показали, что предрассудки уменьшаются по мере того, как чувство собственного достоинства человека повышается до здорового уровня. Самоутверждение — это техника, которая помогает повысить самооценку предвзятого человека, чтобы ему не приходилось унижать других, чтобы чувствовать себя лучше.

Краткий обзор урока

Хотя предрассудки — это проблема, с которой мы сталкиваемся в обществе, существуют способы ее решения и улучшения сотрудничества между различными группами. Годы исследований в области социальной психологии предоставили множество методов для уменьшения предубеждений у отдельных лиц и групп.

В некоторых методах используется контактный подход , основанный на группе метод, который расширяет контакты между членами конфликтующих групп в позитивной среде, чтобы увеличить знакомство и положительные ассоциации между членами конфликтующих групп.Иногда этот подход требует контакта в сочетании с совместными задачами.

Другие подходы касаются категоризации, эмоций и познания. К ним относятся:

  • Декатегоризация , которая фокусируется на отдельных лицах, а не на группе в целом.
  • Рекатегоризация , метод, помогающий людям осознать, что обе их группы являются частью более крупной группы.
  • Перекрестная категоризация помогает конфликтующим группам идентифицировать неродственную групповую принадлежность, которую они могут разделить.
  • Задание перспективы — это метод, использующий ролевую игру, в которой одна группа разыгрывает точку зрения конфликтующей группы.
  • Эмпатия — это метод, при котором человека просят представить свою жизнь так, как если бы он был частью другой группы.
  • Переобучение информирует людей о неверной информации в их предвзятости и использует классическое обусловливание, чтобы поощрять более понимающее поведение.
  • Использование норм предполагает демонстрацию кому-то того, что его предвзятое отношение на самом деле является ненормальным среди его сверстников.
  • После выговора за предубеждение человек выражает меньше предвзятых мыслей и поведения; это основа для применения подхода подотчетности .
  • Согласованность ценностей — это техника, которая включает в себя просьбу к людям рационально обосновать свои предубеждения, а затем попытаться примирить их с другими их ценностями.
  • Самоутверждение — это метод, который помогает повысить самооценку предвзятого человека, чтобы ему не приходилось унижать других, чтобы чувствовать себя лучше.

10 лучших стратегий уменьшения предубеждений

Настал сезон обратного отсчета — лучших фильмов, альбомов, новостей и многого другого за прошлый год.

В этом духе я составил свой собственный список: десять лучших стратегий для уменьшения предубеждений и улучшения межгрупповых отношений.Они здесь.

10. Путешествие (куда-то, что бросает вызов вашему мировоззрению)

Реклама Икс

Знакомство с набором инструментов «Большое добро»

Из GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для хорошего самочувствия.

Слово «предубеждение» можно буквально разбить на «пред-» и «суждение». По правде говоря, большая часть предубеждений проистекает из нашего предвзятого отношения к привычкам, обычаям, одежде, манере речи и ценностям других людей. Мы часто делаем это без каких-либо оснований для суждения, кроме того факта, что они (обычаи, ценности, еда и т. д.) отличаются от наших собственных.

Как напоминает нам антрополог Ричард Шведер в своем блоге Psychology Today , мир не приходит с одной «Истиной» или одной «Реальностью». Скорее то, что мы называем Истиной, очень часто является социальной конструкцией, различающейся в разных культурах (этот вопрос я подробно исследую в этой статье).

Когда мы ограничены одной культурой, невероятно трудно понять, что твой путь не единственный, что твоя Истина не единственно возможный способ, которым что-то делается.Я хорошо помню опыт путешествия по Пекину 20 лет назад, в самый жаркий день в году, и обнаружил, что нигде просто не найти холодной питьевой воды (это уже не так). Я узнал, что горячий чай помогает утолить жажду.

Это было относительно незначительное событие, но с тех пор я был менее склонен недоверчиво насмехаться над разнообразными вкусовыми предпочтениями людей. Это помогло мне понять, что нет ничего биологического или врожденного в потребности выпить холодный напиток в жаркий день или в «естественности» каких-либо привычек или обычаев, которым мы следуем.

Нет лучшего способа убедиться в этом, чем поехать в страну, где миллионы людей делают что-то отличное от вас, так что вы, а не они, чудаки. Попробуйте жареных кузнечиков в Таиланде или поторгуйтесь за еженедельные продукты в Кот-д’Ивуаре. Если ваш бюджет не позволяет вам зайти так далеко, прочтите эту книгу.

9. Пройти курс предрассудков

Я пишу этот блог отчасти потому, что помогаю распространять то, что психология может предложить нам о процессах, связанных с предрассудками и стигматизацией.Это знание формирует основу для самоанализа, который необходим каждому из нас, чтобы успешно бросить вызов глубоко укоренившимся негативным установкам и упрямо укоренившимся моделям поведения, обусловленным нашими предубеждениями. Если когда-либо и существовала область, в которой верна аксиома «знание — сила», то это предрассудки и стигматизация.

Курс по предрассудкам, например, скорее всего, будет посвящен бессознательному предубеждению — способам, которыми мы можем быть предубеждены из-за процессов, происходящих вне нашего сознания.Курс по предубеждениям может помочь не только убедить вас в существовании бессознательных предубеждений; по мере того, как вы будете лучше понимать феномен бессознательной предвзятости, вы, вероятно, также станете лучше осознавать свои собственные предубеждения, что позволит вам справиться с ними. Если вы подвергаетесь стигматизации, изучение того, как стереотипы влияют на нас, дает вам мощный инструмент для понимания ваших чувств и дает вам представление о более широких социальных процессах, влияющих на вас.

Исследование, проведенное Лори Рудман, Ричардом Эшмором и Мелвином Гэри в 2001 году, показало, что у студентов, записавшихся на семинар по предрассудкам и конфликтам, значительно снизился уровень предубеждений (как сознательных, так и бессознательных) по сравнению с аналогичной группой студентов, принимавших курс методов исследования.Это исследование напоминает нам о том, что наши предубеждения податливы: изучение их может дать вам самоанализ и мотивацию, необходимые для того, чтобы отправиться на путь перемен.

8. Если вы цените эгалитаризм, признайте, что бессознательные предубеждения являются не более «настоящими вами», чем ваши сознательные ценности

В эпизоде ​​2000 года Линия дат под названием «Гордость и предубеждение» Стоун Филлипс спросил зрителей, готовы ли они пройти тест, чтобы доказать , что они не предвзяты.Этот тест — тест на неявные ассоциации, который вы можете пройти онлайн.

Тем не менее, в собственном заявлении Филлипса подразумевается предположение, что ваши неявные или бессознательные предубеждения каким-то образом выявляют «настоящего вас» — то, как вы на самом деле относитесь к группе X или Y, несмотря на все ваши поверхностные попытки скрыть это.

Это предположение невероятно вредно для улучшения межгрупповых отношений. Почему? Предположение о том, что предубеждение и эгалитаризм являются суждениями по принципу «все или ничего» (т. е. кто-то либо предубежден, либо кто-то эгалитарен), заставляет нас чувствовать большую угрозу возможности того, что мы можем затаить предвзятый импульс, поскольку этот импульс, таким образом, раскроет наше « истинная природа.

Эта угроза особенно сильна среди людей, которые сильно ценят эгалитаризм, поскольку эгалитаризм, вероятно, является частью их самооценки. В недавнем исследовании, проведенном Николь Шелтон, Дженнифер Ричесон, Джессикой Сальваторе и Софи Траволтер, чернокожих и белых добровольцев попросили рассказать о расовых отношениях. Удивительно, но исследователи обнаружили, что чем более эгалитарными были белые партнеры, тем меньше они нравились их черным партнерам! Это и другие исследования показывают, что люди, которые ценят эгалитаризм, в попытке заявить о своей беспристрастности и не споткнуться, тратят так много умственной энергии на наблюдение за своим поведением, что у них остается меньше умственных ресурсов для реального взаимодействия.

В предыдущей записи в блоге я резюмировал исследование, которое показало, что в условиях когнитивной нагрузки (когда вы умственно заняты выполнением нескольких задач) люди с большей вероятностью называют чернокожего ребенка «агрессивным», чем белого ребенка. Люди часто интерпретируют это открытие как свидетельство того, что люди в глубине души действительно предвзяты.

Но спешу указать на оборотную сторону этой медали: Когда люди не находились под когнитивной нагрузкой, оценки Черного и Белого ребенка были одинаковыми.Я считаю, что это открытие отражает их «настоящее» расовое отношение не меньше, чем их реакции под когнитивной нагрузкой. Если люди сознательно и преднамеренно избегают расизма, кто может сказать, что эти сознательные усилия менее подлинны, чем некоторые рефлекторные, бессознательные импульсы?

Таким образом, вопрос не должен звучать так: «Предвзяты вы или нет?» а скорее, « Когда вы более или менее склонны проявлять предрассудки по сравнению с эгалитарными убеждениями?» И знание наших слабых мест помогает нам лучше справляться с ними.

7. Посмеяться немного

Недавняя книга, которую я редактировал совместно с Джейсоном Маршем и Джереми Адамом Смитом, «Рождены ли мы расистами?» , освещает некоторые недавние достижения в нейробиологии предубеждений. Исследования, обобщенные в книге, показывают, что, когда мы видим членов групп, которые не считаем своими, активируется миндалевидная часть мозга, называемая миндалевидным телом. Миндалевидное тело — это старая (с эволюционной точки зрения, по сравнению с другими частями мозга) структура, которая активирует нашу реакцию «бей или беги» и указывает на реакцию на угрозу, которая буквально исходит из самого нашего ядра.

Этот тип неврологических открытий часто неправильно истолковывается, чтобы предположить, что наши предубеждения являются жестко запрограммированными. Если участки мозга загораются, когда мы смотрим на изображения Другого, значит, мы должны родиться расистами.

Но фантастическое эссе в книге Карима Джонсона красноречиво говорит о пластичности нашей биологии. Джонсон описывает проведенное им исследование, в котором он показывал участникам лица чернокожих и белых людей; позже он показал этим участникам некоторые из тех же лиц, смешанные с новыми, и попросил участников вспомнить, видели ли они каждое лицо или нет.

Джонсон обнаружил, что белые участники сделали намного больше ошибок для чернокожих, чем для белых, и наоборот — свидетельство пресловутого «эффекта гомогенности чужой группы», когда члены других групп (также называемые «чужими группами») выглядят намного больше как один кроме членов наших собственных «внутренних групп».

Тем не менее, Джонсон заставил некоторых участников посмотреть короткий видеоклип, который заставил их почувствовать себя счастливыми, прежде чем они увидели второй ряд лиц. Результат? Предвзятость к своей расе исчезла, и люди стали не хуже вспоминать лица белых и черных.

В другом исследовании психолог Тиффани Ито обнаружила, что, когда она побуждала участников просто улыбаться, глядя на черно-белые лица (Ито просила их держать карандаш во рту, чтобы имитировать улыбку — попробуйте!), они показали менее скрытую предвзятость при последующем тесте расовых взглядов.

Итак, если улыбок и счастья достаточно, чтобы превзойти расовые предубеждения, вот мое предложение: возьмите напрокат копию «Эльф » (мой любимый праздничный фильм), и в следующий раз, когда вы будете глубоко задуматься, отпустите эту нахмуренную бровь и держите карандаш, чтобы твой рот.

6. Найдите злых зомби

Моя жена и сын увлечены — нет, прямо зависимы — видеоигрой Plants vs Zombies . Мое сердце тает, когда они играют вместе: то, как она выстраивает игру для него, помогает ему со стратегией и говорит с ним как с равным умом и партнером в игре, приятно смотреть. (Прочитайте эту статью, чтобы узнать больше о том, почему видеоигры не обязательно губительны для развития детей, особенно когда они используются в качестве инструмента для обучения или сближения с семьей.) Это действительно они (и растения) против зомби. И в этом секрет межгрупповых отношений.

Исследование, проведенное Сэмом Гертнером и его коллегами по «общей модели внутригрупповой идентичности», показывает, что, когда мы можем переклассифицировать других людей в соответствии с чертами или характеристиками, которые мы разделяем, мы с большей вероятностью рассматриваем их как часть «нас» и поэтому с меньшей вероятностью будут проявлять к ним предубеждение.

Я никогда не забуду дни после 11 сентября, когда я жил в Нью-Йорке: жители Нью-Йорка всех рас и вероисповеданий были объединены ужасными событиями того дня.Все чувствовали себя жителями Нью-Йорка. Люди открывали друг другу двери, уступали спорные такси и улыбались друг другу на улицах, не обращая внимания на фон.

Это происходит и на спортивных мероприятиях: людей объединяет общая идентичность, а другие различия стираются.

Результат здесь? То, как вы классифицируете других («нас» или «их»), более податливо, чем мы себе это представляем, и действительно подчеркивает один из способов, которым раса, религия, пол, сексуальность, инвалидность или этническая принадлежность являются социальными конструкциями.

К счастью, вам не нужны инопланетяне или зомби, чтобы добиться общей идентичности внутри группы. Все, что вам нужно, это немного сострадания и гибкость мысли.

5. Внесите свой вклад в спасение планеты

Одно из классических исследований в области социальной психологии было проведено Музафером Шарифом и называлось «Эксперимент в пещере разбойников». В этом реальном исследовании Шариф изучал межгрупповые отношения мальчиков в летнем лагере.

Мальчики были сгруппированы в Скаутов и Орлов, и по предыдущему пункту в этом списке можно догадаться, что эта категоризация сделала для межгрупповых отношений.Когда Шариф поставил мальчиков в прямое соревнование друг с другом (например, когда на карту были поставлены медали или призы), Шариф обнаружил, что у мальчиков меньше шансов иметь друзей в другой команде, и они демонстрируют усиление агрессивного поведения по отношению к членам другой команды. команда (например, положить их нижнее белье в морозильник. Ах, мальчики.).

Напротив, когда Шариф убедил мальчиков работать вместе — починить водоснабжение лагеря (как это для достижения общей цели?), — он смог довольно резко изменить их межгрупповые отношения: Скауты и Орлы проводили больше времени вместе. в свободное время, и близкие дружеские отношения завязались между группами.

Классическое исследование Шарифа не только подтверждает модель общей внутригрупповой идентичности (см. № 6 выше), но и напоминает о том, что при нехватке ресурсов люди более склонны решать, как разделить эти ресурсы в соответствии с — да — социально сконструированными категориями. Этот менталитет «мы получаем товары, а они — нет» иногда называют «реалистичной теорией конфликта», и он оказывает сильное влияние на наше поведение, потому что затем мы используем негативные стереотипы для оправдания самого негативного поведения (т.г., «Мы не делимся с Ними, потому что Им нельзя доверять»).

Столкнулись ли мы с коллективной задачей, столь же важной, как поддержание водоснабжения лагеря для Орлов и Разведчиков? Конечно. Исследование Шарифа может послужить мотивацией для всех нас внести свой вклад в обеспечение того, чтобы у нас было достаточно ресурсов для поддержания человечества. Не отвлекайтесь на предупреждения конца света об изменении климата: делайте все возможное для укрепления здоровья Матери-Земли.

4. Сохраняйте это решение, чтобы оставаться здоровым

Наступил новый год, и многие из нас, скорее всего, примут новогоднее решение похудеть, заняться спортом и оздоровиться.Вот небольшая дополнительная мотивация: хотя вы можете принять такое решение, чтобы улучшить свое собственное благополучие, есть вероятность, что члены чужой группы также могут косвенно извлечь выгоду из вашего режима.

Как? Исследования Шелдона Соломона, Джеффа Гринберга и Тома Пищински показывают, что, когда мы переживаем «ощущение смертности» — то есть, когда наша собственная неизбежная кончина находится в центре нашего сознания, — вещи, которые выходят за рамки нас, такие как наша страна, наши ценности, и наши обычаи, становятся для нас все более важными.Как будто мы хотим стать символически бессмертными, еще больше лелея наши культурные традиции.

Это хорошо, за исключением того, что одним непредвиденным последствием является то, что те, кто не разделяет эти конкретные ценности, с большей вероятностью станут мишенью наших предубеждений. Другими словами, те, кто бросает вызов нашему культурному мировоззрению, становятся угрозой нашему дальнейшему бессмертию, и мы становимся нетерпимыми к ним.

Многие вещи могут напоминать нам о нашей собственной смертности, и многие из них находятся вне нашего контроля.Но у нас есть контроль над своим здоровьем (в некоторой степени, конечно). Если вы можете сбросить лишние килограммы, пробежать лишнюю милю или снизить уровень холестерина или артериального давления, вы, по крайней мере, будете чувствовать себя комфортно, зная, что делаете все возможное, чтобы продлить свое время на этой Земле. И когда вы сделаете это и почувствуете себя более уверенным в своем месте в мире, вы, вероятно, станете более терпимыми к другим мировоззрениям.

3. Суп или салат? Салат, по большому счету

Возможно, вы помните хит журнала En Vogue 1992 года «Free Your Mind.Вы уловили эти тексты?

Освободи свой разум
А остальное приложится
Будь дальтоником
Не будь таким поверхностным

Великолепная запоминающаяся песня с сердцем в нужном месте, конечно, но ее рецепт терпимости неверен. Пример показывает, почему.

Если я скажу вам: «Что бы вы ни делали, а не думайте о розовом слоне», вы на больше будете думать об этом слоне. Это потому, что вам нужно активировать процесс постоянного мониторинга, который спрашивает: «Думаю ли я об этом Розовом слоне?» — что, по иронии судьбы, увеличивает активацию термина «Розовый слон» в вашем уме.

То же самое относится и к дальтонизму: если вы скажете себе: «Я не замечу расы!» на самом деле вы, скорее всего, будете озабочены тем, думаете ли вы о расе, что затем сделает расу более заметной категорией, которую вы потратите еще больше времени, пытаясь игнорировать. И, как напоминает нам стратегия № 7, вы можете потратить так много энергии, беспокоясь о том, что , а не , заметит расу, что в результате ваши социальные взаимодействия ухудшатся. Кроме того, исследования показали, что дальтонизм на самом деле может усилить предубеждение именно потому, что расовая принадлежность делает его более вероятным для бессознательного использования.

Решение? Признавайте различия, а не пытайтесь их игнорировать. Эта стратегия известна как мультикультурализм и отличается от дальтонизма тем, что охватывает разнообразие и различия. В битве между идеологиями «плавильного котла» и «салатника» исследование ясно: салат побеждает с большим отрывом.

2. Помните, что люди очень плохо умеют читать мысли

Люди плохо читают мысли, в отличие от Профессора Икс из Людей Икс.

Это может звучать глупо, но удивительно, насколько мы ведем себя в наших повседневных взаимодействиях так, как будто члены других групп имеют прямой доступ к нашим мыслям и чувствам. Исследование Джеки Ворауэр показало, что, когда люди испытывают тревогу во время межгрупповых взаимодействий, они также ожидают, что их партнеры другой расы будут знать, что они чувствуют — знают, почему они ведут себя неловко, — и переоценивают количество позитива, которое они выражают во время межрасовых взаимодействий. .

Однако неудивительно, что люди на самом деле не могут читать мысли и вместо этого интерпретируют нервозность как неприязнь или дискомфорт из-за предубеждений.Это может легко превратиться в порочный круг, потому что тогда мы чувствуем себя еще более отвергнутыми (и нервными), когда наш партнер не отвечает взаимностью на позитив, который, как мы думаем, мы демонстрируем.

В соответствующем исследовании Николь Шелтон и Дженнифер Ричесон показали, что, хотя и белые, и черные на самом деле заинтересованы в межрасовых взаимодействиях, обе группы считают, что другая группа , а не заинтересована в межрасовых взаимодействиях, и ни одна из них не инициирует взаимодействие на основе этого ложного убеждения. .На вопрос о том, что привело к отсутствию межгруппового контакта, каждая группа правильно ответила, что сама избегала контакта из-за страха быть отвергнутой, но неправильно объяснила избегание другой группы отсутствием интереса.

Итак, давайте помнить, что мы не такие, как профессор X. Нам лучше: а) предположить, что люди из других групп заинтересованы и готовы выйти за границы группы, и б) не предполагать, что другие люди могут правильно интуитивно понять причины вашего беспокойства и нервозность.Еще лучше: поработайте над этим беспокойством и нервозностью с помощью стратегии № 1!

1. Подружитесь с кросс-гонщиком

Недавно я написал: «Если вы посмотрите и посмотрите на все решения, предложенные учеными на протяжении многих лет для борьбы с предрассудками и расизмом, вам будет трудно найти более эффективное противоядие, чем межгрупповая дружба».

– сказал Нафф. Подробнее об этой стратегии можно прочитать здесь.

Всех с наступающим Новым годом. Мир на Земле.

Почему существуют предрассудки и дискриминация? – Общая психология

Цели обучения

  • Объясните, почему существуют предубеждения и дискриминация, и дайте определение теории козла отпущения, ингруппам и аутгруппам, а также самоисполняющемуся пророчеству

Предрассудки и дискриминация сохраняются в обществе благодаря социальному обучению и соблюдению социальных норм.Дети узнают о предвзятом отношении и убеждениях общества: своих родителей, учителей, друзей, средств массовой информации и других источников социализации, таких как Facebook (O’Keeffe & Clarke-Pearson, 2011). Если в обществе допустимы определенные виды предубеждений и дискриминации, может существовать нормативное давление, заставляющее подчиняться и разделять эти предвзятые убеждения, отношения и поведение. Например, государственные и частные школы все еще несколько разделены по социальным классам. Исторически сложилось так, что только дети из богатых семей могли позволить себе посещать частные школы, тогда как дети из семей со средним и низким доходом обычно посещали государственные школы.Если ребенок из малообеспеченной семьи получил стипендию для обучения в частной школе, как к нему могут относиться одноклассники? Можете ли вы вспомнить время, когда вы придерживались предубежденных взглядов или убеждений или вели себя дискриминационным образом, потому что ваша группа друзей ожидала от вас этого?

Стереотипы и самосбывающееся пророчество

Когда мы придерживаемся стереотипа о человеке, у нас есть ожидания, что он или она будет соответствовать этому стереотипу. Самоисполняющееся пророчество — это ожидание человека, которое меняет свое поведение таким образом, чтобы оно сбылось.Когда мы придерживаемся стереотипов о человеке, мы склонны относиться к человеку в соответствии со своими ожиданиями. Такое лечение может заставить человека действовать в соответствии с нашими стереотипными ожиданиями, тем самым подтверждая наши стереотипные убеждения. Исследования Розенталя и Якобсона (Rosenthal and Jacobson, 1968) показали, что учащиеся из неблагополучных семей, чьи учителя ожидали от них хороших результатов, получали более высокие оценки, чем учащиеся из неблагополучных семей, чьи учителя ожидали от них плохих результатов.

Рассмотрим этот пример причины и следствия в самосбывающемся пророчестве: если работодатель ожидает, что соискатель работы, открытый гей, будет некомпетентен, потенциальный работодатель может негативно относиться к соискателю во время собеседования, участвуя в меньшем разговоре, меньше смотря в глаза , и в целом ведет себя холодно по отношению к заявителю (Hebl, Foster, Mannix, & Dovidio, 2002).В свою очередь, соискатель увидит, что потенциальный работодатель его недолюбливает, и будет давать более короткие ответы на вопросы собеседования, меньше смотреть ему в глаза и вообще отказываться от участия в собеседовании. После собеседования работодатель поразмыслит над поведением соискателя, которое казалось холодным и отстраненным, и на основании плохой работы соискателя во время собеседования сделает вывод, что соискатель на самом деле был некомпетентен. Таким образом, закрепляется стереотип работодателя о том, что геи некомпетентны и из них не получаются хорошие работники.Считаете ли вы, что этот кандидат на работу, вероятно, будет принят на работу? Отношение к людям в соответствии со стереотипными убеждениями может привести к предрассудкам и дискриминации.

Еще одна динамика, которая может усилить стереотипы, — предвзятость подтверждения. Взаимодействуя с объектом наших предубеждений, мы склонны обращать внимание на информацию, которая согласуется с нашими стереотипными ожиданиями, и игнорировать информацию, несовместимую с нашими ожиданиями. В этом процессе, известном как систематическая ошибка подтверждения , мы ищем информацию, которая поддерживает наши стереотипы, и игнорируем информацию, несовместимую с нашими стереотипами (Wason & Johnson-Laird, 1972).В примере с собеседованием работодатель мог не заметить, что соискатель был дружелюбным и привлекательным, и что он компетентно отвечал на вопросы интервью в начале собеседования. Вместо этого работодатель сосредоточился на производительности кандидата на работу в более поздней части собеседования, после того как кандидат изменил свое поведение и поведение, чтобы соответствовать негативному отношению интервьюера.

Вы когда-нибудь становились жертвой предвзятости самоисполняющегося пророчества или подтверждения, как источника или цели такой предвзятости? Как мы можем остановить цикл самоисполняющегося пророчества? Стереотипы социального класса в отношении людей, как правило, возникают, когда информация о человеке неоднозначна.Если информация однозначна, стереотипы не возникают (Baron et al., 1995).

Как обсуждалось ранее в этом разделе, все мы принадлежим к определенному полу, расе, возрасту и социально-экономической группе. Эти группы являются мощным источником нашей идентичности и самоуважения (Tajfel & Turner, 1979). Эти группы служат нашими внутренними группами. Ин-группа — это группа, с которой мы себя отождествляем или к которой мы относимся. Группа, к которой мы не принадлежим, или чужая группа — это группа, которую мы считаем принципиально отличной от нас.Например, если вы женщина, в вашу гендерную группу входят все женщины, а в вашу гендерную чужую группу входят все мужчины (рис. 1). Люди часто рассматривают гендерные группы как принципиально отличающиеся друг от друга по личностным чертам, характеристикам, социальным ролям и интересам. Поскольку мы часто чувствуем сильное чувство принадлежности и эмоциональную связь с нашими «своими» группами, у нас развивается склонность к «своим» : предпочтение своей собственной группы другим группам. Это предубеждение внутри группы может привести к предубеждениям и дискриминации, потому что чужая группа воспринимается как другая и менее предпочтительная, чем наша группа.

Несмотря на групповую динамику, которая, кажется, только подталкивает группы к конфликту, существуют силы, которые способствуют примирению между группами: выражение эмпатии, признание прошлых страданий с обеих сторон и прекращение деструктивного поведения.

Одна из функций предрассудков — помочь нам чувствовать себя хорошо и поддерживать позитивную самооценку. Эта потребность чувствовать себя хорошо распространяется и на наши группы: мы хотим чувствовать себя хорошо и защищать свои группы. Мы стремимся устранять угрозы индивидуально и на групповом уровне.Это часто происходит из-за того, что в проблеме обвиняют чужую группу. Поиск козла отпущения — это акт обвинения чужой группы, когда «своя» группа испытывает разочарование или не может достичь цели (Allport, 1954).

Ссылка на обучение

Повторите концепции, которые вы узнали о предубеждениях и дискриминации, из этого видеоролика «Ускоренный курс».

Подумай об этом

  • Приведите пример, когда вы чувствовали, что кто-то относится к вам с предубеждением. Как вы думаете, чем вызвано такое отношение? Проявлял ли этот человек дискриминационное поведение, и если да, то как?
  • Приведите пример, когда вы чувствовали предубеждение против кого-то другого.Как вы их дискриминировали? Как вы думаете, почему вы это сделали?
Лицензии и атрибуты (Нажмите, чтобы развернуть)

Контент с лицензией CC, оригинал

  • Модификация и адаптация, добавление видео. Предоставлено : Lumen Learning. Лицензия : CC BY: Attribution

Контент с лицензией CC, ранее опубликованный

Все права защищены. Содержание

Предубеждение — Библиография — Социальная, отредактированная, психология и журнал

Бригам, Джон.«Этнические стереотипы». Психологический бюллетень 76 (1971): 15–38.

Кросби, Фэй и Сьюзан Клейтон. «Позитивные действия и проблема ожиданий». Журнал социальных вопросов 46 (1990): 61–79.

Дивайн, Патрисия. «Скрытые предубеждения и стереотипы: насколько они автоматические?» Журнал личности и социальной психологии 81 (2001): 757–759.

——. «Стереотипы и предрассудки: их автоматические и контролируемые компоненты». Журнал личности и социальной психологии 56 (1989): 5–18.

Довидио, Джон и Сэмюэл Гертнер. «Стереотипы и оценочная межгрупповая предвзятость». В книге «Аффект, познание и стереотипы», под редакцией Дайан Маки и Дэвида Гамильтона, стр. 167–193. Сан-Диего, Калифорния: Академический, 1993.

.

Довидио, Джон и др. «Стереотипы, предрассудки и дискриминация: другой взгляд». В Стереотипы и стереотипы, под редакцией Нила Макрэя, Чарльза Стангора и Майлза Хьюстона, 276–319. Нью-Йорк: Гилфорд, 1996.

.

Дакитт, Джон.«Уменьшение предрассудков: исторический и многоуровневый подход». В Понимание предрассудков, расизма и социальных конфликтов, под редакцией Марты Августинос и Кэтрин Рейнольдс. Лондон: Мудрец, 2001.

.

——. Социальная психология предрассудков. Нью-Йорк: Прегер, 1992.

.

Фиске, Сьюзан Т. «Стереотипы, предрассудки и дискриминация». В The Handbook of Social Psychology, 4-е изд., под редакцией Дэниела Тодда Гилберта, Сьюзен Т. Фиске и Гарднера Линдзи, том.2, 357–411. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1998.

.

Гертнер, Сэмюэл Л. и Джон Ф. Довидио. «Отрицательная форма расизма». В Prejudice, Discrimination and Racism, под редакцией Джона Ф. Довидио и Сэмюэля Л. Гертнера, 61–89. Орландо, Флорида: Academic, 1986.

.

Грин, Дональд П., Роберт П. Абельсон и Маргарет Гарнетт. «Отличительные политические взгляды преступников на почве ненависти и сторонников превосходства белой расы». В книге «Культурные различия: понимание и преодоление группового конфликта», под редакцией Деборы А.Прентис и Дейл Т. Миллер, 429–464. Нью-Йорк: Рассел Сейдж, 1999.

.

Хагендорн, Лук. «Межгрупповые предубеждения в множественных групповых системах: восприятие этнических иерархий». В Европейском обзоре социальной психологии , под редакцией Вольфганга Штробе и Майлза Хьюстона, том. 6, 199–228. Чичестер, Великобритания: Wiley, 1995.

.

Карпински, Эндрю и Джеймс Хилтон. «Отношения и тест на неявные ассоциации». Журнал личности и социальной психологии 81 (2001): 744–788.

Кац, Ирвин и Р. Глен Хасс. «Расовая амбивалентность и конфликт американских ценностей: корреляционные и первичные исследования двойных когнитивных структур». Журнал личности и социальной психологии 55 (1988): 893–905.

Маасс, Энн, Луиджи Кастелли и Лучано Аркури. «Измерение предрассудков: неявные и явные методы». В Процессы социальной идентичности: тенденции в теории и исследованиях, под редакцией Доры Капоцца и Руперта Брауна, 96–116. Лондон: Сейдж. 2000.

Оуэн, Кэролайн, Говард Эйснер и Томас Макфол. «Полвека социальных дистанционных исследований: национальное воспроизведение исследований Богардуса». Социология и социальные исследования 66 (1981): 80–98.

Петтигрю, Томас Ф. «Реакция на новые меньшинства в Западной Европе». Ежегодный обзор социологии 24 (1998): 77–103.

Петтигрю, Томас Ф. и Роэл Миртенс. «Тонкое и вопиющее предубеждение в Западной Европе». Европейский журнал социальной психологии 25 (1995): 57–75.

Sears, Дэвид О. и др. «Действительно ли это расизм? Истоки оппозиции белых американцев политике, направленной против расы». Ежеквартальное издание «Общественное мнение» 61 (1997): 16–53.

Симпсон, Джордж и Дж. Милтон Ингер. Расовые и культурные меньшинства: анализ предрассудков и дискриминации. 5-е изд. Нью-Йорк: Пленум, 1985.

.

Смит, Элиот Р. «Социальная идентичность и социальные эмоции: к новым представлениям о предрассудках». В книге «Аффект, познание и стереотипизация: интерактивные процессы в групповом восприятии», под редакцией Дайан Маки и Дэвида Л.Гамильтон, 297–315. Сан-Диего, Калифорния: Академический, 1993.

.

Стангор, Чарльз, Линда Салливан и Томас Форд. «Аффективные и когнитивные детерминанты предрассудков». Социальное познание 9 (1991): 59–80.

Эволюция предубеждений — Scientific American

Обновление (24 января 2014 г.): Исследование, представленное в этой статье, было отозвано из Журнала личности и социальной психологии в декабре 2013 года по просьбе авторов. Причиной опровержения стало обнаружение исследователями того, что результаты не могут быть воспроизведены членами лаборатории независимо из-за неточного кодирования, выполненного одним из соавторов.

Для получения дополнительной информации об опровержении, включая объяснение главного исследователя Лори Сантос, перейдите по этой ссылке: http://retractionwatch.com/2013/12/24/doing-the-right-thing-yale-psychology-lab -retracts-monkey-papers-for-network-coding/.

Психологам давно известно, что многие люди относятся к другим с предубеждением из-за групповой принадлежности, будь то расовая, этническая, религиозная или даже политическая. Однако мы гораздо меньше знаем о том, почему люди вообще склонны к предубеждениям.Новое исследование с использованием обезьян предполагает, что корни уходят глубоко в наше эволюционное прошлое.

Выпускница Йельского университета Неха Махаджан вместе с командой психологов отправилась на Кайо-Сантьяго, необитаемый остров к юго-востоку от Пуэрто-Рико, также известный как «Остров обезьян», чтобы изучить поведение макак-резусов. Как и люди, макаки-резусы живут группами и образуют прочные социальные связи. Обезьяны также склонны опасаться тех, кого они считают потенциально опасными.

Чтобы выяснить, различают ли обезьяны инсайдеров (т.е. те, кто принадлежит к их группе) и аутсайдеры (то есть те, кто не принадлежит), исследователи измерили количество времени, в течение которого обезьяны смотрели на сфотографированное лицо инсайдера по сравнению с аутсайдером. В ходе нескольких экспериментов они обнаружили, что обезьяны дольше смотрели на лица посторонних. Это говорит о том, что обезьяны более настороженно относились к посторонним лицам.

Однако также возможно, что посторонние просто вызывают большее любопытство. Чтобы исключить это, исследователи воспользовались тем фактом, что самцы макак-резусов покидают свои детские группы, как только достигают репродуктивного возраста.Это позволило исследователям соединить знакомые лица аутсайдеров (обезьян, которые недавно покинули группу) с менее знакомыми лицами инсайдеров (обезьяны, недавно присоединившиеся к группе). Когда им представили эти пары, обезьяны продолжали дольше смотреть на лица посторонних, хотя они были более знакомы с ними. Обезьяны явно проводили различия в зависимости от принадлежности к группе.

Махаджан и ее команда также разработали метод, позволяющий выяснить, испытывают ли обезьяны негативные чувства по отношению к посторонним.Они создали удобную для обезьян версию теста на неявные ассоциации (IAT). Для людей IAT — это компьютерная задача, которая измеряет бессознательные предубеждения, определяя, насколько быстро мы связываем разные слова (например, «хороший» и «плохой») с определенными группами (например, лицами афроамериканцев или американцев европейского происхождения). Если человек быстрее ассоциирует «плохое» с афроамериканскими лицами, чем с европейско-американскими лицами, это говорит о том, что он или она питает скрытое предубеждение против афроамериканцев.

Что касается макак-резусов, исследователи соединили фотографии инсайдеров и аутсайдеров либо с хорошими вещами, такими как фрукты, либо с плохими вещами, такими как пауки. Когда лицо инсайдера сочеталось с фруктами, а лицо постороннего — с пауком, обезьяны быстро теряли интерес. Но когда инсайдерское лицо было в паре с пауком, обезьяны дольше смотрели на фотографии. Предположительно, обезьяны сбивались с толку, когда что-то хорошее сочеталось с чем-то плохим. Это говорит о том, что обезьяны не только различают своих и чужих, они ассоциируют своих с хорошими вещами, а чужих с плохими.

В целом, результаты подтверждают эволюционную основу предубеждений. Некоторые исследователи считают, что предрассудки уникальны для людей, поскольку они, по-видимому, зависят от сложных мыслительных процессов. Например, прошлые исследования показали, что люди склонны проявлять предубеждение после того, как им напомнили об их смертности или после удара по их самооценке. Поскольку только люди способны размышлять о своей смерти или своем представлении о себе, эти исследования подтверждают мнение о том, что только люди способны на предубеждения.Но поведение макак-резусов подразумевает, что наша основная склонность видеть мир в терминах «мы» и «они» имеет древнее происхождение.

Психолог Кэтрин Коттрелл из Университета Флориды и ее коллега Стивен Нойберг из Университета штата Аризона утверждают, что человеческие предубеждения возникли в результате групповой жизни. Объединение в группы позволило людям получить доступ к ресурсам, необходимым для выживания, включая пищу, воду и кров. Группы также предлагали множество преимуществ, таких как упрощение поиска партнера, забота о детях и получение защиты от других.Однако групповая жизнь также заставила нас быть более осторожными с посторонними, которые потенциально могут нанести вред группе, распространяя болезни, убивая или причиняя вред отдельным людям или крадя драгоценные ресурсы. Чтобы защитить себя, мы разработали способы определения, кто принадлежит к нашей группе, а кто нет. Со временем этот процесс быстрой оценки других мог стать настолько упорядоченным, что стал бессознательным.

Психологам давно известно, что многие из наших предубеждений действуют автоматически, даже если мы о них не подозреваем.Большинство людей, даже те, кто глубоко заботится о равенстве, проявляют определенный уровень предубеждения по отношению к другим группам при тестировании с использованием IAT. Несмотря на неопровержимые доказательства того, что наш мозг настроен на предвзятость, наше общество продолжает думать о предрассудках как о преднамеренном поведении. Наши нынешние законы о борьбе с дискриминацией, а также большинство обучающих программ по разнообразию исходят из того, что предубеждение является явным и преднамеренным. Мы редко учим людей тому, как автоматические предубеждения могут испортить их поведение по отношению к другим.

Тот факт, что предрассудки часто возникают автоматически, не означает, что мы не можем найти способы преодоления их негативных последствий. Например, есть свидетельства того, что, когда люди осознают свои автоматические предубеждения, они могут исправить себя. И когда нас побуждают принять точку зрения постороннего, это уменьшает наше автоматическое предубеждение по отношению к группе этого человека.

Учитывая, что большинство сложных конфликтов, с которыми мы сталкиваемся сегодня в мире, происходят из-за столкновений между социальными группами, имеет смысл уделить время тому, чтобы понять, как уменьшить наши предубеждения.Но наше эволюционное прошлое предполагает, что для того, чтобы быть эффективными, нам, возможно, потребуется принять новый подход. Часто мы больше сосредотачиваемся на политических, исторических и культурных факторах, а не на глубинных моделях мышления, которые подпитывают все конфликты. Принимая во внимание, насколько глубоко укоренились предубеждения в нашем мозгу, у нас больше шансов найти долгосрочные решения, которые работают с нашими естественными наклонностями, а не против них.

Вы ученый? А читали ли вы недавно рецензируемую статью, о которой хотели бы написать? Пожалуйста, присылайте предложения редактору Mind Matters Гарету Куку, журналисту Boston Globe, лауреату Пулитцеровской премии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.