Позитивные науки: ФИЛОСОФИЯ, ПОЗИТИВНЫЕ НАУКИ И РУССКАЯ «ЧУДОКОВАТОСТЬ» — NovaUm.Ru

ФИЛОСОФИЯ, ПОЗИТИВНЫЕ НАУКИ И РУССКАЯ «ЧУДОКОВАТОСТЬ» — NovaUm.Ru

ФИЛОСОФИЯ, ПОЗИТИВНЫЕ НАУКИ И РУССКАЯ «ЧУДОКОВАТОСТЬ»

Философские науки

Ильин Александр Геннадьевич (Кандидат философских наук)

Ключевые слова: ФИЛОСОФИЯ; ПОЗИТИВИЗМ; МУДРОСТЬ; «ЧУДОКОВАТОСТЬ», НАУЧНАЯ ИДЕОЛОГИЯ; PHILOSOPHY; POSITIVISM; WISDOM; «MIRACLE»; SCIENTIFIC IDEOLOGY.


Аннотация: Философия является интегративной наукой с точки зрения позитивизма. В настоящее время этого не достаточно, потому что позитивизм строит свои выводы на фактах, а факты с лёгкостью можно подделать, придав совсем не значимым фактам статус важности. В этом случае философия так же будет заблуждаться, как и позитивные науки. Необходимо новое понимание философии, как мудрости, знающей, как и куда должно развиваться человечество. Наука должна отойти от идеологии и установки извне, философия должна освободиться от позитивизма и стать всеобщим человеческим знанием. На пути следования к философии как к мудрости и освобождения её от влияния от позитивизма многие учёные прибегают к юродству и «чудоковатости». Ближе всего к философии как всеобщему знанию стоит русская «чудоковатость», когда печка поедет у Емели и волк понесёт Ивана туда, не знаю куда, за тем, не знаю зачем.

Философия является знанием необходимым, целостным. В контексте позитивных наук, философия является ещё и интегративным знанием, объединяющим достижения частных наук. Частные науки углубляются в свой предмет и не всегда видят, как обстоит дело с их предметом в системе наук. Как вписывается частная наука в систему наук, это определяется её достижениями и межпредметными связями с другими науками. Но система наук – это всего лишь значимые достижения частных наук, собранные вместе. Это философия не в человеческом измерении, а в научном. Наука пытается навязать философии свои методы и взгляды. Философия же не вписывается в науку, она выше научного знания вообще и не строит своё учение только на научных данных. «В рамках процесса становления философии как истинной науки внутри нее возникли естествознание и обществознание. По мере развития и накопления собственной силы, они стали стремиться к полной независимости и самостоятельности. Дело дошло до того, что в лице позитивизма наука (а сути лишь рациональное постижение природы и общества) попыталась загнать философию под свои стандарты «научности» (поиск эмпирических фактов, их гносеологическая обработка, экспериментальная проверка и т.д.)»[5; с. 693].

Философия определяет место человека в мире и то, как человеку приспособиться к жизни в мире. Наука помогает в этом приспособлении, но часто наука ещё служит и идеологическим оружием власти. Высокая наука лишена идеологии и идеологической несовместимости, она всегда способна найти компромисс. Наука на среднем теоретическом уровне зависит от идеологии. Наука же практическая так же лишена идеологии, потому как факты не имеют идеологического предпочтения.

Зависимость науки от социальной обстановки получило название экстернализм. «Однако, говоря о социальной обусловленности познания, следует отмежеваться от концепции экстерналистского толка. Нам чуждо экстерналистское выведение всех сложных явлений развития науки непосредственно из экономических условий и утверждение, будто развитие науки определяется исключительно внешними по отношению к ней факторами» [1; с.8]. Наука не может зависеть от общественного мнения, потому как имеет свои особенности, связанные с наличием определённой подготовки для научной деятельности и необходимых умений и талантов. Всё это делает науку свободной от общественного мнения, учёные при этом становятся главными носителями идеи прогресса и развития. Однако, чтобы учёные не заняли лидирующее положение, науке противостоит идеология. Учёный только тогда признан, когда его труды и изобретения соответствуют определённой идеологии. Создатели идеологии при этом действуют не от своего имени, а от имени народа, от имени других людей. При этом наука, выходящая за рамки идеологии, становится лженаукой, а наука в рамках идеологии это единственная правильная наука. Наличие многих наук и мнений знаменует научный плюрализм. Но научный плюрализм, это опять-таки, допущение или позволение формирователей идеологии учёным действовать в определённом русле.

Сочетание различных научных методов, теорий, гипотез и т.д. требует определённого единства, в этом отношении общественная идеология выступает объединяющим фактором. Но если отойти от экстернализма, то встаёт вопрос о ином способе согласования научных доктрин, существующих в одно время. «Любая значительная философская теория представляет собой особый дискурс, особую языковую игру, в частности это совмещение родовых процедур производства истины. Но и нефилософские процедуры производства истины нуждаются в согласовании истин: их непротиворечивое расположение друг к другу необходимо для устойчивого сосуществования» [3; с. 174]. В условиях современного информационного общества наличие множества концепций выглядит вполне нормальным явлением. Человек при этом не в силах выстроить определённую логическую связь между различными данными науки. «Информатизация общества приводит к тому, что человек сталкивается с необходимостью усвоения огромного объёма информации, познать которую в целом он физически не в состоянии»[4]. Философское мировоззрение способствует пониманию не только роли науки в жизни, но и того, как строится наука. Значимость философии в её неотделимости от жизни, наука же часто делает открытия, которые не вписываются в определённую картину мира. В этом случае, открытия учёных стоит замолчать и не прибегать к ним. Страдают при этом самые гениальные учёные, потому как серость в научной среде всегда выслуживается перед теми, кто формирует общественное мнение. Сама же серость не в силах повлиять на формирование общественного мнения, потому как не обладает необходимыми талантами и даровитостями. При этом, именно научная серость всегда или почти всегда в орденах, медалях, грамотах и наградах.

Что касается нашей русской отсталости от передовой западной науки, то вероятно наша наука не хочет следовать за теми принципами науки, которые ей противны. Определяя роль философии как недетерминированного идеологией и иными общественными установками явления, нужно сказать о русской «чудоковатости», которая, впрочем, свойственна многим талантливым и увлечённым учёным. «Русские живут так, как будто бы не имеют своего ума или он вне их самих. Все архитепические русские герои – Иван-дурак, Емеля, Иван-пастух и т.д. – обладают этим фундаментальным отличием: их ум у Другого. Это значит, что их бытие изначально не умно, не тождественно с разумом. Где их ум? – В клубке, у щуки, у Конька-горбунка; эти другие являются их «органом» мышления» [2; с. 57].

Таким образом, настоящая учёность совсем не та, которая выше других, а та, чьи данные не только полезны для общества, для государства и т.д., а ещё и построены на глубоких философских основаниях, служащих крепостью их идеям, которые способны жить века и возрождаться через века. Этому способствует их истинность не прагматическая, а философская, проникнутая Божественным духом. «Чудоковатость» — это всего лишь возможность сохранить идею от поругательства со стороны идеологии и вместе с тем глубже проникнуть в сущность изучаемого предмета, который всегда спрятан. Что бы достать этот предмет недостаточно всего лишь наклониться, но нужен усердный труд, в первую очередь над собой.


Список литературы

  1. Галимов Б.С. Эволюционная картина природы / Б.С.Галимов.- Уфа: Китап, 2008.- 184с.
  2. Комаров С.В. Казус дурака. Маленькое эссе о гупости (2) // Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология. 2014. № 2 (18). С.49-59
  3. Семенков В. Е. Одиннадцатый тезис Маркса о Фейербахе: новая наука или новая прагматика философии? / В.Е.Семенков // Вестник СПбГУКИ. № 3 (12) сентябрь. 2012
  4. Смирнов С.В. Сущность и причины роста социальной значимости лженауки // NovaUm. 2017. №6. [режим доступа свободный] http://novaum.ru/public/p164
  5. Хазиев В. С., Хазиева Е. В. Философия как наука / В.С.Хазиев, Е.В.Хазиева // Вестник Башкирского университета. 2012. Т. 17. №1(I) С.693-698

Вконтакте

Facebook

Twitter

ALDh2A1 ПОЗИТИВНЫЕ КЛЕТКИ ОПУХОЛИ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА СИГНАЛЬНЫЕ ПУТИ NF-kB, PI3K PTEN, NOTCH, WNT, Hedgehog В СЛУЧАЯХ ТРОЙНОГО НЕГАТИВНОГО И ГОРМОН РЕЦЕПТОР НЕГАТИВНОГО HER2 ПОЗИТИВНОГО ИММУНОГИСТОХИМИЧЕСКИХ ПОДТИПОВ ИНВАЗИВНЫХ КАРЦИНОМ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

DOI: 10.22138/2500-0918-2019-16-1-41-49
УДК 616-006.04

А.А. Бриллиант, Ю.М. Бриллиант, С.В. Сазонов, С.А. Денисенко, С.М. Демидов, С.Л. Леонтьев


Институт медицинских клеточных технологий, г. Екатеринбург, Российская Федерация;
Уральский государственный медицинский университет, г. Екатеринбург, Российская Федерация

Резюме. Целью исследования стало изучить пул опухолевых стволовых клеток в разных иммуногистохимических подтипах инвазивной карциномы молочной железы. Проанализировать возможные изменения в экспрессии сигнальных путей NF-kB, PI3K PTEN, NOTCH, WNT, Hedgehog в клетках опухоли Тройного негативного и Гормон рецептор негативного HER2 позитивного подтипов. Материалы и методы. В работе использовался материал 110 случаев инвазивной карциномы молочной железы. Для определения стволовых клеток в опухолевой популяции исследовали наличие белка ALDh2А1 в клетках опухоли. Для распределения на иммуногистохимические подтипы, во всех случаях также были исследованы рецепторы стероидных гормонов ER, PR, HER-2/neu рецепторы, экспрессия белка Ki-67 а также экспресcия молекул сигнальных путей NF-kB, PI3K PTEN, NOTCH, WNT, Hedgehog. Для этого применялся иммуногистохимический метод. Результаты. Выявлено, что соотношение случаев разных иммуногистохимических подтипов отличается в группах с низким и высоким содержанием опухолевых стволовых клеток. При этом, в группе с высоким содержанием опухолевых стволовых клеток преобладают случаи Гормон-рецептор-негативного HER-2 позитивного и Тройного негативного подтипов (46 и 37% соответственно). Эти подтипы считаются наиболее неблагоприятными по прогнозу и ответу на химиотерапию. При этом, в 96% случаев Люминального А подтипа и в 100% случаев Люминального В подтипа опухолевые стволовые клетки выявлялись в незначительном количестве. Наибольшее число случаев, в которых выявлено более 10% опухолевых стволовых клеток в общем пуле опухолевых клеток, относились к Гормонрецептор негативному HER-2 позитивному (20%), Гормон-рецептор позитивному HER-2 позитивному (12%) и Тройной негативному подтипам (17%), при этом в последней группе все случаи с высоким уровнем экспрессии ALDh2A1 содержали более 50% опухолевых стволовых клеток в общем пуле опухолевых клеток. Выявлено перераспределение сигнальных путей в случаях Тройного негативного и Гормон рецептор негативного HER2 позитивного подтипов с высоким и низким содержанием клеток экспрессирующих ALDh2А1. Заключение. В результате проведенного исследования выявлено, что соотношение случаев разных иммуногистохимических подтипов отличается в группах с низким и высоким содержанием опухолевых стволовых клеток. При этом, в группе с высоким содержанием опухолевых стволовых клеток преобладают случаи Гормонрецепторнегативного HER-2 позитивного и Тройного негативного подтипов. В ходе исследования выявлены особенности распределения сигнальных путей NF-kB, PI3K PTEN, NOTCH, WNT, Hedgehog в Тройном негативном и Гормон рецептор негативном HER2 позитивном иммуногистохимических подтипах. Распределение сигнальных путей меняется в зависимости от наличия или отсутствия клеток с высокой экспрессией ALDh2A1.

Ключевые слова: рак молочной железы, опухолевые стволовые клетки, ALDh2A1, NF-kB, PI3K PTEN, NOTCH, WNT, Hedgehog

Конфликт интересов отсутствует.

Контактная информация автора, ответственного за переписку:
Сазонов Сергей Владимирович
[email protected]

Дата поступления 08.04.2019

Образец цитирования:
Бриллиант А.А., Бриллиант Ю.М., Сазонов С.В., Денисенко С.А., Демидов С.М., Леонтьев С.Л. ALDh2A1 позитивные клетки опухоли и их влияние на сигнальные пути NF-KB, PI3K PTEN, NOTCH, WNT, Hedgehog в случаях тройного негативного и гормон рецептор негативного HER2 позитивного иммуногистохимических подтипов инвазивных карцином молочной железы. Вестник уральской медицинской академической науки. 2019, Том 16, № 1, с. 41–49, DOI: 10.22138/2500-0918-2019-16-1-41-49

ЛИТЕРАТУРА:
1. Reya T., Morrison S.J., Carke M.F., et al. Stem cells, cancer, and cancer stem cells. Nature 2001; 414: 105-11.
2. Brilliant A.A., Brilliant Yu.M., Sazonov S.V. Characteristics of the relation between epithelial-mesenchymal transition and proliferative activity in breast carcinomas. European Journal of Cancer. 2013. Т. 49. № S2. С. 216.
3. Мнихович М.В., Мидибер К.Ю., Галлямова А.Р. и др. Иммуногистохимическая оценка экспрессии кадхерин-катенинового комплекса при раке молочной железы. Журнал анатомии и гистопатологии. 2017, 6 (1), 63-68.
4. Бриллиант Ю.М., Бриллиант А.А., Сазонов С.В. Эпителиальные кадгерины и ассоциированные с ним молекулы при инвазивном дольковом раке молочной железы. Архив патологии. 2017, 1 (79), 12-18.
5. Сазонов С.В., Бриллиант А.А., Бриллиант Ю.М. Связь состояния пролиферативных процессов и особенностей рецепторного аппарата опухолевых клеток карциномы молочной железы. Гены и клетки. 2017, 12 (4), 76-81.
6. Засадкевич Ю.М., Сазонов С.В. Роль молекулы клеточной адгезии Е-кадгерина в онтогенезе человека в норме и патологии. Морфология. 2014, 5 (146), 78-82.
7. Засадкевич Ю.М., Бриллиант А.А., Сазонов С.В. Роль кадгеринов в норме и при развитии рака молочной железы. Архив патологии. 2015, 3 (77), 57-64.
8. Collins A.T., Berry P.A., Hyde C., et al. Prospective identification of tumorigenic prostate cancer stem cells. NJCancer Res. 2005; 65(23):10946-51.
9. Jinesh G., Willis D.L., Kamat A.M. Bladder Cancer Stem Cells: Biological and Therapeutic Perspectives. Current Stem Cell Research & Therapy 2014; 9(2):1-13.
10. Al-Hajj M., Wicha M.S., Benito-Hernandez A., et al. Prospective identification of tumorigenic breast cancer cells. Proc Natl Acad Sci USA 2003; 100: 3983–8.
11. Ginestier C., Hur M.H., Charafe-Jauffret E., et al. ALDh2 is a marker of normal and malignant human mammary stem cells and a predictor of poor clinical outcome. Cell Stem Cell 2007; 1: 555–67.
12. Pearce D.J., Taussig D., Simpson C., et al. Characterization of cells with a high aldehyde dehydrogenase activity from cord blood and acute myeloid leukemia samples. Stem Cells 2005; 23(6):752-60.
13. Гребнев Д.Ю., Маклакова И.Ю., Ястребов А.П. Перспектива использования стволовых клеток для активации кроветворения в условиях возрастной инволюции на фоне воздействия ионизирующего излучения. Успехи геронтологии. 2014. Т. 27. № 2. С. 348-352.
14. Ginestier C., Hur M.H., Charafe-Jauffret E., et al. ALDh2 is a marker of normal and malignant human mammary stem cells and a predictor of poor clinical outcome. Cell Stem Cell. 2007; 1(5): 555–567.
15. Morimoto K., Kim S.J., Tanei T., et al. Stem cell marker aldehyde dehydrogenase 1-positive breast cancers are characterized by negative estrogen receptor, positive human epidermal growth factor receptor type 2, and high Ki67 expression. Cancer Sci. 2009; 100(6):1062-8.
16. Сазонов С.В., Леонтьев С.Л., Бриллиант А.А. Опыт работы референс-лаборатории по HER2/neu тестированию карциномы молочной железы в Свердловской области. Вестник Уральской медицинской академической науки. 2013. № 1 (43). С. 56-60.
17. Бриллиант А.А., Бриллиант Ю.М., Сазонов С.В., Особенности величины пула ALDh2+ опухолевых стволовых клеток в иммуногистохимических подтипах инвазивного рака молочной железы. Вестник Уральской медицинской академической науки. 2018. Т. 15. №3. С. 413-420.
18. Sazonov S., Brilliant A., Brilliant Y. Proliferation of cancer stem cells in triple negative breast cancer. The Breast Journal, 2017, Vol. 32, Supp. 1: 29-30.
19. Семиглазов В.Ф., Палтуев Р.М., Манихас А.Г. и др. Клинические рекомендации РООМ по диагностике и лечению рака молочной железы, Санкт-Петербург, 2015.

Авторы
Бриллиант Александр Александрович
Институт медицинских клеточных технологий
Кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник
Российская Федерация, 620000, г. Екатеринбург, ул. Вилонова, 76а
[email protected]

Бриллиант Юлия Михайловна
Институт медицинских клеточных технологий
Кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник
Российская Федерация, 620000, г. Екатеринбург, ул. Вилонова, 76а
[email protected]

Сазонов Сергей Владимирович
Уральский государственный медицинский университет
Доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой
Российская Федерация, 620028, г. Екатеринбург, ул. Репина, 3 
[email protected]

Денисенко Светлана Александровна
Уральский государственный медицинский университет
Кандидат биологических наук, ассистент кафедры
Российская Федерация, 620028, г. Екатеринбург, ул. Репина, 3 
[email protected]

Демидов Сергей Михайлович
Уральский государственный медицинский университет
Доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой онкологии
Российская Федерация, 620028, г. Екатеринбург, ул. Репина, 3 
[email protected]

Леонтьев Сергей Леопольдович
Институт медицинских клеточных технологий,
Доктор медицинских наук, профессор, директор Института медицинских клеточных технологий
Российская Федерация, 620000, г. Екатеринбург, ул. Вилонова, 76а
[email protected]

 
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial» («Атрибуция — Некоммерческое использование») 4.0 Всемирная.

Позитивная психология (ПП). Прогрессивная наука о благополучии и процветании

С самого начала возникновения психотерапии специалисты ставили перед собой
задачи улучшения качества жизни клиентов и пациентов. И Роджерс, и А. Эллис и А .
Бек подчеркивали важность улучшения качества жизни человека.
При этом, в приоритете оставалась дефицитарная модель – когда мы пытаемся
понять, какие причины и какие процессы приводят к проблемам человека. В
когнитивно-поведенческом подходе мы рассматриваем корневые убеждения и идеи –
мыслительные парадигмы, которые стоят за дисфункциональными эмоциями и
неэффективным поведением. Основные интервенции направлены на выявление и
модификацию именно нежелательных эмоций, когниций и поведения.
Зачастую, из фокуса внимания работы специалистов выпадает другая, позитивная
сторона – как сделать человека более счастливым и удовлетворенным жизнью не
через устранение «плохого» и «работу над ошибками», а через прямое построение
положительных изменений.

Мартин Селигман, разделявший идеи Эллиса, работавший с А. Беком, А. Фрименом и
другими основателями когнитивно-поведенческой терапии дал новый импульс в этом
направлении, когда, в конце 90-х годов, вместе с единомышленниками создал
отдельное течение – позитивную психологию.

Они не ставят перед задачи противопоставлять себя классической терапии. Скорее,
по удачному выражению Дж. Павелски, директора образовательных программ центра
позитивной психологии Университета Пенсильвании, предлагают использовать
«двухсторонний» плащ супергероя, одна сторона которого изучает и исправляет
проблемы, а вторая занимается развитием благополучия и процветания.
Именно изучению феномена счастья, благополучия и процветания посвящены
основные направления работы в позитивной психологии.

На семинаре будут рассмотрены предпосылки возникновения направления,
исторические и философские корни, подробно разобрана теоретическая модель
PERMA, концепция положительных эмоций и позитивных интервенций.
В практической части семинара мы рассмотрим использование разнообразных
упражнений и техник, применяемых в практической работе.

У нас есть богатый инструментарий по преодолению иррациональных убеждений,
оспариванию глубинных негативных установок, однако, зачастую более
эффективными являются позитивные интервенции, которые приводят к улучшению
качества жизни, к субъективному переживанию счастья. Такие изменения сами по себе
являются сильнейшими поведенческими активациями, способными поддерживать
устойчивую мотивацию на изменения. Кроме этого, не секрет, что многие клиенты не
очень хотят меняться; сам процесс переосмысления и принятия решений бывает
очень сложным и пугающим. В этих ситуациях использование идей позитивной
психологии также дает хороший результат, поскольку мы не фокусируемся на
фрустрирующих проблемах, а улучшаем «положительную» сторону жизни. Приносим в
нее больше позитивных эмоций, смысла, вовлеченности.

Позитивная психология – современная, прогрессивная наука о процветании,
опирающаяся на принципы научной доказательности и обоснованности. Позитивные
интервенции помогают значительно расширить возможности любого практикующего
специалиста.

Позитивная психология: технологии консультирования и развития семьи

Направление подготовки: —

Магистерская программа: —

Позитивная психология: технологии консультирования и развития семьи

Квалификация выпускника: —

Руководитель программы:

доктор психологических наук, профессор кафедры общей и практической психологии

Вступительные испытания: —

Психология (тест, собеседование)

Единственная в России магистратура, объединяющая позитивную психологию (уникальное современное направление мировой теории и практики психологической науки) и целостную комплексную подготовку специалиста, работающего с семьей.

Срок действия государственной аккредитации: до 25.04.2016 г.

1 сентября 2015 года все студенты будут переведены в объединенный университет, который будет образован в результате объединения МПГУ и МГГУ Шолохова.

ОПИСАНИЕ ПРОГРАММЫ (презентация)

Позитивная психология интегрирует в себе знания и подходы передовых отраслей психологической науки, а ее практические технологии ориентированы на возможность раскрытия человеком внутренних ресурсов преодоления жизненных стрессов, ограничений, препятствий и трудностей, и создания внутриличностной ресурсной основы персональных достижений, жизненного благополучия и успеха, которые являются фундаментальными составляющими человеческого счастья. Принципиальным преимуществом позитивной психологии является то, что она не культивирует болезнь или проблему, а работает технологиями опирающимися на состояние внутренней активности, потенциалов здоровья (физического и психологического) и направленностью на благополучие человека. Системная подготовка в области психологической работы с семьей (от момента создания семьи и всех этапов ее функционирования, в различных типах и вариантах института современной семьи) в контексте позитивного подхода, создает реальные неоспоримые основы уникальности специалиста магистерского уровня в области работы с семьей любого типа.

В процессе обучения по магистерской программе «Позитивная психология: технологии консультирования и развития семьи» достигаются мощные терапевтические эффекты личностного роста и выоская персональная результативность в различных сферах практической деятельности.

Семестр 1 Семестр 2 Семестр 3 Семестр 4
Психологическая теория семьи Психологическая диагностика семьи Психология формирования позитивных детско-родительских отношений Психологические технологии работы с проблемной семьей
Основы позитивной психологии Психологическое консультирование семьи Психология формирования брачной пары и предбрачное консультирование Психотерапия современной семьи
Психология семейного счастья: любовь и сексуальность Английский язык для специальных целей Психологические технологии работы с современной семьей Методология науки
Правовые основы семьи Дистанционное консультирование Психологические технологии развития семьи Судебно-психологическая экспертиза по семейным делам
Экономика семейных отношений Психологические технологии решения семейных конфликтов Психология семейных кризисов Психология замещающей семьи
Психология здорового образа жизни Генограмма семьи и родовые отношения Психология позитивного мышления и преодоления жизненных трудностей Технология преодоления сексуальных дисгармоний в семье

Практики

  • Производственная-консультативная: —

— — — Центр подготовки кандидатов в замещающие родители

— — — Центр психологического сопровождения замещающей семьи

— — — Центр планирования и репродукции семьи

— — — Центр социальной защиты и помощи семьи

  • Педагогическая: кафедры МГГУ им. М.А. Шолохова
  • Научно-исследовательская (центры социально-психологической помощи семье, центры социальной защиты семьи)

Мастер-классы, встречи

  • РОЗЕНОВА М.И. «Интенсивные психотехнологии работы с человеком, переживающим развод или расставание»
  • ЕЛИЗАРОВ А.Н. «Психология семьи: путь к семейному счастью и процветанию через развитие способности к солидарности»
  • КАМАЛЕТДИНОВА З.Ф. «Психологическая работа с молодой семьей и профилактика разводов»
  • СЕМЕНОВ Д.В. «Профилактика наркомании в системе детско-родительких отношений»
  • ТУРЧИНА Н.Ю. «Технологии работы с человеком в кризисной семейной ситуации»
  • ЯКОВЛЕВ В.А. «Технологии преодоления сексуальных дисгармоний» и др.

ВЫПУСКНИК

Диплом магистра психологии (магистерская программа «Позитивная психология: технологии консультирования и развития семьи»

Сертификаты:

  • Психологическая диагностика
  • Консультирование семьи
  • Консультирование по вопросам детско-родительских отношений
  • Решение и урегулирование семейных конфликтов
  • Проведение судебно-психологической экспертизы по семейным делам

Компетенции выпускника

  • Умение диагностировать, проводить экспертизу и коррекцию психологических свойств и состояний, характеристик психических процессов, различных видов деятельности индивидов и групп на основе инновационных разработок-
  • Умение сформулировать обоснованные психологические рекомендации прикладного профиля на основе теоретических и прикладных исследований-
  • Разработка новых средств воздействия на межличностные и межгрупповые отношения и на отношения субъекта с реальным миром-
  • Постановка инновационных профессиональных задач в области научно-исследовательской и практической деятельности-
  • Умение выбирать и применять психологические технологии, позволяющие осуществлять решения новых задач в различных областях профессиональной практики.

Карьерные перспективы

  • Семейный консультант
  • Консультант центра репродукции семьи
  • Специалист центра социальной защиты и помощи населению
  • Судебный эксперт

ПАРТНЕРЫ

  • Институт семьи Российской Академии Образования
  • Московский городской психолого-педагогический университет
  • Московский государственный областной университет

Учебный план очно-заочная форма обучения

Основная образовательная программа —очно-заочная форма обучения

Рабочие программы, обеспечиваемые кафедрами:
— —Общей и практической психологии
— —Социальной и педагогической психологии

Аннотированная образовательная программа «Позитивная психология: технологии консультирования и развития семьи»

2012-2013 -и 2013-2014

Программа вступительных испытаний

Тренировочный тест вступительных испытаний

Контактная информация:

РБА / Новости / Всероссийская конференция «Гармонизация межэтнических отношений и развитие национальных культур: позитивные практики библиотек» (г. Екатеринбург): приглашаем к участию

Уважаемые коллеги!

15–16 апреля на базе Свердловской областной межнациональной библиотеки в очно-дистанционном формате состоится Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция «Гармонизация межэтнических отношений и развитие национальных культур: позитивные практики библиотек», организованная при поддержке Министерства культуры Свердловской области и в партнёрстве с Секцией «Библиотечное обслуживание мультикультурного населения» РБА.

Цель Конференции — повышение эффективности работы библиотек в вопросах поликультурного обслуживания населения, сохранения и поддержки культурного и языкового разнообразия, продвижения идей толерантности, профилактики нетерпимости и экстремизма. К участию приглашаются руководители и специалисты библиотек, независимо от ведомственной принадлежности; работники сферы культуры, образования и науки; представители органов государственной и муниципальной власти, этнокультурных социально ориентированных некоммерческих организаций.

Темы и вопросы для обсуждения:

  • роль библиотек в реализации государственной национальной политики и государственной миграционной политики Российской Федерации;
  • библиотека как социальный субъект гармонизации межэтнических и межконфессиональных отношений;
  • поддержка, развитие и продвижение национальных литератур народов России и стран Содружества Независимых Государств;
  • роль некоммерческого партнерства библиотек с диаспорами и этнокультурными социально ориентированными некоммерческими организациями в реализации приоритетных целей, задач и направлений деятельности мультикультурной библиотеки;
  • иные вопросы мультикультурного библиотечного обслуживания, в том числе в сфере научных исследований.

Конференция предполагает очное и дистанционное участие с дальнейшей публикацией статей в сборнике материалов конференции.

Просим участников зарегистрироваться до 31 марта. Тезисы выступлений и статьи для публикации в сборнике принимаются также до 31 марта по электронной почте [email protected].

Участие в конференции бесплатное. Организационный взнос не предусматривается. Командировочные расходы за счет направляющей стороны.

Контактная информация:

Евгений Сергеевич Колосов, заместитель директора по библиотечным технологиям Свердловской областной межнациональной библиотеки: 8 (343) 211-07-00 (доб. 105), [email protected];

Татьяна Владимировна Мотовилова, заведующая методико-библиографическим отделом Свердловской областной межнациональной библиотеки: 8 (343) 211-07-00 (доб. 111), [email protected]
 

Оргкомитет Конференции

Университеты Проекта 5-100 демонстрируют позитивную динамику в QS World University Rankings

10 июня 2020 года

Британская компания Quacquarelli Symonds (QS) опубликовала ежегодный рейтинг лучших университетов мира QS World University Rankings.

По сравнению с предыдущим годом число российских вузов, представленных в рейтинге, выросло с 25 до 28.

Российским лидером рейтинга стал МГУ им. М.В. Ломоносова, поднявшийся на 10 строчек по сравнению с прошлым годом и занявший 74-ю позицию. На втором месте среди российских университетов – СПбГУ (225-я позиция), следом за ним на третьем месте расположился НГУ (228-я позиция), являющийся участником Проекта повышения конкурентоспособности ведущих российских университетов среди ведущих мировых научно-образовательных центров (Проект 5-100). Как и год назад, НГУ продемонстрировал лучший результат среди данной группы университетов.

Всего в QS World University Rankings этого года представлено 17 вузов – участников Проекта 5-100, включая СПбГЭТУ «ЛЭТИ», впервые вошедший в рейтинг.

Помимо НГУ в топ-300 лучших университетов мира представлен ТГУ (250-я позиция). В число 300 лучших вузов мира в этом году вошли также МФТИ (281-я позиция) и НИУ ВШЭ (298-я позиция), тем самым расширив присутствие российских университетов в данном рейтинговом диапазоне.

Отметим, что в 2020 году большая часть вузов – участников Проекта 5-100, представленных в QS World University Rankings, улучшила свои позиции по сравнению с прошлым годом.

Университет ИТМО, как и в прошлом году, совершил существенный рывок в рейтинге и поднялся более чем на 70 строчек вверх, переместившись из рейтингового диапазона 401-500 в группу 301-400 – на 360-ю позицию. Высокую динамику в рейтинговой таблице этого года показал также РУДН (326-я позиция), поднявшись на 66 строчек вверх. В топ-400 рейтинга этого года также входят: НИЯУ МИФИ (314-я позиция), УрФУ (331-я позиция) и КФУ (370-я позиция).

В топ-500 представлены ТПУ (401-я позиция) и СПбПУ (401-я позиция), НИТУ «МИСиС» (428-я позиция), ДВФУ (493-я позиция). При этом ДВФУ впервые вошел в топ-500 институционального рейтинга QS, увеличив число российских университетов, представленных в данном рейтинговом диапазоне, с 16 до 17.

Представители Quacquarelli Symonds, со своей стороны, также отметили позитивную динамику российских вузов. «Наше ежегодное издание QS World University Rankings показывает, что Россия является одной из историй успеха современного высшего образования. Она может похвастаться небольшими размерами студенческих групп и ростом глобальной репутации», – отметил Бен Саутер, руководитель исследовательского департамента QS Intelligence Unit.

Основная цель QS World University Rankings – помощь студентам при выборе ведущих университетов по всему миру. При составлении QS World University Rankings учитываются шесть индикаторов: авторитетность в академической среде, репутация среди работодателей, соотношение профессорско-преподавательского состава и числа студентов, цитируемость научных публикаций, доли иностранных преподавателей и студентов.

 Подробнее ознакомиться с результатами рейтинга можно здесь: www.TopUniversities.com.

Глава Минобрнауки позитивно оценил концепцию нового студенческого кампуса Томска

Губернатор Сергей Жвачкин провел в Москве рабочую встречу с министром науки и высшего образования России Валерием Фальковым.

Глава региона обсудил с главой Минобрнауки модель научно-образовательного центра мирового уровня в Томской области.

Особое внимание губернатор и министр уделили проекту  межуниверситетского многофункционального студенческого кампуса, который будет построен на левом берегу Томи. Напомним, соглашение о строительстве кампуса томский губернатор Сергей Жвачкин, глава госкорпорации ВЭБ.РФ Игорь Шувалов и экс-министр науки и высшего образования Михаил Котюков подписали прошлым летом на Петербургском международном экономическом форуме.

Валерий Фальков сообщил на встрече, что концепция томского кампуса – наиболее проработанная. В свою очередь, глава региона рассказал министру, что над ней работали студенты университетов Томска вместе с архитекторами, дизайнерами и специалистами по урбанистике.  Губернатор Сергей Жвачкин сам принял участие в большом мозговом штурме в ТГУ и взял на заметку самые яркие идеи.

Глава области детально познакомил министра с концепцией «Большой университет», над которой сегодня работают университеты и академические институты Томска, а также крупные бизнес-компании.

«Глава Минобрнауки знает потенциал томской университетской и академической науки, и высоко оценивает нашу системную деятельность по привлечению иногородних и иностранных абитуриентов, — подчеркнул губернатор Томской области Сергей Жвачкин. – Результаты нашей работы по экспорту образования сегодня видят не только внутри страны, но и за ее пределами. И конечно, эта работа только усилится».

Сергей Жвачкин пригласил Валерия Фалькова на форум молодых ученых U-NOVUS.

Во встрече губернатора и министра также приняли участие заместитель губернатора по научно-образовательному комплексу Людмила Огородова, заместитель губернатора по экономике Андрей Антонов и ректор Национального исследовательского Томского государственного университета Эдуард Галажинский.

Позитивная наука — обзор

2 История позитивно-нормативной дихотомии в экономике

Экономика — это дисциплина, которая традиционно поддерживает (или, по крайней мере, настаивает на том, что важно поддерживать) строгую дихотомию между позитивным и нормативным ; экономическая наука говорит (или должна сказать) нам, что «есть», в то время как нормативные и этические вопросы говорят нам, что «должно быть». 1 Один экономист, которого часто цитируют относительно важности разделения положительного и нормативного, — это Джон Невилл Кейнс.Полезно процитировать его подробно.

В соответствии с используемыми здесь терминами, позитивная наука может быть определена как совокупность систематизированных знаний, касающихся того, что есть, нормативная или регулирующая наука как совокупность систематизированных знаний, относящихся к критериям того, что должно быть и, следовательно, озабочен идеалом, отличным от актуального; и , статья как система правил для достижения поставленной цели. Цель позитивной науки — установление единообразия , нормативной науки — определение идей , искусства — формулирование заповедей .

Проблема, следует ли рассматривать политическую экономию как позитивную науку, или как нормативную науку, или как искусство, или как некоторую их комбинацию, в определенной степени является вопросом просто номенклатуры и классификации. Тем не менее, важно различать экономические запросы в зависимости от их принадлежности к трем департаментам соответственно; а также важно прояснить их взаимоотношения. [Кейнс, 1917, стр. 34–5, выделено в оригинале]

Обратите внимание, что, хотя Невилл Кейнс подчеркивал различие между позитивным и нормативным, он не утверждал, что нормативным концепциям нет места в экономической науке.Писая в предпозитивистском британском контексте (первое издание было опубликовано в 1890 году), Кейнс рассматривал позитивное и нормативное как разные виды наук — одну описательную, а другую — предписывающую, — таким образом, оставляя экономистам возможность исследовать материал. экономика благосостояния [Cooter and Rappoport, 1984], одобренная коллегой Кейнса Альфредом Маршаллом и другими кембриджскими неоклассиками, такими как Артур Пигу [1920].

Импорт идей логического позитивизма и другие изменения в экономической профессии в течение первых нескольких десятилетий двадцатого века привели к принятию даже более сильной версии дихотомии, чем та, которую защищал Невилл Кейнс.Дихотомия — строгое разделение положительного и нормативного — сменилась эпистемическим осуждением и запретом и нормативного; Необходимо было не только признать, что положительные и нормативные утверждения принципиально отличаются друг от друга, но и утверждалось, что нормативные положения являются незаконными с научной точки зрения и должны быть запрещены в надлежащей экономической науке. Согласно логическому позитивизму, было только два типа значимого дискурса — эмпирическая наука (синтетическое знание) и логика / математика (аналитическое знание) — все остальное было бессмысленной метафизикой.Поскольку нормативная экономика была основана на предпосылках, которые не были получены ни из одного из этих двух источников, нормативная экономическая наука вообще перестала быть какой-либо наукой и была отправлена ​​на эпистемическую помойку вместе с религией, метафизикой и прочими «бессмысленными» дискурсами. . Этот позитивистский взгляд на нормативное часто сочетался с эмотивистским взглядом на этику — этические утверждения были просто выражением отношения или эмоции [Davis, 1990].

Одним из самых влиятельных голосов, поддерживающих запрет нормативных документов, был Лайонел Роббинс [1935].Как и предыдущие авторы, он отделил «должно» от «есть»:

Экономика имеет дело с установленными фактами; этика с оценками и обязательствами. Эти две области исследования не находятся в одном плане дискурса. Между обобщениями позитивных и нормативных исследований закреплена логическая пропасть, которую никакая изобретательность не может замаскировать и которую никакое сопоставление в пространстве или времени не может преодолеть. [Роббинс, 1935, стр. 148]

Но Роббинс пошел дальше простого утверждения, что «предложения, включающие« должно », находятся в совершенно ином плане, чем предложения, включающие« есть »(там же., pp. 142–43) — он утверждал, что разделение не было эпистемически равным, что нормативные положения «незаконны» и не имеют места в экономической науке.

Роббинс эффективно использовал свой запрет на норматив в своем общем аргументе против межличностных сравнений полезности и экономической политики, основанной на таких сопоставлениях. Сравнение удовлетворенности / полезности, получаемой двумя разными людьми от определенного набора товаров или уровня дохода

… — это сравнение, которое обязательно выходит за рамки любой положительной науки.Утверждение, что предпочтение A стоит выше предпочтения B в порядке важности, полностью отличается от утверждения, что A предпочитает n вместо m, а B предпочитает n и m в другом порядке. Он включает в себя элемент традиционной оценки. Следовательно, он по сути нормативный. Ему нет места в чистой науке. (там же, стр. 139)

Роббинс использовал научную неправомерность межличностных сравнений полезности, чтобы критиковать утилитарный аргумент, поддержанный Маршаллом, Пигу и другими, о том, что убывающая предельная полезность денежного дохода дает экономике научные основания для перераспределения доход от богатых к бедным и прогрессивные налоги на прибыль как средство достижения такого перераспределения.Поскольку межличностные сравнения полезности были нормативными и не имели места в научной экономике, Роббинс утверждал, что любое перераспределение или прогрессивные налоги, основанные на экономическом анализе, содержащем такие предположения, были научно незаконными.

Следовательно, расширение закона убывающей предельной полезности, постулируемое в рассматриваемых нами положениях, является незаконным. И поэтому аргументы, основанные на нем, не имеют научного обоснования

… Концепция убывающей относительной полезности (выпуклость кривой безразличия вниз) не оправдывает вывода о том, что переход от богатых к бедным увеличит общее удовлетворение … В самом деле, вся та часть теории государственных финансов, которая имеет дело с «общественной полезностью», должна иметь другое значение.Интересный как развитие этического постулата, он вовсе не следует из положительных предположений чистой теории. (там же, стр. 141)

Роббинс полностью признал, что мы все время проводим межличностные сравнения полезности в нашей повседневной жизни (там же, стр. 140), но, как и во многих других случаях, полезность в повседневной жизни не подразумевает обоснованность для научного исследования. Он, как и Макс Вебер [1949], также был готов предоставить ученым-экономистам возможность приписывать моральные или иным образом обремененные ценностями предпочтения экономическим агентам и исследовать последствия таких предпочтений, но если нормативные ценности экономистов делают исследование (в отличие от исследуемых агентов) просочилось в анализ, затем оно перестало быть наукой.

В течение следующих нескольких десятилетий взгляд Роббинса на взаимосвязь между позитивной и нормативной экономикой поддерживался растущим числом влиятельных, а вскоре и влиятельных экономистов. Хороший пример такой поддержки можно найти в различных заявлениях Милтона Фридмана. Хотя многие методологические взгляды Фридмана, изложенные в его знаменитой статье 1953 года по экономической методологии, отличались от тех, которые поддерживал Роббинс, его взгляд на дихотомию позитивного и нормативного по существу был таким же.

Позитивная экономика в принципе не зависит от какой-либо конкретной этической позиции или нормативных суждений. Как говорит Кейнс, он имеет дело с тем, «что есть», а не с тем, «что должно быть» … Его эффективность следует оценивать по точности, масштабам и соответствию полученным предсказаниям. Короче говоря, позитивная экономика является или может быть «объективной» наукой в ​​том же смысле, что и любая физическая наука. [Фридман, 1953, стр. 4]

К середине двадцатого века взгляд Роббинса на дихотомию позитивного и нормативного, подкрепленный рядом других влиятельных экономистов, стал по существу общепринятой точкой зрения в экономической профессии.Это не означает, что не было критиков дихотомии [Little, 1949; Souter, 1933] и / или использование его Роббинсом для обвинения в межличностных сравнениях полезности [Robertson, 1952], но для большинства англоязычных экономистов, в том числе многих из тех, кто пишет по экономической методологии, главной целью профессии было создание положительных экономических результатов. наука : наука, которая говорит нам, что такое . Как и в случае science , такое позитивное исследование никогда не следует смешивать с нормативными или этическими соображениями относительно того, как все должно быть.Для многих экономистов нормативные идеи играли важную роль в дебатах об экономической политике, но не в строго определенной экономической науке. Конечно, продолжались (и продолжаются) споры о том, что именно требуется для успешной практики позитивной экономики — это был традиционный предмет экономической методологии [Hands, 2001], — но вряд ли есть какие-либо споры о том, должна ли научная практика быть жесткой. отличается от нормативных и этических проблем; отношения между «есть» и «должно» — это строгая дихотомия , и все, что находится на нормативной стороне этой дихотомии, должно быть запрещено экономической наукой.Общепринятое мнение профессионала по этому поводу хорошо отражено в замечаниях Курта Клаппхольца из конца 1950-х годов:

Я попытался показать, что различные утверждения, часто выдвинутые «… с проницательной глубиной», что экономика — это обязательно valueimpregnated легко опровергнуть. Почему же тогда критика, которая так явно не попадает в цель, по-прежнему вызывается столь громко? И почему защитники «ортодоксальной» позиции должны отвечать на эту критику, повторяя принцип этического нейтралитета, как если бы современные географы продолжали настаивать на том, что Земля не плоская? [Клаппхольц, 1959.п. 111, курсив оригинала]

Тон этой цитаты так же важен, как и ее содержание. Клаппхольц не просто не согласен с такими, как Gunner Myrdal [1958], которые утверждали, что нормативные ценности неумолимо переплетаются с экономической наукой — настолько переплетены, что наиболее «объективный» подход, который мог бы принять ученый-экономист, заключался в том, чтобы просто заявить (сознательно, открыто , и явно), вместо того, чтобы устранять его или ее нормативные предпосылки — он выражает разочарование тем, что даже нужно отвечать таким критикам плоской Земли.Подразумевается, что настолько очевидно, что нормативу нет места в экономической науке, что здесь просто не о чем обсуждать.

Один из многих критических откликов, которые были даны на приверженность экономистов дихотомии положительного и нормативного, заключается в том, что, хотя профессия может проповедовать важность сохранения строгой дихотомии, она не всегда успешно реализует то, что проповедует [Blaug, 1992 ]. Один из наиболее часто цитируемых примеров неспособности профессии практиковать эту дихотомизацию связан с нормативной концепцией экономической эффективности.Когда в конце 1930-х и 1940-х годах в профессии отказались от межличностных сравнений полезности, более ранний критерий утилитарной политики (максимизация общей или средней полезности) был заменен критерием Парето. Согласно критерию Парето определенное распределение ресурсов было оптимальным по Парето (и, следовательно, эффективным) тогда и только тогда, когда любое перераспределение, которое улучшило бы положение одного человека, ухудшило бы положение другого. Возможно, наиболее важным результатом экономики благосостояния, основанной на Парето, была так называемая «Первая фундаментальная теорема экономики благосостояния», которая доказала, что любое конкурентное равновесие оптимально по Парето (см. Любой стандартный учебник по микроэкономике).Экономисты приветствовали изменение критериев Парето в экономике благосостояния прежде всего потому, что они предлагали оценочный стандарт, который был лишен всех проблемных нормативных вопросов, связанных с межличностными сравнениями полезности, и, таким образом, предоставлял строго позитивный / научный способ делать суждения о социальном благосостоянии и микроэкономическая политика. И все же, как многие экономисты и философы утверждали на протяжении многих лет, использование критерия Парето в экономике благосостояния не обязательно позволяет экономистам избегать приверженности теории морали (см. [Blaug, 1992; Hausman and McPherson, 2006]).Существует множество таких критических замечаний, но относительно стандартный аргумент состоит в том, что, поскольку критерий Парето полностью основан на удовлетворении предпочтений соответствующих экономических агентов, что делает их лучше или хуже, он неявно придерживается точки зрения удовлетворения индивидуальных предпочтений. хорошего. Конечно, может случиться так, что большинство экономистов согласятся с тем, что создание состояний мира, которые увеличивают удовлетворение индивидуальных предпочтений, должно быть единственной основой хорошей социальной политики, но даже если это профессионально приемлемо, это все же обязательство, которое действует «как «Троянский конь», провозящий этические обязательства в теоретическую цитадель позитивной экономической теории мейнстрима »[Hausman and McPherson, 2006, pp.67–68]. Вооружившись этим якобы свободным от ценностей определением экономической эффективности, Первая фундаментальная теорема экономики благосостояния позволяет экономистам «сделать вывод о том, что ceteris paribus , идеальное конкурентное равновесие желательно с моральной точки зрения, а несовершенство рынка, препятствующее достижению конкурентного равновесия, — с моральной точки зрения. нежелательно »(там же, с. 66) — вывод, который звучит очень близко к положительной экономической теории, утверждающей, что должно быть.

Хотя такая критика теоретической практики экономистов может быть законной, противоречия между профессиональной риторикой и практикой не будут в центре внимания данной дискуссии.Независимо от того, заключается ли аргумент в том, что экономисты традиционно поддерживали дихотомию позитивного и нормативного, или в критике профессии за несоблюдение того, что она проповедует, дискуссия оставляет в силе утверждение, что факты и ценности составляют строгую дихотомию . Именно это утверждение — утверждение, которое принимается как данность в большинстве споров о позитивной и нормативной экономике, — я хочу исследовать.

Оставшаяся часть документа будет разделена на две части. Следующий раздел начнется с подчеркивания того, что не все, что является «нормативным», касается этики, и продолжит рассмотрение некоторых последствий этого (все более признанного) факта для экономического теоретизирования.Во второй части утверждается, что даже если кто-то интересуется только этической нормативностью, все еще существуют серьезные трудности с утверждением, что разница между положительным и нормативным представляет собой строгую дихотомию. Очевидно, существует полезное повседневное различие между фактами и ценностями, но эти два набора концепций слишком запутаны, чтобы мы могли разумно говорить о строгом разделении, которое традиционно поддерживали экономисты.

Positive Science Eyetracking

До сих пор большинство компаний, занимающихся отслеживанием взглядов, сосредотачивали свои усилия на разработке продуктов в лаборатории, рассматривая полевые работы как второстепенное.У Positive Science другая точка зрения. Мы считаем, что участие в полевых исследованиях имеет решающее значение для разработки более совершенных систем. Мы так же технически настроены, как и все остальные, но мы также не боимся зашнуровать ботинки, засучить рукава и испачкаться в реальных ситуациях. Фактически, наша приверженность проектам клиентов привела нас по всему миру и даже на один из самых изолированных населенных островов в мире.

Когда мы не на местах, мы усердно работаем над созданием решений, которые являются столь же инновационными, сколь и надежными.Наше оборудование универсально, а наши возможности индивидуального проектирования позволяют исследователям исследовать новые приложения во всех областях отслеживания взгляда. Наше программное обеспечение предоставляет доступное решение для отслеживания взгляда для платформы Mac OS, которое использует интуитивно понятную калибровку и настраиваемую графику.

Так кто же такая позитивная наука? Компания Positive Science была основана в 2006 году в результате страсти к разработке системы отслеживания движения глаз для Mac OS. С тех пор позитивная наука прошла долгий путь. Мы имели удовольствие работать с некоторыми из ведущих исследователей страны над широким спектром проектов по отслеживанию глаз.

Наши продукты позволили исследователям подойти к некоторым из самых сложных ситуаций с отслеживанием взгляда. Постоянная обратная связь с нашими клиентами помогает нам оставаться гибкими и подталкивает к созданию более совершенных систем.

Что это значит для ваших проектов? Это означает, что Positive Science будет стремиться предоставить результаты, которые вы ищете, там, где вы их ищете. Если вам нужно следить за глазами в динамичной среде, рассчитывайте на нас, чтобы помочь вам выполнить работу — от концепции до реализации.

Список недавних клиентов

  • Рочестерский технологический институт
  • Нью-Йоркский университет
  • Рочестерский университет
  • Университет Данди
  • U.C. Дэвис
  • Герцог
  • Ноттингемский университет Малайзия Кампус
  • Колледж уголовного правосудия Джона Джея
  • Университет Индианы
  • … и многие другие!

Позитивные социальные науки | Энциклопедия.com

ПОЛОЖИТЕЛЬНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ НАУКА И НОВИНКА В ЭКОНОМИКЕ

БИБЛИОГРАФИЯ

Слова позитивный , позитивизм , позитивная наука и позитивная социальная наука значили для многих разных людей разные вещи. В контексте французской социальной мысли слова позитивная наука были впервые произнесены, кажется, мадам де Сталь (1766–1817), эксцентричной мыслителем, писателем, светской львицей и соратником романтиков и ученых-утопистов конца XVIII века. и в начале девятнадцатого века (Гордон 1991, стр.271). Как и другие представители ее круга, мадам де Сталь с энтузиазмом относилась к той роли, которую научный метод может сыграть в продвижении человеческого прогресса к целям духовного и материального совершенствования. Историки идей обычно заканчивают свой след позитивной социальной науки основоположниками современной социологии, то есть Анри Сен-Симоном (1760–1825) и его учеником Огюстом Контом (1798–1857). Таким образом, лингвистический поворот от позитивной науки к позитивной социальной науке. Конечно, существует некоторое противоречие по поводу вопроса о «происхождении социологии» — например, можно привести доводы в пользу утверждения, что Аристотель (384–322 гг. До н.э.) был основателем социологии (и, в этом отношении, экономики тоже). ), Но здесь эти утверждения не вызывают беспокойства.

Тем не менее, с исторической и методологической точки зрения, позитивная социальная наука — это понятие, которое трудно дать точному определению. Один из способов определить это — назвать то, чем утверждают различные защитники: позитивная социальная наука — это не метафизика старой школы и не нормативная отрасль науки, такая как экономика благосостояния или прикладная этика. Например, против умозрительной метафизики Платона (427–347 гг. До н.э.) и Иммануила Канта (1724–1804 гг.), А также против оценочных суждений моралистов, таких как Жан-Жак Руссо (1712–1778 гг.), Конта и современного философа Джона Ролза. (1921–2002) позитивные социологи едины в своих попытках понять и объяснить чувственный мир объективными, логическими, фактическими и нейтральными по отношению к ценностям наблюдательными терминами.Позитивный социолог ищет взгляд из ниоткуда или глазами Бога. Он не обязательно выполняет эмпирическую, фактическую часть домашнего задания по своему предмету; ему нужно только заявить, что он верит в то, что его логика обращается к фактам и логике как к высшим арбитрам объективного исследования. С конца девятнадцатого века большинство приверженцев позитивной социальной науки отказались от исторической веры в «прогресс» к «совершенству» посредством прерывистых стадий или постоянной эволюции, унаследованной Контом и де Стэлем.После публикации Карлом Пирсоном (1857–1936) Grammar of Science (1892) и особенно после публикации в 1929 году Wissenschaftliche Weltauffassung: Der Wiener Kreis (Научная концепция мира: Венский круг), В манифесте так называемого Венского кружка цели позитивной социальной науки в большей степени предполагали набор верований и аргументированный стиль, чем историческое объяснение или перфекционистское состояние.

Если позитивная социальная наука когда-либо имела прочное философское обоснование, то основанием для нее послужила не так называемая социальная наука wertfrei (свободная от ценностей) экономического социолога Макса Вебера (1864–1920), а серия исследований. философские аргументы обычно называют логическим позитивизмом .Первоначально группа философов, физиков, экономистов, социологов и математиков, состоящая из слабо сплоченной группы, логические позитивисты были напрямую связаны или иным образом связаны с Венским кружком. Целью логических позитивистов, ранних и поздних, было прочно внедрить «дихотомию факт / ценность» в умы работающих ученых, дихотомия, впервые доведенная до внимания философов Кантом и социологов Дэвидом Юмом (1711–1711). 1776 г.). Логические позитивисты стремились объединить аналитический / синтетический аргумент Канта с аргументом «должное» Юма.Несмотря на или, возможно, из-за своей борьбы за построение «единой науки», позитивисты не особо спорили о собственных двусмысленностях.

С тех пор как простая вера в позитивизм угасла, социологи обычно придерживаются юмовского аргумента. Многие интерпретаторы утверждали, что Юм в части 1 книги III своего «Трактата о человеческой природе » (1739) предполагает, что нельзя вывести следует, что суждений из — это суждений. Обычно понимают, что он утверждал, что оценочные суждения не могут быть выведены из фактических наблюдений.Большинство его интерпретаторов придерживались мнения, что факты и ценности — это разные сущности, создавая своего рода вилку между данными и суждениями. С 1920-х годов подавляющее большинство экономистов, политологов и психологов восприняли вилку Юма как догму. Подобное влияние дихотомии факт / значение на медико-биологические исследования не осталось незамеченным (напротив, антропологи и социологи уже давно возражают против этого).

Логические позитивисты восприняли вилку Юма как целую научную еду, убеждение, которое быстро вошло в мейнстрим социальной научной мысли.Только научные утверждения должны были приниматься как «познавательно значимые». И только аксиоматические и нейтральные по отношению к ценностям утверждения о фактах мира будут считаться наукой. Ценностные суждения — особенно суждения этического типа — считались прерогативой проповедников и поэтов, объективно говоря, «бессмысленными», а не руководством к социальной или экономической политике.

Часто неочевидно, как можно полностью отказаться от ценностей, чтобы раскрыть только объективные факты. Возьмем, к примеру, предложение «У Ирака нет оружия массового уничтожения.«На одном уровне чтения это прямое фактическое утверждение — истинное, ложное или сомнительное. Ирак — это нация, страны участвуют как в самообороне, так и в агрессивной войне, оружие массового уничтожения использовалось в войне другими странами, и многие страны согласны с тем, что считается оружием массового уничтожения: это факты. Предположительно, можно было бы собрать команду социальных, физических и биологических ученых, обученных передовым методам составления таблиц переписи, теории выборки, а также экспериментальным и аналитическим методам, так что — при условии сотрудничества с правительством Ирака или военной силы — можно было бы прийти к правильному ответ на центральное фактическое утверждение: у Ирака нет оружия массового уничтожения.

Но взаимозависимость фактов и ценностей можно проиллюстрировать одним изменением субъектно-объектных отношений. Предположим, что первоначальное предложение изменено на «У Соединенных Штатов нет оружия массового уничтожения» (изменение темы) или «У Ирака нет воздушных шаров для украшения школы» (изменение объекта). Изменение предмета из Ирака на «Соединенные Штаты» или предмета с оружия массового уничтожения на «воздушные шары для украшения школы» предполагает не просто изменение фактов предмета и объекта, но и полное изменение точки зрения, движимое движением. не грубыми фактами — как бы они ни были определены — а оценочными суждениями, в значительной степени или полностью воплощенными в исходном предложении.Некоторых чиновников правительства США, в том числе некоторых высокопоставленных ученых, очевидно, не волнует или не беспокоит тот факт, что у правительства США есть оружие массового уничтожения. «У Соединенных Штатов нет оружия массового уничтожения» — это не фактическое заявление, которое может повлечь за собой столь же массовые жертвы в виде денег, времени, капитала и человеческих жизней. Изменение объекта приводит к аналогичному выводу. «В Ираке нет воздушных шаров для украшения школ» — это утверждение, на которое предположительно могла бы ответить та же группа ученых, статистиков и военнослужащих.Но правительство США не ценит ответ на последнее утверждение; он не будет жертвовать многими ресурсами, чтобы узнать правду о воздушных шарах.

Утверждения фактов и утверждения о ценностях взаимозависимы в науке, потому что человеческие мотивы порождают вопросы и методы науки. Это неплохо признать ни для науки, ни для общества — напротив, вероятно, это преимущество. Например, свободное и публичное обсуждение ценностей и интересов науки и общества является альтернативой деспотизму и массовому невежеству.А распространение свободных и демократических альтернатив, как соглашаются социологи, ведет к повышению благосостояния людей. Мнения по поводу вторжения в Ирак под руководством США в 2003 году расходятся. Например, некоторые говорят, что потеря для мира из-за того, что ошибся в отношении первоначальной претензии, может быть настолько большой, что любое научное и военное исследование должно получать финансирование до тех пор, пока не будет достигнута гарантия по этому вопросу. Но даже в этом случае у человека нет достаточных причин, чтобы оправдать приверженность фактической стороне предполагаемой дихотомии факт / ценность.Различные мнения о фактах и ​​ценностях преобладают над большинством общественных вопросов. Например, многие общественные учреждения, от начальной школы до исследования космоса, продолжают существовать с массовым одобрением, несмотря на широкий разброс профессиональных экономических мнений. Другими словами, кто потратит миллиарды долларов, пытаясь выяснить, есть ли у другой страны воздушные шары для украшения своих школ? Только помешанный на фактах ученый, лишенный ценностной риторики.

На еще одном уровне чтения — если смотреть со стороны только ценностей — дихотомия факт / ценность остается сомнительной.Предположим, первоначальное предложение изменено на «Согласно правительству Соединенных Штатов, у Ирака не должно быть оружия массового уничтожения». Новое предложение прямо апеллирует к оценочному суждению. Обратите внимание, что здесь не сказано точно, от кого исходит оценочное суждение (только «правительство»). И это не говорит о том, кто произносит предложение. Но слово следует заменило слово делает , сигнализируя, похоже, об отказе от фактов и решительном переходе в сторону ценностей.Но есть по крайней мере два возражения, которые можно выдвинуть к такому выводу: (1) автор первоначального предложения и ее читатели никогда не придерживались только фактов, как предполагает приведенный выше аргумент, во-первых; и (2) предложение «По мнению правительства Соединенных Штатов, у Ирака не должно быть оружия…», если оно воспринимается в том же духе, что и предположительное утверждение только фактов («У Ирака нет оружия…»), должно повлечь за собой моральное обязательство изменить ситуацию (то есть ситуацию, подразумеваемую тем фактом, что у Ирака есть оружие, если оно есть).Но если правительство США намерено изменить ситуацию, как оно и пыталось сделать, когда стремилось фактически определить, есть ли у Ирака оружие, оно должно начать с того же или аналогичного научного исследования и, возможно, военной силы, как и в предыдущем случае. кейс. Решение ученого, занятого свободным исследованием, — это не решение говорить о фактах против ценностей или о позитивной науке против нормативной науки; это решение предпочесть прозрачность непрозрачности. Вера в статус-кво больше всего побуждает выбирать последнее.Однако к 1974 году один ученый насчитал «два с лишним десятка [философов и ученых] свидетелей против разделения фактов и ценностей» (Бут 1974, стр. 207; курсив мой).

Философ и логик Хилари Патнэм (2002) пошла дальше аргументации, показав, что даже если кто-то настаивает, что — это , а должно быть или — это и должно быть радикально отличными друг от друга, а должно суждения не могут быть выведены из суждений, поскольку некоторые ученые утверждают, например, в случае оружия массового уничтожения, есть еще и другие «оценочные суждения» эстетического типа, которые пронизывают самые обоснованные исследовательские утверждения.(Наблюдение Патнэма не является оригинальным, но в настоящее время оно встречается редко; аналогичную связь между эстетическими качествами науки и нормативным суждением можно найти в «Риторике » Аристотеля ). Ученые ценят, например, «последовательность», «простоту» и « последовательность »в их моделях и фактах (и снова Патнэм — не первый ученый, который так сказал; ср. Burke 1950). Эстетические ценности всегда играют важную роль в науке и, как может подтвердить любой ученый, получивший рецензию, постоянно оцениваются «позитивными» учеными.

Прошло много времени с тех пор, как любой уважаемый историк или философ науки считал, что логический позитивизм преуспел в своей цели — говорить на ограниченном языке, основанном только на фактах и ​​логике. Сегодня очень немногие философы придерживаются дихотомии факт / ценность, хотя, повторяю, социологи цепляются за нее.

Тем не менее, несмотря на странную веру, появилось много новых идей в экономике. Перед публикацией книги Милтона Фридмана (1912–2006) Essays in Positive Economics (1953) голландский экономист Ян Тинберген (1903–1994) и американский экономист Лоуренс Кляйн были вдохновлены идеями позитивной науки на построение многоэквивалентных эконометрических моделей голландцы и У.С. экономики. Факты об этих экономиках могут быть раскрыты с помощью логических (то есть основанных на моделях) отношений, широко используемых экономистами. Обе модели потерпели неудачу на уровне макропрогнозирования. Но за свои выдающиеся технические достижения и Тинберген, и Кляйн были удостоены (в 1969 и 1980 годах соответственно) Нобелевской премии по экономическим наукам.

Вслед за работой экономиста и лауреата Нобелевской премии 1992 года Гэри С. Беккера по теории человеческого капитала, впервые разработанной в 1950-х и 1960-х годах, позитивные экономисты и социологи разработали новые методы исследования масштабов расовой и гендерной дискриминации в сфере труда. рынки.Беккер утверждал, что конкуренция и погоня за прибылью вытеснят работодателей-расистов и сексистов из бизнеса. В статистическом регрессионном анализе исследователи после Беккера попытались показать количественное влияние расы и пола, поддерживая постоянным множество независимых переменных — уровень образования, структуру семьи, привязанность к рабочей силе и т. Д. — так что раса и пол являются единственными переменные, оставленные в модели для «объяснения» различий между черными и белыми, мужчинами и женщинами или белыми мужчинами / черными женщинами в заработной плате и профессиональном уровне.

То, что приверженность позитивной социальной науке и дихотомии факт / ценность совпадает с некоторыми новыми идеями в исследованиях социальных наук, не демонстрирует факт или ценность позитивной социальной науки, как бы она ни была ограничена. В самом деле, исследовательские программы Тинбергена-Кляйна и Беккера подвергались критике на «ценностных» основаниях: новые классические макроэкономисты и макроэкономисты с рациональными ожиданиями возражают, что кейнсианские модели поведения агентов Тинбергена и Кляйна не «согласуются» с теорией рационального выбора (согласованность). как оценочное суждение), и широкий круг экономических социологов, работающих в традициях У.Э.Б. Дюбуа (1868–1963) и Сент-Клер Дрейк (1911–1990) отвечают, что независимые переменные Беккера сами по себе являются продуктами расовой и гендерной дискриминации (O’Connor et al. 2001), оценочного суждения, маскирующегося в эконометрике под просто данные.

СМОТРИ ТАКЖЕ Friedman, Milton; Методология; Нормативные социальные науки; Позитивизм; Социальные науки, без ценностей

Эйер, А. Дж. 1936. Язык, истина и логика . Лондон: Голланц.

Беккер, Гэри С.[1957] 1971. Экономика дискриминации . 2-е изд. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Бут, Уэйн К. 1974. Современная догма и риторика согласия . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Браун, Ричард Х. 1989. Социальные науки как гражданский дискурс: очерки изобретения, легитимации и использования социальной теории . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Берк, Кеннет. 1945. Грамматика мотивов . Нью-Йорк: Прентис-Холл.

Берк, Кеннет. 1950. Риторика мотивов . Нью-Йорк: Прентис-Холл.

Фридман, Милтон. 1953. Очерки позитивной экономики . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Гордон, Скотт. 1991. История и философия социальных наук . Лондон: Рутледж.

Хэндс, Д. Уэйд. 2001. Отражение без правил: экономическая методология и теория современной науки . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Хирш, Абрахам и Нил Де Марчи. 1990. Милтон Фридман: экономика в теории и практике . Анн-Арбор: Мичиганский университет Press.

Кун, Томас С. 1970. Постскриптум-1969. В Структура научных революций , 174–210. 2-е изд. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

О’Коннор, Элис, Крис Тилли и Лоуренс Бобо, ред. 2001. Городское неравенство: данные четырех городов . Нью-Йорк: Сейдж.

Поппер, Карл Р.1959. Логика научных открытий . Лондон: Рутледж.

Патнэм, Хилари. 2002. Крах дихотомии факт / ценность и другие эссе . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Шапин, Стивен. 1994. Социальная история истины: вежливость и наука в Англии семнадцатого века . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Витгенштейн, Людвиг. 1922. Tractatus Logico-Philosophicus . Пер. Д. Ф. Пирс, Б.Ф. МакГиннесс. Лондон: Рутледж.

Стивен Зилиак

PinkMonkey.com-Economics Study Guide — 1.3 Позитивная и нормативная наука

1.3 Позитивная и нормативная наука

Является ли экономика наукой или предметом гуманитарные науки; и является ли это положительной или предписывающей наукой это часто обсуждаемый вопрос.Всего материалов наук, таких поскольку физика, химия, биология, математика чисты, абстрактны и позитивные науки. Но социальных наук, таких как экономика, политика, философия, история и т. д., попытка проанализировать человеческое поведение, действия, мотивы и желания. Человеческое поведение довольно непредсказуемо. Следовательно ожидается, что степень положительности и точности будет ниже в социальные науки.Тем не менее, экономическая наука пользуется преимуществами из количественного определения . Товары, такие как машины, инструменты, земля, фрукты, одежда и т. д., а также услуги учителей, врачи, техники и т. д., которые создают утилиту , хотят и удовлетворение поддаются количественной оценке. Следовательно, экономика небольшое преимущество перед другими общественными науками.

Хотя ученые-экономисты всегда стремясь поставить его на положительную научную основу, существует предел, в котором это возможно.На начальном этапе экономика как предмет был введен в атмосферу невмешательства в котором преобладали свободное предпринимательство и индивидуализм. Но в 20 веке после двух миров войны (1914-18 и 1939-44) и период Великой депрессии (1929-33) значение индивидуализма значительно снизилось. Частично его заменили крупномасштабные общественные и правительственные деятельность.Сегодня во всем мире государственные органы распределение от 30 до 35 процентов национального дохода ( валовых внутренних доходов). Продукт — G.D.P.) и национальные ресурсы для государственных расходов в одиночестве. Поскольку большая часть государственных расходов должна соответствовать основной критерий экономической эффективности, это привело к тому, что возрастающий интерес к анализу экономической политики. Некоторые из целей, на которые направлена ​​экономическая политика, можно перечислить следующие:

  1. Объем производства и занятость: на поддержании высокого уровня уровни производства и занятости.Все трудоспособные граждане, которые желание работать должно быть обеспечено возможностями трудоустройства.

  2. Совокупный спрос: обслуживание совокупные потребности высокого уровня, чтобы избежать каких-либо колебаний в экономической деятельности и избежать опасностей экономической депрессия.

  3. Устойчивый рост: направляют экономику в способ, который обеспечит стабильные условия роста.Чтобы для обеспечения этого масштабные государственные инвестиционные программы должны предприниматься.

  4. Стабильность цен: поддержание справедливо стабильные уровни цен и проверить, есть ли среднегодовой рост темпы роста цен совместимы с темпами роста производительности. Контроль над инфляцией — серьезная проблема, стоящая перед современной общественностью. власти.

  5. Перераспределение доходов: Обычно рыночное распределение доходов, вероятно, будет ошибочным. Это может привести в экономической несправедливости, усугубляя неравенство доходов и богатства. Государственный орган несет ответственность за перераспределение часть ресурсов из более благополучных разделов (с прогрессивными налогообложение) в руки более бедных слоев общества.

Разнообразие таких целей экономической политики однозначно предполагают, что критерий максимизации рыночной прибыли не адекватно для достижения этих целей. Следовательно, государственная власть должен проводить эгалитарных мер: таким образом, процесс определения Нормы хозяйственной деятельности внесены в нормативных соображений. Помимо вопросов политики, экономисты часто занимаются ценностями. суждения.Это именно потому, что сами экономисты являются экономистами. агентов или действующих лиц, и у них есть свои собственные идеологические обязательства. Экономический исследователь сам участвует в деятельности, которая он должен наблюдать и анализировать. Например, если он стоит перед выбором между повышением инфляции на несколько процентов уровень и рост уровня безработицы, то он менее вероятен предпочитать повышение уровня безработицы.Даже в противном случае различные заявления, имеющие экономическое значение, содержат элемент оценочное суждение. Это можно проиллюстрировать следующими утверждениями:

  1. ‘Идеальная конкуренция — это справедливая форма рынок.’

  2. «Рабочие должны получать минимальную заработную плату».

  3. ‘Решение о сокращении заработной платы для снижения безработицы может будь хорошей экономикой, но плохой политикой.’

  4. ‘Лучшее правительство, которое тратит наименее.’

Все такие заявления с их ценностным содержанием суждения делают экономическую науку предписывающей или нормативной в природе и уменьшают его положительную силу.

Индекс

1.1 Определение и природа
1.2 Макро- и микроэкономика
1.3 Позитивная и нормативная наука
1.4 Позитивная экономическая теория и анализ

Глава 2

Использование положительных и отрицательных слов в научных рефератах PubMed в период с 1974 по 2014 год: ретроспективный анализ

  1. Кристиан Х. Винкерс, доцент1,
  2. Джоэри К. Тийдинк, психиатр2,
  3. Виллем М Отте, доцент34
  • 1 Отделение психиатрии, Центр мозга Рудольфа Магнуса, Университетский медицинский центр Утрехт, 3584 CX Утрехт, Нидерланды
  • 2 Отделение внутренней медицины, Университетский медицинский центр VU, Амстердам, Нидерланды
  • 3 Отделение детской неврологии, Центр мозга Рудольфа Магнуса, Университетский медицинский центр Утрехта, Утрехт
  • 4 Биомедицинская МРТ-визуализация и спектроскопия, Центр исследований изображений, Университетский медицинский центр Утрехта, Утрехт
    1. корреспондент .h.vinkers {at} umcutrecht.nl
    • Принято 23 ноября 2015 г.

    Реферат

    Цель Исследовать, может ли язык, используемый в научных рефератах, со временем смещаться в сторону использования резко положительных и отрицательных слов.

    Дизайн Ретроспективный анализ всех научных рефератов в PubMed с 1974 по 2014 год.

    Методы Годовая частота положительных, отрицательных и нейтральных слов (25 предварительно выбранных слов в каждой категории) плюс 100 случайно выбранных слов были нормализованы на общее количество тезисов.Субанализы включали количественную оценку шаблонов отдельных слов, специфичность для выбранных высокоэффективных журналов и сравнение принадлежности авторов внутри или за пределами стран с английским как официальным языком большинства. Частотные образцы сравнивались с 4% всех книг, когда-либо напечатанных и оцифрованных с помощью Google Книг Ngram Viewer.

    Основные показатели результатов Частота положительных и отрицательных слов в отрывках по сравнению с частотами слов с нейтральным и случайным подтекстом, выраженная как относительное изменение с 1980 года.

    Результаты Абсолютная частота положительных слов увеличилась с 2,0% (1974-80) до 17,5% (2014), относительное увеличение на 880% за четыре десятилетия. Все 25 отдельных положительных слов способствовали увеличению, особенно слова «надежный», «новый», «инновационный» и «беспрецедентный», частота которых увеличилась до 15 000%. Сопоставимые, но менее выраженные результаты были получены при ограничении анализа выбранными журналами с высокими импакт-факторами. Авторы, работающие в институте из неанглоязычной страны, использовали значительно больше положительных слов.Частота отрицательных слов увеличилась с 1,3% (1974-80) до 3,2% (2014), относительное увеличение на 257%. За тот же период не было обнаружено явного увеличения нейтрального или случайного использования слов или частоты положительного употребления слов в опубликованных книгах.

    Выводы Наш лексикографический анализ показывает, что научные рефераты в настоящее время пишутся с большим количеством положительных и отрицательных слов, и дает представление об эволюции научного письма. Судя по всему, ученые смотрят на результаты исследований с хорошей стороны.Но следует задаться вопросом, соответствует ли это восприятие действительности.

    Введение

    Наука продемонстрировала впечатляющий рост за последние десятилетия, и сейчас публикуется больше научных статей, чем когда-либо прежде.1 В период с 1996 по 2011 год более 15 миллионов человек написали около 25 миллионов статей2. становится все труднее опубликовать исследования в высокоэффективных журналах3. Это важно, поскольку количество публикаций и связанные с ними импакт-факторы оказывают значительное влияние на карьерную перспективу ученого.4 Следовательно, чтобы быть опубликованными, научные открытия иногда могут быть преувеличены или потенциальные последствия переоценены. эта проблема в научной литературе остается неясной.

    Существует хорошо известная универсальная тенденция людей использовать положительные слова 13, и преувеличение количества новостей, связанных с исследованиями, ранее связывали с преувеличением в академических пресс-релизах.14 В текущем исследовании мы использовали подход, основанный на данных, для изучения тенденций в использовании положительно и отрицательно валентных слов в рефератах и ​​заголовках PubMed за последние четыре десятилетия. Впоследствии положительные и отрицательные тенденции в словах сравнивались с нейтральными и случайными словами, а также с образцами, полученными из корпуса оцифрованных текстов, содержащих около 4% всех когда-либо напечатанных книг, с помощью Google Ngram Viewer. Мы предположили, что появление культуры, ориентированной на продуктивность и новизну, могло повлиять на использование положительных и отрицательных слов в научных отчетах и ​​обсуждениях.

    Методы

    Мы количественно определили годовую частоту заранее определенных положительных, отрицательных и нейтральных слов (25 слов в каждой категории) в заголовках и отрывках, полученных из базы данных PubMed (вставка 1). Анализ был ограничен периодом с 1 января 1974 г. по 31 декабря 2014 г., чтобы обеспечить доступность всех абстрактных текстов. Слова были отобраны после достижения консенсуса между авторами посредством обсуждения, которое включало ручной анализ случайных отрывков и поиск списков тезаурусов.Чтобы подтвердить результаты этих прагматических заранее определенных списков, мы выбрали дополнительные положительные слова из недавней статьи о превосходной степени в новостях, посвященных лекарствам от рака.15 Чтобы еще больше исключить предвзятость в выборе этих слов, мы также провели поиск 50 существительных и 50 прилагательных. случайно выбранные из 850 основных слов Базового английского языка Огдена16.

    Вставка 1: Слова, используемые в поисковых запросах PubMed и поисковой системе Google по книгам
    Положительные слова

    Удивительно, убедительно, удивительно, ярко, творчески, ободряюще, огромно, отлично, благоприятный, новаторский, обнадеживающий, новаторский, вдохновляющий, изобретательный, роман, феноменальный, выдающийся, многообещающий, обнадеживающий, замечательный, надежный, впечатляющий, поддерживающий, уникальный, беспрецедентный

    Отрицательные слова

    Пагубный, разочаровывающий, обескураживающий, обескураживающий, разочаровывающий, тревожный , разочаровывающий, бесполезный, безнадежный, невозможный, неадекватный, неэффективный, незначительный, недостаточный, неуместный, посредственный, пессимистический istic, некачественный, неприемлемый, бесперспективный, неудовлетворительный, неудовлетворительный, бесполезный, слабый, тревожный

    Нейтральные слова

    Животное, кровь, кость, мозг, состояние, дизайн, болезнь, эксперимент, человек, вмешательство, почка, печень, человек, мужчины , мышца, пациент, перспективный, грызун, значительный, кожа, череп, лечение, сосуд, женщина, женщины

    Мы разделили годовое количество рефератов, содержащих одно или несколько положительных, отрицательных, нейтральных или случайных слов в заголовке или аннотации текст (на основе оператора логической дизъюнкции «или») на общее количество ежегодных публикаций.В веб-приложении (веб-данные 1) перечислены поисковые запросы. Мы также суммировали и протестировали различия между тенденциями за последние 10 лет в период поиска с использованием средних значений и 95% доверительных интервалов и непарных тестов t . Были нанесены образцы отдельных слов, чтобы определить, сопоставимы ли изменения слов. Мы рассчитали будущие прогнозы для слова «роман» с помощью полиномиальных регрессий низкого порядка. Все анализы были выполнены с использованием R, а графики были созданы с помощью R-пакета ggplot2.

    Нам нужно было убедиться, что любая тенденция в рефератах PubMed была специфичной для науки, а не отражала общие тенденции в словах, используемых в обществе. Поэтому мы также количественно оценили использование положительных и отрицательных слов в книгах, опубликованных в период с 1975 по 2009 год, используя программу просмотра Google Книг Ngram Viewer, которая отображает частоту употребления слов или коротких предложений в миллионах книг, напечатанных между 1800 и 2009 годами.17 Мы построили средние шаблоны для Google Книг. и соответствующие доверительные интервалы (рассчитанные из начальной выборки всех индивидуальных шаблонов частотности слов; 1000 выборок в год) для оценки различий с шаблонами, полученными из запросов PubMed.

    В свете увеличения числа журналов и роста движения за открытый доступ мы выбрали (на основе консенсуса) 20 журналов с высокими импакт-факторами, которые могли бы заинтересовать читателей-биомедиков (веб-приложение, веб-таблица S1 ). Мы сознательно не включили слишком много рецензируемых журналов. Мы также изучили два дополнительных списка журналов: 20 лучших журналов, перечисленных в PubMed, ранжированных по импакт-фактору, и 20 лучших медицинских журналов в PubMed, ранжированных по импакт-фактору (оба основаны на Journal Citation Reports 2014; веб-таблица S1).

    Наконец, мы исследовали возможное культурное влияние, сравнив использование положительных и отрицательных слов в заголовках и аннотациях авторами, принадлежащими к стране, где английский является официальным языком (Австралия, Новая Зеландия, Великобритания и США). и авторы с филиалами за пределами этих стран.

    Результаты

    Между 1974 и 1980 годами 1,7-2,3% записей PubMed, содержащих одно или несколько положительных слов в заголовке или аннотации (в среднем 2.0% (стандартное отклонение 0,21%)). Эта доля увеличилась до 17,5% в 2014 году, относительное увеличение на 880% (рис. 1⇓, вверху слева). Использование одних и тех же положительных слов в опубликованных книгах увеличилось на 46% с 1975 по 2009 год (рис. 1⇓, вверху слева).

    Рис.1 Относительные частотные шаблоны положительных, отрицательных, нейтральных и случайных слов в рефератах и ​​заголовках PubMed с течением времени. Образцы средней относительной частоты одних и тех же положительных и отрицательных слов в общих книгах нанесены на график с 95% -ным доверительным интервалом (заштрихованы серым цветом).All = слова во всех рефератах; Книги = слова в оцифрованном корпусе Google Книг; Журналы с высоким импакт-фактором = слова в выбранном нами списке журналов с высоким импакт-фактором

    Частотные модели всех отдельных слов в рефератах показали повышенное использование в течение периода поиска, хотя и с большим разбросом (рис. 2⇓). Относительная частота слов «надежный», «новый», «инновационный» и «беспрецедентный» увеличилась с 2500% до 15 000% (рис. 2⇓). Удаление этих слов все же дало относительное увеличение частоты на 540%.Более того, тенденции изменения слов были схожими после исключения таких редко встречающихся слов, как «изобретательный» и «удивительный». Анализ дополнительных положительных слов, основанный на недавней статье15 («прорыв», «лечение», «чудо», «чудо», «революционный» и «преобразующий»), показал сопоставимое и последовательное увеличение частоты встречаемости (веб-рис. S1).

    Рис 2 Относительная частота 24 отдельных положительных слов, использованных в PubMed в период с 1975 по 2014 год. Слово «изобретательный» не было нанесено на график из-за небольшого объема поиска

    Экстраполируя тенденцию к росту положительных слов за последние 40 лет на будущее, мы прогнозируем что слово «роман» появится во всех записях к 2123 году.Положительное употребление слов также увеличилось в выбранном нами списке журналов с высокими импакт-факторами с 1,1% до 8,9% (относительное увеличение 674%; рис. 1⇑, вверху слева). Однако рост числа положительных слов за последние 10 лет периода поиска был значительно ниже в группе из нашего списка журналов с высоким импакт-фактором, чем частота положительных слов во всех журналах (-159,8%, 95% доверительный интервал). От -92,9% до -226,7%, P <0,001). Мы обнаружили аналогичные результаты при анализе двух дополнительных списков журналов, ранжированных по импакт-фактору (веб-рис. S2).

    Паттерны в положительных и отрицательных словах значительно различались между авторами, принадлежащими к англоязычной стране, и авторами, работающими за пределами англоязычной страны. Мы наблюдали снижение частоты встречаемости за последние 10 лет периода поиска для авторов, связанных с учреждениями в Австралии, Новой Зеландии, Великобритании или США, по сравнению с авторами, работающими за пределами этих стран (-31,4%, 95% доверительный интервал -50,6 % до -12,2%, P = 0,003; полотно рис. S3).

    Для отрицательных слов мы наблюдали аналогичное, но менее однозначное увеличение частоты. Произошел абсолютный рост с 1,3% (стандартное отклонение 0,07%) в 1974-80 гг. До 3,2% в 2014 г., что привело к относительному увеличению до 257% и 199%, если ограничиться нашим выбором журналов с высокой степенью воздействия (рис. , в правом верхнем углу). Веб-рисунок 4 включает образцы отдельных отрицательных слов. Мы не увидели увеличения использования нейтральных слов, а лишь умеренное увеличение использования случайных слов (рис. 1⇑, внизу).

    Обсуждение

    Основные выводы

    Наш анализ научных рефератов показывает, что за последние четыре десятилетия все чаще используются положительные и — в меньшей степени — отрицательные слова.Напротив, это увеличение отсутствовало для нейтральных и случайных слов. Увеличение количества положительных слов не может быть связано с общими языковыми тенденциями, которые представлены в миллионах печатных книг, найденных в ходе этого исследования. Также увеличение не вызвано одним или двумя словами, потому что все слова имеют увеличенную частоту. Несмотря на то, что тенденция к росту положительного употребления слов в журналах с высоким влиянием сохранилась, эта тенденция была значительно менее выраженной (рис. 1⇑). Эта разница может быть результатом более тщательного и критического процесса редакционной и экспертной оценки в высокоэффективных журналах.

    Сильные стороны и ограничения исследования

    Основным преимуществом нашего лексикографического анализа было включение всех рефератов PubMed за четыре десятилетия, что предотвратило бы предвзятость отбора. Параллельное сравнение с образцами других списков слов и общих английских текстов дает надежные справочные данные.

    Наше исследование также имело ограничения. Во-первых, мы ограничили список положительных и отрицательных слов, и выбор слов, вероятно, повлиял на специфику наблюдаемых закономерностей.Однако общая тенденция была сопоставима для отдельных слов, и анализ чувствительности с дополнительными положительными словами дал аналогичные результаты. Во-вторых, мы не учли изменения максимальной длины тезисов PubMed за последние годы. Однако восходящие тенденции относительно линейны во времени, и объем абстракции, вероятно, также привел бы к увеличению количества нейтральных или случайных слов.

    В-третьих, мы не изучали расположение слов в отрывках или контекст их использования.Контекстный анализ слов может различаться между коннотацией отдельных слов и коннотацией, обусловленной предложением. Мы также не исследовали напрямую связь между употреблением слова и текущей научной культурой, то есть роль возросшего давления со стороны публикаций и предполагаемой значимости публикаций для научной карьеры. Наконец, мы не можем исключить возможность того, что научный процесс значительно улучшился за последние несколько десятилетий и что более частое использование положительных слов является уместным.

    Значение результатов

    Хотя вполне возможно, что исследователи приняли все более оптимистичный подход к письму и с большим энтузиазмом относятся к их результатам, более вероятно другое объяснение: ученые могут предположить, что результаты и их значение должны быть преувеличены и завышены. для публикации. Наш вывод о том, что в научных рефератах используется более явно позитивный язык, также, вероятно, связан с появлением предвзятого отношения к положительным результатам, которое в настоящее время преобладает в научной литературе.18 На ученых в академических кругах оказывается большое давление, чтобы они опубликовали как можно больше статей для продвижения своей карьеры. В результате мы можем бояться сообщить плохие новости о том, что многие исследования не приводят к статистически значимым или клинически значимым эффектам.

    В настоящее время большинство результатов исследований могут быть ложными или преувеличенными 6, 19, а исследовательские ресурсы часто тратятся впустую.20. Переоценка результатов исследований напрямую снижает способность науки находить истинные результаты и приводит к ненужному вниманию к рыночной привлекательности исследований.Это подтверждается недавним выводом о том, что в новостях как одобренных, так и неутвержденных лекарств от рака широко используются превосходные степени.21 Последствия такого преувеличения вызывают беспокойство, поскольку оно делает исследование выживающим для сильнейших: человека, который лучше всех способен на это. продать их результаты могут быть наиболее успешными. Пришло время для новой академической культуры, которая поощряет качество выше количества и стимулирует исследователей уважать нюансы и объективность. Несмотря на постоянное увеличение числа превосходных степеней в науке, это открытие не должно отвлекать нас от того факта, что нам нужны яркие, уникальные, новаторские, творческие и выдающиеся ученые.

    Что уже известно по этой теме
    • Наше восприятие мира отражается в том, как мы используем язык

    • Наука продемонстрировала значительный рост за последние десятилетия, и для того, чтобы быть опубликованными, иногда используются научные открытия. преувеличены или завышены потенциальные последствия

    Что добавляет это исследование
    • Анализ рефератов PubMed показывает, что в период с 1974 по 2014 год все чаще использовались положительные слова

    • Использование более откровенно положительной лексики, вероятно, связано с появлением систематическая ошибка положительных результатов, которая в настоящее время преобладает в научной литературе

    Сноски

    • Участники: Все авторы внесли существенный вклад в концепцию и дизайн исследования; и сбор, анализ и интерпретация данных.Все авторы составили проект и критически отредактировали его на предмет важного интеллектуального содержания; дал окончательное одобрение версии, которая будет опубликована; и согласился нести ответственность за все аспекты работы, обеспечивая надлежащее расследование и решение вопросов, связанных с точностью или целостностью любой части работы. CHV является гарантом.

    • Источник финансирования: Нет источников финансирования, поддерживающих это исследование.

    • Конкурирующие интересы: Все авторы заполнили единую форму раскрытия информации ICMJE на сайте www.icmje.org/coi_disclosure.pdf и заявляем: никакая организация не поддерживает представленные работы; отсутствие финансовых отношений с какими-либо организациями, которые могли быть заинтересованы в представленных работах в предыдущие три года; никаких других отношений или действий, которые могли бы повлиять на представленную работу.

    • Утверждение этических норм: не требуется.

    • Обмен данными: Нет доступных дополнительных данных.

    • CHV подтверждает, что рукопись является честным, точным и прозрачным отчетом об исследовании, о котором сообщается; что ни один важный аспект исследования не был упущен; и что все отклонения от запланированного исследования были объяснены.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с некоммерческой лицензией Creative Commons Attribution (CC BY-NC 3.0), которая позволяет другим распространять, ремикшировать, адаптировать, использовать эту работу в некоммерческих целях и лицензировать свои производные работы на разных условиях при условии, что оригинальная работа правильно процитирована и используется в некоммерческих целях. См. Http://creativecommons.org/licenses/by-nc/3.0/.

    Что такое наука о позитиве? — Институт Монтаны

    Четыре основных этапа — Дух, Наука, Действие и Возвращение — составляют трансформационный процесс Науки Позитивного.Эти этапы, когда они полностью задействованы, работают вместе, чтобы создать синергетический цикл позитивных преобразований.

    Spirit First
    Мы застряли в двумерном подходе к нашей работе, в котором наука ведет к действию. Наука Позитивного направляет наши усилия уникальным образом, включая и объединяя дух в этот процесс. Возобновляя работу с духом и возрождая надежду, наша работа продолжается, руководствуясь основными ценностями, которые позволяют нам задавать разные вопросы, обращаться к людям с большей достоверностью и по-настоящему создавать возможности для культурных преобразований.

    … Тогда наука
    После того, как мы определим наши основные ценности и цель, мы должны приступить к поиску точного понимания мира вокруг нас. Наука заключается в том, чтобы задавать правильные вопросы, строго отвечать на них и стремиться как можно лучше понять сообщества, в которых мы работаем. Наше восприятие того, что происходит как в наших сообществах, так и в наших собственных организациях, часто неточно. Эти неправильные представления заставят нас застрять в работе.

    … Руководить действиями
    Специалисты по укреплению здоровья всегда готовы вмешаться и принять меры. Мы хотим немедленно начать улучшать здоровье наших сообществ и начать видеть результаты вчера. Но действие должно быть последним. Без четкого понимания нашей цели и сообщества, в котором мы работаем, мы не можем участвовать в значимых действиях, которые способствуют как изменениям, так и трансформации.

    … Для желаемой отдачи
    Важнейшей и часто упускаемой из виду частью работы по укреплению здоровья является элемент возвращения: время отдыха, восстановления и обновления перед тем, как цикл снова начнется.Наша доминирующая культура зациклена на действии. Но рефлексия, требуемая Return, — это тяжелая работа. Безмолвие требует огромной энергии. Этот последний этап цикла «Дух-наука-действие-возвращение» — место смирения и подлинности. Мы сформулировали свои намерения, использовали наши лучшие достижения науки и предприняли действия, чтобы добиться изменений. Мы выросли, узнали и прошли испытания, и теперь у нас есть мудрость, полученная в этом путешествии. И именно благодаря этой аутентичности у нас есть что-то ценное, что мы можем вернуть сообществу.

    Положительный vs.Нормативная экономика: основные отличия

    Положительная и нормативная экономика: обзор

    Позитивная экономика и нормативная экономика — две стандартные отрасли современной экономики. Позитивная экономика описывает и объясняет различные экономические явления, в то время как нормативная экономика фокусируется на ценности экономической справедливости или на том, какой должна быть экономика.

    Проще говоря, позитивная экономика называется отраслью экономики «что есть». Нормативная экономика, с другой стороны, считается отраслью экономики, которая пытается определить желательность людей для различных экономических программ и условий, задавая вопрос, что «должно» быть или что «должно» быть.

    Ключевые выводы

    • Позитивная экономика описывает и объясняет различные экономические явления или сценарий «что есть».
    • Нормативная экономика фокусируется на ценности экономической справедливости, или на том, какой экономика «должна быть» или «должна быть».
    • В то время как позитивная экономика основана на фактах и ​​не может быть одобрена или отвергнута, нормативная экономика основана на оценочных суждениях.
    • Большая часть государственной политики основана на сочетании как позитивной, так и нормативной экономики.
    Позитивная и нормативная экономика

    Позитивная экономика

    Позитивная экономика — это направление экономики, которое фокусируется на описании, количественной оценке и объяснении экономического развития, ожиданий и связанных с ними явлений. Он основан на объективном анализе данных, соответствующих фактах и ​​связанных с ними цифрах. Он пытается установить любые причинно-следственные связи или поведенческие ассоциации, которые могут помочь установить и проверить развитие экономических теорий.

    Позитивная экономика объективна и основана на фактах, когда утверждения точны, описательны и четко поддаются измерению. Эти утверждения можно сравнить с материальными доказательствами или историческими примерами. В позитивной экономической теории нет примеров одобрения-неодобрения.

    Вот пример положительного экономического утверждения: «Здравоохранение, предоставляемое государством, увеличивает государственные расходы». Это утверждение основано на фактах и ​​не имеет никаких оценочных суждений. Его обоснованность может быть доказана (или опровергнута) путем изучения расходов на здравоохранение в тех странах, где государственная помощь оказывается.

    Нормативная экономика

    Нормативная экономика фокусируется на идеологических, ориентированных на мнение, предписывающих, оценочных суждениях и утверждениях «что должно быть», направленных на экономическое развитие, инвестиционные проекты и сценарии. Его цель — обобщить желательность людей (или их отсутствие) для различных экономических событий, ситуаций и программ, задавая вопросы или цитируя, что должно произойти или что должно быть.

    Нормативная экономика субъективна и основана на ценностях и исходит из личных точек зрения, чувств или мнений, участвующих в процессе принятия решений.Нормативные экономические заявления жесткие и предписывающие по своей природе. Они часто звучат политически или авторитарно, поэтому эту отрасль экономики также называют «тем, что должно быть» или «тем, что должно быть».

    Пример нормативного экономического заявления: «Правительство должно предоставлять базовую медицинскую помощь всем гражданам». Как вы можете заключить из этого утверждения, оно основано на ценностях, коренится в личной перспективе и удовлетворяет требованию того, что «должно» быть.

    Как положительные, так и нормативные экономические заявления необходимы для создания политики страны, региона, промышленного сектора, учреждения или бизнеса.

    Важность позитивной и нормативной экономики

    Общие наблюдения показывают, что обсуждения государственной политики обычно включают нормативные экономические заявления. В таких обсуждениях сохраняется более высокая степень разногласий, поскольку ни одна из сторон не может однозначно доказать свою правоту.

    Хотя нормативные утверждения носят обобщенный и субъективный характер, они действуют как необходимые каналы для нестандартного мышления. Такие мнения могут лечь в основу любых необходимых изменений, которые могут полностью изменить конкретный проект.Но нормативная экономика не может быть единственной основой для принятия решений по ключевым экономическим направлениям. Позитивная экономика заменяет объективный угол зрения, который фокусируется на фактах и ​​причинно-следственных связях. В сочетании с позитивной экономикой нормативная экономика может быть полезна для установления, генерации и реализации новых идей и теорий для различных экономических целей и перспектив.

    Четкое понимание разницы между позитивной и нормативной экономикой может привести к более эффективному формированию политики, если политика будет основываться на сбалансированном сочетании фактов (позитивная экономика) и мнений (нормативная экономика).

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *