Понятие теория – Теория — Википедия

Теория — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 28 ноября 2018; проверки требуют 12 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 28 ноября 2018; проверки требуют 12 правок.

Тео́рия (греч. θεωρία «рассмотрение, исследование») — учение, система научного знания, описывающая и объясняющая некоторую совокупность явлений и сводящая открытые в данной области закономерные связи к единому объединяющему началу[1].

Представляет собой наиболее глубокое и системное знание о необходимых сторонах, связях исследуемого, его сущности и закономерностях. Знания о закономерностях исследуемого в теории являются логически непротиворечивыми и основанными на каком-либо едином, объединяющем начале — определённой совокупности исходных теоретических или эмпирических принципов.

Теория выступает как информационная модель синтетического знания, в границах которой отдельные понятия, гипотезы и законы теряют прежнюю автономность и становятся элементами целостной системы

[2]. В теории одни суждения выводятся из других суждений на основе практических подтверждений и/или правил логического вывода. Теории формулируются, разрабатываются и проверяются в соответствии с научным методом. Теории предшествует гипотеза, получившая воспроизводимое подтверждение. Теория или сочетающиеся между собой теории становятся учением (см. также доктрина).

Важное свойство теории — способность прогнозировать, на основе которой выполняется её верификация. Некоторые применяют словосочетания популярная теория и непопулярная теория, кто и как определяет популярность и непопулярность, неизвестно.

Любые теории обладают целым рядом функций. Обозначим наиболее значимые функции теории:

  • теория обеспечивает использующего её концептуальными структурами;
  • в теории происходит разработка терминологии;
  • теория позволяет понимать, объяснять или прогнозировать различные проявления объекта теории.
  • теория предсказывает появление определенных факторов.

Как правило, большинство исследователей считает, что стандартным методом проверки теорий является прямая экспериментальная проверка («эксперимент — критерий истины»). Однако часто теорию нельзя проверить прямым экспериментом (например, теорию о возникновении жизни на Земле), либо такая проверка слишком сложна или затратна (макроэкономические и социальные теории), и поэтому теории часто проверяются не прямым экспериментом, а по наличию предсказательной силы — то есть если из неё следуют неизвестные/незамеченные ранее события, и при пристальном наблюдении эти события обнаруживаются, то предсказательная сила присутствует.

На самом деле взаимоотношение «теория — эксперимент» более сложное. Поскольку теория уже отражает объективные явления, ранее проверенные экспериментом, то нельзя делать подобные выводы. В то же время, поскольку теория строится на основе законов логики, то возможны заключения о явлениях, не установленные ранними экспериментами, которые и проверяются практикой. Однако, эти выводы необходимо уже называть

гипотезой, объективность которой, то есть перевод этой гипотезы в ранг теории, и подтверждается экспериментом. В этом случае эксперимент не проверяет теорию, а уточняет или расширяет положения этой теории.

Обобщая, прикладная цель науки — предсказывать будущее как в наблюдательном (аналитическом) смысле — описывать ход событий, на который мы не можем повлиять, так и в синтетическом — создание посредством технологии желаемого будущего. Образно говоря, существо теории в том, чтобы связывать воедино «косвенные улики», вынести вердикт прошлым событиям и указать, что будет происходить в будущем при соблюдении определённых условий.

При появлении более общей, более точной теории старая теория становится частью или элементом этой общей теории (принцип соответствия). Например, классическая механика Ньютона является предельным приближением более общих теорий: квантовой и релятивистской механики, а геометрия Евклида вместе с гиперболической геометрией Лобачевского и эллиптической геометрией Римана являются частными случаями более общей Римановой геометрии.

В математической логике есть чёткое определение теории (см. Дедуктивная теория, Теория Молнията).

Теории могут носить как общефилософский, так и частный, применимый для определённой отрасли знания, характер. Примерами последних могут служить:

  • Штофф В. А. Моделирование и философия. — М.Л.: Наука, 1966. — 311 с.
  • Мостепаненко В. М. Философия и методы научного познания. —
    Л.
    : Лениздат, 1972. — 263 с.

ru.wikipedia.org

ТЕОРИЯ — это… Что такое ТЕОРИЯ?

        (греч. , от — рассматриваю, исследую), в широком смысле — комплекс взглядов, представлений, идей, направленных на истолкование и объяснение к.-л. явления; в более узком и спец. смысле — высшая, самая развитая форма организации науч. знания, дающая целостное представление о закономерностях и существ. связях определ. области действительности — объекта данной Т. По словам В. И. Ленина, знание в форме Т., «теоретическое познание должно дать объект в его необходимости, в его всесторонних отношениях…» (ПСС, т. 29, с. 193). По своему строению Т. представляет внутренне дифференцированную, но целостную систему знания, которую характеризуют логич. зависимость одних элементов от других, выводимость содержания Т. из некрой совокупности утверждений и понятий — исходного базиса Т.— по определ. логикометодологическим принципам и правилам.

        Роль Т. в социально-практич. деятельности. Основываясь на обществ. практике и давая целостное, достоверное, систематически развиваемое знание о существ. связях и закономерностях действительности, Т. выступает как наиболее совершенная форма науч. обоснования и программирования практич. деятельности. При этом роль Т. не ограничивается обобщением опыта практич. деятельности и перенесением его на новые ситуации, а связана с творч. переработкой этого опыта, благодаря чему Т. открывает новые перспективы перед практикой, расширяет её горизонты. Марксизм-ленинизм отвергает как принижение Т., её отождествление с практикой, так и схоластич. теоретизирование, отрыв Т. от действительности.

        Опираясь на знание, воплощённое в Т., человек способен создавать то, что не существует в налично данной природной и социальной действительности, но возможно с т. зр. открытых Т. объективных законов. Эта программирующая роль Т. по отношению к практике проявляется как в сфере материального производства, где она заключается в реализации науч. открытий, достигаемых на основе науч. Т., особенно в эпоху совр. научно-технич. революции и превращения науки в не-посредств. производит. силу, так и в области обществ. жизни, где передовая Т. обществ. развития, отражающая его объективные закономерности и воплощающая в то же время идеологию прогрессивных социальных сил, выступает в качестве науч. основы программы революц. преобразования общества.

        Значительно возрастает роль Т. в эпоху создания социалистич. и коммунистич. общества на основе со-знат. деятельности

нар. масс. Как подчёркивал Ленин, «без революционной теории не может быть и революционного движения» (там же, т. 6, с. 24), а «…роль передового борца может выполнить только партия, руководимая передовой теорией» (там же, с. 25). Ориентирующая, направляющая роль передовой марксистско-ленинской Т. общества, раскрывающей объективные законы обществ. развития, ярко проявляется в совр. условиях в руководстве КПСС развитым социалистич. обществом в его движении к коммунизму.

        Осуществление целенаправленного практич. преобразования действительности на основе теоретич. знаний есть критерий истинности Т. При этом в ходе практич. применения Т. сама совершенствуется и развивается. Практика образует не только критерий истинности, но и основу развития Т.: «Практика выше (теоретического)
познания, ибо она имеет не только достоинство всеобщности, но и непосредственной действительности» (Ленин В. И., там же, с. 195). В процессе применения Т. сформулированное в ней знание опосредуется различными промежуточными звеньями, конкретизирующими факторами, что предполагает живое, творч. мышление, руководствующееся Т. как программой, но мобилизирующее также все возможные способы ориентации в конкретной ситуации. Действенное применение Т. требует опоры на «живое созерцание» объекта, использования практич. опыта, включения эмоциональных и эстетич. моментов сознания, активизации способностей творч. воображения. Сама Т. как форма особого освоения мира функционирует в тесном взаимодействии с другими, нетеоретич. формами сознания. Науч. Т. всегда так или иначе связана с определ. филос.-мировоззренч. установками, способствует укреплению того или иного мировоззрения
(напр., в борьбе с ре-лиг, мировоззрением важнейшую роль сыграли Т., созданные Коперником и Ньютоном; утверждению идей диалектико-материалистич. мировоззрения способствовала дарвиновская Т. эволюции)
. С др. стороны, в истории познания существовали и продолжают существовать псевдонауч. концепции, также претендующие на роль подлинных Т., но в действительности выражающие антинауч., реакц. идеологию (напр., социал-дарвинизм, расизм, геополитика). Особенно сильна связь содержания Т. с идейно-мировоззренч. установками и социально-классовыми интересами в области обществ. наук, где противоборство передовой науч. Т. марксизма-ленинизма с реакц. взглядами отражает борьбу противоположных идеологий.

        Т. как форма науч. знания. Т. выступает как наиболее сложная и развитая форма науч. знания; другие его формы — законы науки, классификации, типологии, первичные объяснит. схемы — генетически могут предшествовать собственно Т., составляя базу её формирования; с

др. стороны, они нередко сосуществуют с Т., взаимодействуя с нею в системе науки, и даже входят в Т. в качестве её элементов (теоретич. законы, типологии, основанные на Т.).

        Науч. знание вообще теоретично с самого начала, т. е. всегда связано с размышлением о содержании понятий и о той исследоват. деятельности, которая к нему приводит. При этом, однако, формы и глубина теоретич. мышления могут сильно варьировать, что находит историч. выражение в развитии структуры теоретич. знания, в формировании различных способов его внутр. организации. Если теоретич. мышление вообще (Т. в широком смысле слова) необходимо сопутствует всякой науке, то Т. в собственном, более строгом смысле появляется на достаточно высоких этапах развития науки.         Переход от эмпирич. стадии науки, которая ограничивается классификацией и обобщением опытных данных, к теоретич. стадии, когда появляются и развиваются Т. в
собств.
смысле, осуществляется через ряд промежуточных форм теоретизации, в рамках которых формируются первичные теоретич. конструкции. Будучи источником возникновения Т., сами эти конструкции, однако, ещё не образуют Т.: её возникновение связано с возможностью построения многоуровневых конструкций, которые развиваются, конкретизируются и внутренне дифференцируются в процессе деятельности теоретич. мышления, отправляющегося от некоторой совокупности теоретич. принципов. В этом смысле зрелая Т. представляет собой не просто сумму связанных между собой знаний, но и содержит определ. механизм построения знания, внутр. развёртывания теоретич. содержания, воплощает некоторую программу исследования; всё это и создаёт целостность Т. как единой системы знания. Подобная возможность развития аппарата
науч.
абстракций в рамках и на основе Т. делает последнюю мощнейшим средством решения фундаментальных задач познания действительности.         В совр. методологии науки принято выделять след. осн. компоненты Т.: 1) исходную эмпирич. основу, которая включает множество зафиксированных в данной области знания фактов, достигнутых в ходе экспериментов и требующих теоретич. объяснения; 2) исходную теоретич. основу — множество первичных допущений, постулатов, аксиом, общих законов Т., в совокупности описывающих идеализированный объект Т.; 3) логику Т.— множество допустимых в рамках Т. правил ло-гич. вывода и доказательства; 4) совокупность выведенных в Т. утверждений с их доказательствами, составляющую осн. массив теоретич. знания. Методологически центр. роль в формировании Т. играет лежащий в её основе идеализированный объект — теоретич. модель существ. связей реальности, представленных с помощью определ. гипотетич. допущении и идеализации. Построение идеализированного объекта Т.— необходимый этап создания любой Т., осуществляемый в специфических для разных областей знания формах. К. Маркс в «Капитале», развив трудовую теорию стоимости и проанализировав структуру капиталистич. производства, разработал идеализированный объект, который выступил как теоретическая модель капиталистич. способа производства. Идеализированным объектом Т. в классич. механике является система материальных точек, в молекулярно-кинетич. теории — множество замкнутых в определ. объёме хаотически соударяю-щихся молекул, представляемых в виде абсолютно упругих материальных точек, и т. д.         Идеализированный объект Т. может выступать в разных формах, предполагать или не предполагать математич. описания, содержать или не содержать того или иного момента наглядности, но при всех условиях он должен выступать как конструктивное средство развёртывания всей системы Т. Этот объект, т. о., выступает не только как теоретич. модель реальности, он вместе с тем неявно содержит в себе определ. программу исследования, которая реализуется в построении Т. Соотношения элементов идеализированного объекта — как исходные, так и выводные — представляют собой теоретич. законы, которые, в отличие от эмпирич. законов, формулируются не непосредственно на основе изучения опытных данных, а путём определ. мыслит. действий с идеализированным объектом. Из этого вытекает, в частности, что законы, формулируемые в рамках Т. и относящиеся по существу не к эмпирически данной реальности, а к реальности, как она представлена идеализированным объектом, должны быть соответствующим образом конкретизированы при их применении к изучению реальной действительности.

        Многообразию форм идеализации и соответственно типов идеализированных объектов соответствует и многообразие видов Т. В теории описат. типа, решаю-щей гл. обр. задачи описания и упорядочения обычно весьма обширного эмпирич. материала, построение идеализированного объекта фактически сводится к вычленению исходной схемы понятий. В еовр. математизированных Т. идеализированный объект выступает обычно в виде математич. модели или совокупности таких моделей. В дедуктивных теоретических системах построение идеализированного объекта по существу совпадает с построением исходного теоретического базиса.

        Процесс развёртывания содержания Т. предполагает макс. выявление возможностей, заложенных в исходных посылках Т., в структуре её идеализированного объекта. В частности, в Т., использующих математич. формализм, развёртывание содержания предполагает формальные операции ср знаками математизированного языка, выражающего те или иные параметры объекта. В Т., в крых математич. формализм не применяется или недостаточно развит, на первый план выдвигаются рассуждения, опирающиеся на анализ содержания исходных посылок Т., на мысленный эксперимент с идеализированными объектами. Наряду с этим развёртывание Т. предполагает построение новых уровней И слоев содержания Т. на основе конкретизации теоретич. знания о реальном предмете. Это связано с включением в состав Т. новых допущений, с построением более содержательных идеализированных объектов. Напр., Маркс в «Капитале» от рассмотрения товарного производства в абстрактном виде переходит к анализу собственно капиталистич. производства, от рассмотрения производства, абстрагированного от обращения,— к анализу единства производства и обращения. В итоге конкретизация Т. приводит её к развитию в систему взаимосвязанных Т., объединяемых лежащим в их основании идеализированным объектом. Это одно из характерных выражений метода восхождения от абстрактного к конкретному.         Этот процесс постоянно стимулируется необходимостью охвата в рамках и на основе исходных положений Т. многообразия эмпирич. материала, относящегося к предмету Т. Развитие Т. не есть поэтому имманентное логич. движение теоретич. мысли — это активная переработка эмпирич. информации в собств. содержание Т., концентрация и обогащение её понятийного аппарата. Именно это развитие содержания Т. ставит определ. пределы возможной логич. формализации процессов её построения. При всей плодотворности формализации и аксиоматизации теоретич. знания нельзя не учитывать, что реальный процесс конструктивного развития Т. в процессе восхождения теоретич. мышления от абстрактного к конкретному, ориентируемый задачами охвата нового эмпирич. материала, не укладывается в рамки формально-дедуктивного представления о развёртывании Т.         Т. может развиваться в относит. независимости от эмпирич. исследования — посредством знаковосимволич. операций по правилам математич. или логич. формализмов, посредством введения различных гипотетич. допущений или теоретич. моделей (особенно математич. гипотез и математич. моделей), а также путём мысленного эксперимента с идеализированными объектами. Подобная относит. самостоятельность теоретич. исследования образует важное преимущество мышления на уровне Т., ибо даёт ему богатые эвристич. возможности. Но реальное функционирование и развитие Т. в науке осуществляется в органич. единство с эмпирич. исследованием. Т. выступает как реальное знание о мире только тогда, когда она получает эмпирич. интерпретацию. Эмпирич. интерпретация способствует осуществлению опытной проверки Т., выявлению её объяснительнопредсказат. возможностей по отношению к реальной действительности. Как подтверждение Т. отд. эмпирич. примерами не может служить безоговорочным свидетельством в её пользу, так и противоречие Т. отд. фактам не есть основание для отказа от неё. Но подобное противоречие служит мощным стимулом совершенствования Т. вплоть до пересмотра и уточнения её исходных принципов. Решение же об окончат. отказе от Т. обычно связано с общей дискредитацией фактически лежащей в её основе программы исследования и появлением новой программы, выявляющей более широкие объяснительно-предсказат. возможности по отношению к сфере реальности, изучаемой данной Т.         Энгельс Ф., Диалектика природы, Маркс К. и Эн-гельс Ф., Соч., т. 20; Л енин В. И., Что делать?, ПСС, Т. 6; его же, Материализм и эмпириокритицизм, там же, т. 18; его же, Филос. тетради, там же, т. 29; Кар-нап Р., Филос. основания физики, пер. с англ., [M., 1971]; Философия. Методология. Наука, М., 1972; Mамчуp E. Д., Проблема выбора Т., M., 197; Степин В. С., Становление науч. Т., Минск, 19V6; Рузавин Г. И., Науч. Т.: Логино-методологич. анализ, М., 1978; Швырев В. С., Теоретическое и эмпирическое в науч. познании, М., 1978; Баженов Л. Б., Строение и функции естественно-науч. Т., М., 1978; Андреев и. Д., Т. как форма организации науч. знания, М., 1979.

        В. С. Швырев.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983.

dic.academic.ru

теория — это… Что такое теория?

        ТЕОРИЯ — В широком смысле — комплекс взглядов, представлений, идей, направленных на истолкование и объяснение какого-либо явления; в более узком и специальном смысле — высшая, самая развитая форма организации научного знания, дающая целостное представление о закономерностях и существенных связях определенной области действительности — объекта данной Т. По своему строению Т. представляет внутренне дифференцированную, но целостную систему знания, которую характеризуют логическая зависимость одних элементов от др., выводимость ее содержания из некоторой совокупности утверждений и понятий — исходного базиса Т. В процессе применения Т. сформированное в ней знание опосредуется различными промежуточными звеньями, конкретизирующими факторами, что предполагает живое, творческое мышление, руководствующееся Т. как программой, но мобилизирующее также все возможные способы ориентации в конкретной ситуации. Действенное применение Т. требует опоры на непосредственное восприятие исследуемого объекта, использования практического опыта, включения эмоциональных и эстетических моментов сознания, активизации способностей творческого воображения. Сама Т. как форма особого освоения мира функционирует в тесном взаимодействии с др., нетеоретическими, формами сознания. Крупные научные Т. всегда так или иначе связаны с определенными философско-мировоззренческими установками; их разработка стимулируется этими установками и, в свою очередь, способствует упрочению их авторитета и влияния в системе культуры. Важным опосредствующим звеном между философско-мировоззренческими установками и собственно научными Т. являются научные картины мира.

        Т. выступает как наиболее сложная и развитая форма научного знания; др. его формы — законы науки, классификации, типологии, первичные объяснительные схемы и т.д. — генетически могут предшествовать собственно Т., составляя базу ее формирования; в то же время они нередко сосуществуют с Т., взаимодействуя с нею в системе науки, и даже входят в Т. в качестве ее элементов (теоретические законы, типологии, основанные на Т.).

        Указанный смысл термина «Т.» как формы организации научного знания сложился достаточно поздно в философии и методологии науки. Первоначальное же значение греч. слова «Т.» — это экстатическое, мистическое созерцание, что достаточно прозрачно свидетельствует о генетических связях формировавшегося в античной культуре концептуально-теоретического знания с дотеоретическими архаическими формами сознания. Уже пифагорейцы выдвинули идею об очищении души через чистое познание посредством созерцания. Это чистое созерцательное познание, ставшее идеалом для античной философии, вначале было весьма далеко от рационалистического стиля интеллектуальной «интуиции» Нового времени. Это страстная, эмоционально напряженная работа души, проникнутая религиозно-экстатическим пафосом, являлась для мыслителей типа Пифагора не знанием ради знания, а, прежде всего, способом духовного совершенствования. Возрастание в процессе эволюции античной философии собственно познавательных мотивов, развитие культуры понятийного анализа и дискурса не приводило в античной культуре к логизации и рационализации теоретического сознания в стиле, характерном для Нового времени и последующего развития научного мышления. Античная «Т.» все время сохраняет свой исходный смысл мысленно-интуитивного «всматривания» в космос, восприятия идеальных сущностей «духовными очами». По мнению А.Ф. Лосева, у Платона «…термин «теория» представляет собой такое состояние сознания, которое имеет своим предметом организованную, оформленную действительность и которое аналитически-синтетически конструирует эту действительность на основе непосредственного видения или созерцания. Другими словами, в этом термине мы находим типичное для Платона и для всей античности взаимное слияние непосредственно данной и сознательно-сконструированной предметности…» (Лосев А.Ф. История античной эстетики: Софисты. Сократ. Платон. М., 1969. С. 462). Вместе с тем в реальной практике формирующейся в античности теоретической науки, в частности в «Началах» Евклида, была разработана та форма организации и систематизации научного знания, которая стала на много веков образцом, «парадигмой» дедуктивно-аксиоматического построения Т. в современном значении этого термина.

        Научное знание в принципе теоретично с самого начала, так как всегда связано с размышлением о содержании используемых в науке понятий и о той исследовательской деятельности, которая приводит к формированию этих понятий. При этом, однако, формы и глубина теоретического мышления могут сильно варьировать, что находит свое историческое выражение в развитии структуры теоретического знания, в формировании различных способов его внутренней организации. Если теоретическое мышление вообще, размышление над смыслом используемых понятий необходимо сопутствует всякой науке, то Т. в собственном, более строгом смысле, соответствующем ее пониманию в современной методологии науки, появляется на достаточно высоких этапах развития науки.

        Переход от эмпирической стадии науки, которая ограничивается классификацией и обобщением опытных данных, к ее теоретической стадии, когда появляются и развиваются Т. в собственном смысле, осуществляется через ряд промежуточных форм теоретизации, в рамках которых формируются первичные теоретически различные конструкции (напр., типологии, объяснительные схемы). Будучи источником возникновения Т., сами эти конструкции, однако, еще не образуют Т.: ее возникновение связано с возможностью построения многоуровневых конструкций, которые развиваются, конкретизируются, внутренне дифференцируются в процессе деятельности теоретического мышления, отправляющегося от некоторой совокупности исходных принципов. В этом смысле зрелая Т. представляет собой не просто сумму связанных между собой знаний, но и содержит определенный механизм построения знания, внутреннего развертывания теоретического содержания, воплощает некоторую программу исследования; все это и создает целостность Т. как единой системы знания. Именно подобная возможность развития аппарата научных абстракций в рамках и на основе Т. делает последнюю мощным средством решения фундаментальных задач познания действительности.

        В современной методологии науки принято выделять следующие основные компоненты Т.: 1) исходный эмпирический базис, который включает множество зафиксированных в данной области знания фактов, достигнутых в ходе наблюдений и экспериментов и требующих теоретического объяснения; 2) исходную теоретическую основу — множество первичных допущений, постулатов, аксиом, общих законов Т., в совокупности описывающих идеализированный объект Т.; 3) логику Т. — множество допустимых в рамках Т. правил логического вывода и доказательства; 4) совокупность выведенных в Т. утверждений с их доказательствами, составляющую основной массив теоретического знания. Четкая фиксация правил логического вывода и доказательства осуществляется при этом далеко не во всех Т., а только в тех, что соответствуют идеалу их дедуктивного построения. Этот идеал реализуется, в лучшем случае, только в некоторых разделах математики и в математической логике. Абсолютизация данного идеала, свойственная так называемой стандартной концепции науки, отстаивавшейся сторонниками логического позитивизма, не соответствует реальной практике науки. Зато с методологической точки зрения центральную роль в формировании Т. играет лежащий в ее основе идеализированный объект — теоретическая модель существенных связей реальности, представленных с помощью определенных гипотетических допущений и идеализации. Построение идеализированного объекта Т. — необходимый этап создания любой Т., осуществляемый в специфических для разных областей знания формах. Напр., идеализированным объектом Т. в классической механике является система материальных точек, в молекулярно-кинетической Т. — множество замкнутых в определенном объеме хаотически соударяющихся молекул, представляемых в виде абсолютно упругих материальных точек, и т.д.

        Идеализированный объект Т. может выступать в разных формах, предполагать или не предполагать математического описания, содержать или не содержать того или иного момента наглядности, но при всех условиях он должен выступать как конструктивное средство развертывания всей системы Т. Таким образом, идеализированный объект выступает не только как теоретическая схематизированная модель реальности; он вместе с тем неявно содержит в себе определенную программу исследования, которая и реализуется в построении Т. Соотношения элементов идеализированного объекта — как исходные, так и выводные — представляют собой теоретические законы, которые, в отличие от эмпирических законов, формулируются не непосредственно на основе изучения опытных данных, а путем определенных мыслительных действий с идеализированным объектом. Из этого вытекает, в частности, что законы, формулируемые в рамках Т. и относящиеся по существу не к эмпирически данной реальности, а к реальности, как она представлена идеализированным объектом, должны быть соответствующим образом конкретизированы при их применении к изучению реальной действительности.

        Многообразию форм идеализации (и, соответственно, типов идеализированных объектов) соответствует и многообразие видов Т. В Т. описательного типа, решающей главным образом задачи описания и упорядочения обычно весьма обширного эмпирического материала, построение идеализированного объекта фактически сводится к вычленению исходной схемы понятий. В современных математизированных Т. идеализированный объект выступает обычно в виде математической модели или совокупности таких моделей. В дедуктивных теоретических системах построение идеализированного объекта по существу совпадает с построением исходного теоретического базиса.

        Процесс развертывания содержания Т. предполагает максимальное выявление возможностей, заложенных в исходных посылках Т., в структуре ее идеализированного объекта. В частности, в Т., использующих математический формализм, развертывание содержания предполагает формальные операции со знаками математизированного языка, выражающего те или иные параметры объекта. В Т., в которых математический формализм не применяется или недостаточно развит, на первый план выдвигаются рассуждения, опирающиеся на анализ содержания исходных посылок Т., на мысленный эксперимент с идеализированными объектами. Наряду с этим развертывание Т. предполагает построение новых уровней и слоев содержания Т. на основе конкретизации теоретического знания о реальном предмете. Это связано с включением в состав Т. новых допущений, с построением более содержательных идеализированных объектов. В итоге конкретизация исходной Т. приводит ее к развитию в систему взаимосвязанных Т., объединяемых лежащим в их основании идеализированным объектом. Этот процесс постоянно стимулируется необходимостью охвата в рамках и на основе исходных положений Т. многообразия эмпирического материала, относящегося к предмету Т.; развитие Т. не есть поэтому только имманентное логическое движение теоретической мысли — это, вместе с тем, и активная переработка эмпирической информации в собственное содержание Т., конкретизация и обогащение ее понятийного аппарата (см. Восхождение от абстрактного к конкретному). Именно это развитие содержания Т. ставит определенные пределы возможной логической формализации процессов ее построения. При всей плодотворности формализации и аксиоматизации теоретического знания нельзя не учитывать, что реальный процесс конструктивного развития Т., ориентируемый задачами охвата нового эмпирического материала, не укладывается в рамки формально-дедуктивного представления о развертывании Т. Современные представления, в частности, о гипотетико-дедуктивной Т. (см. также Гипотетико-дедуктивный метод) выходят поэтому за рамки только дедукции теорем из исходных гипотетических утверждений Т., подтверждаемых или опровергаемых в результате последующей эмпирической проверки, а предполагают обращение к процессам изменения и развития исходных теоретических гипотетически принимаемых утверждений, что стимулировало разработку методологической проблематики критериев приемлемости подобных изменений (напр., критерии прогрессивного и регрессивного сдвига проблем в методологии исследовательских программ И. Лакатоса). Соответственно при таком подходе Т. уже не рассматривается как «закрытая» неподвижная система. «Единицей» методологического анализа становится последовательность («серия») Т. по мере их изменения, единство которых определяется лежащим в их основе «твердым ядром» исследовательской программы, принятие которого, в общем, соответствует понятию исходного идеализированного объекта в классическом «статуарном» подходе к Т.

        Т. может развиваться в относительной независимости от эмпирического исследования посредством знаково-символических операций по правилам математических или логических формализмов, посредством введения различных гипотетических допущений или теоретических моделей (особенно математических гипотез и математических моделей), а также путем мысленного эксперимента с идеализированными объектами. Подобная относительная самостоятельность теоретического исследования образует важное преимущество мышления на уровне Т., ибо дает ему богатые эвристические возможности. Но реальное функционирование и развитие Т. в науке осуществляется в органическом единстве с эмпирическим исследованием. Т. выступает как реальное знание о мире только тогда, когда она получает эмпирическую интерпретацию. Современная методология науки отвергает примитивные представления об оправдании Т. в духе верификационизма или, напротив, однозначного ее опровержения в духе фальсификационизма. Однако она не отбрасывает идею оценки Т. по ее объяснительно-предсказательным возможностям по отношению к эмпирии. Как подтверждение Т. отдельными эмпирическими примерами не может служить безоговорочным свидетельством в ее пользу, так и противоречие Т. отдельным фактам не есть достаточное основание для отказа от нее. И подобное противоречие служит мощным стимулом совершенствования Т. вплоть до пересмотра и уточнения ее исходных принципов. Решение же об окончательном отказе от Т. обычно связано с общей дискредитацией фактически лежащей в ее основе программы исследования и появлением новой программы, выявляющей более широкие объяснительно-предсказательные возможности по отношению к сфере реальности, изучаемой данной Т.

        B.C. Швырёв

        Понятия «Т.» и «эпистеме», связываемые сегодня с образом науки и содержащие множество отчасти утраченных в дальнейшем коннотаций (связь с письменностью, руководящей должностью, божественным происхождением, поэзией, созерцательным умозрением, пророчеством, предсказанием, движением звезд и др.), сформулировала греч. культура на пути от мифа к логосу. Ставшая термином как обыденного, так и специализированного научно-философского языка, Т. сохранила в себе также и более широкое, общекультурное значение, подчеркивающее сложность и противоречивость познавательного процесса, проблематичность и одновременно высокую ценность познания вообще. Т., первым воплощением которой стала античная астрономия, выразила собой, помимо прочего, и сущность человека, состоящую в его срединном положении между Небом и Землей, — стоя на Земле, он поднимает глаза к Небу.

        Уходящий в неразличимую для взгляда древность интерес первых наблюдателей направлен в целом на один из двух объектов: это либо Небо, либо Земля, причем астральная религия зороастризма побуждает человека догадываться об их неравноценности, и понятия «выше» и «ниже» приобретают сакральный смысл. Боги (точнее, верховное и стремящееся к монотеистической интерпретации божество) переселяются с Олимпа, и из тому подобных четко локализованных в пространстве мест, на Небо как таковое. Поднимая глаза к Небу, человек получает представление о регулярности и законосообразности, а опуская глаза к Земле — привносит, навязывает это представление ей. Человек обнаруживает законы на Небе и предписывает их Земле — таково следствие распространения астральной религии и того, что некоторые исследователи называют «программой космизации» (Депперт В. Мифические формы в науке: На примере понятий пространства, времени и закона природы // Научные и вненаучные формы мышления. М., 1996).

        Варианты мифической программы космизации мы находим в античности, в Средние века и в Новое время, и все они обладают нормативным характером в той мере, в какой человек пытается подвести явления под извечный космический порядок. Выражение «подвести под определенную категорию», т.е. «подвести под закон», восходит именно к космизирующему и одновременно теоретизирующему образу мысли, означающему, что Земля находится под Небом и, следовательно, под его упорядочивающей властью. Заимствованная из мифа программа космизации пережила все научные революции, поскольку философы, теологи и представители естественных наук неизменно пытались определить все происходящее на Земле с помощью вечного порядка, который, по общему убеждению, царил во всем космосе. Научная Т. и стала целостным выражением порядка природы, способом писания «третьей книги», созданной от первой до последней страницы не Богом, не божественной природой, а самим человеком.

        И. Т. Касавин

        Т. — система связанных между собой понятий и высказываний, относящихся к определенной предметной области (в качестве которой могут выступать, напр., множество чисел, множество живых организмов, множество социальных групп и т.д.). Основной задачей Т. является установление закономерностей функционирования объектов предметной области, объяснение и предсказание явлений исследуемой области.

        В логике под Т. часто понимают концептуальный класс элементарных высказываний, описывающих эти явления, а также отождествляют ее со способом выбора подкласса истинных высказываний (теорем) из числа высказываний, сформулированных на языке данной Т. В самом общем виде Т. рассматривается как множество утверждений, замкнутых относительно выводимости, задающей способ выбора теорем (такое понятие Т. было введено А. Тарским в 30-е гг.).

        Вместо отношения выводимости для получения подкласса теорем часто используется оператор присоединения следствий, определяемый для некоторого счетного множества высказываний А как функция С: ст(А)—>а(А) (т.е. как отображения множества подмножеств А в себя), которая для каждого подмножества Хс А удовлетворяет следующим условиям:

        (О) X с С(Х) (исходные утверждения являются составной частью Т.),

        (С2) С(С(Х))= С(Х) (операция присоединения следствий позволяет получить все следствия принимаемых допущений без исключения),

        (СЗ) если X с Y, то С(Х) £ С(У) (чем больше принимаемых допущений, тем больше следствий мы получаем — свойство монотонности операции присоединения следствий).

        Оператор присоединения следствий трансформируется в отношение присоединения следствий (выводимость) 0С о(А) с А между подмножествами А и элементами А, если постулировать, что для каждого подмножества XczA и для каждого утверждения а из А выполняется следующее условие:

        ХПСа тогда и только тогда, когда аеС(Х) (а выводимо из X тогда и только тогда, когда а принадлежит множеству следствий из X).

        Условия (С1)-(СЗ) трансформируются при этом в условия:

        (С Г) если аеХ, то ХПС а (допущения обладают теми же правами, что и выводимые утверждения),

        (С2′) если Y Пс я для всех аеХ, и ХО Ь, то Y Qc b (выводимость транзитивна),

        (СЗ’) если ХПСа и X с Y, то Y Gcа (увеличение количества допущений не влияет на выводимость — монотонность выводимости).

        Теоремы определяются относительно выводимости как утверждения ф, такие, что 0D ф, а Т. будет представлять собой множество утверждений Е, замкнутых относительно отношения присоединения следствий Dc, т.е. таких, что если £Ос ф, то феЕ. Т. £ аксиоматизируема тогда и только тогда, когда существует рекурсивное множество предложений А, такое, что Е = С(А), т.е. каждое предложение, принадлежащее множеству £, выводимо из А Если А конечно, то Т. £ называют конечно-аксиоматизируемой. Подобные Т. могут быть заданы списком своих аксиом и по этой причине в литературе понятие Т. часто отождествляют с понятием «аксиоматизированная Т.».

        Т. £ непротиворечива, если, и только если, не найдется такое предложение, чтобы оно само и его отрицание принадлежали £. Т. полна, если, и только если для каждого предложения (сформулированного на языке Т.) или оно само, или его отрицание принадлежит Т.

        Элементарной Т., или Т. первого порядка, в логике называется Т. такая, что ее языком является язык первого порядка, аксиомами формальной системы являются логические аксиомы и некоторые др. аксиомы, называемые нелогическими аксиомами, призванные описать специфические свойства объектов предметной области. Класс всех элементарных Т., сформулированных в одном и том же языке, образует своеобразную алгебру относительно операций, сформулированных на основе теоретико-множественных операций. Как показал Тарский в 193 6 г., класс элементарных Т., сформулированных на одном и том же языке на базе классической логики, образует относительно этих операций брауэрову алгебру. Я. Челяковский в 1983 распространил этот результат на случай конечно-аксиоматизируемых Т. на базе широкого класса так называемых финитарно протоалгебраических логик. Класс конечно-аксиоматизируемых Т. на базе классической логики образует булеву алгебру.

        При замене выводимости на семантическое понятие логического следования получают иное понятие Т. Для первопорядковых Т. на базе классической логики эти два понятия совпадают, так как в этом случае логическое следование и выводимость совпадают по объему. Но уже для второпорядковых Т. при такой замене мы получаем два разных понятия Т., причем Т. в семантическом смысле будет Т. в синтаксическом смысле, но не наоборот. То же самое относится к некоторым первопорядковым Т., основанным на неклассической логике.

        Понятие «Т. в семантическом смысле» выходит на передний план в том случае, когда учитывается, что главной задачей Т. является установление закономерностей функционирования объектов предметной области, свойства которых детерминируют семантику используемого языка. В настоящее время в логике существуют два основных направления, в рамках которых систематически используется это понятие Т. Это «подход на базе семантики» (X. Андрека, И. Немети) и теоретико-категорный подход (основанный на Т. институций Гогена и Берсталла). Первый поход с самого начала рассматривает Т. как детерминированную определенным классом моделей и интерпретацией на этих моделях. Второй подход рассматривает Т. как определяемую 1) категорией различных словарей — наборов атомарных формул, 2) функтором, сопоставляющим этой категории категорию предложений, сформулированных на основе этих словарей, 3) функтором, сопоставляющим категории словарей категорию моделей, т.е. семантических эквивалентов предложений, 4) функцией выполнимости, сопоставляющей каждому словарю бинарное отношение |_ логической выполнимости между объектами категории моделей и объектами категории предложений. Более «синтаксическая» версия категорного подхода (Т. т—институций Фадейро—Сернадаса) заменяет функцию выполнимости на категорный аналог операции присоединения следствий, ассоциирующей с каждым словарем бинарное отношение логического замыкания между подмножествами предложений и предложениями, сформулированными на основе этих словарей.

        5.77. Васюков

        Лит.: Лакатос И. Фальсификация и методология научно-исследовательских программ. М., 1995; Мамчур Е.А. Проблема выбора теории. М., 1975; Нугаев P.M. Реконструкция процесса смены фундаментальных научных теорий. Казань, 1989; Швырёв B.C. Теоретическое и логическое в научном познании. М., 1978; Стёпин B.C. Теоретическое знание. М., 2000; Смирнов В.А. Логические методы анализа научного знания. М., 2002; Font J. M., Jansana R., Pigozzi D. A. Survey of Abstract Algebraic Logic // Studia Logica. Vol. 74. № 1—2.2003. P. 13—97.

Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация». И.Т. Касавин. 2009.

epistemology_of_science.academic.ru

понятие теория

23.05.2016 На сайте понятие теория раскрывается также в словарной статье Теория Википедия.

Термин теория является основополагающим в науке, но настолько широко использующийся и в бытовой речи, что точное определение понятия теория интересует многих. Вы можете перейти к оригиналу статьи на сайте Словари и энциклопедии на Академике

ТЕОРИЯ это

совокупность высказываний, замкнутых относительно логического следования (слово теория происходит от греч. theoria — рассмотрение, исследование). Такое предельно общее и наиболее абстрактное определение теории дает логика. С логической точки зрения теория — это любое высказывание, рассматриваемое вместе с его логическими следствиями.

ИСТОЧНИК Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. Под редакцией А.А. Ивина. 2004.

Например, из высказывания «Сегодня вторник» следуют такие: «Завтра будет среда», «Вчера был понедельник», «Сегодня — третий день недели» и тому подобные, поэтому данное высказывание вместе с перечисленными следствиями можно назвать Теорией. Столь широкое определение термина Теория может показаться несколько необычным, однако оно вполне соответствует обыденному употреблению этого слова. Например, в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита» Воланд говорит отрезанной голове Берлиоза: «…ваша теория и солидна, и остроумна. Впрочем, ведь все теории стоят одна за другой. Есть среди них и такая, согласно которой каждому будет дано по его вере». Неясное и расплывчатое употребление слова «Теория» в повседневном языке и выражает логическое определение данного термина. Чтобы сделать его более точным, нужно указать по меньшей мере, какой именно логической системой мы пользуемся при выводе следствий.

ИСТОЧНИК: В. С. Швырев. Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983.

***

ЧТО ТАКОЕ ТЕОРИЯ

ТЕОРИЯ — в широком смысле — это комплекс взглядов, представлений, идей, направленных на истолкование и объяснение какого-либо явления; в более узком и специальном смысле — высшая, самая развитая форма организации научного знания, дающая целостное представление о закономерностях и существенных связях определенной области действительности — объекта данной теории.

По своему строению теория представляет внутренне дифференцированную (предусматривающий разделение, различение), но целостную систему знания, которую характеризуют логическая зависимость одних элементов от других, выводимость содержания теории из некоторой совокупности утверждений и понятий — называемого — исходный базис теории. В процессе применения теории — сформированное в ней знание опосредуется различными промежуточными звеньями, конкретизирующими факторами, что предполагает живое, творческое мышление, руководствующееся теорией как программой, но мобилизирующее также все возможные способы ориентации в конкретной ситуации. Действенное применение теории требует опоры на непосредственное восприятие исследуемого объекта, использования практического опыта, включения эмоциональных и эстетических моментов сознания, активизации способностей творческого воображения. Сама теория как форма особого освоения мира функционирует в тесном взаимодействии с другими, нетеоретическими формами сознания. Крупные научные теории всегда так или иначе связаны с определенными философско-мировоззренческими установками, их разработка стимулируется этими установками и в свою очередь способствует упрочению их авторитета и влияния в системе культуры. Важным опосредствующим звеном между философско-мировоззренческими установками и собственно научными теориями являются научные картины мира.

Теория выступает как наиболее сложная и развитая форма научного знания; другие его формы — законы науки, классификации, типологии, первичные объяснительные схемы и т. д. — генетически могут предшествовать собственно теории, составляя базу ее формирования; в то же время они нередко сосуществуют с теорией, взаимодействуя с ней в системе науки, и даже входят в теорию в качестве ее элементов (теоретические законы, типологии, основанные на теории).

Указанный смысл термина «теория» как формы организации научного знания — сложился достаточно поздно в философии и методологии науки. Первоначальное же значение слова теория — это экстатическое (высшая форма воодушевления), мистическое созерцание (вера в сверхъестественное), что достаточно прозрачно свидетельствует о генетических связях формировавшегося в античной культуре концептуально-теоретического знания с дотеоретическими архаическими формами сознания (настолько древними, что почти забыты).

Уже пифагорейцы выдвинули идею об очищении души через чистое познание посредством созерцания. Это чистое созерцательное познание, ставшее идеалом для античной философии, вначале было весьма далеко от рационалистического стиля интеллектуальной “интуиции” Нового времени. Это страстная, эмоционально напряженная работа души, проникнутая религиозно-экстатическим пафосом, являлась для мыслителей типа Пифагора не знанием ради знания, а прежде всего способом духовного совершенствования. Возрастание в процессе эволюции античной философии собственно познавательных мотивов, развитие культуры понятийного анализа и дискурса не приводило в античной культуре к логизации и рационализации теоретического сознания в стиле, характерном для Нового времени и последующего развития научного мышления. Античная “теория” все время сохраняет свой исходный смысл мысленноинтуитивного “всматривания” в космос, восприятия идеальных сущностей “духовными очами”. По мнению А. Ф. Лосева, у Платона “… термин теория представляет собой такое состояние сознания, которое имеет своим предметом организованную, оформленную действительность и которое аналитически-синтетически конструирует эту действительность на основе непосредственного видения или созерцания. Другими словами, в этом термине мы находим типичное для Платона и для всей Античности взаимное слияние непосредственно данной и сознательно-сконструированной предметности…” (Лосев А. Ф. История античной эстетики. Софисты. Сократ. Платон. М., 1969, с. 462). Вместе с тем в реальной практике формирующейся в Античности теоретической науки, в частности “Началах” Евклида, была разработана та форма организации и систематизации научного знания, которая стала на много веков образцом, “парадигмой” (дедуктивно-аксиоматического построения теории в современном значении этого термина).

***

ПОНЯТИЕ ТЕОРИЯ

Научное знание в принципе теоретично с самого начала, т. к. всегда связано с размышлением о содержании используемых в науке понятий и о той исследовательской деятельности, которая приводит к формированию этих понятий. При этом, однако, формы и глубина теоретического мышления могут сильно варьировать, что находит свое историческое выражение в развитии структуры теоретического знания, в формировании различных способов его внутренней организации. Если теоретическое мышление вообще, размышление над смыслом используемых понятий необходимо сопутствует всякой науке, то теория в собственном, более строгом смысле, соответствующем ее пониманию в современной методологии науки, появляется на достаточно высоких этапах развития науки.

Переход от эмпирической стадии науки, которая ограничивается классификацией и обобщением опытных данных, к ее теоретической стадии, когда появляются и развиваются теории в собственном смысле, осуществляется через ряд промежуточных форм теоретизации, в рамках которых формируются первичные теоретически различные конструкции (напр., типологии, объяснительные схемы). Будучи источником возникновения теории, сами эти конструкции, однако, еще не образуют теорию: ее возникновение связано с возможностью построения многоуровневых конструкций, которые развиваются, конкретизируются, внутренне дифференцируются в процессе деятельности теоретического мышления, отправляющегося от некоторой совокупности исходных принципов. В этом смысле зрелая теория представляет не просто сумму связанных между собой знаний, но и содержит определенный механизм построения знания, внутреннего развертывания теоретического содержания, воплощает некоторую программу исследования; все это и создает целостность теории как единой системы знания. Именно подобная возможность развития аппарата научных абстракций в рамках и на основе теории делает последнюю мощным средством решения фундаментальных задач познания действительности.

В современной методологии науки принято выделять следующие основные компоненты теории: 1) исходный эмпирический базис, который включает множество зафиксированных в данной области знания фактов, достигнутых в ходе наблюдений и экспериментов и требующих теоретического объяснения; 2) исходную теоретическую основу — множество первичных допущений, постулатов, аксиом, общих законов теории, в совокупности описывающих идеализированный объект теории; 3) логику теории — множество допустимых в рамках теории правил логического вывода и доказательства; 4) совокупность выведенных в теории утверждений с их доказательствами, составляющую основной массив теоретического знания. Четкая фиксация правил логического вывода и доказательства осуществляется при этом далеко не во всех теориях, а только в теориях, соответствующих идеалу их дедуктивного построения. Это идеал реализуется в лучшем случае только в некоторых разделах математики и в математической логике. Абсолютизация этого идеала, свойственная т. н. стандартной концепции науки, отстаивавшейся сторонниками логического позитивизма, не соответствует реальной практике науки. Зато с методологической точки зрения центральную роль в формировании теории играет лежащий в ее основе идеализированный объект — теоретическая модель существенных связей реальности, представленных с помощью определенных гипотетических допущений и идеализации. Построение идеализированного объекта теории — необходимый этап создания любой теории, осуществляемый в специфических для разных областей знания формах. Напр., идеализированным объектом теории в классической механике является система материальных точек, в молекулярно-кинетической теории — множество замкнутых в определенном объеме хаотически соударяющихся молекул, представляемых в виде абсолютно упругих материальных точек, и т. д.

Идеализированный объект теории может выступать в разных формах, предполагать или не предполагать математического описания, содержать или не содержать того или иного момента наглядности, но при всех условиях он должен выступать как конструктивное средство развертывания всей системы теории. Т о., идеализированный объект выступает не только как теоретическая схематизированная модель реальности, он вместе с тем неявно содержит в себе определенную программу исследования, которая и реализуется в построении теории. Соотношения элементов идеализированного объекта — как исходные, так и выводные — представляют собой теоретические законы, которые в отличие от эмпирических законов формулируются не непосредственно на основе изучения опытных данных, а путем определенных мыслительных действий с идеализированным объектом. Из этого вытекает, в частности, что законы, формулируемые в рамках теории и относящиеся по существу не к эмпирически данной реальности, а к реальности, как она представлена идеализированным объектом, должны быть соответствующим образом конкретизированы при их применении к изучению реальной действительности.

Многообразию форм идеализации (и соответственно типов идеализированных объектов) соответствует и многообразие видов теории. В теории описательного типа, решающей гл. о. задачи описания и упорядочения обычно весьма обширного эмпирического материала, построение идеализированного объекта фактически сводится к вычленению исходной схемы понятий. В современных математизированных теориях идеализированный объект выступает обычно в виде математической модели или совокупности таких моделей. В дедуктивных теоретических системах построение идеализированного объекта по существу совпадает с построением исходного теоретического базиса.

Процесс развертывания содержания теории предполагает максимальное выявление возможностей, заложенных в исходных посылках теории, в структуре ее идеализированного объекта. В частности, в теориях, использующих математический формализм, развертывание содержания предполагает формальные операции со знаками математизированного языка, выражающего те или иные параметры объекта. В теориях, в которых математический формализм не применяется или недостаточно развит, на первый план выдвигаются рассуждения, опирающиеся на анализ содержания исходных посылок теории, на мысленный эксперимент с идеализированными объектами. Наряду с этим развертывание теории предполагает построение новых уровней и слоев содержания теории на основе конкретизации теоретического знания о реальном предмете. Это связано с включением в состав теории новых допущений, с построением более содержательных идеализированных объектов. В итоге конкретизация исходной теории приводит ее к развитию в систему взаимосвязанных теорий, объединяемых лежащим в их основании идеализированным объектом.

Этот процесс постоянно стимулируется необходимостью охвата в рамках и на основе исходных положений теории многообразия эмпирического материала, относящегося к предмету теории, развитие теории не есть поэтому только имманентное логическое движение теоретической мысли — это вместе с тем и активная переработка эмпирической информации в собственное содержание теорий, конкретизация и обогащение ее понятийного аппарата (см. Восхождение от абстрактного к конкретному). Именно это развитие содержания теории ставит определенные пределы возможной логической формализации процессов ее построения. При всей плодотворности формализации и аксиоматизации теоретического знания нельзя не учитывать, что реальный процесс конструктивного развития теории, ориентируемый задачами охвата нового эмпирического материала, не укладывается в рамки формально-дедуктивного представления о развертывании теорий. Современные представления, в частности о гипотетико-дедуктивной теории (см. также Гипотетико-дедуктивная модель), поэтому не только выходят за рамки дедукции теорем из исходных гипотетических утверждений теории, подтверждаемых или опровергаемых в результате последующей эмпирической проверки, но и предполагают обращение к процессам изменения и развития исходных теоретических гипотетически принимаемых утверждений, что стимулировало разработку методологической проблематики критериев приемлемости подобных изменений (напр., критерии прогрессивного и регрессивного сдвига проблем в методологии исследовательских программ И. Лакатоса). Соответственно при таком подходе теория уже не рассматривается как “закрытая” неподвижная система. “Единицей” методологического анализа становится последовательность (“серия”) теорий по мере их изменения, единство которых определяется лежащим в их основе “твердым ядром” исследовательской программы, принятие которого в общем соответствует понятию исходного идеализированного объекта в классическом “статуарном” подходе к теории.

Теория может развиваться в относительной независимости от эмпирического исследования — посредством знаково-символических операций по правилам математических или логических формализмов, посредством введения различных гипотетических допущений или теоретических моделей (особенно математических гипотез и математических моделей), а также путем мысленного эксперимента с идеализированными объектами. Подобная относительная самостоятельность теоретического исследования образует важное преимущество мышления на уровне теории, ибо дает ему богатые эвритические возможности. Но реальное функционирование и развитие теории в науке осуществляется в органическом единстве с эмпирическим исследованием. Теория выступает как реальное знание о мире только тогда, когда она получает эмпирическую интерпретацию. Современная методология науки отвергает примитивные представления об оправдании теории в духе верификационизма или, напротив, однозначного ее опровержения в духе фадьсификационизма (см. Фальсификация). Однако она не отбрасывает идею оценки теории по ее объяснительно-предсказательным возможностям по отношению к эмпирии. Как подтверждение теории отдельными эмпирическими примерами не может служить безоговорочным свидетельством в ее пользу, так и противоречие теории отдельным фактам не есть достаточное основание для отказа от нее. Но подобное противоречие служит мощным стимулом совершенствования теории вплоть до пересмотра и уточнения ее исходных принципов. Решение же об окончательном отказе от теории обычно связано с общей дискредитацией фактически лежащей в ее основе программы исследования и появлением новой программы, выявляющей более широкие объяснительно-предсказательные возможности по отношению к сфере реальности, изучаемой данной теорией.

Лит.: Лакатос И. Фальсификация и методология научно-исследовательских программ М., 1995; МамчурЕ. А. Проблема выбора теории. М., 1975; Нугаев Р. М, Реконструкция процесса смены фундаментальных научных теорий. Казань, 1989; Швырев В. С. Теоретическое и логическое в научном познании. М., 1978; Степин В. С. Теоретическое знание. М.,2000.

В. С. Швырев Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.

Статья ПОНЯТИЕ ТЕОРИЯ размещена в словарях — Основные интернет термины и понятия и Толковый словарь экономических терминов — для пояснений положений рубрик — Неоантропология и НЕОКОНОМИКА. Страница ТЕОРИЯ получила постоянную ссылку: http://design-for.net/page/ponjatie-teorija

design-for.net

Научная теория — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 26 мая 2019; проверки требуют 23 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 26 мая 2019; проверки требуют 23 правки.

Научная теория — это объяснение аспекта мира природы, который можно многократно проверять и подтверждать в соответствии с научным методом, используя принятые протоколы наблюдения, измерения и оценки результатов. Там, где это возможно, теории проверяются в контролируемых условиях в эксперименте[1][2]. В обстоятельствах, не поддающихся экспериментальному тестированию, теории оцениваются через принципы гипотетического (абдуктивного) мышления. Признанные научные теории выдержавшие строгое изучение, воплощают научные знания[3].

Как и в случае с другими формами научного знания, научные теории являются как дедуктивными, так и индуктивными[4], нацеленными на предсказательную и объяснительную силу.

Палеонтолог Стивен Джей Гулд писал, что:

… факты и теории — это разные вещи, а не ступени в иерархии растущей уверенности. Факты — это мировые данные. Теории — это структуры идей, которые объясняют и интерпретируют факты.

Оригинальный текст (англ.)

…facts and theories are different things, not rungs in a hierarchy of increasing certainty. Facts are the world’s data. Theories are structures of ideas that explain and interpret facts.[5]

Альберт Эйнштейн описал два типа научных теорий, (англ. Constructive theories «Конструктивные теории») и (англ. principle theories«принципиальные теории»). Конструктивные теории являются конструктивными моделями явлений: например, кинетическая теория. Принципиальные теории — это эмпирические обобщения, такие как законы движения Ньютона[6].

Определения от научных организаций[править | править код]

Национальная академия наук США определяет научные теории следующим образом[7]:

Формальное научное определение теории весьма отличается от повседневного значения слова. Это относится к всестороннему объяснению некоторого аспекта природы, которое подтверждается огромным количеством доказательств. Многие научные теории настолько хорошо обоснованы, что никакие новые доказательства не могут существенно их изменить. Например, никакие новые доказательства не продемонстрируют, что Земля не вращается вокруг Солнца (гелиоцентрическая теория), или что живые существа не состоят из клеток (теория клеток), что вещество не состоит из атомов или что поверхность Земли Земля не разделена на сплошные плиты, которые перемещаются по геологическим временным масштабам (теория тектоники плит)…Одним из наиболее полезных свойств научных теорий является то, что они могут быть использованы для прогнозирования природных явлений или явлений, которые ещё не наблюдались.

Оригинальный текст (англ.)

The formal scientific definition of theory is quite different from the everyday meaning of the word. It refers to a comprehensive explanation of some aspect of nature that is supported by a vast body of evidence. Many scientific theories are so well established that no new evidence is likely to alter them substantially. For example, no new evidence will demonstrate that the Earth does not orbit around the sun (heliocentric theory), or that living things are not made of cells (cell theory), that matter is not composed of atoms, or that the surface of the Earth is not divided into solid plates that have moved over geological timescales (the theory of plate tectonics)…One of the most useful properties of scientific theories is that they can be used to make predictions about natural events or phenomena that have not yet been observed.

Срез пробкового дерева из книги Роберта Гука «Микрография», 1635—1703 Первое наблюдение за клетками, с использованием раннего микроскопа[8]. Это привело к развитию теории клеток.

Теории не должны быть совершенно точными, чтобы быть научно полезными. Например, предсказания, сделанные классической механикой, как известно, являются неточными в релятивистской сфере, но они почти точно верны при сравнительно низких скоростях обычного человеческого опыта[9]. В химии существует много кислотно-основных теорий, дающих весьма разные объяснения основной природы кислотных и основных соединений, но они очень полезны для прогнозирования их химического поведения[10]. Как и все знания в науке, ни одна теория никогда не может быть полностью подтверждена, поскольку вполне возможно, что будущие эксперименты могут вступать в противоречие с предсказаниями теории[11]. Тем не менее, теории, поддерживаемые научным консенсусом, имеют самый высокий уровень достоверности любого научного знания; например, что все объекты подвержены гравитации или что жизнь на Земле произошла от общего предка[12].

От философов науки[править | править код]

Карл Поппер описал характеристики научной теории следующим образом[13]:

  1. Легко получить подтверждения или проверять почти каждую теорию, если мы ищем подтверждения.
  2. Подтверждения должны учитываться только в том случае, если они являются результатом рискованных предсказаний, то есть, если, не будучи просвещенными рассматриваемой теорией, мы должны были ожидать событие, несовместимое с теорией, — событие, которое опровергло бы теорию.
  3. Каждая «хорошая» научная теория — это запрет: она запрещает определённые вещи. Чем больше теория запрещает, тем лучше.
  4. Теория, которая не может быть опровергнута каким-либо мыслимым событием, ненаучна. Неопровержимость — не достоинство теории (как часто думают люди), а порок.
  5. Любое подлинное испытание теории — это попытка её фальсифицировать или опровергнуть. Проверяемость это фальсифицированность. Но существуют степени проверяемости, некоторые теории более проверяемы, более подвержены опровержению чем другие, они как бы берут на себя большие риски.

В физике термин теория обычно используется для математической структуры — полученной из небольшого набора базовых постулатов (обычно симметрий — таких как равенство мест в пространстве или во времени, или идентичность электронов и т. Д.), — которые способны производить экспериментальные прогнозы для данной категории физических систем. Хорошим примером является классический электромагнетизм, который включает в себя результаты, полученные из калибровочной симметрии (иногда называемой калибровочной инвариантностью) в форме нескольких уравнений, называемых уравнениями Максвелла. Конкретные математические аспекты классической электромагнитной теории называются «законами электромагнетизма», отражая уровень последовательных и воспроизводимых доказательств, которые их поддерживают. В рамках электромагнитной теории в целом существует множество гипотез о том, как электромагнетизм применим к конкретным ситуациям. Многие из этих гипотез уже считаются адекватно проверенными, причем новые всегда находятся в стадии разработки и, возможно, не проверены. Примером последнего может быть сила реакции излучения. По состоянию на 2009 г. его влияние на периодическое движение зарядов можно обнаружить в синхротронах, но только в виде усредненных по времени эффектов. Некоторые исследователи в настоящее время рассматривают эксперименты, которые могли бы наблюдать эти эффекты на мгновенном уровне (то есть не усредняться по времени)[14][15].

  • Белуха Н. Т. Методология научных исследований: Учебник. — Киев: АБУ, 2002. — 480 с.

Дальнейшее чтение[править | править код]

  1. ↑ Science and Creationism: A View from the National Academy of Sciences. — 2nd. — National Academies Press, 1999. — P. 2. — ISBN 978-0-309-06406-4. — DOI:10.17226/6024.
  2. ↑ The Structure of Scientific Theories. — Metaphysics Research Lab, Stanford University, 2016.
  3. Schafersman, Steven D. An Introduction to Science (неопр.).
  4. ↑ Scientific Method / Edward N. Zalta. — 2015.
  5. ↑ The Devil in Dover (англ.)русск.
  6. Howard, Don A. The Stanford Encyclopedia of Philosophy. — Metaphysics Research Lab, Stanford University, 23 June 2018.
  7. ↑ National Academy of Sciences (2008), Science, Evolution, and Creationism.
  8. ↑ Hooke, Robert (1635—1703). Micrographia, Observation XVIII.
  9. ↑ Misner, Charles W.; Thorne, Kip S.; Wheeler, John Archibald (1973). Gravitation, p. 1049. New York: W. H.Freeman and Company. ISBN 0-7167-0344-0.
  10. ↑ See Arrhenius-Ostwald (англ.)русск..
  11. ↑ Chapter 1: The Nature of Science (неопр.). www.project2061.org.
  12. ↑ See, for example, Common descent (англ.)русск. and Evidence for common descent (англ.)русск..
  13. ↑ Popper, Karl (1963), Conjectures and Refutations, Routledge and Kegan Paul, London, UK. Reprinted in «Theodore Schick» (ed., 2000), Readings in the Philosophy of Science, Mayfield Publishing Company, Mountain View, Calif.
  14. ↑ Koga J and Yamagiwa M (2006). Radiation reaction effects in ultrahigh irradiance laser pulse interactions with multiple electrons.
  15. ↑ [1] (недоступная ссылка)

ru.wikipedia.org

Значение слова ТЕОРИЯ. Что такое ТЕОРИЯ?

ТЕО́РИЯ, -и, ж.

1. Логическое обобщение опыта, общественной практики, отражающее закономерности развития природы и общества. Теория имеет очень сильное влияние на практику. Чернышевский, Лессинг, его время, его жизнь и деятельность. Давно уже сказано, что без революционной теории не может быть и революционного движения, и в настоящее время вряд ли есть надобность доказывать подобную истину. Ленин, Задачи русских социал-демократов.

2. Совокупность обобщенных положений, образующих какую-л. науку или раздел ее. Теория машин и механизмов. Теория лесоводства. Теория вероятностей.Теория наук освободилась от эмпиризма, возымела вид более общий. Пушкин, Мнение М. Е. Лобанова о духе словесности. || Совокупность правил, основных положений, вводящих в изучение какого-л. мастерства, искусства. Теория музыки. Теория композиции. Теория пилотирования.Он любил шахматы. Это была точная игра. Есть теория шахмат. Горбатов, Мое поколение.

3. Общие, разрабатываемые в отвлеченно-логическом плане основы какой-л. науки, мастерства, а также отвлеченное знание этих основ в противоположность их практическому применению. — Я останусь при институте, — сказал Сережка. — Думаю заняться теорией. Крымов, Инженер. — [Инженеры], конечно, теорию свою досконально изучили, но в практике ничего не смыслят. Саянов, Лена. || Разг. Общие отвлеченные рассуждения, соображения в противовес практической деятельности или реальной действительности. [Маша:] И бедняк может быть счастлив. [Медведенко:] Это в теории. Чехов, Чайка.

4. Совокупность научных положений, обосновывающих общий принцип объяснения каких-л. фактов, явлений. Атомная теория строения вещества. Теория квантов. Ленинская теория империализма. Теория происхождения видов Дарвина. || Обобщенная система взглядов, воззрений по какому-л. вопросу. Теория искусства для искусства. Теория стихийности рабочего движения.Известен переворот, произведенный во французской драме теориею Дидро о том, что драме пора начать, вместо героев и полководцев, изображать человека такого, как мы все. Чернышевский, Лессинг, его время, его жизнь и деятельность. || Взгляд, мнение, убеждение как основание для того или иного поведения. В одном из предыдущих писем я разъяснял вам мою теорию отношений подчиненного к начальнику. Салтыков-Щедрин, Благонамеренные речи. У него на все практические дела были свои теории: были правила, сколько надо часов работать, сколько отдыхать, как питаться, как одеваться, как топить печь, как освещаться. Л. Толстой, Воскресение.

[Греч. θεωρία]

kartaslov.ru

ТЕОРИЯ — это… Что такое ТЕОРИЯ?

  • ТЕОРИЯ — (от греч. theoria рассмотрение, исследование) совокупность высказываний, замкнутых относительно логического следования. Такое предельно общее и наиболее абстрактное определение Т. дает логика. С логической т.зр. теорией можно назвать любое… …   Философская энциклопедия

  • Теория — (греч. θεωρία  рассмотрение, исследование) учение, система идей или принципов. Является совокупностью обобщенных положений, образующих науку или ее раздел. Теория выступает как форма синтетического знания, в границах которой отдельные… …   Википедия

  • ТЕОРИЯ — теории, ж. [греч. theoria исследование]. 1. Учение, являющееся отражением действительности, обобщением практики, человеческого опыта. …«Теория, если она является действительной теорией, дает практикам силу ориентировки, ясность перспективы,… …   Толковый словарь Ушакова

  • теория — и, ж. théorie f., нем. Theorie <н. лат. theoria <гр. 1. Обобщение фактов, опыта, знаний, произведенное по общему принципу, основывающееся на глубоком проникновении в сущность изучаемого явления, вскрывающее его закономерности. БАС 1. Я… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • ТЕОРИЯ — (греч., от theorein смотреть, рассматривать). 1) умозрительная часть какой нибудь науки, противоположная практике. 2) совокупность знаний, дающих полное объяснение известного порядка вещей. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Теория —  Теория  ♦ Théorie    Современное значение слова «теория» далеко ушло от своего греческого «прародителя» (Theoria). Для нас теория – не столько созерцание, сколько труд, не столько радость познания, сколько мыслительное усилие. Так что же такое… …   Философский словарь Спонвиля

  • ТЕОРИЯ — (1) система научных идей и принципов, обобщающих практический опыт, отражающих объективные природные закономерности и положения, которые образуют (см.) или раздел какой либо науки, а также совокупность правил в области какого либо знания млн.… …   Большая политехническая энциклопедия

  • теория — См …   Словарь синонимов

  • Теория — (гр. theoria бақылау, пайымдау, зерттеу) –белгілі бір құбылыс немесе шындықтың саласының елеулі заңдылықтары, қасиеттері және байланыстары туралы тұтас түсінік беретін ғылыми білімді ұйымдастырудың жоғары формасы.Классикалық ғылымда идеал бойынша …   Философиялық терминдердің сөздігі

  • теория — научная это систематизированное описание, объяснение и предсказание явлений; попытка целостного представления закономерностей и существенных свойств определенных областей действительности, возникающая на базе широко подтверждаемых гипотез.… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Теория «Z» — Теория Z Уильяма Оучи теория управления, основанная на «вовлеченности»; самая заметная, по своему воздействия на науку менеджмента, попытка объяснения японского экономического чуда. Когда к началу девяностых годов двадцатого века Япония обогнала… …   Википедия

  • dic.academic.ru

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *