Понятие эмоций и чувств в психологии: чем они отличаются, основные виды и типы эмоций

5. Понятие об эмоциях и чувствах. Функции эмоций и чувств. Виды эмоциональных переживаний.

Эмоции – особый класс психических явлений связанной с инстинктивными потребностями и мотивами, отражающих в форме непосредственного переживания значимых явлений и ситуаций.

Функции эмоций:

    1. Сигнальная – переживания возникают и изменяются связи с происходящими изменениями в окружающей среде.

    2. Регулятивная – стойкие переживания направляют наше поведение, заставляют преодалевать препятствия и становятся мотивами деятельности человека.

    3. Коммуникативная – с помощью эмоций человек выражает свое отношение к другим людям и к действительности.

    4. Когнитивная – эмоции дают нам знание об окружающем мире.

Чувства – это устойчивое эмоциональное отношение человека к явлениям действительности, отражающие значение этих явлений в связи с потребностями человека и мотивами.

Отличие чувств от эмоций:

  1. Чувства отражают в воспринимаемой действительности объекты имеющие для человека стабильное значение.

  2. Чувства в отличие от эмоций относительно устойчивы и имеют ярко выраженный предметный характер.

  3. Чувство может быть выражено совокупностью различных эмоций.

Классификация эмоций и чувств:

1.по знаку:

-положительные

-отрицательные

2. по влиянию на деятельность:

-стенические (повышают активность организма)

-астенические (понижают активность организма)

3. в зависимости от потребностей:

-нисшие (органические потребности)

-высшие (социальные потребности)

4. по силе и длительности:

-Аффект – очень сильное, но не продолжительное эмоциональное состояние

-Страсть – сильное стойкое эмоциональное состояние, но не продолжительное

-Чувство – не очень сильное, не продолжительное эмоциональное состояние

-Эмоция – относительно устойчивое не сильное и не продолжительное эмоциональное состояние

-Настроение — слабое эмоциональное состояние, это эмоциональный фон деятельности, которое сохраняется некоторое время.

5.классификация фундаментальных эмоций Карла Изорда:

— Радость – положительное эмоциональное состояние, связанное с возможностью достаточно полно удовлетворить потребность, вероятность чего до этого времени была не велика.

— Удивление – не имеет четко выраженного положительного или отрицательного знака, это эмоциональная реакция на внезапно возникшие обстоятельства.

— Страдание – отрицательное эмоциональное состояние связанное с получением информации о невозможности удовлетворения важных потребностей, которая до этого времени представлялась более или менее вероятным.

— Гнев – отрицательное эмоциональное состояние, которое протекает в форме аффекта и вызывается внезапным возникновением препятствия на пути удовлетворения потребностей.

— Отвращение – отрицательное эмоциональное состояние вызываемое объектами соприкосновение с которыми вступает в противоречие с идеологическими, нравственными, этическими принципами.

— Презрение – отрицательное эмоциональное состояние которое возникает в межличностном общении из-за рассогласованности жизненных ценностей субъекта с жизненными ценностями объекта чувств.

— Страх – отрицательное эмоциональное состояние, которое появляется при получении информации о возможной угрозе благополучию.

— Стыд — отрицательное эмоциональное состояние, выражающееся в осознании несоответствия собственных помыслов, поступков и поведения не только ожиданиям окружающих, но и собственным представлениям о подобающем поведении.

6.Классификация Рубенштейна три уровня эмоций:

— уровень органической аффективно эмоциональный чувств??? связанный с физиологическими потребностями

— уровень предметных чувств, опредмеченность чувств выраженное в том, что они деференцируются в зависимости от воспринимаемой сферы

— мировоззренческие чувства, обобщенные чувства такие как: чувство юмора, прекрасного, иронии и т. д.

7. Классификация чувств:

— Моральные – отражают переживания отношения к другим людям и к обществу.

— Интеллектуальные – связанны с познавательной деятельностью человека.

— Эстетические – чувства красоты, проявляются при восприятии природы или произведения искусства.

— Практические – связанные с деятельностью человека.

Эмоции и чувства — Психологос

Фильм «Шоколад»

Виенн показалось, что на горящей барже ее дочь, Анук. Теперь ее поведением управляет не разум, а чувства, а еще точнее — эмоции.
скачать видео

Эмоции и чувства – очень близкие понятия, часто используются как синонимы. «Чувство гнева» или «эмоция гнева» – можно сказать и так и так, вас поймут. При этом иногда, для специальных задач, эти понятия нужно разводить.

«Я его люблю, прям жить без него не могу», «у меня сегодня депрессия», «я в тебе разочарован» — когда люди произносят эти фразы, обычно подразумевается, что речь идет о их чувствах. Нет, если говорить строго, тут речь идет о их эмоциях. В чем разница между ними?

Эмоции кратковременны и ситуативны: «я раздражен», «ты меня бесишь», «я в восхищении», «обожаю тебя» — обычно это реакции на какую-то конкретную ситуацию. А чувства, живя потоками под волнением мелькающих эмоций, более стабильны и говорят больше о самом человеке, нежели об особенностях конкретной ситуации.

Если молодой человек злится из-за того, что нравящаяся ему девушка молчит и не отвечает на его письма, девушка не перепутает: его злость — его эмоции, а то что она ему нравится — это его чувства. Ура!

Выступая на собрании, девушка волновалась и была скована, не эмоциональна. Когда волнение прошло (чувство волнения улеглось), у нее проснулись эмоции и она заговорила ярко и выразительно. Тут чувство гасило эмоции, и только с уходом чувства начали жить эмоции.

Разница между эмоциями и чувствами – в скорости и длительности процессов.

Если лицо меняет выражение быстро и быстро возвращается к исходному (спокойному) состоянию – это эмоция. Если лицо медленно начало менять свое выражение и осталось в новом выражении (относительно) надолго – это чувство. А поскольку это «быстро» или «медленно» очень относительно, то и четких границ между этими двумя понятиями нет.

Эмоции – это быстрые и короткие элементы чувств. Чувства – это длящаяся и более устойчивая основа вспыхивающих эмоций↑.

Говорить об эмоциях проще, потому что они не так интимны, эмоции — на поверхности, а чувства — в глубине. Эмоции, если только человек их специально не прячет — очевидны. Эмоции видны на лице, они насыщены, они ярко проявляются и иногда похожи на взрыв. А чувства — всегда немного загадка. Это нечто более сглаженное, глубинное и по крайней мере вначале их нужно разгадывать — и окружающим, и самому человеку. Случается так, что человек не понимая, что он на самом деле чувствует, говорит об эмоциях и это вводит в заблуждение тех, кто пытается понять его. Впрочем, и значение каждой конкретной эмоции можно понять только в контексте того чувства, которое оно выражает↑.

Сомнение «сказать — не сказать» может означать совершенно разные вещи: «смогу ли я сформулировать точно», «можно ли сказать это тебе сейчас» и «может, уже пора признаться?»

Чувства непосредственно передать нельзя, их можно передать только на внешнем языке, на языке эмоций. В достаточной мере справедливо сказать, что эмоции — это чувства, выражаемые для предъявления окружающим.

Переживания для себя — скорее чувства. Выплеск чувств на другого, демонстрация чувств, выразительные движения для… — это уже скорее эмоции.

Быть в эмоциях и чувствовать

Эмоции и чувства – вещи хотя разные, но во многом схожие. А вот «быть в эмоциях» и «чувствовать» — состояния очень различные, скорее противоречащие друг другу. Человек в эмоциях хуже чувствует других (даже близких) людей, а тот, кто привык чувствовать и вчувствоваться – реже впадает в эмоции. См.→


59. Понятие об эмоциях и чувствах. Шпаргалка по общей психологии

Читайте также

§ 1. Общее учение об эмоциях

§ 1. Общее учение об эмоциях К эмоциональным процессам относится широкий класс процессов, внутренней регуляции деятельности. Эту функцию они выполняют, отражая тот смысл, который имеют объекты и ситуации, воздействующие на субъекта, их значения для осуществления его

Новое мышление об эмоциях

Новое мышление об эмоциях Со времен Платона мы думаем, что душа состоит из трех относительно самостоятельных сущностей: ума, воли и чувств, в основе которых лежат эмоции. Если ум и воля в какой-то степени подчиняются нам, то эмоции всегда возникают и действуют

Мимика расскажет все об эмоциях

Мимика расскажет все об эмоциях Форма лица, строение отдельных его частей – все это природные данные, которые, хотя и говорят многое о склонностях человека, но все же не дают полную картину характера. Гораздо больше может рассказать привычная мимика – то выражение лица,

III. Действия/Сообщения о чувствах

III. Действия/Сообщения о чувствах Развитие обмена эмоциональной информацией путем исследования взаимоотношений между чувствами и действиями.1. Сообщение людям, без осуждения или обвинений, о тех чувствах, которые они вызывают в нас.2. Отказ от чувства стыда, вины или

§51. Общее понятие о чувствах

§51. Общее понятие о чувствах Чувством, или эмоцией, называется переживание человеком своего отношения к тому, что он познаёт и делает: к вещам и явлениям окружающего мира, к другим людям и их поступкам, к своей работе, к самому себе и к своим действиям. Удовольствие и

Разберемся в своих чувствах

Разберемся в своих чувствах Один из лучших в мире специалистов по бабочкам Роберт Майкл Пайл начинает знакомить детей с насекомыми с того, что сажает им на нос бабочек, чтобы те стали их учителями и открыли им секреты насекомых.«Оказалось, что на носу бабочкам сидеть

Насколько точны суждения об эмоциях?

Насколько точны суждения об эмоциях? Определения того, какие эмоции выражаются на данном лице, недостаточно. Важно также выяснить, являются интерпретации наблюдателей правильными или нет. Когда люди смотрят на чье–то лицо и решают, что этот человек испуган, то правы они

О чувствах мамы

О чувствах мамы Каждая хорошо воспитанная молодая мама уже заранее «заряжена» гипнозом-предписанием на любовь к своему младенцу. Любовь к будущему ребенку внушается девушкам с детства, об этом говорится много, всеми, убежденно-непререкаемо и заранее нежно. Девушки,

§ 1. Понятие об эмоциях

§ 1. Понятие об эмоциях Все психические процессы (познавательные, эмоциональные и волевые) системно организованы. И лишь в теоретическом плане возможно их отдельное рассмотрение.Эмоции (от фр. emotion — чувство) — психический процесс импульсивной регуляции поведения,

О мотивах и эмоциях

О мотивах и эмоциях Мотивы обнаруживают себя в эмоциях. Одно и то же событие может переживаться по-разному в зависимости от того, какой был мотив и каков результат.Если снова обратиться к рассказу Чехова, то можно увидеть именно такую зависимость.Вот Аня, у которой, по

О чувствах

О чувствах «Больше всего в детях меня раздражает то, что они плачут и устраивают истерики на пустом месте. Они совершенно лишены здравого смысла». О чувствахДети еще сильнее раздражаются, когда их негативные чувства отрицают или считают незначительными. И даже простое,

Мы делаем выводы о чувствах других людей по выражению их лиц. И делаем выводы о собственных чувствах по выражению собственного лица

Мы делаем выводы о чувствах других людей по выражению их лиц. И делаем выводы о собственных чувствах по выражению собственного лица Давайте вспомним, как наивный человек, примерно такой, как мы с вами, представляет себе счастье – то, что иногда делает его счастливым.

Определение эмоции и чувства

Эмоции и чувства имеют весьма неоднозначные определения. Человек может сказать: «Я чувствую, что стало прохладнее». В ином случае говорят о чувстве патриотизма или чувстве любви к музыке. В первом случае имеется в виду ощущение, легко ассоциирующееся с термином «органы чувств». В данной статье понятие «чувство» используется во втором значении. Чувство — это устойчивое субъективное отношение человека к явлениям, событиям и связям действительности, к другим людям. Когда мы говорим, что человеку свойственно то или иное чувство, мы полагаем, что оно присуще ему сегодня, что имеет свою историю и, вероятно, сохранится в будущем. Эмоция — это конкретное проявление чувства в той или иной ситуации, это сам процесс переживания человеком чувства. Например, переживание радости, симпатии, страха, тоски и др.

Эмоции присущи человеку и животным. Они возникли в ходе эволюции как средство, при помощи которого живые существа определяли биологическую значимость тех или иных воздействий, без чего адаптация к действительности была невозможна. Чувства — высший продукт развития эмоциональных процессов под влиянием труда и общественных условий жизни. В таком понимании они присущи только человеку. В связи с этим понятно, почему одно и то же чувство может переживаться в различных эмоциях. Так, чувство патриотизма может проявляться в радости, гордости — по поводу достижений страны, в гневе — относительно сил, посягающих на эти достижения, в тоске, ностальгии — в случае вынужденной разлуки с Родиной.

Интересно, что в чувстве могут одновременно переживаться противоположные эмоции. Тогда говорят о двойственном (амбивалентном) чувстве. Представим себе истомленного жаждой путника, которому наконец представилась возможность утолить жажду, но неприятной болотной водой. Так переживаются ревность («люблю и ненавижу»), злорадство, когда беда случилась с ненавистным человеком (переживание злобы доставляет некоторое удовольствие).

В истории психологии получила развитие идея поиска нескольких базовых, или фундаментальных, эмоций. В. Вундт полагал, что любое эмоциональное состояние может быть определено «как многообразие трех измерений, в котором каждое измерение имеет два противоположных направления, исключающих друг друга» . Эта мысль графически воплощалась в трехмерном пространстве, координатные оси которого образуются парами «удовольствие — неудовольствие», «возбуждение — успокоение», «напряжение — разрешение (разрядка)». По К.Изарду, существуют 10 фундаментальных эмоций, каждая из которых имеет свои градации: интерес, радость, удивление, страдание, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд, вина. Другие эмоции могут рассматриваться как различные сочетания данных эмоций при их различной выраженности. К сожалению, подобные эмпирические решения, развивая знания об эмоциях, не дают ответа на вопрос: почему именно эти эмоции являются базовыми, или фундаментальными?

Существуют некоторые общие характеристики эмоций. К их числу относится качество эмоции. Когда мы называем различные эмоции, то вместе с тем и указываем на качество эмоциональных состояний, подразумевая, в частности, что душевная мелодия грусти качественно отличается от мелодии радости или страха.

Иногда качество эмоции обозначается с использованием термина «модальность».

Другой параметр — содержание эмоции. Тут выясняется, проявлением какого чувства является эмоция, с удовлетворением или блокадой какой потребности она связана, в достижении какой цели и в каких условиях возникла. Так, если мы говорим, что студент грустит, то мы указываем только на качество или модальность эмоции, но если мы говорим, что он грустит, потому что его оценка на экзамене оказалась не столь высокой, как он предполагал, то уже раскрываем содержание грусти.

Эмоция имеет силу. Различают радость, ликование и восторг; недовольство, гнев и ярость; смущение, стыд и переживание позора; тревогу, страх и ужас. Высшую степень проявления эмоций (в наших примерах — восторг, ярость, переживание позора, ужас) называют аффектом. (Заметим, что в научной литературе термин «аффект» нередко используется как синоним термина «эмоция».)

Эмоциональное состояние характеризуется знаком. Различают положительные эмоции (радость, симпатия и др.) и отрицательные (страх, тоска и др.). Первые возникают при появлении предмета потребности, ее удовлетворении, успешном решении задачи, подкреплении надежды. Вторые — при возникновении препятствий к удовлетворению потребности, невозможности решить проблему, утрате надежды на исполнение желания и т.д. Критерий различения эмоций по знаку довольно прост. Если некоторое переживание означает для субъекта удовольствие, то это положительная эмоция, а если — неудовольствие, то отрицательная. Однако не все так просто. У. Макдауголл отмечал, что с развитием познания желания человека становятся сложными и разнообразными, а «простое чередование удовольствия и страдания уступает место нескончаемому передвижению по диапазону сложных чувств». Мысль о том, что между положительными и отрицательными эмоциями существует не только обратное соотношение, получает дальнейшее развитие.

Наконец, существует динамика эмоционального состояния. Оно может возникать внезапно или постепенно, существовать с различной продолжительностью и силой и по-разному исчезать. Можно говорить о некоторой мимолетной грусти, мелькнувшей в сознании, о депрессивном состоянии, которое человек испытывал во второй половине такого-то дня, о депрессии как болезненном расстройстве, длящемся месяцами. Наряду с этим одни эмоции могут порождать другие, что было показано еще Б.Спинозой, а В.Вундт выдвинул положение о слиянии, суммации отдельных эмоций в более сложные состояния.

Будучи общественно-историческими образованиями по своему происхождению, чувства формируются в онтогенезе позднее, чем эмоции. Они развиваются в структуре сознания, с участием мышления и воображения, под влиянием семьи, образовательных учреждений, искусства, межличностных отношений. Они воспитываются. По-видимому, главной характеристикой чувства является его глубина, обусловленная как сложностью предмета, к которому чувство относится, так и палитрой соответствующих эмоций.

В каком смысле можно говорить об общих эмоциях у человека и животного? В том, что и человек, и животное испытывают радость, страх, уныние и др. Однако значительно важнее подчеркнуть различия.

Во-первых, человеческие чувства возникают по поводу предметов, явлений и событий, не существующих для животного. Эти чувства обусловлены социальными потребностями, уровнем интеллекта, отвлеченными понятиями. По этой причине человек испытывает чувства, которых у животных не может быть, — гордость, уважение, сочувствие, презрение, зависть и др. Тем более сюда относятся чувства, получившие название высших: моральные (чувство нравственного долга, коллективизма, стыда), интеллектуальные (удивление, чувство нового, вдохновение, чувство юмора), эстетические, практические (чувства, сопровождающие трудовой процесс). Если положительные и отрицательные эмоции различаются на основе критерия «удовольствие — неудовольствие», то для оценки чувств существуют другие, например этические, критерии. Чувство нравственного долга или чувство патриотизма мы оцениваем положительно и в том случае, когда они переживаются в отрицательных эмоциях.

Во-вторых, выступая как носитель сознания, человек способен рефлексировать свои чувства — значит познавать их и так или иначе к ним относиться. Он может радоваться своему чувству, оберегать его от насмешек или быть им недовольным: получается чувство по поводу чувства, как бы метачувство.

Наличие воли создает условия для влияния на собственные эмоции и чувства. Внешними проявлениями эмоций в той или иной мере овладевает любой человек. Волнуясь в глубине души, он может сохранять внешнее спокойствие, улыбаться, когда этого совсем не хочется, делать «хорошую мину при плохой игре». Что же касается самих эмоций и чувств, то изменять их путем самоприказа очень трудно. Однако, обладая волей и интеллектом, человек может создавать условия для культивирования у себя одного чувства и изживания другого. При этом важен баланс права на выражение чувств (что важно для здоровья) и способности управлять ими.

Эмоции и чувства по психологии

У вас нет времени на реферат или вам не удаётся написать реферат? Напишите мне в whatsapp — согласуем сроки и я вам помогу!

В статье «Как научиться правильно писать реферат», я написала о правилах и советах написания лучших рефератов, прочитайте пожалуйста.

Собрала для вас похожие темы рефератов, посмотрите, почитайте:

  1. Реферат на тему: Климат
  2. Реферат на тему: Национальные интересы России в различных сферах
  3. Реферат на тему: Малярия
  4. Реферат на тему: Химическое оружие

Введение

Человек, который знает реальность и превращает ее в ходе своей деятельности, так или иначе, относится к объектам и явлениям реальности: к вещам, событиям, другим людям, их действиям, их собственным действиям, их личности. Некоторые явления радуют его, другие огорчают его, некоторые вызывают восхищение, другие возмущают его. Радость, печаль, восхищение, негодование, гнев, страх и т.д. -это все разные виды эмоциональных переживаний.

Общее понятие об эмоциях и чувствах

Эмоции и чувства — это своеобразное личное отношение человека к окружающей действительности и к самому себе. Чувства и эмоции не существуют вне человеческих знаний и действий. Они возникают в процессе деятельности и влияют на ее ход. Характер эмоций и чувств определяется потребностями, мотивами, стремлениями, намерениями человека, особенностями его воли и характера. В той мере, в какой меняется один из этих компонентов, меняется и отношение к субъекту, нуждающемуся в помощи. Это проявляется в личном отношении человека к реальности. Мир чувств и эмоций очень сложен и разнообразен.

Тонкость их организации и многогранное выражение часто не признается самим человеком. Сложность психологического анализа чувств также объясняется тем, что отношение к объектам и явлениям зависит от когнитивной или добровольной активности, которую проявляет человек. Иногда трудно говорить о чувствах, выражать чувства на языке. Выбранные слова не кажутся достаточно яркими и не точно отражают различные эмоциональные состояния и их оттенки. Эмоциональные установки обусловлены только тем, что они так или иначе связаны с удовлетворением потребностей индивида и требований, предъявляемых обществом.

В зависимости от удовлетворенности или неудовлетворенности потребностями и запросами, прогнозируемыми обществом, формируются положительные или отрицательные эмоциональные переживания. Эта классификация не означает оценку этого опыта с точки зрения его ценности для человека. Он только характеризует разное отношение к тому, что его вызвало, к нуждам людей и социальным потребностям. Темы и явления, которые способствуют удовлетворению потребностей или соответствуют требованиям общества, вызывают положительные эмоциональные переживания (удовольствие, радость, любовь). Напротив, вещи, которые мешают или отклоняются от потребностей или требований общества, вызывают отрицательные эмоциональные чувства (неудовлетворенность, печаль, страх, гнев, ненависть).

Характеристика эмоций и чувств

Эмоции в более узком смысле включают в себя те эмоциональные реакции, которые связаны с чувствами, с отражением гостиничных свойств объектов. Одни цвета, звуки, запахи приятны, другие, наоборот, вызывают недовольство. Такие эмоциональные реакции представляют собой эмоциональный тон чувств.

В отличие от эмоций в более узком смысле слова, чувства связаны с потребностями, возникшими в ходе исторического развития человечества. Само появление чувств вызвано социальным существованием человека. В первую очередь, чувства сосредоточены на потребностях, связанных с отношениями между людьми; потребности в общении, удовлетворении общественных потребностей, деятельности, которая пользуется уважением в обществе. Существенным для характеристики различий между эмоциями и чувствами является также степень стабильности и того, и другого. Эмоции всегда ситуативны: они вызваны текущей ситуацией, затухают относительно быстро, а затем исчезают полностью. Эмоции могут зависеть от ситуации, а также быть длительными и постоянными и не должны зависеть от строго определенной ситуации.

Основные функции эмоций и чувств

Чувства имеют две функции: Сигнал и управление. Сигнальная функция органов чувств выражается в том, что чувства возникают и изменяются в результате изменений в окружающей среде или в организме человека. Регулирующая функция органов чувств выражается в том, что стойкие чувства направляют наше поведение, поддерживают его, позволяют преодолевать препятствия на пути или мешают, блокируют поток деятельности. Регулирующие механизмы эмоций могут уменьшить чрезмерное эмоциональное возбуждение или способствовать его росту.

Например, тоска, отчаяние, горе глубоко шокируют всего человека: они вызывают не только психическую боль, но и органические изменения, которые могут стать болезненными расстройствами. Человеческие эмоции и чувства сопровождаются выразительными движениями: мимическими (движения лицевых мышц), пантомимическими (движения мышц тела, жесты). Выразительные движения представляют собой выразительную сторону эмоций и чувств и имеют сигнальную функцию. Они дополняют опыт, делают его более ярким и доступным для восприятия. Голосовая и имитационная сигнализация приспосабливаются к определенному стилю общения с собеседником и создают атмосферу взаимного контакта. Лингвистические интонации, голосовые реакции, мимические проявления являются наиболее чувствительными инструментами общения. В ходе исторического развития человечества изменились формы взаимоотношений людей с внешним миром, утратили прежний смысл и выразительные движения, сопровождавшие эмоции и чувства. В современном человеке экспрессивные движения имеют новую цель — это одна из форм коммуникации.

Физиологические основы эмоций и чувств

Физиологический процесс, который развивается в коре головного мозга, который лежит в основе эмоций, распространяется на подкорковые центры внизу. Специальные исследования показывают, что эмоциональные переживания вызваны нервным возбуждением подкорковых центров и физиологическими процессами, происходящими в вегетативной нервной системе. Подкорковый центр, в свою очередь, оказывает положительное влияние на кору больших полушарий и действует как источник их силы. Эмоциональные процессы вызывают ряд изменений в организме человека: дыхательная, пищеварительная и сердечно-сосудистая деятельность. В эмоциональных состояниях, изменениях сердечного ритма, артериального давления, расширенных зрачках, реакции потливости, покраснения и покраснения, увеличении притока крови к сердцу, легким, центральной нервной системе и др. Различные переживания сопровождаются своеобразными изменениями во внутренних органах, которые возбуждаются симпатическим отделением вегетативной нервной системы.

На поток человеческих эмоций и чувств влияет вторая сигнальная система. Опыт может происходить не только через непосредственный контакт с объектами, но и быть вызван словами. Сказки о переживаниях могут вызвать у слушателей определенное эмоциональное состояние. Благодаря активности второй сигнальной системы, эмоции и чувства становятся осознанными процессами, приобретают общественный характер, реализуется связь между собственными эмоциональными реакциями и социально значимыми чувствами. Только во время действия второй сигнальной системы возможно формирование таких сложных чувств человека, как нравственные, интеллектуальные, эстетические.

Настроение, аффекты

Настроения — это более или менее постоянные эмоциональные состояния, которые придают всем остальным человеческим переживаниям определенный цвет. В радостном настроении человек склонен воспринимать все в положительном свете. Вещи, которые обычно безразличны, могут привести к радостным переживаниям в таких случаях. В тревожном настроении, люди повсюду ожидают опасности, гнева. У настроения всегда есть причина. Это может быть природа вокруг них, события, люди, деятельность. Однако эти причины не всегда понятны. Разные люди выражают свое настроение по-разному в своем поведении. Специфика регулирования воли определяет то, как они владеют и управляют своим настроением.

Эффекты — это сильные, быстротечные и относительно кратковременные эмоциональные переживания: гнев, ужас, радость, отчаяние. Появление аффекта всегда связано с обстоятельствами, занимающими важное место в жизни человека. Человек, находящийся в состоянии аффекта, часто едва понимает, что он делает. Он не может сдерживать, не предвидеть результаты своей реакции, настолько поглощен его состояние, что он испытывает трудности в оценке характера и значения своих действий. Люди с несбалансированными процессами возбуждения и торможения, как правило, имеют влияние. Однако чаще всего аффекты возникают у людей, которые необразованны, назойливы, истеричны и не привыкли контролировать свои эмоции.

Мимическое выражение чувств и эмоций

Мимические реакции должны быть тесно связаны с определенными эмоциями. Установление таких связей позволило бы распознавать эмоции с помощью имитационного выражения. Следует отметить, что не каждое выражение лица, которое обычно ассоциируется с переживанием определенной эмоции, обязательно выражает эту эмоцию. C. Дарвин, например, определил четко выраженную покрасненность лица как признак стыда, смущения, растерянности. Роспись лица, как правило, также явно ассоциируется со стыдом, виной и смущением. Это даже отражается в языке: «цвет стыда», «румяна от стыда», «кармин от стыда», «ложь и не румяна» и др. Кроме того, предполагается, что покраснение лица больше характерно для женщин, чем для мужчин.

P. Экман, однако, вполне обоснованно утверждает, что его лицо также краснеет от ярости. Поэтому следует различать краснеть от стыда и пурпурный цвет гнева. По словам Экмана, именно это и происходит: стыд, смущение и чувство вины вызывают легкое покраснение, в то время как гнев и ярость вызывают более сильное покраснение. В целом, выражение этих двух эмоций может различаться по степени проявления, месту (расположению) красноты и продолжительности выражения.

Однако гнев может быть также выражен в бледности, например, в выражении страха, что также должно приниматься во внимание, чтобы не впасть в ошибку ясности (Ekman P., 1999).

Кроме того, покраснение лица может быть вызвано и положительными эмоциями, например, удовольствием от похвалы — некоторые люди в таких случаях краснеют. Правда, природа эмоций здесь не совсем ясна. Это может быть и признаком возбуждения, и признаком одного и того же смущения. Ведь похвала или комплименты могут доставить человеку не только удовольствие, но и смущение.

Наконец, покраснение или бледность лица может быть результатом страха человека перед определенными событиями, которых он ждет со страхом. Этот страх, в свою очередь, может быть вызван неуверенностью в себе, страхом не оказаться в хорошем положении и т.д.

Наконец, мы подчеркиваем, что контролируемые выражения лица — улыбки, внешний вид, грусть, удивление, слезы, гнев и т.д. — являются важнейшими факторами в развитии хорошей мимики. — это контролируемые выражения лица. — может также использоваться людьми для манипулирования эмоциями. Мы не будем вдаваться в вопрос, какие цели здесь могут быть достигнуты, так как они во многом определяются ситуацией, обстоятельствами и личностными характеристиками людей.

Заключение

Богатство собственного опыта помогает человеку глубже понять, что происходит, более тонко проникнуть в переживания людей, их взаимоотношения друг с другом. Чувства и эмоции способствуют более глубокому познанию себя. Через опыт человек узнает о своих способностях, навыках, сильных и слабых сторонах. Человеческий опыт в новой среде часто открывает что-то новое в себе, в людях, в мире окружающих предметов и явлений. Эмоции и чувства — это форма отражения реального мира.

Список литературы

  • Учебник психологии под редакцией А. А. Смирнова, А. Н. Леонтьева;
  • О психическом состоянии человека под редакцией Н. Д. Левитова.

Метод

Sedona-метод (Метод Освобождения Эмоций)

 

Sedona-метод (Метод Освобождения Эмоций), разработан Лестером Левинсоном.

Лестер Левинсон был весьма преуспевающим продюсером, когда, неожиданно для себя, оказался в клинике с целым набором сердечно-сосудистых  заболеваний.Врачи пророчили ему скорую смерть или (и) быть прикованным к постели до конца жизни.

Но Л. Левинсон решил для себя по-другому. Он понял, что все его проблемы имеют свой ключ на эмоциональном уровне. Поэтому, он разработал и применил для себя очень простой и очень эффективный метод освобождения эмоций.

Вскоре, к великому изумлению врачей, он полностью выздоровел. Получив столь впечатляющие результаты, Л. Левинсон решил поделиться своими достижениями с остальными.  Доработав свой метод, таким образом, чтобы тот был прост и доступен каждому и в любой области жизни, Л. Левинсон остаток жизни (а прожил он ещё 20 лет до 68 лет) посвятил популяризации своего метода.

 

Метод освобождения эмоций это мощный метод тренировки мозга для достижения гармонии и, даже, ускорения мышления, реализуемый без каких-либо технических средств. Это наиболее здоровый путь обращения со своими эмоциями.

Эта техника имеет эффект накопления. Каждый раз, когда вы освобождаете эмоции, высвобождается заряд подавленной энергии (дополнительные зоны мозга), помогающий вам в дальнейшем более ясно мыслить, быть более способным действовать в любых ситуациях более спокойно и более продуктивным и полезным для здоровья способом.

Со временем, освобождая всё больше и больше подавленной энергии, вы можете достигнуть состояния невозмутимости, в котором ни один человек или событие не смогут выбить вас из равновесия или лишить вас состояния спокойной ясности.

Все, кто занимаются по этому методу, отмечают очень быстрые положительные изменения душевного и физического состояния. К тому же, их жизненные цели и планы становились более ясными для них самих и более позитивными.

Не надо думать, что, в результате использования метода, человек становится похожим на бесчувственную куклу, наоборот, вы возвращаете себе способность испытывать сильные и чистые эмоции, как в детстве, но, не приклеиваясь к ним надолго.

Также, нет никакой необходимости специально заниматься по этому методу всю жизнь с каждой эмоцией.

Примерно, через три недели регулярных занятий, метод переводится на автомат и остаётся с вами навсегда.

В дальнейшем, достаточно будет лишь обратить внимание на свои чувства, чтобы произошло естественное автоматическое освобождение.

Шаг первый: Фокусировка.

Вначале необходимо сосредоточиться на какой-либо проблемной области в вашей жизни что-то, что требует неотложного решения.

Один из способов, с помощью которого вы можете узнать, с какой проблемной областью вам необходимо поработать, или, что вы, на самом деле, чувствуете сейчас это выйти на нулевой уровень, то есть, попросту, глубоко расслабиться (используя любую, доступную вам, технику).

Шаг второй: Чувствуйте.

Как только вы вышли на нулевой уровень, обдумайте с какой проблемой вы хотели бы справиться.

Сфокусировавшись, определите свои чувства относительно проблемы. Выполнив первый шаг, обратитесь прямо к своим актуальным чувствам. Спросите себя: Что я чувствую сейчас?

Шаг третий: Идентифицируйте свои чувства.

Откройте себя, начните осознавать свои физические ощущения чувствуете ли вы стеснённость в грудной клетке? Напряжение в желудке? Чувство тяжести? Сердцебиение?

Когда начнёте осознавать свои физические ощущения, используйте их, в качестве ключевых точек, для исследования своих чувств.

Какое слово приходит вам на ум?

Шаг четвертый: Чувствуйте Свои Чувства.

Когда вы определили свои истинные чувства, по отношению к выбранной проблемной области, и проследили их до основания, начните чувствовать свои чувства.

Пусть они заполнят всё ваше тело и ум.

Если это горе, вы можете расплакаться или даже зарыдать.

Если это гнев, вы можете почувствовать, как закипает ваша кровь, изменяется дыхание и напрягается тело.

Это прекрасно, это время в полной мере испытать свои чувства и эмоции.

Шаг пятый: Смогли бы вы?

Теперь, когда вы действительно чувствуете свои чувства, относительно какой-либо проблемной области в своей жизни, спросите себя: Смогу ли я отпустить эти чувства?

Другими словами, возможно ли для вас, на физическом и эмоциональном уровне, позволить этим чувствам покинуть вас прямо сейчас?

Думайте об этом.

Начните осознавать глубокое различие между самим собой вашим Я и тем, что это самое Я чувствует сейчас.

Иногда вы можете ощутить, что ваши чувства представляют собой какой-то энергетический заряд, который находится в том же месте, что и ваше тело, но, на самом деле, не является вашим телом.

Или это теневой образ, который находится немного не в фокусе, в отличие от вашего действительного Я.

Тем или иным способом, в какой-то момент, вы ясно почувствуете, что ваши чувства, на самом деле, это не ваши чувства.

И когда вы начнёте чувствовать разницу между вашими чувствами и вашим Я, вы можете заметить, что теперь для вас стало возможным отпустить эти чувства.

Если для вас пока неприемлемо расстаться с этими чувствами, почувствуйте их ещё некоторое время.

Рано или поздно, вы достигните точки, где сможете сказать себе: Да, я бы смог отпустить эти чувства.

Шаг шестой: Отпустите ли вы их?

Если вы смогли бы отпустить эти чувства, то, следующим вопросом, который вы зададите себе, будет: Отпущу ли я эти чувства?

Снова думайте об этом.

Часто, имея полную возможность отпустить чувства, мы, на самом деле, скорей удавимся за них.

Вы можете обнаружить, что думаете: Нет, я скорей сохраню эти чувства, чем избавляться от того, что я сейчас чувствую.

Если так, то продолжайте чувствовать то, что вы чувствуете сейчас. Рано или поздно, вы достигните точки, где сможете честно признаться себе: Да, я бы отпустил эти чувства.

Седьмой шаг: Когда?

Если бы вы отпустили свои чувства, то следующий вопрос, который вы зададите себе: Когда?

Аналогично предыдущим шагам, в определённой точке, вы ответите: Я бы отпустил эти чувства сейчас.

Шаг восьмой: Освобождение.

Когда вы сказали себе: Сейчас, отпустите свои чувства. Просто отпустите их.

В большинстве случаев вы действительно почувствуете физическое и эмоциональное избавление, когда вы отпускаете их.

Вы можете, вдруг, расхохотаться.

Вы можете почувствовать, будто тяжёлая ноша была снята с ваших плеч.

Вы можете почувствовать внезапную волну холода, пробежавшую по вам.

Такая реакция означает, что вся накопленная, в результате переживания этих чувств, энергия теперь освободилась и стала доступна вам, как следствие освобождения чувств, которое вы только что сделали.

Шаг девятый: Повторение.

Когда вы освободите свои чувства, то захотите проверить себя: А чувствуете ли вы какие-либо чувства?

Если какие-либо чувства всё ещё присутствуют, то пройдите через весь процесс снова.

Довольно часто освобождение похоже на открытие крана. Вы освобождаете одни, и тут же появляются другие.

Некоторые из наших эмоций настолько глубоки, что требуют нескольких освобождений.

Освобождайтесь так часто, как только сможете, до тех пор, пока не сможете обнаружить, что не можете обнаружить ни одного признака эмоций в себе.

 

 

 

 

 

Подавление, выражение или избегание эмоций?

Большинство людей используют три способа обращения со своими чувствами и эмоциями: подавление, выражение и избегание.

 

Подавление это самый худший метод, поскольку, подавленные эмоции и чувства не уходят, а нарастают и нагнаиваются внутри нас, вызывая тревожность, напряжение, депрессию и целый ряд связанных со стрессом проблем.  Подавленная энергия этих эмоций, в конце концов, начинает управлять вами способами, которые вам не нравятся и вам неподвластны.

 

Выражение это, своего рода, вентиляция. Взрываясь иногда или теряя терпение, мы освобождаемся от гнета накопившихся эмоций.  Можно даже почувствовать себя хорошо, поскольку это переводит энергию в действия.

Но, это вовсе не значит, что вы избавились от этих чувств, это, всего лишь, временное облегчение. К тому же, выражение наших эмоций может быть неприятно для человека, который всё это получает. Это, в свою очередь может вызывать ещё больший стресс, поскольку мы начинаем испытывать вину за то, что задели кого-то, выражая свои естественные чувства.

 

Избегание это способ справляться с эмоциями, отвлекаясь от них, посредством всяких развлечений: беседа, телевизор, еда, курение, выпивка, наркотики, кино, секс и т.д.

 

Но, несмотря на наши попытки избегания, все эти чувства, до сих пор, здесь и продолжают взимать с нас свою пошлину, в виде напряжённости. Таким образом, избегание это, всего лишь, одна из форм подавления.

В настоящее время уже доказано, что различные эмоции и желания находят своё отражение в нашем теле, в виде зажимов (напряжения, спазмов), в совершенно определённых областях.

Кстати, на избавлении от этих зажимов направлены методы, так называемой, телесно ориентированной психотерапии, дающие, порой, совершенно фантастические результаты, недостижимые лекарственными методами.

Даже систематические занятия по полной релаксации всех групп мышц (метод прогрессивной релаксации) даёт очень хорошие результаты по оздоровлению психики и тела, и значительному улучшению умственных способностей.  Поскольку, буквально, каждая клеточка нашего тела имеет своё представительство в нашем мозге, и любое напряжение в теле, естественно, имеет соответствующую ему зону возбуждения в мозге.

Таким образом, чем больше таких зон возбуждения, тем меньше ресурсов остаётся у мозга для нормальной умственной деятельности.

Интересно отметить, что, согласно этой теории, хорошие чувства и эмоции почти ничем не отличаются от плохих, и также имеют своё представительство в теле и мозге.

 

 

Виды эмоций и чувств по Лестеру Левинсону

 

Лестер Левинсон обнаружил, что все наши эмоции и чувства могут быть разделены на девять основных категорий, или чувств.

 

 Апатия.

Множество других эмоций и чувств являются результатом апатии или сопутствуют ей.  Когда мы спрашиваем себя, что мы чувствуем, мы можем использовать такие слова, как: скука, ненужность, отсутствие заботы о себе, душевный холод, отчуждённость, безразличие, побеждённость, подавленность, обескураженность, разочарование, истощённость, забытость, бесполезность, безнадёжность, безрадостность, нерешительность, безразличие, лень, потерянность, утрата, отрицание, оцепенение, подавленность, бессилие, покорность, безропотность, оглушённость, дезориентация, застревание, усталость, рассеянность, бесполезность, бессмысленность усилий, низкая самооценка.

Всё это, согласно Левинсону является разновидностью апатии.

 

Горе.

Мы можем использовать такие слова, как: покинутость, обида, вина, душевная мука, стыд, предательство, уныние, обманутость, скованность, беспомощность, душевная боль, отверженность, потерянность, тоска, утрата, грусть, непонимание, разрыв, жалость, я несчастный, раскаяние, отброшенность, угрызения совести, печаль.

 

Страх.

Разновидности страха включают в себя: беспокойство, озабоченность, осторожность, предусмотрительность, трусость, подозрительность, боязливость, предчувствия, замешательство, тревога, нервозность, паника, испуг, шаткость, застенчивость, скептичность, боязнь сцены, напряжение, загнанность.

 

Страсть.

Это Я хочу эмоция. Мы можем чувствовать: ожидание (предчувствие), страстное желание, потребность, желание, блуждание, управляемость, зависть, тщетность, жадность, нетерпеливость, манипулятивность, нужда, одержимость, давление, безжалостность, эгоизм, злоба.

 

Гнев.

Мы можем чувствовать: агрессивность, раздражение, аргументированность, вызов, требовательность, отвращение, свирепость, тщетность, взбешённость, ненависть, нетерпимость, ревность, помешательство, значимость, оскорблённость, бунтарство, обиду, негодование, грубость, озлобление, строгость, упорство, упрямство, угрюмость, мстительность, злость, ярость.

 

Гордость.

Мы можем чувствовать: исключительность, надменность, высокомерие, хвастливость, одарённость, презрение, дерзость, критичность, разборчивость, осуждение, праведность, непреклонность, самолюбие, снобизм, удачу, превосходство, непростительность, тщеславие.

 

Храбрость.

Разновидности чувств могут быть следующие: предприимчивость, авантюрность, живость, проворность, компетентность, целеустремлённость, осведомлённость, уверенность, творчество, дерзость, смелость, отвага, решительность, энергичность, счастье, независимость, любовь, мотивированность, открытость, верность, позитивизм, находчивость, самодостаточность, устойчивость, основательность, силу.

 

Принятие (одобрение).

Мы можем чувствовать: уравновешенность, прекрасное, сострадание, удовольствие, восторг, наслаждение, восхищение, эмпатию, дружелюбие, нежность, радость, любовь, открытость, восприимчивость, безопасность, понимание, удивление.

 

Мир.

Мы можем чувствовать: душевный покой, равновесие, завершённость, свободу, выполнимость, совершенство, непорочность, умиротворённость, безмятежность, спокойствие (отсутствие физического напряжения), целостность.

 

 

 

 

Технология освобождения желаний

После достаточной практики освобождения эмоций, продвигаясь в каждой сессии от специфических чувств к одной из девяти базовых эмоций, вы можете обнаружить, что ещё полезней обращаться к более глубинным уровням своего Я притязаниям своего ЭГО желаниям.

Согласно Левинсону, источником всех наших эмоций, разбитых нами на 9 базовых категорий, являются два ещё более глубинных уровня желания.

  1. желание одобрения, самоутверждения;
  2. желание контролировать.

Каждый акт желания это индикатор того, что у Вас нет желаемого. По словам Левинсона: То, чего у нас нет, прячется в наших желаниях.

Поначалу может вызвать недоумение: что плохого в желании одобрения и контроля?

На деле же, как уже отмечалось, хотеть значит не иметь.

Получается, что, зачастую, желание что-либо иметь, в действительности, не даёт нам иметь это.

Большое желание

Те, кто добросовестно прошёл все уровни и желает продвинуться ещё дальше, в конце концов, приходят к тому, что, в основе всех наших желаний, лежит одно большое желание желание безопасности.

Проработка этого желания, через некоторое время, выводит нас на новый трансцендентальный уровень, описанный в различных эзотерических учениях, как высшая ступень просветления.

У человека, достигшего этого уровня, проявляются различные экстраординарные способности и возможности.

Сбрасывание в Сущность

Техника СВС основана на простом, но глубоком методе для личностного эмоционального роста.

Этот метод был назван освобождение, отпускание, Седона Метод и является сознательным применением нашего естественного пути сбрасывания эмоционального стресса и достижения чистой квинтэссенции существования.

Техника СВС несколько отличается от Седона Метода, тем, что мы, прежде всего, обращаем внимание на разделение, сдвиг восприятия, разотождествление и, конечно, отбрасывание.

Вы найдёте здесь Циркулярное Дыхание (Крийа Йога), другие энергетические техники Освобождение Спинного Мозга (Дэви Намбудрипад) для изменения энергетических потоков и создания устойчивой концентрации, Трассировка Центрального Меридиана (кинесиология) для избавления от энергетических блоков.

Укороченный вариант СВС может выполняться в любом месте, без привлечения к себе внимания.

  1. Освобождение Спинного Мозга. Этот процесс предназначен для коррекции дезорганизации на нейрологическом уровне.

Наложите свою ладонь (любую) на выпуклости на затылке в нижней части головы (пальцы направлены к уху).

Поместите два пальца другой руки в выемку под носом и сильно надавите. Сохраняйте это состояние в течение 2-х минут (не применяется в укороченном варианте).

  1. Циркулярное Дыхание. Проводите Циркулярное Дыхание на протяжении всего СВС.

Циркулярное дыхание соединяет выдох и вдох в непрерывный медленный комфортный процесс.

Выдох расслабленный без какого-либо контроля над ним. Если вдох производился носом (ртом), то и выдох производится носом (ртом).

Длительность вдоха и выдоха могут быть не одинаковы. Короче говоря, не останавливайтесь в конце вдоха или выдоха, превратив процесс дыхания в непрерывную циркуляцию (медленную и комфортную).

  1. Трассировка Центрального Меридиана. Положите ладонь (любой руки) на макушку головы и медленно проведите ею (не отрывая от тела) вниз вдоль центральной линии вашего тела до паха.

Сделайте это медленно три раза. Это создаст хороший нисходящий поток, который поможет вам в отбрасывании.

  1. Настройка. Попросите своё подсознание почувствовать сброс. Полностью настройтесь на это чувство и позвольте ему быть здесь и усилиться.

Разрешение для чувства сбрасывания быть здесь очень существенно не отбрасывайте его и не пытайтесь за него цепляться.

Пусть оно распространяется естественным образом. Вы можете представить и прочувствовать любую ситуацию (позитивную, негативную или нейтральную).

Смотрите, слушайте, чувствуйте. (Когда вы приобретёте некоторый опыт в СВС, чувства, чаще всего, будут спонтанно сбрасываться на этой стадии).

  1. Назовите свои чувства. Назовите их восходящая (положительная), нисходящая (отрицательная) или нейтральная энергия.

Здесь не надо умничать и вдаваться в подробности. Если вы не знаете, как назвать ваши чувства, просто назовите их энергией.

  1. Полностью прочувствуйте эту названную вами энергию. Позвольте себе полностью прочувствовать вашу положительную, отрицательную, нейтральную или просто энергию.

Просто разрешите ей быть. Не отбрасывайте её и не цепляйтесь за неё.

  1. Замечайте разделение. Слегка сместите своё внимание на некоторое отличие между вашим чувством себя (чувством своего существования) и чувством вашей именованной энергии.

Обратите внимание на это чувство некоторого различия и разделения и на то, что оно постепенно нарастает. Вы и эта, так называемая, энергия.

Не беспокойтесь, если вы именно на этой стадии внезапно отбросите чувство.

  1. Разделительный Сдвиг или Расширение/Сжатие. Выберите между упражнениями Разделительный Сдвиг или Расширение/Сжатие.

В упражнении Разделительный Сдвиг вы просто позвольте смещаться вашему вниманию между чувством самого себя и вашей именованной энергии. Сделайте это 2-3 раза и перейдите к шагу 9.

В упражнении Расширение/Сжатие просто позвольте вашей именованной энергии расширяться вместе со вдохом и сжиматься вместе с выдохом. Сделайте это три раза и перейдите на шаг 9.

  1. Удалите у энергии имя. Удалите присвоенное энергии имя. Удалите даже этикетки энергия или чувства. Позвольте тому, что осталось просто быть здесь.

Не отбрасывайте её и не цепляйтесь за это. Удалите любые этикетки, которые вдруг всплывут. Просто чувствуйте, то что осталось (если осталось).

  1. Теперь можно сбросить оставшееся ощущение: спросите своё оставшееся ощущение можно ли сбросить его.

Обратите все внимание на ответ. Если ответ нет, вы можете просто подождать, пока оно не будет готово к этому, без какого-либо намерения избавиться от него.

Пять лёгких похлопываний по солнечному сплетению могут обеспечить открывание дверей для сброса.

Просто разрешите оставшемуся чувству быть здесь, пока оно не будет готово для сброса.

  1. Сбросьте его. Просто продолжайте испытывать это чувство, сбрасывая его. Вы можете либо сбросить его всё сразу, либо за какой-то короткий промежуток времени. Ваше подсознание знает, что для вас лучше.

По мере того, как вы сбрасываете всё больше и больше чувств, или когда испытываете очень глубокий сброс каких-либо базовых чувств, вы можете заметить, что находитесь в самой сути бытия.

Это очень ясное и мощное состояние, где вы сама суть и чувствуете неиссякаемую энергию, разлитую вокруг себя.

Это состояние имеет несколько оттенков: любовь, целостность, безмятежность, могущество, безопасность.

Вы заметите, что ваши изначальные негативные чувства перейдут в свою противоположность.

Часто эти противоположности приобретут глубокую сущность, названных выше оттенков.

Эти оттенки составят для нас ресурсы, которые станут для нас путеводными звёздами в подобных ситуациях.

Когда вы сбрасываете всё больше чувств, то, в какой-то момент, испытаете спонтанный сброс множества чувств и обретаете состояние экстаза.

Одно чувство за другим начинают сворачиваться во что-то, наподобие туннеля. У опытных сбрасывателей часто появляются сны наяву, во время которых, вы можете освободить огромное количество травмирующего опыта.

  1. Повторите, если нужно. Продолжайте повторять приведенную выше последовательность, пока все негативные чувства не трансформируются в свою противоположность.

Подсказки

Зажмите в кулаке монету, затем, разожмите кулак и позвольте ей упасть. Сделайте это несколько раз, чтобы испытать изначальный опыт сбрасывания.

Отметьте для себя, что значит чувствовать сброс. Делайте это упражнение каждый раз, перед полной процедурой сбрасывания.

После того как вы освоите 12-и шаговый сброс, вы можете начать применять укороченный вариант из 8-и шагов: 4-11.

Укороченный вариант не обеспечивает таких сильных чувств, как при энергетической работе, тем не менее, вы можете легко делать это, в любом общественном месте, не привлекая к себе внимания.

Перед энергетической работой, обязательно выпейте не менее одного стакана чистой воды.

После освоения этого процесса, вы будете часто испытывать спонтанное сбрасывание, сразу в момент появления чувств.

Смех, плач, глубокие вздохи, отрыжка, зевота это всё естественные формы сбрасывания эмоций.

Вы можете сбросить желание сбрасывать это старый трюк освободителей эмоций.

После того, как вы сбросите желание сбрасывать, можете заняться сбросом противоположных пар чувств одновременно.

Просто поместите их в инь-ян символ и сбросьте. Это даст вам весьма интересные ощущения невозмутимости и вселенского спокойствия.

Когда сбрасывание эмоций станет вашей второй натурой, можете заняться тремя базовыми чувствами:

  1. Потребность в Одобрении.
  2. Потребность в Контроле.
  3. Потребность в безопасности.

Сбросьте эти чувства, и вы поймёте, что вы всем этим обладаете, независимо от окружающих.

Вначале, чувство единения со Вселенной довольно редко появляется у сбрасывателей, но, по мере обретения опыта, это чувство, вместе со вселенской непоколебимостью, становится нормой.

В начале, мы затрачиваем время и усилия для переключения с негативной энергии на позитивную, и начинаем чувствовать себя всё более энергичными и, одновременно, более спокойными.

После некоторой практики, мы начинаем автоматически сбрасывать весь негатив, в момент появления. Больше ничего не может вывести нас из себя.

Каждый день выделяйте немного времени, чтобы посбрасывать чего-нибудь.

Этим вы закладываете фундамент автоматического сбрасывания, которого вы достигнете, примерно, через три недели регулярных ежедневных сбрасываний.

Будьте готовы несколько раз сбрасывать одно и то же чувство это нормально.

Будьте готовы, что некоторые чувства вначале не захотят сбрасываться это нормально, потом, вы до них доберётесь.

Не осуждайте себя за ваши чувства они приходят и уходят, а вы свободны в том, чтобы их переживать или нет.

Сбросьте своё чувство пустоты и бессмысленности всего происходящего. Вы будете поражены тем, что произойдёт.

Если вы спрашиваете себя, могу ли я хоть что-нибудь сбросить, вспомните, как вы смеялись, плакали, вздыхали, зевали. Вы уже сбросили много всякого эмоционального хлама в своей жизни.

Желание ничего не желать, желание достичь непоколебимости или просветления это также объекты для сбрасывания.

Исцеление на физическом уровне может быть первичной целью для сброса.

Сосредоточьтесь на ощущениях болезни: боли, температуре и т.д. и позвольте себе действительно почувствовать их.

Назовите их Больной Энергией или каким-либо одним словом. Можете ли вы представить себе доктора, который говорит вам: Я надеюсь, вы сбросите это.

Эмоции могут часто появляться при прослушивании вашей любимой (нелюбимой) музыки. Будьте начеку, чтобы сбросить их.

 

 

ПОНЯТИЕ ЭМОЦИИ ЧЕЛОВЕКА И ИХ ФУНКЦИИ КАК СОСТАВЛЯЮЩИЕ СОВРЕМЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

3. Осипова Н.Г., Елишев С.О., Прончев Г.Б., Монахов Д.Н. Особенности процесса формирования ценностных ориентации современной российской молодежи и осуществления молодёжной политики в Российской Федерации (результаты социологического исследования): монография. Москва: МАКС Пресс, 2016.

4. Ефименко В.Н. Методика и технология работы социального педагога: учебное пособие для студентов высших учебных заведений: в 3 ч. Петропавловск-Камчатский: КамГУ им. Витуса Беринга, 2014; Ч. 1.

5. Профилактика экстремизма и воспитание толерантности в молодежной среде: информационно-методический сборник. Иркутск: Галкин Виктор Викторович, 2018.

6. Куртвапова В.М., Рачковская Н.А. Нравственное воспитание школьника в поликультурном образовательном пространстве. Традиции и новации в профессиональной подготовке и деятельности педагога: сборник научных трудов Всероссийской научно-практической конференции. Тверь: ТвГУ, 2018: 88 — 94.

References

1. Gorshkov M.K., Sheregi F.’E. Molodezh’Rossii: sociologicheskijportret. Moskva: Institut sociologii RAN, 2010.

2. Rachkovskaya N.A., Serovetnikova S.A. Filosofskie osnovy formirovaniya cennostnyh orientacij lichnosti shkol’nika. Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo oblastnogo universiteta. Seriya: Pedagogika. 2014; № 2: 34 — 41.

3. Osipova N.G., Elishev S.O., Pronchev G.B., Monahov D.N. Osobennosti processa formirovaniya cennostnyh orientacij sovremennoj rossijskoj molodezhi i osuschestvleniya molodezhnoj politiki v Rossijskoj Federacii (rezul’taty sociologicheskogo issledovaniya): monografiya. Moskva: MAKS Press, 2016.

4. Efimenko V.N. Metodika i tehnologiya raboty social’nogopedagoga: uchebnoe posobie dlya studentov vysshih uchebnyh zavedenij: v 3 ch. Petropavlovsk-Kamchatskij: KamGU im. Vitusa Beringa, 2014; Ch. 1.

5. Profilaktika ‘ekstremizma i vospitanie tolerantnosti v molodezhnoj srede: informacionno-metodicheskij sbornik. Irkutsk: Galkin Viktor Viktorovich, 2018.

6. Kurtvapova V.M., Rachkovskaya N.A. Nravstvennoe vospitanie shkol’nika v polikul’turnom obrazovatel’nom prostranstve. Tradicii i novacii v professional’noj podgotovke i deyatel’nostipedagoga: sbornik nauchnyh trudov Vserossijskoj nauchno-prakticheskoj konferencii. Tver’: TvGU, 2018: 88 — 94.

Статья поступила в редакцию 02.09.20

УДК 37.012.1

Rodkova Yu.A, MA student, Mordovian State Pedagogical Institute (Saransk, Russia), E-mail: [email protected] yandex.ru

Kobozeva I.S., Doctor of Sciences (Pedagogy), Professor, Mordovian State Pedagogical Institute (Saransk, Russia), E-mail: [email protected]

THE CONCEPT OF HUMAN EMOTIONS AND THEIR FUNCTIONS AS COMPONENTS OF MODERN EDUCATION. The article reveals various approaches that exist in science, on the nature and essence of emotions, on the principles and functions of emotions, on features of manifestation of emotions among younger schoolchildren from the point of view of psychology and pedagogy. As a result of the study of the categories of emotions and the function of emotions, it is concluded that within the framework of educational activities psychological neoplasms are formed, which not only characterize the most significant achievements in the development of younger schoolchildren, but also form the foundation for the development of children at the next age stage. Each age period of the child has its own prerequisites for emotional growth. Junior school age is more due to the willingness and ability to emotionally perceive, experience and remember. Enhanced emotional susceptibility to the actions of others and its assimilation is a special side of the personality of a young student, which characterizes personal qualities and their development in the future. Among the age psychological features of younger schoolchildren, motor and sensory perceptual activity stands out; intellectual and strong-willed; motivational and emotional activity; the ability to include all these techniques in their own practical and creative activities, in communication with adults and peers, in behavior. Scientific research indicates that this age period is favorable, since it is sensible to form an emotional-aesthetic attitude to the surrounding reality.

Key words: emotions, emotion functions, junior students, personality. individuality, activity, education.

Ю.А. Родькова, магистрант, Мордовский государственный педагогический институт имени М.Е. Евсевьева, г. Саранск,

E-mail: [email protected] yandex.ru

И.С. Кобозева, д-р пед. наук, проф., Мордовский государственный педагогический институт имени М.Е. Евсевьева, г. Саранск,

E-mail: [email protected]

ПОНЯТИЕ ЭМОЦИИ ЧЕЛОВЕКА И ИХ ФУНКЦИИ КАК СОСТАВЛЯЮЩИЕ СОВРЕМЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ

В статье раскрываются различные подходы, существующие в науке, на природу и сущность эмоций, принципы и функции эмоций, особенности проявления эмоций у младших школьников с точки зрения психологии и педагогики. В результате исследования категорий эмоции и их функций сделан вывод о том, что в рамках учебной деятельности складываются психологические новообразования, которые не только характеризуют наиболее значимые достижения в развитии младших школьников, но и являют собой фундамент, обеспечивающий развитие детей на следующем возрастном этапе. Каждый возрастной период ребенка имеет свои предпосылки эмоционального роста. Младший школьный возраст в большей степени обусловлен готовностью и способностью эмоционально воспринимать, переживать и запоминать. Усиленная эмоциональная восприимчивость к действиям окружающих и ее усвоение — это особая сторона личности младшего школьника, которая характеризует личностные качества и их развитие в будущем. Среди возрастных психологических особенностей младших школьников выделяются моторная, сенсорно-перцептивная, интеллектуально-волевая, мотивационная и эмоциональная активности; способность включать все эти приемы в собственную практическую и творческую деятельность, в общение с взрослыми и сверстниками, в поведение. Научные исследования свидетельствуют, что данный возрастной период благоприятный, поскольку является сензитивным (чувственным) для формирования эмоционально-эстетического отношения к окружающей действительности.

Ключевые слова: эмоции, функции эмоций, младшие школьники, личность, индивидуальность, деятельность, образование.

Изучая сущность и специфику эмоциональности младших школьников, которые обеспечивают ее развитие, мы взяли за основу теоретический анализ научной литературы. На сегодняшний день данная проблема актуальна, так как эмоции влияют на процессы познания, поведения и мотивации. Эмоции принимают активное участие во всех направлениях деятельности и поведения человека, а это значит, что изучение их развития вызывает повышенный интерес со стороны исследователей.

В жизни каждого человека много определяющих условий и детерминантов. Однако действенными они будут только в том случае, если им удалось попасть в эмоциональную сферу отношений, измениться и закрепиться там. Универсальная значимость эмоций привлекла к себе повышенный интерес, что в результате определило высокую степень изученности. Спустя некоторое время исследователи стали использовать более узкие темы для изучения, например, выражение эмоций и то, как то или иное состояние человека может влиять на деятельность [1].

Эмоции представлены как объект Их нельзя сравнивать с чувствами, потому что это мимолетное явление. Сравнительно недавно эмоциональные состояния отождествляли с чувствами. Однако последние исследования показали, что

эмоции являются только предшественниками чувств. Сначала человек испытывает эмоциональное состояние, а уж потом появляется какое-то чувство.

Термин «эмоция» появился от латинского «етшеге», что в переводе значит возбуждать и волновать. Через некоторое время данное определение изменилось. В настоящее время эмоции — это сиюминутные реакции, которые появляются в ответ на экзогенные (из внешнего окружения) и эндогенные (из своих органов) сигналы. Они оставляют свой след в качестве изменений в физиологическом состоянии человека.

ПХ. Шингаров дает эмоциям такое определение: «…психофизиологический механизм, при помощи которого на психическом уровне отражения действительности под влиянием внешних воздействий изменяется внутренняя среда организма» [2, с. 11]. Согласно точке зрения данного исследователя, эмоции — это то, при помощи чего соединяются все звенья в цепочке отражения реальности. К.К. Платонов, думая иначе, пишет, что «эмоции отражают не предметы и явления реального мира, а объективные отношения, в которых эти предметы и явления находятся к потребностям человека. Не являясь еще формой познания, эмоции вызывают в сознании не образ предмета или явления, а переживание» [3, с. 5].

У психологов существует своя классификация эмоций — это настроения, аффекты и страсти. Под настроениями подразумевается эмоциональное состояние, которое не проявляет особой яркости, но является устойчивым. Страсти -это длительные состояния, проявляются сильно и глубоко. Они подчиняют в этот момент поступки и мысли человека, тем самым направляя его к деятельности для удовлетворения определенных желаний. Аффекты — это мгновенные, яркие проявления эмоционального состояния. Они появляются в ответ на какие-то определенные раздражители, а это значит, что ими можно управлять и направлять. А.Н. Леонтьев, например, эмоции связывает с мотивами и потребностями. Он среди эмоциональных процессов различает три вида: аффекты, собственно эмоции и чувства [4].

История изучения эмоционального фона человека выделила ряд принципов психологии эмоций, среди которых, по классификации К. Изарда [5], следующие:

• принцип дифференцированности эмоций — это разделение эмоций, то есть выделение отдельных, которые можно дифференцировать в терминах, их выразительно-мимических комплексах, их переживательно-мотивационных характеристиках (радость, страх, гнев, печаль и так далее). П.М. Якобсон, изучая эмоциональную жизнь школьников, обратил внимание на то, что каждая эмоция оказывает свое влияние на человека, поэтому могут быть в ответ самые разные реакции: выразительные, двигательные, перцептивные, когнитивные и переживательные [6];

• принцип взаимодействия элементов эмоции — это утверждение, что даже самая простая эмоция имеет большее влияние, чем отдельно взятый элемент А их выделяется несколько — нервный, выразительный и переживательный. Каждый из них действует друг на друга. Если эмоциональный процесс в норме, то происходит обратный процесс. Такой подход не объясняет, как эмоциональный процесс влияет на поведение индивидуума;

• принцип появления эмоциональных комплексов объясняет тот факт, что в жизни возникает не одна какая-то конкретная эмоция, а несколько. Таким образом, они образуют так называемый комплекс, или комбинацию;

• принцип эмоциональной коммуникации объясняет, что переживание эмоции происходит индивидуально, но компоненты ее все же социальны. Некоторые эмоции являются универсальными. Они проявляют себя одинаково, несмотря на язык, культуру и уровень образования. Однако воздействие социума заставляет человека подавлять проявление некоторых эмоций или сглаживать их, то есть идти на эмоциональную коммуникацию;

• принцип саморегуляции подтверждает, что человек может управлять и осуществлять контроль над эмоциональным состояние с помощью своих усилий. Известно, что все элементы эмоций между собой связаны, а это значит, что отдельный элемент может служить способом управления или контролирования всего эмоционального процесса. Эмоция оказывает организующее влияние на мысли и поведение. Она может уменьшить поле восприятия, уменьшает число объектов, к которым субъект направлен. В результате этого снижается количество когнитивных и поведенческих альтернатив. Но кроме этого, эмоции наделены мотивирующей ценностью и переводят энергию, которая влияет на поведение;

• принцип эмоционального заражения. В качестве примера эмоционального заражения можно привести улыбкумалыша в ответ на улыбку матери. На протяжении всей жизни улыбка одного человека является стимулом к появлению ее у того, кому она направлена. Можно привести и другие подобные примеры, которые могут быть устойчивыми возбудителями эмоций и другого индивидуума. Такой принцип помогает объяснить появление одинаковых чувств и поведения, которое проявляется у разных людей, но в похожей ситуации.

На протяжении долгого времени учение об эмоциях вбирало в себя такие эмоциональные явления, как желание, влечение и так далее. Философия античности три эмоциональных явления (удовольствие, желание и страдание) объединяла в одно целое. Однако в трудах Аристотеля можно увидеть другой вариант этой зависимости: обусловленность состояний удовольствия — страдания успешностью удовлетворения желания. Средневековая философия тоже объединяла эмоции в одно целое, например, переживания удовольствия и неудовольствия, страха, гнева и любви. Т. Г Гоббс полагал, что удовольствие, желание и любовь — это компоненты одного явления. Декарт же желание относит к числу начальных страстей, у Спинозы оно является одним из аффектов [7, с. 38].

Важным вопросом в изучении эмоций является то, какая она — врожденная или появляется в результате обучения. Существующие данные говорят, что основные эмоции имеют одинаковые выражения в разных обществах и странах, а это значит, что эмоции обеспечиваются врожденными программами.

Библиографический список

Эмоции воздействуют на человека несколькими путями, причем одна и та же эмоция в схожей ситуации влияет по-разному на людей. К. Изард выделяет несколько путей взаимодействия эмоций на системы и индивидуума в целом: эмоции и тело, эмоции и развитие личности, эмоции и перцептивно-когнитивные процессы и др. [8].

Наблюдения за детьми, выросшими в одинаковых условиях, показали большие личные различия в эмоциональных порогах и эмоциональной деятельности. Если у ребенка невысокий порог к какой-то определенной эмоции, то это приведет к тому, что возникнут различные реакции у взрослых и детей. Такое взаимодействие приводит к появлению особых индивидуальных характеристик. На собственные эмоциональные черты также воздействует опыт окружающей среды в детстве. Мнение о том, что эмоция воспринимается как отдельное явление, уже не является чем-то новым. Биолог Г Спенсер описал центрально-инициируемые эмоции. Эмоциональные переживания в жизни воспринимаются как особые проявления сознания. Каждый человек, испытывающий глубокую эмоцию, видит, что эмоциональное проявления — это нестандартное состояние сознания [9].

В итоге мы все являемся эмоциональными существами, которые окружают себя людьми и предметами, к которым привязываемся эмоционально и проходим через переживания больше, чем через усвоение фактов и теорий. Эмоция постоянно находится во взаимодействии с другими процессами, которые характеризуют состояние сознания, и это приводит к появлению связей между эмоциями и разумом.

Рассмотрим функции и особенности эмоций.

Когнитивно-оценочная функция. В.К. Вилюнас указывает, что за эмоциональными состояниями всегда следует способность оценивать. Однако выделялось несколько вариантов: что оценивать (предметы, отношение, гармонию и так далее) и каким образом это делать (осознанно или нет, конкретно или приблизительно) [10]. Подобная теория встречается и в учениях психологии об эмоциях XX века, где также подчеркиваются эмоции как проявление действительности, отмечается, что эмоции обладают важной адаптивной функцией, а уж потом -оценочной и побуждающей (П. К. Анохин, А. Н. Леонтьев и др.).

Адаптивная функция эмоции стоит рядом с побуждающей. С.Л. Рубинштейн писал: «Эмоции или потребности, переживаемые в форме эмоций, являются вместе с тем побуждениями к деятельности» [11, с. 154]. К. Изард в своем труде о дифференциальных эмоциях пишет, что они составляют мотивационную систему человека [8, с. 123].

В эмоциях содержится ценностное отношение личности к миру. Эти явления соединены с самосознанием, самоопределением и составляют мотиваци-онную систематику человека. Эмоциональные реакции и состояния формируют понимание личностной индивидуальности. Реакция служит так называемым сигналом отношения индивидуума к реальности.

Внутренняя жизнь человека всегда эмоциональна, так как любые реакции всегда остаются индивидуальными. Постоянно происходит связь человека и социума, при этом индивидуальность сохраняется за счет личностных эмоций. Учебная деятельность младших школьников выражает собой индивидуальное поведение детей, которое отражает их психическую деятельность. Последняя проявляется в закономерности развития эмоций и эмоционального напряжения. Однако редко, но встречается, что эмоции замаскированы даже от самого субъекта. Это случается в период разрыва индивидуальности с возможностью осознания и выражения. Проблема эмоционального развития младших школьников характеризуется особой эмоциональной впечатлительностью, а именно: неумение управлять своими эмоциями, наблюдается эмоциональная неустойчивость, слабое осознание своих и чужих чувств. Система оценок опирается на то, сколько школьник знает и хорошо ли себя ведет. В случае если ребенок без комплексов, эмоционален и показывает свои чувства, то это воспринимается как отсутствие воспитания и недостаточность интеллектуального развития.

В результате исследования категорий эмоции и их функций можно сделать вывод о том, что в рамках учебной деятельности складываются психологические новообразования, которые не только характеризуют наиболее значимые достижения в развитии младших школьников, но и являют собой фундамент, обеспечивающий развитие детей на следующем возрастном этапе. Научные исследования свидетельствуют, что данный возрастной период благоприятный, поскольку является сензитивным (чувственным) для формирования эмоционально-эстетического отношения к окружающей действительности. Все это составляет научную новину наших исследований и определяет теоретическую и практическую их ценность.

1. Анохин П.К. Эмоции. Психология эмоций: хрестоматия. Автор-составитель В. Вилюнас. Санкт-Петербург: Питер, 2004: 268 — 275.

2. Шингаров ГХ. Эмоции и чувства как формы отражения действительности. Москва: Наука, 1971.

3. Платонов К.К. Занимательная психология. Санкт-Петербург: Издательство «Питер Пресс», 1997.

4. Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы и эмоции. Москва, 1971.

5. Изард К. Эмоции человека: монография. Москва: Директ-Медиа, 2008. Available at: http://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=39174

6. Якобсон П.М. Эмоциональная жизнь школьника: дошкольный и младший школьный возраст. Возрастная и педагогическая психология: хрестоматия: учебное пособие. Москва: Академия, 1999: 236 — 242.

7. Гоббс Т. Г Сочинения: в 2 т. Перевод с латинского и английского. Москва: Мысль, 1991; Т. 2: 9 — 128.

8. Изард К.Э. Психология эмоций. Санкт-Петербург: Издательство «Питер», 2000.

9. Спенсер Г Основания психологии: монография. Санкт-Петербург: Издание И. И. Билибина, 1876; Т. 1. Available at: http://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=67775

10. Вилюнас В.К. Психология эмоций. Санкт-Петербург: Питер, 2007.

11. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. Санкт-Петербург: Питер, 2015.

References

1. Anohin P.K. ‘Emocii. Psihologiya ’emocij: hrestomatiya. Avtor-sostavitel’ V. Vilyunas. Sankt-Peterburg: Piter, 2004: 268 — 275.

2. Shingarov G.H. ‘Emocii i chuvstva kak formy otrazheniya dejstvitel’nosti. Moskva: Nauka, 1971.

3. Platonov K.K. Zanimatel’naya psihologiya. Sankt-Peterburg: Izdatel’stvo «Piter Press», 1997.

4. Leont’ev A.N. Potrebnosti, motivy i ’emocii. Moskva, 1971.

5. Izard K. ‘Emociicheloveka: monografiya. Moskva: Direkt-Media, 2008. Available at: http://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=39174

6. Yakobson P.M. ‘Emocional’naya zhizn’ shkol’nika: doshkol’nyj i mladshij shkol’nyj vozrast. Vozrastnaya i pedagogicheskaya psihologiya: hrestomatiya: uchebnoe posobie. Moskva: Akademiya, 1999: 236 — 242.

7. Gobbs T.G Sochineniya: v 2 t. Perevod s latinskogo i anglijskogo. Moskva: Mysl’, 1991; T. 2: 9 — 128.

8. Izard K.’E. Psihologiya ’emocij. Sankt-Peterburg: Izdatel’stvo «Piter», 2000.

9. Spenser G. Osnovaniya psihologii: monografiya. Sankt-Peterburg: Izdanie I. I. Bilibina, 1876; T. 1. Available at: http://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=67775

10. Vilyunas V.K. Psihologiya ’emocij. Sankt-Peterburg: Piter, 2007.

11. Rubinshtejn S.L. Osnovy obschejpsihologii. Sankt-Peterburg: Piter, 2015.

Статья поступила в редакцию 02.09.20

УДК 372.862

Rymkevich O.V., Cand. of Sciences (Engineering), senior lecturer, Military Space Academy n.a. A.F. Mozhaisky (Saint-Petersburg, Russia), E-mail: [email protected]

Kotskovich A.V., senior teacher, Military Space Academy n.a. A.F. Mozhaisky (Saint-Petersburg, Russia), E-mail: [email protected] Makeev A.A., Cand. of Sciences (Physics, Mathematics), senior lecturer, Military Space Academy n.a. A.F. Mozhaisky (Saint-Petersburg, Russia), E-mail: [email protected]

LOGIC AS AN ESSENTIAL PART OF THE STUDY OF PHYSICS. The article is dedicated to a problem of insufficient study of symbolic logic. The direct connection between the development of logical thinking of a student and the effectiveness of solving problems in physics is noted. The paper introduces the concept of intuitive logic. The author pays special attention in the work to the issue of inadmissibility of orientation when solving problems only for those students who have intuitive logic. The paper presents proposals for the stages of studying logical methods and techniques with consideration of various tasks. Taking examples of using truth tables, the possibility of solving a problem in the language of mathematical logic is shown. The connection between the study of logic and other disciplines, in particular physics, is traced.

Key words: logic, symbolic logic, logical reasoning, logical thinking, truth tables, algebra of logic, Euler-Venn diagrams, connection between logic and physics, intuitive logic.

О.В. Рымкевич, канд. техн. наук, доц., ФГБВОУ ВО «Военно-космическая академия имени А.Ф. Можайского» МО РФ (ВКА имени А.Ф. Можайского), г. Санкт-Петербург, E-mail: [email protected]

А.В. Коцкович, ст. преп., ФГБВОУ ВО «Военно-космическая академия имени А.Ф. Можайского» МО РФ (ВКА имени А.Ф. Можайского), г. Санкт-Петербург, E-mail: [email protected]

А.А. Макеев, канд. физ.-мат. наук, доц., ФГБВОУ ВО «Военно-космическая академия имени А.Ф. Можайского» МО РФ (ВКА имени А.Ф. Можайского), г. Санкт-Петербург, E-mail: [email protected]

ЛОГИКА — НЕОТЪЕМЛЕМАЯ ЧАСТЬ ИЗУЧЕНИЯ ФИЗИКИ

Статья посвящена проблеме недостаточного изучения символической логики. Отмечена непосредственная связь между развитием логического мышления обучающегося и эффективностью решения задач по физике. Введено понятие интуитивной логики. Особое внимание в работе автор уделяет вопросу о недопустимости ориентирования при решении задач только на тех обучающихся, которые обладают интуитивной логикой. В работе представлены предложения по этапам изучения логических методов и приемов с рассмотрением различных задач. На примере использования таблиц истинности показана возможность решения задачи на языке математической логики. Прослежена связь между изучением логики и другими дисциплинами, в частности физики.

Ключевые слова: логика, символическая логика, логические рассуждения, логическое мышление, таблицы истинности, алгебра логики, диаграммы Эйлера-Венна, связь логики и физики, интуитивная логика.

Логика как наука начала свое формирование еще в V — IV в до н.э., во времена Древней Греции. Несмотря на это, первые попытки логических рассуждений можно обнаружить намного раньше. «Отцом» логики по праву считается древнегреческий философ, натуралист Аристотель — ученик Платона [1 — 2]. Современная наука немыслима без логики. Начиная со второй половины 19 века, мощное развитие математики привело к появлению так называемой математической или символической логики [3]. Переход от эмпирических исследований к конкретным исчислениям связан с такими великими умами, как Дж. Буль (1815 — 1864), П Фреге (1848 — 1925), Б. Рассел (1872 — 1970). Именно Фреге применил логику для исследования математики.

Логика как часть образовательного процесса

В современном образовании логике как отдельному предмету незаслуженно не оставляют учебных часов. В частности, с принципами логических рассуждений начинают знакомить обучающихся только лишь на различных дополнительных занятиях. При этом охватывается только малая часть необходимой для развития мышления информации. Обучающихся знакомят с принципом Дирихле и методом математической индукции. Несмотря на то, что принцип Дирихле и метод математической индукции являются сами по себе довольно мощным аппаратом для решения логических задач, изучение и освоение только лишь данных приемов недостаточно для успешного решения различных задач.

Без знания логических приемов при обучении по техническим специальностям наблюдается значительное отставание обучающихся в понимании предметов от тех, кто занимался логикой.

Без логики невозможно представить полноценного образовательного процесса в высших учебных заведениях. Еще в далеком 1887 году «отцом» русской логики Порецким началось чтение курса математической логики в Казанском

университете [4]. Логика является важнейшим компонентом в преподавании и изучении курса физики. Именно логическая последовательность описания физических законов способствует лучшему их восприятию. Логика — это часть языка, на котором говорит физика.

Некоторые обучающиеся обладают так называемой интуитивной логикой, то есть без использования правил логики способны решать логические задачи. Будем называть интуитивной логикой логику на уровне подсознания. В корне неправильно ориентироваться исключительно на данную группу обучающихся, так как таких меньшая часть. Поэтому необходимо с помощью конкретных законов логики научить обучающихся решать физические задачи. В частности, одним из мощных приемов для решения задач на высказывания является решение с помощью таблиц истинности.

Приведем пример решения задач с помощью таблиц истинности. Пусть является верным высказывание, что у ртутной лампы спектр является линейчатый. Обучающимся необходимо выбрать утверждения из представленных ниже, которые следуют из указанного факта, а значит, также являются верными:

1) у абсолютно любой ртутной лампы спектр является линейчатым;

2) если у какой-нибудь лампы оказывается спектр линейчатым, то лампа будет ртутной;

3) у любой лампы, которая не является ртутной, спектр не является линейчатым;

4) если у какой-нибудь лампы спектр окажется линейчатый, то она может быть ртутной, но это необязательно.

Обучающиеся, обладающие «интуитивной логикой», без труда ответят, что правильными являются 1 и 4 выражения. Покажем, как с помощью таблицы истинности задачу сможет решить обучающийся, не обладающий интуитивной логикой, но изучивший необходимые приемы.

Основные моменты, вопросы без ответов и возникающие проблемы

Реферат

Эмоции — это этап нейробиологической активности, ключевой компонент эмоций и взаимодействия эмоций и познания. Эмоциональные схемы, наиболее часто встречающиеся эмоциональные переживания, представляют собой динамические эмоционально-познавательные взаимодействия, которые могут состоять из мгновенных / ситуативных реакций или устойчивых черт личности, которые проявляются во время развития. Эмоции играют решающую роль в эволюции сознания и работе всех психических процессов.Виды эмоций относятся дифференцированно типов или уровней сознания. Необузданное воображение и способность симпатической регуляции эмпатии могут представлять как потенциальные выгоды, так и потери в результате эволюции и онтогенеза эмоциональных процессов и сознания. Нерешенные проблемы включают игнорирование психологией уровней сознания, отличных от доступного или рефлексивного сознания, и использование термина «бессознательный разум» в качестве мусорной корзины для всех психических процессов, которые считаются не подлежащими регистрации.Связь мемов и системы зеркальных нейронов с эмпатией, симпатией и культурными влияниями на развитие социально-эмоциональных навыков — это нерешенные вопросы, призванные привлечь внимание к будущим исследованиям.

Ключевые слова: схем эмоций, взаимодействия эмоций и познания, знание эмоций, регулирование эмоций, использование эмоций, мем, развитие, сознание, уровни осведомленности, эмоциональные чувства

ВВЕДЕНИЕ

Эта вводная глава, как и любое эссе, обзор, или статья, основанная на данных, определяется мнением автора по поводу обсуждаемых тем и вопросов, а также личностью автора и его социальным и культурным опытом.Чтобы уравновесить влияние таких влияний на эту статью и дать некоторое представление о ее содержании, я представляю ниже основные тезисы, которые возникли в ходе моих теоретических исследований и исследований эмоций.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ

Ключевые принципы теории дифференциальных эмоций (DET; Izard 2007a) периодически менялись. Они меняются в первую очередь из-за достижений в методологии и исследованиях. Они также могут измениться в результате теоретических дебатов, которые подчеркивают необходимость некоторых разъяснений и различий между конструкциями.Текущий набор принципов четко выделяет различные типы эмоций и их роли в эволюции и развитии различных уровней сознания / осведомленности и разума, человеческого мышления и поведения. Текущему пересмотру принципов DET способствуют достижения в науке об эмоциях, когнитивной нейробиологии и клинической науке о развитии, а также в социальной психологии и психологии личности. Для данной статьи семь принципов, приведенных ниже, руководили выбором тем и выборочным обзором литературы по эмоциям и их отношениям к познанию, действию и сознанию.Они привели к новому взгляду на связанные с эмоциями выгоды и потери в результате эволюции и открыли дверь для теоретических разработок и исследований по новым темам, таким как роль системы зеркальных нейронов в эмоциональном опыте, эмпатии, симпатии и мемах и их отношения к ним. схемы эмоций.

Всеобъемлющим аспектом теоретической точки зрения, представленной в следующих принципах и в этой статье, является то, что эмоции и познание, хотя часто правильно рассматриваются как имеющие функционально отдельные черты и влияния (например,g., Bechara et al. 2000, Talmi & Frith 2007), интерактивны и интегрированы или смешаны в мозгу (см. Lewis 2005, Pessoa 2008, Phelps 2006). Этот тезис согласуется с давним признанием высокой степени взаимосвязанности между нейронными структурами и системами мозга. Я предполагаю, что эмоции будут иметь существенное и измеримое влияние на познание и действия, когда стимул или ситуация являются лично или социально значимыми. Вышеизложенный общий тезис и более конкретная гипотеза, по-видимому, противоречат крайним конструктивистским позициям.Такие позиции (например, Barrett 2006) определяют или локализуют эмоцию на уровне восприятия и, по-видимому, не имеют места для идеи взаимодействия между отдельными характеристиками эмоции (например, мотивация / чувство) и познания (например, концептуальные процессы более высокого порядка) . Настоящая позиция может иметь некоторое сходство с компонентно-динамическими подходами, по крайней мере, с точки зрения постоянно меняющихся аспектов или конфигураций психических процессов (например, Ellsworth 1994, Scherer 2000). Однако нынешнее положение может отличаться от последнего в том, что мы рассматриваем эмоции и познание как всегда взаимодействующие и, таким образом, обычно исключающие чистые когнитивные и эмоциональные состояния.

СЕМЬ ПРИНЦИПОВ

  1. Эмоциональное чувство ( a ) происходит от эволюции и нейробиологического развития, ( b ) является ключевым психологическим компонентом эмоций и сознания, а ( c ) чаще является адаптивным по своей природе, чем дезадаптивным. .

  2. Эмоции играют центральную роль в эволюции сознания, влияют на появление более высоких уровней осознания в онтогенезе и в значительной степени определяют содержание и фокус сознания на протяжении всей жизни.

  3. Эмоции являются мотивационными и информационными, прежде всего в силу их эмпирической или чувственной составляющей. Эмоциональные чувства составляют основной мотивационный компонент умственных операций и открытого поведения.

  4. Основные эмоции помогают организовать и мотивировать быстрые (и часто более или менее автоматические, хотя и податливые) действия, которые имеют решающее значение для адаптивных реакций на непосредственные вызовы выживанию или благополучию. В схемах эмоций нейронные системы и ментальные процессы, участвующие в эмоциональных чувствах, восприятии и познании, постоянно и динамически взаимодействуют, генерируя и отслеживая мысли и действия.Эти динамические взаимодействия (которые варьируются от мгновенных процессов до черт или чертоподобных явлений) могут генерировать бесчисленные эмоциональные переживания (например, схемы гнева), которые имеют одно и то же основное состояние чувств, но разные тенденции восприятия (предубеждения), мысли и планы действий. .

  5. Использование эмоций, обычно зависящее от эффективных взаимодействий эмоций и познания, представляет собой адаптивное мышление или действие, которое частично вытекает непосредственно из переживания эмоционального чувства / мотивации, а частично — из усвоенных когнитивных, социальных и поведенческих навыков.

  6. Схемы эмоций становятся неадаптивными и могут привести к психопатологии, когда обучение приводит к развитию связей между эмоциональными чувствами и неадаптивным познанием и действием.

  7. Эмоция интереса постоянно присутствует в нормальном уме при нормальных условиях и является центральной мотивацией для участия в творческих и конструктивных усилиях и для чувства благополучия. Интерес и его взаимодействие с другими эмоциями обусловливают избирательное внимание, которое, в свою очередь, влияет на все другие психические процессы.

Разработку и эмпирическую поддержку принципов 1–6 можно найти в следующих источниках и списках их литературы (Акерман и др., 1998; Изард, 2002, 2007а; Изард и др., 2008a, b, c; Сильвия, 2006). Принципы 1–3 применимы ко всем эмоциям, а принципы 4–6 в первую очередь относятся к схемам эмоций. Принцип 7 состоит из предположений о самой распространенной из всех человеческих эмоций — интересе-возбуждении. Конкретной эмпирической поддержки гипотезы о постоянном интересе к нормальному разуму не существует.

В этой статье я обсуждаю вопросы определения термина «эмоция» и типы эмоций, взаимодействия эмоций и познания, эмоции и сознание, отношения между типами эмоций и типов сознания, и отмечаю некоторые замечательные достижения и потери от эволюция эмоций и многоуровневого сознания.

В этой статье рассматривается острая необходимость в четких различиях между основными положительными и основными отрицательными эмоциями и, в частности, между краткими эпизодами основных эмоций и схемами эмоций.В отличие от основных отрицательных эмоций, которые возникают в коротких эпизодах и включают очень мало познания, помимо минимальных процессов восприятия, схемы эмоций включают эмоции и познание (часто познание более высокого порядка) в динамических взаимодействиях (Izard 1977, 1984; см. Эмоциональную интерпретацию, Lewis 2005).

Эта статья также противопоставляет феноменальное (первичное) и доступное (рефлексивное) сознание, рассматривает конструкцию уровней сознания и ставит под сомнение целостность текущих концептуализаций бессознательного.Обычно психологи игнорируют концепции феноменального сознания и уровней сознания и не отделяют эти конструкции от бессознательного. В заключение я определил некоторые оставшиеся без ответа вопросы и кратко прокомментирую несколько возникающих тем — непрерывное взаимодействие эмоций и познания, мемы и эмоции, а также система зеркальных нейронов и эмпатия, — которым, кажется, суждено стать более заметным в психологической науке в ближайшие годы.

О ПРОИСХОЖДЕНИИ И ПРИРОДЕ ЭМОЦИЙ

Ни одна из многих попыток дать широко приемлемое определение эмоции не увенчалась успехом (Izard 2006, Panksepp 2003a).Тем не менее, я осмеливаюсь еще раз поднять знаменитый вопрос 124-летней давности, заданный Джеймсом (1884 г.): что такое эмоции? Так получилось, что ответ Джеймса на его собственный вопрос получил довольно популярную отсрочку в анналах современной нейробиологии. Как и Джеймс, Дамасио (1999) утверждал, что реакции мозга представляют собой эмоции или телесное выражение эмоций, и что эмоции являются следствием нейробиологического (телесного) выражения. Напротив, я предлагаю рассматривать эмоции как фазу (а не как следствие) нейробиологической активности или выражения эмоций телом (ср.Langer 1967/1982).

Происхождение эмоций

Рассел (2003) предположил, что основной аффект непрерывен в мозгу и предоставляет информацию об удовольствии / неудовольствии и значении стимулов для возбуждения. Напротив, я утверждал, что дискретная эмоция или паттерн взаимодействующих эмоций всегда присутствует (хотя и не обязательно обозначен или артикулирован) в сознательном мозгу (Изард 1977, глава 6; Изард 2007a, b). Барретт (2006) предположил, что дискретные эмоции возникают в результате концептуального воздействия на основной аффект или как функция «концептуальной структуры, предоставляемой языком» (Barrett et al.2007, стр. 304). Напротив, мы предположили, что отдельные эмоции не могут быть созданы, обучены или изучены посредством когнитивных процессов (Изард и Малатеста 1987; Изард 2007a, b). Как заметили Эдельман и Тонони (2000), «… эмоции имеют фундаментальное значение как для происхождения сознательного мышления, так и для стремления к нему» (стр. 218, ср. Изард 1977, гл. 6). Итак, перцептивные и концептуальные процессы и само сознание больше похожи на эффекты эмоций, чем на источники их происхождения. Дискретные эмоциональные переживания возникают в онтогенезе задолго до того, как дети овладевают языком или концептуальными структурами, адекватно формирующими квалиа, которые мы знаем как дискретные эмоциональные чувства.Более того, овладение языком не гарантирует, что эмоциональные переживания всегда могут быть идентифицированы и переданы устно. Даже взрослым очень трудно сформулировать точное описание своих эмоциональных чувств (ср. Langer 1967/1982).

Таким образом, эмоциональные чувства могут активироваться и влиять на процессы восприятия, оценки, концептуальные и некогнитивные процессы (Izard 1993), но не могут быть ими созданы. Описывая происхождение квалиа — сознательных переживаний, включающих в себя эмоции, — Эдельман и Тонони (2000) писали: «Мы можем проанализировать их и дать рецепт, как они возникают, но, очевидно, мы не можем дать им начало, не вызвав сначала соответствующий мозг. структуры и их динамика в теле отдельного организма »(с.15). Они утверждали, что такие структуры возникают в результате изменений мозга из-за «отбора в процессе развития» (стр. 79), аспекта нейронного дарвинизма. Избегая когнитивно-конструктивистского подхода, пропагандируемого Барреттом (2006), Эдельман и Тонони (2000) пришли к выводу, что «развитие самых ранних квалиа происходит в основном на основе мультимодальной, телесно-центрированной дискриминации, осуществляемой проприоцептивной, кинестетической и вегетативной системами. присутствует в эмбрионе и мозге младенца, особенно в стволе мозга »(стр.157).

Эмоциональное ощущение как нейробиологическая активность

Очевидно, в соответствии с позицией Эдельмана (2006), Лангера (1967/1982) и Панксеппа (2003a, b), я предполагаю, что эмоции — это фаза нейробиологической активности, которая воспринимается организм. Он ощущается и выражается даже у детей без коры головного мозга (Merker 2007). Этот компонент эмоции всегда переживается или ощущается, хотя не обязательно обозначен, артикулирован или присутствует в сознании доступа.

Чувство эмоции, как и любая другая нейробиологическая активность, варьируется от низкого до высокого уровня интенсивности. Вегетативная нервная система может модулировать эмоции, но не меняет их качества или валентности (ср. Tomkins 1962, 1963). Для возникновения эмоциональных переживаний не требуется ни умеренного, ни высокого уровня активности вегетативной нервной системы. Сознательный разум способен обнаруживать и различать небольшие изменения в нейробиологической активности и результирующие квалиа (Edelman 2006), которые включают эмоциональные чувства.[В отличие от более ранних формулировок (Izard 1971, Tomkins 1962), нейронные процессы в наблюдаемых выражениях лица могут быть или не быть частью критической нейробиологической активности, связанной с эмоциональным чувством.]

Эмоциональные чувства возникают в результате интеграции параллельной активности в мозгу. структуры и цепи, которые могут включать ствол мозга, миндалину, островок, переднюю поясную извилину и орбитофронтальную кору коры (см. Damasio 2003; Lane et al. 1997; Panksepp 2003a, b). Уровни эмоциональных переживаний, как и других нейробиологических активностей, варьируются от низкого и тонкого до высокого и экстремального.Текущая теория и данные свидетельствуют о том, что чувственный компонент эмоций способствовал эволюции сознания, а также аффективным, когнитивным процессам и процессам действия, связанным с целенаправленным поведением.

Определение эмоций как фазы нейробиологического процесса позволяет обойти аргумент, что чувство нефизично и, следовательно, не может быть причинным. Однако контраргумент состоит в том, что в лучшем случае чувства — это только квалиа нейробиологических процессов, а не нейробиологическая активность как таковая.Однако, даже если бы это было правдой, Эдельман (2006) утверждает, что квалиа все еще могут быть описаны как причинные, потому что они являются истинными репрезентациями основной таламо-корковой активности. Таким образом, независимо от того, принимает ли кто-либо настоящее предположение о том, что чувства являются фазой нейробиологической активности, их все же можно рассматривать как причинные процессы.

Настоящая формулировка происхождения и природы эмоциональных чувств отличается от тех, которые описывают эмоции и эмоциональное состояние (или связанную с эмоциями нейробиологическую активность) как отдельные и независимые (например,г., Lambie & Marcel 2002). Более того, взгляд на эмоции как на фазу нейробиологической активности или телесного выражения эмоций отличается от идеи о том, что нейробиологическое или телесное выражение должно предшествовать эмоциональному чувству (Damasio 1999, p. 283). Современное описание эмоционального чувства равносильно утверждению, что оно представляет собой развившуюся и неизученную нейробиологическую деятельность. Для тех, кто считает, что представление об эмоциональных чувствах как об эволюционных нейробиологических процессах странно или необоснованно, возникают непростые вопросы: откуда еще могут возникнуть эмоциональные чувства? Кем еще они могли быть?

Чувство — ключевой психологический аспект эмоции: мотивация и информация

Чувство — динамический компонент эмоции (см.Панксепп 2003a, b) и в двух связанных психобиологических процессах — увлечении и индивидуации (ср. Langer 1967/1982). Мотивационная, сигнальная и информационная функции чувств позволяют им увлекать или упрощать и организовывать то, что может стать (особенно в сложных ситуациях) подавляющим числом импульсов, в сфокусированные когнитивные процессы и несколько адаптивных действий (см. Langer 1967 / 1982). Такое опосредованное чувствами увлечение импульсов через ситуации и время развития способствует формированию паттернов чувство-познание-действие, которые составляют индивидуацию — организацию черт и их сборку в уникальную личность.Однако ощущение эмоции не гарантирует, что она будет обозначена, сформулирована или ощутима в рефлексивном сознании или на высоком уровне осознания. Уровень осознания эмоционального чувства частично зависит от его интенсивности и выражения, а после овладения языком — от обозначения, артикуляции и признания переживания эмоции. Эти способности, имеющие решающее значение для личности и социального развития, зависят от нейронной активности и связанных с ней процессов, связанных с символизацией и языком.

В процессе развития концептуальное «я» становится важным для процесса ощущения и выражения эмоций, но концептуальное «я» более высокого порядка не является существенным ни для того, ни другого. Младенцы испытывают и выражают основные эмоции задолго до того, как они смогут предоставить какое-либо свидетельство самооценки (Izard et al. 1995), как и дети без коры головного мозга (Merker 2007).

Мотивационные и вызывающие подсказки эмоции-чувства предоставляют информацию, имеющую отношение к познанию и действию (Изард 1971, стр.185). Другие концептуализировали эмоции как информацию, и эта тема послужила поводом для значительного количества связанных исследований (Clore et al. 2001, Schwarz & Clore 1983). В соответствии с идеей о том, что эмоции являются сигнальным и информационным феноменом, они также могут давать своего рода предвидение. Чувства могут предсказать эффект будущих стимулов, предвидя связь между будущими критическими ситуациями и последующими эмоциональными переживаниями и потребностями, например, опасность → страх → безопасность или потеря → печаль → социальная поддержка (см.Лангер 1967/1982, т. 1, стр. 101). Такие упреждающие действия могут облегчить процессы социализации, связанные с обучением связанным с эмоциями социальным навыкам в воображаемом или «как будто» мире.

Хотя эмоциональное чувство может начать формировать взаимные отношения с восприятием или познанием к тому времени, когда оно полностью ощущается, нет оснований предполагать, что его качество изменяется в результате процессов восприятия и концептуальности (Panksepp 2003a, b). На самом деле, особое качество каждого отдельного эмоционального чувства развилось, потому что его влияние на другие чувства, познание и действие, как правило, адаптивно (ср.Эдельман и Тонони 2000). Для всех основных эмоций процессы мотивации и действия происходят одинаково в разных ситуациях. Однако схемы эмоций сильно различаются между собой в мотивационных, когнитивных процессах и процессах действия. Детерминанты того, какое именно эмоциональное чувство и какое когнитивное содержание присутствует в конкретной эмоциональной схеме, включают индивидуальные различия, обучение, культуру и концептуальные процессы, на которые они влияют (Изард 2007a; ср. Шведер 1994).

Соглашение о компонентах и ​​характеристиках эмоции

Хотя нет единого мнения по поводу общего определения термина «эмоция» (см. Kleinginna & Kleinginna 1981), многие эксперты согласны с тем, что эмоции имеют ограниченный набор компонентов и характеристик ( Изард 2006). Хотя они не согласны во всех деталях, они согласны с тем, что у эмоций есть инфраструктура, включающая нейронные системы, посвященные, по крайней мере частично, эмоциональным процессам, и что эмоции мотивируют познание и действие и задействуют системы реагирования.Мы также можем прийти к единому мнению, что существуют разные формы эмоций, например, базовые эмоции, коренящиеся и определяемые в первую очередь в эволюции и биологии, а также в схемах эмоций, которые включают когнитивные компоненты, которые различаются у разных людей и культур (Izard 2007a, Panksepp 2007).

Эмоции как причинные процессы

Хотя эксперты согласны с тем, что эмоции мотивируют или влияют на познание и действие, не все сходятся во мнении, что именно опосредует эффекты эмоций. Ответ может зависеть от того, является ли это базовой эмоцией или схемой эмоций.Это также может зависеть от того, проводится ли различие в ролях эмоциональной нейрофизиологии и эмоциональных чувств и каким образом (ср. Panksepp 2003a, b).

Можно утверждать, что ни одна вещь (даже эмоция) никогда не является единственным посредником в личном или социально значимом поведении. Другие люди и контекстные переменные обычно вносят свой вклад в причинные процессы. Тем не менее, я предполагаю, что эмоциональное чувство практически всегда является одним из посредников действия в ответ на базовую эмоцию и посредником мысли и действия в ответ на схемы эмоций.Таким образом, конкретное влияние эмоций на формирование и изменение поведения зависит от типа эмоции, вовлеченной в причинный процесс. Чувство основных эмоций влияет на действие, но не на познание более высокого порядка, которое практически не участвует в основных эмоциональных процессах. Чувства в схемах эмоций могут часто влиять на действие и, несомненно, влияют на познание. Мышление — ключевой фактор в регулировании (иногда подавлении; Gross 2002) и управлении поведением, проистекающим из схем эмоций.

ТИПЫ ЭМОЦИЙ

Эмоции можно разделить на два широких типа или вида — эпизоды основных эмоций и динамические эмоционально-познавательные взаимодействия или схемы эмоций.Неспособность провести и сохранить различие между этими двумя видами эмоциональных переживаний может быть самым большим источником недопонимания и заблуждений в современной науке об эмоциях (Изард 2007a, Грей и др., 2005). Я включил сюда обновленную информацию о различиях между типами эмоций по двум причинам. Во-первых, я считаю фундаментальную природу эмоций и тесно связанную проблему процессов эмоции-познания-действия центральными в науке об эмоциях сейчас и в обозримом будущем. Во-вторых, я думаю, что исследователи часто ищут корреляты и эффекты основных эмоций (обозначенных просто как эмоции), когда переменные в их экспериментах на самом деле являются взаимодействием эмоций и познания или схемами эмоций.

Базовые эмоции

В прошлом я использовал термин «базовая эмоция» для обозначения любой эмоции, которая считается фундаментальной для человеческого мышления и адаптивного поведения (Izard 1977). Недавно недоразумения и споры о его значении привели меня к тому, чтобы провести четкое различие между базовыми эмоциями и аффективно-когнитивными структурами или схемами эмоций (Изард 2007a). Здесь, в соответствии с этим различием, термин «базовая эмоция» относится к аффективным процессам, генерируемым эволюционно старыми системами мозга при ощущении экологически значимого стимула (Изард 2007a).

Основные положительные эмоции

Основные положительные эмоции интереса и радости (например, интерес младенца, вызванный человеческим лицом; Лангсдорф и др., 1983) и радость, вызванная знакомым лицом ее матери (Изард и др., 1995) одинаково важны для выживания, эволюции и развития. Однако их структура и временной ход могут существенно отличаться друг от друга. Переживания радости у младенца могут быть относительно короткими по сравнению с переживаниями интереса. Основная положительная эмоция интереса мотивирует игру на раннем этапе развития и, таким образом, может иметь короткую или относительно длительную продолжительность.

Основные положительные эмоции возникают в раннем онтогенезе (Изард и др., 1995). Как и основные отрицательные эмоции, они подвержены изменениям в развитии. Наиболее важные из этих изменений опосредованы приобретением языковых и эмоциональных ярлыков и способностью передавать (или делиться) эмоциональными переживаниями с помощью символических процессов или языка (Изард, 1971, Изард и др., 2008).

Основные отрицательные эмоции

Основные отрицательные эмоции (грусть, гнев, отвращение, страх) обычно проходят автоматически и стереотипно в течение короткого промежутка времени.Основная эмоция страха (или эпизод страха-действия) была довольно точно описана в самых ранних человеческих записях: «Человек, который наткнулся на гадюку, отпрыгнет: как дрожь охватывает его колени, его щеки бледнеют; он отступает и отступает… »(Гомер Илиада , ок. 7000 г. до н. э., стр. 68).

Исследования неоднократно демонстрировали, что у млекопитающих переживание и выражение базового страха опосредовано миндалевидным телом (LeDoux 1996, Mobbs et al. 2007). Как правило, основные негативные эмоции активируются подкорковыми сенсорно-дискриминационными процессами в ответ на экологически значимые стимулы (Ekman 2003, LeDoux 1996, Öhman 2005).Процессы восприятия и действия обычно следуют своим курсом быстро и автоматически, чтобы повысить вероятность получения адаптивного преимущества (ср. LeDoux 1996, Öhman 2002, Tomkins 1962). Из-за их природы некоторые основные отрицательные эмоции (например, грусть, гнев, страх) трудно исследовать в лаборатории. Таким образом, большинство дошедших до нас исследований того, что обычно называют эмоциями (чаще всего отрицательными), на самом деле касается схем отрицательных эмоций.

Базовые или фундаментальные эмоции?

Дискретные эмоции стыда, вины и презрения (иногда называемые социальными эмоциями или эмоциями самосознания) и образец эмоций в любви и привязанности можно считать базовыми в том смысле, что они являются фундаментальными для эволюции человека, нормативного развития, человеческий менталитет и эффективная адаптация.После овладения языком эмоции, связанные с самооценкой или самосознанием, обычно представляют собой эмоциональные схемы, которые включают познание более высокого порядка (например, о себе и отношениях между собой и другими людьми) и имеют когнитивные компоненты, связанные с культурой (Tangney et al. 2007 ).

Схемы эмоций: динамическое взаимодействие эмоции и познания

Основная идея динамического взаимодействия между эмоцией и познанием имеет долгую и почтенную историю, восходящую, по крайней мере, к самым ранним письменным записям: «… Пелей… набросился на него, позволив своему гневу ехать в ужасе… »(Гомер Илиада , ок.7000 г. до н.э.). Эта идея была широко представлена ​​в философии семнадцатого века (Бэкон 1620/1968, Спиноза 1677/1957) и была наиболее красноречиво развита Лангером (1967/1982).

В просторечии, а также в большей части литературы по науке об эмоциях термин «эмоция» чаще всего относится к тому, что здесь описывается как схема эмоции. Схема эмоции — это эмоция, динамически взаимодействующая с процессами восприятия и познания, чтобы влиять на разум и поведение. Эмоциональные схемы часто вызываются процессами оценки, а также образами, воспоминаниями и мыслями, а также различными некогнитивными процессами, такими как изменения нейротрансмиттеров и периодические изменения уровней гормонов (Izard 1993).Любой из этих явлений или все, а также цели и ценности могут составлять их когнитивный компонент. Процессы оценки, обычно рассматриваемые как механизмы активации эмоций (см. Обзор Ellsworth & Scherer 2003), помогают обеспечить когнитивную основу для эмоционального компонента схем эмоций. Их основной мотивационный компонент эмоциональных схем состоит из процессов, связанных с эмоциональными чувствами. На схемы эмоций, особенно на их когнитивные аспекты, влияют индивидуальные различия, обучение, а также социальные и культурные контексты.Тем не менее чувственный компонент данной схемы эмоций (например, схемы печали) качественно идентичен чувству в базовой эмоции печали. Хотя могут быть некоторые различия в лежащих в их основе нервных процессах, чувство печали в каждом типе эмоций имеет общий набор мозговых цепей или нейробиологических действий, которые определяют его качество (см. Edelman 2006, Edelman & Tononi 2000).

Схемы положительных и отрицательных эмоций могут иметь относительно короткую продолжительность или продолжаться бесконечно долго.Основная причина, по которой они могут выдерживать более или менее бесконечно долго, заключается в том, что их постоянно взаимодействующий когнитивный компонент обеспечивает средства для их регулирования и использования. Свидетельства указывают на то, что экспериментально облегченное формирование эмоциональных схем (простое обучение обозначению эмоций и их передаче) дает адаптивные преимущества (Изард и др., 2008a; ср. Либерман и др., 2007). Хотя у нас очень мало данных об их нормативном развитии, нейробиологи начали расширять наши знания о субстратах эмоционально-когнитивных взаимодействий (Fox et al.2005, Gross 2002, Lewis 2005, Northoff et al. 2004, Фелпс 2006).

Эмоциональные схемы и черты темперамента / личности

Часто повторяющиеся эмоциональные схемы могут стабилизироваться как эмоциональные черты или как мотивационные компоненты темперамента / личностных черт (Diener et al. 1995, Goldsmith & Campos 1982, Izard 1977, Magai & Hunziker 1993, Magai & McFadden 1995; ср. Mischel & Shoda 1995, Tomkins 1987). При нормальном развитии когнитивное содержание схем эмоций должно усиливать регуляторные, мотивационные и функциональные возможности их компонентов чувств.Однако при некоторых взаимодействиях с окружающей средой гена X группа взаимосвязанных схем эмоций может стать формой психопатологии (например, тревожные и депрессивные расстройства: Davidson 1994, 1998; JA Gray 1990; JR Gray et al. 2005; Izard 1972; Magai & McFadden 1995).

Схемы ранних эмоций

Помимо простых связей эмоции и познания, которые формирует доязычный младенец (например, между его собственными чувствами интереса и радости и восприятием / изображением лица матери), возможно, состоят самые ранние схемы эмоций. прикрепления ярлыков к выражениям эмоций и чувств.Развитие маркировки эмоций и процесс выражения чувств словами начинается к концу второго года жизни и продолжается в течение дошкольного и младшего школьного возраста (Izard, 1971) и на протяжении всей жизни. Действительно, игры и занятия, которые способствуют точному обозначению выражений эмоций и переживаний, были компонентом процессов вмешательства в течение многих лет (обзоры см. В Domitrovich & Greenberg 2004 и Denham & Burton 2003).

Схемы эмоций или аффективно-когнитивные единицы?

Концепция аффективно-когнитивной структуры или схемы эмоций (Izard 1977, 2007a) кажется очень похожей на концепцию аффективно-когнитивной единицы, описанную в теории личности когнитивно-аффективной системы личности (CAPS) (Mischel & Shoda 1995, стр. 1998).Одно из существенных различий может заключаться в том, что в подходе CAPS аффективно-когнитивная единица понимается в основном как стабильный или характерный опосредующий процесс или часть системы личности. В DET эмоциональная схема может быть либо стабильным во времени характерным феноменом (аффективно-когнитивная структура), либо кратким эмоционально-познавательным взаимодействием, которое может опосредовать поведение в конкретной ситуации. По сравнению с подходом CAPS, DET придает эмоциям большую роль в мотивации и предполагает, что эмоциональный компонент схемы эмоций управляет поведением, отображаемым или обрамленным перцептивно-когнитивными процессами.DET также подчеркивает, что, как это особенно четко видно на раннем этапе развития и в профилактических вмешательствах, основанных на эмоциях, соединение соответствующего познания с эмоциональными чувствами увеличивает способность человека к модуляции эмоций и саморегуляции (Izard et al. 2008a). DET и CAPS согласны приписывание значительной причинной роли динамического взаимодействия эмоций и познания в определении поведения человека. Оба подхода также концептуализируют взаимодействие эмоций и когнитивных процессов как источники данных об идеографических или внутрисубъектных различиях в отношениях эмоции-познание-поведение.

Вкратце, схемы эмоций — это причинные или опосредующие процессы, которые состоят из эмоций и познания, которые постоянно динамически взаимодействуют, чтобы влиять на разум и поведение. Именно динамическое взаимодействие этих отличительных черт (эмоции и познания) позволяет эмоциональной схеме, действующей в форме фактора конкретной ситуации или черты темперамента / личности, оказывать особое и мощное воздействие на саморегуляцию и саморегуляцию. на восприятие, мысль и действие (Изард и др., 2008a).

Переходы от базовых эмоций к схемам эмоций

На раннем этапе развития первые шаги в переходе от базовых положительных эмоций к схемам положительных эмоций заключаются просто в том, что младенец использует свои возрастающие когнитивные способности и способности обработки эмоций для установления связи между положительными эмоциями и эмоциями. позитивные мысли, воспоминания и ожидания людей, событий и ситуаций. Благодаря обучению и опыту те же стимулы, которые когда-то вызывали базовую положительную эмоцию, могут стать стимулами для схем положительных эмоций и больших ожиданий (см.Фредриксон 1998, 2007).

Основные отрицательные эмоции относительно чаще возникают в младенчестве, чем в более позднем развитии. Более того, переход от базовых негативных эмоций к базовым схемам негативных эмоций и регуляторное преимущество, обеспечиваемое их когнитивным компонентом, может оказаться трудным и трудным. Переход от основного гнева (протесты) и печали (отстраненность) малыша, разлученного с мамой, к реакции радости и интереса четырехлетнего ребенка, которого бросили в детский сад, может потребовать нескольких довольно стрессовых моментов для многих детей.

Для взрослых переход от базовой эмоции к схеме эмоций может начаться внезапно, но закончиться плавно и быстро. Простое ощущение того, что объект на вашем пути и всего на шаг впереди вас длинный, круглый и движущийся, может активировать базовую эмоцию страха и сопутствующие нейробиологические реакции высокой интенсивности. Однако если язык, обучение и еще 50 мс позволят вам распознать и обозначить объект как безобидную садовую змею (т. Е. Построить схему эмоций), вы можете даже осторожно взять его в руки, а не проявлять крайнее поведение.Сопутствующие изменения в нервных и нейромоторных цепях будут представлять собой парадигматический переход между типами и валентностями эмоций и связанных с эмоциями феноменов. В этом случае можно было бы перейти от базового страха к последовательностям интерес-познание-действие в схеме положительных эмоций.

ЭМОЦИИ И СОЗНАНИЕ

Что бы это ни было, эмоции — это, по сути, ощущения. Таким образом, эмоциональные чувства, как и другие ощущения, по определению являются процессами, которые ощущаются или, по крайней мере, доступны (в широком смысле этого термина) на определенном уровне сознания.Уровень когнитивного развития, а также нисходящие процессы, такие как переключение внимания и фокусировка, могут влиять (или препятствовать) регистрации чувств в рефлексивном или когнитивно доступном сознании (Buschman & Miller 2007). Когда это происходит, эмоциональные чувства / переживания возникают в феноменальном сознании (или на низком уровне осознания). Феноменальное осознание эмоционального чувства, самого переживания, как правило, сопутствует некоторому уровню рефлексивного / отчетного сознания (см.Чалмерс 1996). Таким образом, я предполагаю, что обычно существуют взаимодействия между нейронными системами, которые поддерживают эти два типа сознания (см. Pessoa 2008). Эти взаимодействия между двумя наборами нейронных систем позволяют эмоциональным чувствам сохранять свою функциональность, влияя на мысли и действия, даже у младенцев, достигших доязычного возраста (Izard et al. 2008b).

Факторы, влияющие на отношения между эмоциями и сознанием

Еще одним определяющим фактором нашего уровня осведомленности об эмоциях является интенсивность нейробиологической активности, связанной с эмоциональным переживанием.Эмоции низкой интенсивности (например, возбуждение интереса, мотивирующее обучение навыкам, связанным с аспектами работы) обычно не привлекают внимание так же, как гадюка, и могут остаться незамеченными. В этом случае (и в других случаях слабого возбуждения) «незамеченный» не означает, что чувство «бессознательное». Он может регистрироваться и полностью функционировать на каком-то уровне сознания (см. Lambie & Marcel 2002). Развитие теории и методов изучения действия эмоциональных чувств на разных уровнях осознания должно помочь уменьшить количество психологических процессов, которые в настоящее время относятся к неоднозначной концепции бессознательного (Izard et al.2008b; ср. Bargh & Morsella 2008).

Эмоциональные чувства и сознание

Как следует из приведенной выше формулировки, нейробиологические процессы, вовлеченные в эмоции, порождают сознательные переживания чувств (эмоциональные ощущения), точно так же, как при наблюдении за зеленой нейробиологической активностью в зрительном мозге создается переживание / ощущение зелени (см. Хамфри 2006). Сенсорные процессы, связанные с такими эмоциями, как радость, печаль, гнев и страх, могут представлять собой прототипы эмоциональных переживаний.Такие эмоциональные переживания имеют решающее значение для эволюции человеческого мышления и рефлексивного сознания (см. Edelman 2006, Langer 1967/1982).

Эмоциональные переживания / ощущения продолжают иметь решающее значение для поддержания и функционирования сознания. Когда травма приводит к повреждению или дисфункции сенсорной системы, она влияет на человека в целом, включая ощущение себя и других как застенчивых. Например, когда дисфункциональная зрительная кора головного мозга привела к слепому зрению, слепозоркий человек мог довольно точно угадывать расположение объектов в окружающей среде и учиться перемещаться по ним.Тем не менее, она пережила свое видение без ощущений как бесчувственное и сообщила, что «видеть без эмоций невыносимо» (Хамфри, 2006, стр. 68–69). Она также может думать о себе как о том, «что меньше я» и о том, кто не может чувствовать себя «вовлеченным в« неотъемлемость, истинность и я »переживания момента» (Хамфри, 2006, с. 70). В социальном мире слепому человеку не хватает основы для сочувствия и понимания психического состояния других с помощью моделирования.

Взятые вместе, эти наблюдения за последствиями потери зрительной сенсорной системы (которая обеспечивает основную часть нашей поступающей информации) предполагают, что наличие ощущений может быть отправной точкой сознания (Humphrey 2006, стр.66–71). Возникновение способности переживать эмоции и реагировать на них, возможно, было наиболее важным шагом в его эволюции (см. Langer 1967/1982). Дискретные эмоции играют центральную роль в прогнозировании эффектов будущих стимулов, а также в организации и интеграции связанной информации для представления стратегий и увлечения импульсов для целенаправленных когнитивных процессов и действий. Слияние управляемых эмоциями упреждающих процессов, вовлечения (организационных и интегративных процессов) и возникающих в результате индивидуации и чувства свободы воли могло составить начало человеческого сознания (ср.Эдельман 2006, Хамфри 2006, Лангер 1967/1982).

ТИПЫ ЭМОЦИИ И ТИПЫ СОЗНАНИЯ

Понятиям сознания и осознания уделяется очень мало внимания в современной психологии. За некоторыми исключениями, авторы недавно отредактированного тома об эмоциях и сознании затронули множество интересных вопросов, помимо некоторых критических, касающихся природы сознания и его связи с эмоциями (Barrett et al. 2005b). Большинство участников явно или неявно предполагали, что доступное или рефлексивное сознание было либо единственным видом сознания, либо единственным, имеющим значение для психологов (см.Lambie & Marcel 2002, Merker 2007).

Основные эмоции и феноменальное сознание

Вполне разумно предположить, что человеческие младенцы (и все млекопитающие, кроме человека; Панксепп 2003a, b) обладают некоторой формой сознания (Izard et al. 2008b, Merker 2007). Более широкое признание этого понятия избавит младенцев от боли. Различные инвазивные процедуры (включая обрезание и уколы иглой для взятия крови для анализа) по-прежнему выполняются без анальгетиков. Выражение лица младенцев, подвергающихся таким процедурам, представляет собой прототипное выражение боли.С возрастом прототипное выражение боли в ответ на эти процедуры чередуется с прототипным выражением гнева (Izard et al. 1987).

Данные о развитии показывают, что младенцы младшего возраста испытывают базовые эмоции (Изард и др., 1995). Их неспособность передать свои эмоциональные переживания с помощью языка исключает идею о том, что они испытывают эмоции в доступном (вербально сообщаемом) сознании, и предполагает, что их эмоциональные чувства должны возникать на каком-то другом уровне осознания или в феноменальном сознании.Однако современные представления о феноменальном сознании не могут объяснить все эмоциональные переживания в младенчестве (Изард и др., 2008b).

Ученые, работающие в области развития, получили доказательства, которые показывают, что младенцы с проязычными состояниями не только воспринимают предметы и события, но также осмысленно реагируют на объекты и события и сообщают об этом невербально (Изард и др., 2008b). Более того, их опыт часто включает эмоции, которые индексируются эмоционально-экспрессивным поведением и другими формами действий, влияющими на социальный и физический мир (Claxton et al.2003 г., Изард и др. 1995). По-видимому, это поведение отражает развитие различных уровней или сложностей осознания, и дальнейшие их исследования могут предложить возможности расширения существующих концептуальных представлений о способах доступа к феноменологическому опыту. Эти переживания не вписываются точно в категории «феноменального» или «доступного» сознания, как это традиционно определяется. Тем не менее, эти переживания, несомненно, являются частью феноменологии младенца, и функциональность этих переживательных процессов ясно демонстрирует, что они доступны некогнитивными путями (Изард и др.2008b, Merker 2007; ср. Блок 2008 г.).

Эмоциональные чувства и феноменальное сознание

Концептуализация эмоций как фазы нейробиологического процесса согласуется с идеей о том, что эмоции можно ощущать и регистрировать в феноменальном сознании и на низких уровнях осознания, не будучи воспринятыми. Я думаю, что такие эмоциональные чувства часто ошибочно описываются как бессознательные эмоции (см. Clore et al. 2005, Lambie & Marcel 2002). То, что может быть бессознательным, — это не чувство, а восприятие чувства, и это отсутствие восприятия может объяснить неспособность чувства зарегистрировать в доступном сознании.Поскольку эмоциональное чувство в основе своей является ощущением, то порождение чувства ipso facto порождает состояние сознания. Таким образом, эмоциональное чувство всегда регистрируется в феноменальном сознании. Часто, если не всегда, он также регистрируется на каком-то другом уровне сознания, доступном различными путями. После овладения языком об эмоциях часто (но не всегда) можно сообщить с помощью символических процессов. У младенцев, младенцев, маленьких детей и других людей с недостаточным словарным запасом эмоций это может проявляться в опосредованном эмоциями поведении (см.Изард и др. 2008b). Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что эмоции действуют и выражаются через движения лица, тела и другое поведение, даже если о них не сообщается (см. Lambie & Marcel 2002).

К счастью, обработка огромного количества информации проходит очень хорошо в сфере бессознательного, но я предлагаю, чтобы функциональность эмоциональных чувств (которые не находятся в доступе или рефлексивном сознании) можно было бы лучше объяснить в терминах феноменальных или других уровней. сознания.Термин «бессознательная» эмоция подразумевает нечувствительную эмоцию. Кажется очень трудным, если не невозможным, идентифицировать и объяснять посредников эффектов нечувствительных или бессознательных эмоций (например, de Gelder 2005). Многое из того, что называют бессознательными эмоциями, не отвечает «требованию преднамеренного исследования косвенными методами» (Lambie & Marcel 2002, p. 16). Также не были исследованы данные о бессознательных эмоциях с точки зрения функциональных коррелятов предполагаемых эмоциональных чувств. Такое исследование может предложить заменить концепцию психологического бессознательного концепцией феноменального сознания или какого-либо другого уровня сознания, о котором невозможно передать словесно.

Концепция немаркированного, неартикулированного и лингвистически недоступного чувства эмоции в феноменальном сознании или каком-либо другом когнитивно недоступном уровне сознания совместима с представлением о том, что этот компонент эмоции ощущается и функционирует как посредник поведения (см. Clore et al. 2005, Изард и др. 2008b, Ламби и Марсель 2002). Поскольку это ощущается, эмоция сохраняет свои характерные мотивационные и информационные качества. Сказать, что чувственный компонент эмоции может не ощущаться в феноменальном сознании, на любом другом уровне сознания или в бессознательном, кажется чистым несоответствием.

Признание того, что субъективный компонент эмоции ощущается и реален на феноменальных и других когнитивно недоступных уровнях сознания, может вдохновить теорию и исследования того, как эмоции остаются функциональными и мотивационными, не будучи символизированными и доступными в рефлексивном сознании через язык. Доказательства функциональности эмоциональных чувств у младенцев и детей, не имеющих коры головного мозга, до появления языка, по-видимому, поддерживают аргумент в пользу дополнительных исследований функциональности эмоциональных чувств в феноменальном сознании.То же самое и с наблюдениями о том, что пациенты, страдающие слепым зрением, сообщают о чувствах, не имея соответствующих визуальных переживаний (Weiskrantz 2001). С другой стороны, субъекты со слепым зрением могут воспринимать объекты и делать точные перцепционные суждения без каких-либо соответствующих ощущений или чувств (Humphrey 2006). В какой степени эти, казалось бы, разрозненные наблюдения за людьми со слепым зрением информируют о нормативных отношениях между восприятием, ощущениями и эмоциями, пока не ясно. То же самое и с эффектами и ограничениями нисходящего контроля над ощущениями по отношению к восприятию и эмоциональным чувствам и их регистрации на каком-то уровне сознания (Buschman & Miller 2007).

Схемы эмоций и доступ к сознанию

Эмоциональные чувства могут действовать в феноменальном сознании с небольшим когнитивным содержанием или без него. Этот факт легко оценить, вспомнив, что феноменальный опыт является модальным разнообразием у доязычных младенцев и нечеловеческих млекопитающих. Хотя доязычные младенцы явно демонстрируют более высокий уровень осведомленности, чем феноменальное сознание, они определенно не могут проявлять рефлексивное сознание, как это традиционно определяется с точки зрения когнитивной доступности.

Как только развитие позволяет эмоциональным переживаниям связываться с познанием более высокого порядка, дети начинают связывать эмоциональные чувства и концепции и формировать все более и более сложные схемы эмоций. Язык, связанный с данным эмоциональным чувством в определенных ситуациях, становится инструментом управления эмоциями, саморегуляции и других исполнительных функций (Изард и др., 2008a).

Прибыли и убытки в эволюции эмоций и сознания

Дарвин обнаружил множество поворотов в эволюции, которые указывали на кажущуюся жестокость естественного отбора — опасные для жизни паразиты, рептилии-убийцы и кровавая работа хищников (Докинз, 1989).Он также признал адаптивные преимущества в положительных эмоциях и их выражении в социальных взаимодействиях: «… мать одобрительно улыбается и тем самым поощряет своих детей на верный путь или хмурится неодобрительно» (Дарвин 1872/1965, стр. 304). Прибыль, так или иначе связанная с эмоциями и их взаимодействием с восприятием и познанием, может представлять собой лучший — и, возможно, самый сложный — продукт эволюции.

Среди самых прекрасных и интересных продуктов эволюции было приобретение способности к языку и, в конечном итоге, изучение словарного запаса для обозначения эмоций, описания и обмена эмоциями.Эти достижения также помогли людям предвидеть желаемые и нежелательные эмоции в будущем. Взятые вместе, эти недавно появившиеся способности представляют собой огромный выигрыш в исполнительных функциях, особенно в понимании и управлении эмоциями и саморегуляции (Изард 2002, Изард и др. 2008a). Они имеют прямую и косвенную пользу для когнитивных процессов и процессов действий, участвующих в адаптивном идиосинкразическом и социальном функционировании (Изард и др., 2008b, Либерман и др., 2007). Некоторые утверждали, что огромные успехи, полученные в результате эволюции мозга, овладения языком и сопутствующего увеличения когнитивных способностей, не обошлись без сопутствующих потерь (Langer 1967/1982).

Возможная потеря: эволюционный обмен сочувствием и сочувствием

Базовая эмпатия зависит главным образом от нейрофизиологических систем ответа, которые не требуют или не задействуют когнитивные процессы более высокого порядка, участвующие в сочувствии (Hoffman 2000). Таким образом, задолго до того, как человеческая эволюция породила язык и сопутствующие ему когнитивные способности, у нечеловеческих животных появился высокий уровень способности к сочувствию и эмпатическому реагированию (Langer 1967/1982). Эта большая способность к сочувствию, по-видимому, объясняет отсутствие хищничества и каннибализма среди нечеловеческих млекопитающих.«Среди высших животных лишь немногие из хищников — медведи, волки, львы и другие большие кошки — обычно охотятся на себе подобных» (Langer 1967/1982, Vol. 1, p. 141). Их удерживают от хищничества не сигналами умиротворения или капитуляции, а «готовой чуткой реакцией, настолько общей и эффективной, что не требуется никаких моральных или иных принципов, чтобы защитить представителей вида от аппетитов друг друга в обычных условиях. »(Лангер 1967/1982, том 1, стр. 142).

Сочувствие животных, которое представляет собой защиту от специфического хищничества, устанавливает особый вид отношений, которые позволяют по существу физиологическую передачу «чувства одного существа к другому, чтобы последнее казалось последним как свое собственное» (Langer 1967/1982 , Vol.1, стр. 140). Напротив, поскольку средства массовой информации имеют обыкновение напоминать нам подробными отчетами о вопиюще агрессивном и этически и морально извращенном поведении, люди довольно часто охотятся друг на друга. И такое хищничество часто приводит к смерти и разрушениям, даже геноциду. Более того, хотя каннибализм (полное нарушение эмпатии) обычно отсутствует среди нечеловеческих животных более высокого порядка, он наблюдается во многих человеческих культурах.

По сравнению с мгновенным сочувствием сочувствие во многом зависит от концептуальных процессов (включая прогнозируемые затраты и выгоды от помощи), которые происходят значительно медленнее и с меньшей вероятностью возникают.Симпатические реакции также более подвержены контролю сверху вниз (например, умственные манипуляции, возникающие из предубеждений и воображаемых последствий), чем быстрое автоматическое сочувствие животных. Таким образом, сочувственные ответы часто могут быть слишком слабыми и слишком запоздалыми для жертв бедствий, некоторые из которых являются результатом лишь слегка замаскированного человеческого хищничества, примером которого являются сделки между богатыми и бедными, а также между этническими группами с высоким и низким статусом. Таким образом, остается потенциально серьезный вопрос: представляет ли эволюционный сдвиг в способностях сочувствия и симпатии чистую потерю или чистую прибыль?

Плюсы и минусы необузданного воображения

Есть также некоторые вопросы относительно того, следует ли рассматривать эволюционное увеличение силы воображения как чистую выгоду или убыток при взвешивании связанных с эмоциями продуктов эволюции.У некоторых людей и обстоятельств необузданное воображение может способствовать трагедиям личного, национального и глобального масштаба. Воображение может подпитываться либо положительными, либо отрицательными эмоциями, либо их взаимодействием, и, в свою очередь, оно может вызывать изобилие как положительных, так и отрицательных эмоциональных стимулов и поведенческих реакций (см. Langer 1967/1982). Воображение, несомненно, сыграло роль в создании ядерного оружия и до сих пор играет роль в планировании его предполагаемого использования.Это также фактор развития заводов, продуктов и политики, которые опасными темпами усиливают глобальное потепление и загрязнение земли и атмосферы.

Напротив, в раннем онтогенезе паттерны необузданного воображения и чувства-мышления способствуют когнитивному и социальному развитию с первого момента, когда маленький ребенок участвует в выдуманной или ролевой игре. В этих процессах развития и на протяжении всей жизни воображение остается отчасти эмоциональным чувством и отчасти познанием.Он продолжает дополнять индивидуальные и культурные достижения благодаря творческим усилиям художников и ученых.

Таким образом, «В эволюции разума воображение настолько же опасно, насколько и необходимо» (Langer 1967/1982, Vol. 1, p. 137). Воспитание воображения на протяжении всей жизни с хорошим балансом эмоциональных чувств и поощрением сочувствия, сочувствия и разума, а также с пониманием того, как эти ингредиенты могут взаимодействовать и работать вместе для общего блага, всеобщего мира, а также сохранения и процветания виды кажутся одинаково важными.

Замечательные выгоды от объединения эмоциональных чувств и языка

Процесс символизации эмоций в осознании может значительно улучшить адаптивную личность и социальное функционирование. Язык, безусловно, является наиболее распространенным методом символизации среди людей и культур, и исследователи подтвердили на поведенческом и нервном уровнях положительные эффекты связывания слов с отдельными выражениями эмоций и чувств (L. Greenberg & Paivio 1997, Izard 1971, Izard et al. al.2008a, Kennedy-Moore & Watson 1999, Lieberman et al. 2007). Среди положительных эффектов, которые возникают, когда мы можем использовать язык для обозначения эмоциональных чувств, особенно на раннем этапе развития, но также и на протяжении всей жизни, являются те, которые связаны с увеличением знаний об эмоциях, их регулированием и использованием эмоций.

Использование эмоций — это использование присущего эмоции адаптивного компонента мотивации / чувства в конструктивных аффективно-когнитивных процессах и действиях (Izard 1971, 2002, 2007a; Izard et al.2008c; ср. Mayer & Salovey 1997). Использование эмоций включает как спонтанные, так и запланированные действия, и концептуально отличается от прямых попыток регулировать эмоции или связанное с ними поведение (см. Eisenberg & Spinrad 2004). Хотя регулирование эмоций и использование эмоций — это разные конструкции, они динамично взаимодействуют. Использование эмоций можно рассматривать как оптимальный способ регулирования эмоций, и различные формы последнего усиливают первый.

Трудно переоценить значение цивилизационного и социализирующего эффекта обучения распознаванию, артикуляции и конструктивному использованию эмоций не только в раннем развитии, но и на протяжении всей жизни.Ключевым процессом здесь является развитие связи между чувствами, словами и мыслями. К сожалению, связь эмоциональных чувств с дезадаптивными мыслями, такими как те, которые характеризуют расизм, сексизм, эйджизм, необузданные мотивы прибыли и планы мести, мести или терроризма, может нанести серьезный ущерб отдельным людям, этническим группам и всему человечеству. Чтобы получить множество доказательств, подтверждающих вышеизложенное утверждение, прочтите историю и посмотрите или послушайте любую ежедневную новостную программу.

НЕРЕШЕННЫЕ ВОПРОСЫ И ТЕМЫ ДЛЯ БУДУЩИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Две нерешенные проблемы, кажется, препятствуют научным достижениям в изучении сознания и уровней осведомленности.Первый касается роли феноменального сознания и различных лингвистически недоступных уровней осведомленности в исследованиях психики и поведения. Второй касается отношения феноменального сознания и психологического бессознательного, их сходства и различия.

Пренебрежение психологами феноменальным сознанием

Несколько факторов могли способствовать общему пренебрежению феноменальным сознанием в психологической теории и исследованиях. Первый — это давнее нежелание признать, в какой степени эмоции управляют познанием и действием, а также возможность того, что некоторые из движущих эмоций регистрируются только в феноменальном сознании.Вторая — это сильная тенденция господствующей психологии пренебрегать перспективами развития по критическим вопросам и, таким образом, игнорировать свидетельства существования и функциональности феноменального сознания и других лингвистически недоступных уровней осведомленности в раннем развитии и, вероятно, при различных формах психопатологии. Третья проблема заключается в том, что многие психологи думают, что большинство эмоций носит эпизодический характер, ограничен по продолжительности и находится в фокусе осознания. Связанное с этим заблуждение состоит в том, что как только эмоциональный эпизод заканчивается, разум становится свободным для чисто рациональных процессов.Это представление сохраняется, несмотря на красноречивые аргументы в пользу того, что не существует такой вещи, как чистый разум (Creighton 1921, Langer 1967/1982), особенно в отношении личных или социально значимых вопросов. Данные свидетельствуют о том, что у людей невозможно изучать познание и эмоции по отдельности (Lewis 2005, Phelps 2006). Этот вывод вполне согласуется с нынешней позицией, если термин «эмоция» относится к эмоциональным схемам.

Более подходящей целью было бы разработать более эффективные способы изучения взаимодействия эмоций и познания и интеграции / смешения и последующего изменения поведения, особенно в исследованиях, которые включают такие конструкции, как схемы эмоций (Izard 1977, 2007a), эмоциональные интерпретации (Lewis 2005). , или аффективно-когнитивные единицы (Mischel & Shoda 1995).Это будет включать большинство исследований эмоций, которые не фокусируются на основных эпизодах негативных эмоций.

Последняя и, возможно, самая тревожная причина, по которой феноменальное сознание до сих пор не вызывает серьезной озабоченности психологов, заключается в том, что его отождествляют с психологическим «бессознательным». Ясно, что огромное количество процессов мозга и остального тела (кровообращение, пищеварение) часто происходит без нашего ведома и, в нормальных обстоятельствах, без прямого воздействия на мысли и действия.Когда значительные поведенческие эффекты действительно возникают без легко наблюдаемых причин, они часто относятся к психологическому бессознательному, механизмы которого трудно идентифицировать и объяснять (Kihlstrom 1999).

Можно было бы получить более экономные и точные объяснения бессознательного поведения, если бы мы стали искать посредников мысли и действия (например, эмоций), которые находятся в феноменальном сознании. Примером может служить феноменологический (чувственный) компонент немаркированного и, следовательно, неартикулированного эмоционального опыта, чувства, которое вы знаете, что испытываете, но не можете конкретно идентифицировать или описать.Неспособность выразить чувство словами закрывает его лингвистическую доступность и, следовательно, доступ к сознанию, как это обычно определяется, но не к феноменальному сознанию и различным уровням осознания. Эмоциональное чувство на феноменальном и других нелингвистических уровнях сознания сохраняет свои свойства, в том числе способность мотивировать и регулировать познание и действие. Таким образом, концептуализация полностью функциональных эмоциональных чувств как процессов в феноменальном сознании (Panksepp 2005) обеспечивает альтернативный способ объяснения большей части того, что другие приписывают психологическому бессознательному (например,g., Kihlstrom 1999, Winkielman et al. 2005; ср. Clore et al. 2005, Ламби и Марсель 2002).

Забота о типах сознания может стимулировать дальнейшие размышления и исследования о том, какие психические процессы относятся к феноменальному сознанию, а какие действительно бессознательны. Такое исследование может искать процессы, которые находятся на уровне осведомленности, недоступном через когнитивный или вербальный доступ, но не обязательно через другие формы доступа. Некоторые типы невербального поведения отражают операции психических процессов, которые явно не находятся в лингвистически доступном сознании и могут находиться в феноменальном сознании (Izard et al.2008b; ср. Merker 2007). Отсутствие языковой доступности не делает эмоцию или эмоцию нефункциональной.

Феноменальное сознание и другие формы лингвистически недоступного сознания могут быть лучшими концепциями для психологии, чем концепция бессознательного. Последнее понятие, как известно, расплывчато и плохо определено в психологической литературе. Словарные определения характеризуют его как несознательное как состояние, без осознания или ощущения, практически нефизическое, и поэтому некоторые его применения очень близки к областям призрачности и картезианского дуализма.

Психологическое бессознательное: объяснительная конструкция по умолчанию?

Хотя существует значительное согласие относительно качеств мыслительных процессов в психологическом или доступном (устно сообщаемом) сознании, нет единого мнения о содержании и процессах бессознательного (см. Bargh & Morsella 2008). Поведение доъязычных младенцев предполагает, что неразумно обозначать все процессы, о которых не сообщается вербально, как бессознательные — практика, которая может препятствовать поиску причинных процессов или вводить в заблуждение.Лучшая эвристика может быть получена из концептуализации механизмов причинно-следственных связей, действующих на разных уровнях осведомленности и доступных для различных форм поведения, кроме словесного сообщения. Разделение разума и всех психических процессов на две области — сознательную и бессознательную — может быть величайшим упрощением в современной психологической науке. Более того, неправильное приписывание причинных процессов бессознательному может открыть ящик Пандоры, изобилующий тупиками и тупиками.

Четыре вещи способствовали склонности психологов приписывать причинные процессы бессознательному, а не эмоциональным чувствам, включая эмоциональные чувства в феноменальном сознании.Во-первых, многие психологи обычно искали неэмоциональных посредников для объяснения изменений в познании и действиях. Во-вторых, эмоциональные чувства (и их роль в влиянии на когнитивные процессы), как известно, трудно идентифицировать и описывать словами (Creighton 1921, Langer 1967/1982). Однако младенцы и маленькие дети испытывают эмоции и осмысленно реагируют на них задолго до того, как они смогут обозначить или описать эмоции (Изард и др., 2008b). Такие данные указывают на полезность оценки эмоциональных чувств путем измерения их функциональных коррелятов.В-третьих, многие психологи по-прежнему не хотят приписывать эмоциям значительную причинную роль в обычном, а также в критическом мышлении, принятии решений и действиях, несмотря на растущее количество свидетельств об обратном (например, Bechara et al. 2000, DeMartino et al. 2006 , Lerner & Tiedens 2006, Miller 2006, Naqvi et al. 2006). В-четвертых, многие психологи склонны думать, что эмоции обычно кратковременны, а эмоции всегда достаточно сильны, чтобы привлечь и удержать внимание. На самом деле, правдоподобные аргументы предполагают, что эмоциональные чувства — это явления, которые варьируются в очень широком измерении интенсивности, сохраняя при этом свои функциональные / причинные свойства (Izard 2007a).

Возникающие проблемы: непрерывные эмоции, мемы и система зеркальных нейронов

Темы непрерывных эмоций или непрерывного взаимодействия и интеграции эмоций и познания, мемов и системы зеркальных нейронов (MNS) могут оказаться критическими для науки об эмоциях и к психологии в целом. Идея непрерывных эмоций в феноменальном сознании или доступном сознании окажется трудной для рассмотрения в эмпирических исследованиях, но вскоре это может измениться с появлением улучшенной технологии изучения взаимосвязей между мозгом, эмоцией и поведением.Между теоретиками и исследователями, которые утверждают, что не существует такой вещи, как сознательный разум без эмоций или аффектов, уже есть некоторое совпадение (Изард 2007a; ср. Lewis 2005, Phelps 2006, Russell 2003). Два других, мемы и MNS, относятся к эмоциям и поведению не совсем понятным образом. Тем не менее, они уже стали горячими темами для тех, кто интересуется новыми подходами к пониманию передачи когнитивных структур и структур действий внутри и между поколениями, а также нейробиологических основ передачи эмоциональных чувств при эмпатии и процессов эмпатического и сочувственного реагирования.

Непрерывное эмоционально-познавательное взаимодействие

Представление о том, что некоторая эмоция или эмоционально-познавательное взаимодействие является непрерывным в феноменальном или доступном сознании или некотором уровне осведомленности, не ново (например, Bacon 1620/1968). Гипотезу, скрытую в этой идее, может оказаться трудно опровергнуть. Тем не менее, без приписывания причинной силы эмоциям (чувствам) и концепции непрерывного взаимодействия эмоций и познания у нас может не быть способа объяснить избирательное внимание. И избирательное внимание является необходимым фактором в простейших формах исследования и обучения, а также в познании более высокого порядка и последовательностях организованного поведения.

Я предположил, что мозг автоматически генерирует интересующие эмоции, чтобы улавливать и поддерживать внимание к определенным объектам, событиям и целям. Этот режим работы является стандартным, когда мозг не реагирует на внутренние или внешние условия, которые активируют другие эмоции, схемы эмоций или взаимодействия эмоции, познания и окружающей среды (Izard 2007a; ср. Panksepp 2003a, b).

Основная задача будущих исследований — понять, как эмоции и познание ведут себя при их постоянном взаимодействии.Одна из возможностей состоит в том, что они достигают полной интеграции и влияют на поведение как единая сила или единый фактор. Однако я предполагаю, что, хотя эмоции и познание постоянно взаимодействуют, они не теряют своей индивидуальности. Они сохраняют отдельные и отличные функциональные свойства (см. Pessoa 2008). В то время как эмоции, несомненно, содержат некую информацию (Clore et al. 2001) или сигналы поведения (Izard 1971, 2007a), эмоции по-прежнему связаны в первую очередь с мотивацией. Познание (особенно в отношении концепций целей, которые обычно имеют эмоциональный компонент) может рассматриваться как имеющее мотивационный аспект, но оно остается в первую очередь о знании.

Мемы и эмоции

Мемы — один из нескольких эпигенетических механизмов, которые бросают вызов доминированию ДНК как центральной жизненной силы (см. Noble 2006). Естественный отбор может воздействовать не только на гены, ДНК или РНК. Он также может воздействовать на «репликантные» единицы (мемы), которые состоят из моделей познания и действий, вещей, отличных от биологических структур, которые могут передаваться посредством имитационного обучения (Dawkins 1989). По-видимому, мемы возникли, чтобы выполнять уникальные адаптивные функции в социальных взаимодействиях.

В ходе эволюции мозг продолжал развиваться и усложняться, пока обучение через имитацию не стало основным инструментом в репертуаре человека и способом приобретения мемов. Имитация и воображаемые игры на раннем этапе развития должны стать благодатной почвой для изучения передачи мемов. Даже новорожденные младенцы могут имитировать простое лицевое поведение (Meltzoff & Moore, 1994), которое может составлять часть выражений эмоций, которые они проявляют позже в младенчестве (Izard et al.1995). К трем годам дети демонстрируют отличные навыки подражания, наслаждаясь миром воображаемых игр и приобретая социально-эмоциональные навыки, принимая на себя роли людей, значительно превосходящих их по возрасту, знаниям, навыкам и опыту. Таким образом, как филогенетическая передача, так и высоко творческие процессы онтогенетического развития (Noble 2006) создали способность к имитационному обучению, что, в свою очередь, по существу создало контекст, в котором мемы могли воспроизводиться и конкурировать (Jablonka & Lamb 2005).

Хотя мемы изначально описывались в терминах моделей познания и действий (Докинз, 1989), исключение эмоции как компонента могло быть случайным. Действительно, схемы эмоций кажутся идеальными кандидатами на получение статуса мемов. У них есть не только когнитивный компонент, но также эмоциональный компонент и своего рода компонент действия (тенденции действия в эмоциональных состояниях; Изард 2007a, b). Таким образом, схемы эмоций хорошо подходят для того, чтобы возникать и действовать как мемы. Компонент их эмоционального чувства часто выражается через сигналы лица, голоса и движений тела, которые легко имитируются даже маленькими детьми.Кроме того, имитация выразительного поведения другого человека может активировать нервные и сенсомоторные процессы, которые увеличивают вероятность переживания эмоций (и тенденций к действиям) другого человека (Izard 1990, Niedenthal 2007). Подражание маленьким детям выражению положительных эмоций и их взаимодействию со своими родителями может способствовать развитию мемов, которые представляют собой важные социальные навыки. Таким образом, мемы эмоциональной схемы (ESM) как репликантные единицы с чувственно-мотивационным компонентом кажутся ожидаемым (эпигенетическим) продолжением биогенетико-эволюционных процессов.

Поскольку эмоции заразительны (Hatfield et al. 1993, Tomkins 1962), мемы, которые по сути являются схемами эмоций, могут распространяться обильно. Они могут сделать это по двум причинам. Во-первых, такие схемы обладают привлекающей внимание и мотивационной силой эмоции (Youngstrom & Izard 2008). Во-вторых, они являются высокофункциональными феноменами, независимыми от их отношения к биологической приспособленности и выживанию (см. Aunger 2002, Blackmore 1999, Distin 2004). Идея о том, что эмоциональная схема может образовывать репликантную единицу, открывает еще одну дверь для исследований передачи адаптивных, а также неадаптивных паттернов эмоций, познания и действий внутри и между поколениями.

Мемы схемы эмоций начинают развиваться на раннем этапе онтогенеза, становятся многочисленными и могут иметь существенное отношение к MNS. Интерес к MNS резко возрос, отчасти потому, что он может быть одним из нейронных субстратов принятия социальной точки зрения и сочувствия (например, Carr et al.2003, Keysers & Perrett 2004, Rizzolatti & Craighero 2004).

Зеркальные нейронные системы, эмоции и эмпатия

Если концепция мемов станет основой психологии, это может произойти по двум причинам.Во-первых, возможно, наиболее интересные и социально значимые мемы имеют эмоциональный компонент и по сути представляют собой схемы эмоций, поведенческие проявления которых (выражение лица, голос, жесты) можно легко наблюдать и анализировать. Во-вторых, они могут частично зависеть от MNS, который, кажется, является посредником в способности воспринимать перспективу и сопереживать. MNS может позволить одному взглянуть на точку зрения другого и обеспечить общее эмоциональное чувство, которое определяет сущность сочувствия (ср.Dapretto et al. 2006, Keysers & Perrett 2004). MNS, очевидно, переводит чувственно-перцептивные переживания и сопутствующие им представления о выражениях и движениях других в паттерны нейронной активности наблюдателя (см. Langer 1967/1982). Эта нейронная активность и ее продукты помогают наблюдателю понимать и предсказывать мысли и чувства наблюдаемого человека.

MNS может также относиться к симпатии и альтруизму. Когнитивный компонент схемы эмоций во взаимодействии с его чувственным компонентом может преобразовать сочувствие в сочувствие.Эта трансформация повлечет за собой переход от реакции, управляемой в первую очередь нейрофизиологическим или моторным заражением, к реакции, требующей концептуальных процессов (ср. Langer 1967/1982). MNS, который способствует процессам симпатии, альтруизма и подражания, будет способствовать высокоадаптивным преимуществам (Miller 2008, Talmi & Frith 2007).

Одного сочувствия не всегда достаточно для мотивации помогающего поведения (Rosenthal 1964/1999). Познание (особенно планы действий) в ESM обеспечивает контекст для его чувственного компонента, а взаимодействие познания и чувства в меме может направлять симпатические действия.Дисфункция MNS может помочь объяснить дефицит социализации, который наблюдается при расстройствах аутистического спектра (Oberman & Ramachandran 2007) и антисоциальной личности или, возможно, при любом расстройстве, включающем дефицит или дисфункцию социальных навыков (Iacoboni 2007).

Возможность того, что MNS и связанные с ним эмоциональные системы опосредуют создание и распространение мемов, предполагает плодотворность изучения мемов, которые можно четко идентифицировать как ESM. ESM должны быть многочисленны, потому что они чрезвычайно привлекательны для сил, которые генерируют и распространяют мемы.Эмоциональный компонент ESM обладает мотивационной способностью влиять на восприятие, привлекать внимание, генерировать больше структур эмоций и познания и влиять на действия. ESM могут быть основным фактором, который формирует сознание, личность и социальное функционирование, а также культуру (Youngstrom & Izard 2008).

Эмоции — IResearchNet

Определение эмоций

Эмоции можно определить как психологические состояния, которые включают мысли и чувства, физиологические изменения, выразительное поведение и склонность к действию.Точное сочетание этих элементов варьируется от эмоции к эмоции, и эмоции могут сопровождаться или не сопровождаться явным поведением. Этот комплекс состояний и поведения запускается событием, которое переживается или вспоминается. Кто-то вас оскорбляет. В зависимости от характера оскорбления и вашего восприятия степени, в которой оно было или не должно было причинить вам боль, вы можете почувствовать гнев или раздражение. Если вы злитесь, ваше лицо может покраснеть, ваше сердце может биться быстрее, ваши кулаки сжимаются, и вам приходят в голову мысли о возмездии.В некоторых случаях вы можете принять меры против человека, который оскорбил. Через несколько дней воспоминание об оскорблении может вновь вызвать по крайней мере некоторые черты первоначальной эмоциональной реакции. Точно так же могут быть даны явные примеры эмоций, например, страха, радости, любви, отвращения и печали. Однако есть также эмоции, которые менее выражены, поскольку они не всегда связаны с изменениями физиологического или мотивационного состояния и не всегда приводят к изменению поведения. Возьмем пример сожаления.Приняв решение или приняв неверный курс действий, можно почувствовать сильное сожаление, но этот субъективный опыт обычно не сопровождается изменениями в физиологии или поведении.

Дальнейшие сложности возникают при рассмотрении психологических состояний, которые кажутся пограничными случаями эмоций: физическая боль, генерализованная или свободно плавающая тревога, сексуальное возбуждение, скука, депрессия, раздражительность, все это можно рассматривать как примеры аффективных состояний. Психологи, изучающие эмоции, склонны проводить различие между аффективными состояниями, имеющими четкий объект, и теми, у которых его нет, утверждая, что эмоция — это термин, который следует использовать для психологических состояний, в которых есть объект.Исходя из этого, хроническая боль, общие состояния скуки, депрессии или раздражительности не будут классифицироваться как эмоции, тогда как сексуальное возбуждение — в той степени, в которой оно имеет ясный объект — будет рассматриваться как эмоциональное состояние. Различие между аффективными состояниями, имеющими объект, и состояниями, не имеющими объекта, заключается в том, что эмоции, с одной стороны, отделяются от настроений (например, раздражительность, скука) и аффективных диспозиций (депрессия, общая тревога), с другой.

Признавая трудности, связанные с попытками прийти к четким определениям того, что составляет эмоцию, теоретики обычно соглашаются рассматривать эмоцию как набор состояний, которые имеют нечеткие границы с другими психологическими состояниями, такими как убеждения, отношения, ценности, настроения и т. Д. и личностные диспозиции.Что не оспаривается, так это то, что набор состояний, называемых эмоциями, определяется хорошими примерами, такими как гнев, страх и страстная любовь. Там, где есть место для сомнений, на нечеткой границе с соседними состояниями или рядом с ними, психологов обычно не волнует, является ли данное состояние эмоцией. Тем самым упрощается трудность определения эмоции.

История эмоций и предыстория

Современная теория эмоций обычно восходит к работам Чарльза Дарвина или Уильяма Джеймса.Работая во второй половине XIX века, эти авторы сосредоточились на вопросах, которые все еще являются предметом исследований и дискуссий почти 150 лет спустя. Дарвин сосредоточился на связи между субъективными эмоциями и явным поведением. Он утверждал, что три принципа объясняют связь между эмоциями и выразительным поведением. Из них первый, принцип полезных ассоциированных привычек, чаще всего связывается с дарвиновскими объяснениями экспрессивного поведения. Здесь аргумент состоит в том, что движения лица, которые изначально служили определенной цели во время эмоциональных переживаний, стали автоматическим сопровождением этих эмоций.Таким образом, хмурый взгляд, который часто сопровождает гнев, может помочь защитить глазницу, сдвигая брови вперед и вместе, или расширение глаз, которое часто сопровождает удивление, может помочь принять больше визуальной информации, когда происходят неожиданные, новые события. Удивительно, но учитывая общую теорию эволюции, которой Дарвин более известен, его работы по эмоциональному выражению не рассматривали это выражение как результат процесса естественного отбора. Скорее, он рассматривал связь эмоции и выражения как усвоенную привычку, которая затем передается потомству.Однако современная эволюционная теория может быть легко применена к этому вопросу, что привело к мнению, что именно адаптивное значение для человека или группы привело к внешнему выражению эмоций. Представление о тесной связи между эмоциональным переживанием и телесным выражением, безусловно, находит отражение в современной теории эмоций.

Джеймс сосредоточился на фундаментальном вопросе о детерминантах эмоций. Джеймс выступал за то, что стало называться периферической теорией эмоций, в которой он утверждал, что восприятие возбуждающего стимула вызывает изменения в периферических органах, таких как внутренние органы (сердце, легкие, желудок и т. Д.).) и произвольные мышцы, и эта эмоция — это просто восприятие этих телесных изменений. Если использовать собственный пример Джеймса, люди не трепещут и бегут из-за страха; скорее, они боятся, потому что дрожат и бегут. Это поднимает вопрос о том, как происходят телесные изменения. Здесь Джеймс приводил доводы в пользу прямой связи между восприятием и телесными изменениями, используя аналогию с замком и ключом. По мнению Джеймса, соответствие между восприятием стимулов, вызывающих эмоции, и человеческим разумом таково, что стимулы автоматически открывают физиологические изменения в теле, и именно восприятие этих изменений является эмоцией.Идея о тесной связи между восприятием и эмоциями, относительно не опосредованной сознательным познанием, все еще встречается в современной теории эмоций, как и представление о том, что изменения в периферической активности тела приводят к изменениям эмоций.

Третья важная составляющая теоретического анализа эмоций в психологии возникла с появлением когнитивизма (то есть пристального изучения психических процессов) в 1960-х годах. Первым сторонником точки зрения, известной как теория оценки, была Магда Арнольд.Она утверждала, что то, что заставляет людей испытывать эмоции, — это не телесные изменения, а, скорее, когнитивный процесс, который делает один вид стимула эмоционально возбуждающим, в то время как другой стимул оставляет людей равнодушными. Разница, по ее мнению, заключается в том, что эмоционально возбуждающий стимул имеет личное значение и имеет значение для людей. Если стимул не имеет значения для людей, они не станут эмоциональными. Ясно, что то, что важно для одного человека, может оставить равнодушным другого. Этот акцент на субъективном значении в теории оценки побудил исследователей переключить свое внимание с объективных свойств эмоциональных стимулов на субъективные процессы (процессы оценки), с помощью которых воспринимающие придают значение и значение стимулам.Современная теория эмоций очень сильно занимается этим процессом создания смысла.

Обратите внимание, что эти три ключевых источника влияния на современную теорию эмоций довольно точно отображают три предполагаемых компонента эмоции: выражение, физиологическую активность и познание. Прежде чем исследовать каждый из этих трех компонентов более подробно, рассмотрим связь между эмоциями и социальной психологией.

Социальная психология и эмоции

Эмоции — это тема, изучаемая во многих дисциплинах психологии, включая клиническую психологию, биологическую психологию и психологию развития.Тем не менее, если посмотреть на историю психологической теории и исследований эмоций, можно заметить, что социальные психологи сыграли заметную роль. В каком-то смысле это удивительно. Безусловно, существуют эмоциональные реакции, которые мало или не имеют ничего общего с социальным миром, что является главной заботой социальных психологов: подумайте о страхе высоты, змей или медведей гризли. Однако эти эмоции не типичны для того диапазона эмоций, который люди испытывают в повседневной жизни. Как отмечалось ранее, эмоции всегда связаны с чем-то: у них есть объект.Этот объект очень часто бывает социальным. Это человек (соперник за привязанность вашего любимого), социальная группа (организация, которая делает вдохновляющую работу в развивающихся странах), социальное мероприятие (ваша любимая спортивная команда выигрывает трофей) или социальный или культурный артефакт ( музыкальная пьеса). Оказывается, эти социальные объекты с гораздо большей вероятностью, чем несоциальные, являются источником наших повседневных эмоций.

Более того, многие эмоции являются социальными по своей природе или функционально в том смысле, что они либо не были бы испытаны в отсутствие других, либо, кажется, не имели никакой другой функции, кроме как связывать людей с другими людьми.Такие эмоции, как сострадание, сочувствие, материнская любовь, привязанность и восхищение, зависят от физического или психологического присутствия других людей. Страх быть отвергнутым, одиночество, смущение, чувство вины, стыда, ревности и сексуального влечения — это эмоции, которые, кажется, имеют своей основной функцией поиск или укрепление социальных отношений.

Последний момент, касающийся связи между эмоциями и социальной жизнью, заключается в том, что когда люди испытывают эмоции, они имеют сильную тенденцию делиться ими с другими.В исследовании того, что называется социальным обменом эмоциями, исследователи показали, что подавляющее большинство эмоциональных переживаний делятся с другими, делятся с несколькими другими и делятся вскоре после инициирующего события. Более того, это разделение эмоций с другими вызывает эмоциональные реакции у слушателей, что само по себе является интересным явлением, поскольку оно зависит от склонности слушателя сочувствовать тому, кто его разделяет. А эмоции, испытываемые слушателями, как правило, передаются третьим лицам — явление, называемое вторичным социальным обменом.Здесь есть интересный парадокс. Люди склонны делиться своими эмоциональными переживаниями, некоторые из которых могут быть болезненными или стыдными, с близкими, потому что они доверяют им не делиться своими секретами с другими. И все же именно эти близкие люди склонны сочувствовать другим людям и, следовательно, сами испытывать эмоции в результате прислушивания к тому, что другие рассказывают. Это увеличивает вероятность того, что они будут участвовать во вторичном социальном обмене.

Эти пункты проясняют, что эмоции неизменно имеют социальную природу: они связаны с социальными объектами, их функция кажется социальной и они имеют социальные последствия.Параллельно с этим следует отметить, что предмет социальной психологии неизменно носит эмоциональный характер: такие темы, как близкие отношения, агрессия и враждебность, альтруизм и помогающее поведение, предрассудки и стереотипы, а также отношения и убеждение, влекут за собой концепции и процессы, которые часто являются явно эмоциональными. Короче говоря, существует тесная связь между эмоциями и социальной психологией, которая, в свою очередь, помогает объяснить важную роль, которую социальные психологи придали теории и исследованиям эмоций.

В этом разделе мы вернемся к трем компонентам эмоций, идентифицированным ранее, а именно к физиологическим изменениям, познанию и экспрессивному поведению, и рассмотрим современные достижения в исследованиях по каждому компоненту.

Эмоции и физиологические изменения

Теория эмоций, предложенная Джеймсом, о которой уже упоминалось, помещает физиологические изменения в центр эмоций. По словам Джеймса, если бы люди могли представить себя воспринимающими эмоциональный стимул без каких-либо сопутствующих телесных изменений, результатом была бы бледная и бесцветная имитация настоящей эмоции.Это кажется правильным в случае таких эмоций, как страх и гнев: какими были бы такие переживания, если бы они были лишены всех сопутствующих физиологических изменений? Для Джеймса это было свидетельством необходимой роли такой физической активности. Однако есть несколько возможных проблем с подходом Джеймса, одна из которых заключается в том, что большое разнообразие терминов эмоций, встречающихся в английском и многих других языках, не сочетается с столь же большим разнообразием различимых паттернов физиологической активности во время эмоции.Это одна из пяти проблем, отмеченных Уолтером Кэнноном, который сосредоточил свое внимание на этом аспекте теории Джеймса, касающемся висцеральных изменений в органах, таких как сердце, в отличие от изменений в произвольных мышцах, таких как мышцы лица или конечностей. Еще одна проблема, отмеченная Кэнноном, заключается в том, что внутренние изменения обычно протекают довольно медленно, тогда как эмоциональные реакции могут быть и часто бывают довольно быстрыми. Если это так, как переживание эмоции может быть восприятием телесных изменений, которые происходят при воздействии правильного эмоционального стимула?

Это были некоторые из соображений, которые Стэнли Шахтер принял во внимание при разработке своей двухфакторной теории эмоций.Шехтер ранее проводил исследование того, как люди, испытывающие тревогу и неуверенность, любят находиться в компании других людей, оказавшихся в такой же ситуации, чтобы они могли сравнивать свои собственные эмоциональные реакции с реакциями других людей. Это говорит о том, что социальный контекст может играть важную роль в эмоциях, помогая людям интерпретировать их возбужденное внутреннее состояние. Вместо того, чтобы существовать определенный паттерн телесных изменений, связанных с каждой субъективно различимой эмоцией, Шехтер предположил, что ключевая роль, которую играет телесное изменение, состоит в том, чтобы активизировать эмоцию; без состояния физиологического возбуждения не возникнет никаких эмоций.В этой связи телесные изменения являются необходимым, но недостаточным условием для возникновения эмоций. Чтобы переживать эмоции, также необходим второй из двух факторов. Этот фактор — познание, и роль, которую он играет в модели Шехтера, — это определение общего состояния возбуждения. Теоретически одно и то же физиологическое состояние возбуждения можно интерпретировать совершенно по-разному и, следовательно, испытывать как совершенно разные эмоции.

Несмотря на свою элегантность, это смелое предсказание, сделанное двухфакторной теорией, не получило достаточной экспериментальной поддержки, чтобы теория могла оставаться столь же влиятельной, как в 1970-х и начале 1980-х годов.Что осталось относительно невредимым, так это предположение о том, что люди могут неверно определить причину любого ощущаемого возбуждения, в результате чего они будут терпеть больше боли, если их заставят поверить, что по крайней мере часть возбуждения, которое они испытывают при воздействии болезненного стимула, является из-за лекарства (на самом деле плацебо, что означает лекарство, не имеющее подлинного эффекта, например, поддельные таблетки), которое они проглотили. Точно так же, если их заставляют думать, что они приняли транквилизатор (опять же, на самом деле плацебо, поэтому оно не имеет транквилизирующего эффекта), то любое возбуждение, которое они испытывают, будет склонно приписываться наиболее вероятному источнику возбуждения.Если наиболее вероятным источником возбуждения является тот факт, что они только что написали эссе, защищающее позицию, противоречащую их убеждениям, и их беспокоит влияние, которое это эссе может оказать на других, они меняют свое отношение даже больше, чем они сами. находились бы в состоянии контроля без транквилизатора, по-видимому, потому, что они считают, что испытывают большой когнитивный диссонанс в результате написания эссе; и самый эффективный способ уменьшить диссонанс — это изменить свое отношение, чтобы оно больше соответствовало позиции, занятой в эссе.

В центре внимания как критики Кэннона Джеймса, так и попытки Шехтера построить теорию, учитывающую эту критику, было состояние возбуждения автономной нервной системы человека. Тем не менее, телесные изменения явно могут включать в себя не только то, насколько быстро бьется сердце, насколько сухо во рту и насколько сильно дрожат руки, — все это являются заметными признаками возбуждения вегетативной нервной системы. Теория Джеймса была связана как с активностью произвольных мышц, так и с внутренними изменениями, что очевидно из его утверждения, что мы чувствуем гнев, потому что мы наносим удары (а не наносим удары, потому что мы злимся).Этот аспект теории Джеймса был подхвачен исследователями, интересующимися эффектами манипулирования обратной связью, которую люди получают от своей лицевой или постуральной мускулатуры. Серия исследований, например, показала, что люди склонны находить юмористические стимулы более забавными, если их лица заставляют улыбаться во время воздействия этих стимулов, что они находят болезненные стимулы более вредными, если их заставляют принимать более негативные выражения лица в то время как подвержены этим раздражителям, и что они чувствуют себя более удрученными, если их заставляют принять сутулую позу.Таким образом, современные исследования подтвердили одну особенность теории Джеймса, даже если это свидетельство более согласуется с мнением о том, что восприятие телесных изменений сдерживает (а не опосредует) переживание эмоций.

Познание и эмоции

Хотя познанию отводилась центральная роль в двухфакторной теории Шехтера, эта роль отличалась от той роли, которую оно играет в оценочных теориях эмоций. В теории Шахтера роль познания заключалась в том, чтобы обозначить уже присутствующее возбуждение.В теории оценки роль познания заключается в интерпретации значения и значения разворачивающегося эмоционального события. Представьте, что вы слышите странный шум из кухни на первом этаже посреди ночи. Ощущение, которое вы придаете этому событию в процессе оценки, рассматривается как определяющее, как вы отреагируете эмоционально. Интерпретация шума как вызванного злоумышленником человека вызовет совершенно иной набор эмоций, чем интерпретация шума как вызванного вашей кошкой или ветром, сдувающим что-то с подоконника.Еще одним важным фактором, по мнению теоретиков оценки, является ваше чувство, что вы сможете справиться с любой возможной угрозой своему благополучию. Молодой физически здоровый человек при таких обстоятельствах будет испытывать меньшую опасность, чем пожилой человек или инвалид. Суть представления теории оценки о роли, которую играет оценка, прекрасно изложена в законе ситуативного значения Нико Фриджды, который гласит, что эмоции возникают из значений, которые люди приписывают ситуациям, и что если значение меняется (например, ваша первоначальная мысль, что шум из вашей кухни, созданный злоумышленником, теперь меняется, поскольку вы помните, что ваша кошка была снаружи, когда вы ложились спать, и шум — это звук, когда она входит в дом), поэтому также будут эмоции (в данном случае от страха к облегчению).

Теория оценки с использованием единичных терминов создает впечатление, что существует одна теория, которой придерживаются все теоретики оценки. На самом деле существует несколько оценочных теорий, каждая из которых разделяет точку зрения о том, что эмоции возникают в результате когнитивных оценок. Они расходятся в деталях того, как это общее предположение превращается в полноценную теоретическую позицию. Некоторые теоретики, такие как Ричард Лазарус, подчеркивают важность относительно небольшого набора основных относительных тем.По сути, это группы настроенных оценок, отражающих суть эмоции. Таким образом, основная тема отношений безвозвратной потери — это тема, которая целостно определяет печаль, в то время как основная тема других отношений вины — это тема, которая целостно определяет гнев. Преимущество этих основных относительных тем состоит в том, что они отражают ключевой относительный смысл ситуации и, следовательно, могут предсказывать физиологические и поведенческие изменения. Другие теоретики оценки, такие как Фриджда, подчеркивают готовность к действию, которую влечет за собой оценка.Даже если человек не действует в соответствии с так называемыми тенденциями к действию, ощущаемая тенденция к агрессии, отступлению, замиранию, слезам, смеху и т. Д. Представляет собой важный элемент переживаемой эмоции. Тем не менее другие теоретики, такие как Клаус Шерер, подчеркивают важность временного измерения оценки. С этой точки зрения оценка — это последовательный процесс, начиная с элементарных проверок, например, является ли стимул новым, приятным и ожидаемым (в указанном порядке), и заканчивая более сложными оценками, например, соответствует ли стимул личным или социальным нормам. .

Существует множество свидетельств того, что индивидуальные эмоции связаны с различными оценками или образцами оценок. Таким образом, нет сомнений в том, что люди способны устанавливать связи между эмоциями и оценками во многом так же, как предлагают теоретики оценки. Менее многочисленны убедительные доказательства того, что оценки причинно связаны с эмоциями. Это оставляет открытым вопрос о том, являются ли оценки причинами, составляющими или даже следствиями эмоций. Это оказывается критическим вопросом, потому что наиболее продолжительная атака теории оценки, инициированная Робертом Зайонком, утверждала, что аффективные реакции (в смысле нравится, приближаться, не нравится, избегать) часто предшествуют когнитивным реакциям (например, положительным или отрицательным). наносит ущерб чьим-то целям), и поэтому не может быть вызван ими.Чистая скорость эмоциональных реакций — важный компонент критики Зайонца, вызывающий сомнения в способности относительно длительных когнитивных процессов опосредовать эти реакции. Также важным для аргумента Зайонца является доказательство того, что люди могут приходить к оценке стимулов, не зная о том, что подвергались им, как в случае простого эффекта воздействия, который снова поднимает вопросы о необходимости оценки стимула перед получением эмоциональной реакции. к нему.

Компромиссная позиция в отношении роли когнитивной оценки в эмоциях — это позиция, которая признает, что существует более одного пути к эмоциональной реакции. Возьмем, к примеру, страх. Современные исследования на животных и клинические исследования показывают, что существует два различных способа, которыми страх может быть вызван в мозгу, один из которых опосредован кортикальным слоем (что подразумевает роль оценки), а другой опосредован миндалевидным телом (подразумевая голодание). ответ, который был бы адаптивным в ситуациях хищник-жертва).Обратите внимание, что этот подкорковый путь восходит к одному из центральных предположений Джеймса, а именно, что существует автоматическая связь между восприятием и телесными изменениями. Аргумент двух путей лучше всего работает с такими эмоциями, как страх, которые имеют очевидные последствия для выживания человека. Менее правдоподобно приводить аргументы в пользу двух вариантов, например, в случае такой эмоции, как чувство вины. Тем не менее, здесь также ведутся споры о том, в какой степени фактически необходима оценка, которую многие теоретики считают необходимым условием вины, а именно осознанная ответственность за причинение вреда другому человеку.Рой Баумейстер, например, утверждал, что основная причина вины — это потеря любви в ценных отношениях, и что люди, которые переживают эту потерю любви, чувствуют себя виноватыми и, как компонент или следствие этого чувства вины, чувствуют себя ответственными за причиненную боль. испытанный другой стороной в отношениях.

Выражение и эмоции

Очевидно, что эмоции могут выражаться в лице и других частях тела. Если кто-то сильно зол, грустен, напуган или удивлен, другие, скорее всего, смогут увидеть на лице этого человека признаки этой эмоции.Внешнее выражение внутреннего эмоционального опыта, конечно, представляет особый интерес для социальных психологов, потому что оно дает другим возможность понять, что кто-то чувствует, без необходимости объяснять это чувство словами. Иногда утверждают, что невербальные средства передачи эмоций более важны и эффективны, чем вербальные средства. Ясно, что это верно для межличностного общения, при котором один или оба человека не могут общаться вербально, потому что они доязычные (как в случае с младенцами), глухие или просто не могут ни говорить, ни слышать друг друга из-за контекста (как в безмолвном ордене траппистов или в шумной рабочей обстановке).Известно, что младенцев особенно интересуют лица и что люди склонны имитировать невербальное поведение друг друга. Людям больше нравятся другие люди, когда другие имитируют их подобным образом. В той степени, в которой люди делают то же, что и другие, на лице и в позе, и в той степени, в которой обратная связь от лица и позы тела смягчает их эмоциональные переживания, вполне вероятно, что люди начинают чувствовать то, что чувствуют другие, тем самым укрепляя понимание и связь с этими другими.Однако все это в значительной степени зависит от того, в какой степени субъективное переживание эмоции переводится в явное выражение. Может быть очевидно, что существуют условия, при которых это действительно происходит, но также очевидно, что люди способны казаться, что чувствуют одно, тогда как на самом деле они чувствуют что-то другое. Чтобы не обидеться, люди делают вид, что им нравится то, что им не нравится; актеры делают вид, что чувствуют то, чего не чувствуют, чтобы создать убедительное изображение персонажа в определенной обстановке.В какой степени телесное поведение является надежным отражением чьего-либо эмоционального состояния?

Пол Экман и его коллеги проверили представление о тесной связи между эмоциями и поведением лица, что и предсказывает концепция Экмана о программе эмоций лица, встроенной системе, связывающей переживаемые эмоции с поведением лица. В их исследовательской программе используются два вида методов. Первый основан на идее Дарвина о том, что способы выражения эмоций универсальны и, следовательно, не зависят от культуры.Чтобы обеспечить больше научной поддержки этой идеи, чем Дарвин смог собрать, Экман и его коллеги сделали фотографии лиц, которые были признаны западными людьми как явно выражающие определенные эмоции, и показали их людям из множества других культур. Наиболее показательны исследования, проведенные в дописьменных культурах, таких как высокогорья Папуа-Новой Гвинеи. Исследователи обнаружили, что члены племен, живущих в этих отдаленных культурах, которые мало знакомы с жителями Запада или изображениями западных СМИ, могли сопоставить фотографии с короткими рассказами эмоционального характера таким образом, чтобы показать, что они в целом понимали эмоциональный смысл лиц.Это воспринимается как доказательство того, что эмоции выражаются на лицах одинаково во всем мире: как еще исследователи могли бы учесть способность людей, живущих в изолированных культурах, приписывать лицам то же значение, что и жители Запада? Однако важно понимать, что эти результаты относятся к ограниченному набору эмоциональных выражений — счастливого, грустного, злого, испуганного, отвращенного и удивленного — и что стимулы, используемые в этом типе исследования, по-прежнему являются фотографиями, сделанными на пике опыта. крайняя, культовая версия выражения.Также стоит отметить, что, хотя представители отдаленных племен могли сопоставить фотографии с эмоциональными историями с высокой точностью, их результаты в среднем были хуже, чем у их западных коллег. Принимая во внимание, что выражения лиц, которые их просят оценить в этих исследованиях, являются лицами западных, это повышает вероятность того, что люди могут лучше распознавать эмоции на лицах своей этнической принадлежности, чем на лицах других этнических групп. Недавние исследования показывают, что это так, указывая на существование эмоциональных диалектов, которые легче расшифровать людям, знакомым с этим диалектом.

Второе направление исследований, проведенных Экманом и его коллегами, напрямую изучает степень, в которой различные эмоции сопровождаются измеримыми различиями в поведении лиц. В этом направлении исследователи использовали Систему кодирования движений лица (FACS), систему измерения для кодирования всех видимых движений человеческого лица, разработанную Экманом в сотрудничестве с Уоллесом Фризеном. Такого рода исследования показали, например, что счастье и отвращение, вызванные видеоклипами, связаны с разными движениями лица.Этот, казалось бы, бесспорный результат стал предметом некоторых дискуссий в литературе. Различные исследователи использовали фильмы и другие типы стимулов, чтобы вызвать эмоциональные состояния, недавним примером которых является удивление, и не смогли обнаружить, что эти состояния сопровождаются отчетливыми мимическими действиями (поднятие бровей, расширение глаз, отвисание челюсти), которые можно было бы ожидать, если бы понятие программы лицевых аффектов было правильным. Другие исследователи подвергли сомнению предположение о тесной связи между эмоциями и действиями лица, вместо этого утверждая, что действия лица эволюционировали для передачи намерений или мотивов, а не эмоций, для сородичей.Эта аргументация позволяет предсказать, что поведение лица должно варьироваться в зависимости от того, насколько социальная ситуация, а не от того, насколько она эмоциональна. Споры о близости и надежности связи между эмоциями и явным поведением еще далеко не урегулированы, но для большинства комментаторов очевидно, что сила связи переменна. Задача будущих исследователей состоит в том, чтобы определить факторы, смягчающие эту связь.

Социальная жизнь эмоций

Хотя большая часть исследований эмоций имеет отчетливо социально-психологический оттенок, исследователи эмоций начали более подробно рассматривать социально-психологические проблемы, а социальные психологи начали включать эмоциональные концепции и меры в свое исследование основных социально-психологических проблем.Таким образом, с одной стороны, есть исследователи эмоций, которые изучают социальные или застенчивые эмоции, такие как стыд, вина, смущение, зависть и ревность — эмоции, которые зависят от реального или воображаемого социального контекста. Важность этой работы заключается в том, что она рассматривает эмоции как встроенные в социальный контекст и, таким образом, помогает уравновесить молчаливое предположение в большинстве теорий о том, что эмоции, по сути, являются личным опытом, который возникает из оценок социально изолированных людей последствий событий для их личной жизни. благополучие.В этой связи также заслуживают внимания исследователи эмоций, изучающие влияние культуры на эмоциональные переживания и выражения. Этот тип исследования ясно показывает, что способы, которыми культуры продвигают определенные виды ценностей (например, честь) или самооценки (например, себя как автономного агента), влияют на условия, в которых переживаются эмоции и общались.

С другой стороны, есть социальные психологи, которые изучают такие явления, как межличностные, групповые или межгрупповые отношения, и обнаружили, что, принимая во внимание эмоциональные процессы, они получают более глубокое понимание этих явлений.Гармонию и разлад в близких личных отношениях можно лучше понять, изучив качество и количество эмоционального общения в этих отношениях. Различия в производительности в рабочих группах можно лучше понять, изучив эмоциональный климат, преобладающий в этих группах. Принятие или неприятие других социальных групп можно лучше понять, приняв во внимание эмоции, которые испытываются по отношению к членам этих групп.

Хотя социальные психологи играли центральную роль в исследованиях эмоций, только относительно недавно эмоции стали центральной темой исследований социальных психологов, но есть все признаки того, что отношения между эмоциями и социальной психологией будут взаимовыгодными.

Артикулы:

  1. Ekman, P., & Rosenberg, E. (Eds.). (1997). Что раскрывает лицо: базовые и прикладные исследования спонтанного выражения с использованием системы кодирования действий лица (FACS). Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  2. Китайма, С., и Маркус, Х. Р. (ред.). (1994). Эмоции и культура: эмпирические исследования взаимного влияния. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  3. Leach, C. W., & Tiedens, L. Z. (ред.). (2004). Социальная жизнь эмоций.Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.
  4. Паркинсон Б., Фишер А. и Мэнстед А. С. Р. (2005). Эмоции в социальных отношениях: культурные, групповые и межличностные перспективы. Нью-Йорк: Психология Пресс.
  5. Parrott, W.G. (ред.). (2000). Эмоции в социальной психологии: Основные материалы. Филадельфия: Психология Пресс.
  6. Philippot, P., Friedman, R. S., & Coats, E. J. (Eds.). (1999). Социальный контекст невербального поведения. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
  7. Рассел, Дж. А., и Фернандес-Долс, Дж. М. (ред.). (1997). Психология мимики. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
  8. Шерер, К. Р., Шорр, А., и Джонстон, Т. (ред.). (2001). Оценочные процессы в эмоциях: теория, методы, исследования. Лондон: Издательство Оксфордского университета.

Психология эмоциональной и когнитивной эмпатии

Как мы сочувствуем?

Эксперты в области социальной нейробиологии разработали две теории в попытке лучше понять эмпатию.Первая, теория симуляции, «предполагает, что сочувствие возможно, потому что, когда мы видим, что другой человек испытывает эмоцию, мы« симулируем »или представляем ту же эмоцию в себе, чтобы мы могли из первых рук узнать, на что это похоже», согласно Psychology Today .

В этой теории есть и биологический компонент. Ученые обнаружили предварительные доказательства наличия «зеркальных нейронов», которые срабатывают, когда люди наблюдают и испытывают эмоции. В той же статье поясняется, что в медиальной префронтальной коре головного мозга есть также «части мозга (отвечающие за мысли более высокого уровня), которые демонстрируют перекрытие активации как собственных, так и других мыслей и суждений».

Некоторые эксперты считают, что другое научное объяснение эмпатии полностью противоречит теории симуляции. Это теория разума, способность «понимать, что другой человек думает и чувствует, основываясь на правилах того, как он должен думать или чувствовать», — говорит Psychology Today . Эта теория предполагает, что люди могут использовать когнитивные мыслительные процессы для объяснения психического состояния других. Согласно этой теории, разрабатывая теории о человеческом поведении, люди могут предсказывать или объяснять действия других.

Хотя нет четкого консенсуса, вполне вероятно, что эмпатия включает в себя несколько процессов, которые включают как автоматические, эмоциональные реакции, так и усвоенные концептуальные рассуждения. В зависимости от контекста и ситуации могут срабатывать одна или обе чуткие реакции.

Развитие сочувствия

Сочувствие, кажется, возникает со временем как часть человеческого развития, а также имеет корни в эволюции. Фактически, «Элементарные формы сочувствия наблюдались у наших родственников-приматов, у собак и даже у крыс», — сообщает Greater Good Science Center.С точки зрения развития люди начинают проявлять признаки сочувствия в социальных взаимодействиях на втором и третьем годах жизни. Согласно статье Джин Десети «Нейроразвитие эмпатии у людей», «есть убедительные доказательства того, что просоциальное поведение, такое как альтруистическая помощь, проявляется в раннем детстве. Младенцы в возрасте 12 месяцев начинают утешать жертв стресса, а дети в возрасте от 14 до 18 месяцев проявляют спонтанное, беспричинное поведение «.

В то время как влияние окружающей среды и генетические факторы формируют способность человека сочувствовать, мы, как правило, на протяжении всей жизни сохраняем одинаковый уровень сочувствия без ухудшения, связанного с возрастом.Согласно «Сочувствие на протяжении всей взрослой жизни: результаты лонгитюдного анализа и выборки опыта», «независимо от возраста сочувствие ассоциируется с положительным профилем благополучия и взаимодействия».

И это правда, что мы, вероятно, испытываем сочувствие из-за эволюционного преимущества: «Сочувствие, вероятно, развилось в контексте родительской заботы, которая характерна для всех млекопитающих. Сообщая о своем состоянии через улыбку и плач, человеческие младенцы побуждают своих опекунов действовать… самки, которые откликались на потребности своего потомства, превосходили тех, кто был холоден и отстранен », — сообщает Greater Good Science Center.Это может объяснить гендерные различия в человеческом сочувствии.

Это говорит о том, что у нас есть естественная предрасположенность к развитию сочувствия. Однако социальные и культурные факторы сильно влияют на то, где, как и кому это выражается. Сочувствие — это то, что мы развиваем с течением времени и по отношению к нашему социальному окружению, и в конечном итоге становится «настолько сложной реакцией, что трудно распознать ее происхождение в более простых реакциях, таких как мимика тела и эмоциональное заражение», — говорится в том же источнике.

Психология и сочувствие

В области психологии эмпатия — центральное понятие.С точки зрения психического здоровья, те, у кого есть высокий уровень эмпатии, с большей вероятностью будут хорошо функционировать в обществе, сообщая о «более широких социальных кругах и более удовлетворительных отношениях», согласно Good Therapy, онлайн-ассоциации профессионалов в области психического здоровья. Сочувствие жизненно важно для построения успешных межличностных отношений всех типов в семье, на рабочем месте и за его пределами. Таким образом, отсутствие эмпатии является одним из признаков таких состояний, как антисоциальное расстройство личности и нарциссическое расстройство личности.Кроме того, для специалистов в области психического здоровья, таких как терапевты, сочувствие к клиентам является важной частью успешного лечения. «Терапевты, которые обладают высокой чуткостью, могут помочь людям, проходящим лечение, столкнуться с прошлым опытом и лучше понять как опыт, так и чувства, окружающие его», — объясняет Good Therapy.

Изучение сочувствия

Сочувствие играет решающую роль в человеческом, социальном и психологическом взаимодействии на всех этапах жизни. Следовательно, изучение эмпатии является постоянной областью большого интереса для психологов и нейробиологов во многих областях, при этом регулярно появляются новые исследования.Степень бакалавра психологии онлайн-обучения Университета Лесли дает студентам возможность изучать сферу человеческого взаимодействия в рамках более широкого спектра психологии.

Статьи и истории по теме

Узнайте больше о наших студентах, преподавателях и выпускниках.

Категоризированный список определений эмоций с предложениями по согласованному определению.

  • Ариети, С. Познание и чувство. В М. Б. Арнольд (ред.), Чувства и эмоции; Симпозиум Лойолы .Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Арнольд М. Б. Эмоции и личность (2 тома). Нью-Йорк: Издательство Колумбийского университета, 1960.

    Google Scholar

  • Барон Р. А., Бирн Д. и Кантовиц Б. Х. Психология: понимание поведения (2-е изд.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1980.

    Google Scholar

  • Беннет Т.Л. Мозг и поведение . Монтерей, Калифорния: Брукс / Коул, 1977 г.

    Google Scholar

  • Бентли, М. Является ли «эмоция» чем-то большим, чем заголовок главы? В М. Л. Реймерт (ред.), Чувства и эмоции: Виттенбергский симпозиум . Вустер, Массачусетс: Clark University Press, 1928.

    Google Scholar

  • Борн, Л. Э., & Экстранд, Б. Р. Психология (3-е изд.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1979.

    Google Scholar

  • Bowlby, J. Вложение и потеря: Vol. 1, приложение . Нью-Йорк: Basic Books, 1969.

    Google Scholar

  • Брэди, Дж. В. Эмоция: некоторые концептуальные проблемы и психофизиологические эксперименты. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Браун Дж. И Линдер Д. Э. Психология сегодня (4-е изд.). Нью-Йорк: Random House, 1979.

    Google Scholar

  • Бреннер, К. О природе и развитии аффектов: Единая теория. Psychoanalytic Quarterly 1974, 43 532–556.

    Google Scholar

  • Бриджес, К.М. Б. Эмоциональное развитие в раннем младенчестве. Развитие ребенка 1932, 3 324–341.

    Google Scholar

  • Браун, Х. Мозг и поведение: Учебник физиологической психологии . Нью-Йорк: Oxford University Press, 1976.

    Google Scholar

  • Брюс Р. Л. Основы физиологической психологии . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1977.

    Google Scholar

  • Бруно, Ф. Дж .. Поведение и жизнь: Введение в психологию . Нью-Йорк: Wiley, 1980.

    . Google Scholar

  • Бак, Р. Человеческая мотивация и эмоции . Нью-Йорк: Wiley, 1976.

    Google Scholar

  • Бык Н. Теория отношения к эмоциям. Монография по нервным и психическим заболеваниям, 1951, 81 .

  • Кэндленд, Д. К. Устойчивые проблемы эмоций. В книге Д. К. Кэндленда, Дж. П. Фелла, Э. Кина, А. И. Лешнера, Р. М. Тарпи и Р. Плутчика, Emotion . Монтерей, Калифорния: Брукс / Коул, 1977 г.

    Google Scholar

  • Кэннон, В. Б. Нейронная организация эмоционального выражения. В М. Л. Реймерт (ред.), Чувства и эмоции: Виттенбергский симпозиум . Вустер, Массачусетс: издательство Clark University Press, 1928.

    Google Scholar

  • Карлсон, Н. Р. Физиология поведения (2-е изд.). Бостон: Аллин и Бэкон, 1980.

    Google Scholar

  • Карр, Х.А. Психология, исследование умственной деятельности . Нью-Йорк: Маккей, 1929.

    Google Scholar

  • Чедвик-Джонс, Дж. К., Ленцер, И. И., Дарли, Дж.А., & Хилл, К. А. Мозг, окружающая среда и социальная психология . Балтимор: University Park Press, 1979.

    Google Scholar

  • Чаплин Дж. П. Психологический словарь (Новая редакция). Нью-Йорк: Dell, 1975.

    Google Scholar

  • Чаплин, Дж. П., и Кравец, Т. С. Системы и теории психологии (4-е изд.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1979.

    Google Scholar

  • Clynes, M. Sentics: Прикосновение эмоций . Нью-Йорк: Anchor / Doubleday, 1977 г.

    Google Scholar

  • Кофер, К. Н. Мотивация и эмоции . Гленвью, Иллинойс: Скотт, Форесман, 1972 г.

    Google Scholar

  • Кун, Д. Введение в психологию: исследование и применение (2-е изд.). Нью-Йорк: Запад, 1980.

    Google Scholar

  • Дарвин, К. Выражение эмоций у человека и животных . Чикаго: University of Chicago Press, 1965. (Первоначально опубликовано в 1872 году).

    Google Scholar

  • Davitz, J. R. Язык эмоций . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1969.

    Google Scholar

  • Davitz, J.Словарь Р.А. и грамматика эмоций. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Дельгадо, Дж. М. Р. Эмоции. В J. Vernon & P. ​​Suedfeld (Eds.), Введение в общую психологию: учебник для самостоятельного выбора (2-е изд.). Дубьюк, Айова: Умм. К. Браун, 1973.

    Google Scholar

  • Даффи, Э.Концептуальные категории психологии: предложение на доработку. Психологический обзор 1941, 48 177–203.

    Google Scholar

  • Эдвардс, П. (ред.). Энциклопедия философии . Нью-Йорк: Macmillan, 1967.

    Google Scholar

  • Eibl-Eibesfeldt, I. Этология: биология поведения (2-е изд.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1975.

    Google Scholar

  • Экман Г. Измерения эмоций. Acta Psychologica 1955, 11 279–288.

    Google Scholar

  • Экман П. Межкультурные исследования выражения лица. В П. Экман (ред.), Дарвин и выражение лица . Нью-Йорк: Academic Press, 1973.

    Google Scholar

  • Экман, П.Биологический и культурный вклад в движение тела и лица. В книге Дж. Блэкинга (ред.), Антропология тела: Монография А.С.А. 15 . Нью-Йорк: Academic Press, 1977.

    Google Scholar

  • Английский, H. B., & English, A. C. Исчерпывающий словарь психологических и психоаналитических терминов: Руководство по использованию . Нью-Йорк: Маккей, 1958.

    Google Scholar

  • Эверт, О.Установочный характер эмоции. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Фантино Э. Эмоушн. В Дж. А. Невин (ред.), Изучение поведения: обучение, мотивация, эмоции и инстинкт . Гленвью, Иллинойс: Скотт, Форесман, 1973 г.

    Google Scholar

  • Фернальд, Л.Д., & Фернальд, П. С., Введение в психологию (4-е изд.). Бостон: Houghton Mifflin, 1978.

    Google Scholar

  • Ферстер, К. Б., и Перротт, М. С. Принципы поведения . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts, 1968.

    Google Scholar

  • Freud, S. Запреты, симптомы и тревога . Лондон: Hogarth Press, 1926.

    Google Scholar

  • Фрейд, С.Репрессии. В S. Freud, Сборник статей (Том 4). Лондон: Hogarth Press, 1949. (Первоначально опубликовано в 1915 г.)

    Google Scholar

  • Галлистель К. Р. Организация действия: Новый синтез . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум, 1980.

    Google Scholar

  • Газзанига М. С., Стин Д. и Вольпе Б. Т. Функциональная неврология .Нью-Йорк: Harper & Row, 1979.

    . Google Scholar

  • Гейвиц, Дж. Психология: взгляд на самих себя (2-е изд.). Бостон: Литтл, Браун, 1980.

    Google Scholar

  • Groves, P., & Schlesinger, K. Введение в биологическую психологию . Дубьюк, Айова: Умм. К. Браун, 1979.

    Google Scholar

  • Габер, А., & Runyon, R. P. Основы психологии (2-е изд.). Ридинг, Массачусетс: Аддисон-Уэсли, 1978.

    Google Scholar

  • Хебб Д. О. Учебник психологии (2-е изд.). Филадельфия: Сондерс, 1966.

    Google Scholar

  • Хилгард Э. Р. Сознание в современной психологии. Annual Review of Psychology 1980, 31 1-26.(а)

    Google Scholar

  • Хилгард, Э. Р. Трилогия разума: познание, привязанность и соучастие. Журнал истории поведенческих наук 1980, 16 107–117. (б)

    Google Scholar

  • Хилгард, Э. Р., Аткинсон, Р. Л., и Аткинсон, Р. К. Введение в психологию (7-е изд.). Нью-Йорк: Харкорт Брейс Йованович, 1979.

    Google Scholar

  • Хьюстон, Дж. П., Би, Х., Хэтфилд, Э., & Римм, Д. К. Приглашение к психологу . Нью-Йорк: Academic Press, 1979.

    Google Scholar

  • Ховард Д. Т. Функциональная теория эмоций. В C. Murchison & M. L. Reymert (Eds.), Чувства и эмоции: Виттенбергский симпозиум . Вустер, Массачусетс: издательство Clark University Press, 1928.

    Google Scholar

  • Исааксон, Р. Л., Дуглас, Р. Дж., Любар, Дж. Ф., и Шмальц, Л. В. Учебник по физиологической психологии . Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1971.

    Google Scholar

  • Изард, К. Э. Лицо эмоций . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts, 1971.

    Google Scholar

  • Джеймс, У.Что такое эмоция? Разум 1884, 19 188–205.

    Google Scholar

  • Ясперс, К. Allgemeine psychopathologie (5-е изд.). Берлин: Springer, 1948.

    Google Scholar

  • Юнг К.Г. Психологические типы . Нью-Йорк: Harcourt, Brace, 1923.

    Google Scholar

  • Каган Дж.Об эмоциях и их развитии: рабочий документ. В М. Льюис и Л. А. Розенблюм (ред.), Развитие аффекта . Нью-Йорк: Plenum Press, 1978.

    Google Scholar

  • Кемпер Т. Д. Социальная интерактивная теория эмоций . Нью-Йорк: Wiley, 1978.

    Google Scholar

  • Кимбл Г. А., Гармези Н. и Зиглер Э. Принципы общей психологии (5-е изд.). Нью-Йорк: Wiley, 1980.

    . Google Scholar

  • Лэндис, К., & Хант, У. А. Образец испуга . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1939.

    Google Scholar

  • Лазарус Р.С. Когнитивно ориентированный психолог изучает обратную связь. Американский психолог 1975, 30 553–561.

    Google Scholar

  • Липер, Р.W. Мотивационная теория эмоций, чтобы заменить «эмоцию как неорганизованную реакцию». Психологический обзор 1948, 55 5–21.

    Google Scholar

  • Лефрансуа Г. Р. Психология . Белмонт, Калифорния: Уодсворт, 1980.

    Google Scholar

  • Leukel, F. Введение в физиологическую психологию (3-е изд.). Сент-Луис: К.В. Мосби, 1976.

    Google Scholar

  • Левенталь, Х. Эмоции: основная проблема социальной психологии. В К. Немет (ред.), Социальная психология: классические и современные интеграции . Чикаго: Рэнд МакНалли, 1974.

    Google Scholar

  • Льюис, М., и Розенблюм, Л. А. (ред.). Развитие аффекта . Нью-Йорк: Plenum Press, 1978.

    Google Scholar

  • Линдзей, Г., Холл, С. С. и Томпсон, Р. Ф. Психология (2-е изд.). Нью-Йорк: Уорт, 1978.

    Google Scholar

  • Махони М. Дж. Модификация познания и поведения . Кембридж, Массачусетс: Баллинджер, 1974.

    Google Scholar

  • Мандлер Г. Эмоушн. В E. Hearst (Ed.), Первый век экспериментальной психологии . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум, 1979.

    Google Scholar

  • Маркс, М. Х., Хилликс, У. А. Системы и теории в психологии (3-е изд.). Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1979.

    Google Scholar

  • МакКоннелл, Дж. В. Понимание человеческого поведения: Введение в психологию (3-е изд.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1980.

    Google Scholar

  • Макдугалл, В. Введение в социальную психологию . Бостон: Люс, 1921.

    Google Scholar

  • Мелзак Р. и Кейси К. Л. Аффективное измерение боли. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Милленсон Дж. Р. Принципы поведенческого анализа .Нью-Йорк: Macmillan, 1967.

    Google Scholar

  • Миллер, Н. Э. Либерализация основных концепций социального обеспечения: распространение на конфликтное поведение, мотивацию и социальное обучение. В С. Кохе (ред.), Психология — исследование науки (Том 2). Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1959.

    Google Scholar

  • Милнер П. М. Физиологическая психология . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1970.

    Google Scholar

  • Мишель В. и Мишель Х. Н. Основы психологии (2-е изд.). Нью-Йорк: Random House, 1980.

    Google Scholar

  • Морган, К. Т. Физиологическая психология (3-е изд.). Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1965.

    Google Scholar

  • Морган, К. Т., Кинг, Р. А., и Робинсон, Н. М. Введение в психологию ( 6-е изд. . Нью-Йорк: McGraw-Hill, 1979.

    ) Google Scholar

  • Моррис, К. Г. Психология: введение (3-е изд.). Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл, 1979.

    Google Scholar

  • Moulton, J. Личное сообщение, ноябрь 1980 г.

  • Ochs, S. Элементы нейрофизиологии . Нью-Йорк: Wiley, 1965.

    . Google Scholar

  • Питерс Р. С. Воспитание эмоций. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Плутчик Р. Эмоции: факты, теории и новая модель . Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 1962.

    Google Scholar

  • Плутчик Р. Эмоции: психоэволюционный синтез . Нью-Йорк: Harper & Row, 1980.

    . Google Scholar

  • Прибрам К. Х. Чувства как мониторы. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Rado, S. Адаптационная психодинамика: мотивация и контроль . Нью-Йорк: Дом науки, 1969.

    Google Scholar

  • Рапапорт, Д. Эмоции и память . Балтимор: Уильямс и Уилкинс, 1942.

    Google Scholar

  • Райх, W. Анализ характера (3-е изд.). Нью-Йорк: полдень, 1949.

    Google Scholar

  • Рух, Т.C. Нейрофизиология эмоций и мотивации. В T. C. Ruch, H. D. Patton, J. W. Woodbury, & A. L. Towe, Neurophysiology . Филадельфия: У. Б. Сондерс, 1962.

    Google Scholar

  • Рассел, Дж. А., и Мехрабиан, А. Доказательства трехфакторной теории эмоций. Журнал исследований личности 1977, 11 273–294.

    Google Scholar

  • Шахтер, С.Предположение об идентичности и периферические-централистские противоречия в мотивации и эмоциях. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Шлосберг, Х. Три измерения эмоций. Психологический обзор 1954, 61 81–88.

    Google Scholar

  • Шнайдер, А.М. и Таршис Б. Введение в физиологическую психологию . Нью-Йорк: Random House, 1980.

    Google Scholar

  • Schneirla, T. C. Теория эволюции и развития двухфазных процессов, лежащих в основе подхода и ухода. В М. Р. Джонсе (ред.), Небраска Симпозиум по мотивации (Том 7). Линкольн: Университет Небраски, 1959.

    Google Scholar

  • Шварц, М. Физиологическая психология (2-е изд.). Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл, 1978.

    Google Scholar

  • Сильверман, Р. Э. Психология (3-е изд.). Нью-Йорк: Мередит, 1978.

    Google Scholar

  • Симонов П.В. Информационная теория эмоций. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Скиннер, Б. Ф. Наука и поведение человека. Нью-Йорк: Macmillan, 1953.

    Google Scholar

  • Смит Р. Э., Сарасон И. Г. и Сарасон Б. Р. Психология: границы поведения . Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1978.

    Google Scholar

  • Штейн, Д. Г., И Розен, Дж. Дж. Мотивация и эмоции . Нью-Йорк: Macmillan, 1974.

    . Google Scholar

  • Штрассер, С. Чувство как основа познания и признания другого как эго. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Томпсон Р. Ф. Введение в физиологическую психологию .Нью-Йорк: Harper & Row, 1975.

    Google Scholar

  • Тихенер Э. Б. Учебник психологии . Нью-Йорк: Macmillan, 1910.

    . Google Scholar

  • Tomkins, S. S. Влияет на воображаемое сознание. Vol. 1, положительный эффект влияет на . Нью-Йорк: Springer, 1962.

    . Google Scholar

  • Томкинс, С.С. Аффект как основная мотивационная система. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Валенштейн, Э.С. Стимуляция и мотивация мозга . Гленвью, Иллинойс: Скотт, Форесман, 1973 г.

    Google Scholar

  • Verplanck, W. S. Burrhus F. Skinner. В W. K.Estes et al. (Ред.), Современная теория обучения . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts, 1954.

    Google Scholar

  • Вондерах, А. Р. Анатомический субстрат эмоции. Новая схоластика 1944, 18 76–95.

    Google Scholar

  • Уотсон, Дж. Б. Психология с точки зрения бихевиориста . Филадельфия: Липпинкотт, 1919.

    Google Scholar

  • Уотсон, Дж. Б. Психология с точки зрения бихевиориста (2-е изд.). Филадельфия: Липпинкотт, 1924.

    Google Scholar

  • Венгер М. А., Джонс Ф. Н. и Джонс М. Х. Физиологическая психология . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1956.

    Google Scholar

  • Виккенс, Д.Д., & Мейер, Д. Р. Психология (Ред. Ред.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1961.

    Google Scholar

  • Вулман Б. Б. Словарь поведенческих наук . Нью-Йорк: Ван Ностранд Рейнхольд, 1973.

    Google Scholar

  • Вудворт Р. С. Экспериментальная психология . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1938.

    Google Scholar

  • Янг, П.Т. Эмоции у человека и животных: их природа и отношение к установке и мотиву . Нью-Йорк: Wiley, 1943.

    Google Scholar

  • Янг П. Т. Эмоции как неорганизованный ответ: ответ профессору Липеру. Психологический обзор 1949, 56 184–191.

    Google Scholar

  • Янг П. Т. Мотивация и эмоции: обзор детерминант деятельности человека и животных .Нью-Йорк: Wiley, 1961.

    . Google Scholar

  • Янг П. Т. Чувства и эмоции. В B. B. Wolman (Ed.), Справочник по общей психологии . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл, 1973 г.

    Google Scholar

  • Янг П. Т. Понимание своих чувств и эмоций . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл, 1975.

    Google Scholar

  • Зимбардо, П.G. Основы психологии и жизни (10-е изд.). Гленвью, Иллинойс: Скотт, Форесман, 1980.

    Google Scholar

  • 10.4 Эмоции — Психология 2e

    В процессе повседневной жизни мы испытываем множество эмоций. Эмоция — это субъективное состояние бытия, которое мы часто называем своими чувствами. Эмоции возникают в результате комбинации субъективного опыта, выражения, когнитивной оценки и физиологических реакций (Levenson, Carstensen, Friesen, & Ekman, 1991).Однако, как обсуждается далее в этой главе, точный порядок, в котором расположены компоненты, не ясен, и некоторые части могут происходить одновременно. Эмоция часто начинается с субъективного (индивидуального) опыта, который является стимулом. Часто стимул внешний, но не обязательно из внешнего мира. Например, может случиться так, что кто-то думает о войне и грустит, даже если он никогда не был на войне. Эмоциональное выражение относится к способу выражения эмоции и включает невербальное и вербальное поведение (Gross, 1999).Также выполняется когнитивная оценка, при которой человек пытается определить, как на него повлияет ситуация (Roseman & Smith, 2001). Кроме того, эмоции включают физиологические реакции, такие как возможные изменения частоты сердечных сокращений, потоотделения и т. Д. (Soussignan, 2002).

    Слова «эмоция» и «настроение» иногда используются как синонимы, но психологи используют эти слова для обозначения двух разных вещей. Обычно слово эмоция указывает на субъективное, аффективное состояние, которое является относительно интенсивным и возникает в ответ на что-то, что мы переживаем (рис.10.20). Часто считается, что эмоции переживаются сознательно и преднамеренно. С другой стороны, настроение относится к длительному, менее интенсивному аффективному состоянию, которое не возникает в ответ на что-то, что мы переживаем. Состояния настроения могут не распознаваться сознательно и не несут в себе интенциональности, связанной с эмоциями (Beedie, Terry, Lane, & Devonport, 2011). Здесь мы сосредоточимся на эмоциях, а вы узнаете больше о настроении в главе, посвященной психологическим расстройствам.

    Мы можем быть на высоте радости или в глубине отчаяния.Мы можем злиться, когда нас предают, бояться, когда нам угрожают, и удивляться, когда происходит что-то неожиданное. В этом разделе будут описаны некоторые из наиболее известных теорий, объясняющих наши эмоциональные переживания, и дается понимание биологических основ эмоций. Этот раздел завершается обсуждением повсеместной природы выражения эмоций на лице и нашей способности распознавать эти выражения у других.

    Теории эмоций

    Наши эмоциональные состояния представляют собой комбинацию физиологического возбуждения, психологической оценки и субъективных переживаний.Вместе они являются компонентами эмоций, а наш опыт, происхождение и культура влияют на наши эмоции. Следовательно, у разных людей могут быть разные эмоциональные переживания, даже когда они сталкиваются с похожими обстоятельствами. Со временем было предложено несколько различных теорий эмоций, показанных на рис. 10.21, для объяснения того, как различные компоненты эмоций взаимодействуют друг с другом.

    Рисунок 10.21 Этот рисунок иллюстрирует основные утверждения двухфакторных теорий эмоций Джеймса-Ланге, Кэннона-Барда и Шехтера-Зингера.(кредит «змейка»: модификация работы «Таблетный» / Flickr; кредит «лицо»: модификация работы Кори Занкера)

    Теория эмоций Джеймса-Ланге утверждает, что эмоции возникают в результате физиологического возбуждения. Вспомните, что вы узнали о симпатической нервной системе и нашей реакции «бей или беги» при угрозе. Если бы вы столкнулись с какой-либо угрозой в вашем окружении, например с ядовитой змеей на заднем дворе, ваша симпатическая нервная система инициировала бы значительное физиологическое возбуждение, которое заставило бы ваше сердце учащенно биться и увеличило частоту дыхания.Согласно теории эмоций Джеймса-Ланге, вы испытаете чувство страха только после того, как произойдет это физиологическое возбуждение. Кроме того, разные модели возбуждения будут связаны с разными чувствами.

    Другие теоретики, однако, сомневались в том, что физиологическое возбуждение, возникающее при различных типах эмоций, достаточно отчетливо, чтобы приводить к большому разнообразию эмоций, которые мы испытываем. Таким образом, была разработана теория эмоций Кэннон-Барда. Согласно этой точке зрения, физиологическое возбуждение и эмоциональное переживание происходят одновременно, но независимо (Lang, 1994).Итак, когда вы видите ядовитую змею, вы чувствуете страх точно в то же время, когда ваше тело начинает реагировать на борьбу или бегство. Эта эмоциональная реакция будет отдельной и независимой от физиологического возбуждения, даже если они возникают одновременно.

    Улыбка делает вас счастливым? Или же заставляет ли вас улыбаться счастье? Гипотеза лицевой обратной связи предполагает, что выражение вашего лица действительно может влиять на ваши эмоциональные переживания (Adelman & Zajonc, 1989; Boiger & Mesquita, 2012; Buck, 1980; Capella, 1993; Soussignan, 2001).Исследование гипотезы лицевой обратной связи показало, что подавление выражения эмоций на лице снижает интенсивность некоторых эмоций, испытываемых участниками (Davis, Senghas, & Ochsner, 2009). Хавас, Гленберг, Гутовски, Лукарелли и Дэвидсон (2010) использовали инъекции ботокса, чтобы парализовать мимические мышцы и ограничить мимику, в том числе хмуриться, и они обнаружили, что депрессивные люди меньше сообщали о депрессии после того, как их хмурые мышцы были парализованы. Другое исследование показало, что интенсивность мимики влияет на эмоциональные реакции (Soussignan, 2002).Другими словами, если произойдет что-то незначительное и вы улыбнетесь, как если бы вы только что выиграли в лотерею, вы действительно будете более счастливы в этой мелочи, чем если бы у вас была только крошечная улыбка. И наоборот, если вы все время хмуритесь, это может вызвать у вас меньше положительных эмоций, чем если бы вы улыбались. Интересно, что Сусиньян (2002) также сообщил о физиологических различиях в возбуждении, связанных с интенсивностью улыбки одного типа.

    Г. Мараньон Посадильо был испанским врачом, который изучал психологические эффекты адреналина, чтобы создать модель переживания эмоций.Модель Мараньона предшествовала двухфакторной теории эмоций или теории возбуждения-познания Шехтера (Cornelius, 1991). Двухфакторная теория эмоций Шехтера-Зингера — это еще один вариант теорий эмоций, который учитывает как физиологическое возбуждение, так и эмоциональные переживания. Согласно этой теории, эмоции состоят из двух факторов: физиологического и когнитивного. Другими словами, физиологическое возбуждение интерпретируется в контексте, чтобы произвести эмоциональное переживание. Возвращаясь к нашему примеру с ядовитой змеей на заднем дворе, двухфакторная теория утверждает, что змея вызывает активацию симпатической нервной системы, которая в контексте обозначается как страх, а наш опыт — это страх.Если бы вы назвали активацию симпатической нервной системы радостью, вы бы испытали радость. Двухфакторная теория Шехтера-Зингера зависит от обозначения физиологического опыта, который является разновидностью когнитивной оценки.

    Магда Арнольд была первым теоретиком, предложившим исследование значения оценки и представившим схему того, каким может быть процесс оценки и как он связан с эмоциями (Roseman & Smith, 2001). Ключевая идея теории оценки состоит в том, что у вас есть мысли (когнитивная оценка) до того, как вы испытаете эмоцию, а эмоция, которую вы испытываете, зависит от мыслей, которые у вас были (Frijda, 1988; Lazarus, 1991).Если вы думаете, что что-то положительное, у вас будет больше положительных эмоций, чем если бы ваша оценка была отрицательной, и наоборот. Теория оценки объясняет, как два человека могут испытывать две совершенно разные эмоции по поводу одного и того же события. Например, предположим, что ваш преподаватель психологии выбрал вас для чтения лекции об эмоциях; вы можете рассматривать это как положительный момент, потому что это дает возможность быть в центре внимания, и вы испытаете счастье. Однако, если вам не нравится выступать публично, вы можете получить отрицательную оценку и испытать дискомфорт.

    Шахтер и Сингер считали, что физиологическое возбуждение очень похоже для разных типов эмоций, которые мы испытываем, и поэтому когнитивная оценка ситуации имеет решающее значение для реальной переживаемой эмоции. Фактически, можно было бы ошибочно приписать возбуждение эмоциональному переживанию, если бы обстоятельства были правильными (Schachter & Singer, 1962). Они провели умный эксперимент, чтобы проверить свою идею. Участники-мужчины были случайным образом распределены в одну из нескольких групп.Некоторым из участников вводили адреналин, который вызывал телесные изменения, имитирующие реакцию симпатической нервной системы «бей или беги»; однако только некоторым из этих мужчин было сказано ожидать этих реакций как побочных эффектов инъекции. Другим мужчинам, которым вводили адреналин, сказали, что либо у инъекции не будет побочных эффектов, либо возникнет побочный эффект, не связанный с симпатической реакцией, например зуд в ногах или головная боль. Получив эти инъекции, участники ждали в комнате с кем-то еще, кого они считали еще одним объектом исследования.На самом деле другой человек был сообщником исследователя. Конфедерация демонстрировала эйфорию или гневное поведение по сценарию (Schachter & Singer, 1962).

    Когда тех участников, которым сказали, что они должны ожидать появления симптомов физиологического возбуждения, спросили о каких-либо эмоциональных изменениях, которые они испытали, связанных с эйфорией или гневом (в зависимости от того, как ведет себя соратник), они не ответили ни на что. Однако мужчины, которые не ожидали физиологического возбуждения в результате инъекции, с большей вероятностью сообщали, что они испытали эйфорию или гнев из-за поведения назначенного им сообщника.В то время как все, кто получил инъекцию адреналина, испытали такое же физиологическое возбуждение, только те, кто не ожидал возбуждения, использовали контекст, чтобы интерпретировать возбуждение как изменение эмоционального состояния (Schachter & Singer, 1962).

    Сильные эмоциональные реакции связаны с сильным физиологическим возбуждением, что заставило некоторых теоретиков предположить, что признаки физиологического возбуждения, включая учащенное сердцебиение, частоту дыхания и потоотделение, могут использоваться для определения того, говорит ли кто-то правду или нет.Предполагается, что большинство из нас проявили бы признаки физиологического возбуждения, если бы вели себя нечестно с кем-то. Полиграф или тест на детекторе лжи измеряет физиологическое возбуждение человека, отвечая на ряд вопросов. Кто-то, обученный чтению этих тестов, будет искать ответы на вопросы, связанные с повышенным уровнем возбуждения, как потенциальные признаки того, что респондент мог быть нечестным в этих ответах. Хотя полиграфы все еще широко используются, их достоверность и точность весьма сомнительны, поскольку нет никаких доказательств того, что ложь связана с каким-либо конкретным паттерном физиологического возбуждения (Saxe & Ben-Shakhar, 1999).

    Взаимосвязь между нашим переживанием эмоций и нашей когнитивной обработкой их, а также порядок, в котором они происходят, остается темой исследований и дискуссий. Лазарус (1991) разработал когнитивно-опосредованную теорию, согласно которой наши эмоции определяются нашей оценкой стимула. Эта оценка является посредником между стимулом и эмоциональной реакцией, и она является немедленной и часто неосознаваемой. В отличие от модели Шахтера-Зингера, оценка предшествует когнитивному ярлыку.Вы узнаете больше о концепции оценки Lazarus, когда изучите стресс, здоровье и образ жизни. Однако есть и другие взгляды на эмоции, которые также делают упор на когнитивные процессы.

    Вернитесь к примеру, когда ваш профессор попросил вас прочесть лекцию. Даже если вам не нравится выступать на публике, вам, вероятно, удастся это сделать. Вы могли бы целенаправленно контролировать свои эмоции, что позволило бы вам говорить, но мы постоянно регулируем свои эмоции, и большая часть нашего регулирования эмоций происходит без того, чтобы мы активно об этом думали.Маусс и ее коллеги изучали автоматическую регуляцию эмоций (AER), которая относится к непреднамеренному контролю эмоций. Он просто не реагирует на ваши эмоции, и AER может влиять на все аспекты эмоциональных процессов. AER может влиять на то, чем вы занимаетесь, на вашу оценку, на ваш выбор эмоционального переживания и на ваше поведение после переживания эмоции (Mauss, Bunge, & Gross, 2007; Mauss, Levenson, McCarter, Wilhelm, & Gross, 2005). AER похож на другие автоматические когнитивные процессы, в которых ощущения активируют структуры знаний, влияющие на функционирование.Эти структуры знаний могут включать концепции, схемы или сценарии.

    Идея AER заключается в том, что люди разрабатывают автоматический процесс, который работает как сценарий или схема, и этот процесс не требует осознанного мышления для регулирования эмоций. AER работает как езда на велосипеде. Разрабатывая процесс, вы просто делаете это, не задумываясь об этом. AER может быть адаптивным или дезадаптивным и иметь важные последствия для здоровья (Hopp, Troy, & Mauss, 2011). Адаптивные AER приводят к лучшим результатам для здоровья, чем неадаптивные AER, в первую очередь из-за того, что испытывают или смягчают стрессоры лучше, чем люди с неадаптивными AER (Hopp, Troy, & Mauss, 2011).С другой стороны, дезадаптивные AER могут иметь решающее значение для поддержания некоторых психологических расстройств (Hopp, Troy, & Mauss, 2011). Маусс и ее коллеги обнаружили, что стратегии могут уменьшить негативные эмоции, что, в свою очередь, должно улучшить психологическое здоровье (Mauss, Cook, Cheng, & Gross, 2007; Mauss, Cook, & Gross, 2007; Shallcross, Troy, Boland, & Mauss, 2010 ; Troy, Shallcross, & Mauss, 2013; Troy, Wilhelm, Shallcross, & Mauss, 2010). Маусс также предположила, что существуют проблемы с тем, как измеряются эмоции, но она считает, что большинство аспектов эмоций, которые обычно измеряются, полезны (Маусс и др., 2005; Mauss & Robinson, 2009). Однако другой способ рассмотрения эмоций бросает вызов нашему пониманию эмоций.

    Примерно через три десятилетия междисциплинарных исследований Барретт утверждал, что мы не понимаем эмоции. Она предположила, что эмоции не были встроены в ваш мозг при рождении, а были созданы на основе вашего опыта. Эмоции в теории конструктивизма — это предсказания, которые формируют ваше восприятие мира. В главе 7 вы узнали, что концепции — это категории или группы лингвистической информации, образов, идей или воспоминаний, например жизненного опыта.Барретт расширил это понятие, включив эмоции как концепции, которые являются предсказаниями (Barrett, 2017). Два идентичных физиологических состояния могут привести к разным эмоциональным состояниям в зависимости от ваших прогнозов. Например, ваш мозг, предсказывающий взбалтывание желудка в пекарне, может привести к формированию чувства голода. Однако ваш мозг предсказывает взбалтывание желудка, пока вы ждете результатов медицинских анализов, может заставить ваш мозг создавать беспокойство. Таким образом, вы можете создать две разные эмоции из одних и тех же физиологических ощущений.Вместо того, чтобы эмоции быть чем-то, что вы не можете контролировать, вы можете контролировать свои эмоции и влиять на них.

    Два других видных взгляда вытекают из работ Роберта Зайонка и Жозефа Леду. Зайонц утверждал, что некоторые эмоции возникают отдельно от нашей когнитивной интерпретации или до нее, например, чувство страха в ответ на неожиданный громкий звук (Zajonc, 1998). Он также верил в то, что мы могли бы небрежно назвать интуитивным чувством, — что мы можем испытать мгновенное и необъяснимое приязнь или неприязнь к кому-то или чему-то (Zajonc, 1980).Леду также считает, что некоторые эмоции не требуют познания: некоторые эмоции полностью обходят контекстную интерпретацию. Его исследования в области нейробиологии эмоций продемонстрировали основную роль миндалины в возникновении страха (Cunha, Monfils, & LeDoux, 2010; LeDoux 1996, 2002). Стимул страха обрабатывается мозгом одним из двух путей: от таламуса (где он воспринимается) непосредственно к миндалине или от таламуса через кору, а затем к миндалине. Первый путь быстрый, а второй позволяет больше обрабатывать детали стимула.В следующем разделе мы более подробно рассмотрим нейробиологию эмоциональных реакций.

    Биология эмоций

    Ранее вы узнали о лимбической системе, которая представляет собой область мозга, отвечающую за эмоции и память (рис. 10.22). Лимбическая система включает гипоталамус, таламус, миндалину и гиппокамп. Гипоталамус играет роль в активации симпатической нервной системы, которая является частью любой эмоциональной реакции. Таламус служит сенсорным ретрансляционным центром, нейроны которого проецируются как в миндалину, так и в более высокие области коры для дальнейшей обработки.Миндалевидное тело играет роль в обработке эмоциональной информации и отправке этой информации (Fossati, 2012). Гиппокамп объединяет эмоциональные переживания с познанием (Femenía, Gómez-Galán, Lindskog, & Magara, 2012).

    Рис. 10.22 Лимбическая система, которая включает гипоталамус, таламус, миндалину и гиппокамп, участвует в обеспечении эмоциональной реакции и памяти.

    Ссылка на обучение

    Пройдите через этот интерактивный трехмерный тренажер мозга Open Colleges, чтобы освежить память о частях мозга и их функциях.Чтобы начать, нажмите кнопку «Начать изучение». Чтобы получить доступ к лимбической системе, щелкните значок «плюс» в правом меню (набор из трех вкладок).

    Миндалевидное тело

    Миндалевидное тело привлекло большое внимание исследователей, заинтересованных в понимании биологической основы эмоций, особенно страха и беспокойства (Blackford & Pine, 2012; Goosens & Maren, 2002; Maren, Phan, & Liberzon, 2013) . Миндалевидное тело состоит из различных субъядер, включая базолатеральный комплекс и центральное ядро ​​(Рисунок 10.23). Базолатеральный комплекс имеет плотные связи с множеством сенсорных областей мозга. Это очень важно для классической подготовки и для придания эмоциональной ценности учебным процессам и памяти. Центральное ядро ​​играет роль во внимании и связано с гипоталамусом и различными областями ствола мозга, регулируя деятельность вегетативной нервной и эндокринной систем (Pessoa, 2010).

    Рисунок 10.23 Анатомия базолатерального комплекса и центрального ядра миндалины проиллюстрирована на этой диаграмме.

    Исследования на животных продемонстрировали повышенную активацию миндалевидного тела у крысят, у которых есть запаховые сигналы в сочетании с поражением электрическим током, когда их мать отсутствует. Это приводит к отвращению к сигналу запаха, который предполагает, что крысы научились бояться сигнала запаха. Интересно, что когда мать присутствовала, крысы фактически отдавали предпочтение запаху, несмотря на то, что он ассоциировался с поражением электрическим током.Это предпочтение было связано с отсутствием увеличения активации миндалины. Это говорит о различном влиянии на миндалевидное тело контекста, (присутствие или отсутствие матери) определяет, научились ли детеныши бояться запаха или привлекаться к нему (Moriceau & Sullivan, 2006).

    Raineki, Cortés, Belnoue и Sullivan (2012) продемонстрировали, что у крыс отрицательный опыт ранней жизни может изменить функцию миндалины и привести к формированию подростковых моделей поведения, имитирующих человеческие расстройства настроения.В этом исследовании крысят в течение 8–12 дней после рождения получали либо жестокое, либо обычное лечение. Было две формы жестокого обращения. Первая форма жестокого обращения заключалась в неудовлетворительном постельном состоянии. У крысы-матери не было достаточного количества подстилки в клетке, чтобы построить нормальное гнездо, в результате чего она проводила больше времени вдали от своих детенышей, пытаясь построить гнездо, и реже кормила детенышей. Вторая форма жестокого обращения заключалась в задаче ассоциативного обучения, которая включала сочетание запахов и электрического раздражителя в отсутствие матери, как описано выше.Контрольная группа находилась в клетке с достаточным количеством подстилок и не беспокоилась со своими матерями в течение того же периода времени. У крысят, подвергшихся жестокому обращению, гораздо больше шансов проявлять симптомы депрессии в подростковом возрасте по сравнению с контрольной группой. Такое депрессивное поведение было связано с повышенной активацией миндалины.

    Исследования на людях также предполагают связь между миндалевидным телом и психологическими расстройствами настроения или тревогой.Изменения в структуре и функции миндалины были продемонстрированы у подростков, которые либо относятся к группе риска, либо у них были диагностированы различные расстройства настроения и / или тревожные расстройства (Miguel-Hidalgo, 2013; Qin et al., 2013). Также было высказано предположение, что функциональные различия миндалевидного тела могут служить биомаркером для дифференциации людей, страдающих биполярным расстройством, от людей, страдающих большим депрессивным расстройством (Fournier, Keener, Almeida, Kronhaus, & Phillips, 2013).

    Гиппокамп

    Как упоминалось ранее, гиппокамп также участвует в эмоциональной обработке.Как и в случае с миндалевидным телом, исследования показали, что структура и функция гиппокампа связаны с различными расстройствами настроения и тревожными расстройствами. У лиц, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), наблюдается заметное уменьшение объема нескольких частей гиппокампа, что может быть результатом снижения уровней нейрогенеза и ветвления дендритов (генерация новых нейронов и генерация новых дендритов в существующих нейронах, соответственно. ) (Wang et al., 2010). Хотя невозможно сделать причинно-следственную связь с подобными корреляционными исследованиями, исследования продемонстрировали улучшения в поведении и увеличение объема гиппокампа после фармакологической или когнитивно-поведенческой терапии у людей, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством (Bremner & Vermetten, 2004; Levy-Gigi, Szabó, Келемен и Кери, 2013 г.).

    Выражение лица и распознавание эмоций

    Культура может влиять на то, как люди проявляют эмоции. Правило культурного проявления — это один из набора культурных стандартов, которые регулируют типы и частоту проявления эмоций, которые являются приемлемыми (Malatesta & Haviland, 1982). Следовательно, у людей с разным культурным происхождением могут быть очень разные культурные правила отображения эмоций. Например, исследования показали, что люди из США выражают отрицательные эмоции, такие как страх, гнев и отвращение, как в одиночку, так и в присутствии других, в то время как японцы делают это только в одиночестве (Matsumoto, 1990).Кроме того, люди из культур, которые склонны подчеркивать социальную сплоченность, с большей вероятностью будут участвовать в подавлении эмоциональной реакции, чтобы они могли оценить, какая реакция наиболее уместна в данном контексте (Matsumoto, Yoo, & Nakagawa, 2008).

    Эмоциональность может быть связана с другими отличительными культурными особенностями. Например, в эмоциональной обработке могут быть гендерные различия. Хотя исследования гендерных различий в эмоциональном проявлении неоднозначны, есть некоторые свидетельства того, что мужчины и женщины могут по-разному регулировать эмоции (McRae, Ochsner, Mauss, Gabrieli, & Gross, 2008).

    Пол Экман (1972) исследовал человека из Новой Гвинеи, который жил в дописьменной культуре с использованием каменных орудий, и который был изолирован и никогда раньше не видел посторонних. Экман попросил мужчину показать, каким было бы выражение его лица, если бы: (1) друзья навещали, (2) его ребенок только что умер, (3) он собирался драться, (4) он наступил на вонючую мертвую свинью. После возвращения из Новой Гвинеи Экман более четырех десятилетий исследовал выражения лица. Несмотря на разные правила отображения эмоций, наша способность распознавать и воспроизводить эмоции на лице кажется универсальной.Фактически, даже врожденно слепые люди производят такое же выражение эмоций на лице, несмотря на то, что у них никогда не было возможности наблюдать эти выражения эмоций на лице других людей. Казалось бы, это наводит на мысль, что паттерн активности лицевых мышц, участвующих в формировании эмоциональных выражений, универсален, и действительно, эта идея была предложена в конце 19 века в книге Чарльза Дарвина The Expression of Emotions in Man and Animals (1872). . На самом деле, есть существенные доказательства семи универсальных эмоций, каждая из которых связана с различными выражениями лица.К ним относятся: счастье, удивление, печаль, испуг, отвращение, презрение и гнев (рис. 10.24) (Ekman & Keltner, 1997).

    Рисунок 10.24 Показаны семь универсальных выражений эмоций на лице. (кредит: модификация работы Кори Занкера)

    Конечно, эмоции отображаются не только через выражение лица. Мы также используем тон нашего голоса, различное поведение и язык тела для передачи информации о наших эмоциональных состояниях.Язык тела — это выражение эмоций в виде положения тела или движения. Исследования показывают, что мы весьма чувствительны к эмоциональной информации, передаваемой через язык тела, даже если мы не осознаем ее (de Gelder, 2006; Tamietto et al., 2009).

    Соедините концепции

    Эмоциональное выражение и регулирование эмоций

    Расстройство аутистического спектра (РАС) — это набор расстройств нервного развития, характеризующихся повторяющимся поведением, общением и социальными проблемами.Дети с расстройствами аутистического спектра испытывают трудности с распознаванием эмоционального состояния других, и исследования показали, что это может быть связано с неспособностью различать различные невербальные выражения эмоций (например, выражения лица) друг от друга (Hobson, 1986). Кроме того, есть данные, позволяющие предположить, что аутичным людям также трудно выражать эмоции тоном голоса и выражением лица (Macdonald et al., 1989). Трудности с распознаванием и выражением эмоций могут способствовать нарушению социального взаимодействия и общения, которые характерны для аутизма; поэтому были исследованы различные терапевтические подходы для решения этих трудностей.Различные учебные программы, когнитивно-поведенческая терапия и фармакологические методы лечения показали определенные перспективы в оказании помощи аутичным людям в обработке эмоционально значимой информации (Bauminger, 2002; Golan & Baron-Cohen, 2006; Guastella et al., 2010).

    Регулирование эмоций описывает, как люди реагируют на ситуации и переживания, изменяя свои эмоциональные переживания и выражения. Скрытые стратегии регуляции эмоций — это стратегии, которые происходят внутри человека, в то время как открытые стратегии связаны с другими людьми или действиями (такими как обращение за советом или употребление алкоголя).Алдао и Диксон (2014) изучали взаимосвязь между открытыми стратегиями эмоциональной регуляции и психопатологией. Они исследовали, как 218 студентов бакалавриата сообщили об использовании скрытых и явных стратегий и о своих симптомах, связанных с отдельными психическими расстройствами, и обнаружили, что явные стратегии эмоциональной регуляции лучше предсказывают психопатологию, чем скрытые стратегии. В другом исследовании изучалась взаимосвязь между пре-геймингом (актом обильного питья перед социальным мероприятием) и двумя стратегиями регуляции эмоций, чтобы понять, как они могут способствовать возникновению проблем, связанных с алкоголем; результаты предполагают связь, но сложную (Pederson, 2016).В этих областях необходимы дальнейшие исследования, чтобы лучше понять закономерности адаптивного и дезадаптивного регулирования эмоций (Aldao & Dixon-Gordon, 2014).

    Полное руководство по пониманию ваших эмоций

    Ваши эмоции имеют решающее значение для вашей способности адаптироваться к вызовам повседневной жизни. Когда вы чувствуете себя хорошо, вы можете не обращать внимания даже на самые обременительные задачи, но когда вы несчастны, вы смотрите даже на приятное занятие с чувством уныния и обреченности.

    Эмоции также влияют на наши отношения с другими людьми. Если друг рассказывает вам трагическую историю, и вы реагируете хихиканьем, вместо того чтобы выглядеть грустным или обеспокоенным, вы будете казаться грубым и бесчувственным. С другой стороны, если вы хмуритесь, когда вам следует улыбнуться шуткам друга, вы вызовете оскорбление по разным причинам.

    Срыв с руля из-за незначительного раздражения может заставить вас казаться чрезмерно или даже неуравновешенным. И наоборот, если вы с излишним весельем отреагируете на относительно незначительную хорошую новость, люди также будут сомневаться в вашей зрелости и стабильности.Младенцам разрешено визжать от удовольствия или выть от ярости, но, как взрослые, мы ожидаем, что будем сдерживать внешнее проявление наших чувств.

    Если вам нужно больше убедить нас в том, что эмоции влияют на нашу способность преуспевать или терпеть неудачу в решении жизненных проблем, подумайте о некоторых известных людях, чьи карьеры были разрушены из-за неправильной демонстрации своих чувств.

    В преддверии президентских выборов 2004 года кандидатура Ховарда Дина прекратилась практически в одночасье после того, как его «yaaahhhh» момент мгновенно стал сенсацией в Интернете.Эдмунд Маски в праймериз 1972 года совершил аналогичную политическую оплошность, в которой он прослезился после победы на праймериз в Нью-Гэмпшире (хотя он утверждал, что это были снежинки, мерцающие в утреннем свете). По иронии судьбы, в политическом мире после 2000 года слезы стали самой яростью. Хиллари Клинтон не считалась достаточно сочувствующей, пока ее глаза не затуманились, когда она отвечала на вопрос избирателя (опять же в Нью-Гэмпшире!), Но многие эксперты использовали это против нее, чтобы усомниться в ее искренности. Затем есть сентиментальные поступки лидера республиканцев Палаты представителей Джона Бонера, чьи слезные протоки, кажется, находятся в постоянной перегрузке.

    Эти примеры показывают не только то, что внешнее проявление внутренних чувств влияет на то, как нас воспринимают другие, но также и то, что эти эмоциональные проявления сильно зависят от культурных норм. Чтобы нас считали хорошо адаптированным членом общества, мы должны придерживаться этих норм или рисковать осуждением или насмешками.

    Психолог Пол Экман показал, что существует шесть основных эмоций, которые люди всех культур испытывают и распознают (счастье, печаль, удивление, гнев, страх и отвращение).Как и когда мы выражаем эти эмоции, в корне различаются в зависимости от норм каждой из наших культур, так называемых правил отображения , .

    Наши эмоции влияют не только на то, как другие относятся к нам, но и на наше внутреннее чувство благополучия. Мы склонны полагать, что то, испытываем ли мы положительные или отрицательные эмоции, отражает силы, находящиеся вне нашего контроля, обвиняя во всем, от наших генов до погоды.

    Однако многие люди не осознают, что эмоции не контролируются физиологией вашего тела строго так, как рефлексы.Вы не застряли на всю жизнь с эмоциональным оборудованием, запрограммированным в вашей ДНК.

    Чтобы понять, как вы можете контролировать свои эмоции, мы сначала должны сделать небольшой экскурс в раннюю историю психологии. Представления о том, что такое эмоции и что их вызывает, радикально изменились за последние 100 лет.

    Чтобы отправиться в это путешествие, с кого лучше начать, как не с Уильяма Джеймса, основателя американской психологии? Согласно Джеймсу и близким взглядам физиолога Карла Ланге, ваши эмоции полностью зависят от реакции вашего тела.На самом деле у них — это эмоций.

    Представьте, что вас преследует медведь. Если вы похожи на большинство из нас, страх и паника охватят все ваше существо, заставляя ваше сердце биться чаще, ладони вспотевать, а живот делать кувырки. Джеймс и Ланге приравняли эти реакции вашей вегетативной нервной системы к реальной эмоции страха. Согласно их теории (известной среди студентов-психиатров как печально известная «теория Джеймса-Ланге»), ваша телесная реакция не следует за эмоцией, она — это эмоция.

    Как сказал Джеймс: «Здравый смысл говорит, что мы теряем состояние, сожалеем и плачем; мы встречаем медведя, боимся и бежим; нас оскорбляет соперник, мы злимся и бьем, боимся, потому что дрожим … более рациональное утверждение. состоит в том, что мы сожалеем, потому что плачем, злимся, потому что ударяем, боимся, потому что дрожим »(Ellsworth, 1994, p. 222). В буквальном смысле, когда Джеймс и Ланге говорили о «интуитивной» (или инстинктивной) эмоциональной реакции, они имели в виду именно это.

    Многим людям трудно принять теорию Джеймса-Ланге.Здравый смысл, кажется, работает нормально, несмотря на утверждение Джеймса. Помимо того, что теория просто «чувствует себя» неправильной (так сказать), она также не выдержала проверки на научную приемлемость и поэтому в конечном итоге была отброшена как объяснение.

    Одна очень похожая теория, появившаяся вскоре после набега Джеймса-Ланге в эту область, была предложена физиологом Уолтером Кэнноном; точка зрения, которая теперь известна как теория «Кэннон-Бард» (отражающая его сотрудничество с докторантом по имени Филип Бард).Эта теория предполагает, что наши эмоции регулируются реакцией небольшой структуры мозга, известной как таламус. Например, таламус может почувствовать нападающего медведя. Это ощущение одновременно вызывает висцеральные реакции в теле и субъективные ощущения в мозгу.

    Теория Кэннон-Барда в конечном итоге тоже была дискредитирована, потому что не выдерживала экспериментальной проверки. Таламус может участвовать в некоторой эмоциональной регуляции, но это не горячая точка мозга для наших чувств.Вместо этого, кажется, что виновником таких эмоций, как страх, ярость и ревность, является миндалевидное тело.

    Идея о том, что наши эмоции можно контролировать, появилась в теории, разработанной Стэнли Шехтером и Джеромом Сингером в начале 1960-х годов. В своем ставшем уже классическом психологическом эксперименте они убедили студентов колледжа, что они получают пробную дозу витамина. Фактически экспериментаторы вводили студентам адреналин.

    Затем ученики наблюдали за «сообщником» (другим учеником, разыгрывающим экспериментальные инструкции), который либо рассердился, либо впал в эйфорию при заполнении набора анкет.Студенты, столкнувшиеся с разгневанным сообщником, сообщили, что они были разгневаны; те, кто столкнулся с эйфорической конфедерацией, сказали, что чувствуют себя счастливыми. Результаты показали, что сочетание возбуждения (вызванного адреналином) и контекста (поведение сообщника) влияло на эмоциональное состояние подопытного.

    Если перевести, исследование Шахтера-Зингера подразумевает, что на ваши эмоции влияет то, что происходит в окружающих вас людях и какие эмоции они выражают. Другой термин для этого — «эмоциональное заражение».«Если вы когда-либо испытывали желание плакать на свадьбе людей, которых вы не очень хорошо знаете, потому что все вокруг вас плачут в свои платки, вы знаете, как эти чувства могут распространяться. (Почему мы плачем на свадьбах — это отдельная история.)

    Однако ваши эмоции не должны становиться жертвой эмоций, которые выражают окружающие вас люди. Когнитивная революция в теории эмоций, возглавляемая психиатром из Пенсильванского университета Аароном Беком, показала, что только наши мысли могут вызывать наши эмоции.

    Исследования Бека депрессивных людей привели его к открытию, что дисфункциональное отношение и негативно оформленные автоматические мысли лежат в основе человеческого чувства печали. Дисфункциональное отношение — это способ взгляда на мир, который сосредотачивается на негативных и нереалистичных аспектах вашего опыта. Автоматическая мысль в негативной форме — это бессознательное убеждение, которое фокусируется на ваших слабостях, а не на ваших сильных сторонах. Вместе дисфункциональное отношение и автоматические мысли создают «негативную триаду», состоящую из негативного взгляда на себя, свой мир и свое будущее.Обширные исследования, основанные на теории Бека, привели к признанию его когнитивно-поведенческого метода терапии в качестве основного средства лечения депрессии.

    Даже если у вас нет клинической депрессии, вы можете позаимствовать страницу из сборника пьес Бека, чтобы понять свои эмоции. Например, грусть вызвана убеждением, что вы потеряли или потеряете что-то важное для вас, гнев вызвано убеждением, что кто-то что-то отнял у вас, а беспокойство основано на убеждении. что с тобой случится что-то плохое.Нереалистичное искажение вашего опыта порождает эти мысли, которые затем приводят к вашим негативным эмоциям.

    Рационально-эмоциональный психолог Альберт Эллис использует другой подход к когнитивной теории, в более широком плане рассматривая нашу склонность позволять нашим мыслям производить собственные страдания, порождаемые нами. Эллис считал, что посредством «мустурбации» мы позволяем нашим эмоциям доминировать над «обязательными»: «Я должен быть успешным», «Я должен быть любимым», «Я должен иметь то, что хочу». Эллис рассказал о модели эмоций «ABC»:

    A: Активация события (друг отказывается от ужина)

    + B: Вера (я никому не нравлюсь)

    = C: Последствия (печальное настроение, чувство отвержения)

    Чтобы изменить последствия (т.е. ваши эмоции), вам нужно изменить свои убеждения. Чтобы изменить свои убеждения, вам нужно изучить их. В этом примере вы можете поверить в то, что «я никому не нравлюсь», посмотрев на доказательства этого убеждения. Как вы думаете, почему вы никому не нравитесь? Означает ли отказ одного человека, что вы никому не нравитесь? Значит ли это, что никому никогда не понравится ? Значит ли это, что у вас , должно быть, у все такие же, как вы? (Это «мустурбация».)

    Вы можете изменить свои эмоциональные реакции, бросив вызов своим мыслям и убеждениям о себе.Как только вы начнете разбирать нелогичные основы своих эмоций, вы сможете освободиться от доминирования дезадаптивных эмоций гнева, ревности, отторжения и подавленности и вместо этого усилить свои адаптивные эмоции счастья, удовлетворенности и радости.

    Теперь, когда вы изменили свои мысли, у вас есть еще одна работа. Согласно «гипотезе лицевой обратной связи» эмоций, выражение вашего лица может влиять на ваше эмоциональное состояние. Когда вы активируете мышцы, контролирующие вашу мимику, вы фактически запускаете внутренние изменения, которые приводят к соответствующему настроению.Если вы нахмурится, вы рассердитесь. Если вы опустите уголки рта вниз, вам станет грустно. А если вы в улыбке приподнимете уголки рта, то почувствуете себя хорошо. Как говорится в песне, чтобы «прояснить серые небеса», просто «сделай счастливое лицо!»

    С этим эмоциональным ремонтным комплектом вы сможете сделать больше, чем серое небо. Вы не должны быть заложниками своего кишечника, таламуса или даже миндалины. Сосредоточьтесь на мыслях, , которые предшествуют вашим эмоциям, и вы обнаружите, что можете контролировать свое настроение.И не забывай улыбаться!

    Авторские права Susan Krauss Whitbourne 2012

    Чувствуя наши эмоции — Scientific American

    ВЕКА , мимолетный и в высшей степени субъективный мир чувств был сферой деятельности философов. Но в течение последних 30 лет Антонио Р. Дамасио стремился показать, что чувства — это то, что возникает, когда мозг интерпретирует эмоции, которые сами по себе являются чисто физическими сигналами тела, реагирующего на внешние раздражители.

    Дамасио родился в 1944 году в Лиссабоне, Португалия, и с 1986 года возглавляет кафедру неврологии Университета Айовы. Он и его жена, невролог Ханна Дамасио, создали одну из крупнейших в мире баз данных травм головного мозга, включающую сотни исследований поражений головного мозга. и диагностические изображения. Каким бы серьезным ни был ущерб, нанесенный пациентам Антонио Дамасио, все это дает ему представление о том, как возникают эмоции и чувства и как они могут повлиять на психическое заболевание.

    В последние годы Дамасио все больше интересуется той ролью, которую эмоции играют в наших процессах принятия решений и в нашем самооценке. В нескольких широко популярных книгах он показал, что определенные чувства являются краеугольным камнем нашего выживания. И сегодня он утверждает, что наши внутренние эмоциональные регулирующие процессы не только сохраняют нашу жизнь, но и фактически формируют наши величайшие культурные достижения.

    & mdash; Интервью Мануэлы Ленцен

    РАЗУМ : Профессор Дамасио, почему вы так очарованы природой человеческих эмоций?

    Антонио Р.Дамасио : Сначала меня интересовали все типы неврологических травм. Если одна область мозга потеряет способность функционировать, поведение пациента может измениться либо резко, либо незначительно. Однажды я спросил себя: чего не хватает человеку, который может блестяще пройти тест на интеллект, но не может даже организовать свою жизнь? Такие пациенты могут придерживаться совершенно рациональных аргументов, но не могут, например, избежать ситуации, сопряженной с ненужным риском. Подобные проблемы возникают в основном после травмы переднего мозга.Как показывают наши тесты, результат — отсутствие нормальных эмоциональных реакций. Меня по-прежнему очаровывает тот факт, что чувства — это не только темная сторона разума, но и то, что они помогают нам принимать решения.

    РАЗУМ : Вы различаете чувства и эмоции. Как же так?

    Дамасио : В повседневном языке мы часто используем эти термины как синонимы. Это показывает, насколько тесно эмоции связаны с чувствами. Но для нейробиологии эмоции — это более или менее сложные реакции организма на определенные раздражители.Когда мы чего-то боимся, наши сердца начинают биться чаще, во рту пересыхает, кожа бледнеет, а мышцы сокращаются. Эта эмоциональная реакция происходит автоматически и бессознательно. Чувства возникают после того, как мы осознаем в своем мозгу такие физические изменения; только тогда мы испытываем чувство страха.

    РАЗУМ : Значит, чувства формируются из эмоций?

    Дамасио : Да. Мозг постоянно получает сигналы от тела, регистрируя то, что происходит внутри нас.Затем он обрабатывает сигналы в нейронных картах, которые затем компилирует в так называемых соматосенсорных центрах. Чувства возникают, когда карты читаются, и становится очевидным, что эмоциональные изменения были записаны — как снимки нашего физического состояния, так сказать.

    РАЗУМ : Согласно вашему определению, все чувства берут свое начало в физическом. Так ли это на самом деле?

    Дамасио : Интересно, что не все чувства возникают в результате реакции тела на внешние раздражители.Иногда изменения просто моделируются в картах мозга. Например, когда мы сочувствуем больному человеку, мы в определенной степени внутренне воссоздаем его боль. Кроме того, отображение нашего физического состояния никогда не бывает полностью точным. Чрезвычайный стресс или крайний страх и даже физическая боль можно игнорировать; мозг игнорирует физические сигналы, передающие болевой раздражитель.

    РАЗУМ : Различие между эмоциями и чувствами напоминает идею дуализма философа 17-го века Рена Декарта, согласно которому тело и разум представляют собой автономные системы.Но вы отвергаете эту идею, как вы объясняете в своей книге «Ошибка Декарта ». Как мы должны видеть взаимосвязь между разумом и телом?

    Дамасио : Для меня тело и разум — это разные аспекты определенных биологических процессов. Философ Барух Спиноза поддержал сходные с моей взгляды по вопросу о теле и душе вскоре после Декарта. В своей книге «Этика » он писал: «Объект идеи, из которой состоит человеческий разум, — это тело». Таким образом, Спиноза предвосхитил открытия современной нейробиологии.

    РАЗУМ : Действительно, в своей последней книге В поисках Спинозы вы описываете этого человека как «психического иммунолога, разрабатывающего вакцину, способную создавать антитела против страсти». Так разве только жизнь, свободная от страстей, может быть хорошей?

    Дамасио : Спиноза очаровывает меня не только потому, что он опередил свое время своими идеями по биологии, но и своими выводами, которые он сделал из этих идей о правильном образе жизни и создании общества.Спиноза был очень жизнеутверждающим мыслителем. Он рекомендовал, например, противопоставлять отрицательные эмоции, такие как печаль и страх, радости. Он понимал эту практику как способ достичь внутреннего покоя и стоической невозмутимости.

    РАЗУМ : Какие еще функции имеют чувства, помимо помощи в принятии решений?

    Дамасио : Теперь мой интерес выходит за рамки вопроса о принятии решений. В нашей лаборатории мы более интенсивно работаем с такими социальными чувствами, как сочувствие, стыд или гордость — они составляют основу нравственности.Нейробиология помогает нам не только лучше понять человеческую природу, но и правила социального взаимодействия. Тем не менее, чтобы действительно понять это, нам нужен более широкий исследовательский подход: наряду с когнитивными и неврологическими науками, многие гуманитарные науки могли бы внести свой вклад, особенно антропология и социология.

    РАЗУМ : Кажется, ваше исследование также распространяется на определение сознания. Какую роль играют эмоции? Какую роль играет тело?

    Дамасио : Сознание, как и наши чувства, основано на представлении тела и его изменений при реагировании на определенные раздражители.Я был бы немыслим без этого представления. Я думаю, что люди сформировали представление о себе в основном для того, чтобы создать гомеостатический организм. Мозгу постоянно нужна актуальная информация о состоянии тела, чтобы регулировать все процессы, поддерживающие его жизнедеятельность. Это единственный способ выжить в постоянно меняющейся окружающей среде. Одних эмоций — без сознательных чувств — было бы недостаточно. Взрослые будут беспомощны, как младенцы, если вдруг потеряют самооценку.

    РАЗУМ : Значит, животные тоже должны обладать сознанием?

    Дамасио : Я действительно верю, что животные развивают очень базовую самооценку — то, что я называю «стержневым я».«Но для того, чтобы иметь более широкое« я », как у нас, требуется автобиографическая память.

    РАЗУМ : Вы верите, что когда-нибудь мы сможем создавать искусственное сознание и чувства?

    Дамасио : Организм может обладать чувствами только тогда, когда он может создать представление о функциях тела и связанных с ними изменениях, которые происходят в головном мозге. Таким образом организм может их воспринимать. Без этого механизма не было бы сознания.Неясно, может ли это когда-либо развиться в машине или действительно ли нам нужны машины с чувствами.

    РАЗУМ : Помогут ли исследования эмоций привести к лучшим формам терапии психических заболеваний?

    Дамасио : Без вопросов. Эмоциональные расстройства составляют основу большинства психологических заболеваний — хорошим примером этого является депрессия. В будущем будут разработаны специальные методы лечения, такие как новые виды лекарств, нацеленные на отдельные клеточные и молекулярные системы.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.