Политический конформизм: Политический конформизм

Политический конформизм

Понятие конформизма

Конформизм (от латинского языка «conformis» — подобный, сходный) является осознанным или неосознанным подчинением личности влиянию группы, в которую она включена.

Сущность конформизма сходна с внушаемостью. Но люди по-разному могут поддаваться внушению со стороны группы или совсем ему не поддаются в силу присущего им уровня внушаемости.

От внушаемости как формы некритического и непроизвольного принятия чужого мнения конформизм отличен тем, что наравне с неосознанным подражанием он может выражаться и произвольными его формами.

Определение 1

Конформизм является податливостью личности воображаемому либо реальному давлению группы, проявляющейся в изменении установок и поведения в соответствии с позицией большинства, даже если такая позиция изначально отвергалась субъектом.

Сущность политического конформизма

Политический конформизм является проблемой, заслуживающей особенного внимания.

В социальной психологии конформизм определен как поведение индивида в ситуации давления на него группы, приспособление к ее требованиям и ее нормам, которое не всегда может быть осознано человеком. Если человек идет на выборы голосовать не в силу своей убежденности в достоинствах какого-либо кандидата, а потому, что так проголосовал его родственник или знакомый, то он поступает как политический конформист. Также конформизм обозначается как способ приспособленчества в политике, который охарактеризован пассивным принятием существующего порядка, отсутствием своих политических принципов, позиций, «слепым» подражанием всяческим политическим стереотипам поведения, которые господствуют в этой системе политики.

Исследования проблемы политического конформизма продемонстрировали, что он расцветает при некоторых субъективных и объективных условиях. К примеру, если выборы проходят под дулами автоматов, то тяжело рассчитывать на то, что волеизъявление будет свободным. В тоже время, хорошо известно, что выборы в нашем государстве в последние годы перед «перестройкой» происходили отнюдь не в условиях репрессий, тем не менее, в силу политического конформизма более 90% избирателей отдавали собственные голоса за практически безальтернативного кандидата.

Готовые работы на аналогичную тему

Учение о политическом конформизме

С. Верба и Г. Алмонд одним из трех чистейших типов политической культуры выделяли «подданническую политическую культуру», характеризующуюся конформизмом. Ее отличает ярко выраженная ориентация на политическую систему и результат ее деятельности, и минимальное стремление участвовать в ее функционировании. Личность с подданнической культурой признает правительственный авторитет, но не желает участвовать в политической жизни.

Традиционно подданническая политическая культура существует в государствах с оформившейся социально-классовой структурой, то есть, там, где уже свершилась социальная стратификация, но группы общества, за исключением, может быть, управляющей, еще не осознали собственных коренных интересов, не научились отстаивать их. Власть в таких государствах склонна воспринимать народ простой общностью, не разделенной какими-то противоречащими интересами, сплоченной монолитно. Гражданин здесь воспринимает власть в образе гаранта справедливой раздачи благ социума. Он отстраненно относится к делам политики. В обществе преобладает политический конформизм.

Конформистское сознание стало типичным для тоталитарных и авторитарных режимов, где индивид утрачивает собственную самобытность, индивидуальность, неповторимость из-за приспособленчества на работе, в быту, партийной деятельности, на избирательном участке и т. п. У такого человека деформирована способность к творческому самостоятельному мышлению, он приучен к бездумному исполнению функций, и в итоге становится рабом. Явление политконформизма – один из факторов, способствующих развитию кризиса политики в государстве.

Однако в различных условиях конформизм для власти может играть различные роли. В условиях преобладания позитивного отношения населения к власти такое отношение становится элементом нормативного поведения. Оппонирование власти является уделом узкого нонконформистского меньшинства, и сопрягается с большими коллективными и персональными издержками. При молчаливом согласии большинства нонконформистское меньшинство становится объектом давления со стороны власти, испытывает трудности с увеличением собственных рядов за счет недовольной, но конформистски настроенной части общества.

Конформизм на данном этапе работает в пользу власти, расширяя пассивную базу поддержки и обеспечивая тем самым политическое равновесие на базе имеющегося статус-кво. В условиях же снижающегося доверия к властям конформизм оборачивается собственной противоположностью, и способствует образованию нового политического равновесия, которое основано на оппонировании властям со стороны большинства общества. Массовое неодобрение властей ведет к обращению критического отношения к властям в поведенческую норму.

Выражение лояльности к политической власти может обратиться в проявление «дурного тона», который вызывает неодобрение. Конформистское большинство начнет все более активно группироваться вокруг оппозиционных центров влияния. Такой перепад настроений будет отмечаться не только в широких общественных слоях, но и внутри государственно-партийного аппарата — к оппозиции присоединятся:

  • члены главной политической силы государства, боящиеся остаться не у дел,
  • чиновники, видящие в этом шанс для продолжения карьеры при новом режиме.

Замечание 1

Протестные настрои будут распространятся повсюду и угнездятся даже в силовых структурах, при этом сдерживать их будет гораздо труднее, чем ранее. Аналогичные процессы, причем раньше, чем где бы то ни было, обретут развитие в СМИ.

Такой тип сознания, действия и культуры не утрачен в политике и в наш период времени — множество политиков сегодня с легкостью перемещаются из одной партии в иную, из одного учреждения государства в иное с надеждой обрести весомую должность. Такого рода приспособленчество губит нарождающуюся демократию, представляет собой показатель отсутствия политической культуры у политиков и граждан.

Конформизм в политике — это… Что такое Конформизм в политике?

Конформизм в политике
Конформизм в политике
(лат. conformis — подобный, сходный) — способ политического при­способленчества, который характеризуется пассив­ным принятием существующего порядка, отсутстви­ем собственных политических позиций, принципов, «слепым» подражанием любым политическим сте­реотипам поведения, господствующим в данной по­литической системе. Г. Алмонд и С. Верба одним из трех чистых типов политической культуры вы­делили «подданническую политическую культуру», которая характеризуется конформизмом. Ее отли­чает сильная ориентация на политическую систе­му и результаты ее деятельности, но со слабой на­правленностью на участие в ее функционировании. Личность с подданнической политической культу­рой признает авторитет правительства, но не стре­мится к участию в политической жизни. Конформистское сознание и поведение интенсив­но формируется в условиях тоталитарного и автори­тарного политических режимов. Главное в них — не высовываться, быть таким, как все, не чувствовать себя личностью, быть податливым материалом, «че­ловеческим фактором», за который добрые власти­тели сделают все как нужно. Конформистское со­знание становится типичным для этих режимов, в результате чего индивид теряет свою самобытность, неповторимость, индивидуальность. Из-за приспо­собленчества на работе, в деятельности партийной организации, на избирательном участке и т. д. у человека деформируется способность к самостоятельному, творческому мышлению, он приучается бездумному выполнению функций, становится рабом. Данный тип сознания, культуры и действия не исчез в политике. Многие политики с легкостью пылинки перемещаются из одной политической партии в другую, из одного государственного учреждения в другое с надеждой получить весомую должность и т.п. Приспособленчество губит нарождающуюся демократию, является показателем отсутствия политической культуры у граждан, политиков.

Шпак В.Ю.

Политология. Словарь. — М: РГУ. В.Н. Коновалов. 2010.

Политология. Словарь. — РГУ. В.Н. Коновалов. 2010.

  • Конфликт традиции
  • Концепция политическая

Полезное


Смотреть что такое «Конформизм в политике» в других словарях:

  • БЕНЬЯМИН —         (Benjamin) Вальтер (1892 1940) – нем. философ культуры. Учился в ун тах Фрейбурга (Брейс гау) и Берлина, в 1919 защитил в Берне дис. “Понятие худож. критики в нем. романтизме”. В 1925 ун т Франк фурта на Майне отверг габилитационное соч.… …   Энциклопедия культурологии

  • Соединённые Штаты Америки — Соединенные Штаты Америки США, гос во в Сев. Америке. Название включает: геогр. термин штаты (от англ, state государство ), так в ряде стран называют самоуправляющиеся территориальные единицы; определение соединенные, т. е. входящие в федерацию,… …   Географическая энциклопедия

  • США. ИСТОРИЯ. ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД — США вышли из войны с беспрецедентным экономическим потенциалом. Другие индустриальные страны лежали в руинах, а производственные мощности США выросли и процветали; заводы, фермы, научные лаборатории, торговые суда были оснащены и укомплектованы… …   Энциклопедия Кольера

  • Джордж Уокер Буш — (George Walker Bush) Биография Джорджа Уокера Буша , карьера и достижения Биография Джорджа Уокера Буша , карьера и достижения, личная жизнь Содержание Содержание 1.Биография Дж. Буша. Первый интерес к миру . 2. Предвыборная кампания Дж. Буша.… …   Энциклопедия инвестора

  • ЕВРЕИНОВ —         Николай Николаевич (1879 1953) теоретик театра, драматург, режиссер. Окончил Училище правоведения в Петербурге. Гос. чиновник, затем режиссер в театре Комиссаржевской. Создатель Старинного театра (сезоны 1907 1908, 1910 1911),руководитель …   Энциклопедия культурологии

  • МЕРТОН —         (Merton) Роберт Кинг (р. 1910) амер. социолог, один из ведущих теоретиков структурного функционализма в социологии. Родился в Филадельфии. В 1931 окончил Темплский ун т (шт. Филадельфия). В 1934 40 преподавал социологию в Гарвард, ун те;… …   Энциклопедия культурологии

  • Италия — Итальянская Республика, гос во на Ю. Европы. В Др. Риме Италия (латин. Italia) территория, на которой жили италы (латин. Itali, русск. также Италии, италики}; этноним объединял все племена Апеннинского п ова, покоренные Римом в V III вв. до н. э …   Географическая энциклопедия

  • КРЕСТЬЯНСТВО —         (от рус. «крестьянин», первоначально христианин, человек; в совр. значении с кон. 14 в.), в досоциалистич. формациях совокупность мелких с. х. производителей, ведущих индивидуальное хозяйство силами своей семьи; при социализме… …   Философская энциклопедия

  • ФАШИЗМ —         (итал. fascismo, от fascio пучок, связка, объединение), политич. течение, возникшее в период общего кризиса капитализма и выражающее интересы наиболее реакционных и агрессивных сил империали стич. буржуазии. Ф. у власти террористич.… …   Философская энциклопедия

  • Либерализм в христианстве — Христианство Портал:Христианство · ‎ …   Википедия

Что такое конформизм 📙 и его место в политической жизни

  1. Что такое политический конформизм
  2. Мнение ученых по поводу политического конформизма

Понятие «конформизм» в переводе с латинского языка означает «подобие». Другими словами конформизм — это пассивное принятие или бездумное следование другим интересам. Основная суть конформизма заключается в оказания влияния на человека или группу людей, внушать или навязывать им свою точку зрения. Каждый человек может по своему поддаваться влиянию или вообще не поддаваться, это зависит от уровня и ситуации. Внушение зависимо от формы непроизвольного или не критического принятия иной точки зрения и взглядов отличается, поскольку неосознанность может выражаться непроизвольно.

В особенности конформизм проявляется при изменении установок и поведения одного человека с позицией других, независимо от того, что изначально данная позиция не была принята.

В каждой политической деятельности присутствует такое понятие как «конформизм». С точки зрения психологов, под конформизмом подразумевается поведение человека в любой ситуации и давление на него группы людей. Человек не всегда может правильно оценить ситуацию или понять, поэтому внушение и навязчивость своей позиции другими, может повлиять на итоговый результат. К примеру, если взять выборы какого — либо кандидата в депутаты, руководителя, человек идет голосовать, потому что так надо. Свой голос он отдает за того кандидата, за которого проголосовал его друг или родственник. Его неосознанность или незаинтересованность в процессе, послужили тому, что он повел себя как политический конформист.

Не нашли что искали?

Просто напиши и мы поможем

Конформизм можно растолковать и с другой стороны, как способ приспособиться к политической ситуации и пассивным принятием действующего порядка. Подобные действия расцениваются как отсутствие своих политических принципов, позиций и подражанием вести себя подобно некоторым индивидам политической сферы.

Важно!

Как показало исследование политического конформизма, то существует одна большая проблема: он продолжает прогрессировать при наличии благополучных условий. Если взять к примеру те же выборы, вроде все происходит легально, но люди делают свой выбор в пользу того кандидата, который или подкупил или пригрозил. Так возможно было раньше, но нынешние выборы в нашей стране происходят не в условиях репрессий, но даже несмотря на это, около 90% людей голосовали за кандидата, в которого нет ничего общего с политикой и практически безальтернативный.

Такие ученые как С.Верба и Г. Алмонд выделили тип политической культуры как «подданническая», которая также характеризуется конформизмом. Она заключается в том, что человек с подданнической культурой уважает и признает правительство и его членов, но не принимает активное участие в политической жизни, а тем более уж не ходит избирать новых руководителей. Его позиция — это минимальное участие в политической системе.

В основном подданническая политическая культура присутствует в некоторых государствах, где уже есть социальный слой общества или группы, которые не осознали личных интересов и не могут отстоять их. Практически в таких государствах власти не воспринимают свой народ за людей, которые могут активно принимать участие в политической жизни, высказывать свои позиции. Но, тем не менее, гражданин воспринимает власть государства — как гарантию в завтрашнем дне и верит в справедливость, но сам отстранен от дел политики.

Конформистское поведение стало привычным при тоталитарном и авторитарном режимах. Человек как индивидуальность, не может проявить свои способности и качества из-за приспособления к рабочему процессу, бытовой жизни. Он зацикливается на своих проблемах, ему легко внушить любую позицию, даже если она будет не правильной. Человек теряет способности к творчеству, ему тяжело реализовать себя личность, самостоятельно мыслить и бездумно действовать. Человеческие возможности ограничены, и из свободного гражданина он становится рабом. Политический конформизм является одним из основных факторов, которой способствует развитию кризисной ситуации в государстве.

Сложно разобраться самому?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

В некоторых случаях, политический конформизм принимает другую сторону. Доброжелательное отношение к населению государства становится нормой поведения. Власти сопрягаются групповыми и индивидуальными издержками, те кто не стал участником коллектива, испытывает трудности.

Можно сказать, что явление конформизма способствует процветанию власти, тем самым расширяя круги пассивной поддержки и обретая политическое равновесие. Когда доверие со стороны граждан снижается, то это способствует формированию нового политического равновесия. Неодобрение большого количества людей приводит к критической ситуации по отношению к властям.

Лояльное отношение к политической власти, оборачивается не всегда лучшим образом, в большинстве случаев такое поведение вызывает неодобрение. Группы конформистов начнут активно действовать, и такая ситуация может быть не только в широких общественных слоях, но и внутри государственного аппарата. К группе активистов оппозиции могут присоединиться:

  1. Участники политического движения, которые будут бояться остаться без статуса и работы;
  2. Олигархи, чиновники, которые используют ситуацию для дальнейшего существования своего бизнеса, только в новых условиях.

Акция протеста будет расширяться, и предотвратить ее будет практически невозможно. Подобные процессы станут популярными, и развиваться, благодаря средствам массовой информации. Возможность аналогичной ситуации может иметь место и в нашей нынешней политике, ведь стоит только наблюдать, как большинство политиков перемещаются из партий в партию, прыгая с одной организации в другую, в поисках выгоды для себя, но никак не для общества. Подобное поведение возрождает демократию и указывает на отсутствие политической культуры у большинства политиков.

Конформизм российского общества и его опасность в оценке деятельности глав российских правительств (четыре историко-политических портрета) Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

Позиция

Дмитрий АЯЦКОВ

КОНФОРМИЗМ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА И ЕГО ОПАСНОСТЬ В ОЦЕНКЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГЛАВ РОССИЙСКИХ ПРАВИТЕЛЬСТВ (ЧЕТЫРЕ ИСТОРИКОПОЛИТИЧЕСКИХ ПОРТРЕТА)

Статья посвящена анализу влияния политического конформизма на реформы и причин их неудач. На примере судеб нескольких глав российских правительств ХХ в. — Столыпина, Рыкова, Косыгина и Путина — проведено исследование восприятия общественным мнением того или иного политика и его связи с конкретной реформой или выбором альтернативы развития.

The article is devoted to the analysis of the influence of political conformism on the progress of reforms and the reasons for their failures. The study investigates the public opinion on one or another politician and his connection with certain reform or choice of development alternative on example of the four Russian prime ministers of the 20th century — Stolypin, Rykov, Kosygin, and Putin.

Ключевые слова:

конформизм, восприятие политика общественным мнением, столыпинские преобразования, косыгинские реформы, план Путина; conformism, public opinion on politician, reforms of Stolypin, reforms of Kosygin, Putin’s plan.

В настоящее время перед Россией открываются различные варианты выбора дальнейшего пути, причем окончательный выбор остается за российским обществом и должен быть сде -лан народом в ближайшее время. В ходе оценки как современных, так и исторических событий часто возникает вопрос о восприятии обще -ственным мнением того или иного политика.

Исторические факты и события служат доказательством того, что довольно часто в России игнорирование и осуждение обществом действующей власти приобретает массовый характер. Митинги 10 декабря 2011 г. на Болотной площади и в регионах, участие в них десятков тысяч россиян, на наш взгляд, не что иное, как податли вость новомодному мнению, склонность к конформизму1, свиде -тельство чрезвычайной внушаемости российского общества, кото рое часто бросается из крайности в крайность. Почему же среди россиян так распространен конформизм, о котором еще сто лет назад писал французский посол Морис Палеолог, — мгновенно верить неправдоподобно плохому о своих вчерашних кумирах, при -мыкать к мнению других под видом принятия самостоятельного решения?2

Вслед за русским социологом Н.И. Кареевым3, для которого зада -чей научной «историологии» было рассмотрение личности как исхо -дного и ключевого субъекта социальной жизни, проведем на при -мере судеб некоторых глав российских правительств — Столыпина, Рыкова, Косыгина и Путина — исследование такой проблемы, как

1 В оценке данных событий может быть употреблен и иной термин — «нонконформизм». Однако, считая данные поведенческие реакции звеньями одной цепи и полагая, что с точки зрения своей сущности нонконформизм не выступает в качестве антонима конформизма, а при более детальном рассмотрении между этими видами поведения обнаруживается очень много общего, в данной статье будет использоваться термин «конформизм».

2 Палеолог М. Царская Россия во время мировой войны. — М., 1991, с. 158.

3 Кареев Н.И. Сущность исторического процесса и роль личности в истории. — СПб., 1914.

АЯЦКОВ

Дмитрий

Федорович —

д.и.н., профессор;

директор

Поволжского

института

им. П.А. Столыпина

— филиала РАНХиГС

[email protected]

влияние общественного мнения и кон -формизма на ход российских реформ и причины их неудач.

В течение последних ста лет в России продолжаются реформы и трансформа -ции, сопровождающиеся неприятием идей реформ и самих реформаторов насе лением, политическими потрясениями, сменой власти, экономическими кризи -сами. Причины краха реформ, их непо -следовательности, как и причины частых смен глав правительств, не идущих на пользу России, часто кроются в конфор мизме российского общества, в отсутствии общественной поддержки реформа торов и первых лиц государства. Как часто бывало в истории, на начальном этапе реформ общественное сознание превра щает реформаторов в кумиров, но затем, с появлением новомодных теорий, поли тических течений или трудностей в осу ществлении реформ, отворачивается от любимых ранее политиков и отказывает им в поддержке. В этом беда России и ее народа.

Признание заслуг, ума и таланта многих реформаторов зачастую приходит слиш -ком поздно или лишь со стороны. Не слу -чайно выражение, восходящее к сюжету из Евангелия (Матф., 13, 57): «Нет пророка в своем отечестве». Многих российских реформаторов постигла нелегкая участь. Конформизм российского общества, без думное, неоправданное следование не всегда верному общему мнению зачастую становились и становятся причиной кру шения реформ и невероятных трудностей в процессе их осуществления.

Этапы развития России XX в. — ста -новление конституционной монархии и реформы начала XX в., ломка политиче -ского и экономического строя в 1920 -х

— 1930 -х гг., попытки рыночных преоб -разований советской экономической системы 1960 -х гг. и глубинные транс -формационные процессы современности

— выдвинули на первый план ряд ярких исторических деятелей, способствовали раскрытию потенциальных возможностей личности, дали мощный энергетический импульс появлению политиков, неравно душных к дальнейшим судьбам страны и искренне желавших ей успеха. Однако многих реформаторов и глав правительств ожидала весьма нелегкая участь…

Первым великим реформатором XX в. можно считать погибшего от рук анар

хиста и агента царской охранки пред -седателя Совета министров Российской империи Петра Аркадьевича Столыпина (1862—1911). Как и современные поли -тики, Столыпин должен был предложить обществу программу системных реформ, которые могли разрешить стоящие перед страной проблемы. Его наиболее извест -ная и ставшая крылатой фраза: «Нам нужна великая Россия» и сегодня явля -ется политически эффектной и может считаться лучшей в ораторском арсенале российских политиков. Столыпин в крат чайшие сроки смог сформулировать идео логию российских реформ, определить их главные направления. На посту премьер министра России Столыпин провел системные реформы, сутью которых стало формирование институтов правового государства1.

По существу, Столыпин решал ту же стратегическую задачу, что и нынешние политические лидеры России — форми -рование модернизированного граждан-ского общества и правового государства, соответствующего современному вектору общемирового цивилизационного про цесса2. Для оценки современной ситуации представляет интерес опыт Столыпина с созданием в III Думе «правительственной» партии, от голосования которой зави -села оперативность принятия правитель ственных законопроектов. Исторические параллели можно провести, анализируя и другие аспекты проводимой премьер министром политики — укрепление регулирующих функций государства и испол нительной ветви власти, сохранение целостности государственного единства, реформирование местного управления и самоуправления.

Столыпин был одним из немногих поли -тиков своего времени, понимавших необ ходимость формирования гражданского общества и расширения его прав и сво бод. Чрезвычайно актуальны в наши дни столыпинские реформы в области суда и судопроизводства. Одной из важнейших составляющих столыпинской программы была нерешенная и сегодня задача обе спечения социального партнерства между различными слоями населения, развития социального страхования и пенсионного

1 Могилевский К.И., Соловьев К.А. П.А. Столыпин: личность и реформы. — М., 2011, с. 7.

2 Столыпин П.А. Мысли о России / под общ. ред. П.А. Пожигайло. — М., 2011, с. 6.

обеспечения. Во многом созвучны совре -менности идеи столыпинских аграрных преобразований. Не случаен вывод совре менных российских авторов о том, что столыпинская аграрная реформа поро дила устойчивую традицию форм хозяй ственной и экономической самоорганиза ции крестьян, которая не только просле живается в последующие десятилетия, уже после прихода большевиков к власти, но и может быть обнаружена в сегодняшнем фермерском движении1.

Как и перед нынешним премьер министром, тогда, сто лет назад, перед Сто лыпиным стояла весьма нелегкая задача — убедить общественно -политические силы страны в рациональности и эффектив -ности выбранного курса, в том, что про грамма правительства направлена на длительное развитие России, ее стаби лизацию и модернизацию. Однако, как и сегодня, проведение его реформ, так нуж ных России, натолкнулось на противодей ствие. По истечении ста лет со дня гибели Столыпина становится очевидным, что лишь сегодня он смог получить безуслов -ное признание в исторической памяти российского народа. Однако современ -ники оценивали Столыпина весьма жестко, неоднократно он подвергался необоснованной критике монархистов и левых оппонентов, придворных кругов и либералов, широкой общественности. Даже убийство Столыпина опечалило не всех: не высказывали сожаления при дворные круги, общественность считала, что «сгинул еще один сатрап»2. Реформы Столыпина не были доведены до конца, а тайна его убийства так и осталась нерас -крытой. Судьба Столыпина служит подтверждением опасности политического конформизма и является примером того, что общество не всегда способно оценить реформаторов при их жизни.

Весьма печально сложилась и судьба дру гого главы российского правительства — репрессированного в 1938 г. Алексея Ивановича Рыкова (1881—1938). С 1923 г.

1 Наумов С.Ю., Посадский А.В., Ожегова О.А., Мерзляков С.Л. Книга о русском дворянине: П.А. Столыпин в пространстве исторической памяти. — Саратов, 2011, с. 25.

2 Гучков А.И. Речь, произнесенная 3 октября 1911 г. в Петербургском клубе обществен ных деятелей // Убийство Столыпина: свидетельства и документы. — Рига, 1990, с. 284—285; Шубинский И.П. Памяти П.А. Столыпина // Правда Столыпина. — Саратов, 1999, т. 1.

Рыков занимал прочную позицию в партий -ном и советском руководстве и фактически возглавил СНК в отсутствие тяжело боль ного Ленина, после смерти которого был утвержден 2 февраля 1924 г. Председателем СНК СССР. Особое внимание Рыков уделял развитию экономики, в т.ч. созда -нию свободного рынка, стимулирующего подъем не только сельского хозяйства, но и промышленности. И сегодня актуальны его идеи осуществления экономических реформ на основе проведения грамотной социальной политики и улучшения условий существования граждан страны. Повторяя мысль Столыпина, Рыков считал, что для прогрессивного развития страны потре буется несколько «спокойных» десятиле тий, без «сверхиндустриализаций» и кре -стьянских восстаний, прокатившихся по Советской стране в конце 1920 -х гг. из — за кризиса хлебозаготовок. Только в итоге такого «спокойного» развития станет воз можным, писал Рыков, «непосредственное социалистическое строительство»3. Однако политические оппоненты Рыкова объявили курс на свертывание нэпа.

Будучи не согласным с курсом И.В. Сталина, Рыков в конце 1920 х гг. выступил против применения чрезвы чайных мер и форсирования коллекти визации и индустриализации. Он ратовал за решение продовольственных труд ностей экономическими мерами, путем повышения закупочных цен на зерно, усиления помощи хозяйствам бедняков и середняков4. Взгляды Рыкова и его сто -ронников были названы «правым укло -ном». В 1930 г. окончательное поражение Рыкова было закреплено его отставкой с поста Председателя Совнаркома 19 дека бря 1930 г. и освобождением от членства в Политбюро. Поражение Рыкова предо пределило окончательный отход от нэпа и открыло дорогу сплошной коллективи зации и репрессиям. В качестве одного из главных обвиняемых Рыков был привле чен к третьему московскому процессу по делу «правотроцкистского антисоветского блока».

Общественное мнение по отношению к этому главе советского правительства наиболее ярко рисует резолюция собра

3 Рыков А.И. Хозяйственное положение страны и задачи партии. — М. -Л., 1927, с. 56.

4 Рыков А.И. Статьи и речи. В 4 т. / под ред. Г.И. Ломова, М.А. Савельева. — М. -Л., 1927-1929, т. 1-3.

ния рабочих, служащих и инженерно технических работников московского завода «Серп и молот» под названием «Раздавить гадину»1. Резолюция гласила: «Убийцам, шпионам, предателям, фашист -ским выродкам из “право -троцкистского блока”, всем этим бухариным, рыковым, ягодам и другим предателям нет и не может быть места на нашей священной советской земле… Мы выражаем твердую уверенность в том, что советский суд, суд великого, могучего народа, выразит нашу волю и беспощадно раздавит ползучую гадину!» Авторы резолюции, формиро -вавшие общественное мнение трудящихся СССР, дали негативную оценку деятель ности противников сталинской админи стративной модели в угоду политической конъюнктуре. Таким образом, в историче -ской памяти современников Рыков долгое время оставался врагом народа. 13 марта 1938 г. он был приговорен к смертной казни и реабилитирован Главной военной прокуратурой СССР лишь в 1988 г.

На рыковских идеях нэпа строилась дру -гая экономическая реформа — реформа 1965—1967 гг., которую экономисты спра -ведливо ставили в один ряд с нэпом2. Эту реформу часто называют «косыгин ской» по имени Алексея Николаевича Косыгина (1904—1980), Председателя Совета Министров СССР в 1964—1980 гг. Определяя результаты реформы, одни авторы считают ее главным итогом «всту пление в полосу застоя»3 и оценивают реформу как «нерешительный» и «непо следовательный» шаг в сторону рыночной экономики. Другие авторы, напротив, видят в реформах Косыгина «попытку вне -дрения элементов хозяйственной само -стоятельности в модель централизованной плановой экономики»4. Косыгин — един -ственный из высших руководителей СССР работал при трех Генеральных секретарях

— Сталине, Xрущеве, Брежневе; на протя -жении 16 лет он был Председателем Совета Министров СССР. Не только современ —

1 Правда, 1938, 3 марта, с. 1.

2 Бирман А. Мысли после пленума // Новый мир, 1965, № 12, с. 34.

3 Голанд Ю., Некипелов А. Косыгинская рефор -ма: упущенный шанс или мираж? // Российский экономический журнал, 2010, № 6, с. 44.

4 Кочнева К.А. Реформы А.Н. Косыгина и причины их неудач // Вопросы истории, 2009, № 1,

с. 36-53; № 2, с. 81-90; Губанов С. «Косыгинская реформа»: итоги и уроки // Экономист, 2004, № 4,

с. 42-52.

ники, но и историки называют Косыгина самым умным и интеллигентным главой правительства за всю послевоенную исто рию Советского Союза.

Мысли А.Н. Косыгина о развитии эко -номики, о принципах существования со -временной цивилизации и сегодня пора -жают своей точностью и актуальностью5. Он первым из высших руководителей страны предпринял серьезную попытку перестройки народного хозяйства, кото рую затем охарактеризовали как предтечу рынка. Xозяйственная реформа Косыгина не означала лишь введение рыночных элементов в социалистическую эконо мику и перевод предприятий на новую систему планирования и экономического стимулирования. Реформы Косыгина представляли собой комплекс политиче ских, экономических, институционально организационных и управленческих реше -ний6. Восьмая пятилетка 1966-1970 гг., выпавшая на период реформ, считается самой удачной за весь период развития экономики СССР.

Противоречия между правительством и ЦК задушили и приостановили косы -гинские преобразования. Окончательно подорвало здоровье Косыгина его отстра нение от должности Председателя Совета Министров СССР. Алексей Николаевич Косыгин умер 18 декабря 1980 г. О его кончине официальный Кремль сообщил только через три дня, т.к. эта дата почти совпала с днем рождения Генерального секретаря Л.И. Брежнева. Незаслуженно горьким и печальным оказался итог много -гранной деятельности Косыгина. Косыгин не воспринимался в сознании советских людей как реформатор. Не только опала генсека, но и отсутствие гражданственно сти, ответственности общества за реали -зацию реформ и нежелание руководства страны заручиться поддержкой населе -ния при осуществлении преобразований привели, в конечном счете, к поражению косыгинской реформы и последующему застою. Анализируя сегодня причины неудачи косыгинских реформ, не стоит забывать, что современный мир стоит перед фактом формирования новой пара дигмы сочетания плановых и рыночных

5 Косыгин А.Н. К великой цели // Избранные речи и статьи. В 2 т. — М., 1979.

6 Соболев Э.Н. Косыгинские реформы — невыученный урок истории // Вопросы экономики, 2009, № 8, с. 149.

механизмов, чтобы вернуть мировую эко -номику из кризисного в сбалансирован -ное состояние, поэтому как никогда становится актуальным учет исторического опыта.

Роль личности в истории во многом зависит от характера той или иной исто -рической эпохи. Современный период также является судьбоносным как для стран постсоветского пространства, так и для всего мира в целом. В первое деся -тилетие XXI в. — кратчайший по истори -ческим меркам срок — Россия не только преодолела экономический кризис 1990 — х гг., доставшийся в наследство от СССР, но и вошла в десятку крупней ших экономик мира. Период экономи -ческого роста обеспечила достигнутая политическая стабильность. Произошло укрепление государственной системы, международного положения, был преодо лен региональный сепаратизм, стабили зировалась общественно- политическая ситуация. Во многом это было связано с именем второго президента Российской Федерации (2000—2008 гг.), Председателя Правительства Российской Федерации с 2008 г. Владимира Владимировича Путина.

В 2007 г. американский журнал «Тайм» признал президента России «Человеком года». Давая обоснование своему выбору, редакция отметила, что «В.В. Путин про -демонстрировал мастерство руководства, принеся стабильность нации, которая мало с ней знакома, и вернув Россию к мировой власти»1. Британские СМИ также указывали на то, что В.В. Путину «удалось вырвать Россию из исторической тенденции, которая при ее продолжении могла привести к распаду России как государства»2. В январе 2010 г. австралий -ский либеральный политик Кэмерон Росс назвал Владимира Путина лучшим лиде ром России со времен Петра I, отметив ряд достижений в период его президент -ства3. В то же время некоторые аналитики давали негативные оценки деятельности Путина.

Как бы мы ни относились к близким нам событиям российской истории начала

1 Цит. по: Медведев Р. Владимир Путин. Восемь лет спустя. Последние месяцы на посту президента // Еженедельник, 2000, № 1, с. 2.

2 The Times, 4 December 2007.

3 The Sydney Morning Herald, 11 January 2010.

XXI в. и сколько бы ни критиковали те или иные ее стороны и аспекты, тем более что предшествующие выборы позволяют это делать многочисленным оппонентам, нельзя не признать поступательное раз витие России по пути исторического про -гресса за прошедший период. Именно в это время, благодаря реализации «плана Путина», произошли коренные измене -ния в общественном развитии страны, было четко заявлено о целях и задачах строительства качественно нового обще ства. Россия восстановила позиции одной из ведущих мировых держав. Возросший авторитет страны делает ее участие в меж дународных делах все более востребован ным. Для полной и объективной оценки современности необходимо учитывать все эти особенности.

Отсутствие прочной опоры реформато ров, ненадежность общественных кругов в деле поддержки реформ, конформизм значительной части общества зачастую становятся причиной крушения реформ. Негативное общественное мнение, него товность народа к восприятию реформ, политическое приспособленчество, кото рое характеризуется слепым подража -нием новым политическим стереотипам поведения, господствующим в данный момент, сегодня могут приостановить ход преобразований. Только с высоты исто рической ретроспективы общество начи нает аплодировать подлинным реформа торам.

С учетом того, что современная гло -бализация существенно повышает роль личности в инновационных и модерниза ционных процессах, последующие поко ления историков, несомненно, придут к целенаправленному изучению практиче ского наследия Путина и будут говорить об отдельных аспектах и особенностях «плана Путина», путинских реформах, оценят успехи и просчеты осуществления приоритетных национальных проектов модернизации страны и путинской поли тики.

Как показывает история, успешность реформ и значимость того или иного политического деятеля не всегда очевидна современникам, конформизм которых и отказ поддержать в нужный момент того или иного политического деятеля могут серьезно затормозить поступательное раз витие страны.

Политический «конформизм» и «нонконформизм» в агиографии средневизантийского периода.

Mantova, Julia B.. «Политический «конформизм» и «нонконформизм» в агиографии средневизантийского периода.: Византия и византийское наследие в России и в мире. Тезисы докладов ХХ Всероссийской научной сессии византинистов.». Byzantinische Bibliographie Online. Berlin, Boston: De Gruyter, 2012. https://www.degruyter.com/database/BYZ/entry/byz.9cb89007-ee43-4f47-af61-cbb5da0d7d11/html. Accessed 2022-03-28. Mantova, J. (2012). Политический «конформизм» и «нонконформизм» в агиографии средневизантийского периода.: Византия и византийское наследие в России и в мире. Тезисы докладов ХХ Всероссийской научной сессии византинистов.. In Byzantinische Bibliographie Online. Berlin, Boston: De Gruyter. https://www.degruyter.com/database/BYZ/entry/byz.9cb89007-ee43-4f47-af61-cbb5da0d7d11/html Mantova, J. 2012. Политический «конформизм» и «нонконформизм» в агиографии средневизантийского периода.: Византия и византийское наследие в России и в мире. Тезисы докладов ХХ Всероссийской научной сессии византинистов.. Byzantinische Bibliographie Online [online]. Berlin, Boston: De Gruyter. Available from: https://www.degruyter.com/database/BYZ/entry/byz.9cb89007-ee43-4f47-af61-cbb5da0d7d11/html. [Accessed 2022-03-28] Mantova, Julia B.. «Политический «конформизм» и «нонконформизм» в агиографии средневизантийского периода.: Византия и византийское наследие в России и в мире. Тезисы докладов ХХ Всероссийской научной сессии византинистов.» In Byzantinische Bibliographie Online. Berlin, Boston: De Gruyter, 2012. https://www.degruyter.com/database/BYZ/entry/byz.9cb89007-ee43-4f47-af61-cbb5da0d7d11/html Mantova J. Политический «конформизм» и «нонконформизм» в агиографии средневизантийского периода.: Византия и византийское наследие в России и в мире. Тезисы докладов ХХ Всероссийской научной сессии византинистов.. In: Byzantinische Bibliographie Online. Berlin, Boston: De Gruyter; 2012. Available from: https://www.degruyter.com/database/BYZ/entry/byz.9cb89007-ee43-4f47-af61-cbb5da0d7d11/html [Accessed 28 Mar 2022].

Общество после протестов. Как Навальный выталкивает обывателя из зоны комфорта — Левада-Центр

Нет ничего более банального: гонца, приносящего плохие вести, казнят. Поэтому неудивительно, что возвращение Алексея Навального и суды над ним усилили недоверие к нему российского общества. Его рейтинг недоверия вырос на шесть процентных пунктов, с 50% до 56%.

Для «молчаливого большинства» (которое не столь уж молчаливо и всякий раз пролонгирует существование нынешнего политического режима, голосуя на выборах) главный оппозиционер сыграл роль как раз такого гонца с дурными вестями. Своим возвращением, своими расследованиями, фильмом о «дворце Путина» он предъявил новые доказательства коррумпированности и моральной несостоятельности государственной верхушки. Но об этом средний обыватель, представитель большинства, не хочет знать, блокируя плохую и компрометирующую власть информацию.

Так было в ситуации со сбитым малайзийским боингом в 2014 году (всего 2% респондентов считали виновной стороной Россию), в истории со Скрипалями (3% винили российские спецслужбы), и вот теперь с Навальным (55% не доверяли или скорее не доверяли информации о том, что лидер оппозиции был намеренно отравлен).  Средний россиянин отказывается верить в плохое – в вину власти, отталкивает от себя подозрения, запрещает себе думать. Те, кто предъявляют новые и новые доказательства, раздражают его во все большей степени. И приобретают высокий антирейтинг.

Навальный невероятно дорогой ценой нарастил рейтинг доверия – он увеличился на 1 процентный пункт (до 5%). Это выше, чем у Геннадия Зюганова, но ниже, чем, например, у Сергея Лаврова. Таков ответ общественного мнения.

Есть множество нюансов, свидетельствующих о том, что массовые настроения меняются: рост гражданского самосознания, новые люди – молодые и возмущенные – на улицах, гигантские различия в представлениях о мире и, соответственно, в отношении к Навальному между возрастной группой 18-24 и 55+, поразительные примеры гражданского сочувствия, сопротивления, конкретной помощи жертвам произвола.

Однако «глубинный народ» стоит гигантской то ли берлинской, то ли китайской стеной – насупленный, недоверчивый, мрачноватый. Он или равнодушен к недовольству гражданского общества и произволу властей, или раздражен протестующими. Его конформизм иной раз становится не просто равнодушно-автоматическим, а яростно-агрессивным: тот же Навальный разрушает не слишком благостную, но зато стабильную картину мира.

Обыкновенный конформизм

Массовый конформизм – один из предохранителей системы Путина. Как, впрочем, и вообще любого авторитарного механизма: Марчелло Клеричи, герой «Конформиста» Альберто Моравиа, мечтал о том, чтобы стать средним человеком, быть, как все, ничем не отличаться от других внутри муссолиниевской системы. Конформизм – не отклонение от нормы в таких политических моделях, а норма.

Собственно, отсюда стремление в такого рода режимах к нормативному единству нации. Те, кто не участвуют в этом показательном единении – маргинализируются. А теперь, после протестов января–февраля 2021 года, активность новых инакомыслящих еще и криминализируется – маркируется не просто как морально отклоняющееся поведение, а как преступная деятельность. 

Рейтинги доверия и одобрения деятельности, не говоря уже об электоральном рейтинге, в российском политическом режиме отражают априорную, предустановленную, конформистскую покорность неотменимым обстоятельствам. Эти рейтинги некорректно сравнивать с показателями лидеров в западных демократиях – индикаторами реальных настроений граждан в конкурентной и ротируемой благодаря выборам общественно-политической среде.

Выборы в России, по крайней мере федеральные, – это процедуры референдумного типа, призванные всякий раз замерять степень конформизма безразличного большинства, следующего канону одобряемого поведения. Правильный гражданин должен ходить на выборы и голосовать за несменяемого президента, правящую партию и кандидатов власти: этот ритуальный автоматизм вырабатывался годами до уровня обывательского рефлекса.

От «правильного» гражданина было бы странно ожидать изменения привычной модели поведения только потому, что ему показали «дворец Путина», предъявили доказательства отравления главного оппозиционера, а сам оппозиционер вернулся в Россию, был арестован и тем самым спровоцировал масштабные протесты и гражданское сопротивление.

Треть респондентов, посмотревших фильм о «дворце Путина» или слышавших о нем, не верят в правдивость информации; 38% – верят, но не уверены в достоверности обвинений; абсолютно уверены в правдивости информации лишь 17%. Вот и весь эффект многомиллионных просмотров сцен из жизни верхов: большинство, вероятно, увидело в этом фильме своего рода киножурнал об интерьерном дизайне и воспринимало расследование как инфотейнмент – занятную историю из чужой и далекой богатой жизни.

Раздраженные и агрессивные конформисты (28%, и эта цифра растет: +16 процентных пунктов по сравнению с 2017 годом) верят, что протестующие вышли на улицы, поскольку им за это заплатили. Причем заплатить мог только абстрактный Запад. Во всяком случае в том, что законодательство об иностранных агентах направлено против реального существующего западного влияния, убеждена почти половина респондентов.

Это принципиально важно для конформиста – убедить себя в том, что ничто само по себе не происходит: за сценой всегда кто-то стоит, и этот кто-то желает зла отечеству. Особенно высока степень недоверия среднего обывателя к «столичным» протестам и уж тем более к тем, которые связаны с Навальным: митинги и демонстрации в Хабаровске образца 2020 года вызывали гораздо больше сочувствия у средних россиян, чем выступления января–февраля 2021 года.

Это очень важный момент: протест без лидера или по крайней мере не маркированный конкретной фамилией конкретного оппозиционера вызывает у среднего обывателя больше сочувствия, чем протест с четкой политической маркировкой, как в случае Навального. В январе 2021 года в отношении к протестующим возобладали негативные чувства (39% опрошенных) и безразличие (37%). При этом положительно относились к протестующим 22% респондентов. Для сравнения – отношение к протестовавшим в Хабаровске: 47% положительное, 16% отрицательное. 

Между протестом и адаптацией

Протесты–2021 по своей природе продолжают протесты 2011–2012 годов (и то, и другое – гражданское движение за модернизацию государства и общества), но в то же время сильно от них отличаются. 2011–2012 – это эйфория после короткой оттепели президентства Дмитрия Медведева, ожидание диалога с властью и убежденность в неизбежности либерализации и демократизации.

До мая 2012 года не было никакого страха перед полицейскими и судебными репрессиями – ввиду отсутствия таковых. 2021 – никаких иллюзий и эйфории, четкое понимание неизбежности репрессий и неготовности властей к диалогу и компромиссам. 

Есть серьезные отличия и от общественного движения времен перестройки. Тогда – одна простая и внятная идея «Прочь от коммунизма», иллюзии относительно изобильного демократического и рыночного будущего. Но важно, что толчок к демократизации и разрешение на нее исходили с самого верха политической пирамиды. Спустя несколько лет появился и лидер, который символизировал это движение к демократизации в рамках суверенной России, избавлявшейся от имперского наследия – Борис Ельцин.

В силу монопольного положения Навального в политической оппозиции, а теперь еще и в существенной части гражданского общества, он в некоторой степени напоминает Ельцина. Но Борис Николаевич был, во-первых, частью элиты, а не контрэлиты, а, во-вторых, его активность была легальной. Навальный же исключен из легального, в том числе электорального, политического процесса. Само гражданское сопротивление не то что не разрешено, а криминализировано властью.

Простая идея «Долой Путина!» отнюдь не покрывает всю Россию – «человек середины», пусть и недовольный состоянием дел в стране, тем не менее, не готов поддерживать оппозицию или хотя бы становиться частью модернизационно настроенного гражданского общества.

Государство вернулось не только в политическую сферу, но и в экономику (что опять-таки поддерживает большинство общества). Соответственно, увеличилась доля населения, зависящего от государства – прямо (бюджетная сфера) или опосредованно (квазичастные компании, чье благосостояние зависит от связей с государством). Рациональное поведение в таких обстоятельствах – работа по найму на государство ради пусть и небольшой, но стабильной зарплаты.

Что характерно, такая модель поведения стала желательной для среднего россиянина еще с середины 1990-х – неудивительно, что сейчас она оказалась основной. Речь идет о рациональной адаптации к заданным и неизменяемым годами обстоятельствам – в иной ситуации средний россиянин был бы готов к реализации бизнес-стратегий и управлению своей частной собственностью. 

То же самое касается и внешней политической среды: тот же средний россиянин, готовый адаптироваться к обстоятельствам и правилам авторитарного политического режима в ситуации либерализации довольно быстро может обнаружить способность к использованию демократических инструментов. Но для этого толчок и разрешение должны исходить сверху, как во времена Горбачева.

Словом, пока массовое общественное мнение – это позиция недоверчивого наблюдателя. Однако Навальный выталкивает среднего обывателя-конформиста из зоны комфорта. И ему, этому обывателю, совершенно не готовому становиться гражданином, это не слишком нравится.

Но ведь начиная с 2018 года и на пике пандемии рейтинги символа комфорта – Владимира Путина – снижались. Что-то вынуждало конформиста выражать, пусть и не всегда слишком заметно, свое недовольство властью. За счет чего меняются настроения инертного большинства и сработает ли в ближайшие годы поколенческий разрыв в восприятии политики и ценностях, обнаружившийся как раз перед протестами? Об этом – в двух последующих частях этого социологического обзора.

Андрей Колесников

Оригинал

АНО “Левада-Центр” принудительно внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Заявление директора Левада-Центра, не согласного с данным решением, см. здесь.

Вконтакте

Facebook

Twitter

СОПРОТИВЛЕНИЕ ИЛИ КОНФОРМИЗМ? — Научно-исследовательский портал Уральского федерального университета

TY — JOUR

T1 — «ЛЕВАЯ ИДЕЯ» В ИСКУССТВЕ: СОПРОТИВЛЕНИЕ ИЛИ КОНФОРМИЗМ?

AU — Круглова, Татьяна Анатольевна

PY — 2013

Y1 — 2013

N2 — Презентируется исследовательский проект, цель которого проанализировать устройство поля советского искусства при сталинизме в условиях доминирования политического фактора в сфере культуры; горизонтальные и вертикальные связи в художественной среде; влияние символического капитала западного «левого» сообщества; позиции художников в поле и весь спектр стратегий поведения, обеспечивающих достижение успеха. Исследование построено на сравнении стратегий и дискурсов французских левых интеллектуалов и советских писателей, успешно встроившихся в эстетико-политический проект власти. Сравнительный анализ направлен на прояснение противоречивых концептов левого дискурса, таких как правое/левое, авангардное/консервативное, народное/буржуазное, конформизм/нонконформизм, и конверсии, которая происходит при их переносе из одного национального литературного поля в другое; а также на описание практик творческой и интеллектуальной деятельности, сопряженных с этими концептами. В центре исследования – идея обнаружения сходства и различия исторических и культурных вариантов развертывания единого в своих ментальных истоках проекта Просвещения, в котором творец искусства наделяется важнейшей социальной миссией и символической властью.

AB — Презентируется исследовательский проект, цель которого проанализировать устройство поля советского искусства при сталинизме в условиях доминирования политического фактора в сфере культуры; горизонтальные и вертикальные связи в художественной среде; влияние символического капитала западного «левого» сообщества; позиции художников в поле и весь спектр стратегий поведения, обеспечивающих достижение успеха. Исследование построено на сравнении стратегий и дискурсов французских левых интеллектуалов и советских писателей, успешно встроившихся в эстетико-политический проект власти. Сравнительный анализ направлен на прояснение противоречивых концептов левого дискурса, таких как правое/левое, авангардное/консервативное, народное/буржуазное, конформизм/нонконформизм, и конверсии, которая происходит при их переносе из одного национального литературного поля в другое; а также на описание практик творческой и интеллектуальной деятельности, сопряженных с этими концептами. В центре исследования – идея обнаружения сходства и различия исторических и культурных вариантов развертывания единого в своих ментальных истоках проекта Просвещения, в котором творец искусства наделяется важнейшей социальной миссией и символической властью.

UR — https://elibrary.ru/item.asp?id=20308272

M3 — Статья

SP — 63

EP — 69

JO — Вестник Пермского университета. Серия: История

JF — Вестник Пермского университета. Серия: История

SN — 2219-3111

IS — 2(22)

ER —

Пожертвования на избирательную кампанию зависят от политики соседей

Полевой эксперимент с использованием общедоступных данных о пожертвованиях показывает, что давление со стороны сверстников имеет значение

Если ваши соседи могут видеть ваше политическое участие, меняет ли это ваше участие в политическом процессе?

Этот вопрос стоит за парой крупномасштабных исследований Рикардо Перес-Трулья из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, которые изучали, как социальные влияния влияют на политические взносы и, как следствие, на другие виды политического участия.Это исследование показывает, что социальное давление действительно имеет значение, и что оно имеет явно пристрастное значение.

Понимание политико-социальной динамики особенно важно сейчас, на фоне все более партийной политической системы и гиперполяризующей кандидатуры и администрации Дональда Трампа. По словам ученого-правоведа из Гарварда Касса Санстейна, «партийность» стала даже более выраженной, чем расизм, в определении того, как люди взаимодействуют друг с другом.

В первом исследовании Перес-Трульиа, опубликованном в Журнале политической экономии совместно с Гильермо Крусесом из Национального университета Ла-Платы, был проведен крупномасштабный полевой эксперимент.Исследователи использовали общедоступные данные Федеральной избирательной комиссии (ФИК) для выявления 91 998 человек из всех штатов, которые пожертвовали не менее 200 долларов на президентскую кампанию в период с апреля 2011 года по апрель 2012 года — примерно в первой половине президентской кампании 2012 года. Затем авторы разослали письма каждому из этих 91 998 испытуемых, которые в среднем пожертвовали около 500 долларов. Эти субъекты были рандомизированы для получения различных типов писем, каждое из которых содержало разную информацию. Типы букв были разработаны для проверки того, как люди реагируют на наблюдение других («соответствие») по сравнению с наблюдением за другими («сравнение»).Во второй половине президентской кампании 2012 года авторы использовали записи FEC, чтобы проследить, как письма повлияли на последующие публикации Барака Обамы и Митта Ромни.

Центральной темой эффекта «конформизма» является вера в то, что люди, в данном случае ваши соседи, относятся к сторонникам одной партии лучше, чем к сторонникам другой партии. Это означает, например, что во избежание социальных последствий демократ, живущий в основном среди республиканцев, может не вносить свой вклад в кандидата от своей партии.

Письма в разделе «соответствие» исследования отмечали публичный характер записей о пожертвованиях (имя и адрес донора, указанная сумма и имя кандидата являются общедоступными при пожертвованиях в размере 200 долларов США или более) и объясняли, как получить доступ к инструменту онлайн-поиска FEC. . Каждое письмо затем демонстрировало, насколько общедоступны данные, перечисляя получателя и пять других доноров, живущих ближе всего к ним, а также партийную принадлежность и перечисленные суммы.

Таким образом, фишка этого письма заключается в том, что получатели были случайным образом распределены по одной из двух групп и им было сказано, к какой группе они относятся: домохозяйства, которые получат единственное такое письмо в данном районе, и домохозяйства, которые будут одними из многих, кто получит такое письмо. письмо.Эта вторая группа, конечно, должна была думать, что соседи, вероятно, тоже увидят будущие вклады — ключевое отличие для проверки того, как люди реагируют на то, что за ними наблюдают другие.

Согласно гипотезе «соответствия», если соседи были единомышленниками, будущие взносы получателя должны были возрасти; если бы соседи были в основном из противоположной стороны, будущие взносы получателя должны были бы уменьшиться. Так и случилось. Например, в сильно поляризованных регионах, где 75 процентов соседей поддерживают одну партию, сторонники той же партии внесли на 15 процентов больше, а сторонники противоположной партии на 41 процент меньше.Итак, если вы демократ в демократическом районе (или республиканец в республиканском районе), вы внесете больший вклад, если почувствуете, что соседи наблюдают за вами. Наоборот, если вы демократ в республиканском районе (или республиканец в демократическом районе), вы внесете меньший вклад, если будете чувствовать, что соседи наблюдают за вами.

Письма в «сравнительном» сегменте исследования, тем временем, также предоставили информацию об общедоступных записях FEC, но на этот раз перечислили более широкий круг соседей. Выбрав случайную выборку соседей для перечисления в письме, авторы создали случайную вариацию информации, показываемой каждому получателю письма.Идея здесь заключалась в том, чтобы проверить, влияет ли на будущие вклады не только наблюдение соседей, но и наблюдение и реакция на вклад соседей. Ожидание: если люди, с которыми вы себя отождествляете, дают больше, вы также должны давать больше. И если они дают меньше, вы можете подумать, что давать меньше — это нормально.

И снова результаты совпали: на каждые дополнительные 100 долларов сверх среднего взноса стороны, сделанного соседями той же стороны, собственные взносы получателей писем увеличились на 13 долларов.60. И не было увеличения, когда соседи противоположной стороны давали больше.

Интересное предостережение: в тех случаях, когда количество соседей с той же стороны было больше, чем соседей с противоположной стороны, получатели писем давали меньше, а не больше. Авторы говорят, что это можно интерпретировать как безбилетное поведение; то есть «Мои друзья это прикрыли».

До этого исследования политологи обнаружили доказательства влияния социального давления и социальных норм на явку избирателей.В известном исследовании 2008 года профессора Алан Гербер, Дональд Грин и Кристофер Лаример разослали письма незадолго до дня выборов, перечислив соседей и предыдущую историю явки, а также пообещав предать гласности будущее поведение при голосовании. Как и следовало ожидать, явка избирателей резко возросла. Однако, в отличие от других форм политического участия, акт голосования не раскрывает партийную принадлежность. В результате социальные эффекты на явку избирателей носят беспристрастный характер. Исследование Переса-Трульи и Крусеса показывает, что социальное давление может влиять на участие в политической жизни явно пристрастным образом.

Во втором исследовании, которое будет опубликовано в Обзоре экономики и статистики , Перес-Трулья подкрепил свою позицию, показав, что люди более политически активны, когда находятся в единомышленниках.

Используя данные Федеральной избирательной комиссии и Почтовой службы США, Перес-Трулья определил 45 108 человек, которые пожертвовали более 200 долларов на кампанию Барака Обамы в 2008 году, а затем изменили свой адрес либо между 2008 годом и началом избирательного цикла 2012 года, либо после Выборы 2012 года завершились.

Кто-то переехал в регионы с большим количеством демократов, кто-то в регионы с меньшим количеством. Исследование Переса-Трульи показывает, что после переезда в более демократическую область, инициатор демократов начинает вносить больший вклад. Перес-Трулья использует обширные данные о времени перемещений и вкладах, чтобы показать, что это не просто корреляции, они отражают причинно-следственные эффекты социальной среды. Он обнаружил, что увеличение доли демократов на 1 процент увеличило взносы Обаме на 0,11 процента.Таким образом, перемещение человека из района с 45-процентным демократическим населением в район с 90-процентным демократическим населением увеличило его вклад почти на 250 долларов. И чем дольше люди находились на новом месте, тем сильнее был эффект.

В этих исследованиях вклады кампании используются как естественная лаборатория для изучения влияния сверстников. Однако авторы предполагают, что результаты предвыборных взносов, вероятно, распространяются и на другие формы политического участия, в которых проявляется поддержка партии, такие как обсуждение политики, обмен политическими новостями и посещение митингов.

В этих исследованиях не рассматривается вопрос о том, как на людей влияют те, кто имеет для них наибольшее значение. Соседи, находящиеся в непосредственной физической близости, — это одно, но что насчет друзей, родственников и коллег, которые живут в другом месте, но при этом являются более активными участниками нашей повседневной жизни? Могут ли эти социальные эффекты быть еще больше? Авторы подозревают, что действительно могли.

«Политические хамелеоны» приспосабливаются, чтобы избежать дискомфорта

Вокруг одной группы людей он кажется демократом.Вокруг другой, республиканец. В еще одном либертарианце. Он политический хамелеон, кто-то, кто занимается своего рода изменением социального облика, чтобы слиться с теми, кто его окружает, и, по словам исследователей из William & Mary, в его поведении нет ничего необычного.

В двух недавних исследованиях Тейлор Карлсон ’14 и Хайме Сеттл, доцент кафедры государственного управления, обнаружили, что люди не всегда выражают свои частные политические взгляды и могут соответствовать другим идеалам перед другими, кто не согласен.Их выводы подробно изложены в статье под названием «Политические хамелеоны: исследование конформизма в политических дискуссиях», опубликованной в журнале «Политическое поведение » весной 2016 года.

«Идея заключается в том, что так же, как хамелеоны могут менять цвет своей кожи, чтобы сливаться с окружающей средой, люди могут менять политические взгляды, которые они разделяют с другими, чтобы сливаться с группой», — сказал Карлсон. «В некотором смысле политическая конформность может служить своего рода камуфляжем для преодоления политических разногласий в социальных условиях.Однако, как мы думаем о конформизме, люди все еще возвращаются к своим истинным политическим взглядам, когда они наедине [или] с другими, которые согласны или иным образом чувствуют себя комфортно, выражая свои истинные мнения».

В лаборатории

В первой части своего исследования, состоящего из двух частей, Карлсон и Сеттл представили виньетку о «Салли», которая, как утверждается, имеет ту же политическую принадлежность, что и участник. Салли слушает, как коллеги обсуждают предстоящие выборы, когда один из них говорит ей: «Конечно, вы голосуете за кандидата [противоположной политической партии], не так ли?»

Детали виньетки были изменены, чтобы случайным образом распределить участников по одной из четырех различных версий, чтобы проверить, влияет ли состав группы коллег и то, как они обсуждали кандидатов, на восприятие испытуемыми того, какой будет реакция персонажа, согласно к первому исследованию.

Всех участников исследования попросили оценить вероятность того, что Салли выскажет группе свое истинное мнение, по шкале от одного до пяти.

Во втором исследовании, которое Карлсон разработала и провела в рамках своей диссертации с отличием, спонсируемой Чарльз-центром в правительственном ведомстве, предполагалось выйти за рамки гипотетической виньетки и изучить реальное поведение людей. Он состоял из трех частей: претест, лабораторная сессия и посттест с общим количеством участников 70.

«Предварительный тест включал 14 вопросов, адаптированных из Американского национального исследования выборов о политических проблемах, включенных в большой опрос», — сказал Карлсон. «Участников попросили указать, в какой степени они согласны с различными политиками».

В лаборатории участники вошли в небольшой конференц-зал, чтобы обсудить политические вопросы в «фокус-группе» с двумя другими «участниками», которые на самом деле были сообщниками, действующими в рамках исследования, и участникам сказали, что они участвуют в фокус-группе. , говорится во втором исследовании.

Исследователи хотели посмотреть, будут ли участники подчиняться политическим взглядам группы, когда они услышат мнения конфедератов, с которыми они не согласны, сказал Карлсон.

Находки

В первом исследовании результаты наводили на мысль, что, когда персонаж был «пристрастным меньшинством» или окружен людьми, с которыми он не согласен, он менее склонен высказывать свое истинное мнение, сказал Сеттл.

По словам Карлсона, в лабораторной части второго эксперимента участники как контрольной группы, так и экспериментальной группы выражали широкий спектр эмоций, указывающих на степень различий между людьми в их эмоциональной реакции на политические дискуссии.

«Немногие участники сообщили, что чувствуют себя счастливыми или взволнованными, и наиболее доминирующими эмоциями были удивление, разочарование, тревога и замешательство», — говорится в статье. «Очень немногие люди сообщали о том, что чувствовали себя напуганными или злыми, но факт остается фактом: отрицательные эмоции были гораздо более распространены, чем положительные, при взаимодействии с людьми, которые не согласны на политическом уровне. Эта тенденция согласуется в обеих группах, что говорит о том, что общение с людьми с кем не согласен политически, как правило, более негативный опыт, независимо от давления, чтобы соответствовать.»

В своих вопросах Сеттл и Карлсон также изучили предыдущий опыт участников исследования, когда они подвергались давлению со стороны общества с целью воздержаться от политических мнений.

«Из участников, ответивших на вопрос, 63 процента сообщили, что чувствовали давление, чтобы они придерживались определенных политических взглядов в своей повседневной жизни», — говорится в статье. «Кроме того, два исследования показывают, что люди ожидают, что другие будут скрывать свои истинные политические взгляды, и на самом деле делают это сами, в то время как примерно 33 процента респондентов ожидают, что персонаж будет соответствовать в виньетке, примерно две трети респондентов согласятся со своим мнением в виньетке. собственно обсуждения.»

Карлсон заявляет, что результаты их исследования могут иметь ряд последствий для знаний общественности о политическом конформизме.

«Я думаю, что «Политические хамелеоны» могут иметь два эффекта», — сказала она. «Во-первых, тем, кто конформировался в неудобных политических дискуссиях в реальном мире, может быть интересно увидеть, что это более распространенное поведение, чем они могли подумать. Во-вторых, независимо от того, является ли политическое соответствие нормативно хорошим или плохим — это не дебаты, с которыми мы можем участвовать в текущем анализе — наши результаты могут заставить людей задуматься о том, как они взаимодействуют с другими, когда обсуждают важные политические вопросы.»

Сеттл также добавляет, что люди могут захотеть узнать, почему другие склонны скрывать свои истинные чувства.

«Мы все можем помнить о склонности других «быть хамелеонами», — сказал Сеттл, — и делать все возможное, чтобы другие чувствовали себя комфортно, когда разговор переходит к политике».


Научные причины, по которым мы занимаемся политикой (или не занимаемся)
Дополнительная информация: Тейлор Н.Карлсон и др. Политические хамелеоны: исследование соответствия в политических дискуссиях, Политическое поведение (2016). DOI: 10.1007/s11109-016-9335-y Предоставлено Колледж Уильяма и Мэри

Цитата : «Политические хамелеоны» приспосабливаются, чтобы избежать дискомфорта (2017, 31 марта) получено 27 марта 2022 г. с https://физ.org/news/2017-03-politic-chameleons-conform-discomfort.html

Этот документ защищен авторским правом. Помимо любой добросовестной сделки с целью частного изучения или исследования, никакие часть может быть воспроизведена без письменного разрешения. Контент предоставляется только в ознакомительных целях.

Оспаривание соответствия: демократия и парадокс политической принадлежности

Американская политика беззастенчиво ценит нонконформизм, прославляя редких людей, которые бросают вызов господствующим социальным и политическим нормам, культивируют свой внутренний голос и борются с давней несправедливостью и неравенством.Мы полагаем, что индивидуальность, новизна и прорыв принципиально хороши для демократической политики. Или, как говорит Дженни Икута в своей провокационной новой книге о несоответствии, «мы соглашаемся с ценностью несоответствия» (стр. 11). Но является ли нонконформизм благом по своей сути для демократической политики? В какой степени нонконформизм продвигает или угрожает демократическим идеалам и институтам?

В Оспаривание конформизма: демократия и парадокс политической принадлежности Икута утверждает, что неконформизм не обязательно демократичен, но может продвигать или угрожать демократическим ценностям.В этой освежающе ясной и глубоко провокационной книге Икута стремится «увести нас от безоговорочного превознесения нонконформизма в современной американской риторике», показывая, что эта концепция использовалась для достижения радикально противоположных политических целей. С одной стороны, нонконформизм противостоит расовой несправедливости и религиозным преследованиям, а с другой — вдохновляет лидеров и организации альтернативных правых (стр. 153). Несоответствие должно руководствоваться каким-то другим ориентировочным принципом, подразумевающим, что имеет значение то, чему мы соответствуем или отказываемся соответствовать.Для Икуты несоответствие заслуживает похвалы в той мере, в какой оно способствует демократической ценности относительного равенства, которое она определяет как «разделение власти над условиями коллективного существования» и «отношение друг к другу как к равным» (стр. 19). С этой целью Икута взаимодействует с тремя теоретиками (или критиками) конформизма — Алексисом де Токвилем, Джоном Стюартом Миллем и Фридрихом Ницше — чтобы показать, как уступчивость подразумевает утрату реляционной или индивидуальной независимости, автономии и творчества.Три основные главы книги вносят свой вклад в давние дебаты об интерпретации этих канонических фигур, чтобы прояснить потенциальное влияние несоответствия на демократическую политику. Реконструируя свою критику конформизма, Икута освещает потенциальные преимущества — и упущенные опасности — нонконформизма.

Токвиль и Милль, предлагает Икута, помогают нам задуматься о преимуществах нонконформизма в демократической политике, частично сосредоточив внимание на недостатках конформизма.Для Токвиля соответствие означает интеллектуальный застой и сохранение господства. Для Милля конформизм разъедает возможность подлинной, полностью реализованной личности. Оба рисунка, однако, предполагают, что нонконформизм может служить более широким демократическим идеалам, воспитывая индивидуальность и рассудительность демократических граждан, препятствуя интеллектуальному самодовольству и борясь с несправедливостью в социальной и политической жизни.

Токвиль, конечно же, предлагает ставшую уже знакомой критику демократии как поощрения интеллектуальной покорности и лени, кульминацией которой является повсеместный уход из политической жизни и установление мягкого деспотизма.Несогласных встречают жестоким социальным остракизмом, «своего рода социальной смертью» в демократиях за выражение неортодоксальных точек зрения (стр. 39). Демократические граждане разумно подчиняются мажоритарным нормам, поскольку у них есть стимул скрывать свои различия. Для Токвиля одним из неизбежных последствий конформизма является ложное чувство общественного единодушия. Отсутствие критического участия в публичном дискурсе свидетельствует не о консенсусе, а о подавлении; без общественной поддержки инакомыслящие не будут свободно выражать неортодоксальные позиции, создавая в обществе обманчивое ощущение единообразия.Комментаторы проследили эту практику подчинения авторитарным и преследующим условиям, от работы Тима Курана о «фальсификации предпочтений» в авторитарных режимах до моей собственной работы о лицемерном подчинении и религиозном притворстве в Европе раннего Нового времени. Вполне понятно, что религиозные и политические диссиденты охотно прибегают к ложным исповеданиям религиозных убеждений или политической лояльности, чтобы избежать изгнания, тюремного заключения или насильственной смерти. В демократиях люди могут свободно выражать несогласную точку зрения, но общественное мнение (а не деспотичное государство) принуждает граждан к согласию.

Токвилевское решение этой проблемы заключается в культивировании «условий, при которых процветает свобода инакомыслия» (с. 54). Сама возможность нонконформизма, как ни странно, зависит от широкой поддержки неортодоксальных точек зрения в демократиях, подразумевающей более широкую «социальную поддержку мнений, расходящихся с правящей властью» (с. 34). Но в какой степени инакомыслящим нужна поддержка, чтобы бросить вызов условностям? Есть ли люди, которые бросают вызов условностям без социальной поддержки? И если нет, то какой вид и степень социальной поддержки необходимы? Должна ли эта поддержка подтверждать конкретную точку зрения или это может быть более амбивалентная терпимость ко всякому инакомыслию? Достаточно ли, если эта социальная поддержка исходит от узкой коалиции граждан? Что, если другие публично осудят эту точку зрения? И, наконец, до какой степени наша пылкая одержимость редкой, энергичной личностью, не желающей подчиняться несправедливости или условностям, затемняет социальный и политический фон, часто поддерживающий эту личность? Предположение Токвиля о том, что инакомыслящим нужна социальная поддержка для реализации свободы, поднимает вопросы о характере этой поддержки и отношениях между отдельными акторами и более широкими социальными и политическими движениями и контекстами, в которых они действуют.

Как и Токвиль, Милль глубоко озабочен влиянием конформизма на демократических граждан, но особое внимание он уделяет психологическому воздействию конформизма на человека. Для Милля конформизм не просто «подавляет различие», но «влечет за собой неполноценную форму этической самости, отмеченную лицемерием, отсутствием самоконтроля и поверхностностью» (стр. 71). Люди склонны к конформизму, признает Милль, учитывая «моральное неодобрение», с которым они сталкиваются за несогласие, и это конформизм порождает лицемерие у демократических граждан.Давление конформизма «лишает возможности жить жизнью, которая определенно [наша] собственная», что ведет к своего рода «внутренней тирании» (стр. 70–71). Лицемерие, под которым Икута понимает значительное «расхождение между тем, что люди говорят, и тем, что они чувствуют и делают», представляет собой серьезную проблему для демократической политики не только потому, что требует навязчивого, психологически вредного опровержения истинных убеждений человека, но и потому, что оно также разъедает способность суждения демократических граждан (с.93). Конформизм опасен не только потому, что делает нас неразмышляющими, но и потому, что делает нас лицемерами. Икута подчеркивает эту психологическую интуицию в критике конформизма Милля, но даже Токвиль, по-видимому, признает психическое измерение конформизма, перекликаясь с «Вторым дискурсом » Жан-Жака Руссо в его предположении, что современность «уродует душу» (стр. 40). И для Токвиля, и для Милля несоответствие продвигает демократические ценности, делая граждан интеллектуально независимыми, социально активными и политически рассудительными.

В разительном контрасте с Токвилем и Миллем Ницше показывает нам, что существуют «недемократические варианты» нонконформизма (стр. 19). Прославление Ницше индивидуальности и творчества в терминах выражения воли к власти и созданию ценностей помогает нам совершенно ясно увидеть, что нонконформизм не обязательно демократичен, но может быть зачислен в сторону господства и элитарного видения политики. Для Ницше «все, что ограничивает творчество, включая демократию, должно быть отвергнуто» (с.113). «Творческая личность» рассматривает себя как «высший источник власти», отвергая мажоритарную приверженность самоопределению народа (с. 130). Хотя Икута не разделяет враждебного отношения Ницше к демократии, книга сосредоточена на Ницше, чтобы показать, что нонконформизм может быть принципиально исключающим и властным. Проницательный взгляд Ницше на нонконформизм идет даже дальше, чем признание Икуты того, что риторика нонконформизма недавно использовалась для продвижения альт-правой политики, подразумевая проницательное признание того, что конформизм принципиально антагонистичен творчеству.

Отвращение Ницше к конформизму заставило меня задуматься о том, связано ли превознесение нонконформизма в американской политике с нашей приверженностью демократическим ценностям или же оно отражает давнюю амбивалентность или даже враждебность демократическим принципам. Мы призываем людей думать самостоятельно, а не следовать за массами, но этот совет, возможно, подразумевает скрытое скептицизм по отношению к множеству. Индивидуумы должны культивировать свою собственную точку зрения отчасти потому, что массы, по-видимому, являются обыденными, некритичными или угнетающими.В одном из многих клише, восхваляющих нонконформизм, мы призываем молодых людей думать самостоятельно и сопротивляться давлению со стороны сверстников, спрашивая: «Если бы все ваши друзья прыгнули со скалы, вы бы это сделали?». подразумевает лежащий в основе цинизм в отношении навыков принятия решений своих сверстников. Ведь они прыгают со скал. Это презрение к мажоритарным тенденциям и недоверие к коллективному суждению перекликается с влиятельной критикой демократии в западной политической мысли.Возможно, американская риторика прославляет нонконформизм не вопреки двойственному отношению к демократии, а из-за более глубокой враждебности к демократии. Я приветствую усилия Икуты показать, что конформизм имеет более сложные отношения с демократией, путем переформулирования Токвиля и Милля как критиков конформизма, но в конечном итоге меня больше всего убедила антидемократическая позиция Ницше в отношении конформизма.

В своем заключении Икута предлагает поощрять нонконформизм в той мере, в какой это способствует равенству в отношениях.В частности, демократии должны культивировать «настроения», которые помогают людям «относиться друг к другу как к равным» (стр. 21). Политический проект «относительного равенства», как предполагает Икута, «требует коллективных рассуждений и суждений», но это широкое одобрение демократического и эгалитарного видения политики поднимает несколько вопросов о демократическом характере и процессах. Какие склонности должны культивировать демократические граждане, чтобы реализовать относительное равенство? Какие демократические и общественные институты несут ответственность за их развитие? И, наконец, что значит культивировать коллективное, а не индивидуальное суждение? Утверждая, что «нонконформизм не может быть безграничным, поскольку демократия связывает его», Икута указывает на амбиции и издержки демократии, темы, которые, как я ожидаю, она рассмотрит в своей будущей работе с такой же ясностью и изощренностью, с какой она привносит тему неконформизма. в этой книге (с.163). Оспаривание соответствия — это глубоко увлекательная работа по политической теории, которая заставляет нас пересмотреть нашу давнюю приверженность несоответствию, напоминает нам, что не все хорошие вещи идут вместе, и предлагает нам задуматься о том, что значит для демократических граждан считать себя равными. .

Ссылки

  • Гайс, А. (2020) Политика лицемерия: Барух Спиноза и Пьер Бейль о лицемерном соответствии. Политическая теория 48 (5): 588–614.

    Артикул Google ученый

  • Куран Т. (1995) Частная правда, публичная ложь . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Google ученый

Скачать ссылки

Автор информации

Авторские принадлежности

Аффилиации

  1. Университет Вашингтон в Сент-Луисе, Сент-Луис, Мо, 63108, США

    AMY GAIS

Соответствие авторского автора

Эми Гейс.

Дополнительная информация

Примечание издателя

Springer Nature остается нейтральной в отношении юрисдикционных претензий в опубликованных картах и ​​институциональной принадлежности.

Об этой статье

Процитировать эту статью

Гайс, А. Оспаривание соответствия: демократия и парадокс политической принадлежности. Contemp Polit Theory (2020). https://doi.org/10.1057/s41296-020-00455-9

Скачать цитату

Поделиться этой статьей

Любой, с кем вы поделитесь следующей ссылкой, сможет прочитать этот контент:

Получить ссылку для общего доступа

Извините, общедоступная ссылка в настоящее время недоступна для этой статьи.

Предоставлено инициативой Springer Nature SharedIt по обмену контентом.

Политическое есть политическое: соответствие и иллюзия инакомыслия в современной политической философии

Финлейсон, проявляющий особый интерес к идеологическим теориям, предлагает книгу об иллюзии инакомыслия в современной политической философии и, в частности, в англо-саксонском мире. Автор рассматривает политическую философию как человеческий институт, который в то же время несет в себе следы социального мира, в который он встроен, и конструирует мир, в котором живет читатель.Она утверждает, что современная политическая философия использует методологические нормы, которые тайно поддерживают господство либеральных рамок. При этом эта дисциплина становится политической внутри и снаружи. Эта скрытая методологическая ловушка раскрывается в шести тематических исследованиях. Три из них касаются конкретных концепций Джона Ролза, которые исключают законное инакомыслие. Остальные случаи касаются феминистских вызовов традиционному либеральному отношению к порнографии, реалистической критики либеральной нормативной теории и попыток философов заняться саморефлексией и дать отчет о своем месте в мире.Автор утверждает, что либеральная политическая философия в ее доминирующем виде не способствует ни изменению мира к лучшему, ни лучшему его пониманию. Подводя итог: рекомендуется. Коллекции бакалавриата, магистратуры и научных исследований высших учебных заведений.
Выбор

Ловкость [Финлейсон] в разоблачении внутренних противоречий дисциплины, которая, как она показывает, так неохотно признает даже существование «глубокого инакомыслия», не говоря уже о его обоснованности, […] отличительная черта этой книги.
Современная политическая теория

Эта весьма оригинальная работа предлагает новый и чрезвычайно убедительный подход к современной политике, политической теории и политической философии. Необычно, чтобы книга с такой огромной аналитической силой была написана в таком доступном и увлекательном стиле; это в то же время поучительно и приятно читать.

Раймонд Гойс, заслуженный профессор Кембриджского университета.

Это смелая и впечатляюще последовательная критика господствующей парадигмы в аналитической политической философии. Это решительно бросает вызов утверждению о том, что критерий разумности Ролза может применяться к человеческому миру, как он есть, и быть приемлемым в том виде, в каком он должен быть, для очень многих его обитателей.

Джон Данн, член Королевского колледжа и почетный профессор политической теории Кембриджского университета

Эксперименты с институтами и практиками философии, как предполагает [Финлейсон], могут стимулировать более глубокое рефлексивное осознание операций власти внутри дисциплинарного сообщества, а также позволяют нам более глубоко подойти к вопросу о том, какое общество философов, а также общество в целом мы должны стремиться построить…. мой окончательный смысл этой работы заключается в том, что ее основная мотивация, возможно, является столь же философской, сколь и политической, призывом к вдумчивости против академических течений эпохи.
New Left Review

[Б]езусловно, книга интеллектуальна, остро аргументирована и заставляет задуматься. Он замечательно преуспевает в достижении одной из своих главных самопровозглашенных целей, заключаясь в том, что его просто интереснее читать, чем подавляющее большинство книг по политической философии.
European Journal of Philosophy

Что демонстрирует сегодняшняя Республиканская партия об опасностях партийного подчинения

Сразу после выборов 2020 года республиканцы, казалось, покончили с Дональдом Трампом.Лидеры партии перестали с ним разговаривать, а избиратели начали отказываться от Республиканской партии, по-видимому, в ответ на роль Трампа в бунте в Капитолии 6 января.

В последнее время все изменилось. Республиканцы снова присоединяются к Трампу, вплоть до отчуждения членов Республиканской партии, которые критикуют Трампа за ложь о выборах.

Воссоединение партии с Трампом может показаться загадочным. Президент, занимавший один срок и дважды подвергавшийся импичменту со стабильно низким рейтингом одобрения, обычно был бы обузой.Тем не менее возвращение Республиканской партии к Трампу на самом деле не является неожиданностью из-за психологических сил, известных как поляризация убеждений и эффект паршивой овцы.

Хотя эти силы объясняют, почему Республиканская партия придерживается Трампа, они также создают проблемы.

Чтобы быть политически успешными, коалиции должны быть объединены. Но единство может зайти так далеко. По мере того, как среди членов группы нарастает стремление к объединению, группы имеют тенденцию дробиться, раскалываться и сокращаться.

По мере сокращения коалиции она становится менее эффективной на политической арене.Эта динамика преподает важный урок демократии: чтобы избежать раскола, сторонники должны предпринять шаги, чтобы приветствовать инакомыслие внутри своих групп.

Бывший президент США Дональд Трамп выступает на съезде Республиканской партии Северной Каролины 5 июня 2021 года в Гринвилле, Северная Каролина. Мелисса Сью Герритс / Getty Images

От единства к экстремизму

Поляризация убеждений — поразительно распространенное явление. Когда люди взаимодействуют только с единомышленниками, они превращаются в более экстремальные версии самих себя: они начинают принимать более радикальные версии своих убеждений и становятся более уверенными в истинности этих убеждений.

Сдвигаясь к более крайним убеждениям, люди также начинают считать тех, с кем они не согласны, иррациональными, испорченными и развращенными.

Тем не менее, как я документирую в своей готовящейся к изданию книге «Поддерживая демократию», наши более крайние личности также более конформистские. Поляризация убеждений приводит к тому, что члены группы становятся как более радикальными, так и более похожими друг на друга. По мере того, как члены становятся более однообразными, они также становятся все более решительными в обеспечении соответствия. Таким образом, группа становится менее терпимой к разногласиям внутри своих рядов и более склонна исключать отклоняющихся членов.

По мере усиления давления, направленного на подчинение, группа также начинает более строго определять себя с точки зрения своей враждебности по отношению к другим группам.

Со временем членство в группе превращается в целый образ жизни, направленный против соперников. Таким образом, группы, поляризованные в вере, изолируют себя от контактов с посторонними.

Это во многом объясняет различие между «красными» и «синими» состояниями. Даже в разных американских городах, как правило, существуют отдельные «либеральные» и «консервативные» районы.

С этой обособленностью растет зависимость от центральных лидеров в установлении стандартов подлинного членства в группах. Это делает группу внутренне иерархичной и все более зацикленной на консенсусе и чистоте. Группы, поляризованные в убеждениях, также очень восприимчивы к эффекту паршивой овцы, склонности не любить отживших или девиантных членов своей собственной группы сильнее, чем неприязнь к членам соперничающих групп.

Таким образом, когда поляризация убеждений вступает в силу, истинно верующие стремятся наказать и очистить любого, кто кажется нерешительным, неискренним или нелояльным.В результате группы, поляризованные убеждениями, склонны раскалываться и исключать членов до тех пор, пока не останутся только самые экстремистские и преданные.

GOP-поляризация

С моей точки зрения политического философа, я считаю, что Республиканская партия находится именно в этом.

Поляризация убеждений прочно укоренилась внутри партии после того, как по крайней мере четыре года она определяла себя как протрамповскую и оппозиционную Демократической партии, в результате чего ей требуется центральное руководство, которое может сдерживать членов и определять повестку дня.

Это отчасти объясняет, почему член палаты представителей Лиз Чейни была отстранена от своего руководящего поста в Республиканской партии, несмотря на то, что она была более консервативной, чем средний член палаты представителей от республиканцев, и имела опыт надежного голосования за законодательную повестку дня Трампа.

Для рядовых членов Республиканской партии безжалостная критика Трампа со стороны Чейни свидетельствует об отсутствии верности Республиканской партии.

Поляризация убеждений также объясняет, почему член палаты представителей Элиз Стефаник была выбрана преемницей Чейни в руководстве Республиканской партии.Хотя Стефаник менее консервативна, чем Чейни, она является сторонником Трампа, который, принимая свою новую руководящую роль, пообещал создать «единство» внутри Республиканской партии.

Как стало ясно из контекста ее высказываний, под «единством» Стефаник подразумевала единообразие в общественной позиции партии. Она обязательно указала, что партия будет «едина» в работе с Трампом, которого она поблагодарила как «ключевую часть нашей республиканской команды».

Поляризация убеждений показывает, что за такое единство приходится платить цену.Какие бы краткосрочные выгоды ни были в сплочении, в конце концов конформистские группы распадаются.

Бывшего вице-президента Майка Пенса назвали «предателем» на недавней конференции консерваторов.

Будь осторожен со своими желаниями

Следовательно, следует ожидать дальнейших беспорядков внутри Республиканской партии. В связи с растущим давлением, направленным на то, чтобы соответствовать видению партии Трампом, больше членов, вероятно, будут избегать и наказывать как «РИНО» — «республиканцы только по названию» — или того хуже, включая бывшего вице-президента Майка Пенса.

Нынешнее состояние Республиканской партии дает хороший урок для демократической политики. В условиях демократии любой, кто хочет иметь эффективный политический голос, должен присоединиться к хору похожих голосов. Таким образом, политические коалиции являются неотъемлемой чертой демократического общества.

Однако такие союзы подвергают людей воздействию сил, которые подталкивают их к более экстремальным убеждениям и заставляют настаивать на подчинении союзников.

Оба давления изнурительны для политических целей.В условиях демократии движения стремятся расширять коалиции и союзы. Поляризация убеждений давит в противоположном направлении, приводя к усилению убежденности, но, в конечном счете, к распаду коалиций.

Американцы много слышат о необходимости двухпартийности. Несомненно, «переход через проход» является важной частью демократии.

Но такие усилия бесполезны, если партизаны приветствуют, а не наказывают инакомыслие в своих рядах.

Перейти к основному содержанию Поиск