Пограничное расстройство это: Пограничное расстройство личности

Как жить с пограничным расстройством личности

Дарья Батыршина

живет с ПРЛ

Профиль автора

Правильный диагноз мне не могли поставить несколько лет, а потом он полностью изменил мою жизнь.

Для описания пограничного расстройства личности, или ПРЛ, отлично подходит известное высказывание психолога Марши Линехан: «У таких людей попросту нет „эмоциональной кожи“. Даже малейшее прикосновение или движение может вызвать тяжелейшее страдание».

Поделюсь своим путем к постановке правильного диагноза, симптомами и советами по общению с людьми, у которых ПРЛ.

Сходите к врачу

Наши статьи написаны с любовью к доказательной медицине. Мы ссылаемся на авторитетные источники и ходим за комментариями к докторам с хорошей репутацией. Но помните: ответственность за ваше здоровье лежит на вас и на лечащем враче. Мы не выписываем рецептов, мы даем рекомендации. Полагаться на нашу точку зрения или нет — решать вам.

Что такое пограничное расстройство личности

Пограничное расстройство личности характеризуется постоянными изменениями настроения, самооценки и поведения. Это может приводить к проблемам в отношениях с другими людьми и импульсивным поступкам разного рода.

ПРЛ — клиника Майо

ПРЛ — Национальный институт ментального здоровья, США

Самоповреждающее и рискованное поведение. Например, человек может наносить себе травмы или употреблять психоактивные вещества — пограничное расстройство повышает риск развития разных зависимостей.

Черно-белое мышление: человеку кажется, что может быть только плохое и хорошее, полутонов нет.

Критерии диагностики ПРЛ — Medscape

Проблемы с самооценкой. Люди с этим расстройством избыточно чувствительны к мнению окружающих, вступают в зависимые отношения, сильно боятся одиночества и могут идти на отчаянные действия, чтобы удержать близкого человека или привлечь его внимание.

Проявления пограничного расстройства личности схожи с проявлениями подросткового возраста: вспышки гнева, смена настроения, отчужденность, поэтому этот диагноз ставят после 18 лет.

Какие симптомы у пограничного расстройства личности

Алексей Прибытков

психотерапевт, психиатр, кандидат медицинских наук

Признаки пограничного расстройства личности:

  1. Чрезмерный страх быть покинутой или покинутым, остаться в одиночестве и склонность прилагать излишние усилия, чтобы этого не случилось.
  2. Склонность к интенсивным, напряженным и нестабильным отношениям, с легким переходом от одной крайности к другой — от идеализации к обесцениванию партнера: «люблю и ненавижу».
  3. Нечеткие, нестабильные представления о себе: «Кто я?», «Что мне нравится?», «Чего я хочу?» — и выраженные колебания самооценки.
  4. Импульсивность, неожиданные поступки, которые несут потенциальную опасность, саморазрушающее поведение: злоупотребление психоактивными веществами, растраты денег, сексуальные эксцессы, переедание и другие.
  5. Суицидальные мысли и действия. Повторные самоповреждения, например порезы рук, без суицидальной цели, «для снятия эмоционального напряжения».
  6. Эмоциональная неустойчивость, перепады настроения. Обычно это короткие, от нескольких часов до нескольких дней, но интенсивные эмоциональные переживания. Подавленность и угнетенность могут сменяться приподнятым, эйфорическим настроением. Такие перепады могут возникать без видимых причин или при минимальных жизненных ситуациях. Например, партнер не ответил на сообщение.
  7. Постоянно испытываемое чувство внутренней пустоты, бессмысленности жизни.
  8. Чрезмерные проявления гнева, сложности с его контролем.
  9. В условиях стресса легко возникает подозрительность, могут быть мысли о преследовании и плохом отношении со стороны других людей, а также ощущение «нереальности» окружающего.

Почему возникает пограничное расстройство личности

Почему развивается пограничное расстройство личности, точно неизвестно.

ПРЛ — Национальная служба здравоохранения Великобритании

Биологические факторы. Есть данные, что развитие расстройств личности, в том числе и ПРЛ, может зависеть от генетических факторов.

Еще ПРЛ может быть связано с изменениями в некоторых отделах мозга, отвечающих за контроль над эмоциями. На его развитие могут влиять нарушения в работе системы нейромедиаторов — соединений, с помощью которых нейроны мозга общаются друг с другом, в частности серотонина.

Социальные факторы. Например, нестабильные отношения со значимыми взрослыми, недостаток любви в детстве, пренебрежение со стороны родителей, потеря близкого человека.

Сильно повышают риск любых психологических проблем эмоциональное или физическое насилие, а также сильный страх, пережитый в детстве. В таком случае ПРЛ может сочетаться с еще одним диагнозом — посттравматическим стрессовым расстройством, или ПТСР. Оно проявляется постоянными пугающими воспоминаниями о травмирующем событии и повышенной тревожностью. Чем нестабильнее обстановка вокруг и сильнее травмирован ребенок, тем больше шансов получить ПТСР.

Как я несколько лет лечила депрессию и боролась с тревогой

Впервые я обратилась к врачу почти восемь лет назад. У меня было расстройство пищевого поведения — оно часто сопровождает ПРЛ, но об этом я еще не знала.

Мой гастроэнтеролог в какой-то момент понял, что мои постоянные боли в животе связаны, скорее всего, не с физическими проблемами, а с ментальными. Мама отвела меня в государственную клинику, где мне попались некомпетентные врачи.

Психиатр говорил, что у меня анорексия, я выгляжу ужасно и не смогу найти себе партнера, потому что «мужики на кости не бросаются». Тогда я поняла, что ждать помощи от него не стоит.

С РПП я справилась сама, за два года прожив все этапы от анорексии до булимии и компульсивных перееданий. После решения вопроса с едой пришла депрессия. Здесь я уже сама не справлялась.

Мои дни были похожи друг на друга: постоянная усталость, апатия, не хватало сил даже на еду и чистку зубов, а в голове был только туман и никаких мыслей. Мой круг общения сильно сузился, потому что окружающие от меня видели только агрессию или вовсе не получали ответов. Так прошло несколько лет, потом я поняла, что мне нужна помощь.

На сайте «Профи-ру» я нашла психолога, которая жила рядом со мной. Тогда я еще не знала, чем отличаются психиатры от психологов и психотерапевтов, поэтому нужной помощи не получила.

Психологи обычно не работают с психическими расстройствами, кроме того, на сессиях я просто рассказывала, что меня беспокоит, больше никакой поддержки не было. Иногда я не могла подобрать слов и мы просто молчали.

Я проходила к специалисту около месяца и платила за каждую встречу по 1300 Р. Всего мы провели девять встреч. Единственное, что я получила, — ушел туман из головы. Несмотря на мое состояние и то, что психолог не могла ничего сделать с ним, она уговаривала меня остаться на терапии. Говорила, что это помогает, хотя я облегчения не чувствовала.

11 700 Р

я потратила на психолога, который мне не помог

В итоге я не хотела больше тратить на себя деньги и потеряла доверие к врачам. Тогда узнала, что в Москве можно получить бесплатную психологическую помощь в МСППН — Московской службе психологической помощи населению.

Московская служба психологической помощи населению

Записи там нужно было ждать, но спешить мне было некуда. Примерно через полгода я смогла попасть к психологу. Я рассказала ей, что меня волнует, — на тот момент это были симптомы депрессии и апатии. Она сразу же сказала, что мне стоит поговорить с психотерапевтом, и я записалась к другому специалисту в этой же клинике.

Психотерапевт направила меня к психиатру, подсказав несколько врачей, которым доверяет. Она сказала, что у меня, скорее всего, депрессия и нужно медикаментозное лечение. В МСППН не принимают психиатры, поэтому я пошла в частную клинику, где за прием нужно было заплатить 4000 Р.

Объем бесплатной помощи в МСППН ограничен, но этого достаточно для начала. Источник: МСППН

Психиатр в частной клинике диагностировал мне депрессию, назначил антидепрессант и транквилизатор. Мне повезло, что мой врач принимал не только в частной клинике, но и в государственной, поэтому на все последующие приемы я ходила бесплатно.

Со второго раза удалось подобрать удачные лекарства. Изменения мы фиксировали не только с помощью разговоров. В психиатрической клинике был тренажер на компьютере, где пациенту предлагалось пройти несколько тестов: на внимательность, скорость реакции, возможность различать лица и многое другое. Тесты я проходила с периодичностью примерно раз в месяц.

Такое тестирование не обязательно и не всегда отражает эффективность лечения, но мне нравилось, что результаты становились лучше с каждым разом. На лекарства тогда уходило примерно 1500 Р в месяц.

В тот же период я пыталась проходить когнитивно-поведенческую психотерапию. За год три раза начинала и бросала, у меня ничего не получалось. Дневник настроения был пуст, потому что я не различаю эмоции, дневник волнующих меня ситуаций и их разбора — тоже. Я не понимала, почему та или иная ситуация стала для меня важной. Всего у меня было пять встреч с психотерапевтом, стоимость одной — 3000 Р.

Дневник эмоций, который нужно было заполнять

Тогда мы с врачом еще не знали, что у меня не просто депрессия с паническими атаками и тревогой, поэтому не сильно следили за моими эмоциями и чувствами, что важно при ПРЛ.

В какой-то момент я резко бросила пить назначенные таблетки и еще неделю справлялась с синдромом отмены. От таблеток отказалась, потому что казалось, что справлюсь и без них, кроме того, помогали они ненадолго, потом все начиналось сначала.

Месяц или два после отмены я чувствовала себя нормально и даже начала заниматься спортом. Потом тревога и симптомы депрессии вернулись, я помучилась еще несколько месяцев и пошла уже к новому врачу.

За полтора-два следующих года я сменила трех врачей в одной частной клинике, мне назначали разные виды медикаментов в разных сочетаниях и дозировках. Первичные приемы стоили 4000—5000 Р, повторные — 2400 Р. Ходила к психиатрам я раз в месяц для контроля состояния. Лекарства покупала то дженерики, то оригинальные, на них уходило около 2000—3000 Р в месяц.

От таблеток мне становилось легче ненадолго, примерно на месяц. В этот период мне уже поставили диагноз «эмоциональное расстройство личности», но не сказали об этом. Я узнала потом из медицинской карты, которую запросила перед сменой клиники.

Тогда же я обращалась за помощью и к гештальт-терапии — это одно из направлений психотерапии, направленное на развитие самосознания. Для меня сеансы были возможностью поплакаться, признать проблемы и получить поддержку. В течение трех месяцев я созванивалась с психологом каждые две недели. Одна сессия стоила 2000 Р.

107 100 Р

я потратила на специалистов до того, как мне поставили верный диагноз

На лечение до постановки правильного диагноза я потратила 177 100 Р

Лечение Расходы
Лекарства в последние два года лечения 55 000 Р
Регулярное посещение психиатров 50 400 Р
Лекарства в первый год лечения 15 000 Р
Когнитивно-поведенческая терапия, 5 сессий 15 000 Р
Три первичных приема следующих психиатров 14 000 Р
Сеансы гештальт-терапии, 6 сессий 12 000 Р
Сессии психолога с «Профи-ру» 11 700 Р
Прием первого психиатра 4000 Р

Лекарства в последние два года лечения

55 000 Р

Регулярное посещение психиатров

50 400 Р

Лекарства в первый год лечения

15 000 Р

Когнитивно-поведенческая терапия, 5 сессий

15 000 Р

Три первичных приема следующих психиатров

14 000 Р

Сеансы гештальт-терапии, 6 сессий

12 000 Р

Сессии психолога с «Профи-ру»

11 700 Р

Прием первого психиатра

4000 Р

Как диагностируют пограничное расстройство личности

Алексей Прибытков

психотерапевт, психиатр, кандидат медицинских наук

В психиатрии нет специфических исследований, которые помогали бы поставить диагноз. На первом месте всегда клиническая картина, то есть проявления расстройств психики.

С пограничным расстройством личности в России интересная история. У нас до настоящего времени используется Международная классификация болезней 10-го пересмотра, где фактически такого диагноза нет, а значит, он долгое время находился вне поля зрения психиатров. Но отсутствие диагноза в классификации не означает отсутствие нарушений, ведь с момента принятия МКБ-10 прошло уже более 30 лет — она принята ВОЗ в 1990 году, — и понимание нарушений психики за этот срок заметно изменилось.

Сейчас многие современные врачи при постановке диагноза ориентируются на другие критерии. Наиболее четко они сформулированы в американской классификации психиатрических расстройств DSM-5. Аналогичные критерии используются в МКБ-11, которая принята ВОЗ и должна вступить в действие в России в 2024 году.

Выше перечислены девять критериев, которые характерны для ПРЛ. Задача психиатра — выявить их во время беседы с пациентом. Основание для диагноза «пограничное расстройство личности» — наличие не менее пяти из девяти критериев.

Как мне поставили правильный диагноз и назначили терапию

После долгих попыток безуспешного лечения я решила еще раз сменить врача и обратилась к новому психиатру в другую клинику. Первый прием там стоил 7000 Р, а повторные — уже 6000 Р.

Медикаментозное лечение мне скорректировали. А с окончательным диагнозом метались между биполярным аффективным расстройством, или БАР, и пограничным расстройством личности.

По симптомам они похожи. БАР тоже протекает с чередованием периодов депрессивного и приподнятого настроения, но они обычно длительные и могут продолжаться несколько месяцев.

При ПРЛ периоды разного настроения сменяются в течение нескольких часов, реже в течение нескольких дней, то есть настроение постоянно нестабильное. При этом два этих расстройства могут встречаться одновременно у одного человека.

В итоге психиатр поставил мне пограничное расстройство личности. Теперь раз в полтора-два месяца я хожу к нему, чтобы контролировать состояние.

С этого же времени я стала ходить на схема-терапию — это терапия, ориентированная на то, чтобы человек изменил свои схемы поведения. К психотерапевту я хожу каждую неделю, один сеанс стоит 6000 Р. Чувствую, что мне это помогает.

ПРЛ — справочник MSD

Мои дезадаптивные схемы поведения, которые мы с психотерапевтом выявили на первой встрече. В левом нижнем углу находятся схемы, которых нужно достичь

Лечиться от ПРЛ сложно. Мои врачи никогда не знают, в каком состоянии я к ним приду и приду ли вообще. Периодически встречи проходят в режиме онлайн. Я часто опаздываю, звоню специалистам из разных мест: это может быть парк или мое рабочее место, остановка на улице или чужая квартира, шумная трасса или фудкорт. Иногда мне не хочется видеть моего врача, потому что кажется, что он во всем не прав.

Бывало, я чувствовала отвращение и решала, что мне нужен другой врач: я резко перехожу от идеализации человека до ненависти к нему. По этой причине многие врачи отказываются от пациентов с пограничным расстройством. Кроме того, людям с ПРЛ свойственно обесценивание собственных проблем, поэтому многие могут долго не обращаться за помощью.

За эти несколько лет я выработала для себя несколько правил выбора врача:

  1. На приеме меня внимательно слушают.
  2. Врачу важно все, что я считаю важным. Он не должен махать рукой и говорить, что нет смысла говорить о чем-то.
  3. Врач честно говорит о диагнозе, ничего не скрывает, описывает схемы лечения.
  4. Меня ставят в известность о препарате, который я буду принимать. Объясняют, как именно он работает, почему его назначили, какие побочные эффекты.
  5. Если что-то не нравится, я меняю врача.

К сожалению, никакие правила не помогают бороться с изменчивым настроением. Я стараюсь в такие моменты обращаться к фактам и говорить врачам, что я чувствую. Психиатры, как правило, относятся к частой смене врача нормально. Я ни разу не столкнулась с осуждением.

Одна из последних схем лечения Мои рецепты на лекарства, их много из-за разных дозировок

Как лечат пограничное расстройство личности

Алексей Прибытков

психотерапевт, психиатр, кандидат медицинских наук

Основной метод лечения пограничного расстройства личности — психотерапия. Она необходима, чтобы достичь стабильного результата. Лекарства только сглаживают некоторые симптомы расстройства.

Больше всего доказательств эффективности в лечении ПРЛ у диалектической бихевиоральной терапии, или DBT. Могут применяться и другие направления: схема-терапия, терапия, сфокусированная на переносе, — TFP.

Тем не менее медикаменты также назначают большинству пациентов с ПРЛ. Обычно используют три группы средств:

  1. Стабилизаторы настроения, или нормотимики, — это препараты, которые сглаживают эмоциональные колебания, помогают поддерживать ровное настроение.
  2. Антидепрессанты — они помогают снизить выраженность эмоциональной неустойчивости. ПРЛ часто сопутствуют депрессивные и тревожные расстройства, обсессивно-компульсивное расстройство — для их лечения также используются антидепрессанты.
  3. Антипсихотики, или нейролептики второго поколения, — их назначают в низких дозах для коррекции импульсивности и агрессии.

Выбор схемы лечения зависит от симптомов конкретного пациента. Медикаментозная терапия обычно длится не меньше года, чаще несколько лет.

Как я справляюсь с проявлениями пограничного расстройства личности

Бессонница. Я страдаю проблемами со сном с самого детства. Перепробовала все: от горячего молока на ночь до того, чтобы сильно устать за день.

К сожалению, универсального решения этой проблемы у меня нет. Я спасаюсь только таблетками: психиатры прописывали мне транквилизаторы для сна, сейчас у меня антидепрессант с сильным седативным эффектом — либо просто не сплю.

Тревога и приступы паники. Она настигает часто неожиданно и в самые спокойные моменты. Просто разговаривая с подругой, я могу начать дергать ногой, нервно ломать ногти, расчесывать ногтями кожу или залипать в телефон. Это проявляется также учащенным сердцебиением, дрожью в теле, желанием подвигаться, сильным страхом.

Чтобы избавиться от этого чувства, я вяжу, переключаюсь на сериалы, слушаю медитативные практики, начинаю больше двигаться, обращаюсь к метафорическим ассоциативным картам или Таро. Метафорические ассоциативные карты — это карточки с рисунками, которые можно интерпретировать, опираясь на свой опыт.

К карточкам я прибегаю, когда моя тревога связана с будущим. Меня крайне пугает неопределенность, а это шанс хоть немного определиться, пусть и несколько иррациональный.

Набор ассоциативных карт с вопросами

Ощущение одиночества и покинутости. Ощущается как незаполненная дыра в грудной клетке. В такие моменты я уверена, что мне не к кому обратиться, никто не поможет. Чувство, что я одна во всем мире.

Спасает шум на фоне, например фильм или сериал. Еще у меня три кота, которые периодически просят внимания, и я уже не одна. В периоды, когда я сильно ощущаю одиночество, помогают друзья, которые если не могут приехать, то хотя бы позвонят или напишут.

Иногда, чтобы почувствовать, что я не одна, ищу встреч с разными мужчинами. Я склонна погружаться в человека, который дает мне внимание, словно пытаюсь закрыть внутреннюю «дыру». Если я не получаю достаточно внимания, то проявляю агрессию, а впоследствии меняю «жертву». Пытаюсь справиться с этим с помощью психотерапии.

Резкие перепады настроения, гнев и агрессия. За час я могу пережить огромный спектр эмоций, это очень утомляет. Причем триггером может стать все что угодно: неправильное высказывание со стороны собеседника, просто действие, которое мне показалось неверным, или мнение, противоположное моему. Агрессировать я могу даже на банальные вопросы о моем самочувствии.

Я стараюсь предупреждать людей об особенностях моего поведения, выхожу из диалога, если чувствую, что скачусь в агрессию, пытаюсь отвлечь себя. Мой психотерапевт советует проживать агрессию и дать ей выход: порвать лист бумаги, позаниматься спортом, побить подушку, прокричаться.

Смены интересов, хобби и желаний. У меня нет одного хобби, они постоянно меняются. Я не могу сказать, какой у меня любимый фильм или музыка. Потому что сегодня мне нравится одно, а завтра я уже интересуюсь абсолютно полярным. Я никогда не знаю заранее, что меня ждет на следующий день.

Суицидальные мысли и деструктивное поведение. Впервые я задумалась о суициде лет в 14. Дальше эти мысли меня преследовали в течение жизни. Как-то я жила с утечкой газа в квартире несколько месяцев, прекрасно об этом зная. Я топлю свои негативные эмоции в алкоголе. Раньше я резала себя, но затем заменила этот ритуал на набивание татуировок на своем теле.

С такими мыслями сложно справляться. Немного помогают медикаментозное лечение, осознанность и постоянная поддержка психотерапевта. Еще я иногда выхожу на улицу в мороз или принимаю душ: это отрезвляет.

Нестабильная самооценка. Мне нужна постоянная оценка со стороны. Я сомневаюсь в том, правильно ли я делаю работу, правильно ли выгляжу, если не получаю обратной связи от людей. Каждая ошибка для меня — трагедия, но от похвалы могу почувствовать себя способной на все. Я могу неделями думать о том, что сделала неправильно какое-то действие, хотя оно и не понесло за собой последствий.

Чтобы справиться с этим, стараюсь сама себе делать комплименты, напоминаю себе, что я делаю и почему, смотрю на результаты работы. Это не всегда срабатывает, но тут нужно идти маленькими шагами и учиться ориентироваться на свои ощущения, а не только на других.

Сложности с коммуникацией. Меня бросает от любви к ненависти. Я часто конфликтую и меняю из-за этого места работы. Ни в одних отношениях я не продержалась дольше нескольких месяцев, а общение с друзьями сведено к паре встреч в год. Если я чувствую, что меня могут отвергнуть или отказать мне в чем-то, то делаю это первой, чтобы избежать эмоций.

Все, что происходит, — всегда катастрофа: яркие эмоции, сильное чувство вины. Если я чувствую, что получаю меньше внимания, — истерика. Сразу ощущаю себя брошенной и покинутой. Учитывая мои особенности поведения, я всегда стараюсь предупреждать друзей и близких о своем состоянии и рассказываю, как не нарваться на еще больший негатив.

Как лучше общаться с людьми, у которых пограничное расстройство

SET расшифровывается как support, empathy, truth — поддержка, сочувствие, правда.

Важно, что из этого треугольника коммуникации нельзя выкинуть ни одну из частей, иначе человек с ПРЛ уйдет в конфликт или вовсе прекратит общение:

  1. Поддержка должна выражаться в форме озабоченности от первого лица: «Я беспокоюсь о том, как ты себя чувствуешь». Главное, что нужно выражать свои собственные чувства и ощущения.
  2. Сочувствие: «Должно быть, ты чувствуешь себя расстроенным». Важно подтвердить чувства человека с ПРЛ. Не надо пытаться проявлять жалость или говорить о том, что чувствуете то же самое. Скорее всего, это не так. А фраза «я знаю, как тебе плохо» вызовет лишь насмешку и злость.
  3. Правда: нужно опираться на факты о ситуации и не уходить в обвинение. Например: «Ты уволился, денег тебе хватит на пару месяцев. Я могу помочь тем, что оформлю твое резюме, а ты поищешь новую работу».

UP — это understanding, perseverance, или понимание и настойчивость. Это цели, которых должны достигнуть оба участника.

Человек с ПРЛ должен осознать, каковы причины его действий и их последствия. Понять, что он влияет на свою жизнь и может ее менять. Ему нужна настойчивость, чтобы не бросить лечение, потому что любые изменения даются с трудом.

Для близких человека с ПРЛ понимание — признание чувств и эмоций человека. То есть принятие того, что негативные высказывания и агрессия — это особенности поведения. Настойчивость им нужна, чтобы продолжать общение с человеком с пограничным расстройством, не переставать напоминать ему о своей готовности помочь, отрезвлять и помогать найти истинную причину событий, опираться на факты, не давать ориентироваться только на эмоции.

Общение с человеком с ПРЛ — это всегда стресс, поэтому окружающим нужно больше заботиться и о себе. Потребуется много терпения и сил, чтобы выдержать резкие смены настроения и сохранить отношения.

Главное — понять, что это не ваша вина и повлиять на ПРЛ вы не сможете. Однако если оставаться в стабильном состоянии и поддерживать человека с расстройством, он со временем перестанет видеть в близких потенциальную угрозу, а значит, и вспышек агрессии станет меньше.

В России существует ресурсный центр «Пограничное расстройство личности». Он рассчитан на москвичей, но на сайте можно найти личные истории людей с ПРЛ, литературу по теме и особенности этого расстройства.

Сколько стоит лечить пограничное расстройство личности

В качестве психотерапии я выбрала схема-терапию, срок лечения составляет от года до трех лет в зависимости от сложности случая. Мне психотерапевт сказал, что мы управимся за год.

Посещать психотерапевта нужно каждую неделю, прием стоит 6000 Р. Кроме этого, каждые полтора-два месяца я посещаю психиатра, прием которого стоит тоже 6000 Р.

Для поддержания нормального психического состояния я сейчас принимаю нормотимик и антидепрессанты. Так как у меня выраженные депрессивные эпизоды, мне нужно принимать таблетки длительное время: с момента, как мое состояние станет стабильным на фоне психотерапии, это еще 6—12 месяцев.

На препараты сейчас уходит примерно 2000 Р в месяц. Мне часто меняют таблетки, поэтому стоимость приблизительная.

Медикаментозным лечением можно снять симптомы, которые мешают нормально жить, а с помощью курса психотерапии получится выйти в ремиссию и значительно улучшить качество жизни. Рецидивы возникают крайне редко и связаны с аффективными состояниями.

На лечение пограничного расстройства я трачу 372 000 Р в год

Лечение Расходы
Посещение психотерапевта каждую неделю 312 000 Р
Посещение психиатра раз в 2 месяца 36 000 Р
Медикаменты 24 000 Р

Посещение психотерапевта каждую неделю

312 000 Р

Посещение психиатра раз в 2 месяца

36 000 Р

Медикаменты

24 000 Р

Можно ли вылечить пограничное расстройство личности

Алексей Прибытков

психотерапевт, психиатр, кандидат медицинских наук

Мы не можем полностью убрать симптомы пограничного расстройства личности. Однако его проявления можно сгладить: скорректировать ярко выраженные негативные черты, достичь некоторой стабильности, улучшить социальную адаптацию.

При этом суть личности изменить нельзя, особенности человека сохраняются. На самом деле задача лечения — не устранить эти особенности полностью, а научить человека с ними жить, четко их осознавать и управлять ими.

Запомнить

  1. Пограничное расстройство личности отличается нестабильным настроением, перепадами самооценки, зависимостью от мнения других людей и острым страхом одиночества.
  2. Риск развития ПРЛ повышают генетические факторы, стрессы и насилие в детском возрасте, плохое отношение к ребенку со стороны значимых взрослых.
  3. Пограничное расстройство личности обычно лечат психотерапией, однако медикаменты тоже могут понадобиться, чтобы снять некоторые симптомы и облегчить жизнь.
  4. Близким людям сложно общаться с человеком с ПРЛ, нужно немало терпения, чтобы сохранить отношения.
  5. С помощью курса психотерапии может получиться выйти в ремиссию и значительно улучшить качество жизни.

Что такое пограничное расстройство личности, возможно ли его лечение?

Статья подробно расскажет о пограничном расстройстве личности, методах его лечения, используемых в современной психиатрии.
Пограничное расстройство личности (ПРЛ) — достаточно редкое нарушение психики, которое трудно поддается диагностике без привлечения специалиста. Его легко перепутать с дурным, тяжелым характером и самовлюбленностью, так как обычно люди с ПРЛ ведут себя непредсказуемо, импульсивно, истерично. «Пограничники» склонны к манипуляциям, нарушению границ других людей, перекладыванию ответственности за поступки на окружающих. Изучением и лечение пограничного расстройства личности занимается психиатрия, а потому при подозрении на это заболевание нужно обращаться за консультацией к психотерапевту.

Симптомы пограничного расстройства личности, к кому обратиться за помощью?

Основной симптом ПРЛ — это продолжительное анормальное поведение человека, которое может выражаться:

  • В агрессивном поведении по отношению к окружающим, вызывающем сложности в коммуникациях с другими людьми;
  • Эмоциональная нестабильность, неадекватные представления о собственной персоне;
  • Постоянная, высока тревожность;
  • Не проходящая скука, боязнь одиночества;
  • Стремление делить мир на черное и белое.

Больным ПРЛ свойственны деструктивные поступки, в числе которых могут быть увлечение азартными играми, воровство, вандализм, самоповреждения, попытки суицида. Причиной такого поведения выступает анормальная, патологическая импульсивность, которую человек не может контролировать самостоятельно.
При пограничном расстройстве личности обязательно требуется консультация психолога и тщательная диагностика.

ПРЛ и его лечение в клинике

Если диагностика подтвердит у пациента ПРЛ, то терапия заболевания проводится в условиях стационара. Лечение пограничного расстройства в нашей клинике в Зеленограде подразумевает:

  • Медикаментозную терапию, подразумевающую прием антидепрессантов и нейролептиков. Препараты помогают контролировать настроение, устранять проявления агрессии и импульсивности;
  • Психотерапию, в которой с пациентом работают сразу два специалиста: психолог и психиатр. Техники применяются разные, но особенную эффективность имеют гешальт-методики, в которых пациент возвращается в стрессовую ситуацию и пытается посмотреть на нее под другим углом, с новой точки зрения.

Схема медикаментозной терапии и психотерапии разрабатывается в индивидуальном порядке для каждого пациента, с учетом особенностей его организма и всех особенностей клинического случая. Подробную консультацию по лечению ПРЛ в клинике вы можете, позвонив в наш медицинский центр, «АКСОН 24».

Как я живу с пограничным расстройством личности — Wonderzine

Страх быть отверженной заставляет избегать близких отношений. При этом я очень не люблю быть одна, страшно переживаю, когда мужчина долго не пишет и не звонит. Себя я не ценю, но мужчин выбираю порядочных и заботливых, и сама тоже люблю заботиться. Со всеми бывшими у меня дружеские отношения. Сейчас я одна уже полгода. Последние отношения длились семь лет и изжили себя: я поняла, что больше его не люблю, и решила попробовать быть одной. Пока не очень, но я не настолько несчастна, чтобы вступать в прочную связь с кем-то просто потому, что мне с ним нормально.

Врачи, которые отслеживают моё состояние, настаивают, что нужно научиться выражать негативные эмоции. Но к этому я пока не готова и, когда мне плохо, просто выключаю телефон и никого к себе не подпускаю. Правда, недавно пришлось нарушить это правило. Соседка по квартире, которая знает о моей проблеме, услышала, как я плачу в комнате, заставила меня открыть дверь, обняла. Я сумела принять поддержку, и ей удалось убедить меня, что в этом нет ничего плохого. Это тоже прорыв. 

Спустя годы раны всё ещё заживают. Я изучаю свое состояние под микроскопом, ем и сплю строго по режиму, не общаюсь с токсичными людьми, глушу сильные переживания, которые могут возникнуть в ответ на любой внешний раздражитель. Я вновь занимаюсь боевыми искусствами, порвала связь с матерью и восстановила отношения с отцом и бабушками — они живут далеко, но со всеми я общаюсь каждый день по скайпу. Три раза в неделю я посещаю сообщества, посвящённые травмам, зависимостям и насилию. Общение приносит мне большую радость. Я учусь принимать хорошее отношение к себе и выдерживать плохое.

Нужны годы, чтобы перестроиться и приобрести здоровые реакции. Поэтому любое действие, которое я выполняю, похоже на ремонт сломанного робота. Я вынимаю из своего сознания каждую деталь восприятия, протираю её тряпочкой, проверяю, цела ли, и ставлю на место. Это вызывает одновременно гордость и смирение — и я готова прожить так всю оставшуюся жизнь: взамен я получаю право находиться в обществе, не боясь его. А больше мне ничего и не надо.

Изображения: annagolant – stock.adobe.com (1, 2, 3)

Пограничное расстройство личности. признаки и шансы на спасение

Что такое пограничное расстройство личности

Термину “пограничное состояние” больше века. Прежде, чем оформиться в современном понятии, он проделал большой и нелегкий путь. Сегодня диагноз подразумевает под собой психическое расстройство, с характерными особенностями продолжительного действия: эмоциональной нестабильностью, импульсивностью, высокой степенью тревожности, с частичным отсутствием самоконтроля и трудностями в социализации.

В МКБ-10 обозначается как эмоционально неустойчивое расстройство личности и зашифровывается кодом F60.3. Также диагноз включен в руководство по диагностике и статистике психических расстройств DSM-5.

Люди с синдромом пограничного расстройства личности очень зависимы от мнения окружающих, их главный страх — одиночество.

По статистике, от ПРЛ страдает до 2% населения Земли. Очень часто патология встречается в дисгармоничных семьях, где активно практикуется критика, неуважение и отсутствуют тёплые отношения. Также ученые заметили, что у женщин пограничные состояния психики наблюдаются в три раза чаще, чем у мужчин.

Из-за чего появляются психические расстройства

Как и в случае со многими другими психическими расстройствами, истинные причины возникновения ПРЛ до сих пор остаются неизвестными. Однако, учёные выделяют ряд факторов, которые могут спровоцировать эмоционально нестабильное расстройство личности:

  • наследственность – большинство проблем с психикой передаётся по наследству от кровных родственников;
  • психологические травмы – сюда можно отнести все случаи насилия над ребёнком – физические и эмоциональные – а также любые сильно ранящие душу события;
  • особенности характера – у “пограничников”, как правило, занижена самооценка, плохая стрессоустойчивость, повышен уровень тревожности и достаточно пессимистический взгляд на мир;
  • взаимоотношения в семье – здесь идёт речь о том, что ребёнку не хватает родительского внимания, ласки, заботы, эмоциональной привязанности, а также об элементах воспитания: например, подавление эмоций или завышенные ожидания от чада могут очень негативно сказаться на его психике;
  • физиологические причины – есть исследования, где утверждается взаимосвязь ПРЛ и повышенной активности лимбической системы мозга.

Обратите внимание! Что бы не являлось причинами возникновения диагноза, люди с пограничным расстройством личности нуждаются в серьезной медицинской помощи!

Симптомы и признаки ПЛР

Психическое состояние под названием пограничное расстройство личности начинает проявлять себя ещё в детстве и подростковом возрасте. Вот несколько признаков, по которым можно заподозрить диагноз:

  • постоянные перепады настроения;
  • видение мира только в чёрно-белых красках, т. е. либо всё хорошо, либо всё плохо, каких-то промежуточных вариантов просто нет;
  • категоричность по отношению к людям и событиям, неспособность оценить ситуацию с разных точек зрения;
  • трудности с выстраиванием романтических и дружеских отношений;
  • страх и избегание любых форм отказа;
  • искаженная самооценка;
  • импульсивность;
  • рискованные поступки – человек склонен совершать необдуманные, опасные действия, из-за чего может подвергнуть опасности и себя, и окружающих;
  • склонность к алкоголю, курению и разным видам наркотиков;
  • суицидальные наклонности;
  • иногда неконтролируемое поведение;
  • жалобы на чувство пустоты и одиночества;
  • социофобия и проблемы с доверием к людям;
  • разговоры о том, что человек в буквальном смысле слова видит себя со стороны либо испытывает ощущение нереальности происходящего.

Агишев Дамир Адгемович

врач – невролог

Нестабильная психика может проявляться лишь несколькими из вышеперечисленных признаков, но самое главное, на что стоит обратить внимание, – все они затяжные и могут длиться до нескольких недель. Наши психологи проведут необходимые консультации по телефону или видеосвязи, помогут интерпретировать симптомы и запишут на детальное обследование.

Из-за чего возникает нарушение

Из-за недостаточных сведений о причинах развития патологии, выстроить схему формирования патогенеза невозможно. Есть много версий на этот счёт, но большинство ученых склоняется к версии, что главная роль в ПРЛ принадлежит генетической предрасположенности.

Классификация патологии

Интересную классификацию разработал американский психолог Теодор Миллон, который долгое время изучал расстройства личности. Он выделил четыре вида пограничного расстройства:

Унылое

Для него характерны скромность, покладистость, верность, уступчивость, ранимость. Люди ощущают постоянную тревогу и отовсюду ждут опасность. Они настроены весьма пессимистично, часто беспомощны и чем-то угнетены.

Обидчивое

Для него характерны беспокойство, упрямство, демонстративное поведение, нетерпеливость, пессимизм, постоянное чувство разочарования и полное противодействие всему. Такие люди редко улыбаются и выглядят достаточно угрюмыми.

Импульсивное

Люди с таким диагнозом достаточно капризны, поверхностны и ветрены. Они очень легко выходят из равновесия и начинают волноваться по любому поводу. По отношению к противоположному полу часто ведут себя в роли соблазнителей, но при этом они раздражительны, нервозны и периодически имеют суицидальные настроения.

Самоповреждающее

Характерные особенности таких людей: они замкнуты, не любят общение, стараются уединиться, часто сердиты и угрюмы, могут заниматься самобичеванием и самонаказанием. Вместе с тем, они обходительны и вежливы по отношению к некоторым людям, склонны к заискиванию. Есть суицидальные наклонности.

Эмоционально неустойчивое расстройство личности пограничного типа делят на три степени тяжести:

Степень тяжести

Характеристика

Легкая степень

При этой разновидности человеку немного трудно выстраивать отношения с окружающими, больной не всегда способен быть хорошим сотрудником и семьянином; он практически безопасен как для себя, так и для посторонних.

Средняя степень

Тмеет все признаки легкой степени, но в более выраженном проявлении; способны навредить себе и окружающим без угрозы жизни.

Тяжелая степень

У человека серьёзные проблемы с коммуникацией, которые сказываются на всех сферах жизни; есть большой риск того, что такой «пограничник» может стать опасным для себя и окружающих, угрожая жизни и имуществу.


Пример из практики: Девушка обратилась за консультацией к нашему психиатру. Она познакомилась с молодым человеком, но боится его «странностей»: постоянные разговоры про то, что в случае расставания он выбросится из окна; отсутствие друзей; получение удовольствия от уколов себя булавками и игр с ножом. Парень часто меняет место работы и нигде долго не задерживается. Описанные симптомы подходили под признаки ПРЛ.

Осложнения ПРЛ

Практически всегда пограничное расстройство личности сопровождается смежными проблемами:

  • паническими и тревожными расстройствами,
  • депрессией,
  • навязчивыми состояниями,
  • маниакально-депрессивным психозом,
  • прочими расстройствами личности,
  • алкоголизмом,
  • наркоманией,
  • мазохизмом и суицидальными наклонностями.

Непосредственно к осложнениям можно отнести следующие патологии:

  • суицид,
  • травмы себя и окружающих,
  • материальный ущерб,
  • алкоголизм и наркомания,
  • лишний вес,
  • зависимость от азартных игр,
  • расстройства пищевого поведения,
  • бродяжничество,
  • хронические стрессы.

Агишев Дамир Адгемович

врач – невролог

Суициды людей с ПРЛ связаны не с желанием умереть, а с желанием привлечь к себе внимание. Как только вы стали замечать проблемы у близкого человека, нужно не теряя времени обращаться к специалистам. Первичную консультацию психолога вы можете получить дистанционно в любое удобное для вас время — врачи на связи с вами круглосуточно.

Диагностика патологии

Если вы заметили признаки пограничного расстройства личности у себя или у своих близких, как можно раньше нанесите визит врачу. Диагноз должен поставить психиатр. Чтобы сделать соответствующее заключение, специалисту потребуется:

  • опросить родственников пациента и его окружение – это необходимо для установления времени начала заболевания;
  • изучить семейный анамнез пациента – чтобы понять, были ли похожие случаи в роду;
  • беседа с заболевшим и наблюдение за ним – через них врач сможет заметить симптомы диагноза;
  • провести специальное психологическое тестирование – чтобы составить полную картину о состоянии пациента.

Психологическое тестирование – является комплексным и призвано выявить все особенности личности пациента.

Лечение пограничного расстройства личности

Несмотря на то, что диагноз должен поставить психиатр, заниматься лечением, с большой долей вероятности, будет психотерапевт либо клинический психолог, т. е. люди, имеющие право назначать лекарственные препараты.

Медикаментозные средства, применяемые в лечении пациентов с ПРЛ, призваны снять симптоматику заболевания и избавить человека от сопутствующих патологий и осложнений.

Когнитивно-поведенческая терапия пограничного расстройства личности призвана отрегулировать эмоциональные проявления пациента и научить его жизни в социуме. Делается это через диалектическую поведенческую терапию, а также системный тренинг по эмоциональной предсказуемости и решению проблем.

Прогноз. Профилактика от заболевания

Согласно многим исследованиям, при качественном и своевременном лечении, прогноз по заболеванию достаточно благоприятный. Но важно понимать, что процесс ремиссии не будет быстрым — в среднем требуется не менее двух лет, чтобы человек выздоровел.

Что касается мер профилактики, то, как и в случае с другими психическими расстройствами, их выработать невозможно.

Не всегда странности в поведении означают психические отклонения, но есть признаки, на которые всё-таки стоит обратить внимание. Пограничное расстройство личности сегодня успешно корректируется. Важно относиться к нему как к диагнозу, потому что сама по себе проблема не исчезнет.

Частые вопросы

Что такое синдром бордерлайн?

+

Это аналог названия “пограничное расстройство личности”. “Borderline” в переводе с английского означает “пограничный”

Бывает ли пограничное расстройство личности у подростков?

+

Да. Это не приобретённое нарушение, а врождённое. Первые симптомы могут появиться либо в детстве, либо в подростковом возрасте.

Можно ли вылечить ПРЛ?

+

Можно добиться стойкой ремиссии патологии. Но для этого потребуется много времени и сил.

Нужно ли пить лекарства при пограничном расстройстве личности?

+

Схему терапии должен разрабатывать лечащий врач на основе имеющихся у него данных о пациенте. Очень часто медикаментозное лечение позволяет устранить сопутствующие симптомы и облегчить состояние человека.

Заключение эксперта

Пограничное расстройство личности  — это психическое расстройство, с характерными симптомами и проявлениями, которые длятся достаточно продолжительное время. Человек с ПРЛ эмоционально нестабилен, импульсивен, тревожен, у него искажена самооценка, он склонен совершать рискованные поступки.

Лекарства назначает только психиатр. Медикаментозное лечение должно снимать тревожные симптомы, уменьшать осложнения и помогать человеку вести нормальный образ жизни.

что такое пограничное расстройство и как его лечить

Каковы основные симптомы этого расстройства?

1. Любыми способами избежать одиночества (реального или воображаемого)

Основная проблема ПРЛ — неспособность регулировать настроение и поведение, особенно в страхе потерять связь с партнером. В этом случае можно, например, приставать к нему насчет секса — или резко обрубать контакты, чтобы не оказаться брошенным.

0 РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

2. Нестабильные агрессивные отношения

Вернемся к примеру с днем рождения. У человека с ПРЛ настроение может скакать от желания увидеть всех до полного одиночества, от любви до ненависти. Ему сложно полностью доверять людям, что не способствует созданию хороших отношений.

3. Неправильная самооценка

Люди с пограничным расстройством могут эмоционально зависеть от других из-за низкой самооценки. Иногда они любят себя, иногда ненавидят: меняют работу, друзей, даже ориентацию. Самое страшное, что около 70% людей с ПРЛ предпринимали попытки самоубийства.

4. Импульсивное поведение

Например, человек может съесть целую пиццу, заняться незащищенным сексом с незнакомым партнером, принять наркотики или купить вещь, которая ему не по карману.

0 РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

5. Постоянное чувство опустошенности

Люди с ПРЛ часто страдают от плохого настроения, и это ощущение сильнее, чем у страдающих депрессией или шизофренией.

6. Быстрое переключение между эмоциональными состояниями

Например, если при обсуждении любимого цвета партнер назовет другой, это может вызвать приступ слез и паники.

Что такое пограничное расстройство личности? – Блог – Ясно

Подростки, застрявшие в теле страдающих, но ярких и одаренных взрослых — людей с пограничным расстройством личности часто обесценивают титулом «скверный характер». При этом ПРЛ — тоже своего рода enfant terrible в большой психиатрии. Это расстройство путают с другими, в том числе с биполярно-аффективным, нарциссическим и постравматическим. Ежедневно «пограничник» воюет с бурей эмоций и состояний. К этому присоединяются саморазрушительные и импульсивные симптомы — людям с ПРЛ ничего не стоит лихо прыгнуть за руль пьяным, истратить все семейные сбережения за неделю, угодить в наркотическую зависимость. По тяжести ПРЛ уступает разве что психозам.

В толковом словаре «пограничником» обозначают военнослужащего, который охраняет границы между странами. Воспользуемся этой метафорой, чтобы понять, о какой «границе» идет речь в случае с ПРЛ.

Впервые термин «пограничный» ввел психоаналитик Адольф Штерн в 1938 году. Он описал пациентов, которые не относятся ни к «невротическим», ни к «психотическим» и чье состояние как бы «стабильно нестабильно». Эти люди плохо поддавались терапии, в 1950-х им ставили уже «псевдоневротическую шизофрению». Впервые такой диагноз озвучили ученые Пол Хох и Филипп Полатин — их озадачило, что пограничные пациенты бо́льшую часть времени демонстрируют невротические симптомы, но иногда регрессируют до психотических. Позже невролог и психиатр Рой Гринкер описал «пограничный синдром» и его критерии: проблемы идентичности, зависимые отношения, дефицит саморегуляции. И только в 1975 году психиатр и психоаналитик Отто Кернберг предложил термин «пограничная организация личности», расположив его на рубеже невротического и психотического уровней.

Психоаналитический подход к диагностике личностной организации и лег в основу описания пограничного расстройства современной американской классификации DSM-5.

Пограничный уровень развития личности

У личностей с пограничной организацией искажено восприятие реальности, особенно в ситуации сильного стресса. Они используют незрелые защиты (например, отрицание), им трудно сформировать полноценный образ себя и окружающих, их собственное «Я» нестабильно. Психоаналитик Отто Кернберг добавлял к этому неспособность переносить тревогу и сдерживать импульсы.

Пограничный уровень развития гораздо шире, чем пограничное расстройство, и может охватывать как нормальное, так и патологическое поведение. Это не диагноз и не заболевание.

Пограничное расстройство личности

ПРЛ — это патология, которая приводит к нарушению функциональности во всех сферах жизни: построение отношений, регулирование эмоций, мыслительные процессы, адекватное восприятие себя и окружающих, способность чувствовать себя частью сообщества.

Пограничное расстройство возникает, когда присутствует стойкий паттерн нежелательного поведения. Люди с ПРЛ испытывают вовсе не ту смену настроений, которая «бывает у всех», а перепады на огромных скоростях — от эйфории до отчаяния. И все это с разницей от нескольких часов до пары дней. То же самое касается приступов гнева, тревоги и депрессии.

«Пограничники» всеми силами избегают реального или воображаемого одиночества, что часто приводит их в силки абьюзивных союзов. Другой сценарий — отношения, которые они разрушают сами — из страха быть брошенными. Это приводит к еще бо́льшим мукам.

Как правило, у них напряженные отношения со своим телом — кто-то компульсивно переедает и зарабатывает расстройство пищевого поведения, а кто-то — наносит себе увечья или копит суицидальные мысли. При этом пограничные люди говорят, что самоповреждения приносят им облегчение — физическая боль как бы отвлекает от душевной, выдержать которую подчас невозможно.

Как получаются люди с ПРЛ?

Многие специфические черты расстройства — когнитивные искажения, путаница с идентичностью, неуправляемый гнев и агрессия — могут иметь генетические корни. Марша Линехан, создательница диалектической поведенческой терапии (DBT) специально для людей с ПРЛ, считает, что некоторые изначально рождаются более чувствительными. Марша сама страдала от ПРЛ и описала его как «психологический эквивалент ожога третьей степени». У таких людей будто нет «эмоциональной кожи»: их чувства гораздо ярче, чем у других, они интенсивнее реагируют на мир, им требуется больше времени, чтобы успокоиться.

Но пограничное расстройство можно и приобрести, если в детстве сформировался небезопасный тип привязанности, а именно — дезорганизованный. Ребенок учится регулировать эмоции и выражать желания через взаимодействие с «надежным» взрослым. Если, например, мать проявляет жестокость или реагирует на ребенка непредсказуемо (сегодня прикрикнула — завтра приласкала), то он растет в предчувствии опасности. Ходит на цыпочках, пытается угадать настроение родителя. Во взрослой жизни ему будет трудно понимать себя, эмоции других и мир в целом.

Чем менее стабильная среда и сильнее травмирован ребенок, тем выше риск патологии личности. Однако, справедливости ради скажем, что не всегда родители пограничных детей переменчивые или безразличные. Порой они просто обладают другим темпераментом — и не понимают, зачем ребенок от досады бьет кулаком об стену.

Расстройства личности обычно проявляются в пубертате. Но пограничные черты — чувство отверженности, полярные оценки — легко спутать с признаками переходного возраста. О более точном диагнозе говорят уже после 18 лет, в связи с чем люди с ПРЛ могут оставаться без помощи довольно долго.

Что чувствуют люди с ПРЛ?

Спросите их об этом — и скорее всего услышите сумбурный и противоречивый ответ. Дело в том, что пограничные личности, в отличие от большинства людей, не могут одновременно выдерживать противоположные чувства. Поэтому их отношения с окружающими — череда интенсивных крайностей и трагических метаний от идеализации до обесценивания: «Я ненавижу тебя — только не бросай меня».

Люди с ПРЛ как бы разобщены с собой и миром, часто испытывают хроническое ощущение пустоты. Им сложно описать себя, они подстраиваются под других людей и могут «примерять» разные идентичности. Люди с ПРЛ постоянно переживают эмоциональный шторм. Они испытывают дефицит саморегуляции: с трудом сдерживают чувства, так как все ощущения — ужасно сильные и целиком их поглощают. И речь идет не о вспыльчивом нраве. При ПРЛ вспышки гнева и злости, приступы отчаяния настолько интенсивны и ярко выражены, что человек не в силах их остановить. Некоторые пациенты буквально чувствуют, как «выходят из своего тела», теряют управление. В таких случаях говорят о краткосрочном диссоциативном эпизоде.

Помощь при ПРЛ

Для пограничных личностей разработана ТФП — терапия, сфокусированная на переносе. Такие люди не ощущают своей целостности, мечутся между идеализацией и обесцениванием. Эти же реакции они переносят и на специалиста, воспроизводя с ним свои отношения со значимыми детскими объектами. Терапевт дает этим отношениям проявиться, анализирует свои непосредственные реакции и помогает клиенту осознать искажение и научиться воспринимать и отрицательные, и положительные черты людей одновременно. Также хорошо помогает ДПТ — диалектическая поведенческая терапия.

Клинические исследование Пограничное расстройство личности: Психологическая оценка — Реестр клинических исследований

Подробное описание

Из всех расстройств личности ПРЛ является одним из наиболее опасных для жизни и психологических расстройств. дистресс за счет симптоматического проявления импульсивного поведения наряду с эмоциональными, нестабильность межличностных отношений и самооценки. Суицидальность и несуицидальные самоповреждения (NSSI) показатели среди этой группы населения чрезвычайно высоки, что вызывает беспокойство у семей и психического здоровья профессионалы. За последние десятилетия ПРЛ привлекло к себе широкое внимание и многие психологические проблемы. лечение было предложено для борьбы с его основными симптомами. Хотя некоторые методы лечения была доказана эмпирически эффективность в некоторых областях, явно не во всех испытываемых симптомах. успешно нацелены, и в некоторых случаях, похоже, не помогает даже лечение более действенные подходы. Возможно, объяснительные модели, из которых эти психотерапии emerge мог недооценить такие важные аспекты, как личные дилеммы. Когнитивный конфликт был определен и осмыслен различными психологическими ориентации, но лишь немногие включили это явление в качестве влиятельного фактора в понимание происхождения и природы психологических расстройств и их психотерапия предложения. Те, кто рассматривал внутренние конфликты, в основном сосредотачивались на теоретических основанные на дилеммах, которые ученые сочли бы актуальными или общими, вместо того, чтобы исследовать потенциал Идеографические конфликты могут возникнуть у пациентов. Будучи расстройством, которое заметно характеризуется нарушениями идентичности, обнаружение соответствующих неразрешенные когнитивные конфликты в отношении себя и других у этих пациентов ожидаются. Решение этих проблем может быть потенциально полезным для дальнейшей разработки объяснительной модели. для этого расстройства, а также для увеличения терапевтических ресурсов, чтобы помочь с этими оставленными без присмотра потенциальные потребности. Основной целью данного исследования является оценка когнитивных конфликтов при диагностированном ПРЛ. индивидуумов, чтобы определить их роль в объяснительной модели этого расстройства. Эти выводы позволит рассмотреть вопрос об адаптации модуля вмешательства, ориентированного на решение дилеммы, который мог бы дополняют существующие методы лечения этих пациентов. Кроме того, исследуя другие характеристики собственного конструирования и конструирования других, которые оцениваются с помощью RGT будет интересен. Конкретными целями данного исследования являются: 1. Проверить гипотезу о том, что у пациентов с ПРЛ больше когнитивных конфликтов (т.е. импликативные дилеммы и дилемматические конструкции), чем выборка генеральной совокупности. 2. Изучить содержание когнитивных конфликтов у больных с ПРЛ. 3. Выяснить, связано ли наличие и/или частота когнитивных конфликтов с выраженность эмоциональных симптомов у пациентов с ПРЛ. 4. Выяснить, может ли наличие и количество когнитивных конфликтов влиять на прогнозировать результат лечения. 5. Изучить актуальность других аспектов построения себя и других для объяснить психологическое функционирование пациентов с диагнозом ПРЛ. Гипотеза этого исследования: 1. Процент участников с импликативными дилеммами и/или дилемматическими конструкциями будет лучше в группе пациентов с диагнозом ПРЛ по сравнению с контрольной группой (образец сообщества). 2. Количество импликативных дилемм и/или дилемматических конструкций будет выше в группе БЛД, чем в контрольной группе. 3. Наличие и большее количество когнитивных конфликтов будет связано с более высокими уровнями общей клинической симптоматики (таких как депрессия, тревога и др.). 4. Наличие и большее количество индивидуальных когнитивных конфликтов будет предвестником плохого лечения. результат через год после первоначальной оценки. В исследовательских целях содержание импликативных дилемм и дилемматических конструктов будет изучены, а также различия с контрольной группой в отношении самостоятельного построения меры (несоответствие себе-идеалу, несоответствие себе-другим, несоответствие идеалу-другим) и другие характеристики системы построения (межличностная когнитивная дифференциация и поляризация) и ее связь с другими клиническими и социально-демографическими переменными.

Пограничное расстройство личности — американский семейный врач

1. Либ К., Занарини МЦ, Шмаль С, и другие. Пограничное расстройство личности. Ланцет . 2004;364(9432):453–461….

2. Кулачаоглу Ф., Козе С. Пограничное расстройство личности (ПРЛ): среди уязвимости, хаоса и благоговения. Науки о мозге . 2018;8(11):201.

3. Сансон Р.А., Сансон Л.А. Пограничное расстройство личности в медицинских учреждениях: суггестивное поведение, синдромы и диагнозы. Innov Clin Neurosci . 2015;12(7–8):39–44.

4. Гросс Р, Олфсон М, Геймерофф М, и другие. Пограничное расстройство личности в первичной медико-санитарной помощи. Arch Intern Med . 2002;162(1):53–60.

5. Сансон Р.А., Фарухи С, Видерман М.В. Использование врачей первичной медико-санитарной помощи при пограничной личности. Общая психиатрическая больница . 2011;33(4):343–346.

6. Дубовский А.Н., Кифер ММ.Пограничное расстройство личности в условиях первичной медико-санитарной помощи. Med Clin North Am . 2014;98(5):1049–1064.

7. Ленценвегер МФ, Лейн МЦ, Лорангер А.В., и другие. Расстройства личности DSM-IV в репликации национального обследования сопутствующих заболеваний. Биол Психиатрия . 2007;62(6):553–564.

8. Зиттель Конклин С, Западная часть. Пограничное расстройство личности в клинической практике. Am J Психиатрия .2005;162(5):867–875.

9. Палли Р. Нейробиология пограничного расстройства личности: синергия «природы и воспитания». J Психиатрическая практика . 2002;8(3):133–142.

10. Вестфаль М, Олфсон М, Бравова М, и другие. Пограничное расстройство личности, воздействие межличностной травмы и сопутствующие психиатрические заболевания у городских пациентов первичной медико-санитарной помощи. Психиатрия . 2013;76(4):365–380.

11.Гундерсон Дж. Клиническая практика. Пограничное расстройство личности. N Английский J Med . 2011;364(21):2037–2042.

12. Юг МВ, Чивенс Дж.С. Выявление основных дефицитов в многомерной модели особенностей пограничного расстройства личности: сетевой анализ. Клиническая психология . 2018;6(5):685–703.

13. Темес К.М., Занарини МС. Продольное течение пограничного расстройства личности. Психиатрическая клиника North Am .2018;41(4):685–694.

14. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. 5-е изд. Американская психиатрическая ассоциация; 2013: 663.

15. Занарини МЦ, Вуянович АА, Парачини Э.А., и другие. Мера скрининга ПРЛ: Инструмент Маклина для скрининга пограничного расстройства личности (MSI-BPD). J Pers Disord . 2003;17(6):568–573.

16. Морган Т.А., Циммерман М. Является ли пограничное расстройство личности недодиагностированным и биполярным расстройством гипердиагностируемым? В: Чой-Каин Л.В., Гундерсон Дж.Г., ред.Пограничные расстройства личности и настроения: коморбидность и споры. Спрингер; 2015: 65–78.

17. Zanarini MC, Гундерсон Дж. Г., Франкенбург FR, и другие. Пересмотренное диагностическое интервью для пограничных лиц: отличие ПРЛ от других расстройств оси II. J Pers Disord . 1989;3(1):10–18.

18. Первый М.Б., Скодол А.Е., Бендер Д.С. и др. Руководство пользователя для SCID-5-AMPD: структурированное клиническое интервью для альтернативной модели DSM-5 для расстройств личности.Издательство Американской психиатрической ассоциации; 2018.

19. Eaton NR, Крюгер РФ, Киз КМ, и другие. Сопутствующее заболевание пограничного расстройства личности: связь с интернализирующей-экстернализирующей структурой распространенных психических расстройств. Психол Мед . 2011;41(5):1041–1050.

20. Бискин Р.С., Франкенбург FR, Фицморис GM, и другие. Боль у пациентов с пограничным расстройством личности. Личное психическое здоровье . 2014;8(3):218–227.

21. Герлах Г., Лобер С, Герперц С. Расстройства личности и ожирение: систематический обзор. Obes Rev . 2016;17(8):691–723.

22. Администрация службы по борьбе со злоупотреблением психоактивными веществами и психиатрической помощи. Основные показатели употребления психоактивных веществ и психического здоровья в Соединенных Штатах: результаты Национального исследования по употреблению наркотиков и здоровью 2018 года. Министерство здравоохранения и социальных служб США; 2019.

23.Гудман М, Ройфф Т, Оукс А.Х., и другие. Суицидальный риск и лечение при пограничном расстройстве личности. Curr Psychiatry Rep . 2012;14(1):79–85.

24. Москардини Э.Х., Хилл РМ, Додд К.Г., и другие. Планирование безопасности при суициде: подготовка врачей, комфорт и использование плана безопасности. Int J Environ Res Общественное здравоохранение . 2020;17(18):6444.

25. Спирс А.П., Салливан С, Марин ЛК, и другие.Суицидальный риск и лечение при пограничном расстройстве личности. Арх Медрес . 2018;6(10).

26. Стэнли Б., Браун Г.К., Карлин Б. и др. Руководство по плану безопасности для снижения риска самоубийства: ветеранская версия. Департамент по делам ветеранов; 2008.

27. Уорд РК. Оценка и лечение расстройств личности. Семейный врач . 2004;70(8):1505–1512. По состоянию на 4 ноября 2020 г. https://www.aafp.org/afp/2004/1015/p1505.html

28. Арковиц Х., Миллер В.Р. Изучение, применение и расширение мотивационного интервьюирования. В: Арковиц Х., Вестра Х.А., Миллер В.Р. и др., ред. Мотивационное интервьюирование в лечении психологических проблем. 1-е изд. Гилфорд Пресс; 2008: 1–25.

29. Searight HR. Эффективные методы консультирования для врача первичной медико-санитарной помощи. Первичный уход . 2007;34(3):551–570, vi–vii.

30. Пэрис Дж. Лечение пограничного расстройства личности: влияние исследований на диагностику, этиологию и исход. Annu Rev Clin Psychol . 2009; 5: 277–290.

31. Сторебё О.Ю., Стофферс-Винтерлинг Дж. М., Фёлльм Б.А., и другие. Психологическая терапия для людей с пограничным расстройством личности. Кокрановская база данных Syst Rev . 2020;(5):CD012955.

32. Кристя И.А., Джентили С, Котет CD, и другие. Эффективность психотерапии пограничного расстройства личности: систематический обзор и метаанализ. JAMA Психиатрия . 2017;74(4):319–328.

33. Стофферс-Винтерлинг Дж., Сторебё О.Ю., Либ К. Фармакотерапия пограничного расстройства личности: обновление опубликованных, неопубликованных и текущих исследований. Curr Psychiatry Rep . 2020;22(8):37.

34. Стэнли Б., Бродский Б, Нельсон Дж.Д., и другие. Краткая диалектическая поведенческая терапия (DBT-B) при суицидальном поведении и несуицидальных самоповреждениях. Arch Suicide Res . 2007;11(4):337–341.

35. Стофферс Дж. М., Фёлльм Б.А., Рюкер Г, и другие. Психологическая терапия для людей с пограничным расстройством личности. Кокрановская база данных Syst Rev . 2012;(8):CD005652.

36. Илиакис Э.А., Илаган Г.С., Чой-Каин Л.В. Показатели отсева из психотерапевтических испытаний пограничного расстройства личности: метаанализ. Личное расстройство .2021;12(3):193–206.

37. Стофферс Дж., Фёлльм Б.А., Рюкер Г, и другие. Фармакологические вмешательства при пограничном расстройстве личности. Кокрановская база данных Syst Rev . 2010;(6):CD005653.

38. Кроуфорд М.Дж., Санатиния Р, Баррет Б, и другие. Ламотриджин для людей с пограничным расстройством личности: РКИ. Оценка медицинских технологий . 2018;22(17):1–68.

39.Йовелл Ю, Бар Г, Машиах М, и другие. Ультранизкие дозы бупренорфина как ограниченное по времени лечение тяжелых суицидальных мыслей: рандомизированное контролируемое исследование [опубликованное исправление опубликовано в Am J Psychiatry. 2016; 173(2): 198]. Am J Психиатрия . 2016;173(5):491–498.

40. Черный DW, Занарини МЦ, Ромин А, и другие. Сравнение низких и средних доз кветиапина пролонгированного действия при пограничном расстройстве личности: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Am J Психиатрия . 2014;171(11):1174–1182.

41. Альтамура А.С., Сальвадори Д, Мадаро Д, и другие. Эффективность и переносимость кветиапина при лечении биполярного расстройства: предварительные данные 12-месячного открытого исследования. J Аффективное расстройство . 2003;76(1–3):267–271.

Пограничное расстройство личности — Better Health Channel

Пограничное расстройство личности (ПРЛ) — это разновидность психического расстройства.Люди с ПРЛ испытывают тревожные эмоциональные состояния, трудности в общении с другими людьми и саморазрушительное поведение.

Примерно у 1–4% населения в какой-то момент жизни разовьется пограничное расстройство личности. У женщин чаще, чем у мужчин, развивается ПРЛ.

Симптомы пограничного расстройства личности (ПРЛ)

Люди с ПРЛ испытывают трудности в общении с другими людьми и окружающим миром. Трудности, с которыми могут столкнуться люди с ПРЛ, включают:

  • идеализацию или обесценивание других людей
  • постоянную, непреодолимую эмоциональную боль
  • импульсивное или саморазрушающее поведение, такое как расточительство, небезопасный секс или злоупотребление психоактивными веществами
  • сильные вспышки злость.

Экстремальное поведение и ПРЛ

Люди, живущие с ПРЛ, могут демонстрировать экстремальное поведение, например резкие смены настроения и повторяющиеся членовредительства. Причин такого поведения может быть множество. Человек может чувствовать, что его личность зависит от других, или может бояться быть покинутым.

Экстремальное поведение, связанное с ПРЛ, часто является попыткой избежать реального или воображаемого отказа от ребенка. Их часто отвергают как «привлечение внимания» или манипуляцию. Однако такое поведение является симптомом расстройства и требует профессиональной помощи.Семья и другие лица, осуществляющие уход за людьми с ПРЛ, также нуждаются в обучении и поддержке.

Причины ПРЛ

Причины ПРЛ неясны, но могут включать сочетание:

  • биологических факторов — например, структурных и функциональных изменений в головном мозге
  • генетических факторов — например, у близкого члена семьи , такие как родитель или брат или сестра, также живут с факторами окружающей среды BPD
  • — например, человек мог пережить травму или потерю.Травматические переживания в раннем возрасте часто встречаются у людей, живущих с ПРЛ.

Лечение может ослабить симптомы ПРЛ

Лечение может помочь людям управлять, уменьшить или даже устранить симптомы ПРЛ.

Текущие эффективные методы лечения ПРЛ

В настоящее время наиболее эффективными методами лечения ПРЛ являются:

  • психотерапия – специалист по психическому здоровью беседует с человеком о его симптомах, и они обсуждают способы справиться с ними
  • психосоциальная реабилитация – помощь люди с пограничным расстройством личности учатся социальным навыкам
  • лекарства — это может помочь уменьшить сопутствующие симптомы, такие как депрессия.

Лечение сопутствующих состояний

ПРЛ часто возникает при:

  • расстройствах настроения (например, биполярном расстройстве и депрессии)
  • расстройствах пищевого поведения
  • злоупотреблении алкоголем или наркотиками.

Важно распознавать и лечить каждое из этих заболеваний отдельно.

Где можно получить помощь

Пограничное расстройство личности может быть связано с травмой

Две зимы назад, после того как Энн попала в больницу, Энн начали сниться тревожные сны.Видения ее отца превратились в тревожные воспоминания из ее детства — сцены физического и психологического насилия.

Мать-одиночка трех дочерей Энн, имя которой изменено в целях конфиденциальности, выросла в городке на востоке Германии, в часе езды от столицы страны Берлина. Детство она провела в окружении алкоголиков, в том числе своего отца и дедушки. После школы она часто возвращалась в пустой дом и не находила утешения, когда домой возвращались родители.И ее мать, и отец были жестокими, физически и эмоционально. В подростковом возрасте она неоднократно подвергалась изнасилованию. Она также потеряла близкую подругу, которую после беременности убил ее собственный отец.

Из всех этих ужасных переживаний Энн говорит, что больше всего ее ранит то, как мало ее родители заботятся о ней. Когда она сказала матери, что ее изнасиловали, та ответила, что виновата в своем нападении. Когда ее сбила машина, когда она ехала на работу на велосипеде, отец безжалостно сказал: «Вставай, все в порядке» и отправил ее восвояси.Только после того, как коллега в шоке бросился к ней и спросил, почему ее голова была в крови, она поняла, насколько серьезной была авария. «Это самое трудное для меня», — говорит мне Энн, и ее голос начинает дрожать, а глаза наполняются слезами. «Родители, которые не видят в тебе человека».

По ее воспоминаниям, Энн была злым, агрессивным ребенком, который изо всех сил пытался контролировать свои эмоции и эффективно общаться с другими. В подростковом возрасте она дважды пыталась покончить жизнь самоубийством.Во взрослом возрасте Энн, которой сейчас за 40, занималась рискованным поведением, например, слишком быстро ехала, и часто чувствовала потребность причинить себе вред, что она выполняла, царапая свою кожу. Это желание было настолько навязчивым, что иногда по утрам она просыпалась с окровавленными руками. Регулирование эмоций по-прежнему остается одной из ее самых больших проблем: когда возникают проблемы, она быстро переполняется. «Мне нужно немедленно с кем-нибудь поговорить», — говорит она. «Иначе я боюсь, что сделаю что-нибудь с собой».

Я встретил Энн в Центральном институте психического здоровья (также известном как ZI, аббревиатура от его немецкого названия), который растянулся на несколько городских кварталов в компактном, похожем на сетку центре Мангейма, города среднего размера на юго-западе Германии.Там Энн проходит курс лечения комплексного посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), группы тяжелых и стойких симптомов, возникающих после продолжительной травмы, и пограничного расстройства личности (ПРЛ), состояния, характеризующегося интенсивными, нестабильными эмоциями, которые неблагоприятно влияют на психику. образ самого себя и отношения человека и часто сопровождается членовредительством и суицидальным поведением.

ПРЛ и сложное посттравматическое стрессовое расстройство имеют ряд общих черт, таких как трудности с регулированием эмоций и измененное самоощущение.Однако ключевое отличие состоит в том, что комплексное посттравматическое стрессовое расстройство явно определяет состояние человека как реакцию на травму, в то время как ПРЛ этого не делает. Многие люди соответствуют критериям обоих расстройств. Но степень, в которой травма играет роль в ПРЛ, была предметом интенсивных споров среди психиатров и психологов.

Исследования показывают, что от 30 до 80 процентов людей с ПРЛ соответствуют критериям расстройства, вызванного травмой, или сообщают о прошлых переживаниях, связанных с травмой. Большинство клиницистов, которые изучали или лечили людей с ПРЛ, согласны с тем, что не все, у кого диагностировано это состояние, пережили травму — по крайней мере, как это традиционно описывается.Но все больше данных свидетельствует о том, что то, что представляет собой «травма», неочевидно: даже когда неблагоприятные переживания не соответствуют определению травмы из учебника, они могут оставить неизгладимые следы в мозгу и повысить риск развития психических заболеваний, таких как ПРЛ.

Эти осознания бросают вызов определению и лечению ПРЛ. Некоторые клиницисты и пациенты призывают переименовать ПРЛ в комплексное посттравматическое стрессовое расстройство, утверждая, что совпадение между этими двумя состояниями достаточно велико, чтобы исключить прежний диагноз.ПРЛ уже давно подвергается жесткой стигматизации даже специалистами в области психического здоровья, некоторые из которых отвергают пациентов как склонных к манипулированию, трудных и сопротивляющихся лечению. Другие говорят, что, хотя не все ПРЛ являются комплексным посттравматическим стрессовым расстройством, свидетельств того, что ранние стрессоры играют роль в его развитии, достаточно, чтобы оправдать переоценку его ярлыка.

«Я думаю, что пограничное расстройство личности не вписывается в концепцию расстройства личности, — говорит мне Мартин Бохус, психиатр ZI. «Это гораздо лучше подходит для расстройств, связанных со стрессом, потому что мы знаем от наших клиентов, что не существует пограничного расстройства без тяжелого межличностного раннего стресса.

Размытые границы

Когда Бохус был клиническим стажером в Германии, одной из первых сцен, с которыми он столкнулся в психиатрическом отделении, была женщина, сидящая на полу и рисующая кровью от нанесенных себе травм. Когда Бохус спросил о пациенте, старший психиатр отделения просто сказал: «О, это просто пограничный пациент. Вы ничего не можете сделать. Просто увольте ее.

«А что, если она покончит жизнь самоубийством?» — спросил Бохус.

— Они никогда не убивают себя, — ответил психиатр.— Они просто говорят, что будут. Бохус, следуя совету своего наставника, выписал пациента. Вскоре женщина покончила с собой.

Этот десятилетний опыт был первым из многих, которые привели Бохуса, ныне известного психиатра, которому за 60, осознать, что что-то не так с тем, как клиницисты лечат людей с ПРЛ. «В те времена в [сфере] полностью доминировало это крайне консервативное, я бы сказал, враждебное, патерналистское, покровительственное отношение к клиентам», — говорит Бохус.

Термин «пограничный» был придуман в 1930-х годах немецко-американским психиатром Адольфом Штерном, который использовал его для описания состояния, лежащего на серой границе между неврозом — психическими расстройствами, такими как депрессия и тревога, которые не сопровождаются галлюцинациями или бредом. — и психоз, при котором люди теряют связь с тем, что реально, а что нет. Он писал, что с этими пациентами «чрезвычайно трудно эффективно справиться любым психотерапевтическим методом».

В течение многих лет понятие «граница» оставалось туманным.Это не стало официальным диагнозом до 1970-х годов, когда Джон Гандерсон, психиатр из больницы Маклина в Массачусетсе, тщательно обследовал и охарактеризовал группу пациентов, которым, как он заметил, был ошибочно поставлен диагноз шизофрения. Гандерсон определил шесть ключевых черт, общих для этих людей: сильные эмоции, которые обычно носили враждебный или депрессивный характер; история импульсивного поведения; кратковременные психотические переживания; хаотичные отношения; нелогичное или «расплывчатое» мышление, проявляющееся, например, в причудливых реакциях в неструктурированных психологических тестах; и способность поддерживать внешний вид нормальности.

Вскоре после этого, в 1980 году, «пограничное расстройство личности» появилось в третьем издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам ( DSM ), основного справочника, используемого психиатрами и психологами в Северной Америке и в исследовательских целях во всем мире. . Диагноз помог стимулировать исследования основ заболевания и разработку методов лечения пациентов. Долгосрочные исследования, проведенные Гандерсоном и его коллегами, также показали, что, несмотря на распространенное мнение о том, что пограничное состояние является хроническим неизлечимым заболеванием, большинство пациентов в конце концов выздоравливают.

Вопрос о том, как пограничное состояние связано с другими расстройствами личности, которые в широком смысле определяются как устойчивые модели мышления и поведения, отличающиеся от социальных ожиданий и вызывающие как индивидуальные, так и межличностные проблемы, остается спорным. Когда он впервые появился в DSM , пограничное расстройство было классифицировано как одно из нескольких отдельных расстройств личности, каждое из которых определяется специфическими чертами. Нарциссическое расстройство личности, например, характеризуется грандиозностью, эгоцентризмом и отсутствием эмпатии.

ПРЛ чаще диагностируется у женщин, но некоторые исследования показывают, что количество мужчин и женщин с этим расстройством примерно одинаково. Очевидные гендерные различия могут возникать из-за большей готовности женщин обращаться за психиатрической помощью, а также из-за различных проявлений болезни, из-за которых у мужчин чаще диагностируют нарциссические, антисоциальные или другие расстройства личности. Эти и другие совпадения побудили многих клиницистов и исследователей указать на недостаток доказательств, подтверждающих отдельные классы расстройств.Вместо этого они выступали за так называемую многомерную модель, согласно которой единый широкий диагноз расстройства личности будет характеризоваться тяжестью симптомов и наличием определенных черт у каждого пациента.

Другие эксперты категорически против пересмотра существующей системы. Среди них были Гундерсон и Бохус, которые утверждали, что большое количество исследований конкретных расстройств, в частности ПРЛ, привело к созданию уникальных методов лечения и что принятие совершенно новой модели перевернет этот прогресс и нанесет вред пациентам.Версия Международной классификации болезней ( МКБ ) 2019 года, диагностического канона, опубликованного Всемирной организацией здравоохранения, приняла новую размерную модель, но сохранила отдельный пограничный ярлык, чтобы успокоить сторонников диагноза; DSM , последний раз пересмотренный в 2013 году, , сохранил категории и включил альтернативную диагностическую структуру с многомерным подходом. (И DSM , и МКБ широко используются клиницистами и исследователями в области психического здоровья во всем мире, но последний чаще используется для обозначения состояний в целях страхования.)

Много разногласий. Некоторые эксперты, такие как Карла Шарп, директор Лаборатории психопатологии развития в Университете Хьюстона, предполагают, что черты ПРЛ отражают дисфункции, общие для всех расстройств личности. Другие, такие как Бохус, считают, что ПРЛ уникально и что это расстройство имеет особую связь с прошлым травматическим опытом. Неясно, как история способствует другим расстройствам личности. В большинстве исследований на сегодняшний день фигурируют люди с ПРЛ, потому что они чаще, чем люди с другими расстройствами личности, обращаются за помощью.Джулиан Форд, клинический психолог из Медицинской школы Университета Коннектикута, отмечает, что, хотя он рассматривает травму как потенциальную причину всех расстройств личности, исследования по этому вопросу отсутствуют. «Существует достаточно исследований, чтобы показать, что травма может играть роль практически в любом расстройстве личности», — говорит Форд. «Какова именно роль — я не знаю, есть ли у нас исследования, чтобы определить это».

Эмоциональная кожа

Бохус вспоминает время, которое открыло ему глаза в первые годы работы психиатром в больнице Вейл Корнелл в Уайт-Плейнс, Северная Каролина.Ю., где он увидел два принципиально разных метода лечения людей с ПРЛ. В одном пациенты были заключены в запертую палату и получали сильнодействующие лекарства. Климат вокруг них был враждебным и подозрительным, и большинство из них оставалось в течение года или дольше. В другом отделении было открыто, и атмосфера была теплой и поддерживающей. Пациентов поощряли помогать друг другу развивать навыки, которые позволили бы им переносить страдания, и у большинства через несколько месяцев после поступления наблюдалось заметное улучшение.

Последнее подразделение структурировало лечение по методу, разработанному американским клиническим психологом Маршей Линехан, у которой самой диагностировали ПРЛ.Незадолго до окончания средней школы Линехан поместили в запертую палату Института жизни, психиатрической больницы в Хартфорде, штат Коннектикут. Там Линехан порезала себе конечности острыми предметами, обожгла себя сигаретами и разбила голову о пол больницы. Ее врачи пробовали ряд методов лечения, включая лекарства, электрошок, изоляцию и холодовую терапию (когда ее завернули в ледяные одеяла и привязали к кровати) — большинство из которых, по словам Линехан, вероятно, скорее навредили, чем помогли.

Этот опыт, который в своих мемуарах Линехан описывает как «сошествие в ад», побудил ее посвятить свою жизнь помощи таким же, как она сама. Благодаря этому путешествию Лайнхан пришел к выводу, что нарушение регуляции эмоций является движущей силой расстройства, отметив, что люди с ПРЛ обычно испытывают эмоциональные «американские горки». «Пограничные люди — это психологический эквивалент пациентов с ожогами третьей степени, — сказал Линехан журналу Time в 2009 году. — У них просто, так сказать, нет эмоциональной кожи.Даже малейшее прикосновение или движение может причинить огромное страдание». У человека с пограничным расстройством личности, казалось бы, незначительные провокации могут вызвать чувство крайнего гнева, стыда или отчаяния.

Используя эти идеи, Лайнхан разработала новый метод лечения, который она назвала диалектико-поведенческой терапией, или ДПТ. Он фокусируется как на принятии себя, так и на изменении вредного поведения: название «диалектический» описывает баланс между принятием и изменением. Клинические испытания показали, что ДПТ успешно уменьшает некоторые из ключевых признаков пограничного состояния, такие как членовредительство, суицидальное поведение и госпитализации, а также другие симптомы.

Увидев ДПТ в действии, Бохус понял, что этот метод намного превосходит другие средства лечения ПРЛ, доступные в то время. Вернувшись в Германию, он основал первое в стране отделение, специализирующееся на лечении ПРЛ с помощью ДПТ. С тех пор клиники ДПТ получили широкое распространение в Европе и США и были открыты в Латинской Америке, Азии и на Ближнем Востоке. Однако, несмотря на преимущества ДПТ, с годами Бохус заметил ее ограничения, когда дело дошло до проблемы, с которой сталкивались многие его пациенты: травма.

«Капитал Т» Травма

ПТСР появился в качестве официального диагноза в DSM в 1980 году, первое психическое заболевание, определяемое внешней причиной. В нем описывалось состояние, при котором такие проблемы, как воспоминания, ночные кошмары и тревога, возникают после ужасающего события. О подобных недугах, таких как «контузия», описанная во время Первой мировой войны, сообщалось десятилетиями. Но именно широкое осознание психологических потребностей ветеранов войны во Вьетнаме побудило к этому включению.

В начале 1990-х годов, после многолетнего изучения литературы о переживших травму, Джудит Херман, психиатр из Гарвардского университета, предложила в качестве нового диагноза (отличного от посттравматического стрессового расстройства) «комплексное посттравматическое стрессовое расстройство» для объяснения группы симптомов, возникших в результате длительного кратковременное воздействие сильного стресса. Эти проблемы, отметил Герман, возникали, когда один человек находился под контролем другого, например, в тюрьмах, трудовых лагерях или в определенных семьях. Они включали трудности с регулированием эмоций, нестабильные личные отношения, патологические изменения в идентичности и представлении о себе, а также саморазрушающее поведение.

Предоставлено: Now Medical Studios; Источник: «Влияние жестокого обращения в детстве на структуру, функции и связи мозга», Мартин Х. Тейхер и др., в Nature Reviews , Vol. 17; Октябрь 2016 г.

«Существующая диагностическая формулировка посттравматического стрессового расстройства основана главным образом на наблюдениях за людьми, пережившими относительно ограниченные травматические события», — написал Герман в статье 1992 года. «Эта формулировка не может отразить разнообразные последствия длительной повторяющейся травмы». Она также отметила, что симптомы людей со сложным посттравматическим стрессовым расстройством «слишком легко приписать основным проблемам характера» и есть риск, что их ошибочно диагностируют как расстройство личности.

Последовали десятилетия дебатов. Одним из самых больших камней преткновения является значительное совпадение между этим диагнозом и ПРЛ. Лоис Чой-Кейн, психиатр и директор Института расстройств личности Гандерсона при больнице Маклина, вспоминает бурные споры, бушевавшие в начале 2000-х годов. «Существовал огромный разрыв и почти бешеные споры о различии ПРЛ и посттравматического стрессового расстройства или расстройств, связанных с травмой, как будто они были взаимоисключающими и как будто только одно могло стоять», — говорит Чой-Каин.Она объясняет, что люди обычно делятся на два лагеря: те, кто считает, что посттравматическое стрессовое расстройство несправедливо патологизируют как проблему личности, и другие, которые говорят, что, хотя многие люди с ПРЛ имели травму в прошлом, это не объясняет расстройство в целом.

Ключевой вопрос, лежащий в центре этой дискуссии: что можно считать травмой? Хотя некоторые люди с ПРЛ, такие как Энн, пережили в прошлом тяжелые травматические переживания и явно соответствуют сложному диагнозу посттравматического стрессового расстройства, многие с этим состоянием этого не делают.Одной из них является Ребби Ратнер, 49-летняя женщина, у которой десять лет назад диагностировали ПРЛ. Она ведет канал BorderlineNotes на YouTube, чтобы повышать осведомленность об этом заболевании. Ратнер объясняет, что она исследовала сложный диагноз посттравматического стрессового расстройства на протяжении всей своей жизни, пытаясь найти объяснение крайней эмоциональной боли и множеству проблем, с которыми она боролась, включая множество испорченных отношений и серьезное расстройство пищевого поведения. «Меня это никогда полностью не устраивало, — говорит Ратнер. «В моей семье произошли некоторые действительно сложные психологические вещи, — добавляет она, — но ни одна из них не была достаточно серьезной, чтобы соответствовать критериям расстройства, связанного с травмой.«Я думаю, что у меня есть родители, которые меня любят».

В пятом (самом последнем) издании DSM «травма» включает события, в которых человек непосредственно переживает или становится свидетелем «подверженности фактической или угрожающей смерти, серьезной травме или сексуальному насилию», узнает, что такие события произошли близкому члену семьи или другу или неоднократно сталкивался с этими событиями (например, работая в качестве сотрудника службы экстренного реагирования или полицейского). Но для многих в сообществе психиатров не так однозначно то, что считается травмой.Официальное определение можно рассматривать как описывающее «большую Т-травму», в отличие от «маленькой Т-травмы» неприятных переживаний, таких как словесные оскорбления, пренебрежение, издевательства и бедность, которые не считаются достаточно серьезными, чтобы попасть в эту диагностическую планку. «Определение травмы всегда чрезвычайно сложно», — говорит Андреас Меркер, клинический психолог из Цюрихского университета и один из сторонников сложного посттравматического стрессового расстройства.

Большое исследование потенциально травмирующих переживаний в США, начиная от насилия и пренебрежения и заканчивая взрослением в нестабильной семье, показало, что почти две трети взрослых пережили по крайней мере одно такое событие в раннем возрасте.Нейровизуализационные исследования людей, которые столкнулись с такими невзгодами, обнаружили, что некоторые небольшие травмы могут оставить неизгладимые следы в мозгу, особенно если такие стрессы пережиты в детстве или подростковом возрасте, когда мозг еще развивается. Некоторые из этих изменений очень специфичны. Например, у людей, которые в прошлом подвергались словесным оскорблениям со стороны своих родителей, в слуховой коре происходят изменения, которые коррелируют с вербальными трудностями в более позднем возрасте. Более широкие последствия включают уменьшение размера гиппокампа (структуры, участвующей в памяти и обучении), повышенную активность миндалевидного тела (ключевого центра регуляции эмоций) и искаженные связи между этими и другими областями мозга.

«Последствия эмоционального жестокого обращения и эмоционального пренебрежения действительно очень серьезны», — говорит Мартин Х. Тейчер, директор Исследовательской программы биопсихиатрии развития в больнице Маклина. «Они полностью совпадают с точки зрения воздействия на мозг физического или сексуального насилия».

Обследования людей с диагнозом ПРЛ выявили множество факторов стресса окружающей среды, которые повышают риск развития этого состояния. К ним относятся большие Т-травмы, такие как сексуальное насилие в детстве, и маленькие Т-травмы, такие как жесткое воспитание, пренебрежение и издевательства.Бохус вместе с другим психиатром ZI, Кристианом Шмалем, и их коллегами обнаружили, что пациенты с ПРЛ и те, у кого в анамнезе травма, также имеют некоторые общие нейробиологические изменения. Эти изменения включают структурные и функциональные нарушения в лимбической системе, которая связана с эмоциями и включает миндалевидное тело и гиппокамп.

Это совпадение, по словам Шмаля, может указывать на признаки травмы или стресса, которые лежат в основе ПРЛ. Четкое определение нейронной сигнатуры ПРЛ остается сложной задачей, но полученные на данный момент результаты уже вдохновили на разработку новых методов лечения.Шмаль и его коллеги в ZI в настоящее время проверяют, может ли тренировка нейробиоуправления миндалевидного тела, при которой людей учат контролировать свою мозговую активность в режиме реального времени, дополнить существующие методы лечения.

«Травматические события, будь то издевательства в детстве или пренебрежение со стороны родителей или опекунов, имеют долгосрочные последствия для людей — они влияют на вашу способность доверять другим, регулировать свое эмоциональное состояние и то, как вы учитесь справляться с этим», — говорит Шелли Макмейн, клинический психолог Центра наркологии и психического здоровья в Торонто.«Они имеют широкомасштабные последствия в различных сферах жизни, и в результате я думаю, что становится очень важным учитывать последствия неблагоприятного опыта детства, когда вы лечите людей, у которых диагностировано пограничное расстройство личности».

Некоторые эксперты, такие как Чой-Каин, считают, что хотя стресс и прошлые травмы играют большую роль в развитии ПРЛ, расстройство также имеет другие компоненты. Во-первых, исследования, сравнивающие однояйцевых и разнояйцевых близнецов (которые имеют почти 100% и примерно 50% общих генов соответственно) и семей, показывают, что расстройство сильно передается по наследству, предполагая, что может быть генетический компонент.По словам Шарпа, такие биологические предрасположенности могут означать, что ребенок рождается с чувствительным темпераментом, что повышает вероятность того, что он будет переживать трудные ситуации как расстраивающие.

Кроме того, Чой-Каин отмечает, что связь между травмой и ПРЛ не идет только в одном направлении. Она объясняет, что симптомы пограничного расстройства, такие как эмоциональная дисрегуляция и межличностная чувствительность, могут сделать человека с этим расстройством более уязвимым в стрессовых ситуациях и помешать ему эффективно справляться и всесторонне общаться.«Человек, который эмоционально и межличностно чувствителен, становится импульсивным и сердитым на других, когда он чувствует боль или угрозу, и рискует быть неправильно понятым и испытывать отторжение, возмездие или контролирующие реакции со стороны других», — добавляет она. «Эти уязвимости могут объяснить, почему люди с расстройством постоянно сталкиваются с социальными невзгодами». Например, одно исследование, проведенное в 2014 году с участием более 2000 девочек-подростков и их родителей, показало, что тяжесть симптомов ПРЛ предсказывала, насколько жестким станет родительское поведение в следующем году.

По этим причинам Чой-Каин считает, что замена ПРЛ комплексным посттравматическим стрессовым расстройством может больше навредить, чем помочь. «У человека может развиться пограничное расстройство личности, потому что ему раздали очень сложный набор карт, связанных как с биологией, так и с окружающей средой», — говорит она мне. «И как бы отколоться от людей с травмой — это все равно, что сказать, что единственная законность этого расстройства — это если вы были сильно травмированы».

Кредит: Келли Романальди

Травматическая недействительность

Одна из самых больших загадок заключается в том, почему неблагоприятный опыт в детстве приводит к ПРЛ или другим расстройствам, таким как комплексное посттравматическое стрессовое расстройство, депрессия или употребление психоактивных веществ, у одних людей, но не у других.В поисках ответов команда Тейхера провела нейровизуализационные исследования людей, у которых не было никакого психиатрического диагноза, несмотря на жестокое обращение в раннем возрасте. К их удивлению, их мозг был очень похож на мозг людей с широким спектром диагнозов, но со специфическими отличиями в определенных областях, таких как миндалевидное тело. Тейхер говорит, что эти различия могут помочь объяснить, почему некоторые люди способны сопротивляться психологическим последствиям ранних проблем.

Какие факторы приводят к устойчивости или уязвимости, остается открытым вопросом.Те, у кого развивается ПРЛ, возможно, выросли в том, что Лайнхан называет «травматической инвалидизирующей средой», где человек чувствует себя обесцененным окружающими. Примеры включают недостаток сочувствия и заботы со стороны родителей в трудную минуту, постоянное неодобрение со стороны членов семьи или издевательства со стороны сверстников. По словам Бохуса, накопление таких встреч может привести к множеству негативных последствий, таких как чувство отчуждения и повышенная чувствительность к отказу. «Большинство наших пациентов действительно изо всех сил пытались адаптироваться к позитивным сигналам, и все они были обусловлены этим опытом повторяющейся травматической инвалидности», — говорит он.

Изучая десятки женщин, подвергшихся жестокому сексуальному насилию в молодости, Бохус и его коллеги нашли доказательства того, что те, кто избежал дополнительных мук лишения прав, способны развивать полноценные партнерские отношения и жить без психических проблем. Самое главное, говорит Бохус, у них всегда был кто-то, с кем они могли поговорить о своем опыте. «Конечно, неприятно; это катастрофа», — говорит он. «Но это не так катастрофично, если вы можете поделиться этим».

Энн видит в постоянном унижении своих родителей корень своих проблем.«Я не могу по-настоящему любить себя, потому что мои родители сказали мне, что я не привлекательна», — говорит она. «Я должен идти против него каждый день. Каждый божий день я просыпаюсь и говорю, что хочу идти по новому пути». Хроническая инвалидность сама по себе также может считаться типом небольшой травмы и может, без наличия других болезненных или неприятных событий, привести к развитию ПРЛ. Яна (имя изменено в целях конфиденциальности), пациентка с ПРЛ, проходящая лечение в ZI, говорит мне, что отсутствие эмоционального подтверждения, которое она получала в детстве, вероятно, привело к ее заболеванию.«Я не совсем уверена, что моя мать любила меня, или она просто чувствовала себя обязанной любить меня — с моим отцом я знаю, что он любил меня, но он не мог показать это», — говорит она мне. «Если ваши чувства не подтверждаются вашими родителями… тогда вы на самом деле не узнаете, как работают отношения или как использовать свои эмоции».

Разорвать цикл

Клиника-интернат для пациентов с ПРЛ и комплексным посттравматическим стрессовым расстройством в Мангейме расположена в одном из новейших зданий ZI. Фасад в основном стеклянный, внутри чисто и светло.Стефани Молл, молодой психолог, работающая в отделении, проводит мне экскурсию по этажу, где живут их взрослые пациенты. Двери, на которых каждый пациент повесил свое имя, все закрыты, и атмосфера неожиданно спокойна. — Обычно так тихо? — спрашиваю я позже. «Нет, здесь не всегда так тихо», — со смехом отвечает Молл. Был полдень, когда большинство пациентов либо выходят из дома, либо вздремнут. Утро часто заполнено индивидуальными и групповыми сеансами терапии, поэтому многие из них устают к полудню, объясняет она.

Когда мы обедаем в парке в квартале от ZI, Мэлл описывает пациентку, которая пришла в клинику после попытки самоубийства, в результате которой она оказалась в отделении интенсивной терапии больницы. Ей поставили диагноз ПРЛ, и она была очень больна — почти не разговаривала, была в крайне подавленном состоянии и постоянно наносила на руку такие глубокие раны, что требовалось наложение швов. «Мы вместе обнаружили, что у нее было посттравматическое стрессовое расстройство, — рассказывает мне Молл. Женщина подверглась жестокому насилию, как сексуальному, так и несексуальному.Только после проведения как ДПТ, так и терапии, специфичной для травмы, у пациента появились признаки положительного выздоровления. «Она больше не причиняет себе вреда, — говорит Молл. «Она вовсе не самоубийца. Она хочет жить». Перед тем, как они встретились, «все просто говорили, что она манипулирует, она воинственна, просто все время сопротивляется — и никто не спросил, почему».

Несколько групп клинических исследований по всему миру в настоящее время работают над тем, чтобы сосредоточить внимание на травме во вмешательстве при ПРЛ. В ZI команда Бохуса разработала новый метод лечения, сочетающий диалектико-поведенческую терапию с терапией, ориентированной на травму (которая включает в себя воздействие на пациента стимулов, которые вызывают воспоминания, связанные с травмой, в безопасной среде), который они назвали ДПТ-ПТСР.Одна из основных целей этого лечения — помочь людям связать их прошлые травматические переживания с их нынешним состоянием — и при этом определить соответствующие сигналы, которые вызывают неблагоприятные мысли и поведение. «Вам нужно повторно активировать эти сигналы и научить мозг тому, что эти сигналы больше не актуальны», — объясняет Бохус. Сама по себе ДПТ хороша для обучения людей навыкам описания и регулирования своих эмоциональных систем, чтобы контролировать свое поведение. Однако он редко пересматривает эти сигналы.

Bohus и его коллеги недавно провели многоцентровое рандомизированное контролируемое исследование в трех амбулаторных клиниках Германии, чтобы изучить эффективность этого лечения у женщин с посттравматическим стрессовым расстройством, связанным с жестоким обращением в детстве, и которые соответствуют нескольким критериям ПРЛ. Их исследование, опубликованное в июле 2020 года в журнале JAMA Psychiatry, , показало, что это лечение значительно улучшило симптомы посттравматического стрессового расстройства и ПРЛ — и в большей степени, чем хорошо зарекомендовавшее себя лечение, ориентированное на травму, известное как когнитивно-обрабатывающая терапия.

В настоящее время команда модифицирует это лечение для людей с ПРЛ, но не имеющих серьезной Т-травмы в прошлом, специально для лечения травматической инвалидности. Исследователи называют этот новый метод «структурированной экспозицией DBT» или SE-DBT. Пилотное испытание, которое пройдет в двух клиниках в Германии и одной в Канаде, начнется в январе. «Я действительно считаю сосредоточение внимания на обработке травм в психотерапии ПРЛ действительно революционным и, вероятно, запоздалым», — говорит Макмейн, который будет руководить канадским исследованием в Центре зависимости и психического здоровья.«Мы надеемся, что это ускорит восстановление и ускорит изменения».

Проведя несколько месяцев в стационарной клинике ZI для лечения ПРЛ и сложного посттравматического стрессового расстройства, Энн теперь продолжает лечение амбулаторно. Она все еще переживает свои прошлые травмы, но ее способность контролировать свои эмоции значительно улучшилась.

Даже при наличии этих недавно доступных методов лечения многие люди с комбинированным диагнозом ПРЛ и комплексного посттравматического стрессового расстройства все еще пытаются найти психотерапевтов, которые предоставят такое лечение — которое часто может занять месяцы, если не годы — по доступной цене.Для Пегги Ванг, американки, у которой были диагностированы как ПРЛ, так и комплексное посттравматическое стрессовое расстройство, самый большой вопрос заключается не в том, какой из этих диагнозов для нее лучше; это то, как она может получить доступ к лечению, которое позволит ей стать лучше. Ван борется с множеством проблем, в том числе с употреблением психоактивных веществ, нестабильностью работы и проблемами в построении здоровых отношений, которые она связывает с эмоциональным и физическим насилием, которому она подверглась со стороны родителей. Ван рассказывает мне, что она провела 10 лет, переходя от терапевта к терапевту в Нью-Йорке и Калифорнии.Когда она, наконец, нашла подходящего, она не смогла оплатить больше, чем несколько сеансов.

«Дело не в маркировке, — говорит Ван. «Найти решение для всего этого».

Что такое пограничное расстройство личности (ПРЛ)? Симптомы, причины, диагностика, лечение и профилактика

ПРЛ вызывает у людей сильные эмоции, которые могут вызвать у них чувство незащищенности и иррациональные действия. Такое поведение часто наблюдается в их отношениях: кто-то может считаться близким другом сегодня и врагом на следующий день.(6)

«На самом деле это расстройство отношений — отношения не могут быть функциональными, и это триггер и точка», — говорит Бетани Кассар, лицензированный клинический социальный работник и исполнительный директор амбулаторной службы Summit Behavioral Health, базирующейся в Нью-Джерси, Массачусетс и Пенсильвания.

Признаки и симптомы включают: (2,3)

  • Чрезвычайный, часто иррациональный страх быть покинутым и крайние попытки избежать этого
  • Интенсивные, нестабильные отношения (переход от чрезвычайной любви к полному отторжению кого-либо)
  • Негативное представление о себе (мысли о том, что вы плохой или бесполезный) и неустойчивое чувство собственного достоинства
  • Рискованное или импульсивное поведение (злоупотребление наркотиками, небезопасный секс, безрассудные траты, азартные игры)
  • Членовредительство через травмы (например, порезы) или попытки самоубийства
  • Резкие перепады настроения, которые могут длиться несколько часов или несколько дней
  • Проблемы с контролем гнева и вспышек
  • Частое чувство скуки или опустошенности
  • Чувство оторванности от мыслей или чувств
  • Паранойя или вызванная потеря реальности из-за стресса
  • Отсутствие направления (постоянная смена целей)

Любой, у кого есть признаки и симптомы ПРЛ, должен лк к врачу об этом.Не существует теста или скрининга на ПРЛ, поэтому для постановки диагноза может потребоваться время и тщательная оценка. Врач встретится с вами, чтобы обсудить симптомы, а также может поговорить с вашими предыдущими врачами или попросить друзей и семью взять интервью о вашем поведении в отношениях. (2)

ПРЛ обычно не диагностируется у детей, потому что их личность и черты еще только развиваются, хотя специалисты наблюдают за признаками в раннем подростковом возрасте. (7) Многие люди получают диагноз в молодом возрасте, примерно в 18 лет.

Для диагностики ПРЛ специалист в области психического здоровья (например, психиатр, психолог, терапевт или лицензированный социальный работник) сделает следующее: (6)

  • Проведет с вами собеседование и спросит о ваших симптомах
  • Обсудить ваша семейная история болезни (особенно если в анамнезе есть психические заболевания)
  • Проведите медицинский осмотр, чтобы исключить симптомы других заболеваний

Узнайте больше о симптомах ПРЛ и способах его диагностики

Пограничное расстройство личности | Больницы и клиники Университета Айовы

Что такое пограничное расстройство личности?

В четвертом издании «Руководства по диагностике и статистике», которое используется для диагностики всех психических расстройств, пограничное расстройство личности описывается как включающее как минимум пять из следующих признаков:

  • Беспокойство о том, что вас могут бросить, и крайности, чтобы не дать кому-то уйти
  • Нестабильные, бурные отношения с серьезными сдвигами в мышлении о другом человеке, например, от убеждения, что кто-то является верным другом, до убеждения, что этот человек не заслуживает доверия или причиняет вред
  • Нестабильное представление о себе, переход от уверенности в том, кто вы есть, к ощущению, что вы злой или даже не существуете
  • Самоповреждающее, импульсивное поведение, такое как злоупотребление психоактивными веществами, переедание, безрассудные траты или другое поведение, которое может привести к серьезным последствиям
  • Частые суицидальные мысли, угрозы, попытки или самоповреждающее поведение, такое как нанесение порезов
  • Быстро меняющееся, сильное настроение
  • Чувство пустоты
  • Сильный гнев, который может привести к дракам или порче имущества
  • Во время стресса он или она может полагать, что другие намеренно пытаются усложнить им жизнь; в другое время они могут чувствовать, что теряют связь с реальностью

Другой способ думать о пограничном расстройстве личности состоит в том, что это расстройство эмоциональной регуляции.Те, кто страдает от этого расстройства, испытывают очень сильные эмоции и с трудом их регулируют. Некоторые люди предложили назвать это расстройство расстройством эмоциональной напряженности (EID). Это расстройство чрезвычайно болезненно для людей, у которых оно есть, и для тех, кто живет с ними и заботится о них.

Насколько распространено пограничное расстройство личности?

Пограничным расстройством личности, по оценкам, страдают от 2 до 3 процентов населения в целом, но им страдают 11 процентов пациентов, наблюдаемых в амбулаторных клиниках, и до 20 процентов госпитализированных психиатрических пациентов.Люди, страдающие пограничным расстройством личности, активно пользуются услугами психиатрической помощи из-за частых госпитализаций и посещений отделений неотложной помощи из-за суицидальных мыслей и попыток. От 8 до 10 процентов людей с этим расстройством умирают от самоубийства. Наличие этого расстройства усложняет лечение других расстройств, таких как большая депрессия, биполярное (маниакально-депрессивное) расстройство, расстройства пищевого поведения и злоупотребление психоактивными веществами.

Какие факторы способствуют развитию пограничного расстройства личности?

Как и в случае с другими психическими расстройствами, считается, что пограничное расстройство личности может быть результатом сочетания факторов, включая биологическую или генетическую уязвимость, которая взаимодействует со стрессовыми событиями в раннем семейном окружении.У других членов семьи могут быть пограничное расстройство личности, расстройства настроения, такие как большая депрессия или биполярное расстройство, или проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами.

Как лечить пограничное расстройство личности?

Лекарства могут играть определенную роль в уменьшении симптомов депрессии, беспокойства, раздражительности и параноидальных мыслей. Традиционно психотерапия была очень длительным процессом с неопределенными результатами. Пациенты с пограничным расстройством личности и их терапевт часто разочаровываются из-за стресса, связанного с поддержанием тесного рабочего союза достаточно долго, чтобы психотерапия подействовала.Программы управляемого ухода неохотно платят за услуги по лечению этого диагноза. В последние несколько лет научные исследования продемонстрировали эффективность когнитивно-поведенческой терапии, которая обучает пациентов с этим расстройством навыкам регулирования эмоций и улучшает их образ жизни. Сочетание тщательного медикаментозного лечения и когнитивно-поведенческой терапии, включающей обучение навыкам регулирования эмоций, рассматривается как многообещающее лечение, которое может позволить пациенту увидеть значительный прогресс в течение нескольких месяцев.Ценность образования для членов семьи и профессиональных опекунов признается.

Пограничное расстройство личности – причины

Не существует единой причины пограничного расстройства личности (ПРЛ). Это вызвано комбинацией факторов.

Генетика

Нет доказательств наличия гена ПРЛ. Но гены, которые вы унаследовали, могут сделать вас более уязвимыми к развитию ПРЛ.

Химические вещества мозга

Нейротрансмиттеры могут быть вовлечены в развитие ПРЛ.Но необходимы дополнительные исследования, чтобы узнать, какой фактор они играют.

Развитие мозга

Было установлено, что у многих людей с пограничным расстройством личности 3 части мозга отличались от других. Они были либо меньше, чем ожидалось, либо имели необычный уровень активности.

К ним относятся:

  • миндалевидное тело – играет важную роль в регуляции эмоций
  • гиппокамп – помогает регулировать поведение и самоконтроль
  • орбитофронтальная кора – помогает планировать и принимать решения

способствуют возникновению симптомов ПРЛ.

На развитие этих отделов мозга влияет раннее воспитание.

Считается, что эти части вашего мозга также играют роль в регулировании настроения. Они могут объяснить некоторые проблемы людей с ПРЛ в близких отношениях.

Факторы окружающей среды

Некоторые факторы окружающей среды являются общими для людей с пограничным расстройством личности.

К ним относятся:

  • жертва эмоционального, физического или сексуального насилия
  • хронический страх или стресс в детстве
  • отсутствие заботы со стороны одного или обоих родителей состояние психического здоровья.Например, биполярное расстройство или проблема с употреблением психоактивных веществ

Ваши отношения с семьей сильно влияют на то, как вы начинаете смотреть на мир. Это влияет на то, что вы думаете о других людях.

Неразрешенный детский страх, гнев и дистресс могут привести к мыслительным моделям, таким как:

  • идеализация других
  • ожидание того, что другие будут для вас родителем
  • ожидание того, что другие люди будут запугивать вас и вы не

Пограничное расстройство личности | Средство Clearview

Пограничное расстройство личности (ПРЛ) — форма психического заболевания, которым страдают более четырех миллионов американцев.Это серьезная проблема психического здоровья, которая характеризуется нестабильным настроением, поведением и самооценкой. Из-за интенсивности неустойчивых эмоций, которые испытывает человек с ПРЛ, это расстройство часто приводит к членовредительству и самоубийству.

Признаки и симптомы ПРЛ

Человек с ПРЛ борется с неспособностью эффективно управлять эмоциями. Симптомы обычно начинаются в подростковом или раннем взрослом возрасте. Некоторые из признаков и симптомов ПРЛ включают:

Для получения дополнительной информации о нашем Центре лечения ПРЛ для женщин
Звоните по телефону (855) 409-0204 Сейчас

Почему это называется пограничным

Пограничное расстройство личности не было признано психиатрическим заболеванием Американской психиатрической ассоциацией до 1980 г.Это классифицируется как расстройство личности, что означает, что это расстройство того, как человек относится к себе и другим людям.

Первоначально эта тяжелая форма психического заболевания считалась пограничной между психозом и неврозом, откуда и возник термин «пограничная». Когда-то считалось, что люди с неврозами излечимы, а люди с психозами считались неизлечимыми.

Человек с ПРЛ склонен видеть крайности, и его чувства могут быстро меняться.На самом деле речь идет об эмоциональной дисрегуляции, а не о психозе, неврозе или чем-то на грани между ними.

Что известно о ПРЛ сегодня

Сегодня термин «невроз» не используется в качестве диагноза, а ПРЛ не считается расстройством, подпадающим под категорию психозов. ПРЛ официально стало расстройством личности в 1980 году в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам III ( DSM III ).

Расстройство личности — это способ чувствовать, вести себя и думать, который отличается от культурных ожиданий и вызывает дистресс и трудности в функционировании.Некоторые эксперты считают, что БЛД следует характеризовать как расстройство настроения, а не как расстройство личности, в то время как другие считают, что расстройство личности является более точным, поскольку ПРЛ влияет не только на настроение, но и на способы взаимодействия человека с другими людьми.

Диагностика ПРЛ

Диагностика психических заболеваний может быть сложной задачей, поскольку не существует экспресс-анализа крови или сканирования, которые могли бы выявить или правильно диагностировать этот тип расстройства. Специалист в области психического здоровья должен смотреть на долгосрочные модели симптомов и функционирования

ПРЛ часто не диагностируется или диагностируется неправильно.Людям с ПРЛ часто ошибочно ставят диагноз других форм психических заболеваний, таких как биполярное расстройство. Также может быть трудно распознать ПРЛ, потому что у человека могут быть одновременно другие расстройства, такие как депрессия, тревога, расстройства пищевого поведения, посттравматическое стрессовое расстройство или расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ.

Лечение ПРЛ

Доказательная терапия — это один из подходов, который может быть эффективным при лечении ПРЛ, поскольку он создает безопасную среду для человека с ПРЛ, в котором он может обсуждать свои чувства и учиться новому поведению.Примеры этого типа терапии включают:

Диалектическая поведенческая терапия (ДПТ) — это упреждающий подход к решению проблем, разработанный специально для контроля ПРЛ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.