Перцептивное восприятие: Перцептивный. Что такое «Перцептивный»? Понятие и определение термина «Перцептивный» – Глоссарий

перцептивный — это… Что такое перцептивный?

  • перцептивный — перцепт ивный …   Русский орфографический словарь

  • Перцептивный — (отлат. perceptio восприятие) психическое восприятие, непосредственное отражение объективной действительности органами чувств …   Словарь-справочник по педагогической психологии

  • ПЕРЦЕПТИВНЫЙ — Имеющий отношение к восприятию. Почти всегда используется в составных терминах, чему следующие статьи служат примером …   Толковый словарь по психологии

  • ПЕРЦЕПТИВНЫЙ — [см. перцепция] прил. от сл. перцепция; связанный с восприятием, обусловленный восприятием …   Психомоторика: cловарь-справочник

  • Перцептивный — (отлат. perceptio восприятие) психическое восприятие, непосредственное отражение объективной действительности органами чувств …   Словарь по педагогической психологии

  • ПЕРЦЕПТИВНЫЙ ТРЕНИНГ — Социально психологический тренинг, направленный на развитие способности адекватного и полного познания себя, других людей и отношений, складывающихся в ходе общения Словарь бизнес терминов. Академик.ру. 2001 …   Словарь бизнес-терминов

  • перцептивный кодер — Кодер с улучшенным восприятием изображения. Лучшее качество обеспечивается за счет того, что ошибка квантования распределена в соответствии с известными закономерностями человеческого восприятия графических объектов. [Л.М. Невдяев.… …   Справочник технического переводчика

  • Перцептивный стиль (perceptual style) — П. с. предполагает наличие у каждого чел. характерного способа восприятия мира. Мысль о том, что люди воспринимают мир разными и, главное, своеобразными способами, выглядит довольно заманчиво. Уже высказывались предположения, что сугубо… …   Психологическая энциклопедия

  • Перцептивный цикл — термин У.Нейссера, означает, что основной аспект восприятия состоит из набора когнитивных предвосхищений той информации, которую предстоит воспринять. Перцептивный цикл образуют: а) набор направляющих перцептивные процессы когнитивных схем; б)… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • ПЕРЦЕПТИВНЫЙ ЦИКЛ — Термин, используемый У. Нейссером для того, чтобы охарактеризовать свой аргумент, что основной аспект восприятия состоит из набора когнитивных предвосхищений той информации, которую предстоит воспринять. Полный перцептивный цикл состоит из трех… …   Толковый словарь по психологии

  • Перцептивные процессы в компьютерных социальных сетях — НИР

    Проведены аналитические и эмпирические исследования опосредствованных Интернетом процессов познания. В частности, осуществлен деятельностный (в рамках теории А.Н. Леонтьева) анализ наиболее значимых параметров познавательных потребностей и специфических проявлений данных параметров в условиях использования информационных технологий. Среди проанализированных параметров – вид познавательной потребности, ее интенсивность, устойчивость ее проявления, динамика формирования, степень осознания, форма и уровень удовлетворения, место среди других потребностей, специфика проявления и порождения и т.п. Представлены типичные способы проявления выделенных параметров в условиях применения информационных технологий. Выполнено изучение познавательных процессов у геймеров, в частности, у них исследуются специфические характеристики стилевых особенностей (на примере когнитивных стилей, склонности к рискованным действиям и т.п.), отличающие их от контрольной группы, состоящей из не играющих в компьютерные игры респондентов. Исследование проводится на выборке взрослых (окончивших среднюю школу и более старших) игроков с учетом того, что игровая деятельность, по всеобщему признанию, перестала быть исключительно молодежным движением и быстро «взрослеет». Осуществляемое исследование дополняется аналитической работой по выявлению эмпирически найденных исследователями в разных регионах мира познавательных особенностей, характерных для геймеров в отличие от представителей контрольных групп. Значительный интерес вызывает вопрос о способности применять сетевые сервисы людьми с перцептивными затруднениями (в частности, вызванными близорукостью). Проведенное исследование показало, что для них характерны критичное отношение к себе и негативизм в отношении собственных коммуникативных способностей и активности, заниженная оценка себя как партнера по общению и собственных социальных качеств, проявляющихся в общении, высокая категоричность, склонность к полярным оценкам. Такого рода данные следует учитывать при разработке онлайн-сервисов для пользователей социальных сетей с перцептивными проблемами. Поскольку геймеров нередко полагают потенциально психологически зависимыми (от игровой деятельности в Интернете), то планируется дополнить данное исследование определением зависимости геймеров от Интернета. С этой целью предпринято изучение методов измерения зависимости от Интернета, представленных в русскоязычных источниках. В настоящее время известно не менее 4 таких измерительных методов, разработанных в разное время; проведено предварительное сравнительное исследование на одной и той же группе респондентов (замеры проводились 4 раза с интервалом в 2 недели). Получены предварительные результаты сравнительного исследования, его планируется продолжить и впоследствии применить отобранный измерительный метод для дополнения той батареи методик, которая применяется при изучении когнитивно-стилевых характеристик геймеров. Проанализирована перспективность концепции развития «сетевого интеллекта», характерного для удаленных членов сплоченных команд специалистов, занятых согласованным решением сложных задач посредством сетевых сервисов. Делается утверждение об определенной перспективности такого подхода, о его отличии как от представленных в литературных источников по синектике, «мозговому штурму» или совместному решению изобретательских задач, так и от представленных в области социальной информатики разработок. В качестве одной из объяснительных концепций приняты современные отечественные и зарубежные разработки в области т.н. «(теле)присутствия», или (Tele)Presence. Отмечена перспективность исследования специфики групповой конструкторской деятельности в условиях работы с сервисами киберпространства.

    Сенсорно-перцептивные проблемы при аутизме :: КГПУ им. В.П. Астафьева

    Автор курса  профессор Ольга Богдашина (Великобритания)

    Категория слушателей

    Специалисты, работающие с аутичными детьми и / или взрослыми (учителя, психологи, логопеды, социальные работники, студенты-психологи и т. д.).

     Программа

    направлена на:

    • изучение деятельности сенсорно-перцептивных механизмов при социальной адаптации лиц с аутизмом;
    • формирование представлений к пониманию причинности поведения лиц с расстройствами аутистического спектра (РАС),
    • формирование умений разработки эффективных индивидуальных образовательных технологий для школьников с РАС. 

     Задачи программы:

    • раскрыть специфику сенсорных проблем детей и взрослых с РАС;
    • изучить методы вмешательства для устранения / сокращения ряда возможных сенсорных нарушений у людей с РАС;
    • рассмотреть эффективные  подходы к понятию «восприятие в условиях сенсорного дефицита» при аутизме, изучить современные стратегии и терапии коррекции, которые сосредоточены на сенсорных проблемах.

    По окончании вы сможете:

    • понимать ряд проблем сенсорного восприятия, с которыми сталкиваются индивидуумы с РАС;
    • объяснять поведение, вызванное различиями сенсорного восприятия;
    • определять трудности сенсорного восприятия детей и взрослых  с РАС, с которыми вы работаете;
    • оценивать влияние этих трудностей на их обучение;
    • объяснять то, как ведут себя дети с РАС, согласно вашему пониманию их типа восприятия;
    • быть в курсе значимых стратегий, лечения и изменений в окружающей среде, которые могут помочь индивидуумам преодолеть эти трудности.

    Объем программы: 72 часа.

    Продолжительность обучения: 1,5–2 месяца.

    Форма обучения: заочная с применением дистанционных образовательных технологий.

    По окончании обучения выдается УДОСТОВЕРЕНИЕ О ПОВЫШЕНИИ КВАЛИФИКАЦИИ установленного образца.

    Дополнительная информация об условиях обучения, запись на программы:

    по телефону (391) 263-95-66;

    по адресу: г. Красноярск, ул. А. Лебедевой, 82;

    на сайте: www.idopk.kspu.ru;

    по электронной почте: [email protected]

    Научно-образовательный центр Экспериментальная психология — Сотрудники центра — Ольга Александровна Королькова

    Ведущий научный сотрудник Научно-образовательного центра «Экспериментальная психология»

    Кандидат психологических наук,

    старший научный сотрудник Центра экспериментальной психологии МГППУ.

    Автор 1 монографии и 60 научных публикаций.

    Научные интересы: восприятие экспрессий лица, перцептивная категоризация.

    Ученая степень: кандидат психологических наук

    Образование: Факультет психологии МГУ им. М.В. Ломоносова.

    Тема кандидатской диссертации: Эффекты категориальности восприятия переходных экспрессий лица. Дисс. … канд психол наук. М.: ИП РАН, 2013.

    Область научных интересов:

    • восприятие лица человека
    • перцептивная адаптация
    • категоризация
    • восприятие эмоциональных выражений лица

    Монографии:

    1. Барабанщиков В.А., Жегалло А.В., Королькова О.А. Перцептивная категоризация выражений лица // Москва, 2016. – 360 с. ISBN: 978-5-89353-474-0

    Список научных публикаций Корольковой О.А. (за 2016-2019 г.г.):

    1. Барабанщиков В.А., Королькова О.А., Лободинская Е.А. К вопросу об экологической валидности методов исследования восприятия микроэкспрессий лица // В сборнике: Экопсихологические исследования-6: экология детства и психология устойчивого развития сборник научных статей. Курск, 2020. С. 99-103.
    2. Иосифян М.А., Королькова О.А., Синицын В.Е., Печенкова Е.В. Мозговые механизмы аффективного восприятия прикосновений // В сборнике: Когнитивная наука в Москве: новые исследования Материалы конференции. Под редакцией Е.В. Печенковой, М.В. Фаликман. 2019. С. 194-198.
    3. Королькова О.А. Глава 16 влияет ли выраженная в голосе эмоция на восприятие экспрессии лица? исследование кроссмодальной адаптации // В книге: Лицо человека: познание, общение, деятельность Коллективная монография. Под редакцией К.И. Ананьевой, В.А. Барабанщикова, А.А. Демидова. Москва, 2019. С. 243-259.
    4. Хозе Е.Г., Королькова О.А., Жижникова Н.Ю., Зубарева М.В., Шухостанова Б.Э. Глава 36 кросс-культурные особенности восприятия базовых эмоциональных экспрессий лица // В книге: Лицо человека: познание, общение, деятельность Коллективная монография. Под редакцией К.И. Ананьевой, В.А. Барабанщикова, А.А. Демидова. Москва, 2019. С. 506-515.
    5. Iosifyan M., Korolkova O. Emotions associated with different textures during touch // Consciousness and Cognition. 2019. Т. 71. С. 79-85.
    6. Хозе Е.Г., Королькова О.А., Жижникова Н.Ю., Зубарева М.В. Восприятие базовых эмоциональных экспрессий лица из базы “вепэл” представителями азиатской, европейскойи российской культурных групп // В книге: Восьмая международная конференция по когнитивной науке Тезисы докладов. Ответственные редакторы: А.К. Крылов, В.Д. Соловьев. 2018. С. 1031-1033.
    7. Барабанщиков В.А., Королькова О.А., Лободинская Е.А. Идентификация эмоций при стробоскопической экспозиции переходных экспрессий лица // В книге: Восьмая международная конференция по когнитивной науке Тезисы докладов. Ответственные редакторы: А.К. Крылов, В.Д. Соловьев. 2018. С. 89-91.
    8. Korolkova O.A. The role of temporal inversion in the perception of realistic and morphed dynamic transitions between facial expressions // Vision Research. 2018. Т. 143. С. 42-51.
    9. Барабанщиков В.А., Королькова О.А., Лободинская Е.А. Распознавание эмоций в условиях ступенчатой стробоскопической экспозиции выражений лица // Экспериментальная психология. 2018. Т. 11. № 4. С. 50-69.
    10. Korolkova O.A. Adaptation or assimilation? sequential effects in the perception of dynamic and static facial expressions of emotion // Российский журнал когнитивной науки. 2018. Т. 5. № 2. С. 18-34.
    11. Королькова О.А. Влияния особенностей экспозиции и эффектов последовательности на структуру перцептивного пространства экспрессий лица // В сборнике: Психологические и психоаналитические исследования Ежегодник 2017. Москва, 2017. С. 101-107.
    12. Королькова О.А., Печенкова Е.В., Синицын В.Е. ФМРТ-исследование функциональных связей головного мозга в задаче категоризации эмоциональных и нейтральных лиц // В сборнике: Когнитивная наука в Москве: новые исследования Материалы конференции. Под редакцией Е.В. Печенковой, М.В. Фаликман. 2017. С. 174-179.
    13. Хозе Е.Г., Королькова О.А., Носуленко В.Н., Самойленко Е.С., Шухостанова Б.Э. Кросс-культурные особенности восприятия базовых эмоциональных экспрессий лица представителями русской и кабардинской культурных групп // В сборнике: Психологические и психоаналитические исследования Ежегодник 2017. Москва, 2017. С. 250-266.
    14. Барабанщиков В.А., Королькова О.А., Лободинская Е.А. Оценка эмоциональных экспрессий различной степени четкости // В сборнике: Фундаментальные и прикладные исследования современной психологии Результаты и перспективы развития. Отв. ред. А. Л. Журавлёв, В. А. Кольцова. Москва, 2017. С. 417-422.
    15. Барабанщиков В.А., Королькова О.А., Лободинская Е.А. Влияние кажущегося движения расфокусированного изображения лица на распознавание базовых эмоций // В сборнике: Актуальные проблемы психологии и педагогики в современном мире сборник трудов участников III Международной научно-практической конференции. Российский университет дружбы народов. 2017. С. 50-54.
    16. Королькова О.А. Эффект перцептивной адаптации к динамическим экспрессиям лица // Экспериментальная психология. 2017. Т. 10. № 1. С. 67-88.
    17. Хозе Е.Г., Королькова О.А., Жижникова Н.Ю., Зубарева М.В. Особенности восприятия эмоциональных экспрессий лица представителями азиатских и европейских культурных групп // Экспериментальная психология. 2017. Т. 10. № 4. С. 116-132.
    18. Iosifyan M., Korolkova O., Vlasov I. Emotional and semantic associations between cinematographic aesthetics and haptic perception // Multisensory research. 2017. Т. 30. № 7-8. С. 783-798.
    19. Барабанщиков В.А., Королькова О.А., Лободинская Е.А. Распознавание расфокусированных изображений лица в условиях маскировки и кажущегося движения // В книге: Седьмая международная конференция по когнитивной науке Тезисы докладов. Ответственные редакторы: Ю. И. Александров, К. В. Анохин. 2016. С. 135-137.
    20. Барабанщиков В.А., Королькова О.А. Структура эмоциональных состояний и восприятие выражений лица // В сборнике: Психология и педагогика XXI века: теория, практика и перспективы. Традиции и инновации под общ. ред. Н.Б. Карабущенко, Н.Л. Сунгуровой. Москва, 2016. С. 214-233.
    21. Королькова О.А. Оценка структуры воспринимаемых экспрессий лица с помощью перцептивной адаптации // В сборнике: Процедуры и методы экспериментально-психологических исследований Сер. «Интеграция академической и университетской психологии» Москва, 2016. С. 231-236.
    22. Барабанщиков В.А., Жегалло А.В., Королькова О.А. Перцептивная категоризация эмоциональных экспрессий лица // В сборнике: Психология и педагогика XXI века: теория, практика и перспективы. Традиции и инновации под общ. ред. Н.Б. Карабущенко, Н.Л. Сунгуровой. Москва, 2016. С. 234-260.
    23. Барабанщиков В.А., Королькова О.А., Лободинская Е.А. Точность и сложность распознавания эмоциональных экспрессий при стробоскопической экспозиции и маскировке лица // В сборнике: Процедуры и методы экспериментально-психологических исследований Сер. «Интеграция академической и университетской психологии» Москва, 2016. С. 243-248.
    24. Барабанщиков В.А., Королькова О.А., Лободинская Е.А. Оценка эмоциональных состояний человека при маскировке и кажущемся изменении его лица // В сборнике: Психология и педагогика XXI века: теория, практика и перспективы. Традиции и инновации под общ. ред. Н.Б. Карабущенко, Н.Л. Сунгуровой. Москва, 2016. С. 261-280.
    25. Барабанщиков В.А., Королькова О.А., Лободинская Е.А. Влияние микропаузы на распознавание базовых экспрессий при стробоскопической экспозиции лица // В книге: Лицо человека в пространстве общения Москва, 2016. С. 339-353.
    26. Лупенко Е.А., Королькова О.А. Эмоциональное обобщение как когнитивный механизм‌‌ // В книге: Седьмая международная конференция по когнитивной науке Тезисы докладов. Ответственные редакторы: Ю. И. Александров, К. В. Анохин. 2016. С. 398-399.
    27. Korolkova O.A. Perception of time-reversed dynamic emotional facial expressions // В книге: Седьмая международная конференция по когнитивной науке Тезисы докладов. Ответственные редакторы: Ю. И. Александров, К. В. Анохин. 2016. С. 48-49.
    28. Korolkova O.A. Perceptual adaptation as a way to explore the structure of facial expressions space // В книге: Фехнер день 2016 Труды 32-й ежегодной конференции Международного психофизического общества. Под редакцией: И. Скотниковой, О. Корольковой, И. Блинниковой, В. Дубровского, В. Шендяпина, Н. Волковой. 2016. С. 84.
    29. Барабанщиков В.А., Королькова О.А., Лободинская Е.А. Восприятие эмоциональных экспрессий различной степени четкости при стробоскопической экспозиции лица и его маскировке // Российский психологический журнал. 2016. Т. 13. № 4. С. 197-217.
    30. Королькова О.А. Что исследования работы мозга позволили узнать о восприятии лица человека и его экспрессий? // Современная зарубежная психология. 2016. Т. 5. № 4. С. 36-49.

    Другие научные публикации

    адрес: Москва, Шелепихинская наб., д. 2А, стр. 2, 2-й этаж

    график работы: пн.-пт., 10:00-18:00


    E-mail:   [email protected]

    Гончаров Олег Анатольевич

    профессор факультета практической психологии, доктор психологических наук

    Общий стаж работы: 29 лет 

    Стаж работы по специальности: 29 лет

    Повышение квалификации и (или) профессиональная переподготовка
    «Основы статистического анализа данных», программа профессиональной переподготовки РАНХиГС, 2015 г.

    Сфера интересов: 

    • когнитивная психология, 
    • нейропсихология, 
    • психология развития, 
    • восприятие пространства и цвета, 
    • пространственные представления, 
    • перцептивно-моторное взаимодействие

    Краткая биография: 

    Родился в 1969 г. в г. Нальчике. В 1995 году закончил факультет психологии СПбГУ, в 1998 г. в СПбГУ защитил кандидатскую диссертацию по теме «Нейропсихологический анализ нарушений зрительного восприятия у детей с локальными поражениями мозга» по специальности 19.00.04 – медицинская психология. С 1999 по 2012 гг. работал в Сыктывкарском государственном университете в должностях старшего преподавателя, доцента, научного сотрудника, профессора. В 2009 г. в СПбГУ защитил докторскую диссертацию по теме «Восприятие и изображение третьего пространственного измерения» (по специальности 19.00.01 – общая психология, психология личности, история психологии). С 2012 г. по настоящее время является профессором кафедры психологии Международного университета природы, общества и человека «Дубна». Автор 85 научных и учебно-методических публикаций, среди которых 3 монографии и 15 статей в ведущих журналах.

    Избранные публикации (с 2011 года):

    • Гончаров О.А., Емельянова Н.Е., Тяповкин Ю.Н. Топологический и метрический принципы обработки пространственной информации: перцептивные и возрастные закономерности // Психологический журнал, 2011, т. 32, № 1. С.87-96. 
    • Goncharov O.A. Development of Perspective Constructions in the Representational Activity of Children // Journal of Russian and East European Psychology, 2012, vol. 50, № 5. P. 5-23. 
    • Гончаров О.А., Князев Н.Н. Языковые и возрастные аспекты категориального восприятия цвета // Культурно-историческая психология, № 3, 2012. С. 40-48. 
    • Гончаров О.А., Романов С.Г. Категориальные эффекты различения цветов (в трех частях) // Психологический журнал Международного университета природы, общества и человека «Дубна». 2013. № 2 (2013, № 4, 2014, № 4). 
    • Гончаров О.А., Романов С.Г. Категориальное восприятие цвета у детей с различными профилями межполушарной асимметрии // Экспериментальная психология, 2014, т. 7, № 4. С. 5-19.
    • Терещенко Т.В., Соколов Р.В., Гончаров О.А. Перцептивно-моторная адаптация к компьютерным искажениям соотношения координат зрительного и моторного полей (тезисы). Дубна: гос. ун-т «Дубна», 2017. Психология третьего тысячелетия: IV Международная научно-практическая конференция памяти Л.Ф. Филипповой: сборник материалов / под общ. ред. Б.Г. Мещерякова, О.А. Гончарова. С. 344-348.
    • Терещенко Т.В., Гончаров О.А., Соколов Р.В. Перцептивно-моторная адаптация к компьютерным искажениям зрительной обратной связи в графомоторных задачах (статья). Дубна: гос. ун-т «Дубна», 2017. Вестник государственного университета «Дубна». Серия «Науки о человеке и обществе», 2017, № 2. http://vestnik.fsgn.uni-dubna.ru/issues/Tereschenko.pdf 
    • Романов С.Г., Гончаров О.А. Онтогенетические закономерности формирования категориального восприятия цвета (тезисы). Дубна: гос. ун-т «Дубна», 2018. Психология третьего тысячелетия: сборник материалов / под общ. ред. Б.Г. Мещерякова. С. 100-103.
    • Терещенко Т.В., Соколов Р.В., Гончаров О.А.Графомоторная адаптация к компьютерным искажениям соотношения между координатами зрительного и моторного полей (статья WoS). Москва: РИО МГППУ, 2018. Экспериментальная психология, 2018, т. 11, № 1. С. 92-113. http://psyjournals.ru/exp/2018/n1/Tereschenko_Sokolov_Goncharov.shtml 
    • О координации бимануальных движений в графомоторной деятельности. Дубна: гос. ун-т «Дубна», 2019. Психология третьего тысячелетия: VI Международная научно-практическая конференция: сборник материалов / под общ. ред. О.А. Гончарова, Б.Г. Мещерякова. С. 78-82.
    • Программа для ЭВМ «Изучение категориальных эффектов восприятия цвета». Романов С.Г., Гончаров О.А. 

    Гранты, НИР: 

    РФФИ, проект № 11-06-178-а «Лингвистическая детерминация восприятия цвета».


    Хитина М.В. Перцептивно-слуховое восприятие материалов разного вида: экспериментальные исследования

    Хитина М.В. Перцептивно-слуховое восприятие материалов разного вида: экспериментальные исследования

    DOI: https://doi.org/10.15688/jvolsu2.2017.2.11

    Марина Викторовна Хитина

    Доктор филологических наук, доцент, профессор кафедры прикладной и экспериментальной лингвистики, Московский государственный лингвистический университет

    ул. Остоженка, 38, стр. 1, 119034 г. Москва, Российская Федерация

    Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

    http://orcid.org/0000-0001-8418-6196


    Аннотация. В статье описываются эксперименты, которые проводились на кафедре прикладной и экспериментальной лингвистики в течение длительного времени под научным руководством доктора филологических наук, профессора Р.К. Потаповой. Представлены наиболее значимые результаты перцептивно-слуховых экспериментов по восприятию аудиторами различных материалов на русском языке: фонограмм из аннотированной устно-речевой базы данных – УРБД, также разработанной на кафедре и содержащей чтение текстов, спонтанное говорение (монологи, диалоги, трилоги) на выбранные дикторами общеизвестные темы. Для реализации УРБД использована система управления базами данных СУБД Access, позволяющая эффективно подготовить представление данных и определить логику работы. УРБД состоит из таблиц, содержащих анкетные сведения о дикторах, информацию об их физиоантропологических характеристиках и о характеристиках речи каждого диктора (N = 72), а также сведения о файлах фонограмм. Анализируются особенности восприятия указанных материалов в разных режимах прослушивания (розовый и белый шумы, различные соотношения сигнал / шум). В эксперименте участвовали различные группы аудиторов, прошедших предварительное анкетирование. Анализировались отличия восприятия материалов чтения и говорения, сравнивались результаты восприятия монологов, диалогов, трилогов, определялись возможности опознания речевых единиц в различных условиях. Предлагаются методы анализа и оценки полученных данных, дается их интерпретация. Особое внимание уделяется смысловому восприятию текстов, восстановленных аудиторами на основе зафиксированных при прослушивании речевых единиц, и определению темы прослушанных текстов. Для анализа полученных данных по определению тем текстов была разработана специальная шкала оценки, учитывающая правильность / неправильность определения темы текста, возможные модификации и замены. При прослушивании диалогов в белом шуме и определении тем проводились группировка полученных формулировок, анализ их формальной организации, квалификация использованных речевых единиц с точки зрения частеречной принадлежности. Оценка смыслового восприятия восстановленных аудиторами текстов проводилась с помощью методики Т.М. Дридзе, которая оказалась эффективной при работе со специфическим материалом и позволила выявить, какую информацию аудиторы считают наиболее значимой.

    Ключевые слова: восприятие, смысловое восприятие, перцептивно-слуховой эксперимент, монолог, диалог, полилог.

    Цитирование. Хитина М. В. Перцептивно-слуховое восприятие материалов разного вида: экспериментальные исследования // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2, Языкознание. – 2017. – Т. 16, № 2. – С. 109–115. – DOI: https://doi.org/10.15688/jvolsu2.2017.2.11.


    Произведение «Перцептивно-слуховое восприятие материалов разного вида: экспериментальные исследования» созданное автором по имени Хитина М.В., публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.

    Вложения:
    11_Hitina.pmd.pdf
    URL: https://l.jvolsu.com/index.php/ru/component/attachments/download/1579
    403 Скачивания

    Из лекций по психологии восприятия Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

    BECTH. MOCK. УН-ТА. СЕР. 14. ПСИХОЛОГИЯ. 2007. № 1

    В. В. Любимов

    ИЗ ЛЕКЦИЙ ПО ПСИХОЛОГИИ ВОСПРИЯТИЯ *

    Глава 1. Восприятие: общие вопросы

    Определение процесса восприятия связано с определением психологии как науки. Психология восприятия — это психология, и если главная цель психологической науки — создание общепсихологической теории, то теория восприятия с необходимостью должна будет войти в нее как составная часть.

    Психология часто задается содержательно как наука об осознаваемых, неосознаваемых и поведенческих процессах, что делает необходимым исследование не только взрослых индивидов, но также детей, находящихся в доречевом периоде развития, и животных.

    С полной уверенностью можно сказать, что восприятие есть там, где есть психика. Любое, даже самое примитивное поведение осуществляется относительно среды обитания живого организма. Из этого с необходимостью следует, что данный организм должен быть обеспечен информацией об этой среде, и эта информация должна быть адекватной тем формам поведения, которые реализуются представителями того или иного биологического вида. Иначе резко падают шансы на выживание.

    Если обратиться к психологии человека, то ключевой проблемой, конечно же, будет проблема личности, а личность не может существовать, не познавая мир. Иначе она просто не личность.

    Мир познается не только личностью. Личность вырастает из ребенка, который, едва появившись на свет и еще не став личностью, уже является субъектом познания. Для этого утверждения есть весьма серьезные основания: доказано, что когнитивная активность является врожденной — она заложена в генетическом коде человека.

    Восприятие является самой ранней формой познания как в фило, так и в онтогенезе. Оно составляет основу любого познавательного процесса более высокого уровня.

    Очень легко также доказать, что при отсутствии когнитивной активности никакое развитие личности невозможно, поскольку

    * В ближайшее время издательство «ЧеРо» выпускает в свет книгу В.В. Любимова «Психология восприятия», отражающую содержание лекционного курса, который он в течение многих лет читал студентам факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова. Отрывки из первой и заключительной глав этой книги публикуются с любезного разрешения издательства «ЧеРо».

    104

    возникновение социальных мотивов поведения возможно лишь в структурах когнитивной мотивации: познавательная потребность, содержательно раскрываемая как потребность в новых впечатлениях, будучи зафиксированной на взрослом, преобразуется в мотив общения, порождающий соответствующую форму деятельности. Общение, таким образом, является дериватом врожденной познавательной потребности.

    Если не будет познавательной потребности, то не будет и ее фиксации на объекте ее удовлетворения. Чаще всего таким объектом являются родители. А удовлетворение потребности в общении с взрослым — основа развития личности.

    Человек — субъект познания. Любые попытки строить теорию личности, не встраивая в нее теорию познавательных процессов, обречены на провал.

    Построение теории познавательных процессов невозможно без построения теории восприятия.

    Предмет, методы, проблемы. Восприятием (перцептивным процессом, перцепцией) обычно называют процесс формирования перцептивного образа.

    Перцептивные образы, представленные субъекту в его внутреннем, идеаторном плане, являются частью сознания. Предмет и проблема психологии восприятия в таком случае формулируются достаточно просто (по крайней мере, на первый взгляд). Однако такое предварительное определение нуждается в уточнении. Во-первых, прилагательное «перцептивный» содержится и в левой, и в правой части определения. Во-вторых, «образ» — это буквальный лингвистический перевод латинского «перцепт». Тем не менее термин «перцептивный образ» является общепринятым, так же как и термин «эйдетический образ»: по-русски «образ», на латыни «перцепт», а по-гречески «эйдола».

    Преодолеть тавтологию можно, дав независимое определение перцептивного образа. Это можно сделать, перечислив образные явления и указав на то, что отличает перцептивные образы от остальных образов.

    Определить образы можно единственным способом — посредством самонаблюдения. Читателю нужно, воспользовавшись этим методом, обратиться к своему индивидуальному сознанию и посмотреть, что находится справа, что слева, вспомнить, что снилось в последний раз или как выглядит ближайшая станция метро. Не апеллируя к индивидуальному сознанию и методу интроспекции, невозможно определить образное явление как явление, переживаемое субъективно.

    Существуют очень серьезные основания для выделения перцептивных образов и процессов их формирования в качестве самостоятельного предмета исследования.

    105

    Образы, представленные субъекту в его индивидуальном сознании, составляют весьма обширный класс явлений, среди которых именно перцептивные образы занимают совершено особое место. Построение теории их формирования представляет очень большой не только научный, но и практический интерес. Человек, управляющий автомобилем, велосипедом, самолетом или атомным реактором, делает это, основываясь во многом на том, что он видит, и ошибки восприятия могут привести к самым неприятным последствиям.

    <…>

    Отличие перцептивных образов от всех остальных образных явлений состоит в том, что перцептивный образ — это образ объекта, актуально воздействующего на субъекта через его органы чувств. Это всегда образ физически присутствующего объекта. Процесс формирования именно таких образов мы и будем называть восприятием.

    Однако такое определение восприятия нельзя считать полным. С одной стороны, предмет психологии не ограничивается сознанием. Психология должна заниматься также и поведением. С другой стороны, для исследования сознания, а значит и перцептивных образов, будет недостаточно только метода самонаблюдения даже в том случае, если объектом исследования является восприятие взрослого индивида, владеющего речью.

    Безусловно, основным методом исследования сознания, а следовательно и перцептивных образов, в психологии было и остается самонаблюдение. Но если мы ограничимся только этим методом, то никогда не сможем исследовать восприятие у доречевых детей и у животных. Более того, нельзя будет даже доказать его наличие, поскольку в подобных случаях метод самонаблюдения неприменим.

    Конечно, на чисто формальных основаниях можно утверждать, что у годовалого ребенка восприятия нет. Его нет также и у животных, начиная, скажем, от рыб и насекомых и кончая высшими приматами. Ведь они ничего не рассказывают о своих перцептивных образах. Вот только интуитивно принять все эти заявления достаточно сложно. Возникает очень серьезное и хорошо обоснованное подозрение, что мы в угоду методологической строгости своего подхода к восприятию попросту закрываем глаза на факты повседневного опыта и отказываемся от исследования реальности, представляющей для нас непосредственный интерес. Так поступать нельзя. Ведь ребенок смотрит и улыбается, когда взрослый говорит ему что-то. Неважно, что именно, главное, чтобы интонации были добрыми. А собака лает на чужака. В психологии это называют поведением.

    Очевидно, необходимо расширить принятое определение восприятия, обозначив также и то, что оно представляет собой с точки зрения психологии поведения.

    106

    Поведение осуществляется относительно окружающей среды. Для его организации любому организму необходима информация об окружающей среде. В этом случае восприятие может быть определено как процесс приема и обработки этой информации. Конечным результатом перцептивного процесса здесь будет информация о возможных и/или необходимых формах поведения. Например, для кошки дерево представляет собой возможность укрыться и предотвратить нежелательное взаимодействие с преследующей ее собакой. Кошка располагает информацией относительно агрессивных намерений со стороны собаки, что заставляет ее искать и находить убежище. Как возможный вариант убежища дерево должно обладать определенными свойствами, включая метрические. Кошка располагает информацией и об этих свойствах. Если бы этой информации не имелось, то данная форма поведения была бы невозможна.

    Поскольку метод самонаблюдения не применим для исследования таких ситуаций, мы по-прежнему не располагаем никакими сведениями относительно наличия у той же самой кошки каких-либо аналогов наших перцептивных образов, обнаруживаемых интроспективно. Впрочем, доказательств их отсутствия у нас тоже нет. Но вывод о наличии у кошек зрения, сделанный на основе поведенческих критериев, абсолютно достоверен. Считается, что кошка видит препятствие на пути к кормушке, если обходит его, или идет к кормушке прямо, если препятствие отсутствует.

    Такой подход к восприятию привел к закреплению за перцептивными образами функции регуляторов поведения относительно окружающей среды.

    Информация о событиях и объектах окружающей среды представлена субъекту в форме перцептивных образов. Человек принимает решения и действует, основываясь на том, что он видит, слышит и т.д. Если перцептивная оценка ситуации будет неверной, то неверным будет также и принятое решение. Случайно решение может оказаться правильным, если оно принимается на основании неверных исходных данных и нарушается алгоритм его принятия: например, школьник при выводе алгебраической формулы путает «+» и «-» в четном количестве мест. Ответ будет правильным, но из этого не следует правильность решения. На такую «правильность» никто никогда не рассчитывает.

    Проблема восприятия давно перестала быть чисто академической. Так, например, в инженерной психологии активно исследуются закономерности возникновения иллюзорных эффектов, то есть неадекватных перцептивных образов — с целью предотвратить или хотя бы снизить вероятность их появления. Прогресс в этой области прямо определяет повышение эффективности и безаварийности работы очень многих систем «человек—машина», включая системы повышенной ответственности в энергетике, на транспорте и т.п.

    107

    В патопсихологии, в социальной психологии характеристики протекания некоторых иллюзорных эффектов используются в качестве показателей личностных особенностей и т.д.

    Недостаточность метода самонаблюдения обусловлена еще и тем, что существуют такие свойства перцептивного процесса, которые принципиально невозможно выявить посредством данного метода, даже если исследовать речевого субъекта. Например, такой дефект зрения, как дальтонизм, выявляется только с помощью объективных обследований. Дальтоник, не различающий, например, красный и зеленый цвета, будет утверждать, что он «нормально видит», если он не подвергался специальному тестированию и ему не объяснили, чем именно его зрение отличается от зрения нормального трихромата. Он будет абсолютно прав. Еще Гельмгольц отмечал, что мы обнаруживаем очень сильную склонность считать нормой все то, что не слишком сильно расходится с нашими обычными переживаниями. Различение нормы и патологии, как и любое различение, основано на сравнении. Дальтоник никогда не видел иначе. Интроспективно он может сравнивать свои перцептивные образы только со своими собственными, и ни с какими другими. С помощью интроспекции дальтонизм не выявляем.

    Таким образом, не следует противопоставлять психологию сознания и психологию поведения. Метод самонаблюдения и метод объективного наблюдения прекрасно дополняют друг друга не только в исследованиях восприятия, но и в других областях психологии. Это нашло свое отражение в методологическом принципе единства плана сознания и плана поведения.

    Объективные методы в исследовании восприятия необходимы. Для такого вывода существуют как логические, так и эмпирические основания. Добавим, что именно благодаря использованию объективных методов у некоторых животных были открыты весьма экзотические виды перцепции, аналоги которых у человека отсутствуют: эхолокация у летучих мышей и у дельфинов, особая форма термочувствительности у ямкоголовых змей, электрочувствительность у рыб и др.

    Однако проблема метода этим не исчерпывается. Пользуясь методом самонаблюдения, можно получить исчерпывающее описание перцептивного образа. Но дело в том, что образ — это конечный результат процесса восприятия. Сам же процесс не осознается наблюдателем, а потому не может быть исследован с помощью метода самонаблюдения. Неосознаваемые процессы, ведущие к формированию осознаваемого перцептивного образа, можно (по крайней мере, в первом приближении) отнести к процессам физиологическим. Однако на самом деле это можно сделать лишь частично. К неосознаваемым процессам, ведущим к формированию осознаваемого перцептивного образа, можно также отнести, на-

    108

    пример, зависимость восприятия от перцептивных установок, бессознательные умозаключения, некоторые неосознаваемые перцептивные автоматизмы и т.д.

    Физиологические и социальные (культурно-исторические) аспекты восприятия. В основе построения перцептивных образов лежит работа вполне конкретных сенсорно-перцептивных систем, представляющих собой определенные анатомо-физиологические образования, отделы центральной нервной системы. Формирование образов неразрывно связано с их работой.

    Это открывает дополнительные объяснительные возможности, но одновременно создает предпосылки для двойственной, неоднородной интерпретации явлений и восприятия и сознания в целом.

    В современном естествознании существует проблема, традиционно называемая психофизической или психофизиологической. Многие исследователи, однако, склонны относить ее к числу философских, а не естественно-научных проблем. Но, как бы то ни было, теснейшая взаимосвязь работы мозга и явлений, происходящих в сознании, — это факт, многократно экспериментально проверенный и признаваемый всеми. Психология должна как-то обходиться с этой реальностью.

    Отсутствие решения психофизической проблемы создает условия для разнородного объяснения любых явлений сознания, в том числе и перцептивных образов.

    Неоднородность интерпретации перцептивных событий легко проиллюстрировать. Рассмотрим две совершенно разные, но одинаково возможные схемы описания событий, происходящих, например, в экспериментах по определению времени реакции.

    Эксперимент строится так. Испытуемый получает инструкцию нажать на кнопку, как только загорится сигнальная лампочка. В первой же экспериментальной пробе сразу за включением лампочки следует нажатие кнопки.

    Первое описание событий, наблюдавшихся в эксперименте. Испытуемому можно напрямую задать вопрос, почему он нажал на кнопку. Ответ последует незамедлительно: он так сделал, потому что мы сами просили его об этом. Он увидел, что лампочка зажглась, и нажал кнопку, как того требовала прослушанная им инструкция. Причиной нажатия кнопки в данном случае мы будем считать явления сознания, а именно произвольную, осознанную двигательную задачу и перцептивный образ горящей лампочки.

    Второе описание. Нагретая спираль лампы начинает испускать фотоны. Они попадают на светочувствительные клетки сетчаток глаз испытуемого и преобразуются в нервные импульсы. По зрительному нерву после серии переключений в нейронных сетях мозга импульсы попадают в моторные центры, возбуждение которых в свою очередь приводит к сокращению мышц и продавливанию кнопки.

    109

    Именно такой алгоритм работы центральной нервной системы был задан предварительной инструкцией, которая, являясь определенным физическим воздействием на слуховую систему, также была перекодирована в набор нервных импульсов.

    Мы катастрофически мало знаем о том, как именно работает нейронная сеть нашего испытуемого, решающего такую простейшую задачу. Вполне можно сказать, что ничего не знаем. Но главное сейчас не объем наших познаний в этой области. Проблема состоит в том, чтобы объединить оба описания в одно, ответив на вопрос: как продольные упругие колебания газовой среды и поток фотонов, вызвав определенные физиологические процессы, превратились в факты сознания?

    А зачем вообще нужно сознание, если центральная нервная система прекрасно справляется с организацией поведения? Почему я переживаю то, что происходит в моем мозге?

    По сути, к этому вопросу сводится вся психофизическая проблема. Решать ее мы не умеем: одно дело — провозгласить очень хороший философско-методологический принцип единства планов сознания и поведения, а другое — ответить на вполне конкретный вопрос.

    Возможный выход из создавшегося положения (а если точнее, то уход от проблемы, но не ее решение!) — вынести эту проблему «за скобки». Следствие такого «выхода» (ухода) — двойственность объяснения фактов восприятия, состоящая в том, что многие явления зрительного восприятия легко интерпретируются на языке физиологии, а не психологии.

    <…>

    Среди психологов нет однозначного отношения к физиологическим объяснениям перцептивных явлений.

    С одной стороны, высказывалось мнение, что, например, законы смешения цветов и теории иллюзий — это вообще не психология. Обнадеживает то, что все-таки большинство психологов не придерживается столь радикальной точки зрения. Конечно, высшие эстетические переживания или, напротив, переживания некоторыми читателями скуки при прочтении «Войны и мира» — далеко не то же самое, что одновременный цветовой контраст или ощущение очень неприятного запаха. Но и то и другое — факты индивидуального сознания субъекта, а потому они подлежат рассмотрению в рамках единой психологической науки.

    Думаю, что к хорошим, работающим на практике, теориям восприятия цвета или запаха инженерные психологи, художники, модельеры, конструкторы цветных телевизоров, разработчики программ для компьютеров и работники парфюмерной промышленности отнесутся совсем не так, как некоторые психологи, называющие себя «практическими».

    110

    Да, мы не знаем, как решается психофизическая проблема. Все правильно: действуя подобным образом, то есть давая физиологические объяснения явлениям восприятия, максимум, что мы можем объяснить — это почему человек, посмотрев на солнце и переведя взгляд на стену, видит черное пятно на белом фоне, но не то, почему он видит вообще.

    Что же касается скуки и восприятия цвета, то они объясняются, скорее всего, по-разному. В свое оправдание мы можем сказать, что лучше хотя бы пытаться объяснить доступными средствами то, что можно, чем не пытаться это делать вообще.

    Так пожелаем же психологам, считающим проблему скуки психологической проблемой более высокого сорта по сравнению с проблемами восприятия цвета или запаха, создать со временем теорию скуки, не уступающую по точности формулировок и корректности их экспериментальных проверок современной теории восприятия цвета или стереохимической теории обоняния.

    С другой стороны, нерешенность психофизической проблемы привела к появлению другой, достаточно радикальной точки зрения — уверенности в возможности объяснения всех перцептивных (и не только) явлений в терминах физиологии. Против нее можно также привести очень серьезные доводы.

    Недавно в каком-то телефильме про жизнь милиционеров и уголовников прозвучала такая фраза: «Он его отоварил гантелей в репу». Интересно, а смог бы автор бессмертного романа-эпопеи в четырех томах, сформировавшийся как речевой субъект в первой половине девятнадцатого столетия, понять это сообщение, не напрягаясь? За точность цитаты я не ручаюсь. Смысл высказывания в том, что кто-то ударил кого-то тяжелым предметом (гантелей) по голове (это для читателя, плохо владеющего современным русским).

    Восприятие речи — одна из важнейших разновидностей человеческого восприятия. Как речевой субъект человек формируется в определенной языковой среде. В овладении субъектом тем или иным языком есть все, начиная от этических норм и сложнейшей семантики и кончая неосознаваемыми сенсомоторными и перцептивными навыками письма, говорения без акцента, чтения и понимания устных высказываний.

    В процессе овладения речью формируются соответствующие физиологические механизмы. Но они формируются не спонтанно, а вследствие включения субъекта в данную языковую среду. Языковая среда — среда социальная, прошедшая длительный путь культурно-исторического развития, а включение в нее субъекта — деятельность познания и общения.

    Среда является носителем языка. Эта среда неоднородна: она хранит чистоту языка в творениях своих умнейших представителей, она же и опускает его до ругани в городском транспорте и

    111

    пьяной матерщины в подворотне. Силами целых научно-исследовательских и учебных институтов она следит за соблюдением фонетических, грамматических и лексических норм. Она же нарушает эти нормы в каждой фразе самыми разношерстными силами — от бомжей и братвы до работников телевидения и представителей высших эшелонов государственной власти. Добавим, что именно среда нормирует, где, когда, кому, что именно и каким тоном сказать можно, а чего, напротив, говорить не следует. Нам же сейчас неважно, что за язык и какую конкретную его модификацию «носит» данная среда или социальная прослойка: английский, китайский, иврит, хинди, язык современных математиков, уголовный жаргон или сленг молодежной тусовки. Важно, что именно среда определяет речевое развитие субъекта, а следовательно, и формирование нейрофизиологических структур, обеспечивающих все аспекты речевого поведения.

    Очевидно, что одних только физиологических понятий здесь будет явно недостаточно, поскольку в нейронной сети окажутся закодированными возникшие и зафиксированные в процессе культурно-исторического развития социальные и лексические нормы. Вспомним также теорию мышления Ж. Пиаже, изложение которой он начинает с констатации очевидного факта, что ни один нейрофизиолог никогда в жизни не объяснит, почему 2×2=4.

    Энергетические и информационные аспекты восприятия. В связи с принятым нами определением перцептивного процесса обозначим еще одну проблему и сделаем еще одно предварительное замечание.

    В наше рабочее определение восприятия заложено взаимодействие объекта восприятия с сенсорно-перцептивной системой наблюдателя. Любое взаимодействие является энергетическим обменом между объектами. Сенсорно-перцептивные системы не исключение. Взаимодействие этих систем с воспринимаемым объектом осуществляется через рецептор. В соответствии с общепринятым определением, рецептором называется анатомо-физиологический субстрат, обеспечивающий преобразование энергии внешнего воздействия в нервные импульсы. Других определений в современной науке нет.

    Вполне закономерно возникает вопрос, как может восприниматься то, что энергией не является? Мы видим, например, окружающее нас пространство, а это не энергия. С восприятием времени еще сложнее: мало того, что время не энергия, так у нас еще и рецептора такого в помине нет.

    В порядке решения этой проблемы наше определение уже содержит утверждение о том, что восприятие — это не только энергетический, но и информационный процесс. Для реализации любого информационного процесса нужна энергия. Но информационные процессы не сводимы к энергетическим. Энергетические носители

    112

    одних и тех же информационных процессов могут иметь совершенно разную физическую природу, а один и тот же энергетический носитель может передавать различную информацию. Сложить два числа можно на ЭВМ, на арифмометре, «в уме» и на счетах. Ответ будет одинаковым, поскольку реализован один и тот же информационный процесс. При этом физическая природа носителей этого процесса совершенно разная.

    Заключение.

    Является ли восприятие высшей психической функцией?

    <…>

    В заключение выскажем некоторые дополнительные соображения по поводу процессов формирования перцептивных навыков. Попробуем ответить на вопрос, является ли человеческое восприятие высшей психической функцией.

    Попытаемся провести аналогию между двигательными, с одной стороны, и перцептивными, с другой, действиями и операциями. Для этого нам нужно будет воспользоваться выделенными А.Н. Леонтьевым различными способами формирования операций (Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975).

    У животных двигательные операции появляются на стадии перцептивной психики и определяются как способ осуществления деятельности, задаваемый условиями ее протекания. Эти операции являются результатом неосознаваемой адаптации к этим условиям.

    Такие операции есть также и у человека. Для них характерно то, что они формируются стихийно или являются врожденными. В любом случае они чрезвычайно трудно поддаются осознанию.

    В качестве примера аналогов таких операций в восприятии можно привести перцептивные навыки, стихийно формирующиеся на ранних этапах развития. Они обслуживают прямохождение, непосредственное видение размера и формы объекта, зрительно афференти-руемые хватательные движения, обход препятствий и т.д.

    <…>

    Основу появления и развития таких операций составляют врожденные познавательная потребность и способность соотносить собственные движения с их стимульными последствиями. Частным случаем этого является интерес к перцептивным последствиям собственных движений, угасающий по мере установления связи между ними.

    Вероятнее всего, по такой же схеме идет становление перцептивных навыков у животных. Однако следует отметить, что перцептивное развитие человека задается не только экологической, но также и культурно-исторической средой, в которой это развитие происходит. Сразу отметим, что для человека экологическая среда в

    113

    большинстве случаев представляет собой жилище в том или ином поселении: среда обитания человека оказывается созданной самим человеком в процессе его культурно-исторического развития.

    Однако, на наш взгляд, содержание процесса перцептивного научения у человека этим не исчерпывается.

    У человека, в отличие от животных, имеются операции, проходившие в своем формировании стадию сознательных действий. Любые действия, по мере их повторения, автоматизируются, сворачиваются, а при их включении в более крупные деятельностные образования становятся операциями и перестают осознаваться.

    <…>

    Роль культурно-исторических факторов, имеющих фундаментальное значение для понимания не только перцептивного научения, но и всего психического развития человеческого индивида, подчеркивал еще Л.С. Выготский. Их учет послужил основой для формулировки культурно-исторической концепции сознания и присущих исключительно человеку высших психических функций. Отметим, что выделение различных групп испытуемых по критериям образованности, опыта проживания в городах и т.д. позволили А.Р. Лурии и его сотрудникам обнаружить серьезные различия не только в мышлении, но и в особенностях восприятия у различных лиц, обусловленные названными факторами.

    Л.С. Выготский выделяет природные психические и высшие психические функции. Эти функции различаются по трем критериям. Посмотрим, насколько человеческое восприятие удовлетворяет этим критериям.

    (1) Генезис

    Природные (натуральные) психические функции появляются и развиваются в филогенезе под влиянием одного-единственного фактора — фактора биологической адаптации. Генетическая передача накопленного опыта потомству минимальна.

    Высшие психические функции, в отличие от природных, возникают и развиваются в процессе развития человечества, причем индивид, вовлекаясь в процесс общения, усваивает опыт, накопленный человечеством. Этот процесс называется интериоризацией. Взрослый, передающий ребенку знания, навыки, общающийся с ним, реализует процесс экстериоризации. У человека удельный вес опыта, приобретаемого вне процессов интериоризации, в отличие от животных, по всей видимости, минимален.

    Восприятие как природная психическая функция у человека включает в себя выделение сенсорных качеств, сенсорное различение стимулов по качеству и по интенсивности, выделение контура, различение цветов, запахов, теплого и холодного, навыки, формирующиеся как неосознаваемые адаптационные процессы, и т.д.

    114

    Как уже неоднократно отмечалось, врождена познавательная потребность (это совсем не отменяет ее развитие по мере взросления!), а также способность устанавливать соотношение между собственными движениями и их сенсорно-перцептивными результатами. Без этих врожденных функций никакое перцептивное научение у человека, по-видимому, невозможно.

    И здесь самым важным, на наш взгляд, является то, на какие именно объекты окажется направленным мощнейшее природное любопытство ребенка. А это — предметы быта, жилище, пространство внутри жилища и снаружи, человеческая речь, язык, на котором взрослые практически сразу начинают общаться с ребенком, и т.д. То, чему учится ребенок, оказывается, таким образом, изначально заданным средой, в которой он находится.

    Эта среда является результатом культурно-исторического развития. Неважно, где именно находится жилище: в большом европейском городе или в глухой африканской деревушке. От этого зависит содержание опыта, но не механизм его приобретения. Ребенок как бы встраивается в ту культурно-историческую среду, в которой он растет.

    В качестве доказательства можно сослаться на результаты кросскультурных исследований восприятия. Как уже говорилось, такие перцептивные эффекты, как иллюзия Мюллера—Лайера, иллюзия комнаты Эймса и многие другие, наблюдаются только у представителей тех культур, в которых принято строить прямоугольные жилища.

    Весьма вероятным является также и предположение о том, что многие перцептивные действия и операции, как только что говорилось, являются результатом автоматизации интеллектуальных актов, содержание и правила осуществления которых практически полностью детерминированы культурно-исторической средой.

    (2) Строение

    Все высшие психические функции, в отличие от природных, имеют опосредствованное строение, то есть осуществляются с использованием средств. Сами эти средства также являются результатом культурно-исторического развития. Их носителем является социальная среда, и первоначально они представлены развивающемуся субъекту во внешнем плане. В процессе интериоризации происходит их перевод во внутренний план. Внутренние формы психической активности становятся опосредствованными, что, однако, не предполагает полного вытеснения природных психических функций высшими.

    Посмотрим, удовлетворяет ли этому критерию человеческое восприятие.

    Если по крайней мере некоторые перцептивные акты появляются как результат автоматизации мыслительных операций (что,

    115

    как мы видели, весьма правдоподобно), то можно делать вывод о том, что восприятие соответствует и этому критерию различения высших и природных психических функций.

    Генезис перцептивных действий и операций, конечно же, не исчерпывается автоматизацией актов мышления. Ведь в таком случае необходимо признать существование вполне сформировавшегося логического мышления еще до того, как сформировалось восприятие, а это утверждение вызывает очень большие сомнения.

    В периодизации развития мышления выделяется такая стадия, как сенсомоторный интеллект (в отечественной литературе эту форму интеллекта называют часто наглядно-действенным мышлением). В это время формируется, скорее, не мышление как таковое, а восприятие, входящее в состав локомоций и манипуляций объектами, формируется прямохождение, наконец, появляется речевое поведение: ребенок начинает называть предметы. Такой функции речевого означивания предметов нет ни у одного животного. Едва ли есть необходимость специально отмечать, насколько огромно значение этого события для становления процессов перцептивной категоризации.

    Примерно в это же время происходит еще одно очень важное событие. Родители, как правило, с развлекательной целью, показывают ребенку книжки с красочными картинками и сопровождают этот процесс речевым общением: «Смотри, это — зайка. Где у зайки ушки? А это — мишка. Где у мишки носик? А у тебя где носик?» и т.д. Родители, в подавляющем большинстве случаев не отдавая себе в этом отчета, делают великое дело: они учат ребенка перцептивной работе с изображением объекта на плоскости, то есть формируют очень важные перцептивные навыки извлечения информации из изображений объектов. В предыдущем разделе мы уже говорили о том, что правила построения изображений могут быть самыми разными, они разные в разных культурах, и для того чтобы извлекать информацию из плоских изображений, необходимо овладеть правилами ее извлечения.

    Перцептивный процесс, таким образом, оказывается опосредствованным через речевое общение культурно-исторически сложившейся системой перцептивных категорий.

    Таким образом, и по этому критерию восприятие человека может рассматриваться как высшая психическая функция.

    (3) Характер протекания

    Высшие психические функции имеют произвольный характер протекания. В отличие от них, природные психические функции непроизвольны.

    Среди высших психических функций обычно в первую очередь называют произвольную память, словесно-логическое мышление и

    116

    произвольное внимание (отметим, что восприятие среди высших психических функций не упоминается).

    Из названных психических функций для нас наиболее важным является внимание.

    По поводу природы внимания в целом в психологии ведется длительная дискуссия. Общепринятое определение внимания до сих пор отсутствует. Причина в том, что в отличие от любого другого психического процесса внимание не имеет собственного содержания. Если речь идет о внимании, то обязательно уточняется, какое именно внимание имеется в виду: зрительное, слуховое, мнеми-ческое и т.д.

    Существует мнение, согласно которому внимание как психический процесс не существует вообще. Любые попытки определить внимание через такие его свойства и эффекты, как селективность, устойчивость, отчетливость представленности в сознании того или иного содержания и т.д., наталкиваются на серьезные возражения. Так, любая форма активности вообще, и перцептивная активность в частности, не может быть направлена одновременно на все, что существует в природе. Селективность любого психического процесса заложена уже в самом определении деятельности. Деятельность — это процесс, направленный на достижение мотива, а не всего, что есть на белом свете. Примерно то же самое можно сказать о продуктивной стороне деятельности: любая деятельность, в том числе и перцептивная, требует известной мотивации, и если уровень мотивации будет недостаточным, то процесс будет протекать вяло и окажется малопродуктивным.

    Мы не будем вдаваться здесь в методологическую дискуссию о существовании или несуществовании внимания как самостоятельного психического процесса, тем более что это не меняет практически ничего в конкретных экспериментальных исследованиях и тех выводах, которые делаются из полученных результатов.

    Гораздо больший интерес для наших целей представляет деление внимания на непроизвольное и произвольное.

    Внимание может быть непроизвольным. В этом случае оно квалифицируется как природная психическая функция (вспомним щенка, обнюхивающего ежика). Именно с таким вниманием мы сталкивались при констатации врожденной познавательной потребности у младенцев. Непроизвольное, природное внимание сохраняется и у взрослых. Его называют часто, например, реакцией на новизну, или ориентировочной реакцией, или рефлексом.

    В отличие от непроизвольного, произвольное внимание отвечает сознательно поставленной задаче и традиционно относится к высшим психическим функциям (и это несмотря на отсутствие определения внимания как такового!)

    117

    Любая задача может быть поставлена только в отношении какого-либо предметного содержания, и никак иначе. Задача может быть двигательной, мнемической, мыслительной, наконец, перцептивной.

    А теперь попробуем найти смысловое, содержательное различие между следующими высказываниями. Экскурсовод ведет туристическую группу и говорит: «Обратите внимание, слева от вас находится…» или: «Господа, посмотрите, сейчас слева от вас.». Ведь никакой разницы нет.

    Складывается парадоксальная ситуация: мы относим к высшим психическим функциям процесс, содержание которого определить не в состоянии, но не относим к высшим психическим функциям процесс, принадлежность которого к высшим психическим функциям не вызывает никаких сомнений.

    Что такое внимание, мы по-прежнему не знаем. Но на вопрос, что такое произвольное перцептивное внимание можно ответить достаточно точно. Это произвольное управление перцептивным процессом его субъектом.

    Таким образом, выполняется последний, третий, критерий выделения высших психических функций.

    В некоторых изданиях в качестве критерия высших психических функций выделяется их системное строение. Здесь необходимо учесть, что системной является любая форма психики, будь то психика амебы или высших приматов, включая человека. Безусловно, высшие психические функции имеют системное строение, однако сама по себе системность не является критерием их отличия от природных психических функций.

    118

    Восприятие | Britannica

    Perception , у людей процесс, посредством которого сенсорная стимуляция преобразуется в организованный опыт. Этот опыт или восприятие является совместным продуктом стимуляции и самого процесса. Связи, обнаруженные между различными типами стимуляции (например, световыми волнами и звуковыми волнами) и связанными с ними восприятиями, позволяют сделать выводы о свойствах процесса восприятия; теории восприятия могут быть разработаны на основе этих выводов.Поскольку процесс восприятия сам по себе не является публичным и не наблюдаемым (за исключением самого воспринимающего, чьи восприятия даны непосредственно в опыте), обоснованность теорий восприятия может быть проверена только косвенно. То есть предсказания, полученные на основе теории, сравниваются с соответствующими эмпирическими данными, довольно часто посредством экспериментальных исследований.

    Исторически систематическое мышление о восприятии было прерогативой философии. Действительно, восприятие по-прежнему представляет интерес для философов, и многие вопросы о процессе, которые первоначально были подняты философами, по-прежнему актуальны.Однако как научное предприятие исследование восприятия особенно развилось как часть более широкой дисциплины психологии.

    Философский интерес к восприятию в значительной степени проистекает из вопросов об источниках и достоверности того, что называется человеческим знанием (см. Эпистемологию). Эпистемологи спрашивают, существует ли реальный физический мир независимо от человеческого опыта, и если да, то как можно изучить его свойства и как определить истинность или точность этого опыта.Они также спрашивают, существуют ли врожденные идеи или весь опыт возникает в результате контакта с физическим миром, опосредованного органами чувств. По большей части психология игнорирует такие вопросы в пользу проблем, с которыми можно справиться ее особыми методами. Однако остатки таких философских вопросов все же остаются; Например, исследователи по-прежнему озабочены относительным вкладом врожденных и усвоенных факторов в процесс восприятия.

    Однако такие фундаментальные философские утверждения, как существование физического мира, принимаются как должное среди большинства тех, кто изучает восприятие с научной точки зрения.Обычно исследователи восприятия просто принимают видимый физический мир, особенно в том виде, в каком он описан в тех областях физики, которые связаны с электромагнитной энергией, оптикой и механикой. Проблемы, которые они рассматривают, связаны с процессом формирования восприятия в результате взаимодействия физической энергии (например, света) с воспринимающим организмом. Еще интереснее степень соответствия между восприятием и физическими объектами, с которыми они обычно связаны. Насколько точно, например, визуально воспринимаемый размер объекта соответствует его измеренному физическому размеру (например,г., меркой)?

    Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

    Вопросы последнего типа подразумевают, что перцептивные переживания обычно имеют внешние референты и что они осмысленно организованы, чаще всего как объекты. Значимые объекты, такие как деревья, лица, книги, столы и собаки, обычно видны, а не воспринимаются по отдельности как точки, линии, цвета и другие элементы, из которых они состоят. Говоря языком гештальт-психологов, непосредственный человеческий опыт складывается из организованных целых ( Gestalten ), а не из совокупностей элементов.

    Основной целью гештальт-теории 20 века было определение процессов мозга, которые могли бы объяснить организацию восприятия. Теоретики гештальта, главные из которых немецко-американские. психолог и философ, основоположник гештальт-теории Макс Вертхаймер и немецко-американский. психологи Курт Коффка и Вольфганг Кёлер отвергли ранее высказанное предположение о том, что организация восприятия является продуктом выученных отношений (ассоциаций), составные элементы которых были названы простыми ощущениями.Хотя гештальтисты согласились с тем, что простые ощущения с логической точки зрения могут пониматься как содержащие организованные восприятия, они утверждали, что сами восприятия являются основой опыта. Например, не воспринимается так много дискретных точек (как простые ощущения); восприятие — это пунктирная линия.

    Не отрицая того, что обучение может играть определенную роль в восприятии, многие теоретики придерживались позиции, согласно которой организация восприятия отражает врожденные свойства самого мозга. Действительно, восприятие и функции мозга гештальтисты считали формально идентичными (или изоморфными) настолько, что изучать восприятие — значит изучать мозг.Многие современные исследования восприятия направлены на то, чтобы вывести определенные особенности функции мозга из такого поведения, которое люди сообщают о своем сенсорном опыте (интроспекции). Все больше и больше таких выводов, к счастью, сопоставляются с физиологическими наблюдениями за самим мозгом.

    Многие исследователи в значительной степени полагались на интроспективные отчеты, рассматривая их как объективные описания публичных событий. В 1920-х годах возникли серьезные сомнения по поводу такого использования самоанализа У.С. психолог Джон Б. Уотсон и другие, которые утверждали, что это дает только субъективные оценки и что восприятия неизбежно являются частным опытом и не обладают объективностью, обычно требуемой от научных дисциплин. В ответ на возражения по поводу субъективизма возник подход, известный как бихевиоризм, который ограничивает свои данные объективными описаниями или измерениями явного поведения организмов, отличных от самого экспериментатора. Устные сообщения не исключаются из рассмотрения, если они рассматриваются строго как публичное (объективное) поведение и не интерпретируются как буквальные и надежные описания личного (субъективного, интроспективного) опыта говорящего.Бихевиористский подход не исключает научного исследования восприятия; вместо этого он скромно относит перцептивные события к статусу умозаключений. Очевидно, что восприятие других невозможно наблюдать, хотя их свойства могут быть выведены из наблюдаемого поведения (вербального и невербального).

    Одно из наследий бихевиоризма в современных исследованиях восприятия — это сильная зависимость от очень простых реакций (часто невербальных), таких как нажатие кнопки или рычага. Одним из преимуществ этого спартанского подхода является то, что он может быть применен к организмам, отличным от человека, и к человеческим младенцам (которые также не могут давать устные отчеты).Однако это ограничение не отрезает исследователя от богатого запаса гипотез о восприятии, вытекающих из его собственных интроспекций. Бихевиоризм не запрещает источники гипотез; он просто указывает, что для проверки этих гипотез должны использоваться только объективные данные.

    Поведенческие методы изучения восприятия склонны в минимальной степени задействовать сложные, субъективные, так называемые высшие психические процессы, которые кажутся характерными для взрослых людей; таким образом они склонны дегуманизировать теорию восприятия и исследования.Таким образом, когда внимание ограничивается объективными стимулами и реакциями, можно легко провести параллели между восприятием (живыми организмами) и обработкой информации (такими устройствами, как электронные компьютеры). Действительно, именно благодаря этому подходу к обработке информации в настоящее время делаются некоторые из наиболее интересных теоретических вкладов (например, абстрактные модели восприятия). Ожидается, что из этих человеко-машинных аналогий могут появиться такие практические приложения, как создание искусственных «глаз» для слепых.Компьютерные машины, которые могут различать визуальные шаблоны, уже созданы, например, те, которые «считывают» кодовые числа на банковских чеках.

    Опыт восприятия и обоснование восприятия (Стэнфордская энциклопедия философии)

    Для наших целей теория перцептивного опыта направлена ​​на идентифицировать особенность, которая является конститутивной перцепционной опыт: он присущ всем перцептивным переживаниям и определяет по крайней мере, часть их натуры.В этом разделе мы рассмотрим различные потенциальные связи между теориями опыта и эпистемология восприятия, которую можно описать с помощью следующих шаблон:

    Связь между эпистемологией и разумом
    Если опыт оправдывает представления о внешнем мире, тогда переживания обладают свойством \ (P \).

    Идея здесь в том, что опыт должен быть определенным, чтобы чтобы оправдать убеждения. Теперь философы могли бы согласиться с конкретным экземпляр E-M Link , но не согласен о том, является ли опыт таким, каким он должен быть, чтобы оправдать представления о внешнем мире.Например, Дэвидсон (1986) и Макдауэлл (1994) соглашаются, что опыт оправдывает убеждения о внешний мир только в том случае, если опыт имеет содержание, которое можно оценить за правду. Дэвидсон (1986) утверждает, что опыт не оправдывает представления о внешнем мире на том основании, что в них отсутствует достоверно оцениваемое содержание, тогда как МакДауэлл (1994) утверждает, что опыт должен иметь достоверное содержание, учитывая, что он оправдывают представления о внешнем мире (подробнее об их споре в п.1.2).

    Мы можем организовать обсуждение таких договоренностей и разногласий. вокруг следующего трио претензий:

    Эпистемология
    Наш опыт оправдывает представления о внешнем мире.

    Связь между эпистемологией и разумом
    Если наш опыт оправдывает представления о внешнем мире, то наши переживания обладают свойством \ (P \).

    Разум
    Наш опыт не имеет собственности \ (П \).

    Если Эпистемология и Epistemology-Mind Link верны, тогда Разум ложен.Что-то будет идти. Подходы будут варьироваться в зависимости от их вердикта о том, что именно должен уйти.

    Ниже мы рассмотрим наиболее известные примеры трио. Мы начнем с теорий чувственных данных, а затем перейдем к грубым ощущениям. теории и теории, в которых опыт имеет пропозициональную содержание. Мы закроем часть, рассмотрев сознательное характер переживаний.

    1.1 Теории чувственно-данных

    О теориях чувственных данных, всякий раз, когда у вас есть визуальный опыт как если есть что-то красное, значит, действительно есть что-то настоящее красное — чувственное данное.Теперь во многих случаях иллюзии и галлюцинации, обычного красного не будет для вас, чтобы испытать, даже если вам кажется, что это красный вещь присутствует. Итак, чувственные данные будут либо ментальными объектами, либо во всяком случае, очень странные нементальные объекты. В более общем плане Теория чувственных данных — это любая точка зрения, которая принимает следующее:

    Феноменальный принцип
    Всякий раз, когда вы визуально испытываете это, бывает, что что-то \ (F \), тогда есть что-то \ (F \), которое вы испытываете (Робинсон 1994).

    Давайте сначала рассмотрим эпистемологический случай чувственных данных. теории. Здесь направление потока — от эпистемологии к философия разума. Мы можем найти это в следующей известной цитате из Цена H.H.:

    Когда я вижу помидор, я во многом сомневаюсь … Одно однако я не могу сомневаться: существует красное пятно круга и несколько выпуклая форма, выделяющаяся на фоне других цветовых пятен и имеющий определенную визуальную глубину, и что все это поле цвета представлено моему сознанию … (Цена 1932 г .: 3).

    По мнению Прайса, опыт восприятия дает нам возможность с некоторой уверенностью. Когда Прайс видит помидор, он может быть уверен, что присутствует что-то красное и круглое. По мнению критиков Аргумент, Прайс не имеет права быть уверенным в чем-либо подобном. Для Например, его опыт может просто представлять, что существует присутствует что-то красное и круглое, где такое представление может произойти даже если ничего красного и круглого нет (подробнее об этом возражении см. запись на проблема восприятия (раздел 3.1.2).

    Давайте теперь обратимся к статусу представлений об обычных объектах в внешний мир, и поток от философии разума к эпистемология. Мы можем организовать нашу дискуссию следующим образом: экземпляр трио:

    Эпистемология
    Опыт оправдывает представления о внешнем мире.

    Связь между эпистемологией и разумом 1
    Если опыт оправдывает представления о внешнем мире, тогда переживания не относятся к чувственным данным.

    Разум 1
    Опыт — это отношение к чувственным данным.

    В принципе теоретик чувственных данных мог бы принять E-M Link 1 и Mind 1 , и заключаем что Epistemology — ложь. Для Например, она могла бы заняться теорией согласованности оправдания на которые наши представления о внешнем мире оправдываются их согласованность друг с другом, а не на опыте (подробнее об этом движении см. вход на смысловые данные (раздел 3.2).

    В обычном разговоре философы подтвердить Эпистемология и E-M Link 1 , и заключите что Mind 1 ложно (см. Беркли 1710/2008: раздел 18 или Рид 1764/1997: гл. 1). Теории чувственных данных говорят нам, что то, что мы непосредственно осознаем в восприятии опыт — это не обычные внешние объекты. Как обычно используется метафора, теории чувственных данных рисуют пелену идей по всему миру. Обычное возражение утверждает, что эта вуаль делает его нам невозможно получить знания или обоснованные убеждения из опыт о внешнем мире.Такие философы, как Беркли и Рид отвергает теории чувственных данных на том основании, что у нас есть эпистемический доступ к миру.

    В ответ теоретик чувственных данных может отрицать E-M Link 1 . В частности, теоретик может сказать, что опыт оправдывает убеждения о внешнем мир, когда дополнен размышлениями о том, как их лучше всего объяснить (Рассел 1912). Назовите это подходом МБП, поскольку он касается Выводы для лучшего объяснения нашего опыта (см. Vogel 1990 для более современного обсуждения).Оставляя в стороне дискуссии о том, как может быть объяснение, и почему оно может быть лучшим, ответ может не зайти достаточно далеко.

    Чтобы понять, почему подход IBE может не зайти достаточно далеко, рассмотрим идея о том, что опыт дает необоснованное обоснование для убеждений о внешнем мире. Если опыт дает необоснованное обоснование убеждений о внешнем мире, они оправдывают убеждения путем, который не предполагает дальнейших верования. Сравните, как ваша острая боль может оправдывать вас прямо в полагая, что вам больно, без дальнейших убеждений роль.Сравните, как ваш градусник может оправдать вашу веру. иметь лихорадку только в сочетании с тем, что у вас есть основания полагать термометр работает. Обоснование без вывода является оправданием это не связано с дополнительными убеждениями (подробнее см. Pryor 2005). деталь).

    Что касается подхода МБП, кажется, что опыт в лучшем случае дает нам логическое обоснование убеждений о внешнем мире. Это потому, что они оправдывают нас только в сочетании с чем-либо убеждения, которые вносит их лучшее объяснение.Возможно, опыт лучше (Johnston 2006). Возражение идей может тогда быть лучше поставить так:

    Эпистемология1
    Опыт дает неубедительное обоснование убеждений о внешний мир.

    Связь между эпистемологией и разумом 2
    Если опыт дает неубедительное обоснование убеждений о внешний мир, тогда переживания не относятся к чувственные данные.

    Итак,

    not-Mind 1
    Переживания не связаны с чувственными данными.

    Даже до сих пор неясно, почему теории чувственных данных должны исключать получение необоснованного обоснования из опыта. Возможно, если Теория чувственных данных верна, мы в лучшем случае видим внешние объекты косвенно, посредством видения чувственных данных. Но это точка в философия разума о видении и еще не точка эпистемология. Наше оправдание убеждений все еще может быть без вывода (Мур, 1953; Силинс, 2011). Решающий вопрос для эпистемология о роли фоновых убеждений и ментальных процесс косвенного восприятия не обязательно должен использовать фон верования.Например, воспринимаете ли вы объекты косвенно средства чувственных данных могли бы вместо этого быть просто вопросом того, как чувственные данные вызываются, оставляя открытой возможность того, что вы получите необоснованное обоснование убеждений о внешнем мире из чувственных данных.

    Давайте теперь уменьшим масштаб для оценки общей картины эпистемологии. последствия теорий чувственных данных.

    Мысль, скрывающая пелену идей, заключается в том, что если опыт не могут поставить нас в прямой контакт с реальностью, то они не могут оправдать убеждения о внешней реальности.Эта мысль предназначена для того, чтобы Мы пришли к выводу, что теория чувственных данных ложна. Но это может пойти очень далеко.

    Первое ответвление касается видения предметов. По мнению многих видов, мы видим обычные протяженные объекты, видя их поверхности, вместо того, чтобы видеть их напрямую (см. Moore 1918 или Broad 1952, и Clarke 1965 или Campbell 2004 для спора). Что касается видения предметов их обращенные поверхности играют ту же роль, что и сенсорные данные на многие версии теории чувственных данных — посредники не идентичны объектам, которые все еще позволяют нам видеть объекты, видя их.Но теперь, если мы одобряем завесу возражений идей, поверхности предметов будут вуалью над остальными внешними реальность. Назовите это вуалью поверхностей . Наш опыт не сможет дать нам доступ к тому, живем ли мы в мире когда-либо сдвигающиеся фасады или вместо этого мир трехмерных объектов как они обычно задумываются. Декарт, возможно, ставит эту проблему когда он пишет:

    Я помню это, когда смотрел из окна и говорил, что вижу мужчин, которые проходят на улице, я их действительно не вижу, но предполагаю, что я Смотрите, это мужчины, точно так же, как я говорю, что вижу воск.И все же что я вижу из окно, а шапки и пальто, которые могут закрывать автоматы? (PW, стр. 21)

    Если завеса идей преуспеет против чувственных данных теории, это может также исключить теорию, которую мы непосредственно воспринимаем только поверхности. Неясно, может ли возражение дать нам понять, что далеко.

    Завеса возражений против идей также имеет противоречивые последствия для случаи иллюзий или галлюцинаций. Когда что-то кажется тебе красным когда это не так, или когда у вас галлюцинация окровавленного кинжала в перед вами ваш опыт не может поставить вас в прямой контакт с реальность как она есть.Согласно многим подходам, ваш опыт может тем не менее — обманчиво — оправдывать вас, полагая, что реальность такой, каким он выглядит визуально. Однако если мысль о вождении завеса идей возражения верна, опыты оправдываются только в те случаи, когда вы видите вещи такими, какие они есть. Это довольно требовательная точка зрения, исключающая оправдание в широком диапазоне случаи, когда многие думают, что он присутствует. (Для более подробного обсуждения мнений которые исключают обоснование восприятия из случаев иллюзии или галлюцинации, см. раздел 2.2.).

    1.2 Теории грубых чувств

    Согласно теориям чувственных данных, все визуальные переживания связывают нас с объекты со свойствами, приписываемыми нашим визуальным опытом. В противоположная крайность, можно было бы считать, что переживания «сырые» чувствует », никак не представляя нам мир. Чтобы получить почувствуйте эту мысль, рассмотрите опыт «Видящие звезды». Согласно некоторым взглядам, ваш опыт это просто сенсация, неспособность представить вам ваше окружение (ср.Smith 2002: 130–1). С этих взглядов выражение «видение звезды »здесь крайне вводит в заблуждение, поскольку вы буквально не видите звезды, и даже образно ничего другого не видят — это не как будто ваш опыт касается чего-то в этой сцене. По необработанным теория чувств, все визуальные переживания на самом деле такие, а не только исключительные. По словам Bonjour, мы фиксируем то, что опыт похож на «с точки зрения цветных пятен, расположенных в двумерное визуальное пространство »(2001: 32). (Для обзора просмотров которые могут подпадать под заголовок «теория сырого ощущения» как используется здесь, см. запись на содержание восприятия (раздел 2.1).

    В отрывке из «Теории когерентности истины и Знание », Дональд Дэвидсон может быть истолкован как использующий теорию грубого чувства. аргументировать скептический эпистемологический вывод:

    Связь между ощущением и убеждением не может быть логичной, поскольку ощущения — это не убеждения или другие пропозициональные установки. Что тогда такое отношение? Ответ, как мне кажется, очевиден: связь причинный. Ощущения вызывают некоторые убеждения и в этом смысле являются основой или основание этих убеждений.Но причинное объяснение веры не показывать, как и почему это убеждение оправдано. (1986: 310)

    Само по себе мнение о том, что ощущения являются грубыми, умалчивается о может ли опыт оправдать убеждения о внешнем Мир. Чтобы сделать выводы об эпистемологии, необходимо провести некую увязку. нужен принцип. Идея Дэвидсона заключается в том, что источник может поставлять оправдание только в том случае, если оно имеет пропозициональное содержание, так что источник оценивается как точный или неточный, в зависимости от того, соответствующее предложение верно.При таком способе постановки задач опыт имеет «пропозициональное содержание», поскольку имеет содержание это поддается оценке на предмет истины (для дальнейшего обсуждения того, как разъяснять идею о том, что опыт имеет пропозициональное содержание, см. запись на содержание восприятия; Бирн 2009; Pautz 2009; или Siegel 2012). Данный Требование Дэвидсона, опыт не смог бы оправдать убеждения, если бы они были просто грубыми ощущениями или ощущениями. (Для важных прецедентов Дэвидсон, см. Селларс 1956 и Поппер 1959: глава 5.Для дальнейшее современное обсуждение см. Bonjour 1985; McDowell 1994; Brewer 1999; и Прайор 2005.).

    Мы можем обрисовать проблемы, поднятые Дэвидсоном, следующим образом: экземпляр нашего трио:

    Эпистемология
    Опыт оправдывает представления о внешнем мире.

    Связь между эпистемологией и разумом 3
    Если опыт оправдывает представления о внешнем мире, тогда опыт имеет пропозициональное содержание.

    Mind 2
    Переживания — это сырые ощущения без пропозиционального содержания.

    Дэвидсонский ответ троице — принять E-M Link 3 и Mind 2 , но чтобы отрицать Эпистемология .

    Другой ответ на трио принимает E-M Link3 , но использует Epistemology для отклонить Mind 2 . Эта позиция была заняты Макдауэллом 1994 г. и Брюером 1999 г. (хотя позже они пересмотрели их взгляды в Brewer 2006 и McDowell 2009).

    Давайте сосредоточимся на дискуссии о E-M Link 3 , точка соприкосновения между Дэвидсоном, Макдауэллом и Брюером.Это могут сопротивляться теоретики сырого чувства, а также не сырое чувство теоретики, которые не приписывают пропозициональное содержание опыты.

    Зачем вообще верить E-M Link 3 ? Собственное дело Дэвидсона апеллирует к утверждению о том, что в целях опыт, чтобы оправдать убеждение, опыт должен сделать более вероятным или влекут за собой содержание убеждения (он также использует дальнейшее предположение, что только пропозициональное содержание может делать такое вещь). Непонятно, почему все теоретики грубого чувства должны принимать потребность.Вспомните опыт «видения звезд», и предположим, что это действительно необработанное ощущение. Опыт может по-прежнему оправдывать уверенность в том, что у вас именно это опыт, будь то ощущение сырости или нет. Аналогично, если боли лучше всего понимаемые как сырые чувства, они, возможно, все еще могут оправдать вас в полагая, что они у вас есть. Теперь, если бы опыта не хватало пропозициональное содержание и по-прежнему оправдывает вас, полагая, что у вас есть их, почему они не могли еще оправдать убеждения о внешнем Мир? В частности, по крайней мере, если фоновые убеждения позволят играть роль, это кажется вполне возможным для убеждений о внешнего мира быть оправданным благодаря наличию выводы, связывающие определенные сырые ощущения с конкретными условиями внешний мир.Обосновывающая структура здесь будет выглядеть так: это:

    \ [ \ begin {array} {ccc} \левый. \ begin {array} {ccc} \ text {сырые ощущения} & \ rightarrow & \ text {самоопределение сырых ощущений} \\ & & + \\ & & \ text {вспомогательное убеждение} \ end {array} \ right \} & \ rightarrow & \ text {вера во внешний мир} \ end {массив} \]

    (Современный вид с такой структурой см. В Bonjour 2001).

    Можно также попытаться удовлетворить дух требования, который оправдывает увеличивают вероятность или влекут за собой без приписывания пропозиционального содержание к опыту.Здесь важно отметить богатый ассортимент способы, которыми опыт может быть направлен на мир. Многие из эти способы не обязательно должны включать пропозициональное содержание.

    Во-первых, даже если в опыте отсутствует контент, который можно оценить правда, опыт все еще может иметь содержание, которое можно оценить для точность. Burge 2010 предполагает, что содержание опыта имеет форму ‘That \ (F \)’, и являются точными на тот случай, если референт свойство \ (F \). Или подумайте, как карта или изображение могут быть точным или неточным, но не верным или ложным.Когда опыт точен в любом из этих способов, другое содержание убеждения будут правдой. Таким образом, опыту могло не хватать пропозиционального содержимое, но по-прежнему считается достаточно близким к содержанию убеждений или увеличения вероятности содержания верования.

    Во-вторых, опыты могут вообще не иметь содержания и не поддаются оценке на предмет правдивости или точности, но все же должны быть связаны в важных способы отношения к миру, такие как видение (Campbell 2002; McDowell 2009; Брюэр 2006, 2011).Согласно этим подходам ваш опыт оправдывает веру в мир только тогда, когда вы опыт — это видение мира таким, какой он есть. Вы можете увидеть мир таким, какой он есть, только если это действительно так. Здесь многие из ваших опыт может быть в высшей степени оправдан, чтобы оправдать то, у них есть какое-то содержание. (Подробнее о таких подходов, см. подраздел 2.2.).

    В общем, теоретики грубого чувства могут оказаться в хорошем положении, чтобы отвергнуть E-M Link 3 . Кроме того, даже если ощущения не являются грубыми, им также может не хватать пропозициональное содержание, и по-прежнему быть направленным на мир в некотором смысле это помогает им оправдывать свои убеждения.

    1.3 Перцепционное содержание

    Давайте теперь обратимся к более тонким связям между содержимым опыта и обоснования восприятия, сосредоточив внимание на содержании опыт, который можно оценить по истине.

    1.3.1 Необходимость содержания

    Во-первых, это содержание, \ (p \) необходимое для опыта чтобы оправдать веру в то, что \ (p \)? Вот первый шаг к захвату выпуск:

    Epistemology-Mind Link4
    Если ваш визуальный опыт \ (e \) дает вам основания верить некоторым утверждение внешнего мира о том, что \ (p \), то \ (e \) имеет содержание, которое \(п\).

    Проблема возникает из случаев, когда вы используете опыт и фоновые убеждения экстраполировать далеко за пределы любого содержания опыт мог бы иметь. Например, когда у меня есть опыт работы с New Йорк с содержанием, что светофор красный, мой фон убеждения позволяют опыту оправдать мою веру в то, что автомобили разрешено повернуть направо. Но это юридически обоснованное убеждение контент, который, скорее всего, не фигурирует в моем опыте.

    Для экстраполяции за пределами опыта благодаря вспомогательному убеждений, самый простой ответ — сосредоточиться на необъяснимых оправдание, не связанное с дополнительными убеждениями (мы отбрасываем есть ли другие способы переформулировать тезис).

    Epistemology-Mind Link5
    Если ваш визуальный опыт \ (e \) дает вам необоснованное обоснование верить некоторому утверждению внешнего мира о том, что \ (p \), то \ (e \) имеет содержимое, которое \ (p \).

    Об этом образе мыслей, если ваш опыт оправдывает вас в полагая, что \ (p \) без дополнительных убеждений, тогда в вашем опыте есть содержание \ (p \).

    Если тезис о необходимости верен, он допускает богатые связи между теориями перцептивного опыта и теориями перцептивного опыта оправдание.Рассмотрим, например, дискуссию о «высоком уровне» содержание. Грубо говоря, этот спор о том, насколько наш опыт просто представляют цвета, формы и местоположения, или они представляют собой более толстые свойства или отношения, например, вызывающие взрыв, поддельная сумка Louis Vuitton, добродетель или рад вас видеть (подробнее см. запись на содержание восприятия, Siegel 2006 или статьи, собранные в Brogaard 2013).

    Если тезис о необходимости верен, и у нас есть невыводимый оправдание веры в содержание высокого уровня, из этого следует, что некоторые из наших опытов также имеют высокоуровневое содержание.Но как установить, что наш опыт дает нам необъяснимое оправдание для некоторых убеждений высокого уровня?

    Один из способов — попытаться использовать психологическую непосредственность нашего формирование некоторых убеждений высокого уровня. Когда модница видит обвисшая сумка с надписью «Louis Vuitton» в дешевом торговом центре Шэньчжэня, она делает не надо ломать голову, фейк это, или ее вытаскивать легче, чтобы проверить, нравится ли плавящийся материал пластику. Вместо этого она формирует ее убеждение, что сумка — это подделка Louis Vuitton без каких-либо сознательное отражение.Точно так же нам не нужно ломать голову над тем, наши близкие присутствуют, когда мы их видим — мы, кажется, узнаем их на основе нашего опыта без рассуждений. Тем не менее, это может будь то вспомогательные убеждения играют роль во всех этих примерах оставаясь без сознания. Вспомогательные убеждения могут сыграть роль посредника. роль, даже не осознавая. Психологическая непосредственность формирование убеждений не должно сопровождаться логическим обоснованием (см. McDowell 1982).

    Для дальнейшего обсуждения того, как показать, что у нас есть неинференциальный обоснование из опыта некоторых убеждений на высоком уровне содержания, и о том, нужно ли содержание высокого уровня, см. Millar 2000, McDowell 2009 или Силины 2013.

    Для дальнейшей защиты утверждения о том, что опыт оправдывает убеждение только если его содержание совпадает с содержанием убеждения, см. McDowell 1994 и Brewer 1999. Критические отзывы см. В Speaks 2005. и Бирн 2005.

    1.3.2 Достаточность содержания

    Имеет контент, \ (p \) достаточный для того, чтобы оправдывая то, что вы полагаете, что \ (p \)? Вот первый шаг к захвату идея:

    Достаточно первый проход
    Если у вас есть опыт \ (e \) с содержанием, которое \ (p \), то \ (e \) дает вам основания полагать, что \ (p \).

    Тезис о достаточности не сформулирован в терминах невыводимого оправдание. Как бы там ни было, всякий раз, когда опыт оправдывает веры, это происходит только при помощи вспомогательное убеждение. Тем не менее, картина хорошо сочетается с видами на какой опыт дает необъяснимое оправдание, и мы можем понимайте это в этих терминах ниже.

    Наша диссертация требует квалификации. Например, предположим, что вы получаете убедительные доказательства того, что вы являетесь жертвой иллюзии, как когда вы узнаете, что линии иллюзии Мюллера-Лайера одинаковые по длине, хотя они выглядят по-разному длина:

    Рисунок 1.Иллюзия Мюллера-Лайера [1]

    Ваш опыт не дает вам оснований полагать, что линии различаются по длине, как только вы получите доказательства того, что они такой же по длине. Такие случаи — случаи «поражения». К учитывая такие случаи, любитель Достаточности может сказать, что

    Достаточность
    Если у вас есть опыт \ (e \) с содержанием, которое \ (p \), то \ (e \) дает вам убедительное оправдание полагать, что \ (p \).

    Здесь основная идея состоит в том, что ваш опыт дает вам оправдание если вы не получили доказательств того, что ваш опыт вводит в заблуждение.

    О защите диссертаций по линии достаточности см. Pollock. (1974), Прайор (2000) или Хьюмер (2001, 2007). Их стратегии много вес на то, что значит иметь опыт (см. в разделе 2.4 о такого рода стратегии). А другой подход смотрит на то, как опыт имеет свои содержание. Примеры этой стратегии см. В Burge 2003; Павлин 2004; Sawyer and Majors 2005; и Сети 2012: гл. 3.

    Тезис о достаточности также обещает установить богатые связи между эпистемологией и философией разума.Снова рассмотрим дискуссия о высокоуровневом содержании опыта. Если можно установить, что опыт имеет высокоуровневое содержание, тогда можно было бы используйте тезис о достаточности, чтобы прийти к выводу, что опыт оправдывают также убеждения в содержании высокого уровня.

    Предполагая, что опыт с контентом, который дает \ (p \) необоснованное обоснование веры в то, что \ (p \), тогда мы могли бы есть ответ на важный вопрос для фундаменталистских взглядов в эпистемология. Это взгляды, которые наши логически обоснованные представления о внешнем мире выводятся на основе необоснованно обоснованные убеждения (подробнее см. фундаменталистские теории эпистемологического обоснования).Какие убеждения должны быть в Фонд? Этот вопрос для фундаменталистских взглядов актуален. В качестве Нозик отмечает в Philosophical Explanations , это мало использовать, чтобы иметь основу для наших знаний шириной всего в один кирпич (1981: 3). В целом, более ограничительные фундаменталистские взгляды о широте наших основополагающих убеждений, тем труднее будет строить повседневные представления о мире. Однако если убеждения в отношении причинно-следственной связи, эмоции или мораль становятся основополагающими, проект фундаменталистов может выглядеть гораздо более многообещающим (Масрур 2011).Если бы Достаточность верна, и наш опыт содержал что касается причинно-следственной связи, эмоций или морали, мы могли бы начать запрос от таких убеждений.

    Каким бы полезным ни был тезис о достаточности для фундаменталистов, он подвергается большой критике. Многие возражения начинаются с предложения требования к обоснованию, которые не всегда выполняются, когда имеет опыт работы с данным содержанием. Такие случаи тогда были бы в котором у вас есть опыт работы с определенным контентом, но он не дает оснований полагать, что контент.Например, один может потребовать, чтобы этот опыт был случаем видения (раздел 2.2 этой записи), или потребовать, чтобы опыт быть свободным от нисходящего влияния собственного разума (раздел 2.4 этой записи).

    Здесь мы сосредоточимся на возражениях, которые включают характер перцептивное содержание. Возражение здесь известно как «проблема пятнистой курицы »(различные версии задачи см. в Chisholm 1942; Sosa in Sosa and Bonjour 2003; Markie 2009).

    Чтобы понять нашу проблему, представьте, что вы взглянули на пятнистый курицу при хорошем освещении, но не хватает времени, чтобы тщательно подсчитать количество крапинок на нем.

    Рисунок 2. «Крапчатая суссексская курица по имени Мата Хари» [2]

    Возражение против Достаточности можно сформулировать следующим образом. Во-первых, ваш в вашем опыте есть информация о том, сколько точек стоит перед вами — скажем, о том, что \ (H \) имеет 17 точек. Во-вторых, ваш опыт не оправдывает вас, полагая, что \ (H \) имеет 17 точек. Ведь формирование вера в то, что \ (H \) имеет 17 точек, без тщательного подсчета может показаться неточной скорее окажется правильным, чем предположение. Итак, заключает критик, некоторые опыт имеет содержание, которое \ (p \) без объяснения причин верить, что \ (р \).

    В ответ некоторые утверждают, что ваш опыт на самом деле молчит. о точном количестве крапинок, стоящих перед вами на курице (см. Тай 2009; подробнее об опыте и навыках счета см. Beck 2012).

    Основной вызов Достаточности можно поднять и другими способами. Другой источник примеров можно найти в работе Блока (2007), полученной эмпирическим путем. информированная работа по «феноменальному переполнению» (опираясь на Сперлинг 1960 и Ламме 2003). Рассмотрим, например, Сперлинг. парадигма, в которой предметы мелькают сеткой букв, и только впоследствии раздается тональный сигнал, указывающий, о какой строке следует сообщить (высокий для верхний, средний для середины и т. д.).Субъекты могут сообщить о любых ряд выделен без возможности сообщить обо всех. (Для онлайн демка без звука, см. Другой Интернет Ресурсы). Возможно, испытуемые воспринимают все буквы по мере того, как они не могут сообщить обо всех (но см. Stazicker 2011 или Phillips 2011 за критику Блока). Возражающий добавляет, что мы делаем не иметь оснований, исходя из нашего опыта, верить в предложение который перечисляет все присутствующие буквы. (Для дальнейшего способа настройки проблема крапчатой ​​курицы на примере высокодетерминированной цвета, см. Smithies 2012a).

    Даже если допустить, что у некоторых переживаний достаточно определенности, чтобы настроить проблему крапчатой ​​курицы, остается вариант сохранения что опыт действительно дает вам основания полагать, что определенное предложение. Например, возможно, ваш опыт дает у вас есть оправдание верить определенному утверждению, даже если вы не можете воспользоваться имеющимся у вас оправданием формирование веры на их основе (см. Smithies 2012a, где эту структуру).

    В качестве альтернативы, возможно, крапчатые куриные футляры совместимы с Достаточно, так как они оказываются случаями поражения. Учитывая, что мы обычно осознают нашу слабую способность делать поспешные суждения о детали предыдущей сцены, возможно, у нас есть несостоятельные, но побежденное оправдание верить подробным утверждениям о сцена перед нами.

    1.3.3 Интенционализм

    До сих пор мы сосредоточились на ответвлениях эпистемологии точка зрения, что опыт имеет пропозициональное содержание.Интенционализм — это более амбициозный взгляд на философию разума, цель которого — найти необходимые связи между сознательным характером опыт — каково это — и содержание этот опыт. По мнению интенционалистов, как минимум

    Minimal Intentionalism
    Если переживания \ (e_1 \) и \ (e_2 \) имеют одинаковое содержание, то что это такое? как иметь \ (e_1 \) — это то же самое, что иметь \ (e_2 \).

    В слогане «тот же контент, тот же символ» (для обсуждение дальнейших вариаций в лагере см. Chalmers 2004).

    Здесь мы укажем на некоторые эпистемологические разветвления Посмотреть.

    Один из способов защиты интенционализма исследует, как мы становимся интроспективно осознавать, что значит иметь наш опыт. Возможно, мы начинаем интроспективно осознавать, что значит иметь наши переживания, только осознавая то, что мы переживаем. Возможно осознание мира — единственный путь к интроспективному осознанию каково это — получить определенный опыт. И, возможно, этот момент об интроспекции поддерживает хотя бы минимальную версию Интенционализм.Для дальнейшего обсуждения этого широко эпистемологического аргумент в пользу интенциональности, см. запись на qualia (раздел 6), а также вход на репрезентативные теории сознания (раздел 3.3).

    Еще одна защита интенционализма исследует, как мы можем думайте об определенных свойствах на собственном опыте. Возможно опыта достаточно для определенных когнитивных способностей, и возможно, интенционализм дает лучшее объяснение того, как достаточны для определенных когнитивных способностей.Для экспозиции эту широко эпистемологическую линию аргументации в пользу интенционализма см. Паутц 2010.

    За эпистемологический аргумент против некоторых версий Интенционализм, см. Kriegel 2011. Он нацелен на версии точки зрения, стремиться найти, что составляет опыт с точки зрения осознания свойства (или аналогичное отношение к свойствам). Согласно Кригелю, точно так же, как теории чувственных данных не могут дать адекватная эпистемология из-за «пелены видимости» они навязывают между воспринимающими и миром целевые версии Интенционализм не может обеспечить адекватную эпистемологию того же причина.Как мы видели в разделе 2.1, чувственные данные у теоретиков есть способы ответить на завуалированные возражения. Возможно интенционалисты тоже.

    1,4 Сознание

    1.4.1 Сознание играет оправдывающую роль?

    Бесспорная теория перцептивного опыта утверждает, что они все имеют сознательный характер — для любого опыта \ (е \) есть что-то вроде иметь \ (е \). Кроме того, часть того, для чего он нужен что-то быть опытом — значит иметь сознательное персонаж.Существует много споров о том, как объяснить природу перцептивное сознание, но есть мало споров о том, что-то является переживанием только в том случае, если оно носит осознанный характер.

    Существует гораздо больше возможностей для дискуссий о важности сознание для эпистемологии восприятия. Одна стратегия объяснение того, как опыт оправдывает убеждения, сосредотачивается на их сознательном персонаж. Мы можем назвать это феноменальным подходом.

    Чтобы понять, почему этот подход является приемлемым, рассмотрите субъектов, у которых есть «Слепое зрение».У них есть бессознательные визуальные представления того, что находится в их слепом поле, не имея сознательного визуального опыт чего-либо в их слепом поле (см. Weiskrantz 2009 для опрос). Эти субъекты лучше, чем шанс идентифицировать объекты в их слепом поле, но они должны быть побуждены сделать Угадай. Для наших целей представьте себе гипотетического слепого субъекта. кого не нужно побуждать сформировать убеждение, что существует \ (X \) Слева. Теперь сравните этот предмет с обычным зрячим. кто формирует убеждение, что слева есть \ (X \) на основании визуальный опыт.

    Здесь есть различные вопросы, ответы на которые могут поддержать феноменальный подход (подробнее см. Smithies 2012a).

    Во-первых, слепой субъект совершенно неоправдан в полагая, что слева есть \ (X \)? Если вы думаете, что ответ на этот вопрос — да, и вы не скептически относитесь к зрячим субъекту, возможно, вам следует с симпатией относиться к феноменальному подход. Чем еще можно объяснить эту разницу между ними?

    Во-вторых, слепой субъект во всяком случае менее оправдан, чем зрячий субъект, полагающий, что слева есть \ (X \)? Если вы думаете, что ответ здесь — да, опять же, возможно, вы должны быть С пониманием относится к феноменальному подходу.Что еще объяснило бы это эпистемическая разница между ними?

    В ответ можно отрицать, что эпистемические различия (см. Lyons 2009). Даже если согласиться с тем, что эпистемические различия получить, можно по-прежнему утверждать, что они равны или лучше объяснены альтернативными кандидатами, чем сознание. Например, возможно, слепой субъект не считается видящим \ (X \), и возможно, зрячий субъект более оправдан, чем зрячий субъект просто благодаря тому, что увидел \ (X \) (как \ (X \)).Здесь объяснительное бремя будет нести перцептивное отношение к вещь, вместо того, чтобы иметь опыт работы с определенным персонаж.

    Здесь может помочь сравнение зрячего и сознательного субъект, для которого все одинаково изнутри, а кто не видит \ (X \), потому что у нее галлюцинации. Если зрячий субъект и субъект галлюцинаций одинаково оправданы в полагая, что слева есть \ (X \), визуальный опыт может быть лучший кандидат, чем видение, чтобы объяснить эпистемическую симметрию между зрячие и галлюцинирующие.

    Предположим, что слепой и зрячий субъекты одинаковы. оправдан — неужели феноменальный подход обречен? Говорящий свободно, даже если слепозоркий субъект имеет ту же эпистемологическую как зрячий субъект, не совсем понятно, что должен быть той же причиной. Аналогично, даже если есть физические дубликаты из нас без сознания, которые выполняют те же телесные движения, что и нас, остается возможность того, что некоторые из наших телесных движений объясняются сознательными болями и т.п.

    В поддержку утверждения о том, что сознание не обеспечивает восприятие оправдание, можно было бы обратиться к другим реальным случаям бессознательного Визуальное представление. Один из случаев — это бессознательное грунтовка. Здесь вы слишком быстро подвергаетесь воздействию стимула, чтобы он регистрироваться в визуальном опыте, но, несмотря на все это, это все равно влияет ваше поведение. Например, бессознательно зарегистрированное число может улучшить вашу способность сообщать, что увиденная впоследствии цифра больше или меньше 5, в зависимости от того, является ли грунтовочный сам по себе больше или меньше 5 (Naccache and Dehaene 2001).Теперь это вид случая, вероятно, не тот, в котором бессознательное визуальное представления оправдывают. Вероятно, затронутые субъекты не образуют убеждения, которые являются хорошими кандидатами на оправдание их бессознательного визуальные представления. Но подумайте о людях с визуальным полу-пренебрежением, которым, кажется, не хватает осознанного визуального восприятия своего пренебрежения поле.

    Некоторые невнимательные пациенты воспринимают информацию о игнорируемые стимулы и формировать представления об этом. Например, некоторые из когда им показывают горящий дом на их заброшенном поле и нормальный дом на их обычном поле, они предпочитают тот, который не горит (Marshall and Halligan 1988; Bisiach and Rusconi 1990).Здесь они действительно формируют убеждение, что кандидат в оправдано их бессознательным визуальным представлением. Их вера то, что дом на их заброшенном поле не является предпочтительным, может быть оправдано информация, которую они принимают, даже если поступают через бессознательное восприятие. Если это тот случай, когда тема оправдана, и оправдано в той же степени, что и в обычных случаях сознательного восприятие, тогда можно начать задаваться вопросом, должно ли сознание играют роль даже в обычных случаях восприятия оправдание.Возможно, это обходится бессознательным визуальным представления уже тогда. (Для большого количества примеров бессознательное восприятие см. Hassin, Uleman, and Bargh 2006. Для подходы к эпистемологии восприятия, минимизирующие роль сознания, см. Burge 2003 и Lyons 2009).

    1.4.2 Какой аспект сознания играет оправдывающую роль?

    Если сознательный характер переживаний действительно оправдывает роль, остается еще один вопрос о том, почему это происходит.Можно было бы держать что здесь нет никаких дополнительных объяснений. Возможно способность сознания оправдывать — фундаментальный факт эпистемология. Согласно другому предположению, сознание оправдывает благодаря интроспективной доступности. Согласно этой интерналистской концепции оправдания, для источника необходим особый доступ к источнику. обоснование, и сознание выделяется тем, что позволяет это своего рода доступ (см., например, Smithies 2012b).

    Здесь мы сосредоточимся на конкретном аспекте сознательного характер переживаний, один из которых выделил Прайор (2000) среди другие.Чтобы прочувствовать эту функцию, сначала отведите взгляд от этого поверхности и представьте перед собой черный круг. Теперь посмотри на это поверхность и визуальный опыт черного круга перед ты.

    В первом случае у вас не было оснований полагать, что черный круг перед вами. В данном случае да. Один Возможный способ объяснить эпистемологическое различие состоит в том, чтобы сосредоточить внимание на разница между тем, что это такое вообразить, и тем, что это похоже на иметь визуальный опыт (подробнее см. Martin 2002).

    Здесь непросто определить характерную черту опыта. Грубая идея состоит в том, что когда вы испытываете визуальный опыт, а не когда вы визуально представляете, вещи представляются вам как на самом деле в этом случае. Как лучше всего использовать эту особенность опыта понятен открыт для обсуждения. А пока оставим открытым его точный характер и просто используйте термин «презентационный феноменология »в качестве заполнителя того, чем она является (подробнее см. Chudnoff 2012 или Bengson в печати).

    Даже если репрезентативная феноменология является эпистемически привилегированной, остается важный вопрос о его масштабах.Предположим, вы видите корова через частокол. Возможно, вы каким-то образом перцептивно «понять», что там есть протяженная корова. Чтобы добиться резкого контраста, начните с рассмотрения Дэмиена Херста. Некоторый комфорт, полученный от принятия присущего лжи во всем, который состоит из коровы, вертикально разрезанной на серию коробок, расположенных как домино. Теперь предположим, что вы знаете, что видите скульптуру Херста через штакетник, где сегменты точно совпадают с зазорами в изгородь. Здесь вы, вероятно, не «поймете» это. там есть удлиненная корова.

    В обычном случае, если увидеть корову через частокол, это спорно, включает ли презентационная феноменология присутствие расширенной коровы, или включает ли она только те области корова не закрыта забором (дальнейшее обсуждение см. в Noe 2005). Если ваша презентационная феноменология включает только незакрытые регионов, и только презентационная феноменология обеспечивает перцептивную оправдание, рациональные силы опыта угрожают ограничено. У вас не было бы оснований полагать, что расширенный корова присутствует, просто принимая ваш опыт в лицо ценить.Аналогично, если только лицевая поверхность объекта феноменально присутствует, у вас могло быть основание полагать только что лицевая поверхность присутствует, принимая во внимание ваш опыт на лице ценить. Здесь мы можем снова оказаться за завесой поверхностей », обсуждаемых в разделе 2.2. Некоторые может принять это предсказание. Некоторые могут предпочесть взять еще широкий взгляд на презентационную феноменологию. Другие могут заключить что презентационная феноменология не является ключевым поставщиком перцептивное обоснование.

    Мы рассмотрели эпистемологические последствия некоторых центральных теории опыта. Мы отнюдь не охватили все теории опыт. Здесь мы просто укажем на другие важные области, в которых рассмотреть возможность. Для обсуждения наивных реалистических теорий опыта, и об их взаимодействии с вопросами о скептицизме см. записи на гносеологические проблемы восприятия а также дизъюнктивная теория восприятия. Для обсуждения того, как дуалистические теории опыта могут привести к эпифеноменализм, где эпифеноменализм может привести к скептическим проблемам, см. запись на эпифеноменализм (раздел 2.3). Для обсуждения теории о том, что опыт на самом деле является частным случаем веры, где эта теория может повлиять на наше понимание того, как мы основывать убеждения на опыте, см. запись на содержание восприятия (раздел 2.2).

    Давайте теперь рассмотрим значение для эпистемологии ряда перцептивные явления. Согласно большинству взглядов, эти явления не происходят в все случаи восприятия, но все же имеют важные разветвления для эпистемология восприятия.

    Первая группа явлений связана с соотношением между опытом и миром.Здесь мы рассмотрим разные виды ошибок восприятия, а также возникающие формы восприятия только при отсутствии ошибки. Остальные явления мы рассмотрим характеризуются внутренней этиологией переживания. Здесь мы будем посмотрите на влияние внимания и других психических состояний на наши опыт.

    2.1. Ошибка восприятия

    2.1.1 Иллюзии и галлюцинации

    В случае ошибки восприятия мы формируем ложное убеждение на основании опыта, как когда неосведомленный субъект приходит к выводу, что движение снизу (чтобы добиться эффекта, позвольте вашему взгляду скользить по изображение):

    Рисунок 3.«Вращающиеся змеи» [3]

    Это парадигмальный случай иллюзии, когда вы видите сцену, но не понимаете, на что похожа сцена. В парадигмальном случае галлюцинация, у вас есть перцептивный опыт, но вы не воспринимаете что-нибудь в сцене перед вами.

    Немногие оспаривают случаи ошибок восприятия (хотя некоторые не согласны с тем, возникает ли ошибка восприятия должным образом на уровне опыта в отличие от убеждений, сформированных на основе переживания, ср.Брюэр 2006). Многие скептические аргументы используют возникновение ошибки восприятия, чтобы сделать вывод, что переживания не работают конкретная работа в эпистемологии. Мы можем понимать эти аргументы как используя разные версии Связь между эпистемологией и разумом :

    Epistemology-Mind Link6
    Если опыт иногда обманывает нас, то опыт не дает нам знание внешнего мира.

    Epistemology-Mind Link7
    Если опыт иногда обманывает нас, то опыт не дает нам обоснованные представления о внешнем мире.

    Для обсуждения того, как дополнять или защищать такие принципы, см. записи на скептицизм а также гносеологические проблемы восприятия.

    Здесь мы сосредоточимся на более слабом принципе, который касается типа оправдание, которое мы можем получить из перцептивного опыта:

    Epistemology-Mind Link8
    Если опыт иногда обманывает нас, то опыт в лучшем случае дает нам логическое обоснование убеждений о внешнем мире.

    Если наш опыт когда-нибудь нас обманывает, есть «Разрыв» между нашим опытом и правдой предложения они предположительно оправдывать.На E-M Link8 , некоторые тогда потребуется промежуточное убеждение, чтобы сократить разрыв между опыт и истина, например, вера в то, что наш опыт надежен. Учитывая потребность в промежуточном убеждении, тогда наш опыт, вероятно, не сможет дать нам необъяснимых оправдание убеждений о внешнем мире. Этот вывод одобряется философами, которые все еще отвергают скептицизм в отношении восприятия оправдание (Cohen 2002; Wright 2004; или Белый 2006).

    E-M Link8 все еще может привести к скептицизм.Рассмотрим вспомогательное убеждение, призванное преодолеть разрыв между опытом и истиной, и спросите, есть ли какой-либо процесс, привести к этому может иногда обмануть нас. Например, рассмотрим ваш вера в то, что ваш опыт надежен, и какой бы процесс ни привел к ваша вера в надежность вашего опыта. Этот процесс мог возможно, заставят вас ошибочно полагать, что ваш опыт надежен в ситуация, когда вас радикально обманул злой демон.

    Теперь у нас есть разрыв между возникновением процесса, который привел к вспомогательное убеждение и истинность вспомогательного убеждения.Итак, согласно аргументации E-M Link8 , нам понадобится еще одно вспомогательное убеждение, чтобы преодолеть зазор. Поскольку злой демон, вероятно, может снова обмануть нас, мы грозят порочным регрессом здесь. E-M Link8 может оказаться нежелательным скептически настроенным. подразумеваемое. (Уайт 2006 формулирует эту мысль без одобряя это).

    2.1.2 Сновидения

    Мы рассмотрели значение иллюзий и галлюцинации. Давайте теперь рассмотрим случай сновидений.Сны часто бывают понимаются как парадигмы ошибки восприятия, например Декарт, когда пишет, что

    это не случилось бы с кем-то с такой отчетливостью спящий. Действительно! Как будто я не вспомнил других случаев, когда у меня были обмануты точно такими же мыслями во время сна! (PW, стр. 13)

    Представление о сновидении как об ошибке восприятия подвергается сомнению. Соса (2005).

    Мы можем сформулировать проблему с помощью упрощенного аргумента в пользу скептицизм:

    Epistemology-Mind Link9
    Если наш опыт оправдывает представления о нашем нынешнем окружении, наши переживания не часто обманывают нас во время сна.

    Разум
    Наш опыт часто обманывает нас, когда мы мечтаем.

    Итак,

    Не-эпистемология
    Наш опыт не оправдывает наши представления о нашем настоящем окружение.

    Соса отвечает (на более сложный скептический аргумент, знания), защищая альтернативную концепцию сновидений, известную как «Модель воображения». На этой модели мы фактически не формируем представления о нашем окружении, когда мечтаем или даже перцептивные переживания, когда мы мечтаем.

    Чтобы увидеть защиту модели воображения, учтите, что когда я пойду ложась спать, у меня формируется и сохраняется убеждение, что я лежу в постели. Если бы я был сформировать веру, пока мне снится, что я убегаю от львов, я тогда будет убеждение, которое противоречит моему сохраненному убеждению, что я лежа в кровати. Теперь у нас, возможно, нет таких противоречивых убеждений. пока мы мечтаем. Мнение о том, что мы формируем убеждения во сне тогда может быть то, что должно исчезнуть (Sosa 2005: 6).

    Теперь рассмотрим случай визуального опыта.О воображении модели, во сне у нас даже нет визуального опыта с такой же сознательный характер, как и у тех, кто бодрствует (мы оставляем открытыми есть ли у нас «визуальный опыт» во время сна некоторый расширенный смысл). Аргумент на этом этапе может использовать сделанный ранее вывод о том, что мы не формируем представления о нашем окружении во сне. Соса защищает следующий тезис на том основании, что, если бы у нас был опыт во сне с сознательным персонажем из тех, что у нас есть, когда мы бодрствуем, мы были бы открыты для эпистемической критики за неспособность сформировать убеждения, которые отражают наш опыт в лицо ценить.Однако когда мне снится, что на меня нападает лев, но я не верю, пока мне снится, что на меня напал лев, я возможно, я не открыт для эпистемической критики.

    Если воображаемая модель сновидения верна, скептически настроенный Приведенный выше аргумент неверен, потому что Разум ложен. Для обсуждения удастся ли Сосе заблокировать лучшие аргументы сновидений в пользу скептицизм, см. Итикава 2009. Для дальнейшего обсуждения, в частности, визуального характер снов, см. Schwitzgebel 2011: гл.1.

    2.2 Успешное восприятие

    Некоторые эпистемологи отдают предпочтение состояниям восприятия, в которых вы находитесь. только если вы не в иллюзиях или галлюцинациях. На их взглядов, эти состояния являются либо единственными источниками восприятия оправдание, или, по крайней мере, лучшие источники восприятия оправдание. По терминологии Хоторна и Коваковича 2006, мы эти состояния восприятия можно назвать «состояниями успеха».

    Чтобы получить представление о некоторых штатах-кандидатах, рассмотрите следующая таблица:

    (Успешно) видение

    Иллюзия

    Галлюцинация

    Получение визуального опыта с контентом, который \ (a \) равно \ (F \)

    Y

    Y

    Y

    Восприятие \ (a \) как \ (F \)

    Y

    Y

    Поскольку \ (a \) равно \ (F \)

    Y

    Видение \ (a \) \ (F \) ness

    Y

    (Создавая эту таблицу, мы предполагаем, что галлюцинации конкретный объект возможны.Для обсуждения см. Johnston 2004 или Шелленберг 2010.)

    Эпистемологи различаются в зависимости от того, в каком успехе они констатируют. привилегии, какую работу они возлагают на государство и насколько строго они считают отсутствие привилегированного государства.

    Относительно представлений, которые имеют право видеть это \ (p \), см. McDowell (1982, 1995) или А. Джексон (2011). Для просмотров, которые отдают предпочтение чему-то вместе линии видения \ (a \) s \ (F \) ness, см. Johnston (2006). Эти государства связаны с фактами , поскольку в силу необходимости вы видите что \ (a \) есть \ (F \), или см. \ (a \) ‘s \ (F \) ness, только если \ (a \) на самом деле \ (F \).Для точки зрения, которая потенциально способствует тому состоянию восприятия, которое вы находить в случаях видений и иллюзий, а не галлюцинаций, видеть Бердж (2003). Такого рода состояние — относительное , так как вы можете быть в нем только в том случае, если в вашем сцена. Предполагая, что каждое сознательное состояние успеха имеет аналог в бессознательное восприятие, обратите внимание, что версии этих взглядов могут сосредоточиться на общих состояниях восприятия сознательных субъектов и предметы без сознательного восприятия.

    В принципе, успех может быть оправдан с точки зрения восприятия. заявить в хорошем случае видения или иллюзии, и получить такую ​​же сумму перцептивного оправдания из неуспешного состояния в плохом случае галлюцинации (Господь предстоящий рассматривает эту структуру относительно причин веры). Мы ограничиваем такой подход здесь. Более распространено мнение, что у вас нет восприятия оправдание в случае галлюцинаций (например, Jackson 2011) или при по крайней мере, более низкая степень или другой вид оправдания восприятия в случай галлюцинации (напр.г., Шелленберг, 2013).

    Давайте сгруппируем просмотры, которые состояния успеха привилегии, под меткой «Теория успеха», и оставьте открытым вопрос о том, как выносить решения в рамках лагерь.

    В поддержку теории успеха можно подчеркнуть связь, которую этот подход проводит между обоснованием восприятия и правда. Особенно, если вы видите, что \ (a \) равно \ (F \), или видите \ (a \) ‘s \ (F \) ness, состояние, которое дает вам основания полагать, что \ (a \) is \ (F \) гарантирует истинность убеждения, что \ (a \) есть \ (F \).Более того, источником вашего оправдания остается ментальный и возможно доступны для вас, таким образом удовлетворяя потребности некоторых «Интерналистские» подходы в эпистемологии, которые отдают предпочтение что находится внутри предмета или доступно особым образом предмет (Причард 2012). Более того, теория успеха имеет многообещающую связь. с вопросами о скептицизме. Обещают заблокировать скептически аргументы, которые предполагают, что наши доказательства одинаковы в хороших случаях удачного видения и плохого случая радикального обмана или галлюцинации (McDowell 1995, критический анализ см. Wright 2004).

    В качестве возражения против теории успеха многие выдвигают требования обоснование, которым не удовлетворяет большинство версий Посмотреть. Например, рассмотрим «интерналистский» тезис что, если каждому из двух людей изнутри все кажется одинаковым, тогда эти два человека одинаково оправданы в своих убеждениях. Более в частности, если два человека имеют одинаковую сознательную точку зрения на мир, и те же самые хранимые убеждения, то они одинаковы с уважение к степени обоснованности своих убеждений.Такого рода тезис часто мотивируется рассмотрением радикально обманутых двойников нам, и апеллируя к интуиции, что такие субъекты и мы в равной степени оправданы (Lehrer and Cohen 1983; Cohen 1984; Wedgwood 2002; для спора см. Sutton 2007 или Littlejohn 2012). Теперь, если версия теории успеха предсказывает, что субъект в восприятии ошибка имеет меньше оправданий, чем соответствующий воспринимающий, что версия может быть отклонена на основании ее противоречия интерналистский тезис.

    В ответ можно попытаться объяснить интуицию равное оправдание вместо того, чтобы касаться равной безупречности, или в любом случае считается правильным, только если ограничивается безупречностью (e.грамм., Уильямсон 2007). Теоретики-интерналисты часто возражают, выделяя такого рода безупречность, которую можно найти в случаях когнитивного заблуждения или «промывание мозгов» и эпистемологический статус жертвы злого демона (Прайор 2001).

    С другой стороны, кто-то с «дизъюнктивной теорией восприятия» может настаивать на том, что радикально обманутый субъект не имеет такого же сознательного взгляда на мир, как успешный воспринимающий (Fish 2013). В этом направлении мысли, чтобы иметь осознанная перспектива кого-то в случае успеха в восприятии, вы нужно быть в случае успеха в восприятии.Здесь предшественник Интерналистский тезис не выполняется в случаях радикального обмана. Один Проблема здесь в том, что есть много способов быть обманутыми. Для Например, когда кто-то видит, что лимон желтый, они вполне могут не хватает сознательного партнера, который галлюцинирует, но они, возможно, все еще есть сознательный партнер, который видит поддельный лимон желтого цвета. Если предмет в случае зрения и предмет в случае иллюзии одинаково оправданы, это будет проблемой для подходов, которые дают оправдывая привилегию состояния видеть, что \ (a \) есть \ (F \), или видеть \ (a \) ‘s \ (F \) ness.

    Некоторые философы могут атаковать теорию успеха на том основании, что она скорее интерналистична, чем недостаточно интерналистична. В соответствии с теоретики, такие как Гинзборг 2006 или Ресслер 2009, оправдатели перцептивных убеждений лучше всего воспринимаются как факты о внешнем мире, а не факты о сознании воспринимающего.

    2.3 Внимание

    Стандартные случаи обоснования восприятия — это те, в которых вы обращать внимание на то, что вы видите, как когда вы занимаетесь своей почтой и формируете обоснованное убеждение, что у вас есть почта.Но все ли случаи восприятия оправдание тех, в которых задействовано внимание? В соответствии с вид Требуется внимание , только внимательный опыт может предоставить обоснование. Согласно Внимание Необязательно воззрения, невнимательный опыт может дать пропозициональный оправдание.

    Если вы испытываете только то, чем занимаетесь, как утверждает философы, такие как Prinz 2012, все случаи оправдания опыт также банально привлекает внимание.Здесь мы будем преследовать проблема в предположении, что мы иногда испытываем то, что мы не обращайте внимания, как считают такие теоретики, как Сирл 1992 и Мул 2011.

    Чтобы сделать наше обсуждение конкретным, рассмотрим высказывание Саймонса и Шабри. (1999) знаменитый «Тест избирательного внимания» на YouTube (см. Ссылку в других интернет-ресурсах). Когда испытуемые были попросили подсчитать пасы баскетбольных мячей — внимание, спойлер! — честная номер не заметил человека в костюме гориллы, вошедшего в сцена. Учитывая, насколько сложно отслеживать передачи баскетбольных мячей, это естественно предположить, что незаметные присутствовали только на баскетбольный мяч и не обращал внимания на человека в костюме гориллы.Теперь предположим, что некоторые из не-замечавших все же видели человека в костюм гориллы в сцене, как человек в костюме гориллы. В соответствии с вид «Требуется внимание», их невнимательный опыт не может обеспечить их с основанием полагать, что кто-то там в горилле подходить. Согласно точке зрения Attention Optional, их невнимательные опыт может дать им основания полагать, что там кто-то в костюме гориллы.

    Оба вида имеют свои достопримечательности.Обычно, если вы посмотрите небрежно на месте происшествия, ваш опыт поставит вас в худшее положение эпистемическая позиция, если внимательно посмотреть на сцену. Возможно в предел, если внимание ушло, но опыт остался, опыта нет больше дает оправдание.

    С другой стороны, у вас могут быть доказательства, которых вы не замечаете, и этот момент может отдать предпочтение представлению «Внимание, необязательное». Рассмотреть возможность повседневные случаи «слепоты к изменению», обсуждаемые Дрецке 2004. Например, ваш друг подстригается и спрашивает вас: «Делай. Я выгляжу по-другому? » Вы в тупике.По словам Дрецке, вы может все еще иметь совершенно точное представление о том, как его волосы сейчас выглядит. Здесь ваш опыт правдоподобно дает вам основания для считают, что ваш друг постригся (в сочетании с вашим фоновые убеждения). Вы также не замечаете, что ваш опыт дает вам основания полагать, что ваш друг постригся. Если опыт предоставляет незамеченные доказательства, такие случаи, вероятно, хороши прецеденты для видов дел, разрешенных Дополнительным вниманием Посмотреть.(Более яркие случаи слепоты к изменениям см. По ссылке в других интернет-ресурсах.)

    Для дальнейшего обсуждения потенциальных эпистемических ролей внимание, см. Campbell 2002, 2011; Ресслер 2011; Smithies 2011; Ву 2014; и Силинс и Сигел, 2014.

    2,4 Когнитивное проникновение

    Согласно одной эмпирической традиции, опыт функционирует как зеркало, отражающее то, что находится перед предметом, без каких-либо манипулирование сознанием субъекта. Учитывая, что опыт предполагается не поддаваться влиянию своих теорий или ожиданий, тем самым должен находиться в оптимальном положении, чтобы подтвердить или опровергнуть гипотезы о мире.По мнению широкого круга философов и ученые, такая картина природы опыта ошибались, ограничивая способность опыта оправдывать вера. В философии науки проблема была поставлена термины «теория зависимости наблюдения» и последствия этого. В более поздней эпистемологии и философии разума проблема заключалась в следующем: были обозначены как «когнитивное проникновение» или «Нисходящие» эффекты и их последствия.

    Для обзора дискуссии мы начнем с философии разума. рассматривая возможные примеры этого явления, и затем мы Обратимся к вопросам эпистемологии.

    Одним из возможных источников примеров являются неоднозначные цифры, такие как как куб Неккера (Hanson 1958; Kuhn 1962; Churchland 1979, 1988).

    Рис. 4. Куб Неккера [4]

    Вы можете увидеть эту фигуру в виде наклоненного вниз куба с левой лицо ближе всего к вам, или в виде наклоненного вверх куба с правой гранью самый близкий к вам. Критики спорят, поддерживают ли такие примеры какие-либо диссертация теория -зависимость наблюдения. Альтернатива ответ состоит в том, что вы воспринимаете фигуру по-разному, просто потому что вы уделяете внимание разным частям фигуры в разных раз.Здесь разница в вашем опыте не объясняется различия в вашей теории (Fodor 1984).

    Теоретики, такие как Хэнсон, Кун и Черчленд, также работа психологов так называемого «нового взгляда», таких как Брунер и почтальон. Возьмем, к примеру, классику Брунера и Почтальона 1949 года. эксперимент с аномальными игральными картами. В этом эксперименте испытуемым вкратце были показаны карты следующего вида:

    Рисунок 5

    Что вы только что видели? Когда испытуемые подвергались воздействию такого рода карта, многие сообщили, что это шестерка червей.Карта на самом деле красная шестерка пик.

    Можно утверждать, что карта выглядела так, как будто красные шестерки сердца смотрят на тебя. Однако есть много скептицизма по поводу того, здесь есть влияние на сам перцептивный опыт (Fodor 1983; Пилишин 1999. Возможно, карта не похожа на красную шестерку червей. вам, и вы просто подскочили к выводу, что это красная шестерка сердец, когда вы формируете свою веру. Эффект мог быть просто на убеждениях, сформированных на основе опыта восприятия.

    Текущие дебаты о когнитивном проникновении основаны на более последние эксперименты в психологии. Для случая нисходящего эффекта в В современной литературе рассмотрим «цвет памяти» по Хансену. и др. банан (2006). Когда испытуемых просили скорректировать изображение характерно желтый объект, пока он не стал ахроматическим, они чрезмерно компенсируется регулировкой до тех пор, пока изображение не станет слегка голубоватый. Субъекты не перекомпенсировали предметами, которые не были характерно желтый. Согласно недавним обсуждениям Macpherson 2012, тип случая, представленный Hansen et al.является гораздо труднее объяснить, чем те, что в классической философии научная литература. (Связанные примеры см. В Delk and Fillenbaum. 1965 или Олкконен, Хансен и Гегенфурт 2008. Подробнее философское обсуждение, см. Дерой 2013).

    Обратимся теперь к эпистемологии случаев когнитивной проникновение.

    Неясно, все ли случаи нисходящего эффекта проблематично для обоснования восприятия. Рассмотрим возможность нисходящие эффекты от экспертизы.Например, возможно, эксперт рентгенолог видит больше, чем новичок, глядя на рентгеновский снимок, и возможно, опытный шахматист видит больше, чем новичок, когда смотрит за шахматной доской в ​​середине игры (см. статьи в Ericsson 2006 для обсуждение таких примеров). Далее предположим, что экспертиза Примеры — реальные случаи влияния сверху вниз. Вот эксперт предположительно с эпистемическим преимуществом благодаря эффектам сверху вниз, где ее опыт оправдывает ее в отношении того содержания, которое она опыт благодаря ее познавательному опыту (Siegel 2012).

    Чтобы понять, почему некоторые случаи нисходящего эффекта могут быть эпистемически проблематично, рассмотрим гипотетический случай Сигеля (2012). «Сердитый Джек». Предположим, что у Джилл ранее было необоснованное убеждение, что Джек злится на нее. В следующий раз она видит его, он действительно выглядит рассерженным — в результате нисходящего эффект от ее веры. В ответ на свой опыт Джилл затем подтверждает свою веру. Имеет ли она право верить в то, что Джек зол на нее? (Markie 2005 представляет связанный с этим пример золотого старатель, который, выдав желаемое за действительное, заставляет самородок визуально казаться золото).

    Вы можете апеллировать к интуиции, что Джилл не оправдывает ее. опыт веры в то, что Джек злится на нее (Siegel 2012). Но другие могут не разделять интуицию. Прайор (2000), например обсуждает очевидную несоответствие этиологии оправдательной сила опыта и, казалось бы, не хватает интуиции, что Джилл не оправдано ее опытом.

    Другая стратегия состоит в том, чтобы дать еще один аргумент, что Джилл не оправдано тем, что она полагала, что Джек злится на ее.За аргументы, апеллирующие к аналогии с неоправданным формирование убеждения на основе необоснованного убеждения, см. McGrath (2013) и Сигель (2013). Для аргумента, который апеллирует к аналогии с неоправданное формирование убеждений на основе эмоций, см. Вэнс (2014).

    Противоположное влияние перцептивной памяти на начальное и длительное восприятие сенсорной неоднозначности

    Abstract

    Наблюдатели постоянно делают бессознательные выводы о состоянии мира на основе неоднозначной сенсорной информации.Этот процесс перцептивного принятия решений можно оптимизировать, извлекая уроки из опыта. Мы исследовали влияние предыдущего опыта восприятия на интерпретацию неоднозначной визуальной информации. Наблюдатели были предварительно подвергнуты перцептивно стабилизированной последовательности неоднозначного стимула, основанного на движении, посредством прерывистого предъявления. При последующем повторном появлении того же неоднозначного стимула восприятие первоначально было смещено в сторону ранее стабилизированной перцептивной интерпретации.Однако длительный просмотр выявил предвзятость в пользу альтернативной интерпретации восприятия. Преобладание альтернативного восприятия во время продолжающегося просмотра было в значительной степени связано с увеличением продолжительности этого восприятия, поскольку не было достоверного уменьшения продолжительности предварительно экспонированного восприятия. Более того, продолжительность альтернативного восприятия модулировалась конкретными характеристиками предварительного воздействия, тогда как длительность предварительно экспонированного восприятия — нет. Увеличение продолжительности альтернативного восприятия было больше, когда предварительное воздействие длилось дольше, и было больше после неоднозначного предварительного воздействия, чем после однозначного предварительного воздействия.Используя бинокулярный стимул соперничества, мы обнаружили аналогичные искажения восприятия, в то время как предварительное воздействие не повлияло на искажение зрения. Мы пришли к выводу, что ранее воспринимаемые интерпретации преобладают при появлении неоднозначной сенсорной информации, тогда как альтернативные интерпретации преобладают при длительном просмотре. Таким образом, сначала кажется, что неоднозначная информация оценивается с использованием знакомых представлений, в то время как повторная оценка позже допускает альтернативные интерпретации.

    Образец цитирования: de Jong MC, Knapen T, van Ee R (2012) Противоположное влияние перцептивной памяти на начальное и длительное восприятие сенсорной неоднозначности.PLoS ONE 7 (1): e30595. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0030595

    Редактор: Сулиан Бен Хамед, CNRS — Университет Клода Бернара Лион 1, Франция

    Поступила: 19 сентября 2011 г .; Принята к печати: 23 декабря 2011 г .; Опубликовано: 25 января 2012 г.

    Авторские права: © 2012 de Jong et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Финансирование: MCdJ и RvE были поддержаны грантом с высоким потенциалом Утрехтского университета. RvE поддерживается грантом фламандской программы Methusalem (METH / 08/02). Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

    Введение

    Визуальный ввод, регистрируемый нашими глазами, по своей сути неоднозначен.Чтобы поддерживать стабильное восприятие состояния мира, мозг должен делать выводы. Это означает, что наблюдатели постоянно, но неосознанно, делают выбор восприятия, основанный на неоднозначной сенсорной информации [1]. Легко представить, как такие перцептивные механизмы принятия решений могут влиять на их работу, извлекая уроки из опыта [2] — [4]. В этом исследовании мы исследовали, как на нашу текущую интерпретацию внешнего мира влияет предыдущее восприятие. Чтобы отделить предшествующее восприятие от предшествующего стимулирования , мы использовали неоднозначный визуальный ввод, т.е.е. стимулы, допускающие несколько взаимоисключающих («конкурирующих») перцептивных интерпретаций (пример на рис. 1А). В этих условиях постоянной неоднозначности визуального ввода мы проверили, влияют ли перцептивные решения недавнего прошлого на детальный ход текущих перцептивных решений.

    Рисунок 1. Стимул и парадигма.

    A ) Стимул состоял из черных и белых точек, движущихся влево и вправо, расположенных так, чтобы они представляли точки на поверхности виртуального глобуса.О глубине сигнализировал синусоидальный профиль скорости точек, то есть точки перемещались быстрее по мере приближения к вертикальному меридиану земного шара, тем самым создавая иллюзию трехмерного глобуса в глубине. Виртуальный глобус воспринимался как вращающийся вокруг своей вертикальной оси, но направление вращения было неоднозначным: поверхность, движущаяся вправо или влево, воспринималась перед другой поверхностью. B ) Испытание началось с прерывистого представления различной продолжительности (до 4.3 минуты), в течение которых неоднозначный земной шар стабилизировался. Впоследствии неоднозначный глобус предъявляли непрерывно в течение длительного времени (до 10 минут). В течение этого периода изменения восприятия происходили каждые несколько секунд. Стабилизированное восприятие упоминается в этой рукописи как «предварительно выявленное». Мы исследовали влияние предварительного воздействия на продолжительность предварительного воздействия и альтернативного восприятия в течение периода непрерывного тестирования.

    https: // doi.org / 10.1371 / journal.pone.0030595.g001

    Визуальный ввод обычно ассоциируется с определенным состоянием восприятия, даже если ввод неоднозначен. В начале неоднозначного стимула воспринимается только одна из возможных интерпретаций восприятия («соперничество в начале»). Впоследствии начинается процесс непрерывного перцептивного чередования различных интерпретаций («продолжающееся соперничество»). Хотя считается, что эти два аспекта соперничества связаны с одними и теми же нейронными популяциями, процессы перцептивного принятия решений обнаруживают несколько различий.Например, частота перцептивных изменений намного ниже, когда короткие предъявления неоднозначного стимула чередуются с пустыми интервалами, чем когда одно, более продолжительное предъявление стимула просматривается непрерывно [5]. Периодическая парадигма может рассматриваться как повторяющееся возникновение соперничества в самом начале, в то время как непрерывная парадигма отражает механизмы продолжающегося соперничества. Другие различия между соперничеством в начале и продолжающимся соперничеством касаются влияния искажений восприятия [6], [7] и влияния внимания [8], [9].

    Медленная частота перцепционных изменений во время прерывистого просмотра часто упоминается как «перцепционная стабилизация» и, как утверждается, отражает перцептивную память [10] — [12]. Здесь мы использовали этот феномен для создания минутного перцептивного опыта только с одной из интерпретаций неоднозначного стимула, в то время как другая перцептивная интерпретация была подавлена. Это позволило нам исследовать влияние предвзятого восприятия на текущее восприятие неоднозначного визуального ввода.Наращивание предвзятого перцептивного опыта было бы невозможным при непрерывном предъявлении неоднозначного стимула, потому что в такой парадигме происходят постоянные перцепционные изменения. Восприятие таких чередований может привести к инвариантным к восприятию модуляциям восприятия, например, увеличению или уменьшению скорости перцептивного чередования (например, [13] — [15]), но оно не выявляет специфических для восприятия эффектов перцептивного опыта. Альтернативный метод искажения восприятия — использование предварительного воздействия однозначного стимула.Однако мы предпочли неоднозначное предварительное воздействие, потому что особенности, используемые для смещения однозначного стимула, могут вызывать специфичную для них адаптацию нейронов независимо от их предполагаемого перцептивного эффекта. В случае предвзятого восприятия, то есть стабилизированного, неоднозначного предварительного воздействия, любая специфическая для восприятия «память» или адаптация связана с перцепционной интерпретацией информации, а не с дисбалансом стимуляции.

    Мы исследовали влияние минутного, стабилизированного в восприятии неоднозначного предварительного воздействия на последующее непрерывное восприятие того же стимула.В более ранних исследованиях изучалась динамика восприятия в период прерывистого представления (например, [12], [16]) или сообщалось о первых парах секунд / восприятии после начала соперничества [17], [18], но такие короткие представления стимул в основном отражает динамику соперничества в самом начале. Детальный анализ продолжительности двух восприятий во время продолжающегося соперничества может выявить интимные свойства длительного неоднозначного восприятия. В соответствии с феноменом перцептивной стабилизации, который приписывают перцепционной памяти [10] — [12], мы можем ожидать облегчения предварительно выявленного восприятия во время продолжающегося соперничества, например, отраженного в увеличении средней продолжительности предварительно выявленное восприятие (гипотеза облегчения, рис.2Б).

    Рис. 2. Результаты эксперимента 1: неоднозначное предварительное экспонирование.

    A ) Слева: преобладание альтернативного восприятия в начале фазы тестирования (т. Е. Идентичность первого восприятия; см. Числа в сером цвете) и во время последующего продолжающегося соперничества (± SEM; ширина временных интервалов) составляет 30 сек.) в пяти условиях с увеличением длительности предварительной выдержки (с желтый до темно-красный ). Синяя линия отражает усредненный базовый показатель (без предварительного воздействия) для 5 различных длительностей предварительного воздействия (статистические данные, представленные в тексте, были получены по отдельным исходным показателям).Во время непрерывного просмотра преобладание альтернативного восприятия было больше после более длительных предварительных воздействий и со временем уменьшалось. Такого эффекта не было в начале фазы испытаний. Справа: преобладание альтернативного восприятия у отдельных участников после периода предварительного воздействия продолжительностью 4,3 минуты. Здесь преобладание было рассчитано в интервале времени от 0,5 до 3,5 минут после предварительного воздействия. В пределах этого временного окна групповые данные для этого состояния значительно отличались от базовых показателей. B ) Средняя продолжительность (± SEM) от первого до 25 -го восприятия без предварительного экспонирования ( синий ) и после 4,3 минут предварительного воздействия (предварительно экспонированное восприятие черный , левый график ; альтернативное восприятие в красный , правый график). Продолжительность предварительно экспонированного восприятия не увеличивалась, даже несмотря на то, что это восприятие облегчалось в том смысле, что оно могло произойти в начале стимула. Результаты для предварительно экспонированного восприятия напоминают гипотезу подавления (предлагающую «эффект усталости») больше, чем гипотезу облегчения (предлагающую «эффект памяти») (см. Вставку на левом графике).Хотя альтернативное восприятие не было замечено во время предварительного воздействия, его продолжительность явно увеличивается после предварительного воздействия, что может быть связано с предложением Levelt 2 nd (Levelt, 1967). C ) Средняя продолжительность (± SEM) восприятий, которые произошли в течение 1,5 минут после предварительного воздействия (предварительно экспонированное восприятие — черный , левый график; альтернативное восприятие — красный , правый график) или в пределах первые 1,5 минуты состояния без предварительной выдержки ( синий, ).Данные показаны для пяти различных длительностей предварительного воздействия. Продолжительность альтернативного восприятия увеличивалась, когда продолжительность предварительного воздействия увеличивалась, тогда как продолжительность предварительно экспонированного восприятия оставалась неизменной.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0030595.g002

    Предыдущие исследования соперничества в начале сообщали либо о содействии, либо о подавлении предварительно выявленного восприятия. Облегчение было обнаружено, в частности, после неоднозначного или слабого / короткого однозначного предварительного воздействия или с длинными интервалами между предварительным воздействием и тестовым стимулом [10], [11], [15], [16], [19] — [ 22].Подавление предварительно экспонированного восприятия, отраженное в тенденции видеть альтернативное восприятие, часто встречается с короткими интервалами между неоднозначным предварительным воздействием и тестовым стимулом (например, [16]) или после сильного однозначного предварительного воздействия [23] — [26]. Это было связано с «адаптацией», «насыщением» или «нервной усталостью» (например, [23] — [28]). Соответственно, альтернативная гипотеза относительно нашей парадигмы состоит в том, что средняя продолжительность предварительно экспонированного восприятия уменьшается во время продолжающегося соперничества, а не увеличивается после неоднозначного предварительного воздействия (гипотеза подавления, рис. 2В).Мы ожидаем, что продолжительность альтернативного восприятия не будет затронута предварительным воздействием, потому что это восприятие не наблюдается во время предварительного воздействия (гипотеза «без переноса», рис. 2В). Однако манипуляции с одним из восприятий могут повлиять на продолжительность противоположного восприятия (второе предложение Левелта в [29], см. Также [30]), поэтому мы должны учитывать возможность того, что эффект предварительного воздействия переносится на альтернативный восприятие (гипотеза Левела, рис. 2Б).

    Наши результаты показывают, что предварительно выявленное восприятие облегчалось во время соперничества в начале, но не сильно пострадало во время продолжающегося соперничества.Интересно, что продолжительность альтернативного восприятия, то есть восприятия, которое подавлялось во время периодического предварительного воздействия, увеличивалась во время последующего продолжающегося соперничества, подтверждая гипотезу Левелтиана (проиллюстрирована на рис. 2В). Этот эффект имел место аналогично для неоднозначного соперничества структуры из движения и бинокля. Во время бинокулярной конкуренции предварительная экспозиция не влияла на смещение взгляда. В дополнительных экспериментах мы уточняем влияние конкретных характеристик предварительного воздействия, таких как сравнение неоднозначного и однозначного предварительного воздействия.

    Методы

    Участников

    Количество участников было 10, 6, 13 и 6 для экспериментов 1, 2, 3 и 4 соответственно. Семь участников приняли участие более чем в 1 эксперименте. Остальные 18 участвовали только в 1 эксперименте. Большинство участников (20 из 25) не имели опыта проведения психофизических экспериментов. Участники, которые сообщили об особых трудностях в восприятии трехмерной структуры стимула или различении двух возможных восприятий, были исключены (8 из 33).Все участники дали устное информированное согласие перед участием и имели нормальное или скорректированное зрение. Все эксперименты проводились в соответствии с руководящими принципами этики и безопасности Научного факультета Утрехтского университета (без особого одобрения).

    Эксперимент 1: неоднозначная предварительная выдержка

    Стимул и задача.

    Мы использовали стимул структуры из движения [31], [32], состоящий из 450 точек, движущихся влево или вправо (каждая диаметром 0,077 °).Точки представляют собой случайные точки на поверхности виртуального глобуса (5,0 ° в диаметре). Глобус вращался вокруг своей вертикальной оси с периодом 7,8 секунды. Стимулы создавались с помощью специального программного обеспечения и отображались в центре серого экрана компьютера (монитор LaCie 75 Гц, 1600 × 1200 пикселей, применялась гамма-коррекция яркости). Направление вращения было неоднозначным (влево или вправо), потому что никакие признаки глубины не отличали поверхность, движущуюся вправо, от поверхности, движущейся влево (рис.1А). Наблюдатели поочередно воспринимали одно из двух возможных восприятий в течение нескольких секунд за раз. Участников проинструктировали сохранять строгую фиксацию на статической зеленой точке (диаметром 0,18 °), помещенной в центре земного шара. Движения головы ограничивались упором для подбородка. Участники указывали направление движения поверхности, воспринимаемой как находящуюся впереди, удерживая одну из двух соответствующих кнопок на клавиатуре и отпуская кнопки, когда стимул исчезал или когда они не могли отличить переднюю поверхность от задней поверхности.Во время периодических презентаций участники должны были реагировать на каждое представление стимула. Не объясняя причину, участникам сообщили, что направления вращения, которые они собирались увидеть, были непредсказуемыми и что их восприятие никогда не было «неправильным». После разбора полетов большинство участников сообщили, что они не осознавали неоднозначность восприятия стимула.

    Порядок действий.

    Каждое испытание состояло из двух этапов. На этапе до экспонирования неоднозначно вращающийся шар представлялся периодически, чтобы стабилизировать восприятие и создать « опыт » с одним из двух возможных восприятий (продолжительность одного представления земного шара: 720 мс; продолжительность промежуточных пустых периодов: случайное значение между 800 и 1200 мс).На следующем этапе тестирования неоднозначно вращающийся шар постоянно предъявлялся, чтобы проверить влияние предварительного экспонирования на длительное наблюдение (рис. 1B). Было пять условий с различными длительностями до воздействия: 16, 31, 64, 130 и 260 секунд (что составляет 0,3, 0,5, 1,1, 2,2 и 4,3 минуты соответственно). Соответствующие длительности фазы тестирования составляли 1,2, 1,7, 2,7, 5,0 и 10,1 минут соответственно. Продолжительность фазы испытаний была основана на экспериментальных экспериментах. Эти пилотные эксперименты не выявили циклических или поздних эффектов предварительного воздействия после эффекта, наблюдаемого в начале фазы тестирования.Были добавлены два исходных измерения, в которых не было фазы предварительного воздействия (продолжительность фазы тестирования: 5,0 и 10,1 минуты; данные были проанализированы совместно). Большинство участников выполнили по 4 испытания на каждое условие. Некоторые участники завершили меньше испытаний из-за ограниченной доступности участника или из-за технических проблем (в среднем было завершено 3,9 испытания). Из завершенных исследований 4,0% были исключены из анализа. Критериями включения в испытания были: 1) во время фазы перед воздействием одно восприятие должно наблюдаться по крайней мере в три раза чаще, чем другое восприятие, т.е.е. должна быть надлежащая стабилизация восприятия, и 2) во время предварительного воздействия, а также на этапе тестирования субъект должен сообщить об одном из двух возможных восприятий по крайней мере в 75% времени, в течение которого был показан стимул (субъекты воздерживались от ответа, когда они не могли четко определить направление вращения земного шара).

    Эксперимент 2: Однозначная предварительная выдержка

    Фаза предэкспозиции каждого испытания (продолжительностью 260 секунд / 4,3 минуты) включала либо неоднозначный, «монокулярно-однозначный», либо «бинокулярно-однозначный» глобус, в то время как фаза тестирования (продолжалась 10.1 минута) всегда содержал неоднозначный глобус (рис. 3А). Однозначные глобусы были идентичны неоднозначному глобусу, за исключением того, что были добавлены реплики, указывающие на упорядочение по глубине движущихся влево и вправо точек. Для бинокулярно-однозначных глобусов мы использовали диспаратность , бинокулярную метку глубины. С помощью зеркального стереоскопа двум глазам были представлены два слегка разных изображения, имитирующих разные углы обзора, которые эти два глаза будут иметь на глобусе в глубине.Монокулярно-однозначные глобусы просматривались обоими глазами, но содержали только признаки глубины монокуля: 1) дисбаланс контраста : контраст между точками и фоном был уменьшен вдвое для задней поверхности глобуса по сравнению с передней поверхностью глобуса. ; 2) Дисбаланс размера : размер точек менялся с виртуальной глубиной (от 0,051 ° до 0,198 ° в диаметре, меньшие точки на задней поверхности). Эти манипуляции достоверно разрешили направление вращения земного шара, что было подтверждено ответами участников.Эксперимент состоял из двух описанных однозначных условий, одного неоднозначного условия и исходного условия. Участники завершили 3 или 4 испытания на каждое условие (в среднем 3,6 испытания), из которых 3,5% были исключены из анализа. Критерии включения были те, что описаны для эксперимента 1, и, кроме того, восприятие недвусмысленных глобусов должно стабилизироваться в восприятии, предназначенном для устранения неоднозначности. Все остальные характеристики эксперимента 2 были такими же, как и у эксперимента 1.

    Рис. 3. Парадигма и результаты эксперимента 2: Однозначное предварительное экспонирование.

    A ) Парадигма. Период предэкспозиции имел фиксированную продолжительность (4,3 минуты) и содержал либо глобус неоднозначности, глобус, устраненный с помощью бинокулярных индикаторов глубины (несоответствие), либо глобус, устраненный с помощью монокулярных меток глубины (дисбаланс контрастности и размера). Последующий тестовый период всегда содержал неоднозначный глобус. B ) Преобладание альтернативного восприятия в начале фазы тестирования (числа выделены серым цветом) и во время последующего продолжающегося соперничества (± SEM; ширина интервала: 30 сек.) в условиях без предварительной выдержки ( синий ; усредненная базовая мера) и после неоднозначной ( темно-красный ), бинокулярно-однозначной ( красный ) и монокулярно-однозначной ( оранжевый ) предварительной выдержки. После предварительного экспонирования преобладание альтернативного восприятия увеличивалось во время непрерывного просмотра (но не в начале) во всех трех условиях. Это увеличение было последовательно более значительным для условий однозначного монокулярного, однозначного и неоднозначного бинокулярного анализа. C ) Средняя продолжительность (± SEM) восприятий, произошедших между 0.Через 5 и 4,5 минуты после предварительной экспозиции (предварительная экспозиция в , черный, , левый график; альтернативное восприятие в , красный, , правый график; без предварительной экспозиции, в , синий, ). Увеличение продолжительности альтернативного восприятия было последовательно больше, когда предварительно экспонированный стимул был однозначно однозначным (MON), бинокулярно однозначным (BIN) или неоднозначным (AMB). Небольшое уменьшение продолжительности предварительно экспонированного восприятия существенно не отличалось между 3 условиями.

    https: // doi.org / 10.1371 / journal.pone.0030595.g003

    Эксперимент 3: прерывистое и непрерывное предварительное экспонирование

    Предэкспозиционная фаза каждого испытания состояла либо из периодической презентации, как в экспериментах 1 и 2, либо из непрерывной презентации. Общая продолжительность презентации земного шара была одинаковой для периодической и непрерывной процедуры предварительного экспонирования, то есть сумма всех коротких презентаций во время периодической процедуры (которая занимала 64 секунды / 1,1 минуты, включая пробелы) равнялась продолжительности одной процедуры. длинная презентация (27 секунд / 0.45 минут) во время непрерывной процедуры (рис. 4А). Поскольку стабилизация не может быть достигнута при непрерывном предъявлении неоднозначного стимула, на этапах до воздействия этого эксперимента использовались только однозначно однозначные или бинокулярно однозначные глобусы (как описано для эксперимента 2). Было четыре экспериментальных условия (метод устранения неоднозначности x процедура стабилизации) и одно базовое условие. Фаза тестирования каждого испытания всегда содержала неоднозначный глобус и занимала 2 раза.7 мин. Из эксперимента 1 мы знали, что эффект предварительного воздействия меньше, когда продолжительность предварительного воздействия меньше. В ожидании меньшего размера эффекта мы использовали больше испытуемых и больше испытаний. Большинство участников завершили по 8 испытаний на каждое состояние (иногда меньше, в среднем 7,9 испытания). На основании критериев включения, описанных выше, 7,0% исследований были исключены из анализа.

    Рис. 4. Парадигма и результаты эксперимента 3: прерывистое и непрерывное предварительное воздействие.

    A ) Мы проверяем влияние холостых периодов во время периодического предварительного экспонирования. Мы сравнивали периодическое предварительное воздействие с непрерывным предварительным воздействием. Обе процедуры предварительного воздействия включали одинаковую общую продолжительность воздействия стимула (т.е. 0,4 минуты). Для обеспечения стабильного восприятия при непрерывном предварительном воздействии использовались однозначные стимулы. B ) Преобладание альтернативного восприятия в начале фазы тестирования (число выделено серым цветом) и во время последующего продолжающегося соперничества (± SEM; ширина интервала: 20 сек.) для бинокулярно-однозначного ( левый график ) и монокулярно-однозначного ( правый график) предэкспозиционного стимула. Усредненный исходный показатель для blue (без предварительного экспонирования). Для обоих стимулов преобладание было больше после прерывистой процедуры ( пунктирных красных линий), чем после непрерывной процедуры ( сплошных красных линий) во временном окне в диапазоне 20-80 секунд после предварительного воздействия. В первом интервале времени (0–20 с) было верно обратное, главным образом потому, что первое предварительно экспонированное восприятие длилось меньше после непрерывного предварительного воздействия, чем после прерывистого предварительного воздействия (см. Верхний график на рис.4С). C ) Верхний ряд: Средняя продолжительность (± SEM) первого восприятия в испытаниях, которые начинались с предварительно экспонированного восприятия ( черный ) и испытаний без предварительного воздействия ( синий ). Для бинокулярно-однозначного (BIN), а также монокулярно-однозначного (MON) стимула продолжительность первого восприятия была сокращена после непрерывного предварительного воздействия, а не после периодического предварительного воздействия. Нижний ряд: Средняя продолжительность (± SEM) восприятий, которые произошли от 20 до 80 секунд после предварительного воздействия (предварительно экспонированное восприятие в черный , левый график; альтернативное восприятие в красный , правый график; без предварительного -экспозиция в голубой ).Продолжительность альтернативного восприятия была увеличена, тогда как продолжительность предварительно выявленного восприятия — нет. Сокращения: БИН = бинокулярно-однозначный, МОН = монокулярно-однозначный.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0030595.g004

    Эксперимент 4: Предварительная выдержка в бинокулярном соперничестве

    В этом эксперименте мы проверили эффект предварительного экспонирования на двух ортогональных черно-белых образцах решеток, каждая из которых приходилась на один глаз. Когда два противоречивых изображения представлены двум глазам, наблюдатели воспринимают только одно из них в любой момент времени [29].Мы использовали синусоидальные решетки с периодичностью 1,95 цикла на градус, которые были обозначены под углом 45 градусов по вертикали влево или вправо и покрыли круговой участок диаметром 1,4 градуса. Участников проинструктировали зафиксировать в центре пластыря (рис. 5А). Чтобы обеспечить правильное выравнивание глаз, по периферии стимула был представлен бинокулярный узор из линий. Для отдельных участников длительность стимула и холостого хода при прерывистом просмотре была основана на психофизических пилотных тестах (для обеспечения стабилизации восприятия) и в среднем составляла 625 мс и 1581 мс соответственно.Самая первая прерывистая презентация стимула длилась 8000 мс у всех участников, потому что экспериментальная работа показала, что это уменьшило возникновение смешанных восприятий (частичные комбинации обеих решеток). Были исходные условия и два экспериментальных условия с продолжительностью предварительного воздействия 30 или 150 секунд (что составляет 0,5 или 2,5 минуты соответственно). Фаза тестирования каждого испытания длилась 50 секунд. В каждом испытании случайным образом определялось, какая решетка (с наклоном влево или вправо) была представлена ​​какому глазу.Кроме того, в 50% испытаний в экспериментальных условиях стимулы решетки менялись местами между глазами в фазе тестирования по сравнению с фазой до воздействия. Таким образом, решетка, соответствующая стабилизированному восприятию , находилась либо в стабилизированном глазу , либо в другом глазу во время второй фазы. Как следствие, усреднение испытаний с заменой и без нее дало эффект percept — стабилизации как таковой, без какого-либо эффекта eye — стабилизации.Все остальные характеристики эксперимента 4 были такими же, как и в эксперименте 1. Участники обычно выполняли 6 испытаний для каждой настройки параметров, что составляет 24 испытания на каждое условие (иногда было выполнено меньше, в среднем 23,4), поскольку было 4 параметра: настройки (то есть: все комбинации swap / nonwap и решетка влево / вправо в левом глазу). На основании критериев, описанных выше, 4,3% исследований были исключены из анализа.

    Рис. 5. Стимул и результаты эксперимента 4 «Предварительное экспонирование в бинокулярном соперничестве».

    A ) Мы исследовали восприятие бинокулярных решеток, чтобы проверить, отражают ли эффекты предварительной экспозиции общее явление среди неоднозначных стимулов или они специфичны для вращающегося шара. Когда в два глаза подаются решетки с наклоном влево и вправо, наблюдатели воспринимают их попеременно в течение нескольких секунд за раз. Мы использовали парадигму, представленную на рисунке 1B, с периодом периодического просмотра продолжительностью 0,5 или 2,5 минуты и периодом тестирования продолжительностью 50 секунд.В 50% испытаний решетки стимулов меняли местами между глазами в начале фазы теста (по сравнению с прерывистой фазой этого испытания), чтобы иметь возможность отделить эффекты стабилизации восприятия от эффектов стабилизации глаз. B ) Преобладание альтернативного восприятия ( левый график ) и «альтернативного глаза», то есть глаза, который был подавлен во время предварительного воздействия ( правый график ) в начале фазы тестирования (числа в серая штриховка) и во время последующего продолжающегося соперничества (± SEM; bin-width: 8.3 сек.). В соответствии с предыдущими экспериментами, в которых мы использовали вращающийся шар (см. Рис. 2E), преобладание альтернативного восприятия во время продолжающегося соперничества увеличивалось после предварительного воздействия ( красный ) по сравнению с состоянием без предварительного воздействия ( синий ). Это увеличение было больше после длительного предварительного воздействия (2,5 минуты; темно-красный ), чем после короткого предварительного воздействия (0,5 минуты; светло-красный ). На соперничество в начале не влияла продолжительность предварительного воздействия.Предварительное воздействие не повлияло на преобладание альтернативного глаза. Во всех условиях преобладание альтернативного глаза было низким изначально и около 50% позже. C ) Два нижних графика: Средняя продолжительность (± SEM) восприятий, которые произошли в промежутке от 0 до 16,7 секунд после предварительного воздействия (предварительно экспонированное восприятие в черный , левый график; альтернативное восприятие в красный , правый график; без предварительной выдержки в синий ). Два верхних графика: те же данные, но теперь показывают среднюю разницу в длительности восприятия между условиями с предварительным воздействием и без него.Эффект длительности предварительного воздействия лучше виден с этой поправкой, потому что различия между участниками в общей средней продолжительности восприятия были довольно большими. На уменьшение продолжительности предварительно экспонированного восприятия не влияет продолжительность предварительного воздействия, тогда как продолжительность альтернативного восприятия больше после длительного предварительного воздействия, чем после короткого предварительного воздействия (в соответствии с результатом для вращающийся шар, см. рис. 2C).

    https: // doi.org / 10.1371 / journal.pone.0030595.g005

    Анализ длительности восприятия

    Длительности восприятий были получены из записанных нажатий кнопок и, учитывая в целом искаженное распределение длительностей восприятия, были преобразованы в логарифм (логарифм с основанием 10) перед усреднением, чтобы избежать непропорционального вклада чрезмерно долгих восприятий. Идиосинкразическая (зависящая от субъекта) предвзятость в возникновении восприятия влево и вправо была принята во внимание путем расчета средневзвешенного значения данных из исходного состояния (без предварительного воздействия).Цель взвешивания заключалась в том, чтобы убедиться, что каждое восприятие (влево или вправо) считается «предварительно экспонированным» одинаково часто как в исходном состоянии, так и в предварительно выявленном, так что идиосинкразическая предвзятость между «предварительно экспонированным» и «альтернативное» восприятие, если таковое было, было видно в исходном состоянии. Например, если в 75% испытаний с предварительным воздействием (3 из 4) левостороннее восприятие стабилизировалось / предварительно экспонировалось во время прерывистой фазы, веса левого и правого восприятия исходного состояния были равны 0.75 и 0,25 соответственно. Базовая мера рассчитывалась на восприятие и на состояние (и на глаз для решетчатого стимула в эксперименте 4) для каждого участника индивидуально. Статистическое тестирование проводилось с использованием дисперсионного анализа с повторными измерениями, скорректированного Гринхаус-Гейссера (ANOVA) (если не указано иное). Для всех тестов было принято двустороннее значение α 0,05.

    Анализ преобладания восприятия

    Преобладание альтернативного восприятия в данном временном окне рассчитывалось как общее время, потраченное на просмотр альтернативного восприятия, деленное на общее время восприятия любого восприятия (= альтернатива / (предварительно выявленная + альтернатива)).Таким образом, периоды, в течение которых не была нажата ни одна из двух кнопок ответа, были исключены из анализа. Статистическое тестирование и определение базовой меры были такими же, как и для продолжительности восприятия.

    Результаты

    Настоящее исследование было разработано, чтобы проверить, изменяет ли предварительное воздействие стабилизированного в восприятии неоднозначного стимула восприятие продолжающейся неоднозначности визуальной информации (рис. 1). Мы попытались создать перцептивный опыт для одной из двух интерпретаций неоднозначно вращающегося земного шара (правое или левое вращение), чередуя короткие презентации с пустыми периодами, что стабилизировало восприятие земного шара.Только испытания с надлежащей стабилизацией (см. Определение в методах) были включены в дальнейший анализ данных (97,1%, 93,8%, 96,6% и 93,9% испытаний в экспериментах 1, 2, 3 и 4, соответственно). Для предварительного просмотра нашего основного результата: во время последующего непрерывного просмотра неоднозначного земного шара длительность предварительно экспонированного восприятия была сопоставима с ситуацией без предварительного воздействия, тогда как продолжительность альтернативного восприятия была значительно увеличена.

    Эксперимент 1: неоднозначная предварительная выдержка

    Мы варьировали величину предварительного экспонирования, изменяя продолжительность прерывистого периода.В течение этого периода одно и то же восприятие неоднократно наблюдалось почти во всех презентациях стимула (97,5%, 99,4%, 97,6%, 97,7% и 97,2% презентаций от сверхкоротких до сверхдлительных предварительных воздействий, соответственно). Независимо от продолжительности предварительного воздействия тенденция к восприятию предварительно экспонированного восприятия в начале фазы тестирования была сильнее после предварительного воздействия (96,7%, 95,0%, 100%, 85,8% и 91,7% испытаний для от сверхкороткой до сверхдлинной предэкспозиции, соответственно), чем без предварительной выдержки (79.2%, это исходное значение также является относительно высоким из-за относительно больших идиосинкразических предубеждений, рис. 6Б).

    Рис. 6. Текущее соперничество по сравнению с соперничеством в начале.

    A ) Во всех четырех экспериментах мы обнаружили противоположное влияние предварительного воздействия на соперничество в начале и продолжающееся соперничество (рис. 2A, 3B, 4B и 5B). Вначале альтернативное восприятие подавляется (то есть происходит стабилизация восприятия), тогда как во время продолжающегося соперничества альтернативное восприятие облегчается.В качестве иллюстрации на графике показаны данные эксперимента 2, условия с 4,3 минутами неоднозначного предварительного экспонирования (см. Также рис. 3B). B ) Идиосинкразические смещения восприятия в исходном состоянии без предварительного воздействия, выраженные как процент, в котором наблюдается восприятие вправо, или, что касается смещения глаза в эксперименте 4, используется правый глаз. В таблице представлена ​​средняя разница от 50% отдельных систематических ошибок (т. Е. Значение 10% в таблице относится к систематической ошибке 40% или 60%).Предубеждения были высоки в начале и очень незначительны во время продолжающегося соперничества. График показывает смещение в начале и во время продолжающегося соперничества для отдельных участников во всех четырех экспериментах. Все текущие смещения невелики (от 39% до 61%), но положительно коррелировали с смещением в начале (которое варьировалось от 0% до 100%) для эксперимента 1, эксперимента 3 и смещением глаз в эксперименте 4 (обозначено значком зеленые символы).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0030595.g006

    Преобладание альтернативного восприятия во время фазы тестирования вычислялось в последовательных временных интервалах шириной 30 секунд (рис.2А). Преобладание определялось как процент времени, в течение которого восприятие наблюдалось в интервале времени. От 0,5 до 3,5 минут после сверхдлительного предварительного воздействия (4,3 минуты) преобладание альтернативного восприятия было значительно больше, чем исходный показатель (интервалы времени 2-5 и 7: все t> 3,0, все p <0,05; время - ячейка 6 была незначительной: t = 2,2, p = 0,06). В течение этого временного окна увеличение преобладания альтернативного восприятия было видно по данным каждого отдельного участника, которого мы тестировали (рис.2А, правый график). Эффект предварительного воздействия не был значительным в первом интервале времени, по-видимому, из-за того, что первое восприятие в начале фазы тестирования почти всегда было тем, которое наблюдалось во время прерывистого представления.

    После длительного предварительного воздействия (2,2 минуты) преобладание альтернативного восприятия увеличивалось во временном окне от 0,5 до 2,5 минут (интервалы времени 2–5: все t> 2,8, все p <0,05) и после среднего. длительностью предварительной выдержки (1,1 минуты) это было верно для временного окна, охватывающего 0.От 5 до 1,0 минуты (интервал времени 2: t = 2,5, p <0,05). Таким образом, эффект предварительного воздействия длился дольше, когда само предварительное воздействие длилось дольше (1,0, 2,5 и 3,5 минуты после предварительного воздействия 1,1, 2,2 и 4,3 минуты, соответственно; рис. 2A, левый график). Кроме того, величина эффекта зависела от продолжительности предварительного воздействия. Во временном окне от 0 до 2,5 минут после предварительного воздействия (все F > 4,3, все p <0,05) более длительные периоды предварительного воздействия привели к большему преобладанию альтернативного восприятия, и эта тенденция также была видна в временное окно от 2.От 5 до 4 минут после предварительного воздействия (все F > 3,4, все p≤0,08). Таким образом, предэкспонированное восприятие достоверно наблюдалось в начале тестовой фазы для всех предэкспозиционных длительностей, тогда как альтернативное восприятие преобладало во время непрерывного просмотра. Величина и продолжительность преобладания альтернативного восприятия увеличивались, когда продолжительность предварительного воздействия была больше (рис. 2А).

    Чтобы увидеть, какое влияние оказывает предварительное воздействие на продолжительность эпох восприятия, мы проанализировали индивидуальные длительности предварительно экспонированного и альтернативного восприятия после сверхдлительного воздействия прерывистого представления (4.3 минуты; инжир. 2Б и 2С). Чтобы избежать непропорционального вклада чрезмерно длинных восприятий, мы дополнительно проанализировали логарифмическое преобразование длительностей восприятия. По сравнению с состоянием без предварительного воздействия, непрерывный просмотр после предварительного воздействия характеризовался большой продолжительностью альтернативного восприятия, в то время как продолжительность предварительно экспонированного восприятия не сильно пострадала. Продолжительность альтернативного восприятия была наибольшей вскоре после предварительного воздействия и впоследствии постепенно уменьшалась до исходного уровня (рис.2Б, правый график; 1 st –5 th появление альтернативного восприятия: все t> 2,6, все p <0,05). Для предварительно экспонированного восприятия наблюдалась тенденция к небольшому уменьшению продолжительности по сравнению с исходным уровнем (рис. 2B, левый график; значимо только для 2 nd и 6 th возникновение предварительно экспонированного восприятия: оба t≤ -2,6, оба p <0,05; см. Методы определения базовой линии). В пилотном эксперименте мы использовали длительность предварительного воздействия 2,2 минуты и тестовый период 15 минут, и мы не обнаружили никаких поздних или циклических эффектов предварительного воздействия после того, как этот первоначальный эффект начался в начале фазы тестирования.

    Чтобы исследовать, как модуляция продолжительности восприятия зависела от продолжительности предварительного воздействия, мы сравнили среднее значение всех восприятий, закончившихся в пределах 1,5 минут после предварительного воздействия, при различных длительностях предварительного воздействия. В пределах этого временного окна эффект предварительного воздействия был максимальным для всех длительностей предварительного воздействия (рис. 2А). Двухфакторный дисперсионный анализ ANOVA с повторными измерениями на протяжении длительности предварительного воздействия и условия (то есть с / без предварительного воздействия) показал, что уменьшение продолжительности предварительно экспонированного восприятия не было значительным ( F ( 1, 9) = 3.3, p = 0,1; инжир. 2С). Кроме того, продолжительность предварительно экспонированного восприятия не модулировалась продолжительностью предварительного воздействия (основной эффект и эффект взаимодействия не были значимыми: оба F ≤0,7, оба p≥0,6). Регрессия с повторными измерениями методом наименьших квадратов подтвердила, что продолжительность предварительно экспонированного восприятия не зависела от продолжительности предварительного воздействия (рис. 2C, левый график; наклон = -0,02, t = -0,4, p = 0,3 ; наклон для базовой меры: -0,02, t = -1,0, p = 0,2).

    Для продолжительности альтернативного восприятия, с другой стороны, двухфакторный дисперсионный анализ с повторными измерениями выявил значительный эффект взаимодействия ( F (2.4, 21,9) = 4,6, p <0,05; инжир. 2С, правый график). Дальнейшее тестирование показало, что продолжительность альтернативного восприятия изменялась с продолжительностью предварительного воздействия ( F (2,1, 19,1) = 6,1, p <= 0,01), в то время как исходный показатель не менялся ( F (1,4, 12,7) = 0,8, p = 0,4). Регрессия с повторными измерениями показала, что продолжительность альтернативного восприятия увеличивалась с продолжительностью предварительного воздействия почти линейно (наклон = -0,23, t = 5.4, р <0,001; наклон для базовой меры: 0,02, t = 1,0, p = 0,2). Таким образом, не было доказательств насыщения эффекта при более длительном предварительном воздействии.

    В совокупности результаты эксперимента 1 выявили функциональную связь между стабилизацией восприятия периодически предъявляемого неоднозначного стимула и более поздним непрерывным просмотром того же стимула: восприятие, которое подавлялось во время прерывистого просмотра (то есть соперничество в начале), преобладало во время непрерывного просмотра.Продолжительность и сила воздействия на продолжающееся соперничество (но не на эффект на соперничество в начале) зависели от количества предшествующего воздействия перцепционно стабилизированного стимула (рис. 2).

    Эксперимент 2: Однозначная предварительная выдержка

    Эффекты предварительного воздействия, обнаруженные в эксперименте 1, могут отражать влияние предыдущего состояния восприятия, то есть содержания перцептивного осознания, или они могут быть конкретно связаны с процессами принятия решений в условиях визуальной неоднозначности.Чтобы различать эти два фактора, мы сравнили неоднозначное предварительное воздействие с однозначным предварительным воздействием. В этом последнем состоянии перцептивное состояние такое же, но оно определяется манипуляциями с экзогенными стимулами, а не с эндогенными механизмами принятия решений. Мы использовали неоднозначный стимул на всех этапах тестирования, но на периодической фазе перед воздействием мы предъявляли один из трех стимулов: неоднозначный глобус, глобус, неоднозначный с несоответствием (« бинокулярно-однозначный »), или глобус, неоднозначный с контрастом. и размерный дисбаланс («монокуляр-однозначно») (рис.3А). Эти три случая были схожими в отношении стабилизации восприятия во время предварительного воздействия (99,2%, 99,8% и 99,5% презентаций соответственно), а также тенденции к восприятию предварительно экспонированного восприятия в начале теста. фаза (94,4%, 86,1%, 95,8% соответственно по сравнению с 51,9% в состоянии без предварительного воздействия).

    После неоднозначного, а также однозначного предварительного воздействия преобладание альтернативного восприятия (рассчитанного за 30 секунд) увеличилось по сравнению с исходными условиями без предварительного воздействия (рис.3Б). Временной интервал этого эффекта перекрывался между тремя различными стимулами до воздействия (неоднозначный ⇒ интервалы времени 3–6: все t> 3,1, все p <0,05; бинокулярно-однозначные ⇒ интервалы времени 2–4 и 7: все t> 3,3, все p <0,05; интервалы времени 5–6 были незначительно значимыми; интервалы времени 5–6 были минимально значимыми; интервалы времени монокуляра 3, 8 и 9: все t> 2,6, все p <0,05; интервалы времени 5–7 были незначительными. значимо; интервал времени 14 показал значительное уменьшение: t = -9,5, p <0,001).

    От 0,5 до 4,5 минут после предварительного воздействия (интервалы времени 2–9) наблюдалось значительное увеличение преобладания альтернативного восприятия по крайней мере для одного из трех предэкспозиционных стимулов.Мы провели дисперсионный анализ ANOVA с повторными измерениями для этого временного окна и обнаружили значительный основной эффект стимула до воздействия ( F (1,7, 8,6) = 5,5, p <0,05; интервалы времени не отличались от друг друга в этом отношении). Частичное тестирование показало, что увеличение преобладания альтернативного восприятия было значительно больше после неоднозначного предварительного воздействия, чем после однозначно однозначного предварительного воздействия ( F (1, 5) = 15,6, p <0,05). Бинокулярно-однозначный случай был промежуточным, так как он существенно не отличался от любого из двух других стимулов (оба F (1, 5) ≤3.7, оба p> 0,1; в частичных тестах не было эффекта временного интервала). Разница между однозначным предварительным экспонированием с помощью монокуляра и бинокля была дополнительно исследована в эксперименте 3 и достигла там статистической значимости.

    Логарифмически преобразованная продолжительность альтернативного восприятия показала тот же образец результатов. Как и в эксперименте 1, продолжительность восприятия после предварительного воздействия была немного уменьшена после предварительного воздействия ( F (1, 5) = 8,1, p <0,05), но не зависела от типа стимула, который был предварительно экспонированный ( F (1.8, 8.7) = 0,7, p = 0,5). С другой стороны, продолжительность альтернативного восприятия различалась для разных стимулов до воздействия ( F (1,5, 7,7) = 4,9, p <0,05) и была значительно больше после неоднозначного по сравнению с однозначно однозначным до воздействия. -экспозиция ( F (1, 5) = 9,4, p <0,05; рис. 3C). Базовые показатели также не различались для трех условий ( F (1,1, 5,3) = 0,2, оба p = 0,7).

    В целом, эффект предварительного экспонирования был качественно одинаковым для неоднозначных и однозначных случаев.Однако однозначное монокулярное предварительное воздействие оказало меньшее влияние на продолжающееся соперничество, чем неоднозначное предварительное воздействие, как с точки зрения преобладания альтернативного восприятия, так и с точки зрения продолжительности альтернативного восприятия. Бинокулярное предварительное экспонирование показало промежуточные значения. Такой разницы между стимулами до воздействия не наблюдалось для соперничества в начале.

    Эксперимент 3: прерывистое и непрерывное предварительное экспонирование

    В этом эксперименте мы ввели процедуру непрерывного предварительного экспонирования, которая состояла из одного непрерывного представления земного шара, и сравнили его с парадигмой периодического предварительного воздействия.Пустые периоды в периодической процедуре могут позволить системе частично вернуться к исходному уровню, тем самым ослабляя эффект предварительного воздействия. В качестве альтернативы, заставляя зрительную систему многократно принимать решения о восприятии при появлении каждого стимула, эффект предварительного воздействия может быть сильнее после периодического воздействия, чем после непрерывного предварительного воздействия. Важно отметить, что общая продолжительность воздействия стимула была одинаковой для обеих парадигм (т.е. 0,45 минуты; рис. 4A). Учитывая, что неоднозначное и однозначное предварительное воздействие имеет качественно похожие эффекты (см. Эксперимент 2), мы использовали однозначные глобусы во все периоды предварительного воздействия, поскольку они обеспечивали стабильное восприятие как во время непрерывного, так и при прерывистом предварительном воздействии.Процент времени, в течение которого одно и то же восприятие наблюдалось во время предварительного воздействия, составлял 99,5% и 99,7% в прерывистом и непрерывном бинокулярно-однозначных условиях и 99,9% и 98,8% в прерывистом и непрерывном монокулярно-однозначном состоянии, соответственно.

    Принимая во внимание, что соперничество в начале не зависело от продолжительности предварительного воздействия в Эксперименте 1 или стимула до воздействия в Эксперименте 2, мы действительно обнаружили влияние процедуры предварительного воздействия на конкуренцию в начале эксперимента 3.После непрерывного предварительного воздействия первое восприятие было короче, чем исходное значение ( F (1, 12) = 6,1, p <0,05), тогда как после периодического предварительного воздействия этого не было (рис. 4C, вверху). ряд; F (1, 12) = 0,5, p <0,5; отличие от исходного уровня x процедура предварительного воздействия: F (1, 12) = 15,3, p <0,01). В испытаниях, в которых фаза тестирования начиналась с альтернативного восприятия вместо предварительно экспонированного восприятия, на продолжительность первого восприятия не влияла процедура предварительного воздействия ( F (1, 12) = 0.9, р = 0,4). Это повлияло только на продолжительность первого предварительно экспонированного восприятия. Прерывистая и непрерывная процедуры не сильно различались по проценту испытаний, в которых фаза тестирования начиналась с предварительно выставленного восприятия (87% и 77% соответственно; небольшая разница может быть связана с более короткими восприятиями, которые труднее отслеживать с помощью нажатия кнопок. ).

    От 0 до 80 секунд после предварительного воздействия (интервалы времени 1–4) произошли значительные изменения в преобладании альтернативного восприятия (по сравнению с исходным показателем) по крайней мере для одного из четырех условий (рис.4Б). Мы выполнили ANOVA с повторными измерениями в течение этого временного окна и обнаружили, что эффект процедуры предварительного воздействия отличался в первом интервале времени после предварительного воздействия (= первые 20 секунд) по сравнению с 20-80 секундами после предварительного воздействия. воздействие (интервал времени 2–4), отражающее разницу в соперничестве в начале между процедурами (описанными выше). Между 20 и 80 секундами после предварительного воздействия преобладание альтернативного восприятия было больше после периодического предварительного воздействия, чем после непрерывного предварительного воздействия (основной эффект процедуры : F (1, 12) = 9.1, р <0,05; инжир. 4Б). Кроме того, преобладание альтернативного восприятия было больше при использовании бинокулярно-однозначного стимула, чем при использовании монокулярно-однозначного предэкспозиционного стимула (основной эффект предэкспозиционного стимула : F (1, 12) = 7,9, p <0,05; в соответствии с экспериментом 2). Что касается продолжительности восприятия, продолжительность альтернативного восприятия была увеличена по сравнению с базовой мерой ( F (1, 12) = 4.8, р <0,05; инжир. 4C, нижний ряд), но эффект от процедуры предварительного воздействия был незначительным ( F (1, 12) = 0,9, p = 0,4). Продолжительность предварительно экспонированного восприятия не отличалась от исходной меры ( F (1, 12) = 0,02, p = 0,9; первое восприятие тестовой фазы исключено из анализа).

    Подводя итог, можно сказать, что влияние предварительного воздействия на продолжающееся соперничество было качественно таким же, но меньше, когда предварительное воздействие состояло из одного непрерывного представления (непрерывная процедура), по сравнению с ситуацией, когда пробелы были включены в фазу предварительного воздействия (прерывистая процедура).В соответствии с экспериментами 1 и 2 продолжительность альтернативного восприятия была увеличена, в то время как продолжительность предварительно экспонированного восприятия не изменилась. Кроме того, первое проявление предварительно экспонированного (но не альтернативного) восприятия после непрерывного предварительного воздействия было короче по продолжительности, чем во время состояния без предварительного воздействия, тогда как после периодического предварительного воздействия этого не было.

    Эксперимент 4: Предварительная выдержка в бинокулярном соперничестве

    Чтобы увидеть, является ли эффект предварительного экспонирования специфичным для вращающегося шара или распространяется ли он на другие неоднозначные стимулы, мы также протестировали бинокулярное соперничество (ортогональные решетки; рис.5А). Во время бинокулярного соперничества мы можем идентифицировать предварительно экспонированное восприятие, но также и «глаз до экспонирования», то есть глаз, который был представлен с предварительно экспонированным восприятием, используемым во время предварительного экспонирования. Чтобы иметь возможность отделить эффекты восприятия предварительного воздействия от глаза предварительного воздействия, мы переключали решетку между глазами в половине испытаний, как только фаза испытаний закончилась. Как и в случае с вращающимся глобусом, восприятие стабилизировалось во время прерывистой фазы предэкспозиции (процент презентаций с таким же восприятием составил 97.2% и 97,7% для короткой и длительной предэкспозиции соответственно).

    Во время продолжающегося соперничества преобладание глаз не зависело от предварительного воздействия (отличие от условий без предварительного воздействия: все t> 1,9, все p> 0,1; общий ANOVA: F (1, 5) = 0,1, p = 0,7). Мы подсчитали преобладание по 6 временным интервалам одинакового размера (фаза тестирования длилась 50 секунд, ширина интервала 8,3 секунды). В обоих условиях предварительной экспозиции наблюдалась сильная тенденция видеть решетку в «глазке предварительной экспозиции» в начале фазы испытания (в 69.6% и 71,3% испытаний для короткой и большой продолжительности предварительного воздействия, соответственно; инжир. 5Б, правый график). Тот же глаз также преобладал в начале испытаний без предварительного воздействия (т.е. в 82,2% испытаний). Это было связано с идиосинкразическими предубеждениями глаз, то есть большинство испытуемых склонны видеть изображение, представленное одним конкретным глазом, в начале любого испытания. Этот глаз становится «глазом с предварительной экспозицией» в условиях с предварительной экспозицией, и это также глаз, который изначально используется в условиях без предварительной экспозиции.Цифры предполагают, что это смещение взгляда было немного уменьшено в начале фазы тестирования после предварительного воздействия (с 82,2% до примерно 70%), но эта разница не была значимой ( F (1, 5) = 0,1, p = 0,7; рис. 5Б правый график). Что касается смещения восприятия (т. Е. Смещения паттерна), наблюдалось значительное влияние предварительного воздействия на соперничество в начале, что указывает на то, что произошла стабилизация восприятия ( F (1, 5) = 7,6, p <0,05; рис. . 5Б левый график).

    Во всех экспериментах с вращающимся глобусом мы обнаружили противоположное влияние предварительного воздействия на соперничество в начале и продолжающееся соперничество (рис. 2A, 3B, 4B). Вначале альтернативное восприятие подавляется (то есть происходит стабилизация восприятия), тогда как во время продолжающегося соперничества альтернативное восприятие облегчается. В соответствии с этим преобладание альтернативного восприятия также увеличилось в течение продолжающегося бинокулярного соперничества после предварительного воздействия по сравнению с состоянием без предварительного воздействия (рис.5Б, левый график). После длительного предварительного воздействия это увеличение преобладания было значительным с задержкой от 0 до 16,8 секунд (интервалы времени 1-2: оба t> 3,9, оба p <0,05). В этом временном окне этот эффект предварительного воздействия был сильнее после длительного предварительного воздействия, чем после короткого предварительного воздействия ( F (1, 5) = 7,8, p <0,05). Мы также проанализировали среднюю продолжительность восприятий, имевших место между 0 и 16,8 секундами после предварительного воздействия. Предварительное воздействие и альтернативное восприятие по-разному влияли на предварительное воздействие ( F (1, 5) = 8.3, р <0,05). Основываясь на результатах для вращающегося шара, мы ожидали, что продолжительность альтернативного восприятия будет больше после длительного предварительного воздействия, чем после короткого предварительного воздействия. Тенденция к этой разнице действительно имела место ( F (1, 5) = 4,4, p = 0,09; сравните рис. 5C с рис. 2C), но общее увеличение не было значительным ( F (1 , 5) = 0,1, p = 0,8). Продолжительность предварительно экспонированного восприятия была уменьшена по сравнению с состоянием без предварительного воздействия ( F (1, 5) = 7.0, p <0,05), но не зависела от продолжительности предварительного воздействия ( F (1, 5) = 0,4, p = 0,5).

    По сравнению с вращающимся глобусом, эффект предварительного экспонирования был качественно таким же, как и для бинокулярного соперничества. Предварительно выявленное восприятие первоначально было замечено в начале фазы тестирования, тогда как альтернативное восприятие преобладало во время последующего продолжающегося соперничества. Продолжительность альтернативного восприятия во время продолжающегося соперничества была больше, чем дольше длилось предварительное воздействие.С другой стороны, продолжительность восприятия до воздействия была уменьшена во время продолжающегося соперничества после предварительного воздействия, но это уменьшение не зависело от продолжительности предварительного воздействия. Эффект бинокулярного соперничества оказался меньше по размеру и менее продолжительным, чем эффект для вращающегося глобуса (сравните рис. 5B с рис. 2D). Предварительное воздействие не повлияло на преобладание глаза, который был доминирующим во время предварительного воздействия.

    Идиосинкратическое смещение восприятия

    При отсутствии предвзятости преобладание как правого, так и левого восприятия составило бы 50%.Однако мы обнаружили, что идиосинкразические предубеждения присутствовали в этом состоянии без предварительного воздействия во всех экспериментах. Интересно, что предубеждения были гораздо более сильными в начале соперничества (первоначальное восприятие), чем во время продолжающегося соперничества. В эксперименте 1, например, было в среднем 37% расстояние от 50% преобладания правого восприятия в начале состояния без предварительного воздействия, тогда как это расстояние составляло только 2,4% во время продолжающегося соперничества без предварительного воздействия. Аналогичная картина была обнаружена и в других экспериментах (рис.6Б). Несмотря на то, что текущие систематические ошибки были небольшими, наблюдалась значимая положительная корреляция между исходной систематической ошибкой и продолжающейся систематической ошибкой для эксперимента 1 (коэффициент регрессии = 0,07, t = 3,2, p <0,05), эксперимента 3 (коэффициент регрессии = 0,15, t = 3,4, p <0,01) и смещение глаза в эксперименте 4 (коэффициент регрессии = 0,19, t = 4,8, p <0,01). Присутствие этих систематических ошибок подчеркивает важность взвешенных исходных показателей, используемых в описанных выше анализах (см. Методы), которые исключили какой-либо вклад идиосинкразической предвзятости в эффекты предварительного воздействия.

    Обсуждение

    Мы исследовали продолжающееся сознательное восприятие неоднозначной визуальной информации после того, как наблюдатели были предварительно подвергнуты перцептивно стабилизированной последовательности одного и того же стимула. Последующее продолжающееся соперничество между возможными интерпретациями неоднозначного стимула было смещено в сторону альтернативного восприятия, то есть восприятия, подавленного во время предварительного воздействия. Напротив, первоначальная интерпретация стимула показывала предвзятость в сторону заранее выявленного, а не альтернативного восприятия (рис.6А; стабилизация восприятия, см. [10] — [12]). Таким образом, соперничество в начале имело иную зависимость от предварительного воздействия, чем постоянное соперничество в восприятии. Более того, предвзятость в начале отражалась только в перцептивном выборе, а не в продолжительности первого восприятия, тогда как изменение длительности восприятия было ответственно за предвзятость к альтернативному восприятию во время продолжающегося соперничества. Предыдущие исследования показали, что соперничество в начале и текущее соперничество также различаются по динамике перцептивного выбора [5], [7], влиянию идиосинкразических искажений восприятия [6] и влиянию внимания [8], [9], [16].Взятые вместе, наши результаты подтверждают разницу между достижением доминирования в начале неоднозначного стимула и достижением против доминирования во время продолжающегося соперничества.

    Облегчающий эффект предварительного воздействия в начале неоднозначного стимула не перекрывается несвязанными промежуточными презентациями стимула [17], [22], [33] и может зависеть от сложных характеристик задачи [16], [34] ]. Это может быть опосредовано большей нейронной чувствительностью к предварительно экспонированному восприятию, т.е.е. большая «готовность ответить». Например, изменение чувствительности, а не изменение активности , особенно подходит для получения более крутого подъема нервной активности для этого восприятия в начале действия стимула [5], [35]. Изменение чувствительности может быть не очень эффективным во время продолжающегося соперничества, потому что уже существует нейронная активность для обоих восприятий, хотя и подпороговая для подавленного восприятия [35], [36]. В этой ситуации взаимное торможение между нейронами или уровень насыщения нейронной активности являются более вероятными кандидатами на опосредование эффекта предварительного воздействия.В частности, мы выдвинули гипотезу либо об уменьшении продолжительности предвзятого восприятия во время продолжающегося соперничества (подавление), как об утомлении, либо о «подобном воспоминанию» увеличении (фасилитация). Для альтернативного восприятия мы изначально не ожидали никакого эффекта, но, учитывая второе предположение Левелла о бинокулярном соперничестве, эффект предварительного воздействия может также переноситься на продолжительность восприятия альтернативного восприятия [29], [30] (см. Гипотезы на рис. 2B). .

    Наши результаты показывают, что продолжительность альтернативного восприятия была увеличена после предварительного воздействия, в то время как продолжительность предварительно экспонированного восприятия осталась в значительной степени неизменной (рис.2C), что поддерживает левеловский перенос гипотезы подавления. Маловероятно, что это вызвано утомлением нейронов, кодирующих предварительно экспонированное восприятие, поскольку это логически привело бы к более короткой продолжительности предварительно экспонированного восприятия. Тем не менее, учитывая, что эффект предварительного воздействия специфичен для ретинотопной локализации [37], [38], кажется разумным, что задействованы сенсорные нейроны, настроенные на особенности-различия между восприятием. Роль сенсорных областей мозга дополнительно подтверждается недавним исследованием транскраниальной магнитной стимуляции [39] и несколькими моделями перцептивного соперничества [5], [35].Поэтому мы предполагаем, что нейроны, кодирующие альтернативное восприятие, могли быть активированы — не будучи утомленными — в результате подпороговой активации во время предварительного воздействия [36]. Альтернативное, но не исключающее друг друга, предположение состоит в том, что на перекрестное ингибирование между нейронами, кодирующими два восприятия, влияет предварительное воздействие, а не на активность самих нейронов. Недавно сообщалось о долгосрочной адаптации этого тормозного механизма для бинокулярного соперничества [40].

    Предварительное воздействие также имело неспецифический, то есть инвариантный к восприятию эффект на все длительности восприятия. После предварительного воздействия продолжительность была немного короче по сравнению с ситуацией без предварительного воздействия (рис. 2C), в соответствии с увеличением скорости перцептивного чередования, о котором сообщалось ранее [13], [14]. На продолжительность предварительно экспонированного восприятия повлиял только этот небольшой и неспецифический эффект, который достиг значимости только в 2 из 4 наших экспериментов. Наши результаты показывают, что для альтернативного восприятия неспецифическое уменьшение продолжительности маскируется стимулирующим эффектом (увеличением продолжительности), который становится все больше при более длительном предварительном воздействии.Эта интерпретация объясняет, почему наблюдалось небольшое уменьшение продолжительности при очень короткой (≤30 секунд) продолжительности предварительного воздействия: уменьшение перевешивало увеличение (рис. 2C и 5C). Для бинокулярного соперничества, а также для неоднозначной структуры из движения стимулирующий эффект намного перевешивал неспецифическое снижение, когда предварительное воздействие длилось дольше. Следовательно, преобладание альтернативного восприятия, определяемого как процент времени, в течение которого это восприятие наблюдалось, было намного больше после предварительного воздействия, чем без предварительного воздействия.Не было никаких признаков насыщения или предела этого эффекта, когда длительность предварительного воздействия была сверхдлинной (макс. 4,3 минуты в наших экспериментах; рис. 2C), что позволяет предположить, что продолжительность альтернативного восприятия становится еще больше с предварительным воздействием. длительность воздействия, превышающая измеренную в настоящем исследовании.

    Не только величина эффекта предварительного воздействия (см. Выше), но также его срок службы, масштабируемый с продолжительностью предварительного воздействия. Таким образом, время жизни «перцептивной памяти» было пропорционально продолжительности релевантного перцептивного опыта (связанные открытия с соперничеством начала см. [12], [17]).Более того, преобладание альтернативного восприятия было на удивление длительным (4,5 минуты в эксперименте 2, после 4,3 минуты предварительного воздействия). Ранее сообщалось, что взаимозависимости между последовательными восприятиями во время продолжающегося соперничества были недолговечными (относительно продолжительности восприятия: [41]; вероятности выживания: [42]; и идентичности восприятия: [43], [44]). сообщалось о недвусмысленном предварительном воздействии, которое длилось часы / дни [38]. Настоящие результаты показывают, что текущее восприятие визуальной двусмысленности также подвергается более долгосрочным эффектам предыдущего восприятия, по крайней мере, в масштабе минут .

    Во время бинокулярного соперничества (эксперимент 4; рис. 5) на преобладание двух глаз предварительное воздействие не повлияло, в то время как преобладание двух восприятий показало картину, аналогичную той, которая была обнаружена для неоднозначного вращающегося шара. Это открытие удивительно, учитывая предыдущие сообщения о том, что стабилизация восприятия во время периодического бинокулярного соперничества больше основана на глазах, чем на восприятии [45]. Однако в начале бинокулярного соперничества существует большое влияние идиосинкразического смещения взгляда, и на это смещение взгляда не влияет предварительное экспонирование (рис.5B и 6B). Тенденция многократно видеть изображение, представленное одним и тем же глазом во время периодического бинокулярного соперничества, даже когда изображения меняются местами между глазами (см. [45]), таким образом, была вызвана идиосинкразическим предубеждением, а не преобладанием этого глаз. Было даже небольшое (но не значительное) уменьшение смещения глаз после предварительного экспонирования вместо увеличения (рис. 5B). Меняя местами изображения между глазами в начале фазы непрерывного тестирования в 50% испытаний, мы могли усреднить этот эффект, основанный на глазах, и мы обнаружили, что существует небольшой, но значительный эффект стабилизации восприятия после предварительной -экспозиция (согласно [45]).Восприятие до воздействия с большей вероятностью было замечено в начале стимула после предварительного воздействия, чем без предварительного воздействия (рис. 5B). Во время последующего продолжающегося бинокулярного соперничества преобладание альтернативного восприятия увеличивалось, что соответствовало результатам для неоднозначного стимула «структура из движения». Во время продолжающегося бинокулярного соперничества почти не было идиосинкразических искажений зрения (см. [6], [46] для соответствующих результатов), независимо от того, включало ли состояние предварительное воздействие или нет (рис. 5B и 6B).

    Наши результаты не относились к неоднозначному предварительному экспонированию. Мы обнаружили, что однозначное предварительное воздействие привело к качественно аналогичному эффекту. В нашей парадигме предэкспозиционное восприятие облегчалось в начале тестовой фазы после неоднозначного, а также недвусмысленного предэкспозиции. О подавлении предварительно экспонированного восприятия в начале стимула часто сообщалось после недвусмысленного предварительного воздействия [23] — [26], но облегчение является обычным после длительных холостых интервалов [15], [19] — [20]. Во время продолжающегося соперничества наблюдалось облегчение альтернативного восприятия после неоднозначного, а также однозначного предварительного воздействия (см. Также коэффициенты преобладания, описанные в [47] — [49]), что указывает на то, что эффект предварительного воздействия не зависит от перцептивного решения. процессы в условиях неоднозначности.Однако величина эффекта была меньше, когда предварительно экспонированный стимул устранялся с помощью монокулярных сигналов глубины (т. Е. Дисбаланса контраста и размера), чем когда он был неоднозначным или устранялся с помощью бинокулярных сигналов глубины (несоответствие). Стимул, определяемый несоответствием, также, казалось, имел меньший эффект, чем неоднозначный стимул, но это различие не было значительным (рис. 3B и 4B). Мы интерпретируем это как указание на то, что участок нейронной обработки, где разрешается неоднозначная структура из движения, больше перекрывается с участком, где обрабатывается информация о несоответствии, чем с уровнем обработки основных характеристик стимула, таких как размер и контраст.Во время восприятия неоднозначной структуры из движения перцептивные решения действительно отражаются в активации областей мозга, чувствительных к несоответствию [50].

    Можно также предположить, что эффект однозначного предварительного воздействия был меньше, потому что однозначные стимулы приводят как к адаптации, основанной на стимулах, так и к «памяти», основанной на восприятии, которые противодействуют друг другу. Однако, учитывая, что первое, вероятно, окажет подавляющее воздействие на предварительно выявленное восприятие, в то время как второе способствует альтернативному восприятию, эти эффекты будут усиливать, а не противодействовать друг другу с точки зрения преобладания восприятий.Кроме того, маловероятно, что эти эффекты будут длиться так же долго, учитывая, что подавляющий эффект на предварительно экспонированное восприятие, которое мы обнаружили после непрерывного (но не прерывистого) однозначного предварительного воздействия, длилось только одну перцептивную эпоху. Другими словами, это просто повлияло на соперничество с самого начала. В соответствии с нашими результатами, касающимися продолжающегося соперничества, ранее сообщалось, что на соперничество в начале также сильнее влияет неоднозначность, чем однозначное предварительное воздействие в конкретной парадигме перцептивного обучения, зависящей от местоположения [38], [51].Интересно, что при использовании той же парадигмы предварительная экспозиция с комбинацией бинокулярных и монокулярных сигналов глубины оказывала более сильное влияние на соперничество в начале, чем предварительная экспозиция только с монокулярными сигналами глубины [52].

    Если перекрестное подавление между двумя восприятиями действительно модифицируется предварительным воздействием, как предложено выше, есть дополнительное объяснение наших результатов относительно однозначного предварительного воздействия. Можно предположить, что требуется меньшее подавление подавленного восприятия, когда имеется больше специфической для восприятия информации низкого уровня в качестве доказательства доминирующего восприятия.Это более слабое ингибирование во время предварительного воздействия может привести к более слабой модуляции ингибирования после предварительного воздействия . Подобное рассуждение может объяснить, почему мы обнаружили меньший эффект от непрерывно представляемого однозначного предварительного воздействия, чем от периодически представляемого однозначного предварительного воздействия, даже несмотря на то, что общее время представления оставалось постоянным между двумя процедурами (рис. 4B). Возможно, повторное начало стимуляции во время прерывистого предварительного воздействия сильнее активировало взаимное торможение, чем непрерывное предъявление.

    Заключение

    Настоящие данные показывают, что ранее воспринимаемые интерпретации преобладают при появлении неоднозначной сенсорной информации, тогда как альтернативные интерпретации восприятия имеют тенденцию преобладать при длительном просмотре. Этот эффект предыдущего опыта на восприятие продолжающейся сенсорной неоднозначности может длиться несколько минут и усиливается, когда предварительное воздействие длилось дольше. Мы предполагаем, что описанные эффекты могут быть связаны с запуском подавленного восприятия во время предварительного воздействия.В качестве альтернативы, процессы обучения во взаимном запрете между возможными перцептивными интерпретациями могут играть роль. Эффект был обнаружен как для перцептивного, так и для бинокулярного соперничества и был больше после неоднозначной предварительной стимуляции, чем после однозначной предварительной стимуляции. В целом, наши результаты совместимы с механизмом, который оптимизирует производительность путем обучения на собственном опыте следующим образом: природа новых сенсорных входных данных оценивается быстро посредством сохранения прошлого опыта, а альтернативные интерпретации рассматриваются после продолжения оценки информации.

    Вклад авторов

    Задумал и спроектировал эксперименты: MCdJ TK. Проведены эксперименты: MCdJ. Проанализированы данные: MCdJ TK. Предоставленные реагенты / материалы / инструменты анализа: RvE. Написал статью: MCdJ. В статье участвовал: ТК РвЭ.

    Ссылки

    1. 1. Helmholtz H von, Southall JPC (переводчик) (1911) Handbuch der Physiologischen Optik, 3-е немецкое издание, 1911, Гамбург: Voss. Трактат по физиологической оптике. Колумбийский университет 1925 г.Перепечатка из Нью-Йорка: Довер, 1962.
    2. 2. Сасаки Ю., Нанез Дж. Э., Ватанабе Т. (2010) Достижения в области обучения визуальному восприятию и пластичности. Nat Rev Neurosci 11/1: 53–60.
    3. 3. Кристьянссон А., Кампана Г. (2010). Там, где восприятие встречается с памятью: обзор подготовки к повторению в задачах визуального поиска. Atten Percept Psychophys 72/1: 5–18.
    4. 4. Курци З. (2010) Визуальное обучение для перцептивных и категориальных решений в человеческом мозге.Vision Res 50/4: 433–40.
    5. 5. Brascamp JW, Pearson J, Blake R, van den Berg AV (2009) Прерывистые неоднозначные стимулы: имплицитная память вызывает периодические перцепционные изменения. J Vis 9/3: 3 1–23.
    6. 6. Carter O, Cavanagh P (2007) Начало соперничества: краткое изложение выделяет раннюю независимую фазу перцептивного соревнования. PLoS ONE 2/4: e343.
    7. 7. Хюпе Дж. М., Рубин Н. (2003) Динамика бистабильного чередования в дисплеях неоднозначного движения: свежий взгляд на пледы.Видение Res 43/5: 531–48.
    8. 8. Chong SC, Tadin D, Blake R (2005) Эндогенное внимание продлевает продолжительность доминирования в бинокулярном соперничестве. J Vis 5/11: 1004–1012.
    9. 9. Chong SC, Blake R (2006) Экзогенное внимание и эндогенное внимание влияют на исходное доминирование в бинокулярном соперничестве. Vision Res 46/11: 1794–803.
    10. 10. Леопольд Д.А., Вильке М., Майер А., Логотетис Н.К. (2002) Стабильное восприятие визуально неоднозначных паттернов. Nature Neuroscience 5: 605–609.
    11. 11. Орбах Дж, Эрлих Д., Хит Х.А. (1963) Обратимость куба Неккера. I. Исследование концепции насыщения ориентации. Перцепционные и моторные навыки 17: 439–458.
    12. 12. Пирсон Дж., Браскэмп Дж. (2008) Сенсорная память для неоднозначного видения. Тенденции Cogn Sci 12/9: 334–41.
    13. 13. Коэн Л. (1959) Скорость видимых изменений шейной куба в зависимости от предшествующей стимуляции. Американский журнал психологии 72/3: 327–44.
    14. 14. Suzuki S, Grabowecky M (2007) Долгосрочное ускорение перцептивных переключений, опосредованное зависимой от внимания пластичностью корковой визуальной обработки. Нейрон 56/4: 741–53.
    15. 15. Лонг GM, Toppino TC, Mondin GW (1992) Прайм-тайм: усталость и установочные эффекты при восприятии обратимых фигур. Percept Psychophys 52/6: 609–16.
    16. 16. Klink PC, van Ee R, Nijs MM, Brouwer GJ, Noest AJ, et al. (2008) Ранние взаимодействия между адаптацией нейронов и произвольным контролем определяют выбор восприятия в бистабильном видении.J Vis 8/5: 16.
    17. 17. Браскамп Дж. У., Кнапен Т. Х., Канаи Р., Ност А. Дж., Ван Э Р. и др. (2008) История восприятия в разных временных масштабах решает визуальную двусмысленность. PLoS ONE 3/1: e1497.
    18. 18. Пастухов А., Браун Дж. (2008) Кратковременная память мультистабильного восприятия. J Vis 8: 7, 1–14.
    19. 19. Канай Р., Верстратен Ф.А. (2005) Перцептивные проявления быстрой нейронной пластичности: первичное движение, последействие быстрого движения и сенсибилизация восприятия.Vision Res 45 / 25–26: 3109–3116.
    20. 20. Brascamp JW, Knapen TH, Kanai R, van Ee R, van den Berg AV (2007) Подавление вспышки и облегчение вспышки в бинокулярном соперничестве. J Vis 7/12: 12 1–12.
    21. 21. Даэлли В., ван Рейсберген, Нью-Джерси, Тревес А. (2010) Как недавний опыт влияет на восприятие неоднозначных объектов. Мозг Res 1322: 81–91.
    22. 22. Пирсон Дж., Клиффорд К.В. (2005) Механизмы, избирательно участвующие в соперничестве: нормальное зрение приучает к себе, соперническое зрение создает.Vision Res 45/6: 707–14.
    23. 23. Вирсу В. (1975) Определение разворотов перспективы. Nature 257/5529: 786–7.
    24. 24. Harris JP (1980) Как адаптация к неравенству влияет на восприятие обратимых фигур? Am J Psychol 93/3: 445–57.
    25. 25. Long GM, Toppino TC (2004) Постоянный интерес к неоднозначности восприятия: чередование взглядов на обратимые фигуры. Psychol Bull 130/5: 748–68.
    26. 26. Петерсик Дж. Т., Шепард А., Мальш Р. (1984) Последствие трехмерного движения, вызванное длительной адаптацией к моделированию вращения.Восприятие 13/4: 489–97.
    27. 27. Хохберг Дж. Э. (1950) Инверсия фигуры и фона как функция визуального насыщения. Журнал экспериментальной психологии 40: 682–88.
    28. 28. Томпсон П., Берр Д. (2009) Визуальные эффекты. Curr Biol 19/1: R11–4.
    29. 29. Левелт У. Дж. (1967) Замечание о распределении времен доминирования в бинокулярном соперничестве. Br J Psychol 58/1: 143–5.
    30. 30. Браскамп Дж. У., ван Э. Р., Ност А. Дж., Джейкобс Р. Х., ван ден Берг А. В. (2006) Динамика бинокулярного соперничества показывает фундаментальную роль шума.J Vis 6/11: 1244–56.
    31. 31. Браунштейн М. (1977) Воспринимаемое направление вращения смоделированных трехмерных моделей. Percept Psychophys 21: 553–557.
    32. 32. Уоллах Х., О’Коннелл Д.Н. (1953) Эффект кинетической глубины. J Exp Psychol 45: 205–217.
    33. 33. Майер А., Вильке М., Логотетис Н.К., Леопольд Д.А. (2003) Восприятие временно чередующихся неоднозначных паттернов. Curr Biol 13/13: 1076–85.
    34. 34. Chopin A, Mamassian P (2011) Полезность влияет на внешний вид в соперничестве глубины прозрачности движения.J Vis 11/7: 18.
    35. 35. Noest AJ, van Ee R, Nijs MM, van Wezel RJ (2007) Последовательности выбора восприятия, управляемые прерывистыми неоднозначными стимулами: нейронная модель низкого уровня. Дж. Вис 7/8: 10.
    36. 36. Hock HS, Schoner G, Hochstein S (1996) Устойчивость восприятия и избирательная адаптация воспринимаемых и не воспринимаемых направлений движения. Vision Res 36/20: 3311–23.
    37. 37. Knapen T, Brascamp J, Adams WJ, Graf EW (2009) Пространственный масштаб перцептивной памяти при неоднозначном восприятии фигуры.J Vis 9/13: 16.
    38. 38. Харрисон С.Дж., Бэкус Б.Т. (2010) Неинформативный визуальный опыт приводит к долгосрочному искажению восприятия. Vision Res 50/18: 1905–11.
    39. 39. Brascamp JW, Kanai R, Walsh V, van Ee R (2010) Средняя височная кора человека, смещение восприятия и перцепционная память для неоднозначного трехмерного движения. J Neurosci 30/2: 760–6.
    40. 40. Klink PC, Brascamp JW, Blake R, van Wezel RJ (2010) Пластичность бинокулярного зрения, основанная на опыте.Curr Biol 20/16: 1464–1469.
    41. 41. van Ee R (2009) Стохастические вариации сенсорной осведомленности вызваны шумной адаптацией нейронов: свидетельства серийных корреляций в бистабильности восприятия. J Opt Soc Am A Opt Image Sci Vis 26/12: 2612–22.
    42. 42. Мамасян П., Гутчер Р. (2005) Временная динамика в бистабильном восприятии. Journal of Vision 5 (4) / 7: 361–75.
    43. 43. Naber M, Gruenhage G, Einhauser W (2010) Три-стабильные стимулы выявляют взаимодействия между последующими восприятиями: соперничество смещено историей восприятия.Vision Res 50/8: 818–28.
    44. 44. Сузуки С., Грабовецкий М. (2002) Доказательства перцептивного «улавливания» и адаптации в многостабильном бинокулярном соперничестве. Нейрон 36/1: 143–57.
    45. 45. Пирсон Дж., Клиффорд К.Г. (2004) Детерминанты визуального восприятия после прерываний во время соперничества. Дж. Вис 4/3: 196–202.
    46. 46. Бартельс А., Логотетис Н.К. (2010) Бинокулярное соперничество: временная зависимость вкладов глаз и стимулов. J Vis 10/12: 3.
    47. 47.Наврот М., Блейк Р. (1991) Взаимодействие между стереопсисом и структурой движения. Percept Psychophys 49/3: 230–44.
    48. 48. Фон Грюнау М., Дубе С. (1993) Двусмысленные пледы: переключение между согласованностью и прозрачностью. Пространственное видение 7/3: 199–211.
    49. 49. Джексон С., Блейк Р. (2010) Нейронная интеграция информации, определяющей структуру человека по форме, движению и глубине. J Neurosci 30/3: 838–48.
    50. 50. Brouwer GJ, van Ee R (2007) Зрительная кора головного мозга позволяет предсказывать состояния восприятия во время неоднозначной структуры-движения.J. Neurosci 27/5: 1015–1023.
    51. 51. van Dam LC, Ernst MO (2010) Предэкспозиция нарушает обучение искажениям восприятия, зависящим от местоположения, для неоднозначных стимулов. Дж. Вис 10/8: 15.
    52. 52. Harrison SJ, Backus BT, Jain A (2011) Устранение неоднозначности вращения куба Неккера с помощью монокулярных и бинокулярных сигналов глубины: относительная эффективность для установления долгосрочной систематической ошибки. Vision Res 51/9: 978–986.

    Разделимые зрачковые сигнатуры восприятия и действия во время перцепционной мультистабильности

    Существенные изменения:

    Рецензенты и рецензирующий редактор соглашаются, что это исследование хорошо продумано и выполнено.Однако есть некоторые вопросы и опасения по поводу анализа и выводов, основанных на показанных результатах.

    1) Метод / проблемы с яркостью

    Следующая проблема была поднята во время обсуждения между всеми рецензентами и рецензирующим редактором и потенциально может вызывать озабоченность. Как минимум, рецензенты хотели бы видеть в рукописи пояснения.

    Похоже, здесь может быть методологическая проблема. Изменения средней яркости, излучаемой экраном, различаются в зависимости от состояния игнорирования и соперничества.Методы (стр. 15) говорят о том, что темные и светлые точки неравномерно сбалансированы относительно средней яркости фонового экрана (далее l.551): «..фон (34,5 кд / м2). Половина точек данные цвета были светлее фона (62,8 кд / м2), а половина — темнее (19,0 кд / м2) «. При равном количестве точек средняя яркость точек будет (62,8 кд / м2 + 19,0 кд / м2) / 2 = 40,9 кд / м2. По их словам, это контрастирует с 34,5 кд / м2 для фона для точек. В состоянии «игнорирования» имеется датчик размера точки, который сжимается и снова увеличивает количество точек, о чем испытуемые должны сообщить.Из-за этого дисбаланса средняя яркость экрана немного изменится. Он небольшой, но потенциально может повлиять на размер зрачка в этом важном контрольном состоянии. Таким образом, по мере того, как точки сжимаются, а фон занимает больше места, стимул в целом становится темнее. Это может вызвать сложные изменения в размере зрачка. Это еще больше усложняется использованием лестничной процедуры для разных изменений размера точек в разных испытаниях для отдельных субъектов.

    Один из подходов к прояснению этого может заключаться в рассмотрении взаимосвязи между временем обнаружения переключателя OKN и временем, когда проявляется эффект мини-локального маячка (точки сжатия и роста).Если они достаточно разделены во времени, то связанные с ними изменения яркости не вызывают беспокойства, поскольку изменения зрачка, связанные с переключением, будут отделены во времени от изменений, связанных с потенциальным изменением яркости. Но если есть значительное количество испытаний, в которых это изменение яркости происходит рядом с переключателем, обнаруженным OKN, то это может стать серьезной проблемой. Подводя итог: кажется важным прояснить, какое фактическое измеренное изменение яркости было вызвано этой манипуляцией с уменьшением и увеличением? И вызывает ли это изменение размера зрачка?

    Мы согласны с тем, что манипуляция с приближением, связанная с задачей во время условия «Игнорировать», включает небольшое, но реальное изменение чистой яркости.Мы хотели бы отметить, что использование нами общей линейной модели для оценки реакции зрачка, связанной с переключением, снимает опасения, что такое изменение яркости может систематически влиять на нашу оценку реакции ученика, связанной с переключением, в той степени, в которой различные компоненты изменение размера зрачка комбинируется линейно (и, следовательно, может быть распутано с использованием линейной модели), и до такой степени, что моменты, в которые возникают события, вырисовываются в достаточной степени, независимо от моментов, в которые происходят переключения (в противном случае способность распутывания становится недостаточной). скомпрометирован).Первое условие (условие о линейности), по крайней мере, приблизительно выполнено, учитывая успех общих линейных модельных подходов к анализу зрачков в нашей работе, а также других (например, Hoeks, B. and Levelt, WJM (1993) Behav Res Methods Instruments Comput 25, 16–26; Gee, JW de, et al. (2014) PNAS 111, E618-25; Wierda, SM, et al. (2012) Proc National Acad Sci 109, 8456–8460), но вполне вероятно, что это первое условие не выполняется полностью (т.е. перекрывающиеся компоненты реакции зрачка могут не сочетаться идеально линейно).Последнее условие (условие о независимости между синхронизацией события переключения и синхронизацией приближающегося события), безусловно, полностью соблюдается, по крайней мере, в нашем условии « Игнорирование на экране », в котором время переключения на экране заранее определено (по времени сообщения переключает в более ранних испытаниях ‘Report’), а моменты надвигающихся событий отображаются в коде эксперимента случайным образом. Тот факт, что шаблоны данных, на которых мы основываем наши выводы, очень похожи в условиях « на экране » и в условиях « соперничества », поэтому дает некоторые основания полагать, что связанные с приближением изменения яркости не играют критической роли в нашем Выводы.

    С учетом всего сказанного, мы согласны с тем, что события, связанные с изменениями яркости, заслуживают тщательного изучения в любом исследовании зрачка. Мы выполнили еще два анализа, чтобы оценить потенциальное влияние надвигающейся манипуляции на наши выводы. Во-первых, теперь мы явно оценили реакцию зрачка на не сообщаемые надвигающиеся события, и мы наблюдаем, что эта реакция не имеет значения в любой момент времени, окружающий событие. В отредактированной рукописи это теперь подробно описано в Приложении 1-рис. 1A и окружающем тексте.Не сообщаемые события о приближении, в отличие от тех, о которых сообщалось, изолируют реакцию зрачка, связанную с яркостью, поэтому этот результат предполагает, что задействованное здесь изменение яркости достаточно мало, чтобы не генерировать заметную реакцию зрачка. (Сообщаемые надвигающиеся события, с другой стороны, связаны с классическим расширением зрачков, связанным с заданием, как было сообщено в нашем первоначальном приложении; текущее приложение 1, рис. 7). В качестве второй меры мы выполнили модифицированный анализ реакций зрачка, связанных с переключением, в условиях «Игнорировать», на этот раз с использованием только переключателей, которые не близки к «приближающемуся событию» (отделены от ближайшего приближающегося события как минимум на 1 .5 с с обеих сторон). Результаты, подробно описанные в Приложении 1-рис. 1A и окружающий текст в измененной рукописи, показывают, что ответы учеников, связанные с переключением, полученные в этом модифицированном анализе, очень похожи на те, которые были получены в исходном анализе, который не разделял переключатели на те, которые были и те, которые не были, близки к надвигающемуся событию. Это также свидетельствует о важном влиянии надвигающихся событий и связанных с ними изменений яркости на наши выводы.

    Более того, реакция зрачка является согласованной, поэтому, если на мониторе есть неоднородности яркости и яркость, представленная на двух глазах, разная, это приведет к изменениям размера зрачка, которые не связаны со стабильностью восприятия.При бинокулярной стимуляции необходимо подтвердить стабильность в каждом месте экрана. Если бы авторы смогли показать, что яркость стимула, предъявляемого к каждому глазу, была постоянной во времени, это сняло бы эту особую озабоченность.

    К сожалению, у нас нет технической возможности напрямую установить эмпирическим путем степень, в которой выходная яркость экрана была постоянной во время наших испытаний — наш фотометр может измерять яркость в дискретные моменты времени, но не может измерять яркость повторно. в течение длительного интервала времени или во многих различных местах экрана в автоматическом режиме, что потребовалось бы для оценки этой степени постоянства.Однако опасения по поводу того, что непреднамеренные изменения яркости стимула, возникающие из-за различий в светоотдаче между местоположениями экрана, могут существенно повлиять на наши основные выводы относительно реакций, связанных с переключением, значительно уменьшаются тем фактом, что эти основные результаты справедливы как для «соперничества», так и для «соперничества». условия и условия «на экране». В частности, объяснение с точки зрения неоднородностей экрана потребовало бы, чтобы события переключения систематически были связаны с моментами, когда точки случайно проходят через места на экране с отклоняющимся световым потоком.Однако в условиях «на экране» события переключения происходят в моменты времени, которые предопределены событиями нажатия клавиш более ранних испытаний типа «соперничество» (т. Е. Переключатели «воспроизводятся» в соответствии со временем, с которым переключатели были зарегистрированы во время более ранних испытаний конкуренции), а расположение точек определяется компьютером случайным образом. Это эффективно исключает систематическую взаимосвязь между временем переключения событий и любым конкретным местоположением точки в условиях «на экране».В этом контексте важно, чтобы фактическое положение точек в поле случайных точек во время «экранных» испытаний не воспроизводилось в соответствии с предыдущими испытаниями соперничества. Вместо этого фактические позиции точек были нарисованы случайным образом в начале каждого испытания. Это означает, что даже в сценарии, в котором систематические изменения общей яркости совпадают с событиями переключения в условиях конкуренции (например, потому, что переключатели могут срабатывать в тех случаях, когда количество случайно расположенных точек выше среднего может перемещаться по области экрана там, где имеется относительно высокий световой поток из-за неоднородностей экрана), такие изменения яркости не будут систематически связаны с переключателями в «экранных» испытаниях.В нашей исходной рукописи мы не упомянули, как расположение точек связано между условиями, и для читателя было бы разумно предположить, что мы « воспроизводили » расположение точек между испытаниями « соперничество » и « экранными » испытаниями, точно так же, как мы воспроизводили переключать моменты. Теперь мы добавили в рукопись соответствующую информацию о расположении точек (на странице 21). В целом, хотя мы не можем исключить, что размер зрачка во время нашего эксперимента мог частично отображать некоторые вариации, связанные со случайными изменениями яркости стимула, например, связанными с неоднородностями экрана, мы не видим никакого сценария, при котором такие вариации могли бы объяснить наши основные выводы относительно изменения размера зрачка, связанного с переключением, потому что они обобщают между «соперничеством» и «экранными» условиями.

    Наконец, было бы хорошо дважды проверить, что сужение не зависит от полярности переключателя (от пурпурного к голубому против голубого к пурпурному). Если один стимул воспринимается ярче, чем другой, сокращение при переходе от более темного к более яркому стимулу, возможно, не будет компенсировано расширением при переходе от более яркого стимула к более темному (из-за различных временных курсов), что подчеркнет эффект сжатия по сравнению с другими раздражителями. Я не ожидаю, что это будет основным компонентом, но было бы хорошо проверить, поскольку это может способствовать тому эффекту, что сжатие кажется более сильным в этом стимуле, чем в примерах из литературы.

    Да, это хорошая идея, особенно потому, что, как правильно указывается в отчете об обзоре, сужения, связанные со светом, как правило, быстрее, чем расширения, связанные со светом, так что эти два не будут полностью усреднены в нашем дизайне, когда мы объединяем по переключателям. в двух противоположных направлениях. Теперь мы повторили наш анализ ответов зрачков, связанных с переключением, в обоих условиях «Игнорировать», теперь выполняя анализ отдельно для переключений на один цвет и для переключений на другой цвет.Для условия «Игнорирование соперничества» мы, кроме того, выполнили анализ отдельно для переключений в сторону доминирования, связанных с одним монитором / глазом, и для переключений в сторону доминирования, связанных с другим монитором / глазом. (В состоянии «Игнорировать на экране» этот последний анализ не имел бы смысла, потому что стимулы были представлены бинокулярно.) Мы не проводили дополнительных анализов для условий «Отчет», потому что наши основные результаты показывают, что реакция зрачка в этих условиях смесь реакции ученика, связанной с восприятием (к которой применяется этот пункт рецензента и который изолирован в условиях «Игнорировать»), и реакции ученика, связанной с заданием (к которой этот пункт рецензента не применяется).Результаты нашего повторного анализа можно найти в отредактированной рукописи в Приложении 1-рис. 2 и в окружающем тексте. Важным выводом является то, что реакция зрачка, связанная с переключением, сопоставима и статистически неразличима, независимо от направления переключения с точки зрения цвета и глаза / монитора.

    2) Анализ OKN и скорость переключения

    Рецензенты просят предоставить дополнительные сведения, чтобы убедиться, что полученный ответ OKN является достаточно надежным и никоим образом не влияет на результаты.Более конкретно: при использовании стимулов, аналогичных авторам, было замечено, что участники следуют одной точке, а не всей схеме, особенно если точки имеют неограниченный срок жизни. Помимо частоты саккад и частоты миганий, было бы интересно сообщить положение глаз относительно времени переключения. Это также послужило бы дополнительным аргументом против любого артефакта влияния положения глаз на видимый размер зрачка.

    Мы провели анализ связи между горизонтальным положением взгляда и переключателями восприятия.Результаты представлены в Приложении 1-рис. 3E и окружающем тексте. Анализ предполагает некоторую тенденцию в экранных условиях для положения взгляда по горизонтали быть более сосредоточенным ближе к центру экрана в течение периода времени, непосредственно окружающего перцепционные переключатели, чем в другое время. Тем не менее, два аспекта этого результата противоречат представлению о том, что эта очевидная тенденция может дать основанное на взгляде объяснение любого из важных шаблонов данных, представленных в нашем основном тексте.Во-первых, что наиболее важно, та же тенденция отсутствовала (даже качественно) в условиях соперничества, тогда как все важные паттерны данных, о которых мы сообщаем, обобщают между условиями соперничества и условиями на экране (основной текст на рисунках 2-4). Во-вторых, в тех условиях, когда данные действительно предполагали тенденцию к более центральному положению взгляда вокруг переключателей, временное окно, в течение которого наблюдалась эта тенденция, было слишком коротким (менее секунды), чтобы объяснить наблюдаемые нами реакции зрачка, связанные с переключением, с точки зрения артефакты ракурса (значительная часть ответов зрачков, связанных с переключением, длится около двух секунд; основной текст на рисунках 2 и 3).

    Любопытно, что авторы называют OKN движением глаз «преследования» (l.113), что, кажется, намекает на представление о том, что они иногда действительно наблюдают преследование (одной точки), а не OKN. Для большей ясности, если преследование действительно не является доминирующей реакцией, слово «преследование» в строке 113 следует исключить.

    Согласны. Прости за это. У нас нет причин подозревать, что глаза наблюдателей когда-либо следовали за отдельными точками, и теперь мы удалили слово «преследование» из текста.

    Потенциальной методологической проблемой является недооценка или переоценка средней скорости переключения через OKN (рисунок 1C). Все оценки OKN находятся в пределах от 4 до 0,8, тогда как для самооценок показатели варьируются от 0,2 до более 1. Был бы полезен дальнейший анализ. Например, есть группа участников со средней скоростью переключения ~ 0,2 переключений в секунду, но оценки OKN (0,4-0,6 переключений в секунду) предполагают, что эти участники не сообщили примерно половину переключений восприятия.Я думаю, было бы полезно, если бы авторы подробно остановились на том, о каких переключателях не сообщалось (или, наоборот, какие события приводили к ложным срабатываниям): переключатели перед очень короткими фазами доминирования (могут быть слишком быстрыми, чтобы сообщать с помощью нажатия клавиш), для возврата переходов и т. д.

    Мы согласны с тем, что несовершенная корреляция между оценками скорости переключения с помощью различных методов является причиной для тщательного изучения. Теперь мы выполнили дополнительный анализ по направлениям, предложенным в комментарии к обзору, чтобы лучше понять, откуда взялось несоответствие.В частности, для каждого вручную сообщенного переключения восприятия во время условия отчета о соперничестве мы оценивали, идентифицировал ли алгоритм на основе OKN переключатель во временном окне, где это можно было бы ожидать (т. Е. Незадолго до переключения, о котором было сообщено вручную, из-за задержки времени реакции), и мы также записали длительности восприятия, которые непосредственно предшествовали и сразу же следовали за этим переключением вручную (длительности восприятия, вычисленные здесь, были основаны на нажатиях клавиш, а не на алгоритме OKN).Результат показан в Приложении 1, рисунок 4. Подводя итог основному выводу: вероятность того, что алгоритм на основе OKN пометит переключение в ожидаемом временном окне, составляла около 0,75, и это число лишь незначительно зависело от длительности флангового восприятия: вероятность была немного выше, если предыдущая или последующая длительность восприятия была короткой (немного выше 0,8 для длительностей менее 2 с), и немного ниже, если одна из этих длительностей была длинной (немного выше 0,7 для длительностей около 5 или 6 с) .Этот результат не дает четких выводов относительно того, что характеризует переключатели восприятия, которые пропускаются алгоритмом OKN, но он действительно противоречит конкретной идее о том, что алгоритм выборочно пропускает восприятия определенной продолжительности.

    В разделе «Обсуждение» (стр. 19) мы подробно рассмотрим предварительную интерпретацию особой природы несовершенной корреляции между результатами двух методов. Подводя итог этой интерпретации: как показано на рисунке 1, корреляции между наблюдателями между показателями переключения, сообщаемыми вручную, и скоростями переключения на основе OKN показывают, что метод на основе OKN дает относительную завышенную оценку количества переключателей для медленных переключателей, но при этом относительную недооценку переключения. номера для быстрых переключений.По этой причине мы предварительно заключаем, что метод на основе OKN отмечает ложное переключение с некоторой фиксированной скоростью в единицу времени (т.е. каждый временной ряд зрачка заданной длины в нашем эксперименте будет ошибочно запускать алгоритм с заданной вероятностью), и, кроме того, не работает. чтобы отметить фактическое переключение с некоторой фиксированной скоростью для каждого фактического переключения (т.е. каждый временной ряд зрачка, который сопровождает ручное переключение в нашем эксперименте, имеет не 100% вероятность запуска алгоритма). Для медленных коммутаторов первое перевешивает второе, что приводит к чистой переоценке количества коммутаторов, а для быстрых коммутаторов последнее перевешивает первое, что приводит к чистой недооценке.

    Наконец, хотя алгоритм на основе OKN не идеален, для наших целей критически важным требованием является то, что алгоритм на основе OKN отмечает временные точки, которые прочно связаны с переключениями восприятия; не то, что он отмечает нулевые ложные временные точки, или что он отмечает временную точку для каждого отдельного перцептивного переключения. Это особенно верно, потому что наши ключевые анализы касаются сравнения между условиями при сохранении постоянного метода идентификации переключателя; не сравнения между методами идентификации.Мы понимаем интерес обозревателей к пониманию того, какие именно переключатели пропускаются нашим алгоритмом: это, по крайней мере, теоретическая возможность, что эти переключатели имеют другую сигнатуру зрачка, чем те, которые мы не пропускаем. Но, как уже говорилось, наше исследование связи с продолжительностью восприятия дало отрицательный результат, поэтому в настоящее время мы остаемся агностиками относительно того, какие типы переключателей пропущены, и мы не видим конкретной причины, почему пропущенные переключатели имели бы другую зрачковую сигнатуру.Эта позиция дополнительно подкрепляется анализом, который мы провели с использованием различных индикаторов переключения (нажатия клавиш и события переключения на экране; Приложение 1 — рисунок 5), которые показывают шаблоны данных, полностью согласующиеся с шаблонами, основанными на алгоритме переключения.

    3) Графическое представление данных

    Всем рецензентам было трудно следить за некоторыми рисунками, особенно с рисунком 2. Ниже приведен список моментов, на которые следует обратить внимание, некоторые из которых относятся к рисунку 2, другие — более общие.Возможно, самое главное: цифры в этой рукописи не передают информацию четко. Отображение данных из примера / репрезентативного субъекта, а затем распределения (или коробчатых диаграмм или диаграмм рассеяния) соответствующих параметров может выявить основные эффекты визуально убедительным образом. Кажется немного необычным показывать в качестве графиков только временные ряды, усредненные по численности населения (поскольку все основные цифры представлены в этой рукописи). Пожалуйста, внимательно рассмотрите это предложение.

    1. Рисунок 2 слишком плотный. Рецензенты предлагают разделить этот рисунок (и рисунок 3) на отдельные рисунки для площади зрачка и изменить, чтобы читатель мог напрямую сравнивать графики.

    Мы сожалеем о проблемах с нашими цифрами, и теперь мы внесли в них некоторые существенные исправления. Мы следовали рекомендации №1 и разделили рисунки 2 и 3 на отдельные панели, посвященные площади зрачка и скорости изменения зрачка, соответственно. Мы также уменьшили беспорядок, удалив вставки с рисунка 2, которые показывают время реакции зрачка, привязанное к событиям нажатия клавиш, и переместили их на отдельный рисунок, который также включает новые графики, которые показывают время реакции зрачка, привязанное к экранным переключателям (эти последние графики были добавлены в ответ на пункт 3 рецензента.3 ниже).

    2. Кроме того, есть некоторые проблемы с маркировкой на рисунке 2. Как минимум, было бы полезно пометить эпизоды сужения и расширения, которые упоминаются в тексте для всех четырех состояний, чтобы текст в строках 190-192 мог быть сопоставлены с графиками: «Тот факт, что только условия отчета показывают, что повторное расширение выходит за пределы базовой линии и сопровождается окончательным сжатием».

    Отличная идея. Теперь мы пометили определенные зрачковые события на рисунке 2, чтобы мы могли ссылаться на эти метки в основном тексте (страницы 5-8), а также в подписи к рисунку.Кроме того, для всех соответствующих рисунков мы изменили форматирование, чтобы каждый 1-секундный интервал легко отличался от следующего (по затемнению фона), как на панелях, которые показывают следы зрачков, так и на отдельных временных шкалах, которые показывают между- статистика состояния. Это упрощает мысленное согласование различных графиков и панелей друг с другом и тем самым проверяет временное перекрытие (или его отсутствие) между шаблонами данных, показанными на отдельных графиках и панелях.

    3. Рисунок 2.Было бы также полезно иметь те же графики, центрированные в момент фактического изменения состояния на экране.

    Нам нравится эта идея, и мы ее реализовали. Как вкратце упоминалось выше, мы объединили эти экранные графики, ориентированные на переключатели, с графиками, ориентированными на клавиши, на одном рисунке, который также показывает графики, ориентированные на OKN, так что результаты трех методов могут быть легко сравнил (Приложение 1 — рисунок 5).

    4. Рис. 2. Для центральной фигуры достаточно места, поэтому нет смысла сокращать условие до «Ign.»,« По-ск. »И т. Д.

    Согласен. Теперь это было изменено.

    5. Для средних графиков на рис. 2, как авторы справляются с тем фактом, что одна точка данных может вносить вклад в несколько моментов времени, и этот эффект сильнее для быстрых переключателей, чем для медленных? Некоторые из предыдущих исследований урезали данные на полпути к следующему переключению, чтобы избежать этой проблемы, хотя это также не полностью избавлено от проблем. Если такой шаг не выполняется, это может сместить среднее значение средней кривой относительно 0 (общее среднее значение, конечно, равно нулю из-за z-оценки, большее количество точек данных, расположенных рядом с переключателями, скорее всего, вносит свой вклад несколько раз), что не кажется в данном случае (но я также не вижу коррекции базовой линии с переключением, что само по себе было бы проблематичным, поскольку тогда сужение могло быть фактически отскоком от предыдущей дилатации).Может быть, авторы могли бы добавить несколько строк в процедуру усреднения, просто чтобы убедиться, что эти проблемы не упущены. Я понимаю, что в разделе «Артефакты от перекрывающихся ответов учеников» рассматривается аналогичная проблема для последующего анализа, но прямой комментарий по этому поводу для рисунка 2 был бы полезен (и, возможно, повторное построение рисунка 2 с половинным разрезом в Приложении ?).

    Теперь мы изменили текст, чтобы обеспечить дополнительное обсуждение этого вопроса (стр. 4-5, справа под рис. 1), т.е.е. о возможности того, что события могут вносить вклад в несколько моментов времени в исследуемом временном окне. Когда дело доходит до этой проблемы, ключевое различие между нашим исследованием и некоторыми более ранними исследованиями заключается в том, что в некоторых более ранних исследованиях усреднялись трассы зрачка по временным окнам с привязкой по времени для переключения событий, тогда как мы выполнили общий анализ линейной модели для оценки связанного с учеником временного курса. с событиями переключения. Хотя эти два подхода преследуют, по сути, одну и ту же цель, решающее преимущество подхода общей линейной модели в этом контексте состоит в том, что он специально приспособлен для разделения перекрывающихся ответов, связанных с близко расположенными событиями.Вкратце, общие линейные модели (в данном случае) оценивают реакцию зрачка, связанную с событием, которая лучше всего объясняет наблюдаемую динамику зрачка, при этом, что важно, предполагая линейное сложение перекрывающихся ответов. Другими словами, в то время как подход усреднения пери-событий, который использовался в предыдущих исследованиях, заставит события вносить вклад в среднюю трассу несколько раз, если события лежат достаточно близко друг к другу, чтобы попасть в изучаемое временное окно пери-события, это неверно для общего подхода к линейной модели: общий подход к линейной модели оценивает, какая реакция зрачка, связанная с событием, лучше всего соответствует наблюдаемому временному ряду зрачка, при этом предполагается, что перекрывающиеся ответы (связанные с несколькими близко расположенными событиями) будут суммироваться для получения наблюдаемых временная последовательность.

    6. Рис. 2. Амплитуда и динамика положительной скорости изменения зрачка после сужения, по-видимому, сопоставимы в условиях игнорирования и отчета. Возможно, мне здесь что-то не хватает, но я не понимаю, как это согласуется с разным расширением зрачка в эти эпохи (т.е.когда скорость изменения зрачка положительна). То есть одна и та же положительная скорость изменения за один и тот же период времени должна приводить к одинаковой амплитуде расширения.

    Мы согласны: явно должно быть прямое соответствие между кривыми площади зрачка и кривыми производной площади.При сравнении участков кривых, указанных в этом комментарии к обзору (то есть участков положительного изменения площади после начального сужения), мы действительно видим аналогичные уровни для кривых скорости в условиях игнорирования и отчета, что указывает на схожие скорости изменения площади. В том же временном окне мы также видим аналогичные наклоны для кривых площадей, как и ожидалось. Мы согласны с тем, что в тот же период времени чистый уровень (в отличие от наклона) расширения, который виден на кривых площадей, больше для условий Отчета (для которых кривые указывают на относительно большой зрачок в этот период), чем он. для условий игнорирования (для которых кривые указывают на относительно небольшой зрачок в этот период).Мы полагаем, что причина этого заключается не в том, что зрачок расширяется гораздо больше в этот период для условий отчета (вместо этого наклон кривых площадей аналогичен), а в том, что зрачок начинает увеличивать свою площадь в этот период со значительного менее стесненное состояние в тех условиях. Судя по графикам, наименьший размер зрачка непосредственно перед началом рассматриваемого периода расширения находится на 0,1–0,2 стандартных отклонения ниже среднего значения в условиях игнорирования, по сравнению с менее чем 0.1 стандартное отклонение ниже среднего для условий Отчета. Это объясняет, почему после последующего периода положительного изменения размера, которое довольно похоже во всех условиях, зрачок оказывается более расширенным в условиях отчета.

    Мы считаем, что проверка соответствия между кривыми площадей и кривыми скорости изменения (как это сделано рецензентом и, вероятно, будущими читателями) должна быть облегчена одним из вышеупомянутых изменений форматирования, которые мы сейчас сделали, а именно изменением, которое помогает определить соответствующие периоды времени в 1 секунду на отдельных графиках.

    Связывая эти наблюдения с нашими общими выводами: даже несмотря на то, что эти соображения подчеркивают, что переключение сопровождается более обширным сетевым ограничением в условиях игнорирования, мы не должны заключать, что условия игнорирования и отчета отличаются друг от друга в терминах, связанных с переключением. сужение ответа; скорее, в условиях Отчета эта реакция сжатия, связанная с переключением, перекрывается с ответной реакцией расширения, что приводит к меньшему чистому сжатию.

    7. Рисунок 2 (и следующие рисунки). В дополнение к размеру зрачка и скорости изменения, пытались ли авторы использовать время до пика или максимальную скорость изменения (расширения или сужения) в качестве меры для сравнения между состояниями?

    Когда мы писали нашу оригинальную рукопись, мы не пробовали эти меры. Рисунок 2 в некоторой степени показывает, что максимальная скорость изменения статистически различается между условиями в различных случаях в том смысле, что в этих случаях скорость изменения достигает своего максимума в момент времени, который попадает в период времени, когда скорость изменения значительно отличается в зависимости от условий.Теперь мы вычислили фактические значения максимальной и минимальной скорости изменения четырех условий и добавили обсуждение этих значений и их интерпретации к подписи к рисунку 2.

    8. Рис. 2. Для эпохи, предшествующей переключению, форма зрачка и скорость изменения временных рядов зрачка кажутся мне совершенно разными в обоих условиях соперничества. То есть на двух панелях в левом столбце рисунка 2 состояние отчета, по-видимому, связано с устойчивым расширением до и после t = 0, в то время как в состоянии игнорирования зрачок начинает сужаться до t = 0.Действительно ли эта разница ненадежна (в некотором роде значима) по предметам?

    Мы полностью согласны с этой оценкой. Фактически, в более ранней черновой версии рукописи мы уделяли больше внимания очевидному расширению, предшествующему t = 0 в условиях соперничества. В конце концов, мы не отметили этот образец данных в представленной рукописи, потому что он не имеет значения в наших данных. В частности, значения p внутри условия не дотягивают до значимости, а сравнение между условиями «Соперничество с экранными сравнениями» не дает значимости.Тем не менее, мы согласны с тем, что это интересный паттерн, которого можно было ожидать априори (например, возможно, переключение соперничества связано с определенным типом «усилий»). В нашу отредактированную рукопись мы добавили отдельный параграф для обсуждения, посвященный очевидному шаблону данных (страницы 18-19), но мы не упоминаем его в разделе результатов, потому что он остается статистически незначимым.

    4) Разъяснение результата

    Рецензенты высказали ряд конкретных опасений по поводу интерпретации результатов.Некоторые из этих вопросов (связанных с рисунками), вероятно, легко разрешимы, другие могут потребовать дополнительных разъяснений и переписывания частей рукописи.

    1. Стр. 6, строка 198. «Этот образец…». Не могли бы авторы пояснить, как подтверждается это утверждение? Расширение является значительным, когда данные зрачка совпадают с переключателем и реакцией, т. Е. С эффектом восприятия и усилием реакции. То есть значительное расширение может быть связано с одним или обоими: эффектом восприятия и усилием реакции.Я не понимаю, как один только показанный здесь результат может подтвердить это утверждение. Я согласен с результатом, подтверждающим утверждение, что расширение, но не сжатие, связано с усилием ответа, но это не слишком удивительно, поскольку первое предшествует второму.

    Мы согласны с рецензентом в том, что, когда дело доходит до идеи о том, что сужение связано с переключением, а расширение связано с ответом, анализ сигналов зрачка с заблокированным ответом не добавляет много дополнительных доказательств, помимо того, что уже может быть почерпнутые из сигналов, которые привязаны к моментам переключения на основе OKN.Это соображение в сочетании с рекомендациями рецензента (см. Выше) также показывать данные, привязанные по времени к экранным переключателям и очищать рисунок 2, побудило нас придерживаться только переключателей на основе OKN в основном тексте и объединить данные с блокировкой ответа и экранные данные с блокировкой переключателя вместе показаны на рисунке в Приложении (Приложение 1 — Рисунок 5). В рамках этого изменения текст, который рецензент комментирует в этом пункте рецензента, также был удален. (Для полноты мы добавим: в отчете об обзоре правильно указано, что расширение является значительным независимо от того, используется ли привязка времени на основе OKN или привязка времени на основе отчета, но это не противоречит интерпретации, что расширение является причинно связаны с отчетом, потому что две временные привязки коррелированы во времени.)

    2. Рис. 3. Парный t-тест показывает достоверную разницу между соперничеством и условиями на экране в конце фазы сжатия и в начале фазы расширения (уже примерно через 1 секунду). На мой взгляд, это предполагает значительный вклад нейронной активности, связанной с дилатацией, при сравнении соперничающих и явных изменений стимула. Разве это не противоречит основному утверждению, что возбуждение, связанное со зрачком (предположительно с участием норадренергических механизмов, среди прочих), не связано со спонтанным переключением? В качестве альтернативы, если я неправильно интерпретирую числа и положение черной линии, так что она не покрывает фазу расширения, это еще одна причина, чтобы показать данные по-другому.Например, постройте график распределения скорости изменения зрачка для значимой эпохи, чтобы можно было определить, является ли это фазой расширения или сужения.

    Верно, этот парный t-тест действительно показывает достоверную разницу между соперничеством и условиями на экране в тот период времени. Разница отражает тот факт, что как скорость сжатия, так и скорость расширения сразу после переключения более экстремальны в экранных условиях, чем в условиях соперничества.Теперь мы явно обращаемся к этому различию в заголовке рисунка 2, а также в абзаце непосредственно под этим рисунком (страница 8). Мы не хотели бы придавать слишком большое значение этой качественной разнице, потому что нам кажется вполне возможным, что экранные переключатели представляют собой более четкое и резкое событие, чем переключатели Rivalry, что приведет к более « размытой » реакции зрачка. оценка в условиях соперничества. Теперь мы упоминаем об этом в соседнем абзаце. Что касается проблемы потенциально неверного прочтения чисел в способе, которым мы представили данные ранее: мы надеемся, что новое добавление маркеров односекундных интервалов (с использованием затенения фона, упомянутого выше) облегчит различение значимых эффектов и участков кривой. выровнен по времени.

    3. Рисунок 4B. Вероятно, это связано с использованием среднего + -sem для отображения данных, но когда я смотрю на верхнюю и нижнюю панели этого рисунка, кажется, что в нижнем левом углу наблюдается большое расширение по сравнению с верхним левым (Отчет и Игнорировать для переключателей соперничества соответственно) и вверху справа по сравнению с нижним правым (Игнорировать и Отчет для экранных переключателей соответственно). Поскольку они показаны как незначимые в результате анализа ANOVA, могут ли авторы примирить, почему существует относительно большой ненулевой средний + -sem диапазон для дилатации (примерно 2-4 секунды)?

    Да, мы согласны с тем, что качественные закономерности присутствуют на графиках, как описано в пункте рецензента.Наблюдение (в точке зрения рецензента) о том, что расширение на нижнем левом графике больше, чем на верхнем левом графике, но больше на верхнем правом графике, чем на нижнем правом графике, будет преобразовано во взаимодействие в ANOVA. Наблюдение (в пункте рецензента) о том, что есть участок, где среднее + -sem положительно на отдельных кривых, будет преобразовано в результат t-теста для этих отдельных кривых. Мы проверили результаты соответствующих тестов, и они не показали каких-либо значительных эффектов в соответствующий период времени.Чтобы быть более конкретным, для анализа ANOVA ни один период дилатации не был связан с эффектом взаимодействия с кластерным значением p меньше 0,20 (значение p, ниже которого наш код анализа выводит точное значение p; наш уровень α был намного ниже при 0,01). С другой стороны, для t-тестов для каждой кривой период времени, указанный в точке рецензента, связан с относительно низкими значениями p для обеих кривых, выделенных в точке рецензирования: для отчета о соперничестве (внизу слева) значение p равно 0.18, а для экранного игнорирования (вверху справа) значение p равно 0,13. Ни один из них не ниже выбранного нами уровня α, равного 0,01.

    Что касается соотношения между полосами ошибок на графиках и значениями p статистических тестов: как правильно указывает отчет об обзоре, полосы ошибок представляют собой стандартные ошибки выборочного среднего значения на момент времени. Для выводимой статистики, с другой стороны, мы использовали значения p на основе кластеров (подробности см. На страницах 25–26 основного текста), чтобы избежать проблемы множественного сравнения, связанной со статистикой по точкам времени для таких данных.Это затрудняет оценку по планкам погрешностей графиков, будет ли данный участок кривой связан со значительным эффектом в наших тестах. Для ANOVA такие оценки дополнительно усложняются тем фактом, что это ANOVA с повторными измерениями (т. Е. Сохранение идентичности участников при сравнении между условиями), тогда как планки ошибок указывают разброс между участниками в условиях (т. Е. Разброс, который ортогонален внутреннему участнику). , разброс между условиями, который имеет отношение к ANOVA), а также тем фактом, что ANOVA касается сравнений между условиями, так что точное временное выравнивание видимых паттернов данных по кривым становится важным.

    4. Рисунок 4B. Подобно пункту 4 выше, полоса, указывающая на значимость, кажется, перекрывает точку перегиба для производной зрачка — предполагая, что фазы позднего сужения и раннего расширения, следующие за переключением, надежно связаны с переключением. Опять же — это противоречит основному утверждению, что дилатация, связанная с возбуждением (или норадреналином), не связана с переключением. Не могли бы авторы прояснить это?

    Одна часть нашего ответа здесь связана с последней частью нашего ответа на пункт 3 рецензента.6. Мы утверждаем, что вопрос о том, находится ли здесь значительный период времени между поздней фазой сужения сети и ранней фазой расширения сети, сам по себе не может использоваться для определения того, оказывает ли существенное влияние на предполагаемый компонент сужения, связанный с переключением. или о предполагаемой дилатации, связанной с ответом, потому что в этом анализе два предполагаемых компонента частично совпадают. Менее выраженная, скажем, реакция сжатия, связанная с переключением, может привести к более медленному чистому сжатию, а также к более быстрому чистому расширению.Вторая часть нашего ответа состоит в том, что конкретный анализ, показанный на рисунке 4B, касается отношения между продолжительностью предшествующего периода доминирования и скоростью изменения зрачка, поэтому мы можем утверждать, что анализ на самом деле не говорит о том, связано ли переключение с расширением зрачка, связанным с возбуждением, или без него. Это последнее соображение заставляет нас задаться вопросом, не понимаем ли мы неправильно вопрос, поднятый в этом пункте, поэтому приносим свои извинения, если наш ответ не полностью решает проблему, и мы будем рады решить ее лучше, если это необходимо.

    Замечание: изменения форматирования, которые мы внесли в ответ на пункт 3.2 рецензента, теперь позволяют намного легче увидеть из рисунка 4B, соединяет ли значимая область точку перегиба между сжатием и расширением.

    5) Зрачковые пути / интерпретация результатов

    Рецензенты хотели бы побудить авторов попытаться включить больше из того, что мы знаем о нейромодуляции и кортикальном контроле проводящих путей зрачка, чтобы сформулировать гипотезу и интерпретировать результаты.

    Обсуждение, ведущее к выводу об относительной роли парасимпатической и симпатической систем, несколько слабо. Поскольку это заявлено как главный вывод, необходимо поработать как для повышения точности, так и для повышения силы аргумента. Например, строка 409: «… корковое ингибирование ядра Эдингера-Вестфала,…»: прямого коркового ингибирования EWN (или любой области) нет. Предыдущая работа показала как расширение зрачка, так и его сужение в результате микростимуляции коры головного мозга (лобные поля глаза, FEF) (Lehmann and Corneil, 2016; Ebitz and Moore, 2017).Одним из путей таких эффектов является проекция FEF на претектальное оливковое ядро, которое затем модулирует активность в EWN. Другой путь, по которому корковые эффекты достигают EWN, — это верхний бугорок.

    Мы приносим свои извинения за поверхностное рассмотрение в нашей оригинальной рукописи потенциальных путей, а также за наше неточное заявление о том, что кора головного мозга сама по себе оказывает торможение на ядро ​​Эдингера-Вестфаля. Мы исправили и расширили обсуждение этой темы (стр. 16).Чтобы кратко суммировать содержание этого раздела: мы обсуждаем возможные пути, вовлекающие верхний бугорок, вовлекающий голубое пятно и вовлекающий претектальное оливковое ядро. Предыдущие исследования предоставили доказательства против последнего варианта, основанные на наблюдении, что сужение зрачка в ответ на изменения визуального ввода изоляминанта сохраняется у пациентов с повреждением претектальной области. Это оставит маршруты к ядру Эдингера-Вестфала, которые включают верхний бугорок и / или голубое пятно (пожалуйста, также смотрите наш ответ на следующий пункт рецензента).

    По мнению одного из рецензентов, один убедительный аргумент, согласующийся с их выводами (и который позволил бы им выдвинуть гипотезу о предполагаемых путях), мог бы основываться на идее преходящих провалов внимания (или возбуждения, связанного с зрачком). Обсуждение, начинающееся в строке 387, начинается в этом направлении. Например, временное снижение активности норадренергической системы может привести к снижению ингибирования EWN (что осуществляется через α-2-адренорецепторы на нейронах EWN).Таким образом, в дополнение к любым кортикальным эффектам (возможно, через претектальное оливковое ядро) на парасимпатическую систему может наблюдаться снижение активации симпатических путей, что приводит к растормаживанию EWN. Это приведет к сужению зрачка в соответствии с показанными здесь результатами.

    В связи с вышеупомянутым пунктом «Обсуждение» (абзац, начинающийся со строки 368) цитируется предыдущая работа, в которой обнаружено, что расширение связано с перцептивным переключением (или когнитивным переключением в некоторых ссылках).Однако в некоторых из этих исследований эффекты, связанные с расширением, были получены из измерений исходного размера зрачка. Эти исследования основывали свой анализ на этом показателе (базовый уровень зрачка), используя его в качестве индикатора состояния возбуждения (или внимания), предшествующего выбору действия, и они обнаружили надежную связь между состоянием мозга, связанным с зрачком, и успешным обнаружением изменений в стимуле (или стимуле). вознаграждения ассоциаций, например, точки изменения в задачах выбора «исследовать-эксплуатировать»). Позволяют ли эти данные провести базовый условный анализ?

    Рецензент абсолютно прав.Фактически, объяснение с точки зрения кратковременного снижения ингибирования норадренергической системой ядра Эдингера-Вестфала является вариантом, который, по-видимому, пользуется наибольшей поддержкой среди авторов существующих работ по сужению в ответ на изменения визуального ввода изоляминанта (насколько нам известно, Идея наиболее четко сформулирована в Wilhelm et al. (2002) Brain 125: 2296-2307). Таким образом, полная гипотеза будет заключаться в том, что, когда зрительная кора изменяет свою реакцию (будь то из-за изменения входной стороны или в связи с переключением бинокулярного соперничества), это приводит к прерыванию установившегося симпатического торможения, оказываемого на Эдингера. -Ядро Вестфала, вероятно, вовлекающее голубое пятно, что затем приводит к временному сужению зрачка.В дополнение к этому варианту, включающему голубое пятно, мы считаем, что нельзя исключить маршрут, включающий верхний бугорок. Приносим извинения за то, что наше первоначальное обсуждение не передало эти соображения должным образом. Мы скорректировали раздел «Обсуждение» (стр. 16), чтобы лучше передать его.

    Мы отмечаем, что, хотя наше первоначальное оформление результатов контрастировало с существующими интерпретациями связанных с переключением ответов зрачков, которые относятся к системе норадренергического голубого пятна, с нашим открытием сужения, связанного с переключением, мы теперь нюансируем этот контраст в свете обновленное обсуждение.В частности, хотя наблюдаемое сужение явно не согласуется с выбросом норадреналина (который может вызвать дилатацию), мы теперь подчеркиваем возможность того, что это сужение само по себе может также затрагивать симпатическую систему, сосредоточенную на голубом пятне, что может отражать временное снижение активности этой системы (обновленная рукопись, стр. 16).

    В контексте настоящего исследования мы не смогли провести легко интерпретируемый анализ, зависящий от базовых показателей зрачка, как это было предложено в пункте рецензента, потому что экспериментальный план не был оптимизирован для этой цели.Например, неизбежно близкие и непоследовательные интервалы в нашем дизайне отдельных событий, каждое из которых может повлиять на размер зрачка, затрудняет определение базового размера, связанного с данным событием. Еще одна сложность такого анализа в контексте этого конкретного проекта заключается в том, что у нас нет надежной оценки абсолютного размера зрачка, потому что мы не использовали искусственный зрачок, а расстояние между камерой слежения и зрачком могло несколько различаться между испытаниями и сеансами (все наши анализы даны с точки зрения z-показателей в рамках исследования).Но мы полностью согласны с точкой зрения рецензента, что оценка базовой зависимости, вероятно, будет информативной в будущей работе.

    [Примечание редакции: до принятия были предложены дальнейшие изменения, как описано ниже.]

    Существенные изменения:

    1) Очень важно, чтобы авторы пересмотрели свои статистические тесты и то, как они представлены. До сих пор неясно, рассчитываются ли статистические данные внутри субъектов или между субъектами и проводятся ли тесты на комбинированных данных.

    Приносим извинения за отсутствие ясности здесь. Теперь мы изменили текст, чтобы более эффективно передать, какая статистика была сделана, в разделе «Методы», озаглавленном «Статистика» (страница 27 рукописи). Ниже следует краткое изложение того, что описывает этот обновленный текст. Сначала все связанные с событием временные рамки учеников были рассчитаны внутри участников, после чего все статистические тесты были выполнены как тесты с фиксированными эффектами для наборов значений между участниками (то есть на эмпирических распределениях значений между участниками).Выполнение этих тестов (t-тесты и ANOVA) для каждой отдельной временной точки в пределах сигнала зрачка, связанного с событием, приведет к проблеме множественных сравнений, поэтому мы вычислили p-значения на уровне кластера. По сути, это означает, что сообщенные p-значения указывают на вероятность под нулевым значением, а не на наблюдение совокупности точек данных для всех участников, столь же экстремальных, как наблюдаемый набор точек данных, а на наблюдение за кластером, непрерывным во времени. , крайних наборов точек данных для разных участников, размер которых равен наблюдаемому кластеру.В расширенном тексте рукописи эта процедура описана более подробно (страница 27 рукописи).

    Если да, авторы также должны сообщить о внутрисубъектных эффектах. Ред. 2 и рецензирующий редактор все еще сомневаются в надежности эффектов, и авторам необходимо обратить пристальное внимание на этот вопрос, прежде чем повторно представить свою ревизию.

    Благодарим редактора за эту рекомендацию. Мы также ценим соответствующую рекомендацию редактора в отчете об обзоре исходной заявки (не текущей), которая гласила: «Отображение данных из примера / репрезентативного объекта, а затем распределения (или коробчатые диаграммы или диаграммы разброса) соответствующих параметров могут привести к визуально убедительно выделить основные эффекты.«Мы приносим извинения за то, что не смогли должным образом включить эту предыдущую рекомендацию в нашу первую редакцию. В ответ на эти рекомендации мы внесли два существенных изменения в рукопись. Во-первых, мы добавили новый рисунок и панель (текущий рисунок 3 и текущий рисунок 4C), который суммирует, как каждый отдельный участник набирает баллы по каждому из эффектов, которые сообщаются как значимые на основе t-критериев с одной выборкой для всех участников. Другими словами: эти новые графики показывают для каждого участника индивидуально, что среднее уровень кривой реакции зрачка находится в пределах каждого временного окна, в течение которого кривая реакции зрачка, оцененная для всех участников, значительно отличается от 0.Обратите внимание, что «кривая реакции зрачка» здесь относится к кривой, которая отображает первую временную производную размера зрачка, которая является кривой, связанной со всеми статистическими тестами в нашем исследовании. Помимо индивидуального значения каждого участника для данного эффекта, новая графика также отображает медианное значение этих значений для всех участников. Это позволяет легче увидеть для каждого временного интервала, в течение которого кривая реакции зрачка, оцененная для всех участников, значительно выше или ниже 0, что кривые реакции отдельных участников также лежат по одну сторону от 0 более половины участники (т.е. медиана всегда находится на ожидаемой стороне от 0). Во-вторых, помимо добавления этих рисунков к основному тексту и соответствующего редактирования основного текста (страницы рукописи 8 и 11), мы также добавили новый рисунок в Приложение (Рисунок 6 Приложения). На этом рисунке показаны те же данные, что и на рисунке 2A основного текста, но вместо того, чтобы показывать средние кривые для всех участников (как на рисунке 2A), новый рисунок в Приложении показывает кривые реакции зрачков всех отдельных участников, которые составляют этот рисунок. в среднем.Как описано во вновь добавленном тексте приложения, которое сопровождает этот рисунок (страницы 9 и 10 приложения), эти кривые внутри участников усиливают представление о том, что наиболее важные шаблоны данных, представленные в основном тексте, присутствуют у большинства отдельных наблюдателей. Кривые внутри участников также передают дополнительную информацию о различиях между наблюдателями, которая не была передана средними значениями между наблюдателями, которые мы использовали до сих пор (обсуждаются на страницах 9 и 10 Приложения).

    2) Уточнить и дополнить описание анализа OKN, как подробно описано в ред.3 ниже.

    Благодарим редактора за это предложение. Мы отредактировали основной текст (нижняя часть страницы 20 рукописи) на основе текста, который был в нашем исходном ответе рецензентам, следуя рекомендации рецензента № 3.

    Рецензент № 2:

    Мне до сих пор неясно (после прочтения раздела «Методы / анализ данных»), рассчитываются ли статистические данные по предметам или между ними. Я ценю ответы на вопросы в первоначальном обзоре, но я думаю, что это требует большей ясности.Например, ответы в «Разъяснении результата»: как проходят эти тесты?

    Приносим извинения за недостаточную ясность. Все представленные статистические тесты являются тестами между участниками. Теперь это прямо упоминается в разделе «Методы», наряду с другими недавно добавленными пояснениями, касающимися статистических тестов (стр. 27 рукописи).

    Похоже, они сделаны на комбинированных данных. Но существуют ли внутри предметные эффекты, и если да, то какая доля испытуемых демонстрирует основные эффекты, которые выделены в разделе «Результаты»? Это важный момент, потому что для того, чтобы сделать заключение об общей применимости этих результатов, результаты должны быть надежными, по крайней мере, для большинства субъектов.

    Верно, тесты проводились на распределении значений данных между участниками. В ответ на этот запрос, а также в ответ на соответствующий пункт в примечаниях редактора (Essential Revision 1), мы теперь добавили рисунок (новый рисунок 3) и панель (новая панель 4C) к основному тексту. На этих добавленных графиках показано, как отдельные участники оценивают каждый из эффектов, которые считаются значимыми на основе t-критериев по одной выборке для всех участников.Другими словами: для каждого участника индивидуально графики отображают среднее значение кривой скорости изменения зрачка в каждом временном окне, для которого статистика по всем участникам показывает скорость изменения зрачка, значительно отличающуюся от 0. Эти недавно добавленные графики показывают, что для В каждом из этих временных окон у большинства участников скорость изменения зрачка находится на той же стороне от 0, что и среднее значение для всех участников. Другими словами: всякий раз, когда расширение (или сжатие) отмечается как значимое на основе статистики по всем участникам, большинство участников индивидуально демонстрируют расширение (или сжатие) в этом временном окне.Чтобы это было особенно ясно на добавленных цифрах, они показывают не только значения внутри участников, но и медианы этих значений — эти медианы постоянно лежат на ожидаемой стороне 0. Мы также добавили дополнительный текст в раздел результатов, описывающий что показывают недавно добавленные графики (страницы 8 и 11 рукописи). Наконец, в Приложении мы теперь показываем все временные курсы учеников, связанные с мероприятиями внутри участников, которые лежат в основе основного текста на Рисунке 2A (Приложение Рисунок 6). Рисунки показывают, что образцы качественных данных, выделенные в связи с рисунком 2A, также присутствуют у большинства отдельных участников, как теперь обсуждается в тексте приложения, окружающем новый рисунок приложения (страницы 9 и 10 приложения).В том же тексте Приложения также описаны дополнительные интересные аспекты вариабельности наблюдаемых реакций зрачков между наблюдателями; аспекты, которые не были отражены нашими средними показателями, полученными от всех наблюдателей.

    Расширенное Обсуждение — улучшение. Еще один момент, который может быть полезным принять во внимание, заключается в том, что в основном префронтальная и поясная коры головного мозга обеспечивают нисходящий контроль возбудимости ЦП. Поскольку это исследование сосредоточено на перцептивных эффектах, а не на когнитивных или физических усилиях, объем работы согласуется с сенсорной корковой доминантной сетью, так что корковая регуляция LC-связанного возбуждения не является фактором.

    Благодарим рецензента за эту рекомендацию. Мы сделали еще одно дополнение к нашему разделу «Обсуждение», чтобы указать на несоответствие, когда дело доходит до LC-центрированного объяснения сужения, связанного с переключением, между доминантным происхождением корковых входов в LC (лобная и поясная коры) и вероятные области коры головного мозга, участвующие в визуальных событиях, вызывающих это сужение (задние области). Этот добавленный текст находится на странице рукописи 17.

    Строка 178: Скорость изменения использовалась в более раннем исследовании, чтобы показать изменения размера зрачка, связанные со спайком LC, в Joshi et al., 2016 (их рисунки 4-6 и 8).

    Спасибо за указатель. Ссылка на рассматриваемую статью теперь вставлена ​​в соответствующее место в рукописи (стр. 5).

    Рецензент № 3:

    Авторы решают все мои проблемы. Единственное изменение, которое я бы предложил, — это использовать часть их ответа в самой рукописи, поскольку она очень хорошо передает идею. Я бы использовал его, чтобы заменить / дополнить вторую половину последнего предложения в «Ограничениях метода идентификации переключателей на основе OKN».Часть ответа: «Наконец, хотя алгоритм на основе OKN, следовательно, не идеален, для наших целей критическое требование состоит в том, чтобы алгоритм на основе OKN отмечал временные точки, которые прочно связаны с переключениями восприятия; не то, чтобы он помечает ноль ложных моментов времени, а также то, что он отмечает момент времени для каждого отдельного перцептивного переключения.Это особенно верно, потому что наши ключевые анализы касаются сравнения между условиями при сохранении постоянного метода идентификации переключателя, а не сравнения между методами идентификации.«

    Мы благодарим рецензента за это предложение. Мы отредактировали основной текст (нижняя часть страницы 20 рукописи) на основе текста, который был в нашем исходном ответе рецензентам, следуя этой рекомендации.

    https://doi.org/10.7554/eLife.66161.sa2

    Процесс восприятия — Введение в поведение потребителей

    Экспозиция

    Мы воспринимаем информацию через все пять органов чувств, но наше поле восприятия (мир вокруг нас) включает в себя так много стимулов, что наш мозг не может обработать и осмыслить все это.

    Потребителей засыпают сообщениями по телевидению, радио, в журналах, в Интернете и даже на стенах ванных комнат. Среднестатистический потребитель видит около трех тысяч рекламных объявлений в день (Lasn, 1999). Потребители одновременно находятся в сети, смотрят телевизор и проверяют свои телефоны. Некоторая, но не вся информация попадает в наш мозг. Выбор информации, которую мы видим или слышим (например, рекламу в Instagram или видео на YouTube), называется выборочное воздействие .

    Потребители ежедневно сталкиваются с тысячами рекламных изображений и сообщений.То, на скольких мы на самом деле обращаем внимание, зависит от наших потребностей, желаний и способности маркетологов выделиться из толпы.

    Exposure обращается к огромному количеству коммерческой информации — сообщениям СМИ, коммерческим и другим формам рекламы, — которым мы постоянно ежедневно подвергаемся.

    В 2017 году писатель Forbes.com Джон Симпсон призвал читателей подсчитать, сколько брендов они знакомятся с момента своего пробуждения. От кровати до душа и стола для завтрака — со сколькими брендами вы уже контактировали? 10? 20? Затем включите телефон и начните прокручивать ленту новостей Twitter… а теперь и Instagram.Перед тем, как вы уйдете на работу или в школу, количество брендов, с которыми вы столкнулись, вероятно, исчисляется сотнями. Симпсон утверждает, что «по оценкам экспертов по цифровому маркетингу, большинство американцев видит около 1000-4000 рекламных объявлений каждый день» (Simpson, 2017).

    Учитывая это море изображений, звуков и сообщений, как мы можем понять смысл сообщения любого бренда? Потребители будут уделять определенную степень умственной обработки только тем сообщениям, которые связаны с их потребностями, желаниями, предпочтениями и отношениями.Бренды делают ставку на тот факт, что при более высокой степени воздействия в какой-то момент их сообщение «закрепится» и привлечет внимание потребителей в самый подходящий момент.

    Абсолютный порог ощущения определяется как интенсивность стимула, который позволяет организму едва его обнаружить. Абсолютный порог объясняет, почему вы не чувствуете запах одеколона, который кто-то носит в классе, если он не находится рядом с вами.

    Дифференциальный порог (или просто заметная разница, также называемая «JND») относится к изменению стимула, которое едва ли можно обнаружить.Другими словами, это наименьшая разница, необходимая для того, чтобы различать два стимула.

    Немецкий физиолог Эрнст Вебер (1795-1878) сделал важное открытие относительно JND, а именно, что способность обнаруживать различия зависит не столько от размера различия, сколько от величины различия по отношению к абсолютному размеру. стимула. Закон Вебера утверждает, что JND стимула является постоянной пропорцией исходной интенсивности стимула.

    Например, если у вас есть чашка кофе, в которой очень мало сахара (скажем, одна чайная ложка), добавление еще одной чайной ложки сахара сильно изменит вкус. Но если вы добавите ту же чайную ложку в чашку кофе, в которой уже было пять чайных ложек сахара, то вы, вероятно, не почувствовали бы такой большой разницы (на самом деле, согласно закону Вебера, вам придется добавить еще пять чайных ложек. чтобы сделать такую ​​же разницу во вкусе).

    Еще одно интересное применение закона Вебера — это наше повседневное покупательское поведение.Наша склонность воспринимать разницу в стоимости между продуктами зависит не только от суммы денег, которую мы потратим или сэкономим, но и от суммы сэкономленных денег по сравнению с ценой покупки. Например, если вы собирались купить газировку или шоколадный батончик в магазине, а цена на товары колебалась от 1 до 3 долларов, вы, вероятно, подумали бы, что товар за 3 доллара стоит «намного больше», чем товар за 1 доллар. Но теперь представьте, что вы сравниваете две музыкальные системы, одна из которых стоит 397 долларов, а другая — 399 долларов.Возможно, вы подумаете, что стоимость двух систем «примерно одинакова», хотя покупка более дешевой все равно сэкономит вам 2 доллара.

    Постоянство восприятия, почему вещи выглядят так | Познание

  • Perceptual Constancy исследует группу давних проблем в области восприятия и дает обзор основ проблем и способов их решения. Эксперты в нескольких различных областях, включая компьютерное зрение, физиологию, нейропсихологию, психофизику и сравнительную психологию, представляют свои подходы к одной из фундаментальных проблем восприятия: как мозг извлекает стабильный мир из постоянно изменяющегося входа сетчатки? Как добиться постоянства цвета, несмотря на изменения в длине волны дневного света? Как мы узнаем объекты с разных точек зрения? И как мы узнаем размеры этих объектов? Том разделен на три раздела, каждый из которых посвящен вопросам развития, клиническим и сравнительным вопросам, психофизике и физиологии.

    • Решает проблемы восприятия из разных дисциплин
    • У второго редактора очень громкое имя в этой области
    Подробнее

    Отзывы клиентов

    Еще не просмотрел

    Оставьте отзыв первым

    Отзыв не размещен из-за ненормативной лексики

    ×

    Подробная информация о продукте

    • Дата публикации: ноябрь 1998 г.
    • формат: твердый переплет
    • isbn: 9780521460613
    • длина: 560 страниц
    • размеры: 229 x 152 x 35 мм
    • вес: 0.99кг
    • наличие: доступно
  • Содержание

    Соавторы
    Введение: то, что вы видите, не то, что вы получаете Винсент Уолш и Януш Куликовски
    1. Визуальная организация и постоянства восприятия в раннем младенчестве Алан Слейтер
    2. Эффект Макколлоу: неправильное восприятие и реальность Г. Кейт Хамфри
    3. Восприятие повернутых двухмерных и трехмерных объектов и визуальных форм Пьер Жоликер и Дж. Кейт Хамфри
    4.Вычислительные подходы к постоянству формы Шимон Эдельман и Дафна Вайншалл
    5. Изучение постоянств для восприятия объекта Питер Фельдиак
    6. Постоянство восприятия у низших позвоночных Дэвид Ингл
    7. Обобщение по ориентации и размеру объекта Элизабет Эшбридж и Дэвид И. Перрет
    8. The нейропсихология постоянства зрительного объекта Ребекка Лоусон и Глин В. Хамфрис
    9. Постоянство цвета и цветовое зрение в младенчестве: методологические и эмпирические вопросы Джеймс Л.Dannemiller
    10. Эмпирические исследования постоянства цвета Jimmy M. Troost
    11. Вычислительные модели постоянства цвета AC Hurlbert
    12. Сравнительные аспекты постоянства цвета Christa Neumeyer
    13. Физиологические основы постоянства цвета Hidehiko Komatsu
    14. Размер и скорость постоянство Сюзанна П. Макки и Харви С. Смоллмен
    15. Постоянства глубины Томас С. Коллетт и Эндрю Дж. Паркер
    16. Восприятие динамических постоянств Мэри К. Кайзер
    17. Перцептивное обучение Мерав Ахиссар и Шауль Хохштейн
    18.История постоянства размера и размерных иллюзий Хелен Э. Росс и Корнелиус Плагин
    Авторский указатель
    Предметный указатель.

  • Редакторы

    Винсент Уолш , Оксфордский университет

    Януш Куликовски , Манчестерский институт науки и технологий

    Соавторы

    Винсентер, Дж. Кейт Хамфри, Пьер Джоликер, Шимон Эдельман, Дафна Вайнсхолл, Питер Фолдиак, Дэвид Ингл, Элизабет Эшбридж, Дэвид И.Перретт, Ребекка Лоусон, Глин В. Хамфрис, Джеймс Л. Даннемиллер, Джимми М. Трост, А. К. Херлберт, Криста Ноймейер, Хидехико Комацу, Сюзанна П. Макки, Харви С. Смоллман, Томас С. Коллетт, Эндрю Дж. Паркер, Мэри К. Кайзер, Мерав Ахиссар, Шауль Хохштейн, Хелен Росс, Корнелиус Плагин

  • Perceptual System — обзор

    1 Введение

    В течение последнего десятилетия исследователи изучали использование анимации во многих аспектах пользовательских интерфейсов. В 1984 году Apple Macintosh использовала элементарную анимацию при открытии и закрытии значков.Этот вид анимации использовался для обеспечения непрерывного перехода от одного состояния интерфейса к другому и становится все более распространенным как в исследовательских, так и в коммерческих пользовательских интерфейсах. Пользователи обычно сообщают, что они предпочитают анимацию, и все же было проведено очень мало исследований, направленных на то, чтобы понять, как анимация влияет на производительность пользователей.

    Распространено мнение, что анимация помогает пользователям поддерживать постоянство объекта и, таким образом, помогает пользователям соотносить два состояния системы.Это понятие было хорошо описано Робертсоном и его коллегами в их статье о «конусных деревьях», методе трехмерной визуализации, который они разработали.

    «Интерактивная анимация используется для переноса некоторой когнитивной нагрузки пользователя на систему восприятия человека…. Перцептивный феномен постоянства объекта позволяет пользователю отслеживать взаимосвязи субструктур, не задумываясь об этом. Когда анимация завершена, время для повторной ассимиляции не требуется ». [19 с. 191].

    Исследователи, в том числе Робертсон, продемонстрировали посредством неформальных исследований удобства использования, что анимация может улучшить субъективное удовлетворение пользователей.Однако было проведено несколько контролируемых исследований, конкретно посвященных тому, как анимация влияет на производительность пользователя. Эти исследования кратко излагаются ниже.

    1.1 Анимация требует времени

    Одним из потенциальных недостатков добавления анимации к интерфейсу или визуализации является то, что анимация по определению требует времени. Это приводит к фундаментальному компромиссу между временем, затрачиваемым на анимацию, и временем, затрачиваемым на использование интерфейса. С одной стороны, без анимации, реакция системы может быть мгновенной.Пользователи проводят за системой все свое время. Однако пользователь может затем потратить некоторое время после резкого перехода, настраиваясь на новое представление информации и соотнося его с предыдущим представлением.

    С другой стороны, каждое визуальное изменение интерфейса сопровождается плавным переходом, который связывает старое представление с новым. Хотя разработчики анимированных систем надеются, что эта анимация облегчит пользователям соотнесение различных состояний системы, очевидно, что существует компромисс между тем, сколько времени фактически затрачивается на переход.Если переход будет слишком быстрым, пользователи не смогут установить соединение, а если переход будет слишком длинным, время пользователей будет потрачено зря. Идеальное время анимации, вероятно, будет зависеть от ряда факторов, включая тип задачи и опыт пользователя с интерфейсом и данными. В экспериментальных исследованиях и в нашем опыте создания анимированных систем мы обнаружили, что анимация продолжительностью 0,5 — 1,0 секунды, кажется, обеспечивает баланс. Другие считают подходящей односекундную анимацию [9 с.185].

    В худшем случае анимацию можно рассматривать как увеличение общего времени отклика системы. Обычно время отклика системы определяется как время между моментом, когда пользователь инициирует действие, и моментом, когда компьютер запускает для отображения результата. Это определение пришло из времен медленного отображения на компьютерных терминалах. Эта метрика была выбрана потому, что пользователи могли начать планировать свой ответ, как только были отображены первые данные. Однако при использовании многих анимаций пользователь не видит соответствующих данных до тех пор, пока анимация не будет почти завершена, и, таким образом, время анимации является важной частью реакции системы.Таким образом, мы определяем общее время отклика системы , чтобы включить время анимации (рисунок 1).

    Рисунок 1. Модель синхронизации пользовательского интерфейса с анимацией (адаптировано из [22 с. 353]).

    Во многих доменах приложений системе может потребоваться некоторое время для сбора данных (например, с помощью всемирной паутины) или их обработки. В этих случаях вставка анимации там, где требуется задержка, вряд ли повредит продуктивности, потому что пользователям все равно придется ждать. Однако, поскольку задержку, связанную с Интернетом, часто трудно предсказать, сопоставление анимации со временем поиска в Интернете может быть затруднено.Более серьезная проблема заключается в том, что компьютер мог отреагировать мгновенно, а анимация замедляет время отклика компьютера.

    Исследователи изучали время отклика системы с 1960-х годов, и, как оказалось, реакция пользователей на задержки в системе более сложна, чем может показаться на первый взгляд. Многие исследования показывают, что удовлетворенность пользователей снижается по мере увеличения задержек (см. Недавний отчет во всемирной паутине для типичного примера [21]). Однако это удовлетворение не обязательно связано с производительностью.В одной статье показано, что пользователи выбирают разные стратегии взаимодействия в зависимости от времени отклика системы [25]. В этом документе показано, что фактическая производительность пользователей зависит, среди прочего, от сложного сочетания задач, задержки и изменчивости задержки. Одно типичное исследование показывает, что производительность увеличивается по мере уменьшения задержек для задач ввода данных [12]. Однако другое исследование обнаружило увеличение производительности ввода данных, когда задержки увеличили до точки [3].

    Таким образом, тот факт, что анимация требует времени, не обязательно означает, что она снизит производительность.Поскольку они могут фактически снизить когнитивные усилия, как было предложено Робертсоном и другими, мы считаем, что анимация может улучшить некоторые виды выполнения задач.

    1.2 Типы компьютерной анимации

    Анимация в компьютерных интерфейсах может означать много разных вещей. Беккер и Смолл обобщили многие способы анимации объектов на экранах компьютеров [1]. Анимация может состоять из перемещения статического объекта в пределах сцены, или объект может изменять свой внешний вид при перемещении.Сцена может быть больше, чем может поместиться на экране, и точка обзора может быть изменена с помощью анимированного движения путем визуализации «промежуточных кадров» на полпути между начальным и конечным состояниями. Также существует множество других типов анимации.

    В общем, анимация часто используется, чтобы помочь пользователям связать различные состояния в интерфейсе. Эти изменения могут быть в данных в интерфейсе или в самом интерфейсе. Некоторые системы, использующие анимацию данных, включают визуализатор информации [9], Cone Trees [19], систему непрерывного масштабирования [20], а также WebBook и WebForager [10].Чанг и Ангар обсудили применение принципов анимации из произведений искусства и мультфильмов к пользовательским интерфейсам, показав, что возможно нечто большее, чем просто перемещение объектов интерфейса [11].

    Некоторые исследователи исследовали использование анимированных иконок [2]. Другие использовали анимацию, чтобы попытаться улучшить обучение работе алгоритмов [8, 24]. Также существует несколько систем пользовательского интерфейса, которые включают явную поддержку создания анимированных интерфейсов. Хорошим примером этого является морфическая система [18].

    1.3 Масштабируемые пользовательские интерфейсы

    Мы заинтересованы в понимании анимации, потому что в течение последних нескольких лет мы изучали масштабируемые пользовательские интерфейсы [4, 5, 6, 7, 15, 17]. Масштабируемые пользовательские интерфейсы (ZUI) — это метод визуализации, обеспечивающий доступ к пространственно организованной информации. ZUI позволяет пользователям увеличивать и уменьшать масштаб или панорамировать для просмотра гораздо большего объема информации, чем обычно помещается на одном экране. Мы разработали систему Pad ++ для изучения ZUI.

    Созданные нами ZUI обычно предоставляют три типа анимированного движения, а также другие виды анимированных переходов, например растворение. Три типа анимированного движения — это движение объектов в сцене, изменение точки обзора вручную (с помощью различных механизмов управления) и автоматическое изменение точки обзора (во время гиперссылок).

    Мы считаем, что анимация изменения точки обзора во время гиперссылок является наиболее важным видом анимации в Pad ++, поскольку эта анимация помогает пользователям понять, где они находятся в информационном пространстве.Их также легко понять и использовать. Как сказал один ребенок, использующий KidPad (инструмент разработки для детей в Pad ++): «С [традиционным гипертекстом] это похоже на закрытие глаз, а когда вы открываете их, вы попадаете в новое место. Масштабирование позволяет держать глаза открытыми »[14].

    Мы и другие также использовали Pad ++ для создания анимированных презентаций с масштабированием и регулярно получаем очень положительные отзывы от аудитории. Однако, как исследователи HCI, мы хотим понять, где именно анимированные ZUI работают лучше, чем традиционные подходы, если вообще работают.

    Когда мы начали разработку исследования, которое поможет нам понять преимущества ZUI, мы поняли, что используемая нами анимация ортогональна использованию масштабирования для организации данных. Возможен интерфейс с анимацией или без нее, а также с многомасштабной структурой или без нее. Чтобы лучше понять ZUI, мы решили попытаться понять эффекты анимированного движения и многомасштабной структуры по отдельности.

    Таким образом, в этой статье мы начнем с изучения самого основного и фундаментального вида анимации, используемой в ZUI.Мы исследуем, как анимированные изменения точки обзора во время переходов по гиперссылкам влияют на способность пользователей строить мысленную карту плоского информационного пространства. Мы специально решили не исследовать масштабирование или многомасштабные структуры в этой работе, потому что мы чувствовали, что масштабирование будет мешающей переменной для эффектов анимации, которые мы исследуем.

    1.4 Предыдущие исследования

    Было проведено несколько исследований, конкретно посвященных тому, как анимация влияет на способность пользователя использовать интерфейсы. Одно исследование рассматривало эффекты перехода (например, растворение) и анимацию объекта в представлении [16].Это исследование показало, что как эффект перехода растворения, так и анимированное движение объектов в сцене независимо друг от друга помогали пользователям решать проблемы. Это исследование важно, потому что оно мотивирует общее убеждение и интуицию, что анимация может помочь пользователю поддерживать постоянство объекта и, таким образом, улучшить выполнение задачи. Однако это исследование не рассматривало анимацию точки обзора, которая является основным направлением текущего исследования.

    Другое исследование, которое, возможно, более актуально, рассматривало анимацию точки обзора при визуализации пространственной информации [13].В этом исследовании сравнивалась способность пользователей находить элементы, в которых использовалось больше элементов, чем могло поместиться на одном дисплее. Для перемещения по элементам использовались различные методы навигации (полосы прокрутки, масштабирование и представление «рыбий глаз»), и каждый метод навигации был протестирован с анимацией и без нее. В этом эксперименте использование анимации не оказало существенного влияния на какие-либо методы навигации. Однако анимация была реализована только с одним промежуточным кадром.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *