Павлов биолог: Иван Петрович Павлов — краткая биография учёного и его вклад в науку

И.П. Павлов

И.П. Павлов — великий русский физиолог, Нобелевский лауреат

14 сентября по старому стилю, 26 сентября по новому стилю 1849 года у супругов Павловых родился первенец Иван, названный в честь дедушки со стороны матери. Он был здоровый, веселый мальчик, проводил время в играх с меньшими братьями.

Как-то приехал к ним в гости его крестный — игумен Троицкого монастыря. Велико было влияние этого старика на детскую душу. Образованный крестный своими рассказами и чтением любознательному ребенку пробудил любовь к книге и умственным занятиям.

Увлекшись естественными науками, И.П.Павлов в 1870 году поступил в Петербургский университет. Занимаясь на естественном отделении физико-математического факультета, он работал в лаборатории под руководством известного физиолога И. Ф. Циона, где выполнил несколько научных исследований. А в 1875 году Совет университета наградил его золотой медалью за работу «О нервах, заведующих работой в поджелудочной железе».

По окончании университета Иван Петрович поступил на третий курс Медико-хирургической академии, одновременно работая в лаборатории профессора физиологии К. Н. Устимовича. За время прохождения курса в академии Павлов провел ряд экспериментальных работ, за совокупность которых был награжден золотой медалью. Тогда же, по приглашению выдающегося хирурга С.П. Боткина, он начал работать в физиологической лаборатории при его Клинике. Защитив в 1883 году диссертацию на степень доктора медицины, И.П. Павлов получил звание приват-доцента Военно-медицинской академии. Проработав 45 лет в стенах этого института, он провёл исследования по физиологии пищеварения, разработал учение об условных рефлексах. В 1897 году И. П. Павлов опубликовал свой знаменитый труд «Лекции о работе главных пищеварительных желез», ставший настольным руководством физиологов всего мира.

За этот труд в 1904 году ему была присуждена Нобелевская премия. В 1935 году на 15 Международном конгрессе физиологов Иван Петрович был увенчан почетным званием «Старейшины физиологов мира». Ни до, ни после него, ни один биолог не удостаивался такой чести. В своей научной деятельности Иван Петрович Павлов разрабатывал три основные ветви физиологии: физиология высшей нервной деятельности, физиология сердечно-сосудистой системы (кровообращения) и физиология пищеварения.

Иван Петрович Павлов — краткая биография учёного и его вклад в науку

Главное

Иван Петрович Павлов (1849-1936) – выдающийся ученый, физиолог, основатель физиологической школы, первый россиянин, удостоенный Нобелевской премии. Его главные достижения — открытие условного рефлекса и создание науки о высшей нервной деятельности. В течение своей многолетней научной деятельности совершил открытия в области физиологии кровообращения, пищеварения и высшей нервной деятельности.

«Это звезда, которая освещает мир, проливая свет на еще не изведанные пути», — говорил о нем Герберт Уэллс. Он был человеком, беззаветно преданным науке, патриотом своей родины и всегда открыто высказывал свои убеждения.

Павлов – уроженец Рязани, а его научная деятельность протекала в основном в Петербурге (Ленинграде).

История

Иван Петрович Павлов – выпускник Петербургского университета и Медико-хирургической академии. Многолетний профессор, заведующий кафедрами фармакологии, а затем физиологии Военно-медицинской академии. С 1890 года — заведующий физиологической лабораторией при Институте экспериментальной медицины. С 1925 года до конца жизни – директор Института физиологии Академии наук. Нобелевский лауреат, академик, почетный член Московского университета, почетный доктор Кембриджского университета, член Французской академии наук, Ирландской королевской академии, Германской академии естествоиспытателей «Леопольдина» и многих других научных обществ. В 1935 году был признан «старейшиной физиологов мира» на XV Международном конгрессе физиологов.

Занимаясь экспериментами с условными рефлексами, доказал физиологическую основу психики. Автор учения о темпераментах, разработанного на основе свойств нервной системы.

Состояние

Еще при жизни академика Павлова, к его 85-летию со дня рождения, Курганская улица Рязани в 1934 году была переименована в улицу Павлова. Однако в 1964 году эта улица была переименована еще раз – в улицу Маяковского. Имя же Павлова получила улица Карла Маркса, бывшая Никольская, на которой стоит его родной дом, превращенный в музей.

Решение о создании музея Павлова на его родине было принято Совнаркомом в 1944 году. 6 марта 1946 года, к десятилетию со дня кончины ученого, музей был открыт. Первоначально он располагался только в мемориальном доме. На первом его этаже находятся гостиная, столовая, кабинет отца Иван Петровича, комната матери, кухня и кладовка, на втором этаже — комнаты Иван Петровича, его сестры и братьев. В музее немало подлинных личных вещей членов павловской семьи, посетители могут составить впечатление и о первых двух десятилетиях жизни будущего нобелевского лауреата, и о быте провинциальной просвещенной семьи, глава которой смог дать своим сыновьям хорошее образование.

В 1968 году музею был передан второй усадебный дом, построенный отцом Ивана Петровича уже после отъезда того из Рязани. В нем в 1974 году открылась экспозиция, повествующая о вкладе академика Павлова в мировую науку – и здание получило название Дом науки (экспозиция обновлена в 2010-м). В 2007 году в состав музея вошло административное здание музея, где работает Научный центр по сохранению и пропаганде Павловского наследия, в нем проходят научные конференции, семинары, мероприятия. Экскурсанты посещают и усадебную территорию, где находятся фруктовый сад, летний дом, баня, надворные постройки. В 1993 году музей получил. название «Мемориальный музей-усадьба академика И. П. Павлова.

Впечатления

Детство и юность Ивана Петровича Павлова тесно связаны с Рязанью. Он родился в ней в 1849 году. Его отцом был священнослужитель Петр Дмитриевич Павлов (1823—1899), служивший в Николо-Высоковской церкви, матерью – Варвара Ивановна, урожденная Успенская. Ранее настоятелем этого храма был тесть Петра, протоиерей Иван Иванович Успенский, который и построил дом, где родился Иван (потом владельцем дома стал Петр Дмитриевич, образованный священник, бывший позднее членом Рязанской духовной консистории и благочинным). «Домик-крошка с мезонином в три окошка» — так Павлов называл свой родной дом. В нем была большая библиотека, и Иван под влиянием отца рано пристрастился к чтению. Кроме того, он много работал в большом саду и огороде, расположенных вокруг дома Павловых, там же занимался гимнастикой.

В Рязани Иван Петрович учился вначале в духовном училище, а затем в духовной семинарии. Был одним из лучших семинаристов, но выбрал служение науке, за несколько месяцев до окончания семинарии отправившись из Рязани в Петербург учиться в университете. С тех пор бывал в городе лишь время от времени. В Николо-Высоковской церкви Иван Петрович венчался в 1881 году – его женой стала Серафима Васильевна Карчевская. В последний раз посетил Рязань незадолго до кончины, в августе 1935 года. Посетил могилу родителей на Лазаревском кладбище, заказал по ним панихиду в кладбищенском храме, настоятелем которой после служения в Николо-Высоковской церкви был его отец. В том же году Лазаревский храм был закрыт, а впоследствии разрушен.

В Рязани родились и другие дети семьи Павловых – всего их было девять, но до взрослого возраста дожили пятеро: Иван, Дмитрий (профессор химии), Петр (зоолог, погиб в результате несчастного случая на охоте), Сергей (священник) и Лидия.

 

{{objectCandidate.short_description}}

Привязан к брендам:

 

Адрес: {{objectCandidate.address ? objectCandidate.address : ‘нет’}}

Автор описания:

{{objectCandidate.author}}

Сайт:

{{objectCandidate.site}}

Координаты:

{{(objectCandidate.coords || []).lat}} {{(objectCandidate.coords || []).lon}}

Объекты

Иван Павлов – биография, фото, личная жизнь, наука и вклад

Биография

Иван Павлов – знаменитый российский ученый, труды которого высоко оценены и признаны научным мировым сообществом. Ученому принадлежат важные открытия в области физиологии и психологии. Павлов является создателем науки о высшей нервной деятельности человека. 

Портрет Ивана Павлова

Иван Петрович родился в 1849 году, 26 сентября, в Рязани. Это был первый ребенок из десяти, родившихся в семье Павловых. Мать Варвара Ивановна (девичья фамилия Успенская) воспитывалась в семье священнослужителей. До замужества была крепкой, жизнерадостной девушкой. Роды, следовавшие одни за другими, отрицательно сказались на здоровье женщины. Она не была образована, но природа наделила ее умом, практичностью и трудолюбием. 

Детей молодая мама воспитывала правильно, прививала качества, благодаря которым в будущем они успешно себя реализовали. Петр Дмитриевич, отец Ивана, был правдивым и самостоятельным священником крестьянского происхождения, правил службы в бедном приходе. Частенько вступал в конфликты с руководством, любил жизнь, ничем не болел, охотно ухаживал за садом и огородом. 

Памятник Ивану Павлову

Благородство и пасторское рвение Петра Дмитриевича со временем сделали из него настоятеля храма в Рязани. Отец был для Ивана примером упорства в достижении целей и стремления к совершенству. Он уважал своего отца и прислушивался к его мнению. По наставлению родителей в 1860 г парень поступает в духовное училище и проходит начальный курс семинарии. 

В раннем детстве Иван редко болел, рос веселым и крепким мальчишкой, играл с детьми и помогал родителям по хозяйству. Отец и мать привили детям привычку трудиться, поддерживать порядок в доме, соблюдать аккуратность. Сами много трудились, этого же требовали и от детей. Иван с младшими братьями и сестрами носили воду, кололи дрова, топили печь и выполняли другие домашние дела. 

Портрет Ивана Павлова

Грамоте мальчика обучали с восьмилетнего возраста, но в школу он пошел в 11. Причиной тому стал сильный ушиб, полученный при падении с лестницы. У мальчика пропал аппетит, сон, он стал худеть и бледнеть. Домашнее лечение не помогало. На поправку дело пошло тогда, когда измученного болезнью ребенка увезли в Троицкий монастырь. Его опекуном стал гостивший в доме у Павловых игумен божьей обители. 

Здоровье и жизненные силы удалось вернуть, благодаря гимнастическим упражнениям, хорошей еде и чистому воздуху. Игумен был образованным, начитанным и вел аскетическую жизнь. Книгу, подаренную опекуном, Иван выучил и знал наизусть. Это был томик басен Крылова, который впоследствии стал его настольной книгой. 

Семинария 

Решение о поступлении в духовную семинарию в 1864 г. принято Иваном под влиянием духовного наставника и родителей. Здесь он изучает естественные науки и другие интересные предметы. Активно участвует в дискуссиях. На протяжении всей жизни он остается заядлым спорщиком, неистово сражается с противником, опровергая любые аргументы оппонента. В семинарии Иван становится лучшим учеником и дополнительно занимается репетиторством. 

Молодой Иван Павлов в семинарии

Знакомится с трудами великих русских мыслителей, проникается их стремлением к борьбе за свободу и лучшую жизнь. Со временем его предпочтения концентрируются на естествознании. В этом большую роль сыграло знакомство с монографией И. М. Сеченова «Рефлексы головного мозга». Приходит осознание того, что карьера священнослужителя ему не интересна. Начинает штудировать предметы, необходимые для поступления в университет. 

Физиология 

В 1870 г Павлов переезжает в Петербург. Поступает в университет, хорошо учится, сначала без стипендии, так как ему пришлось переводиться с одного факультета на другой. Позже успешный студент удостаивается императорской стипендии. Физиология — его основное увлечение, а с третьего курса – главный приоритет. Под влиянием ученого и экспериментатора И. Ф. Циона юноша окончательно определяется с выбором и посвящает себя науке. 

В 1873 г. Павлов приступает к исследовательским работам над легкими лягушки. В соавторстве с одним из студентов, под руководством И. Ф. Циона пишет научную работу о том, как нервы гортани влияют на кровообращение. Вскоре вместе со студентом М. М. Афанасьевым изучает поджелудочную железу. Исследовательской работе присуждается золотая медаль. 

Физиолог Иван Павлов

Учебное заведение студент Павлов заканчивает на год позже, в 1875-м, так как остается на повторный курс. На исследовательскую работу уходит много времени и сил, поэтому выпускные экзамены он заваливает. По окончании учебного заведения Ивану всего 26 лет, он полон амбиций, его ждут прекрасные перспективы. 

С 1876 г Павлов ассистирует профессору К. Н. Устимовичу в Медико-хирургической академии и параллельно изучает физиологию кровообращения. Труды этого периода высоко оценены С. П. Боткиным. Профессор приглашает молодого исследователя поработать в своей лаборатории. Здесь Павлов изучает физиологические особенности крови и пищеварения 

Иван Павлов в Императорской Военно-медицинской академии, 1913 год

В лаборатории С. П. Боткина Иван Петрович проработал 12 лет. Биография ученого этого периода пополнилась событиями и открытиями, которые принесли мировую славу. Настала пора для перемен. 

Добиться этого простому, человеку в дореволюционной России было не легко. После неудачных попыток судьба дает шанс. Весной 1890 года Варшавский и Томский университеты избирают его профессором. А в 1891-м ученого приглашают в Университет экспериментальной медицины для организации и создания отдела физиологии. 

До конца жизни Павлов бессменно руководил этой структурой. В университете проводит исследования физиологии пищеварительных желез, за что в 1904-м получает Нобелевскую премию, которая стала первой российской премией в области медицины. 

Иван Павлов во время операции

Приход к власти большевиков оказался для ученого благом. Его труды оценил В. И. Ленин. Для академика и всех сотрудников создавались благоприятные, способствующие плодотворной работе, условия. Лабораторию при советской власти модернизировали в Физиологический институт. К 80-летнему юбилею ученого был открыт институт-городок под Ленинградом, его труды печатались в лучших издательствах. 

При институтах открывались клиники, приобреталось современное оборудование, увеличивался штат сотрудников. Павлов получал средства из бюджета и дополнительные суммы для расходов, испытывал благодарность за такое отношение к науке и собственной персоне. 

Собака Павлова 

Особенностью методики Павлова было то, что он видел связь между физиологией и психическими процессами. Работы о механизмах пищеварения стали отправной точкой для развития нового направления в науке. Исследованиями в области физиологии Павлов занимается более 35 лет. Ему принадлежит создание методики условных рефлексов. 

Иван Павлов — автор проекта «Собака Павлова»

Эксперимент, названный «собака Павлова», состоял в изучении рефлексов животного на воздействия извне. В ходе него после сигнала метрономом собаке выдавалась еда. После сеансов у собаки начиналась выделяться слюна без еды. Так ученый выводит понятия рефлекса, формирующегося на основе опыта. 

Собака Павлова

В 1923-м вышло первое описание двадцатилетнего опыта над животными. В науке Павловым сделан самый серьезный вклад в познание функций мозга. Результаты исследований, поддержанных советским правительством, оказались ошеломляющими.

Личная жизнь 

Первую любовь, будущего педагога Серафиму Карчевскую, талантливый юноша встречает в конце семидесятых. Молодых людей объединяют общие интересы и идеалы. В 1881 году они поженились. В семье Ивана и Серафимы родилось две дочери и четверо сыновей. 

Семья Ивана Павлова

Первые годы семейной жизни оказались тяжелыми: не было собственного жилья, не хватало средств на необходимое. Трагические события, связанные с гибелью первенца и еще одного малолетнего ребенка, подорвали здоровье жены. Это выбивало из колеи и приводило в отчаяние. Подбадривая и утешая, Серафима вывела мужа из тяжелейшей меланхолии. 

В дальнейшем личная жизнь пары наладилась и не мешала молодому ученому строить карьеру. Этому содействовала и постоянная поддержка жены. В научных кругах Иван Петрович пользовался уважением, а его сердечность и энтузиазм притягивали к нему друзей. 

Смерть

С фото, снятых в периоды жизни ученого, на нас смотрит жизнерадостный, привлекательный пышнобородый мужчина. У Ивана Петровича было завидное здоровье. Исключение составляли простудные заболевания, иногда с осложнениями в виде воспаления легких. 

Могила Ивана Павлова

Пневмония и стала причиной смерти 87-летнего ученого. Умер Павлов 27 февраля 1936 г, его могила находится на Волковском кладбище.

Библиография 

  • Центробежные нервы сердца. Диссертация на степень доктора медицины.
  • Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных.
  • Лекции о работе больших полушарий головного мозга.
  • Физиология и патология высшей нервной деятельности.
  • Последние сообщения по физиологии и патологии высшей нервной деятельности.
  • Полное собрание трудов.
  • Статьи по физиологии кровообращения.
  • Статьи по физиологии нервной системы.

биолог павлов

 

   Иван Петрович Павлов (Ivan Pavlov) (1849-1936) — российский физиолог, создатель материалистического учения о высшей нервной деятельности, крупнейшей физиологической школы современности, новых подходов и методов физиологических исследований, академик АН СССР (1925; академик Петербургской АН с 1907, академик РАН с 1917). Классические труды по физиологии кровообращения и пищеварения (Нобелевская премия, 1904).

   Иван Павлов родился в Рязани. Его мать, Варвара Ивановна, происходила из семьи священника; отец, Петр Дмитриевич, был священником, служившим сначала на бедном приходе, но благодаря своему пастырскому рвению со временем ставшим настоятелем одного из лучших храмов Рязани. С раннего детства Павлов перенял от отца упорство в достижении цели и постоянное стремление к самосовершенствованию. По желанию своих родителей Павлов посещал начальный курс духовной семинарии, а в 1860 году поступил в рязанское духовное училище. Там он смог продолжить изучение предметов, интересовавших его больше всего, в частности естественных наук. Семинарист Иван Павлов особо преуспел по части естественных наук. Семинарист Иван Павлов особо преуспел по части дискуссий. Он остался заядлым спорщиком на всю жизнь, не любил, когда с ним соглашались, так и кидался на противника, норовя опровергнуть его аргументы.

  Изучение высшей нервной деятельности в России связано прежде всего с именами двух великих ученых: Ивана Михайловича Сеченова (1829— 1905) и Ивана Петровича Павлова (1849—1936).

И. П. Павлов продолжил исследование и установил, что все рефлексы могут быть разделены на две большие группы. Это врожденные рефлексы, названные им безусловными, и рефлексы, выработанные уже после рождения, в процессе жизни, названные им условными. Образование условных рефлексов И. П. Павлов связывал с работой коры полушарий большого мозга. Они возникают при обязательном условии сочетания какого-либо раздражения, даже незначительного, с жизненно важными раздражениями (например, пищей, болью, опасностью) и становятся их сигналами. 

Академик Павлов был примерным семьянином, но не однолюбом — Российская газета

Иван Петрович Павлов родился 170 лет назад, 26 сентября 1849 г. Он был великим ученым и первым русским нобелевским лауреатом. Школьники должны знать, что Павлов разделил физиологические рефлексы на условные и безусловные. Еще он исследовал психофизиологию типов темперамента и свойства нервных систем, лежащие в основе поведенческих различий.

Возможно, школьники это и помнят, но ничего живого им его имя не говорит. На слуху разве что «собака Павлова». Противоречивый, страстный, не укладывавшийся ни в какие рамки человек, превратился в мумию, и здесь велика заслуга советской власти, сделавшей из Павлова лицо советской науки. Оно должно было быть безупречным, и в 1950-м начальник управления пропаганды и агитации ЦК КПСС Михаил Суслов отправил в архив воспоминания многолетней соратницы (и любимой женщины) Павлова, знаменитого физиолога Марии Петровой. Это были очень откровенные воспоминания, публиковать их в те годы советская власть не могла. Попробуем всмотреться в этих людей сейчас.

Предки Ивана Петровича Павлова и по отцовской, и по материнской линии происходили из духовного звания. Октябрьскую революцию Иван Петрович встретил 68-летним человеком, и та ему не понравилась до самой крайней степени. Он этого не скрывал.

«…Мы живем в обществе, где государство — все, а человек — ничто, а такое общество не имеет будущего, несмотря ни на какие Волховстрои и Днепрогэсы».

Это было сказано в выступлении на торжестве в честь 100-летия Сеченова.

«…К сожалению, я чувствую себя по отношению к вашей революции почти прямо противоположно вам. Меня она очень тревожит… Многолетний террор и безудержное своеволие власти превращает нашу азиатскую натуру в позорно рабскую…»

А это — из написанного в 1934-м письма к министру здравоохранения СССР.

Перед нами булгаковский профессор Преображенский, ругающий большевиков не в собственной столовой, а в глаза. Павлова звали в Швецию — королевское правительство было готово выстроить для него огромный сверхсовременный институт. Но тут произошло неожиданное: Ленин решил во что бы то ни стало удержать Павлова в России. Он понимал, какой будет эффект за рубежом, если Павлов, самый известный русский ученый, примет советскую власть. Иван Петрович тут же получил особый паек, где были дичь и икра. Он от него отказался, но это не произвело никакого впечатления на приставленного к академику Бухарина. С тех пор Павлов и его сотрудники находились на особом положении.

Его Институт физиологии финансировался так, что Павлов только разводил руками — он боялся, что не сможет оправдать эти затраты. Академик по-прежнему не любил советскую власть, но, давая волю языку, делал, что от него требовалось: во время заграничных поездок благодарил стоящего во главе государства стального человека, на банкетах поднимал тосты за правительство. Этого требовала простейшая благодарность: на особом положении находились даже его родные. Московской сестре сохранили отдельную квартиру, а когда Павлов собрался в столицу — в особом вагоне, с детьми и соратниками, — Моссовет бесплатно ее отремонтировал. Ну, как он заглянет к ней в гости? Правительство старалось, чтобы он жил как в раю, оно разрешило вернуться из эмиграции младшему сыну академика Всеволоду, ушедшему в Константинополь вместе с белой армией. Тот стал секретарем отца.

У Павлова был выход на самый верх. Когда Ленинград чистили от «бывших», его людей не трогали. И тут пришла пора вспомнить Марию Капитоновну Петрову.

После убийства Кирова неблагонадежных из Ленинграда высылали тысячами. Тогда Мария Капитоновна сказала Павлову, что ни за что не подчинилась бы приказу о высылке.

— Как это?

— А вот так. Приняла сколько надо верональчика и осталась бы здесь.

Академик тут же пошел в партком и сказал, что Марию Капитоновну затравили и довели до того, что она думает о самоубийстве. К ней немедленно направилась делегация, партийные начальники начали ее успокаивать.

Портрет семьи Ивана Павлова. Фото: РИА Новости

Разговор вышел диким: она напомнила им о своем сыне — белом офицере, сражавшемся за единую и неделимую Россию. Рассказала и о том, что после революции у нее прятались великий князь Гавриил Константинович и внебрачный сын Александра III князь Долгорукий, что ее добрым знакомым был военный министр Сухомлинов. И все же ей ничего не сделали. Павлов был женат, но все знали о том, что он любит Петрову, как мальчишка.

Еще студентом он решил связать свою жизнь с курсисткой. Чтобы проверить свои чувства, они отсрочили свадьбу на год. Та ждала его, работая сельской учительницей в глухом, медвежьем углу… Любовь и в самом деле была большой, семейная жизнь вышла хорошей. Она была на десять лет моложе мужа, вырастила его детей. А потом любовь прошла… Когда ему исполнилось 63, он познакомился с 37-летней Марией Капитоновной Петровой. Что между ними могло быть общего? Но ее брак вскоре рухнул, а его брак спасла деликатность любимой и то, что Серафима Васильевна Павлова приняла их отношения как данность.

О том, что их соединяет, знали все из их окружения и те, кому было надо, наверху, а потом об этом приказали забыть. Иван Петрович Павлов умер в 1936-м, за год до «большого террора», который он мог и не пережить. Он так и остался лицом советской науки, которое должно было оставаться безупречным. Мария Капитоновна пережила его на 12 лет, прошла через ленинградскую блокаду. Эти годы она посвятила науке и его памяти.

История о том, как два ненавидевших советскую власть человека понемногу врастали в новую, ужасавшую их жизнь, крепко держась друг за друга, прекрасна, но о ней было приказано забыть. Воспоминания Марии Капитоновны долго были под запретом, и о том, как Павлов в самом начале знакомства предложил ей поцеловаться, как после встреч с ним она летела домой, к мужу и сыну, словно на крыльях, читатели узнали гораздо позже. Это была великая любовь — такая, о которой стоит писать книги. Быть может, они еще появятся.

Кстати

Ему завидовал Ленин

Муж Марии Петровой — священник Григорий Петров, до революции был известен едва ли не больше Павлова. Он был самым модным столичным проповедником, блестящим оратором, Ленин не без зависти называл его «весьма популярным демагогом». Петров писал публицистику, на книжном рынке доминировал он, а не Горький или Розанов.

Академик Дмитрий Сергеевич Павлов

Дмитрий Сергеевич Павлов, родился 26 июля 1938 г. в Москве.

По окончании биолого-почвенного факультета МГУ в 1960 г. — старший лаборант, младший и старший научный сотрудник, зам. директора (1976-1987), зав. лабораторией (1987-н.вр.), директор (1998-н.вр.) Института проблем экологии и эволюции им. А.Н.Северцова РАН.

Специалист в области ихтиологии и охраны биологических ресурсов.

Член-корреспондент с 1987 г. — Отделение общей биологии (ихтиология), академик РАН с 1992 г.- Отделение биологических наук.

Д.С.Павлов разработал экологическую концепцию ориентации и локомоции рыб в потоке, выявил основные стереотипы реакций рыб в потоке воды и их миграционного поведения; описал систему адаптаций рыб к подвижной среде обитания на последовательных этапах онтогенеза, показал, что именно эти аспекты поведения обеспечивают единство миграционных путей и постоянство существования вида в ареале.

Под его руководством разработана стратегия охраны водных биологических ресурсов, создана теория управления массовыми перемещениями рыб с целью сохранения их естественного воспроизводства при гидротехническом строительстве.

Автор около 350 научных работ, в том числе 17 монографий, имеет 19 патентов и авторских свидетельств на изобретения.

Главный редактор журналов «Russian Journаl of Аquаtiс Eсologу», «Биология внутренних вод» (1999), зам. главного редактора журнала «Вопросы ихтиологии» и серийного издания «Биологические ресурсы гидросферы». Ответственный редактор «Красной книги Российской федерации (животные)».

Д.С.Павлов подготовил около 30 кандидатов и 7 докторов наук.

Он является главой научной школы по экологическим аспектам адаптации и популяционной организации рыб.

Член Президиума РАН.

Зам. академика-секретаря Отделения биологических наук.

Председатель Национального комитета биологов России

Председатель Научных советов РАН по проблемам сохранения биоразнообразия (1994), по проблемам гидробиологии и ихтиологии (1999-н.вр.).

Председатель Комиссии РАН по заповедному делу (1999-н.вр.).

Член президиума Межведомственной ихтиологической комиссии. Председатель Научного совета по федеральной целевой научно-технической подпрограмме «Биологическое разнообразие.

Вице-президент Российского гидробиологического общества (2001).

Председатель Национального комитета по Международной программе «Diversitу». Научный руководитель Российско-Вьетнамского тропического центра (1998). Руководитель Российской части совместной российско-монгольской комплексной биологической экспедиции РАН (1998-н.вр.).

Вице-президент Wild Salmon Center (1995).

Награжден орденами «Знак Почета» (1981), Дружбы народов (1988), медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени (1999).

За что получали Нобелевскую премию наши соотечественники — Биографии и справки

ТАСС-ДОСЬЕ. 1 октября 2018 года начинается процесс объявления лауреатов Нобелевских премий по физиологии и медицине, физике, химии, экономике и премии мира (премия по литературе в текущем году присуждаться не будет). С 1904 года лауреатами этих наград стали 24 наших соотечественника. Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила о них справочный материал.

Премия по физиологии и медицине

В 1904 году Нобелевскую премию по физиологии и медицине получил физиолог Иван Павлов — профессор, академик, основатель Российского общества физиологов и Института физиологии РАН, создатель науки о высшей нервной деятельности. Наградой он был отмечен за работу в области физиологии пищеварения. На церемонии вручения представитель Каролинского института (Швеция), присуждающего премию, заявил, что, благодаря трудам Павлова «мы смогли продвинуться в изучении этой проблемы дальше, чем за все предыдущие годы, теперь мы имеем исчерпывающее представление о влиянии одного отдела пищеварительной системы на другой». Павлов стал первым русским Нобелевским лауреатом.

В 1908 году лауреатом стал Илья Мечников — биолог, эмбриолог и патолог, создатель теории иммунитета и основатель научной геронтологии (наука, изучающая старение человека). Он получил награду совместно с Паулем Эрлихом (Германия) за труды по исследованию иммунитета, которые помогли понять, каким образом организму удается победить болезни.

Премия по химии

В 1956 году Николай Семенов, один из основоположников химической физики, стал первым в истории советским лауреатом среди обладателей Нобелевских наград. Он был награжден премией по химии совместно с британским химиком Сирилом Хиншелвудом за исследования в области химических реакций. Ученые независимо друг от друга в конце 1920-х годов разработали теорию цепных реакций.

Премия по физике

В 1958 году российские ученые Павел Черенков, Илья Франк и Игорь Тамм получили Нобелевскую премию по физике за открытие излучения заряженных частиц, движущихся со сверхсветовой скоростью.

В 1962 году лауреатом стал Лев Ландау, отмеченный за теорию конденсированных сред и жидкого гелия. В связи с тем, что Ландау находился в больнице после тяжелых травм, полученных в автокатастрофе, премия была вручена ему в Москве послом Швеции в СССР.

В 1964 году премии были удостоены физики Николай Басов и Александр Прохоров. Их работы по созданию квантовых генераторов (мазеров и лазеров), положившие начало новой отрасли физики — квантовой электронике, впервые были опубликованы десятью годами ранее, в 1954 году. Независимо от советских ученых к аналогичным результатам пришел американский физик Чарльз Таунс, в итоге Нобелевскую премию получили все трое.

В 1978 году Петр Капица был отмечен наградой за открытия в физике низких температур (этим направлением он начал заниматься еще в 1930-х годах).

В 2000 году лауреатом Нобелевской премии стал Жорес Алферов за разработки в полупроводниковой технике (разделил награду с немецким физиком Гербертом Кремером).

В 2003 году Виталий Гинзбург и Алексей Абрикосов (принявший в 1999 году американское гражданство) были удостоены премии за основополагающие работы по теории сверхпроводников и сверхтекучих жидкостей (вместе с ними награду разделил британо-американский физик Энтони Леггетт).

В 2010 году премию получили Андре Гейм и Константин Новоселов, создавшие графен — материал с уникальными свойствами. Гейм в 1990 году покинул СССР и впоследствии получил гражданство Нидерландов. Константин Новоселов в 1999 году уехал в Нидерланды, а позже получил гражданство Великобритании.

Премия по литературе

В 1933 году лауреатом Нобелевской премии по литературе стал Иван Бунин. Он был награжден «за строгое мастерство, с которым он развивает традиции русской классической прозы».

В 1958 году премией был отмечен Борис Пастернак «за выдающиеся заслуги в современной лирической поэзии и в области великой русской прозы». Однако Пастернак, которого в СССР критиковали за роман «Доктор Живаго», опубликованный за границей, под давлением властей был вынужден отказаться от награды. Медаль и диплом были вручены его сыну в Стокгольме в декабре 1989 года.

В 1965 году премию присудили Михаилу Шолохову за роман «Тихий Дон» («за художественную силу и цельность эпоса о донском казачестве в переломное для России время»). Шолохов — один из девяти авторов, награжденных не за совокупность достижений в области литературы, а за конкретное произведение.

В 1970 году лауреатом стал Александр Солженицын «за нравственную силу, с которой он следовал непреложным традициям русской литературы». К моменту присуждения награды Солженицын находился в открытом конфликте с властями СССР. Опасаясь, что после участия в церемонии вручения ему запретят въезд в СССР, он отказался от поездки в Стокгольм. Нобелевскую медаль и диплом Александр Солженицын получил в 1974 году, когда уже был лишен гражданства и выслан из страны после публикации за рубежом первого тома «Архипелага ГУЛАГ».

В 1987 году награду получил Иосиф Бродский, эмигрировавший в США в 1972 году, «за всеобъемлющее творчество, пропитанное ясностью мысли и страстностью поэзии».

Премия мира

В 1975 году Нобелевской премии мира был удостоен советский академик Андрей Сахаров за «борьбу со злоупотреблением властью и любыми формами подавления человеческого достоинства».

В 1990 году награду получил президент СССР Михаил Горбачев в знак признания его роли в процессе разрядки международной напряженности.

Премия по экономике памяти Альфреда Нобеля

В 1975 году премией по экономике был отмечен советский математик и экономист Леонид Канторович (совместно с американцем Тьяллингом Купмансом) за обоснование теории оптимального использования сырьевых ресурсов.

В 1973 году награда была присуждена американскому экономисту российского происхождения Василию Леонтьеву за развитие метода «затраты — выпуск».

Влияние Ивана Павлова на психологию

Иван Павлов был российским физиологом, наиболее известным в психологии своим открытием классической обусловленности. Во время своих исследований пищеварительной системы собак Павлов отметил, что у животных выделялась слюна естественным образом при предъявлении пищи.

Однако он также отметил, что у животных начиналось выделение слюны всякий раз, когда они видели белый лабораторный халат ассистента-экспериментатора. Именно благодаря этому наблюдению Павлов обнаружил, что, связывая представление пищи с лаборантом, возникает условная реакция.

Обзор

Это открытие оказало сильное влияние на психологию. Павлов также смог продемонстрировать, что животные могут быть приучены выделять слюну и на звук тона. Открытие Павлова оказало большое влияние на других мыслителей, включая Джона Б. Уотсона, и внесло значительный вклад в развитие школы мысли, известной как бихевиоризм.

Познакомьтесь с жизнью и творчеством Ивана Павлова в этой краткой биографии.

Иван Павлов наиболее известен:

Его ранние годы

Иван Петрович Павлов родился 14 сентября 1849 года в селе Рязань, Россия, где его отец был сельским священником.Его ранние исследования были сосредоточены на богословии, но чтение книги Чарльза Дарвина О происхождении видов оказало сильное влияние на его будущие интересы.

Вскоре он отказался от религиоведения и посвятил себя изучению науки. В 1870 году он начал изучать естественные науки в Петербургском университете.

Карьера Павлова

Основными интересами Павлова было изучение физиологии и естественных наук. Он помог основать отделение физиологии в Институте экспериментальной медицины и продолжал курировать программу в течение следующих 45 лет.

«Наука требует от человека всю его жизнь. Если бы у вас было две жизни, этого бы вам не хватило. Будьте увлечены своей работой и поисками, », — однажды предложил Павлов.

Итак, как его работа в области физиологии привела к открытию классической обусловленности?

Открытие классического кондиционирования

Изучая пищеварительную функцию собак, он отметил, что у его испытуемых выделялась слюна перед доставкой пищи. В серии хорошо известных экспериментов он предъявлял различные стимулы перед подачей пищи, в конечном итоге обнаружив, что после повторной ассоциации , у собаки будет выделяться слюна при наличии какого-либо раздражителя, кроме еды.

Павлов назвал эту реакцию условным рефлексом . Павлов также обнаружил, что эти рефлексы берут начало в коре больших полушарий головного мозга.

Павлов получил широкое признание за свою работу, в том числе назначение в 1901 году в Российскую академию наук и Нобелевскую премию по физиологии 1904 года. Советское правительство также оказало существенную поддержку работе Павлова, и Советский Союз вскоре стал ведущим центром. физиологических исследований.

Он умер 27 февраля 1936 года.

Вклад в психологию

Многие, не занимающиеся психологией, могут быть удивлены, узнав, что Павлов вообще не был психологом. Он не только не был психологом; По сообщениям, он вообще скептически относился к развивающейся области психологии.

Однако его работа оказала большое влияние на эту область, особенно на развитие бихевиоризма. Его открытие и исследования рефлексов повлияли на растущее бихевиористское движение, и его работы часто цитировались в книге Джона Б.Сочинения Ватсона.

Другие исследователи использовали работу Павлова при изучении обусловливания как формы обучения. Его исследования также продемонстрировали методы изучения реакций на окружающую среду объективным научным методом.

Избранные публикации

Одной из самых ранних публикаций Павлова был его текст 1897 года Работа пищеварительных желез , в котором основное внимание уделялось его исследованиям в области физиологии.

Более поздние работы, посвященные его открытию классической обусловленности, включают его книгу 1927 года Условные рефлексы: исследование физиологической активности коры головного мозга и Лекции об условных рефлексах: Двадцать пять лет объективного изучения высокой нервной деятельности (поведение ) of Animals , который был опубликован годом позже.

Слово от Verywell

Иван Павлов, возможно, не намеревался изменить лицо психологии, но его работа оказала глубокое и прочное влияние на науку о разуме и поведении. Его открытие классической обусловленности помогло основать школу мысли, известную как бихевиоризм.

Благодаря работе таких мыслителей, как Уотсон и Скиннер, бихевиоризм стал доминирующей силой в психологии в первой половине двадцатого века.

Иван Павлов — Биография — NobelPrize.org

Иван Петрович Павлов родился 14 сентября 1849 года в Рязани, где его отец, Петр Дмитриевич Павлов, был сельским священником. Получил образование сначала в церковной школе в Рязани, а затем в духовной семинарии.

Вдохновленный прогрессивными идеями, которые распространяли выдающийся из русских литературных критиков 1860-х гг. Д. И. Писарев и отец русской физиологии И. М. Сеченов, Павлов отказался от религиозной карьеры и решил посвятить свою жизнь науке.В 1870 году он поступил на физико-математический факультет на курс естествознания.

Павлов страстно увлекся физиологией, которая на самом деле должна была оставаться для него столь важной на протяжении всей его жизни. Именно во время этого первого курса он выпустил в сотрудничестве с другим студентом, Афанасьевым, свой первый научный трактат, труд по физиологии нервов поджелудочной железы. Эта работа получила широкую известность, и он был награжден за нее золотой медалью.

В 1875 г. Павлов с отличным результатом окончил курс и получил степень кандидата естественных наук. Однако, побуждаемый огромным интересом к физиологии, он решил продолжить учебу и поступил в Академию медицинской хирургии, чтобы пройти там третий курс. Он завершил это в 1879 году и снова был награжден золотой медалью. После конкурсного экзамена Павлов стал стипендиатом Академии, и это вместе с его положением директора физиологической лаборатории в клинике известного российского клинициста С.П. Боткина, позволила ему продолжить исследовательскую работу. В 1883 году он защитил докторскую диссертацию на тему «Центробежные нервы сердца». В этой работе он развил свою идею нервизма, используя в качестве примера усиливающий нерв сердца, который он обнаружил, и, кроме того, изложил основные принципы трофической функции нервной системы. В этой, а также в других работах, основанных главным образом на его исследованиях в лаборатории Боткинской клиники, Павлов показал, что существует основная закономерность в рефлекторной регуляции деятельности органов кровообращения.

В 1890 г. Павлова пригласили организовать и возглавить отделение физиологии в Институте экспериментальной медицины. Под его руководством, которое продолжалось 45 лет до конца его жизни, этот институт стал одним из важнейших центров физиологических исследований.

В 1890 году Павлов был назначен профессором фармакологии Военно-медицинской академии, а пять лет спустя он был назначен на тогда еще вакантную кафедру физиологии, которую он занимал до 1925 года.

Именно в Институте экспериментальной медицины в 1891-1900 годах Павлов провел большую часть своих исследований по физиологии пищеварения. Именно здесь он разработал хирургический метод «хронического» эксперимента с широким использованием свищей, который позволил непрерывно наблюдать функции различных органов в относительно нормальных условиях. Это открытие открыло новую эру в развитии физиологии, поскольку до тех пор основным используемым методом была «острая» вивисекция, а функция организма определялась только путем анализа.Это означало, что исследование функционирования любого органа требовало нарушения нормальных взаимоотношений между органом и окружающей его средой. Такой метод был неадекватным средством определения того, как регулируются функции органа или открытия законов, управляющих организмом в целом при нормальных условиях — проблемы, которые препятствовали развитию всей медицинской науки. Своим методом исследования Павлов открыл путь новым достижениям теоретической и практической медицины.С чрезвычайной ясностью он показал, что нервная система играет доминирующую роль в регулировании процесса пищеварения, и это открытие фактически является основой современной физиологии пищеварения. Павлов сообщил о результатах своих исследований в этой области, имеющей большое значение для практической медицины, в лекциях, которые он прочитал в 1895 году и опубликовал под названием Лекции о работе главных пищевых желез . железы) (1897).

Исследования Павлова в области физиологии пищеварения логически привели его к созданию науки об условных рефлексах. При исследовании рефлекторной регуляции деятельности пищеварительных желез Павлов особое внимание уделял феномену «психической секреции», вызываемой пищевыми раздражителями на расстоянии от животного. Используя метод, разработанный его коллегой Д. Д. Глинским в 1895 г., по установлению свищей в протоках слюнных желез, Павлов смог провести опыты по изучению природы этих желез.Серия этих экспериментов заставила Павлова отказаться от субъективной интерпретации «психической» слюнной секреции и на основании гипотезы Сеченова о рефлекторной природе психической деятельности сделать вывод, что и здесь рефлекс — пусть и не постоянный, а временный. или условный — был задействован.

Это открытие функции условных рефлексов позволило объективно изучить всю психическую деятельность вместо того, чтобы прибегать к субъективным методам, как это было необходимо до сих пор; Теперь стало возможным экспериментальным путем исследовать самые сложные взаимоотношения между организмом и его внешней средой.

В 1903 году на 14-м Международном медицинском конгрессе в Мадриде Павлов прочитал доклад «Экспериментальная психология и психопатология животных». В статье дано определение условных и иных рефлексов и показано, что условный рефлекс следует рассматривать как элементарное психологическое явление, которое в то же время является физиологическим. Из этого следовало, что условный рефлекс является ключом к разгадке механизма наиболее развитых форм реакции животных и человека на окружающую среду и делает возможным объективное изучение их психической деятельности.

Впоследствии, в рамках систематической программы исследований, Павлов преобразовал теоретическую попытку Сеченова открыть рефлекторные механизмы психической деятельности в экспериментально подтвержденную теорию условных рефлексов.

В качестве руководящих принципов материалистического учения о законах деятельности живых организмов Павлов вывел три принципа теории рефлексов: принцип детерминизма, принцип анализа и синтеза и принцип структуры.

Развитие этих принципов Павловым и его школой во многом способствовало созданию научной теории медицины и открытию законов, управляющих функционированием организма в целом.

Эксперименты, проведенные Павловым и его учениками, показали, что условные рефлексы возникают в коре головного мозга, которая действует как «главный распределитель и организатор всей деятельности организма» и которая отвечает за очень тонкое равновесие животного с окружающей средой. .В 1905 г. было установлено, что любой внешний агент, совпадая по времени с обычным рефлексом, может стать условным сигналом для образования нового условного рефлекса. В связи с открытием этого общего постулата Павлов приступил к исследованию «искусственных условных рефлексов». Исследования в лабораториях Павлова на протяжении ряда лет впервые выявили основные закономерности функционирования коры больших полушарий. Многие физиологи были привлечены к проблеме разработки основных законов Павлова, регулирующих деятельность головного мозга.В результате всех этих исследований возникла целостная павловская теория высшей нервной деятельности.

Уже на ранних этапах своих исследований Павлов получил мировую известность и признание. В 1901 году он был избран членом-корреспондентом Российской академии наук, в 1904 году он был удостоен Нобелевской премии, а в 1907 году он был избран академиком Российской академии наук; в 1912 г. он получил звание почетного доктора Кембриджского университета, а в последующие годы стал почетным членом различных зарубежных научных обществ.Наконец, по рекомендации Парижской медицинской академии он был награжден Орденом Почетного легиона (1915 г.).

После Октябрьской революции в специальном постановлении правительства, подписанном Лениным 24 января 1921 года, отмечены «выдающиеся научные заслуги академика И.П. Павлова, имеющие огромное значение для рабочего класса всего мира».

Коммунистическая партия и Советское правительство позаботились о том, чтобы Павлову и его сотрудникам были предоставлены неограниченные возможности для научных исследований.Советский Союз стал крупным центром изучения физиологии, и тот факт, что 15-й Международный физиологический конгресс 9-17 августа 1935 года проходил в Ленинграде и Москве, ясно показывает, что он был признан таковым.

Павлов направил всю свою неутомимую энергию на научные реформы. Он приложил много усилий для преобразования возглавляемых им физиологических институтов в мировые центры научных знаний, и общепризнанно, что это ему удалось.

Павлов создал большую школу физиологов, которая произвела много выдающихся учеников. Он оставил богатейшее научное наследие — блестящую группу учеников, которые продолжали развивать идеи своего учителя, и множество последователей по всему миру.

В 1881 году Павлов женился на Серафиме (Саре) Васильевне Карчевской, учительнице, дочери врача Черноморского флота. Сначала у нее случился выкидыш, якобы из-за того, что ей пришлось бежать за своим очень быстро ходящим мужем.Впоследствии у них родился сын Вирчик, который внезапно умер в детстве; трое сыновей, Владимир, Виктор и Всеволод, один из которых был известным физиком и профессором физики в Ленинграде в 1925 году, и дочь Вера.

Доктор Павлов умер в Ленинграде 27 февраля 1936 года.

Из Нобелевских лекций по физиологии и медицине 1901-1921 гг. , Elsevier Publishing Company, Амстердам, 1967

Эта автобиография / биография была написана на момент награждения и первый опубликована в книжной серии Les Prix Nobel .Позже он был отредактирован и переиздан в Нобелевских лекциях . Чтобы цитировать этот документ, всегда указывайте источник, как показано выше.

© Нобелевский фонд, 1904 г.

Для цитирования в разделе
MLA style: Иван Павлов — Биографический. NobelPrize.org. Нобелевская премия AB 2021. Сб. 30 октября 2021 г.

Вернуться наверх Вернуться к началу Возвращает пользователей наверх страницы.

Иван Петрович Павлов — Нобелевская премия, теория и открытия

Русский физиолог Иван Петрович Павлов разработал свою концепцию условного рефлекса в ходе знаменитого исследования на собаках и получил Нобелевскую премию в 1904 году.

Кем был Иван Петрович Павлов?

Иван Павлов отказался от раннего богословского образования, чтобы заняться естествознанием. Как заведующий отделом физиологии Института экспериментальной медицины, его новаторская работа по пищеварительной системе собак принесла ему Нобелевскую премию по физиологии и медицине в 1904 году. Павлов оставался активным исследователем до своей смерти 27 февраля 1936 года.

Ранняя жизнь и образование

Иван Петрович Павлов родился 14 сентября 1849 года в Рязани, Россия.Сын священника, он посещал церковную школу и духовную семинарию. Однако он был вдохновлен идеями Чарльза Дарвина и И.М.Сеченова, отца русской физиологии, и отказался от богословских занятий в пользу науки.

Павлов изучал химию и физиологию в Санкт-Петербургском университете и в 1875 году получил степень кандидата естественных наук. Затем он поступил в Императорскую медицинскую академию в Санкт-Петербурге, где защитил дипломную работу по центробежным нервам сердца. в 1883 г.

Открытие и теория

После окончания института Павлов учился у физиолога сердечно-сосудистой системы Карла Людвига в Лейпциге, Германия, и у физиолога желудочно-кишечного тракта Рудольфа Хайденхайна в Бреслау, Польша. Вместе с Хайденхайном он разработал операцию, в ходе которой он создал экстериоризированный «мешочек» на животе собаки и поддерживал нервную систему для правильного изучения желудочно-кишечного секрета. Затем он провел два года в лаборатории в Санкт-Петербурге, где изучал физиологию сердца и регуляцию кровяного давления.

В 1890 году Павлов возглавил отделение физиологии во вновь созданном Институте экспериментальной медицины. Он также был назначен профессором фармакологии в Императорской медицинской академии, а пять лет спустя был назначен на ее вакантную кафедру физиологии. В этот период Павлов сосредоточился на секреторной деятельности пищеварения у собак, имплантировав свищи в их слюнные протоки, чтобы зафиксировать непрерывное воздействие нервной системы на пищеварительный процесс.

Наблюдения Павлова привели его к формулировке концепции условного рефлекса.В своем самом известном эксперименте он подавал звуковой сигнал непосредственно перед тем, как давать собакам пищу, заставляя их выделять слюну каждый раз, когда он подавал сигнал. Павлов опубликовал свои результаты в 1903 году и в том же году выступил с докладом «Экспериментальная психология и психопатология животных» на 14-м Международном медицинском конгрессе в Мадриде, Испания.

Нобелевская премия и достижения

За свою новаторскую работу Павлов был назван лауреатом Нобелевской премии 1904 года по физиологии и медицине.С годами последовали новые почести. В 1907 году он был избран академиком Российской академии наук, а в 1912 году получил звание почетного доктора Кембриджского университета. По рекомендации Парижской медицинской академии в 1915 году он был награжден Орденом Почетного легиона.

Спустя годы

Позже Павлов применил свои законы к изучению психозов, утверждая, что некоторые люди отказались от повседневной жизни. взаимодействие с другими людьми из-за ассоциации внешних раздражителей с вредным событием.Хотя он заметно пренебрегал психологией как псевдонаукой, его исследования помогли заложить основу для нескольких важных концепций зарождающейся тогда дисциплины.

Павлов открыто осуждал раздираемые войной условия в его стране после русской революции 1917 года. Он придерживался опасной линии в своей критике коммунизма после визитов в Соединенные Штаты в 1920-х годах, хотя и избежал судебного преследования из-за своего единства. выдающихся ученых России. Павлов смягчил тон в последние годы жизни, возможно, из-за усиления государственной поддержки научных исследований.Он оставался преданным своей лабораторной работе до своей смерти от двойной пневмонии 27 февраля 1936 года в Ленинграде.

Личная жизнь

В 1881 году Павлов женился на студентке педагогического факультета Серафиме Васильевне Карчевской. У пары практически не было денег в первые годы совместной жизни, и они часто жили отдельно, пока их финансы не стабилизировались. Их первый сын внезапно умер в раннем детстве, но у них родились еще трое сыновей и дочь.

Исследователь Хопкинса обнаруживает, что все, что мы знаем о Павлове, неверно

К Брет МакКейб

/ Опубликовано Зима 2014

Иван Петрович Павлов, гигант советской науки, должен был быть священником.Его отец был. Отец его отца был неподобающим священником в сельском городе Рязань в Центральной России, где люди Павлова служили Восточной Православной церкви еще со времен Петра Великого. Но когда Иван, родившийся в 1849 году первым из девяти детей, поступил в духовную школу в 1860 году, Россия и особенно ее молодое поколение были охвачены реформаторским, модернизирующим расцветом. В 1861 году царь Александр II освободил русских крепостных, которых насчитывалось около 23 миллионов человек, и прогрессивные интеллектуалы боролись с новыми достижениями в политике, философии и науке.Прочитав русские переводы лекций физиолога Клода Бернара и работы Джорджа Генри Льюиса «Физиология обыденной жизни » (1859), а также « Рефлексы мозга » русского физиолога Ивана Сеченова (1863), Павлов понял, что семинария не для него. . Всю оставшуюся часть своей долгой и богатой жизни он обращался к науке, чтобы понять невидимые процессы тела как способ раскрытия секретов разума. Наука была бы его религией.

Подпись к изображению: Портрет Ивана Павлова работы Ивана Стреблова (1932 г.).

По крайней мере, это история, рассказанная в книге Дэниела Тодеса ​​ «Иван Павлов: Российская жизнь в науке» , только что опубликованной издательством Oxford University Press. Тодес, профессор кафедры истории медицины медицинского факультета, провел более 20 лет, просматривая тысячи страниц в 27 различных архивах, пытаясь понять человека, которого он встретил в научной документации. То, что он обнаружил, привело к жизни, которая разительно отличается как от советского, так и от западного учета человека и науки.

Павлов был иконой в Советском Союзе. Таким образом, о нем можно было писать только так, чтобы это соответствовало советскому взгляду на него как на блестящего экспериментатора, который наблюдал факты и следовал логике научных теорий, основанных на этих фактах.

Эта версия Павлова была единственной, которую знал Тодес, прежде чем он впервые прочитал некоторые из статей ученого в архиве Российской академии наук во время исследовательской стажировки в Санкт-Петербурге в 1990–91 годах. У Павлова была долгая карьера.Он начал работать в 1880-х годах в лабораториях немецкого анатома Карла Людвига в Лейпциге и физиолога Рудольфа Хайденхайна в Бреслау, прежде чем получил должность в отделении физиологии в Институте экспериментальной медицины в Санкт-Петербурге. Он руководил лабораториями там 45 лет до своей смерти в возрасте 86 лет в 1936 году. В 1904 году он был удостоен Нобелевской премии за свою работу в области физиологии пищеварения, и последние три десятилетия своей жизни провел, используя свои знаменитые экспериментальные протоколы условного рефлекса для исследования психики человека. собаки как способ понять субъективный человеческий опыт.

Такая карьера дала огромное количество архивных материалов. «Меня не особо привлекало то, что я поначалу знал о Павлове как о человеке, об этом безжалостном объективисте», — говорит Тодес, добавляя, что, когда он впервые осознал всю громадность архивных документов Павлова, это не давало ему спать по ночам. «Материал, потому что он был героем, собирался с течением времени и был просто ошеломляющим. Я думаю, прошли десятилетия с тех пор, как кто-то действительно сел со всеми работами Павлова и просто внимательно их прочитал.Если вы это сделаете, вы сразу увидите, что [его наука] — это не просто вопрос сбора фактов или хорошей экспериментальной техники. Там есть вся эта человеческая фигня «.

Тодес был тем человеком, который оказался в нужном месте, чтобы исследовать «все это человеческое существо». Как историк науки он глубоко увлечен метафорами. «Если мы с вами пытаемся думать о чем-то новом, мы не можем думать об этом иначе, кроме как опираясь на то, что, как нам кажется, мы уже знаем», — говорит он. «Мы делаем это в форме метафор, которые черпаем из всех элементов нашего опыта.Эти метафоры структурируют научную мысль ». Он продолжает:« Для меня это величайшая драма в истории науки. Я в основном реалист. Я считаю, что существует объективная реальность, независимая от нашего сознания. Я не думаю, что наука — это просто вопрос мнения. Но это сугубо человеческое стремление, а реальность безгранична, и есть бесконечное количество путей к ней. Метафоры определяют пути в эту реальность — вопросы, которые задают и не задают ».

С момента своего первого визита в 1976–1977 гг. По программе обмена, организованной Советом по международным исследованиям и обменам, Тодес был поражен Россией, ее народом, ее историей и культурой.Да, он был из одной из капиталистических стран — капиталистических стран, — но Россия чувствовала себя вторым домом. Таким образом, у него была уникальная возможность объединить свой интерес к метафорам с пониманием и чувствительностью к русской культуре. В своей первой книге Дарвин без Мальтуса: борьба за существование в русской эволюционной мысли (Oxford University Press, 1989) Тодес исследовал, как российские эволюционисты возражали против метафор, используемых Дарвином. Эти метафоры основывались на политической экономии Томаса Роберта Мальтуса и его промышленной борьбе за существование, что было проклятием для русских с более общими взглядами.

«Это великий русский эпос. Он начинается до освобождения крепостных и заканчивается в сталинской России. В нем есть искусство, есть Достоевский, есть церковь. Что еще вам нужно?»

Даниэль Тодес

Когда Тодес начал исследовать Павлова в начале 1990-х годов, это было примерно в то время, когда политика перестройки и реформы гласности бывшего президента Михаила Горбачева открыла Советский Союз для рыночной экономики и интеллектуальной прозрачности. Помимо научных архивов Павлова, Тодес получил доступ к его переписке.Он нашел отчеты коммунистов, которые работали в лабораториях Павлова, и доложил их партийным ячейкам. Он так часто бывал в России, что заслужил доверие российских архивистов, которые делились с ним своими записями и исследованиями Павлова. Он встречался с внучками и правнучками Павлова. «Материал был настолько ошеломляющим, что я понял, что у меня никогда не будет лучшей темы, чем эта», — говорит Тодес. «Так что я хотел сделать это правильно и не хотел торопиться. Я думал, что эту историю могут прочитать люди, а не только историки вроде меня.Это великий русский эпос. Он начинается до освобождения крепостных и заканчивается в сталинской России. Есть искусство, есть Достоевский, есть церковь. Что еще вам нужно? »

Тодес взял всю информацию, собранную им в течение примерно 20 лет исследований, и превратил ее в увлекательную 880-страничную биографию, которая делает Павлову один из лучших комплиментов, которые может сделать историк: он превращает икону в человека. Он написал историю этого человека как драму, в которой ученый и человек неразделимы.«Мой отец говорил мне:« Дэн, работай изо всех сил, но если тебе когда-нибудь придется выбирать между удачей и умением, будь удачливым », — шутит Тодес. «Мне просто повезло».

Скажи мне, тебе понравился Павлов? »Это первое, о чем меня спрашивает веселый седовласый Тодес перед нашим первым разговором. Его кабинет представляет собой компактную комнату на третьем этаже Медицинской библиотеки Джона Хопкинса Уэлча. Линия беспорядочных книжных полок. одна стена, маленький столик с компьютером наверху стоит в углу, а деревянный стул стоит напротив впечатляюще аккуратного стола.Прежде чем задать вопрос, он хочет узнать мое впечатление о Павлове, изложенное в его книге.

Я не dis как Павлов. Он кажется немного суровым, временами властным, определенно самоуверенным и граничащим с чрезмерным — но все это было направлено на то, чтобы серьезно относиться к своей работе. Он казался увлеченным наукой и уверенным в своих идеях, но только в том случае, если экспериментальные данные подтверждали их. Он был готов быть доказанным, что его неверность, или разрабатывать новые эксперименты и переменные, когда данные выходили не так, как ожидалось.Это то, что должен делать ученый, не так ли?

«Моя ориентация на историю всегда была биографической», — говорит Тодес, указывая на то, что изучение истории через рассказ одного человека лаконично представляет главного героя драмы. «И в этом вопросе меня больше всего интересует — почему ученые верят в то, во что верят — если вы возьмете человека, вы можете изучить все его контексты: личность, убеждения, учителя».

В случае Павлова эти контексты тщательно продуманы.Его карьера началась до большевистской революции и закончилась во времена Иосифа Сталина, и отношение к нему изменилось. Тодес отмечает, что до перестройки Павлов был великим советским ученым, объективность которого привела его к коммунизму. В 1990-х Павлов стал диссидентом, который зубами боролся с коммунистами. Ни то, ни другое не совсем точно.

В Америке неправильно понимают науку Павлова. Его работу с условным рефлексом неправильно понимают как приучение собак пускать слюни при звуке колокольчика.Хотя Павлов действительно задокументировал количество слюны, производимой собаками, когда они связали стимул с кормлением, Тодес отмечает, что за три десятилетия исследований и десятки тысяч экспериментов Павлов и его коллеги использовали звонок в «редких, неважных обстоятельствах». Для Павлова звонок не подходил для экспериментов, потому что им нельзя было точно управлять. В основном он использовал метроном, фисгармонию, зуммер и электрошокер.

Он также не был заинтересован в «обучении» собаки чему-либо.Условный рефлекс для Павлова стал экспериментальным методом исследования его реальной цели: субъективного опыта собаки как модели для понимания того же самого у людей. И представление Павлова как ученого, интересующегося любой субъективной жизнью, радикально расходится с тем, как его эксперименты с условными рефлексами понимались и изображались американской бихевиористской школой психологии, которая считала, что «поведение животных можно исследовать без обращения к сознанию. , как писал Джон Ватсон в своей статье 1913 года «Психология с точки зрения бихевиористов.«Уотсон рассматривал эксперименты Павлова с условными рефлексами как вопрос внешнего контроля — что животное может быть« обусловлено »реагировать определенным образом всякий раз, когда сталкивается с определенным внешним стимулом. Это прочтение появляется в статье 1929 года в журнале Time о На физиологической конференции Павлов в Кембридже, штат Массачусетс, посетил: «Бихевиористы взяли на вооружение его теории и сделали их довольно общеизвестными. Его картина умственной деятельности механистична ». Недоразумение увековечено учеными, которые взяли то, что они хотели, из работы Павлова и смоделировали исследования на основе этого.Психолог Говард Скотт Лидделл прослушал лекцию бывшего ассистента Павлова в Корнельском университете в 1923 году и разработал на ее основе свои собственные поведенческие эксперименты. В 1928 году газета New York Times освещала выступление Лидделла в Обществе клинической психиатрии при Медицинской академии, где он сказал: «Результатом этого механического взгляда на поведение является то, что любое поведение может быть проанализировано с помощью рефлексов, рефлексов. являясь реакцией животного на изменение окружающей среды, которое затрагивает нервную систему.Он добавляет: «Можно показать, что даже самое сложное поведение неизменно происходит в соответствии с законами, которые можно сформулировать определенно».

Сегодня «павловский» все еще передает понятие непроизвольной реакции, и эти неточные предположения изначально пронизывали понимание Тодеса ​​Павлова. «Оглядываясь назад, мне потребовалось удивительно много времени, чтобы изменить взгляд на Павлова, который я привел с собой в свои исследования», — говорит Тодес. «Я начал с этого общего представления о Павлове как о твердолобом объективисте, парне, который придерживается только фактов, пытающимся уменьшить психику и полностью объяснить ее в терминах физиологических явлений.«

Сам Павлов передумал Тодес. Читая публичные выступления Павлова как для непрофессиональных, так и для научных кругов, а также его личную переписку, Тодес обнаружил, что Павлов использует антропоморфный язык, говоря о собаках в своих экспериментах. Как мог ученый с таким механистическим взглядом на человеческий разум поверить, что собак и демонстрировали эмоциональные состояния независимо от протокола эксперимента?

Чем больше Тодес исследовал, тем больше он начинал замечать выражения и идеи, которые противоречили Павлову как объективисту, основанному на фактах.Изучая лабораторные тетради, он наткнулся на описания личностей собак — жадных, нервных, ленивых, героев, трусов. Эти описания были даже в его пищеварительном исследовании, в ходе которого была подробно описана физиология пищеварительной системы собак и регулирующая роль нервной системы. Тодес наткнулся на речь Павлова, в которой он рассказывал о посещении петербургского зоопарка и чувстве, будто натолкнулся на всех персонажей в « Мертвых душ » Николая Гоголя. Павлов обычно использовал такой метафорический язык, когда говорил о собаках в своих лабораториях, метафоры, которые появлялись в исследованиях, письмах и лабораторных заметках его коллег и ассистентов.

Тодес говорит, что примерно в 2000 году он осознал, что «жадные», «ленивые» и т. Д. Черты личности, которые проявлялись как наблюдения в записях исследований пищеварительной системы, стали целью его экспериментов с условными рефлексами. У Павлова не было механистического взгляда на разум. Павлов пытался использовать условный рефлекс в качестве экспериментального протокола для понимания сознания. Он добивался этого 33 года, остановившись только после своей смерти в 1936 году в возрасте 86 лет. «Именно тогда я понял, что бихевиористы сделали в Америке», — говорит Тодес.«Они говорили:« Мы не можем иметь дело с [психикой] в научной психологии. Мы просто имеем дело с поведением как с внешними движениями ». Они интерпретировали Павлова через свою линзу и брали подходящие части Павлова ».

Павлов категорически не согласился с этим бихевиористским предположением. «Павлов взглянул на бихевиоризм и сказал, что он отражает прагматичную точку зрения американцев — что, если обобщить несправедливо, американцы как прагматичные люди заинтересованы в том, что люди делают, а не в том, что они думают», — говорит Тодес.«Но он был русским насквозь. Он страдал из-за Достоевского, и его интересовали муки нашего сознания и то, что мы можем с ними поделать. И с этим нельзя справиться, определяя это как ненаучное. субъективный опыт — вот чем должна заниматься наука «.

Подобно Павлову, сосредоточившемуся на условном рефлексе как способе понимания психики, Тодес сосредоточился на том, что ученый раскрыл о себе в своих трудах. Он нашел то, что искал, в личной переписке Павлова с его будущей женой Серафимой Васильевной Карчевской.В 1880 году Карчевская помогла организовать пособие для нуждающихся учениц женской гимназии, которую она посещала в Санкт-Петербурге. Присутствовали Федор Достоевский и Иван Тургенев. Тодес отмечает, что Карчевская, на шесть лет моложе Павлова, пропустила интеллектуальный всплеск реформаторской России 1860-х годов и сохранила свою православную веру. Достоевский, который в таких романах, как Подросток, (1875) и Братья Карамазовы, (1880) исследовал духовные конфликты между «старой» Россией и модернизирующими идеями, появившимися в 1860-х годах, предоставил путь для сохранения традиционных вера и русские ценности перед лицом мнимого прогрессизма.Он произвел на нее огромное впечатление — в своих неопубликованных мемуарах она называла его «Пророком». А в серии писем Карчевской Павлов признается ей, что то, что делает для нее религия, делает для него поиск истины наукой. «Это для меня своего рода Бог, перед Которым я все открываю, перед которым отбрасываю жалкое мирское тщеславие», — писал он. «Я всегда думаю основывать свою добродетель, свою гордость на попытке и желании истины, даже если я не могу этого достичь».

Тодес достаточно исчерпывающе показывает, как Павлов добивался этой недостижимой цели.Вот почему Тодес потратил так много времени на разбор своих отчетов и документов помощников, знакомство с собаками и сослуживцами Павлова, внимательно читая его речи и письма. Ежедневные микронаблюдения за человеком дополняют этот макроскопический биографический портрет. «Вы можете прочитать так много об этом человеке и его культуре в его науке», — говорит Тодес о Павлове. «Это похоже на все, что мы производим. Сахар, который мы едим, является результатом длительного и не всегда приятного социально-исторического процесса, который связывает нас с людьми, детьми и другими странами.Наука такая же. Дело не только в замороженных фактах в конце. Это удивительный продукт человеческой деятельности, на котором отмечены следы его создателей ».

Тодес изображает эту человеческую драму, лежащую в основе жизни и науки Павлова, в своей книге, но, хотя она написана для широкой аудитории, он понимает, что не все будут брать 880-страничный том. Вот почему он объединился с Джоном Манном, профессором программы Джонса Хопкинса по изучению кино и медиа, и Сергеем Красиковым, российским продюсером из Нью-Йорка, чтобы работать над документальным фильмом.«Около года назад мы начали этот замечательный процесс, когда решили снять фильм, основанный на поисках Павлова, об этом поиске порядка в беспокойном, неопределенном мире», — говорит Тодес. «Мы хотим использовать воссоздания и архивные фильмы из творчества Павлова, чтобы по-другому сосредоточить внимание на этом человеке и его поисках. За этим полностью стоит правнучка Павлова. У нас есть повествование, у нас есть лечение, у нас есть команда готовы к работе. Все, что нам нужно, это деньги на трейлер, чтобы мы могли подать заявку на получение средств на производство «.

Говоря о том, что они имеют в виду, он упоминает Particle Fever , документальный фильм 2013 года об экспериментах на Большом адронном коллайдере, которые привели к подтверждению существования бозона Хиггса.«Что мне понравилось в этом фильме, так это то, что настоящим героем была страсть ученых и проблемы научных исследований, — говорит Тодес. «Это то, что мы хотим. Мы имеем в виду нечто, что одновременно отражает размах его жизни и переносит проблему поиска в науку».

Частица извлекла огромную пользу из того, что в течение примерно семи лет ее производил и курировал профессор физики и астрономии Джонса Хопкинса Дэвид Каплан, который привнес в проект свои знания в этой области и ее основных фигурах, представив глубокое понимание умов ученых .Тодес должен был найти свой путь в сознании Павлова старомодным способом: первичное исследование, и усилия были предприняты в его книге и дискуссии о человеке, которого он когда-то считал безжалостным объективистом.

«Вы должны вдаваться в подробности — протоколы, собак, данные, как он обрабатывал свои данные — и это то, что я сделал», — говорит Тодес. «В этом мельчайшем подробностях вы можете увидеть личность Павлова, общий квест, как он работает над этим и сталкивается с проблемами. Вы можете посочувствовать ему.«

Ближе к концу книги Тодес включает перевод нескольких комментариев, сделанных Павловым сотрудникам своей лаборатории 27 декабря 1926 года, которые были записаны стенографией одного из его сотрудников. Поводом послужила предстоящая публикация его монографии об условных рефлексах. К этому моменту он работал над ней 25 лет:

Даже великая икона, которая всю свою жизнь искала ответы, опасается, что то, за чем он гонится, навсегда останется вне досягаемости.

Я, к сожалению, от природы обременен двумя качествами. Возможно, они объективно хороши, но одна из них для меня очень обременительна. С одной стороны, я полон энтузиазма и с большим энтузиазмом отдаюсь своей работе; но вместе с этим меня всегда отягощают сомнения. Малейшее препятствие нарушает мое равновесие, и меня мучают, пока я не найду объяснение, пока новые факты снова не приведут меня в равновесие.
Я должен поблагодарить вас за всю вашу работу, за массу собранных фактов, за то, что вы великолепно победили этого зверя сомнения.И вот, когда выходит книга, в которой я делаю выводы из 25 лет нашей работы — теперь, надеюсь, этот зверь от меня удалится. И моя самая большая благодарность за избавление от мучений вам.

Вот 77-летний мужчина, лауреат Нобелевской премии в своей области, признается своим сотрудникам, что даже сам подвергал сомнению себя во время их совместной работы. Это удивительно откровенный момент и напоминание о трогательной уязвимости, которая делает человека сомневающимся зверем: даже великая икона, которая всю жизнь искала ответы, беспокоится, что то, за чем он гонится, навсегда останется вне досягаемости.

«Это просто человеческое чувство», — говорит Тодес. «Мне нравилось следить за этим напряжением, этим поиском, этим великим ученым в грязи. И я узнал, что это очень сложно, но вы можете видеть постоянное взаимопроникновение экспериментальных данных, ценностей и личностей на всех этих уровнях. Даже в конце его жизни , он меняет свое мнение, переделывает его, думая, что, может быть, теперь, если он различит условные рефлексы и ассоциации, все щелкнет. Для меня это просто такая трогательная драма.«

Иван Павлов | Encyclopedia.com

ЖИЗНЬ ПАВЛОВА

РАБОТА ПАВЛОВА

БИБЛИОГРАФИЯ

Российский физиолог Иван Петрович Павлов получил Нобелевскую премию за экспериментальные исследования взаимодействия желудочно-кишечного секрета с другими видами деятельности поджелудочной железы. Его наблюдения за ролью нервной системы привели его к исследованию того, что он назвал «психическими рефлексами» — секреции желудочных кислот, вызываемой не самой пищей, а такими раздражителями, как запахи или вкусы, предшествующие приему пищи.Он наиболее известен своим открытием условных рефлексов и последующим их экспериментальным анализом. Он создал препараты, используя слюнные железы собак, в которых он мог удобно измерить слюноотделение, вызванное метрономами или другими произвольными стимулами, представленными в различных временных отношениях с последующими доставками еды.

Исследования, вдохновленные работой Павлова, были распространены на такие приложения, как изменение эмоциональной реакции с помощью поведенческой терапии.Павлов был принципиальным ученым и откровенным критиком советской системы в России, и очень жаль, что «промывание мозгов» и другие методы принуждения иногда приписывались его влиянию. Эти ссылки неуместны и неточны, поскольку такие методы ни с процедурной, ни с исторической точки зрения не являются производными от научных работ Павлова.

Павлов был сыном приходского священника. Некоторые личные качества проявились рано и остались с ним на протяжении всей его жизни: страсть к физическому труду (особенно в саду), любовь к книгам и учебе и непоколебимая честность.Его опыт работы руками сослужил ему хорошую службу позже в плане скорости, эффективности и тонкости его хирургических навыков. Его чтения привели его к химии и биологии, и он стал рассматривать в качестве двух своих интеллектуальных героев физиолога Ивана М. Сеченова (1829–1905), истолковавшего как сознательную, так и бессознательную деятельность как рефлексы мозга, и натуралиста Чарльза. Дарвину (1809–1882) за теорию естественного отбора. Павлов посещал духовную семинарию, но в 1870 году отказался от богословия в пользу физиологии, а затем получил степень доктора медицины в Санкт-Петербурге.В 1881 году женился на Серафеме (Саре) Васильевне. Они вырастили двух сыновей Владимира и Всельволода и дочь Веру (третий сын Мирчик умер в детстве). Сара была набожна и предана Павлову, и он завидовал ее религиозной вере.

После защиты диссертации Павлов учился в Германии, а затем начал самостоятельные исследования по физиологии сердца в петербургской лаборатории физиолога Сергея Павловича Боткина (1832–1889), который вскоре доверил руководство своей лабораторией Павлову.Это позволило Павлову все свое время посвятить исследованиям. Он тщательно изучал все детали эксперимента и даже в своих самых ранних экспериментальных работах считал необходимым работать с неповрежденным организмом, чтобы поддерживать, насколько это возможно, естественные условия физиологических систем, которые он выбрал для изучения. У него не было терпения по отношению к людям, у которых были иные мотивы, кроме знания, например, к тем, кто видел в исследованиях способ удовлетворить ненаучные цели. Девиз лаборатории Павлова был «Наблюдение и наблюдение», и он имел в виду непосредственное наблюдение самой природы, а не то, что о ней написали.

Павлов получил Нобелевскую премию в 1904 году. Ко времени русской революции 1917 года его международная репутация защитила его от внешнего вмешательства в его исследования. Хотя он не изучал нервную систему напрямую, он интерпретировал свои выводы с точки зрения изменений в облучении областей мозга и попытался распространить свое мышление на теории языка и психических расстройств, таких как психозы. В отличие от его вкладов в физиологию и кондиционирование, эти теории не имели успеха.

Павлов в течение всей жизни поддерживал регулярный график активности, в том числе занятия на свежем воздухе в виде игр и плавания. Даже во время чисток Иосифа Сталина он открыто осуждал коммунистическую систему, дошел до того, что отказал в допуске в свою лабораторию комиссару просвещения и написал письмо с критикой Сталину. Павлов проработал в своей лаборатории в Санкт-Петербурге незадолго до своей смерти от пневмонии в феврале 1936 года.

Термин условный , от русского выражения «условные рефлексы», можно было бы лучше перевести как «условный», потому что название было таким: применяется к рефлексам, обусловленным отношениями между стимулами.При кондиционировании респондента один стимул, условный стимул (CS), сигнализирует о предъявлении другого, безусловного стимула (US). Ответы, соответственно вызываемые этими стимулами, представляют собой условный ответ (CR) и безусловный ответ (UR). Условные слюнные рефлексы Павлова являются типичным примером. Когда изначально нейтральный звонок неоднократно сигнализировал о еде во рту голодной собаки, он становится CS, поскольку слюноотделение начинает вызываться этим сигнальным стимулом, а также США, самой пищей.

По иронии судьбы, Павлов, возможно, никогда не использовал колокольчик в своих экспериментах; его редкое упоминание о колокольчиках встречается только в более поздних работах, где оно, вероятно, относится к устройствам с электрическим приводом. Повсеместное упоминание колокольчика Павлова, вероятно, связано с распространенным примером условного рефлекса в популярных статьях об исследованиях Павлова: колокольчик, вызывающий слюноотделение у тех, кого зовут к столу (собственный колокол Павлова хранился на его столе, предположительно для вызова слуг).

Процедуру кондиционирования Павлова называли «респондентской», «павловской» и «классической», в отличие от процедур, специально изучаемых американскими психологами Эдвардом Л.Торндайк (1874–1949), а позже Б. Ф. Скиннер (1904–1990). В методике Павлова важными характеристиками являются отношения между двумя стимулами, тогда как в инструментальных или оперантных процедурах Торндайка и Скиннера они представляют собой отношения между стимулом и реакцией, которая его произвела.

Павлов установил различные временные отношения между CS и США. Например, как при настройке трассировки, так и при настройке задержки, между CS и US прошло относительно долгое время; они различались по тому, выключилась ли CS или осталась в промежуточном состоянии.В обоих типах условный ответ начался вскоре после начала CS, но с последующими испытаниями он постепенно приближался ко времени США. Следовое кондиционирование получило свое название из-за предположения Павлова о том, что CS должен оставить какой-то след в нервной системе, чтобы быть эффективным.

Внимание к Павловской обусловленности вытекало из того, насколько легко ее можно связать с концепцией ассоциации, принципом обучения, имеющим существенный прецедент в философии и психологии. Утверждалось, что обучение происходит через ассоциации идей, а условные рефлексы представляли примитивный пример их формирования.В своего рода ментальной химии считалось, что идеи связаны такими свойствами, как наличие общих элементов или возникновение вместе во времени. Таким образом, обусловливание считалось основой всего обучения.

При жизни Павлова обусловливание рассматривалось как своего рода замещение стимулов, при котором через соединение CS-US CS приобретает способность вызывать UR. Но теперь ясно, что эта учетная запись искажает то, что происходит, по крайней мере, тремя способами. Во-первых, кондиционирование зависит не от пар CS-US, а скорее от того, предсказывает ли CS США.Если за CS так же часто не следуют США, как за США, эти два часто бывают парными, но кондиционирование не происходит, потому что CS не предсказывает доставку в США. Во-вторых, во многих препаратах CR отличается по форме или другим свойствам от UR. Например, при внутривенном введении опиатов в качестве УЗИ CR — это пониженный болевой порог, тогда как UR — повышенный болевой порог; CS не заменяет США (аналогично, если метроном становится CS, собака не пытается его съесть). В-третьих, приготовления, при которых типичная задержка между US и UR достаточно велика, чтобы CS мог быть представлен после US, но либо до, либо после UR, показывают, что кондиционирование зависит от CS-UR, а не от последовательности CS-US.Условие происходит до тех пор, пока CS предшествует UR, поэтому отношение CS к ответу более важно, чем его отношение к стимулам.

СМОТРИ ТАКЖЕ Классическое кондиционирование; Эмпиризм; Оперантного кондиционирования; Психология; Скиннер, Б. Ф .; Торндайк, Эдвард; Союз Советских Социалистических Республик

Бабкин Борис П. 1949. Павлов: Биография . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Катания, А. Чарльз и Виктор Г. Латиес. 1999 г.Павлов и Скиннер: две жизни в науке. Российский физиологический журнал 85 (полуторавековый выпуск Павлова): 1307–1313.

Донахью, Джон В. и Росио Вегас. 2004. Павловское кондиционирование: связь CS-UR. Журнал экспериментальной психологии: процессы поведения животных 30: 17–33.

Павлов Иван П. 1927. Условные рефлексы . Пер. Г. В. Анреп. Лондон: Издательство Оксфордского университета.

Рескорла, Роберт А. 1988. Павловское кондиционирование: это не то, что вы думаете. Американский психолог 43: 151–160.

Сигел, Шепард, Райли Э. Хинсон, Марвин Д. Кранк и Джейн Маккалли. 1982. Смерть от героина «от передозировки»: вклад факторов окружающей среды, связанных с наркотиками. Наука 216: 436–437.

А. Чарльз Катания

Как все понимают, что Павлов ошибается

Будучи студентом колледжа, Б. Ф. Скиннер мало думал о психологии. Он надеялся стать писателем и изучал английский язык.Затем, в 1927 году, когда ему было двадцать три года, он прочитал эссе Г. Уэллса о русском физиологе Иване Павлове. Статья, появившаяся в Times Magazine , якобы представляла собой обзор английского перевода книги Павлова «Условные рефлексы: исследование физиологической активности коры головного мозга». Но, как отметил Уэллс, эту книгу «нелегко читать», и он не тратил на нее много времени. Вместо этого Уэллс описал Павлова, чей систематический подход к физиологии произвел революцию в изучении медицины, как «звезду, которая освещает мир, освещая неизведанные до сих пор перспективы.”

Этот неизведанный мир был механикой человеческого мозга. Павлов в своих исследованиях пищеварительной системы собак заметил, что они пускают слюни, как только видят белые лабораторные халаты людей, которые их кормили. Им не нужно было видеть пищу, не говоря уже о том, чтобы пробовать ее на вкус, чтобы отреагировать физически. Собаки, естественно, пускают слюни, когда их кормят: это был, по словам Павлова, «безусловный» рефлекс. Когда они пускали слюни в ответ на вид или звук, связанный с едой по чистой случайности, создавался «условный рефлекс» (на «условный стимул»).Павлов сформулировал базовый психологический принцип — принцип, который также применим к людям, — и открыл объективный способ измерить, как он работает.

Скиннер был очарован. Через два года после прочтения статьи Times Magazine он посетил лекцию, которую Павлов прочитал в Гарварде, и получил подписанную фотографию, которая украшала стену его офиса на всю оставшуюся жизнь. Скиннер и другие бихевиористы часто говорили о том, что они в долгу перед Павловым, особенно его взглядом на то, что свобода воли является иллюзией и что изучение человеческого поведения может быть сведено к анализу наблюдаемых, поддающихся количественной оценке событий и действий.

Но Павлов никогда не придерживался таких взглядов, согласно «Ивану Павлову: Русская жизнь в науке» (Оксфорд), новой исчерпывающей биографии Дэниела П. Тодеса, профессора истории медицины в Медицинской школе Джонса Хопкинса. Фактически, многое из того, что мы думали, что мы знаем о Павлове, было основано на плохих переводах и основных заблуждениях. Это начинается с популярного изображения собаки, работающей при звонке в колокольчик. Павлов «никогда не учил собаку выделять слюну под звук колокольчика», — пишет Тодес.«Действительно, культовый колокол оказался совершенно бесполезным для его настоящей цели, которая требовала точного контроля качества и продолжительности стимулов (он чаще всего использовал метроном, фисгармонию, зуммер и электрошок)».

Павлов, возможно, наиболее известен тем, что ввел понятие условного рефлекса, хотя Тодес отмечает, что он никогда не использовал этот термин. Это был плохой перевод русского « условный» , или «условный» рефлекс. Для Павлова акцент делался на случайном, временном характере ассоциации, которая включала в себя другие рефлексы, которые он считал естественными и неизменными.Опираясь на современную науку о мозге, Павлов понял, что условные рефлексы включают связь между точкой подкорки мозга, которая поддерживает инстинкты, и точкой в ​​его коре, где возникают ассоциации. Такие предположения о мозговых схемах были проклятием для бихевиористов, которые были склонны рассматривать разум как черный ящик. По их мнению, не имеет значения все, что нельзя было бы наблюдать и измерять. Павлов никогда не подписывался под этой теорией и не разделял их пренебрежения к субъективному опыту.Он считал психологию человека «одним из последних секретов жизни» и надеялся, что строгое научное исследование сможет пролить свет на «механизм и жизненный смысл того, что больше всего занимало человека — нашего сознания и его мучений». Конечно, расследование должно было с чего-то начаться. Павлов считал, что все началось с данных, и нашел эти данные в слюне собак.

Первоначально исследования Павлова имели мало общего с психологией; в нем основное внимание уделялось способам употребления в пищу возбужденных слюнных, желудочных и панкреатических секреций.Для этого он разработал систему «фиктивного» кормления. Павлов удалял пищевод собаки и создавал отверстие, свищ, в горле животного, так что, сколько бы собака ни ела, еда выпадала и никогда не попадала в желудок. Создавая дополнительные свищи вдоль пищеварительной системы и собирая различные выделения, он мог детально измерить их количество и химические свойства. Это исследование принесло ему Нобелевскую премию 1904 года по физиологии и медицине. Но собачьи слюни оказались даже более значимыми, чем он сначала представлял: они указали на новый способ изучения ума, обучения и человеческого поведения.

«По сути, только одна вещь в жизни действительно интересует нас — наш психический опыт», — сказал он в своей Нобелевской речи. «Его механизм, однако, был и до сих пор окутан глубокой неизвестностью. Все человеческие ресурсы — искусство, религия, литература, философия и исторические науки — объединились в попытке пролить свет на эту тьму. Но в распоряжении человечества есть еще один мощный ресурс — естествознание с его строго объективными методами ».

Павлов стал выразителем научного метода, но он не прочь обобщить свои результаты.«То, что я вижу в собаках, — сказал он журналисту, — я сразу передаю себе, поскольку, как вы знаете, основы идентичны».

Иван Павлов родился в 1849 году в провинциальном русском городе Рязани, был первым из десяти детей. Будучи сыном священника, он посещал церковные школы и духовную семинарию. Но он с раннего возраста боролся с религией и в 1869 году оставил семинарию, чтобы изучать физиологию и химию в Петербургском университете. Его отец был в ярости, но Павлова это не остановило.Он никогда не чувствовал себя комфортно со своими родителями — или, как ясно из этой биографии, почти с кем-либо еще. Вскоре после публикации «Братьев Карамазовых» Павлов признался своей будущей жене, Серафиме Васильевне Карчевской, подруге Достоевского, в том, что он отождествлял себя с рационалистом Иваном Карамазовым, чей жестокий скептицизм обрек его, как отмечает Тодес, в нигилизм. и поломка. «Чем больше я читал, тем тревожнее становилось сердце», — писал Павлов в письме Карчевской. «Что ни говори, но он очень похож на твоего нежного и любящего поклонника.”

Павлов вошел в интеллектуальный мир Санкт-Петербурга в идеальный момент для человека, стремящегося изучить правила, управляющие материальным миром. Царь освободил крепостных в 1861 году, что помогло втолкнуть Россию в последовавший за этим судорожный век. Теория эволюции Дарвина начала резонировать по всей Европе. Наука стала иметь такое значение в России, которого не было раньше. В университете первый курс Павлова по неорганической химии вел Дмитрий Менделеев, который годом ранее создал Периодическую таблицу элементов в качестве учебного пособия.Советы скоро выбросят религию на свалку истории, но Павлов опередил их. Для него не было религии, кроме правды. «Это для меня своего рода Бог, перед которым я открываю все, перед которым я отбрасываю жалкое мирское тщеславие», — писал он. «Я всегда думаю основывать свою добродетель, свою гордость на попытке, желании истины , даже если я не могу этого достичь». Однажды, идя в свою лабораторию в Институте экспериментальной медицины, Павлов с изумлением наблюдал, как студент-медик остановился перед церковью и перекрестился.»Думаю об этом!» Павлов рассказал своим коллегам. «Натуралист, врач, но молится, как старуха в богадельне!»

Павлов был неприятным человеком. Тодес представляет его как изменчивого ребенка, трудного ученика и, зачастую, мерзкого взрослого. В течение десятилетий сотрудники его лаборатории знали, что в его «гневные дни» следует держаться подальше, если это вообще возможно, а их было много. Как представитель либеральной интеллигенции он был против ограничительных мер, направленных на евреев, но в личной жизни свободно выражал антисемитские настроения.Павлов однажды сослался на «этого мерзкого жида, Троцкого», и, жаловавшись на большевиков в 1928 году, он сказал У. Хорсли Ганту, американскому ученому, который годами работал в его лаборатории, что евреи занимают «высокие должности повсюду» и что было «обидно, что русские не могут быть правителями на своей земле».

В своих лекциях Павлов настаивал на том, что медицина должна основываться на науке, на данных, которые можно объяснить, проверить и проанализировать, а также на исследованиях, которые можно повторить. Заручиться поддержкой врачей научного метода сегодня может показаться банальным, но в конце девятнадцатого века это было нелегко.В России и даже до некоторой степени на Западе физиология все еще считалась «теоретической наукой», и связь между фундаментальными исследованиями и лечением казалась незначительной. Тодес утверждает, что преданность Павлова многократным экспериментам подкреплялась моделью завода, которая имела особое значение в запоздалой индустриализации России. Лаборатория Павлова была, по сути, фабрикой физиологии, а собаки были его машинами.

Для их изучения он ввел строгий экспериментальный подход, который помог трансформировать медицинские исследования.Он признал, что значимые изменения в физиологии можно оценить только с течением времени. Вместо того, чтобы однажды поэкспериментировать с животным, а затем убить его, как это было принято, Павлову нужно было сохранить жизнь своим собакам. Он назвал эти исследования «хроническими экспериментами». Обычно они требовали хирургического вмешательства. «Во время хронических экспериментов, когда животное, оправившееся от операции, находится под длительным наблюдением, собака незаменима», — отмечал он в 1893 году.

«Этот разговор может быть записан в учебных целях и использован в веселой смеси для наших ежегодных мероприятий. корпоратив.

Собаки, возможно, были незаменимыми, но обращение с ними, несомненно, сегодня вызовет резонанс. Тодес пишет, что в ранних экспериментах Павлов постоянно находился в тупике из-за того, что ему было трудно сохранить жизнь подопытным после операции. Одна особенно продуктивная собака, очевидно, установила рекорд, вырабатывая активный панкреатический сок в течение десяти дней перед смертью. Потеря стала для Павлова огромным разочарованием. «Нашему страстному желанию продлить экспериментальные испытания на таком редком животном помешала его смерть в результате длительного голодания и ряда ран», — писал тогда Павлов.В результате «ожидаемое решение многих важных и спорных вопросов» было отложено в ожидании очередного подопытного чемпиона.

Если записки Павлова были объемными, то собственные исследования Тодеса ​​вряд ли можно назвать скромными. Он потратил годы на изучение этой биографии и отлично использовал архивы России, Европы и США. Ни один ученый Павлова или исследователей дисциплин, которые он вдохновил, не сможет проигнорировать это достижение. Восемьсот пятьдесят пять страниц книги заполнены огромным количеством данных, хотя читателю было бы лучше, если бы Тодес оставил некоторые из них.Похоже, что никакие мелочи не были слишком неясными, чтобы включать их. Вот Тодес, описывающий данные, которые Павлов собрал из одного расширенного эксперимента: «Общее количество секрета в испытаниях 6 и 8 слишком мало, и наклон этих кривых заметно отличается в нескольких точках от такового в испытании 1. Испытание 9 соответствует испытанию. 1 более плотно, чем испытание 5 с точки зрения общей секреции, но количество секрета более чем удваивается за второй час, что резко контрастирует с небольшим снижением в испытании 1. Испытание 10 снова хорошо подходит с точки зрения общего количества секрета , но на четвертый час количество секреции неуместно возрастает.«Прилежный читатель также может узнать в мельчайших подробностях, во сколько Павлов принимал пищу во время летних каникул (ужин ровно в 12:30 P . M ., Чай в четыре, ужин в восемь), сколько чашек чая он обычно пил каждый день (от шести до десяти), а розы были посажены в его саду («вокруг ели на западной стороне веранды»). Трудно не пожелать, чтобы Тодес был немного менее предан потрясающему эмпиризму своего предмета.

Иван Павлов — Биография, факты и изображения

Иван Петрович Павлов — выдающийся русский физиолог и психолог, разработавший понятие условного рефлекса. Он провел легендарный эксперимент, в котором он обучил голодную собаку пускать слюни при звуке колокольчика, который ранее был связан с подачей пищи животному.

Павлов сформулировал концептуальную теорию, подчеркнув важность обусловливания и связи человеческого поведения с нервной системой.Он был удостоен Нобелевской премии 1904 года по физиологии и медицине за свои новаторские исследования пищеварительной секреции.

Объявления

Ранняя жизнь и образование:

Иван Павлов родился в Рязани, Россия, 26 сентября 1849 года, был старшим из одиннадцати детей. Его отец, Петр Дмитриевич Павлов, был русским православным священником, а мать — Варвара Ивановна Успенская. В детстве он получил серьезную травму в результате падения, из-за которого Павлов провел большую часть своего раннего детства с родителями в семейном доме и саду.Там он приобрел различные практические навыки и глубоко увлекся естествознанием.

Запись в церковную школу в возрасте одиннадцати лет; Павлов продолжил образование в Санкт-Петербургском университете, где изучал физику, математику и естественные науки.

Павлов проявлял большой интерес к науке и рассматривал возможность использования науки для улучшения и изменения общества.

Карьерный путь:

После окончания Санкт-Петербурга в 1875 году он изучал медицину в Императорской Академии Медицинской Хирургии у известного физиолога того времени Сергея Петровича Боткина, который многому научил его о нервной системе.Павлов получил степень доктора медицины в 1879 году, получив золотую медаль за свою исследовательскую работу.

Павлов остался в Санкт-Петербурге, проводил аспирантуру и получил должность директора физиологической лаборатории клиники Боткина.

Он женился на Серафиме Васильевне Карчевской, учительнице, в 1881 году, у них было пятеро детей.

В 1883 году он получил докторскую степень, защитив диссертацию на тему «Центробежные нервы сердца».

После получения докторской степени Павлов провел два года в Германии, изучая пищеварение у собак.

В 1886 году он вернулся в Россию, но не смог найти работу до 1890 года, когда его назначили профессором фармакологии Военно-медицинской академии. В 1895 году он был назначен на кафедру физиологии и оставался в Академии до ухода в отставку в 1924 году.

Павлов также организовал исследовательские работы во вновь созданном Институте экспериментальной медицины, который под его руководством за четыре десятилетия стал одним из важнейших мировых центров физиологических исследований.

Вклад и достижения:

Иван Павлов проводил нейрофизиологические эксперименты на животных в течение многих лет после получения докторской степени в Академии медицинской хирургии. Он полностью убедился в том, что человеческое поведение лучше всего можно понять и объяснить в физиологических терминах, а не в менталистских терминах. Легендарный эксперимент, которым запомнились Павлова, произошел, когда он использовал кормление собак, чтобы обосновать ряд своих ключевых идей.

За несколько минут до кормления позвонили в колокол, чтобы измерить выработку слюны у собак, когда они услышали звонок.Павлов обнаружил, что после того, как собак научили связывать звук колокольчика с едой, у них будет выделяться слюна независимо от того, следовала ли еда за ней или нет. Эксперимент доказал, что физическая реакция собак, слюноотделение, была напрямую связана со стимулом звонка, следовательно, выработка слюны была ответной реакцией на раздражитель. Продолжающееся повышенное слюноотделение, даже когда собаки слышали звонок, а потом их не кормили, было условным рефлексом.

Весь процесс является ярким примером классической обусловленности, и он в первую очередь связан с физическим и спонтанным ответом на некоторые особые условия, которые организм приобрел в результате ассоциации.Теория бихевиоризма применила эти знаменательные идеи для объяснения человеческого поведения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.