Осознанные: Осознанные сновидения — все самое интересное на ПостНауке

Осознанные сновидения | Рекомендации и советы от экспертов энциклопедии снов Askona

Осознанные сновидения (особое состояние сознания, при котором человек понимает, что спит) – редкость для большинства людей. Отличительная особенность пребывания в таком сне заключается в способности спящего не только переживать ситуации, которые невозможны в реальной жизни, но и находить из них выходы. Согласно данным американских ученых, каждый человек хоть раз в жизни испытывал это странное и яркое чувство.

А представьте, что Вы смогли бы достичь мастерства в управлении процессом осознанного сна… Некоторые вошедшие в историю знаменитости утверждали, что знают секрет достижения такого состояния. Мы предлагаем ознакомиться с некоторыми интересными фактами, связанными именно с осознанными сновидениями: они загадочным образом повлияли на возможность совершения необычных открытий и эволюцию творческого мышления.

Сальвадор Дали

Один из самых известных представителей сюрреализма знал о неожиданных снах-озарениях задолго до того, как их существование было доказано учеными.

Сальвадор Дали использовал эту технику для программирования собственного сознания, чтобы создавать произведения искусства. Так, итогом осознанного сновидения стала картина «Сон, вызванный полетом пчелы вокруг граната, за секунду до пробуждения».

 

Никола Тесла

Никола Тесла – гениальный изобретатель и повелитель электричества. Наибольшую известность ему принесли революционные открытия в области электромагнитных полей. Он был одарен острым слухом и удивительным умением визуализировать. Тесла отличался причудливыми пристрастиями, привычками и поведением. Считается, что техника осознанных сновидений позволяла ему управлять реальностью.

 

Джеймс Кэмерон

Режиссер знаменитого «Аватара» рассказал, что осознанные сны – это толчок к творческому порыву. В интервью для журнала Hollywood Today Кэмерон мечтательно признался в том, что пытается создать в фильме такую восхитительную картину, просмотр которой погрузит зрителей в осознанные сновидения.

А что Вы думаете об управлении осознанными снами как технике раскрытия Ваших талантов?

Ключи к подсознанию. Что такое осознанные сновидения и для чего они нужны? | ОБЩЕСТВО

Одну треть своей жизни мы проводим во сне. Зигмунд Фрейд называл сон королевской дорогой в подсознание.

Вместе с мистиком, психокинетиком и исследователем осознанных сновидений Денисом Банченко поговорили об осознанных снах. Чем они отличаются от обычных сновидений? Что нужно, чтобы попасть в сон 5D, и как самому его менять?

Слышать себя

Марина Куцина, «АиФ-Самара»:- Что такое осознанный сон (ОС)? Чем отличается от обычного сновидения?

— Во время сна головной мозг работает более активно, чем во время бодрствования. Более того, днем его активность ниже, чем во сне. В теории осознанные сновидения позволяют нам заглянуть в эту область подсознания и понять, чем «занимается» наш мозг, пока мы спим. Не исключено, что в этом состоянии нам откроются новые возможности, и человек, например, сможет изменить настройки своего организма, остановить какой-то негативный процесс.

Можно сказать, что в состоянии ОС человек попадает в неизведанный мир и начинает его контролировать, получая интерфейс управления своим телом и автономными процессами в нём. Это дает возможность управлять этим процессом, делая человека хозяином своей жизни. Например, в состоянии такого сна человек может повлиять на свое здоровье, вплоть до омоложения организма или восстановления утерянной памяти. В осознанном сне можно освоить новое: выучить иностранный язык или, например, развить навыки в боевых искусствах. Уже сейчас биатлонисты взяли на вооружение систему осознанных сновидений для своих тренировок.

— Какими путями можно попасть в осознанный сон? Сколько времени нужно, чтобы освоить эту методику?

— Сейчас существует более тысячи техник, которые помогают попасть в осознанное сновидение. К сожалению, у большей части людей связь между сознанием и подсознанием слабая, поэтому многим сложно дается вход в это состояние. Тем не менее, способности к ОС есть у каждого. Осознанные сновидения, на мой взгляд, доступны всем при условии настойчивости, желания и дисциплины. Это как с обучением в музыкальной школе. У кого-то есть слух и быстро все дается, кто-то менее способен, ему приходится делать большее количество повторений. Но рано или поздно все могут прийти к схожим результатам.

Можно привести такой пример: когда ты изучаешь музыкальное произведение, то сначала ничего не получается: нажимаешь на клавиши или дергаешь струны гитары, и выходит коряво и некрасиво. Повторяешь целый день, потом идёшь спать, а на следующий день играть получается намного лучше. Так проходит день за днём, и со временем человек становится виртуозом.

Если говорить об осознанных сновидениях из моего личного опыта, есть разный диапазон овладения ОС. Максимальный срок — два года, когда человек при непрерывных попытках и дисциплине тренирует способность сознания просыпаться в момент сна. Это связано с тем, что на формирование новых нейронных связей нужно время.

 Тёмная материя

Почему многие недооценивают ценность осознанного сна?

-Потому что в открытом доступе недостаточно достоверной информации на эту тему. На первый взгляд может показаться, что тема сна и сновидений достаточно хорошо исследована. В основном это касается физиологии — состояния тела, головного мозга, их взаимосвязи и работы. Например, какие процессы происходят при засыпании или пробуждении, что происходит с температурой тела, артериальным и внутричерепным давлением, реакцией на интенсивность и качество светового потока, как влияют магнитные и электромагнитные поля биосферы и техногенного характера на биохимию и физиологию.

Сами же сны по-прежнему остаются загадкой, а уж осознанные тем более. Потому, что официально в России нет масштабных фундаментальных исследований в этой области, как скажем в США, в открытом доступе есть единичные работы, неофициально они есть и используются в военных целях. В открытом доступе в ряде стран, включая Россию и страны СНГ, за исключением Казахстана, подобные исследования официально публикуются крайне мало и не получают всеобщего признания. В исследовании сна и осознанных сновидений лидируют японцы, американцы и ряд европейских стран.

— Бывают ли вещие сны и как их можно узнать?

— Абсолютно все сны являются вещими, просто у людей нет алгоритмов и механизмов для того, чтобы их расшифровывать, а также найти точки приложения возникающих образов и событий в реальности. Собрать этот пазл можно только при обработке и анализе тысяч или десяток тысяч снов у разных людей. А для анализа этих данных нужны очень мощные компьютерные системы.

Особое мнение

Владимир Дорохов, доктор биологических наук, заведующий лабораторией нейробиологии сна и бодрствования Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН:

— Я сам в юности испытывал подобные состояния. Редко, кто входит в осознанные сновидения спонтанно. У 70% молодых людей бывают осознанные сновидения, но с возрастом исчезают. Вероятно, потому, что психика становится более устойчивой. Мне часто задают вопрос: зачем нужно исследовать ОС? Во-первых, это интересно. Есть ряд мифов, что в состоянии такого сна можно путешествовать по разным интересным местам, но это научно не доказано. Во-вторых, это изучение мозга человека в измененном состоянии сознания. Практика осознанных сновидений не приносит вреда. Но увлекаться не стоит. К примеру, есть спорт, а есть спорт высоких достижений, как последний влияет на здоровье, все знают. Нельзя практиковать осознанные сновидения в ущерб основному сну. Вообще сны не для того, чтобы их запоминали. Во сне мы решаем свои проблемы и вопросы, не зря же есть выражение «Утро вечера мудренее». Наш мозг — очень мощный компьютер, он обсчитывает разные варианты событий и выдает во сне образы. Это не просто физическое восстановление, а глубинный мыслительный процесс.

Сальвадор Дали, к примеру, держал в руке ложечку над медным тазом во время дневного сна, ему снились фантастические видения, рука разжималась, ложечка ударялась о таз, он пробуждался и переносил увиденное на полотна. Источником вдохновения могут стать и обычные сны. Так Александр Сергеевич Пушкин на ночь возле кровати клал бумагу и перо, делал записи ночью, а утром удивлялся, кто же это написал?

Чем же осознанные сновидения отличаются от обычного сновидения? Тем, что мы воспринимаем информацию извне в объективном виде, и как показали наши исследования, отвечать на вопросы и решать определенные задачи.

Комменатрий

Александр Поляков, врач-психотерапевт высшей категории, сомнолог, руководитель лаборатории сна (г. Санкт-Петербург):

— Осознанные сновидения на самом деле не редкость. Существуют методики, связанные с механизмами обратной связи, которыми занимаются в США в институте Монро. Происходит вмешательство в сон, разрушение структуры быстрого сна, во время этого пациентов учат справляться с психологическими травмами. Есть данные, что при посттравматическом расстройстве такой подход помогает. Это один из методов психотерапии, который широко применяют в США для борьбы с кошмарными сновидениями у выживших после автокатастроф, у ветеранов войн, жертв терактов. Однако, на мой взгляд, суть этого вмешательства в природу сна еще не изучена, и пока неизвестно, чем это может в итоге закончиться. Не исключаю, что может появиться и бессонница. Некоторые мои коллеги также относятся настороженно к данному методу. Это очень тонкий подход, который находится на грани между нормой и патологией.

В этом случае человек постоянно контролирует свои сны и управляет ими. Неврологи и психиатры выступают категорически против применения методов осознанных или, как их называют врачи, люцидных сновидений для широкой практики. Дело в том, что у людей с неустойчивой психикой они могут спровоцировать психические расстройства.

 

Осознанные сновидения: что это и могут ли они изменить вашу жизнь

Быстрый сон, или БДГ-фаза (от БДГ — «быстрые движения глаз») — одна из пяти фаз, которые проходит мозг, когда мы спим. Эта фаза наступает через 90 минут после засыпания и потом повторяется снова каждые 90 минут в течение всей ночи. Откуда берутся сновидения? И главное, зачем? «Сновидения — часть процесса обработки эмоций и информации психикой, так мы откладываем новые воспоминания и знания», — поясняет доктор Суорт.

«Тревожные сны во время пандемии стали для мозга одним из способов защитить нас от ненужных рисков и гибели, — продолжает она. — Мозг ведь прекрасно понимает, что вокруг творится что-то плохое, нам неподвластное, и стремится спасти хозяина. План действия такой: миндалевидное тело (часть мозга, которая отвечает за связь эмоций и воспоминаний) и гиппокамп (хранилище воспоминаний) объединяются и начинают ворошить все худшее, что с нами когда-либо случалось. Зачем? Чтобы заставить нас бояться — в данном случае бояться прогулок и возможной встречи с вирусом. Напомним, цель исключительно благая — обеспечение безопасности».

Иными словами, мозг наш очень старается и заслуживает похвалы, однако частые тревожные сновидения (результат этих самых стараний) до добра вряд ли доведут. Скорее, наоборот, они могут нанести человеку вред как ментальный, так и физический. Уверена, что многим знакома ситуация, когда ты вскакиваешь среди ночи от какого-то беспокойного сна с ощущением, что сердце сейчас выскочит из груди, и не решаешься снова заснуть, потому что страшно.

Что ж, чтобы настроиться на спокойный сон, понадобится приложить определенные усилия, но игра тут однозначно стоит свеч. «Считайте это обязательным элементом подготовки мозга ко сну, — говорит доктор Суорт. — Можно попробовать технику йоги-нидры (постепенное расслабление путем концентрации на различных частях тела — от пальцев ног до макушки). Как правило, под конец практики человек засыпает».

Для спокойного сна важна спокойная обстановка 

Если чувствуете, что тревога подкидывает вам ночные кошмары, займитесь перед сном чем-то расслабляющим — почитайте или послушайте радио (или новый подкаст Vogue о дизайнерах и их музах). «Главное, чтобы последняя активность не вызывала у вас чувство беспокойства и страх, — объясняет доктор Суорт. — Не вздумайте проверять почту, а лучше вообще сведите взаимодействие с гаджетами (то есть с синим светом экранов) к минимуму. Это касается и телефона, и ноутбука, и телевизора. Хорошим топливом для тревожности являются кофеин и сахар, поэтому их потребление в течение дня тоже не помешает сократить. Даже в утренние часы. Я не перестаю повторять, что гигиена сна начинается в момент пробуждения.

Осознанные сновидения помогли спящим пообщаться с учеными — Наука

ТАСС, 19 февраля. Ученые придумали, как общаться со спящими людьми. Для этого последние должны находиться в фазе быстрого сна и видеть осознанные сновидения. Результаты четырех параллельных экспериментов опубликовал научный журнал Current Biology.

На эту тему

Выделяют два типа сна – быстрый и медленный. Они постоянно сменяют друг друга. Засыпая, человек входит в фазу медленного сна – состояние максимального покоя, при котором организм восстанавливает силы, а мозг упорядочивает воспоминания.

Через некоторое время человек переключается в фазу быстрого сна. Во время нее глаза начинают быстро и хаотически двигаться, мышцы переходят в рабочий режим. При этом тело цепенеет, предотвращая непроизвольные движения и другие действия, которые часто делает человек в состоянии медленного сна. Ученые предполагают, что во время быстрого сна люди видят самые яркие сны.

Многие люди говорят, что во время быстрого сна видят так называемые осознанные сновидения. В таком состоянии сны могут быть самыми сюрреалистичными, но человек при этом осознает, что он спит и на самом деле не переживает все то, что видит и слышит.

Ученые давно интересуются, при каких условиях возникают осознанные сновидения и что переживает человек в подобном состоянии. Узнать это сложно, поскольку изучать это явление можно было только по рассказам «очевидцев».

На эту тему

Однако в новом исследовании профессор Северо-Западного университета (США) Кен Паллер и его коллеги выяснили, что с человеком в таком состоянии на самом деле можно свободно общаться. В ходе работы ученые наблюдали за активностью мозга 36 людей, которые часто видели осознанные сновидения, в четырех параллельных экспериментах. Это было сделано, чтобы исключить некорректные результаты.

Во время опытов ученые пытались «достучаться» до спящего человека, передавая ему информацию разными способами: начиная с простой аудиозаписи вопроса и заканчивая текстом, который передавался «морзянкой» в виде вспышек света или касаний тела добровольца.

Наблюдения и рассказы участников экспериментов подтвердили, что добровольцы слышали или видели вопросы и пытались ответить на них как во сне, так и в реальности. В частности, ученые обнаружили, что некоторые участники исследования научились «кодировать» ответы на вопросы с помощью движений глаз или лицевых мышц.

Подобные результаты ученые получили во всех четырех экспериментах, несмотря на различия в методиках наблюдений и участниках. Поэтому Паллер и его коллеги считают, что во время осознанных сновидений человек продолжает взаимодействовать с окружающим миром. Это можно использовать для их изучения.

Люди пообщались с учеными из осознанных сновидений

Samuel Davis / giphy.com

Ученым удалось наладить двусторонний контакт с людьми в состоянии осознанных сновидений. Добровольцы в фазе быстрого сна отвечали на вопросы «да-нет» и решали простые арифметические примеры, сообщая результаты условленными движениями глаз и мимическими сигналами. Отчет о работе опубликован в журнале Current Biology.

Осознанное сновидение — это состояние, при котором человек осознает, что видит сон, и иногда может в определенной мере воздействовать на его содержание и включать в контекст окружающей среды. Таким образом, оно занимает промежуточное положение между фазой быстрого сна и бодрствованием. Термин впервые ввел в начале ХХ века нидерландский психиатр и писатель Фредерик Виллем ван Эден (Frederik Willem van Eeden).

Тему осознанных сновидений разрабатывают как академическая наука, так и разнообразные эзотерические практики, из-за чего она зачастую вызывала скептическое отношение у членов научного сообщества. Тем не менее, свидетельства осознанных сновидений и попыток их практического использования известны со времен древних йогов, Аристотеля и Галена. С работы Селии Грин (Celia Green) 1968 года ведется их систематическое изучение, в ряде экспериментов их наличие подтверждено инструментально. Метаанализ 34 исследований осознанных сновидений, проведенный в 2016 году, показал, что из 24282 участников 55 процентов заявили, что испытывали их хотя бы раз в жизни, из них 23 процента — на регулярной основе.

Поскольку сообщения об обычных снах, полученные после пробуждения, обычно искажены и фрагментарны, осознанные сновидения могут дать ценную информацию о природе сна и сновидений. Также их пытаются применять в самых разных областях — от лечения фобий и ночных кошмаров до повышения креативности. Однако методики установления контакта с осознанно спящими людьми пока находятся в начальных стадиях разработки.

Чтобы достичь прогресса в этом вопросе, исследователи из Германии, Нидерландов, США и Франции под руководством Карен Конколи (Karen Konkoly) из Северо-Западного университета пригласили для участия в эксперименте 36 добровольцев. Все они до этого испытывали осознанные сновидения: некоторые в единичных случаях, некоторые регулярно и один часто на фоне нарколепсии (неврологического расстройства, сопровождающегося труднопреодолимой дневной сонливостью и нарушением структуры сна).

При подготовке к эксперименту участники заучивали горизонтальные движения глаз и мимические сигналы в ответ на различные вводные сигналы: слуховые (вопросы и серию тонов), зрительные (меняющиеся цвета перед закрытыми глазами) и тактильные (постукивание пальцем по руке). Для регистрации фазы сна использовали полисомнографию, которая включает электроэнцефалографию, электроокулографию, электромиографию, электрокардиографию, спирометрию и видеомониторинг.

В ходе 57 сессий у добровольцев регистрировали начало осознанного сновидения (спонтанного или целенаправленно запущенного отработанным сигналом), во время которого полисомнографически регистрировали быстрый сон, но получали сознательную реакцию на раздражители. После этого им задавали вопросы «да-нет» (например, «вам нравится шоколад») и простые арифметические примеры (например, «восемь минус шесть») и регистрировали ответы в виде условленных сигналов. Для исключения случайных реакций каждое задание повторяли дважды. Затем участников будили и просили вспомнить содержание сновидений.

Дизайн экспериментов

Karen R. Konkoly et al. / Current Biology, 2021

В итоге достоверный двусторонний контакт удалось получить с каждым шестым добровольцем, причем положительный результат был достигнут в каждой из четырех лабораторий в разных странах. В общей сумме на 158 заданных вопросов было получено 18,6 процента правильных ответов, 3,2 — неправильных, 17,7 — неопределенных; в 60,8 процента случаев ответа не было (правильность оценивали как сами исследователи, так и независимые эксперты).

В большинстве сессий участники, проснувшись, могли вспомнить общение с экспериментатором. При этом иногда вопросы казались им заданными извне, иногда — наложенными на сновидение, а иногда — включенными в него (например, звучащими из радио). В некоторых случаях воспоминания расходились с реальными диалогами, что подчеркивает недостоверность изучения сна только по сообщениям после пробуждения. Тем не менее в ближайшее время отказаться от них не получится, поскольку возможности общения со спящими пока крайне ограниченны.

«Мы показали, что двусторонняя коммуникация со спящими представляет собой воспроизводимый феномен независимо от популяции участников, способа инициации осознанных сновидений и вида контакта. Кульминацией этой работы стало то, что мы назвали интерактивным сном», — пишут исследователи.

Ранее различные научные коллективы обнаружили в продолговатом мозге нейроны, отвечающие за сновидения, выяснили, что мозг во время сна фильтрует поступающую информацию, и связали чувство злобы во сне с альфа-ритмами правой лобной доли.

Проверить свои знания об особенностях сна разных животных можно в нашем тесте «Спят все звери на Земле».

Олег Лищук

Большой гид по осознанным сновидениям: что это такое и как их практиковать

Занимательная фантастика: наука против Карлоса Кастанеды

«Сегодня ночью во сне посмотри на свои руки» — многим наверняка знакома эта фраза из мемуаров американского мистика Карлоса Кастанеды «Путешествие в Икстлан». В своих книгах Кастанеда, уверяя, что всё рассказанное произошло взаправду, описывает собственные путешествия по Мексике и… потусторонним мирам. Его духовным наставником в этих приключениях выступает индейский шаман дон Хуан Матус, якобы поведавший американцу множество тайн мироздания. Сновидения, по словам дона Хуана, — один из способов постичь эти тайны, а умение разглядеть во сне свои руки — ключ к вратам, за которыми простирается мир осознанных снов.

Влияние Кастанеды на популяризацию осознанных сновидений, то есть снов, в которых спящий осознает, что спит, было огромным, признает крупнейший исследователь этого феномена, психофизиолог Стивен Лаберж. Однако в своей книге «Осознанное сновидение» (1985) он отмечает: судя по описанию флоры и фауны Сонорской пустыни, где происходит действие «Путешествия в Икстлан», можно заключить, что Кастанеда никогда там не был. Ученый добавляет:

«Аналогично, читая приводимые Карлосом описания мира сновидения, я сомневался, а бывал ли он там на самом деле».

Другой известный эксперт по осознанным снам Дэниел Лав разделяет эту позицию. Ознакомившись с книгами Кастанеды, в том числе с «Искусством сновидения» (1993), в котором наиболее полно представлено учение дона Хуана об управлении снами, Лав заявил: «Лично я бы не советовал воспринимать его работы как нечто большее, чем занимательная фантастика».

Долгое время научное сообщество вообще относилось со скептицизмом к любым упоминаниям осознанных снов. Сегодня, впрочем, существование осознанных, или, как их еще называют, люцидных, сновидений широко признано учеными, а их изучению посвящены многочисленные исследования.

Одним из первых ученых, обративших внимание на это явление, был голландский психиатр Фредерик ван Эден. В докладе «Исследование снов» 1913 года для британского Общества психических исследований он впервые использовал термин «осознанное сновидение» и сообщил, что сам пережил 352 таких сна. Однако до момента, когда ученые станут всерьез относится к данному феномену, оставалось больше полувека.

От йогов до Фрейда: первые сновидческие эксперименты

Первые же ненаучные упоминания осознанных снов встречаются уже в древности. Аристотель, например, в IV веке до н. э. писал:

«Иногда, когда человек спит, нечто в его сознании позволяет ему понять, что все происходящее — лишь сон».

В XII веке на способность «во время сна <…> управлять своими мыслями» указал арабский суфий Ибн-аль-Араби, а спустя столетие — Фома Аквинский: «Иногда во время сна человек способен понимать, что видит сновидение, и различать вещи и их образы». Тибетские буддисты же еще в VIII веке практиковали разновидность йоги, позволяющую сохранять сознание в состоянии сна. Подобная практика существовала и в Индии в X веке.

А первое подробное описание практики осознанного сновидения — книга «Сновидения и способы ими управлять» (1867) — принадлежит французскому китаисту Леону д’Эрви де Сен-Дени. В этом труде Сен-Дени рассказал, как шаг за шагом учился контролировать свои сны. Через пару десятилетий во втором издании «Толкования сновидений» темы бегло коснулся Зигмунд Фрейд. Однако вплоть до конца 1960-х годов феномен люцидных снов оставался без особого внимания западного научного общества.

В 1968 году английский психолог Селия Грин опубликовала книгу «Осознанные сновидения», в которой она академическим языком изложила всю доступную на тот момент информацию об этом явлении.

Большинство ученых, по словам Стивена Лабержа, восприняли труд Грин как «авторскую интерпретацию фактов», и люцидные сны так и остались в одном ряду «с летающими тарелками, привидениями, телепатией и столоверчением».

Из-за сухого научного стиля книга не снискала и народной популярности. Одним из немногих, кто ее всё-таки прочитал, оказался как раз Лаберж. Произошло это в 1976-м, когда он случайно наткнулся на работу Грин в одной из библиотек Пало-Альто (Калифорния). С пяти лет спорадически переживавший осознанные сны, Лаберж был потрясен, узнав, что он такой не один. Спустя несколько месяцев ученый завел дневник сновидений, стал пробовать вызывать люцидные сны намеренно и загорелся идеей исследовать их в лаборатории. За семь последующих лет Лаберж пережил не меньше 900 осознанных сновидений и зафиксировал их в личных отчетах.

Осознанные сновидения и REM-сон

Люцидные сновидения — явление очень распространенное. По мнению исследователя сна Роберта Ваггонера, видеть их способны 75% людей. Согласно одному метаанализу, 55% участников всех исследований люцидных снов с 1966 по 2016 год признались, что переживали хотя бы одно осознанное сновидение в жизни. Средняя длина таких снов — около 14 минут.

Научному изучению осознанных сновидений предшествовало открытие в 1953 году фазы быстрого сна, которую также называют REM-фазой, просто REM-сном или БДГ-сном. В эти периоды, которые чередуются с другими фазами сна, человек каждую ночь видит сновидения, даже если не запоминает их. В REM-фазе (что следует из названия) спящий быстро двигает глазами, и, как показывают исследования, направление этих движений совпадает с направлением взгляда во сне.

Например, когда испытуемые наблюдали во сне за игрой в баскетбол, ученые фиксировали вертикальные движения их глаз.
Читайте также

Инсайт под одеялом: что можно узнать во сне

Как отмечает Лаберж, REM-фаза обычно длится 10–30 минут и наступает через каждые 60–90 минут на протяжении всей ночи (четыре или пять раз за ночь). Каждый следующий такой период длиннее, чем предыдущий: если первый длится 5–15 минут, то следующий — уже 30–40 минут. Интервалы же между ними, наоборот, сокращаются. Именно во время быстрого сна происходит большая часть осознанных сновидений, особенно ближе к утру. Впрочем, и обычные сны человек, как правило, видит именно в эти фазы.

Когда участников экспериментов будили в REM-периоды, они чаще всего рассказывали, что им снились очень яркие сны. Если пробуждение приходилось на другие фазы, испытуемые сообщали о сновидениях лишь в одном случае из пяти.

Эти сообщения подкреплялись данными электроэнцефалограммы (ЭЭГ) — записи электрической активности головного мозга. А следить за движениями глаз позволяли электроды, расположенные возле глаз наблюдаемых. Запись, которая получалась в результате такого наблюдения, назвали электроокулограммой (ЭОГ). Кроме того, регистрировались изменения мышечного тонуса. Все эти показания приборы, напоминающие детектор лжи, фиксировали на движущемся бумажном полотне. Лаберж отмечает: «За одну ночь, проводимую одним испытуемым в лаборатории сна, тратились километры бумаги!»

Знакомый с инструментарием исследователей сна, Лаберж осознал: с помощью этих приборов можно доказать существование осознанных сновидений.

Раз во время REM-сна глаза продолжают двигаться (хотя всё тело неподвижно), а исследования указывают на то, что направление взгляда во сне совпадает с движениями глазных яблок, значит, осознанно сновидящие смогут перемещать взгляд в заранее оговоренном направлении, а ученый зафиксирует движения их глаз с помощью ЭОГ. Если зарегистрированные движения будут совпадать с отчетом испытуемых о содержании их снов, то осознанные сновидения существуют. В сентябре 1977 года Лаберж поступил в аспирантуру Стэнфордского университета, чтобы воплотить эту идею и защитить диссертацию об осознанных сновидениях.

Просто дай мне знак: как доказали существование люцидных сновидений

То, что Лабержу одобрили такую тему для исследования, было скорее везением. Чуть ранее, в 1975 году, автор бестселлера «Творческое сновидение» Патриция Гарфилд выступила на ежегодном симпозиуме АПИС, самой авторитетной в то время научной организации, занимавшейся изучением сна. Она восторженно описала феномен осознанных сновидений, однако коллеги отнеслись к ее докладу с большим скепсисом. Утверждение, что человек может спать и оставаться в сознании, звучало для них как чепуха.

Психиатр Эрнест Хартман из Тафтского университета в том же году высказался об осознанных сновидениях так:

«…Подобные события не имеют отношения непосредственно ко сну, а являются скорее примерами кратковременного частичного пробуждения».

Проверять, так ли это на самом деле, никто не собирался: гипотеза об осознанных снах казалась слишком несостоятельной. Только не Лабержу и его наставнику Линну Нейджелу, чьи опыты были в самом разгаре.

План эксперимента уже был готов: спящий Лаберж должен несколько раз подать знак глазами вверх-вниз, а Нейджел зафиксирует эти движения и то, что его коллега находится в фазе REM-сна. Оставалось ждать, что в одну из ночей, когда лаборатория будет предоставлена двум ученым, у Лабержа случится осознанное сновидение.

Наконец всё получилось. Во сне Лаберж несколько раз поднял и опустил палец перед собой, проследив за ним. Правда, от восторга он тут же проснулся. Тем не менее Нейджел успел зарегистрировать два движения глаз, о которых условились ученые. Объективное доказательство существования осознанных сновидений было получено.

В то время, однако, Лаберж еще не умел вызывать осознанные сны намеренно и в следующие пару лет зафиксировал не более десяти новых люцидных снов. В 1980 году команда Лабержа и Нейджела пополнилась еще парой осознанно сновидящих. Ученые и их напарники назвали себя онейронавтами, то есть исследователями мира сновидений.

Накопленный материал Лаберж описал в статье «Свободная коммуникация во время REM-сна подтвердила существование люцидных сновидений». Оставалось опубликовать ее. Тут-то и возникли сложности. Редакция авторитетного научного журнала Science, куда Лаберж отправил статью, ее отклонила. Один из рецензентов заключил:

«…Трудно вообразить субъекта, одновременно видящего сны и сообщающего о них окружающим».

Исправленную и дополненную версию статьи снова отвергли. Тогда Лаберж совершил еще одну попытку в надежде, что издатели британского Nature будут менее предвзяты. Но в этот раз работу вернули вообще без рецензии, лишь прокомментировав, что тема «не настолько интересна», чтобы ее рассматривать. Только спустя полгода текст напечатали в небольшом журнале Perceptual and Motor Skills. И только в июле 1981-го, когда Лаберж представил доклад об осознанных сновидениях на симпозиуме АПИС, люцидные сны наконец перестали ассоциироваться с оккультизмом и парапсихологией. Осознанные сновидения были признаны темой, достойной научного исследования.

Лаберж мог спокойно продолжить свою работу в стэнфордской лаборатории. Он и его коллеги, в частности, изучили, как время в сновидении соотносится с реальным временем. Выяснилось, что время во сне не то чтобы полностью совпадает с реальным, а скорее, как осторожно заключает Лаберж, пропорционально ему. А значит, несостоятельна теория о том, что сновидения, которые мы вспоминаем как длившиеся долго, на самом деле мгновенны.

Может быть интересно

Лаборатория в тебе. Как нейронаука изучает внетелесный опыт, медитацию и осознанные сновидения

В другом исследовании Лаберж и его команда просили онейронавтов петь или считать во сне. При пении во время бодрствования повышается активность правого полушария мозга, а при счете — левого. При совершении этих действий в осознанном сновидении мозг тоже должен был проявить такую избирательную активность. Эксперимент, который повторили несколько раз, удался.

Еще один опыт показал, что секс и оргазм во время осознанного сна вызывают в теле физиологические изменения, очень похожие на реакцию организма на сексуальную активность при бодрствовании.

Вскоре Лаберж начал писать книги о люцидных снах, создал Институт осознанных сновидений и стал проводить воркшопы, на которых обучал техникам управления снами. Тема становилась всё популярнее, в том числе благодаря появлению «Искусства сновидения» Кастанеды и фильма «Матрица», а Лаберж стал настоящей звездой.

Гибридное состояние сознания: что происходит с мозгом при осознанном сновидении

Однако очарование Лабержа подействовало не на всех исследователей. Хотя осознанные сновидения и стали объектом научного рассмотрения, многие ученые так и не смогли избавиться от скепсиса. Они не перестали считать, что люцидные сны — это всего лишь микропробуждения. В 1983 году молекулярный биолог и нобелевский лауреат Фрэнсис Крик, разгадавший загадку ДНК, и вовсе заявил, что сон нужен, похоже, лишь для удаления нежелательных связей между нейронами коры головного мозга.

Сновидения же, по его мнению, — это просто «мусор», от которого пытается избавиться разум.

В 2001-м похожую точку зрения высказал психиатр из Гарварда Аллан Хобсон. Он считал, что сны сами по себе значат мало: возможно, у нашей способности видеть сны и есть какой-то биологический смысл, но их содержание — лишь бессмысленный побочный продукт, как пар, поднимающейся над кастрюлей с кипящей водой.

Каково же было удивление подопечной Хобсона, экспериментального психолога из Боннского университета Урсулы Фосс, когда тот предложил ей провести нейрофизиологическое исследование осознанных сновидений.

По мнению Фосс, как и многих критиков Лабержа, испытуемые, которые подавали сигналы глазами в экспериментах с люцидными снами, скорее всего, попросту бодрствовали. Хобсон же, ценивший ранние труды Лабержа, настаивал, что новое исследование помогло бы приблизиться к разгадке тайны сознания. Работы Лабержа Хобсон попросил принять во внимание, но подойти к ним критически. «Он славный парень, — говорил Хобсон о Лаберже. — Но он совсем перестал понимать суть вопроса».

«Думаю, я был проблемой», — признавал сам Лаберж. Дело в том, что для него осознанные сновидения были не в последнюю очередь духовным опытом. Хотя ученый исследовал эту тему с помощью научных методов, в своих книгах он размышлял, например, о возможности совместных снов, внетелесном опыте и телепатии.

Масла в огонь подлила и биография исследователя: как признавался сам Лаберж, до прихода в науку он был хиппи и употреблял психоделические наркотики.
Читайте также

Психоделики как лекарства. Как были открыты ЛСД и MDMA и для чего их исследуют современные фармакологи

По этим причинам Урсула Фосс рассматривала люцидные сны как феномен из области эзотерики. Ее интересовали более серьезные темы: Фосс изучала разные состояния сознания, в частности в период между сном и пробуждением. Она признается, что волновалась, когда Хобсон поручил ей провести это «безумное исследование»: «Я по-настоящему испугалась, что это разрушит мою карьеру».

Тем не менее работа началась: Фосс отобрала в Боннском университете 20 студентов, которые уверяли, что переживают осознанные сновидения по крайней мере раз в неделю. После четырех месяцев тренировок шестеро из них сообщили, что обретают сознание во время сна с достаточной для исследования регулярностью. Фосс и ее команда начали изучать их мозг с помощью МРТ и просили спящих подавать условные сигналы из сна по методу Лабержа. Вскоре, однако, испытуемые стали жаловаться, что их будит шум томографа. Тогда ученые решили использовать только ЭЭГ и ЭМГ, чтобы убедиться по электрической активности их мозга и мышц, что они спят. Спустя несколько месяцев Фосс и ее команда получили первые результаты — и они были сенсационными.

Когда участники эксперимента переживали люцидные сновидения, они не только смогли подать условные сигналы, но и их ЭЭГ показала повышенную активность лобных долей головного мозга, отвечающих за рациональное мышление и осознанность.

Может быть интересно

Мозг в нирване: что нейробиология знает о просветлении и как его добиться без наркотиков

Теменные же доли, которые при бодрствовании обрабатывают сенсорную информацию, оставались неактивными, а это доказывало, что испытуемые действительно спали. «Наши данные показывают, что осознанные сны представляют собой гибридное состояние сознания с определенными и измеримыми отличиями от бодрствования и REM-сна», — заключила Фосс в статье 2009 года (журнал Sleep).

Наставник Фосс Аллан Хобсон поспешил заявить, что это «важнейшее» исследование может наконец-то переместить осознанные сновидения с «их маргинальных и неустойчивых позиций на задворках психофизиологии в центр зарождающейся науки о сознании».

А в 2012 году ученому Мартину Дреслеру из Института психиатрии общества Макса Планка всё-таки удалось провести подобное исследование с использованием МРТ. Его выводы были схожими: во время люцидных снов включаются участки мозга, обычно не активирующиеся во время REM-сна.

Лаберж отреагировал на эти выводы гневно. По его мнению, осознанные сны — это полноценные сновидения. Называть их гибридным состоянием равнозначно утверждению, что, раз большинство млекопитающих не летают, значит, летучая мышь — это гибрид птицы и крысы. Исследовательница снов из Гарвардского университета Дейрдре Барретт поддержала Лабержа, заявив, что люцидные сны всё-таки гораздо больше похожи на REM-сон. Работу Фосс же она назвала хорошим дополнением к исследованиям Лабержа.

Так или иначе, теперь уже никто не сомневался в подлинности осознанных снов. «Я не думаю, что кто-то действительно считает, что их не существует», — заключила Барретт.

Борьба с кошмарами и исполнение желаний: для чего применяют осознанные сновидения

Книг о том, как добиться осознанности во время сна, становится всё больше. Но зачем вообще нужны осознанные сновидения?

Способов их применения немало. Например, осознанность во сне может помочь в борьбе с кошмарами. Для этого Лаберж предлагает использовать беспокойство во время сна как толчок к обретению осознанности.

«Если мы просыпаемся и избегаем кошмаров, мы уходим от проблем, вызвавших наши страхи, и только заглушаем их на время, позволяя вскоре появиться вновь. Вместе с неразрешенными конфликтами остаются негативные и нездоровые чувства, — объясняет Лаберж. — С другой стороны, осознанность дает шанс остаться в кошмаре, принять его вызов и решить все проблемы так, чтобы улучшить самочувствие».

Исследователь осознанных сновидений из Аделаидского университета Денхолм Эспи подтверждает, что люцидные сны могут иметь терапевтический эффект. Главное их применение — борьба с повторяющимися кошмарами, говорит Эспи. Практикующий осознанные сновидения пациент способен контролировать свои действия во сне и даже происходящие в нем события. Например, если на вас нападают во сне, вы можете спросить у недоброжелателя: «Что тебе нужно, чтобы разрешить конфликт со мной?»

Кроме того, в осознанных снах можно применять экспозиционную терапию, добавляет Эспи: сталкиваться со своими фобиями лицом к лицу и избавляться от них. Во сне это безопаснее, чем в жизни. А еще ведутся исследования о возможности использовать осознанные сны для борьбы с ПТСР. В одной недавней научной работе, например, выяснилось, что, хотя терапия с помощью люцидных сновидений не помогла сделать сны у страдающих ПТСР менее пугающими, тем не менее она значительно облегчила симптомы тревожности и депрессии.

Среди других возможностей использования осознанных снов Лаберж отмечает помощь в принятии решений, тренировку навыков и исполнение желаний. Если у вас не выходит решить какую-то проблему, попробуйте сделать это в осознанном сновидении, советует ученый, ведь «во сне нам доступен весь объем имеющейся информации, поскольку мы не ограничены той маленькой частью, которую нам предоставляет бодрствующее сознание».

Во сне также можно оттачивать навыки. Лаберж рассказывает о письме, в котором одна женщина уверяла его, что научилась во сне прекрасно кататься на коньках. Выйдя на настоящий каток, она вспомнила о выученных во сне движениях: «У меня получилось, и качество, приобретенное во сне, я перенесла в реальную жизнь». Исследования подтверждают эти слова: тренировка моторных навыков в осознанном сновидении может улучшить владение ими в реальном мире.

Что касается исполнения желаний, то тут всё просто. Во снах мы можем совершать невероятные вещи, бывать в необычных местах и встречаться с любимыми людьми. Лаберж считает, что у люцидных сновидений огромный потенциал:

«Парализованные смогут в них снова пойти, потанцевать или полетать и даже эмоционально полно воплотить эротические фантазии».

Необычное применение осознанным снам нашел американский нейроисследователь Ремингтон Маллетт. Есть немало экспериментов, в которых людям с помощью нейроинтерфейса удавалось силой мысли управлять компьютером или бионическим протезом. Узнав о том, что активность мозга во время осознанных снов выглядит примерно так же, как при бодрствовании, Маллетт предположил: управлять компьютером можно и из осознанного сновидения. Маллетт провел такой эксперимент, и, по его словам, он прошел удачно.

Читайте также

«Уже сделали крыс, которые видят в инфракрасном свете». Интервью с разработчиком нейроинтерфейсов Михаилом Лебедевым

Техники обретения осознанности во сне

Как же научиться управлять снами? Есть несколько важных условий, считает Лаберж. Во-первых, необходима мотивация. Во-вторых, нужно хорошо запоминать сны. Ученый объясняет:

«Чем лучше вы будете знать, на что похожи ваши сновидения, тем легче сможете понять, что видите сон, когда это случится».

Для лучшего запоминания Лаберж советует вести дневник сновидений, держать его возле кровати и записывать туда всё, что вспомните, просыпаясь. Фраза «Что мне снилось?» должна стать вашей первой мыслью за день. Если сразу вспомнить сон не получается, не думая ни о чем больше и не меняя положения тела, продолжайте вспоминать. По крайней мере обрывки сна вам удастся восстановить, уверяет Лаберж.

Самому ученому, чтобы научиться по желанию вызывать осознанные сны, понадобилось два с половиной года. По его словам, так много времени ушло лишь потому, что он действовал вслепую. Позже он разработал ряд техник, помогающих освоить эту практику гораздо быстрее. Одна из них позволяет сохранять осознанность при переходе от бодрствования ко сну.

«Засыпая, нужно считать про себя („раз, я сплю, два, я сплю“ и т. д.), пытаясь сосредоточиться на этом процессе. Вполне может быть, что, произнеся „сорок пять, я сплю“, вы действительно поймете, что спите!», — пишет Лаберж.

Тем не менее лучше входить в осознанное сновидение ближе к утру, когда сны длятся дольше. В таком случае полезной может оказаться техника, которую Лаберж назвал мнемоническим вхождением в осознанное сновидение. Рано утром, после пробуждения, нужно постараться подробно вспомнить свой сон. Потом, не вставая с постели, надо снова уснуть, повторяя про себя:

«В следующий раз, когда я буду спать, я хочу вспомнить, что собирался осознать свой сон».

Затем нужно снова представить себе, что находитесь во сне, от которого пробудились, и повторять намерение осознать сон. «Если все пойдет хорошо, то очень скоро вы обнаружите, что видите осознанное сновидение», — обещает Лаберж. По словам ученого, благодаря этой технике ему самому удавалось вызывать до четырех осознанных снов за ночь.

Читайте также

Как управлять сновидениями: научный подход

Еще один способ, описанный на медицинском сайте Healthline, — проверка реальности (reality check). Как минимум 10 раз в день спрашивайте себя: «Не сплю ли я?», сохраняя полную осознанность. Сделав этот ритуал привычным, вы наверняка сможете вспомнить о нем во сне и, выполнив его там, пробудить сознание. Другой вариант: посмотреть во сне в зеркало. Если ваши черты искажены, значит, вы спите. То же можно сказать, если зажав нос, вы продолжите дышать.

Название другой популярной техники, упомянутой Healthline, на русский можно перевести как «Пободрствуй и вернись в постель» (Wake Back To Bed, или wake-up-back-to-bed). Заведите будильник, чтобы он прозвенел через пять часов, и ложитесь спать. Проснувшись, займите себя чем-то примерно на полчаса — например, почитайте. Вернитесь в постель с намерением осознать свое сновидение. Скорее всего, уснув, вы окажетесь в REM-сне, и высока вероятность, что вы переживете осознанное сновидение.

Дэниел Лав в книге «Ты спишь?» отмечает, что эту технику обычно сочетают с другими, например с осознанным сном в сопровождении партнера (partner assisted lucidity (PAL)). Для начала придумайте фразу, которая станет для вас сигналом к проверке реальности, например «Ты спишь?». В течение дня осознанно повторяйте ее. Выберите ночь, после которой вам не нужно рано вставать. Через как минимум пять часов проснитесь. На 30–90 минут займите себя чем-то, а затем вернитесь в постель. Ложитесь на спину, чтобы партнер видел ваши глаза, и засыпайте. Он должен сидеть рядом, стараясь не будить вас. Когда по движению ваших глаз партнер поймет, что вы перешли в REM-фазу, он должен произнести выбранную для проверки реальности фразу. Можно договориться и о знаке, который вы подадите из люцидного сна, чтобы показать, что всё получилось. Как только партнер заметит (опять же по движению глаз), что вы вышли из REM-сна, он должен спокойно разбудить вас, чтобы вы смогли обсудить ваше сновидение.

Гаджеты для осознанных сновидений

Мы можем реагировать во сне на сигналы партнера потому, что в этом состоянии мозг поддерживает связь с внешним миром.

«В состоянии сна мозг сохраняет контакт с окружающей обстановкой и способен анализировать информацию о внешних событиях, получаемую через органы чувств. Например, мы можем просыпаться, когда произносят наше имя, и продолжать спать, когда зовут кого-то другого», — объясняет Лаберж.

Благодаря этому свойству мозга ученым недавно удалось наладить общение с онейронавтами. Участники эксперимента с помощью движений глаз отвечали из осознанного сновидения на задаваемые в реальности вопросы.

По словам испытуемых, сигналы извне были встроены в сюжет снов: например, одному из участников приснилось, что вопрос, который ему задали ученые, звучит по радио.

Это же свойство мозга используют приборы для индукции осознанных сновидений. Среди них можно отметить, например, NovaDreamer — устройство, изобретенное Лабержем в 1990-х годах и напоминавшее обычную маску для сна, только оснащенную электроникой. С помощью сенсоров NovaDreamer должен был определять REM-фазу — после этого загоралась красная лампочка. В результате вы могли обрести осознанность в сновидении.

Прибор у многих вызывал раздражение, потому что лампочка могла загораться в любой момент сна, прерывая его, или даже когда человек еще не уснул. Другие подобные гаджеты вызывали такую же реакцию: устройство Remee, например, пользователи называли «абсолютно бесполезным», «крайне неудобным» и тоже жаловались, что оно мешает спать. Вместо того чтобы покупать такие приборы или скачивать приложения вроде Sleep Android, в котором есть функция осознанных сновидений, Дэниел Лав призывает добиваться осознанности тренировками.

Использование гаджетов для вызова осознанных снов он сравнивает с приемом стероидов вместо занятий в спортзале.

Впрочем, онейролог из Университета Эссекса Ахиллес Павлоу уверен, что совсем скоро появятся более эффективные гаджеты, чем NovaDreamer. «Думаю, лет через пять-десять у нас будет устройство, которое сможет с вероятностью в 100% вызывать осознанные сны», — прогнозирует ученый.

Чем опасны осознанные сны

К каким проблемам, помимо прерывания сна, могут приводить эксперименты с осознанными сновидениями? Некоторые журналисты утверждают, что осознанные сны могут вызывать аддикцию, а пользователи Reddit делятся историями таких зависимостей.

Клинический психолог Кристен Ламарка, однако, считает, что опасения, будто такой опыт может стать для склонных к зависимостям людей формой эскапизма, преувеличены. Ученая объясняет это тем, что осознанные сны составляют лишь крошечную часть от всех сновидений большинства людей. При этом она называет люцидные сны «совершенно естественным состоянием сознания».

Тем не менее Ламарка предлагает отказаться от осознанных сновидений или обратиться к врачу, если они начнут снижать качество сна или негативно влиять на активность при бодрствовании.

На споры о вреде и пользе люцидных сновидений обращают внимание на сайте Sleep Foundation. В частности, там упоминают исследование, авторы которого полагают, что тренировки, направленные на учащение осознанных сновидений, могут навредить нормальному сну, и призывают к дальнейшему изучению побочных эффектов этого феномена.

Среди других опасностей люцидных снов на WebMD отмечают возможность появления галлюцинаций, а Healthline указывает на риск возникновения дереализации — состояния, когда человек может перестать отличать реальность от сновидений. Денхолм Эспи подчеркивает, что такой риск реален, например, для людей, страдающих шизофренией, и не рекомендует вызывать люцидные сны людям с какими-либо ментальными проблемами. А прерывание сна, необходимое для выполнения некоторых техник вызова люцидных снов, согласно Healthline, может приводить к развитию депрессии.

У недосыпа много других возможных последствий: например, с ним связывают набор веса, повышенный риск сердечных заболеваний и диабета, а также более интенсивные воспалительные процессы.

Среди вероятных рисков люцидных снов также указывают сонный паралич — состояние, при котором некоторое время после пробуждения человек может быть не способен управлять своим телом. Впрочем, точная причина возникновения этого феномена неизвестна.

Несмотря на все опасности осознанных сновидений, Стивен Лаберж уверяет, что чаще всего переживание такого опыта вызывает у сновидцев восторг. Один из онейронавтов, по его словам, впервые пережив осознанность во сне, заявил, что почувствовал «невиданную ранее свободу» и воскликнул: «Я никогда раньше не просыпался!» Осознанные сновидения, считает Лаберж, посвятивший их изучению всю свою жизнь, однажды могут стать «идеальным местом отдыха, своеобразным Таити для бедных» или, по крайней мере, «лабораторией для экспериментов над собой и полигоном для выработки нового стиля жизни».

Осознанные сновидения: зачем управлять своими снами

То, что каждый из нас может управлять событиями внутри своих снов, звучит как настоящее волшебство. Но это правда. Мы не просто можем предсказывать, что увидим во сне, но и, находясь внутри сновидения, следовать собственному сценарию, встречая определенных людей и бывая в желаемых местах.

Ученые выделяют три способа управлять сновидениями, в зависимости от того, насколько человек, желающий менять свои сны, хорошо натренирован это делать. Первый – это управление своими сновидениями перед отходом ко сну, то есть психологическая установка на определенные сновидения, которую человек дает себе перед тем, как лечь спать. Второй – управление сном непосредственно внутри сна, то есть изменение содержания сновидения. А третий вид осознанных сновидений пока применяется в основном в науке, для экспериментов. Это когда исследователи налаживают двусторонний контакт со спящим и отслеживают его мозговую активность.

Как можно менять собственные сны?

В современной психологии проводят очень серьезные эксперименты для исследования осознанных сновидений, но это вовсе не означает, что данный феномен был открыт недавно. Осознанные сновидения существовали очень давно и были популярны еще в древних культурах. Люди во все времена учились управлять собственными снами через размышления и психологические установки. Первые научные исследования осознанных сновидений появились с середины 70-х годов XX века. Ученый Стивен Лаберж вместе с Филиппом Зимбардо провел несколько экспериментов, в рамках которых фиксировал поведение испытуемых во сне и измерял их мозговую активность.

То, что психотерапевт обсуждает наяву с пациентом, мозг продолжит обрабатывать и во сне.

В осознанном состоянии человек способен запрограммировать свой мозг на то, что он хочет увидеть во сне. Это широко используется в психотерапии. Специалист разрабатывает с пациентом определенные сценарий сна, прокручивая и обсуждая его по специальной методике. Мозг это запоминает и в итоге человек засыпает с установкой на то, что ему будет сниться конкретный сон. И действительно, так и происходит. Причем для этого не требуются длительные тренировки, обычно подготовка к тому самому сну занимает всего несколько сеансов. Практики изменения сценариев сна помогают при терапии ночных кошмаров и лечении посттравматического стрессового расстройства.

Читайте также

Что такое когнитивные искажения?  

Зачем управлять сном внутри сна?

Любой сон – это обработка мозгом данных за прошедший период времени, например, за день или вечер, плюс информации за всю жизнь. Именно поэтому иногда мы видим очень парадоксальные сны, в которых смешиваются обстоятельства предыдущего дня и, к примеру, люди, которых мы помним из детства. То, что психотерапевт обсуждает наяву с пациентом, мозг продолжит обрабатывать и во сне. Если при помощи специальной психотерапевтической техники проработать травматическое воспоминание пациента и тут же отправить его спать, эта обработка очень быстро войдет в мозг и изменит паттерны поведения пациента в реальной жизни. Ведь сон – это очень удобное для мозга и психики состояние с точки зрения обработки информации.

Если человек способен видеть сон по предварительно отработанному сценарию, то он может дать себе установку, что он будет руководить собственным сном.

Управление сном внутри сна – это более высокая ступень в осознанных сновидениях, достичь ее непросто, необходимо тренироваться. Но это вполне возможно. И для этого совершенно не требуется оборудование, используемое героем Леонардо Ди Каприо в фильме «Начало». Если человек способен видеть сон по предварительно отработанному сценарию, то он может дать себе установку, что он будет руководить собственным сном.

Читайте также

Мифы о гипнозе  

Еще один вид осознанных сновидений используется сейчас исключительно для научных экспериментов – когда исследователь общается со спящим испытуемым. Спящий же отвечает ему сигналами мозга, отображаемыми при помощи ЭЭГ. Серию таких экспериментов начали ученые, занимающиеся изучением осознанных снов, Стивен Лаберж и Филипп Зимбардо. Они подключали пациента к ЭЭГ и договаривались с ним, что во время сна будут давать ему различные задания, например, просить подвигать рукой или дотронуться подбородком до плеча. Результаты были удивительными: мозговая активность испытуемого действительно отражала его действия во сне, согласно командам ученых, и он помнил, что ему снилось выполнение этих действий. Это говорит о том, что человек может развить очень высокую степень осознанности во сне. И кто знает, к чему это научное знание может привести человечество в будущем.

Сознательное определение и значение | Британский словарь

сознательный /ˈkɑːnʃəs/ имя прилагательное

/ˈkɑːnʃəs/

прилагательное

Определение СОЗНАТЕЛЬНОГО словаря в Британском словаре

[более сознательный; самый сознательный] : проснуться и понять, что происходит вокруг вас — напротив бессознательного не употребляется перед существительным, [более сознательный; самый сознательный] : осознавать что-либо (например, факт или чувство) : зная, что что-то существует или происходит — обычно + к или к
  • Она очень осознавала, как поздно.

  • Мы осознаем риски, связанные с процедурой.

  • Он осознает, что является образцом для подражания для детей.

  • Я осознавал тот факт, что мне нужно было хорошо сдать тест, чтобы пройти курс.

  • Он осознавал, что за ним внимательно следят.

— напротив бессознательного [более сознательный; самый сознательный] : заботиться о чем-то определенном — см. также застенчивый : сделано после тщательного обдумывания фактов и причин — напротив бессознательного

— сознательно

наречие

  • Стать генеральным директором компании было целью, которую она сознательно преследовала в течение 10 лет.

  • тот, кто жаждет внимания, сознательно или бессознательно

  • Я не сознательно осознавал, что смеялся.

определение сознания в The Free Dictionary

И переживания того же рода необходимы для того, чтобы индивидуум осознал себя; но здесь есть то различие, что, хотя все одинаково сознают свое тело как отдельный и законченный организм, не все одинаково сознают себя как полную и отдельную личность.Если есть что-то, что можно сказать, по общепринятому мнению, для характеристики ума, так это «сознание». Мы говорим, что «осознаем» то, что видим и слышим, то, что помним, и наши собственные мысли и чувства. Деревня — это организм, осознающий свои отдельные части, в отличие от города. Он обнаружил, что она отличалась от других стен задолго до того, как у него появились какие-либо собственные мысли, какие-либо сознательные волеизъявления. Даже в те минуты, когда она наиболее полно сознавала его превосходство над другими своими поклонниками, она никогда не заставляла себя думать о том, чтобы принять его.Когда Ральф Денэм вошел в комнату и увидел Кэтрин, сидящую спиной к нему, он ощутил перемену в атмосфере, с которой иногда сталкивается путешественник на дороге, особенно после захода солнца, когда он без предупреждения бежит. от липкого холода к кладезю неизрасходованного тепла, в котором лелеют сладость сена и бобовых полей, как будто солнце все еще сияло, хотя луна взошла. машинально вернулась к своей книге, не доверяя безудержной свободе собственных мыслей.Каждый полководец и каждый солдат сознавал свое ничтожество, сознавал, что он всего лишь капля в этом океане людей, и в то же время сознавал свою силу как часть этого огромного целого. О, я не сознаю поверьте мне, я этого не замечаю. Мул, несший сокровище, шел с высоко поднятой головой, как будто сознавая ценность своей ноши, и подбрасывал взад и вперед колокольчики, прикрепленные к его шее. В том-то и дело, что настоящая жало его заключалось в том, что я постоянно, даже в минуту самой острой хандры, внутренне со стыдом сознавал, что я не только не злобный, но даже и не озлобленный человек, что я просто пугаю воробьев наугад и забавляюсь этим.Ричард Твининг бурлил причудливыми нелепостями, а Джордж Роуд, понимая, что ему не нужно демонстрировать гениальность, которая была почти притчей во языцех, открыл рот только для того, чтобы положить в него еду.

границ | В погоне за радугой: бессознательная природа бытия

Обзор

Большинство из нас считает, что то, что мы называем «сознанием», отвечает за создание и контроль наших психических процессов и поведения. Традиционное народное использование термина «сознание», возможно, имеет два аспекта: опыт «сознания» и содержание «сознания», наши мысли, убеждения, ощущения, восприятия, намерения, чувство действия, воспоминания и эмоции.За последние 30 лет среди некоторых исследователей когнитивных наук возникло медленное, но растущее согласие относительно того, что многие элементы «сознания» формируются за кулисами быстрыми и эффективными бессознательными системами.

В нашем изложении мы доводим этот аргумент до его логического завершения и предполагаем, что «сознание», хотя и конгруэнтное во времени, не включает исполнительных, каузальных или контролирующих отношений ни с одним из знакомых психологических процессов, условно приписываемых ему.В частности, мы утверждаем, что все «содержимое сознания» генерируется бессознательными системами мозга и внутри них в форме непрерывного самореферентного личного нарратива, который никоим образом не направляется и не подвергается влиянию «опыта сознания». которую мы будем называть «личной осознанностью»). Другими словами, все психологические процессы и психологические продукты являются продуктами быстродействующих бессознательных систем.

Неправильное представление, поддерживающее традиционную сознательную исполнительную теорию, в значительной степени проистекает из неотразимой, последовательной временной связи между психологическим продуктом, таким как мысль, и сознательным опытом, что приводит к ошибочному приписыванию того, что последнее причинно ответственно за первое.Восприятие таких отношений как причинно-следственных в физическом и социальном контексте, конечно, полезно и важно, позволяя людям интерпретировать события в нашей среде, особенно при описании и понимании прогнозирующих и целенаправленных действий (например, Blakemore et al., 2001; Woods et al. ., 2014). Когда мы становимся свидетелями столкновения двух бильярдных шаров, мы интуитивно воспринимаем один шар, заставляющий другой двигаться в заданном направлении, несмотря на то, что мы просто наблюдаем последовательность событий. Как отмечает Худ (2006), « людей являются каузальными детерминистами; мы не можем не воспринимать мир как непрерывную последовательность событий и результатов .Пространственная непрерывность и временная смежность увеличивают вероятность того, что мы воспримем причинно-следственную связь (например, Woods et al., 2014). Однако, хотя два события могут быть смежными во времени и пространстве, мы утверждаем, что личное осознание качественно отличается и обособлено и как таковое не оказывает причинного влияния на содержание личного нарратива (Halligan and Oakley, 2000; Blackmore, 2012, 2016). ). Другими словами, несмотря на его интуитивную привлекательность и народное признание, приписывание исполнительных функций или действий «сознанию» частично или в целом или «опыту сознания» мы утверждаем, что это неправильное представление.

Следовательно, основное внимание в этой статье уделяется не столько объяснению личного осознания, которое мы принимаем как данность, сколько объяснению свойств, функций и адаптивного значения бессознательно порожденного самореферентного психологического содержания личности. повествование. Это концептуальное разъединение, как мы полагаем, предлагает более продуктивную отправную точку и фокус для когнитивной науки при изучении происхождения и функции психологических процессов, а также контроля над ними, который ранее в большей или меньшей степени приписывался наличию исполнительного «сознания». .Более того, мы считаем, что именно способность делиться содержанием бессознательно генерируемого личного нарративного потока, а не личное осознание как таковое , дает эволюционное преимущество. Возможность делиться избирательным психологическим содержанием из личного повествования, таким как идеи и знания, лежит в основе разработки социально адаптивных стратегий, включая понимание и прогнозирование поведения других, и, в конечном счете, культурную эволюцию.

Несмотря на вышеизложенное, у нас нет иного выбора, кроме как использовать в этой статье термины «сознание», «переживание сознания», «сознательное осознание» и «содержание сознания» (все в одинарных кавычках), когда речь идет о традиционном гибридная конструкция, предполагающая некоторую функциональную зависимость между личным сознанием и контролем над высшими психологическими процессами.В конечном счете, устраняя то, что мы считаем ошибочным приписыванием исполнительного контроля и действия «сознательному опыту», мы надеемся избежать необходимости характеризовать когнитивные/психологические процессы в терминах традиционного бинарного различия «сознательного» и «бессознательного». Имея это в виду, мы предпочитаем использовать термин «психологический» как более нейтральный по отношению к этому различию термину «когнитивный». Точно так же мы предпочитаем термин «бессознательное» термину «бессознательное», чтобы отразить наше мнение о том, что все психологические обработки и процессы, включая те, которые формируют то, что мы называем личным нарративом, происходят вне «сознательного опыта».В таком свете можно избежать главного аспекта «трудной проблемы сознания» (проблемы попытки объяснить, как феноменальные переживания могут влиять на физические процессы в мозге), поскольку «опыт сознания» (личное осознание ) мы утверждаем, что его можно рассматривать как реальное, но пассивное эмерджентное свойство психологической обработки, а не какой-то исполнительный процесс, способный оживлять и направлять наши психические состояния. В этом отношении мы склоняемся к аналогии Хаксли, рассматривавшей «сознание» как паровой гудок в поезде, сопровождающий работу двигателя, но не имеющий над ним внутреннего влияния или контроля (Huxley, 1874).Таким образом, личное осознание реально, присутствует и происходит одновременно с бессознательными продуктами, но оно не причинно и не оказывает никакого влияния на наши психологические продукты. Наше изложение не ставит целью объяснить другую особенность «трудной проблемы», а именно вопрос о том, почему у нас вообще есть субъективный опыт.

В дополнение к более подробному изложению нашего взгляда на «сознание» в этой статье мы обсудим некоторые из его более широких последствий для когнитивной нейронауки.Мы также исследуем его значимость в связи с социальной ролью внушения, его потенциал для понимания процессов, лежащих в основе внушения, диссоциации и связанных с ними клинических состояний, а также последствия для темы свободы воли и личной ответственности. Однако начнем мы с краткого исторического обзора представлений о «сознании».

Взлет и падение «сознания»

В 1976 году Джейнс предположил, что в начале истории эволюции человека опыт «сознания» изначально интерпретировался как внешние голоса, которые управляли действиями и формировали восприятие и убеждения, не столь уж отличающиеся от галлюцинаций и бреда, испытываемых при шизофрении.Однако в более поздних народных описаниях психологических состояний «сознание» принимается как возникающее из «я» человека и находящееся под его контролем (Bargh and Morsella, 2008). Однако еще в девятнадцатом веке отцы-основатели психологии заметили, что многие из наших психических переживаний возникают в результате процессов, которые мы не осознаем (Джеймс, 1892; фон Гельмгольц, 1897; Вундт, 1902). Последнее понимание, полученное частично из наблюдений за явлениями, наблюдаемыми при гипнозе (Bargh and Morsella, 2008), было включено в работы Шарко и Фрейда (Oakley, 2012).Это было дополнительно подкреплено наблюдениями нескольких влиятельных психологов в начале «когнитивной революции» (Miller, 1962), которые отмечали, что даже беглое интроспективное исследование собственного «сознательного осознания» быстро обнаруживает, что продукты мышления и восприятия были результатом бессознательных процессов (Nisbett and Wilson, 1977; Halligan and Oakley, 2000).

Тем не менее, за последние 60 лет когнитивная психология сохранила различие между «автоматическими» психическими процессами, не включающими «сознательное осознание», и «контролируемыми» процессами, которые его включали (Miller, 1962; Nisbett and Wilson, 1977; Kihlstrom, 1987; Gazzaniga). , 1988 г.; Москович и Умилта, 1991 г.; Халлиган и Маршалл, 1997 г.; Велманс, 2000 г.; Драйвер и Вийомье, 2001 г.; Вегнер, 2002 г.; Покетт, 2004 г.; Хассин и др., 2005; Фрит, 2007, 2010; Эрл, 2014 г.; Фригато, 2014). Теория глобального рабочего пространства (Баарс, 1988, 1997) уподобляла «сознание» рабочему театру, где психологические события, созданные бессознательными процессами, происходящими за кулисами, позволяли некоторым выйти на сцену «сознательного осознания».

Эта давняя и интуитивная теория сознательно опосредованного исполнительного контроля, однако, подвергается сомнению со стороны небольшого, но растущего числа студентов, изучающих неврологию (Gazzaniga, 1988, 2000; Haggard and Eimer, 1999; Halligan and Oakley, 2000; Velmans, 2000; Wegner, 2002; Gray, 2004; Pockett, 2004; Frith, 2007, 2010; Baumeister and Bargh, 2014; Frigato, 2014), которые продемонстрировали участие все более сложных бессознательных систем, участвующих в выполнении и координации сложных и взаимозависимые психологические функции, лежащие в основе мышления, мотивации, принятия решений, математических способностей и умственного контроля при достижении целей (Dijksterhuis and Aarts, 2010; Hassin, 2013).

Признание всепроникающей адаптивности бессознательных систем еще более возросло за последние 10 лет (Bargh and Morsella, 2008), при этом бессознательные механизмы все больше вовлекаются в более сложные явления, такие как принятие решений, восприятие лица, соответствие и поведенческое заражение (Hassin et al., 2005; Bargh et al., 2012), до такой степени, что утверждалось, что бессознательные системы могут выполнять все психологические действия, которые традиционно считались зависящими от «сознания» (Hassin, 2013). ).В соответствии с последней точкой зрения утверждалось, что сознательный контроль над поведением был чисто иллюзорным (Wegner, 2002). Однако не все исследователи и теоретики согласны с этим, и некоторые формы исполнительной роли систем «сознания» продолжают сохраняться или подчеркиваться (Baumeister et al., 2011; Frith and Metzinger, 2016).

Параллельно с этими разработками в когнитивной психологии убедительные дополнительные данные из когнитивной нейропсихологии начали подчеркивать некоторые линии разлома между традиционными представлениями о «сознательных» и «бессознательных процессах».Например, пациенты со «слепым зрением» после повреждения первичной зрительной коры показывают, что действия могут управляться сенсорной информацией, которую они в значительной степени не осознают, что бросает вызов распространенному убеждению, что восприятие должно войти в «сознательное сознание», чтобы влиять на наши действия или производить их. Вайскранц, 1985). Аналогично в случаях игнорирования зрения, когда пациенты могут демонстрировать впечатляющую бессознательную обработку стимулов на той стороне их поля зрения, включая идентификацию объекта, несмотря на отсутствие заявленного зрительного восприятия (Marshall and Halligan, 1988; Driver and Mattingley, 1998).

Количественная оценка времени «сознательного осознания»

В 1980-х годах появились убедительные доказательства того, что наши намерения действовать (преднамеренно совершить двигательное движение) возникали позже, чем продолжающаяся мозговая подготовительная активность (потенциалы готовности) в двигательных системах мозга (Libet et al., 1983). Это означало, что осознание решения двигаться и подготовка к этому движению были вызваны предшествующими бессознательными процессами, а переживание сознательного намерения возникло слишком поздно, чтобы стать инициатором двигательного акта.Еще одно свидетельство того, что синхронизация потенциала готовности и опыта намерения переехать была нелинейной, свидетельствует о том, что они в значительной степени независимы (Haggard and Eimer, 1999; Schlegel et al., 2013). Кроме того, исследования с использованием гипнотического внушения для создания самоинициируемых движений без сознательного переживания намерения показали, что непреднамеренным, «непроизвольным» движениям также предшествовали потенциалы готовности (Schlegel et al., 2015), но расчетное время движений, полученных из участник больше соответствовал пассивным, чем произвольным движениям (Haggard et al., 2004; Луш и др., 2017).

Учитывая независимость потенциалов готовности и опыта намерения действовать, один из возможных выводов заключается в том, что последнее не является частью потока обработки, ведущего к движению, а скорее является результатом последовательного (бессознательного) пост- hoc приписывание интенциональности любому нерефлексивному, самопорожденному действию. Данные ЭЭГ, исследующие фантомные движения конечностей, также показали, что опыт как положительного, так и отрицательного волеизъявления генерируется мозговой активностью, происходящей за до самого движения (Walsh et al., 2015а).

Ясно, что существуют процессы, вовлеченные в то, что индивидуум описывает как произвольные движения, которые предшествуют потенциалам готовности, но нет никаких оснований предполагать, что какой-либо из этих процессов также не производится бессознательно. В целом, данные кажутся согласующимися с мнением о том, что подготовка к движению возникает в бессознательных системах и что осознание намерения двигаться переживается только в том случае, если эта подготовка становится частью продолжающегося, бессознательно генерируемого личного нарратива.

С этим согласуется обзор данных исследований повреждений головного мозга, приводящих к пространственному пренебрежению, в которых выделяются широко распространенные области мозга, способные обрабатывать до восьми различных аспектов пространственного восприятия (таких как восприятие изображения, позиционирование пространственного изображения и эмоции). связанные с изображениями) и две области (передняя поясная извилина и предклиновидно-задняя поясная извилина), участвующие в доступе к «сознанию» (Frigato, 2014). Это говорит о том, что травма головного мозга может повредить аспекты восприятия или может повлиять на механизмы доступа, связанные с «сознанием», предотвращая сознательно коррелированный опыт определенных типов восприятия, оставляя нетронутым доступ к этим процессам восприятия на бессознательном уровне.Однако важно отметить, что мозговые процессы, происходящие как в областях доступа, так и в областях восприятия, можно рассматривать как бессознательные, при этом «области доступа» ответственны за выборочное формирование продуктов областей обработки восприятия в личное повествование. Мы утверждаем, что только личное повествование сопровождается личным осознанием.

Несмотря на увеличение количества убедительных данных психологических и нейропсихологических исследований за последние 30 лет, демонстрирующих участие бессознательных процессов в создании «содержания сознания», широко распространено нежелание делать естественный вывод о том, что оба аспекта «сознания (опыт и содержание) зависят от бессознательных психических процессов.Интуитивное предпочтение сохранения модели ментальной обработки, основанной на сознательном опыте, поддерживается давними убеждениями, подпитываемыми повседневным опытом, согласно которому «я» и «сознание» неразрывно связаны со всеми формами восприятия и двигательного контроля.

Однако мы утверждаем, что приписывание психологических/исполнительных функций «сознательному опыту» (личному осознанию) мало способствует объяснению процессов, ответственных за наш непрерывный поток психологических состояний.

В частности, мы включаем все содержание «сознания», такое как намерения, восприятие себя и опыт исполнительного контроля, как продукты бессознательных процессов. Бессознательные системы мозга осуществляют все основные биологические процессы, и наша точка зрения последовательно предполагает, что психологические функции, в том числе те, которые обычно приписываются «сознанию», не должны рассматриваться как другие (Hassin, 2013). Бессознательная причинность обеспечивает более правдоподобную (хотя и неинтуитивную) основу для объяснения как того, что обычно считается «содержанием сознания», так и параллельного «опыта сознания».Это также согласуется с наблюдением, что « в остальных естественных науках, особенно в нейробиологии, предположение о примате сознания далеко не так распространено, как в психологии. Предполагается, что сложный и разумный замысел живых существ управляется не сознательными процессами со стороны растений или животных, а слепыми адаптивными процессами, возникшими в результате естественного отбора» (Bargh and Morsella, 2008, стр. 8).

Кроме того, что касается социальных и культурных контекстов, появляется все больше свидетельств того, что бессознательные нейронные системы появляются предварительно настроенными с восприимчивыми к развитию психологическими инструментами, предназначенными для навигации в социальной среде и вызовах (Cosmides and Tooby, 2013).Однако способность делиться содержанием наших индивидуальных психологических состояний с другими приносит социальную пользу и мощное эволюционное преимущество (Jaynes, 1976; Humphrey, 1983; Barlow, 1987; Dunbar, 1998; Charlton, 2000; Velmans, 2000; Frith, 2007, 2010; Баумайстер и Масикампо, 2010). В частности, мы утверждаем, что именно способность избирательно передавать содержание нашего бессознательно сгенерированного личного нарратива дает эволюционное преимущество, а не «опыт сознания» как таковой .

Антропоморфизм и поиск смысла

Надеясь вытеснить «сознание» с его традиционного водительского места, наша версия, естественно, вызывает вопрос о его цели или функции, в частности, почему сознание возникло в эволюционирующих организмах, если оно, кажется, ничего не делает? Чтобы решить эту проблему, может оказаться полезным рассмотрение функциональных объяснений, предложенных для других очевидно очевидных, но столь же загадочных явлений.

Радуга возникает в результате искривления солнечного света, проходящего через капли дождя, которые действуют как призмы, создавая характерную цветовую дугу в небе, с красной внешней частью и фиолетовой внутренней частью.Несмотря на внешний вид, радуга не занимает определенного места, ее видимое положение зависит от положения наблюдателя по отношению к солнцу. Тем не менее, как и «сознательный опыт», радуга — это субъективно «реальные» явления, возникающие в результате физических процессов. Однако до того, как было обнаружено физическое объяснение, многие разные культуры были вынуждены приписывать существование феномена радуги ряд различных функций или целей. Например, в библейской версии радуга рассматривается как знак от Бога никогда больше не затоплять землю и не убивать все живое (Бытие 9: 8–15).В греко-римской мифологии радуга считалась путем между Землей и Небом. В китайской культуре считалось, что это щель в небе, запечатанная богиней с помощью камней пяти разных цветов. В ирландской мифологии место, где радуга соприкасается с землей, указывает на неуловимое место, где прячется горшок с сокровищами.

Большинство из этих описаний можно рассматривать как примеры более широкой предрасположенности к антропоморфизму, предрасположенности приписывать намерения, убеждения и характеристики нечеловеческим и неодушевленным объектам и событиям, которые, по нашему мнению, глубоко укоренены в бессознательных психологических процессах. .Сам по себе антропоморфизм можно рассматривать как пример более широкого человеческого «стремления к каузальному пониманию» (Гопник, 2000), которое может приводить к конфабуляциям и бреду при некоторых нейропсихологических состояниях, а также у неврологически интактных людей (Coltheart, 2016), особенно с учетом очевидная предрасположенность людей к абдуктивным умозаключениям (Fodor, 2000). Гопник (2000) предполагает, что «объяснение можно понимать как отличительный феноменологический признак действия специальной репрезентативной системы ».« разработан эволюцией, чтобы построить …. «причинные карты»… абстрактные связные, заслуживающие защиты представления о каузальной структуре окружающего нас мира… «как» феноменологический признак выполнения эволюционно детерминированного влечения ». Результат иногда проявляется в «магических, мифических и религиозных объяснениях», особенно в ситуациях, когда альтернатива вообще не имеет объяснения, но в целом «» согласуется с точкой зрения, что [репрезентативная] система развилась потому, что в целом , в долгосрочной перспективе, и особенно в детстве, дает нам верную информацию о причинной структуре мира » (Гопник, 2000, с.315).

Радуги и другие небесные явления, такие как затмения и северное сияние, бесспорно так же «реальны», как и личное сознание. Однако мало что можно получить, спросив: « какова цель или функция затмения или радуги? » Действительно, постановка такого вопроса предполагает открытие какого-то скрытого, значимого объяснения. Важно отметить, что, по нашему мнению, личное осознание, подобно радуге и затмениям, не является продуктом процессов эволюционного отбора и не имеет самодостаточной доказуемой эволюционной цели.Скорее это случайное сопровождение заключительных стадий информационных процессов в мозгу, ответственных за создание личного нарратива. Точно так же, как у затмения или радуги, возможно, нет никакой цели, мы предлагаем то же самое для личного осознания. Личное осознание просто «есть», хотя, как люди, мы чувствуем себя обязанными «объяснять» его, приписывая ему функциональную способность, цель или значение, и при этом, как мы утверждаем, породили множество неправильных представлений. В случае с «сознанием» изысканная временная смежность между личным осознанием и содержанием личного нарратива понятно и легко обеспечивает надежное, интуитивное и обычно бесспорное объяснение убедительной причинно-следственной связи между ними, против которой по-прежнему особенно трудно возразить. .

Опасность подобных антропоморфных атрибуций или объяснений была прекрасно подчеркнута Альбертом Эйнштейном (цит. по: Home and Robinson, 1995, стр. 172): « с самосознанием, оно чувствовало бы себя вполне убежденным, что оно идет своим путем по собственной воле на основании принятого раз и навсегда решения ». Нам следует опасаться повторения той же ошибки с сознанием.

Подобное неверное определение связано с ощущением фантомной конечности после ампутации, которое часто связано с болью и до сих пор рассматривается многими как нелогичное и аномальное (Halligan, 2002).Исторически, в соответствии с религиозными верованиями того времени, этот распространенный феноменологический опыт первоначально объяснялся как результат чудесной формы восстановления конечностей (Halligan, 2002). Это объяснение также позволило избежать необходимости оспаривать убедительное народное мнение о том, что невозможно почувствовать часть тела, которая больше не присутствует физически. Мелзак (Melzack, 1992; Saadah and Melzack, 1994) прекрасно указал на источник этого заблуждения, указав, что « фантомов становятся понятными, как только мы признаем, что мозг генерирует опыт тела.Сенсорные входы просто модулируют этот опыт; они не вызывают его напрямую . п. 126» (Мельзак, 1992).

Счет Окли-Халлигана

Ключевой особенностью нашего объяснения (некоторые из которых были предвосхищены другими) является то, что оно не ставит своей целью предложить объяснение субъективного «опыта сознания», а скорее выдвигает на первый план то, что мы считаем фундаментальным заблуждением, коренящимся в повседневного опыта и заложено в мощном народном представлении о природе «сознания».Центральное место в нашей точке зрения, разработанной на протяжении многих лет (Oakley, 1985, 1999a,b, 2001; Oakley and Eames, 1985; Halligan and Oakley, 2000; Brown and Oakley, 2004), занимает простое положение о том, что вся нейропсихологическая обработка происходит независимо от опыта «сознания». Это не отрицание могущественного и вездесущего существования «сознательного опыта», а скорее заявление о том, что все исполнительные психологические процессы, независимо от того, насколько быстро и интуитивно каузально они могут проявляться, на самом деле отражают фоновую нейропсихологическую активность, происходящую в бессознательных системах.Как отмечалось ранее, чтобы избежать нежелательных ассоциаций, присущих традиционным представлениям о «сознании», мы решили использовать в нашем описании термины «личный нарратив» и личное «осознание» вместо «содержание сознания» и «переживание сознания».

С нашей точки зрения (обобщенной на рис. 1), более экономно заключить, что личное осознание является феноменальным сопровождением постоянно обновляющегося и индивидуально ориентированного Личного повествования , производимого и координируемого обширными бессознательными системами, формирующими центральную Исполнительная структура (CES) (Halligan and Oakley, 2000).Этот личный нарратив представляет собой малую и избранную долю всех продуктов психологической деятельности, происходящих в мозгу и доступных для ЦЭС.

Рисунок 1 . Модель Окли-Халлигана. Схематическая диаграмма показывает все текущие функции ЦЭС и другие виды психологической деятельности как бессознательные процессы и их продукты. Центральная исполнительная структура (CES) выбирает наиболее релевантные задаче из этих психологических продуктов для создания непрерывного личного повествования посредством процесса внутреннего вещания.Этот личный нарратив пассивно сопровождается личным осознанием — побочным продуктом Внутренней Трансляции. Некоторые компоненты этого повествования выбираются CES для дальнейшей передачи (внешнее вещание) посредством устной или письменной речи, музыки и искусства другим лицам. Получатели, в свою очередь, передают (внутренне, а затем извне) свою собственную нарративную информацию, которая может содержать полученную нарративную информацию или находиться под ее влиянием. CES также выбирает некоторое содержание текущего личного нарратива для хранения в автобиографической памяти.Содержание внешних трансляций вносит свой вклад (через культурное вещание) в автономный пул образов, идей, фактов, обычаев и верований, содержащихся в фольклоре, книгах, произведениях искусства и электронных системах хранения (обозначенных как «культура» на рисунке), который доступна другим в расширенной социальной группе, но не обязательно зависит от прямого межличностного контакта. Доступность ресурсов, основанных на культуре, является основным адаптивным преимуществом для социальной группы и, в конечном счете, для вида в целом.CES имеет доступ к внешнему транслируемому контенту, созданному самим собой и другими, а также к культурной информации и ресурсам, каждый из которых может предоставить информацию, которая поддерживает адаптируемость человека и может быть отражена в содержании его личного нарратива. . Как пассивное явление личное осознание не оказывает влияния на КЭС, содержание личного нарратива или на процессы Внешнего и Культурного Вещания. На рисунке бессознательные процессы обозначены зеленым цветом, а личное осознание (субъективный опыт) — синим.

Личностный нарратив (PN) обладает неотразимой достоверностью в реальном мире, особенно когда он связан с понятиями «я» и «личность». Хотя ранее приписываемое «сознанию» — учитывая его временную связь с ним — в нашем случае СП не производится и никоим образом не ограничивается сознательным опытом. Однако содержание ПИ переживается нами как воплощенными личностями. Все психологические продукты разума размещены в телесной структуре, которая гарантирует, что ПИ обеспечивает смысл происходящего и готовность ко всем воплощенным вариантам действий (движениям, жестам, вербализациям, действиям), которые с субъективной точки зрения являются чисто частными и публично недоступными.Этот смысл воплощения и смысла имеет решающее значение для бессознательной природы содержания ПИ и формирует гравитационный фокус «психологического я», находящегося внутри «телесного я».

Мы описываем процесс создания этого личного рассказа как Внутренняя трансляция . Этот процесс, который мы ранее называли «прогулкой» (Halligan and Oakley, 2000), похож на другие описания, которые предполагают, что существует особая функция мозга, форма «интерпретатора» (Gazzaniga, 1985), которая конструирует содержательную информацию. объясняют наше бессознательно порожденное поведение и постоянно объясняют его посредством процесса «нарратизации» (Jaynes, 1976).В нашем понимании самореферентный личный нарратив, созданный как продукт внутренней трансляции из бессознательных систем, сопровождается личным осознанием. На рис. 1 бессознательные процессы, связанные с активностью ЦЭС, включая процессы, ответственные за повторное создание личного нарратива, показаны в овальном «пузыре». Неосознанные конечные продукты деятельности CES, формирующие личный нарратив, показаны в прямоугольнике непосредственно над пузырем. Важно подчеркнуть, что личное повествование (как результат) не имеет собственной способности к обработке, это просто конечный продукт избирательных, конкурентных психологических процессов.«Личное осознание» представлено отдельным закрашенным прямоугольником непосредственно над личным нарративом. Как мы обсуждаем в другом месте, мы выступаем против любых функциональных или причинно-следственных связей между личным нарративом и личным осознанием.

Центральная роль CES заключается в выборе из широкого спектра доступных психологических продуктов тех, которые лучше всего отражают текущую мозговую деятельность по отношению к текущим задачам, облегчая идентификацию наиболее подходящего поведения для индивидуума, а также выбор наиболее подходящие действия.CES опирается на эти конкурирующие источники для создания личного повествования, соответствующего текущим потребностям, хотя другие высокоприоритетные мозговые события также могут быть представлены в повествовании в виде мыслей, воспоминаний и эмоций, не связанных с задачей, таких как навязчивые рефлекторные реакции. , эмоциональные реакции, травматические воспоминания и действия, не запланированные, происходящие за пределами CES. Важно, однако, что большая часть активности мозга, в том числе большая часть активности, происходящей в CES, не представлена ​​в личном нарративе.Как правило, сюда не включаются процессы, лежащие в основе большинства основных функций организма, регулируемых ЦНС, таких как дыхание, контроль отдельных мышц, пищеварение, засыпание и пробуждение [или события, происходящие между ними, такие как сновидения или обработка, реорганизация и консолидация словарного запаса и воспоминаний (Rasch and Born, 2013; James et al., 2017)]. Также нет сведений об активности мозга, лежащей в основе идентификации звуков, образов, вкусов, запахов и их интеграции в меняющуюся последовательность событий и объектов внешнего мира, или процессов, лежащих в основе мыслей, действий, симпатий и т. неприязни, чувства и настроения.ЦНС выбирает соответствующие конечные продукты этих психологических процессов при создании личного нарратива, но обычно не включает ссылки на то, как эти продукты были созданы. Например, во многих ситуациях, связанных с быстрым или рутинным принятием решений, лежащие в их основе мыслительные процессы не отражаются в личном повествовании. Однако, если процесс принятия решения или размышления о проблеме становится частью поставленной задачи, многие из этих лежащих в основе мыслей могут транслироваться внутренне, формируя часть продолжающегося нарратива и, следовательно, сопровождаясь личным осознанием (параллельным «сознательным опыт), различие, которое Канеман (2011) провел между «быстрым» и «медленным» мышлением.

Важно отметить, что наша версия согласуется с феноменологической реальностью. Например, я не знаю, что я скажу или напишу дальше — это просто появляется как мысль или словесное выражение. Личностный нарратив — не источник, а скорее средство, с помощью которого представляются такие бессознательные продукты. Этот момент был драматически проиллюстрирован детской писательницей Энид Блайтон, которая описала, как, начиная новую книгу, она просто садилась за свою пишущую машинку и ждала, а затем «Мои руки опускались на клавиши пишущей машинки, и я начинал.Первое предложение приходит мне прямо в голову, мне не нужно об этом думать… Писать книгу за книгой, не зная, что будет сказано или сделано, звучит глупо — и тем не менее это случается. Иногда персонаж отпускает шутку, очень смешную, которая заставляет меня смеяться, пока я печатаю ее на бумаге, и думаю: «Ну, я бы и сам не додумался до такого за 100 лет!», а потом думаю. , «Ну, кто тогда думал об этом ?» (Stoney, 1992, стр. 216–217). В равной степени существуют анекдотические и исследовательские свидетельства того, что кажущиеся спонтанными творческие акты в науке и искусстве возникают в результате бессознательных процессов, таких как припоминание девичьей фамилии нашей матери, результаты которых позже полностью включаются в личный нарратив. часто после периода сна или отвлечения внимания (Ghiselin, 1952; Miller, 1962; Ritter et al., 2012). Это не отрицает того, что они могут затем быть дополнительно уточнены или включены в такие же бессознательно генерируемые мыслительные процессы, если они станут частью продолжающейся задачи, представленной в личном нарративе.

Мы утверждаем, что неотъемлемым и ключевым аспектом процесса личного повествования является включение самореферентной точки зрения. Это обеспечивает чувство свободы воли и автобиографическое время, а также право собственности и ответственность за то, что считается нашими внутренне порожденными мыслями, действиями, восприятиями, ощущениями и т. д.Агентность в контексте движения сохраняется в личном нарративе за счет введения репрезентации намерения действовать в непосредственной временной близости к движению соответствующей части тела. Эта согласованность важна для поддержания последовательного, осмысленного личного нарратива, в котором представление о себе представлено как ключевой ориентир для исполнительного контроля. Это также согласуется с наблюдением, что нейронные индикаторы предстоящего движения предшествуют появлению намерения двигаться в личном нарративе.

CES отслеживает и, при необходимости, изменяет содержание личного повествования на постоянной основе, чтобы обеспечить текущую и ретроспективную согласованность по отношению к себе во времени, а также избежать и разрешить внутренние конфликты (когнитивный диссонанс). Важно отметить, что постоянное личное повествование (содержащее мысли, убеждения, идеи, намерения, восприятия, чувства и т. д.) доступно для хранения полностью или частично в системах эпизодической/автобиографической памяти, и они, в свою очередь, служат важным ориентиром для будущих действий. .В этом смысле эпизодическая память основана на текущем отчете о событиях (личностном нарративе), созданном CES, окрашенном и оформленном индивидуальными потребностями, убеждениями и целями, и формирует основу, на которой репрезентируется прошлое и на которой нынешние убеждения, поведение и мысли могут быть оправданы, особенно во взаимодействии с другими людьми.

Наконец, мы предполагаем, что создание этого последовательного личного нарратива дает эволюционное преимущество для индивидуума в виде преимуществ для выживания и репродуктивной функции за счет возможности выборочно делиться своим содержанием, а также за счет потенциально более широкой выгоды для человеческого вида в целом. (Уилсон, 1975; Докинз, 1976; Халлиган и Окли, 2015).Можно было бы ожидать, что социальное преимущество первоначально возникнет в семьях и у близких родственников, постепенно распространяясь на все более широкие группы с близкими генетическими отношениями. Мы называем первую стадию процесса обмена повествовательной информацией с другими людьми как Внешнее вещание . Это включает в себя передачу частного ментально-психологического содержания, такого как мысли, идеи, понятия, убеждения, абстракции, ощущения, чувства, побуждения и опасения из личного нарратива, имплицитно через выражение лица, позу и жесты, но, что наиболее важно, условно через речь и другие средства, такие как письмо, искусство, музыка и электронные средства массовой информации.CES также имеет доступ к общей информации, поступающей по каналам, подчеркнутым в теории социального зеркала, таким как песни, танцы и различные формы игры, особенно те, которые включают притворство и отыгрывание ролей (Whitehead, 2001).

Следующий, третий этап, Культурное вещание , представляет собой процесс, посредством которого информация, мысли и идеи попадают в общий или социальный пул (обозначенный на рисунке «Культура»), который не зависит от прямого контакта между людьми и представлен в письменные или цифровые материалы, артефакты и социальные структуры.

Индивиды получают как свои, так и чужие внешние передачи через относительно автономные (модульные) перцептивные и сенсорные системы более низкого уровня. Важная роль CES включает в себя мониторинг обоих этих входов для включения соответствующей информации из внешних трансляций других в свою собственную текущую обработку, а в случае собственных внешних трансляций человека для исправления или обновления ранее переданной информации, если это необходимо. Индивидуальные рассуждения в значительной степени интуитивны, эгоцентричны и предвзяты в пользу существующих убеждений (Mercier and Sperber, 2017), но в социальных контекстах, когда люди стремятся подтвердить свою точку зрения с помощью аргументации, они могут столкнуться с противоречивыми взглядами других. через процесс взаимного внешнего вещания и может критически оценивать их, что в конечном итоге приводит к развитию и распространению более четко сформулированной социальной политики и научных убеждений.

CES также имеет доступ к культурной информации. С точки зрения модели, которую мы представляем, «Культура» имеет динамический элемент в том смысле, что она возникает и изначально опосредована отдельными внешними трансляциями. Что еще более важно, она включает в себя надындивидуальную систему (артефакты, книги, Интернет и т. д.), доступную непосредственно индивидуумам через нисходящие бессознательные системы и, таким образом, восходящую доступную для CES индивидуума и, в конечном счете, может быть отражена в содержании их личного нарратива. .Культурное вещание – это односторонний процесс. «Культура» подпитывается через внешние трансляции индивидуально-личностных нарративов, но приобретает независимый статус ресурса или контекста, доступного для индивидов, а не активно им выводимого.

Хотя и внешнее, и культурное вещание являются надиндивидуальными, важно подчеркнуть, что люди очень адаптированы и действительно склонны использовать в своих интересах обратную связь, которую они получают через внешнее и культурное вещание от других и из своего окружения.Люди наделены, например, врожденными предрасположенностями, включая формирование чувства действия, склонность делать выводы о причинно-следственных связях из экологических и социальных событий, приписывать человеческие характеристики нечеловеческим и неодушевленным объектам и явлениям, развивать теорию разума. и реагировать на межиндивидуальные влияния, такие как инструкции, внушения и передача убеждений. Мы рассмотрели некоторые из них выше и рассмотрим примеры адаптивной восприимчивости ниже.Однако сейчас важно отметить, что, с нашей точки зрения, все такие приспособления опосредованы исключительно бессознательными процессами.

Сходства с другими учетными записями

В настоящее время влиятельные психологические взгляды на сознание в широком смысле можно классифицировать как теории глобального рабочего пространства и теории более высокого порядка. Первый из них представляет Баарс (1997) «Театр сознания». Центральное место в этом метафорическом объяснении занимает мнение о том, что в мозгу есть нейронные области, которые «работают вместе, чтобы отображать сознательные события» (стр.ix) и создать связную историю — по аналогии со сценаристами, режиссерами, продюсерами и т. д., которые несут ответственность за то, что происходит на сцене. Это имеет явное сходство с нашим «личным нарративом», но в «театральном» описании «сознание» кажется отдельной сущностью с определенной ролью, оно «открывает доступ ко многим источникам знаний в мозгу» (стр. 6). С нашей точки зрения, личное повествование («содержание сознания») или личное осознание («опыт сознания») являются конечными продуктами бессознательных процессов и не играют активной роли.

Теории более высокого порядка (см. Carruthers, 2007) рассматривают сознание как свойство второго, более исполнительного уровня обработки, с помощью которого, например, мы не только воспринимаем (скажем, радугу), но и осознаем наши восприятия (т. осознавать радугу). В нашей модели этот второй уровень обработки представлен в бессознательно сгенерированном личном нарративе независимо от параллельного опыта сознания. Как и в нашем случае, ни театр, ни теории более высокого порядка не предлагают решения «трудной проблемы» того, как предлагаемые ими процессы производят субъективный/сознательный опыт (личное осознание) в физическом объекте, таком как мозг.

Будучи функционалистами, сторонники театра и теорий более высокого порядка могли бы, однако, возразить, что нет необходимости выделять отдельное ментальное свойство («личное осознание») выше общего функционального свойства, состоящего в том, что ментальные состояния являются внутренними состояниями мыслящих существ. Таким образом, нет сложной проблемы, которую нужно решить. В нашем подходе, никогда не отрицая феноменального существования сознания (личного осознания), мы придерживаемся эпифеноменалистского взгляда, в то же время признавая его общепризнанное отсутствие интуитивной привлекательности.Мы утверждаем, что субъективные психические переживания являются неэффективными или «побочными» продуктами нейрофизиологической активности без очевидной ближайшей цели, точно так же, как радуги и затмения связаны с лежащими в их основе физическими процессами. Тем не менее, мы признаем, что в поисках смысла личное осознание, как и в случае с затмениями и радугами, по-разному наделялось традицией и фольклором как функцией, так и способностью взаимодействовать.

Подводя итог, мы предполагаем, что сознание (личное осознание) является продуктом предшествующих мозговых процессов и само по себе не играет функциональной роли для влияния на последующие состояния мозга.Как таковой, лишенный исполнительной функции, мы рассматриваем опыт сознания как эпифеноменальный. Мы признаем, что когда мы ссылаемся на личное осознание и говорим о нем, эта ссылка не вызвана самим личным осознанием, но является частью нарратива, порожденного непосредственно текущими нейронными процессами. Со своей стороны, мы откладываем сложную проблему, полагая, что в конечном счете когнитивная нейронаука, теория информации и родственные дисциплины выявят процессы, сопровождаемые субъективным опытом, и дадут некоторое представление о механизмах, лежащих в основе создания радуги сознательного опыта.

Есть также некоторое сходство между представляемой нами моделью и другими недавно опубликованными теоретическими взглядами. Например, Теория пассивных фреймов (Morsella et al., 2016a,b) утверждает, что содержание «сознания», в том числе нарратив, ориентированный на себя, генерируется бессознательными процессами, а осознание этого содержания является более поздним дополнением. . Тем не менее, этот отчет приводит к выводу, что «сознание» выполняет внутриличностную роль, критически важную для функционирования выходной системы скелетных мышц.Напротив, в нашей модели мы предполагаем, что основным преимуществом создания самореферентного личного нарратива является социальное преимущество, проистекающее из возможности поделиться своим содержанием с другими. Пирсон и Траут (2017) также подчеркивают внутриличностную функцию сознания, описывая опыт сознания, в частности, как развитую силу, отдельную от функции мозга, которая лежит в основе воли и свободы воли, особенно в отношении движения. По их мнению, сознание может оказывать активное нисходящее влияние на мозговые процессы, в частности может инициировать волевые движения, которые затем осуществляются бессознательными процессами в мозгу.Хотя авторы приводят аргументы в пользу того, почему «сознание» эволюционировало, они признают, что в настоящее время нет объяснения механизма, с помощью которого в живых системах могло быть создано явно нефизическое «сознание». Последнее согласуется с нашей собственной эпифеноменалистской позицией и мнением о том, что опыт сознания лишен каких-либо исполнительных способностей. Напротив, предложенный подход к сжатию данных для понимания феномена «сознания», основанный на теоретической информатике (Maguire et al., 2016), подчеркивает социальную значимость и эволюционное преимущество, вытекающие из разработки адаптивных стратегий, включая способность предсказывать поведение других на основе сильного представления о себе. Аналогичная теория обработки информации («теория схемы внимания»), предложенная Грациано и Уэббом (2017), рассматривает опыт сознания как связанный с развитием в течение длительного эволюционного периода самореферентной внутренней модели осознания. В общем, с нашей точки зрения, модель схемы внимания представляет сознательный опыт как аккомпанемент, но, напротив, не обращается к содержанию сознания.Кроме того, отношения, которые мы предлагаем между личным нарративом и эпизодической памятью, имеют ряд общих черт со взглядами Mahr и Csibra (2017), особенно в отношении социального взаимодействия.

Конструкция «Я»

Согласно Дамасио (2003), самость « — это не вещь, а процесс, производящий явления, варьирующиеся от очень простых (автоматическое ощущение, что я существую отдельно от других сущностей) до очень сложных (моя личность, дополненная разнообразные биографические подробности)» (с.227). В частности, он отмечает, что он действует как символическая точка отсчета для другого ментального содержания, а также обеспечивает эгоцентричный взгляд на мир, так что объекты и события рассматриваются с точки зрения организма, который символизирует самость. Мы предполагаем, что это воплощенное «я» формирует основу для идеи о том, что мы владеем как нашими ментальными процессами, так и нашей воплощенной формой, и «с помощью прошлых воспоминаний об объектах и ​​событиях мы можем собрать воедино автобиографию и реконструировать нашу идентичность и личность непрерывно » (Дамасио, 2003, с.277).

Создание стабильной исполнительной системы отсчета, «я» (Prinz, 2003), занимает центральное место в нашем неисполнительном описании «сознания», где мы рассматриваем его как еще один стратегический высокоуровневый продукт бессознательных систем CES, предлагающий как это делает критическую точку фокусировки для личного повествования. Другими словами, воплощенная самость или «центр нарративной гравитации» (Dennett, 1991) является каналом для внутренней трансляции и атрибутивным локусом исполнительной способности, включая контроль над психологическими функциями.Таким образом, он обеспечивает последовательный, связный гравитационный центр и точку отсчета для всего транслируемого извне содержания личного нарратива и последующего более широкого социального взаимодействия. Воплощение «я» как независимого агента в мире — это эволюционно развивающееся ментальное представление, которое, как мы полагаем, происходит от формы унаследованного архетипа, аналогичного устройству самоприобретения, постулируемому для языкового развития (Chomsky, 1965). Рассматриваемое как продукт бессознательных систем CES, конструирование себя пронизывает внутренне транслируемое повествование своей направленностью, единством, непрерывностью и последовательностью во времени, а также служит для интеграции восприятия и воспоминаний (Sui and Humphreys, 2015).Следовательно, любое нарушение развития или нормального функционирования внутренне представленного «я» может привести к аномальным субъективным переживаниям, таким как деперсонализация и нарушение границ «я-другой/я-мир», наблюдаемые при расстройствах шизофренического спектра (Mishara et al., 2016). Можно утверждать, что наш мозг может генерировать альтернативные нарративы, связанные с самим собой, отражающие, среди прочего, различные социальные роли, которые мы играем в своей жизни, и что они могут конкурировать за вхождение в личный нарратив CES в зависимости от текущей задачи.

Мы согласны с Деннеттом (1991) в том, что создание себя как репрезентации является частью тактики выживания, аналогичной пауку, плетущему паутину, в котором мы придумываем историю, чтобы сообщить другим, а также самим себе, о том, кто мы есть. — и « точно так же, как паукам не нужно сознательно и преднамеренно думать о том, как плести свою паутину……. (мы) сознательно и преднамеренно не придумываем, какие нарративы рассказывать и как их рассказывать. Наши сказки сочиняются, но по большей части мы их не сочиняем; они нам крутят .(стр. 418)

Важно отметить, что наше изложение не ставит под сомнение значимость и теоретическую значимость нынешних концепций «самосознания» («самосознания» в традиционной терминологии) и «образа Я», а скорее помещает процессы и конструкты, которые они относятся к продуктам бессознательных систем, опосредованных ЦЭС и отраженных в личном нарративе. Наша модель предполагает, что они не зависят от побочного «опыта сознания» (личного осознания) и не требуют его.

Решение «сложной проблемы»?

Трудная проблема (Чалмерс, 1996) включает два вопроса: Первый: «Как и почему нейрофизиологическая деятельность производит «опыт сознания»?». В нашем описании мы делаем вывод, что личное осознание является пассивным, эмерджентным свойством бессознательных процессов, порождающих содержание личного нарратива, и не несет каузальной или функциональной ответственности за это психологическое содержание. Обратный вопрос: «Как нефизические переживания «сознательного осознания» могут управлять физическими процессами в мозгу?» соответственно уже не актуален.Мы предполагаем, что не существует нисходящего исполнительного контроля, осуществляемого либо личным осознанием, либо личным нарративом, поскольку оба являются психологическими конечными точками бессознательных процессов.

«Новая сложная задача»

Основная задача на будущее заключается, однако, в открытии нейронных механизмов, лежащих в основе личного осознания, хотя, на наш взгляд, это не раскроет его цель — точно так же, как понимание физических механизмов, участвующих в создании радуг или затмений, не дает объяснения что касается их цели.Тем не менее, как и в случае с радугой и затмением, в конце концов будет приятно понять лежащие в их основе нейронные процессы. В частности, нам необходимо изучить связь личного осознания с определенными типами обработки информации, а также выяснить, является ли это уникальным для нейронных систем или может быть создано и в неодушевленных системах. Однако эта будущая задача лежит в области междисциплинарных областей физики, философии, нейронауки и обработки информации, а не только когнитивной науки.

Связанная с этим проблема для любого направления исследований, в центре внимания которого находится личное осознание, заключается в разработке объективных средств определения его присутствия. В настоящее время мы делаем вывод о существовании личного осознания у других на основании общности, которую мы разделяем в принадлежности к одному и тому же виду и обладанию одним и тем же нервным аппаратом и психическими состояниями. Мы можем определить текущее содержание личного нарратива человека, запросив устный отчет, но это не подтверждает наличие личного осознания.Если мы спросим «осознаете ли вы это» и ответ будет утвердительным, мы склонны с готовностью принять это как подтверждение «опыта сознания» — извечный философский вопрос состоит в том, пришли бы мы к такому же заключению, если бы этот ответ был получен из неодушевленной системы обработки информации или действительно был подписан нечеловеческим приматом.

Эволюционное преимущество

Так есть ли цель «сознания»? На наш взгляд, учитывая аналогию с радугой, рассмотрение этого вопроса может привести к путанице, и нет никакого эволюционного преимущества, связанного с личным осознанием как таковым — это просто феноменологическое сопровождение бессознательно опосредованного личного нарратива.Однако мы утверждаем, что личный нарратив имеет важную адаптивную цель для индивидуума и даже более важное социальное эволюционное преимущество, учитывая способность индивидуумов передавать выбранное содержание своего личного нарратива другим посредством процесса, который мы назвали внешней трансляцией (см. 1). Наша версия также в целом соответствует взглядам других (Nietzsche, 1974; Jaynes, 1976; Humphrey, 1983; Barlow, 1987; Dunbar, 1998; Charlton, 2000; Velmans, 2000; Prinz, 2006; Frith, 2007, 2010; Baumeister and Masicampo, 2010), которые признают, что любое эволюционное преимущество заключается не в самом «опыте сознания» (личном осознании), а в способности людей передавать отдельные аспекты своих личных мыслей, убеждений, переживаний и т. д.другим представителям своего вида. Мы видим, что личные нарративы развивались с течением времени, и мы предполагаем, что они, возможно, не всегда сопровождались личным осознанием на ранней стадии своего развития. Однако на определенном уровне вычислительной сложности мы предполагаем, что параллельное качество субъективного опыта (радуга) стало более очевидным и нуждается в объяснении. Очевидным ответом на последнее, принимая во внимание временные смежности и развитие гравитационного «я», было приписывание каузальных или агентивных свойств.

В частности, мы рассматриваем Внешнее вещание как естественную способность всех людей (и некоторых животных) избирательно передавать (Внутреннее вещание) личное психологическое содержание личного нарратива (мысли, идеи, концепции и абстракции, включая искусство и музыку), а также как переживания (ощущения, чувства, побуждения, заботы и т. д.) к другим, преимущественно через жесты и речь. Конструирование персонализированной идентичности (Я) бессознательными системами, репрезентативными для «автора» этого транслируемого извне нарративного содержания, включая приписывание психологических качеств осознания и действия, обеспечивает согласованную точку отсчета.Выбор содержания внутреннего повествования для внешнего вещания контролируется CES в рамках широкой компетенции передачи персонализированного отчета о текущем текущем восприятии, мыслях, идеях, планах и т. Д. целеустремленным и последовательным во времени в контексте ожиданий и убеждений непосредственной социальной группы.

Этот процесс далеко не линейный, при этом второй или, возможно, многоэтапный процесс внутри CES работает над мониторингом, исправлением и изменением ранее переданного контента во время и после внешнего вещания.Отсюда бессознательно сгенерированные оговорки, которые мы все испытываем, и часто последующие, столь же бессознательно сгенерированные: «Извините, что вышло не так — я хотел сказать……». Что еще более важно, бессознательные процессы внутри CES, генерирующие личный нарратив, имеют доступ к транслируемым извне выводам других, а также к собственным предыдущим письменным или оцифрованным выводам человека. Это важно для будущего поведения и познания человека, но также и путем повторной передачи (повторного твита) через их бессознательные системы в личные рассказы других может, в свою очередь, повлиять на их будущие мысли и, в конечном счете, их поведение.

Второй надиндивидуальный уровень передачи, Культурное вещание (см. рис. 1), достигается с помощью артефактов, письма, книг, искусства, музыки, а в последнее время и с помощью радио, телевидения, социальных сетей и фильмов, создавая пул знаний, навыков, идей и верований, потенциально доступных всем представителям вида. В конечном счете, общая информация и убеждения формируются посредством культурного вещания в автономные самоподдерживающиеся социальные системы, традиционно воплощаемые в образовании, искусстве, социальных нормах и законах, а также в долгосрочных физических системах, таких как библиотеки и музеи.Внутреннее и внешнее вещание, а также доступ к культурным ресурсам могут дать некоторое преимущество в выживании для индивидуума, но основным эволюционным двигателем и бенефициаром является групповое преимущество, предоставляемое процессом культурного вещания и созданием автономного, надындивидуального пула. культурно-ориентированных ресурсов.

В этом и последующих разделах, где мы используем устоявшиеся термины «разум», «содержимое разума», «чтение мыслей» и т. д., важно подчеркнуть, что в рамках нашей модели все они относятся к бессознательному. процессов и конструкций.В социальных контекстах бессознательные системы организуют внешнюю передачу выборочного содержания личного нарратива, позволяя более широко делиться знаниями и точками зрения отдельных людей с другими членами группы. Это способствует гибкости сотрудничества, обмена информацией и развитию адаптивных стратегий, а также построению теории разума и приписыванию осознания себя другим как на индивидуальном, так и на культурном уровне (Хамфри). , 1983; Aktipis, 2000; Charlton, 2000; Frith, 2007, 2010; Graziano and Webb, 2017).

Индивидуальное, социальное и культурное значение развития Теории разума, особенно посредством ролевой игры в качестве основы для «чтения мыслей», получает все большее признание, и неспособность сделать это на индивидуальном уровне может быть связана с аутизмом (Барон -Коэн, 1995; Фрит и Хаппе, 1999; Хейес и Фрит, 2014). В дополнение к возможности предсказывать и влиять на мысли и поведение других, существует более широкое социальное измерение через культурную трансляцию убеждений, предрассудков, чувств и решений, происходящих из бессознательно генерируемых личных нарративов.Это, в свою очередь, повышает вероятность того, что ментальное содержание людей может быть изменено внешними воздействиями, такими как формальное образование, новые формы социальных сетей и музыка. Транслируемый или сообщаемый нарратив позволяет людям иметь общую точку зрения, а не исключительно самореференциальную точку зрения. Раскрытие содержания нашего личного нарратива другим: включая наши убеждения, предубеждения, чувства и решения, позволяет членам группы характеризовать других и генерировать стратегии, такие как предсказание их поведения, в частности, благодаря способности «чтения мыслей» (Хейс и Фрит). , 2014), все из которых потенциально полезны для выживания общества или вида.

Передача содержания личного нарратива также является важным средством распространения идей, которые могут быть включены в социальные системы, включая широко распространенные, общепризнанные концепции свободы воли и естественного права. Действительно, учитывая их культурную значимость в большинстве социальных и демократических культурных систем, кажется вероятным, что они в значительной степени воплощены в бессознательных системах для социального адаптивного преимущества. Важно отметить, что социальный обмен личными нарративами допускает возможность того, что их содержание также может быть изменено, опять же через бессознательные системы, внешними воздействиями, такими как образование и общение.

На культурном уровне нормы и ценности, порожденные индивидуальным взаимодействием, конкурируют в обществе как «мимы», обслуживающие процесс культурной эволюции (Dawkins, 1976; Plotkin, 1994; Blackmore, 1999). Возможно, соперничество между мемами неизбежно иногда приводило к конфликтам и кровопролитию, но в целом результаты в виде социальных конструкций, таких как демократия, права человека, равенство, социализм и капитализм, можно рассматривать как благотворные и видовые. улучшение.Однако ни одна из социальных систем, от которых зависят человеческие общества, невозможна без гладкой и последовательной способности делиться содержанием индивидуальных личных нарративов.

Внешнее вещание: социальная роль; Гипноз и внушение

Во внешних передачах могут содержаться прямые вербальные внушения (в том числе гипнотические внушения), которые могут влиять на ряд психологических явлений, включая так называемые «автоматические» процессы, у реципиентов и которые могут быть связаны с социально адаптивной чертой человека (Halligan and Oakley , 2014; Терхуне и др., под давлением). Например, широко признано, что восприятие включает в себя конструктивный процесс, основанный на бессознательных выводах, основанных на прошлом опыте и предшествующих знаниях (Грегори, 1997), и что, как следствие, мы, как личности, не можем, например, изменить свое восприятие. цветов в картине Мондриана посредством произвольного намерения или выбора. Однако это красочное изображение можно превратить в изображение в градациях серого с помощью соответствующих внушений, особенно у людей с высокой гипнотической внушаемостью (Kosslyn et al., 2000; МакГеон и др., 2012). В недавнем исследовании Lindeløv et al. (2017) в рандомизированном активно-контролируемом исследовании показали, что производительность рабочей памяти может быть эффективно восстановлена, если внушить загипнотизированным пациентам с травмой головного мозга, что они восстановили свой дотравматический уровень функционирования рабочей памяти. Феномены такого рода привели к более широкому использованию гипноза с прямым вербальным внушением в качестве инструмента в когнитивных исследованиях, а также вызвали интерес у правых (Oakley and Halligan, 2009, 2013; Oakley, 2012; Halligan and Oakley). , 2013; Landry and Raz, 2016; Terhune et al., под давлением). Исследования, основанные на гипнозе, в том числе классическая статья Килстрема «Когнитивное бессознательное» (Kihlstrom, 1987), оказали влияние на разработку нашей модели.

Более широкое значение этих исследований заключается в том, что, хотя эффекты гипнотического внушения могут на первый взгляд показаться экстраординарными (т. более широкой социально адаптивной черты, способной эффективно использовать аспекты наших бессознательных систем (Halligan and Oakley, 2014).В соответствии с этим эмпатия является одной из немногих черт личности, коррелирующих с гипнотической внушаемостью (Wickramasekera and Szlyk, 2003), а также связана со способностью делиться опытом, например болью, с другим (Singer et al., 2004). Исходя из этого, одно из правдоподобных объяснений широко распространенной способности реагировать на вербальное внушение состоит в том, что внушение лежит в основе социально сплоченной способности косвенно делиться опытом, воссоздавая его в других, что не отличается от функции «зеркальных» нейронов, которые возбуждаются в обоих случаях. животное действует и когда животное наблюдает за тем же действием, совершаемым другим.

В том же ключе было высказано предположение, что психологическая способность внушаемости, которой часто пренебрегают, оказывает более сильное социальное влияние как средство выхода за пределы реальности (Schumaker, 1991) и понимания мыслей других, а также способствует привязанности и другим сплоченным социальным отношениям. процессов (Ray, 2007; Halligan and Oakley, 2014). Также было отмечено, что переживания, подобные тем, которые возникают в ответ на гипнотическое внушение, в разных культурах связаны с религиозными и духовными верованиями и практиками, что снова указывает на важную социологическую функцию (Dienes and Perner, 2007).В связи с этим гипнотическое внушение, как было показано в исследованиях фМРТ, надежно вызывает опыт инопланетного контроля, внедрения мыслей и автоматического письма, наблюдаемого при одержимости духами, медиумизме и шаманизме (Deeley et al., 2014; Walsh et al., 2014). .

Внушение, диссоциация и родственные клинические состояния

Одним из преимуществ нашего подхода является то, что он обеспечивает потенциальную основу для объяснения некоторых загадочных явлений, таких как внушаемость, диссоциация между имплицитным и эксплицитным осознанием и диссоциативные явления в более общем плане.Как отмечалось выше, все люди в той или иной степени реагируют на прямое вербальное внушение, обычно содержащееся во внешней трансляции от другого человека, и эта отзывчивость может отражать социально адаптивную черту. Наиболее широко изученным примером является гипнотическое внушение, когда внушение (определяемое как передаваемое убеждение или восприятие) осуществляется после процедуры гипнотического наведения (Halligan and Oakley, 2014). По нашему мнению, конгруэнтные ответы на внешнее прямое вербальное внушение являются результатом рекрутирования бессознательных систем в мозге реципиента для участия в социально ориентированной ролевой игре путем создания нейронной активности, соответствующей самому предложенному изменению (Оукли и Халлиган, 2009, 2013).В результате внушаемые переживания становятся частью внутреннего личного нарратива реципиента и одновременно также частью его личного осознания и, таким образом, переживаются как реальные, хотя и непроизвольные события. Например, предполагаемые, но не воображаемые переживания боли сопровождаются активностью в областях мозга, участвующих в обработке боли (Derbyshire et al., 2004).

Точно так же непроизвольные движения руки после предположения, что рука пассивно перемещается шкивом, демонстрируют те же паттерны нейронной активности, что и реальное пассивное движение (Blakemore et al., 2003), и когда предполагается наличие паралича конечностей, но не когда он симулируется, возникают тормозящие изменения в соответствующих двигательных областях, сходные с наблюдаемыми при истерическом параличе конечностей (Halligan et al., 2000; Ward et al., 2003; Deeley). и др., 2013а). В личном нарративе рассказывается о действительном первичном опыте, при этом внушаемые эффекты фиксируются и сообщаются как непроизвольные. Интересно, что запись самого внушения также может быть частью личного нарратива, если исходное внушение не включает в себя исходную амнезию.Важно подчеркнуть, что в нашей модели прямое вербальное внушение рассматривается как полученное (посредством внешней трансляции) и обработанное бессознательными сенсорными системами реципиента. В результате конгруэнтные внушению состояния мозга генерируются центральными исполнительными структурами в соответствии с направленной извне ролевой игрой. Затем центральные исполнительные структуры транслируют результаты этого процесса в личный нарратив с сопутствующим параллельным сознательным опытом.Следовательно, процесс, инициируемый прямым вербальным внушением, осуществляется полностью снизу вверх.

Идея бессознательной мотивированной ролевой игры, лежащей в основе эффектов внешнего внушения, также дает объяснение некоторым клиническим состояниям с оговоркой, что «внушение» или ложное убеждение (бред) могут генерироваться внутренне бессознательными системами. (Халлиган, 2011). В соответствии с этим гипнотическое внушение использовалось для создания экспериментальных аналогов внутренних голосов (галлюцинаций) и пассивных (чужих) или непроизвольных (анархических) движений, наблюдаемых в клинических состояниях, таких как шизофрения, и в культурно обусловленных переживаниях вставки мыслей и автоматического письма. Блейкмор и др., 2003; Дили и др., 2013a,b, 2014; Walsh et al., 2014, 2015b), а также для создания бреда и расстройств убеждений (Cox and Barnier, 2010; Connors, 2015), например, лежащих в основе неспособности распознать собственное отражение (Connors et al., 2013). ) и трансформации гендерной идентичности (Noble and McConkey, 1995).

При двигательном конверсионном расстройстве (истерии), как и при гипнозе, наблюдаемые диссоциативные симптомы паралича, афонии и т. д. не связаны с известными физическими или физиологическими повреждениями, а скорее представлены как субъективно сильные, «реальные» феномены в рамках личного повествования (Oakley , 1999а; Белл и др., 2011). Возможно, еще более драматичным в качестве частичного аналога диссоциативного расстройства идентичности (множественной личности) является феномен «скрытого наблюдателя» в гипнозе (Hilgard, 1977), при котором внушается параллельный нарративный процесс, классически у индивидуума, одновременно переживающего внушаемый опыт. обезболивание (Hilgard et al., 1975). Затем это диссоциированное второе нарративное состояние можно использовать для репрезентации чувства боли в личном нарративе, возвращаясь к нарративу обезболивающего состояния, когда сигнал меняется на противоположный.«Скрытый наблюдатель» отражает существование второго нарративного процесса, относящегося к единичной саморепрезентации. При диссоциативном расстройстве личности два (потенциально больше) представления о себе со связанными с ними историями и текущими переживаниями доступны для входа в личный нарратив. Важно отметить, что опять же все вышеперечисленное предполагает восходящее, а не нисходящее влияние на потоки бессознательных процессов, которые вносят вклад в содержание личного нарратива и, следовательно, в параллельный сознательный опыт.В частности, там, где задействовано прямое вербальное внушение, влияние возникает через устный ввод, обрабатывается на нижних уровнях иерархии мозговых процессов, получающих и анализирующих речь, что приводит к изменениям в бессознательных системах, которые в конечном итоге могут быть отражены в личном повествовании получателя. (с сопутствующим личностным осознанием).

Свобода воли и личная ответственность

Общепринятая вера в «свободную волю» (т. е. самонаправленную «добровольную» способность делать недетерминированный, неслучайный выбор между различными возможными вариантами действий) долгое время считалась отличительной чертой и функцией «сознания». » и «сознательного осознания» в частности (т.г., Пирсон и Траут, 2017). Однако нет оснований предполагать, что эта способность выходит за рамки возможностей обработки быстродействующих бессознательных систем мозга. Если, как мы предполагаем, личное осознание с его вездесущим ощущением себя, свободы воли и принятия решений является дополнением лежащих в основе психологических процессов, то какое значение это имеет для социально почитаемых концепций свободы воли и личной ответственности?

В поддержку конструкта свободы воли иногда приводят аргумент, что, хотя есть свидетельства того, что осознание намерения совершить движение происходит позже, чем подготовительная нервная активность, акт противодействия ранее испытанному намерению демонстрирует активное участие «сознательного» процесса более высокого уровня (т.д., проявление «сознательной» свободы воли). По нашему мнению, любое последующее решение или действие, направленное на противодействие ранее намеченному движению (по какой бы то ни было приписываемой причине), может быть так же легко объяснено как порожденное теми же бессознательными системами (в равной степени как акт свободной воли), но с «намерением отмены» только временно транслируется в личное повествование.

Поскольку наша версия устраняет любое корыстное контролирующее влияние из содержания личного повествования и личного сознания, это можно рассматривать как подрыв принципа личной ответственности.Мы, однако, считаем, что личная ответственность, основа архитектуры культурного вещания и социальная конструкция, имеющая решающее значение для большинства демократических и правовых систем, лежит в пределах бессознательно порожденных действий и намерений, переданных в личное повествование, и, в частности, там, где это же содержание были публично объявлены посредством внешнего вещания. Оба этих события сопровождаются, хотя и пассивно, личностным осознанием («переживанием сознания»), что соответствует традиционному нравственно-правовому эталону.

С нашей точки зрения, повседневные конструкты, такие как свобода воли, выбор и личная ответственность, не обходятся без них — они остаются встроенными в бессознательные мозговые системы, где их существование как почти универсальных конструктов, служащих мощным социальным целям, вполне может быть замечено в больших масштабах. отчасти является следствием культурного вещания, влияющего на личные нарративы.

Выводы

Исторически убедительные народные и непрофессиональные источники предполагают, что «сознание» обеспечивает некоторый исполнительный контроль над психологическими процессами, составляющими большую часть нашего ментального содержания.Этот в значительной степени бесспорный и интуитивно привлекательный взгляд столкнулся с многочисленными проблемами за последние 30 лет. Однако даже самые урезанные версии, по-видимому, не хотят полностью отказываться от приписывания какой-либо исполнительной роли «сознанию». В целом, эти традиционные объяснения различают два основных компонента: «опыт сознания» и «содержание сознания», которые мы называем «личным сознанием» и самореферентным «личным нарративом».

Мы не возражаем против эмпирического первенства или реальности личного осознания и связанного с ним мощного чувства свободы воли и самости, которое мы все ощущаем.Однако мы утверждаем, что центральное место в традиционной области «сознания» занимает личное повествование, созданное недоступными, бессознательными системами мозга и внутри них, где личное осознание является не более чем пассивным сопровождением этого процесса. С этой точки зрения, как личный нарратив, так и связанное с ним личное осознание являются конечными продуктами широко распространенной, эффективной, бессознательной обработки, которая появляется слишком поздно в цикле психологического процесса, чтобы было основание сделать вывод о необходимости дополнительного независимого процесса. исполнительной или причинной способности любого из них.

Что касается нашей модели, содержание личного нарратива является конечным продуктом бессознательных систем. Тот факт, что личное осознание (паровой свисток Хаксли) сопровождает содержание личного нарратива, является каузально убедительным, но не имеет отношения к пониманию и объяснению лежащих в его основе психологических процессов (Huxley, 1874). Мы утверждали, что повседневное восприятие/вера в случайную связь между «опытом сознания» и «содержанием сознания» основано на давней, хотя и понятной, неверной атрибуции/ложном представлении.Тем не менее мы признаем, что бессознательные процессы, участвующие в создании личного нарратива, могут также создавать опыт сознания, подобно тому, как скрытые процессы отражения, преломления и рассеивания света от капель воды создают восприятие радуги. С нашей точки зрения, «трудный вопрос» о том, как сознание может влиять на мозговые процессы, не столько «сложный», сколько просто «неправильный». Остается обратный вопрос, столь же «сложный», но с когнитивно-психологической точки зрения, теоретически нерелевантный вопрос о том, каким образом бессознательные процессы, создающие личностный нарратив, по-видимому, также создают опыт сознания.

Хотя наша версия не отрицает реальности личного осознания или его связи с содержанием личного нарратива, мы приходим к выводу, что рассмотрение личного осознания как формы исполнительного психологического процесса высокого уровня препятствует пониманию природы и структуры более релевантных лежащих в основе психологических процессов. системы. Надлежащее внимание как для исследований, так и для теории в будущем должно быть сосредоточено на тех нейропсихологических процессах, которые лежат в основе личного нарратива, который представляет собой постоянно обновляемый, связанный с самим собой, значимый и выборочный отчет о текущей деятельности, создаваемой бессознательными системами и внутри них. .Личный нарратив сообщает об исторически последовательном поведении в текущих ситуациях, обеспечивает потенциальное содержание для сохранения в автобиографической памяти и определяет относящуюся к себе информацию, доступную для общения с другими. Это согласуется с мнением, что автобиографическая/эпизодическая память не является записью из событий per se , а является частичной и выборочной записью персонализированного повествования о событиях.

В качестве реального, но по существу неисполнительного эмерджентного свойства, связанного с избирательной внутренней трансляцией бессознательных выходных данных, формирующих личный нарратив, мы считаем, что личное осознание не имеет адаптивного значения почти так же, как радуги или затмения.С другой стороны, бессознательно созданный личный нарратив формирует основу как для значительных индивидуальных, так и для социальных адаптивных преимуществ. Основное эволюционное преимущество заключается в избирательной публичной передаче содержания личного нарратива, опять же под контролем бессознательных систем, и в обмене этим по существу личным содержанием (мыслями, чувствами и информацией) с другими в локальном и более широкая социальная группа. В рамках этого адаптивного процесса люди предрасположены не только к передаче информации из своего личного нарратива, но также к получению и обработке выходных данных, передаваемых извне и культурно, от других.Становясь доступным для других, транслируемое (и ретранслируемое) содержание индивидуальных личных нарративов способствует взаимному пониманию движущих сил, стоящих за мышлением и поведением. Это, в свою очередь, способствует распространению идей и верований и, в конечном счете, созданию устойчивых надындивидуальных социальных, культурных и правовых систем, которые способствовали стабильности и эволюционной адаптации вида.

Вклад авторов

Оба перечисленных автора внесли одинаковый вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы благодарны двум рецензентам за их полезные и конструктивные комментарии к более ранним версиям этой рукописи.

Ссылки

Актипис, Калифорния (2000). Эволюционный взгляд на сознание: роль эмоций, теория разума и самообман. Гарвардский мозг 7, 29–34.

Баарс, Б. Дж. (1997). В театре сознания: рабочее пространство разума . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Барг, Дж. А., Швадер, К. Л., Хейли, С. Э., Дайер, Р. Л., и Бутби, Э. Дж. (2012). Автоматизм в социально-познавательных процессах. Познание тенденций. науч. 16, 593–605. doi: 10.1016/j.tics.2012.10.002

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Барлоу, Х.(1987). «Биологическая роль сознания», в Mindwaves , редакторы К. Блейкмор и С. Гринфилд (Оксфорд: Блэквелл), 361–374.

Академия Google

Барон-Коэн, С. (1995). Слепота разума: эссе об аутизме и теории разума . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Академия Google

Баумейстер, Р.Ф., и Барг, Дж.А. (2014). «Сознательное и бессознательное: к интегративному пониманию человеческой жизни и действий», в Теориях двойного процесса социального разума , изд.Шерман (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд), 35–49.

Академия Google

Баумайстер, Р.Ф., и Масикампо, Э.Дж. (2010). Сознательное мышление предназначено для облегчения социальных и культурных взаимодействий: как ментальные симуляции служат интерфейсу животных и культуры. Психология. Ред. 117, 945–971. дои: 10.1037/a0019393

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Баумейстер, Р.Ф., Масикампо, Э.Дж., и Вос, К.Д. (2011). Осознанные мысли вызывают поведение? год.Преподобный Психолог. 62, 331–361. doi: 10.1146/annurev.psych.093008.131126

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Белл, В., Окли, Д. А., Халлиган, П. В., и Дили, К. (2011). Диссоциация при истерии и гипнозе: данные когнитивной неврологии. Дж. Нейрол. Нейрохирург. Психиатрия 82, 332–339. doi: 10.1136/jnnp.2009.199158

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Блэкмор, С. (1999). Мем-машина .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Блэкмор, С. (2012). «Включение света, чтобы увидеть, как выглядит тьма», в Consciousness: its Nature and Functions , eds S. Kreitler and O. Maimon (New York, NY: Nova), 1–22.

Блэкмор, С. (2016). Заблуждения сознания. Дж. В сознании. Стад. 23, 52–64.

Академия Google

Блейкмор, С.-Дж., Фонлупт, П., Пашо-Клуар, М., Дармон, К., Бойер, П., Мельцофф, А.Н. и др. (2001). Как мозг воспринимает причинность: исследование фМРТ, связанное с событием. Нейроотчет 12, 3741–3746. дои: 10.1097/00001756-200112040-00027

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Браун, Р. Дж., и Окли, Д. А. (2004). «Интегративная когнитивная теория гипноза и высокой гипнабельности», в The Highly Hypnotizable Person: Theoretical, Experimental and Clinical Issues , eds M. Heap, RJ Brown, and DA Oakley (London: Routledge), 152–1865.

Академия Google

Каррутерс, П. (2007). «Теории сознания более высокого порядка», в The Blackwell Companion to Consciousness , редакторы М. Велманс и С. Шнайдер (Оксфорд: Блэквелл), 277–286.

Академия Google

Чалмерс, Д. Дж. (1996). Сознание: в поисках фундаментальной теории . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Чарльтон, Д.Г. (2000). Психиатрия и состояние человека.Приложение 1 . Оксфорд: Медицинская пресса Рэдклиффа.

Хомский, Н. (1965). Аспекты теории синтаксиса . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Академия Google

Коннорс, М. Х., Барнье, А. Дж., Лэнгдон, Р., Кокс, Р. Э., Полито, В., и Колтхарт, М. (2013). Лабораторный аналог бреда неправильной идентификации зеркального себя: роль гипноза, характеристики внушения и требования. В сознании. Познан. 22, 1510–1522. doi: 10.1016/j.concog.2013.10.006

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Космидес, Л., и Туби, Дж. (2013). Эволюционная психология: новые взгляды на познание и мотивацию. год. Преподобный Психолог. 64, 201–229. doi: 10.1146/annurev.psych.121208.131628

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Докинз, Р. (1976). Эгоистичный ген . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Дили, К., Oakley, D.A., Toone, B., Bell, V., Walsh, E., Marquand, A.F., et al. (2013а). Функциональная анатомия предполагаемого паралича конечностей. Кортекс 49, 411–422. doi: 10.1016/j.cortex.2012.09.016

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Дили, К., Окли, Д. А., Уолш, Э., Белл, В., Мехта, М. А., и Халлиган, П. В. (2014). Моделирование феноменов психической и культурной одержимости с помощью внушения и фМРТ. Кортекс 53, 107–119. doi: 10.1016/j.кора.2014.01.004

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Дили, К., Уолш, Э., Окли, Д.А., Белл, В., Коппел, К., Мехта, М.А., и соавт. (2013б). Использование гипнотического внушения для моделирования потери контроля и осознания движений: исследовательское исследование фМРТ. PLos ONE 8:e78324. doi: 10.1371/journal.pone.0078324

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Деннет, округ Колумбия (1991). Объяснение сознания .Бостон, Массачусетс: Литтл, Браун и компания

Дербишир, С. В. Г., Уолли, М. Г., Стенгер, В. А., и Окли, Д. А. (2004). Церебральная активация во время гипнотически индуцированной и воображаемой боли. Нейроизображение 23, 392–401. doi: 10.1016/j.neuroimage.2004.04.033

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Динес З. и Пернер Дж. (2007). «Исполнительный контроль без сознательного осознания: теория холодного контроля гипноза», в гипнозе и состояниях сознания: когнитивная неврология, перспектива , под редакцией Г.А. Джеймисон (Оксфорд: издательство Оксфордского университета), 293–314.

Академия Google

Данбар, RIM (1998). Гипотеза социального мозга. Эволюция. Антропол. 6, 178–190. doi: 10.1002/(SICI)1520-6505(1998)6:5<178::AID-EVAN5>3.0.CO;2-8

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Фодор, Дж. (2000). Разум так не работает: возможности и ограничения вычислительной психологии . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Академия Google

Фригато, Г.(2014). Размышления о существовании разных типов параллельного сознания. Дж. В сознании. Стад. 21, 131–151.

Академия Google

Фрит, CD (2007). Принятие решения: как мозг создает наш мысленный мир . Оксфорд: Блэквелл.

Академия Google

Фрит, К.Д., и Метцингер, Т. (2016). «Какая польза от сознания? Как укол совести сделал нас по-настоящему сознательными», в The Pragmatic Turn: Toward Action-Oriented Views in Cognitive Science , eds A.К. Энгель, К. Дж. Фристон и Д. Крагич (Кембридж, Массачусетс: MIT Press), 197–224.

Фрит У. и Хаппе Ф. (1999), Теория разума и самосознания: каково быть аутистом? Язык разума. 14, 1–22.

Академия Google

Газзанига, М.С. (1985). Социальный мозг: открытие сетей разума . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Основные книги.

Газзанига, М.С. (1988). Прошлое разума . Окленд, Калифорния: Издательство Калифорнийского университета.

Академия Google

Gazzaniga, MS (ред.). (2000). Новые когнитивные нейронауки, 2-е изд. . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Гизелин, Б. (1952). Творческий процесс. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Новая американская библиотека.

Гопник, А. (2000). «Объяснение как оргазм и стремление к каузальному пониманию: эволюция, функция и феноменология системы формирования теорий», в «Познание и объяснение », под редакцией Ф. Кейла и Р.Уилсон (Кембридж, Массачусетс: MIT Press), 299–323.

Академия Google

Грей, Дж. (2004). Сознание: подползая к сложной проблеме . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Грациано, Массачусетс, и Уэбб, Т.В. (2017). «От губки к человеку: эволюция сознания», в Evolution of Nervous Systems 2e , Vol. 3, изд. Дж. Каас (Оксфорд: Elsevier), 547–554.

Академия Google

Хаггард, П., Картледж, П., Даффид, М., и Окли, Д.А. (2004). Аномальный контроль: когда «свободная воля» не сознательна. В сознании. Познан. 13, 646–654. doi: 10.1016/j.concog.2004.06.001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Халлиган, PW (2011). «Психогенные двигательные расстройства: болезнь в поисках болезни?», Психогенные двигательные расстройства и другие конверсионные расстройства , редакторы М. Халлетт, К. Р. Клонингер, С. Фан, П. Халлиган, Дж. Янкович, А. Э. Ланг и В.Вун (Кембридж: Cambridge University Press), 120–133.

Академия Google

Halligan, P.W., Athwal, B., Oakley, D.A., and Frackowiak, R.S.J. (2000). Визуализация гипнотического паралича: значение конверсионной истерии. Ланцет 355, 986–987. doi: 10.1016/S0140-6736(00)99019-6

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Halligan, P.W., и Marshall, JC (1997). «Когнитивная нейропсихология: хорошее, плохое и причудливое», в Век психологии: прогресс, парадигмы и перспективы нового тысячелетия , под редакцией Р.Фуллер, П. Уолш и П. МакГинли (Лондон: Routledge), 271–295.

Халлиган, П.В., и Окли, Д.А. (2000). Величайший миф из всех. Новая наука. 168, 34–39.

Академия Google

Халлиган, П. В., и Окли, Д. А. (2014). Гипноз и не только: изучение более широкой области внушения. Психология. Сознательный. Теория . Рез. Практика . 1, 105–122. дои: 10.1037/cns0000019

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Халлиган, П.В. и Окли, Д. А. (2015). Сознание касается не только вас, знаете ли. Новая наука. 227, 26–27. doi: 10.1016/S0262-4079(15)30985-4

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хассин Р.Р., Улеман Дж. и Барг Дж. (ред.). (2005). Новое бессознательное . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Хейес, К.М., и Фрит, К.Д. (2014). Культурная эволюция чтения мыслей. Наука 344:6190. дои: 10.1126/наука.1243091

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хилгард, Э. Р. (1977). Разделенное сознание: множественный контроль в человеческом мышлении и действии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Уайли.

Академия Google

Хилгард, Э. Р., Морган, А. Х., и Макдональд, Х. (1975). Боль и диссоциация в холодовом прессорном тесте: исследование гипнотической анальгезии со «скрытыми отчетами» посредством автоматического нажатия клавиш и автоматического разговора. Дж. Ненормальный. Психол .84, 280–289. дои: 10.1037/h0076654

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хоум, Д., и Робинсон, А. (1995). Эйнштейн и Тагор: человек, природа и мистика. Дж. В сознании. Стад. 2, 167–179.

Академия Google

Худ, Б. (2006). Маг-интуит: Почему сохраняется вера в сверхъестественное: Cerebrum the Dana Forum on Brain Science. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Дана Пресс.

Хамфри, Н. (1983). Сознание вернулось .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Хаксли, Т. Х. (1874 г.). О гипотезе о том, что животные являются автоматами, и ее истории. Двухнедельный обзор 22, 555–580.

Академия Google

Джеймс Э., Гаскелл М. Г., Вейхолл А. и Хендерсон Л. (2017). Закрепление словарного запаса во время сна: богатые становятся еще богаче? Неврологи. Биоповедение. Ред. 77, 1–13. doi: 10.1016/j.neubiorev.2017.01.054

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Джеймс, В.(1892 г.). «Поток сознания», в Psychology (Глава XI) (Кливленд, Огайо; Нью-Йорк, Нью-Йорк: Мир).

Академия Google

Джейнс, Дж. (1976). Истоки сознания в распаде двухпалатного разума . Бостон, Массачусетс: Компания Houghton Mifflin.

Академия Google

Канеман, Д. (2011). Мышление быстрое и медленное . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Фаррар, Штраус и Жиру.

Косслин, С. М., Томпсон, В. Л., Константини-Феррандо, М.Ф., Альперт Н.М. и Шпигель Д. (2000). Гипнотическая визуальная иллюзия изменяет обработку цвета в мозгу. утра. J. Psychiatry 157, 1279–1284. doi: 10.1176/appi.ajp.157.8.1279

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ландри, М., и Раз, А. (2016). «Нейрофизиология гипноза», Справочник по медицинскому и психологическому гипнозу: основы, приложения и профессиональные вопросы , изд. Г. Р. Элкинс (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer Publishing Co.), 19–28.

Академия Google

Либет, Б., Gleason, C.A., Wright, E.W., and Pearl, D.K. (1983). Время сознательного намерения действовать по отношению к началу мозговой активности (потенциал готовности). Бессознательное начало свободно-волевого акта . Мозг 106, 623–642. doi: 10.1093/мозг/106.3.623

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Линделёв, Дж. К., Овергаард, Р., и Овергаард, М. (2017). Улучшение показателей рабочей памяти у пациентов с травмами головного мозга с помощью гипнотического внушения. Мозг 140, 11:00–11:06.doi: 10.1093/мозг/awx001

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Луш, П., Каспар, Э. А., Клиреманс, А., Хаггард, П., Де Салданья да Гама, П. А. М., и Диенес, З. (2017). Сила внушения: постгипнотически индуцированные изменения временной привязки результатов преднамеренных действий. Психология. науч. 28, 661–669. дои: 10.1177/0956797616687015

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Магуайр, П., Мозер, П.и Магуайр, Р. (2016). Понимание сознания как сжатия данных. Дж. Когн. науч. 17, 63–94. doi: 10.17791/jcs.2016.17.1.63

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Махр, Дж., и Сибра, Г. (2017). Почему мы помним? Коммуникативные функции эпизодической памяти. Поведение. наук о мозге. 19, 1–93. дои: 10.1017/S0140525X17000012

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

McGeown, W.J., Venneri, A., Kirsch, I., Nocetti, L., Робертс, К., Фоан, Л., и соавт. (2012). Внушенная зрительная галлюцинация без гипноза усиливает активность зрительных областей мозга. В сознании. Познан. 21, 100–116. doi: 10.1016/j.concog.2011.10.015

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Мерсье, Х., и Спербер, Д. (2017). Загадка разума: новая теория человеческого понимания . Лондон: Аллен Лейн/Пингвин.

Миллер, Джорджия (1962). Психология: наука о психической жизни .Лондон: Пингвин.

Академия Google

Мишара А., Бонольди И., Аллен П., Рутильяно Г., Перес Дж., Фусар-Поли П. и др. (2016). Нейробиологические модели саморасстройств при ранней шизофрении. Шизофр. Бык. 42, 874–880. doi: 10.1093/schbul/sbv123

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Морселла, Э., Годвин, К.А., Янц, Т.Дж., Кригер, С.К., и Газзали, А. (2016a). Теория пассивных фреймов: новый синтез. Поведение. наук о мозге. 39:e199. дои: 10.1017/S0140525X15002812

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Морселла, Э., Годвин, К.А., Янц, Т.Дж., Кригер, С.К., и Газзали, А. (2016b). Наведение на сознание в нервной системе: синтез, основанный на действии. Поведение. наук о мозге. 39:e168. дои: 10.1017/S0140525X15000643

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Москович, М., и Умильта, К.(1991). «Сознательные и бессознательные аспекты памяти: нейропсихологическая структура модулей и центральных систем», в Perspectives on Cognitive Neuroscience , eds R. Lister и H. Weigartner (Oxford: Oxford University Press), 229–266.

Академия Google

Ницше, Ф. (1974). Веселая наука, перевод В. Кауфмана . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Винтажные книги.

Нисбетт, Р. Э., и Уилсон, Т. Д. (1977). Рассказывая больше, чем мы можем знать: словесные отчеты о психических процессах. Психология. 84, 231–259. doi: 10.1037/0033-295X.84.3.231

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Окли, Д. А. (1985). «Осознание животных, сознание и представление о себе» в Brain and Mind , изд. Д. А. Окли (Лондон: Метуэн), 132–151.

Академия Google

Окли, Д. А. (1999b). Гипноз и сознание: структурная модель. Контемп. Гипноз 16, 215–223.

Академия Google

Окли, Д.А. (2001). «Гипноз и внушение при лечении истерии», в «Современные подходы к изучению истерии: клинические и теоретические перспективы» , под редакцией П. В. Халлигана, К. Басса и Дж. К. Маршалла (Оксфорд: издательство Оксфордского университета), 312–329.

Академия Google

Окли, Д. А. (2012). «От Фрейда к нейровизуализации: гипноз как общая нить», в From the Couch to the Lab , eds A. Fotopoulou, D. Pfaff, and MA Conway (Oxford: Oxford University Press), 356–372.

Академия Google

Окли, Д. А., и Имс, Л. К. (1985). «Множественность сознания», в Brain and Mind , ed DA Oakley (London: Methuen), 217–251.

Академия Google

Пирсон, Л. М., и Траут, М. (2017). Для чего нужно сознание? Психология новых идей . 47, 62–71. doi: 10.1016/j.newideapsych.2017.05.004

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Плоткин, Х. (1994). Природа познания: об адаптации, инстинкте и развитии интеллекта .Лондон: Книги пингвинов.

Академия Google

Покетт, С. (2004). Вызывает ли сознание поведение? Дж. В сознании. Стад. 11, 23–40.

Академия Google

Принц, В. (2006). «Свобода воли как социальный институт», в «Вызывает ли сознание поведение?» , редакторы С. Покетт, В. П. Бэнкс и С. Галлахер (Кембридж, Массачусетс: MIT Press), 257–276.

Академия Google

Рэй, WJ (2007). «Опыт действия и гипноза с эволюционной точки зрения», в гипнозе и состояниях сознания: когнитивная нейробиология перспектива , под редакцией Г.А. Джеймисон (Оксфорд: издательство Оксфордского университета), 223–240.

Академия Google

Риттер, С. М., ван Баарен, Р. Б., и Дейкстерхуис, А. (2012). Творчество: роль бессознательных процессов в генерации и выборе идей. Подумай. Навыки Творчество. 7, 21–27. doi: 10.1016/j.tsc.2011.12.002

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шлегель А., Александр П., Синнотт-Армстронг В., Роскис А., Це П.У. и Уитли Т. (2013). Облаивание не того дерева: потенциалы готовности отражают процессы, не зависящие от сознательной воли. Экспл. Мозг Res. 229, 329–335. doi: 10.1007/s00221-013-3479-3

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шлегель А., Александр П., Синнотт-Армстронг В., Роскис А., Це П.У. и Уитли Т. (2015). Гипнотизирующий Либет: потенциалы готовности с бессознательной волей. В сознании. Познан. 33, 196–203. doi: 10.1016/j.concog.2015.01.002

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шумейкер, Дж. Ф. (1991). «Адаптивная ценность внушаемости и диссоциации», в «Внушаемость человека: достижения в теории, исследованиях и применении», , под ред. Дж.Ф. Шумейкер (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge), 108–131.

Академия Google

Сингер, Т., Сеймур, Б., О’Доэрти, Дж., Каубе, Х., Долан, Р.Дж., и Фрит, К.Д. (2004). Эмпатия к боли включает аффективные, но не сенсорные компоненты боли. Наука 303, 1157–1162. doi: 10.1126/science.1093535

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Стоуни, Б. (1992). Энид Блайтон: Биография . Лондон: Ходдер и Стоутон.

Академия Google

Велманс, М.(2000). Понимание Сознания . Лондон: Рутледж.

Академия Google

фон Гельмгольц, Х. (1897/1924). Трактат по физиологической оптике . Перевод Дж. Сутли. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Оптическое общество Америки.

Академия Google

Walsh, E., Mehta, M.A., Oakley, D.A., Guilmette, D.N., Gabay, A., Halligan, P.W., et al. (2014). Использование внушения для моделирования различных типов автоматического письма. В сознании. Познан. 26, 24–36.doi: 10.1016/j.concog.2014.02.008

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Уолш Э., Окли Д. А., Халлиган П. В., Мехта М. А. и Дили К. (2015b). Функциональная анатомия и взаимосвязь внедрения мысли и инопланетного контроля над движением. Кортекс 64, 380–393. doi: 10.1016/j.cortex.2014.09.012

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Уорд, Н. С., Окли, Д. А., Фраковяк, Р. С. Дж., и Халлиган, П.В. (2003). Дифференциальные активации мозга во время преднамеренно смоделированного и субъективно переживаемого паралича. Познан. Нейропсихиатрия 8, 295–312. дои: 10.1080/13546800344000200

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Вейскранц, Л. (1985). Слепое зрение: тематическое исследование и последствия . Оксфорд: OUP

Академия Google

Уайтхед, К. (2001). Социальные зеркала и общие эмпирические миры. Дж. В сознании.Стад. 8, 3–36.

Академия Google

Уилсон, Э. О. (1975). Социобиология: новый синтез . Лондон: Белкнап/Гарвард Пресс.

Академия Google

Вудс, А. Дж., Гамильтон, Р. Х., Краньец, А., Минхаус, П., Биксон, М., Ю, Дж., и соавт. (2014). Пространство, время и причинность в человеческом мозгу. Нейроизображение 92, 285–297. doi: 10.1016/j.neuroimage.2014.02.015

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Вундт, В.(1902). Очерки психологии (CH Judd, Trans.). Сент-Клерс-Шорс, Мичиган: Scholarly Press.

Сознание идет глубже, чем вы думаете Новости и исследования

В статье о нейробиологии младенческого сознания, вызвавшей некоторый интерес несколько лет назад, задавался вопрос: «Когда ваш ребенок приходит в сознание?» Предпосылка, конечно, заключалась в том, что младенцы не рождаются сознательными, а вместо этого развивают сознание в какой-то момент. (Согласно статье, это примерно пятимесячный возраст).Тем не менее, трудно думать, что ничего нет это похоже на новорожденного.

Очевидно, что новорожденные ощущают собственное тело, окружающую среду, присутствие своих родителей и т. д., хотя и нерефлексивным, ориентированным на настоящее образом. И если быть младенцем всегда кажется чем-то вроде , тогда дети не становятся сознательными. Вместо этого они сознательны с самого начала.

Проблема в том, что несколько тревожно то, что слово «сознание» часто используется в литературе так, как будто оно влечет за собой или подразумевает нечто большее, чем просто качества опыта.Дейкстерхейс и Нордгрен, например, настаивали на том, что «очень важно понимать, что внимание является ключом к различению бессознательной мысли и сознательной мысли. Сознательная мысль мыслится с вниманием ». Это означает, что если мысль ускользает от внимания, то она бессознательна. Но достаточно ли простого недостатка внимания, чтобы утверждать, что психический процесс лишен качеств опыта? Разве не может процесс, который ускользает от фокуса внимания, все же ощущаться как ?

Рассмотрите свое дыхание прямо сейчас: ощущение воздуха, проходящего через ваши ноздри, движения вашей диафрагмы и так далее.Разве вы не испытывали эти ощущения минуту назад, до того, как я обратил на них ваше внимание? Или вы просто не знали , что вы испытывали их все время? Направив ваше внимание на эти ощущения, сделал ли я их сознательными или я просто заставил вас испытать дополнительное качество знания того, что ощущения были сознательными?

Действительно, Джонатан Шулер установил четкое различие между сознательными и мета-сознательными процессами.В то время как оба типа влекут за собой качества опыта, метасознательные процессы также влекут за собой то, что он назвал репрезентацией. «Периодически внимание направлено на эксплицитную оценку содержания опыта. Результирующее метасознание включает явное перепредставление сознания, в котором человек интерпретирует, описывает или иным образом характеризует состояние своего разума.

Итак, внимание играет важную роль в повторном представлении; то есть сознательное знание опыта, лежащего в основе интроспекции.Субъекты не могут сообщать — даже самим себе — об опыте, который не репрезентирован. Ничто, однако, не мешает сознательному переживанию происходить без перепредставления: например, было показано, что сны лишены перепредставления, несмотря на неоспоримый факт, что они переживаются в сознании. Этот разрыв между отчетностью и содержанием сознания мотивировал появление так называемых «парадигм отсутствия отчетов» в современной нейробиологии сознания.

Ясно, что предположение о том, что сознание ограничено повторно представленными ментальными содержаниями, находящимися в фокусе внимания, ошибочно отождествляет метасознание с собственно сознанием.Тем не менее, это смешение тревожно широко распространено. Подумайте о словах Акселя Клиреманса: «Осознание… кажется, что всегда в минимальной степени подразумевается способность знать , что известно. Эта способность, в конце концов, формирует основу для словесных сообщений, которые мы принимаем за самое прямое указание на осведомленность. И когда мы наблюдаем отсутствие такой способности сообщать о знаниях, связанных с нашими решениями, мы справедливо заключаем, что решение было основано на бессознательном знании».

Поскольку изучение нейронных коррелятов сознания (НКС) в целом зависит от субъективных отчетов об опыте, то, что считается НКС, может быть просто нейронными коррелятами мета -сознания.Как таковая, потенциально сознательная психическая деятельность — в смысле активности, соотнесенной с эмпирическими качествами — может ускользать от признания как таковой.

На самом деле, есть косвенные, но убедительные доказательства того, что это именно так. Чтобы увидеть это, обратите внимание сначала на то, что сознательное знание N — то есть репрезентация — опыта X вызвано появлением X . Например, возникновение чувственного восприятия запускает метакогнитивное осознание того, что человек что-то воспринимает. N , в свою очередь, вызывает X , возвращая к нему внимание: осознание того, что человек что-то воспринимает, естественным образом возвращает его мысленный фокус обратно к исходному восприятию. Таким образом, мы получаем возвратно-поступательный цикл вызовов, когда X запускает N , который, в свою очередь, вызывает X , который снова запускает N , и так далее.

Как оказалось, характеристики NCC показывают именно этот паттерн реверберирующих взаимодействий между различными областями мозга.Исследователи подозревают даже, что когда повреждение первичной зрительной коры предположительно прерывает экземпляр такого рода реверберации, пациенты демонстрируют слепое зрение. То есть способность правильно различать движущиеся объекты, несмотря на заявленную неспособность их видеть. Именно этого можно было бы ожидать, если бы речь шла о колебаниях между X и N : Объекты воспринимаются сознательно — что, следовательно, объясняет, как пациенты различают их, — но пациенты не знают, что они сознательно воспринимают объекты.

Принимая метасознание за сознание, мы создаем две существенные проблемы: во-первых, мы не можем провести различие между сознательными процессами, которым не хватает перепредставления, и действительно бессознательными процессами. В конце концов, и те, и другие одинаково неотчетны ни себе, ни другим. Это вводит нас в заблуждение, делая вывод, что существует ментальное бессознательное, хотя на самом деле всегда может быть что-то похожее на наличие каждого ментального процесса в нашей психике. Во-вторых, мы не видим, что наши частичные и предварительные объяснения предполагаемого подъема сознания могут касаться просто подъема метапознания .

Это может создать иллюзию, что мы продвигаемся к решению «трудной проблемы сознания», когда на самом деле мы вообще обходим ее стороной: механизмы метапознания совершенно не связаны с проблемой того, как качества опыта могут возникать из физические аранжировки.

Сознание может никогда не возникнуть — будь то у младенцев, малышей, детей или взрослых — потому что оно может всегда быть там с самого начала. Насколько нам известно, то, что возникает, является просто метакогнитивной конфигурацией ранее существовавшего сознания.Если это так, то сознание может быть фундаментальным по своей природе — неотъемлемым аспектом каждого ментального процесса, а не свойством, созданным или каким-то образом порожденным конкретным физическим устройством мозга. Утверждения, основанные на субъективных отчетах об опыте, о прогрессе в сведении сознания к физиологии мозга могут иметь мало — если вообще иметь — отношение к собственно сознанию, а скорее к механизмам метапознания.

Примечание редактора. Это эссе основано на статье « Существует «бессознательное», но оно вполне может быть сознательным », опубликованной в Europe’s Journal of Psychology , Vol.13, № 3,  559572.

Освобождение героического духа бизнеса: Макки, Джон, Сисодиа, Раджендра, Джордж, Билл: 9781625271754: Amazon.com: Books

Джон Макки, соучредитель и генеральный директор Whole Foods Маркет привел производителя натуральных и органических продуктов к компании из списка Fortune 500 стоимостью 15,7 млрд долларов, имеющей более 460 магазинов и 87 000 сотрудников в трех странах. Компания входит в список «100 лучших компаний для работы» журнала Fortune 20 лет подряд.

Посвятив свою карьеру оказанию помощи покупателям в удовлетворении их жизненных потребностей качественными натуральными и органическими продуктами, Макки также сосредоточился на создании более осознанного способа ведения бизнеса.Он был идеологом Фонда Whole Planet, призванного помочь покончить с нищетой в развивающихся странах, Программы кредитования местных производителей, чтобы помочь местным производителям продуктов питания расширить свой бизнес, рейтинговой шкалы Глобального партнерства по животным для гуманного обращения с сельскохозяйственными животными и инициативы «Здоровье начинается здесь», направленной на продвижение здоровье и благополучие.

Макки был признан одним из «50 величайших лидеров мира» по версии Fortune, победителем в номинации «Предприниматель года» от Ernst & Young в США, наградой «Лучший генеральный директор в Америке» от институционального инвестора, «Лучшим генеральным директором в мире» по версии Barron, «Лучшим генеральным директором в мире» по версии MarketWatch. «Генеральный директор года», «Бизнесмен года» по версии Fortune и «Самый вдохновляющий генеральный директор» по версии Esquire.

Твердо верящий в принципы свободного рынка, Макки стал соучредителем Движения сознательного капитализма (http://knowledgecapitalism.org/) и соавтором бестселлера New York Times и Wall Street Journal под названием «Сознательный капитализм: Освобождение героического духа бизнеса» (Harvard Business Review Press, 2013 г.), чтобы смело защищать и переосмысливать капитализм, а также поощрять способ ведения бизнеса, основанный на этическом сознании. Макки сократил свою зарплату до 1 доллара в 2006 году и продолжает работать в Whole Foods Market, страстно желая увидеть, как бизнес реализует свой потенциал для более глубокой цели, ради радости руководить великой компанией и откликнуться на призыв к служению, который он чувствует в своей жизни. сердце.

Макки также является соавтором книги «Диета из цельных продуктов» (Grand Central Life & Style 2017).

Аннака Харрис | СОЗНАНИЕ

«Аннака Харрис обладает редким даром вдыхать чудо в знакомое. В СОЗНАТЕЛЬНОМ ее целью являются мы сами. Она предлагает каждому читателю бодрящее удовольствие стать загадкой, доходчиво объясняет эксперименты, лежащие в основе ее предложения, и убедительно доказывает, что одна из величайших загадок науки может сидеть в вашем кресле.

Дональд Хоффман, автор книг Visual Intelligence и Дело против реальности

«Одна из тех книг, которая коренным образом меняет ваше представление о реальности. Сознание — одно из самых сложных понятий для людей, но Аннака Харрис — мастерский объяснитель — она начала с того, что разрушила мои существующие представления о природе сознания, а затем перестроила их в более детализированную, более полную и более разумную концепцию. — искаженное понимание того, что на самом деле происходит за моими глазами.

Тим Урбан, автор блога «Подожди, но почему»

«Увлекательная книга, которая буквально освещает непреходящую тайну сознания. Харрис делает путешествие прямым, ясным, интересным и, прежде всего, доступным — даже для таких, как я, которые никогда раньше не задумывались над этой сложной темой».

ГЭВИН ДЕ БЕККЕР, АВТОР ДАР СТРАХА

«Удивительно сфокусированный, краткий и провокационный обзор «проблемы разума».Написанный с большой ясностью, Харрис дает читателям, незнакомым с дебатами, возможность увидеть линии разлома, определяющие современные дискуссии о природе сознания».

Адам Франк, астрофизик и автор книг «О времени», и «Свет звезд»

«Восхитительное введение в фундаментальную тайну, над которой наука бьется с древних времен».

Кристоф Кох, нейробиолог и автор книги «В поисках сознания»

«Аннака Харрис мастерски и красноречиво исследует один из самых глубоких вопросов, с которым когда-либо сталкивался человеческий разум: он сам.

Дин Буономано, нейробиолог и автор книги «Ваш мозг — машина времени»

« СОЗНАНИЕ — это прекрасное, ясное и вдумчивое исследование неуловимой темы сознания».

Иэн Макгилкрист, автор книги «Мастер и его эмиссар»

Этимология, происхождение и значение сознательного по этимонлайну

середина 14 в., «состояние или факт знания; то, что известно, знание (чего-либо), полученное путем изучения; информация;» также «уверенность в знании, достоверность, определенность», от старофранцузского science «знание, обучение, применение; совокупность человеческих знаний» (12с.), от латинского scientia «знание, знание; мастерство», от siens (родительный падеж scientis) «умный, умелый», причастие настоящего времени scire «знать».

Исходное понятие латинского глагола, вероятно, означает «отделять одну вещь от другой, отличать» или же «разрезать». Это связано с scindere «резать, разделять» (от корня ПИЕ *skei- «резать, раскалывать»; источник также от греческого skhizein «раскалывать, раздирать, раскалывать», готский skaidan, древнеанглийское sceadan «разделять, отделять». «).

OED пишет, что старейшее английское значение этого слова в настоящее время ограничивается теологией и философией.С конца 14в. по-английски как «книжное обучение», а также «особая отрасль знания или обучения, систематизированное знание относительно определенной группы предметов»; также «искусство, сообразительность; лукавство». Из с. 1400 как «эмпирическое знание»; также «навык, полученный в результате обучения, ремесла; торговли».

С конца 14в. в более конкретном смысле «коллективное человеческое знание», особенно полученное в результате систематических наблюдений, экспериментов и рассуждений. Современный (ограниченный) смысл «свода регулярных или методических наблюдений или предложений, касающихся определенного предмета или размышления» засвидетельствован 1725 годом; в 17в.-18с. обычно это была философия.

Смысл «неискусствоведения» засвидетельствован с 1670-х гг. Различие обычно понимается как между теоретической истиной (греч. epistemē) и методами достижения практических результатов (tekhne), но наука иногда используется для практических применений, а искусство — для применения навыков.

Преобладающее современное использование термина «естественные и физические науки», обычно ограничивающееся изучением явлений материальной вселенной и ее законов, к середине 19 в.

Наука, поскольку ею должны заниматься люди, является социально укорененной деятельностью. Он прогрессирует благодаря предчувствию, видению и интуиции. Большая часть его изменений во времени отражает не приближение к абсолютной истине, а изменение культурных контекстов, которые так сильно на него влияют. Факты — это не чистые и незапятнанные биты информации; культура также влияет на то, что мы видим и как мы это видим. Более того, теории не являются неумолимыми выводами из фактов. Самые творческие теории часто представляют собой плод воображения, наложенный на факты; источник воображения также сильно культурен.[Стивен Джей Гулд, предисловие к «Неправильному измерению человека», 1981]
В науке нельзя говорить, пока не знаешь. В искусстве вы не должны говорить прежде, чем сделаете. В литературе нельзя говорить, прежде чем подумать. [Джон Раскин, «Орлиное гнездо», 1872 г.]

К слепой (кто-то) с наукой «сбивает с толку из-за использования громких слов или сложных объяснений» засвидетельствовано с 1937 года, первоначально отмеченное как фраза из Австралии и Новой Зеландии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.