Общая характеристика анкетирования в психологии: Раздел V. Анкетирование как вид психологического исследования

Анкетирование — Психологос

Метод анкетирования — психологический вербально-коммуникативный метод, в котором в качестве средства для сбора сведений от респондента используется специально оформленный список вопросов — анкета. Анкетирование — опрос при помощи анкеты.

Общие сведения

Анкетирование в психологии используется с целью получения психологической информации, а социологические и демографические данные играют лишь вспомогательную роль. Контакт психолога с респондентом сведён здесь к минимуму. Анкетирование позволяет наиболее жёстко следовать намеченному плану исследования, так как процедура «вопрос-ответ» строго регламентирована.

При помощи метода анкетирования можно с наименьшими затратами получить высокий уровень массовости исследования. Особенностью этого метода можно назвать его анонимность (личность респондента не фиксируется, фиксируются лишь его ответы). Анкетирование проводится в основном в случаях, когда необходимо выяснить мнения людей по каким-то вопросам и охватить большое число людей за короткий срок.

Пионером использования анкеты в психологическом исследовании считают Ф. Гальтона, который в своём исследовании влияния наследственности и среды на уровень интеллектуальных достижений при помощи анкеты опросил сотню крупнейших британских учёных.

Виды анкетирования

По числу респондентов

  • Индивидуальное анкетирование (один респондент)
  • Групповое анкетирование (несколько респондентов)
  • Массовое анкетирование (от сотни до тысяч респондентов)

По полноте охвата

  • Сплошное (опрос всех представителей выборки)
  • Выборочное (опрос части выборки)

По типу контактов с респондентом

  • Очное (в присутствии исследователя-анкетёра)
  • Заочное (анкетёр отсутствует)
  • Рассылка анкет по почте
  • Публикация анкет в прессе
  • Публикация анкет в интернете
  • Вручение и сбор анкет по месту жительства, работы и т. д.

Онлайн анкетирование

С ростом популярности Интернета всё более востребованным способом сбора данных становится онлайн анкетирование. Дизайн онлайн опросников часто влияет на результат опроса. К таким факторам дизайна относят качество руководства опросников, доступные форматы представления данных (вопросов), способы управления, проработанность и этические составляющие опросника.

Как составить анкету? | Агентство Spezia, Барнаул

Если вдруг лично вам или компании, в которой вы работаете, понадобилось узнать мнение людей по какому-либо вопросу, то самый легкий и распространенный способ решения вопроса — проведение социологического опроса, а именно — анкетирования.

В социологии анкетирование — это метод опроса, используемый для составления статических (однократное анкетирование) или динамических (при многократном анкетировании) статистических представлений о состоянии общества, общественного мнения, состояния политической, социальной и прочей напряжённости с целью прогнозирования действий или событий.

Основным ключом к проведению грамотного и эффективного социологического опроса является правильно составленная анкета-опросник. Именно она дает возможность узнать мнение людей об интересующем вопросе. Составление анкеты-вопросника может казаться очень простым и легковыполнимым. Однако, если она не разработана надлежащим образом, результаты могут быть искаженными и не представлять никакой ценности.

В этой статье мы расскажем о том, как составить анкету правильно, чтобы она не только показалась респондентам интересной, но и смогла собрать информацию, на основе которой можно было бы сделать полезные выводы.

Как и любое исследование, анкетирование начинается с описания гипотезы. Гипотеза — это детальное обоснование и описание методики исследования. В гипотезе формулируется проблема, с решением которой связан опрос, цель опроса, его тематика и форма, способ обработки данных, которые будут получены. В ней обосновывается выбор аудитории (мнение каких слоев населения и по какой причине необходимо узнать), указываются ожидаемые результаты.

Определение целевого сегмента потребителей должно быть максимально четким с учетом особенностей каждой группы опрашиваемых, что позволит более точно определить пожелания потребителей. Анкетирование редко бывает сплошным (охватывающим всех членов изучаемой общности), гораздо чаще оно имеет выборочный характер. Поэтому достоверность и надежность информации, полученной анкетированием, зависит, прежде всего, от репрезентативности выборки. Если эта выборка проведена некоррект­но, то социологическое исследование не может считаться репрезентативным и достоверным и его результатам нельзя доверять.

Далее хотелось бы остановиться на формулировке цели анкетирования. Только после четкого определения проблемы и формулирования цели можно правильно планировать само исследование. Для четкого определения целей исследований, необходимо понимать, какая проблема требует решения и, соответственно, какие конкретно проблемы и каким способом будут исследоваться. Вот несколько примеров формулирования «решаемых проблем» и «исследуемых проблем».

Решаемая проблема Исследуемая проблема
Разработать упаковки нового продукта Оценить эффективность дизайнов упаковки
Увеличить скорость проникновения на рынок посредством открытия новых магазинов Оценить варианты выгодного месторасположения магазинов
Увеличить товарооборот в магазине Оценить имидж магазина
Распределить бюджет на рекламу по регионам Определить уровень (степень)  проникновения на рынок в данных регионах
Выйти на рынки других регионов Оценить потенциал рынка для продуктов фирмы в каждом интересующем регионе

Теперь можно переходить к главному этапу — составлению анкеты.

Структура и правила составления анкеты для опроса

1. Вступление — приветствие и пояснение цели анкетирования

Основные компоненты:

  • представление исследовательской организации.
  • обозначение темы и цели исследования в доступной и понятной аудитории форме.
  • мотивирование опрашиваемого, чтобы он отвечал на вопросы с интересом, не пропускал их, старался отвечать полно и объективно, был бы доброжелательно настроен.
  • инструкция по заполнению анкеты (при необходимости). Четко сформулируйте правила, чтобы любой респондент смог понять их с первого раза.
  • гарантирование анонимности ответов (при анонимном опросе).
  • обозначение контактов или адреса для возврата опросника (при необходимости).

2. Основная часть

Здесь, в соответствии с программой исследования, даются вопросы, поставленные в определенной последовательности и отвечающие социологическим критериям построения вопросника. Вопросы анкеты должны точно соответствовать предмету социологического опроса, поскольку результат исследования зависит, прежде всего, от четкости составления анкеты и соответствия анкеты целям исследования.

Классификация вопросов

Типы вопросов Примеры
По структуре закрытые (с вариантами ответов) Каким образом Вы ознакомились с этим номером журнала?
  1. Подписываюсь на журнал
  2. Купил
  3. Взял у родственников, знакомых
  4. Прочитал в библиотеке
открытые (без вариантов ответов) Какие проблемы и трудности в организации работы редакции Вы хотели бы отметить?
полузакрытые О каких видах туризма Вам было бы интересно прочитать в нашем журнале?
  1. Организованный
  2. Любительский
  3. Автотуризм
  4. Спортивный 
  5. Экстремальный
  6. Другие (назовите)
По функциям основные Нравится ли Вам наш журнал?
контрольные Если бы у Вас не было финансовых затруднений, подписались ли бы Вы на наш журнал в будущем году?
фильтрующие (отсеивающие часть аудитории) Читаете ли Вы «Комсомольскую правду»?
  1. Да
  2. Нет
Внимание! На вопросы 2–5 отвечают только те, кто читает «Комсомольскую правду».
ловушки Читали ли Вы книгу писателя Ивана Якимова? (Несуществующий писатель.)
По содержанию вопросы о событиях, фактах Какие издания вы выписываете?
вопросы о мотивах, мнениях, оценках Выскажите свое мнение по поводу оформления «МК».
По форме прямые Нравится ли Вам профессия журналиста?
косвенные Посоветовали ли бы Вы вашему сыну стать журналистом?
прожективные, предлагающие Если бы редактором были Вы, то что бы изменили в газете?
По характеру альтернативные (респондент может выбрать только один вариант ответа из предложенных) Нравится ли Вам журнал?
  1. Да, очень
  2. В основном нравится
  3. Скорее нет
  4. Затрудняюсь ответить
неальтернативные (несколько вариантов ответа) Если Вы поклонник нашего журнала, чем он Вас привлекает?
  1. Интересен по содержанию
  2. Нравится оформление
  3. С доверием отношусь к авторам журнала
  4. Привлекает полезная информация, реклама
  5. Нравится тон, стиль журнала
  6. Другое
По виду экзистенциальные (о сущности явления) Существует ли данное явление?
дефинитивные (определительные) Что явление собой представляет?
оценочные Хорошо явление или плохо?
аналитические Почему явление таково?
обосновывающие Почему мнение о явлении таково?
конструктивные Как с явлением следует поступить?

При структурировании основной части следует не забывать о некоторых правилах составления анкеты:

  1. Следите за порядком вопросов. Начинать следует с простых вопросов, которые заставят респондента втянуться в процесс анкетирования и подготовят к ответам на более личные вопросы. Никогда не нужно начинать со сложных вопросов. Сложность вопросов должна нарастать к середине исследования. Внутри анкеты можно смешивать трудные вопросы с простыми. К концу, когда человек обычно устает, вновь ставятся тоже более простые вопросы.
  2. Учитывайте все варианты ответов. Старайтесь предложить все возможные варианты ответа на вопрос и при необходимости добавляйте поле «другое» для свободного ответа.
  3. Формулируйте вопросы кратко и емко. Не стоит добавлять уточняющие фразы, когда из самого вопроса и так все ясно. Они будут отвлекать респондента.
  4. Формулируйте вопросы доступно. Все термины и понятия, используемые в вопросах, должны быть однозначными и понятными простому человеку. В противном случае — давайте пояснения. Вопросов, требующих каких-то специальных знаний вообще лучше избегать, иначе полученная информация будет некомпетентной. Ваша анкета должна быть понятна максимальному кругу участников опроса. Чем она более доступна для понимания респондента, тем с большей охотой он на нее отвечает.
  5. Соблюдайте логику. Варианты ответов должны в полной мере соответствовать поставленному вопросу.
  6. Следите за тем, чтобы вопросы не задевали чести и достоинства респондентов. Ничто в анкете не должно оскорблять, смущать или вызывать неприязнь.
  7. Не употребляйте обороты, которые могут подталкивать респондента дать определенный ответ («Не правда ли, газета «ХХХ» объективное издание?»). В вопросах анкеты не должно быть явных подсказок. Иначе исследование не будет естественным, а его ответы приведут к искажению результатов. Допускается только пояснение сложного вопроса.
  8. Не пытайтесь формулировать сложноподчиненные предложения, которые содержат несколько условий или вопросов. В таком случае люди могут давать ответ на тот или иной вопрос, игнорируя или попросту «отметая» остальные.
  9. Проверяйте объективность ответов с помощью контрольных вопросов. Однако не стоит ставить их сразу после основного вопроса. Лучше через несколько вопросов, чтобы опрашиваемый не заметил, что его проверяют.
  10. Используйте только взаимоисключающие варианты ответов в альтернативных вопросах.
  11. Не допускайте орфографических ошибок. Грамотная анкета всегда говорит о серьезности компании, вызывает доверие к ней и уважение.
  12. Выбирайте количество вопросов в анкете в зависимости от задач и глубины проводимого исследования. Если анкета слишком большая, то не забывайте вознаграждать респондентов за уделенное время подарками (фирменными сувенирами, бонусными картами, денежным вознаграждением). Поверьте, это повысит лояльность к вашей компании.
  13. Апробируйте анкету. Прочитайте ее вслух и вычеркните все лишние слова, которые не несут информации, а лишь засоряют текст. Добейтесь четкости и правильности формулировок. Проверьте соответствие уровня вопросов и целевой аудитории. Раздайте несколько анкет знакомым. Учтите все возникающие недопонимания и неточности и откорректируйте анкету. Если ответить на вопросы анкеты легко и просто, она не вызывает сложности в восприятии и отрицательных эмоций, заполняется на одном дыхании, значит, составлена верно и готова к проведению опроса.

3. Паспортичка или объективка (для неанонимных анкет) — социально-демографические данные опрошенных

Это очень важная часть вопросника, потому что объективные данные о человеке обычно являются группообразующими признаками. Паспортичка обычно включает в себя вопросы, призванные выяснить пол, возраст, тип и уровень образования, место жительства, профессию и должность, тип предприятия на котором человек работает, семейное положение, наличие и количество детей, уровень дохода на члена семьи. Иногда выясняется национальность и вероисповедание, партийная принадлежность и т.п. В общем, паспортичка включает те социально-демографические характеристики, которые нужны в связи с программой, задачами исследования.

4. Слова благодарности респонденту

Как видите, составить анкету непросто. Но и особых сложностей, особенно при наличии практики, создание правильной анкеты вам не составит. Удачных вам опросов!

Если у вас возникли дополнительные вопросы, то можете задать их нам по электронной почте [email protected]

Анкетирование в валеологии

Реферат на тему: АНКЕТИРОВАНИЕ В ВАЛЕОЛОГИИ

Определение, сущность, общая характеристика:

Метод анкетирования — психологический вербально-коммуникативный метод, в котором в качестве средства для сбора сведений от респондента используется специально оформленный список вопросов — анкета. Анкетирование — опрос при помощи анкеты.

Анкетирование в психологии используется с целью получения психологической информации, а социологические и демографические данные играют лишь вспомогательную роль. Здесь контакт психолога с респондентом сведён к минимуму. Анкетирование позволяет наиболее жёстко следовать намеченному плану исследования, так как процедура «вопрос-ответ» строго регламентирована.

При помощи метода анкетирования можно с наименьшими затратами получить высокий уровень массовости исследования. Особенностью этого метода можно назвать его анонимность (личность респондента не фиксируется, фиксируются лишь его ответы). Анкетирование проводится в основном в случаях, когда необходимо выяснить мнения людей по каким-то вопросам и охватить большое число людей за короткий срок.
Виды, формы:

По числу респондентов:
* Индивидуальное анкетирование (один респондент)

* Групповое анкетирование (несколько респондентов),

* Аудиторное анкетирование — методическая и организационная разновидность анкетирования, состоящая в одновременном заполнении анкет группой людей, собранных в одном помещении в соответствии с правилами выборочной процедуры.

* Массовое анкетирование (от сотни до тысяч респондентов)
По полноте охвата:
* Сплошное (опрос всех представителей выборки)

* Выборочное (опрос части выборки)
По типу контактов с респондентом:
* Очное (в присутствии исследователя-анкетёра)

* Заочное (анкетёр отсутствует)

-Рассылка анкет по почте

— Публикация анкет в прессе

— Публикация анкет в Интернете

— Вручение и сбор анкет по месту жительства, работы и т. д.
Онлайн анкетирование:

С ростом популярности Интернета всё более востребованным способом сбора данных становится онлайн анкетирование. Дизайн онлайн опросников часто влияет на результат опроса. К таким факторам дизайна относят качество руководства опросников, доступные форматы представления данных (вопросов), способы управления, проработанность и этические составляющие опросника.

История, персоналии, примеры:

Пионером использования анкеты в психологическом исследовании считают Ф. Гальтона, который в своём исследовании влияния наследственности и среды на уровень интеллектуальных достижений при помощи анкеты опросил сотню крупнейших британских учёных.
Техника, процедура, этапы, фазы:

При проведении анкетного опроса проходится три этапа :
*подготовительный этап (включающий разработку программу опроса, составление плана и сетевого графика робот, проектирование инструментария, его пилотажная проверка, размножение инструментария, составление инструкций для анкетера, респондента и других лиц участвующих в опросе, подбор и подготовка интервьюеров, анкетеров, решение организационных проблем).

* оперативный этап – сам процесс анкетирования, имеющий свои собственные стадии поэтапного осуществления;

* результирующий этап – обработка полученной информации. Исходя из стр-ры метода, определяется его хар-ка, которая вкл в себя ряд требований, предъявляемых к исходным документам анкетного опроса, к анкетеру, к респонденту и к самому инструментарию (к анкете, опросному листу).
Расположение коммуникативных блоков анкеты.
Под коммуникативными блоками имеются в виду такие составляющие анкеты, которые направлены не непосредственно на сбор ответов, а на его организацию. Речь об обращении к респондентам, преамбуле к анкете, инструкции о ее заполнении, выражении благодарности и некоторых других.
Эпиграф к анкете.

Эпиграф, как известно, выполняет «настраивающую» функцию, задает определенное направление мыслям читателя. Так, несколько лет назад были отпечатаны анкеты о труде. На их титульном листе были помещены высказывания о роли труда, принадлежащие знаменитым людям. Совершенно очевидно, что выполняя роль определенных ориентиров, эти эпиграфы создают впечатление о тенденциозности анкеты. Они навязывают опрашиваемым определенное отношение, заставляют их отвечать в соответствии с духом тех высказываний, которые напечатаны на титуле. Поэтому употребление эпиграфов, касающихся содержания исследования, неприемлемо.
Обращение к респондентам. Ни у кого не вызывает сомнения, что любой текст, предназначенный для восприятия кем-то помимо автора и побуждающий к каким-либо действиям, должен быть снабжен обращением. В анкетах обычно используются такие обращения, как «молодой человек», «девушка», «уважаемый …» и т. п. Поскольку работа с анкетой должна осуществляться одним человеком, естественно, что обращение6 формулируется в единственном числе.
Объективка.

Объективку можно назвать, конечно, не столько чисто коммуникативным, сколько содержательным блоком вопросов о социально-демографических характеристиках респондентов. В то же время это как бы визитная карточка респондента, его схематичный автопортрет, и полное отсутствие объективки нередко воспринимается участниками опроса как существенный недочет в организации общения с ними. Поэтому о ней правомерно говорить наряду с другими коммуникативными блоками.
Где расположить объективку? Так как ее вопросы являются, как правило, для респондентов нетрудными, ее располагают либо в начале, либо в конце анкеты. Так, в первом случае это объясняется необходимостью подготовить респондента к ответам на более сложные вопросы, во втором — наоборот, предполагая усталость от работы с анкетой. В пользу того, чтобы размещать ее в конце анкеты, говорит и тот факт, что сопряженность актов доверия распространяется и на объективку, поэтому при размещении в конце респонденты ее обычно и заполняют. Если же с нее анкета начинается, у респондента могут возникнуть сомнения в анонимности опроса, особенно если речь идет о выяснении знаний и внутренних состояний. Когда же основной целью является сбор сведений о фактах, не затрагивающих интимных или острых вопросов, то начало анкеты с объективки незначительно влияет на нежелание респондентов участвовать в опросе и в конечном счете на их качество.
Если же решено объективкой, анкету начать, то не следует сразу задавать социально-демографические вопросы. Целесообразным и более вежливым будет вставить преамбулу, например: «Для того, чтобы быть уверенными, что мы опросили все основные группы молодежи, просим Вас сначала сообщить самые общие сведения о себе».
Чем закончить анкету? Для любого вежливого человека естественно в конце общения, происшедшего по его инициативе и удовлетворившего как-то его интересы, выразить благодарность. Желательно в конце анкеты помещать высказывания: «Большое спасибо за ответы», «Спасибо Вам за помощь», «Благодарим за участие в исследовании» и т. п.
Обычная последовательность смысловых разделов анкеты такова:
Введение, в котором указано: кто (организация или научное учреждение, но ни в коем случае не авторы анкеты, ибо это может быть неверно воспринято респондентом и для чего проводит опрос, как будут использованы данные; если требуется по содержанию вопросов, гарантия анонимности информации, инструкция по заполнению анкеты и прочие «организационные» моменты.

Вступительные вопросы. (контактные вопросы ).

Основные вопросы.

Заключительные вопросы ( см. выше : Чем закончить анкету?).

«Паспортичка». (Сведения о демографических данных опрашиваемого).

Благодарность за сотрудничество в проведении опроса. Часто это повторная благодарность, так как во введении пишут: «Заранее благодарим Вас за сотрудничество».
Данные, способы обработки и анализа:

Задача исследователя – снизить субъективную долю, на базе мнений зафиксировать проявление объективных явлений и тенденций общественной жизни. Для этого используется специальные методы обработки анкет и бланков интервью с целью получения объективной информации, а также возможность дополнить эту информацию с помощью других методов.

Обработка анкет состоит в том, что результаты разбиваются на интервалы ответов, которые обрабатывает машина.

Производится на электронно-вычислительной машине по специальным программам.

Обработка анкет заключается в вычислении среднего значения ранга проблем, дисперсии, приближенного значения доверительного интервала и доверительных границ.
Возможности, достоинства:

Массовость исследования, короткий срок, анонимность, регламентация исследования, вопросы можно задавать множеством разных способов, высокая оперативность получения информации.
Ограничения, недостатки:

Контакт психолога с респондентом сведён к минимуму; жёсткость следования намеченному плану исследования; анкета требует тщательной разработки, опробования, и устранения выявленных недостатков до начала ее широкого использования; субъективизм
Валидность, надежность, способы контроля:

Анкетирование редко бывает сплошным (охватывающим всех членов изучаемой общности), гораздо чаще оно имеет выборочный характер. Поэтому достоверность и надежность полученной анкетированием информации зависит, прежде всего, от репрезентативности выборки. Репрезентативность — свойство выборки, заключающееся в ее способности адекватно представлять состояние дел в генеральной совокупности.
Области применения в социальной психологии:

Анкетирование идеально для массовых опросов
Глоссарий:

Анкетирование, онлайн анкетирование, объективка, «паспортичка», смысловой блок.
Примечания:

Размер анкеты.
Для массовых опросов используются анкеты самой различной длины. Так, встречаются анкеты из 3 — 5 вопросов или из 100 и более. Определяя метод сбора данных, уже на стадии разработки программы социолог решает для себя вопрос о ее размере, учитывая, что, с одной стороны, чем больше вопросов, тем богаче и разнообразнее могут быть ответы, а чем вопросов меньше, тем оперативнее процедура опроса и обработки ответов. В то же время громоздкие анкеты вызывают большее число отказов от ответа, люди в них чаще проявляют небрежность, лаконичнее отвечают на открытые вопросы. Короткие анкеты, в свою очередь, создают впечатление о незначительности обсуждаемого предмета или самого факта обращения к мнению людей.
В практике чисто интуитивно выработаны некоторые нормы, связанные не столько с размером анкеты, сколько с временем, необходимым на ее заполнение. Так, считается, что 20 — 30 минут — это тот срок, который позволяет одновременно респонденту и высказаться, и не утомиться.
Какой бы опрос ни планировался — почтовый, или групповой, или индивидуальный (интервью), социолог не имеет права злоупотреблять терпением, временем и рассудительностью респондентов. Если же, однако, социологу крайне необходимо выяснить одновременно значительное число вопросов и анкета оказывается чрезвычайно громоздкой, то для этого американские исследователи предлагают (если нет никакой другой возможности сделать ее короче — собрать искомую информацию из других источников, например) делить перечень содержательных вопросов на две равные части и тиражировать две анкеты, раздавая их в случайном порядке отобранным для опроса людям. Размер выборки при этом, естественно, удваивается.

Метод анкетирования: плюсы, минусы и особенности

Метод анкетирования используется для опроса большой группы людей, проживающих на большой территории, для получения эмпирической информации, касающейся объективных или субъективных фактов. Инструментом опроса является анкета, которая содержит инструкцию по заполнению и перечень вопросов с возможными вариантами ответов, из них анкетируемый (респондент) должен выбрать наиболее подходящий. Лицо, проводящее исследование, называется анкетер.

Что собой представляет анкета

В анкете содержатся следующие виды вопросов:

  1. Касающиеся личности респондента (пол, возраст, образование, профессия, семейное положение и др). Данные служат для осуществления дальнейшей обработки материалов анкетирования относительно групп людей, что позволит сопоставить полученную информацию из аналогичных подгрупп.
  2. Определение фактов сознания, которые способствуют выявлению у респондентов мнений, планов, мотивов, ожиданий, оценочных суждений.
  3. Определение фактов поведения, которые руководят поступками, действиями и результатами деятельности людей.

Какие существуют методы анкетирования

В анкетах могут встречаться открытые, закрытые и полузакрытые вопросы. Так, на открытый вопрос должен последовать полный ответ, который опрашиваемый должен сформулировать самостоятельно. Закрытые вопросы позволяют сопоставить результаты анкет респондентов, но они не содержат всей полноты ответов, мнений или оценок испытуемых, что приводит к необдуманности и машинальности ответов. Полузакрытый вопрос применяют тогда, когда составитель не знает все возможные варианты ответов или желает более точно выяснить индивидуальное мнение всех обследуемых лиц. Для этого в анкете рядом с готовыми ответами содержится графа «другие ответы» и несколько пустых строк.

Метод анкетирования отличается опосредованным характером взаимодействия между анкетером и респондентом, их общение происходит при помощи анкеты, респондент при этом самостоятельно читает вопросы и самостоятельно фиксирует ответы в анкете. Опрос бывает очным и заочным, анонимным и персонифицированным, а вопросы, в зависимости от способа их формулирования, бывают прямыми и косвенными. Первые предполагают получить от испытуемого такой же прямой и честный ответ.

Если требуется получить откровенный ответ на вопросы относительно личной оценки событий или личностей, выразить критическое отношение к ним, вводят косвенный вопрос, маскирующий критическую составную информации. С этой целью используется какая-либо воображаемая ситуация, на которую респондент должен дать свой вариант ответа. Основные вопросы направлены на получение подробной информации от каждого респондента. Если необходимо получить сведения от части респондентов, используют вопросы-фильтры. Они представляют собой «анкету в анкете».

Этапы проведения анкетирования

Метод анкетирования предполагает прохождение определенных этапов, среди них:

  1. Определение темы анкетирования, постановка решаемых проблем и задач.
  2. Разработка анкеты с большинством открытых вопросов.
  3. Пилотажное анкетирование и его анализ.
  4. Уточнение текстов инструкций и вопросов.
  5. Проведение анкетирования.
  6. Обобщение результатов опроса и подготовка отчета.

В чем плюсы и минусы анкетирования

Анкетирование не может охватить всех членов изучаемой общности, поэтому имеет выборочный характер. А получение достоверной и надежной информации зависит от репрезентативности выборки. При разработке текста анкеты, нужно использовать разнообразные типы и формы вопросов, ведь все они имеют свои достоинства и недостатки. Нужно учитывать и последующую обработку анкетных данных. Более сложно обработать открытые вопросы, в то же время, закрытые вопросы в форме «меню», шкал, таблиц являются более удобными для обработки, но не гарантируют всей полноты оценок респондентов.

К плюсам метода можно отнести:

  • Анкетирование позволяет привлечь к исследованию значительное количество респондентов.
  • Возможность получения информации от большого количества людей за короткий промежуток времени.
  • Возможность осуществления компьютерной обработки информации.
  • При анонимном анкетировании можно получить большее количество правдивых и открытых высказываний.

К минусам метода относятся:

  • Зависимость от репрезентативности выбора, правдивости ответов, распыления элементов в общей выборке и плане выборки.
  • Влияние субъективных факторов, таких как нежелание давать правдивые ответы, поспешность и необдуманность ответов.

Выводы

При наличии многих негативных мнений относительно метода анкетирования, сегодня он относится к одним из основных для изучения отдельных личностей при приеме их на работу, учебу, с его помощью изучают любые аспекты общественных отношений.

Похожие записи

Тема 7. Характеристика неэкспериментальных методов исследования 8 страница

Преимущества применения техники этим не исчерпываются. В актив следует отнести также «развязывание рук» интервьюеру, освобождающее его от непосредственных записей. Он может лучше сосредоточиться на процессе беседы и уделить больше внимания партнеру. Кроме того, материалы технической записи на стадии обработки и интерпретации могут многократно изучаться разными специалистами, что весьма полезно для выработки окончательных выводов по проводимому исследованию. Однако есть и ряд противопоказаний к применению техники в интервью, особенно в психологическом интервью. Главный недостаток, по мнению большинства специалистов, заключается в том, что микрофон, а тем более видеокамера стесняют респондента, а это отрицательно сказывается на качестве его информации и контактах с интервьюером [218, 428]. К тому же технические средства «засвечивают» респондента, что нежелательно при анонимных опросах. Кроме того, возможны и технические огрехи. Например, искажения или потеря информации от неудачного расположения аппаратуры или неполадок в ней.

Требования к интервьюеру

К интервьюеру приложимы все общие требования, предъявляемые к ведущему беседу и опрос. О них уже было сказано. Но есть и специфические качества, которыми должен обладать квалифицированный интервьюер. Эти качества должны обеспечивать выполнение двух обязательных условий интервьюирования: исключить (или хотя бы минимизировать) влияние интервьюера на содержание ответов опрашиваемого и способствовать созданию благоприятной ауры их общения. Совмещение этих условий от личает интервью от беседы и анкетирования. Для беседы обязательным является только второе условие, в то время как первое – не обязательно. В некоторых случаях воздействие специалиста является даже целью собеседования (например, при клинической беседе). Для анкетирования, наоборот, обязательно соблюдение первого условия, но не второго. Их взаимоотношения – дело десятое. Главное, чтобы анкетируемый не уклонился от опроса и отвечал предельно откровенно. А это обычно достигается больше деловитостью обстановки и анонимностью опроса, нежели влиянием исследователя.

В предельно лаконичном виде требование к личности интервьюера формулируется так: он должен быть «общительным педантом» . В педантизме олицетворяются способности строго следовать намеченному плану исследования, добиваться от респондента необходимой информации, доводить дело до конца. Общительность позволяет успешно взаимодействовать с опрашиваемым. Но в отличие от беседы в интервью не следует доводить общение до уровня эмпатии, а тем более идентификации. Как говорилось, оценки и мнения интервьюера могут относиться только к факту высказывания респондента, но не к содержанию его ответов, отражающих его мысли, чувства, установки. А эмпатическое общение со всей очевидностью демонстрирует позицию ведущего и поощряет или затрудняет проявление тех или иных переживаний ведомого.


Кстати, повышенная эмоциональность – не лучшее свойство интервьюера. Люди импульсивные обычно так «выкладываются» и привносят в ход опроса столько эмоций, что легко отклоняются от заданного плана, незаметно для себя вдаются в несущественные, а то и посторонние для исследования проблемы, могут даже «пойти на поводу» у респондента. Поэтому наиболее приемлем интервьюер уравновешенный и спокойный.

Еще одно качество желательно иметь интервьюеру как субъекту общения: умение противостоять стереотипизации образа партнера. Хотя стереотипы восприятия людей – явление естественное для любого процесса общения, все же в интервью требуется максимум непредвзятости к личности собеседника.

Понятно, что для интервьюера совершенно нежелательны дефекты дикции. Они могут повлечь сложности в контакте с респондентом на уровне и восприятия, и понимания, и эмоциональных отношений. Эти дефекты могут вызвать ошибки при регистрации реплик интервьюера ассистентом или их неразборчивость при звукозаписи.

Как свидетельствует практика опросов, на контактах с респондентами благотворно сказывается высокий уровень культуры и образования опрашивающего. Интервьюер с высшим образованием и широким кругозором скорее и легче вызовет у опрашиваемых уважение и доверие, чем менее образованные или узкопрофильные специалисты. Не последнюю роль играет внешний вид берущего интервью. Признаки нездоровья, неаккуратность, безвкусица в одежде – все это осложняет контакт с респондентом и понижает эффективность беседы.


В известных пределах интервьюер должен обладать артистическими качествами, чтобы сыграть успешно свою роль интересующегося проблемами партнера. Однако он ни в коем случае не должен подыгрывать ему. «Ни одеждой, ни манерой разговора не следует подлаживаться под опрашиваемого: надо держаться спокойно и уверенно» [428, с. 159]. Еще хуже, если интервьюер пытается «произвести впечатление», «подать себя». Его энергия должна быть направлена не на воздействие, а на наблюдение. Не следует прибегать к каким-то специальным ухищрениям, чтобы показать и доказать свое участие в партнере. «Лучшая уловка – это избегать всяких уловок, относиться к опрашиваемому с истинным человеколюбием, с не наигранным, а подлинным интересом» [262, с. 196]. И уж совершенно недопустимо интервьюеру в момент ведения беседы размышлять о своих делах, витать в своих мыслях, интеллектуально и эмоционально «отсутствовать».

Заключить обзор необходимых интервьюеру качеств можно его портретом, обрисованным Э. Ноэль: он «должен выглядеть здоровым, спокойным, уверенным, внушать доверие, быть искренним, веселым, проявлять интерес к беседе, быть опрятно одетым, ухоженным» [262, с. 196].

Виды интервью

Обычно разновидности интервью различают по степени его формализации: а) стандартизированное, или формализованное, в котором формулировки вопросов и их последовательность определены заранее; б) нестандартизированное, или свободное, где интервьюер руководствуется лишь общим планом и задачей исследования, а вопросы задаются в соответствии с ситуацией; в) полустандартизированное, или фокусированное, в котором используется так называемый «путеводитель» интервью с перечнем как строго необходимых, так и возможных вопросов.

Достоинства стандартизированного интервью: 1) сравнимость данных разных респондентов; 2) высокая надежность данных. Повторные интервью с тем же респондентом обычно дают совпадаюшие результаты; 3) отточенность вопросов минимизирует ошибки их «перевода» и «формулировки»; 4) доступность интервьюеру невысокой квалификации.

Нестандартизированное интервью позволяет в наибольшей степени добиться хороших контактов с опрашиваемым, так как в силу своей гибкости способствует созданию наиболее естественной и непринужденной обстановки, позволяет следить за ходом мысли респондента, задавать ему дополнительные вопросы на темы, не имеющие прямого отношения к изучаемой проблеме, но интересные для него [336]. Преимущества нестандартизиро-ванного интервью: 1) ближе к беседе, что способствует созданию более естественной обстановки и получению более естественных ответов; 2) более ситуативно, что дает возможность легче управлять беседой с учетом складывающихся обстоятельств; 3) дает более глубокую информацию, 4) более широкий диапазон используемых слов с эквивалентным значением для разных респондентов. Иначе говоря, дает возможность стандартизировать смысл вопросов, не привязываясь к строгому значению слов. А это расширяет возможности общения с интервьюируемым.

Полустандартизированный вариант, естественно, совмещает достоинства и недостатки каждого их двух смежных видов интервью.

Стандартизированный вариант выгоден при большом количестве респондентов, данные которых необходимо сравнить и обобщить. Свободное интервью применяется обычно для немассового опроса с целью ориентировки в проблеме, отработки вопросника, контроля и дополнения массовых данных. Полустандартизированное интервью применяется с одинаковым успехом и в том и в другом случае.

В зависимости от уровня исследования интервью делят на предварительные, основные и контрольные. Первый вид позволяет произвести разведку проблемы, уточнить гипотезу, сформулировать задачи последующих опросов массового характера. Наиболее подходящий для этих целей нестандартизированный или полустандартизированный вариант. Особо специфический случай предварительного интервьюирования – это проверка вопросника. Такая шлифовка вопросника совершенно необходима при последующих массовых опросах с помощью формализованного интервью или анкеты. Здесь проверяется адекватность вопросов изучаемой проблеме, их ясность для опрашиваемых, уточняется наиболее приемлемая последовательность и расположение отдельных вопросов и их блоков, вскрываются упущения в тематике, устанавливается степень соответствия вопросника тем или иным контингентам опрашиваемых.

С помощью основных интервью осуществляется сбор главного множества сведений в массовых опросах. Обычно это уже стандартизированные формы. Контрольные интервью нацелены на проверку спорных или сомнительных данных, а также на заполнение информационных лакун, обнаруженных при обработке и интерпретации основных данных. Контрольные интервью выполняются в любой форме стандартизации.

По числу участников интервью делятся на индивидуальные, групповые и массовые. Индивидуальное интервью есть работа с одним опрашиваемым. Групповое – с несколькими одновременно. При этом могут быть подварианты: собственно групповая форма (без взаимовлияний респондентов в группе) и коллективная форма (связи не только интервьюера с каждым из респондентов, но и между ними). Массовое интервью – это опрос больших популяций (сотни и тысячи человек). Этот вариант характерен для социально-психологических и особенно для социологических опросов.

Другой аспект индивидуально-группового критерия – это число интервьюеров, участвующих в одном исследовании. Аналогию находим в делении метода наблюдения по числу наблюдателей. Правда, с этой точки зрения вариант группового интервью для опросов явление не типичное. Несколько интервьюеров одновременно на одного или группу опрашиваемых – большая редкость в практике опросов, тем более психологических опросов. А вот массовый опрос обычно предполагает работу множества интервьюеров со множеством респондентов. Но, как правило, эта работа каждым из интервьюеров ведется самостоятельно, отдельно от других. Объединяющими факторами здесь выступают единство программы и общий руководитель или координатор-исследователь. Каждая же отдельная акция интервьюирования – это индивидуальная процедура. Поэтому эпитет «массовый» следует скорее адресовать виду опроса в целом, а не интервью как конкретному способу его реализации. В зарубежной науке массовые опросы населения с помощью интервью называют иногда «демоскопическими интервью» [262].

В терапевтической практике различают диагностическое и клиническое интервью, которые по своему характеру совмещают элементы опроса и беседы. Диагностическое интервью направлено на получение информации о свойствах личности. Оно обычно применяется на ранних этапах психотерапии и служит средством установления тесного личного контакта с собеседником и способом проникновения в его внутренний мир. В структуру этого интервью часто включаются тестовые методики обследования. Клиническое интервью нацелено на оказание помощи пациенту в осознании им своих внутренних затруднений, конфликтов, скрытых мотивов поведения. Оно ведется в предельно свободной форме. Психолог в этих интервью-беседах интересуется не только (а иногда и не столько) содержанием ответов, но и их невербальным сопровождением (тон, мимика, жестикуляция, запинки и т. п.). Стратегия и ход клинического интервью строятся на предварительных данных диагноза. Клиническое интервью на практике трудноотличимо от психотерапевтической беседы.

Подобно беседе интервью можно подразделять на управляемое и неуправляемое. Основная масса устных опросов, конечно, проводится в форме управляемого интервью, где ведущий является более активной стороной. Но изредка по тем же причинам, что и в беседе, требуется уступить активную позицию опрашиваемому, которому необходимо «излить душу». Такие интервью-исповеди обычно называют ненаправленными.

Известно выделение таких форм интервью как интенсивное и фокусированное [428]. Первое трактуется как продолжительное и глубинное исследование, нацеленное на изучение направленности личности, чем сближается с клиническим интервью. Второе – более скоротечное и узкое, применяется для получения информации по более или менее частным аспектам взаимодействия человека со средой. Например, выясняются реакции респондентов на различные компоненты той или иной информации, поступающей через средства массовой коммуникации.

Наконец, возможно осуществление интервью через технические средства связи. Главным образом это телефон. Такой вид интервью резко сужает поле непосредственного контакта и, предельно ограничивая управляющие возможности ведущего, уже мало чем отличается от телефонного анкетирования. В последнее время в связи с массовым внедрением во все сферы жизни электронной техники изредка можно наблюдать ее применение в практике интервьюирования. Правда, это относится не столько к психологическим исследованиям, сколько к социологическим.

Анкетирование

Анкетирование – это опрос с помощью анкеты. Анкета (или опросный лист) – это специально оформленный список вопросов, обращенных к определенной категории респондентов.

Считается, что первым анкетирование как научный метод при- менил Ф. Гальтон в своих психодиагностических исследованиях»;

Специфика анкетирования как опросного метода

Анкетирование – типично опросный метод. Если интервью: сближается с беседой, а иногда от нее даже неотличимо, то анкетирование таким грехом не страдает. Элемент непосредственного общения и разговора исследователя (анкетера) с исследуемым (анкетируемым) сведен здесь к минимуму.

По-видимому, эта особенность анкетирования позволяет некоторым исследователям утверждать, что «анкетирование трудно отнести к собственно психологическим исследовательским методам. Информация, получаемая с помощью анкеты, является декларативной и не может считаться надежной и достоверной даже при полной искренности испытуемого. Каждый психолог, знает, как на содержание высказываний испытуемого влияют неосознаваемая мотивация и установка. Поэтому есть смысл считать анкетирование непсихологическим методом, который, однако, может использоваться в психологическом исследовании как дополнительный, в частности при проведении социально-психологических исследований» [120, с. 51].

Согласиться с такой оценкой анкетирования совершенно невозможно. Во-первых, анкетирование в психологии нацелено главным образом на получение психологической информации. Сведения социологического, демографического, экономического и иного характера являются вспомогательными, дополняющими психологическую картину и способствующими интерпретации психологических данных. Во-вторых, процедура анкетирования, хотя и сводит к минимуму непосредственное общение респондента с исследователем, тем не менее представляет собой, образно выражаясь, дуэль между ними. Составитель анкеты идет на массу ухищрений, чтобы чисто психологически воздействовать на отвечающего и добиться от него искомой психологической ин- 5 формации. Фактически именно на это направлено все таинство, конструирования анкеты (о чем говорилось выше при освещении правил составления опросников) и вся экспрессия оформления анкеты (о чем будет сказано ниже). Поддержать это психологическое воздействие исследователя в очном опросе призван и непосредственный анкетер-исполнитель, главной обязанностью которого является побуждение респондента к точному выполнению предусмотренных исследователем действий при заполнении анкеты. В-третьих, упрек в ненадежности и недостоверности получаемой от анкетируемого информации в силу влияния на его ответы неосознаваемой мотивации и установки с таким же успехом можно адресовать практически любому субъективному эмпирическому методу вплоть до лабораторного эксперимента с ответами испытуемого оценочного характера. Да и в так называемых объективных методах куда деться от факторов мотивации и установки? Есть у испытуемого интерес (в том числе актуально неосознаваемый) к тестированию собственной персоны – будут предельно быстро и правильно сложены матрицы Равена, пройдены лабиринты Векслера, начерчены змейки Озерецкого и т. д. Нет интереса, а тем более и установки, – нет и «хороших» объективных показателей. Кстати сказать, вряд ли кто решится личностные опросники отнести к непсихологическим методам. Но чем они принципиально отличаются от анкеты, а тестирование с их помощью – от анкетирования? Наконец, если даже считать, что анкетирование (как и опрос в целом) «пришло» в психологию из других наук (социологических?), то со времен Ф. Гальтона этот метод прошел такой путь адаптации к психологической проблематике, что уже стал неотделим от всего семейства психологических методов. Кроме того, подобные методические заимствования – неотъемлемая часть истории психологической науки, обогатившейся методами сопряженных с нею наук (особенно естественных) и, в свою очередь, обогатившей своими методическими идеями и разработками другие науки. Ну и в конце концов, анкетирование как разновидность опроса – это метод общенаучного характера и общенаучного значения. Поэтому говорить о нем как о непсихологическом методе в контексте интересов психологии также некорректно, как об эксперименте или наблюдении. Все эти методы при их использовании в психологии становятся «психологическими».

Но вернемся к специфике анкетного опроса в психологии. Главный компонент этого метода, от которого зависит львиная доля успеха или неуспеха опроса, – анкета. Отсюда вытекает и предельная акцентуация методических черт, общих для метода опроса в целом. Это – опосредованность, целенаправленность, асимметричность позиций исследователя и респондента и массовость.

Если в интервью посредническая миссия вопросов замаскирована непосредственным контактом партнеров по опросу, то анкета выполняет роль посредника со всей очевидностью. «Анкета – это однонаправленный канал, опосредующий общение» [289, с. 33]. В заочных же видах опроса анкета вообще является единственным представителем исследователя и единственным связующим звеном в его отношениях с респондентом.

Целенаправленность ужесточается по сравнению с интервьюпутем максимальной формализации анкетного опроса. Его в этом отношении можно сравнить разве что с предельно стандартизированным интервью, которое нередко даже отождествляется санкетированием [314, с. 22]. Строгая регламентация процедуры»вопрос – ответ» и системы вопросов (а в большинстве случаев и системы ответов), не допуская никакой «отсебятины» со стороны анкетера, жестко направляет весь ход опроса по намеченному пути, не позволяя уклониться от намеченной цели.

Предельно ясно обозначены и позиции партнеров. Исследователь только задает вопросы, а опрашиваемый только отвечает. Это уже практически допрос. Отвечающему нет никакой возможности и надежды перехватить инициативу. Она целиком и полностью за опрашивающим.

Что касается массовости, то анкетирование в этом отношении уникальный способ сбора данных. Никакой другой метод психологии, включая интервью, не может с ним сравниться в возможностях охвата огромных масс людей в ограниченное время. Ярким примером сверхмассового анкетирования являются всенародные референдумы и выборы уполномоченных властью всех уровней (депутатов, мэров, председателей, президентов и т. д.). В этих акциях участвуют миллионы людей, отвечающих определенным образом на определенные вопросы анкеты, именуемой обычно бюллетенем для голосования. Хотя психологические исследования, конечно, уступают по масштабам исследованиям социологическим и демографическим, но и они, используя метод анкетирования, способны охватить многие сотни людей. В связи с массовым характером анкетных опросов заостряется проблема репрезентативности выборки и как следствие из этого проблема отбора респондентов, соответствующих намеченной выборке. Эта проблема решается как на подготовительном, так и на основном этапах исследования. На подготовительном этапе очерчивается возможный контингент в целом и определяется его ориентировочный состав. Иногда осуществляется предварительное уведомление или даже согласование потенциальных респондентов. На основном этапе осуществляется текущая коррекция состава опрашиваемых. Ведется работа как с уже намеченными «жертвами», так и с новыми, определяемыми анкетером по ситуации.

Кроме усиления общих для опросного метода черт анкетирование характеризуется и рядом специфических особенностей, отличающих его от интервью. Во-первых, это уже отмеченная высшая ступень формализации. Достигается она благодаря письменной форме речевого общения исследователя с исследуемым. Все вопросы и ответы заносятся на специальный бланк – опросный лист. Последовательность и формулировки вопросов строго определены заранее при разработке анкеты. По ходу опроса их невозможно изменить, что вполне возможно сделать в процессе интервьюирования, даже стандартизованного. Эти принципиальные признаки формализации сопровождаются и рядом вспомогательных приемов строгой организации анкетного опроса как письменного общения. Сюда надо отнести внешнее оформление анкеты, ограничивающее произвольность поведения опрашиваемого. Ему отводятся определенные места для ответов на каждый вопрос, ограничивается пространство для их изложения. Системой специальных указателей и полиграфических средств (тип шрифта, цвет, расположение текста на формате листа, таблицы) регулируются его внимание и восприятие. Ограничивают действия респондентов и всевозможные пояснения и предписания по заполнению анкеты. На ужесточение стандартизации процедуры работает и использование закрытых вопросов: большая часть анкет, используемых в массовых опросах, носит закрытый характер.

Второй специфический признак анкетирования – это значительно меньшая, чем в интервью, роль исследователя (анкетера) в процессе опроса. Его функции по ходу анкетирования носят ярко выраженный исполнительский характер, что дает повод говорить о них как о служебных обязанностях [55]. Некоторый элемент творчества присутствует лишь в самом начале опроса, когда необходимо завязать знакомство и установить первый контакт с респондентом, когда надо склонить его к сотрудничеству и убедить ответить на вопросы анкеты. На этом этапе от анкетера требуются определенные знания, умения и навыки общения. Но требования к ним и к личностным качествам, обеспечивающим эффективное общение, здесь значительно ниже, чем в интервью. Дело в том, что при анкетировании вполне достаточно наладить взаимодействие и совсем не обязательно, а часто и нежелательно выходить в общении на уровень межличностных отношений. Здесь неуместно сочувствие, не требуется эмоциональных проявлений, не нужен богатый арсенал знаков и приемов, подчеркивающих соучастие анкетера. Влияние личности анкетера на респондента и его ответы должно быть сведено к минимуму миниморуму. Именно в анкетном опросе идеал ведущего приближается к упомянутому ранее «техническому ассистенту». При установлении контакта анкетер, как и интервьюер, должен представиться и сообщить о целях опроса. Дальнейшие его обязанности сводятся к чисто технологическим действиям: объяснить правила заполнения анкеты, проконтролировать их соблюдение респондентом и принять от него готовый опросный лист.

Третья характерная особенность анкетирования – его анонимность. Практически все анкетные опросы, проводимые с научно-исследовательскими целями, безымянны. Необходимость идентификации анкеты с конкретным субъектом может возникнуть лишь при диагностических обследованиях с целью оказания дальнейшей психологической, медицинской или социальной помощи этому человеку. Подобные случаи возможны при индивидуальных обследованиях, но совершенно не характерны для массовых опросов. А именно с ними обычно ассоциируется анкетирование как научный метод.

Анкетирование отличается от интервью еще и тем, что фиксация опроса, по сути дела, осуществляется не ведущим, а отвечающим. Он сам вписывает свои ответы в опросный лист. Конечно, анкетер в некоторых случаях может делать необходимые пометки и записи о личности респондента и ходе опроса. Но, во-первых, это не всеобщее и не обязательное правило, а во-вторых, информация анкетера носит дополняющий, но никак не основной характер. Главные сведения об изучаемом объекте заключены в ответах анкетируемого. Выбраковка анкет на основании наблюдений анкетера – явление исключительное.

Из инициативы респондента в заполнении анкеты вытекают еще две особенности анкетирования. Во-первых, это возможность ознакомления опрашиваемого сразу со всей совокупностью предлагаемых вопросов, что может повлечь выработку у него целостной установки на опрос. И тогда «эффект излучения», т. е. взаимообусловленность ответов на комплекс вопросов, может проявиться во всей своей полноте. Снять его не помогут никакие ухищрения, предусмотренные на этапе конструирования анкеты. Тогда буферные вопросы будут уже холостым выстрелом, не дающим ожидаемого результата.

Вторым следствием указанной свободы респондента является возможность отвечать не по порядку, предусмотренному анкетой, а в любой удобной для него последовательности. Не исключены возвраты к предыдущим ответам и сознательное согласование с ними ответов последующих. А это может свести на нет действие предусмотренных составителями анкеты уловок, направленных на повышение эффективности опроса. Например, «эффект воронки» будет нейтрализован. Предотвратить подобные действия опрашиваемого в заочном анкетировании невозможно. Остается рассчитывать только на склонность людей к упорядочиванию своей деятельности по принципу «начинать с начала» и на непроизвольное воздействие на респондента предложенного анкетой порядка. Изредка в пояснениях к заполнению анкеты дается предписание отвечать, сообразуясь с последовательностью предлагаемых вопросов. Насколько соблюдается это указание в заочном опросе проконтролировать невозможно. При очном опросе анкетер в принципе может, если это необходимо, руководить действиями опрашиваемого. Но, во-первых, это сложно осуществить в групповых вариантах опроса при работе сразу с несколькими респондентами. А во-вторых, даже в индивидуальных формах практически невозможно ограничить поле восприятия одним вопросом. Обычно весь анкетный лист находится перед глазами отвечающего целиком. А усиленное напоминание о строгой последовательности ответов вызывает искушение заглянуть вперед: «запретный плод сладок!».

Наконец, специфической чертой анкетного опроса, вытекающей из его опосредованности анкетой, выступает повышение уровня требований к качеству опросника. Это выливается в организацию специального большого предварительного этапа по разработке или, как часто говорят, конструированию анкеты.

Анкета

Анкета или опросный лист «представляет собой нечто большее, чем просто сумму отдельных вопросов. Не вызывает сомнений у исследователей и то, что компоновать его необходимо, руководствуясь психологическими, а не предметно-логическими соображениями» [389, с. 280].

Обычно анкета состоит из трех разделов. Первый, вводный, включает данные об организаторе опроса (учреждение, общественная организация, группа лиц), обращение к опрашиваемому, описание целей опроса, пояснения по заполнению анкеты. Здесь же следует заверить испытуемого (анкетируемого) об анонимности опроса. Вступление должно быть лаконичным и вежливым. Основная часть состоит из вопросов и места для ответов. При закрытых вопросах здесь же приводятся предлагаемые варианты ответов. Заключительная часть анкеты содержит выражение благодарности опрашиваемому, а иногда и приглашение к дальнейшему сотрудничеству.

При разработке анкеты предельно тщательно учитываются изложенные ранее требования к вопроснику, поскольку в процессе анкетирования уже нет возможности внести какие-либо коррективы, чего не исключает интервью. Некоторые из этих требований применительно к анкетированию даже возводятся в ранг принципов построения анкеты [428]. Повторим наиболее важные из них – это логика и надежность. Логика подразумевает адекватность программных вопросов задаче исследования и их грамотный «перевод» в анкетные вопросы, которые формулируются таким образом, чтобы получить адекватные ответы. Надежность обеспечивается понятностью вопросов респондентам и использованием в оптимальной комбинации разных типов вопросов.

Еще одно требование к вопроснику, приобретающее для анкетных опросов статус принципа, – это учет специфики культуры, опыта, образовательного уровня опрашиваемого контингента. Стилистика вопросов и общая структура анкеты должны соответствовать потенциальной аудитории. Поскольку психологические анкеты базируются на самонаблюдении и самоотчете, то анкетный метод не применим к детям и к обследуемым с низким культурным уровнем [213, с. 36]. Частным проявлением этого принципа выступает требование учета так называемого «стиля респондента». Под стилем респондента подразумеваются «индивидуально-психологические особенности человека, проявляющиеся в его ответах на анкетные вопросы и не имеющие непосредственного отношения к их содержанию» [55, с, 137].

Опыт научных опросов позволяет выделить несколько типичных стилей, препятствующих опросу и получению адекватных ответов: 1) отказ от участия, 2) «да»-тенденция, 3) случайность ответа, 4) неявное уклонение, 5) категоричность суждений, 6) неправда. Нейтрализации первого стиля помогает четкая формулировка цели опроса, качественное внешнее оформление анкеты, удачный выбор места и времени анкетирования. Тенденция к выражению согласия, присущая многим людям, сглаживается более развернутыми вопросами. Случайный характер ответов, зависящий от свойств личности респондента, преодолеть в анкетировании трудно. Но случайность может провоцироваться и самим опросом – его сложностью, монотонностью, скукой. Здесь могут помочь более приемлемые формулировки вопроса и привлекательный вид анкеты. Скрытая уклончивость выражается в обилии неопределенных ответов типа «не знаю», «трудно сказать». Ее преодолению способствует конкретизация вопросов. Категоричность суждений, помогают смягчить скрытые в вопросах подсказки или применение закрытых вопросов с набором не слишком категоричных ответов. Возможно снивелировать экстремумы ответов на стадии первичной обработки данных путем объединения резких оценок с близкими, но более мягкими. Лживые ответы, проистекающие как из боязни правды, так и из желания «услужить» исследователю, можно предупредить подчеркнутой анонимностью, благожелательной и деловой обстановкой опроса.

Преимущества применения техники этим не исчерпываются. В актив следует отнести также «развязывание рук» интервьюеру, освобождающее его от непосредственных записей. Он может лучше сосредоточиться на процессе беседы и уделить больше внимания партнеру. Кроме того, материалы технической записи на стадии обработки и интерпретации могут многократно изучаться разными специалистами, что весьма полезно для выработки окончательных выводов по проводимому исследованию. Однако есть и ряд противопоказаний к применению техники в интервью, особенно в психологическом интервью. Главный недостаток, по мнению большинства специалистов, заключается в том, что микрофон, а тем более видеокамера стесняют респондента, а это отрицательно сказывается на качестве его информации и контактах с интервьюером [218, 428]. К тому же технические средства «засвечивают» респондента, что нежелательно при анонимных опросах. Кроме того, возможны и технические огрехи. Например, искажения или потеря информации от неудачного расположения аппаратуры или неполадок в ней.

Требования к интервьюеру

К интервьюеру приложимы все общие требования, предъявляемые к ведущему беседу и опрос. О них уже было сказано. Но есть и специфические качества, которыми должен обладать квалифицированный интервьюер. Эти качества должны обеспечивать выполнение двух обязательных условий интервьюирования: исключить (или хотя бы минимизировать) влияние интервьюера на содержание ответов опрашиваемого и способствовать созданию благоприятной ауры их общения. Совмещение этих условий от личает интервью от беседы и анкетирования. Для беседы обязательным является только второе условие, в то время как первое – не обязательно. В некоторых случаях воздействие специалиста является даже целью собеседования (например, при клинической беседе). Для анкетирования, наоборот, обязательно соблюдение первого условия, но не второго. Их взаимоотношения – дело десятое. Главное, чтобы анкетируемый не уклонился от опроса и отвечал предельно откровенно. А это обычно достигается больше деловитостью обстановки и анонимностью опроса, нежели влиянием исследователя.

В предельно лаконичном виде требование к личности интервьюера формулируется так: он должен быть «общительным педантом» . В педантизме олицетворяются способности строго следовать намеченному плану исследования, добиваться от респондента необходимой информации, доводить дело до конца. Общительность позволяет успешно взаимодействовать с опрашиваемым. Но в отличие от беседы в интервью не следует доводить общение до уровня эмпатии, а тем более идентификации. Как говорилось, оценки и мнения интервьюера могут относиться только к факту высказывания респондента, но не к содержанию его ответов, отражающих его мысли, чувства, установки. А эмпатическое общение со всей очевидностью демонстрирует позицию ведущего и поощряет или затрудняет проявление тех или иных переживаний ведомого.

Кстати, повышенная эмоциональность – не лучшее свойство интервьюера. Люди импульсивные обычно так «выкладываются» и привносят в ход опроса столько эмоций, что легко отклоняются от заданного плана, незаметно для себя вдаются в несущественные, а то и посторонние для исследования проблемы, могут даже «пойти на поводу» у респондента. Поэтому наиболее приемлем интервьюер уравновешенный и спокойный.

Еще одно качество желательно иметь интервьюеру как субъекту общения: умение противостоять стереотипизации образа партнера. Хотя стереотипы восприятия людей – явление естественное для любого процесса общения, все же в интервью требуется максимум непредвзятости к личности собеседника.

Понятно, что для интервьюера совершенно нежелательны дефекты дикции. Они могут повлечь сложности в контакте с респондентом на уровне и восприятия, и понимания, и эмоциональных отношений. Эти дефекты могут вызвать ошибки при регистрации реплик интервьюера ассистентом или их неразборчивость при звукозаписи.

Как свидетельствует практика опросов, на контактах с респондентами благотворно сказывается высокий уровень культуры и образования опрашивающего. Интервьюер с высшим образованием и широким кругозором скорее и легче вызовет у опрашиваемых уважение и доверие, чем менее образованные или узкопрофильные специалисты. Не последнюю роль играет внешний вид берущего интервью. Признаки нездоровья, неаккуратность, безвкусица в одежде – все это осложняет контакт с респондентом и понижает эффективность беседы.

В известных пределах интервьюер должен обладать артистическими качествами, чтобы сыграть успешно свою роль интересующегося проблемами партнера. Однако он ни в коем случае не должен подыгрывать ему. «Ни одеждой, ни манерой разговора не следует подлаживаться под опрашиваемого: надо держаться спокойно и уверенно» [428, с. 159]. Еще хуже, если интервьюер пытается «произвести впечатление», «подать себя». Его энергия должна быть направлена не на воздействие, а на наблюдение. Не следует прибегать к каким-то специальным ухищрениям, чтобы показать и доказать свое участие в партнере. «Лучшая уловка – это избегать всяких уловок, относиться к опрашиваемому с истинным человеколюбием, с не наигранным, а подлинным интересом» [262, с. 196]. И уж совершенно недопустимо интервьюеру в момент ведения беседы размышлять о своих делах, витать в своих мыслях, интеллектуально и эмоционально «отсутствовать».

Заключить обзор необходимых интервьюеру качеств можно его портретом, обрисованным Э. Ноэль: он «должен выглядеть здоровым, спокойным, уверенным, внушать доверие, быть искренним, веселым, проявлять интерес к беседе, быть опрятно одетым, ухоженным» [262, с. 196].

Виды интервью

Обычно разновидности интервью различают по степени его формализации: а) стандартизированное, или формализованное, в котором формулировки вопросов и их последовательность определены заранее; б) нестандартизированное, или свободное, где интервьюер руководствуется лишь общим планом и задачей исследования, а вопросы задаются в соответствии с ситуацией; в) полустандартизированное, или фокусированное, в котором используется так называемый «путеводитель» интервью с перечнем как строго необходимых, так и возможных вопросов.

Достоинства стандартизированного интервью: 1) сравнимость данных разных респондентов; 2) высокая надежность данных. Повторные интервью с тем же респондентом обычно дают совпадаюшие результаты; 3) отточенность вопросов минимизирует ошибки их «перевода» и «формулировки»; 4) доступность интервьюеру невысокой квалификации.

Нестандартизированное интервью позволяет в наибольшей степени добиться хороших контактов с опрашиваемым, так как в силу своей гибкости способствует созданию наиболее естественной и непринужденной обстановки, позволяет следить за ходом мысли респондента, задавать ему дополнительные вопросы на темы, не имеющие прямого отношения к изучаемой проблеме, но интересные для него [336]. Преимущества нестандартизиро-ванного интервью: 1) ближе к беседе, что способствует созданию более естественной обстановки и получению более естественных ответов; 2) более ситуативно, что дает возможность легче управлять беседой с учетом складывающихся обстоятельств; 3) дает более глубокую информацию, 4) более широкий диапазон используемых слов с эквивалентным значением для разных респондентов. Иначе говоря, дает возможность стандартизировать смысл вопросов, не привязываясь к строгому значению слов. А это расширяет возможности общения с интервьюируемым.

Полустандартизированный вариант, естественно, совмещает достоинства и недостатки каждого их двух смежных видов интервью.

Стандартизированный вариант выгоден при большом количестве респондентов, данные которых необходимо сравнить и обобщить. Свободное интервью применяется обычно для немассового опроса с целью ориентировки в проблеме, отработки вопросника, контроля и дополнения массовых данных. Полустандартизированное интервью применяется с одинаковым успехом и в том и в другом случае.

В зависимости от уровня исследования интервью делят на предварительные, основные и контрольные. Первый вид позволяет произвести разведку проблемы, уточнить гипотезу, сформулировать задачи последующих опросов массового характера. Наиболее подходящий для этих целей нестандартизированный или полустандартизированный вариант. Особо специфический случай предварительного интервьюирования – это проверка вопросника. Такая шлифовка вопросника совершенно необходима при последующих массовых опросах с помощью формализованного интервью или анкеты. Здесь проверяется адекватность вопросов изучаемой проблеме, их ясность для опрашиваемых, уточняется наиболее приемлемая последовательность и расположение отдельных вопросов и их блоков, вскрываются упущения в тематике, устанавливается степень соответствия вопросника тем или иным контингентам опрашиваемых.

С помощью основных интервью осуществляется сбор главного множества сведений в массовых опросах. Обычно это уже стандартизированные формы. Контрольные интервью нацелены на проверку спорных или сомнительных данных, а также на заполнение информационных лакун, обнаруженных при обработке и интерпретации основных данных. Контрольные интервью выполняются в любой форме стандартизации.

По числу участников интервью делятся на индивидуальные, групповые и массовые. Индивидуальное интервью есть работа с одним опрашиваемым. Групповое – с несколькими одновременно. При этом могут быть подварианты: собственно групповая форма (без взаимовлияний респондентов в группе) и коллективная форма (связи не только интервьюера с каждым из респондентов, но и между ними). Массовое интервью – это опрос больших популяций (сотни и тысячи человек). Этот вариант характерен для социально-психологических и особенно для социологических опросов.

Другой аспект индивидуально-группового критерия – это число интервьюеров, участвующих в одном исследовании. Аналогию находим в делении метода наблюдения по числу наблюдателей. Правда, с этой точки зрения вариант группового интервью для опросов явление не типичное. Несколько интервьюеров одновременно на одного или группу опрашиваемых – большая редкость в практике опросов, тем более психологических опросов. А вот массовый опрос обычно предполагает работу множества интервьюеров со множеством респондентов. Но, как правило, эта работа каждым из интервьюеров ведется самостоятельно, отдельно от других. Объединяющими факторами здесь выступают единство программы и общий руководитель или координатор-исследователь. Каждая же отдельная акция интервьюирования – это индивидуальная процедура. Поэтому эпитет «массовый» следует скорее адресовать виду опроса в целом, а не интервью как конкретному способу его реализации. В зарубежной науке массовые опросы населения с помощью интервью называют иногда «демоскопическими интервью» [262].

В терапевтической практике различают диагностическое и клиническое интервью, которые по своему характеру совмещают элементы опроса и беседы. Диагностическое интервью направлено на получение информации о свойствах личности. Оно обычно применяется на ранних этапах психотерапии и служит средством установления тесного личного контакта с собеседником и способом проникновения в его внутренний мир. В структуру этого интервью часто включаются тестовые методики обследования. Клиническое интервью нацелено на оказание помощи пациенту в осознании им своих внутренних затруднений, конфликтов, скрытых мотивов поведения. Оно ведется в предельно свободной форме. Психолог в этих интервью-беседах интересуется не только (а иногда и не столько) содержанием ответов, но и их невербальным сопровождением (тон, мимика, жестикуляция, запинки и т. п.). Стратегия и ход клинического интервью строятся на предварительных данных диагноза. Клиническое интервью на практике трудноотличимо от психотерапевтической беседы.

Подобно беседе интервью можно подразделять на управляемое и неуправляемое. Основная масса устных опросов, конечно, проводится в форме управляемого интервью, где ведущий является более активной стороной. Но изредка по тем же причинам, что и в беседе, требуется уступить активную позицию опрашиваемому, которому необходимо «излить душу». Такие интервью-исповеди обычно называют ненаправленными.

Известно выделение таких форм интервью как интенсивное и фокусированное [428]. Первое трактуется как продолжительное и глубинное исследование, нацеленное на изучение направленности личности, чем сближается с клиническим интервью. Второе – более скоротечное и узкое, применяется для получения информации по более или менее частным аспектам взаимодействия человека со средой. Например, выясняются реакции респондентов на различные компоненты той или иной информации, поступающей через средства массовой коммуникации.

Наконец, возможно осуществление интервью через технические средства связи. Главным образом это телефон. Такой вид интервью резко сужает поле непосредственного контакта и, предельно ограничивая управляющие возможности ведущего, уже мало чем отличается от телефонного анкетирования. В последнее время в связи с массовым внедрением во все сферы жизни электронной техники изредка можно наблюдать ее применение в практике интервьюирования. Правда, это относится не столько к психологическим исследованиям, сколько к социологическим.

Анкетирование

Анкетирование – это опрос с помощью анкеты. Анкета (или опросный лист) – это специально оформленный список вопросов, обращенных к определенной категории респондентов.

Считается, что первым анкетирование как научный метод при- менил Ф. Гальтон в своих психодиагностических исследованиях»;

Специфика анкетирования как опросного метода

Анкетирование – типично опросный метод. Если интервью: сближается с беседой, а иногда от нее даже неотличимо, то анкетирование таким грехом не страдает. Элемент непосредственного общения и разговора исследователя (анкетера) с исследуемым (анкетируемым) сведен здесь к минимуму.

По-видимому, эта особенность анкетирования позволяет некоторым исследователям утверждать, что «анкетирование трудно отнести к собственно психологическим исследовательским методам. Информация, получаемая с помощью анкеты, является декларативной и не может считаться надежной и достоверной даже при полной искренности испытуемого. Каждый психолог, знает, как на содержание высказываний испытуемого влияют неосознаваемая мотивация и установка. Поэтому есть смысл считать анкетирование непсихологическим методом, который, однако, может использоваться в психологическом исследовании как дополнительный, в частности при проведении социально-психологических исследований» [120, с. 51].

Согласиться с такой оценкой анкетирования совершенно невозможно. Во-первых, анкетирование в психологии нацелено главным образом на получение психологической информации. Сведения социологического, демографического, экономического и иного характера являются вспомогательными, дополняющими психологическую картину и способствующими интерпретации психологических данных. Во-вторых, процедура анкетирования, хотя и сводит к минимуму непосредственное общение респондента с исследователем, тем не менее представляет собой, образно выражаясь, дуэль между ними. Составитель анкеты идет на массу ухищрений, чтобы чисто психологически воздействовать на отвечающего и добиться от него искомой психологической ин- 5 формации. Фактически именно на это направлено все таинство, конструирования анкеты (о чем говорилось выше при освещении правил составления опросников) и вся экспрессия оформления анкеты (о чем будет сказано ниже). Поддержать это психологическое воздействие исследователя в очном опросе призван и непосредственный анкетер-исполнитель, главной обязанностью которого является побуждение респондента к точному выполнению предусмотренных исследователем действий при заполнении анкеты. В-третьих, упрек в ненадежности и недостоверности получаемой от анкетируемого информации в силу влияния на его ответы неосознаваемой мотивации и установки с таким же успехом можно адресовать практически любому субъективному эмпирическому методу вплоть до лабораторного эксперимента с ответами испытуемого оценочного характера. Да и в так называемых объективных методах куда деться от факторов мотивации и установки? Есть у испытуемого интерес (в том числе актуально неосознаваемый) к тестированию собственной персоны – будут предельно быстро и правильно сложены матрицы Равена, пройдены лабиринты Векслера, начерчены змейки Озерецкого и т. д. Нет интереса, а тем более и установки, – нет и «хороших» объективных показателей. Кстати сказать, вряд ли кто решится личностные опросники отнести к непсихологическим методам. Но чем они принципиально отличаются от анкеты, а тестирование с их помощью – от анкетирования? Наконец, если даже считать, что анкетирование (как и опрос в целом) «пришло» в психологию из других наук (социологических?), то со времен Ф. Гальтона этот метод прошел такой путь адаптации к психологической проблематике, что уже стал неотделим от всего семейства психологических методов. Кроме того, подобные методические заимствования – неотъемлемая часть истории психологической науки, обогатившейся методами сопряженных с нею наук (особенно естественных) и, в свою очередь, обогатившей своими методическими идеями и разработками другие науки. Ну и в конце концов, анкетирование как разновидность опроса – это метод общенаучного характера и общенаучного значения. Поэтому говорить о нем как о непсихологическом методе в контексте интересов психологии также некорректно, как об эксперименте или наблюдении. Все эти методы при их использовании в психологии становятся «психологическими».

Но вернемся к специфике анкетного опроса в психологии. Главный компонент этого метода, от которого зависит львиная доля успеха или неуспеха опроса, – анкета. Отсюда вытекает и предельная акцентуация методических черт, общих для метода опроса в целом. Это – опосредованность, целенаправленность, асимметричность позиций исследователя и респондента и массовость.

Если в интервью посредническая миссия вопросов замаскирована непосредственным контактом партнеров по опросу, то анкета выполняет роль посредника со всей очевидностью. «Анкета – это однонаправленный канал, опосредующий общение» [289, с. 33]. В заочных же видах опроса анкета вообще является единственным представителем исследователя и единственным связующим звеном в его отношениях с респондентом.

Целенаправленность ужесточается по сравнению с интервьюпутем максимальной формализации анкетного опроса. Его в этом отношении можно сравнить разве что с предельно стандартизированным интервью, которое нередко даже отождествляется санкетированием [314, с. 22]. Строгая регламентация процедуры»вопрос – ответ» и системы вопросов (а в большинстве случаев и системы ответов), не допуская никакой «отсебятины» со стороны анкетера, жестко направляет весь ход опроса по намеченному пути, не позволяя уклониться от намеченной цели.

Предельно ясно обозначены и позиции партнеров. Исследователь только задает вопросы, а опрашиваемый только отвечает. Это уже практически допрос. Отвечающему нет никакой возможности и надежды перехватить инициативу. Она целиком и полностью за опрашивающим.

Что касается массовости, то анкетирование в этом отношении уникальный способ сбора данных. Никакой другой метод психологии, включая интервью, не может с ним сравниться в возможностях охвата огромных масс людей в ограниченное время. Ярким примером сверхмассового анкетирования являются всенародные референдумы и выборы уполномоченных властью всех уровней (депутатов, мэров, председателей, президентов и т. д.). В этих акциях участвуют миллионы людей, отвечающих определенным образом на определенные вопросы анкеты, именуемой обычно бюллетенем для голосования. Хотя психологические исследования, конечно, уступают по масштабам исследованиям социологическим и демографическим, но и они, используя метод анкетирования, способны охватить многие сотни людей. В связи с массовым характером анкетных опросов заостряется проблема репрезентативности выборки и как следствие из этого проблема отбора респондентов, соответствующих намеченной выборке. Эта проблема решается как на подготовительном, так и на основном этапах исследования. На подготовительном этапе очерчивается возможный контингент в целом и определяется его ориентировочный состав. Иногда осуществляется предварительное уведомление или даже согласование потенциальных респондентов. На основном этапе осуществляется текущая коррекция состава опрашиваемых. Ведется работа как с уже намеченными «жертвами», так и с новыми, определяемыми анкетером по ситуации.

Кроме усиления общих для опросного метода черт анкетирование характеризуется и рядом специфических особенностей, отличающих его от интервью. Во-первых, это уже отмеченная высшая ступень формализации. Достигается она благодаря письменной форме речевого общения исследователя с исследуемым. Все вопросы и ответы заносятся на специальный бланк – опросный лист. Последовательность и формулировки вопросов строго определены заранее при разработке анкеты. По ходу опроса их невозможно изменить, что вполне возможно сделать в процессе интервьюирования, даже стандартизованного. Эти принципиальные признаки формализации сопровождаются и рядом вспомогательных приемов строгой организации анкетного опроса как письменного общения. Сюда надо отнести внешнее оформление анкеты, ограничивающее произвольность поведения опрашиваемого. Ему отводятся определенные места для ответов на каждый вопрос, ограничивается пространство для их изложения. Системой специальных указателей и полиграфических средств (тип шрифта, цвет, расположение текста на формате листа, таблицы) регулируются его внимание и восприятие. Ограничивают действия респондентов и всевозможные пояснения и предписания по заполнению анкеты. На ужесточение стандартизации процедуры работает и использование закрытых вопросов: большая часть анкет, используемых в массовых опросах, носит закрытый характер.

Второй специфический признак анкетирования – это значительно меньшая, чем в интервью, роль исследователя (анкетера) в процессе опроса. Его функции по ходу анкетирования носят ярко выраженный исполнительский характер, что дает повод говорить о них как о служебных обязанностях [55]. Некоторый элемент творчества присутствует лишь в самом начале опроса, когда необходимо завязать знакомство и установить первый контакт с респондентом, когда надо склонить его к сотрудничеству и убедить ответить на вопросы анкеты. На этом этапе от анкетера требуются определенные знания, умения и навыки общения. Но требования к ним и к личностным качествам, обеспечивающим эффективное общение, здесь значительно ниже, чем в интервью. Дело в том, что при анкетировании вполне достаточно наладить взаимодействие и совсем не обязательно, а часто и нежелательно выходить в общении на уровень межличностных отношений. Здесь неуместно сочувствие, не требуется эмоциональных проявлений, не нужен богатый арсенал знаков и приемов, подчеркивающих соучастие анкетера. Влияние личности анкетера на респондента и его ответы должно быть сведено к минимуму миниморуму. Именно в анкетном опросе идеал ведущего приближается к упомянутому ранее «техническому ассистенту». При установлении контакта анкетер, как и интервьюер, должен представиться и сообщить о целях опроса. Дальнейшие его обязанности сводятся к чисто технологическим действиям: объяснить правила заполнения анкеты, проконтролировать их соблюдение респондентом и принять от него готовый опросный лист.

Третья характерная особенность анкетирования – его анонимность. Практически все анкетные опросы, проводимые с научно-исследовательскими целями, безымянны. Необходимость идентификации анкеты с конкретным субъектом может возникнуть лишь при диагностических обследованиях с целью оказания дальнейшей психологической, медицинской или социальной помощи этому человеку. Подобные случаи возможны при индивидуальных обследованиях, но совершенно не характерны для массовых опросов. А именно с ними обычно ассоциируется анкетирование как научный метод.

Анкетирование отличается от интервью еще и тем, что фиксация опроса, по сути дела, осуществляется не ведущим, а отвечающим. Он сам вписывает свои ответы в опросный лист. Конечно, анкетер в некоторых случаях может делать необходимые пометки и записи о личности респондента и ходе опроса. Но, во-первых, это не всеобщее и не обязательное правило, а во-вторых, информация анкетера носит дополняющий, но никак не основной характер. Главные сведения об изучаемом объекте заключены в ответах анкетируемого. Выбраковка анкет на основании наблюдений анкетера – явление исключительное.

Из инициативы респондента в заполнении анкеты вытекают еще две особенности анкетирования. Во-первых, это возможность ознакомления опрашиваемого сразу со всей совокупностью предлагаемых вопросов, что может повлечь выработку у него целостной установки на опрос. И тогда «эффект излучения», т. е. взаимообусловленность ответов на комплекс вопросов, может проявиться во всей своей полноте. Снять его не помогут никакие ухищрения, предусмотренные на этапе конструирования анкеты. Тогда буферные вопросы будут уже холостым выстрелом, не дающим ожидаемого результата.

Вторым следствием указанной свободы респондента является возможность отвечать не по порядку, предусмотренному анкетой, а в любой удобной для него последовательности. Не исключены возвраты к предыдущим ответам и сознательное согласование с ними ответов последующих. А это может свести на нет действие предусмотренных составителями анкеты уловок, направленных на повышение эффективности опроса. Например, «эффект воронки» будет нейтрализован. Предотвратить подобные действия опрашиваемого в заочном анкетировании невозможно. Остается рассчитывать только на склонность людей к упорядочиванию своей деятельности по принципу «начинать с начала» и на непроизвольное воздействие на респондента предложенного анкетой порядка. Изредка в пояснениях к заполнению анкеты дается предписание отвечать, сообразуясь с последовательностью предлагаемых вопросов. Насколько соблюдается это указание в заочном опросе проконтролировать невозможно. При очном опросе анкетер в принципе может, если это необходимо, руководить действиями опрашиваемого. Но, во-первых, это сложно осуществить в групповых вариантах опроса при работе сразу с несколькими респондентами. А во-вторых, даже в индивидуальных формах практически невозможно ограничить поле восприятия одним вопросом. Обычно весь анкетный лист находится перед глазами отвечающего целиком. А усиленное напоминание о строгой последовательности ответов вызывает искушение заглянуть вперед: «запретный плод сладок!».

Наконец, специфической чертой анкетного опроса, вытекающей из его опосредованности анкетой, выступает повышение уровня требований к качеству опросника. Это выливается в организацию специального большого предварительного этапа по разработке или, как часто говорят, конструированию анкеты.

Анкета

Анкета или опросный лист «представляет собой нечто большее, чем просто сумму отдельных вопросов. Не вызывает сомнений у исследователей и то, что компоновать его необходимо, руководствуясь психологическими, а не предметно-логическими соображениями» [389, с. 280].

Обычно анкета состоит из трех разделов. Первый, вводный, включает данные об организаторе опроса (учреждение, общественная организация, группа лиц), обращение к опрашиваемому, описание целей опроса, пояснения по заполнению анкеты. Здесь же следует заверить испытуемого (анкетируемого) об анонимности опроса. Вступление должно быть лаконичным и вежливым. Основная часть состоит из вопросов и места для ответов. При закрытых вопросах здесь же приводятся предлагаемые варианты ответов. Заключительная часть анкеты содержит выражение благодарности опрашиваемому, а иногда и приглашение к дальнейшему сотрудничеству.

При разработке анкеты предельно тщательно учитываются изложенные ранее требования к вопроснику, поскольку в процессе анкетирования уже нет возможности внести какие-либо коррективы, чего не исключает интервью. Некоторые из этих требований применительно к анкетированию даже возводятся в ранг принципов построения анкеты [428]. Повторим наиболее важные из них – это логика и надежность. Логика подразумевает адекватность программных вопросов задаче исследования и их грамотный «перевод» в анкетные вопросы, которые формулируются таким образом, чтобы получить адекватные ответы. Надежность обеспечивается понятностью вопросов респондентам и использованием в оптимальной комбинации разных типов вопросов.

Еще одно требование к вопроснику, приобретающее для анкетных опросов статус принципа, – это учет специфики культуры, опыта, образовательного уровня опрашиваемого контингента. Стилистика вопросов и общая структура анкеты должны соответствовать потенциальной аудитории. Поскольку психологические анкеты базируются на самонаблюдении и самоотчете, то анкетный метод не применим к детям и к обследуемым с низким культурным уровнем [213, с. 36]. Частным проявлением этого принципа выступает требование учета так называемого «стиля респондента». Под стилем респондента подразумеваются «индивидуально-психологические особенности человека, проявляющиеся в его ответах на анкетные вопросы и не имеющие непосредственного отношения к их содержанию» [55, с, 137].

Опыт научных опросов позволяет выделить несколько типичных стилей, препятствующих опросу и получению адекватных ответов: 1) отказ от участия, 2) «да»-тенденция, 3) случайность ответа, 4) неявное уклонение, 5) категоричность суждений, 6) неправда. Нейтрализации первого стиля помогает четкая формулировка цели опроса, качественное внешнее оформление анкеты, удачный выбор места и времени анкетирования. Тенденция к выражению согласия, присущая многим людям, сглаживается более развернутыми вопросами. Случайный характер ответов, зависящий от свойств личности респондента, преодолеть в анкетировании трудно. Но случайность может провоцироваться и самим опросом – его сложностью, монотонностью, скукой. Здесь могут помочь более приемлемые формулировки вопроса и привлекательный вид анкеты. Скрытая уклончивость выражается в обилии неопределенных ответов типа «не знаю», «трудно сказать». Ее преодолению способствует конкретизация вопросов. Категоричность суждений, помогают смягчить скрытые в вопросах подсказки или применение закрытых вопросов с набором не слишком категоричных ответов. Возможно снивелировать экстремумы ответов на стадии первичной обработки данных путем объединения резких оценок с близкими, но более мягкими. Лживые ответы, проистекающие как из боязни правды, так и из желания «услужить» исследователю, можно предупредить подчеркнутой анонимностью, благожелательной и деловой обстановкой опроса.

Сравнительный анализ интервью и анкетирования — Мегаобучалка

Выбор типа опроса зависит от условий и задач исследования. Анкетирование целесообразно проводить в случаях, когда необходимо:

1) выяснить мнения людей по острым спорным или интимным вопросам;

2) опросить большое число людей за короткий срок, особенно при их рассредоточении на значительной территории.

Информация, получаемая в интервью, более полная, глубокая и определенная, чем анкетная. Если, заполняя анкету, человек может уклониться от ответов, то в интервью ему это сделать труднее. Интервью может сопровождаться наблюдением, что дает дополнительную информацию. Но зато анкетирование требует меньше затрат, времени и средств и может выполняться менее квалифицированными специалистами, чем интервью. В интервью на ход и результаты опроса значительное влияние могут оказать личностные свойства исследователя, что исключено при анкетировании. В анкетах часто даются более искренние ответы, чем в интервью, так как людям кажется, что анкета в большей степени гарантирует анонимность.

Массовый опрос путем анкетирования дает репрезентативные результаты, но в более узкой сфере проблем, чем возможно в интервью. Наконец, анкета более приспособлена, чем протокол интервью, для компьютерной обработки данных.



В массовых опросах целесообразно совмещать оба вида. Для интервью обычно отбирают 5–6% из опрошенных через анкету [428]. Данные такого контрольного интервью позволяют проверить надежность и достоверность анкетных данных, а также повысить качество интерпретации результатов в целом.

Глава 12. ЭКСПЕРИМЕНТ

Рассмотрим эксперимент как специфический научный метод, имеющий славу наиболее точного метода в психологии. Напомним слова великого натуралиста Ж. Кювье: если наблюдатель «слушает природу», то экспериментатор «вопрошает и принуждает ее разоблачиться».

Общая характеристика психологического эксперимента

Определение

Анализ и сравнение многочисленных определений эксперимента демонстрирует их несогласованность и неполноту. Это обстоятельство даже дает повод для весьма безрадостных оценок возможностей дать ему полноценную дефиницию: «Может быть, лучше всего об эксперименте говорить, пользуясь метафорами… А еще лучше, может быть, вовсе не пытаться давать определения того, что есть эксперимент, полагая, что это понятие не поддается компактному определению. Смысл его может стать ясным только после того, как о нем будет много сказано… Составители многих словарей, видимо, поняли тщетность попытки определить понятие «эксперимент». Ничего не сказано об этом понятии в таких хорошо известных изданиях справочного характера, как энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, Энциклопедический словарь Граната, Encyclopedia Britanica, Chamber’s Encyclopedia, словарь Larussn даже в нашей Физической энциклопедии» [231, с. 13].

Подобный пессимизм, граничащий с агностицизмом, в науке неприемлем. Ее обязанность не уклоняться от четких и понятных, а по возможности и однозначных формулировок при описании и объяснении реальности, а, наоборот, стремиться к ним. Как известно, лаконичность и простота языка – красноречие науки. А главные элементы этого красноречия – определения, в которых «словам должно быть тесно, а мыслям просторно».

Избежать определения эксперимента в психологии невозможно. Поэтому попытаемся в кратком виде обобщить соответствующие сведения.

Считается, что главное отличие эксперимента в психологии (впрочем, как и других психологических методов) от эксперимента в других науках предопределено основным объектом исследования. Человек как объект изучения в силу своей активности и сознательности очень сильно влияет как на процесс, так и на результаты исследования. Отсюда вытекают особые требования к процессу экспериментирования, рассматриваемому как процесс общения экспериментатора с испытуемым [147,148]. Эту особенность эмпирического психологического исследования психологи называют проблемой «субъектноcти объекта» [119]. Конкретизацией этой особенности психологического эксперимента является инструкция испытуемому, даваемая в подавляющем большинстве экспериментальных работ в психологии.

Главное же отличие психологического эксперимента от других психологических методов заключается в том, что он дает возможность внутреннему психическому явлению адекватно и однозначно проявиться во внешнем поведении, доступном объективному наблюдению. Адекватность и однозначность объективизации экспериментально вызываемых психических явлений достигаются за счет целенаправленного жесткого контроля условий их возникновения и протекания. С. Л. Рубинштейн писал на этот счет: «Основная задача психологического эксперимента заключается в том, чтобы сделать доступными для объективного внешнего наблюдения существенные особенности внутреннего психического процесса. Для этого нужно, варьируя условия протекания внешней деятельности, найти ситуацию, при которой внешнее протекание акта адекватно отражало бы его внутреннее психическое содержание. Задача экспериментального варьирования условий при психологическом эксперименте заключается прежде всего в том, чтобы вскрыть правильность одной единственной психологической интерпретации действия или поступка, исключив возможность всех остальных» [328, с. 37].

Осуществление главной цели экспериментального метода – предельно возможной однозначности в понимании связей между явлениями внутренней психической жизни и их внешними проявлениями – достигается благодаря следующим основным особенностям эксперимента: 1) инициатива экспериментатора в появлении интересующих его психологических фактов; 2) возможность варьирования условий возникновения и развития этих явлений; 3) строгий контроль и фиксация условий и процесса их протекания; 4) изоляция одних и акцентирование других факторов, обусловливающих изучаемые феномены, дает возможность выявления закономерностей их существования; 5) возможность повторения условий эксперимента позволяет многократную проверку получаемых научных данных и их накопление, что значительно повышает их надежность; 6) варьирование условий предполагает не только присутствие или отсутствие каких-то элементов экспериментальной ситуации, но и их количественные изменения, что позволяет выявленные закономерности представлять в строгих количественных выражениях.

Все сказанное позволяет определить эксперимент как метод, при котором исследователь сам вызывает интересующие его явления и изменяет условия их протекания с целью установления причин возникновения этих явлений и закономерностей их развития. Кроме того, получаемые научные факты могут неоднократно воспроизводиться благодаря управляемости и строгому контролю условий, что дает возможность их проверки, а также накопления количественных данных, на основе которых можно судить о типичности или случайности изучаемых явлений.

Общая характеристика метода


Дата добавления: 2014-10-24 | Просмотров: 733


Этапы организации интервью | Следующая страница ==> Разновидности метода анкетирования

Анкета (от фр. enkuete — список вопросов) — система вопросов, объединенных единым исследовательским замыслом, направленных на выявление количественно-качественных характеристик объекта и предмета анализа.

Анкета — это структурно организованный набор вопросов, каждый из которых логически связан с центральной задачей исследования. Вопросы анкеты могут касаться профессиональной направленности (мотивов, интересов, увлечений), моральных и психологических качеств личности, стиля общения и поведения, характерологических особенностей и др.

Анкета — метод исследования, предусматривающий письменные ответы на систему поставленных вопросов, каждый из которых связан с центральной задачей исследования.

Данный метод обладает следующими достоинствами:

v высокой оперативностью получения информации;

v возможностью организации массовых обследований;

v сравнительно малой трудоемкостью процедур подготовки и проведения исследований, обработки их результатов;

v отсутствием влияния личности и поведения опрашивающего на работу респондентов;

v невыраженностью у исследователя отношений субъективного пристрастия к кому-либо из отвечающих.

Однако, анкетированию свойственны и недостатки:

ü отсутствие личного контакта не позволяет изменять порядок и формулировки вопросов в зависимости от ответов или поведения респондентов, как, например, в беседе;

ü не всегда достаточна достоверность подобных «самоотчетов», на итоги которых влияют неосознаваемые установки и мотивы респондентов или их желание выглядеть в более выгодном свете, сознательно приукрасив реальное положение дел.

В современной психологии анкетирование считается вспомогательным методом исследования, в таких науках как социология или демография — одним из основных.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 |

Кто задает вопросы и что это нам говорит

Недавно, во время технического обучения для новой работы, Я оказался в неудобной, но знакомой головоломке. Обучение было было понятно, пока вдруг не стало — как приятная прогулка скалы.

Упав в интеллектуальную пустоту, я парашют — в данном случае вопрос. Но материал стал таким сложным, быстро, что я больше не знал, как задать вопрос более членораздельно, чем: «Подождите, какие?» Рассуждая, что этот запрос или любой другой вопрос, который я мог бы задать, либо разоблачит меня как идиота, либо затормозит нас настолько, что мы не в силах закончить весь материал вовремя, я замолчал.

После сеанса я злился на себя. Как журналист приучен рассматривать задаваемый вопрос как мощный фактор — признак уверенности — мое поведение было иррационально: я выбрал краткосрочное сохранение репутации (и путаницу) над долгосрочным профессиональным ростом (и ясностью). В чем была моя проблема? Я задумался.

Но, как учит нас наука о поведении, это, вероятно, не правильный (или единственный) уместный вопрос. Не менее важный вопрос: что там было с комплексом? взаимодействие между моими чертами (такими как мой пол — женский — и личность), ситуацию и мой предыдущий опыт, из-за которого мне было труднее спрашивать вопросы?

Что такого было в сложном взаимодействии между моими чертами, ситуацией и моим предыдущим опытом, из-за чего мне было труднее задавать вопросы?

Пока задавать вопрос долго изучались и активно использовались научными, академическими, философскими, и религиоведы, только недавно социологи начали распутывать как вопросы, заданные публично и в частном порядке, могут повлиять на отдельного человека, задающего вопрос, спрашивающего и даже тех, кто наблюдает за ходом расследования.Как исследователи признали, что постановка вопросов является ключевым фактором в ускорении профессионального успеха и укрепления межличностных отношений, они также начали исследовать, почему и когда одни люди могут задавать больше вопросов, чем другие, и последствия этих диспропорций. Хотя это исследование находится в зачаточном состоянии, существует лишь несколько исследований и исследователи, работающие над этой темой, выявили один вывод, который в некотором роде оставляет нам даже больше вопросов, чем ответов: задавание вопросов часто ломает вниз по гендерной линии.

Возьмем, к примеру, вопрос гендерного разрыва на гетеросексуальных свиданиях, о котором я писал несколько лет назад (и о котором писали и другие журналисты). Во время своего исследования я обнаружил книгу социолингвиста Деборы Таннен « Ты просто не понимаешь », которая предлагает одно из объяснений этого несоответствия. Таннен предполагает, что мужчины и женщины по-разному видят цель разговора: мужчины склонны видеть цель многих межличностных разговоров в переговорах о статусе в социальной иерархии, что они и делают, «демонстрируя знания и навыки и занимая центральное место посредством вербального выступления». таких как рассказывание историй, шутки или передача информации», — пишет Таннен.Напротив, женщины, как правило, используют разговор для установления связей, используя вопросы, чтобы обнаружить «сходства и совпадающий опыт», объясняет она.

Совсем недавно исследователи оценивали задавание вопросов как в межличностном, так и в профессиональном контексте, обнаружил, что мужчины, как правило, задают меньше вопросов в межличностных отношениях и больше в профессиональных контекстах, чем женщины, и что женщины, как правило, задают меньше вопросов во время профессиональные контексты с высокими ставками и еще в межличностных, непрофессиональных ситуациях.

Соблазнительно делать выводы из некоторых из этих выводы, и, в частности, интерпретировать вопросы, заданные в профессиональном настройки в качестве прокси для множества различных, трудно поддающихся измерению динамики, таких как как расширение прав и возможностей женщин, уверенность и чувство принадлежности. Но сначала мы должны признать что-то важное: как пол, так и задаваемый вопрос, как правило, наблюдаемые исследователями — главные кандидаты для измерения, анализа и прокси-статус.

В связи с этим возникает вопрос: дает ли оценка поведения, задающего вопросы, ценные данные о расширении прав и возможностей женщин и гендерном равенстве? Или это просто дает нам одну часть данных из гораздо большего круга?


Алисия Картер ненавидит задавать вопросы. «Я ужасная, самая ужасная», — признается она. «Я очень редко задаю вопросы, потому что слишком нервничаю, а когда задаю, то спотыкаюсь о слова — это ужасно».

Возможно, отчасти поэтому Картер, исследователь из CNRS (Французский национальный центр научных исследований ) Института наук об эволюции во Франции, решил изучить гендерную разбивку вопросов, задаваемых на академических семинарах. Ей и ее соавторам было любопытно, как такое поведение в более широком смысле связано с присутствием женщин на высших ступенях научных кругов.В Европе женщины получают 59 процентов ученых степеней бакалавра, но только 47 процентов докторов наук и занимают только 21 процент руководящих должностей преподавателей. В США они получают 57,6% степени бакалавра и 52,7% докторской степени, но составляют менее одной трети штатных преподавателей и 27% штатных должностей.

В своей статье 2018 года, посвященной изучению 250 мероприятий в 35 учреждениях в 10 странах, Картер и ее соавторы написали, что женщины в два с половиной раза реже задают вопрос на семинаре академического отдела, чем мужчины (результаты, которые перекликаются с более ранними исследованиями других академических конференции и семинары по астрономии, биологии и генетике).Они обнаружили это неравенство в задавании вопросов, несмотря на то, что в среднем аудитория была поровну разделена на мужчин и женщин, и даже с учетом старшинства: в среднем на каждом этапе своей академической карьеры женщины задавали пропорционально меньше вопросов, чем мужчины. Однако женщины с большей вероятностью задавали вопрос, когда в целом во время семинара было задано больше вопросов, и с меньшей вероятностью, если первым задавал вопрос мужчина.

Та самая группа исследователей, включая Картера, также опросили 600 ученых мужского и женского пола, начиная от аспирантов преподавателям (из 28 областей обучения в 20 странах) почему они не задавали вопрос, если он у них был.Женщины оценили такие объяснения, как «не чувствую себя достаточно умным», «беспокоюсь, что неправильно понял содержание» или «оратор был слишком выдающимся и пугающим» как более важным для них. решение молчать, чем мужчины. Некоторая сдержанность является рациональной перспектива сохранения репутации: зрители, которые задают вопросы, могут быть судят так же сурово, как и основных докладчиков семинара, — говорит соавтор Алисса. Крофт, ассистент профессора социальной психологии Аризонского университета.

Это суждение может быть особенно суровым для женщин, которые в задать вопрос, может быть воспринято как нарушение гендерных норм, которые говорят, что они должен быть тихим, вежливым и приятным.Эти нормы также могут сделать повышение рука еще более рискованная. «Женщины борются с [возможностью их вопроса] создает неудобную ситуацию для говорящего, и они более внимательны людей в аудитории», — объясняет Картер. «Они не хотят беспокоить аудитории с уточняющим вопросом».

Это препятствие, что даже некоторые из столкнулись самые влиятельные женщины страны. Возьмите помощника Верховного суда Судья Соня Сотомайор. Согласно анекдоту, первая леди Мишель Обама рассказанная во время выпускной речи 2009 года, Сотомайор чувствовала себя такой чужой, когда она впервые прибыла в кампус Принстонского университета, что она «никогда не поднимала руки ее первый год, потому что – и это цитата — она ‘была слишком смущена и слишком боится задавать вопросы.’”

Судья Верховного суда Соня Сотомайор почувствовала себя настолько чужой, когда впервые прибыла в кампус Принстонского университета, что «никогда не поднимала руку на первом курсе, потому что… она была слишком смущена и слишком напугана, чтобы задавать вопросы».

Хотя Сотомайор в конце концов нашла свою опору, для многих женщины, такое поведение может иметь альтернативные издержки. «Когда я научился говорить, и набраться смелости, чтобы задавать вопросы, это совпало с тем, что я расцвел как ученый», — говорит Джеймс Дэвенпорт, астроном, который начал изучать гендерную анализ вопросов, задаваемых на астрономических конференциях в 2014 году, и обнаружил, что мужчины также чаще задавали вопросы в этой области, чем женщины.»Я узнал принять участие и стать более любознательным, что было очень важно, когда я был молодым исследователем. Я чувствовал себя так: «О, у меня есть верные идеи».

В то время как данные Давенпорта и его коллег основаны на людях добровольно внося то, что они наблюдают на конференциях, в веб-форму, он во-первых, чтобы признать, что это не строго контролируемое исследование. Но причина, по которой он начал и продолжает это делать, «не в том, чтобы узнать истинную природу гендерных демографии или динамики, это должно сделать мое сообщество лучше.Если только изучая если бы мы смогли повлиять на это, это было бы для нас воодушевляющей победой. То цель состоит в том, чтобы сделать наши профессиональные встречи более доступными, справедливыми и вовлечение».

Он слышал несколько первых анекдотов, указывающих на это. положительное влияние. «Женщины говорили мне: «Я слышала о вашем исследовании, что если женщина говорит первой, что может иметь триггерный эффект [для поощрения других участие женщин]. Теперь я рано поднимаю руку, чтобы выйти из своего комфорта зону и поощрять других людей.«Для меня это великая вещь. Эти крошечные вмешательства могут складываться».

Когда женщина задает вопрос на таком высоком уровне обстановке, это может помочь подтвердить еще невысказанные идеи других членов аудитории, тоже, просто подтвердив, что кто-то, кто выглядит и говорит, как они, присутствие и сила на поле. Картер говорит, что неравенство в задавании вопросов важно, потому что «на семинарах студенты впервые видят свой потенциал поле в действии», частично через тех, кто говорит.Когда студенты видят члены аудитории задают вопросы, они также получают «представление о видах характеристик, которые делают человека успешным в этом конкретном поле.» Другими словами, лица, задающие вопросы, могут служить образцом для подражания, сигнализируя похожие на них, что они тоже принадлежат к этой области.


Из исследования пока трудно понять, насколько задавание вопросов зависит от пола по сравнению с динамикой власти и личностными различиями.Отделить пол от личности может быть сложно, «потому что многие личностные характеристики также могут быть гендерными стереотипами», — говорит Крофт. Возьмем, к примеру, категории коммуникативных черт по сравнению с агентными чертами. Черты, связанные с общением, стереотипно женские, включают в себя заботливость, теплоту и ориентацию на заботу о других, в то время как агентские черты, стереотипно мужские, включают напористость, независимость и сосредоточенность на саморекламе. «Является ли пол косвенным показателем характеристик личности, или эти характеристики личности являются косвенным показателем пола?» она спрашивает.

Хотя некоторые исследования показали, что обладание более выраженными «мужскими» чертами, такими как независимость и напористость, может быть связано с большей частотой вопросов, задаваемых в академической среде, социологи не проводили систематической оценки личностных черт, таких как экстраверсия, интроверсия. , покладистость и невротизм — наряду с полом, как часть большинства исследований с вопросами. Это означает, что мы до сих пор не знаем, является ли пол наиболее важным фактором, когда дело доходит до постановки вопросов, или, скорее, его легче всего наблюдать.

Аналогичный аргумент справедлив для поведения, связанного с задаванием вопросов, и его значение в качестве прокси для других переменных, таких как доверие и принадлежность. Действительно ли это говорит нам что-то более глубокое об отдельном задающем вопрос, или это просто видно?

Адъюнкт-профессор Гарвардской школы бизнеса Элисон Вуд Брукс считает, что вопросы являются важной частью разговора из-за того, как часто возникает возможность задать вопрос. «Это невероятно распространены — люди задают вопросы все время, — говорит она.«И из моего исследования мы также знаем, что задавать вопросы мощный. Существует очень мало научно обоснованных рецептов или вмешательств, которые может сделать людей более эмоционально умный, но вопрос задать может. Это легко сделать и развернуть. Наш результаты показывают, что все, что вам нужно сделать, это начать разговор, думая: «Я нужно задать больше вопросов, и вы это сделаете».

А женщины задают больше вопросов и говорят больше в разных условиях. Исследования Брукса и Крофта показывают, что мужчины и женщины одинаково разговорчивы. но они предпочитают говорить в разное время по рациональным причинам.«Когда женщины говорят, особенно на рабочем месте, — говорит Брукс, — они с большей вероятностью быть уволенным, испытать негативную реакцию восприятия или показаться чрезмерно агрессивны или интенсивны, когда они отстаивают свои идеи».

Мы до сих пор не знаем, является ли пол наиболее важным фактором, когда речь заходит о постановке вопросов, или, скорее, его легче всего наблюдать.

Безусловно, «высказывание» может вызвать иную реакцию, чем постановка вопроса — в зависимости от типа вопроса и контекста.Но исследования женщин, говорящих в общественных местах, все же могут помочь нам понять, почему некоторые женщины могут не задавать вопросов и что может произойти, если они это сделают. Возьмем, к примеру, исследование доцента Йельского университета Виктории Бресколл, которое предполагает, что женщины сдерживают свои выступления на публике отчасти потому, что они обоснованно боятся негативной реакции. Показав в контексте реальной жизни (Сенат) и в лабораторных экспериментах, что усиление власти не связано с повышенной болтливостью у женщин, как у мужчин, и что страх воспринимаемой негативной реакции может препятствовать разговорчивости женщин, она попыталась понять, опасения ответной реакции были оправданы.В ходе лабораторного эксперимента она попросила участников оценить компетентность и пригодность для лидерства гипотетических мужчин и женщин-гендиректоров после того, как они прочитают краткие биографии, описывающие, как много говорил каждый из них. Было четыре разных биографии, которые различались по двум параметрам — полу (гендиректора звали либо Дженнифер, либо Джон Морган) и разговорчивости (генеральный директор описывался как говорящий больше или меньше, чем в среднем на рабочем месте).

В состоянии разговорчивой женщины, где генеральным директором была женщина и она говорила больше, чем другие люди во власти — участники оценили ее как менее компетентен и менее подходит для руководства, чем генеральный директор-мужчина, который говорил на равном количество.

В другом исследовании ученые из Стэнфордского и Нью-Йоркского университетов включились в программу профессионального развития женщин в некоммерческой организации, чтобы узнать, как женщины уравновешивают потребность быть «увиденными» на работе с угрозой потенциальной негативной реакции из-за такого более заметного поведения. Одна женщина рассказала исследователям о разговоре с коллегой-мужчиной после встречи, на которой она высказалась. «Боже, как я рада, что не замужем за тобой!» — сказал он ей, согласно статье исследователей в Harvard Business Review.Вместо того, чтобы спорить со своим коллегой из-за его сексистского комментария, она решила вести себя тихо на будущих встречах.

Все это означает, что, возможно, неудивительно, что «женщины требуют более высокого порога уверенности и знаний всякий раз, когда они говорят», и что они менее склонны высказываться в важных рабочих ситуациях и могут быть более разговорчивыми дома, или в более интимных межличностных контекстах», — говорит Брукс. Некоторые исследования также показывают, что женщины могут чаще задавать уточняющие вопросы в небольших группах.

В книге Еще Красивый вопрос , журналист Уоррен Бергер утверждает, что лучше задавать вопросы могут улучшить процесс принятия решений (частично путем преодоления предубеждений и предположения), стимулируют творческое решение проблем, укрепляют личные отношения, и усилить лидерство.

Но это результаты. Что Менее ясно то, что чья-то склонность задавать вопросы — или не задавать — говорит нам о ее. Брукс, профессор Гарвардской школы бизнеса, считает, что выбор вместо для вопросов связан с «женщины не чувствуют себя в силах говорить», но помимо этого это нечетко.«Вопрос — это зависимая мера, которая может быть очень гибкой в ​​разных контекстах», — говорит она.

«Это может означать совсем другое вещи на групповой рабочей встрече по сравнению с беседой один на один», но поскольку область исследований все еще нова, мы еще не знаем. В некоторых настройках, например, задавать больше вопросов может сигнализировать о более низком статусе, если человек с более высокой властью предполагается ответить на вопросы. Другой набор данных из работы Брукса вдохновляет нас, опять же, чтобы рассмотреть альтернативные интерпретации того, что кажется прямые выводы: это рабочий документ, который находит женщин в разговоре смеяться почти в два раза больше, чем мужчины в различных контекстах.Это не потому, что они счастливее, или даже потому, что обязательно хотят видеть свою снова собеседники, но скорее «гендерный разрыв в смехе в значительной степени обусловлен из-за разницы в силе», — говорит Брукс. «Женщины, как правило, занимают должности ниже власть, и есть много негласных правил о том, как люди в маломощных должности должны вести себя почтительно по отношению к своим высокопоставленным собеседники. Когда мы ставим женщин на руководящие посты, их уровень неаутентичного смеха снизился до уровня смеха, наблюдаемого у мужчин.


Когда Натали Телис была кандидатом наук. студентка в Стэнфорде, занимающаяся эволюцией, статистической генетикой и вычислениями, она изучала поведение, задаваемое вопросами, на конференциях и обнаружила «два хороших качества задавания вопросов»: доказательство того, что оно «частично мотивировано вашим чувством уверенности и принадлежности, и что это это кажется очень заметным». Хотя наблюдение и количественная оценка такого явления, как неявная предвзятость, является сложной задачей как внутри, так и за пределами лаборатории, большинство ученых посещают конференции и посещают сеансы вопросов и ответов.

Телис задается вопросом, является ли задавание вопросов своего рода двунаправленным рычаг, который может помочь нам ответить на более глубокие вопросы. «Если постановка вопроса связана с уверенностью, а если уверенность связана с постановкой вопроса, то если мы можем повлиять на показатель задаваемых вопросов, возможно, это также означает, что мы влияет на уверенность и принадлежность женщин в комнате», — предлагает она. Измеряющие вопросы, говорит она, «дают нам возможность понять многое. вещи сразу».

Какие истории мы хотим рассказать нам исследование? И как это желание, в свою очередь, влияет на то, что мы измеряем, и как мы интерпретируем эти показатели?

Конечно, кажется, что люди хотят сказать нам что-то или многое другое.«У нас был абсурд количество людей, которые интересовались [этим исследованием]», — говорит Джиллиан Сандстром, старший преподаватель психологии в Университете Эссекса, и еще одна статья соавтор с Крофтом и Картером. Еще до того, как их статья прошла рецензирование, «она привлекал огромное внимание».

Возможно, это потому, что для многих исследователей субъект чувствует личный. «Я чувствую эти беспокойства и страхи, связанные с задаванием вопросов, и что внутренний голос, который говорит, Не говори так вслух, люди подумают, что тебе здесь не место!» говорит Крофт, который является доцент и младший сотрудник в этой области. » Это полный синдром самозванца.»

Это личное и для меня, что делает его еще более важным для меня и других, кто одержим запросами, чтобы задавать себе сложные вопросы прежде чем мы сделаем выводы об этой сокровищнице данных. Бергер, автор книги Более красивый вопрос , рекомендует устранение предвзятости желательности, когда «принятие желаемого за действительное… мешает критического мышления». Мы можем сделать это, спросив: что бы я хотел, чтобы было правдой?

Что это истории, которые мы хотим исследования рассказать нам? И как это желание, в свою очередь, влияет на то, что мы измеряем, и как мы интерпретируем эти меры? Задавание вопросов может быть мощным определяющим фактором профессионального успеха, и поощрение его большего может быть портал в дополнительные возможности и власть для женщин и других недостаточно представленных группы.Или, возможно, это не то место, где нужно сосредоточиться. Спрашивают ли женщины вопросы в определенном контексте могут рассказать нам что-то о них, или это могли бы рассказать нам гораздо больше об окружающей среде и людях вокруг них. Что мы знаем точно: лучший способ узнать больше заключается в том, чтобы продолжать задавать лучшие вопросы.

2.3 Генерация хороших исследовательских вопросов – методы исследования в психологии

Цели обучения

  1. Опишите некоторые методы превращения исследовательских идей в эмпирические исследовательские вопросы и используйте эти методы для создания вопросов.
  2. Объясните, чем интересен исследовательский вопрос, и оцените исследовательские вопросы с точки зрения их интереса.

Создание эмпирически проверяемых исследовательских вопросов

Когда у вас появится идея для исследования, вам нужно использовать ее для создания одного или нескольких эмпирически проверяемых исследовательских вопросов, то есть вопросов, выраженных в терминах одной переменной или отношений между переменными. Один из способов сделать это — внимательно изучить раздел обсуждения в недавней исследовательской статье по этой теме.Это последний основной раздел статьи, в котором исследователи обобщают свои результаты, интерпретируют их в контексте прошлых исследований и предлагают направления для будущих исследований. Эти предложения часто принимают форму конкретных исследовательских вопросов, на которые вы затем можете попытаться ответить с помощью дополнительных исследований. Это может быть хорошей стратегией, потому что вполне вероятно, что предлагаемые вопросы уже были определены опытными исследователями как интересные и важные.

Но вы также можете создать свои собственные исследовательские вопросы.Как вы можете это сделать? Во-первых, если вы имеете в виду конкретное поведение или психологическую характеристику, вы можете просто концептуализировать ее как переменную и спросить, насколько она часта или интенсивна. Сколько слов в среднем говорят люди в день? Насколько точны наши воспоминания о травмирующих событиях? Какой процент людей обращался за профессиональной помощью при депрессии? Если этот вопрос никогда не изучался с научной точки зрения (о чем вы узнаете из обзора литературы), то он может быть интересным и достойным изучения.

Если научное исследование уже дало ответ на вопрос о том, насколько частым или интенсивным является поведение или характеристика, то вам следует подумать о том, чтобы превратить его в вопрос о взаимосвязи между этим поведением или характеристикой и какой-либо другой переменной. Один из способов сделать это — задать себе следующую серию более общих вопросов и записать все ответы, которые вы можете придумать.

  • Каковы возможные причины поведения или характеристики?
  • Каковы некоторые возможные эффекты поведения или характеристики?
  • Какие типы людей могут демонстрировать большее или меньшее поведение или характеристику?
  • Какие типы ситуаций могут вызвать большее или меньшее поведение или характеристику?

В общем, каждый записанный вами ответ можно рассматривать как вторую переменную, предполагающую вопрос о связи.Например, если вас интересует болтливость, вам может прийти в голову, что возможной причиной этой психологической характеристики является размер семьи. Есть ли связь между размером семьи и болтливостью? Или вам может прийти в голову, что люди кажутся более разговорчивыми в однополых группах, чем в смешанных. Есть ли разница в среднем уровне разговорчивости людей в однополых группах и людей в смешанных группах? Этот подход должен позволить вам генерировать множество различных эмпирически проверяемых вопросов практически о любом поведении или психологической характеристике.

Если в ходе этого процесса вы сформулируете вопрос, который никогда не изучался с научной точки зрения (что, опять же, вы узнаете из своего обзора литературы), тогда он может быть интересным и заслуживающим изучения. Но что, если вы обнаружите, что это изучено с научной точки зрения? Хотя на этом этапе начинающие исследователи часто хотят сдаться и перейти к новому вопросу, это не обязательно хорошая стратегия. Во-первых, тот факт, что вопрос изучен научно и опубликованы исследования, говорит о том, что он представляет интерес для научного сообщества.С другой стороны, вопрос почти наверняка можно уточнить, так что ответ на него все равно внесет что-то новое в исследовательскую литературу. Опять же, хорошей стратегией будет задать себе ряд более общих вопросов об отношениях.

  • Существуют ли другие способы определения и измерения переменных?
  • Есть ли типы людей, для которых отношения могут быть сильнее или слабее?
  • Существуют ли ситуации, в которых отношения могут быть сильнее или слабее, включая ситуации, имеющие практическое значение?

Например, исследование показало, что женщины и мужчины произносят примерно одинаковое количество слов в день, но это было при измерении разговорчивости с точки зрения количества слов, произнесенных в день среди студентов университетов США и Мексики.Мы все еще можем задаться вопросом, дают ли другие способы измерения разговорчивости — например, количество разных людей, с которыми разговаривают каждый день — тот же результат. Или мы можем спросить, дают ли такие же результаты изучение пожилых людей или представителей других культур. Опять же, этот подход должен помочь вам сгенерировать множество различных исследовательских вопросов почти о любых отношениях.

Оценка вопросов исследования

Исследователи обычно задают гораздо больше исследовательских вопросов, чем пытаются на них ответить.Это означает, что у них должен быть какой-то способ оценки исследовательских вопросов, которые они генерируют, чтобы они могли выбирать, какие из них использовать. В этом разделе мы рассмотрим два критерия оценки исследовательских вопросов: интересность вопроса и возможность ответа на него.

Интересность

Как часто люди завязывают шнурки на ботинках? Чувствуют ли люди боль, когда вы бьете их в челюсть? Женщины чаще пользуются косметикой, чем мужчины? Люди предпочитают ванильное или шоколадное мороженое? Хотя разработать исследование и собрать данные, чтобы ответить на эти вопросы, было бы довольно просто, вы, вероятно, не захотите этого делать, потому что они неинтересны.Мы говорим здесь не о том, интересен ли исследовательский вопрос лично нам, а интересен ли он людям в целом и, особенно, научному сообществу. Но что делает исследовательский вопрос интересным в этом смысле? Здесь мы рассмотрим три фактора, которые влияют на интерес  вопроса исследования: ответ вызывает сомнения, ответ заполняет пробел в исследовательской литературе и ответ имеет важные практические последствия.

Во-первых, исследовательский вопрос интересен в той мере, в какой ответ на него вызывает сомнения.Очевидно, что вопросы, на которые были даны ответы научными исследованиями, уже не интересны как предмет новых эмпирических исследований. Но тот факт, что на вопрос не ответили научные исследования, не обязательно делает его интересным. Должен быть какой-то разумный шанс, что ответ на вопрос будет чем-то, чего мы еще не знали. Но как вы можете оценить это до фактического сбора данных? Один из подходов состоит в том, чтобы попытаться придумать причины, по которым можно ожидать разных ответов на вопрос, особенно тех, которые кажутся противоречащими здравому смыслу.Если вы можете придумать причины ожидать как минимум двух разных ответов, тогда вопрос может быть интересным. Если вы можете придумать причины ожидать только одного ответа, то, вероятно, это не так. Вопрос о том, являются ли женщины более разговорчивыми, чем мужчины, интересен тем, что есть основания ожидать обоих ответов. Само существование стереотипа предполагает, что ответ может быть «да», но тот факт, что вербальные способности женщин и мужчин довольно схожи, предполагает, что ответ может быть «нет». Вопрос о том, чувствуют ли люди боль, когда вы бьете их в челюсть, неинтересен, потому что нет абсолютно никаких причин думать, что ответ может быть чем-то иным, кроме твердого «да».

Второй важный фактор, который следует учитывать при принятии решения об интересе исследовательского вопроса, заключается в том, заполнит ли ответ пробел в исследовательской литературе. Опять же, это отчасти означает, что на этот вопрос еще нет ответа в научных исследованиях. Но это также означает, что вопрос в некотором смысле естественен для людей, знакомых с исследовательской литературой. Например, вопрос о том, может ли ведение конспектов лекций от руки помочь улучшить успеваемость студентов на экзаменах, вероятно, возникнет у любого, кто знаком с исследованиями в области конспектирования и неэффективности поверхностной обработки при обучении.

Последний фактор, который следует учитывать при принятии решения о том, интересен ли исследовательский вопрос, заключается в том, имеет ли его ответ важные практические последствия. Опять же, вопрос о том, способствует ли ведение записей от руки обучению, имеет важное значение для образования, включая политику в классе, касающуюся использования технологий. Вопрос о том, влияет ли использование сотового телефона на управление автомобилем, интересен, поскольку он имеет отношение к личной безопасности каждого, кто путешествует на автомобиле, и к дискуссии о том, должно ли использование сотового телефона быть ограничено законом.

ТЭО

Вторым важным критерием оценки вопросов исследования является возможность  успешного ответа на них. На осуществимость влияет множество факторов, включая время, деньги, оборудование и материалы, технические знания и навыки, а также доступ к участникам исследования. Очевидно, что исследователи должны принимать во внимание эти факторы, чтобы не тратить время и силы на исследования, которые они не могут успешно завершить.

Просмотр выборки профессиональных журналов по психологии обнаружит множество исследований, которые сложны и трудны для выполнения. К ним относятся лонгитюдные планы, в которых участники отслеживаются в течение многих лет, исследования нейровизуализации, в которых измеряется активность мозга участников, когда они выполняют различные умственные задачи, и сложные неэкспериментальные исследования, включающие несколько переменных и сложный статистический анализ. Имейте в виду, однако, что такие исследования, как правило, проводятся группами высококвалифицированных исследователей, чья работа часто частично поддерживается государственными и частными грантами.Кроме того, имейте в виду, что исследования не должны быть сложными или трудными для получения интересных и важных результатов. Просматривая выборку профессиональных журналов, вы также обнаружите исследования, которые относительно просты и легки в проведении — возможно, с использованием удобной выборки студентов университета и бумажно-карандашного задания.

И последнее замечание: обычно рекомендуется использовать методы, которые уже успешно применялись другими исследователями. Например, если вы хотите манипулировать настроением людей, чтобы сделать некоторых из них счастливыми, было бы неплохо использовать один из многих подходов, которые успешно применялись другими исследователями (например,г., сделав им комплимент). Это хорошо не только с точки зрения осуществимости — подход «опробован и верен», — но и потому, что он обеспечивает большую преемственность с предыдущими исследованиями. Это облегчает сравнение ваших результатов с результатами других исследователей и понимание последствий их исследований для ваших, и наоборот.

Ключевые выводы

  • Исследовательские вопросы, выраженные в терминах переменных и взаимосвязей между переменными, могут быть предложены другими исследователями или сгенерированы путем постановки ряда более общих вопросов об интересующем поведении или психологических характеристиках.
  • Важно оценить, насколько интересен исследовательский вопрос, прежде чем планировать исследование и собирать данные для ответа на него. Факторами, влияющими на интерес, являются степень сомнения в ответе, заполняет ли он пробел в исследовательской литературе и имеет ли он важные практические последствия.
  • Также важно оценить, насколько осуществимым будет ответ на исследовательский вопрос. Факторы, влияющие на осуществимость, включают время, деньги, технические знания и навыки, а также доступ к специальному оборудованию и участникам исследования.

Упражнения

  1. Практика: сгенерируйте три исследовательские идеи на основе каждого из следующего: неформальные наблюдения, практические проблемы и темы, обсуждавшиеся в последних выпусках профессиональных журналов.
  2. Практика: составьте вопрос для эмпирического исследования о каждой из следующих форм поведения или психологических характеристик: бег на длинные дистанции, татуировка, социальная тревожность, издевательства и воспоминания о событиях раннего детства.
  3. Практика. Оцените каждый из вопросов исследования, созданных вами в упражнении 2, с точки зрения их интереса на основе критериев, обсуждаемых в этом разделе.
  4. Практика: найдите выпуск журнала, в котором публикуются краткие отчеты об эмпирических исследованиях (например, Psychological Science , Psychonomic Bulletin and Review , Personality and Social Psychology Bulletin ). Выберите три исследования и оцените каждое из них с точки зрения того, насколько осуществимо для вас повторить его с имеющимися у вас ресурсами прямо сейчас. Используйте следующую оценочную шкалу: (1) Вы можете воспроизвести его по существу так, как сообщалось. (2) Вы можете воспроизвести его с некоторыми упрощениями.(3) Вы не могли воспроизвести это. Объясните каждую оценку.

Эти 20 вопросов раскрывают все о личности человека

Иногда мы включаем продукты, которые мы считаем полезными для наших читателей. Если вы покупаете по ссылкам на этой странице, мы можем получить небольшую комиссию. Ознакомьтесь с раскрытием информации об аффилированных лицах.

 

Мы все согласны с тем, что знакомство с новыми людьми — одно из самых ярких впечатлений в жизни. Каждый друг, любовник, коллега, сосед, знакомый когда-то был незнакомцем.

Что, если бы вы знали, какие психологические вопросы задавать им, чтобы определить, совместимы они с вами или нет?

Несмотря на то, что сложно узнать ВСЕ, что вам нужно знать о ком-то при первой встрече, есть определенные вопросы, которые вы можете задать, чтобы лучше понять природу их характера, по мнению психологов.

И давайте будем честными, простые вопросы вроде «Как твой день?» или «Что будет до конца недели», точно не дадут вам понять, кто они на самом деле.

Но следующие вопросы отличаются.

Они предназначены для того, чтобы дать вам более точное и глубокое представление о незнакомце, которого вы только что встретили, чтобы вы могли понять, поладите ли вы двое в будущем.

1) Как бы вы себя описали?

Может показаться, что в этом вопросе нет ничего особенного, но его двусмысленная природа многое расскажет об их личности.

Почему?

Потому что на этот вопрос можно ответить по-разному.Они могут говорить о своей личности, своей работе, своей семье. Что бы они ни ответили, в целом они покажут свои жизненные приоритеты.

Например, если кто-то идентифицировал себя сначала как танцор, затем как певец и, наконец, как библиотекарь, то вы знаете, что для этого конкретного человека быть библиотекарем — это просто работа, а быть танцором и певцом имеет большее значение.

Если кто-то называет себя путешественником, то вы знаете, что это человек, серьезно относящийся к путешествиям.

Также обратите внимание на тип слов, которые они используют. Если они используют такие слова, как «наблюдательный» или «любящий отдых», они, скорее всего, будут скромными, тогда как, если они используют такие слова, как «умный» или «спортивный», они могут быть экстравертами.

2) Какое твое самое большое достижение?

Это даст критическое представление о прошлом человека, а также раскроет две тонкие особенности его личности.

Еще раз, это показывает, в чем заключаются интересы человека, поскольку это двусмысленный вопрос.Это спортивное достижение? Профессиональный? Личное? Затем вы увидите, какими областями в их жизни они гордятся.

Кроме того, сколько времени им понадобилось, чтобы придумать это достижение? Если это было долгое время, возможно, у них было много достижений или мало. Вам придется использовать свое шестое чувство, чтобы узнать.

3) Вы читали какие-нибудь хорошие книги?

Это отличный вопрос, и ответы на него могут сильно различаться. Вы быстро сможете увидеть, разделяете ли вы одни и те же интересы.

Во-первых, вы легко сможете отличить нечитающих от читающих. Некоторые будут честны и скажут: «Они не читают». Другим нечитателям потребуется время, чтобы понять, какой была их последняя книга. Это также показывает, что они пытаются произвести на вас впечатление, ища книгу, чтобы сказать.

Среди читателей вы найдете людей, которые предпочитают книги о бизнесе или саморазвитии, романы или науку. Возможно, вы сможете найти кого-то, кто разделяет интерес к книгам об осознанности.

4) О работе твоей мечты?

Еще один неоднозначный вопрос, который многое откроет.

Некоторые показывают, что они креативны, подчеркивая творческие занятия. Некоторые пытаются быть забавными и описывают несуществующие профессии, например, «дегустатор пива» или «обниматель щенков».

Что бы они ни ответили, это покажет, много ли они думали над этим вопросом или совсем не думали.

Интересно, что этот вопрос часто задают на реальных собеседованиях при приеме на работу.

[Буддизм может научить нас невероятно многому, как развивать лучшие отношения с людьми.В своей новой электронной книге я использую культовые буддийские учения, чтобы дать серьезные советы по улучшению жизни. Проверьте это здесь] .

5) Кто твой личный герой?

Довольно содержательный вопрос. Вы обнаружите, что некоторые описывают члена семьи, в то время как другие описывают спортсмена или знаменитость поп-культуры. Здесь вы узнаете много нового об их значениях. Вы можете изучить эти вопросы, спросив: «Что выделяет этого «героя»?»

Обычно они упоминают черты и характеристики, которые стремятся иметь в себе.

Уважают ли они борца за гражданские права Мартина Лютера Кинга-младшего? Или они равняются на Дональда Трампа? Ответ на этот вопрос может отправлять предупреждающие сигналы.

Вот еще 5 вопросов, ответы на которые будут по-настоящему показательными:

6) У вас есть философия жизни, которую вы живете?

Хотя этот вопрос маскируется под случайный вопрос, на самом деле он очень личный. Ответ на этот вопрос поможет вам узнать о взглядах этого человека на жизнь, его мировоззрении и ценностях, которых он надеется придерживаться.Вы также сможете получить представление о том, какова их мораль и есть ли она у них.

Например, если кто-то говорит, что его жизненная философия состоит в том, чтобы заработать как можно больше денег, вы будете знать, что его приоритетом является зарабатывание денег любой ценой. Знакомство с их жизненной философией вскоре после знакомства с ними может сэкономить вам много времени, если их философия не соответствует вашей.

7) Что тебе больше всего нравится в себе?

Изображение предоставлено: Shutterstock — Автор: denrz

Здесь вы увидите, как этот человек раскрывает свои ценности и приоритеты.Конечно, все очень тонко. Если вы видите, как человек хвастается, вы будете знать, что этот человек либо очень неуверен в себе, либо у него может быть даже нарциссическое расстройство личности. Никто не любит хвастунов, поэтому, если вы видите это, советуем вам двигаться дальше.

В большинстве случаев о многом говорит то, что они не раскрывают. Если их ответ кажется неискренним и надуманным, возможно, они манипулируют вами, чтобы понравиться им. Доверьтесь своей интуиции.

⌄ Прокрутите вниз, чтобы продолжить чтение статьи ⌄

 

Пытаетесь вернуться к жизни?

Изучите странный новый способ наладить свою жизнь без использования визуализации, медитации или любых других методов самопомощи

Смотреть бесплатное видео сейчас

 

⌄ Прокрутите вниз, чтобы продолжить чтение статьи ⌄

8) Если бы вы могли изменить мир, что бы вы изменили?

Для большинства из нас наша повседневная жизнь настолько индивидуально ориентирована, что мы не часто задумываемся о том, как мир может измениться к лучшему.Ответ на этот вопрос покажет не только то, насколько человек обращает внимание на текущие события, политику и политику, но и ценности человека.

Является ли их ответ эгоистичным или они проявляют искреннюю заботу о благополучии других и планеты?

9) Как вы думаете, в чем смысл жизни?

Здесь вы увидите, исповедует ли этот человек религию или определенные духовные взгляды. Вы также можете получить подсказку об их значениях здесь. Если они верят, что смысл жизни состоит в том, чтобы научиться как можно большему, находясь на этой планете, то вы знаете, что обучение является высшим приоритетом в их жизни.

Ответы на этот вопрос будут крайне интересны, и всегда приятно, когда потенциальный друг разделяет схожие религиозные или духовные взгляды.

10) Вы предпочитаете работать в одиночку или с другими?

Некоторые люди лучше работают в одиночку. Другие преуспевают при работе с группой. Если этот потенциальный друг является коллегой или может быть потенциальным партнером, этот вопрос может дать вам подсказку о том, может ли он вести себя хорошо с другими. Если они предпочитают работать в одиночку, это может быть связано с тем, что они плохо сотрудничают в команде.

11) Расскажите мне что-нибудь о себе, что никто не узнает

Из-за того, что в наши дни мы проводим так много времени онлайн, наша способность к разговору отходит на второй план. У нас больше нет возможности вести глубокие, содержательные разговоры, а когда мы это делаем, это, как правило, поспешные разговоры на высоком уровне.

Мы упускаем возможность рассказать о себе и спросить других о себе. Интересно посмотреть, о чем люди упускают возможность поговорить, и этот вопрос поможет вам узнать о человеке, сидящем перед вами, прямо в глаза.

12) Каково ваше самое глубокое убеждение о жизни?

Мы все что-то делаем, но редко останавливаемся, чтобы подумать о том, откуда берутся эти действия или чувства. Когда вы спросите кого-то об их самых глубоких убеждениях, вы сможете быстро проследить происхождение других ответов на другие вопросы, основанные на этих убеждениях.

Например, если они говорят, что их самая глубокая вера в жизнь — это что-то негативное, вы сможете понять, почему они не просят повышения на работе или почему они не нашли любовь, которая длится долго.

Но я понимаю, выпустить эти чувства наружу может быть непросто, особенно если вы так долго пытались контролировать их.

Если это так, я настоятельно рекомендую посмотреть это бесплатное видео о дыхании, созданное шаманом Рудой Янде.

Руда не является еще одним самопровозглашенным лайф-коучем. Благодаря шаманизму и собственному жизненному пути он создал современный поворот к древним методам лечения.

Упражнения в его бодрящем видео сочетают в себе многолетний опыт работы с дыханием и древние шаманские верования, призванные помочь вам расслабиться и проверить свое тело и душу.

После многих лет подавления моих эмоций динамический поток дыхания Руды буквально возродил эту связь.

И это то, что вам нужно:

Искра, которая воссоединит вас с вашими чувствами, чтобы вы могли сосредоточиться на самых важных отношениях из всех — на тех, которые у вас есть с самим собой.

Итак, если вы готовы вернуть себе контроль над своим разумом, телом и душой, если вы готовы попрощаться с беспокойством и стрессом, ознакомьтесь с его подлинными советами ниже.

Вот еще раз ссылка на бесплатное видео.

13) Если бы вы могли проснуться завтра где угодно, где бы это было?

Это забавный вопрос, который расскажет вам о мечтах и ​​надеждах вашего собеседника. Люди, которые говорят такие вещи, как «пляж» или что-то менее конкретное, могут втайне говорить вам, что у них нет никаких амбиций или, может быть, они не хотят работать.

Или, если они говорят, что хотели бы проснуться в доме своей бабушки, потому что они не были там с детства, это хороший признак того, что они сентиментальны и обладают хорошими способностями к размышлению.

14) Какую вещь вы хотели бы переделать?

Вы получите самые разные ответы на этот вопрос, и на самом деле, вы можете провести весь вечер, говоря об одном этом вопросе.

У каждого есть несколько ответов, и каждый ответ имеет свою уникальную предысторию, которая позволяет задать множество уточняющих и уточняющих вопросов.

15) Как вы работаете над собой?

Если вы задаете этот вопрос кому-то, с кем вы встречаетесь, вы хотите, чтобы они дали вам хороший ответ, например, «ходи в спортзал», «читай книгу в неделю» или «ходи на курсы».«Вы не хотите встречаться с кем-то, кто достиг своего пика. Никто не любит людей без амбиций.

16) Что самое худшее, через что ты когда-либо проходил?

Это мучительный вопрос, и многие люди могут не любить говорить о своем плохом опыте, но если вы можете заставить кого-то рассказать о своем худшем опыте, вы можете быть уверены, что они в основном расскажут вам все, что угодно, когда бы вы ни спросили. будущее.

17) Кто самый важный человек в твоей жизни?

Иногда на этот вопрос можно найти интересные ответы.Не ждите, что все будут говорить, что их мать — самый важный человек в их жизни. Не все любят свою мать.

Некоторые люди скажут, что они действительно уважали тренера, друга или родителя друга. Это очень много говорит о том, какие люди влияют на вашего собеседника.

18) Что вы узнали о себе, когда закончились ваши последние отношения?

Многие отношения вызывают у людей чувство жжения и горечи. Если ваши разговоры наводят вас на мысль, что ваш партнер чувствует то же самое, спросите себя, как он пытался помочь себе преодолеть эти чувства.

Играют ли они в жертву или научились преодолевать эти чувства и жить дальше?

19) Как гнев проявляется в вашем теле?

Вы хотите знать, как люди позволяют гневу проявляться в их телах, чтобы вы могли распознать его, если это произойдет. Это не для вас, а для того, чтобы помочь им понять, когда их что-то беспокоит. У некоторых людей покраснеет лицо, другие почувствуют дрожь или слабость.

20) Какой вопрос вы всегда хотите, чтобы люди задавали вам о себе?

Мы любим говорить о себе, не так ли? Вы когда-нибудь были на вечеринке, умирая от желания кого-нибудь спросить вас о себе? Конечно у вас есть.С кем не бывает. Спросите кого-нибудь, на какие вопросы он хочет ответить, а затем позвольте ему высказаться, пока вы все обдумываете.

Повеселитесь с этими вопросами

После того, как вы проведете с кем-то немного времени, эти вопросы идеально подходят для того, чтобы узнать этого человека немного (или намного) лучше. То, как они реагируют и как они отвечают на них, многое расскажет об их личности.

Почему терапевты задают открытые вопросы?

Если вы когда-либо проходили терапию, вы, вероятно, замечали, что ваш терапевт задает много расплывчатых вопросов.Фактически, это даже стало источником юмора в поп-культуре. Знаменитый вопрос Боба Ньюхарта: «Что вы при этом почувствовали?» стал стандартным способом памфлетной терапии.

Но открытые вопросы — это не только полезный инструмент в терапии, но и хороший способ начать разговор в повседневной жизни. Узнайте ценность этих, казалось бы, расплывчатых вопросов.

Открытые и закрытые вопросы

Большинство терапевтов обучены задавать открытые вопросы.Открытые вопросы — это те, которые позволяют вам предоставить любое количество деталей, которое вы хотите, а не просто отвечать «да» или «нет». Открытые вопросы побуждают вас делиться важными материалами о своей жизни, своем образе мышления и своих убеждениях.

Рассмотрим следующие предложения:

  1. У вас хорошие отношения с родителями?
  2. Расскажите мне о ваших отношениях с родителями.

Охваченный материал идентичен, но ответы, вероятно, будут очень разными.Первый вопрос является закрытым вопросом. Ожидаемый ответ: «да» или «нет». Если терапевт задает этот вопрос и получает один из этих ответов, мяч возвращается на площадку терапевта, чтобы поощрить более полный ответ. При закрытом вопросе клиент может сказать больше, но чаще всего этого не происходит.

Между этими двумя предложениями есть еще одно важное различие. Номер один – наводящий вопрос. Он вводит в сознание клиента представление о «хорошем». Это не особенно тревожный пример наводящего вопроса, но рассмотрим такой вопрос, как «Ваш отец подвергал вас сексуальному насилию?» Из-за того, что этот вопрос может подсказать определенный ответ, терапевты обычно избегают подобных вопросов.

Одной из ловушек, которых следует избегать, является ситуация, когда ваш открытый вопрос на самом деле является закрытым. Иногда вы придумываете сложный вопрос, который кажется вам открытым, но на самом деле может привести к ответу, который в основном да или нет.

Типы открытых вопросов

Открытые вопросы, скорее всего, содержат типичные «кто, что, где, когда, почему и как», используемые в хорошей журналистике. Эти вопросы вызывают различные ответы, которые могут быть полезны терапевту.

  • Кто : Выявляет понимание отношений
  • Что : Чаще всего приводит к фактам
  • Где : Позволяет обсудить место, где окружающая среда имела место
  • Когда включая то, что произошло непосредственно до и после
  • Почему : Чаще всего вызывает причины
  • Как : Позволяет человеку говорить о чувствах и/или процессах

Правильный тон голоса важен при задании любого вопроса, особенно при вопросе «почему».Начало вопроса с «почему» может показаться обвинительным и вызвать у человека оборонительную реакцию. Непредвзятый тон может предотвратить эту реакцию.

9 вопросов, которые обычно задают терапевты

Все терапевты разные, как и подходы, которые они могут использовать. Вот некоторые общие вопросы, которые терапевты могут задать на первом приеме:

  • Что привело вас сюда сегодня?
  • Вы когда-нибудь посещали консультанта/терапевта/психолога?
  • Что вы считаете самой большой проблемой?
  • Какие чувства у вас вызывает эта проблема?
  • Что делает проблему лучше?
  • Какие положительные изменения вы хотели бы видеть в своей жизни?
  • В целом, как бы Вы описали свое настроение?
  • Что вы ожидаете от процесса консультирования?
  • Что бы вы сделали, чтобы чувствовать себя счастливее или спокойнее?

Использование открытых вопросов в повседневной жизни

Терапевты не единственные, кто выигрывает от использования открытых вопросов.Любой человек может использовать открытые вопросы в своей повседневной жизни. Правда в том, что у вас гораздо больше шансов наладить беседу и установить контакт с людьми, если вы будете задавать открытые, а не закрытые вопросы.

Если вы разговариваете с кем-то, кого вы не очень хорошо знаете, задавайте ему открытые вопросы. На самом деле, если вы думаете о вопросе с ответом «да» или «нет», посмотрите, можете ли вы изменить его на более открытый вариант, и задайте его вместо этого. Разговор, скорее всего, пойдет легче, и вы узнаете этого человека на более глубоком уровне.

Открытые вопросы
  • Что у тебя на уме?

  • Почему вы выбрали это поле?

  • Расскажите мне о своей семье.

  • Каково было там жить?

Слово из Веривелла

Открытые вопросы не должны быть расплывчатыми, уклончивыми или раздражающими. Скорее, это способ вашего терапевта узнать вас, например, что вас волнует, что вы думаете, что вас беспокоит, что вы любите и как они могут лучше всего вам помочь.

открытых и закрытых вопросов

 

Методы > Анкетирование > Открытые и закрытые вопросы

Закрытые вопросы | Открыть вопросы

 

Это два типа вопросов, которые вы можете использовать. характер и употребление.

Закрытые вопросы

Определение

Есть два определения, которые используются для описания закрытых вопросов.А общее определение:

На закрытый вопрос можно ответить либо одним словом, либо короткая фраза.

Итак, «Сколько тебе лет?» и где ты живешь?’ являются закрытыми вопросами. А иногда используется более ограничивающее определение:

.

На закрытый вопрос можно ответить «да» или ‘нет’.

По этому определению «Вы счастливы?» и «Это нож, который я вижу перед собой?» являются закрытые вопросы, в то время как «Который час?» и сколько тебе лет?’ не.Этот вызывает проблему того, как классифицировать вопросы с кратким ответом, не требующие ответа «да» или «нет», которые не соответствуют определению открытых вопросов. Способ обращения это должно определить «да-нет» как подкласс закрытого вопроса с кратким ответом.

Использование закрытых вопросов

Закрытые вопросы имеют следующие характеристики:

  • Они дают вам факта .
  • На них легко ответить.
  • Они быстро отвечают.
  • Они контролируют разговор с спрашивающим .

Это делает закрытые вопросы полезными в следующих ситуациях:

 

Использование Пример

Как вводные вопросы в разговоре, так как это облегчает чтобы другой человек ответил, и не вынуждает его раскрывать слишком много о себе.

Отличная погода, не так ли?

Где ты живешь?

Который час?

Для проверки их понимания (задавая вопросы да/нет). Это также отличный способ прерваться на долгую прогулку.

Итак, вы хотите переехать в нашу квартиру, с свою спальню и ванную — правда?

Для создания желаемого положительного или отрицательного настроения в них (задавая последовательные вопросы с очевидными ответами либо да, либо нет ).

Довольны ли вы вашим нынешним поставщиком?

Они дают вам все, что вам нужно?

Хотите найти лучшего поставщика?

Для достижения закрытия убеждения (поиск да к большому вопросу). Если я смогу доставить это завтра, вы подпишете за это сейчас?

Обратите внимание, как вы можете превратить любое мнение в закрытый вопрос, который заставляет ответить да или нет, добавляя вопросы-теги, такие как «не так ли?», «не вы?» или «не могут?», к любому утверждению.

Первое слово вопроса задает динамику закрытого вопроса и сигнализирует о легком ответе. Обратите внимание, что это такие слова, как: делать, будет, есть, будет, если .

Открытые вопросы

Определение

Открытый вопрос может быть определен следующим образом:

На открытый вопрос, скорее всего, будет дан развернутый ответ.

Хотя на любой вопрос можно получить развернутый ответ, открытые вопросы преднамеренно искать более длинные ответы и противоположны закрытым вопросам.

Использование открытых вопросов

Открытые вопросы имеют следующие характеристики:

  • Они просят респондента подумать и подумать.
  • Они дадут вам мнения и чувства .
  • Они передают управление беседой респонденту .

Это делает открытые вопросы полезными в следующих ситуациях:

 

Использование Пример

В продолжение закрытых вопросов к заведите разговор и откройте кого-то, кто ведет себя довольно тихо.

Что ты делал на каникулах?

Как вы сохраняете концентрацию на работе?

Чтобы узнать больше о человеке, его желаниях, потребности, проблемы и т.д. Что не дает вам уснуть в эти дни?

Почему это так важно для тебя?

Чтобы люди осознали масштабы своего проблемы (для которых, конечно, у вас есть решение). Интересно, что произойдет, если ваши клиенты жаловался еще больше?

Роб Джонс ходил поздно. Что с ним случилось?

Чтобы они чувствовали себя хорошо, спросив после их здоровья или иным образом демонстрируя человеческую заботу о них. Как самочувствие после операции?

Ты смотришь вниз.Как дела?

Открытые вопросы начинаются с таких слов: что, почему, как, описать .

Использование открытых вопросов может пугать, так как кажется, что они передают эстафету контроля к другому человеку. Тем не менее, хорошо поставленные вопросы оставляют вас под контролем поскольку вы управляете их интересом и привлекаете их туда, где вы хотите.

При открытии бесед хороший баланс составляет около трех закрытых вопросов на один открытый вопрос.Закрытые вопросы начинают разговор и подводят итог прогресс, в то время как открытый вопрос заставляет другого человека думать и продолжать чтобы дать вам полезную информацию о них.

Хороший трюк — заставить их задать вам открытых вопросов. Затем это дает вам слово, чтобы говорить о том, что вы хотите. Способ достижения этого заключается в заинтригуйте их незавершенной историей или выгодой.

 

(PDF) Психология задавания вопросов

Norbert Schwarz, Bärbel Knäuper, Daphna Oyserman & Christine Stich

26

частотные шкалы наблюдались в широком диапазоне различных видов поведения,

включая поведение в отношении здоровья, потребление телевизора (e .g., Schwarz, Hippler,

Deutsch, & Strack, 1985), сексуальное поведение (например, Tourangeau & Smith, 1996),

и потребительское поведение (например, Menon, Rhaghubir, & Schwarz, 1995).

Теоретически можно ожидать, что влияние числовых

частотных значений тем более выражено, чем хуже поведение

представлено в памяти, что вынуждает респондентов полагаться на стратегию оценки

. Эмпирически это так.Влияние частотных шкал невелико

, когда поведение редкое и важное, и, следовательно, хорошо представлено в памяти

. Более того, когда респондент проявляет поведение с высокой

регулярностью (например, каждое воскресенье), его частоту можно легко вывести из этой информации о частоте

, что в значительной степени устраняет влияние шкал частот (Menon,

1994; Menon et al. др., 1995).

2.4.5 Различия в оценках, связанные с возрастом и культурой

Учитывая возрастное ухудшение памяти, мы можем ожидать, что влияние вариантов ответа

будет более выраженным для пожилых респондентов, чем для более молодых.Имеющиеся

данные подтверждают этот прогноз с некоторыми оговорками. Например,

Knäuper, Schwarz и Park (2004) заметили, что частотный диапазон шкалы ответов

повлиял на пожилых респондентов больше, чем на молодых респондентов, когда вопрос

относился к повседневному поведению, такому как покупка подарка на день рождения. На

, с другой стороны, пожилые респонденты были менее затронуты, чем более молодые

респонденты, когда вопрос касался частоты физических симптомов, которые пожилые

чаще отслеживают, что приводит к лучшим представлениям памяти.

Точно так же Ji, Schwarz и Nisbett (2000) наблюдали ярко выраженные культурные

различия в потребности респондентов в оценке. В целом в коллективистских культурах «приспособление» оценивается на 90 003 90 002 выше, чем в индивидуалистических культурах (Oyserman, Coon, &

Kemmelmeier, 2002). Чтобы «вписаться», люди должны следить за своим публично

наблюдаемым поведением, а также за поведением других, чтобы замечать нежелательные

отклонения. Такой мониторинг не требуется для частного, ненаблюдаемого поведения.

Таким образом, мы можем ожидать, что общественное поведение лучше представлено в памяти

людей, живущих в коллективистских, а не индивидуалистических культурах, тогда как

частное поведение может быть одинаково плохо представлено в обеих культурах. Чтобы проверить эти

догадки, Цзи и его коллеги (2000) попросили студентов в Китае и США

сообщить об общественном и частном поведении по шкале высоких или низких частот или в формате открытого ответа

.Воспроизводя более ранние результаты, американские студенты сообщали о

более высоких частотах, когда им предъявлялась шкала высоких, а не низких частот,

независимо от того, было ли поведение частным или публичным. На отчеты китайских студентов

аналогичным образом повлияла шкала частоты, когда поведение было частным

, подтверждая, что они полагались на ту же стратегию оценки. Напротив, на отчеты

китайских студентов не влиял формат ответа, когда поведение

было публичным, и, следовательно, их необходимо было отслеживать, чтобы обеспечить социальную пригодность.

Как показывают эти примеры, социальные группы различаются по степени, в которой они

уделяют пристальное внимание тому или иному поведению. Эти различия в поведенческом

мониторинге, в свою очередь, влияют на то, в какой степени респонденты должны полагаться на

стратегии оценки в отчетах о своем поведении, делая их по-разному

восприимчивыми к контекстуальным влияниям. Важно отметить, что такие различия в

методах опроса респондентов в классе — видео и стенограмма урока

Процесс опроса

Когда учителя повышают уровень своих вопросов, они увеличивают вероятность того, что их ученики повысят уровень своих ответов.Если вы сомневаетесь в типе вопросов, которые следует использовать для поощрения навыков критического мышления, может быть хорошей идеей использовать в качестве руководства такой инструмент, как таксономия Блума.

Таксономия Блума представляет собой систематический подход к преподаванию и обучению, который можно использовать в качестве ресурса для разработки вопросов. Уровни преподавания и обучения разбиты как минимум на шесть компонентов:

  • Оценка
  • Синтез
  • Анализ
  • Заявка
  • Понимание
  • Знания

Учителя могут использовать различные уровни для создания вопросов, основанных на целях обучения.Если вы, как учитель, хотите оценить способность учащихся к анализу, вы можете спросить: «Как бы вы сравнили героя и злодея в этой истории?» Если вы хотите, чтобы учащиеся синтезировали, вы можете спросить: «Как бы вы вы развиваете сюжет так, чтобы концовка истории не была трагичной?

Эффективные вопросы

Есть много способов задавать эффективные вопросы. Вот несколько рекомендаций, которыми можно воспользоваться, когда это необходимо:

  • Вопросы следует задавать в позитивной манере, чтобы учащиеся получали удовольствие от ответов.Если ваши ученики сочтут ваши вопросы слишком негативными или слишком агрессивными, они, вероятно, не захотят на них отвечать.
  • Идея допроса состоит в том, чтобы вовлечь учащихся в учебный процесс, а не ставить их в затруднительное положение в качестве наказания за плохое поведение. Например, если Салли разговаривает во время инструктажа, вам не стоит наказывать ее, задавая ей вопрос, касающийся инструктажа. Делая это, вы, как учитель, превратили положительную возможность обучения в отрицательную.
  • Вопросы должны быть четкими и по существу. Хотя ваша цель как учителя состоит в том, чтобы бросить вызов своим ученикам, вы, конечно же, не хотите, чтобы они отключались от процесса, потому что они не понимают, о чем вы спрашиваете.
  • Задайте вопрос и сделайте паузу на несколько секунд, прежде чем позвать учащегося ответить на него. Это дает учащимся возможность подумать над вопросом и сформировать соответствующий ответ.
  • Старайтесь не прерывать учащихся, пока они отвечают, за исключением случаев крайней необходимости.Это говорит учащимся, что их ответы ценятся, и делает учебную среду более ориентированной на учащихся.

Методы постановки вопросов

По мере того, как ваши ученики привыкают к тому, как вы задаете вопросы, вы можете рассмотреть возможность использования других методов, чтобы вовлечь их в процесс вопросов и ответов. Некоторые из этих методов включают рефлексивный опрос, дивергентный опрос и оценочный опрос.

  • Рефлексивный опрос : Эти типы вопросов требуют большего количества предположений и выводов в ответах учащихся.Например, вы можете спросить: «Основываясь на описании ухода за домом, как вы думаете, какие эмоциональные переживания испытывает главная героиня?» Рефлексивный ответ может быть таким: «Я считаю, что главная героиня была в депрессии, потому что она никогда не убирала дом и подолгу смотрела в окно». Хотя писатель, возможно, и не сказал, что главная героиня находится в депрессии, ученица может обдумать прочитанное и сделать вывод.
  • Дивергентные вопросы : Вопросы, допускающие широкий спектр ответов, с большей вероятностью будут способствовать более активному участию учащихся.Когда вы разнообразите свою линию вопросов, вы признаете, что нет правильных или неправильных ответов. Основная цель – вовлечь учащихся в обсуждение.
  • Оценочный опрос : Иногда, когда вы задаете вопрос, может быть необходимо, чтобы ваши студенты предоставили более подробную информацию с ответом. После того, как вы задали вопрос и учащийся ответил, вы можете попросить его или ее ответить дальше или просто спросить, почему. Студенты должны быть в состоянии расширить ответ за пределы «потому что».Вы можете заявить после того, как задали свой вопрос, что учащиеся должны быть готовы объяснить свои ответы. Это дает им понять, что вы ожидаете большего, чем просто «потому что», если вы спросите их, почему они чувствовали себя определенным образом или что заставило их реагировать определенным образом.

Краткий обзор урока

Методы задавания вопросов являются важной частью обучения в классе. Правильные вопросы можно использовать для развития у учащихся навыков критического мышления, а также для оценки того, понимают ли ваши ученики то, что вы учите.При составлении вопросов для учащихся необходимо помнить о многих вещах. Такой инструмент, как Таксономия Блума , может помочь гарантировать, что вопросы задают то, что необходимо. Правильно составленные вопросы могут заставить учащихся задуматься над своими ответами. Вопросы также могут побуждать учащихся отвечать без правильных или неправильных ожиданий или давать ответы, которые оцениваются по существу.

Практика задавания вопросов

Использование эффективных вопросов может изменить обстановку в классе и помочь учащимся извлечь максимальную пользу из каждого урока.Используйте это упражнение с учителями или учителями до начала работы, чтобы помочь им создать эффективные вопросы для своего класса.

Выберите тему из своей учебной программы или учебной программы, которую вы собираетесь преподавать. Напишите эту тему в верхней части листа бумаги. Затем создайте серию вопросов для критического мышления, которые вы могли бы задать своим ученикам на основе этой темы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.