Нигилистическое отношение: Нигилистический — это… Что такое Нигилистический?

Нигилистический — это… Что такое Нигилистический?

Нигилистический
нигилисти́ческий
I прил.
1.
2. Свойственный нигилизму [нигилизм I], характерный для него.
II прил.
1.
2. Свойственный нигилизму [нигилизм II], характерный для него.

Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000.

.

Синонимы:
  • Нигилистический
  • Нигилистка

Смотреть что такое «Нигилистический» в других словарях:

  • нигилистический — скептический, нигилистский Словарь русских синонимов. нигилистический прил., кол во синонимов: 2 • нигилистский (1) • …   Словарь синонимов

  • НИГИЛИСТИЧЕСКИЙ — НИГИЛИСТИЧЕСКИЙ, нигилистическая, нигилистическое (книжн.). прил. к нигилизм; свойственный нигилизму, нигилисту. Нигилистические взгляды. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • нигилистический — НИГИЛИЗМ, а, м. (книжн.). Полное отрицание всего, полный скептицизм. Детский н. (противопоставление себя взрослым как болезненное состояние или как результат неправильного воспитания). Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949… …   Толковый словарь Ожегова

  • НИГИЛИСТИЧЕСКИЙ — относящийся к нигилизму, свойственный, сообразный с ним. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910 …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Нигилистический бред — Форма бреда, выражающаяся, прежде всего, в форме тяжелого депрессивного состояния и характеризующаяся негативными идеями, касающимися собственной личности и окружающего мира, например, идеей о том, что внешний мир не существует, или о том, что… …   Большая психологическая энциклопедия

  • НИГИЛИСТИЧЕСКИЙ БРЕД — См. бред, нигилистический …   Толковый словарь по психологии

  • Нигилистический — I прил. 1. соотн. с сущ. нигилизм I, связанный с ним 2. Свойственный нигилизму [нигилизм I], характерный для него. II прил. 1. соотн. с сущ. нигилизм II, связанный с ним 2. Свойственный нигилизму [нигилизм II], характерный для него. Толковый… …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • нигилистический — нигилистический, нигилистическая, нигилистическое, нигилистические, нигилистического, нигилистической, нигилистического, нигилистических, нигилистическому, нигилистической, нигилистическому, нигилистическим, нигилистический, нигилистическую,… …   Формы слов

  • нигилистический — нигилист ический …   Русский орфографический словарь

  • нигилистический — …   Орфографический словарь русского языка

Правовой нигилизм как угроза российской модернизации (социологический аспект) Текст научной статьи по специальности «Право»

с

МОДЕРНИЗАЦИЯ

ПРАВОВОЙ НИГИЛИЗМ КАК УГРОЗА РОССИЙСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ (социологический аспект)

Ю. В. Красильникова,

старший преподаватель НОУ ВПО «Московский институт управления»

Правовой нигилизм рассматривается как одна из серьезных угроз проводимой сегодня модернизации в России. Даётся определение правового нигилизма, выявляются его социальные формы и влияние на политику и процесс развития общества в целом. Nihilistic attitude to Law is discussed as one of most serious threats to modernization currently carried out in Russia. «Law nihilism» term is defined, its social forms and influence on political and social development is discussed.

Ключевые слова: нигилизм, сознание, правовой нигилизм, нигилистическое правосознание, политика, социология, теория. Key words: Nihilism, consciousness, law nihilism, nihilistic sense of justice, policy, sociology, theory.

Сегодня широкое распространение в общественной жизни, в политике, культуре получил правовой нигилизм, фактическое отрицательное отношение к праву, сознательное игнорирование требований закона, в том числе со стороны представителей органов власти и, как ни печально, правоохранительных структур. Сложность и актуальность проблемы подчеркивает обеспокоенность ею высшей государственной власти. Президент Российской Федерации Д.А. Медведев в выступлениях неоднократно с тревогой говорил о необходимости скорейшего преодоления правового нигилизма и о необходимости развивать правовую культуру как непременное условие модернизации российского общества, подчеркивая, что «…главное в правовом государстве — это уровень правовой культуры граждан, их готовность следовать закону. Россия страна правового нигилизма, таким уровнем пренебрежения к праву не может похвастаться ни одна европейская страна. Правовой нигилизм проявляется в форме преступлений, в том числе в форме коррупции в органах власти» 1.

О феномене правового нигилизма сейчас много говорят и пишут. Действительно, в настоящее время нигилистическое отношение к праву стало наиболее показательной и неотъемлемой чертой сложившейся в России ситуации культурно-правового кризиса. Тем не менее, правовой нигилизм и нигилизм вообще — достаточно длительно существующее и распространенное в мире явление, которое можно рассматривать как характерное для определенного этапа развития европейской цивилизации. Этот этап, наиболее выразительно охарактеризованный Ф. Ницше формулой «Бог умер», означавшей, что к концу XIX века европейская культура утратила ощущение присутствия Бога в мире, и теперь понимание мира человеком не основано на признании абсолютных ценностей, а связано с наступлением аксиологического релятивизма.

Другой немецкий мыслитель, М. Хайдеггер, анализируя на основе феноменологии европейский нигилизм как явление фундаментальное для современного сознания, выявил его ключевые черты. Во-первых, мировоззренческий нигилизм — это господство бессмысленности, обесцененности всего сущего. Отсутствие адекватной укорененной в абсолюте ценностной иерархии приводит к пониманию равнозначности всех ценностей, их относительности, а, следовательно, в конечном счете, отсутствию в них чего-либо общезначимого. Во-вторых, нигилизм раскрывает себя в убеждении, что жизненный мир человека и общество сотканы из «психологических потребностей» и представляют собой только сеть пересекающихся частных интересов. Отсюда вытекает идея об отсутствии в мире и обществе единой, наполненной смыслом организации, порядка и целостности 2.

Современные отечественные исследователи, например А.И. Новиков, считают, что признаком нигилизма является не объект отрицания, а степень отрицания, его категоричность и всеобщность. «Общей особенностью всех форм нигилизма является то, что в разной мере им присуща абсолютизация субъективного, точнее индивидуального начала, оценка действительности с позиции атомизированного индивида, отвергающего объек-

1 Из выступлений Д.А. Медведева на съезде «Ассоциации юристов России» 29.01.2008 г. и на Всероссийском гражданском форуме 22.01.2008 г.

2 Хайдеггер М. Европейский нигилизм // Время и бытие. — М., 1993. — С. 63-176.

29

Ю. В. Красильникова

Правовой нигилизм как угроза российской модернизации (социологический аспект)

тивные закономерности, логику истории, коллективные интересы социальных общностей людей» 1.

Более частным и конкретным проявлением нигилизма как социокультурного феномена является правовой нигилизм. Следовательно, под последним надо понимать релятивизацию аксиологических установок сознания в правовой сфере по отношению к праву. Этому пониманию соответствуют определения правового нигилизма в современной отечественной научной литературе. Так, Н.И. Ма-тузов считает, что сущность правового нигилизма заключается «в общем негативно-отрицательном, неуважительном отношении к праву, законам, нормативному порядку» 2.

Однако, анализируя причины правового нигилизма, исследователи, например тот же Н.И. Матузов, часто объясняют их юридическим невежеством, косностью, отсталостью, правовой невоспитанностью основной массы населения. Такой подход надо считать поверхностным, основанным в основном на житейских наблюдениях и констатации фактов; в силу этого, используя его, мы рискуем остаться на уровне не теоретических, а обыденных представлений, ибо из этого подхода следует, что правовой нигилизм является просто отношением в принципе неправового сознания к праву. Действительно, для сознания, в котором отсутствуют правовые представления, права как реальности просто не существует. В лучшем случае право является для такого сознания объективной внешней принудительной силой, и тогда правомернее называть это состояние сознания не правовым нигилизмом, а «правовым негативизмом», то есть говорить об абсолютном отсутствии у носителей этого явления правосознания как такового. Тем не менее, представляется, что более верно было бы понимать правовой нигилизм как проявление специфического типа правосознания и правовой культуры, базирующихся на ином, атипичном восприятии аксиологического и социорегулятивного потенциала права и диктующих иное, атипичное отношение к нему как к ценности.

Однако, анализируя причины правового нигилизма, исследователи, например тот же Н.И. Матузов, часто объясняют их юридическим невежеством, косностью, отсталостью, правовой невоспитанностью основной массы населения. Такой подход надо считать поверхностным, основанным в основном на житейских наблюдениях и констатации фактов; в силу этого, используя его,

мы рискуем остаться на уровне не теоретических, а обыденных представлений, ибо из этого подхода следует, что правовой нигилизм является просто отношением в принципе неправового сознания к праву. Действительно, для сознания, в котором отсутствуют правовые представления, права как реальности просто не существует. В лучшем случае право является для такого сознания объективной внешней принудительной силой, и тогда правомернее называть это состояние сознания не правовым нигилизмом, а «правовым негативизмом», то есть говорить об абсолютном отсутствии у носителей этого явления правосознания как такового. Тем не менее, представляется, что более верно было бы понимать правовой нигилизм как проявление специфического типа правосознания и правовой культуры, базирующихся на ином, атипичном восприятии аксиологического и социорегулятивного потенциала права и диктующих иное, атипичное отношение к нему как к ценности.

Придерживаясь понимания правового нигилизма как феномена культуры, следует согласиться с позицией И.Д. Невважая. С его точки зрения, правовой нигилизм можно объяснить подспудным социокультурным несоответствием между требованиями, предъявляемыми актуальной правовой культурой, и архетипи-ческими в своей основе представлениями о праве и обо всем правовом. Из этого противостояния вытекает общее негативное отношение к чуждому пра-вопониманию и чуждой модели права в культуре. В таком случае правовой нигилизм может быть присущ как нормативному, так и естественно-правовому типу правовой культуры. Если ценности разных типов правовой культуры несовместимы, если каждый тип культуры является специфической формой освоения, понимания, и интерпретации действительности, то каждая из них либо находит, либо не находит в действительности то, что соответствует ее системе ценностей. Взаимная оценка культур может привести к обоюдному непризнанию ценностей. В таком случае и возникает правовой нигилизм, представляющий собой не просто субъективную недооценку права, обусловленную низким уровнем юридического образования, правосознания и правовой культуры, а неприятие конкретного типа правопонимания. Необходимо подчеркнуть, что у этого явления две взаимосвязанные стороны: помимо недооценки иного типа правопонимания, здесь присутствует также и ощущение социальной нереализованности собственного понимания права 3.

1 Новиков А.И. Нигилизм и нигилисты. М., 1972. — С. 12.

2 Матузов Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеализм: Курс лекций // Теория государства и права / под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 1997. — С. 590.

3 Невважай И.Д. Типы правовой культуры и формы правосознания // Правоведение. — 2000. — № 2. — С. 27.

уегз1ка.1пс1с1 30

12.07.2012 23:32:03

Научно-практический журнал

ноябрь-декабрь 2010

Правовой нигилизм глубоко укоренился в правосознании русского народа: десятилетия правового отчуждения, отторжения права сделали свое дело — сегодня мы пожинаем плоды этого застарелого порока, не искореняя, а порою даже обогащая его новым содержанием. Верно отметил А. Валицкий, что праву в России не повезло. В России право отвергалось «по самым разным причинам: во имя самодержавия или анархии, во имя Христа или Маркса, во имя высших духовных ценностей или материального равенства» 1.

Столкновение элементов разных правовых культур, которое мы наблюдаем сегодня в России, обуславливает и специфическую разновидность сознания. В принципе, нигилистическое сознание — объективное явление, свойственное переходному периоду, сопровождающемуся коренной ломкой общественных устоев. В большинстве случаев массы без особого воодушевления воспринимают масштабные перемены и потрясения, особенно если они сопровождаются весьма существенным снижением уровня жизни. Пресытившись «свободой», которая принесла анархию и обнищание, социальную нестабильность и безответственность властей, народ в ходе многих опросов высказывает ностальгию по «сильной руке», способной навести порядок, пусть даже отказавшись от демократических завоеваний. Такая тенденция не способствует формированию в человеке личности, а без этого ни о каком гражданском обществе и речи быть не может. Подводя итог, хотелось бы отметить некоторые отличительные черты правового нигилизма в России на современном этапе. Во-первых, он характеризуется массовостью. Правовой нигилизм в России распространен не только среди граждан, но и в официальных кругах: в государственных структурах, в исполнительной и законодательной ветвях власти, в правоохранительных органах.

Во-вторых, он носит явно демонстративный, агрессивный и неконтролируемый характер. Правовой нигилизм также характеризуется оппозиционной направленностью, зачастую имеет регионально-национальную окраску.

В-третьих, правовой нигилизм проявляется в самых разных формах. Он может быть как криминальным, так и легитимным, проявляться в обществе как «наверху», так и «внизу», как в профессиональных слоях, так и на бытовом уровне.

Одним из главных путей преодоления правового нигилизма должно стать всемерное стремление к повышению общей и правовой, в частности, культуры граждан. Естественно, необходимо модернизировать законодательство. Должна проводиться регулярная работа по профилактике правонарушений, осуществляться массовое просвещение и правовое воспитание населения, особенно молодежи.

История свидетельствует, что во всех государствах осуществляется особая деятельность по распространению воззрений о праве и правопорядке, для чего используются имеющиеся в распоряжении средства: литература, искусство, школа, церковь, печать, радио, телевидение, специальные юридические учебные заведения. Правовое воспитание является составным элементом идеологической функции любого государства 2.

Библиографический список

1. Валицкий А. Нравственность и право в теориях русских либералов конца XIX — начала XX вв. // Вопросы философии. — 1991. — № 8.

2. Выступления Д.А. Медведева на съезде «Ассоциации юристов России» 29.01.2008 г. и на Всероссийском гражданском форуме 22.01.2008 г.

3. Матузов Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеализм: Курс лекций // Теория государства и права / под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 1997.

4. Нерсесянц В.С., Муромцев Г.И., Мальцев Г.И. и др. Право и культура: Монография. М.: Изд-во РУДН, 2002.

5. Новиков А.И. Нигилизм и нигилисты. М., 1972.

6. Невважай И.Д. Типы правовой культуры и формы правосознания // Правоведение. — 2000. — № 2.

7. Хайдеггер М. Европейский нигилизм // Время и бытие. М., 1993. — С. 63-176.

1 Валицкий А Нравственность и право в теориях русских либералов конца XIX — начала XX вв. // Вопросы философии. — 1991. — № 8. — С. 25.

2 Нерсесянц В.С., Муромцев Г.И., Мальцев Г.И. и др. Право и культура: Монография. М.: Изд-во РУДН, 2002. — С. 396.

Красильникова Юлия Вячеславовна — старший преподаватель кафедры «Менеджмент» НОУ ВПО «Московский институт управления», аспирант Учреждения Российской академии наук «Институт социально-политических исследований»

e-mail: [email protected]

31

ОТ НИГИЛИЗМА К СОЦРЕАЛИЗМУ: ИЗДАНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В СИБИРИ И НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ В ДОВОЕННОЕ ДЕСЯТИЛЕТИЕ (1931 – ИЮНЬ 1941 г.) | Посадсков

1. Непомнящих В. За Магнитострой поэзии // Сиб. огни. – 1932. – № 6. – С. 92–97.

2. Выполнить решения ЦК ВКП(б) // Сиб. огни. – 1932. – № 5. – С. 7–9; Литвиненко И.В. В Бурято-Монголии организуется союз советских писателей и художественных работников // Культура Бурятии. – 1932. – № 4. – С. 33–34.

3. Литвиненко И.В. В Бурято-Монголии организуется союз советских писателей и художественных работников // Культура Бурятии. – 1932. – № 4. – С. 18.

4. Рафалович Б. О распространении краевой художественной литературы // За краев. книгу. – М., 1934. – № 6–7. – С. 31.

5. Центр документации новейшей истории Иркутской области (ЦДНИ ИО), ф. 123, оп. 4, д. 12, л. 37, 49–50, 56.

6. Государственный архив Новосибирской области (ГАНО), ф. Р-1597, оп. 1, д. 5, л. 5; д. 17, л. 6; ЦДНИ ИО, ф. 123. оп. 4, д. 12, л. 55.

7. ЦДНИ ИО, ф. 123, оп. 4, д. 12, л. 53.

8. Там же, л. 106–108, 255.

9. Там же, л. 58, 257.

10. Книжки рабочих писателей // Кн. полка. – Иркутск, 1932. – № 1. – С. 8.

11. Гольдберг И.Г. Зима ударная // Будущая Сибирь. – Иркутск, 1932. – Кн. 2. – С. 73–75.

12. Государственный архив Кемеровской области (ГАКО), ф. П-15, оп. 7, д. 2, л. 47.

13. Ляско К. Где оно, Лукоморье твое, Лукоморье?: К 90-летию Л.Н. Мартынова // Библиография. – 1995. – № 6. – С. 72–73.

14. ЦДНИ ИО, ф. 123, оп. 1, д. 1, л. 180–181.

15. Горький и Сибирь: Письма, воспоминания. – Новосибирск: Кн. изд-во, 1961. – С. 177–181; Горький и Сибирь: Неизданная переписка. А.М. Горь-

16. кий – М.М. Басов // Литературное наследство Сибири. – Новосибирск: Кн. изд-во, 1969. – Т. 1. – С. 59–62; ГАНО, ф. Р-272, оп. 1, д. 412, л. 16–17; Литературно-краеведческий журнал в Иркутске // Культур. фронт. – Иркутск, 1931. – № 1. – С. 88; ГАИО, ф. Р-1406, оп. 3, д. 213а, л. 15–21.

17. ЦДНИ ИО, ф. 123, оп. 1, д. 59, л. 51.

18. Там же, оп. 4, д. 12, л. 44, 56.

19. Итин В.А. Внимание качеству культуры: (Выступление на краев. партконф.) // Сиб. огни. – 1934. – № 1. – С. 197.

20. ГАНО, ф. Р-1597, оп. 1, д. 19, л. 1 об., 3–3 об.; Итин В.А. Внимание качеству культуры… – С. 197.

21. ГАКО, ф. П-74, оп. 2, д. 20, л. 167–168; ГАНО, ф. Р-1597, оп. 1, д. 19, л. 1 об.

22. Государственный архив Иркутской области (ГАИО), ф. Р-1406, оп. 3, д. 213а, л. 19; ГАНО, ф. Р-272, оп. 1, д. 412, л. 28–36.

23. ГАИО, ф. Р-1406, оп. 3, д. 213 об., л. 20, 27–31.

24. Нодельман М. Отстающий участок // Сов. Сибирь. – 1933. – 8 февр. – С. 4.

25. Востоков М. Письмо из Бийска // Сиб. огни. – 1935. – № 4. – С. 180.

26. Сиб. огни. – 1939. – № 2. – С. 186.

27. Краткая хроника литературной жизни Сибири 1930–1934 // Сиб. огни. – 1967. – № 7. – С. 191.

28. Новые книги, выпущенные сибирскими издательствами // Сиб. огни. – 1938. – № 3–4. – С. 139.

29. Краткая хроника литературной жизни Сибири 1935–1941 // Сиб. огни. – 1967. – № 10. – С. 186–189.

30. Сиб. огни. – 1939. – № 4. – С. 171.

31. Краткая хроника литературной жизни Сибири 1935–1941 // Сиб. огни. – 1967. – № 10. – С. 187.

32. Посадсков А.Л., Кон Л.Ф. Книжное дело Сибири в предвоенное десятилетие (1931–1941) // 200 лет книгопечатания в Сибири: Очерки истории кн. дела. – Новосибирск, 1989. – С. 154.

33. Краткая хроника литературной жизни Сибири 1935–1941 // Сиб. огни. – 1967. – № 10. – С. 187, 190, 191.

34. Борисов В. Литературное наследство Сибири // Сиб. огни. – 1937. – № 3. – С. 157.

35. Сиб. огни. – 1939. – № 2. – С. 166.

36. Народное хозяйство Омской области. – Омск, 1936. – № 7. – С. 75.

37. Коптелов А. Новая книга алтайского героического эпоса // Сиб. огни. – 1940. – № 4–5. – С. 252.

38. Сиб. огни. – 1939. – № 2. – С. 166.

39. Сиб. огни. – 1939. – № 4. – С. 172.

40. К вопросу об эпической традиции в Сибири // Сиб. огни. – 1940. – № 3. – С. 175.

Театр Моссовета: Память

Театр Моссовета: Память

Память

Андрей Краско: Артист — смешная работа!

«Андрея не стало в ночь с 4 на 5 июля 2006 года. Кто-то потерял сына, кто-то любимого человека, кто-то друга. Для большинства же он был в первую очередь талантливым актером. Какой канал ни включи — можно было увидеть его. Всегда разного, всегда предельно реалистичного, органичного. Он жил, чтобы играть. И играл, чтобы жить. Работа была для него всем! Андрей и умер на работе».
Так написал об Андрее Краско, безвременно ушедшем из жизни на пике всенародной популярности, его отец — театральный актер Иван Краско. Отцовская любовь и знание секретов их общей профессии, а еще раздумья о том, как же все-таки она жестока, профессия артиста, как непредсказуема бывает судьба мастера, вынужденного играть совсем не то, о чем мечталось, или сыгравшего все, что было задумано, но расплатившегося за это ранним уходом из жизни — продиктовали Ивану Краско книгу воспоминаний о сыне. Как пишет сам Иван Краско, это книга не о звезде экрана, каковой Андрей Краско никогда не был. А об актере, на артиста совсем не похожем. Просто книга о хорошем человеке. Скоро она увидит свет благодаря издательству «Центрполиграф», а отрывок из нее мы предлагаем вниманию читателей сегодня.
Неожиданно для всех нас — для мамы, для меня — ты заявил, что хочешь поступать в театральный вуз.
До этого твое отношение к театру было несколько ироничным. Помнишь, как лет в девять ты по моей просьбе посмотрел по телевизору спектакль с моим участием? В то время передачи транслировались в прямом эфире, а не в записи. Я играл главную роль — учителя рисования — в спектакле по повести Виктора Голявкина «Рисунки на асфальте». Голявкин, кстати, тебе очень нравился.
Материал добрый, человечный: старый учитель рисования, фронтовик, перенесший тяжелое ранение, работает в школе. Он любит детей, и у него самого несколько ребятишек. Учитель посвящает себя работе, и однажды у него не выдерживает сердце…
Когда я, вернувшись домой, спросил тебя, понравился ли тебе спектакль, ты ответил, что понравился. Но я же вижу, с какой интонацией ты это произнес. «Андрюша, тут что-то не так. Думаешь одно, а говоришь совсем другое. В чем дело?» Тебе вообще в детстве была свойственна некая минорная тональность.
И тут ты меня, как говорится, уложил — ты сказал: «Да работа у тебя смешная. Умер, а сам домой пришел».
Вот такое нигилистическое отношение к актерскому мастерству не предвещало, что в конце десятого класса ты обнаружишь желание стать актером. Это было неожиданно, и я обрадовался, что ты хочешь идти по моим стопам.
Я понимаю, сынок, когда ты слышал от меня «должен», «не имеешь права» или «как не стыдно» и т. д., тебя это всегда коробило. У тебя были свои взгляды, свои принципы. Ты по гороскопу львиного происхождения. А тут папа-Дева советы дает… Но я также знаю, что ты был очень неравнодушен к этим советам. Я чувствовал, что тебя интересует мое мнение. 
С детства я был для тебя авторитетом. Папа защитит, папа объяснит. .. Потом между нами возникло отчуждение, с твоей стороны это были нигилистические, чисто возрастные вещи.
Вспомни, с какой иронией ты относился к моей работе, называя ее смешной. Для меня это было понятно и естественно. Но отношения «отец и сын» всегда были корректными. С твоей стороны — как элемент уважения, и профессионального, и человеческого.
Мы держались друг с другом на равных. Я мог сделать тебе замечание, скажем, по поводу твоего спектакля «Мужчинына час». Оба мы понимали, что нужны деньги, что зрителям почему-то нравятся именно такие спектакли…
Но я знал, что в театре ты можешь гораздо больше! К примеру, твоя роль Венечки в спектакле «Москва-Петушки» или главная роль в «Смерти Тарелкина». «Тарелкина» поставил прекрасный режиссер Юра Бутусов, который и собрал самых популярных актеров. Миша Пореченков, Костя Хабенский, Андрей Краско — это же, как говорится, «убойная команда».
Но и ты не отставал, ты тоже иногда делал мне замечания. Помнишь, ты посмотрел спектакль «Заноза» по Франсуазе Саган в театре «Приют комедианта» и вдруг сказал мне: «Папа, а чего ты под партнеров подстраиваешься?» «В смысле?» Ты пояснил: «Поскольку автор — француженка, пьесу вы пытаетесь играть по-французски (а американскую якобы нужно играть по-американски и т. д.), будто вы не русские артисты. Иди от себя — ты интереснее этого твоего Люсьена!» И хотел бы я этого или нет, перемены налицо — мне даже интереснее стал этот спектакль, а роль — явно убедительнее.
У нас с тобой было нормальное взаимообогащение, Андрюша. Мы постоянно чему-то друг у друга учились. Вспомнить хотя бы ту хмельную сцену в «Блокпосте».
Фильм был только что снят, и режиссер, Саша Рогожкин, пригласил меня на просмотр. Картина мне понравилась. Я только сказал:»Андрюш, а пьяного-то ты так и не сыграл. Ведь в той сцене твой персонаж буквально «надирается». Ты смутился, а я тебя успокоил: «Пьяного сыграть непросто… Но ты не расстраивайся!» Через год в Доме кино, когда фильм вышел уже официально, я посмотрел его повторно и произнес: «Андрюха! Я должен перед тобой извиниться». «А что случилось?» «Да ты был прав, сынок. Вас предал генерал (его играл Леша Булдаков), и ты пьешь, но водка тебя не берет. Очень правильно ты сыграл!» «Да иди ты! — удивился ты и добавил: — А я об этом даже не думал». «Видишь, я заставил тебя расстроиться тогда, год назад, а получилось, что ты все верно сыграл. Но и я только сейчас это понял».
То есть ты, сынок, интуитивно чувствовал, как нужно сыграть. Саша Рогожкин по этому поводу сказал: «А я очень доволен работой Андрея. Мне и не нужно было, чтобы он играл невменяемого пьяного».
Похожая история, сынок, как ты помнишь, случилась у меня с Александром Володиным. Яназвал это «пружиной». Мы часто обсуждали с тобой эту историю. Володин завел во мне «пружину».
Когда я собирался уходить из БДТ, он спросил: «Ваня, говорят, ты собираешься уходить из театра? А куда?» «Да не знаю, никуда я не готовлюсь». «Но куда-то ведь хочется?»»Да хотелось бы в «Современник». «Да? Так там же у меня все друзья. Давай я тебе протекцию составлю. Там же тебе конкурировать не с кем».
И он это как-то так сказал, что мне показалось — он имел в виду следующее: взять-то меня возьмут, но… Я покраснел, а Володин, видимо, списал это на мою стеснительность. А на самом деле я в это время разозлился до необычайности: «Ах вот ты как, гениальный драматург, обо мне мыслишь — думаешь, я бездарный артист? Ну уж нет! Я докажу, что чего-то стою!» Года за два до его смерти я открыл ему эту тайну. (Мы, кстати, Андрюша, ехали тогда в твоей машине — ты вез нас на могилку к Паше Луспекаеву.) «Дядя Саша, а знаешь, какую ты во мне „пружину“ завел тогда?» «Миленький, ты что, господи! Вань, да я не хотел тебя обидеть! Прости ради бога!» «Какая там обида, — наоборот, я тебе благодарен по гроб жизни! Ты же меня так завел, я тебе столько лет доказывал, как ты тогда был не прав!» «Да ты что? А я-то и не думал…»
Вот если бы все педагоги умели заводить в своих учениках такие «пружины»! Я считаю, сынок, что в тебе смог завести такую пружину, и ты был со мной согласен. В чем-то я был для тебя авторитетом. Во всяком случае, мои роли ты очень любил. «Продавец дождя», «Принц и нищий», «Люди и мыши» — ты смотрел эти спектакли много раз, так они тебе нравились…
Людям интересно, как складывались твои отношения с женщинами, во что они перерастали и почему прекращались.
Подруг жизни ты иногда выбирал похожих на маму, ориентировал женщин на мамин облик. Между прочим, когда это совпадение было, у тебя складывалась дружелюбная связь.
Если же этого не было, связь распадалась гораздо быстрее. Наверное, в этом есть какой-то биологический жизненный закон.
Театральная художница Ольга Контарева, с которой ты одно время встречался, была практически копией твоей мамы. Нам с мамой очень нравилась Маша Тхоржевская.
Ни о ком, сынок, я не могу сказать ничего плохого. Не понимаю только ту девушку, которая в порыве ревности пырнула тебя ножом… Подробности вспоминать не хочу, в одном из интервью ты рассказывал об этой барышне.
Я ее никогда не видел. Ты жил с ней на Пушкинской, 10, — это место прославилось в молодежной андеграундной среде. Это место — гнездышко будь здоров, бомжеватое такое. В тот период ты отошел от нас с мамой и редко появлялся дома.
А дома для тебя самым важным было хорошо поесть, хорошо поспать, хорошо отдохнуть, а там — опять свобода.Иван КраскоВечерняя Москва7.12.2006

Уважаемый пользователь!
Сайт нашего театра использует cookie-файлы для улучшения своей работы и опыта взаимодействия с ним.
Продолжая использовать этот сайт, Вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.

Согласен

Предложения со словом «нигилистическое»

Мы нашли 11 предложений со словом «нигилистическое». Синонимы «нигилистическое». Значение слова. Количество символов.

  • Такой абсурд порождает нигилистическое отношение к прошлому страны, лишенное нравственных оценок.
  • Вроде бы мелочь, но именно из таких мелочей у молодежи потом и формировалось нигилистическое отношение к символам своей страны.
  • Пересматривается и прежнее нигилистическое отношение к русским Царям и царской власти.
  • Среднийрост нашего нигилистического сборища равнялся 185сантиметрам, а это тоже имеет значение.
  • Он соединял в себе простоту, прямоту и нигилистический аскетизм с хитростью, почти с коварством.
  • В отличие от нигилистически настроенной либерально-демократической интеллигенции это были не разрушители, а созидатели.
  • https://sinonim.org/
  • Сукачев говорит, что он никогда не был нигилистического направления, но Брызгалов ненавидит его за то, что его очень любили студенты.
  • Эта статья поразила своим нигилистическим пафосом В.?Ф.
  • Он беспощадно развенчивает нигилистически-игровую установку членов уединистской группы.
  • Он тоже занимался биологией, но известен был нигилистическим образом мыслей.
  • Нигилистический лозунг «пара сапог стоит дороже Шекспира» лишь заменяется на более универсальный.

Источник – ознакомительные фрагменты книг с ЛитРес.

Мы надеемся, что наш сервис помог вам придумать или составить предложение. Если нет, напишите комментарий. Мы поможем вам.

Наверх ↑   Антонимы   Синонимы   Ассоциации   Морфемный разбор слова   Поиск предложений онлайн

  • Поиск занял 0.012 сек. Вспомните, как часто вы ищете, чем заменить слово? Добавьте sinonim.org в закладки, чтобы быстро искать синонимы, антонимы, ассоциации и предложения.

Пишите, мы рады комментариям

«Русский этатизм» и «русский нигилизм» в политическом процессе России конца XIX — начала XX вв | Омельченко

Аннотация

Статья посвящена научному осмыслению традиционных основ российской политической культуры и их влияния на формирование национальных особенностей политических отношений, политического транзита и российского политического процесса в целом. Автор статьи не ограничивается характеристикой основных фундаментальных особенностей российской политической культуры, на протяжении длительного периода времени определявших основной вектор общественного развития в России, и тех существующих в науке основных подходов и точек зрения на природу и причины, их сформировавших. В статье дана лишь общая оценка факторов, обусловивших специфику государственно-политического развития России. К наиболее важным из них наряду с «антикапиталистической» и антисобственнической ментальностью русских людей, государственным патернализмом и сакрализацией верховной власти, автор статьи относит ведущую роль государства в регулировании политической и социальной жизни общества (этатизм) и связанное с этой фундаментальной особенностью политического процесса формирование особого национального «профиля» публичной политики, ограничивавшего возможности развития в стране гражданского общества со всеми его атрибутами и характеристиками. Основной задачей научной публикации автор поставил исследование истоков, сущности и характера взаимосвязей русского этатизма и политического радикализма, длительное время являвшихся двумя базовыми характеристиками российской политической традиции. В статье обосновывается мысль о том, что и русский этатизм, как традиционная основа российской политической культуры, и русский нигилизм были исторически и объективно взаимообусловлены и связаны между собой, дополняли друг друга и, являясь миросозерцанием русской власти, в конечном счете, выражали характерное для российской политической и интеллектуальной элиты нигилистическое отношение к сложным проявлениям реальной жизни, склонность к простым обобщениям и схемам, догматизм в построении своих идеалов. Именно в этом во многом, по мнению автора статьи, кроются причины крушения исторической России в 1917 г., приведшие к разрушению исторической государственности

Надбавки поверх МРОТ

7 декабря 2017 г., в преддверии Дня Конституции, Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 38-П, которое поставило окончательную точку в многолетней проблеме соотношения минимального размера оплаты труда и северных надбавок. Высокий Суд указал на необходимость начисления надбавок поверх МРОТ. Другого решения Суд вынести не мог, поскольку это противоречило бы и юридической, и человеческой логике.

Это важное решение показало в действии нашу Конституцию, выявило ее потенциал, а также явилось примером того, каким должно быть правосудие. Оно еще раз доказало, что все социальные гарантии должны иметь реальное содержание и что необходимо учитывать функциональное назначение мер социальной поддержки для предотвращения их взаимного поглощения.

Однако и это решение привело к новым вопросам, которые, как думается, основаны на недостаточном осознании правовой сущности вмешательства Конституционного Суда в обозначенную проблему. В связи с этим, как представитель работников в КС РФ по данному делу, считаю необходимым ответить на наиболее распространенные вопросы.

Первый вопрос. Высказывается мнение о том, что северные надбавки, начисляемые поверх МРОТ, вообще не нужны или нужны в значительно меньшем размере, а также говорится об их вреде для экономики северных регионов.

Такие доводы стали высказываться после вынесения Конституционным Судом постановления, которое касается северных надбавок для категории работников, получающих заработную плату, близкую к МРОТ. Эти доводы выдают субъектный состав ставящей их категории граждан, по-видимому не относящихся к получателям близкой к МРОТ заработной платы и имеющих достаточные средства для обеспечения своей жизнедеятельности. Тем самым проблема поставлена в односторонней плоскости, исходя из желания достичь экономической стабильности за счет «замораживания» уровня жизни низкооплачиваемых слоев населения. Такая постановка вопроса еще раз подтверждает необходимость учитывать важнейший принцип истинности познания: «подобное познается подобным». В ином случае, как гласит народная мудрость, «сытый голодному не товарищ».

Если говорить о развитии экономики, то «заморозка» и понижение заработной платы не являются цивилизованными способами такого развития, для этого имеются другие механизмы. Однако если и идти по подобному пути «экономической стабильности», то он должен быть общим, а не становиться участью лишь низкооплачиваемой части населения.

Вместе с тем в рамках анализа указанного постановления абсолютно неправильно ставить вопросы о том, нужны ли северные надбавки в принципе, а также какой размер их целесообразен в конкретный исторический период, в том числе исходя из баланса интересов работников и работодателей. Эти вопросы не юридические, а социально-экономические, что предполагает проведение исследований и получение информационно-аналитических показателей. Потому КС РФ такие проблемы не решал, так как вопросы социально-экономической целесообразности – не его компетенция.

Конституционный Суд решал другой вопрос – исключительно правовую проблему: как соотносятся МРОТ и северные надбавки. И человеческая, и юридическая логика не предполагали другого ответа, как вывод о том, что если законодательство о труде содержит норму о гарантировании северных надбавок, то эти надбавки должны быть именно надбавками, а не составляющими МРОТ. В ином случае надбавки носят мнимый и иллюзорный характер и не имеют реального содержания, а слово «надбавки» вызывает лишь негодование и нигилистическое отношение к закону – по принципу «словами сыт не будешь».

Поэтому Суд указал, что поскольку надбавки законодательно предусмотрены, то они должны быть именно таковыми, т.е. иметь надбавочный (дополнительный) характер, следовательно, должны исчисляться поверх остальной части заработной платы.

Вопросы же о целесообразности северных надбавок – это компетенция законодателя, который обозначил их необходимость, закрепив соответствующие нормы в трудовом законодательстве и указав, что Правительство РФ устанавливает размер процентных надбавок и районных коэффициентов к заработной плате, а также перечень районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей (ст. 146, 148, 316 и 317 Трудового кодекса РФ, ст. 2, 10 и 11 Закона РФ от 19 февраля 1993 г. № 4520-1 «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях»). Поэтому именно Правительство, исходя из социально-экономической ситуации и других объективных факторов, должно определять количественную характеристику и территориальное действие северных доплат. Однако до настоящего времени Правительство не принимало нормативных актов о размере северных доплат, в связи с чем используются размеры надбавок и коэффициентов, установленные в середине прошлого века, когда шел этап активного освоения северных территорий.

Таким образом, неправильно говорить, что Конституционный Суд изобрел формулу «МРОТ + северные». Он лишь поставил ее на вид, так как эта формула была заложена законодателем, но в процессе «борьбы» за экономию средств была искажена.

Для лучшего понимания сказанного можно привести условную аналогию: Ньютон открыл закон всемирного тяготения, но этот закон существовал и до его открытия, ученый лишь выразил его в формуле, понятной человеку. То же самое в отношении системы «МРОТ + северные» сделал КС РФ: 7 декабря 2017 г. Суд «открыл» существовавшую до этого формулу, забытую в целях экономической целесообразности и затерявшуюся в плену юридических понятий.

И в этой аналогии заключен ответ на второй вопрос о возможности приостановить или отсрочить действие решения Конституционного Суда, который звучит со стороны работодателей.

Юридические аргументы приводить не буду – не они первичны, так как данный вопрос должен пресекаться на уровне осознания вышеуказанной сущности самого решения. Поэтому продолжу так: может быть, в свое время и закон всемирного тяготения был кому-то неудобен или непонятен, но говорить о его приостановлении или отсрочке открывшему его Ньютону было бы абсурдным. Отменить закон, и то не всякий, может лишь его создатель. Создателем нормы о северных надбавках является законодатель – Государственная Дума и Совет Федерации, а также в части территории и размера выплат – высший орган исполнительной власти – Правительство. Поэтому все дальнейшие вопросы о необходимости, территориальности и конкретном размере северных надбавок должны быть адресованы указанным субъектам нормотворчества.

Третий вопрос, который задается уже работниками, – о сближении зарплат работников низшего звена и сотрудников с более высокой квалификацией. На него у меня два ответа – юридически-методологический и духовно-нравственный.

Юридически нужно понимать, что изначально разница в заработной плате была основана на незаконном ее занижении для работников, получающих вознаграждение за труд в величине, близкой к МРОТ, в который неправомерно включались северные надбавки. Исправление этого дефекта повысило заработную плату низкооплачиваемой категории работников за счет начисления северных надбавок поверх МРОТ.

Однако при этом вопрос о соотношении зарплат никоим образом не касается формулы «МРОТ + северные». Данная формула распространяется на всех без исключения работников северных регионов. То есть это равный для всех повышающий коэффициент. А потому он сам по себе не может изменять соотношение зарплат. Проблема соотношения зарплат – это вопрос о тарифной сетке: о том, насколько разнятся тарифные ставки и должностные оклады работников в пределах одной организации. Именно это ключевой вопрос. А северные надбавки, повторюсь, являются всего лишь равным коэффициентом умножения заработной платы. Математически очевидно, что равный коэффициент не может сближать или отдалять размеры заработных плат.

Предлагаю правильно ставить вопрос о сближении заработных плат: это вопрос не о северных надбавках (не об общем), а о тарифных ставках, должностных окладах и других составляющих заработной платы (об особенном).

При этом понятны доводы квалифицированных работников, чьи зарплаты сблизились с оплатой менее квалифицированного труда. С точки зрения справедливости разница заработных плат должна быть соразмерна разнице в труде – в этом смысл справедливого неравенства как распределительного процесса, и это одна из основ регулирования трудовых отношений. Поэтому и юридически эти вопросы обоснованны. Однако до практического разрешения этой проблемы – до справедливой дифференциации окладов – можно рассматривать ее с другой стороны.

Так, в духовно-нравственной сфере вопрос о справедливом вознаграждении – конечно, не только материальном – уже получал разрешение. Поэтому закончу свои рассуждения известной Новозаветной притчей о работниках в винограднике (Мф. 20:1-16). Эта притча имеет духовный смысл, но ее буквальное звучание показательно. Хозяин дома (как прямо указывается в притче – Царства Небесного) утром нанял работников для работы в своем винограднике и договорился с ними об оплате: один динарий в день. Позже он нанял еще работников и пообещал им достойное вознаграждение. Хозяин нанимал работников в течение всего дня и обещал им справедливую оплату. Когда же наступил вечер, тем, кто пришел последним – уже под конец рабочего дня, господин выдал по одному динарию. Пришедшие первыми думали, что они получат больше, но и они получили по динарию и стали роптать на хозяина дома: «Эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной». Он же в ответ сказал одному из них: «Друг! Я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мной? Возьми свое и пойди; я же хочу дать последнему то же, что и тебе… Или глаз твой завистлив оттого, что я добр?»

Поколение Z — это поколение нигилизма. The Daily Aztec

«Нигилист» — некрасивое слово. Тем не менее, я не могу подобрать лучшего слова для описания культуры поколения Z.

Нигилизм происходит от латинского nihil, — ничего. В самом чистом смысле нигилист — это человек, который ни во что не верит и идет по жизни без какой-либо великой цели, плана или смысла.

В то время как некоторые намеренно отказываются от любого чувства цели или смысла жизни, даже самые стойкие нигилисты признают, что наличие чувства цели, в котором можно найти удовлетворение, было бы улучшением.Тот факт, что депрессия так свирепствует в нашем обществе, свидетельствует о том, что полнота не появляется из ничего.

Итак, где поколение Z находит удовлетворение в жизни?

В первую очередь тремя способами: политическим, социальным и физическим.

Политически в поляризованной стране представителей поколения Z можно найти по обе стороны партийной линии.

Левые склонны к прогрессивному бунту без логического завершения — акт бунта сам по себе является формой самореализации.Ощущение себя частью «новой волны» — чего-то важного — действительно дает чувство самоудовлетворения. Однако без логического завершения такой бунт легко может выйти из-под контроля и привести к зверствам. Достаточно взглянуть на Советский Союз, чтобы увидеть, что происходит, когда прогресс, преследуемый сам по себе, становится нормой.

Для правых противодействие левым становится самоцелью. Как бы правые ни проповедовали независимость, их энергии не было бы без левых — и хотя истинные нигилисты осудили бы это как жизнеспособную «цель» жизни, это не мешает им наслаждаться борьбой.

Две стороны ссорятся, в то время как напряженность растет без каких-либо существенных изменений, пока не произойдет огромная социальная катастрофа в пользу одной или другой стороны. Конечно, участники политической борьбы не замечают этого до тех пор, пока не становится слишком поздно, и как только происходит катастрофа, чувство нигилизма усиливается до крайности – например, Вторая мировая война. Экзистенциализм, уходящий своими корнями в нигилизм, расцвел во Франции и большей части Европы из-за зверств, совершенных Советами и нацистами.

В социальном плане поколение Z чрезвычайно популярно. От того, соответствует ли человек тенденциям или нет, зависит вся его самооценка и самооценка. Особенно это видно через социальные сети. Если чьи-то посты или отношение не вписываются в тренды, можно начать чувствовать себя изолированным и изгоем. Давление «вписаться» приводит к тому, что человек отказывается от своей интеллектуальной и личной моральной целостности ради нескольких лайков, которые, хотя и лишены смысла для нигилиста, все же дают почти вызывающее привыкание чувство признания.

Физически поколение Z стремится реализовать себя с помощью множества временных кайфов, таких как выпивка, курение, прелюбодеяние или бездумное потребление медиа. Все эти действия сопровождаются неотъемлемым и очевидным, но временным удовольствием. Однако, как только источник кайфа исчезает, тревога и пустота возвращаются. Это вынуждает нереализованного человека постоянно гнаться за максимумом, рискуя своим психическим и физическим здоровьем.

Помимо канона литературного наблюдения и обсуждения этих явлений, я могу лично засвидетельствовать эту динамику.Я делал все это сам и видел, как мои сверстники делают то же самое.

В старших классах я был частью прогрессивного движения. Я сплотился и плакал вместе со всеми другими учениками и слепо следовал тенденциям, просто чтобы соответствовать и чувствовать себя важным. Потенциальная возможность попасть в книгу по истории, бороться за дела, о которых я ничего не знал, но казались правильными, привлекала меня.

После некоторого зондирования и опроса моих коллег-ровесников я обнаружил, что они тоже следуют тенденциям, не понимая рациональности, стоящей за ними, что делает это не «рациональной» позицией, а умным повторением интеллектуальной пропаганды.

Моему левому идеализму пришел конец, когда я поступил в колледж и открыл книгу по истории. Прогресс и бунт ради самих себя не ведут ни к чему, кроме как к иррациональному обществу, пожирающему себя заживо. Я сделал крутой поворот вправо и стал невероятно ненавистным, потому что считал, что левые только и делают, что разрывают общество на части. Это сделало меня нетерпимым, высокомерным и черствым по отношению к возможным страданиям других.

Однако, когда политическая ярость и высокомерие улеглись, я все еще был пуст.

Если бы политика не заполнила пустоту, я полагал, что это сделают социальные и физические удовольствия. Я провел почти весь 2020 год, делая все возможное, чтобы ходить на свидания и поддерживать постоянный поток женщин вокруг себя, включая ложь и измену.

Все, что у меня осталось от этих усилий, это сожаления, которые не дают мне спать по ночам, телефон, полный контактов женщин, чьих лиц я не помню, и воспоминания, которые преследуют меня в течение дня.

Если бы я мог вернуть все назад, я бы отдал все, чтобы сделать это, и я бы сделал все, чтобы простить тех, кого я, возможно, обидел.

Удовольствие не заполнило пустоту, и я почти уверен, что оно не заполнит и вашу.

Итак, возникает вопрос: что заполнит пустоту? В чем лекарство от нигилизма?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо понять первопричину нигилистического отношения.

Хотя могут быть нюансы от человека к человеку, я замечаю в целом, что нигилизм проистекает из недостатка любви.

На протяжении всей философской истории те, кто извергал доктрину нигилизма и экзистенциализма, имели прошлое, наполненное беспорядками и дисбалансом в семье и/или социальной ячейке.Ницше, например, вырос без отца, был изгнан своими сверстниками и никогда по-настоящему не чувствовал любви к женщине, которую он так желал, Лу Андреас-Саломея.

Я подозреваю, что то же самое и с большинством представителей поколения Z. Кажется, что большинство моих сверстников не любили так, как это было необходимо для их развития. Возможно, родители недостаточно любили их, они пережили семейную травму или в юности с ними плохо обращались сверстники. Или, может быть, они были очень любимы, но не знали, как получить это или что делать с этим, когда оно у них есть.

Независимо от причины, горе поколения привело к резкому росту нигилистической философии, которую мы наблюдаем сегодня среди представителей поколения Z.

Единственное лекарство от нигилизма — следовать одной из величайших заповедей Христа — заповеди Любви к ближнему.

Взято из книги Матфея 22:39

39 И второе есть подобное этому: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя». 

Христианин или нехристианин, этих слов достаточно, чтобы изменить мир и исцелить целое поколение.

Согласно православной Учебной Библии, заповедь «возлюби ближнего своего, как самого себя» — это не та половинчатая любовь, которую вы можете испытывать к себе в среднем или худшем возрасте. Это любить себя, созданного по образу и подобию Божию, как и ближний твой создан по образу и подобию Божию. Мы находим свое истинное «я», любя наших ближних.

Или, для более светского толкования, любить своего ближнего так, как ты есть на самом деле; человек с безграничным потенциалом, добротой, интеллектом и ценностью, который так же видит и любит своего ближнего.

Это чрезвычайно сложная задача, поскольку я до сих пор с ней сталкиваюсь! Тем не менее, я изо всех сил стараюсь всегда быть внимательным, чтобы быть уверенным, что я максимально люблю всех.

 Спешите отложить свои разногласия в пользу единственного, что мы все можем сделать; люблю.

Джермель Маклеод учится на младших курсах журналистики и философии.

Медицинский нигилизм и самонадеянность подрыв медицинской науки | д-р Адам Табриз

Медицинский нигилизм

Нигилизм – хорошо известное явление массового населения с крайним скептицизмом, полагающим, что ничто в мире не имеет материального существования или ценности.Это часто связано с крайними симптомами или признаками пессимизма и радикального скептицизма, осуждающего существование. Планы нигилизма в ничто не верны и не имеют никакой цели, кроме импульса к разрушению.

Нигилизм стал отождествляться в России со слабо организованным революционным крестовым походом в 1860–1917 гг., который отверг авторитет государства, церкви и семьи. В своем сочинении лидер анархистов Михаил Бакунин (1814–1876) также отождествляется с нигилизмом, когда он сказал: «Давайте доверимся вечному духу, который разрушает и уничтожает, потому что это неисследимый и вечно творческий источник вся жизнь — страсть к разрушению есть и страсть созидательная!»

Нигилистические верования, среди которых можно вспомнить исторические, такие как политические, экзистенциальные, моральные, фундаментальные и т.д.Экзистенциальность или представление о том, что ничто не реально, исторически считалось самой известной и предположительно опасной формой нигилизма, является мотивацией анализа в рамках реализма имманентного выражения разума.

Медицинский нигилизм

Недавно я наткнулся на интересный блог о медицинском нигилизме. Моя непосредственная самонадеянность заключалась в том, что идея медицинского нигилизма есть новая школа взглядов, но, напротив, прочитав ее, я обнаружил, что это не так.Несогласное ментальное отношение к медицине — древняя черта. Сегодня мы часто можем прочитать об этом на прививках, к тому же за последнее столетие она менялась. Медицинский нигилизм — это чувство недоверия к официальности медицинских вмешательств. Концепция аргументирует убедительное мнение о порочности современной медицины.

В недавней книге «Медицинский нигилизм», опубликованной издательством Oxford University Press, Джейкоб Стегенга представляет современную критику медицины в отношении ее нынешних приложений.Автор радикально утверждает, что основная масса современных вмешательств не служит должным образом, поскольку нынешние практики наносят пациентам больше вреда, чем пользы. Он утверждает, что мы не должны верить в медицинские вмешательства и только рассчитывать на них скупо. В своем письме Стегенга утверждает, что врачи являются персонами проблемы, и что значительная финансовая прибыль не позволяет им видеть благополучие своих пациентов.

Продолжая читать эту статью, я намеревался разработать и прокомментировать критику того, что я считаю относящимся к моему дискурсу; однако перед этим нам необходимо понять концепцию независимых движущих сил пессимизма или нигилистической позиции.

В общем, для того, чтобы кто-то считался нигилистом, он или она должны проявлять определенные признаки пессимизма по отношению к одному или нескольким элементам объекта, действия или идеи. По понятным причинам некоторые могут испытывать коллективный пессимизм по отношению к опыту, с которым конкретный субъект мог столкнуться лично, или это может быть результатом повторяющейся уязвимости к комментариям людей, которые читают лекции о своем опровергающем опыте. Пессимизм может стоить исхода неблагоприятных убеждений, которые люди получают в своей жизни.

Один из способов справиться с пессимизмом — восстановить свою структуру убеждений. Ради спора давайте применим нынешнюю дилемму вокруг вакцинации, движения против прививок и лекарств, снижающих уровень холестерина. Тенденция против Vaxxer и недавнее движение законодательных ретортов существуют уже более века. Доверие общественности к иммунизации колеблется, что просто уравновешивается усилиями законодательных органов по выкручиванию рук в попытке призвать к общественному благополучию без каких-либо попыток восстановить общественное доверие или недавними массовыми протестами против разрекламированной опасности для здоровья, связанной со статинами. средства, снижающие уровень холестерина.Мы, несомненно, можем ощущать пессимизм здравоохранения в его современных формах и формах в нашем социально-политическом окружении.

Дихроическое столкновение

Скептицизм в отношении медицинской практики, также называемый терапевтическим нигилизмом, окружает пациентов и врачей с 1800-х годов, как однажды написал Оливер Уэнделл Холмс, декан Гарвардской медицинской школы, «если бы все materia medica в том виде, в каком она используется сейчас, можно было бы погрузить на дно моря, это было бы тем лучше для человечества и тем хуже для рыб.Такой цинизм частично исчез с появлением науки и техники в области анестезии, антисептических хирургических методов, вакцин и доказательной медицины, в большей степени в отношении антибиотиков и инсулинотерапии. Стегенга назвал эти последние прогрессы «волшебными пулями». По его словам, это действие, произведенное врачом и химиком Паулем Эрлихом, предназначалось для обозначения терапевтических вмешательств, которые избирательно воздействуют на болезнь без возможности побочных реакций. Но, как мы знаем, такая вера по-прежнему выходит за рамки медицинской науки 21-го века.

Исторически исследователи изо всех сил пытались изготовить эти волшебные пули, но на сегодняшний день такое достижение остается фантастикой. Должно быть общепризнанным убеждение, что практически каждое лечение имеет свою особую побочную реакцию. Понятие ожидания, способности и понимания того, что должен существовать секретный соус; сам по себе является предметом серьезных споров. Мое личное убеждение состоит в том, что эффективная человеческая психика функционирует, проводя различие между скептицизмом и реализмом.Школа мысли состоит в том, что большинство болезней, таких как рак, сердечные заболевания, болезнь Паркинсона, болезнь Альцгеймера, артрит, шизофрения и биполярное расстройство, не имеют лекарств или надежных методов лечения, для которых наиболее доступные лекарства эффективны, а большинство из них имеют вредные побочные эффекты. каждый врач и эксперт в области медицины может сказать, что для болезней и состояния здоровья нет установленных лекарств, а для некоторых нет оптимального выбора лечения, кроме того, побочные эффекты, которые могут быть потенциально вредными.Это никогда не должно быть предметом заблуждений, за исключением того факта, что мы не должны приравнивать лечение к излечению, побочные эффекты к фактическому результату, просто опуская концепцию соотношения риска и пользы.

На медицинском языке лечение и излечение — совершенно разные явления, и крайне важно независимо сопоставить риски и преимущества конкретного лечения для каждого пациента во время каждого визита в клинику. Тем временем мы должны всегда помнить нашу клятву Гиппократа: «Лечи иногда, лечи часто, утешай всегда».Кроме того, социально-политические и экономические факторы непреднамеренно повлияли бы на качество медицинской помощи. Такие влияния более выражены в структуре здоровья населения. В своей книге Стегенга подчеркивает, что нам нужно гораздо реже прибегать к лечению, ссылаясь на цитату Гиппократа: «Ничего не делать — тоже хорошее средство».

Соответственно, я верю, что советовать светскому человеку обратиться за лечением в меньшей степени походит на требование неграмотного сочинять стихи. Задача врача — оценить проблему каждого пациента, прежде чем определить, является ли он или она подходящим кандидатом для правильного лечения, если вообще относится к их отношениям.Медицина Гиппократа — это персонифицированная увертюра к искусству исцеления, поскольку здоровье населения с помощью адаптированного образа действий современной медицины опирается на шаблонный подход.

Слишком часто здоровье населения делает систему нечувствительной к индивидууму, совершаемому пациентом, и правлению врача. Как было принято в государствах всеобщего благосостояния 20-го века, они стали сложными политическими механизмами для преобразования экономического роста в улучшение здоровья населения. С тех пор он хорошо работал благодаря ограниченному доступу пациента к информации, ограниченным ожиданиям и пассивной позиции, основанной на ограниченных знаниях.Сегодня последних факторов удалось избежать. Миллениалы ожидают большего, лучшего и в большей степени эффективной системы оказания медицинской помощи. Что-то модель здоровья населения не может уступить. Кажется несправедливым отмахнуться от прогресса, достигнутого нами в медицинской науке, для системы, не запустившей систему, конечно, из-за альтернативной полосы; Или, позволяя себе планировать нигилистическое отношение через спящую внимательность.

Предвзятость и уступчивость

На самом деле, как бы ни упорствовала человеческая раса в путешествии филогенеза, наука и технология никогда не будут совершенны в любой данный момент времени.Это также объясняет медицинские исследования, у которых есть свои переломные моменты в сторону положительного результата в отношении клинических испытаний. Я могу согласиться с автором, так как каждый исследователь мечтает о положительном исходе. Пациенты отчаянно нуждаются в излечении и никогда не хотят, чтобы их лечили плацебо.

Медицинские журналы слишком избирательны в публикации статей исследований, которые полностью соответствуют их редакционным принципам, и в большей степени, чем журналы и средства массовой информации, публикуют их, общественность читает и соглашается.По словам Стеганги, исследователи могут получить гранты, ауру и должность, показав, что лечение работает. Недавно я написал рассказ под названием «Наука о данных, медицина; Тактика vs. Стратегия: начало невостребованной области» внутри, я подробно рассказал, как сверхурочные тактические научные решения были намеренно заменены стратегическими быстрыми решениями, которые просто были сосредоточены на максимизации финансовой выгоды, расширении корпоративных возможностей, и как новые организации начали использовать стратегические сокращения, чтобы доминировать над постоянно проявляющимся конкурентный рынок.Чтобы придать больший вес обоснованности анализа Staging, концепция стандартизации и чрезмерного акцента на предвзятых протоколах, применяемых в исследованиях и разработках, подтолкнула корпорации к повороту от тактики к стратегии.

Чрезмерное доверие к стандартным операционным процедурам с минимальной ответственностью или без нее, наряду с плохой прозрачностью ее происхождения, является основным разлагающим фактором медицинской науки. Столь существенный недостаток, хотя и являющийся следствием проблемы, является еще одним примером отчуждения медицинского сообщества от персонализированной системы здравоохранения.Он упускает из виду тот факт, что медицина — это наука с неопределенными вариациями, а уважение индивидуальных гуманных ценностей является добродетелью для достижения лучшего результата. Значения, которые диктуют стандарт, должны быть присвоены индивидуально.

Свободное исполнение ошибочных протоколов в медицине — это подобие неясных оков в современных терминах рабства, приносящих пользу мастерам описательной медицины, практикуемым неклиницистами. Точно так же понятие предвзятого исследования применимо к любой отрасли, включая фармацевтические и биомедицинские профессии.При тактическом и стратегическом планировании и выполнении протоколов биомедицинские фирмы и их вклад в качестве спонсора в основную часть исследований утверждают, что в медицинских исследованиях «изобилует конфликт интересов».

Исследования

Рандомизированные контролируемые исследования являются золотым стандартом современных медицинских исследований. Он действует как отрицательный игрок предвзятости, случайным образом распределяя две группы участников, одна из которых получает реальное лечение, а другая — инертное плацебо.В ходе исследования исследователи и испытуемые ослеплены тем, что не знают, кто получает активное лекарство. По словам Стегенги, ученые должны выносить суждения по мере того, как они разрабатывают, проводят и интерпретируют испытания. Таким образом, рандомизированные контролируемые испытания являются гораздо менее строгими, объективными и подвержены гибкости и манипулированию, таким образом предвзятыми. То же самое можно сказать и о метаанализе или интерпретации собранных данных испытаний. Он постулирует, что эта пластичность объясняет, почему результаты различных испытаний сильно различаются и почему исследования, спонсируемые промышленностью, приносят гораздо больше пользы, чем независимые исследования.

Гибкий характер двойных слепых рандомизированных перекрестных исследований в основном связан с пристрастностью в дизайне протокола, мета-анализа и клинических руководств. Следовательно, манипулируют и слабо проверяют без существенных препятствий фактической пробной эксплуатации.

Я не обязательно соглашаюсь с критикой. Более тщательные исследования показывают меньше преимуществ, хотя это и не совсем парадоксально. Даже в этом случае эффективность данного лечения, независимо от его побочных эффектов, обычно определяется на более ранних стадиях пяти фаз клинических испытаний.Идея исследователей, стремящихся получить положительные результаты, участвуя в формулировании гипотез и манипулировании данными для их поддержки после проведения исследования, или, другими словами, выбирая вишни, чтобы позволить исследователям придавать значимость тому, что может быть случайным. корреляция возможна, но меньше на продвинутых фазах. Стегенга также считает, что метаанализ Cochrane Collaboration (группа независимых исследователей с высокими стандартами доказательности) дает меньше положительных результатов, чем метаанализ других групп.Он говорит о тревожных последствиях этих исследований: «лучшие методы исследования в медицине приводят к более низким оценкам эффективности».

В общем, строгость исследований медицинских методов лечения обратно пропорциональна пользе, которую они находят. В любом клиническом испытании и анализе неизменно присутствует имманентный элемент. Необходимо постоянно помнить, что размер и положение точки отсчета имеют первостепенное значение при оценке качества исследования. В отличие от современной гипотетически управляемой социально-политической пропаганды качество и ценность являются двумя фундаментально субъективными феноменами.Отныне строго сфокусированная точка отсчета, естественно, будет давать меньшее значение. Другими словами, «лучшее исследование» в идеале следует перефразировать как «строгое исследование».

Лекарства и Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA)

Информация о вредном воздействии лекарств занижается, поскольку Стегенга утверждает, что FDA имеет тесные связи с отраслью здравоохранения. Он играет дискриминационную роль, устанавливая низкие пороги соответствия при одобрении отпускаемых по рецепту лекарств. Он также цитирует старшего эпидемиолога FDA, осуждающего то, что агентство «постоянно переоценивало преимущества одобренных и отвергнутых лекарств, преуменьшало или игнорировало проблемы безопасности.

Должен согласиться с точкой зрения автора. Кроме того, прагматичная позиция FDA постоянно отражалась в том, что «вы можете продавать змеиное масло населению, если не сообщается о крупномасштабном прямом вреде, и старательно платите свои административные сборы. Традиционно, если правительство предполагало вмешательство в рынок, оно осуществляло бы регулирование на разных уровнях посредством мандатов, инспекций, тарифов или лицензирования. Он также указывает на «сомнительные расстройства», включая синдром беспокойных ног, эректильную дисфункцию, предменструальное дисфорическое расстройство, неприятный запах изо рта, мужское облысение, синдром дефицита внимания и гиперактивности, остеопороз и социальное тревожное расстройство.Он критикует FDA за одобрение флибансерина для «женской сексуальной дисфункции» из-за лоббистских усилий группы защиты интересов пациентов, которая также обвинила FDA в «гендерной предвзятости», потому что оно «одобрило лекарства от эректильной дисфункции, но еще не одобрило лекарство от эректильной дисфункции». женское сексуальное желание». Он назвал это «Даже счет». считает, что лоббирование было организовано и профинансировано производителем флибансерина. Сегодня, когда индустрия больших данных присоединяется к списку интересов правительства, они, несомненно, подлежат проверке и использованию корпоративными структурами, в том числе правительствами.

Позиция FDA всегда была противоречивой. Исторически позиция агентства заключалась не в том, чтобы принимать клиническое суждение или его эффективность; вместо этого его обязанность состоит в том, чтобы убедиться в безопасности конкретного лекарства или медицинского устройства. Но иногда их сфера действия имеет тенденцию распространяться на несвязанные территории для альтернативной миссии. одним из таких упражнений является их недавний подход к терапии взрослых стволовыми клетками и регенеративной медицине. Врачи, фармацевты и распространение болезней Медицинские работники занимаются «распространением болезней».», поскольку Стегенга обвиняет врачей и фармацевтические компании в том, что они расширяют свои рынки, создавая новые расстройства и создавая нормальные вариации обычных состояний. Похоже на болезнь. Источник твердо верит, что врачи добровольно обнаруживают расстройства у новых групп населения для получения финансовой выгоды при диагностике психических заболеваний. Обвинение врачей в распространении болезней является несправедливым аргументом, даже несмотря на то, что большинство врачей пассивно подходили к некоторым вопросам. И все же это отнюдь не обосновывает их активное участие в создании ложных болезней.Возможно, это верно для фармацевтической промышленности, но уж точно нет для врачей, поскольку они никоим образом не получают выгоды от создания иллюзорных расстройств. Корпоративным организациям, безусловно, нравится ребрендинг существующего лекарства, которое собирается стать дженериком, открывая новый канал для дополнительного потока доходов, который может стать возможным за счет создания нового заболевания или аналогичного расстройства для противоположного пола.

Что касается психических расстройств, я должен подчеркнуть — то, что Стегенга имеет в виду, подразумевает расширение Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5).Но на сегодняшний день, если я не ошибаюсь, психиатрические заболевания не являются основным источником прибыли для врачей. Расширение DSM-5, по крайней мере, частично связано с социальными и поведенческими факторами, заставляющими медицинское сообщество уделять больше внимания классификации определенных профилей поведения как симптомов нового диагноза или подварианта существующего расстройства, включая синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). и аутизм.

Клинические испытания и процедуры клинического скрининга

Скрининг не спасает жизни.Хотя он сосредотачивается на лечении, Стегенга также пренебрежительно относится к тестам. Основой профилактической помощи является то, что скрининг бессимптомных людей на наличие болезни приводит к более ранней диагностике и лучшим результатам. Скрининг может привести к «ложноположительным диагнозам, гипердиагностике и чрезмерному лечению. Таким образом, каждый врач будет считать, что заботится о пациенте, а не о результатах анализов. И как только мы без разбора привыкаем заказывать анализы, мы наносим больше вреда. К сожалению, такая мода была распространена с появлением корпоративной монополии, технократии и здравоохранения, где ценность врачей принижается благодаря технологии, которая может заменить человеческие навыки.

Stegenga рассматривает большинство скрининговых тестов, несмотря на то, что они являются специфическими для заболевания методами и кажутся разумными; это может неправомерно благоприятствовать тесту, ошибочно исключая случаи смерти в результате лечения болезни. Он считает, что некоторые исследователи утверждали, что тесты следует оценивать путем подсчета всех смертей, независимо от назначенной причины, в проверенных и непроверенных группах. Еще раз, я согласен с техническими особенностями статистики и признаков скринингового теста, скрининг — это еще один тест, и его неизбирательная полезность не может не показать его выполнимость, но также потенциально может подвергнуть пациентов ненужному диагностическому рабочему столу, таким образом неблагоприятные осложнения.

В заключение, автор ожидает, что основные преимущества в плане смертности от скрининга будут осторожно умерены. Я предполагаю, что не смертность, а болезненность должны учитываться. Для Величия преимущества качества жизни перевешивают смертность, если человек живет дольше, но недееспособен.

Современная медицина переоценена

Современная медицина получает чрезмерное признание за увеличение средней продолжительности жизни, как утверждает Стегенга. Он цитирует данные, собранные ученым Томасом МакКауном в 1970-х годах, о том, что увеличение продолжительности жизни связано не столько с вакцинами, антибиотиками и другими медицинскими достижениями, сколько с улучшением уровня жизни, питания, очистки воды и санитарии.И врачи нарушают клятву Гиппократа в исследовании 2013 года, согласно которому ежегодно в США происходит более 400 000 «предотвратимых смертей в больницах», и до 8 миллионов пациентов страдают от серьезных нарушений.

Концепция щадящей медицины и медицинский консерватизм

«Медицинский нигилизм» означает фрустрированную реакцию граждан. Некоторые призывают к «щадящей медицине» в качестве превентивной меры, чтобы меньше внимания уделять лечению и больше заботе, такой как снятие боли, что действительно является тем, что представляет собой настоящая медицина.Некоторые врачи, выступающие за сокращение лечения, называют себя «медицинскими консерваторами», но на самом деле никакого медицинского консерватизма не существует. Следуя Нормам персонализированной медицины, каждый пациент достоин получать «правильное лекарство».

Консервативная медицина – это пассивно-агрессивная медицинская практика, настроенная врачом против чрезмерных необоснованных предписаний, предписаний и социально-политического господства. Что-то, что независимые врачи испытывают с современной системой здравоохранения, вызывает выгорание и отчаяние.Например, если врач чувствует большой риск регулирующего надзора за назначением опиоидов и считает, что критерии дисциплинарных мер плохо определены, то он или она прекратит прописывать опиоиды.

Стегенга технократ?

Мои опасения связаны с отношением Стагинга к медицинской науке и исследованиям и его радикальной чрезмерной опорой на технологическое сравнение или принятие решений, выбранных на основе специальных знаний и производительности, в которых он может нести технократическую веру.Несмотря на это, он изо всех сил старается не политизировать свое суждение.

Что не так с картинкой?

Медицинский нигилизм неразборчив в изменчивости медицинской науки. Он имеет тенденцию закрывать глаза на личность врачей и потребителей, возлагая большую часть вины на них, тогда как на самом деле большая часть вины должна быть направлена ​​на нефункционирующую систему, политику и коррупцию. Мы все можем признать, что у медицины есть ограничения, но мы также непреднамеренно реагируем на ее вещественность, и да! Действительно, персонализированная медицина — это способ улучшить здоровье и сократить расходы.

Концепция нигилизма вместе с ее крайними идентификаторами пессимизма — это гордиев узел отношения, процветающего на основе ссылки на личный опыт на протяжении всей жизни. Можно найти бесконечные возможности нигилизма с безграничным фокусом негативизма, медицинский нигилизм среди наиболее значительных.

Автор книги «Медицинский нигилизм» затронул важную тему. Это угрожает суверенитету медицины и тому, за что выступают врачи.В то же время скептицизм в отношении здравоохранения носит сложный характер. Стегенга в своей публикации, похоже, затронул некоторые вопросы, но упустил одну важную тему; речь идет о недостатках социально-политической системы и системы оказания медицинской помощи. Технологии продвинулись вперед, уровень жизни во всем мире улучшился, доступ к информации и доступ к базе знаний значительно расширились за последние десятилетия, но мы все еще боремся со средствами, с помощью которых мы можем получить правильное лечение и обеспечить наилучший уход за больными. пациенты.Здравоохранение превратилось в политическую дилемму.

Люди слышат, читают и испытывают постоянный негатив в СМИ. Корпоративные системы меняют индустрию здравоохранения по существу предоставления универсальной медицинской помощи, переводя заботу о пациенте с личного опыта на роботизированную систему, которая вместо того, чтобы заботиться о каждом человеке за раз, пытается вылечить прикладную науку. результаты испытаний подтверждены для большинства, неэффективны для меньшинства и усиливают неблагоприятное воздействие на всех.Опыт пациентов и врачей широко передается в социальных сетях.

Все перечисленное является основанием для эксплуатации медицинского пессимизма, особенно среди тех, кто мало знает о том, что влечет за собой медицинская практика. Мы видим слишком много дыр в современной системе здравоохранения, но главная проблема заключается в устаревших политиках, протоколах и политике здравоохранения. Врачи действительно так же виновны, как и остальные игроки отрасли, но не так, как разъясняет Стегенга.

Чтобы предотвратить нигилизм, пациенты должны взять на себя ответственность за свое лечение, учитывая уверенность в своих силах при выборе вариантов. Достижение такой цели является мотивом для расширения прав и возможностей независимых врачей. Изоляция юридических лиц наряду с универсальной прозрачностью и подтвержденной подотчетностью имеет основополагающее значение для обеспечения совместного участия врача и пациента.

«Медицинский нигилизм — это симптом плохой системы, а не предвестник переоцененной медицинской науки».

Нигилистический ню-метал с элементами электропанка? Wargasm покрыл это

Возьмите несколько запоминающихся риффов в стиле ню-метал, добавьте немного вспышки riot grrrl и запейте все это здоровой дозой постапокалиптической тоски, и вы получите катаклизмический, но харизматичный Wargasm.Объединив усилия ветерана сцены и гитариста Сэма Мэтлока и международной модели и басистки Milkie Way, неудержимая пара называет себя «злой музыкой для грустных людей» и наполнена нигилистическими ритмами, которые резонируют с сегодняшними непредсказуемыми временами.

«Я не знаю, как люди работают в музыке без духа панка, — говорит Сэм. ««Варгазм» — это агрессия войны и волнение «газма… это очень сильное слово!»

Дуэт сформировал свою дружбу через андеграундную музыкальную сцену. Серия фотографий Милки «Девушка в яме» привела ее на шоу со старой группой Мэтлока, и это переросло в сочинение песен в туалете и прорезывание зубов через фазу поп-панка, которая, по словам Сэма, «похоронен в огненной яме».

Они подчеркивают, что жанр их не ограничивает, добавляя, что «каждый трек — это возможность для возрождения». Желая заполнить нишу на рынке, Wargasm «находит золотую середину, но затем делает это мысленно», — объясняет Милки. «Я люблю ню-метал, я знаю, что в ню-метале есть множество замечательных женщин, таких как Эми Ли, но я бы хотел, чтобы было немного больше таких, как я. Я хочу подтолкнуть это».

Возможно, вы помните эту пару по их недавнему появлению на Download TV.Вещание с кухни Милки, когда они молись со стиральной машиной, они не были уверены, какой реакции ожидать, но комментарии заставили их обоих пощекотать себе нервы.

 «Люди такие: «На кухне девчонка!», что иронично, потому что я, черт возьми, готовлю!» Сэм усмехается. «Даже если они говорят, что мы им не нравимся, они все равно произносят ваше имя», — возражает Милки. «Итак, все такие: «О, что это за группа, которую ты ненавидишь? Я послушаю их и посмотрю, не ненавижу ли я их тоже»… и тогда, надеюсь, они на самом деле не ненавидят нас.Ха-ха-ха!»

Нигилизм | Final Fantasy Wiki

Мотив Кефки.

Нигилизм — повторяющаяся мотивация персонажей в серии Final Fantasy , заставляющая их верить, что ничто на самом деле не имеет значения. Многие злодеи в сериале воплощают эту идеологию, чтобы оправдать свои действия. В некоторых случаях герои опровергают мотивы антагонистов собственным опытом.

Концепция[]

Нигилизм — это философская доктрина, предлагающая отрицание одного или нескольких предположительно значимых аспектов жизни.Хотя в положительном смысле оно побуждает находить ценность за пределами этих значений, его можно использовать и в отрицательном смысле, чтобы предположить, что человек ничего не ценит.

Понятие «нигилизм» в Final Fantasy обычно принимает такую ​​форму, которая граничит с фатализмом или трансформируется в него. Используемый антагонистами, он показывает отношение, при котором ничто не имеет значения, и поэтому может закончиться без последствий или раскаяния с их стороны. В соответствии с дуалистическими темами сериала герои часто противостоят им своей верой в какие-то предписания, будь то социальные, символические или личные.

У японцев концепция, аналогичная нигилизму, является основным принципом их культурных взглядов, называемым mono noware (переводится как «непостоянство всех вещей»), который имеет два взгляда на одну и ту же концепцию. Во-первых, в результате отсутствует внутреннее значение, а во-вторых, нужно искать значения.

Отдельные примеры[]

Final Fantasy V []

Эксдес, вскоре после того, как его случайно засосало в Пустоту во время его финального противостояния с Воинами Света, превратился в нигилизм, превратившись в Нео Эксдеса, заявив, что будет продолжать разрушать до тех пор, пока не останется ничего, что можно было бы разрушать, и только тогда он перестанет разрушать. существовать.

Final Fantasy VI []

Кефка Палаццо, сталкиваясь с Возвращенцами на вершине своей башни, сообщает им о своих мотивах разрушения, заявляя, что жизнь и творение бессмысленны. Когда Returners опровергают его утверждения, приводя личные примеры обретения надежды в разрушенном мире, Кефка приходит в ярость и злится, что уничтожит все. Он повторяет свои нигилистические убеждения, когда противостоит партии в своей форме Бога Магии.

Final Fantasy IX []

Наблюдая за действиями Куджи, Некрон приходит к выводу, что вся жизнь ищет смерти, которую он планирует доставить, уничтожив Кристалл, источник всей жизни.Зидан Трайбл и его друзья утверждают, что жизнь стоит того, чтобы жить только ради нее самой, несмотря на страх смерти, который они испытывают, и стремятся показать это Некрону. Пораженный сильной волей группы к жизни, Некрон рассеивается, хотя и напоминает, что он будет существовать всегда, пока существует жизнь во вселенной.

Final Fantasy X []

Сеймур Гуадо многими своими действиями и словами демонстрирует, что придерживается крайне нигилистических взглядов на жизнь. Из-за своего происхождения он стал изгоем как среди людей, так и среди Гуадо.Изгнанный вместе с матерью своим отцом, Джискалем Гуадо, Сеймур был вынужден увидеть, как его мать решила стать эоном, чтобы дать ему силу победить Греха, надеясь, что это приведет к его принятию. Благодаря длительному изгнанию, утрате и знанию о, казалось бы, вечном перерождении Сина, Сеймур начал рассматривать жизнь как бессмысленный период страданий: он считал смерть освобождением и использовал это, чтобы оправдать многие свои действия, включая убийство мейстера Вен Кинока. и резня Ронсо.

Напротив, группа, возглавляемая Юной и Тидусом, может представлять положительную форму нигилизма, поскольку они находят смысл в своей жизни за пределами диктата Йевона, который придает смысл жизни почти всем людям Спиры. До встречи с Юналеской смысл жизни Юны основывался на учении Евон и ее судьбе победить Сина, несмотря на протесты Тидуса по этому поводу. Узнав всю правду, она отвергает ложные обещания Йевона и находит смысл на своих условиях, прокладывая путь всей Спире к будущему без Греха.

Final Fantasy XIII []

Хотя это и не упоминается напрямую, Бартанделус назван нигилистом в своих мотивах в описании DLC «Fighting Fate» в Theatrhythm Final Fantasy . Это также кратко подразумевается в начале первой битвы с Бартанделусом, где Лайтнинг, узнав истинную личность Дайсли, выразил шок, возмущение и ужас, что жизни жителей Кокона абсолютно ничего не значат для него.Сирота, с другой стороны, нигилистична в своем взгляде на жизнь и желает умереть ради своего собрата-фал’Си. Фал’Си жаждут разрушения мира и собственной смерти, веря, что это позволит им разорвать барьер между физическим миром, в котором они считают себя пойманными в ловушку, и невидимым царством, где только человеческие души и боги могут пройти после смерти. .

Final Fantasy XIII-2 []

План Кая Баллада состоит в том, чтобы освободить Юл от проклятия, которое наложил на нее Этро, разрушив временную шкалу.Проклятие Юл привело бы к ее смерти и вечному перевоплощению, и она была убита и возрождена бесчисленное количество раз под присмотром бессмертного Кая, что заставляет его желать смерти Богини, сотворившей судьбу Юл. Смерть Этро будет означать, что ничто не будет сдерживать хаос из невидимого царства, что разрушит видимое царство и само время. Из действий Кая ясно, что он любит Юл как свою подопечную и желает освободить ее от ее бремени, даже если это означает пожертвовать собой для достижения своей цели.Необходимость быть свидетелем смерти каждой реинкарнации Юля, в то время как он навсегда не может, приводит к тому, что он не чувствует радости жизни.

Final Fantasy XIV []

Предыстория Хрустальной башни показала, что древний аллаганский император Ксанде развил нигилистические взгляды после того, как был возрожден из мертвых в теле клона. Вспомнив, что когда-то был мертвым, он понял, что амбиции человека и жизненные достижения станут бессмысленными, как только смерть заберет их. Это привело к тому, что он решил «пусть будет ничем» и заключил договор с существом из пустоты, чтобы стереть все существование.Это так и не произошло из-за того, что необходимые пустотные врата должны были черпать энергию из Даламуда, а выброс искусственной луны привел к землетрясению, которое запечатало Башню Сиркус и привело к Четвертой Эре Теней.

Постоянный антагонист, Зенос Гальвус, имеет нигилистический взгляд на жизнь. На эти мотивы изначально намекали во время его речи перед Воином Света, прежде чем он покончил жизнь самоубийством в Королевском зверинце. По возвращении в дополнении Shadowbringers Зенос показывает, что ему все равно, воссоздает ли Фанданиель Последние дни, если он получит матч-реванш с Воином Света.

Нигилизм Кефки упоминается во время битвы с ним в Sigmascape V4.0, когда он противостоит им в своей божественной форме, где он объявляет жизнь, мечты и надежду вещами, которые он должен уничтожить, и непосредственно перед поражением он заявляет что полное разорение — единственное, чего было бы достаточно.

Метеи, существа, связанные коллективным разумом, созданные древним Гермесом посредством его изучения динамизма, стали нигилистами, когда были отправлены на поиски других миров, и по причинам, по которым они решили жить.Все найденные Метеи были мертвыми или умирающими мирами, и, руководствуясь вопросом, на который они стремились ответить, пришли к выводу, что жизнь — это страдание и отчаяние, и совершенно бессмысленная. Древние Эмет-Селч, Гитлодей и Венат, а также Воин Света из будущего тщетно пытались остановить их, но Гермес сошел с ума от отчета своих творений и использовал заклинание изменения памяти, чтобы стереть у всех память об этом событии. поэтому ценность его народа может быть проверена Метеей. Гермес, страдающий амнезией, вскоре получил место «Фанданиэля».Но Венату и Воину удалось избежать чар, и первый начал готовиться к грядущей гибели.

Метейя подлетела к краю мироздания в Ultima Thule и начала свою песнь забвения, чтобы положить конец всей жизни во вселенной. Песня достигла Этейриса и положила начало бедствию, известному как Последние дни. Созыв Четырнадцати в конечном итоге смог остановить Последние Дни, призвав старший первобытный Зодиарк, пожертвовав половиной своего населения, но был поглощен отчаянной потребностью восстановить свой мир и свой народ посредством ряда жертв.Венат не одобряла действия Созыва и собрала своих сторонников, чтобы добровольно пожертвовать собой, чтобы она могла стать старшей первобытной Хайдаэлин, заключив Зодиарк в тюрьму на Луне и разделив Этейрис на Источник и его тринадцать отражений. У нее было два плана на случай, если Последние дни когда-нибудь вернутся: если человечество станет достаточно сильным, она испытает их, чтобы увидеть, смогут ли они победить Метею; новая звезда.

Фрагмент Гермеса, оставшийся на Истоке, переродился во времена Империи Аллаган как Амон, ученый, возродивший Ксанде, чтобы вернуть своему народу былую славу. Но Амон принял собственные нигилистические взгляды Занде после того, как стал свидетелем Четвертого Теневого Бедствия после своего вступления в ряды аскианцев. Когда аскианские образцы, Лахабреа, Эмет-Селч и Элидибус были побеждены, Фанданиэль попытался снова вызвать Последние дни, чтобы покончить со всей жизнью, включая свою собственную.Он манипулировал Зеносом яэ Гальвусом и Воином Света, чтобы уничтожить Зодиарк, и в конце концов добился успеха. Воин узнал о Метейе, источнике Последних Дней, и со своими товарищами, Отпрысками Седьмой Зари, отправился с благословением Хайдаэлин в Ультиму Туле и победил их, вернув надежду последним представителям своего вида, что жизнь стоит того. жизнь.

Final Fantasy XV []

Ардин Изуния, когда-то сострадательный и добрый целитель людей, был заражен Звездной скверной и, в свою очередь, стал «жертвенным агнцем» для спасения человечества.С горечью того, что его всегда считали пешкой в ​​плане богов и предательством своего брата, Ардин стал глубоко нигилистическим, и единственное, что имеет значение для него, — это его месть родословной Люциса Кэлума. В «Final Fantasy XV: Episode Ignis» он сетует на то, что не стоит иметь мир, который «всегда вас разочаровывает», и предлагает покончить с ним прямо здесь и сейчас. Он цитирует, что призывы Игниса к надежде и лояльности «в конце концов сведутся на нет».

Хотя Багамут и не является истинным приверженцем нигилизма, в Final Fantasy XV: Эпизод Ардин и Final Fantasy XV -The Dawn of the Future- Багамут придерживается похожей точки зрения, будучи нераскаянным фаталистом, полагая, что Эос может быть только сохранен с помощью метода, который он изложил (т.э., когда Истинный Король убивает Ардина во время ритуала), и готов уничтожить все, если такой план отклонится.

Final Fantasy Dimensions []

Сила Нила является метафизическим проявлением негативных аспектов и последствий нигилистических состояний перспективы, существующей как пагубная и активно разрушительная сила, которая лежит глубоко в Пустоте. Будучи способным создавать монстров и изолировать положительные эмоции живых существ, которые вступают с ним в контакт, четыре его сильнейших монстра, Тоска, Отчаяние, Несчастье и Страдание, по-видимому, воплощают чувства, связанные с нигилистическими установками.

Dissidia Final Fantasy и Dissidia 012 Final Fantasy []

Exdeath и Kefka Palazzo изображаются как нигилисты, хотя их точные взгляды различаются, особенно в Shade Impulse: главная мотивация Exdeath — умереть, и он рад быть убитым, когда Барц побеждает его. Кефка также меланхоличен, когда раскрывает свои нигилистические взгляды после поражения от Терры Брэнфорд, заставляя ее предположить, что он был мотивирован разбитым сердцем. Терра, напротив, придерживается более позитивной версии нигилизма, поскольку она говорит Кефке, что можно найти смысл жизни самостоятельно, если у них есть что-то дорогое, что нужно защищать.Последний злодей также комментирует во время двенадцатого цикла, что воспоминания «никогда не имели смысла», когда он выражал недовольство тем, что Клауд Страйф (в то время член Воинов Хаоса) и Куджа настолько зациклились на своем прошлом, что пренебрегают текущий конфликт. Император выражает отвращение к нигилизму Кефки, когда Гарланд замечает, что интриги Матеуса ничем не отличались от того, что делал Кефка. Облако Тьмы ведет себя нигилистически в меньшей степени, чем Кефка или Эксдес, говоря Луковому Рыцарю, что жизнь неизбежно заканчивается, а Тидусу, что «существование — всего лишь мимолетный сон»; в своем родном мире Тидус был создан как часть мира грез.

Театритм Final Fantasy []

Описание загружаемой песни «Fighting Fate» из Final Fantasy XIII намекает на то, что мотивы Бартанделуса нигилистичны.

Final Fantasy Brave Exvius []

Мудрец из Гесса, Сол родился без эмоций. Будучи запечатанным в Кристалле на 700 лет, он позволил злобе человечества наполнить его, сделав его безумным, разрушительным и нигилистическим, поскольку он считал человечество не чем иным, как злом, и по этой причине стремился уничтожить и Лазурит, и Паладию.

Повторяющаяся тема в первом и втором сезонах — это то, как Сол описывает себя как противоположность чувству справедливости Рейна, называя Рейна «Солнцем лицемерия», а себя — «Луной правды». Сам Сол находит цель и удовлетворение только в этом конфликте с Рейном.

Нигилизм и философия: Ничто, Истина и Мир | Отзывы | Философские обзоры Нотр-Дама

Название книги Гидеона Бейкера достаточно широкое, чтобы стимулировать разнообразные ожидания.Учитывая тему нигилизма — потенциально волнующую каждого — можно предположить, что она будет легко доступна для широкой аудитории или для философски образованной аудитории (широко рассматриваемой) для поощрения размышлений о возникающих проблемах «смысла жизни». перед лицом нашей неуверенности в природе Вселенной и нашего места в ней. Поскольку слово «нигилизм» часто вызывает отсылку к русскому нигилистическому движению 1860-х годов или к роману Ивана Тургенева «90 206, отцы и дети, 90 207» (1862), можно было бы ожидать некоторого обсуждения нигилизма в том виде, в каком он появляется в 19 90 353 90 354. русской мысли века.

Это не совсем то, что мы находим. Обзор названий глав более точно передает их содержание: (1) «Истинный мир», (2) «Кинический нигилизм», (3) «Мир Павла» (как у св. Павла), (4) «Павел: Нигилист или сверхчеловек?», (5) «Мир Ницше», (6) «Мир Хайдеггера», (7) « Parrēsia ». Исследование появляется в серии «Исследования Блумсбери по континентальной философии» и в значительной степени основано на хайдеггеровской мысли. Если кто-то не знаком с манерой письма и мышления Хайдеггера, то обнаружит ряд непрозрачных пассажей.

Вот пример экспозиционного стиля. Это из главы, озаглавленной «Мир Хайдеггера», где намерение состоит в том, чтобы описать взгляд Хайдеггера на «мир» и информативно связать его с некоторыми более ранними рассуждениями:

А то, что вместе лежит в форме «как», в форме отношения к сущему в целом, есть мир: «Вопрос о том, как обстоят дела относительно бытия, не может быть поставлен без вопроса о сущности» как» и наоборот» (1995: 334).Во всем этом мы можем видеть, как Хайдеггер помнит о своих прежних размышлениях о Павле. Первенство logos — пропозиций «есть» и «не есть», — установленное греческой философией, было связано с невидимостью «как» мира. Но если метафизика Аристотеля роковым образом направила вопрос о бытии к «есть» (1995: 323), то у Павла обнаруживается более оригинальное «как». Отношение Павла к существам в форме не «есть» и «не есть», а скорее в форме «как нет» ( hos me ) позволяет им проявляться иначе.Во Христе рабы становятся свободными людьми, а свободные люди — рабами. (стр. 169)

Вот еще один отрывок для передачи стиля изложения. Это из «Пол: нигилист или сверхчеловек?», когда представлена ​​точка зрения Джорджио Агамбена:

Агамбен находит дальнейшее подтверждение своего тезиса о том, что мессианское призвание отрицает этот мир, не постулируя грядущий мир (или, точнее, что в отрицании грядущий мир уже здесь ) в представлении Павла о мессианском времени. Агамбен утверждает (2005: 62), что мессианское время — это не эон (мир) и не грядущий эон ; ни хронологическое время, ни апокалиптическое время эсхатона (конец времени).Мессианское время — это скорее «операционное время», «время, которое требуется времени, чтобы прийти к концу» (2005: 65, 67). Он схвачен kairos (случай или удобный момент), который сам по себе есть не что иное, как схваченный chronos (последовательное время), и это его отношение к «как нет», которое, как относительно призвания, как де активация, тем не менее активна, призвание (2005: 69, 68). Это операционное время нельзя прибавлять в качестве дополнения к хронологическому времени (как, например, в марксизме, который вслед за Гегелем рассматривает искупление как конечный результат исторического процесса), поэтому у Павла parousia (присутствие) следует понимать не как «второе пришествие», а скорее как отношение Мессии к каждому моменту хронологического времени (2005: 756, 101, 70-71).(стр. 141)

Основа содержания книги представлена ​​в «Истинном мире», название которого вдохновлено кратким изложением Ницше в «Сумерках идолов» (1888 г.) «Как истинный мир, наконец, стал басней» ( Wie die). wahre Welt» endlich zur Fabel wurde ). В центре внимания находится платоновское разделение между вневременным, неизменным миром бытия и изменчивым миром становления — разделение, определяющее метафизическую позицию, которая, по словам Бейкера, открывает дверь нигилизму.Утверждение состоит в том, что «утрата» мира становления как (когда-то) истинного мира, поскольку он занимает подчиненное положение по отношению к миру бытия, есть «состояние нигилизма» (стр. 24), и что, следовательно, « нигилизм заключен в проблеме двух миров» (стр. 24). В оставшейся части книги рассматривается ряд способов переутверждения пространственно-временного мира путем отказа от идеи вневременного «истинного мира» с точки зрения ведущих предположение, что эта концепция вневременной истины порождает нигилизм:

Попытка мыслить истину и мир иначе, чем данные в истинном мире, — вот почему нас интересует образ мира, как он предстает в трудах Павла, Ницше и Хайдеггера, в частности.Каждая из этих взаимосвязанных фигур западной мысли по-своему отрицала существование истинного мира, неизменной истины мира и вместо этого изо всех сил пыталась постичь истину в мире. Действительно, поскольку они считают истинный мир нигилизмом, и Ницше, и Хайдеггер являются потомками паулинского разрыва с космосом. (стр. 93)

Некоторые формулировки здесь нетрадиционны, например, когда мы читаем, что «истинный мир» может «быть» нигилизмом.В другом отрывке говорится о «нигилизме Павла по отношению к Римской империи» (стр. 130), где «нигилизм» означает «непреклонное отрицание обоснованности устоявшегося мировоззрения». Следовательно, можно было бы говорить о «нигилизме» Ницше по отношению к христианству или «нигилизме» Маркса по отношению к капитализму и т.п. Слово «философия» (см. ниже) также имеет нестандартное значение в данном исследовании. Слово «нигилизм» появляется как таковое в связи с восприятием таких людей, как Пол, как высших создателей ценности, которые предлагают новые способы интерпретации мира, где правдоподобие установленного пути находится в предсмертной агонии.

Что касается теоретической основы книги и позиции Ницше в «Как истинный мир в конце концов стал басней», Ницше действительно представляет «проблему двух миров» как проблематичную и вызывающую возражения. Он также твердо убежден, что платонизм вреден для здоровья. Однако нигилизм в целом не вытекает исключительно из платонизма, как утверждает Бейкер. Сам Ницше в «Рождение трагедии » (§3) (1872) определил древнегреческие нигилистические взгляды, предшествовавшие платоновской метафизике, в «мудрости Силена» — мифологическом эпизоде, описанном Софоклом в «Эдип в Колоне» .Нигилизм не зависит от постулирования мира вечных истин, который превращает пространственно-временной мир в царство, где не может существовать абсолютная истина. Бессмысленность — лейтмотив нигилизма, и единый материальный мир, по своей сути лишенный ценности, может в равной степени способствовать нигилизму. Холодный, безличный материализм может быть еще более изнурительным, поскольку он не допускает дальнейших метафизических измерений, на которые можно спроецировать надежду.

Бейкер утверждает, что «вопрос о нигилизме, о ничто ( nihil ) — это всегда вопрос об истине» (с.4). Однако было бы более эффективно сказать, что вопрос о нигилизме всегда является вопросом ценности. Ницше — и здесь он кажется правым — сигнализирует об этом, когда утверждает, что нигилизм возникает, когда «высшие ценности обесценивают себя» («Воля к власти», , § 2).

Можно также задаться вопросом, должно ли отведение пространственно-временному второстепенного места по отношению к платоновскому, внепространственно-временному, истинному миру привести к столь крайнему последствию, а именно к нигилизму.Признание того, что пространственно-временной мир занимает второстепенное место, не означает, что пространственно-временной мир не имеет ценности. У него может не быть внутренней ценности, но, как неявно отмечено, у него есть инструментальная ценность как царство, которое может вдохновить на осознание того, что находится вне времени вне обычного мира.

Допущение Бейкера о том, что проблема «двух миров» является источником нигилизма, сопровождается утверждением, что «пропозициональная истина», «истина как соответствие», «метафизика» и «философия» понимаются как синонимы традиционной метафизики (это значение слова «философия» в названии книги) вызывают подозрение.Бейкер представляет эту группу как совокупность понятий, происходящих из платоновского, потустороннего «истинного мира» и, следовательно, сопричастных нигилистическому менталитету. Предлагаемое лекарство от нигилизма, вообще говоря, состоит в обесценивании этих понятий в пользу восстановления благоговения перед пространственно-временным миром в сочетании с главным вниманием к гуманистическим, экзистенциальным интересам, которые подчиняют пропозициональную истину своего рода «живой» истине, или что значит жить «правдиво». Можно вспомнить здесь предпочтение Кьеркегором «истины как субъективности», предложенное в том же духе.

При таком оформлении ориентация книги становится узнаваемой: это та самая терапевтическая и похвальная ориентация, которая мотивирует (1) амбивалентность Ницше по отношению к Сократу как представителю чрезмерного, изнурительного рационализма; (2) нападки Хайдеггера на бесчеловечное отношение к неодушевленной природе, рассматривающее ее просто как набор объектов, подлежащих эксплуатации; (3) сопротивление экзистенциальной психологии тому, чтобы рассматривать людей с психологическими трудностями как в основном больные мозги; (4) критика Деррида логоцентрических взглядов, направленных на устранение метафорического мышления ради точности и объективности; (5) Лиотарова критика знания как перформативности как односторонней; и так далее.

Конкретное решение Бейкера состоит в том, чтобы бросить вызов примату истины как соответствия, пропозициональной истины, «метафизики» и «философии» в пользу другого вида истины, а именно «мужественного правдивого высказывания» или parrhesia . Это значит занять позицию бесстрашной речи: это способ вести свою жизнь, говоря открыто, будучи верным себе, «говоря правду власти» и, следовательно, живя подлинно.

Парресиаст конституирует себя как субъект истины посредством ретроактивных эффектов высказывания, которое и определяет , и изменяет само его существо.Он будет тем, кто рискнул сказать правду, но что этот риск сделает с ним, еще предстоит увидеть. Фуко находит в этом свободном отношении к становлению живым чувство истины Ницше (2010 66). (стр. 214)

Парресиаст описывается здесь как человек, говорящий правду, но было бы правильнее сказать, что парресиаст — это человек, который говорит то, во что искренне верит. Различие существенное. Рассмотрим суд над нераскаявшимся нацистом, который, давая показания для объяснения своих действий в качестве обвиняемого военного преступника, не оправдывается и мужественно «говорит правду власти», поскольку он понимает ситуацию, полностью осознавая, что его ждет смертная казнь.Он вызывающе повторяет набор доктрин, в истинности которых он убежден и которым посвятил свою жизнь, но которые на самом деле неправдоподобны. Человек может быть сильным, искренним, послушным и честным перед собой и всеми остальными, ничего не скрывая. Но и его «истина» не является истинной в пропозициональном смысле, и также, — считает этот читатель, — этот вид «живой истины» не должен возвышаться до положения, принижающего и отвергающего объективное основание, которое предлагает пропозициональная истина.

В этом — по крайней мере, в отношении парресиастического решения Бейкером экзистенциальных проблем, порождаемых чистым сциентизмом, — заключается сомнительность набора фундаментальных предубеждений в отношении традиционной метафизики, мотивирующих книгу.Парресиастическая позиция имеет свое достоинство, например, в том, что она может способствовать развитию философской позиции, направленной на поиск истины, но существуют и другие идеалы характера, и иногда истина слишком правдива, чтобы ее можно было сказать. В какой-то момент Ницше упоминает то, что он считает более благородным отношением:

Благороднее объявить себя неправым, чем настаивать на своей правоте, особенно когда ты прав. Только один должен быть достаточно богат для этого. ( Так говорил Заратустра , Часть первая, «Укус гадюки»)

Этот обзор критически сфокусирован на основных предположениях и центральных утверждениях Бейкера, большинство из которых меня не убедили.Следует сказать, что книга содержит обилие содержательных изложений, передающих позиции Агамбена, Бадью, Бультмана, Фуко, Хайдеггера, Ницше и Спинозы, как правило, в отношении альтернативных концепций «мира». Глава «Пол: нигилист или сверхчеловек?» (первоначально опубликованное как «Павел и политическое богословие: нигилизм, империя и мессианское призвание» в Philosophy and Social Criticism , Vol. 41) ценен тем, что представляет различные понимания св.Павел, как выразились Ницше, Таубес, Бадью и Агамбен. Разнообразие интерпретаций поразительно, и оно сравнимо с контрастирующими представлениями Ницше и Сократа, с которыми приходится бороться интерпретаторам.

Я не говорю о нигилизме как о личности или отношении (как это часто употребляется в разговорной речи), но… | Дж. В. Барламент

Я говорю о нигилизме не как о личности или отношении (как это часто используется в разговорной речи), а как о его формальном определении как философии.

Как выразился мой хороший друг Google, «отказ от всех религиозных и моральных принципов в убеждении, что жизнь бессмысленна».

Науке еще предстоит доказать существование каких-либо божеств или морали или хотя бы вероятность того, что они существуют, и поэтому, как хорошие скептики, нигилизм утверждает, что если у нас нет никаких доказательств того, что что-либо имеет значение, то мы должны предположить что ничто не имеет значения.

Быть нигилистом, тем более скрытым нигилистом, не значит автоматически бесконечно плавать в море отчаяния и меланхолии.Это просто означает, что вы не верите ни в какой внутренний смысл.

Хитченс может быть как самовлюбленным, так и нигилистическим, поскольку нигилизм — это не личность.

Воодушевление Докинза своими книгами и позициями, опять же, является вопросом личности, а не философии. Он не привносит в свои лекции какой-либо внутренний смысл, цель или божественность. Он просто увлекается наукой.

Тайсон вообще не упоминается в моей статье, но, раз уж мы затронули эту тему, он отказывается открыто называть себя атеистом и в основном держится подальше от религиозных дебатов.И я бы, конечно, назвал знаменосца пантеистической традиции пантеистическим атеистом, а не нигилистом.

Можно быть философским нигилистом, то есть отвергать все принципы, не основанные на научных фактах, в том числе все религиозные и нравственные, и довольствоваться этим. Это дает вам свободу проводить свою жизнь так, как вы считаете наиболее удовлетворительным, даже если вы не верите в какую-либо высшую цель или порядок. Вы можете иметь нигилистические наклонности или даже быть полноценным нигилистом, и при этом быть счастливым, добрым, забавным и так далее.

Группа, которую я называю нигилистическими атеистами, может называть себя как угодно. Я придумал этот термин, чтобы провести различие, и это различие проводится между теми, кто строго следует науке, и теми, кто думает, что, даже если божеств нет, все же может быть что-то вне досягаемости науки. Любая группа может называть себя как угодно под солнцем — я просто не думаю, что их обоих следует называть одним и тем же.

Изменение точки зрения может помочь отчаявшейся душе

Филип Чард | Специально для журнала Sentinel

Ларри смотрит на жизнь очень мрачно.

Конечно, пессимисты обычны, но он превосходит садовую угрюмость. Это то, что философы называют нигилистом.

Нигилизм утверждает, что жизнь бессмысленна. Приверженцы этой философии считают существование хаотичной лавиной случайных событий, на которые мы по ошибке проецируем смысл и цель там, где их на самом деле нет.

Такое суровое отношение Ларри кажется удивительным. Кажется, этому умному и привлекательному парню едва исполнилось 30 лет, чтобы быть таким циничным.

«В чем смысл?» он бросил мне вызов. «Я смотрю на людей, которые тратят свою жизнь на пустые занятия, которые в конечном итоге заканчиваются смертью и беспорядком. По большому счету, это не имеет значения».

«Я думаю, что ваша ключевая фраза — «По большому счету», — ответил я. «Большинство из нас живет не по какой-то великой схеме, а скорее по маленьким сферам нашей жизни, где можно найти смысл».

Связанный: Физические наклонности отражают наше психическое состояние

Но Ларри отклонил мой рефрейминг.Для него решающим фактором является непостоянство, что ничто не вечно, что время стирает все, что мы делаем, создаем и о чем заботимся. Он чувствовал это большую часть своей жизни.

«В детстве я думал об этом и удивлялся, почему дети вокруг меня кажутся такими счастливыми. Конечно, я пошел на все, потому что от меня этого ждали, но это казалось глупой игрой».

«Шум и ярость ничего не значат», — предложил я, цитируя Барда.

— Именно, — подтвердил он. «И я просто не вижу смысла изливать свое сердце и душу в ничто.

Вместо этого Ларри выжидает, находя развлечения и развлечения тут и там, но в остальном огибая периферию жизни. Он живет один, у него немного друзей, работа с оплатой счетов и занятия, которые в лучшем случае поверхностны.

«Должно быть, обескураживает», — предположила я, и он согласился.

«Мне не нравится быть таким. Я просто так вижу мир, и я не могу притворяться иначе».

Можно только догадываться, сколько здесь выбора. Способен ли Ларри намеренно изменить свою точку зрения и принять другую, или его отношение врожденное и настолько запуталось в его личности, что не сдвинется с места? Жесткий вызов, но я ошибаюсь на стороне первого.

«Как насчет того, чтобы сузить поле зрения?» Я предложил. «Возможно, ваш нигилизм возникает из-за того, что вы слишком много мыслей и энергии сосредотачиваете на большой космической картине, какой бы захватывающей она ни была».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.