Нерациональное это: нерациональный — это… Что такое нерациональный?

нерациональный — это… Что такое нерациональный?

нерациональный
nonrational

Русско-английский словарь математических терминов. — Американское математическое общество. Э.Д. Лоувотер. 1990.

Синонимы:

Смотреть что такое «нерациональный» в других словарях:

  • нерациональный — нерациональный …   Орфографический словарь-справочник

  • нерациональный — неразумный, иррациональный, нецелесообразный, бессмысленный, малорациональный, внерациональный, малоцелесообразный Словарь русских синонимов. нерациональный см. нецелесообразный Словарь синонимов русского …   Словарь синонимов

  • НЕРАЦИОНАЛЬНЫЙ СПРОС — спрос на товары, вредные для человека и его здоровья. Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б.. Современный экономический словарь. 2 е изд., испр. М.: ИНФРА М. 479 с.. 1999 …   Экономический словарь

  • нерациональный метод ограничения выбросов вредных веществ — Любой метод или способ, который при эксплуатации ТС в нормальных условиях уменьшает эффективность системы ограничения выбросов вредных веществ до уровня ниже предполагаемого при использовании предписанных методов определения концентрации выбросов …   Справочник технического переводчика

  • НЕРАЦИОНАЛЬНЫЙ СПРОС — спрос на товары, которые неблагоприятны для здоровья человека (наркотики, алкоголь, табачные изделия и др.) …   Юридическая энциклопедия

  • нерациональный метод ограничения выбросов вредных веществ — 2.1.32 нерациональный метод ограничения выбросов вредных веществ: Любой метод или способ, который при эксплуатации ТС в нормальных условиях уменьшает эффективность системы ограничения выбросов вредных веществ до уровня ниже предполагаемого при… …   Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

  • нерациональный расход ТЭР — 3.9.23 нерациональный расход ТЭР : Расход ТЭР на энергетических установках, в том числе жилых и общественных зданий, для которых на основе энергетической экспертизы выявлены резервы снижения потребления ТЭР. Источник: СТО Газпром 2 2.3 141 2007:… …   Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

  • Нерациональный — I прил. Лишённый рациональности, не направленным на более разумное использование чего либо. II прил. Не отличающийся рационализмом чрезмерно рассудочным отношением к жизни. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • нерациональный — нерациональный, нерациональная, нерациональное, нерациональные, нерационального, нерациональной, нерационального, нерациональных, нерациональному, нерациональной, нерациональному, нерациональным, нерациональный, нерациональную, нерациональное,… …   Формы слов

  • нерациональный — нерацион альный; кратк. форма лен, льна …   Русский орфографический словарь

  • нерациональный — кр.ф. нерациона/лен, нерациона/льна, льно, льны; нерациона/льнее …   Орфографический словарь русского языка

нерационально — это… Что такое нерационально?

нерационально

нареч.

irracionalmente

Большой испано-русский и русско-испанский словарь. 2003.

Синонимы:
  • нерасщепляемый
  • нерациональность

Смотреть что такое «нерационально» в других словарях:

  • нерационально — нерационально …   Орфографический словарь-справочник

  • нерационально — малорационально, бессмысленно, без толку, малоцелесообразно, неразумно, нецелесообразно, иррационально Словарь русских синонимов. нерационально см. нецелесообразно Словарь синонимов русского языка. Практический …   Словарь синонимов

  • Нерационально — I нареч. качеств. Не будучи направленным на наиболее разумное использование чего либо. II нареч. качеств. Не отличаясь рационализмом чрезмерно рассудочным отношением к жизни. III предик. Оценочная характеристика ситуации, чьих либо действий как… …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • Нерационально — I нареч. качеств. Не будучи направленным на наиболее разумное использование чего либо. II нареч. качеств. Не отличаясь рационализмом чрезмерно рассудочным отношением к жизни. III предик. Оценочная характеристика ситуации, чьих либо действий как… …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • нерационально — нареч …   Орфографический словарь русского языка

  • нерационально — см. нерациональный; нареч. Нерациона/льно застроить территорию …   Словарь многих выражений

  • нецелесообразно — игра не стоит свеч, нет смысла, малоцелесообразно, без толку, бессмысленно, не стоит, не имеет смысла, неразумно, неоправданно, овчинка выделки не стоит, нет расчета, нерационально Словарь русских синонимов. нецелесообразно неразумно,… …   Словарь синонимов

  • ПРОТИВОЗАЧАТОЧНЫЕ СРЕДСТВА — ПРОТИВОЗАЧАТОЧНЫЕ СРЕДСТВА, предохранительные средства от беременности (предупреждающие беременность, зачатие contr acceptiva), были известны еще в древние времена и у нек рых народностей были довольно распространены наряду с детоубийством и… …   Большая медицинская энциклопедия

  • Варка cупов —         Конечно, речь идет о настоящих, вкусных, добротных супах, а не о том, что в народе принято называть баландой. Супы весьма легко низводятся до уровня примитивных и невкусных блюд, если их готовят без достаточной квалификации и, главное,… …   Большая энциклопедия кулинарного искусства

  • РИТУАЛ —         исторически сложившаяся форма неинстинктивного предсказуемого, социально санкционированного упорядоченного символич. поведения, в к рой способ и порядок исполнения действий строго канонизированы и не поддаются рациональному объяснению в… …   Энциклопедия культурологии

  • Допегит — Действующее вещество ›› Метилдопа* (Methyldopa*) Латинское название Dopegyt АТХ: ›› C02AB02 Метилдопа (рацемическая смесь) Фармакологическая группа: Альфа адреномиметики Нозологическая классификация (МКБ 10) ›› I10 I15 Болезни, характеризующиеся… …   Словарь медицинских препаратов


Глава 4. Изменение структур потребления — Раздел I. Социальные и экономические аспекты — Повестка дня на XXI век — Конвенции и соглашения

Повестка дня на XXI век

Принята Конференцией ООН по окружающей среде и развитию, Рио-де-Жанейро, 3–14 июня 1992 года

Раздел I. Социальные и экономические аспекты

Глава 4. Изменение структур потребления

4.1. Настоящая глава охватывает следующие программные области:

a) сосредоточение внимания на нерациональных структурах производства и потребления;

b) разработка национальной политики и стратегий, призванных стимулировать изменение нерациональных структур потребления.

4.2. Поскольку вопрос об изменении структур потребления является весьма широким, он рассматривается в нескольких разделах Повестки дня на ХХI век, особенно в тех, которые касаются энергетики, транспорта и отходов, а также в главах, посвященных экономическим механизмам и передаче технологии. Кроме того, настоящую главу следует рассматривать в комплексе с главой 5 (Динамика населения и устойчивое развитие).

Программные области
А. Сосредоточение внимания на нерациональных структурах производства и потребления

Основа для деятельности

4.3. Проблемы нищеты и ухудшения состояния окружающей среды тесно взаимосвязаны. Но хотя нищета и обусловливает экологические стрессы определенного рода, основной причиной продолжающегося ухудшения состояния глобальной окружающей среды являются нерациональные структуры потребления и производства, особенно в промышленно развитых странах, что вызывает серьезное беспокойство, поскольку приводит к обострению нищеты и усилению диспропорций.

4.4. В мерах, которые должны быть приняты на международном уровне в целях охраны и улучшения состояния окружающей среды, в полной мере должны учитываться существующие диспропорции в мировых структурах потребления и производства.

4.5. Особое внимание следует уделять спросу на природные ресурсы, обусловленному нерациональным потреблением, и эффективному использованию этих ресурсов в соответствии с целью сведения к минимуму истощения ресурсов и снижения уровня загрязнения. Хотя в некоторых странах мира существует весьма высокий уровень потребления, основные потребительские потребности значительной части человечества не удовлетворяются. Это обусловливает чрезмерный спрос и нерациональный образ жизни среди богатых слоев населения, что приводит к чрезвычайно высокой нагрузке на окружающую среду. В то же время бедные слои населения не в состоянии удовлетворить свои потребности в продовольствии, медицинском обслуживании, жилье и образовании. Для изменения структур потребления потребуется комплексная стратегия, направленная на изменение структуры спроса, удовлетворение основных потребностей бедных слоев населения и сокращение потерь и использования ограниченных ресурсов в процессе производства.

4.6. Растущее признание важного значения решения проблем потребления пока не подкрепляется осознанием связанных с этим последствий. Ряд экономистов ставит под сомнение традиционные концепции экономического роста и подчеркивает важное значение достижения экономических целей, в которых бы учитывалась вся ценность природного капитала. Необходимо больше знать о том, какое значение имеет потребление для экономического роста и динамики населения, с тем чтобы разрабатывать согласованную международную и национальную политику.

Цели

4.7. Необходимо принять меры, направленные на достижение следующих широких целей:

a) содействие созданию структур потребления и производства, которые обеспечивают снижение экологического стресса и удовлетворение основных потребностей человечества;

b) обеспечение более глубокого понимания значения потребления и путей создания более рациональных структур потребления.

Деятельность

а) Вопросы управления

Выработка международного подхода к формированию рациональных структур потребления

4.8. В своих усилиях по решению проблем потребления и образа жизни в контексте охраны окружающей среды и развития странам, в принципе, следует ориентироваться на следующие основные цели:

a) всем странам следует предпринимать усилия по формированию рациональных структур потребления;

b) промышленно развитым странам следует взять на себя роль лидера в формировании рациональных структур потребления;

c) в процессе своего развития развивающимся странам следует стремиться к формированию рациональных структур потребления, обеспечивая удовлетворение основных потребностей неимущих слоев населения и избегая в процессе своего развития таких нерациональных структур, в частности в промышленно развитых странах, которые, согласно общепризнанному мнению, создают чрезмерную угрозу для окружающей среды, не эффективны и расточительны. Это требует расширения технической и иной помощи со стороны промышленно развитых стран.

4.9. В процессе осуществления Повестки дня на ХХI век первоочередное внимание следует уделять проведению оценки прогресса, достигнутого в деле формирования рациональных структур потребления.

b) Данные и информация

Проведение исследований по проблемам потребления

4.10. В целях оказания поддержки осуществлению этой общей стратегии правительствам и/или частным научно-исследовательским и научно-методическим учреждениям при содействии региональных и международных экономических и экологических организаций следует предпринимать согласованные усилия, направленные на:

a) расширение или наращивание потенциала баз данных о производстве и потреблении и разработку методологии их анализа;

b) определение характера взаимосвязи между производством и потреблением, состоянием окружающей среды, адаптацией технологий и техническими новшествами, экономическим ростом и развитием — с одной стороны, и демографическими факторами — с другой;

c) изучение воздействия осуществляемых структурных преобразований экономики современных промышленно развитых стран, отказывающихся от материалоемкого экономического роста;

d) изучение возможностей обеспечения экономического роста и процветания при сокращении потребления энергии и материалов и производства вредных веществ;

e) определение сбалансированных глобальных структур потребления, которые обеспечивали бы возможность использования ресурсов планеты на протяжении длительного времени.

Разработка новых концепций устойчивого экономического роста и процветания

4.11. Следует также рассмотреть вопрос о нынешних концепциях экономического роста и необходимости разработки новых концепций обеспечения благосостояния и процветания, которые позволили бы добиться более высокого жизненного уровня посредством изменения образа жизни, в меньшей степени зависели бы от ограниченных ресурсов планеты и в большей степени соответствовали ее потенциальным возможностям. Это должно найти свое отражение в новых системах национальных счетов и других показателях устойчивого развития.

с) Международное сотрудничество и координация

4.12. Несмотря на то, что для изучения экономических и демографических факторов, а также факторов развития существуют соответствующие международные механизмы, вопросам, касающимся структур производства и потребления, а также вопросам обеспечения перехода к рациональному образу жизни и охраны окружающей среды необходимо уделять большее внимание.

4.13. При осуществлении Повестки дня на ХХI век первоочередное внимание следует уделять оценке роли и воздействия нерациональных структур производства и потребления и нерационального образа жизни на обеспечение устойчивого развития.

Финансирование и оценка расходов

4.14. Секретариат Конференции пришел к выводу, что осуществление данной программы вряд ли потребует значительного объема новых финансовых ресурсов.

В. Разработка национальной политики и стратегий, призванных стимулировать изменение нерациональных структур потребления

Основа для деятельности

4.15. Достижение целей сохранения качества окружающей среды и обеспечения устойчивого развития потребует повышения эффективности производства и изменения структур потребления, с тем чтобы добиться оптимального использования ресурсов и максимального сокращения отходов. Во многих случаях это потребует переориентации нынешних структур производства и потребления, сложившихся в промышленно развитых странах, которые, в свою очередь, перенимаются многими другими странами мира.

4.16. Вместе с тем в этой области можно добиться определенного прогресса посредством усиления тех положительных тенденций и сдвигов, которые намечаются в рамках процесса, призванного существенно изменить структуры потребления различных отраслей промышленности, правительств, домашних хозяйств и отдельных лиц.

Цели

4.17. В предстоящие годы правительствам совместно с соответствующими организациями следует приложить усилия к достижению следующих целей:

a) повышение эффективности производства и сокращение расточительного потребления в процессе обеспечения экономического роста, учитывая при этом потребности развития развивающихся стран;

b) разработка основных направлений внутренней политики, которые стимулировали бы переход к более рациональным структурам производства и потребления;

c) активная пропаганда системы ценностей, способствующей формированию рациональных структур производства и потребления, а также укреплению политики, стимулирующей передачу экологически чистой технологии развивающимся странам.

Деятельность

а) Содействие более эффективному использованию энергии и ресурсов

4.18. Снижение энерго- и материалоемкости производства товаров и услуг может способствовать уменьшению экологического стресса и повышению эффективности и конкурентоспособности экономики и промышленного производства. Таким образом, правительствам совместно с промышленным сектором следует активизировать усилия по обеспечению экономически эффективного и экологически безопасного использования энергии и ресурсов путем:

a) поощрения распространения существующих экологически безопасных технологий;

b) содействия проведению научных исследований и разработок в области экологически безопасных технологий;

c) оказания помощи развивающимся странам в эффективном использовании этих технологий и разработке технологий, рассчитанных на их конкретные условия;

d) поощрения экологически безопасного использования новых и возобновляемых источников энергии;

e) поощрения экологически безопасного и устойчивого использования возобновляемых природных ресурсов.

b) Максимальное сокращение производства отходов

4.19. В то же время обществу необходимо разработать эффективные способы решения проблемы удаления отработанных продуктов и материалов, объем которых постоянно возрастает. Правительствам совместно с промышленным сектором, общинными структурами и общественностью следует принять согласованные меры по сокращению объема производимых отходов и отработанных продуктов путем:

a) поощрения рециркуляции отходов в процессах промышленного производства и на уровне потребителя;

b) сокращения расточительного использования материалов для упаковки готовой продукции;

c) содействия внедрению в производство более экологичной продукции.

с) Оказание помощи отдельным лицам и семьям в решении вопросов экологически обоснованного потребительского выбора

4.20. Появление в последнее время во многих промышленно развитых странах потребителей с более высоким уровнем экологического сознания в сочетании с возросшей заинтересованностью ряда отраслей в производстве экологичных потребительских товаров является существенным позитивным сдвигом, который следует всемерно поощрять. Правительствам и международным организациям совместно с частным сектором следует разработать критерии и методологию оценки ресурсоемкости и экологического воздействия продуктов и процессов на протяжении всего их жизненного цикла. Результаты таких оценок следует представлять в виде четких и ясных показателей, с тем чтобы с их помощью информировать потребителей и всех тех, на ком лежит ответственность за принятие решений.

4.21. Правительствам в сотрудничестве с промышленным сектором и другими соответствующими группами следует поощрять расширение информационных программ, предусматривающих введение экологической маркировки товаров и распространение информации об экологических характеристиках реализуемой продукции, с тем чтобы покупатели имели возможность делать сознательный выбор в отношении тех или иных товаров.

4.22. Им также следует поощрять формирование информированных потребителей и оказывать помощь отдельным потребителям и семьям в решении проблем выбора с учетом экологических соображений путем:

a) предоставления информации о последствиях различных вариантов потребления и стилей потребительского поведения, с тем чтобы стимулировать спрос на экологически безопасные товары и способы их использования;

b) информирования потребителя о медицинских и экологических последствиях использования различных товаров с помощью таких средств, как законодательные акты о правах потребителей и экологическая маркировка товаров;

c) поощрения конкретных программ, ориентированных на потребителя, таких, как программы рециркуляции и системы возмещения платы за тару.

d) Проявление инициативы в рамках государственных закупок

4.23. Самим правительствам также следует занимать активную позицию в формировании рациональных структур потребления, особенно в странах, в которых государственный сектор играет важную роль в экономике и может оказать существенное влияние на решения корпораций и мнение общественности. Таким образом, им следует пересмотреть закупочную политику своих учреждений и ведомств, с тем чтобы повысить там, где это возможно, значимость экологического аспекта политики государственных закупок без ущерба для принципов международной торговли.

е) Переход к ценообразованию, учитывающему экологические соображения

4.24. Вместе с тем в ближайшем будущем вряд ли можно ожидать значительных изменений в структуре производства и потребления без таких дополнительных стимулов, как цены и рыночная информация, благодаря которым производителям и потребителям становятся понятными экологические последствия потребления энергии, материалов и природных ресурсов, а также экологические последствия производства отходов.

4.25. В использовании экономических рычагов для оказания воздействия на поведение потребителей наметился определенный прогресс. К таким экономическим рычагам относятся налоги и штрафы за нанесение ущерба окружающей среде, системы возмещения платы за тару и т.д. Этот процесс следует поощрять, учитывая при этом специфические условия каждой из стран.

f) Укрепление системы ценностей, способствующих рациональному потреблению

4.26. Правительствам и организациям частного сектора следует оказывать содействие развитию более позитивного восприятия общественностью концепции рационального потребления посредством учебных и информационно-просветительских программ и других средств, таких, как активное рекламирование товаров и услуг, произведенных с помощью экологически чистой технологии, или стимулирования рациональных структур производства и потребления. При проведении обзоров осуществления Повестки дня на ХХI век должное внимание следует уделять оценке прогресса, достигнутого в реализации такой национальной политики и стратегий.

Средства осуществления

4.27. Эта программа преимущественно связана с изменением нерациональных структур производства и потребления и пропагандой системы ценностей, поощряющей рациональный образ жизни и структуры потребления. Для ее осуществления необходимы совместные усилия правительств, потребителей и производителей. Особое внимание в этой программе следует уделять значительной роли женщин и домашних хозяйств, выступающих в качестве потребителей, и потенциальному воздействию их совокупной покупательной способности на экономику.

Нерациональное применение антикоагулянтов при COVID-19 может увеличивать риски опасных кровотечений

Нерациональное применение антикоагулянтов, особенно на амбулаторном этапе терапии COVID-19, может вносить вклад в увеличение летальности от опасных кровотечений, в частности желудочно-кишечных. Продажи препаратов этой группы увеличились в период пандемии COVID-19. 

В 2020 году появилась тенденция к росту летальности от желудочно-кишечных кровотечений, без увеличения их частоты. Одной из причин может быть нерациональное применение антикоагулянтов, используемых в терапии COVID-19, сообщил на общем собрании профессоров Отделения медицинских наук РАН 16 февраля заведующий кафедрой клинической фармакологии и терапии, ректор Российской медицинской академии непрерывного профессионального образования (РМАНПО) Дмитрий Сычев.

«Антикоагулянты — важнейший компонент патогенетической терапии как COVID-19, так и постковидного синдрома, эффективность этих препаратов доказана в ряде исследований. В 2020 году в России в полтора-два и даже более раз увеличились продажи ривароксабана, апиксабана, дабигатрана. В 2021 году такая тенденция сохранилась. Конечно, это могло иметь клинические последствия», — уточнил эксперт.

По мнению Сычева, отчасти рост летальности в этом случае связан с нерациональным применением без учета факторов риска кровотечений у пациента (оценивается с помощью специальных шкал, в частности HAS-BLED), почечной функции, межлекарственного взаимодействия. Поэтому врачам важно применять Временные методические рекомендации по профилактике, диагностике и лечению новой коронавирусной инфекции Минздрава России, которые основаны на результатах рандомизированных исследований.

Снизить частоту ошибок и затраты, связанные с назначением антикоагулянтов в многопрофильных стационарах, позволяет внедрение специально разработанных систем поддержки принятия врачебных решений (СППР) по автоматизации клинических рекомендаций, и подобный опыт уже имеется, отметил эксперт. Перспективным направлением для повышения безопасности терапии атикоагулянтами может быть разработка персонализированных подходов к их применению на основе фармакогенетического тестирования и других «омиксных» технологий, особенно у пациентов высокого риска, которые активно разрабатываются в НИИ молекулярной и персонифицированной медицины РМАНПО. 

К увеличению риска кровотечений может приводить взаимодействие с другими лекарственными средствами – нестероидными противовоспалительными лекарственными препаратами (НПВП), системными глюкокортикостероидами. В особенности межлекарственное взаимодействие значимо для пациентов иных групп риска, пожилого контингента, подчеркнул Сычев.

По данным Росстата, естественная убыль населения в России в 2021 году составила 1,04 млн человек. В 2020 году показатель составлял 688,7 тысячи человек. Большой вклад в рост смертности привнесла новая коронавирусная инфекция, которая стала в 2021 году причиной смерти 391 932 человек, следует из данных Росстата. Всего от коронавируса и его последствий в 2021 году умерли 517 795 россиян. Это в 3,2 раза больше, чем в первый год пандемии.

ГБУЗ «Городская поликлиника»| Нерациональное питание – основа риска развития алиментарных заболеваний |


Проблема питания и здоровья, питания и болезни тесно взаимосвязаны. В настоящее время наш организм должен привлекать дополнительные внутренние и внешние резервы для того, чтобы сохранить состояние здоровья и иметь силы бороться с болезнью. Недостатки в структуре и качестве питания сопровождаются неспособностью защитных систем организма адекватно отвечать на неблагоприятные воздействия окружающей среды и могут быть причиной возникновения, развития около 80% всех известных патологических состояний и, в первую очередь, алиментарных.

Дефицит или избыток питательных веществ не остается бесследным для организма. Он или обусловливает непосредственное возникновение заболевания (анемии, эндемический зоб, ожирение и др.), или понижает сопротивляемость организма к неблагоприятным факторам внешней среды (простудные заболевания, инфекционные болезни), или создает условия, способствующие развитию той или иной патологии (заболевания желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой системы, рак и др.). Так, например, среди заболеваний, основную роль в развитии которых играет фактор питания, 61% составляют сердечно-сосудистые расстройства, 32% – новообразования, 5% – сахарный диабет II типа (инсулиннезависимый), 2% – алиментарные дефициты (йододефицит, железодефицит и т.д.).

Алиментарные заболевания – состояния, обусловленные недостатком или избытком одного или нескольких питательных веществ и / или энергии в организме; проявляются клинически или выявляются с помощью дополнительных методов диагностики.

В современном обществе потребляется большое количество избыточных каллорий, которые организм перерабатывает откладывает про запас. Рассмотрим состояние избыточного питания.

Избыточное питание

Длительное избыточное потребление белка неблагоприятно влияет на обмен веществ и деятельность некоторых органов и систем. Значительное увеличение белка в рационе приводит к увеличению размеров печени и почек, что сказывается на их функции. В кишечнике усиливаются процессы гниения, что ведет к изменению микрофлоры кишечника. Длительный избыток белков в пище вызывает перевозбуждение центральной нервной системы. При исходной недостаточности витаминов усиливается степень гиповитаминоза. Снижается иммунитет и повышается заболеваемость, повышается частота аллергических реакций.

При продолжительном избыточном потреблении жиров они накапливаются в резервах – жировой ткани, что способствует ожирению. Увеличивается образование холестерина, что ведет к развитию атеросклероза. Повышается свертываемость крови. Это приводит к развитию тромбов в сосудах. Отмечается и жировое перерождение печени. Избыток жиров в пище ухудшает усвоение белков, кальция, магния, повышает потребность в витаминах. Обильное потребление жира тормозит секрецию желудка, вызывает перенапряжение функции поджелудочной железы и кишечника, что способствует расстройствам пищеварения.

Избыточное потребление углеводов является широко распространенной причиной нарушения обмена веществ. Если в рационе содержание белков и жиров близко к потребностям организма, а количество углеводов превышает его потребность, это ведет к излишнему повышению энергетической ценности питания и переходу избытка углеводов в жиры. Такое питание является важнейшей причиной алиментарного ожирения. Систематическое переедание углеводов, особенно легкоусвояемых, играет определенную роль в развитии атеросклероза и связанных с ним сердечно-сосудистых заболеваний, в развитии сахарного диабета, кариеса зубов и других заболеваний.

При длительной энергетической избыточности питания развиваются избыточная масса тела и ожирение.

Питание и ожирение

В России более 30% трудоспособного населения страдает избыточной массой тела и ожирением.

Энергонасыщенный рацион питания и потребление жирной пищи на фоне снижения физической активности являются главными причинами развития ожирения. Основную роль здесь играют семейные традиции употребления обильной высококалорийной пищи. Употребление большого объема пищи, богатой жирами и углеводами, особенно легкоусвояемыми, приводит сначала к развитию функциональных изменений в организме, а затем – к органическим. При избыточном потреблении энергии неуклонно увеличиваются жировые отложения в депо, при этом имеются данные о том, что регулярное превышение энергопоступления по сравнению с энергозатратами на 15-20% ведет к увеличению массы тела на 2-3 кг/год. Одним из органов, наиболее чувствительных к избытку жира в организме, является печень и желчевыводящие протоки. При ожирении наблюдаются дискинезия желчевыводящих путей, желчно-каменная болезнь, ожирение печени. Поражается и поджелудочная железа, что ведет к развитию панкреатита и даже сахарного диабета. Изменения со стороны сердечно-сосудистой системы проявляются ранним развитием гипертонической болезни, атеросклероза.

Соблюдение рекомендаций по рациональному питанию является основным источником повышения устойчивости организма к различным вредным воздействиям окружающей среды и снижения ряда неинфекционных хронических заболеваний.


 

Личностно-ориентированная социология. Глава 1. Нерациональные основания рациональности – Гуманитарный портал

Сами мы гордимся своей рациональностью. Быть разумным — это хорошо; быть неразумным — означает иметь признаки идиота, глупца или малого дитя. Человеческая специфика рассматривается как Homo sapiens: мы — разумные животные. Мы делаем вещи не по инстинкту, а потому, что видим причину для этого.

Отсюда, видимо, следует, что в очень большой мере всё, что мы делаем, основано на рациональном мыслительном процессе — повседневная деятельность, работа и бизнес, политика и правительственное администрирование. Существует ряд практических и академических дисциплин, предназначенных для того, чтобы показывать рациональные принципы в каждой области. Наука и техника управляют нашими отношениями с физическим миром, экономика — деятельностью по продаже и покупкам, политическая философия и административная наука — областью принятия политических решений и формальной организации. Даже на наиболее личностном уровне одна из версий психологии описывает индивидуальное поведение в качестве такого, которое прямо детерминируется стремлением к вознаграждению и избежанием наказания. Мы рациональны в любом направлении, куда ни повернись.

Однако, сопротивляясь всей этой вере здравого смысла в рациональность, социология выделяется, подобно диссиденту. Одно из центральных открытий социологии состоит в том, что эта рациональность ограниченна и появляется лишь при определённых условиях. Более того: само общество, в конечном счёте, базируется не на рассудочном или рациональном соглашении, а на нерациональном основании.

Как это можно продемонстрировать?

Простейший повод для возникновения сомнений во всемогуществе рациональности состоит в том, что различные сторонники рациональности часто сами бывают не согласны между собой. Для различных экономистов самым обычным делом является представлять вполне обоснованные аргументы для диаметрально противоположных позиций. Политики и администраторы оценивают свои собственные программы как высоко рациональные, а программы своих оппонентов — как ошибочные. Но у этих оппонентов часто имеется шанс привести эти ошибочные программы в действие: это весьма вероятно, когда у власти стоит другая партия. Таким образом, даже сторонники рациональности должны допустить, что, по крайней мере, часть времени ход вещей детерминируется не рациональностью, а её противоположностью. Конечно, вопрос состоит в том, что считать рациональным, а что его противоположностью? Ответ, который вы получите, зависит оттого, с какой стороны вы задаете вопрос.

Наличие разногласий и конфликтов — это одна из причин, по которым приходится сомневаться во всеохватывающей силе рациональности. Вы можете пойти дальше и показать, что многие политики, сами по себе высоко рациональные, могут получить такие последствия своей деятельности, которые им придётся признать нежелательными. Например, бюрократия описывается как высоко рациональная организация. Рациональное планирование и учёт — это как раз то, что делает организацию бюрократической: эксперты создают планы на предмет всевозможных случайностей; правила и процедуры составляются так, чтобы принять во внимание все наиболее эффективным образом; записи ведутся так, чтобы всё было тщательно учтено. В действительности же, как знает большинство людей, бумажная работа может стать причиной утомительных проволочек, а правила могут оказаться совершенно непригодными для конкретных ситуаций. Бюрократии, созданные в целях максимальной эффективности, хорошо известны своей неэффективностью.

Значительная часть социологии фокусируется как раз на этом. Макс Вебер, который сформулировал теорию бюрократии как организации специалистов по регистрации записей, которые используют рациональные расчёты, также видел, что она может принимать различные и противоречивые формы. Функциональная рациональность состоит из последовательных процедур беспристрастных расчетов, как можно достичь результата с наибольшей эффективностью. Это, в самом деле, и есть то, что мы обычно понимаем под рациональностью. Но функциональная рациональность имеет дело только со средствами достижения цели. С другой стороны, сущностная рациональность учитывает цели сами по себе.

Этот аспект был разработан Карлом Маннгеймом, писавшим спустя несколько лет после смерти Вебера, последовавшей в 1920 году. Одни и те же процедуры могут быть функционально рациональными, но приводить к сущностно иррациональным результатам. Бюрократия состоит из сети специалистов, озабоченных только наиболее эффективными средствами достижения конкретной цели. Но сами эти цели — это дело не их, а кого-то другого. Вот почему бюрократия приносит столько фрустраций людям, которые должны иметь с ней дело. Озабоченные только выполнением своих обязанностей, специалисты считают всё, что лежит вне круга их частной компетенции, чьими-то чужими проблемами. Жаловаться на бюрократию — это уже само по себе фрустрирующее занятие как раз потому, что бюрократам так легко уйти от ответственности. И это происходит вовсе не вследствие недостатков включённых в организацию индивидов; это именно рациональность организации имеет своим результатом неспособность бюрократов понять общие цели, с которыми им приходится иметь дело, или, наоборот, не удаётся их понять.

Можно было бы предположить, что ответственность за видение общих целей лежит на администраторах высшего уровня. Однако проблема состоит в том, что чем более бюрократична организация, тем больше администраторов попадают в ловушку собственного аппарата. Они полагаются на расчёты и отчёты специалистов, сообщающих им, что происходит, а, следовательно, их точка зрения формируется в результате тех же организационных процедур. Высшие администраторы видят мир глазами отчитывающихся перед ними бухгалтеров и инженеров. Как утверждает Маннгейм, имеется тенденция вытеснения функциональной рациональностью рациональности сущностной. С этой точки зрения, правительства двадцатого века представляют собой основные примеры выхода бюрократического аппарата из-под контроля. В пределах любой правительственной бюрократии планы тщательно формулируются и рационально исполняются. Тем не менее, общие результаты часто оказываются расточительными и создают новые проблемы взамен старых. Программы, проектируемые для уменьшения безработицы, могут продуцировать инфляцию; постановления, проектируемые для увеличения безопасности, могут вызывать разрушительные расходы и снижать производительность.

В крайнем своём выражении функциональная рациональность может создать угрозу самому существованию цивилизации. Например, тщательно рассчитанные и научно обоснованные приготовления к военной обороне имеют своим результатом гонку вооружений и могли бы легко кульминировать в тотальное разрушение ядерной войны. Маннгейм, писавший перед Второй мировой войной, не мог предвидеть появления атомного оружия, но его взгляд особенно внушителен, потому что он показывает основополагающие организационные формы, из которых возникает гонка вооружений. Именно преобладание функциональной рациональности над сущностной рациональностью лишает людей способности заглянуть вперёд на более обширные цели. Каждый концентрируется на выполнении своей собственной работы, рассчитывая наиболее эффективные средства достижения цели, действуя при этом как шестерёнка более крупной машины. Цель шестерёнки состоит в том, чтобы повернуть отдельное колесо; личность, действующая как шестерёнка, неспособна составить какое-либо суждение о том, почему это колесо должно крутиться в первую очередь, или, может быть, было бы лучше разрушить машину целиком и заменить её чем-то ещё. Таким образом, считал Маннгейм, современные правительства скатываются в войну — по своей воле или против неё. Все это случается потому, что их собственная функциональная рациональность лишает их возможности поступать как-то иначе.

Иррациональные последствия рациональных процедур не ограничиваются военной или политической сферой. Линия анализа, начатая в XIX веке Карлом Марксом и продолженная в различных формах рядом современных социологов, видит подобную динамику в экономической сфере. Для сущности капитализма, указывал Маркс, характерно именно редуцирование всего к расчетам прибыли. В этом процессе человеческие ценности подчинены экономическим целям, и учёт человеческих существ теряется в капиталистической машине. Маркс видел капиталистическую гонку к прибыли в кризисах безработицы и крахе бизнесов, в которых постепенно будет уничтожен даже сам класс капиталистов. С точки зрения Маннгейма, функциональная рациональность капитализма коренится в его сущностной иррациональности.

Тогда ряд различных теорий в социологии сосредоточились на непреднамеренных последствиях различных действий, которые начинались как сами по себе рациональные. Можно было бы даже сказать, что специальность социологии — это изучение процессов, которые не ставят своей изначальной целью быть рациональными. Тем не менее, в одном важном отношении мы все ещё находимся на поверхности проблемы. Мы имели дело с примерами рационального поведения, которые прекращают иметь рациональные последствия. Но существует и более фундаментальный подход, который показывает, что рациональность сама по себе не является первоочерёдным базисом, на котором существует общество.

Такой аналитический подход разработал на рубеже веков Эмиль Дюркгейм, который был чуть постарше Макса Вебера. В некотором смысле с Эмиля Дюркгейма начинается современная социология. Он заложил первые университетские позиции в социологии во Франции и разработал многие из фундаментальных понятий и методов социологии. Дюркгейм рассматривал общество по аналогии с биологическим организмом, в котором каждая часть вносит свой вклад в гармоничную интеграцию целого. Эта линия анализа, известная как функционализм, пытается интерпретировать каждый социальный институт с точки зрения его вклада в общий социальный порядок. Некоторые школы в современной социологии, включая те, что ведут свою интеллектуальную традицию от Вебера и Маркса, отвергают дюркгеймовский функциональный подход. Взамен эти школы акцентируют роль конфликта и господства во взаимоотношениях классов и других групп как первичных детерминант форм социальной жизни. Лично я предпочитаю сильно склоняться в сторону веберовской теории конфликта, одновременно инкорпорируя ряд идей из Маркса. Тем не менее, определённые идеи Дюркгейма остаются, бесспорно, центральными для социологической теории. Это как раз он выдвинул утверждение, что общество и сама по себе рациональность покоятся на нерациональном основании, и разработал теорию ритуалов как механизмов, посредством которых создаётся групповая солидарность. В самом деле, как я попытаюсь показать, веберианская и марксова теория конфликта не могут реально работать, если они не инкорпорируют эти дюркгеймовские идеи в их основе.

Другими словами, я заимствую часть дюркгеймовской теории, но не всю её. Это означает отделение дюркгеймовской микросоциологии от его макросоциологии с использованием первой в значительно большей степени, чем второй. Дюркгеймовская макросоциология — его акцент на интеграцию общества в целом как одной большой единицы — это как раз то, что отвергают Вебер и Маркс. Дюркгеймовская микросоциология — это теория ритуалов в малых группах. По моему мнению, структура общества как целого лучше понимается как результат конфликтующих групп, одни из которых доминируют над другими. Но конфликт и господство сами по себе возможны только вследствие того, что группы интегрированы на микроуровне. Все же дюркгеймовская теория — это самый лучший гид, позволяющий понять, как это происходит. Более того, проникновение Дюркгейма в рациональность и ритуалы нашло своих последователей в лице наиболее заметных современных микросоциологов. Этнометодология Гарольда Гарфинкеля — это во многих отношениях иная версия дюркгеймовского анализа нерациональных оснований рациональности; исследования Эрвина Гоффмана также используют дюркгеймовскую теорию ритуалов в отношении подробностей повседневной жизни.

В последующем изложении я буду следовать аргументации Дюркгейма, что общество должно покоиться на нерациональном основании, дополняя её последующими свидетельствами, собранными современными теоретиками. Следующая глава представляет дюркгеймовскую теорию ритуалов. Она показывает не только то, как создаётся нерациональная солидарность, но даёт также теорию различных типов солидарности, которая может объяснить разнообразие различных форм социальной жизни. Эта теория имеет своим источником дюркгеймовскую социологию религии, но она выходит за её пределы, расширяясь до объяснения идеологии и религии. В руках Гоффмана, как мы увидим, она развивается в теорию ритуала в секуляризованном, нерелигиозном мире современных повседневных событий. Это даёт нам некоторые из инструментов, в которых мы нуждаемся для анализа, в последующих главах, связанных с темами власти, преступления и даже конфликтов полового господства и освобождения.

Мы остановим наш взгляд на том факте, что люди преследуют свои эгоистические интересы, обладая в то же самое время чувствами солидарности по меньшей мере с какой-то частью других людей. Рациональность и расчёты также найдут своё место в этой схеме вместе со своими нерациональными основаниями. Хотя ключевым местом старта остаётся дюркгеймовская теория нерациональной солидарности. Это одна из наиболее важных идеологических интуиций (инсайтов), кирпич, на котором строится многое из остального.

Преддоговорный базис договоров

Традиционный, рационалистический способ разговора об обществе использует понятие общественного договора. «Мы, народ Соединённых Штатов, — начинается Конституция, — для того чтобы сформировать более совершенный Союз, устанавливаем справедливое, безопасное, домашнее спокойствие, с тем чтобы обеспечить общую безопасность, продвинуть общее благосостояние и гарантировать благословение свободы всем нам и нашей собственности, освящаем и учреждаем эту Конституцию Соединённых Штатов Америки». Это относится к основанию правления, но идея остаётся общей. Теоретики политики, такие как Гоббс и Руссо, видели истоки человеческого общества в некоем договоре, заключённом в незапамятные времена людьми, преднамеренно собравшимся вместе, чтобы следовать общим правилам и извлекать выгоды из социального сотрудничества. Реальное событие заключения первоначального общественного договора в первобытные времена может быть метафорой, но основная идея обозначена вполне реалистично. Люди, которые объединяются в общество, приобретают важные вещи, которые они не могли бы обрести в одиночку и, следовательно, это рациональный выбор, предназначенный для того, чтобы сформировать общество. Предполагается, что мы вновь и вновь подтверждаем правильность этого рационального выбора, поскольку видим преимущества, которые получаем, поддерживая общество и его правила.

Тем не менее, если следовать прямолинейной логике рациональной точки зрения, мы придём к противоположному выводу. Если люди действуют на чисто рациональной основе, они вообще никогда не будут способны собраться вместе, чтобы сформировать общество.

Это звучит парадоксально. Собравшись вместе, люди могут увеличить свою экономическую продуктивность путём разделения труда. Сформировав государство, они могут жить под защитой закона и оборонять себя от внешних нападений. Представляется, что преимущества общества очевидны и что рациональные индивиды увидят эти выгоды и образуют какой-то тип общественного договора, который необходим для их совместного существования и сотрудничества. Почему бы не объяснять существование общества с помощью этого очевидного аргумента?

Проблема, как указывает Дюркгейм, заключается в вопросе о том, как будет заключаться договор. Для каждого договора фактически существуют два договора. Один из них — это тот договор, который мы заключаем сознательно: учредить общество, сформировать правительство, основать организацию, согласиться поставлять товары по определённой цене. Эта часть достаточно легкая. Но существует второй, скрытый договор: подразумеваемый договор о том, что вы и ваши партнёры будете подчиняться правилам первого договора.

Что это означает? Здесь ставится вопрос, который известен каждому реалистичный деловому человеку каждому хитрому политику: возможность того, что кто-то смошенничает. Чтобы вхождение в договор было стоящим делом, нужно иметь уверенность, что другая сторона будет соблюдать свою часть сделки.

Более того, если мы предположим, что люди являются чистыми рационалистами, которые тщательно рассчитывают возможные выгоды и потери, тогда для каждой стороны становится невозможным согласиться с договором. Рациональный индивид, такой, скажем, как циничный политик, должен реалистично рассматривать вероятности того, что может произойти: другая сторона может жить по правилам договора, а может и не соблюдать их. Поскольку другая сторона может смошенничать, вы сами должны рационально выбирать — жить вам по правилам или нет. И эти расчёты заставят прожженного торговца соблюдать осторожность по поводу любого соглашения.

Предположим, вы живёте по правилам своей стороны договора, а другая сторона мошенничает? Что произойдёт? Вы потеряете всё, что вы вложили в него, а ваш партнёр получит кое-что задаром. Если мошенничаете вы, а ваш партнёр нет, тогда вы получаете ваш вклад и ничего не даёте за это.

Однако чисто рационально вы должны стоять за то, чтобы приобрести выгоду, если вы мошенничаете. Если ваш партнёр тоже мошенничает, тогда вы, по крайней мере, ничего не теряете; ни одна из сторон ничего не вкладывает и ничего не получает, и вы находитесь в той же точке, в которой были перед стартом.

Вы можете спросить: а что если обе стороны будут соблюдать условия сделки? Разве они не получат прибыль? Да, но в этом случае никто не получает кое-что за просто так. Имеет место обмен; предположительно обе стороны имеют какую-то прибыль (хотя не всегда). Если вы сравните это с ситуацией, в которой одна из сторон с успехом мошенничает в отношении другой, вы увидите, что гораздо выгоднее успешно мошенничать, нежели вести дело так, чтобы обе стороны выполняли свои обещания.

Стало быть, линия выбора пролегает между мошенничеством и сдерживанием своих обещаний, и более рациональная стратегия — это мошенничество. Мошенничество гарантирует, что в худшем случае вы не теряете ничего, а в лучшем — получаете хороший куш. С другой стороны, выполнение обещаний означает, что в лучшем случае вы приобретете немного, а в худшем потеряете много. Поэтому рациональный индивид всегда смошенничает.

Если бы это был совершенно рациональный мир, никто и никогда не смог бы войти в общественный договор, и мир состоял бы из изолированных индивидов, вечно подозревающих друг друга. Общество никогда бы не смогло сформироваться, и вовсе не потому, что до-социальный мир какой-то дикий или недоразвитый, а именно потому, что он слишком рациональный.

Когда Дюркгейм выдвигал этот аргумент, он не намеревался показать, что социальная организация невозможна. Очевидно, она возможна, если существует. Что он хотел показать, так это то, что социальная организация не базируется исключительно на договорах. До той степени, в какой теперь в современном мире существуют договоры — договоры о собственности, деловые соглашения, трудовые контракты, страховые полисы и всё остальное, — всё это вследствие того, что существует нечто под ними или предшествующее им. Почему-то люди заставили этот второй, подразумеваемый договор подчиниться правилам первого, явного договора.

Это опять же лишь метафора. Ясно, что то, что лежит в основании наших договоров, — это не какой-то другой тип договорного соглашения. К нему можно было бы применить аргументацию, подобной той, что мы применяли к первому договору. Войдет ли рациональный, эгоистичный индивид в договор о соблюдении договора? Нет, рациональная личность будет ожидать, что другая сторона тоже смошенничает по этому контракту, и решит, что наилучшей стратегией будет смошенничать первому. Поэтому для того, чтобы выполнялся второй, «глубинный» договор, нужно будет заключать третий, ещё более глубинный договор — договор о выполнении договора о выполнении договора. Это, очевидно, поведёт к бесконечной регрессии. Если начать спрашивать и рассчитывать о том, как кто-то будет выходить из любого договора, не останется логического места для остановки.

Дюркгейм приходит к выводу, что договоры основываются на чём-то нерациональном. Он называет это «преддоговорной солидарностью». В действительности это означает, что общество основывается на доверии. Люди могут работать вместе не потому, что они рациональным образом решили, что делать так — выгодно, а потому, что они обладают чувством, что могут доверять другим по поводу соблюдения соглашений. Общество работает именно потому, что люди не должны рационально решать, какие выгоды они могли бы приобрести и какие потери понести. Люди не должны думать об этих вещах, и это как раз то, что делает существование общества возможным.

До сих пор это могло казаться логически непроницаемым. Я рационально показал, что рациональность никогда не сможет установить социальных связей и что должно быть вызвано что-то, помимо рациональности. Рациональность указывает на свои собственные пределы. К счастью, как представляется, есть что-то за её пределами. Существует преддоговорная, нерациональная рациональность, и она приходит нам на помощь.

И всё же, если мы согласуем этот аргумент с тем, что мы знаем о мире, есть моменты, которые могли бы вызвать у нас беспокойство. Один из них состоит в том, что должно выглядеть очевидным: люди больше получают, когда состоят в успешной кооперативной организации, нежели от работы в качестве изолированных индивидов. Общество делает возможным разделение труда; люди, работая вместе, могут строить дома, дороги, производить разнообразную пищу, одежду, предметы роскоши и неисчислимые вещи, которые изолированные индивиды, работающие поодиночке, никогда не смогли бы изготовить. Почему рациональный индивид не может именно так взглянуть на это и принять рациональное решение отказаться от мошенничества для того, чтобы пожинать плоды выгод от широкомасштабного сотрудничества?

С точки зрения нашей рациональной модели обмена это означает, что каждый индивид должен рассчитывать не только кратковременные выгоды или издержки от мошенничества или верности обещаниям, но также и долгосрочные выгоды или издержки. Если мошенничество представляется более рациональным, то это лишь вследствие того, что мы взглянули только с краткосрочных позиций. В долгосрочной перспективе каждый имеет гораздо больше выгоды от того, что действует, именно сдерживая свои договорные обязательства. Если даже имеется небольшой убыток от каждой сделки, на протяжении длительного периода времени это может воздвигнуть гораздо более высокий уровень благосостояния и комфорта, нежели позволило бы приобрести любое мошенничество в изолированном случае.

Тем не менее, я думаю, что дюркгеймовский аргумент покоится на твёрдом основании. В любой точке вдоль этой линии индивиды подвергаются соблазну смошенничать. Чем больше благосостояния в горшке — пусть даже оно было создано в ходе долгой истории успешного сотрудничества, — тем больше искушение. И, чтобы быть здесь реалистичными, равно как и просто логичными, мы должны сказать, что возможность обмана всегда остаётся при нас, и чисто рациональный индивид всегда должен быть настороже от этого. Следовательно ситуация расчёта будет возвращаться вновь и вновь с издержками от мошенничества, всё время растущими. Рациональные индивиды будут знать, что возможности уступить этим искушениям будут рассматриваться их партнёрами, равно как и ими самими, и мы опять оказываемся в той же мёртвой зоне взаимных подозрений, с которых мы начали.

Проблема бесплатного пассажира

Существует современная форма этого аргумента, которая подвергалась основательному обсуждению в последние годы. В этой форме вопрос ставится не столько о том, возможно ли общество, а скорее о том, что коли уж общество существует, то каким образом оно может удержать индивидов в соединении с ним? Как оно может заставить их вносить свой вклад в целое? Проблема в том, что предоставленные собственному рациональному эгоизму, индивиды захватывают несправедливые преимущества из тех вкладов, которые другие люди внесли общину как в целое.

Вообразим общественную автобусную службу, которая совершенно бесплатна. Каждого просят внести свой вклад в стоимость автобуса, чтобы принять участие в покупке бензина и оплаты труда водителя. Однако взносы — чисто добровольные, и никакая плата за проезд не взимается. Любой может ездить автобусом, когда бы ни захотел. Люди не должны волноваться по поводу того, что забыли свои бумажники или о правильности сдачи. Эта служба просто доступна для каждого.

Что теперь произойдёт в такой ситуации? Если люди собираются быть чисто рациональными, они рассчитают стоимости и прибыли различных вариантов действий. Конечно, если никто не делает взносов, вероятно, каждый осознает, что автобусной службы не будет. Поэтому будет рациональным: чтобы люди пожелали внести взнос в стоимость автобуса. Но следует отметить, что было бы более рациональным пожелать, чтобы взнос сделал кто-то другой, но не вы сами. Наилучший путь — это быть бесплатным пассажиром: надеяться на кого-то другого, кто вносит взнос в коммунальную службу, в то время как вы едете бесплатно. Тем не менее, если бы это делал каждый, то автобусная служба никогда не смогла бы окупить себя.

Этот аргумент приведён не для того, чтобы показать, что такой тип идеалистического общинного проекта невозможен, а скорее — чтобы продемонстрировать, что в основу его нельзя положить простую рациональность людей. Бесплатная автобусная служба могла бы работать, если бы большинство людей обладали сильным чувством бескорыстия, чувством обязанности или были бы переполнены сантиментами энтузиазма по поводу того типа бесплатной общины, который они создают. Дело в том, что эмоции, моральные чувства — это трансрациональные сантименты, а не рациональные расчёты. Это правда, если бы даже все сторонники такой реформы могли бы рассматривать себя просто как мыслящих рациональных людей, проводящих в жизнь план, благодаря которому каждый в общине мог бы получать выгоду. Конечно, их план мог бы быть рациональным — но только с точки зрения группы. Скачок за пределы рациональности происходит, когда вы пытаетесь присоединить индивидов к группе, заставить их самих мыслить просто как один из членов группы среди многих других. Однако когда индивид остаётся один, для него рациональным будет поощрить кого-то другого действовать как доброго гражданина, в то время как он или она поедет бесплатным пассажиром.

Бесплатная автобусная служба может быть лишь гипотетическим примером, но существует немало жизненно реальных примеров этой проблемы. Например, знаменитое убийство, которое произошло в Нью-Йорке, и которое наблюдали множество людей, но никто не сделал ничего по этому поводу. На женщину по имени Китти Дженовезе было совершенно нападение, когда она ночью шла по новостройке. Мужчина нанёс ей удар ножом, и она кричала о помощи. Десятки людей подошли к своим окнам в близлежащих домах. Нападавший убежал. А затем ничего не произошло. Китти Дженовезе так и лежала раненая на тротуаре. Никто не пришёл на помощь; никто не позвонил в полицию. В конечном счёте, убийца, который должен был понять, что никакой помощи никто не оказывает, вернулся и ударил её снова. Предполагаем, что он не хотел быть опознанным и решил убрать главного свидетеля, докончив свою работу.

Действия убийцы выглядели, по крайней мере, в финальном акте, хладнокровно рациональными. Можно предположить, что толпа наблюдателей, безопасно расположившихся у своих окон, были трусами. Это может быть так, но может быть правдоподобным и другое предположение — что они проявили очень низкую степень человеческой симпатии и моральной включённости, не позаботившись о том, чтобы позвонить в полицию. Но хотя эти люди действовали не очень восхитительно, не обязательно считать истиной, что они были безразличны к судьбе убитой женщины. Просто все они могли разыгрывать версию проблемы бесплатного пассажира.

Существуют и некоторые другие свидетельства, чтобы вернуться к этому. Социальные психологи воссоздали ситуацию в лабораторном эксперименте. Ключевым моментом в этой ситуации была огромная толпа людей у окон. Они знали, что что-то происходит внизу, и что более важно — они знали, что множество других людей тоже знают это. Люди, выглядывающие из своих окон, могли видеть других людей в их окнах. Именно по этой причине никто не пошел помочь Китти Дженовезе, и никто не позвонил в полицию: каждый предполагал, что это сделает кто-то другой. «Помимо всего прочего, — мог размышлять каждый, — зачем делать это, если кто-то другой сделает? Это стоит всего лишь одного телефонного звонка, и вместе со всеми этими людьми множество других, несомненно, уже сделали это за то время, пока я доберусь до телефона». Ирония здесь заключается в том, что подобным образом думал каждый.

В таком случае вовсе не обязательно считать, что все зрители были аморальными и черствыми, они были всего лишь рациональными по поводу того, как применить свою моральность. Если вы предполагаете, что кто-то другой звонит в полицию, тогда ваш звонок ничего не добавит, а вам доставит лёгкое неудобство. Или, если предположить, что вы позвонили первым, вам придётся пройти через допрос в полиции в качестве свидетеля, отвечать на вопросы для отчёта, возможно, присягать в суде. Если бы кто-либо из этих людей оказался единственным свидетелем нападения на Китти Дженовезе, большинство из них, вероятно, отвергли бы такого рода расчёты по поводу возможных собственных неудобств и позвонили бы в полицию. Именно вследствие самосознания толпы наблюдателей эти люди сочли себя вправе рассчитывать эти стоимости и выгоды от того, что они проделают это сами, и сравнивать с ситуацией, когда это будет позволено кому-то другому, то есть именно потому, что каждый был резонно уверен, что кто-то другой «заплатит за автобус», они почувствовали себя вправе быть бесплатными пассажирами. По иронии судьбы, такой была особая структура этой толпы, наблюдавшей друг друга за закрытыми окнами и запечатлевшей смерть Китти Дженовезе.

Имеются другие, менее мелодраматичные примеры проблемы бесплатного пассажира. Один из них мы видим вокруг себя в виде мусора, который люди разбрасывают на улицах, в парках и других публичных местах. Почему люди разбрасывают вокруг мусор, понимая, что это делает окружающую среду такой отвратительной для всех нас? Вероятно, главная причина — это диспропорция между индивидуальным мотивом и коллективным воздействием. Индивид лишь выбрасывает обертку жвачки или бумажный стаканчик; всё это само по себе — малое количество мусора, оно едва заметно. Что обезображивает ландшафт, так это тот факт, что большие количества людей выбрасывают свой мусор и вносят свой скромный вклад в общественный беспорядок.

Теперь взглянем на индивида как на рационального актора. Рациональная личность знает, что если бы никто не выбрасывал мусор, улицы были бы много чище. Но если вы удерживаете себя от швыряния пакета из-под напитка в окно автомобиля и дисциплинированно ждете, пока не найдёте мусорный ящик, от этого не будет большой разницы. Сами по себе вы действительно не можете заставить общественные места выглядеть заметно лучше, даже если вы являетесь тем человеком, который не только сам не бросает мусор, но и собирает мусор, оставленный другими. Даже если вы хотите, чтобы мир вокруг вас выглядел лучше, вряд ли действительно будет рациональным воздерживаться от бросания мусора в общественных местах. Вы просто не сможете достичь своей цели как индивид, и поэтому рациональным будет оставить это и доставить себе маленькое удобство, не беспокоясь по поводу поисков мусорной урны.

В данном случае я привожу этот аргумент не для того, чтобы убедить людей, что сорить в общественных местах — правильно. Лично я рад тому, что есть некоторое количество людей, которые не делают этого, а некоторые даже прерывают свой путь, чтобы собрать мусор, разбросанный другими. Я думаю, что это похвальное поведение мотивируется не рациональностью, а чем-то более глубоким: каким-то моральным чувством или, может быть, иррациональной фобией загрязнения. Таких фобий, насколько я понимаю, нам надо бы побольше. Но мы не можем предполагать, что мы можем сделать мир чище, именно рационально убеждая людей, что они могут сделать это как индивиды.

Что фактически демонстрируют эти примеры, так это то, что добрая доля социальной жизни может выполняться в открыто организуемой коллективной форме, иначе она вообще не может выполняться. Один из способов, которым разрешается проблема бесплатного пассажира, заключается в том, чтобы не предоставлять индивидам возможности свободного выбора. Например, два способа, с помощью которых можно было бы очистить окружающую среду, состоят в том, чтобы или запустить моральную кампанию и породить широко распространённое эмоциональное желание чистоты, или сделать это с помощью особого правительственного агентства. Первое из них не является невозможным, но его трудно запрограммировать или спланировать; к счастью, в различные времена существуют периоды чувств, струящихся сквозь общество, которые мотивируют людей проявлять заботу об общей среде, окружающей их. Но на такие эмоции можно рассчитывать не всегда, и более обычный способ поддержания в чистоте улиц и парков состоит в том, чтобы правительство нанимало людей специально для того, чтобы собирать мусор.

Проводя в жизнь второй способ преодоления проблемы бесплатного пассажира, мы не предоставляем вещам свободного хода развития. Я не знаю, были ли попытки организовать бесплатную автобусную службу, но аналогичный пример имел место в Британии, когда впервые вводилась социальная медицина. Все медицинские услуги оплачивались государством, и любой мог посещать врача в любое время без оплаты. Первоначальным результатом был огромный рост частоты посещения людьми врача. Последовало множество жалоб. Врачи почувствовали, что они задыхаются и утверждали, что многие приходят к ним с сомнительными или неясными симптомами. Создавалась толкучка, и среди тех, кто пользовался услугами общественной медицины, широко распространялось недовольство. Другими словами, люди пересматривали ситуацию как индивиды и решали, что они получат максимум личной пользы от бесплатных медицинских услуг, даже если они реально не нуждаются в ней, и даже если она выливается в дорожные пробки у кабинетов врачей, создающие неудобства для каждого.

Потом администраторы медицинской системы нашли решение. Они установили за каждый визит к врачу небольшую плату, эквивалентную доллару. Число пациентов значительно сократилось, и число жалоб на медицинское обслуживание вошло в нормальные рамки. Почему это произошло? В основном изменения произошли в том, что больше не было ситуации бесплатного пассажира. Теперь они почувствовали, что опять вернулись в более нормальную ситуацию, оплачивая медицинские услуги, и они опять начали производить расчёты соответственно тому, действительно ли они чувствовали себя достаточно больными, чтобы нанести визит врачу.

Будучи довольно необычным, этот пример указывает на символическую природу «рациональных» решений. «Бесплатно» ли что-то или нет — выливается в нечто большее, нежели дело реальных стоимостей. С чисто практической точки зрения, вносимая плата была совершенно минимальной, и фактически любой, кто был действительно болен, нашёл бы лечение по этой цене выгодным делом. Скорее идея быть бесплатным пассажиром представляется неотразимой для большинства людей, если коллектив даёт что-то без наложения ответственности за пользование этим таким способом, который гарантирует право пользования этим и другим гражданам. (Такого рода вещи были отмечены на войне: часто случалось, что солдатам приходилось днями идти без подвоза свежего продовольствия вследствие трудностей снабжения; затем, когда начинали, наконец, поступать припасы, они растрачивали добрую долю вновь поступившего продовольствия, вместо того, чтобы сберечь его для других войсковых подразделений, которые могут оказаться в тех же условиях, в которых они были вчера.) Пока государство обеспечивало медицинские услуги абсолютно бесплатно, никто не чувствовал каких-либо угрызений по поводу их расточения. Но коль скоро они должны платить хотя бы номинальную сумму, они избавились от этого аттитюда «получить что-нибудь ни за что, и провались все остальные».

Возможно даже предположить, что это говорит нам кое-что о символической природе денег. Несколько монет, помимо всего прочего, значит очень мало, поскольку идёт экономический обмен. Но этот знак количества может, тем не менее, сделать различие между «бесплатным» и «оплачиваемым», которое может запустить совершенно иной способ подхода к социальным связям. Часто выгода от бережливости мало что даёт, к примеру, при экономии по мелочам, с проверкой вплоть до каждого пенни разницы от приобретения в супермаркете различных консервированных продуктов, особенно если вы транжирите полученную разницу на рестораны или кино. Ирония заключается в том, что люди считают, будто легче быть бережливым по мелочам, чем по поводу крупных покупок, таких как покупка дома или нового автомобиля, которые могут свести на нет всё, что сэкономлено годами в супермаркете. Но социально этот тип маломасштабной бережливости имеет смысл. Вследствие того, что вы производите малые покупки много чаще, нежели крупные, вы имеете гораздо больше возможностей испытать чувство контроля над рыночными ценами таким способом, нежели в разовом предприятии, включающем гораздо более дорогостоящий предмет.

Как и во многих других вещах, именно наши субъективные ощущения мира производят расчёты объективной стоимости практических выгод, которые мы получаем. Что, в конечном счёте, и удерживает общество воедино, так это не расчёты, а эти более глубокие чувства.

Возникновение договорного общества

Последователь Дюркгейма мог бы также обратиться к историческим фактам. Если мы, скажем, будем придерживаться экономических договоров, факт состоит в том, что успешные экономические контракты — это сравнительно недавняя инновация. Деловые контракты в традиционных обществах заключались как чрезвычайно церемониальным, так и отчётливо неэкономическим образом, да ещё и с высокой степенью подозрительности. С одной стороны, существовали традиционные системы торговли между конкретными семьями или церемониальные объекты, которые циркулировали между различными родами в предписанной манере. Здесь было много доверия, но мало реальных экономических расчетов. Конкретное домашнее хозяйство должно было доставлять корзину бататов своим родственникам к определённому праздничному дню и получить от них корзину рыбы на рождение ребёнка. Именно разновидность традиции восполняла многое в племенной экономике, а не реальная купля и продажа; стимулирование к увеличению производства и изобретению новых продуктов вообще отсутствовало.

С другой стороны, в обществах, подобных средневековой Европе или Китаю, имело место множество реальных экономических сделок (трансакций). Долгосрочные торговцы прибывали с партиями товаров, которые были произведены не для пропитания, а для того, чтобы получить прибыль. Это конституировало реальный рынок; но, поскольку партнёры по сделкам были чужими друг другу, они выполняли свои дела с большой степенью подозрительности с обеих сторон. Каждый хотел получить в свои руки товары до того, как они отдадут деньги, и никто в сознании своего права не расширял любого рода кредита без принятия крайних предосторожностей. Именно по этой причине древние и средневековые общества во всём мире не могли произвести на свет современного стиля жизни капиталистического индустриального общества.

Вообще говоря, эти общества сдерживала нехватка материальных ресурсов для экономической производительности. Мы не можем сказать, что средневековые китайцы, или итальянцы, или античные греки не были достаточно рациональны, видя, как они держались за большую выгоду, стараясь быть менее подозрительными и в большей степени стремясь к долгосрочным контрактам. Напротив, с нашей точки зрения, эти купцы были крайне рациональны. Они проявляли заботу о долгосрочных прибылях и издержках, равно как и о краткосрочном балансе. Если бы перед ними каким-то образом появился современный американец и повторил аргументы предыдущего параграфа, они, несомненно, ответили бы, что если бы не были подозрительными, то потеряли бы даже больше денег в долгосрочной перспективе. И они были бы правы.

Решающий довод состоит в том, что когда начала существовать современная договорная экономика, это случилось именно таким образом, как предсказывал аргумент Дюркгейма. Она сделала возможным создание новых уз доверия. Возникновение капитализма было определённо сдвигом от сверхподозрительных сделок Средних веков. Деловые люди начали делать акцент на медленном, постепенном накоплении малых прибылей, повторяющемся вновь и вновь через заключение многих сделок, и это означало жизнь в соответствии с принципами их контрактов. Долгосрочные договоры начали вытеснять сомнительные и одноразовые сделки средневековых купцов. Именно это и сделало практичным массовое производство. Насколько это хорошо — обладать машинами, обрабатывающими большие объёмы материалов, если не имеется способов продавать их? Тогда можно считать, что не индустриальная технология сделала возможной современную экономику, а этот сдвиг в способе ведения бизнеса сделал возможным технологические разработки индустриальной революции.

Власть и солидарность

Возражения против дюркгеймовского аргумента в этом пункте должны поблекнуть, но существует, по меньшей мере, ещё одно возражение. Да, можем мы согласиться, это верно, что договоры не могут соблюдаться в чистом виде вовлечёнными в них людьми, имеющими собственный интерес. Но зачем прибегать к какой-то мистичной солидарности или чувству доверия? Всё это действительно необходимо, чтобы придать силу договорам в тех случаях, когда они нарушаются. Если кто-то мошенничает, вы всегда можете привлечь его или её к суду; если что-то украдено, вы можете потребовать ареста вора. Вы можете рационально соблюдать честность в договорах, потому что знаете, что это усиливает их. Так что не какая-то иррациональная эмоция делает договоры возможными, а существование судов и полиции.

Такой ответ неплох. Чистый дюркгеймовский аргумент кажется повисшим в воздухе в качестве абсолютной абстракции. Конечно, если вы вернёте его на землю, вы должны допустить, что в мире существуют суды и полиция. Кто-нибудь, кто когда-либо занимался бизнесом или легальными профессиями, знает, что люди все ещё мошенничают сегодня в нашем высоко договорном обществе и вследствие этого регулярно привлекаются к суду.

Более того, этот аргумент заслуживает того, чтобы заполнить во многих важных деталях тот способ, каким исторически возникло капиталистическое общество. Вебера, в конечном счёте, занимала не только протестантская этика; он уделял значительное внимание путям, которыми развивалась легальная система вместе со структурой современного государства, полицией, армией и другими учреждениями, с помощью которых может быть организован социальный порядок. Капитализм мог возникнуть только тогда, когда суды и правительства могли придать силу деловым контрактам. Основанием современного общества является не религия, а государство. Мы увидим, что преддоговорная солидарность — это дело не доверия, а дело силы. Люди живут в соответствии с договорами не потому, что могут выбирать, хотят они этого или нет.

Это сильно ощутимый и реалистичный аргумент, и он заставляет нас уделить внимание некоторым критическим разделам социальной истории, которые в ином смысле мы могли бы проигнорировать. Тем не менее, хотя это отбрасывает нас на шаг назад, но оставляет в силе дюркгеймовскую аргументацию. Что поддерживает государство? Государство — это, в конечном счёте, социальная организация; оно координирует людей, которые согласились работать вместе для достижения каких-то политических целей. Почему люди, которые создали государство, должны придерживаться договора между собой? Это возвращает нас туда, откуда мы начинали. Почему государственные чиновники должны повиноваться приказам, считая, что более благодарным делом было бы смошенничать и следовать собственным интересам? И, конечно, предполагая, что другие чиновники также рациональные индивиды, вы будете ожидать, что они тоже будут мошенничать и пытаться получить преимущество перед вами. По чисто рациональным основаниям не существует причин, по которым государство держалось бы воедино в большей степени, чем по каким-либо другим. Поэтому государство не может поддерживать общественные договоры, если оно само не покоится на какой-то преддоговорной солидарности.

Есть одна последняя линия обороны против этого аргумента. Вы могли бы сказать, что члены государственного аппарата — чиновники, полиция, солдаты армии — повинуются приказам потому, что если они не будут делать этого, государство их накажет. Теперь это верно, но только потому, что государство уже существует. Но как оказалось возможным создать такую организацию? Карающая рука государства, конечно, может оказать давление огромной силы против индивида, но она сильна до тех пор, пока существует государство, то есть лишь до тех пор, пока договор подчиняться приказам действует среди людей, которые образуют государство. Здесь опять историческая и современная реальность показывает нам, как мало можно принимать это за дарованное. Государства и армии разваливаются на части, когда люди прекращают считать себя членами группы и начинают думать только о собственных индивидуальных интересах. Именно тогда, когда армия считает, что «каждый за себя!», она панически отступает. Когда каждый в государстве мыслит таким образом, государство находится на грани революции.

По этой причине мы вынуждены согласиться, что государство удерживается воедино тем же способом, что и любая другая социальная организация: с помощью какого-то типа преддоговорной солидарности. Вебер описывал основу государства как легитимность. Это не рациональный расчёт собственного интереса, а вера в то, что государство действительно и могущественно. Легитимность может существовать только в сознании людей, но если она там существует, тогда оно могущественно. Когда государство могущественно, оно может заставить людей подчиняться, и это в свою очередь делает его ещё более легитимным. Этот процесс сам по себе образует замкнутый цикл. Иррациональная вера в государство, каковы бы ни были её основания, создаёт свою собственную реальность. Хотя рациональные индивиды никогда не могли бы собраться вместе и создать государство на чисто договорных началах, люди, которые разделяют общее чувство, обеспечивают основу государства, чья мощь может подавить любого.

Это не означает, что все должны чувствовать солидарность друг с другом для того, чтобы дать возможность существовать государству. Правительство с успехом могло бы быть военной диктатурой или, возможно, временным правлением конкретной политической партии. Базовая природа политики состоит в несогласии и борьбе между различными фракциями. Но ключевой момент состоит в том, что ни одна конкретная фракция не способна господствовать над другими, если в её собственных рядах недостаёт солидарности. Для того чтобы группа обладала такой солидарностью, её члены должны прекратить расчёт своих собственных интересов перед лицом других и чувствовать только свои общие интересы как группы. Это требует, чтобы они каким-то образом разделяли нерациональное чувство, которое заставляет их вносить свой вклад в группу, вместо того чтобы быть бесплатными пассажирами. Именно по этой причине так важны в политике идеологии, символы и эмоции.

Было бы ошибкой делать вывод, что все в обществе — это одна сплошная масса совершенной солидарности. С другой стороны было бы ещё более ошибочным предполагать, что не существует ничего, кроме расчётливости эгоистичных индивидов. Как мы видели, если каждый всё время будет производить свои расчёты в одиночку, социальные группы вообще не будут существовать. Для диктаторов не было бы государств, которыми можно управлять, для расхитителей не было бы ни богатства, которое можно присваивать, ни доверия, которое можно обмануть.

Что нам нужно знать — так это просто то, что нерациональные чувства играют решающую роль в любой организации; но степень и сила этих чувств изменчивы. Как раз то, что индивиды чувствуют солидарность по отношению к некоторым людям в некоторых группах, и не означает, что они чувствуют её по отношению ко всем. Чувства доверия среди членов семьи будет достаточно, чтобы удержать семью вместе (и эти чувства не будут проявляться всё время — часть времени будет уходить на ссоры внутри группы). Если бы мир состоял только из семей, подобных этой, они могли бы жить в маленьких гнездах внутренней солидарности и в атмосфере значительного недоверия, направленного вовне.

Фактически многочисленные исторические общества принимали такую форму. В другой форме солидарность может быть только внутри военного режима, который строит государство, управляющее покорными массами, которые не питают доверия ни к кому из своих хозяев. Это ещё один тип общества, и история видела его слишком часто.

Я мог бы продолжать, причём с разнообразными вариациями. Капиталистическая экономика с её довольно широко распространёнными формами доверия в некоторых типах экономических договоров — это уже другая версия. Здесь люди имеют достаточно доверия, чтобы вложить свои деньги в чьи-то руки, инвестировать их; они будут работать в ожидании, что будут возмещены в конце месяца; они будут принимать клочки бумаги, обещающие выплатить сумму денег со счета. Эти и мириады других мелких актов доверия делают возможным существование гигантской экономической машины. Очевидно также, что это общество полно конфликтов и имеет свои собственные основания для недоверия. Но по иронии причины недоверия зависят от причин доверия. Это происходит вследствие того, что люди кладут деньги в банки, где могут иметь место банковские ограбления; это происходит вследствие того, что большинство людей желают принимать на веру клочок бумаги, подтверждающий, что деньги могут стать сложных объектом сложных операций финансовых спекулянтов.

Социологи не отказываются от объяснения любой из них. Они стремятся показать по возможности точно, где и как работает классовый конфликт, почему случается преступление и всё остальное. Они интересуются и солидарностью, и конфликтом; и фактически невозможно объяснить одно без другого. Они проявляют также интерес, почему некоторые общества являются анклавами небольших феодальных семей, тогда как другие представляют собой крупные экономические сети или диктаторские государства. Расчётливые, эгоистичные индивиды есть в любом из них. Но такие индивиды нигде не бывают очень эффективны, если они не соотносятся с нерациональными чувствами солидарности, которые удерживают группы воедино.

Индивид может господствовать над другими людьми, пользуясь, главным образом, тем преимуществом, которое возникает из их чувств солидарности. Любой, кто может убедить других, что он или она является одним из них, имеет преимущество перед ними. Самый удачливый эксплуататор — это тот, кто заставляет других почувствовать, что он или она принимает близко к сердцу их интересы. Это означает сформировать призыв как раз на том уровне и через те механизмы, которыми оперируют нерациональные чувства солидарности. Это фундаментальное оружие диктаторов, политиков и, может быть, любого, кто агрессивно преследует свои собственные интересы в обществе. В людях часто вызываются чувства солидарности, лежащие глубоко ниже рационального расчёта их собственного эгоистического интереса. Любой, кто знает, как возбудить в других эти чувства, обладает мощным оружием, используемым во благо или во зло.

Если эгоистичные индивиды нуждаются в проявлении интереса к солидарности, то это ещё более справедливо для эгоистичных групп. Группы, находящиеся в конфликте с другими группами, только тогда могут существовать на первом месте, когда они внутренне едины. Солидарность и конфликт не исключают взаимно друг друга; солидарность — это решающее оружие для любого, кто желает приобрести преимущество перед кем-то другим. Побеждает обычно наилучшим образом организованная группа, а значит, группа с наибольшей внутренней солидарностью.

Марксистская теория классового конфликта тоже в известном смысле признавала это. Ключевой вопрос для марксистов состоял в том, каким образом людям, особенно рабочему классу организоваться, чтобы эффективно бороться за власть. Обычно это описывалось как проблема формирования «классового сознания», то есть осознания индивидуальными рабочими своих интересов как особой группы. Однако эта проблема ни в коем случае не может считаться простой. Человеческие чувства солидарности никоим образом не выстраиваются в линию, на полюсах которой сосредоточились две отчётливо разделённые группы — капиталисты и рабочие. Значительную часть времени люди могут действовать как чисто эгоистические индивиды, например, различные бизнесы ни в коем случае не союзники, когда они конкурируют друг с другом на одном и том же рынке, и рабочие не объединяются, если они соперничают за конкретную работу или продвижение.

Тем не менее, при конкретных условиях эти распри между индивидами отодвигаются в сторону, и группы формируются. Но сколько будет групп? Магическое число «два» возникает не очень часто. Часто имеется много различающихся деловых интересов — банкиров в сравнении с промышленниками, розничных торговцев в сравнении с экспортёрами и в сравнении с фермерами, — и это представляет собой сложную систему надувательств в борьбе за интересы, которые составляют так много в обычной политике. Подобным образом рабочие могут объединяться в тред-юнионы, но различные юнионы могут с успехом оказаться лишними друг для друга. Возчики могут оказаться в конфликте с автомобилистами; члены тред-юнионов могут монополизировать рабочие места, делая их недоступными для рабочих, не являющихся членами профсоюзов. Женщины-работницы могут испытывать дискриминацию со стороны рабочих-мужчин, и то же самое может случиться между черными, белыми и этническими группами.

Проблема для марксистского теоретика состоит не в том, что в мире слишком мало классовых конфликтов, а в том, что их слишком много. Это не один лишь классовый конфликт между рабочими и капиталистами. В социалистических обществах возникают конфликты между рабочими и бюрократами, фракционные битвы между членами коммунистической партии, армии и секретной полиции. Социологи знают это давно, и весь мир узнал об этом после неожиданной революции в Восточной Европе в 1989 году и открытой вспышки хаотической борьбы в СССР. Поскольку социалистические общества развалились, в сравнении с ними капиталистические общества для большинства людей выглядят хорошо. Но этот момент возбуждения не должен закрывать нам глаза на то, что все общества, включая наше собственное, полны конфликтующих групп на различных уровнях интенсивности. Как указывал немецкий социолог Ральф Дарендорф, любая ситуация власти между людьми, отдающими приказы, и теми, кто приказы получают, ведёт к потенциальному конфликту. Любая современная социальная структура содержит в себе потенциал для борьбы между классами, находящимися у власти. Хуже того, этнические, расовые, религиозные и религиозные идентичности полны опасной энергии, готовы к борьбе за господство и иногда — к избиению друг друга. Эта мрачная сила этнического и религиозного насилия проявилась в разрушении Советской власти в собственных республиках и в Восточной Европе. Мы видим также ужасные примеры разрушительной мощи в Индии, на Ближнем Востоке и повсюду. В Соединённых Штатах Америки этнические и религиозные проблемы скорее тлеют, чем горят, но здесь тоже иногда аргументы и оскорбления оборачиваются пулями и бомбами.

Для социологов конфликты и солидарность — это две стороны одной медали. Группы часто имеют наибольшую внутреннюю солидарность, когда они мобилизуются против внешнего врага. Конфликт ведёт к солидарности, по крайней мере, в некоторых группах и наоборот. Мы стремимся показать, почему в различные времена существует целый спектр различных групповых рядов. Когда существует большое число конкурирующих групп — будь то экономические группы или группы занятости, расовые и этнические группы, семьи, политические партии или социальные движения? Когда они сгущаются в ряды, состоящие лишь из немногих групп? И в противоположной крайности, — когда изолированные индивиды полностью отрывают себя от любых групповых связей и преследуют только свои эгоистические интересы?

Все эти проблемы никоим образом невозможно разрешить с помощью одной лишь социологической теории. Но я убеждён, что некоторые из решающих механизмов, с помощью которых имеют место эти события, можно понять. Главный урок, который можно извлечь из этой главы, состоит в том, что групповая организация не зависит от рациональных расчетов. Группы образуются вовсе не по Марксу, который думал, что это происходит, когда люди осознают свои общие интересы. Сознательность и интересы лежат лишь на поверхности вещей. Под поверхностью же лежит сильная эмоция, чувство группы людей относительно их схожести и совместной принадлежности.

Мы не говорим, что интересы людей не являют собой нечто реальное. Но причины, о которых я говорю, что они лежат на поверхности, состоит в том, что люди имеют все виды интересов, некоторые из которых сводят их с другими, а другие разделяют их. К примеру, врач «очевидно» имеет интерес в объединении с другими врачами для того, чтобы монополизировать доход от медицинской практики; в то же самое время в равной степени в интересах врача соперничать с другими врачами за пациентов. Такого же рода вещи можно сказать о рабочих в тред-юнионах или членах любой другой группы. Эта дилемма действует в той же степени, в какой группы должны выбирать, соперничать ли им с другими группами, или объединяться с ними; в равной степени в интересах тред-юниона конкурировать за привилегированную оплату, как и объединиться, чтобы бороться за интересы всех рабочих. Рациональные интересы одновременно и притягивают и разделяют людей. И проблема бесплатного пассажира всегда с нами, искушая индивидов взять все лучшее себе, обойдя других членов своей группы.

Тем не менее, вопрос о том, которые из интересов победят, — это не дело рациональных расчетов. Это зависит от чего-то более глубокого: от моральных чувств, которые объединяют людей в группу. Я берусь утверждать, что процессы, которые продуцируют эти моральные чувства, — это социальные ритуалы. Когда такие ритуалы сделали своё дело, и группа создана, интересы, которые объединили людей в этой группе, приобретают новый статус. Интересы становятся моральными правами и приобретают вокруг себя что-то вроде символического гало справедливости. С иной точки зрения это можно было бы назвать идеологией. Ключевой вопрос состоит в том, что группы не только состязаются за конкурирующие интересы, но они также всегда рассматривают свои собственные интересы с моральной точки зрения. Как мы увидим, если они не будут делать этого, они даже не смогут существовать как группы. Ищем ли мы основу классовых конфликтов или солидарности, лежащей в основе договорного общества, мы приходим к вопросу о том, почему некоторые люди чувствуют, что они могут доверять другим. Дюркгейм показал, что чувства доверия не могут зависеть от рациональных расчетов, а должны иметь более глубокий, бессознательный источник. И, подняв эту проблему, Дюркгейм продолжил её решение до своей теории социальных ритуалов. Это и будет темой следующей главы.

Значение, Определение, Предложения . Что такое нерациональное

Нерациональное использование земельных и водных ресурсов усиливает водную эрозию почв.
Кроме того, расширению масштабов нищеты способствовало также нерациональное распределение дохода в сочетании с неэффективным функционированием сетей социальной безопасности.
Твой отец действовал нерационально, а нерациональное поведение не внимает голосу разума.
Вербальные инструкции это нерациональное использование времени.
Да, большинство приятных вещей в жизни это нерациональное использование времени.
Вот вам нерациональное объяснение.
Нерациональное управление экономикой из-за неудачных нефтяных проектов в 1970-х годах привело к резкому росту внешних долгов Румынии.
В книге Конец линии утверждается, что треска является примером того, как нерациональное рыболовство разрушает экосистемы океана.
Нерациональное обращение с пластиковыми отходами колеблется от 60% в Восточной Азии и Тихоокеанском регионе до одного процента в Северной Америке.
Его основными проявлениями являются чрезмерный спрос на субсидируемые услуги, искажения относительных цен и нерациональное распределение ресурсов.
Нерациональное водопользование имеет далеко идущие последствия для человечества.
Одной из главных проблем стало нерациональное забирание грунтовых вод.
Другие результаты
Нет никаких сомнений в том, что наш нынешний способ погребения нерационален с экологической точки зрения.
Потому что метод его нерационален.
Её методы…неоправданны, а её наука нерациональна.
Поэтому она трансцендентна и нерациональна, и ее появление может быть воспринято только как скачок.
•нерациональная мотивация — это азарт, который присутствует у каждого трейдера, однако некоторые игроки стремятся обуздать свой азарт, а другие являются слишком эмоциональными, поэтому обречены на провал.
Ещё до конца этого столетия… нерациональная добыча ископаемых исчерпает практически все минеральные ресурсы планеты.
Глава систем ИИ Google назвал его нерационально высокая эффективность данных.
А опираться на американцев, которые взяли на себя роль мировых потребителей последней инстанции, занимая деньги, чтобы тратить больше, чем они производят, абсолютно нерационально.
Это нерационально, нелогично, и все они это знают.
Это нерационально, нелогично, и все они это знают. 60000 солдат не остановят Аль-Каиду.
Нерационально отказываться от нашей помощи.
Доктор Бреннан, вы думаете нерационально.
Люди ведут себя нерационально в такие моменты.
Так что е р р и π-иррациональное для всех ненулевых рациональных р, и, например, ванной нерационально, слишком.
Статьи 15 и 16 касаются подрядчиков в Ираке и обвинений в том, что президент нерационально тратил деньги на подрядчиков и предоставлял им иммунитет.
Слово новаторский не должно превратиться в эвфемизм непрозрачного, неэффективного или нерационального
Я понимал, что близится время, когда я останусь единственным сторонником нерационального метода.
По некоторым оценкам, до 30% всей воды, используемой для орошения, поступает из-за нерационального отбора грунтовых вод, что приводит к истощению подземных вод.

Иррациональные числа

Иррациональное число – это действительное число, которое нельзя представить в виде а б , когда а а также б являются целые числа ( б ≠ 0 ). В десятичной форме оно никогда не завершается (заканчивается) и не повторяется.

Древние греки обнаружили, что не все числа рациональный ; есть уравнения, которые нельзя решить с помощью отношения целых чисел.

Первым таким уравнением, которое было изучено, было 2 знак равно Икс 2 .Какое число, умноженное на себя, равно 2 ?

2 около 1,414 , потому что 1,414 2 знак равно 1.999396 , что близко к 2 . Но вы никогда не попадете точно в квадрат дроби (или завершающий десятичный ). То квадратный корень из 2 является иррациональным числом, что означает, что его десятичный эквивалент будет продолжаться вечно без повторяющегося шаблона:

2 знак равно 1.41421356237309…

Историческая справка:

Согласно легенде, древнегреческий математик, доказавший, что 2 НЕ может быть записано как отношение целых чисел п д так разозлил своих коллег, что они сбросили его с лодки и утопили!

Другие известные иррациональные числа золотое сечение , число, имеющее большое значение для биологии:

− 1 + 5 2 знак равно 0.61803398874989…

π (Пи) , отношение длины окружности к ее диаметру:

π знак равно 3,14159265358979…

а также е , самое важное число в исчислении :

е знак равно 2,71828182845904…

Иррациональные числа можно разделить на алгебраический числа, являющиеся решениями некоторого полиномиального уравнения (например, 2 и золотое сечение), и трансцендентный числа, не являющиеся решениями ни одного полиномиального уравнения.π а также е оба трансцендентны.

То Диаграмма Венна ниже показаны отношения различных наборов чисел.

Когда усложнить процесс регистрации — Хороший дизайн UX

Вы менеджер по продукту, дизайнер или маркетолог? Узнайте, как применять поведенческие данные для создания продуктов, которые нравятся клиентам. Посетите наши онлайн-курсы по поведенческой экономике: https://behavioraleconomicsbootcamp.ком/

Эвелин Госнелл и Кристен Берман

Разработчики продуктов и дизайнеры UX могут согласиться с тем, что сокращение количества шагов в процессе регистрации — это дизайн продукта 101. Меньше трений приводит к меньшему количеству препятствий, которые конечный пользователь должен преодолеть, чтобы использовать ваш продукт.

Поведенческие «трения» обычно снижают вероятность того, что пользователь выполнит конкретную задачу, а также объясняют ряд человеческих предубеждений. Например, наша склонность придерживаться статус-кво и не принимать решения по умолчанию или избегать принятия трудных решений — все это классические примеры силы трения, которые хорошо подтверждаются академическими исследованиями.И компании, как правило, понимают это  — многие продуктовые команды живут и дышат этой «универсальной истиной» о том, что трения — это плохо, и их следует устранить. Эван Уилламс, основатель Twitter, сказал, что «если вы хотите построить интернет-компанию стоимостью в миллиард долларов… определите [человеческое] желание и используйте современные технологии для принятия мер».

Может ли трение быть полезным для UX-дизайна?

Но может ли трение быть полезным в некоторых случаях? Это три примера, которые предполагают, что мы должны переосмыслить представление о том, что трение всегда плохо.В некоторых случаях мы могли бы даже захотеть, чтобы увеличило трение.

1. Речь идет о воспринимаемом трении, а не только о фактическом трении.

Представьте себе систему, в которой очень мало шагов (низкое логистическое трение), но на первый взгляд это выглядит как много усилий (высокое психологическое трение). В этом мире стоит задуматься о том, следует ли уменьшить психологические трения, даже если это означает усиление логистических трений.

Давайте возьмем пример Итана Смита, консультанта по развитию MasterClass, платформы онлайн-обучения. Как и многие другие продукты, MasterClass изначально запрашивал у пользователей адрес электронной почты и кредитную карту на одном экране.

Затем

MasterClass протестировал разделение полей электронной почты и полей кредитной карты на два разных экрана, что прямо противоречит «передовым методам» проектирования, которые рекомендуют, чтобы чем меньше шагов, тем лучше из-за необходимости дополнительного клика (см. изображения ниже).

Электронная почта и кредитная карта на одном экранеЭлектронная почта и кредитная карта на разных экранах на каждом шагу уменьшалась.

Разделение шагов на несколько экранов

Goodui.org сообщил о подобных результатах. Goodui.org — это платформа, которая объединяет экспериментальные результаты в различных контекстах, предоставляя участникам информацию об эффективных методах проектирования. На изображениях ниже вы можете увидеть их эксперимент с двумя условиями: в одном условии все поля регистрации находятся на одной странице, а во втором условии поля разбиваются на две страницы.

Создать учетную запись, а затем личные данные на одном экранеСоздать учетную запись на первом экране; Личные данные находятся на втором

Как и в MasterClass, количество шагов увеличилось , но объем собранной информации остался прежним.Как и в случае с MasterClass, это увеличило конверсию (с 8,7% до 11,7%). Goodui.org включает этот пример в серию из пяти тестов, каждый из которых исследует эффект разделения шагов на несколько экранов. Основываясь на этих пяти тестах, они пришли к выводу, что разделение шагов — это выигрышная стратегия, которая, вероятно, повысит конверсию со средним эффектом 5,5%.

Тестирование изменения дизайна UX: процесс регистрации

Третий пример — Trunk Club, служба подписки на одежду. Чтобы увеличить количество посетителей сайта, которые подписываются на его услуги, Trunk Club протестировал изменение процесса регистрации.Новый поток добавил больше шагов, но позволил пользователю сосредоточиться на каждом вопросе отдельно, с визуальными элементами, поддерживающими каждый вопрос. Запуск этого эксперимента был рискованным; чем дольше поток, тем больше у пользователя было возможностей отказаться от опыта. Однако результаты эксперимента показали, что более длительный поток увеличил конверсию на 133 %.

В этих примерах у людей становилось больше мотивации продолжать, когда шагов было больше, а не меньше. Итан Смит объясняет:

Вопреки «рекомендациям», добавление дополнительных шагов в поток часто не снижает конверсию.На самом деле, это может увеличить конверсию. Пользователи, как правило, сосредотачиваются на текущем экране и немедленно принимают решение, продолжить или выйти. Они проводят анализ затрат и выгод для каждого шага. Сокращая шаги на каждом отдельном экране и разделяя их на большее количество экранов с меньшим количеством шагов, пользователь ощущает снижение затрат на каждый экран. Это, казалось бы, небольшое изменение в уравнении затрат и выгод может привести к резкому увеличению конверсии.

Возможно, существует разница между фактическим трением и воспринимаемым трением.Разбиение полей на несколько шагов не позволяет людям полностью учитывать все будущие затраты при принятии решений. Они оценивают только одну стоимость за раз.

2. Разногласия могут повысить конверсию, изменив чью-то ментальную модель.

Смит приводит пример из списка апартаментов, онлайн-площадки по аренде квартир.

Список квартир повысил конверсию за счет добавления релевантных и простых шагов в процесс регистрации (например,г., спрашивая пользователя, ищущего квартиру, сколько спален ему нужно, их ценовой диапазон и какие функции он хочет). Хотя эти дополнительные вопросы усиливают трения для пользователя, эти вопросы показывают клиенту потенциальные выгоды, которые он получит, если завершит процесс. Это изменение воспринимаемой выгоды меняет соотношение затрат и выгод, в результате чего значительно больше пользователей находят свой новый дом.

Настройки пользователя, показанные в верхней части экрана 

Процесс регистрации, поясняющий преимущества 

Этот подход в настоящее время используется другими компаниями.StitchFix — это служба персонального стайлинга по подписке. Учитывая относительную новизну StitchFix на рынке, может быть неясно, как работает сервис и какие преимущества он может предложить потенциальным клиентам. Чтобы смягчить это, StitchFix задает вопросы в процессе регистрации, которые разъясняют преимущества, которые может предоставить услуга. Например, как показано ниже, они ловко подчеркивают многочисленные преимущества, спрашивая: «Каковы причины, по которым вы рады попробовать StitchFix?»

Вопрос, который помогает потребителю понять ценность StitchFix

StitchFix также спрашивает пользователей, нужна ли им помощь с нарядами для работы, повседневной жизни или свиданий.Без этого вопроса пользователи могут предположить, что StitchFix работает только с одним типом гардероба , то есть с деловой одеждой.

3. Разногласия замедляют пользователей, и иногда это хорошо влияет на то, как они принимают решения.

Instagram недавно попал в новости из-за тестирования функции защиты от издевательств. Если кто-то напечатает злой комментарий, он увидит подсказку пересмотреть его перед публикацией. Согласно Instagram, ранние тесты показали, что эта подсказка действительно заставляет некоторых людей передумать.Такова природа трения; это может создавать моменты паузы, когда пользователь может подумать. В случае с Instagram это заставило людей понять, что на самом деле они могут не захотеть продолжать. В других случаях это может помочь пользователям иначе думать о том, хотят ли они подписаться на продукт; это может изменить их приверженность.

Давайте рассмотрим несколько примеров процесса регистрации, начиная с Secret Escapes, туристической компании, которая предлагает скидки на 4–5-звездочные отели. Перед запуском своего приложения у их внутренней команды возник конфликт по поводу того, разрешать ли пользователям просматривать туристические предложения без регистрации (ввода электронной почты и пароля).Чтобы проверить это, они провели эксперимент. В первом случае пользователи могли закрыть или пропустить экран регистрации. Во втором условии требовалась регистрация, и возможность пропуска не предлагалась. Второе условие, которое заставляло пользователей регистрироваться, было условием победы. Это удвоило количество регистраций без негативного влияния на отзывы.

Опция пропуска разрешена по сравнению с опцией пропуска. Источник: The Big Book of Experimentation, Optimizely

OKPanda обнаружил аналогичный результат. Люди завершили больше занятий по изучению языка, когда от них требовалось положить кредитную карту, чтобы активировать месячную бесплатную пробную версию, чем те, кого не просили положить кредитную карту, чтобы активировать ее.Основатель Адам Грайс считает, что это произошло из-за того, что он помогал людям активно пробовать продукт. Люди, у которых не было трений, никогда полностью не посвящали свой свободный месяц.

Трение сложное

Хотя в большинстве случаев трения могут предотвратить определенное поведение, компании рассказывают более тонкую историю. В этом случае мы показываем, что некоторые компании пришли к выводу, что трения могут быть «хорошими», если они служат 1) снижению восприятия затрат, 2) повышению внимания к будущим выгодам или 3) увеличению вероятности обязательств.

Суть в том, что процесс принятия решений сложен. Пришло время нарушить универсальное правило о том, что трение — это плохо, и добавить к нему некоторые нюансы. Есть ли случаи, когда вы должны добавить трения в поток вашего продукта?

Нравится то, что вы читаете? Нажмите кнопку 👏 ниже!

Это не нерационально. О наследии Путина: российское вторжение в Украину с Джули Джордж

Каково психическое состояние Путина? Это осень путинизма? Является ли вторжение в Украину законным ответом на расширение НАТО?

Джули Джордж , адъюнкт-профессор политологии Куинс-колледжа и Центра выпускников CUNY, беседует с директором Института Ральфа Банча и Президентским профессором Центра выпускников Джоном Торпи об истинных мотивах российского вторжения в Украину, роли НАТО и США.С. во вторжении, взгляды россиян и украинцев на войну, путинские просчеты реакции мира и перспективы развертывания ядерного оружия в конфликте.

Подпишитесь на International Horizons в Soundcloud, Spotify и Apple Podcasts. Слегка отредактированный отрывок стенограммы следует ниже.

Джон Торпи 00:10

Россия обрушилась на Украину, подвергая свой народ бомбардировкам с воздуха, подчиняя города и поселки и перекрывая поставки продовольствия, лекарств и других предметов снабжения.Тем не менее эксперты говорят, что президент России Владимир Путин был застигнут врасплох тем фактом, что его войска не продвинулись так быстро, как ожидалось, особенно на Киев, и сопротивлением украинцев. Ситуация опасна и непредсказуема, а ядерное оружие скрывается на заднем плане как экзистенциальная угроза.

Джон Торпи 00:44

Добро пожаловать на «Интернациональные горизонты», подкаст Института международных исследований Ральфа Банча, в котором научные и дипломатические знания помогают нам понять широкий круг международных вопросов.Меня зовут Джон Торпи, и я директор Института Ральфа Банча в Центре аспирантуры Городского университета Нью-Йорка.

Джон Торпи 01:04

Нам повезло, что сегодня с нами Джули Джордж, адъюнкт-профессор политологии в Куинс-колледже и Центре выпускников CUNY. Ее исследования сосредоточены на этнической политике в бывшем Советском Союзе, и она является автором книги «Политика этнического сепаратизма в России и Грузии » от 2009 года.Помимо написания многочисленных статей и глав, глав книг об этнической политике в России и вокруг нее. Большое спасибо, что присоединились к нам сегодня, Джули Джордж.

Джули Джордж 01:33

Спасибо, что пригласили меня.

Джон Торпи 01:34

Здорово, что ты с нами. Неудачный повод для этой дискуссии, но мы должны попытаться понять, что на самом деле происходит в России и Украине. Итак, идет дискуссия о том, разумно ли поступает Путин, является ли он злом или сумасшедшим? И я думаю, что это вопрос, над которым нам нужно больше думать.Я имею в виду, согласны ли вы с широко распространенным мнением, которое началось с Джорджа Кеннана, известного автора «Длинной телеграммы» о сдерживании Советского Союза после Второй мировой войны и долгое время считавшегося деканом специалистов по России в Государственном департаменте и дипломатическая служба. Джордж Кеннан много лет назад утверждал, что расширение НАТО было ненужной провокацией для русских. И насколько тогда иррационально то, что делает Путин, чего, по-вашему, он пытается добиться этим наступлением?

Джули Джордж 02:26

В этом вопросе много всего.Потому что там есть пара вещей. Один — комментарий о расширении НАТО, один — эта терминология провокации и ее ненужности, а другой — иррациональность Владимира Путина и его намерения. И я думаю, что действительно важно разбить их на части, потому что это помогает нам понять, как мы можем понять его мышление. На днях я кое-что читал, и аргументация была такой: «мы должны поверить ему на слово», как вы верите самодержцу на слово и пытаетесь понять, что он имеет в виду, когда говорит, почему он делает определенную вещь.

Джули Джордж 03:02

И Владимир Путин очень ясно сказал, когда он рационализировал — привел свой аргумент русскому народу и всему миру, почему он собирался начать войну на Украине, — что он хочет восстановить Советский Союз, и что призыв назад на его предыдущий комментарий, что его позиция заключалась в том, что величайшей геостратегической трагедией 20-го века был распад Советского Союза. Он хочет исправить эту трагедию и исправить ее, как он это понимает.Так что в этом смысле здесь нет никакой нестыковки. Но одна вещь, которую мы делаем в политической науке, когда говорим о чем-то вроде рациональности, мы рассматриваем постоянство во времени. Кто-то действует последовательно с течением времени? И то, что мы видим у Путина, — это и период постоянного, и затем динамичного.

Джули Джордж 03:49

Константа — это намерение. Постоянная забота. Его точка зрения, высказанная на прошлой неделе в его выступлении, заключалась в том, что распад Советского Союза продемонстрировал слабость России, и он намеревался устранить эту слабость.Так что это не изменилось. Что изменилось, так это его оценка рисков. Мы никогда раньше не видели такого согласия Путина на чрезмерный риск непосильного наказания. Как правило, его действия были немного более застенчивыми, немного более осторожными, чтобы убедиться, что почва тверда, прежде чем он сделает какой-либо действительно агрессивный шаг из чего-то, что не соответствует статусу де-факто. И вот что мы видим, что изменилось. Но я не вижу в этом рациональности; Я вижу изменение тактики и изменение готовности принять риск.И здесь мы видим большую готовность идти на риск. Итак, что касается рациональности. Я не думаю, что это иррационально.

Джон Торпи   04:49

Что ж, вы думаете, что это согласуется с давним недовольством — если это правильный способ описать это — или давним ощущением, что все пошло не так, когда распался Советский Союз. Так что я думаю, один вопрос может заключаться в том, как Украина вписывается в проект реконструкции Советского Союза/Российской империи? И что может быть сверх этого?

Джули Джордж   05:18

Хороший вопрос.Просто уточню, это не жалоба. Путин чувствует себя обиженным. Но правомерность и нравственность этого недовольства оспариваются международным правом. Украина — суверенное государство. И именно этот суверенитет Путин отвергает и пытается преодолеть в данный момент. Так что в этом смысле, если ваш сосед как суверенная страна, которая хочет проводить свою собственную внешнюю политику и свою собственную внутреннюю политику, обижает имперского актора, проблема заключается в имперском акторе, а не в суверенном государстве.Для Путина, который хочет разрешить это недовольство и смотрит на Украину, Украина является самым ярким примером и самым большим воплощением российской слабости после распада Советского Союза, потому что Украина исторически была так важна для понимания Россией себя как своей имперской сущности. Это также, конечно, очень важно по сельскохозяйственным и геостратегическим причинам. А также для Путина, потому что в том смысле, в каком он понимает украинцев, и украинство, и украинское государство в том, чтобы понимать их как, быть может, падших русских.

Джули Джордж 06:34

Терминология, которую он использует в дискуссиях, то, как он решает проблемы в Украине, а также в Беларуси, кстати, когда он приводил аргументы в пользу вторжения в Украину, заключалась в том, что он хотел объединить русский народ. И в этом контексте и украинцы, и белорусы воспринимаются Путиным как русские. Так что для Путина Украины нет. Украина — это мифология; это сконструированная сущность, которая на самом деле является частью России.И вот он хочет этим вторжением, он хочет исправить эту неточность и свое понимание того, что такое реальность. С точки зрения международного права, конечно, Российская Федерация признала независимость Украины как украинского государства. Они заключили множество международных соглашений с Украиной. И поэтому понимание Путина, это сопротивление идее независимого образования Украины с украинцами в ней, как бы идет вразрез с собственной внешней политикой России за последние 20 лет.

Джон Торпи   07:40

Итак, я хочу, чтобы вы подошли к вопросу, которым я как бы закончил свой вопрос о том, знаете ли, куда могут пойти дела дальше Украины, если проект, по сути, заключается в восстановлении Российской империи. Но в какой-то мере мы можем войти в это, я полагаю, задав этот вопрос, который мы толком не закончили, потому что мой первый вопрос был слишком многочастным, о том, было ли расширение НАТО провокацией. И для меня другая часть этого вопроса, я полагаю, заключается в том, почему, если это как бы маячит в атмосфере в течение двух десятилетий или дольше, я имею в виду, почему это так? Почему он действует на это сейчас?

Джули Джордж   08:27

Я думаю, что суть ответа на ваш вопрос на самом деле заключается в самом вопросе, который вы только что упомянули, в этом времени.Критика расширения НАТО понятна с точки зрения международных отношений, и у ученых, занимающихся международными отношениями, есть то, что они называют дилеммой безопасности. И что такое дилемма безопасности, она проистекает из представления о том, что мы не можем понять намерения наших противников, и поэтому мы всегда должны воспринимать их как угрозу любым действиям, которые они предпринимают. Нашим первым восприятием должно быть защитное отношение к нему, даже если мы не полностью его понимаем. Суть дилеммы безопасности и проблема дилеммы безопасности в интеллектуальном плане заключается в том, что любое действие, предпринятое конкретным государством, будет воспринято его противником точно или нет как оскорбительное; как пытается въехать.

Джули Джордж 09:18

Для двух государств, заинтересованных в мире, дилемма безопасности — это трагедия, верно? Потому что одна часть или состояние совершит действие, и оно будет воспринято противником как наступательное действие или как что-то вроде угрозы, когда оно не предназначено для этого. Итак, понятие этого, это своего рода политика гонки вооружений, когда кто-то вооружается, чтобы защититься от своего противника, противник это видит, вооружается, чтобы защититься от него.Они их противник. И тут первый противник, первый действующий видит это перевооружение и говорит: «О, черт возьми, они действительно пытаются нам угрожать».

Джули Джордж 09:52

С этой точки зрения, с точки зрения дилеммы безопасности, предполагая, что и Россия, и члены НАТО, в данном случае, вероятно, Соединенные Штаты Америки, в значительной степени, поскольку США действительно продвигают некоторые из этих более экспансивных тактик. В этом случае, если они обе являются державами статус-кво, если они обе мирные державы и не намерены расширяться, расширение НАТО может быть воспринято Россией как провокация, потому что они не могут интуитивно понять, они не могут интерпретировать это как мирный акт, а не агрессивный акт.

Джули Джордж 10:23

Все это представление о том, что это провокационно или излишне провокационно, исходит из базового условия, что они являются властью статус-кво. Ни одна из сторон не намерена проявлять агрессию. Но намерением Путина с момента вступления в должность в 2000 году было восстановление Советского Союза. И поэтому я думаю, что для таких стран, как Польша, для таких стран, как Украина, вступление в НАТО не является провокацией. Это их единственный спасательный круг для независимости и устойчивого суверенитета над их собственными территориями, поскольку их соседом является эта экспансионистская держава, и эта экспансионистская держава, очевидно, стремится расшириться конкретно в Украину, а также, возможно, в Польшу и другие страны -Беларуси, Молдова, Кавказ-прочие постсоветские, и Прибалтика,прочие постсоветские республики.

Джули Джордж 11:15

На момент этого вторжения статус приема Украины, статус приема в НАТО не продвигался годами. Аннексия Крыма, сепаратистское насилие в Донбассе, Луганске и Донецке и движения за самоопределение там (некоторые назвали бы их движениями под чужим флагом или марионеточными государствами, в зависимости от точки зрения). Все это было своего рода сдерживанием расширения НАТО на Украину, и так было в течение восьми лет с 2014 года.Таким образом, аргументация о том, что расширение НАТО или политика НАТО вызвали это вторжение, это вторжение в Украину просто не выдерживает логики, потому что в расширении нет изменений, а здесь мы видим изменение политики.

Джули Джордж 12:07

Я подозреваю, что Путин (ну, мы все) стареет; ему скоро 70, и он беспокоится о своем наследии. И я думаю, что он недооценил силу Байдена. Он определенно недооценил силу Владимира Зеленского.И он недооценил единство НАТО. НАТО разъединилось при администрации Трампа и немного, и не все они говорили заодно. И я думаю, что он неправильно понял или недооценил вероятность объединения НАТО в знак солидарности по Украине, что было просчетом с его стороны.

Джон Торпи 12:45

Что ж, похоже, он действительно объединил Запад. Я имею в виду не автоматически, но не в последнюю очередь под руководством Джо Байдена.И поэтому он, может быть, просчитался, понимаете, или неправильно понял восприятие Запада как слабого, не способного перешагнуть через определенные, понимаете, назовем их красными линиями? Вы знаете, что Байден неоднократно заявлял, что недавно вечером в обращении к Конгрессу США он сказал, что не будет посылать войска в Украину. Итак, я имею в виду, это то, что объясняет время этого? Я имею в виду, почему Путин подумал, что пришло время? Я имею в виду, кажется, было бы лучше сделать это при, знаете, полной американской поляризации, т.е.э., при Трампе, который и так казался ему хорошим приятелем. Так у него не хватило времени с его собственной точки зрения или что-то в этом роде? Как бы вы это увидели?

Джули Джордж 13:46

Очень трудно понять. Я слышал много слухов о разных вещах, из-за которых его временной горизонт может казаться короче, а не длиннее. И, конечно же, смертность настигает всех нас. Я думаю, что когда ты имперская держава, ты ищешь бреши и щели в доспехах.И я думаю, что это неуместно или нехорошо думать об этих вещах, и это то, что Запад сделал, чтобы вызвать это, потому что любое открытие для имперской власти — это возможность.

Джули Джордж 14:19

Другое дело, что Путин не понимает демократии. Он смотрит на демократию — насколько я понимаю, и у меня нет проспекта в его уме. Я не разговаривал с Путиным, но все его комментарии о демократических движениях указывают на то, что он в корне неправильно понимает роль населения в утверждении оппозиции государственному контролю.И он смотрит на демократические режимы, которые вынуждены лавировать и считать свое общественное мнение слабым. Так что для Путина, который смотрит на Джо Байдена, который приходит к власти с большим партийным разрывом, с кампаниями «Остановить воровство» и различными другими компонентами, а затем сразу же одним из первых внешнеполитических действий, предпринятых для ухода из Афганистана, вызывает большую критику. на вид поведения, что уйти. Путин, я полагаю, посмотрел на эти вещи, сложил их воедино и предположил, что Джо Байден очень-очень слабый президент и не сможет сформировать общественное мнение, чтобы взять на себя задачу поддержки Украины.

Джули Джордж 15:31

Европе на это тоже: американцы вроде повели, мы повели с первой аргументацией санкций. И наши первоначальные залпы с санкциями раскритиковали как слабые и, возможно, недостаточные. Я имею в виду, что у нас действительно было желание провести кампанию по эскалации, чтобы мы могли немного модулировать стратегию. Но и Европа поначалу робела. И тут к ним обратился Зеленский, и Зеленский, я думаю, убедил европейцев в том, что нужно занять более жесткую позицию.И вы можете видеть, как внешняя политика Германии изменилась за считанные часы, и это было нечто, что было просто принципиально отличным от того, что мы видели в недавней памяти, по крайней мере, за последние 30 лет.

Джули Джордж 16:18

Так что я думаю, что их Байден объединил, но Зеленский, я думаю, также должен признать его способность работать в этой европейской комнате. И он тот, кто понимает демократию, и он понимает обязательства Запада перед ней. И он также понимает, когда Запад хочет отказаться от участия.И я думаю, что, играя как на этом желании сделать больше, так и на ограничениях, которые Запад чувствует в отношении того, что мы можем сделать для Украины, на самом деле поставили его в гораздо более выгодное стратегическое положение, чем Путин когда-либо ожидал. И тогда Байден сможет взять это и встроить в это единство, чтобы создать гораздо более объединенный, западный, а на самом деле, международный, верно? Потому что это Япония, это больше, чем просто реакция Запада. И я думаю, что это работает на пользу Байдену, потому что сейчас речь идет не только о НАТО, понимаете, это мировое осуждение агрессивного акта.

Джон Торпи 17:22

Правильно. Но вернемся к сути дела, с этнической точки зрения. Расскажите о том, как русские и украинцы относятся друг к другу. Я имею в виду, что сейчас среди украинцев много понятной враждебности по отношению к русским, которые сбрасывают бомбы на свои города и тому подобное. Вы знаете, как понимать такой этнический антагонизм? Как далеко это уходит? Потому что мне кажется, что все это сформирует, так сказать, долгую игру этого конфликта, который, возможно, начинается на удивление хорошо для украинцев и не очень хорошо для русских.Но знаете, у русских еще много оружия, не говоря уже о ядерном оружии. И, знаете, кто знает, как долго все это может продолжаться. Так что мне любопытно, не могли бы вы рассказать нам о том, как эти люди думают друг о друге.

Джули Джордж 18:22

Конечно. Это прозвучит иронично, но они любят друг друга. Они братья. И они, локус, этнический локус этого для Путина в том, что он понимает украинцев как русских.И поэтому грустная, грустная ирония в том, что это рождается скорее из чувства единения, чем из чувства обособленности. Подобные тенденции мы видим и в бывшей Югославии, и в некоторых конфликтах 90-х годов. Поэтому я думаю, что было бы неуместно думать об этом как об этническом антагонизме, но у него определенно есть этнические контуры. Отчасти потому, что для Путина как агрессора здесь, как организатора агрессии, его аргументом является солидарность и объединение россиян.И разногласие было, конечно, в смысле этническом, в том, что украинцы не чувствуют себя русскими, они чувствуют себя украинцами. И это то, с чем Путин не может мириться. Но средоточием этого является чувство единения и неприятие обособленности, которое не исходит из места враждебности; это происходит от места собственности.

Джули Джордж 19:36

Наложением являются государственные интересы России как гражданского субъекта и Украины как гражданского субъекта.А в том-то и дело, что на Украине есть и этнические русские, и этнические украинцы, которые защищают гражданское украинское государство. Так вот, антагонизм не против русских, этнически. Это против тех, кто поддерживает российское государство в его агрессии против Украины. Что касается обычных россиян, которые сейчас находятся в таком положении, когда им приходится решать, любить ли своего самодержца или любить своих братьев, то они находятся в невозможном состоянии. И это видно с разрухой, знаете, вот эти видео молодых российских солдат, которых забирают в украинские семьи и кормят, потому что они не ели, потому что им не хватило продовольственного пайка для их вторжения.И звонят домой и говорят: «Мама, я в Украине, я даже не знала, что так будет». Вы можете видеть, что они ошеломлены этим; это разрушительно для них. У многих-многих россиян много-много родственников в Украине. И поэтому для обычного россиянина, который может быть не вовлечен в этот вид радикального национализма Путина, который не обязательно является стандартным националистическим тропом в России, не является чем-то, что разделяется повсеместно, это трудность, я думаю, не поддающаяся сравнению или невыразимая.

Джули Джордж 21:06

И, наконец, конечно, ко всему этому добавляется культ личности, который Путин культивировал последние 22 года с тех пор, как он стал президентом в 2000 году. . Таким образом, это вызывает небольшую проблему с разумом, когда человеку приходится так быстро переключаться, чтобы думать о своем спасителе, как о том, кто несет свое опустошение. И, наконец, то, что это авторитарный режим, с пропагандой, кричащей со всех сторон.И поэтому обычный русский в этот момент будет разрываться в 1000 разных направлениях с большой долей неуверенности в том, что происходит в период времени, когда, кстати, вся их экономика рушится.

Джон Торпи 21:53

Правильно. Да, я слышал женщину с, кажется, этой радиостанции, которую закрывали, «Эхо Москвы» или что-то в этом роде. Я думаю, что человек, который брал у нее интервью, сказал: «Знаешь, что нас ждет в будущем?» И она говорит: «Северная Корея», и это была довольно удручающая мысль.Но все это ставит передо мной вопрос, насколько серьезно мы должны относиться к оппозиции войне, которая проросла во многих городах России? Знаете, насколько это важно? Вы знаете, некоторые из сценариев, которые люди проецируют из текущей ситуации, предполагают, что Путина в основном выгоняют из офиса либо из-за какого-то народного восстания, либо из-за олигархов, которым надоело его правление. Я имею в виду, как вы видите поддержку или оппозицию войне в России, и как вы видите ее развитие?

Джули Джордж 22:56

Я думаю, что меньше поддержки войны и больше страха перед тем, что будет дальше, а также неуверенности.Обычный россиянин очень неуверенно относится к войне, потому что у него очень мало доступа к новостям. И они предрасположены любить Путина. Я имею в виду, он был очень популярен. На самом деле, он был довольно популярен, когда началась война. Так что идея, что он делал это для внутренней аудитории, да, может быть, для внутренней аудитории, но я думаю, что он делает это больше для своего наследия, потому что его народная поддержка не исчезла. Ниже 60%, я думаю, я тогда смотрел опросы общественного мнения.

Джули Джордж 23:34

Авторитарные лидеры не полагаются на выборы для легитимности, они должны полагаться на другие компоненты легитимности.И в течение первых 10 лет президентства Путина в России его легитимность основывалась на его способности стабилизировать экономическую систему и политическую систему после своего рода хаоса 1990-х годов. Но это было только так далеко, потому что механизм, который он сделал, был через коррупцию и кооптацию олигархов, национализацию нефтегазовой отрасли. А с национализацией нефтегазовой отрасли российская экономика так и не смогла полноценно развиваться и диверсифицироваться. И без того это означало, что продолжающийся экономический рост, столь преобладавший в начале первого десятилетия 2000-х годов, пошел на спад.Итак, мы видим, что спад происходит после 2010 года; вы видите неуклонное снижение ВВП, вы видите рецессионистское давление в России.

Джули Джордж 24:28

Итак, что это делает, так это то, что это отсекает то притязание, которое у него есть на власть; так что это больше недоступно для него, потому что он все еще должен расплачиваться со своими лоялистами, своими кооптированными людьми, чтобы поддерживать систему. И это означает, что он не может сделать многого для диверсификации этой экономики, потому что ему приходится выбирать, куда вкладывать свои инвестиции, а при авторитарном режиме разумнее инвестировать в своих сторонников, чем инвестировать в более долгосрочную отдачу от экономического развития. и престиж на выборах, потому что ваши выборы не имеют значения.

Джули Джордж 25:00

Так что, когда они исчезнут, у него останется пара других инструментов для поддержания легитимности. Один из них — репрессии, пропаганда, поэтому вы лишаете людей доступа к информации, чтобы они видели только то, что видите вы, ту роль, которую вы хотите, чтобы они видели. Так вы сможете создать себя героем в их мире. И через кооптацию: убедитесь, что у вас есть сильная группа силовиков из военных и силовиков, выросших со времен КГБ до сегодняшней разведки, а затем и богатые олигархи, которые как бы помогают финансировать всю миссию.С валютным кризисом, конечно, в Украине он потеряет своих олигархов, но он этого и ждет (или пардон, валютного кризиса в результате вторжения в Украину и санкций). Он потеряет своих олигархов, но у него останутся свои силовики, а значит, у него есть и третий инструмент — его репрессии.

Джули Джордж 25:52

Так можно вкратце, что такое «силовики»?

Джули Джордж 25:57

Силовики — это внутренний круг, который является частью структуры безопасности в современной России.Путин до того, как стал президентом, до распада Советского Союза был сотрудником КГБ в Восточной Германии, в Дрездене, что на самом деле было достаточно высоким постом в то время. И очень многие из его первого ближайшего окружения будут выходцами из этого сообщества, а не из олигархического экономического сообщества. И поэтому уровень их интереса не так сосредоточен на финансовом престиже и финансовой отдаче от миссии; они разделяют это идеологическое видение распада Советского Союза. И, таким образом, захват яхт, как бы ни было интересно наблюдать за этим со стороны, не обязательно затрагивает ту центральную группу, которая его поддерживает.

Джули Джордж 26:47

Другая особенность силовиков заключается в том, что, поскольку они кормят как разведывательные службы, так и службы безопасности, они станут оружием принуждения и репрессий, которые мы увидим в России как своего рода другой — как если бы мы представили себе треногу авторитарной власти, культ личности или четыре части культа личности: экономический рост, кооперативные олигархи и репрессии. То, что мы видим здесь, — это шатающаяся структура, поскольку культ личности уходит, поскольку люди понимают, что Путин вторгается и убивает, руководя массовыми убийствами украинцев в городах.Культовая личность начинает отпадать: экономический рост отваливается, к этому быстро приближается крах валют, подрыв олигархов, экономических олигархов. То, что осталось? Репрессии.

Джули Джордж 27:42

И желания уходить от власти у Путина, конечно же, нет. И цена, я имею в виду, цена удержания власти для авторитарных лидеров всегда довольно высока; выхода из власти нет. И не имея этого пути выхода из власти, Путин особенно сейчас с этой агрессией на Украине ищет; Вариант для изгнания Каддафи высок.И вы знаете, я не знаю, есть ли это на YouTube: Каддафи вытащили из колонны и убили на улице довольно ужасным образом.

Джули Джордж 28:16

И это результат авторитарной власти, нет быстрого способа оставить власть авторитарным лидерам. И этого сценария, конечно, Путин абсолютно хочет избежать, как и гитлеровский сценарий самоубийства в бункере. И я думаю, что важно, чтобы мы признавали только тот страх, который связан с тем, чтобы быть авторитарным лидером.Мы часто думаем о них как о людях, которые внушают страх. И, конечно, действия Путина внушают много страха, но многие из тех действий, которые он предпринял, проистекают из его собственных страхов, и не признавать этого — значит не понимать многие виды раздражителей, на которые он реагирует.

Джон Торпи   28:58

Правильно. Интересно. Итак, вы знаете, мы как бы считаем само собой разумеющимся, что информация, поступающая из России, является дезинформацией. И, очевидно, есть много причин думать, что это так.Но меня интересует достоверность информации, которую мы получаем из Украины вообще, как бы с обеих сторон. Я имею в виду, я не говорю, что кто-то обязательно лжет. Но, очевидно, есть своего рода интерес говорить вещи, которые укрепят мужество украинцев, оказавшихся в довольно безвыходной ситуации. И мне интересно, что бы вы сказали по этому поводу? Я имею в виду, насколько надежна информация, которую мы получаем из этой обстановки военного времени? Я имею в виду, еще рано; похоже, происходит много чего-то вроде тумана войны.Можем ли мы рассчитывать на достоверную и точную информацию оттуда?

Джули Джордж 29:55

Нет. Нет, мы не можем. И по двум причинам: я имею в виду одну, как вы говорите, туман войны. Мы видим отрывки с телефонов людей, а затем можно оглянуться назад и увидеть, как эти видео были сняты в другое время. И они просто как бы обрамлены в этом конкретном месте. Этакая Тик-Токнесс войны завораживает. Но его Tik-Tokness также очень индивидуализирован, как будто он децентрализован.Это не украинская пропагандистская машина, которая работает в правительственных кругах. Это отдельные акторы, продвигающие определенный нарратив: тот, который, конечно, понятен украинскому аутсайдеру. Запад, американцы любят аутсайдеров. И поэтому есть что-то очень привлекательное в этих изображениях. И, конечно же, если кто-то находится в осаде, используя это, я не нахожу ничего нравственно подозрительного в этом импульсе. На правительственном уровне, когда вы смотрите на гораздо более согласованный способ создания имиджа.Верно?

Джули Джордж 31:03

Зеленский много чего есть, но он исполнитель. Он понимает аудиторию, он точно понимает, с кем он разговаривает, он точно понимает, как он выглядит, и сейчас настал момент для него воплотить это. Считаю ли я, что он воплощает это ложно? Нет, абсолютно нет. Я имею в виду, что он воплощение человека, пытающегося выиграть войну с великаном. И делает все возможное, чтобы сделать это и достичь этого. Если бы он не был искренним, он бы согласился на поездку от американцев.И я думаю, важно понимать, что то, как мы представляем себя в моменты, когда у нас есть аудитория, как у меня есть аудитория, теперь у вас есть аудитория, мы представляем себя по-другому. Или мы представляем себя определенным образом, потому что мы знаем нашу аудиторию, это не значит, что мы менее искренни, чем мы есть.

Джули Джордж 32:03

Я заметил, что украинские официальные лица упоминают отдельных героев по именам.Итак, украинцы, которые погибли во время войны, украинские солдаты поименно, в малом количестве, как здесь 15 героев, часть которых погибла, часть не умерла. Они упомянули о гибели мирных жителей, особенно о всех умирающих детях. И они упомянули русские смерти; русских солдат, сколько русских солдат погибло. И цифры огромные, по крайней мере те, что перечислены. Я не знаю, насколько они точны, но они кажутся довольно большими. О гибели украинских солдат речи не идет.И это, я думаю, интересное упущение. Но опять же, это имеет смысл, потому что они, вероятно, не хотят демонстрировать, насколько обширен их военный потенциал, сведенный на нет российским натиском.

Джон Торпи 32:55

Цифры погибших русских были, задержались с выходом, насколько я понимаю, на какое-то время. Затем они почувствовали некоторое давление, я думаю, чтобы они опубликовали некоторые цифры. И вы знаете, они широко считаются сильно заниженными.Я не знаю, что вы имеете в виду, но когда вы говорите, что потери в украинских боях большие, я не знаю, какие цифры вы видели.

Джули Джордж 33:16

Нет, полагаю. Я предполагаю, что да, потому что их нет в списке.

Джон Торпи 33:19

А вы не видели конкретное число?

Джули Джордж 33:21

Нет, не видел. Я отмечаю, что их нет. Но я могу только представить, если русские погибнут в боях в 5000-х годах.Я не знаю, если только это не Генрих V в Азенкуре, я полагаю. Я имею в виду, что они могут быть несоизмеримы. Но только с учетом перестрелок, которые должны привести к такому количеству смертей, трудно сказать. И, вероятно, украинцам на самом деле трудно сосчитать, потому что многие из их людей в полевых условиях на самом деле являются гражданскими лицами или военизированными формированиями, которые только что призвались. Так кто же считается настоящим солдатом, а не призывным ветераном, или, знаете, бабками с автоматами, которых мы видим на войне в Тик Ток? Я предполагаю, что им на самом деле трудно различить и подсчитать с какой-либо реалистичной точностью на данный момент, сколько каждого из них, и какая-то неуверенность в том, как сообщить, что, вероятно, также глубока.

Джон Торпи 34:22

Конечно. Так что наше время уходит. Поэтому я боюсь, что хочу задать вам вопрос, в котором, вы знаете, вы можете не чувствовать себя экспертом, но вы в этом больше эксперт, чем я. Итак, я собираюсь спросить вас, при каких обстоятельствах, по вашему мнению, ядерное оружие может быть введено в этот конфликт? Я имею в виду, что между русскими и украинцами были затяжные и не очень успешные дискуссии. Я считаю это обнадеживающим признаком, даже если они еще не достигли многого.Но все это может пойти наперекосяк во многих отношениях и затянуться на долгое время, и я думаю, мне просто интересно, как вы представляете, понимаете, это возможность, с которой, по вашему мнению, мы должны считаться?

Джули Джордж 35:15

Ну, это всегда возможно, когда имеешь дело с ядерной державой, нужно распознавать инструменты в их ящике с инструментами. И это один из инструментов в ящике с инструментами. Но я думаю, что условия должны были измениться так сильно, что трудно предсказать, что произойдет.Ядерное оружие является сдерживающим фактором. Верно? Вы знаете, вы, ребята, не бьете нас, потому что мы можем нанести вам ответный удар с таким уровнем опустошения, который настолько глубоко дестабилизирует, что вы даже не можете подумать о его использовании, верно? Примерно в этом и смысл ядерного оружия: как сдерживающего фактора. И вот Путин, говоря, знаете, «я готов к ядерной войне», он доводит до сведения США и других западных ядерных держав, что они не должны вмешиваться в этот конфликт военным путем, потому что он готов использовать эти ядерное оружие.Таким образом, он конкретно удерживает США от военного конфликта.

Джули Джордж 36:14

Но что также интересно, Байден ясно дал понять, что не заинтересован в военном вступлении в конфликт. Он сказал это с самого начала. Таким образом, ядерная карта, которую разыгрывает Путин, на самом деле проговаривается перед аудиторией, которая уже приняла ее еще до того, как он ее бросил. Верно? Мы знаем, Байден знает, он очень ясно дал понять, что мы будем защищать наших польских союзников, мы будем защищать всех союзников по НАТО, мы позаботимся о том, чтобы Эстония и Латвия были защищены.Но мы не собираемся применять военную силу, мы не собираемся вмешиваться в военное дело за Украину. Так это было понятно с самого начала.

Джули Джордж 36:51

Итак, смысл этого обмена сообщениями, верно, приводит к двум вещам. Один, может быть, Путин, признавая свой просчет в Украине, хочет убедить себя, что Запад будет сдерживаться, потому что иначе зачем это делать? Или он делает это по другой причине, сигнализирует кому-то другому. Я думаю, что самый большой риск здесь — это отчаянное желание Путина остаться у власти, а не быть смещенным и не быть убитым.И я думаю, что его домашнее положение, столь же защищенное, как и его собственный авторитаризм, обходится ему все дороже. Я думаю, что то, что неясно для всех, заключается в том, что совершенно очевидно, что Путин пошел на эту войну для получения максимальной выгоды, чтобы захватить всю Украину, может быть, не территориально, а с точки зрения политического влияния.

Джули Джордж 37:54

Но он столкнется, вы знаете, с этой первой агрессией, которая есть взятие, и когда они возьмут, если они это сделают, если они добьются успеха, что большинство людей думает, что они будут, в конечном счете, с точки зрения быстрого захвата , тогда есть оккупация, которая будет необходима, потому что украинское повстанческое движение будет довольно мощным, и оно будет достаточно устойчивым.Так что это действительно расширяет военный потенциал России, тем более, что он уже прошел такую ​​проверку. Его способность сохранить эту оккупацию вызывает большие сомнения, даже несмотря на то, что первоначальный захват идет совсем не так, как ожидали русские. Это заняло намного больше времени. Итак, вы знаете, я чувствую, что они, вероятно, в конечном итоге примут его, но это то, что в какой-то момент предсказывают представители американской разведки. Русские смогут обойти украинскую первоначальную оборону, но мятеж продлится очень долго.И украинцы к этому готовы. И они получат поддержку Запада для этого повстанческого движения в то время, когда продолжается экономическая война, которую ведет Запад.

Джон Торпи 39:13

Что ж, очевидно, что это изменчивая и трагическая ситуация, для разрешения которой потребуется некоторое время, но я хочу поблагодарить профессора Джули Джордж за ее взгляды на войну России с Украиной. Не забудьте оценить и подписаться на International Horizons в подкастах SoundCloud, Spotify и Apple.Я хочу поблагодарить Освальдо Мену Агилара за его техническую помощь, а также поблагодарить Дункана Маккея за то, что он поделился своей песней «International Horizons» в качестве музыкальной темы для шоу. Я также хочу поблагодарить Меррилла Совнера за помощь в подготовке сегодняшнего эпизода. Это Джон Торпи, я благодарю вас за то, что присоединились к нам, и мы с нетерпением ждем встречи с вами в следующем выпуске International Horizons.

Определение рациональных и иррациональных чисел

Результаты обучения

  • Определение рациональных чисел из списка чисел
  • Определите иррациональные числа из списка чисел

 

В этой главе мы проверим ваши навыки.Мы еще раз взглянем на типы чисел, с которыми мы работали во всех предыдущих главах. Мы будем работать со свойствами чисел, которые помогут вам улучшить ваше чувство числа. И мы будем практиковаться в их использовании так, как будем использовать при решении уравнений и выполнении других процедур в алгебре.

Мы уже описали числа как счетные числа, целые числа и целые числа. Вы помните, в чем разница между этими типами чисел?

счет чисел [латекс]1,2,3,4\точки [/латекс]
целые числа [латекс]0,1,2,3,4\точки[/латекс]
целых чисел [латекс]\точки -3,-2,-1,0,1,2,3,4\точки [/латекс]

Рациональные числа

Какие числа вы бы получили, если бы начали со всех целых чисел, а затем включили все дроби? Числа, которые вы получили бы, образуют множество рациональных чисел.Рациональное число — это число, которое можно записать как отношение двух целых чисел.

Рациональные числа

Рациональное число — это число, которое можно записать в виде [латекс]\фракция{р}{д}[/латекс], где [латекс]р[/латекс] и [латекс]q[/латекс] — целые числа. и [латекс]q\ne o[/латекс].

 

Все дроби, как положительные, так и отрицательные, являются рациональными числами. Несколько примеров

[латекс]\frac{4}{5},-\frac{7}{8},\frac{13}{4},\text{and}-\frac{20}{3}[/latex]

Каждый числитель и каждый знаменатель являются целыми числами.

Нам нужно просмотреть все числа, которые мы использовали до сих пор, и убедиться, что они рациональны. Определение рациональных чисел говорит нам, что все дроби рациональны. Теперь мы рассмотрим счетные числа, целые числа, целые числа и десятичные дроби, чтобы убедиться, что они рациональны.
Являются ли целые числа рациональными числами? Чтобы решить, является ли целое число рациональным, мы пытаемся записать его как отношение двух целых чисел. Самый простой способ сделать это — записать дробь со знаменателем один.

[латекс]3=\frac{3}{1}-8=\frac{-8}{1}0=\frac{0}{1}[/latex]

Поскольку любое целое число можно представить как отношение двух целых чисел, все целые числа являются рациональными числами.Помните, что все счетные числа и все целые числа тоже целые, а значит, они тоже рациональны.

Как насчет десятичных знаков? Являются ли они рациональными? Давайте рассмотрим несколько, чтобы увидеть, можем ли мы записать каждое из них как отношение двух целых чисел. Мы уже видели, что целые числа являются рациональными числами. Целое число [латекс]-8[/латекс] можно записать как десятичное число [латекс]-8.0[/латекс]. Итак, ясно, что некоторые десятичные дроби рациональны.

Подумайте о десятичном [латексе]7.3[/латексе]. Можем ли мы записать это как отношение двух целых чисел? Потому что [латекс]7.3[/latex] означает [латекс]7\frac{3}{10}[/latex], мы можем записать это как неправильную дробь, [латекс]\frac{73}{10}[/latex]. Итак, [латекс]7,3[/латекс] — это отношение целых чисел [латекс]73[/латекс] и [латекс]10[/латекс]. Это рациональное число.

 

Как правило, любое десятичное число, которое заканчивается после ряда цифр, например [латекс]7,3[/латекс] или [латекс]-1,2684[/латекс], является рациональным числом. Мы можем использовать разрядное значение последней цифры в качестве знаменателя при записи десятичной дроби.

 

пример

Запишите каждое как отношение двух целых чисел:

1. [латекс]-15[/латекс]

2. [латекс]6.81[/латекс]

3. [латекс]-3\фракция{6}{7}[/латекс]

Решение:

1.
[латекс]-15[/латекс]
Запишите целое число в виде дроби со знаменателем 1. [латекс]\фракция{-15}{1}[/латекс]
2.
[латекс]6.81[/латекс]
Запишите десятичную дробь как смешанное число. [латекс]6\фракция{81}{100}[/латекс]
Затем преобразуйте его в неправильную дробь. [латекс]\frac{681}{100}[/латекс]
3.
[латекс]-3\фракция{6}{7}[/латекс]
Преобразуйте смешанное число в неправильную дробь. [латекс]-\frac{27}{7}[/латекс]

 

 

Давайте посмотрим на десятичную форму чисел, которые, как мы знаем, являются рациональными.Мы видели, что каждое целое число является рациональным числом, поскольку [latex]a=\frac{a}{1}[/latex] для любого целого числа [latex]a[/latex]. Мы также можем преобразовать любое целое число в десятичное, добавив десятичную точку и ноль.

Целое число [латекс]-2,-1,0,1,2,3[/латекс]

Десятичный [латекс]-2.0,-1.0,0.0,1.0,2.0,3.0[/латекс]
Эти десятичные числа останавливаются.

Мы также видели, что каждая дробь является рациональным числом. Посмотрите на десятичную форму дробей, которые мы только что рассмотрели.

Отношение целых чисел [латекс]\frac{4}{5},\frac{7}{8},\frac{13}{4},\frac{20}{3}[/latex]

Десятичные формы [латекс]0.8,-0,875,3,25,-6,666\ldots,-6.\overline{66}[/latex]
Эти десятичные дроби либо останавливаются, либо повторяются.

О чем говорят эти примеры? Каждое рациональное число можно записать как в виде отношения целых чисел, так и в виде десятичной дроби, которая либо останавливается, либо повторяется. В таблице ниже показаны числа, которые мы рассмотрели, выраженные в виде отношения целых чисел и десятичных дробей.

Рациональные числа
Дроби Целые числа
Номер [латекс]\frac{4}{5},-\frac{7}{8},\frac{13}{4},\frac{-20}{3}[/latex] [латекс]-2,-1,0,1,2,3[/латекс]
Отношение целого числа [латекс]\frac{4}{5},\frac{-7}{8},\frac{13}{4},\frac{-20}{3}[/latex] [латекс]\frac{-2}{1},\frac{-1}{1},\frac{0}{1},\frac{1}{1},\frac{2}{1} ,\frac{3}{1}[/латекс]
Десятичное число [латекс]0.8,-0,875,3,25,-6.\overline{6}[/латекс] [латекс]-2.0,-1.0,0.0,1.0,2.0,3.0[/латекс]

 

Иррациональные числа

Существуют ли какие-либо десятичные дроби, которые не останавливаются и не повторяются? да. Число [латекс]\пи [/латекс] (греческая буква пи, произносится как «пирог»), очень важное для описания кругов, имеет десятичную форму, которая не заканчивается и не повторяется.

[латекс]\пи =\текст{3.141592654…….}[/латекс]
Точно так же десятичные представления квадратных корней чисел, которые не являются полными квадратами, никогда не останавливаются и никогда не повторяются.Например,

[латекс]\sqrt{5}=\текст{2.236067978…..}[/латекс]
Десятичное число, которое не заканчивается и не повторяется, не может быть записано как отношение целых чисел. Мы называем такие числа иррациональными числами.

Иррациональное число

Иррациональное число — это число, которое нельзя записать как отношение двух целых чисел. Его десятичная форма не прерывается и не повторяется.

 

Давайте обобщим метод, который мы можем использовать, чтобы определить, является ли число рациональным или иррациональным.
Если десятичная форма числа

  • останавливается или повторяется, число рациональное.
  • не останавливается и не повторяется, число иррациональное.

пример

Определите каждое из следующего как рациональное или иррациональное:
1. [латекс]0,58\overline{3}[/латекс]
2. [латекс]0,475[/латекс]
3. [латекс]3,605551275\точки [/латекс ]

Показать решение

Решение:
1. [latex]0.58\overline{3}[/latex]
Полоса над [latex]3[/latex] указывает на то, что оно повторяется.Следовательно, [latex]0,58\overline{3}[/latex] — это повторяющаяся десятичная дробь и, следовательно, рациональное число.

2. [латекс]0,475[/латекс]
Это десятичное число заканчивается после [латекс]5[/латекс], так что это рациональное число.

3. [латекс]3.605551275\точки[/латекс]
Многоточие [латекс](\точки)[/латекс] означает, что это число не заканчивается. Нет повторяющегося набора цифр. Поскольку число не останавливается и не повторяется, оно иррационально.

 

 

 

Давайте теперь подумаем о квадратных корнях.{2}=36[/латекс].{2}=49[/latex], поэтому [latex]44[/latex] не является идеальным квадратом.
Это означает, что [латекс]\sqrt{44}[/латекс] иррационален.

 

 

В следующем видео мы покажем больше примеров того, как определить, является ли число иррациональным или рациональным.

Fama: это Путин, который иррациональна, а не рынки

5

Robin Powell

, поскольку большинство инвесторов знают, рынки ненавидят неопределенность, и мир кажется более неопределенным, чем когда-либо делал в течение жизни большинства людей.

Как долго мы будем жить в тени Ковида? Не вызовет ли быстрый рост цен глобальную рецессию? Что еще важнее, не вступаем ли мы в затяжную войну в Европе? Может быть, новая холодная война? Или хотя бы ядерный?

В любую другую неделю, кроме этой, последний отчет Межправительственной группы экспертов ООН по изменению климата был бы в заголовках новостей. Но даже откровение о том, что связанные с климатом последствия бьют по миру выше, чем когда-то ожидали разработчики моделей, едва ли получило упоминание.

 

Мы жаждем совершенно простых взглядов

В такие моменты человеческий мозг жаждет простых ответов. «Когда мир переворачивается с ног на голову, — недавно написал Джейсон Цвейг в Wall Street Journal, — предельно простые взгляды успокаивают. Тем не менее, именно в такие моменты инвесторы должны быть еще более скептичными в отношении уверенности».

Сегодня «Нью-Йорк Таймс» публикует интервью с выдающимся экономистом Чикагского университета Юджином Фамой.Журналист NYT Джефф Соммер спросил у Фамы, которому сейчас 83 года, но он все еще усердно работает, что он думает об украинском кризисе и о том, что инвесторы должны думать об этом.

 

«Я не знаю» многозначительно

Многие читатели, я уверен, будут разочарованы ответами Фамы — фраза «Я не знаю» встречается несколько раз — и вы можете почти представьте себе, как Джефф Соммер хочет, чтобы Фама привел ему хотя бы одну или две пикантные цитаты. Но все равно это интервью, которое должен прочитать каждый инвестор.

Если кто-то и должен знать ответы, так это профессор Фама. Он провел шесть десятилетий, изучая цены на фондовом рынке. И все же он счастлив признать, что это не так.

Однако это не означает, что мы не можем извлечь уроки из мудрости Фамы в текущей ситуации. Наоборот, вывод Фамы, который он всю жизнь изучал, состоит в том, что рынки дают ответы на , даже если это не те ответы, которые вы хотите услышать.

 

 

Вот некоторые моменты из интервью Джеффа Соммера с Юджином Фамой:

Это Путин иррационален, это не просто война, это не рациональное разрушение.Возьмите Вторую мировую войну. С рациональной точки зрения этого никогда не должно было случиться. Гитлер? Он был иррационален; конечно был. А Путин он иррациональный. Кто может понять, почему он делает то, что делает?»

 

Рынки, возможно, пытаются оценить ценные бумаги…

«По сути, мы находимся в периоде, когда мы получили инъекцию неопределенности в мир, поэтому спекулятивные цены будут расти и падать в ответ. Люди постоянно пытаются оценить информацию.Но для них невозможно, учитывая количество неопределенности, найти хорошие ответы».

 

…но это не значит, что рынки иррациональны 

«Рынки могут быть рациональными, если политика не будет рациональной или люди всегда будут рациональными. Проблема с ценообразованием заключается в том, что известно прямо сейчас. Как будет развиваться эта история с Россией? Кто знает?»

 

Фама не читает анализ фондов Уолл-стрит

«Я ничего этого не читаю.Это инвестиционное порно».

 

Никогда нельзя расслабляться на фондовых рынках

«На фондовом рынке всегда есть риск, всегда. Это никогда не уходит. Люди должны помнить об этом».

 

Рынки могут уйти в долгий и глубокий спад

«Двух десятилетий может быть недостаточно. В будущем он может быть длиннее. Действительно, ответа нет. Вы просто не знаете. Всегда есть риск, что это займет больше времени, чем ваша жизнь».

 

Может ли ФРС снизить инфляцию, не вызывая рецессии?

«Понятия не имею.К сожалению, Милтон Фридман, будь он жив сегодня, тоже не знал бы. Он был бы шокирован, правда. Ему придется все переосмыслить».

 

Как будет развиваться украинский кризис?

«Я научился не делать прогнозов. Не могу этого сделать. Кто знает?»

 

Полностью прочитать статью можно здесь .

 

РОБИН ПАУЭЛЛ — редактор The Evidence-Based Investor.Он работает журналистом и консультантом, специализирующимся на финансах и инвестициях, а также борцом за более справедливую и прозрачную индустрию управления активами. Вы можете найти его здесь: LinkedIn и Twitter .

 

ALSO BY ROBIN POWELL  

Even Fidelity U-включил индексирование. Почему нет?

Hamish Doulass, Звезда Фонда, которые упали на землю

Причины, по которым инвесторы палка с проигравшими

показывает, что активное управление мертво

 

НАЙТИ КОНСУЛЬТАНТА

Очевидно, что у вас гораздо больше шансов достичь своих финансовых целей, если вы используете советника и имеете финансовый план.

Поэтому мы предлагаем услугу под названием Найти консультанта .

Где бы они ни находились, мы свяжем читателей TEBI с консультантом в их регионе (или, по крайней мере, в их стране), которого мы знаем лично, кто разделяет нашу доказательную философию инвестирования и кого мы чувствовать себя лучше всего в состоянии помочь им. Если мы не знаем никого подходящего, мы скажем.

Мы берем с консультантов небольшую плату за каждого успешного реферала, которая поможет финансировать будущий контент.

Нужна помощь? Нажмите здесь .

4

Картина: Karollyne Hubert через Unsplash

© MMXXII на основе фактических данных MMXXII

9

«Это иррациональна»: около половины заявителей ищут средства FEMA для средств Данные показывают, что наводнение в Иде в Квинсе и Бронксе получило деньги агентство, предоставленное представителями Конгресса Нью-Йорка.

По состоянию на 22 ноября 5087 жителей Квинса и 4628 жителей Бронкса, подавших заявки на финансирование от Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям, получили отказ, что составляет около 35% заявителей, согласно данным, предоставленным офисами представителей Александрии Окасио-Кортез и Джамаала Боумана. Другие отозвали свои заявки или все еще ждали их рассмотрения FEMA.

В целом агентство одобрило около 13 000 заявок в двух районах. Представитель FEMA заявил, что в 10 затронутых округах Нью-Йорка из 83 604 человек, подавших заявки к понедельнику, 35 112 человек были одобрены для финансирования, или около 41%.Агентство выделило 167 миллионов долларов средств при средней заработной плате из 4700 долларов на семью. Представитель отказался сообщить, скольким людям в Нью-Йорке было отказано.

Боуман и Окасио-Кортез попросили администратора FEMA Дину Крисвелл объяснить, почему человеку было отказано в финансировании в письме от 30 ноября, в котором затрагивались другие проблемы с фондами помощи FEMA, такие как низкая сумма в долларах, которую предлагали многим из их избирателей. от агентства.

«[Мы слышали] бесчисленные истории от избирателей в наших округах, которые задавались вопросом об ограниченной помощи.Многие другие участники сообщают о длительном времени обработки и автоматических отказах», — говорится в письме. «Несмотря на подачу заявок в начале сентября, некоторые из наших избирателей еще не получили решения, не говоря уже о каких-либо средствах для начала капитального ремонта».

Ида обрушилась на район метро Нью-Йорка 2 сентября, выпав исторический 3,15 дюйма дождя за один час, затопив дороги и подвалы и убив 16 жителей Нью-Йорка и 30 человек в Нью-Джерси. После урагана президент Джо Байден посетил некоторые пострадавшие от наводнения районы и пообещал помощь.

Но среди тех, кому отказали в федеральной помощи, была Дженнифер Морено, 47 лет, которая живет в том самом квартале, который посетил Байден. Морено делит трехэтажный дом со своими двумя детьми и братом, который жил в подвале, пока Ида не погрузила его квартиру в подвале на шесть футов паводковой воды. Технически дом принадлежит недавно умершей матери брата и сестры, поэтому их заявка на финансирование FEMA была отклонена, хотя сейчас они работают над апелляцией. Семья осталась без тепла после урагана, и у нее нет 12 000 долларов, необходимых для проведения необходимого ремонта, чтобы восстановить его.

Иррациональное число – обзор

1.1.1 Примечания к обозначениям и условным обозначениям

Как мы видели выше, мы использовали некоторые обозначения, такие как ≈ и ⋯, без особых объяснений. Прежде чем мы продолжим, лучше кратко объяснить соглашения и обозначения, которые мы часто используем в математике и, конечно же, в этой книге.

Мы знаем, что = означает равенство, например 1+2=3, а ≠ означает «не равно», например 1+2≠4. Однако мы часто используем ≈ для обозначения «приблизительно равно». Например, мы можем написать 4.99998≈5.

Чтобы не выписывать все подряд, мы часто используем n=1,2,…,10 для точного обозначения n=1,2,3,4,5,6,7,8,9, 10. Точно так же, когда мы пишем n=1,2,⋯, мы имеем в виду все числа от 1 до любых больших чисел. Обычно мы используем ⋯ или … для обозначения «и т. д.». Кроме того, мы иногда хотим включить в наше обсуждение бесконечность (∞), а существует положительная бесконечность +∞ и отрицательная бесконечность −∞. Любое число n меньше +∞, то есть n<+∞. Любое число также больше -∞ (т.е., −∞

Для простоты обозначения умножения мы используем ab для обозначения a×b, а также a⋅b=ab=a×b, где a и b — любые два числа.

Иногда, чтобы записать более компактно, мы используем ± для обозначения + или -. Таким образом, 2±3 означает 2+3 или 2−3.

Теперь вернемся к обсуждению чисел. Доказательство того, что число 2 иррационально, является одним из первых математических доказательств, приведенных в « элементах » Евклида около 2300 лет назад.Заинтересованные читатели могут обратиться к любой книге по теории чисел или простым числам.

Пример 1.1

Поскольку 5 — иррациональное число, знаменитое золотое сечение

ϕ=1+52=1,6180339887…,

также иррационально.

Другим хорошо известным иррациональным числом является число Эйлера

e=2,71828182845

35360287…,

, которое имеет бесконечное количество знаков после запятой.

Рациональные числа и иррациональные числа вместе составляют действительные числа. В математике все действительные числа часто обозначаются R или ℜ, а действительное число соответствует уникальной точке или местоположению на числовой прямой (см.1.1). Например, 3/2 соответствует точке A , а −2 соответствует точке B .

Рисунок 1.1. Вещественные числа и их представления (в виде точек) на числовой прямой.

На плоскости любая точка может быть указана парой двух действительных чисел (x,y), которые называются декартовыми координатами (см. рис. 1.2). Для простоты ссылки на местоположения или различные части на плоскости мы условно делим систему координат на четыре квадранта.

Рисунок 1.2. Декартовы координаты и четыре квадранта.

Из первого квадранта с (x>0,y>0) против часовой стрелки мы последовательно называем их вторым, третьим и четвертым квадрантами, как показано на рис.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.