Неосознанная тревога: Личный коуч: как бороться с повышенной тревожностью на рабочем месте

Личный коуч: как бороться с повышенной тревожностью на рабочем месте

«Это странное состояние охватывает меня, растекается по телу, когда трудно сосредоточиться на чем-то конкретном, руки дрожат, ночью невозможно заснуть, впереди мерещатся всякие неприятности, а веры в успех как не бывало. Но потом вдруг начинается удивительный прилив сил…» – так описывал свою тревогу перед самыми значимыми решениями и встречами известный японский предприниматель, основатель компании Honda Motor Соичиро Хонда.

С одной стороны, тревога – полезное переживание, помогающее ощутить важность момента, вовремя включить защитные механизмы, мобилизовать эмоциональный резерв. Нормальная тревога, испытываемая в периоды высокой ответственности, неопределенности, сложностей, непредсказуемых изменений, свойственна каждому из нас. Тревога также возникает, когда перед человеком раскрываются новые возможности. Недаром датский философ-экзистенциалист Серен Кьеркегор называл тревогу нашим «лучшим учителем». Испытывая тревогу, сотрудник старается все предусмотреть, сделать все заранее, продумать все риски и барьеры, представить и обсудить все последствия своих решений, действий, инициатив. В итоге появляются тщательно подготовленные, взвешенные и комплексные аналитические отчеты, презентации, заключения, письма, служебные записки.

От публичных людей, артистов известны многочисленные случаи, когда как раз отсутствие тревоги приводило к неудачным выступлениям, слабым или даже сорванным спектаклям.

С другой – иногда естественная и временная тревога превращается в устойчивое свойство личности. «С таким руководителем мне пришлось проработать не один год, – рассказывала мне эксперт отдела организационного проектирования крупной энергетической компании. – И это был кошмар. Он находился в бесконечных переживаниях, постоянно нас торопил, дергал. В любом деле обращал внимание на самые незначительные детали, предрекал негативные сценарии и исходы, сам мучился сомнениями и мучил других. Вместо того чтобы настраивать на результат и вдохновлять, он своими словами и действиями дезорганизовывал работу. Я знаю, что он мечтал о дальнейшей карьере, но именно тревожность стала его ограничителем». И это не случайно.

Тревожные люди все время ощущают беспричинный страх. Их главный посыл к окружающему миру – «а вдруг что-нибудь случится». От лидеров всегда ожидают смелости, стрессоустойчивости, дальновидности, надежности, умения внушать людям веру в успех. Но именно этих качеств и лишены тревожные люди. Они обладают низкой самооценкой, крайне неуверены в своих силах, боятся совершить ошибку, быть осмеянными, униженными, отверженными. Присущее им чувство страха перед неизвестным приводит к тому, что они редко рискуют, избегают решительных поступков, не проявляют инициативу. Мне известны немногочисленные случаи, когда очень тревожные люди, будучи амбициозными, общительными, с хорошими интеллектуальными способностями, все-таки оказывались на высшем уровне руководства. Но ни один из них не смог надолго удержаться на ответственной позиции – в первую очередь их подводили собственные эмоции и пошатнувшееся здоровье. Тревожные руководители слишком близко к сердцу принимали все события, переживали по каждому поводу (а таких поводов находилось всегда огромное количество). В сложных переговорах, где требовались хладнокровие и невозмутимость, они горячились, нервничали, суетились – и проигрывали. А потом снова страдали – уже из-за неудач.

Причины тревоги обычно кроются в детстве. Известно, что предпосылкой возникновения тревожности является повышенная чувствительность организма. Но и воспитание играет существенную роль. Если родители чрезмерно опекают ребенка, контролируют каждый его шаг и порыв, делают постоянные замечания, упрекают, одергивают, то ребенок утрачивает уверенность в себе. Он начинает опасаться родительской критики, нереалистичных ожиданий, беспокоиться, что он сделает что-то не так, т. е. испытывает чувство вины и тревогу, которые могут закрепиться и перерасти в черту характера – высокую тревожность. Бывают и другие случаи. Находясь в тесном эмоциональном контакте с ребенком, любящий, но тревожный, мнительный родитель неосознанно заражает своими страхами малыша, способствует формированию у него самого сильной тревожности. Часто, не задумываясь, родители внушают детям страхи никогда не реализуемыми псевдоугрозами вроде: «Отдам тебя милиционеру, мне такой плохой мальчик не нужен», «Уйду от тебя, раз ты так себя ведешь».

Бывает, что тревожность взрослых усиливается и расцветает из-за череды неудач, слабых рабочих результатов, постоянных попреков руководителей. Моя подруга, опытный юрист высокой квалификации, пришла работать по специальности в известный московский театр. Как я теперь знаю, работы для юриста даже в театрах очень много. Ее начальник, директор театра, человек импульсивный, грубый в обхождении, с подчиненными не церемонился – ругал, обесценивал успехи, без устали давал негативную обратную связь. Подруга мужественно переносила такое взаимодействие, но через несколько месяцев стала тревожной, пугливой, сомневающейся, недоверчивой, пессимистичной. Жизнь стала представляться ей преисполненной угроз и опасностей. Боюсь, что ее характер сильно бы изменился, если бы она осталась там надолго.

Как же бороться с повышенной тревожностью на рабочем месте?

Во-первых, оцените уровень решаемых задач – насколько они действительно соответствуют вашим сегодняшним возможностям. Рутина и творчество, легкие (привычные) и трудные (развивающие) задачи должны составлять волшебную пропорцию 80 на 20. Если же эта пропорция регулярно нарушается в пользу сложных задач, то возникает стресс, который приводит к формированию тревожного внутреннего комплекса.

Во-вторых, научитесь воспринимать любую рабочую ситуацию «сверху», из позиции наблюдателя. Такая позиция позволяет снизить эмоциональный накал, прибавить объективности и рассудочности нашему видению, увидеть ценностный и смысловой аспект проблемы.

В-третьих, постоянная тревога – это сигнал бедствия. Если вы много тревожитесь, но не всегда понимаете причины, надо срочно разгадать и проанализировать истинные основания тревоги. Бывают случаи, когда «рабочая» тревога на самом деле маскируют тревогу, связанную, например, со скрытыми семейными трудностями. Осознание этого факта позволяет сфокусировать внимание и направить усилия на разрешение реальных проблем. Если же так и не удалось выявить причины тревоги, то это тоже результат. Осознание необоснованности собственного чувства может значительно облегчить симптомы тревожного состояния.

В-четвертых, тревожным людям полезно освоить такие упражнения по контролю своих состояний, как медитация, аутотренинг, йога, цигун, дыхательная гимнастика и т. д.

В-пятых, присутствие рядом всегда спокойного коллеги, который поможет посмотреть на возникшие проблемы без паники, рационально, взвешенно, тоже окажет вам неоценимую услугу.

Блог психолога: что делать с весенней тревожностью?

  • Елена Савинова
  • Психолог

Автор фото, Christopher Furlong/Getty

Підпис до фото,

Тревожные люди могут годами жить в ожидании наихудшего и объяснять свое настроение событиями, происходящими на работе или в стране

Раздражительность, смена настроения, бессилие и невозможность расслабиться. Все эти состояния всем нам хорошо знакомы, особенно весной. Они большой ложкой дегтя «уравновешивают» радость от более продолжительных солнечных дней, первых цветов и пенья птиц.

Такие негативные реакции психики на казалось бы позитивные изменения бурным потоком сливаются в синдром тревожности.

Состояние без цвета и запаха

Тревога отличается от тревожности тем, что возникает как реакция на реальную ситуацию неопределенности, предстоящее событие, опасность, с которыми необходимо справиться.

Физиологическая тревога — не особо приятное, но ограниченное во времени ощущение. Она в какой-то степени даже помогает собраться с силами и мыслями, когда мы вынуждены решать те задачи, с которыми еще не сталкивались или сталкиваемся нечасто.

Поэтому, когда экзамен сдан или речь произнесена, наступает расслабление.

А вот тревожность — это продолжительное и неосознанное беспокойство, постоянное предчувствие, что произойдет что-то плохое.

Люди могут годами жить в ожидании наихудшего и объяснять свое настроение событиями, происходящими на работе или в стране.

Автор фото, Christopher Furlong/Getty

Підпис до фото,

После стресса наступает апатия и равнодушие

Коварство синдрома тревожности, как, собственно, всех самых плохих болезней, заключается в безсимптомности.

Ничего же не болит, кроме души. Но это, как говорила одна моя клиентка, для избалованных людей. По ее мнению, нужно меньше обращать внимание на такие мелочи, а брать себя в руки — и заниматься делом.

Сама она пришла с жалобами на постоянную головную боль, бессонницу и боли в спине. Все это сопровождалось забывчивостью, невозможностью сосредоточиться и сделать самый простой выбор — что приготовить, остаться дома или куда-то пойти.

Врачи не обнаружили ничего кроме гипертонии и учащенного сердцебиения. Поэтому направили женщину к психологу, заподозрив нервное истощение. Она отнеслась к этому очень скептически и продолжала настаивать, чтобы ей назначили эффективные препараты от боли в пояснице.

Невроз бурной деятельности

На самом деле боль была следствием длительного стресса и напряжения. Это привело к образованию мышечных зажимов, что в который раз доказывает, что все болезни от нервов.

Но как все-таки отличить коварный невроз тревожности от плохого настроения, обычной лени, нежелания работать?

Сразу отмечу, что потеря интереса к чему-то может свидетельствовать о переутомлении, начале депрессии. Если игнорировать подобные сигналы, мысленно стыдя себя и призывая собрать волю в кулак, стресс станет хроническим. Его сменит внутренняя эмиграция — апатия и безразличие.

Автор фото, Sean Gallup/Getty

Підпис до фото,

Реальность может быть не такой плохой, как вам кажется

Тревожность имеет специфические проявления.

Это — ощущение, будто весь мир враждебно настроен по отношению именно к вам. Что все люди либо пристально и в основном негативно вас оценивают, либо настолько равнодушны, что не замечают вас вообще.

Это — сочетание минорного настроения с необходимостью все время что-то делать, лишь бы не сидеть на месте.

Тревожные люди, даже сидя, перманентно двигают пальцами или покачивают ногами. Или, пытаясь «заговорить» собственное беспокойство, без умолку болтают.

В случае перенапряжения могут начаться внезапные приступы паники и дезориентации в пространстве.

Этот «букет» как правило сопровождается постоянным прокручиванием в голове одного и того же сюжета — навязчивыми мыслями.

Преимущественно о том, что и кому мы сказали, какое впечатление произвели. Или о том, что должно произойти в будущем и что мы должны сделать, чтобы все устроилось как нельзя лучше.

Кроме того, люди с синдромом тревожности боятся, что состояние дискомфорта — неприятная музыка, детский шум, бессонная ночь — будут длиться бесконечно, а они ничего с этим не смогут поделать.

Хоть раз сделать что-то не так

Почему тревожные расстройства обостряются весной или осенью?

Люди с нестабильной психикой комфортно себя чувствуют в знакомых ситуациях и в привычном ритме.

Они уже приспособились к монотонности и консерватизму зимы. А весенние радости, как например: плащ вместо шубы, салат вместо жареной картошки, возможность ходить пешком вызывают дискомфорт, поскольку вынуждают их делать выбор и привыкать к новому.

Автор фото, Christopher Furlong/Getty

Казалось бы, обычные дела.

Но для человека, психика которого перегружена сомнениями в себе, переживанием вселенской несправедливости и ожиданием опасности, малейшая неуверенность в себе усиливает стресс.

Эмоциональные и впечатлительные люди больше других подвержены опасности заразиться «вирусом тревожности». Они сомневаются в своих способностях и внешности — не имеют внутреннего стержня.

Также в группе риска — требовательные к себе и другим сильные личности, так называемые хозяева жизни. Их ахиллесовой пятой является сложность переживания непредсказуемости и утраты контроля над некоторыми жизненными ситуациями.

Вместо того, чтобы воспринимать происходящее с ними как разнообразие мира, они страдают от невозможности его контролировать.

Чтобы обезопасить себя от атак безосновательной тревоги, не принимайте все происходящее вокруг вас на свой счет.

То есть, дождь идет не на зло вам, соседи затеяли ремонт не для того, чтобы вам было плохо. Не будьте слишком строги к себе. Даже если ошиблись именно вы, вы — всего лишь человек. Мировой порядок также далек от идеала.

Автор фото, JONATHAN NACKSTRAND/Getty

Підпис до фото,

Освободитесь от бремени чужих ожиданий, избавьтесь от всех «надо» — и прислушайтесь к собственным желаниям

Не прокручивайте в памяти те моменты, когда вы были не на высоте. Прошлого не вернешь, так зачем отравлять себе настоящее.

Также излишне не переживайте о том, что должно произойти. Ваши страдания ничего не изменят, лучше отпустите ситуацию и живите настоящим.

Если вы — ответственный человек, но устали от чужих ожиданий, делайте только то, что вам на самом деле интересно. Доверяйте себе. Никому ничего не доказывайте, отпустите ситуацию.

Избавьтесь всех «надо», если это нужно не вам. И наоборот — тщательно прислушивайтесь к собственным желаниям, по возможности удовлетворяйте их.

Двигайтесь, гуляйте на свежем воздухе, обращайте внимание на красоту вокруг, удивляйтесь.

Не пытайтесь мысленно контролировать весь мир. И помните, что все плохое имеет тенденцию заканчиваться.

Вегетативная дистония, как себе помочь.

Тебе сделали обследования, в организме все в порядке, но ты так себя не чувствуешь. Ложась спать вечером, сердце снова начитает стучать как сумасшедшее, руки становятся холодными и влажными, кружится голова. На людях ты внезапно начинаешь потеть, тебе не хватает воздуха, ты не можешь дышать. Перед собранием внезапно начинает пучить живот, тебе приходится несколько раз бегать в туалет.Семейный врач что-то говорит о вегетативной дистонии. Что с тобой происходит? Вегетативная дистония – это не болезнь. Этим термином обозначают совокупность неприятных физических симптомов, вызванных эмоциональными нарушениями. Однако людям, страдающим от симптомов, помочь нелегко. Почему так происходит, поясняет dr. med. Артурс Утинанс, психиатр, врач-психотерапевт.
Как проявляется вегетативная дистония?

В различных жизненных ситуациях мы реагируем, чувствуя и проявляя эмоции. Однако некоторым людям как из-за физиологических (физические травмы, вызванные алкоголем изменения в головном мозге и др.), так и эмоциональных нарушений ( из-за сильной эмоциональной травмы или чаще – из-за ошибок в эмоциональном воспитании) не удается распознать свой страх, гнев, разочарование и др.

Младенцы, которые еще не распознают эмоции, всегда эмоционально реагируют телесными проявлениями. Еще в раннем возрасте родителям необходимо учить ребенка, как называть эмоции, что он чувствует – то есть, когда ребенок испугался – это страх, когда злится – злость и т.д. Такое эмоциональное воспитание, которое начинается еще в младенческом возрасте, продолжается все детство. Если, например, у ребенка учительница, применяющая эмоциональное насилие, пугающая ребенка так, что он описался, родителям необходимо объяснить ребенку, что произошло в его эмоциональном мире и в организме, почему реакция была такой бурной. И после этого, разумеется, поговорить и в школе.

Взрослый человек, который по каким-то причинам не смог успешно пройти такую школу эмоций, в моменты сильной тревоги из-за страха или других эмоций не распознает их или не может найти причину тревоги, но замечает некоторые телесные реакции, которые типичны для моментов сильного волнения:

  • учащается сердцебиение, пульс;
  • возникают неприятные ощущения в левом боку;
  • начинается потоотделение, озноб;
  • мучает одышка или учащенное дыхание;
  • начинает пучить живот, появляется боль в животе, спазмы, тошнота, немедленная и частая потребность посетить туалет;
  • мешает головокружение, нестабильность, резкая слабость или предобморочное состояние;
  • возникают странные ощущения в руках и ногах – они становятся холодными, влажными, немеют, появляются покалывания;
  • начинаются приливы жара или холода и др.

Поскольку такие симптомы есть у многих физических заболеваний, правильно сначала обратиться к семейному врачу. О ВД можно думать только после того, как были исключены органическое заболевание или нарушение.

Что еще свидетельствует о ВД?

Если врач знающий, обычно во время визита удается понять, появляются ли беспокоящие физические симптомы в определенных ситуациях. Это тоже указывает на ВД. Мы так устроены, что в случае воображаемой опасности организм реагирует так же, как и в ситуации, когда, например, к человеку бежит бешеная собака. Можно попытаться представить, какие в таком случае будут ощущения, и понять, что именно так чувствуют себя люди, на которых никто не бросается, но которые по неясным причинам испытывают сильный страх. По побуждению врача человек может вспомнить, что похожим образом чувствует себя, когда остается дома один, или наоборот, попадая в толпу людей и др. Разумеется, ситуации, когда охватывает неосознанная тревога, могут быть самые разные.

Неприятные и пугающие физические симптомы могут беспокоить еще больше. У каждого бывают моменты, когда сердце выскакивает из груди, но, если только человек не живет в экстремальных условиях, такое сильное волнение не должно быть частым.

Если это случается часто, кто-то идет к врачу с жалобой на то, что слишком часто чувствует чрезмерную тревогу, а другой рассказывает не о тревоге или страхе, а об учащенном сердцебиении или ощущении дискомфорта в животе. Типично, что такие люди не хотят признавать, что после исключения возможных заболеваний с похожими симптомами необходимо лечить эмоциональное нарушение. Таким людям зачастую нравятся различные сложные пояснения, которые иными словами говорят о том же. Но звучит впечатляюще. Например, в моей вегетативной системе возник дисбаланс, поэтому… Некоторым людям со склонностью к ипохондрии хочется продолжить искать какую-то мистическую болезнь, а не признать эмоциональное нарушение. И именно это является причиной того, почему даже самому лучшему семейному врачу нелегко помочь таким пациентам.

Некоторым принять ситуацию помогает разъяснение, как работает мозг. Серое вещество мозга или нейроны находятся не только в части мозга, которая отвечает за восприятие, но и в мозговых центрах, регулирующих действие внутренних органов (вегетативная нервная система). Поэтому, когда мозг воспринимает информацию о каких-либо чувствах, определенные изменения происходят и во внутренних органах. Если кто-то вскрикнет, можно так испугаться, что сразу нужно бежать в туалет. Если самому понятно, что это произошло из-за испуга, человек успокаивается и спокойно живет дальше. Но если он не осознает, что чувствует страх, посещение туалета, которое повторяется в похожих ситуациях, беспокоит его еще больше. Увеличивается разрыв между мыслями и реакциями, которые не удается связать вместе. Поэтому растет и тревога.

Как лечить то, что не является болезнью?
Психотерапия

Если есть желание и мотивация узнать себя и добиться того, чтобы мешающие симптомы исчезли или не появлялись так часто, не превращались в приступы паники, когда появляется страх смерти (поскольку пропадает ощущение реальности), лучшим лечением является психотерапия. Исследования показывают, что наиболее эффективны когнитивно-бихевиоральная психотерапия (КБТ) и психодинамическая психотерапия. Однако, чтобы человек начал работать над собой, учиться распознавать и управлять своими эмоциями во взрослом возрасте, сначала необходимо честно себе признаться, что ВД – это эмоциональное нарушение.

Самоуспокоение

Если человек не готов к психотерапии, которая не всем подходит, необходимо пытаться помочь себе по-другому. Одно из решений – научиться себя успокаивать в моменты, когда снова по необъяснимым причинам появятся бурные реакции организма. Чтобы научиться методам самоуспокоения, разумеется, сначала необходимо признать, что физические симптомы вызваны волнением. Общепринятая техника помощи себе – глубокое диафрагмальное дыхание.

Дополнительно можно использовать все, что помогает – теплый чай или натуральный успокаивающий препарат, текущую воду, теплую ванну, прогулку на свежем воздухе и т. д. Научившись себя успокаивать, в жизни с собой всегда будет спасательный пояс, который поможет, когда в следующий раз появится тревога. Это больше, чем ничего. У каждого свой порог способностей, насколько удается себе помочь здоровым образом. Однако такие меры помощи себе не помогут изменить структуру личности со склонностью к чрезмерной тревожности, страхам, панике. Поэтому следует считаться с тем, что приступы ВД не исчезнут. Однако общие рекомендации, что означает регулярно высыпаться, быть физически активным, стараться не перегружать себя, помогут в целом сохранить покой.

Фото: Shutterstock

13.Неосознанная тревога, Потеряв, еще сильнее полюбишь — фанфик по фэндому «Кинг Стивен «Оно»», «Оно (2017-2019)»

POV Ричи Тозиер K. — Cigarettes After Sex       -Эдди! — я кинулся к нему. — Мы убили Пеннивайза, чувак. — улыбаясь проговорил я, но он уже не слышал меня. — Эдди… Эдди! -Ричи, все рушится! Нам нужно уходить! Ричи! -А как же Эдди?! Нам нужно вытащить его! Ему помогут! Он еще жив! — на моих глазах выступили слезы. -Ричи… Дорогой, его больше нет… — Бев сказала это сквозь слезы, положив руку мне на плечо. -Нет! Ему еще можно помочь! Ему еще можно помочь! — я обнял Эдди так крепко, насколько хватало сил. Я хотел спрятать его от всего этого кошмара. Я больше всего на свете хотел спасти его. — Он еще жив! Жив! Нам нужно вытащить его! — я вцепился в Эдди и зажмурил глаза. -Ричи, нам нужно уходить! Оставь его! Ричи! — Билл и Майк оттаскивали меня от Эдди. -Я не уйду без него!       Все стали выбираться из разрущающегося дома. Майк тащил меня за руку, заставляя бежать вместе со всеми. Дом провалился под землю на наших глазах. Словно и не существовало… -Там Эдди! — я хотел броситься в исчезающий дом, но Майк удержал меня. — Эдди! Эдди… Эдди, Эдди… -Тише… Это просто кошмар. Всего лишь кошмар. — я очнулся в объятиях Эдди. — Я рядом, Рич. Я рядом. — он медленно поглаживал меня по волосам, немного цепляя кудри. — Это просто кошмар. Ты все сделал правильно. — он отстранился от меня и заглянул в глаза.
— Все хорошо, солнце. -Эдди… — я тихо выдохнул его имя где-то рядом с его ухом.       Как же я чертовски люблю тебя. — промелькнуло у меня в голове, но я не сказал больше ни слова. Лишь пытался выровнять дыхание, сжимая Эдди в объятиях.

***

      Я сонно открыл глаза, закрываясь руками от невыносимо яркого солнца. Эдди мирно сопел рядом. Такой милый. В очередной раз напомнив себе, что нужно все-таки купить, наконец, шторы, я поднялся с постели и направился в ванную. Сегодня первый рабочий день на новом месте — сцена больше не мое. Я чудом проснулся раньше будильника и выиграл этим лишние полчаса. Сил, конечно, ни на что не хватало, но нам чертовски нужны были деньги. Жизнь все еще катилась в никуда. Я чувствовал только, что безумно устал. Не знаю даже от чего. Меня больше не радовал завтрак, хотя раньше я считал это чем-то важным. Сейчас я, можно сказать, вообще перестал завтракать. Только механично делал кофе каждое утро, потому что так принято. Утренний кофе казался абсолютно безвкусным.
Кто вообще может пить такое? Глупый вопрос, я и пью… Но всего на секунду в голове промелькнула мысль, что дело-то вовсе не в кофе. Я очень хотел выбраться из этого состояния, но не знал как. Я понимал, что медленно падаю на дно. Опять. Только теперь я еще и тяну за собой Эдди. Как же все так получилось?.. Он почти каждую ночь просыпается из-за меня. А я даже не заметил вовремя, что у него снова начались галлюцинации. Не заметил, что он снова боится засыпать. Как и я, в общем-то. -Ричи?.. Доброе утро. — Эдди стоял в дверном проходе и устало потирал глаза рукавом рубашки. -Доброе. — я улыбнулся ему. Ради него… Я живу ради него. Мне все давно уже кажется совершенно бессмысленным, но только увидев его, я не могу перестать улыбаться. Как будто и не было этих двадцати семи лет. Как будто нам снова по тринадцать. Если подумать, я все эти годы разлуки с ним и не жил вовсе. Просто делал все, что от меня ждали. Все, что привыкли делать остальные. Я просто плыл по течению. Удивительно…
Моя жизнь была настолько шаблонной, что я даже не вспомню сейчас, чем занимался все это время. На что я его потратил? Как же глупо. Бессмысленно. -У тебя сегодня работа? — Эдди налил себе стакан воды и сел напротив меня. -Да. Кто бы мог подумать, я собираюсь в самый обычный офис. Просто потому, что это пока единственный вариант. Боже, я стал таким заурядным. -Во сколько вернешься? -Часов в девять. Если не задержут, конечно. Я позвоню тебе. -Хорошо. -Бев обещала заменить меня. -Всмысле заменить? Ричи, я же, блин, не ребенок. — Эдди улыбнулся. -Я просто волнуюсь. — я рассмеялся и потрепал его по волосам. Действительно, как ребенка. — Она приедет после обеда. Возможно, Бена с собой притащит. -Ладно.

***

      К девяти я уже ехал домой. Работа в офисе такая скучная. До невозможности. Как люди тратят жизнь на это? Комиком быть было интереснее. -Алло, Эдс. Я еду домой. -Хорошо. Как все прошло? — его голос был уставшим. -Да вроде, неплохо. Но там просто невыносимо скучно. — протянул я в ответ, улыбнувшись. -Боже, Ричи… Жду тебя дома. -Пока, мое солнышко. — почти пропел я и рассмеялся. Только разговаривая с ним, я вел себя так. Даже, когда хочется кричать от пустоты внутри, его голос заставляет меня снова хотеть жить. Именно жить… не существовать. Я ехал на своей потрепанной машине и рассматривал смутно знакомые улочки. Каждая из них хранила в себе что-то особенное, родное. Вот только большинство воспоминаний были не самыми приятными. В основном от вида всего этого городка появлялось лишь нестерпимое желание сбежать. Хоть куда-нибудь. Только бы не находиться здесь. Я проезжал мимо Нейболт-стрит… Отвратительное чувство тревоги заставляло ехать быстрее. -Чертов клоун. — процедил я. Через пару до боли знакомых улиц я спокойно выдохнул. Я направлялся к Эдди и это — самое важное. Я вдруг вспомнил ту ночь. —
Он любит меня.
Он любит меня! — я радостно засмеялся. — Мне ведь это не приснилось?.. Он любит меня. — повторил я снова, пытаясь поверить в это. Ради него я смогу выбраться из всего этого. Мы сможем. Пока он рядом, все хорошо. Раз он до сих пор рядом, все хорошо. Вместе мы справимся. Я вышел из машины, все еще не переставая улыбаться этим мыслям. Я направился к нашему дому и впервые чувствовал, что меня там ждут. Впервые действительно мог назвать эту обветшалую квартирку домом. Ведь там был Эдди. Мой Эдди. Мое солнце. -Ричи, ты вернулся? — Эдди, услышав, как я открываю дверь, вышел мне навстречу. -Ага. — я улыбнулся и поцеловал его. -Ты чего? — он ошарашенно смотрел на меня. -Ничего. — по-прежнему улыбаясь проговорил я и направился в ванную.

Тревога, вирус и белая обезьяна

Думаю, ни для кого не станет откровением, что все мы сейчас испытываем тревогу и беспокойство. Прежде всего, я хотел бы разделить два этих понятия. Тревога – это эмоция, и очень полезная. Не очень хорошо, если люди сейчас не испытывают тревоги и не верят, что происходит что-то серьезное, поскольку тревога, если она в нормальных дозах, помогает нам принимать правильные решения.

Беспокойство – не эмоция, а процесс размышлений. Мы задаем себе вопрос «А что, если?», и прокручиваем всевозможные сценарии: что будет, если я потеряю работу? что будет дальше? как я смогу обеспечивать своих детей? Думаю, у многих из нас эти размышления занимают значительную часть времени.

В отличие от тревоги беспокойство может быть продуктивным гораздо реже. Продуктивно оно только тогда, когда после размышлений мы принимаем какое-либо решение и начинаем действовать. Если одна и та же мысль повторяется, идет по кругу, то мозг воспринимает это как сигнал безнадежности. Нам становится все хуже и хуже: усиливается тревога, развивается депрессия.

Важно различать беспокойство продуктивное и непродуктивное: если мысли крутятся по кругу, следовательно, беспокойство патологическое и нужно начинать с ним бороться. Вопрос: каким образом? Выскажу парадоксальную вещь. Если вы зайдете в Instagram, Facebook, то увидите огромное количество советов от психологов, коучей по сохранению оптимизма, бодрости духа и так далее.

Но большинство этих советов могут усилить беспокойство – человек начинает «сканировать» себя и спрашивать: «Удалось ли мне достаточно успокоиться?», «Удалось ли мне достичь бодрости духа?» На самом деле важно принять тот факт, что сейчас мы не можем успокоиться на 100 процентов, а тревога и беспокойство будут с нами еще длительное время.

Своим клиентам я предлагаю метафору «температуры». Если у вас температура, вы не можете от себя потребовать, чтобы температура исчезла, просто растворилась. Вы делаете что-то, несмотря на температуру – пусть и не очень продуктивно – и она в фоновом режиме присутствует в вашей жизни. Мы можем поступить также. Если мы не способны победить тревогу, нет смысла стараться это делать.

Таким образом, если говорить о беспокойных мыслях и экономических прогнозах – уделяйте этому какое-то время в течение дня: ведь нам действительно нужно быть осведомленными. Хорошо, если это будет час для беспокойства: чтения новой информации, обдумывания. Но затем переставайте искать информацию.

Это не означает, что вы моментально успокоитесь: беспокойство будет, но его нужно принять как должное.

Еще один способ – он тоже парадоксальный, и довольно древний, проистекает из стоической школы, греческой философии, и широко используется в когнитивно-поведенческой терапии. Это способ называется «наихудший исход»: вместо того, чтобы избегать плохих мыслей, мы идем за ними до конца. Но не просто, чтобы испугаться, а поразмышлять: что я могу сделать при наихудшем исходе.

Обычно – таков опыт моей практики – когда у человека появляется в голове беспокойная мысль, он пытается продумать ее с разных сторон. У большинства из нас есть представление, зачастую неосознанное, что беспокойство полезно: «Если я буду размышлять о том, как меня могут уволить с работы, как развалится мой бизнес, то подготовлюсь к этому результату, приму важное и правильное решение». Но практика показывает, что решение чаще всего не находится – происходит только истощение.

Говоря о технике «наихудшего исхода», мы можем себе представить самый плачевный результат. Допустим, человек думает: «Я очень боюсь, что мой бизнес развалится». Не нужно думать о том, как это страшно, а вообразить: «Вот, это уже здесь. Это очень неприятно, это не самоуспокоение, мой бизнес развалился». Представьте: это действительно конец жизни? Ситуация, в которой ничего нельзя сделать? Получается, вместо того, чтобы с ужасом смотреть в неясное будущее, мы его себе представляем. При этом понимаем: у нас есть ресурсы что-то сделать. Разумеется, это не работает для всех ситуаций. В частности, если наихудший исход – смерть, мы не можем себе сказать: когда я умру, то смогу что-то с этим сделать.

Следующий метод тесно связан с буддистскими практиками осознанности. Нам важно понять: многие наши тревоги связаны с фактом, что мы очень высоко ценим свою роль в окружающем мире. Это абсолютно нормально: для нас должны быть важны мы сами и наше ближайшее окружение. Но порой очень важно расширить контекст. Если мы понимаем, что для вселенной и эволюции наше существование не так важно; мы – только часть процесса; мы можем переключить часть внимания на других людей, то это серьезно снизит нашу тревогу.

Не хотел бы проповедовать дзен-буддизм, но иногда, если мы уделяем себе меньше внимания, это сказывается на нас благотворно. В частности, многие сегодня начинают помогать другим людям, занимаются той или иной формой волонтерства. Это может быть хорошим способом помочь себе, поскольку дает чувство сопричастности, ощущение контроля. Необязательно устраиваться на работу в больницу в Коммунарке, но довольно просто найти формы активности, связанные со своей профессией, помочь людям, которые нас окружают. Есть исследования, которые показывают, что важно чувство согласованности – ощущение, что действия влияют на окружающих.

Вопрос слушателя: Как научиться уделять своему «я» меньше внимания, если оно занимает меня целиком?

Ответить на этот вопрос сложно, практически невозможно. Но в нашем распоряжении есть арсенал методик осознанности, которые позволяют переключиться из ситуации «там и тогда» в «здесь и сейчас». Большую часть жизни мы живем на автопилоте. Мы едем на работу – мы думаем о том, что произойдет в отдельный рабочий день; мы едем с работы – мы думаем о том, что было на работе, и что будет завтра на работе; разумеется, залезаем в соцсети.

Если нас спросить: сколько ступенек в нашем подъезде от входной двери до квартиры, мы не сможем ответить. Некоторые люди даже не замечают: снег на улице или дождь, поскольку настолько погружены в свои мысли. Методики осознанности направлены на то, чтобы попробовать человека переключить в положение «здесь и сейчас».

Приведу в качестве примера несколько простых методик.

Первая. Посмотреть на мир взглядом новичка. Сейчас мы не можем гулять, но можно выйти на балкон и представить, что никогда не видели это место. Например, вы житель пустыни Сахара, не знали ни о высоких домах, ни о траве, ни о деревьях, ни о дожде. Попробуйте безоценочно понаблюдать за тем, что происходит вокруг, фиксируя свое внимание на разных мелочах, даже на разных оттенках серого, если вокруг все серое. Не надо говорить себе: «Вокруг грязно, вокруг холодно, вокруг большие дома». Просто наблюдайте за этим с некоторым удивлением – изучайте это. Попробуйте включить одновременно две системы органов чувств – наблюдение зрительное и фиксацию звуков, которые вас окружают. Когда ваше внимание полностью «загрузится» внешней обстановкой, вы увидите, что количество беспокоящих вас мыслей снизится, поскольку начнете смотреть вовне, а не внутрь себя. При этом важно не ожидать того, что вам быстро станет лучше, не ругать себя за то, что у вас будут появляться посторонние мысли – важно продолжать переключать свое внимание на окружающую обстановку.

Вопрос слушателя: О мыслях, которые занимают наши головы. Как избавиться от негативных мыслей?

Есть такая метафора – «зыбучие пески». Представьте себе человека, который попадает в болото или пески – его начинает затягивать. Ему очень хочется вырваться, выбраться на поверхность, но, как ни странно, это срабатывает в обратную сторону – начинает засасывать еще больше. Для того чтобы выбраться из болота зыбучих песков, нужно сделать контринтуитивную вещь – лечь всей поверхностью тела и откинуться назад, и тогда по законам физики, вас постепенно начнет выталкивать наружу. То же самое с негативными мыслями – если вы начнете с ними бороться, не сможете их побороть. Что называется: «Попробуйте не думать о белой обезьяне, и она все время будет лезть к вам в голову».
Второй вариант – метафора «радио плохих новостей». Представьте, что у вас в доме есть радиоточка, которая сломалась, и вы не можете ее выключить. Она все время говорит какие-то вещи: вам неприятно, вы не можете ничего с этим поделать, но нужно продолжать делать то, что вы делаете. Третий вариант – простая техника «за и против». На первый взгляд она может показаться примитивной: вы собираете факты, которые подтверждают или отрицают вашу мысль. Например, вы регулярно думаете, что точно заразитесь и умрете. Соберите факты, которые говорят «за» это, и факты, которые «против». Какова действительная вероятность этого? Понятно, что люди пожилого возраста, с хроническими заболеваниями очень сильно обеспокоены. Но также мы понимаем, что значительной части людей не грозит серьезная опасность, и, тем не менее, они очень сильно озабочены своим здоровьем. Здесь тоже нужно собрать факты «за и против».

То же самое касается падения доходов. Некоторые рисуют себе катастрофический сценарий: «Я могу умереть с голоду». Но так ли это на самом деле? Каковы факты? Каковы ресурсы, которые я сейчас могу использовать? Это так называемый «сократовский диалог»: суть в том, чтобы постоянно задавать вопросы и опровергать собеседника, которым выступаешь ты сам.

Вопрос слушателя: Сегодня я присутствовал на онлайн-собрании, где проводился опрос об ощущениях всех присутствующих от происходящего. Кажется, только два человека были рады и сказали, что они расслабились, наслаждаются и получают удовольствие. Нормально ли чувствовать комфорт, находясь в изоляции? Друзья страдают, а тебе хорошо. Как относиться к своему удовольствию?

Я бы, наверное, оттолкнулся от этого вопроса и поговорил в целом об изоляции. Для многих это важный стрессовый фактор. Что является топливом для дискомфорта? Если убрать такие специфические истории для нашей страны, как дистанционное обучение в школах и электронный журнал, то существуют общечеловеческие факторы.

Прежде всего, это перфекционизм. Многие люди, особенно успешные, очень страдают, поскольку не могут делать того, что раньше, но при этом берут на себя в изоляции огромное количество обязательств. Есть много юмористических роликов на эту тему: человек хочет просыпаться в семь утра, делать онлайн-йогу, потом питаться правильно, тоже с онлайн-коучем, потом онлайн заниматься саморазвитием, работой и так далее. Но действительность разрушает эти планы и возникает очень сильное чувство дискомфорта. Многие люди сейчас начинают ругать себя за то, что мало делают, непродуктивно проводят свое время. Это очень мощное топливо для негативных чувств во время изоляции, и нужны антиперфекционистские стратегии. Если кто-то испытывает комфорт во время изоляции, это очень хорошо.

Тем, кто набрал на себя слишком много и испытывает дискомфорт, хочется сказать следующее: сейчас очень важно больше разрешать себе, быть в себе более снисходительными. Для многих людей, которые привыкли жить по строгим правилам и расписаниям, это сложно. Если хотите, будьте к себе сострадательнее: сейчас мы наблюдаем, как люди пытаются задавить свою тревогу бесконечным набиранием дел в свое расписание. Если я буду все время занят, то появится чувство согласованности, о котором я говорил ранее, ощущение, что я могу влиять на окружающее. На самом деле это часто приводит к истощению.

Когда мы принимаем тот факт, что нам сейчас не очень хорошо, что у нас есть тревога, и можем быть не всегда продуктивны, то можем отнестись к себе, как к хорошему другу, как к человеку, который переживает сейчас не самое легкое время. Трансляция этого внутри семьи тоже очень важна: мы можем сейчас чуть больше разрешить нашим детям, разрешить себе, чуть чаще выходить из расписания, посмотреть видео на YouTube и посмеяться, вместо того, чтобы сделать что-то очень полезное. Я призываю к большей расслабленности, хотя, конечно, это не значит, что нужно целыми днями ходить в трусах в квартире и пить пиво. Ничего хорошего их этого тоже не выйдет.

Поэтому моя рекомендация – это некоторая золотая середина. Пусть, с одной стороны, у вас будет некое расписание: например, хорошо было бы, чтобы режим не сдвигался очень сильно. Вставать, убирать постель; назначать время для дел в течение дня; общаться позитивно с друзьями или с семьей: сейчас как никогда важны хорошие, теплые дружеские отношения и самопоощрение. Есть такой термин – груминг. В зоопсихологии это означает движения, которые делают социальные животные, например, макаки, когда вычесывают друг у друга насекомых, даже если их нет. На самом деле, груминг имеет огромное значение: он позволяет чувствовать общность и спокойствие внутри стаи. Это показатель того, что все нормально и ничего стрессового не происходит.

Нам важно подавать друг другу маленькие знаки внимания. Если вы находитесь в семье, то, проходя мимо другого, например, погладьте его по спине. Если вы общаетесь с друзьями в Zoom, скажите что-нибудь хорошее. Это мощный фактор, который может помочь преодолеть нам дискомфорт в изоляции.

Вопрос слушателя: Как выделить для беспокойства только час, о котором вы сказали в начале беседы, если ты заперт вместе с домочадцами, которые тоже создают беспокойство и хаос?

Это непростой вопрос. Думаю, худший вариант – сидеть и всем вместе обсуждать, какой ужас сейчас происходит. Такое тоже возможно, и, более того, это неизбежно, даже в моей семье, семье психолога.

Но лучше всего, все-таки, регулировать историю. Мы можем делать две контртревожные вещи. Во-первых, устроить, помимо часа беспокойства, час хороших воспоминаний – например, посмотреть фотографии: как вы проводили отпуск где-то в интересном месте. Важно, чтобы в обсуждениях не было оттенка «как жаль, что этим летом мы туда не попадем». Просто посмотрите, чтобы вспомнить, как хорошо было вместе всем. Второе – это некоторое позитивные планы, позитивное планирование. Здесь, конечно, важна реалистичность – чтобы планы не были краткосрочными. Тогда не будет ощущения, что жизнь закончилась.

Вопрос слушателя: Что делать тем, кто в изоляции находится наедине с собой, один в квартире?

Это довольно дискомфортно. Но все-таки посмотреть, что в большей степени заменяет жизнь до карантина, можно. Главное – это расширение социальных контактов. Можно попробовать поднять старые контакты, вплоть до того, что написать бывшим одноклассникам, с которыми долго не общался.

Дело в том, что часто мы переоцениваем нелепость социальных поступков. Нам кажется: вот я с человеком двадцать лет не разговаривал – с чего это я ему напишу. Но если вы попробуете написать, то удивитесь, сколько людей откликнется с огромным удовольствием, хотя бы потому, что им тоже тревожно, и вдруг появляется кто-то из их хорошего интересного прошлого.

Изоляция в одиночестве – это способ столкнуться со своей скукой. Иногда нам важно просто побыть с ней наедине. Как ни странно, скука может быть довольно мощным оружием самоизменения. В частности, в Японии есть метод психотерапии, которая называется «морита-терапия», основывающаяся на дзэн-буддистских практиках. Человека закрывают на десять дней в помещение без возможности выхода в онлайн, чтения. Ему оставляют только кровать и приносят три раза в день еду. Никто с ним не разговаривает. Естественно, это все происходит добровольно. Первые несколько дней человек страшно страдает от скуки, беспокойства, тревоги, но потом постепенно привыкает к тому, что может побыть с самим собой, своими мыслями, неприятными чувствами. Это может быть довольно целительным переживанием.

Вопрос о личной эффективности и самоорганизации. Как строить жизнь в семье так, чтобы позитивно проводить время и давать детям учиться, а взрослым работать?

Конечно, это очень сложно. Не буду кривить душой, я сам не самый лучший пример организации. Чтобы семья, или пара, которая находятся в изоляции, были эффективны, если им нужно работать, нужно придерживаться более гибких стандартов. Есть такой термин agile, суть которого в том, что можно перестраиваться по ходу выполнения.
Поэтому нужно договориться с семьей, что есть определенный распорядок. Но будет не очень продуктивно, если вы к вечеру поймете, что он не был соблюден, начнете кричать друг на друга и пытаться изо всех сил в следующий раз сделать его более жестким. Я думаю, нужно принять тот факт, что вы несовершенны.

Такая ситуация может оказаться очень целительной для перфекционистов: они могут находиться в несовершенной обстановке, и тем не менее что-то делать и чего-то добиваться. Пусть и не в таком объеме, как это было бы без пандемии.

*Вопрос о том, когда все закончится. Как вернуться в офис после месяцев работы на удаленке и относится к офису, как прежде. Многие из нас доказали себе, что они могут оставаться эффективными, работая чуть ли не вставая с постели. *

Есть те, кто очень хочет вернуться и признает, что многое теряет, работая из дома. Но для работодателей, которые не собираются отказываться от уже построенных структур, это все довольно болезненно. Как вернуть людей в офис, если ты работодатель, и как вернуться, если ты сотрудник?

Конечно, работодатели гораздо лучше понимают рабочий процесс, чем я. Но думаю, важно понять: то, что мы сейчас испытываем – действительно серьезная история. Когда она закончится, нельзя делать вид, как будто ничего не произошло. Думаю, нужно обсуждать то, что испытывали люди и как они сейчас себя чувствуют. От работодателей это потребует больше внимательности, человечности. Возможно, потребуется работа специалистов по кадрам, чтобы понять, с каким настроением сейчас возвращаются люди на работу: чего им не хватает, что они пережили.

Думаю, толика внимания от начальства – она всегда очень приятна. Ведь организация живет по тем же законам, что и семья – и тут груминг тоже бывает нелишним. Если в течение карантина подчиненные получат слова ободрения, поддержку и интерес, выйти обратно им будет гораздо легче.

Предполагаю, что изоляция для многих людей станет моментом переосмысления ценностей. Думаю, не нужно очень сильно этого бояться – как работодателям, так и сотрудникам. Может быть, вы что-то решите для себя делать новое – это было бы неплохо.

Вопрос слушателя: Для кого происходящее – это выход из дискомфорта прежней жизни?

По-настоящему хорошо сейчас может быть только человеку с очень сниженной эмпатией. Любому нормальному человеку не может быть на 100% хорошо, если он сочувствует другим людям и видит, как нехорошо окружающим.
Что является центральной характеристикой хорошей адаптации? Все больше и больше факторов говорят о том, что главная характеристика – это психологическая гибкость, то есть набор качеств, который включает в себя так называемую когнитивную и эмоциональную гибкость.

Это означает, что вы можете применять разные шаблоны для разных обстоятельств. Приведу пример. Если вы перфекционист на работе, это может вам очень помогать. Но если перфекционизм паталогический, могут страдать окружающие. Если вы перфекционист везде: в личной жизни, например, требуете, чтобы ваша жена, или ваш муж были совершенны; перфекционист по отношению к своим эмоциям – требуете от себя только хорошего настроения, только позитивных мыслей – у вас возникает сразу множество проблем. Чтобы быть гибким, нужно быть в одном месте перфекционистом, в другом нет. Следует принимать свои эмоции – вы имеете на них право. В то же время их можно регулировать, чтобы не впадать в крайности.

Еще один важный момент: если у вас есть некоторые ценности, ориентиры на будущее, видение, кем вы хотите быть, это может вам очень помочь.

О значении осознанных и неосознанныхэмоциональных процессов при рассеянном склерозе Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

УДК: 616.052, 159.9.01

О ЗНАЧЕНИИ осознанных И НЕОСОЗНАННых эмоциональных процессов при рассеянном склерозе

Т.Н. Резникова, Н.А. Селиверстова Институт мозга человека им. Н.П. Бехтеревой РАН, г. Санкт-Петербург, Россия

Проводилось исследование осознанных и неосознанных эмоциональных процессов у 167 больных рассеянным склерозом в состоянии ремиссии. Изучалась осознанная и неосознанная тревога (по тестам Тейлор и Люшера), осознанная и неосознанная агрессия (по тесту Басса-Дар-ки и Hand test) в сопоставлении с показателями личностных шкал по Стандартизированному многомерному личностному опроснику и клинико-анамнестических данных. У большинства больных выявлен высокий уровень осознанной и неосознанной тревоги, повышенная неосознанная агрессия при нормативных значениях общей осознанной агрессии. Корреляционный анализ между показателями эмоциональных процессов личности и клинико-анамнестическими данными выявил достоверную взаимосвязь осознанной и неосознанной тревоги, а также депрессии (по тесту Зунга) с явлениями личностной дезадаптации и тяжестью заболевания, в то время как осознанная и неосознанная агрессия (по общим показателям) такого рода взаимоотношений не имели, что важно для психологической диагностики и реабилитации.

Ключевые слова: осознанные и неосознанные эмоции, личность, рассеянный склероз.

введение

Эмоции играют огромную роль в нашей жизни, являясь фундаментальной основой формирования всей психической деятельности. Особое значение они имеют при развитии любого заболевания, подключая, усиливая или снижая психосоматические механизмы болезни. В этом отношении большой интерес представляют неосознаваемые процессы, которые независимо от воли человека влияют на характер, течение, патогенез, прогноз, а также на положительный или отрицательный исход болезни. Как правило, в литературе подчеркивается, главным образом, негативное значение тревоги и депрессии как сопровождающих отрицательных эмоциональных реакций и состояний при развитии заболеваний [4, 5, 11, 15 и др.]. Однако природа таких эмоций оказывается зачастую намного сложнее, поскольку затрагивает как осознанные, так особенно и неосознанные процессы и их взаимодействие, роль которых чрезвычайно сложна и мало изучена при органических, и функциональных расстройствах. В этом плане представляет интерес такое заболевание как рассеянный склероз (РС), где роль органического поражения нервной системы и функциональных нарушений имеет большое значение, поскольку несмотря на достижения последних лет в диагностике и лечении, многие аспекты механизмов развития болезни остаются недостаточно изученными. РС — это тяжелое неврологическое аутоиммуноаллергическое заболевание с непредсказуемым течением, затрагивающее и во-

влекающее в патологический процесс широкий спектр различных систем организма, психики и мозга больного человека, приводящее к ранней инвалидизации, в том числе лиц молодого возраста. В настоящее время имеется много работ, посвященных изучению особенностей и нарушений психической деятельности при данном заболевании [1, 6, 8, 9, 15, 16, 18 и др.], однако сохраняется малоизученным вопрос о роли и значении осознанных и неосознанных эмоциональных процессов в общем патогенезе РС, диагностике, лечении и реабилитации больных.

В связи с этим, целью данной работы являлось изучение осознанных и неосознанных эмоциональных расстройств у больных РС, в связи с диагностикой, лечением и реабилитацией.

Материалы и методы исследования

Обследовано 167 больных с ремиттирующей формой РС, из них 54 мужчины и 113 женщин в возрасте от 17 до 57 лет. Длительность заболевания составляла 1-30 лет. Возраст начала болезни — от 17 до 50 лет. Усредненное значение тяжести заболевания по шкале EDSS [17] составляло 3,73 ± 1,7 баллов. Все больные на момент исследования находились в состоянии ремиссии.

Психологические методы исследования включали в себя беседу, наблюдение и комплекс психологических методик для изучения осознанных и неосознанных процессов: тревоги — тест Тейлор [4] и Люшера [13], агрессии — тесты Басса-Дарки [2] и Hand test [3], депрессии — шкала Зунга [11] и 2 шкала СМИЛ, страха — тест ИСАС [14]. Для со-

поставления показателей эмоциональной сферы с личностными характеристиками использовался опросник СМИЛ [12]. Все больные проходили психологическое исследование в клинике ИМЧ РАН.

Обработка результатов исследования проводилась с помощью программы STATISTICA 8.0. Для определения взаимосвязей между показателями применялся непараметрический критерий математической статистики — коэффициент корреляции Спирмена.

Результаты и их обсуждение

Обследованные больные предъявляли разнообразные значимые для них жалобы на свое состояние здоровья. В основном, они соответствовали ведущим неврологическим симптомам. Кроме того, отмечались различные эмоциональные нарушения, в основном тревога и сниженный фон настроения. При этом, жалоб на агрессивность или желание ее проявить, а также страх больные не отмечали. В поведении больных также не прослеживались черты агрессивного характера. В целом, что касается эмоциональной сферы, на первом месте у подавляющего большинства больных оказалась тревога.

Прежде всего, следует отметить большую вариабельность практически всех показателей эмоциональной сферы у обследованной группы больных РС. По всей вероятности, вариабельность при данном заболевании является характерной чертой психофизиологического состояния, о чем свидетельствуют многочисленные исследования [1, 6, 7, 10 и др. ] и что, скорее всего, связано с непредсказуемостью течения, вовлеченностью в патологический процесс разных систем организма, психики и мозга человека и неустойчивостью общего функционального состояния.

По тесту Тейлор было выявлено повышение общей суммарной тревоги у 74,8% больных РС (усредненное значение 23,18±8,83), которая отражает осознанную тревогу. Наряду с этим, по проективному тесту Люшера неосознанный показатель тревоги был выше нормы в 56,8% случаев. При этом, усредненные показатели неосознанной тревоги по тесту Люшера по группе в целом незначительно превышали нормативные значения (усредненные значения были в пределах 3,5 баллов, при норме 2).

Таким образом, тревога как осознанная, так и неосознанная была высокой у большинства больных. Вместе с тем, страх у обследованных больных РС по тесту ИСАС был повышен лишь в отдельных случаях. Можно предположить, что он не характерен для больных РС, за исключением тех лиц, где он носил ситуативный характер.

Депрессии по шкале Зунга у подавляющего большинства больных не наблюдалось, лишь у небольшой части (15%) она имела легкую степень невротического характера.

Обобщенный показатель агрессии, вычисляемый по специальной формуле (общая агрессия) находился в пределах нормативных значений. Общая агрессия (усредненное значение 14,2±4,7) по тесту Басса-Дарки, была повышена лишь в 18% случаев. Наряду с этим, в структуре агрессивных явлений в 82% случаях отмечалось повышение не менее одного из показателей какого-либо вида агрессии (физической, вербальной, косвенной, чувства вины, обиды, подозрительности, негативизма, раздражительности), которые выявляются данным тестом. Наиболее часто встречалось повышение чувства вины в 50,3%, вербальной агрессии — в 40,1%, раздражительности — в 32,9% случаев.

Показатель склонности к открытому агрессивному поведению (скрытая агрессия) по проективной методике Hand test в 52% случаев был выше единицы и находился в пределах от 1 до 8 баллов. Усредненный показатель склонности к открытой агрессии (неосознанная агрессия) по Hand test оказались выше нормы (n=1,5, при норме от -1 до +1). При этом, он имел широкий диапазон значений, что свидетельствовало о выраженной вариабельности неосознаваемой агрессии. Такое повышение неосознаваемой агрессии сопровождалось увеличением категорий ответов агрессивного и директивного характера, что свидетельствовало о низкой коммуникативности и трудностях социальной адаптации.

Таким образом, наблюдалась диссоциация между осознанной и неосознанной агрессией. Усреднённые показатели осознанной общей агрессии по тесту Басса-Дарки находились в пределах нормативных значений, вместе с тем показатели неосознанной (скрытой) агрессии по Hand test у большинства больных были выше нормы.

В спектре эмоциональных нарушений у большинства больных РС, несмотря на выраженную вариабельность показателей, были выявлены высокий уровень осознанной и неосознанной тревоги, повышенная склонность к открытой (неосознанной) агрессии при нормативных значениях общей (осознанной) агрессии.

По тесту СМИЛ у 74,8% больных наблюдалось повышение данных по 2 шкале (депрессии). Усредненный профиль личности по СМИЛ был завышен и имел выраженное пикообразное повышение показателей шкал невротической триады (1, 2 и 3) и 8 шкалы.

100 -1

90 —

80 —

70 —

к Й0 —

эи —

30 —

20 —

ю —

и -1

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

—н— —РЧг м FR мм— \ 1,

Ч-г -к

1 1 I 1 MM 1 1 1 1 1

1 1 1 1 1 1 нн 1 1 1 1

I Б Е 1 2 3 4 5 6 7 8 9 0 шпаги

гас. I. усредненный профиль личности по имил

Примечание: Оценочные шкалы: L — шкала лжи, F -аггравации и симуляции, К — шкала коррекции; Основные шкалы: 1 — ипохондрии, 2 — депрессии, 3 — истерии, 4 — психопатии, 5 — женственности — мужественности, 6 -паранойи, 7 — психастении, 8 — аутизма, 9 — гипомании, 0 — социальной интроверсии.

Особенности усредненного профиля СМИЛ свидетельствуют о том, что актуальное психическое состояние больных РС характеризовалось психической напряженностью, озабоченностью своим состоянием, пессимистическими тенденциями и некоторой отрешенностью от окружающей действительности. Все это говорит о дезадаптив-ных явлениях личности. В общем профиле СМИЛ выделяется психологическая депрессивность.

Между показателями шкал СМИЛ и общими суммарными показателями эмоционального состояния (тревоги и агрессии) был проведен корреляционный анализ.

Как видно из рисунка 2, корреляционный анализ между показателями шкал личностного опросника СМИЛ и эмоциональным состоянием по разным тестам выявил только положительные взаимосвязи. Показатель суммарной тревоги по тесту Тейлор оказался взаимосвязан с показателями всех шкал теста СМИЛ. Данные большинства шкал СМИЛ (1, 2, 3, 4, 7, 8) коррелировали также с показателями неосознаваемой тревоги по тесту Люшера, что свидетельствовало о выраженной внутриличностной напряженности.

Сопоставление данных СМИЛ и агрессии по тесту Басса-Дарки показало, что общая агрессия положительно коррелирует только с 9 шкалой (гипомании). Вместе с тем, обращает на себя внимание отсутствие корреляционных взаимосвязей склонности к агрессии по Hand test с показателями шкал СМИЛ.

Кроме того, наблюдались положительные корреляции всех показателей шкал СМИЛ с депрессией по тесту Зунга.

Таким образом, корреляционный анализ данных эмоционального состояния с личностными показателями свидетельствуют о положительной взаимосвязи дезадаптивных явлений личности с осознанной и неосознанной тревогой (по тесту Тейлор и тесту Люшера), а также депрессией (по Зунгу), в то время как склонность к открытой агрессии (неосознанная агрессия) и общая (осознанная) агрессия такого рода взаимоотношений не имели. Это указывает на разные психологические

Рис. 2. Достоверные корреляционные взаимосвязи между общими суммарными показателями эмоционального

состояния и личностных шкал СМИЛ

Примечание: — все корреляционные связи положительные, достоверность p< 0,05.

Таблица 1

Достоверные корреляционные взаимосвязи между показателями эмоционального состояния и клинико-анамнестическими данными

Психологические тесты Показатели EDSS Длительность Возраст

Тест Тейлор Суммарная тревога 0,48 — 0,204

Тест Люшера Тревога 0,38 0,28 —

Тест Зунга Депрессия 0,48 — 0,22

Тест Басса-Дарки Общая агрессия — — —

Hand test Склонность к агрессии — — —

механизмы осознанных и неосознанных процессов с точки зрения согласованности их действия.

Для выявления взаимосвязей между клини-ко-анамнестическими данными и эмоциональными показателями был также проведен корреляционный анализ.

Выявлены (табл. 1) положительные взаимосвязи между осознанной тревогой (по тесту Тейлор), тяжестью заболевания (по EDSS) и возрастом больных. Обнаружены положительные корреляции между показателями неосознаваемой тревоги по тесту Люшера с тяжестью (по EDSS) и длительностью заболевания. Это подчеркивает значимость осознанной и неосознанной тревоги в общем развитии болезни.

Показатель депрессии по тесту Зунга положительно коррелирует с тяжестью заболевания и возрастом больных, что отражает нарастание пессимизма в процессе прогрессирования болезни.

Корреляционный анализ между показателем общей агрессии по тесту Басса-Дарки и клинико-анамнестическими данными (шкалы тяжести EDSS, длительностью заболевания и возрастом) не выявил достоверных значений. Достоверных взаимосвязей между показателем неосознаваемой агрессии по Hand test и основными параметрами болезни и социального статуса также выявлено не было.

Заключение

Данная работа посвящена изучению эмоциональных нарушений на осознанном и неосознанном уровне при РС. В научном плане такого рода проблемы обсуждаются редко. Как известно, наряду с осознанием многие психические процессы протекают на неосознанном уровне. Развитие представлений о природе неосознанного, особенностях его проявлений, механизмах и функциях при формировании поведения человека является необходимым условием созда-

ния целостной объективной картины психической жизни личности больного человека.

Особенности эмоциональной дисгармонии у больных РС на осознанном и неосознанном уровне были связаны с разной выраженностью эмоциональных нарушений и разной степенью взаимосвязей с клинико-анамнестически-ми данными. Наиболее выраженными и часто встречающимися у больных РС являлись осознанная и неосознанная тревога, неосознанная скрытая агрессия и пессимистичность (по СМИЛ), в то время как страх (по ИСАС) оказался не характерным для РС.

При этом, тревога как осознанная, так и неосознанная (по тесту Тейлор и тесту Люшера), депрессия (по Зунгу) имели прямую взаимосвязь с тяжестью заболевания и дезадаптацией личности больных, несмотря на исходно разную степень выраженности. В то же время, осознанная и неосознанная агрессия (по тесту Басса-Дарки и Hand test) прямых взаимосвязей с кли-нико-анамнестическими параметрами не имела. Корреляционные связи между отдельными эмоциональными показателями психологических тестов и личностными данными (по СМИЛ) со шкалой EDSS у больных РС свидетельствуют о прямых взаимосвязях эмоциональных нарушений с ухудшением состояния здоровья и эмоционально-личностной дезадаптацией.

Следовательно, разные виды осознанных и неосознанных эмоциональных процессов по-разному взаимосвязаны с личностной дезадаптацией и параметрами болезни, что создает трудности для диагностики, коррекции и психотерапии.

Вместе с тем, в наших более ранних работах сопоставление психологических показателей и функционального состояния головного мозга (по данным ПЭТ) показало, что реализация нарушений осознанных и неосознанных эмоциональных процессов у больных РС осуществля-

ется разными функциональными ансамблями корковых и подкорковых структур, где ведущее место занимают лобные доли и лимбико-рети-кулярная система [7, 10]. Отдельно можно выделить лобные доли, которые играют большую роль в контролирующих, особенно тормозных механизмах эмоционально-личностной сферы.

Таким образом, эмоциональные нарушения при РС на осознанном и неосознанном уровне чрезвычайно важны для диагностики психологического статуса и определения структур-мишеней, необходимых в лечебных целях, психотерапии, коррекционных мероприятиях и для разработки реабилитационных программ, а также дают необходимую информацию о роли и важности осознанных и неосознанных эмоциональных процессов в развитии такого заболевания как РС и подчеркивают их значение в общем патогенезе развития болезни и личностной дезадаптации.

Литература

1. Алексеева Т.Т., Бойко А.Н., Гусев Е.И. Спектр нейропсихологических нарушений при рассеянном склерозе // Журнал невропатологии и психиатрии. — 2000. — Т. 100. — № 11. — С. 15-20.

2. Батаршев А.В. Тестирование. Основной инструментарий практического психолога: Учебное пособие. — 2-изд-е. — М.: «Дело». — 2001. — 240 с.

3. Курбатова, Т.Н. Проективная методика исследования личности «Hand test». — СПб.: Има-тон. — 2001. — 57 с.

4. Немчин Т.А. Состояния нервно-психического напряжения. — Л., Изд-во ЛГУ. — 1983. — 166 с.

5. Рагозинская В.Г. Эмоциональные состояния и их нейрофизиологические корреляты у больных с психосоматическими заболеваниями: ав-тореф. дис. канд. психол. н. — СПб. — 2010. — 24 с.

6. Резникова Т.Н., Терентьева И.Ю., Селиверстова Н.А., Хоменко Ю.Г. О значении психологического исследования для диагностики и лечения больных рассеянным склерозом // Журнал невропатологии и психиатрии им. Корсакова. — 2007. — T. 107. — № 7. — С. 36-42.

Н.А. Селиверстова Тел.: 8-921-321-16-18 E-mail: seliv [email protected]

7. Резникова Т.Н., Селиверстова Н.А., Катаева Г.В., Ароев Р.А., Ильвес А.Г., Кузнецова А.К. Функциональная активность структур головного мозга и склонность к агрессии у больных с длительно текущими заболеваниями ЦНС // Физиология человека. — 2015. — Т. 41 (1). — С. 35-42.

8. Резникова Т.Н., Селиверстова Н.А., Никифорова И.Г., Ароев Р.А. Психологические варианты эмоциональных нарушений у больных рассеянным склерозом // Вестник психотерапии. — 2012. — № 41 (46). — С. 99-109.

9. Резникова Т.Н., Семиволос В.И., Селиверстова Н.А. Осознанные и неосознанные компоненты «внутренней картины болезни» у больных рассеянным склерозом // Сибирский психологический журнал. — 2009. — № 33. — С. 51-56.

10. Резникова Т.Н., Терентьева И.Ю., Катаева Г.В., Семиволос В.И., Ильвес А.Г. Особенности метаболизма структур головного мозга при осознанной и неосознанной тревоге // Физиология человека. — 2008. — Т. 34. — № 5. — С. 1-8.

11. Смулевич А.Б. Депрессии при соматических и психических заболеваниях. — М. — 2003. — 432 с.

12. Собчик Л.Н. Стандартизированный многофакторный метод исследования личности (СМИЛ). — СПб.: Речь. — 2002. — 217 с.

13. Тимофеев В.И., Филимоненко Ю.И. Цветовой тест М. Люшера (стандартизированный вариант). — СПб. — 2000. — 48 с.

14. Щербатых Ю.В. Психология страха. Популярная энциклопедия. — М. — 2007. — 512 с.

15. Якимова В.И. Эмоциональные нарушения в клинике и лечении рассеянного склероза: Автореф. дис. … канд. мед. наук. Новосибирск. — 2005. — 22 с.

16. Caine E.D., Schwid S.R. Multiple sclerosis, depression and the risk of suicide // Neurology. -2002. — Vol. 59. — P. 662-663.

17. KurztkeJ.F. Rating neurologic impairment in multiple sclerosis: an expand disability status scale (EDSS) / J.F. Kurztke // Neurology. — 1983. — Vol. 33, № 12. — Р. 1444-1452.

18. Patten S.B., Beck C.A., Williams J.V., et al. Major depression in multiple sclerosis: population-based perspective // Neurology. — 2003. — 61 (11). -P. 1524-1527.

Т.Н. Резникова, Н.А. Селиверстова. О значении осознанных и неосознанных эмоциональных процессов при рассеянном склерозе // Вестник Северо-Западного государственного медицинского университета. — 2017. — T 9. — № 3. — С. 53-58.

about value of conscious and unconscious

EMOTIONAL PROCESSES AT MuLTIPLE SCLEROSIS

T.N. Reznikova, N.A. Seliverstova N.P. Bechtereva Institute of the human brain, St. Petersburg, Russia

Research of conscious and unconscious emotional processes at 167 patients with multiple sclerosis in a condition of remission was conducted. The conscious and unconscious alarm (according to tests Taylor and Lusher), conscious and unconscious aggression (according to Bass-Darky test and Hand test) in comparison to indicators of personal scales on the Standardized multidimensional personal questionnaire and the clinical and anamnestic of data was studied. At most of patients the high level of conscious and unconscious anxiety, the increased unconscious aggression at standard values of the general conscious aggression is revealed. The correlation analysis between indicators of emotional processes of the personality and clinical and anamnestic data revealed reliable interrelation of conscious and unconscious alarm, and also a depression (according to the test of Zung) with the phenomena of personal disadaptation and disease severity while conscious and unconscious aggression (on the general indicators) such relationship was no that is important for psychological diagnostics and rehabilitation.

Keywords: conscious and unconscious emotions, personality, multiple sclerosis.

Authors

N.A. Seliverstova Тел.: 8-921-321-16-18 E-mail: seliv [email protected]

T. N. Reznikova, N.A. Seliverstova. About value of conscious and unconscious emotional processes at multiple sclerosis // Herald of the Northwestern State Medical University named after I.I. Mechnikov. — 2017. — T. 9. — № 3. — P. 53-58.

ABOUT VALUE OF CONSCIOUS AND UNCONSCIOUSEMOTIONAL PROCESSES AT MULTIPLE SCLEROSIS | Reznikova

Research of conscious and unconscious emotional processes at 167 patients with multiple sclerosis in a condition of remission was conducted. The conscious and unconscious alarm (according to tests Taylor and Lusher), conscious and unconscious aggression (according to Bass-darky test and Hand test) in comparison to indicators of personal scales on the Standardized multidimensional personal questionnaire and the clinical and anamnestic of data was studied. At most of patients the high level of conscious and unconscious anxiety, the increased unconscious aggression at standard values of the general conscious aggression is revealed. The correlation analysis between indicators of emotional pro- cesses of the personality and clinical and anamnestic data revealed reliable interrelation of conscious and unconscious alarm, and also a depression (according to the test of Zung) with the phenomena of personal disadaptation and disease severity while conscious and unconscious aggression (on the general indicators) such relationship was no that is important for psychological diagnostics and rehabilitation.


Эмоции играют огромную роль в нашей жиз- ни, являясь фундаментальной основой форми- рования всей психической деятельности. Осо- бое значение они имеют при развитии любого заболевания, подключая, усиливая или снижая психосоматические механизмы болезни. В этом отношении большой интерес представляют не- осознаваемые процессы, которые независимо от воли человека влияют на характер, течение, па- тогенез, прогноз, а также на положительный или отрицательный исход болезни. Как правило, в литературе подчеркивается, главным образом, негативное значение тревоги и депрессии как сопровождающих отрицательных эмоциональ- ных реакций и состояний при развитии заболе- ваний [4, 5, 11, 15 и др.]. Однако природа таких эмоций оказывается зачастую намного сложнее, поскольку затрагивает как осознанные, так осо- бенно и неосознанные процессы и их взаимо- действие, роль которых чрезвычайно сложна и мало изучена при органических, и функцио- нальных расстройствах. В этом плане представ- ляет интерес такое заболевание как рассеянный склероз (РС), где роль органического пораже- ния нервной системы и функциональных на- рушений имеет большое значение, поскольку несмотря на достижения последних лет в диа- гностике и лечении, многие аспекты механиз- мов развития болезни остаются недостаточно изученными. РС — это тяжелое неврологическое аутоиммуноаллергическое заболевание с не- предсказуемым течением, затрагивающее и вовлекающее в патологический процесс широкий спектр различных систем организма, психики и мозга больного человека, приводящее к ранней инвалидизации, в том числе лиц молодого воз- раста. В настоящее время имеется много работ, посвященных изучению особенностей и нару- шений психической деятельности при данном заболевании [1, 6, 8, 9, 15, 16, 18 и др.], однако сохраняется малоизученным вопрос о роли и значении осознанных и неосознанных эмоцио- нальных процессов в общем патогенезе РС, диа- гностике, лечении и реабилитации больных. В связи с этим, целью данной работы явля- лось изучение осознанных и неосознанных эмо- циональных расстройств у больных РС, в связи с диагностикой, лечением и реабилитацией. Материалы и методы исследования Обследовано 167 больных с ремиттирующей формой РС, из них 54 мужчины и 113 женщин в возрасте от 17 до 57 лет. длительность заболева- ния составляла 1-30 лет. Возраст начала болезни — от 17 до 50 лет. Усредненное значение тяжести заболевания по шкале EdSS [17] составляло 3,73 ± 1,7 баллов. Все больные на момент иссле- дования находились в состоянии ремиссии. Психологические методы исследования вклю- чали в себя беседу, наблюдение и комплекс пси- хологических методик для изучения осознанных и неосознанных процессов: тревоги — тест Тейлор [4] и Люшера [13], агрессии — тесты Басса-дарки [2] и Hand test [3], депрессии — шкала Зунга [11] и 2 шкала СМИЛ, страха — тест ИСАС [14]. для со- Том 9 № 3 2017 53 ОРИГИНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ поставления показателей эмоциональной сферы с личностными характеристиками использовался опросник СМИЛ [12]. Все больные проходили пси- хологическое исследование в клинике ИМч РАН. Обработка результатов исследования прово- дилась с помощью программы STATISTICA 8.0. для определения взаимосвязей между показа- телями применялся непараметрический крите- рий математической статистики — коэффици- ент корреляции Спирмена. Результаты и их обсуждение Обследованные больные предъявляли раз- нообразные значимые для них жалобы на свое состояние здоровья. В основном, они соответ- ствовали ведущим неврологическим симпто- мам. Кроме того, отмечались различные эмо- циональные нарушения, в основном тревога и сниженный фон настроения. При этом, жалоб на агрессивность или желание ее проявить, а также страх больные не отмечали. В поведении больных также не прослеживались черты агрес- сивного характера. В целом, что касается эмоци- ональной сферы, на первом месте у подавляю- щего большинства больных оказалась тревога. Прежде всего, следует отметить большую вари- абельность практически всех показателей эмоцио- нальной сферы у обследованной группы больных РС. По всей вероятности, вариабельность при данном заболевании является характерной чертой психофи- зиологического состояния, о чем свидетельствуют многочисленные исследования [1, 6, 7, 10 и др.] и что, скорее всего, связано с непредсказуемостью течения, вовлеченностью в патологический процесс разных систем организма, психики и мозга человека и не- устойчивостью общего функционального состояния. По тесту Тейлор было выявлено повышение общей суммарной тревоги у 74,8% больных РС (усредненное значение 23,18±8,83), которая от- ражает осознанную тревогу. Наряду с этим, по проективному тесту Люшера неосознанный по- казатель тревоги был выше нормы в 56,8% слу- чаев. При этом, усредненные показатели неосоз- нанной тревоги по тесту Люшера по группе в целом незначительно превышали нормативные значения (усредненные значения были в преде- лах 3,5 баллов, при норме 2). Таким образом, тревога как осознанная, так и неосознанная была высокой у большинства больных. Вместе с тем, страх у обследованных больных РС по тесту ИСАС был повышен лишь в отдельных случаях. Можно предположить, что он не характерен для больных РС, за исключени- ем тех лиц, где он носил ситуативный характер. депрессии по шкале Зунга у подавляющего большинства больных не наблюдалось, лишь у небольшой части (15%) она имела легкую сте- пень невротического характера. Обобщенный показатель агрессии, вычисля- емый по специальной формуле (общая агрес- сия) находился в пределах нормативных зна- чений. Общая агрессия (усредненное значение 14,2±4,7) по тесту Басса-дарки, была повышена лишь в 18% случаев. Наряду с этим, в структуре агрессивных явлений в 82% случаях отмечалось повышение не менее одного из показателей ка- кого-либо вида агрессии (физической, вербаль- ной, косвенной, чувства вины, обиды, подозри- тельности, негативизма, раздражительности), которые выявляются данным тестом. Наиболее часто встречалось повышение чувства вины в 50,3%, вербальной агрессии — в 40,1%, раздра- жительности — в 32,9% случаев. Показатель склонности к открытому агрес- сивному поведению (скрытая агрессия) по про- ективной методике Hand test в 52% случаев был выше единицы и находился в пределах от 1 до 8 баллов. Усредненный показатель склонности к открытой агрессии (неосознанная агрессия) по Hand test оказались выше нормы (n=1,5, при норме от -1 до +1). При этом, он имел широкий диапазон значений, что свидетельствовало о вы- раженной вариабельности неосознаваемой агрес- сии. Такое повышение неосознаваемой агрессии сопровождалось увеличением категорий ответов агрессивного и директивного характера, что сви- детельствовало о низкой коммуникативности и трудностях социальной адаптации. Таким образом, наблюдалась диссоциация между осознанной и неосознанной агрессией. Ус- реднённые показатели осознанной общей агрес- сии по тесту Басса-дарки находились в пределах нормативных значений, вместе с тем показатели неосознанной (скрытой) агрессии по Hand test у большинства больных были выше нормы. В спектре эмоциональных нарушений у боль- шинства больных РС, несмотря на выраженную вариабельность показателей, были выявлены высокий уровень осознанной и неосознанной тревоги, повышенная склонность к открытой (неосознанной) агрессии при нормативных зна- чениях общей (осознанной) агрессии. По тесту СМИЛ у 74,8% больных наблюда- лось повышение данных по 2 шкале (депрессии). Усредненный профиль личности по СМИЛ был завышен и имел выраженное пикообразное по- вышение показателей шкал невротической три- ады (1, 2 и 3) и 8 шкалы. 54 Вестник Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова ОРИГИНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Рис. 1. Усредненный профиль личности по СМИЛ Примечание: Оценочные шкалы: L — шкала лжи, F — аггравации и симуляции, К — шкала коррекции; Основные шкалы: 1 — ипохондрии, 2 — депрессии, 3 — истерии, 4 — психопатии, 5 — женственности — мужественности, 6 — паранойи, 7 — психастении, 8 — аутизма, 9 — гипомании, 0 — социальной интроверсии. Особенности усредненного профиля СМИЛ свидетельствуют о том, что актуальное психиче- ское состояние больных РС характеризовалось психической напряженностью, озабоченностью своим состоянием, пессимистическими тенденци- ями и некоторой отрешенностью от окружающей действительности. Все это говорит о дезадаптив- ных явлениях личности. В общем профиле СМИЛ выделяется психологическая депрессивность. Между показателями шкал СМИЛ и общи- ми суммарными показателями эмоционального состояния (тревоги и агрессии) был проведен корреляционный анализ. Как видно из рисунка 2, корреляционный анализ между показателями шкал личностного опросника СМИЛ и эмоциональным состоянием по разным тестам выявил только положительные взаимосвязи. Показатель суммарной тревоги по тесту Тейлор оказался взаимосвязан с показате- лями всех шкал теста СМИЛ. данные большин- ства шкал СМИЛ (1, 2, 3, 4, 7, 8) коррелировали также с показателями неосознаваемой тревоги по тесту Люшера, что свидетельствовало о выра- женной внутриличностной напряженности. Сопоставление данных СМИЛ и агрессии по тесту Басса-дарки показало, что общая агрес- сия положительно коррелирует только с 9 шка- лой (гипомании). Вместе с тем, обращает на себя внимание отсутствие корреляционных вза- имосвязей склонности к агрессии по Hand test с показателями шкал СМИЛ. Кроме того, наблюдались положительные корреляции всех показателей шкал СМИЛ с де- прессией по тесту Зунга. Таким образом, корреляционный анализ дан- ных эмоционального состояния с личностными показателями свидетельствуют о положительной взаимосвязи дезадаптивных явлений личности с осознанной и неосознанной тревогой (по тесту Тейлор и тесту Люшера), а также депрессией (по Зунгу), в то время как склонность к открытой агрессии (неосознанная агрессия) и общая (осоз- нанная) агрессия такого рода взаимоотношений не имели. Это указывает на разные психологические Рис. 2. достоверные корреляционные взаимосвязи между общими суммарными показателями эмоционального состояния и личностных шкал СМИЛ Примечание: — все корреляционные связи положительные, достоверность p≤ 0,05. Том 9 № 3 2017 55 ОРИГИНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Достоверные корреляционные взаимосвязи между показателями эмоционального состояния и клинико-анамнестическими данными Таблица 1 Психологические тесты Показатели EdSS длительность Возраст Тест Тейлор Тест Люшера Тест Зунга Тест Басса-дарки Hand test Суммарная тревога Тревога депрессия Общая агрессия Склонность к агрессии 0,48 0,38 0,48 — — — 0,28 — — — 0,204 — 0,22 — механизмы осознанных и неосознанных процессов с точки зрения согласованности их действия. для выявления взаимосвязей между клини- ко-анамнестическими данными и эмоциональ- ными показателями был также проведен корре- ляционный анализ. Выявлены (табл. 1) положительные взаимос- вязи между осознанной тревогой (по тесту Тей- лор), тяжестью заболевания (по EdSS) и воз- растом больных. Обнаружены положительные корреляции между показателями неосознавае- мой тревоги по тесту Люшера с тяжестью (по EdSS) и длительностью заболевания. Это под- черкивает значимость осознанной и неосознан- ной тревоги в общем развитии болезни. Показатель депрессии по тесту Зунга положи- тельно коррелирует с тяжестью заболевания и возрастом больных, что отражает нарастание пес- симизма в процессе прогрессирования болезни. Корреляционный анализ между показате- лем общей агрессии по тесту Басса-дарки и клинико-анамнестическими данными (шкалы тяжести EdSS, длительностью заболевания и возрастом) не выявил достоверных значений. достоверных взаимосвязей между показателем неосознаваемой агрессии по Hand test и основ- ными параметрами болезни и социального ста- туса также выявлено не было. Заключение данная работа посвящена изучению эмоци- ональных нарушений на осознанном и неосоз- нанном уровне при РС. В научном плане такого рода проблемы обсуждаются редко. Как извест- но, наряду с осознанием многие психические процессы протекают на неосознанном уровне. Развитие представлений о природе неосознан- ного, особенностях его проявлений, механизмах и функциях при формировании поведения че- ловека является необходимым условием создания целостной объективной картины психиче- ской жизни личности больного человека. Особенности эмоциональной дисгармонии у больных РС на осознанном и неосознанном уровне были связаны с разной выраженностью эмоциональных нарушений и разной степе- нью взаимосвязей с клинико-анамнестически- ми данными. Наиболее выраженными и часто встречающимися у больных РС являлись осоз- нанная и неосознанная тревога, неосознан- ная скрытая агрессия и пессимистичность (по СМИЛ), в то время как страх (по ИСАС) ока- зался не характерным для РС. При этом, тревога как осознанная, так и не- осознанная (по тесту Тейлор и тесту Люшера), депрессия (по Зунгу) имели прямую взаимос- вязь с тяжестью заболевания и дезадаптацией личности больных, несмотря на исходно разную степень выраженности. В то же время, осознан- ная и неосознанная агрессия (по тесту Басса- дарки и Hand test) прямых взаимосвязей с кли- нико-анамнестическими параметрами не имела. Корреляционные связи между отдельными эмо- циональными показателями психологических тестов и личностными данными (по СМИЛ) со шкалой EdSS у больных РС свидетельствуют о прямых взаимосвязях эмоциональных наруше- ний с ухудшением состояния здоровья и эмоци- онально-личностной дезадаптацией. Следовательно, разные виды осознанных и неосознанных эмоциональных процессов по- разному взаимосвязаны с личностной дезадапта- цией и параметрами болезни, что создает трудно- сти для диагностики, коррекции и психотерапии. Вместе с тем, в наших более ранних работах сопоставление психологических показателей и функционального состояния головного моз- га (по данным ПЭТ) показало, что реализация нарушений осознанных и неосознанных эмоци- ональных процессов у больных РС осуществля- 56 Вестник Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова ОРИГИНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ется разными функциональными ансамблями корковых и подкорковых структур, где ведущее место занимают лобные доли и лимбико-рети- кулярная система [7, 10]. Отдельно можно вы- делить лобные доли, которые играют большую роль в контролирующих, особенно тормозных механизмах эмоционально-личностной сферы. Таким образом, эмоциональные нарушения при РС на осознанном и неосознанном уровне чрезвычайно важны для диагностики психоло- гического статуса и определения структур-ми- шеней, необходимых в лечебных целях, психо- терапии, коррекционных мероприятиях и для разработки реабилитационных программ, а также дают необходимую информацию о роли и важности осознанных и неосознанных эмо- циональных процессов в развитии такого забо- левания как РС и подчеркивают их значение в общем патогенезе развития болезни и личност- ной дезадаптации.

  1. Алексеева Т.Т., Бойко А. Н., Гусев Е.И. Спектр нейропсихологических нарушений при рассеянном склерозе // Журнал невропатологии и психиатрии. — 2000. — Т. 100. — № 11. — С. 15-20.
  2. Батаршев А.В. Тестирование. Основной инструментарий практического психолога: Учебное пособие. — 2изде. — М.: «Дело». — 2001. — 240 с.
  3. Курбатова, Т.Н. Проективная методика исследования личности «Hand test». — СПб.: Иматон. — 2001. — 57 с.
  4. Немчин Т.А. Состояния нервнопсихического напряжения. — Л., Издво ЛГУ. — 1983. — 166 с.
  5. Рагозинская В.Г. Эмоциональные состояния и их нейрофизиологические корреляты у больных с психосоматическими заболеваниями: автореф. дис. канд. психол. н. — СПб. — 2010. — 24 с.
  6. Резникова Т.Н., Терентьева И.Ю., Селиверстова Н.А., Хоменко Ю.Г. О значении психологического исследования для диагностики и лечения больных рассеянным склерозом //Журнал невропатологии и психиатрии им. Корсакова. — 2007. — T. 107. — № 7. — С. 36-42.
  7. Резникова Т.Н., Селиверстова Н.А., Катаева Г.В., Ароев Р.А., Ильвес А.Г., Кузнецова А.К. Функциональная активность структур головного мозга и склонность к агрессии у больных с длительно текущими заболеваниями ЦНС // Физиология человека. — 2015. — Т. 41 (1). — С. 35-42.
  8. Резникова Т.Н., Селиверстова Н.А., Никифорова И.Г., Ароев Р.А. Психологические варианты эмоциональных нарушений у больных рассеянным склерозом // Вестник психотерапии. — 2012. — № 41 (46). — С. 99-109.
  9. Резникова Т.Н., Семиволос В.И., Селиверстова Н.А. Осознанные и неосознанные компоненты «внутренней картины болезни» у больных рассеянным склерозом // Сибирский психологический журнал. — 2009. — № 33. — С. 51-56.
  10. Резникова Т.Н., Терентьева И.Ю., Катаева Г.В., Семиволос В.И., Ильвес А.Г. Особенности метаболизма структур головного мозга при осознанной и неосознанной тревоге // Физиология человека. — 2008. — Т. 34. — № 5. — С. 18.
  11. Смулевич А.Б. Депрессии при соматических и психических заболеваниях. — М. — 2003. — 432 с.
  12. Собчик Л.Н. Стандартизированный многофакторный метод исследования личности (СМИЛ). — СПб.: Речь. — 2002. — 217 с.
  13. Тимофеев В.И., Филимоненко Ю.И. Цветовой тест М. Люшера (стандартизированный вариант). — СПб. — 2000. — 48 c.
  14. Щербатых Ю.В. Психология страха. Популярная энциклопедия. — М. — 2007. — 512 с.
  15. Якимова В.И. Эмоциональные нарушения в клинике и лечении рассеянного склероза: Автореф. дис.. канд. мед. наук. Новосибирск. — 2005. — 22 с.
  16. Caine E.D., Schwid S.R. Multiple sclerosis, depression and the risk of suicide // Neurology. — 2002. — Vol. 59. — P. 662-663.
  17. Kurztke J.F. Rating neurologic impairment in multiple sclerosis: an expand disability status scale (EDSS) / J. F. Kurztke // Neurology. — 1983. — Vol. 33, № 12. — Р. 1444-1452.
  18. Patten S.B., Beck C.A., Williams J.V., et al. Major depression in multiple sclerosis: populationbased perspective // Neurology. — 2003. — 61 (11). — P. 1524-1527.
Views

Abstract — 311

PDF (Russian) — 208

Cited-By

Article Metrics

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

6. В чем разница между сознательной и бессознательной тревогой?

Сознательная тревога — это то, чего мы знаем, чего боимся. Змеи, рост, микробы, первое свидание, презентация, сдача анализов или посещение врача — все это обычные сознательные страхи. Бессознательная тревога — это то, что находится за пределами нашего сознательного понимания. Это беспокойство чаще всего проявляется, когда у кого-то внезапно возникает паническая атака.

Человек может сказать, что он «сходит с ума», но не может сказать, что было причиной.Возможно, он ехал домой на Рождество и затаил глубокое бессознательное негодование по поводу того, что его семья отвергает его партнера, но в то время он не мог сознательно знать, что этот стресс был причиной панической атаки. Эти два понятия — сознательное и бессознательное — также могут идти вместе. Человек может сказать вам, что он боится крови, но не сможет сказать вам, что ненавидит кровь, потому что она напоминает ему о смерти его матери много лет назад, когда она попала в больницу с кровотечением. Или женщина может бояться крови из-за того, что она или ее мать не знают, как справиться с первой менструацией.Теперь он или она сознательно боится потерять своего супруга в результате несчастного случая, но не может терпеть эту идею или чувство и поэтому избегает этих частично сознательных страхов и вместо этого сознательно сосредотачивается на ненависти к избеганию крови.

Комментарии Рика:

Мое тревожное расстройство — обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР). Я обнаруживаю, что мое беспокойство вызывается как страхами, которые, как мне известно, у меня есть, так и теми, о которых я даже не подозреваю. Когда я сталкиваюсь с чем-то, что заставляет меня нервничать, например, с визитом к врачу или неожиданным счетом, симптомы моего ОКР усиливаются.Например, я мог бы сказать вслух или про себя фразы или мысли, которые повторяю бесконечно. Или я могу почувствовать потребность прикоснуться к чему-то (телевизионный детектив Монк, парень, если он вымышленный, страдающий ОКР, тоже делает это), или я могу избегать определенных слов и чисел или комбинаций чисел (например, но, 4 или чисел всего 18). Или я мог бы воспроизвести в уме старый спор, который у меня был с кем-то. Иногда эти и другие симптомы появляются, даже когда я не сталкиваюсь с чем-то, что, как я знаю, вызывает у меня беспокойство.Может быть, когда мне не о чем беспокоиться, мне стоит беспокоиться об этом расслаблении!

Комментарии Сельмы:

Когда я начал анализ, я верил в бессознательное, когда читал о нем. Я читал «Толкование сновидений» Фрейда, но на самом деле не верил, что это имеет отношение ко мне. Я верил в свою способность проявлять силу воли, и стихотворение Уильяма Хенли, которое больше всего говорило мне, «Invictus» заканчивалось словами: «Я хозяин своей судьбы; Я капитан моей души.«В то время я считал, что осознанная сила воли — единственный способ добиться господства над своей судьбой. Конечно, я всегда терпел поражение. Но я всегда начинал заново, каждый раз, как мне казалось, с большей силой воли. Восхитительное представление Фрейда о бессознательном, столь привлекательное на печатной странице, что я не думал, что имеет ко мне какое-то отношение.

За все годы моего лечения постоянно появлялись свидетельства бессознательной активности, как желательной, так и очень нежелательной, как бы я ее ни называл (и никогда не называл ее бессознательным влечением).Однако у меня были разные названия для этого, и часто в первые годы я решал, что делаю эти нежелательные вещи из-за своих аналитиков. Я думал, что своим предложением он заставил меня их сделать! Мне потребовалось много времени, чтобы по-настоящему понять, что то, что я делал, исходило из моей головы, моих потребностей и чувств. Потребовалось еще больше времени (годы, а не месяцы), чтобы уважать этот процесс и не вкладывать в мою силу воли так много, чтобы, конечно, не вложить все то, что я не хотел делать, в большую деятельность.В конце концов я узнал, что прилагаю чрезмерные усилия к силе воли из-за очень сильного чувства, что должно произойти прямо противоположное.

Например, я всегда сидел на диете. Я считал себя очень толстым, и если бы я набрал фунт, я бы часто отказывался от своих социальных планов, так как стыдился своего раздутого вида. На самом деле я весил 112 фунтов при росте 5 футов 4 дюйма.

У меня была огромная сила воли (которая также сломалась) и было так много ограничений, которые, как мне казалось, давали жизнь.Нарушение одного ограничения в еде означало попадание в хаос. Мне потребовалось много времени, чтобы понять (не в голове, а в глубине души), что мне нужны все эти жесткие ограничения из-за огромного желания есть. Я никогда не был голоден, поэтому мне было очень трудно понять это. Более того, я при каждой возможности отрицал, что это желание есть для меня, до тех пор, пока не было отказа. Пришлось смириться со своим постоянным желанием вернуться в инфантильное состояние. Психологически для меня все остальное представляло собой отделение от этого чувства заботы, которое я мог испытать только как смерть.Я не мог отказаться от этого знания, потому что его свидетельства присутствовали в моей жизни, и не всегда сознательно. Я увидел в высшей степени сильные признаки активной, требующей мощной, прежде бессознательной активности, которая в этом примере сформировала мои пищевые тревоги и всю энергию, которую я потратил на их управление.

По мере того, как мое лечение углублялось, у меня было больше возможностей использовать мою любимую силу воли как сознательное приложение к моим бессознательным влечениям, которые я затем принял как реальную часть меня. Например, я активно пользовался публичной библиотекой, так как любил читать. Он был доступен и доступен, а мои книги всегда просрочены. У меня был штраф за библиотеку в размере 30 долларов и выше. Однажды я схватился за них на сеансе, а затем быстро перешел к более, казалось бы, насущным и важным проблемам. Мой аналитик хотел вернуться к штрафам за библиотеку — почему они такие высокие? Я возразил, что при всех моих проблемах штрафы за библиотеку — не место для работы. Я вернулся к серьезным неприятным проблемам.

И обратно вернулся в библиотеку штрафы. Это повторялось взад и вперед, и я очень рассердился.В конце концов я вскочил с дивана и сказал, что если он беспокоился о моих штрафах в библиотеке, когда у меня были настоящие проблемы, то он был сумасшедшим и определенно не мог мне помочь. Я не знал, что я там делал, и бросился прочь. Я намеревался закончить анализ.

Я вернулся на следующий день, не извиняясь и не подавленный. Но по крайней мере я был готов довести это дело до конца. Со временем (и я не имею в виду тот день) я мог видеть, что возвращение книг вовремя содержало для меня глубокое чувство разлуки, которое я не мог вынести.Эти книги доставили мне такую ​​радость и во всех смыслах рассказали мне истории о жизни и о том, как жить; они предоставили прекрасную любящую замену матери.

Я собирался вернуть книги и бросить это? Никогда. Когда эти представления укоренились в моей голове, трюк с просроченными книгами больше не работал у меня. Это было окончено. В конце концов, подарком для меня было не то, что у меня больше не было библиотечных штрафов, а то, что я немного больше понимал, что я делаю со своей жизнью. Одно маленькое глубокое знание внезапно открыло другие двери, и я мог наблюдать подобное поведение во многих других сферах моей жизни.Мне даже не пришлось об этом думать или прилагать усилия. Паттерны, которые больше не работали для меня, исчезли. Я больше не играл в эти игры. Я начал использовать свою энергию гораздо более творчески.

Срок:

Бессознательное — мыслительные процессы, о которых человек не осознает.

Тревожные расстройства

Содержание

Что такое тревога?

Все люди знакомы с тревогой, которая варьируется от смутного предчувствия до ощущения сильного дискомфорта, похожего на страх.Беспокойство — это нормальная часть человеческого бытия. Тревога служит важной цели: это предупреждающий сигнал, вызванный сознательным или бессознательным восприятием опасности. Это помогает нам обратить внимание на что-то важное. Тревога переживается как физически, так и психологически. К физическим симптомам беспокойства относятся:

  • Напряжение или дрожание мышц
  • Бьющееся сердце
  • Головокружение или дурноту
  • Потоотделение, ощущение жара или покраснения
  • Сдавленность в груди или горле, затрудненное дыхание
  • Проблемы с засыпанием, пробуждение ночью или слишком раннее
  • «Бабочки в животе»
  • Низкий аппетит, тошнота, несварение желудка
  • «Сверхдвижность,« чувство «на грани» »

Психологические и когнитивные симптомы тревоги включают:

  • Плохая концентрация или отсутствие внимания, отвлекаемость
  • Чрезмерное беспокойство или подозрение, что что-то пойдет не так
  • Специфические опасения (e.г., боязнь высоты, боязнь толпы)
  • Самокритика, неуверенность в себе
  • Проблемы с доверием, паранойя

Эти симптомы являются естественными во многих ситуациях, и у большинства людей время от времени возникают некоторые из этих симптомов. Однако есть момент, когда тревога может стать чрезмерной и мешать повседневной жизни. В таких случаях необходимо учитывать, может ли присутствовать тревожное расстройство, требующее какого-либо лечения.

Тревожные расстройства

Когда тревожность выше типичной, продолжается и вызывает проблемы, это можно рассматривать как тревожное расстройство.Тревожные расстройства — самая распространенная проблема психического здоровья в Соединенных Штатах, от которой ежегодно страдают до 18 процентов людей. Однако, поскольку некоторая тревожность является нормальным явлением для всех людей, бывает трудно определить, когда тревожность является проблемой. Вопросы для рассмотрения:

  • Является ли эта тревога частью повторяющегося, продолжающегося паттерна?
  • Насколько это мешает мне в жизни?

Если повторяющийся паттерн тревожности усиливается до такой степени, что его трудно контролировать, и это мешает вашей способности работать или иметь отношения, можно сказать, что у вас тревожное расстройство.

Поскольку наши естественные «системы предупреждения» сложны, тревога может проявляться разными способами. Иногда тревога — редкое явление, вызываемое только конкретными ситуациями. Иногда он всегда присутствует, слегка отвлекая и утомляя нас. Некоторые общие проблемы с тревогой описаны в следующих разделах.

Генерализованное тревожное расстройство

Генерализованное тревожное расстройство (ГТР) включает в себя более высокий, чем обычно, уровень повседневного беспокойства и беспокойства по поводу различных областей, таких как школа или работа, отношения, повседневные задачи, здоровье, деньги и самооценка .Как следует из названия, беспокойство не сосредоточено на чем-то одном. Расстройство развивается постепенно и может начаться в любой момент жизненного цикла, но обычно развивается в период между детством и средним возрастом. ГТР часто сопровождают другие тревожные расстройства, депрессия или злоупотребление психоактивными веществами. ГТР может быть легкой, средней или тяжелой степени, и степень тяжести влияет на то, насколько хорошо человек может функционировать.

Фобии

Фобические расстройства включают страх перед определенной вещью или ситуацией (например, толпой, замкнутыми пространствами, пауками) и характеризуются страхом или дискомфортом, вызванными этой вещью или ситуацией, а также избеганием или переживанием ситуации, которая мешает учебе, общественной жизни, или другие важные аспекты жизни.Фобии очень распространены, поражая от 4 до 5 процентов населения США в конкретный год и до 11 процентов людей в течение их жизни.

Паническое расстройство

Паническое расстройство — это повторяющиеся внезапные приступы паники. Симптомы панической атаки включают:

  • Одышка или ощущение удушья
  • учащенное сердцебиение или боль в груди
  • Пот, озноб или приливы
  • Тошнота, головокружение или дрожь
  • Страх смерти или сойти с ума
Хотя сначала эти атаки часто возникают неожиданно, позже они могут быть спровоцированы конкретными обстоятельствами; некоторые люди даже впадают в панику из-за панической атаки.Повышенное беспокойство в связи с панической атакой может привести к избеганию толпы или отказу от прогулки, что может привести к социальной изоляции. Паническое расстройство затрагивает от 1 до 4 процентов населения США.

Обсессивно-компульсивное расстройство

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) включает в себя навязчивые идеи или компульсии, которые мешают вашей жизни.

  • Навязчивые идеи — это навязчивые мысли или образы, которые повторяются, несмотря на попытки их остановить, например, беспокойство по поводу микробов или страх, что что-то случится с любимым человеком.
  • Компульсии — это поведение, которое повторяется в попытке предотвратить или уменьшить тревогу. Компульсии трудно контролировать, они мешают повседневной жизни и / или занимают слишком много времени. Примеры: чрезмерная уборка или мытье рук, а также необходимость многократно проверять вещи (например, закрыли ли вы дверь).

Обсессивно-компульсивное расстройство поражает от 2 до 3 процентов населения.

Посттравматическое стрессовое расстройство

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) включает реакцию на переживание или наблюдение за чрезвычайно пугающим событием, таким как нападение, изнасилование или серьезная авария.Людей, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством:

  • Переживите событие заново через кошмары или пробуждающиеся «воспоминания»
  • Избегайте мест и ситуаций, которые напоминают о событии
  • Может испытывать эмоциональное оцепенение или даже иметь частичную амнезию, чтобы психологически избежать повторного переживания этого опыта.
  • Имеют симптомы повышенного возбуждения, в том числе легко испугаться
  • Часто страдает бессонницей и плохой концентрацией внимания

Проблемы, вызывающие или возникшие в результате беспокойства

Беспокойство часто вызывается сочетанием генетических факторов и факторов окружающей среды.В некоторых случаях это может быть связано с основной медицинской проблемой, такой как заболевание щитовидной железы, или с лекарством или лекарством. Амфетамины, кокаин, ЛСД, экстази и другие вещества могут вызывать симптомы тревоги.

И наоборот, наличие тревожного расстройства может привести к злоупотреблению психоактивными веществами как способу попытаться «заняться самолечением». Например, травка и алкоголь обычно употребляются тревожными людьми. Важно знать, что тревога может сосуществовать с симптомами депрессии или других расстройств.

Лечение

Существуют эффективные методы лечения тревожных расстройств. Лечение делится на две категории: 1) психотерапия, включающая консультирование лицензированного терапевта (которым может быть психиатр, психолог, лицензированный клинический социальный работник или лицензированный консультант по вопросам брака и семьи), и 2) фармакотерапия, включающая использование психотропных препаратов ( по назначению психиатра или другого врача).

Психотерапия

Поведенческая терапия, вероятно, является наиболее распространенным методом лечения тревожных расстройств.В общем, это включает в себя некоторый тип контролируемого воздействия на триггеры тревоги, наряду с использованием навыков совладания, так что автоматическая тревожная реакция возникает реже и менее интенсивно, и человек узнает эффективные способы справиться со своим беспокойством. Квалифицированный терапевт может помочь начать этот процесс. Книги, веб-сайты и приложения по самопомощи можно использовать вместе с терапией и дать вам возможность практиковать новые стратегии преодоления трудностей. Преимущества лечения включают уменьшение симптомов, более глубокое понимание, ощущение поддержки и понимания, улучшение навыков совладания и улучшение общего качества жизни.Основные недостатки терапии — это время, усилия, а иногда и затраты.

Фармакотерапия

Для лечения тревоги обычно используются два типа лекарств: бензодиазепины и антидепрессанты. Бензо, такие как валиум (диазепам), ативан (лоразепам) и ксанакс (апразолам), быстро подавляют тревогу, но дают лишь кратковременное облегчение. Продолжение их употребления может привести к зависимости и депрессии. Антидепрессанты, такие как Паксил (пароксетин), Лексапро (эсциталопрам) и Эффексор (венлафаксин), могут быть полезными в течение более длительного периода, но обычно они действуют через несколько недель, не всегда эффективны и могут сопровождаться побочными эффектами.Некоторые другие лекарственные средства, не являющиеся антидепрессантами и бензодиэпинами, иногда используются для лечения тревожности.

CAPS и Центр здоровья студентов не всегда могут рекомендовать лекарства от беспокойства и часто рекомендуют в первую очередь терапию и изменение образа жизни.

Терапия против лекарств

Одним из основных преимуществ терапии перед лекарствами является то, что преимущества могут быть более продолжительными и без побочных эффектов лекарств. Прекращение приема лекарств всегда сопряжено с риском рецидива.Тем не менее, бывают случаи, когда тревожная реакция бывает особенно подавляющей, а сама терапия неэффективна. В таких случаях наиболее полезным может быть сочетание лекарств и терапии.

Ресурсы

Позвоните в CAPS по телефону (831) 459-2628, в Центр здоровья студентов по телефону (831) 459-2500, или к терапевту или врачу за пределами кампуса, чтобы записаться на прием и / или получить направление для лечения тревожных расстройств.

Информацию, средства самопомощи и ссылки на другие ресурсы см. На нашей странице ресурсов.

Посетите нашу страницу кризисных ситуаций, чтобы получить ресурсы по кризисным / чрезвычайным ситуациям.

20 общих защитных механизмов, которые люди используют для устранения беспокойства

У всех нас есть мысли, чувства, импульсы и воспоминания, с которыми бывает трудно справиться. В некоторых случаях люди справляются с тяжелыми чувствами, используя так называемые защитные механизмы. Эти защитные механизмы представляют собой бессознательные психологические реакции, которые защищают людей от чувства тревоги, угроз самоуважению и вещей, о которых они не хотят думать или иметь дело.Взаимодействие с другими людьми

Этот термин впервые появился в психоаналитической терапии, но постепенно проник в повседневный язык. Вспомните, когда вы в последний раз называли кого-то «отрицающим» или обвиняли кого-то в «рационализации». Оба этих примера относятся к типу защитного механизма.

Веривелл / JR Bee

Что такое защитный механизм?

Защитный механизм, наиболее часто используемый Зигмундом Фрейдом в его психоаналитической теории, — это тактика, разработанная эго для защиты от тревоги.Взаимодействие с другими людьми

Считается, что защитные механизмы защищают разум от чувств и мыслей, с которыми сознательному уму слишком сложно справиться.

В некоторых случаях считается, что защитные механизмы удерживают неуместные или нежелательные мысли и импульсы от проникновения в сознание.

Как работают защитные механизмы?

В модели личности Зигмунда Фрейда эго — это аспект личности, имеющий дело с реальностью. Делая это, эго также должно справляться с противоречивыми требованиями Ид и Суперэго.

  • Идентификатор : Часть личности, которая стремится удовлетворить все желания, потребности и импульсы. Ид — это самая основная, основная часть нашей личности, и она не учитывает такие вещи, как социальная целесообразность, мораль или даже реальность удовлетворения наших желаний и потребностей.
  • Суперэго : Часть личности, которая пытается заставить эго действовать идеалистически и морально. Суперэго состоит из всей внутренней морали и ценностей, которые мы получаем от наших родителей, других членов семьи, религиозных влияний и общества.

Чтобы справиться с тревогой, Фрейд считал, что защитные механизмы помогают защитить эго от конфликтов, создаваемых ид, суперэго и реальностью. Итак, что происходит, когда эго не может справиться с требованиями наших желаний, ограничениями реальности? , а наши собственные моральные нормы?

Согласно Фрейду, тревога — это неприятное внутреннее состояние, которого люди стремятся избежать. Беспокойство действует как сигнал эго, что все идет не так, как должно. В результате эго использует своего рода защитный механизм, чтобы помочь уменьшить это чувство тревоги.Взаимодействие с другими людьми

Типы беспокойства

Не все типы беспокойства одинаковы. Причем эти опасения не происходят из одних и тех же источников. Фрейд выделил три типа тревоги:

  • Моральное беспокойство : Страх нарушения наших собственных моральных принципов
  • Невротическое беспокойство : Бессознательное беспокойство о том, что мы потеряем контроль над побуждениями Ид, что приведет к наказанию за ненадлежащее поведение.
  • Беспокойство о реальности : Страх реальных событий.Причину этого беспокойства обычно легко определить. Например, человек может опасаться укуса собаки, находясь рядом с опасной собакой. Самый распространенный способ уменьшить это беспокойство — избегать угрожающего объекта.

Хотя мы можем сознательно использовать эти механизмы, во многих случаях эти защиты работают бессознательно, искажая реальность.

Например, если вы столкнулись с особенно неприятной задачей, ваш разум может решить забыть о вашей ответственности, чтобы избежать страшного задания.Помимо забывания, к другим защитным механизмам относятся рационализация, отрицание, подавление, проекция, отторжение и формирование реакции.

Хотя все защитные механизмы могут быть нездоровыми, они также могут быть адаптивными и позволяют нам нормально функционировать.

Наибольшие проблемы возникают при чрезмерном использовании защитных механизмов, чтобы избежать проблем. В психоаналитической терапии цель может заключаться в том, чтобы помочь клиенту раскрыть эти бессознательные защитные механизмы и найти более эффективные и здоровые способы справиться с тревогой и стрессом.

10 ключевых защитных механизмов

Дочь Зигмунда Фрейда, Анна Фрейд, описала 10 различных защитных механизмов, используемых эго. Другие исследователи также описали множество дополнительных защитных механизмов.

Что такое бессознательное?

Что такое бессознательное?

В психоаналитической теории личности Зигмунда Фрейда бессознательный разум определяется как резервуар чувств, мыслей, побуждений и воспоминаний, находящихся за пределами сознательного осознания.

В рамках этого понимания большая часть содержимого бессознательного считается неприемлемым или неприятным, например, чувство боли, беспокойства или конфликта. Фрейд считал, что бессознательное продолжает влиять на поведение, даже если люди не осознают этих основных влияний.

Как это работает

При концептуализации бессознательного может быть полезно сравнить разум с айсбергом. Все, что находится над водой, представляет собой сознательное осознание, а все, что находится под водой, представляет собой бессознательное.

Подумайте, как бы выглядел айсберг, если бы вы могли видеть его целиком. На самом деле над водой видна лишь небольшая часть айсберга. То, что вы не можете увидеть с поверхности, — это огромное количество льда, составляющего основную часть айсберга, глубоко погруженного в воду.

Вещи, которые представляют наше сознание, — это просто «верхушка айсберга». Остальная информация, которая находится за пределами сознательного осознания, лежит под поверхностью. Хотя эта информация может быть недоступна сознательно, она все же оказывает влияние на текущее поведение.

Воздействие бессознательного

Бессознательные мысли, убеждения и чувства потенциально могут вызвать ряд проблем, включая:

  • Гнев
  • Предубеждение
  • Компульсивное поведение
  • Сложные социальные взаимодействия
  • Бедствие
  • Проблемы во взаимоотношениях

Фрейд считал, что многие наши чувства, желания и эмоции подавляются или удерживаются вне осознания, потому что они просто слишком опасны.Фрейд считал, что иногда эти скрытые желания и желания проявляются во снах и оговорках (также известных как «оговорки по Фрейду»).

Фрейд также считал, что все наши основные инстинкты и побуждения также содержатся в бессознательном уме. Инстинкты жизни и смерти, например, были обнаружены в бессознательном. Жизненные инстинкты, иногда известные как сексуальные инстинкты, связаны с выживанием. Инстинкты смерти включают в себя такие вещи, как мысли об агрессии, травме и опасности.

Такие побуждения не попадают в сознание, потому что наше сознание часто считает их неприемлемыми или иррациональными. Чтобы не допустить осознания этих побуждений, Фрейд предложил людям использовать ряд различных защитных механизмов, чтобы не допустить их повышения до осознания.

использует

Фрейд считал, что осознание содержания бессознательного важно для снятия психологического стресса. Совсем недавно исследователи изучили различные методы, чтобы увидеть, как бессознательные влияния могут влиять на поведение.Есть несколько различных способов, с помощью которых информация из бессознательного может быть доведена до сознания или изучена исследователями.

Свободная ассоциация

Фрейд считал, что он может осознать бессознательные чувства с помощью техники, называемой свободными ассоциациями. Он просил пациентов расслабиться и сказать все, что приходит в голову, не задумываясь о том, насколько это может быть тривиально, неуместно или неловко.

Отслеживая эти потоки мыслей, Фрейд считал, что может раскрыть содержимое бессознательного разума, в котором существовали подавленные желания и болезненные детские воспоминания.

Сонник

Фрейд также предположил, что сны — это еще один путь к бессознательному. Хотя информация из бессознательного иногда может появляться во сне, он полагал, что это часто было в замаскированной форме.

Таким образом, с точки зрения Фрейда, толкование сновидения потребовало бы изучения буквального содержания сновидения (известного как явное содержание), чтобы попытаться раскрыть скрытый, бессознательный смысл сновидения (латентное содержание).

Фрейд также считал, что сны — это форма исполнения желаний. Поскольку эти бессознательные побуждения не могли быть выражены в бодрствующей жизни, он считал, что они находят выражение в снах.

Подавление непрерывной вспышки

Современные исследования когнитивной психологии показали, что даже восприятие, на которое мы не обращаем внимания, может оказывать сильное влияние на поведение. Используя метод, называемый непрерывным подавлением вспышки, исследователи могут отображать изображение так, чтобы люди не видели его сознательно, потому что вместо этого они отвлекаются на другой визуальный дисплей.Взаимодействие с другими людьми

Исследования показали, что люди будут более негативно оценивать определенные визуальные эффекты, когда они сочетаются с негативным или менее желательным «невидимым» изображением (например, изображением сердитого лица). Несмотря на то, что люди не осознают, что даже видят эти негативные образы, их знакомство с ними по-прежнему влияет на их поведение и выбор.

Потенциальные ловушки

Сама идея о существовании бессознательного не без противоречий.Ряд исследователей подвергли критике представление о существовании бессознательного и оспаривают его.

В последнее время в области когнитивной психологии исследователи сосредоточились на автоматических и неявных функциях для описания вещей, которые ранее приписывались бессознательному. Согласно этому подходу, есть много когнитивных функций, которые происходят вне нашего сознательного понимания. Это исследование может не поддерживать концептуализацию бессознательного Фрейдом, но оно предлагает доказательства того, что вещи, о которых мы не осознаем сознательно, могут все еще влиять на наше поведение.

Одна из главных ловушек в работе Фрейда — отсутствие у него научной методологии в развитии его теорий. Многие из его идей были основаны на тематических исследованиях или наблюдениях за одним человеком. В отличие от ранних психоаналитических подходов к бессознательному, современные исследования в области когнитивной психологии основываются на научных исследованиях и эмпирических данных, подтверждающих существование этих автоматических когнитивных процессов.

История бессознательного

Идея о том, что существуют силы вне сознательного осознания, существовала тысячи лет.Термин «бессознательное» впервые был придуман философом Фридрихом Шеллингом в конце 18 века, а позже был переведен на английский поэт Сэмюэл Тейлор Кольридж.

В области психологии понятие бессознательных влияний затрагивалось мыслителями, включая Уильяма Джеймса и Вильгельма Вундта, но именно Фрейд популяризировал эту идею и сделал ее центральным компонентом своего психоаналитического подхода к психологии.

Швейцарский психиатр Карл Юнг также считал, что бессознательное играет важную роль в формировании личности.Однако он полагал, что существует личное бессознательное, состоящее из подавленных или забытых воспоминаний и побуждений человека, а также того, что он называл коллективным бессознательным. Считалось, что коллективное бессознательное содержит унаследованные наследственные воспоминания, общие для всего человечества.

Хотя многие идеи Фрейда с тех пор потеряли популярность, современные психологи продолжают исследовать влияние бессознательных психических процессов, включая связанные темы, такие как бессознательная предвзятость, имплицитная память, имплицитные установки, прайминг и бессознательное обучение.

Слово Verywell

Хотя Зигмунд Фрейд не изобретал концепцию бессознательного, он популяризировал ее до такой степени, что теперь она во многом ассоциируется с его психоаналитическими теориями. Понятие бессознательного продолжает играть роль в современной психологии, поскольку исследователи стремятся понять, как работает разум вне сознательного осознания.

Даже при наличии мотивации бессознательное беспокойство блокирует улучшение привычек

Обращение к более здоровым привычкам может означать противостояние страхам, которые мы обычно не осознаем…

Все живые существа вынуждены избегать боли.Бессознательные системы вынуждают их выбирать — не осознавая — выборы, которые стали привычными и безопасными.

Люди не исключение. У них есть мотивация избегать боли, в том числе психологической, будь то мучение, волнение или беспокойство. Мы можем использовать для обозначения таких состояний общий термин «тревога». Люди не любят беспокоиться. Независимо от того, как люди думают или заявляют, что они принимают решение, они обычно выбирают знакомый и обнадеживающий путь из числа вариантов, доступных в любых данных обстоятельствах.Лишь изредка они выбирают путь, вызывающий большее беспокойство. Таким образом, установленные закономерности, даже если они разъедают и подрывают, преобладают, потому что они знакомы и достаточно умиротворяющие. Человек чувствует себя комфортно, хотя прекрасно знает, что его выбор не является оптимальным. Мотиватором, который на самом деле побуждает к выбору действия, является желание почувствовать себя устойчивым. Даже самые возвышенные стремления (протрезветь, похудеть, выиграть гонку) рушатся из-за тонко соблазнительных процессов избегания тревоги.

Детерминизм против свободы воли

Часто в жизни человек чувствует себя скованным обстоятельствами; кажется, что нет вариантов, с помощью которых можно было бы добиться изменений. Примеры включают случайность рождения («вы не можете выбрать своих родителей»), определенные аспекты генетической наследственности и развитие Вселенной способами, которые никто не может контролировать. Это можно назвать судьбой, стихийным бедствием или определенными жизненными фактами. Никакое усилие воли не может их изменить.

В человеческих делах противовес детерминизму — это свобода воли, сфера, в которой делается выбор.Хотя может показаться, что некоторые вопросы определены, а некоторые подлежат выбору, на самом деле граница между «не могу» и «не буду» часто бывает нечеткой. Это различие является ключевым в нашем обсуждении.

Самосознание — краеугольный камень свободы воли. Признание того, что выбор действительно есть, а затем его анализ и изменение, требует как проницательности, так и готовности не принимать решения. Изменить свой ум, если укоренившиеся модели и отношения имеют глубокие корни, — серьезное дело. Поскольку изменение образа мышления может привести к новому поведению, верно и обратное; привычная практика разных форм поведения может изменить конфигурацию мозга.В любом случае будет период нестабильности.

Сопротивление переменам

Иногда коучи сталкиваются с застрявшим клиентом с одним или несколькими контрпродуктивными взглядами, убеждениями и / или привычками. Примеры включают выбор продуктов питания — что есть и в каком количестве; связь с алкоголем, кофеином и / или сахаром; и стойкое перетренированность. Эти привычки часто укореняются в результате повторения, знакомства и сговора со стороны семьи и друзей, которые могут сделать выбор и подтвердить его.

Одним из главных преимуществ, которое помогает поддерживать привычку, является то, что человек чувствует себя более спокойным и управляемым с этой привычкой, чем без нее.Человек нашел способ держать тревогу под контролем, поедая определенные вещи, выпивая пиво или вино, напиваясь чаем или кофе или употребляя сладкое. Центры вознаграждения в мозгу любят эти вещи, а привычки могут доходить до (или даже превращаться) в настоящую зависимость. Такой человек может защищаться, когда его спрашивают об их выборе. Чувствуя, что их стратегии совладания с тревогой подвергаются сомнению, они предоставляют ложные основания для сохранения этой привычки.

Мало кто сознательно рискует почувствовать себя неурегулированным, взволнованным или беспокойным.Когда я обучался как психотерапевт, я был погружен в «экзистенциальную школу», центральным принципом которой является идея о том, что способность тревожиться — это здоровая вещь. Обычные, повседневные уровни тревожности не патологируются, и не требуется лечения или лечения.

Если, например, человек изучает изменения в своем потреблении алкоголя, можно спросить: «Как вы думаете, что с вами произойдет, если вы не будете пить?» Часто простое предложение «взять отпуск на месяц для эксперимента» встречает шок и ужас.Экстремальная реакция многое говорит о роли этой привычки в отношениях человека с тревогой.

Большинство привычек, будучи привычными (конечно), переплетаются со стратегиями поддержания привычного чувства непринужденности. Когда предлагается идея изменить или — задыхаться — бросить привычку, возникает тревожный сигнал: «Как я справлюсь, что я буду делать?» звонить громко.

Большинство привычек, будучи привычными (конечно же), переплетаются со стратегиями поддержания привычного чувства легкости.Когда предлагается идея изменить или — задыхаться — бросить привычку, возникает тревожный сигнал: «Как я справлюсь, что я буду делать?» звонить громко.

Любой, кто сталкивается с перспективой повышенной тревожности, скорее всего, сохранит или даже удвоит паллиативную привычку. Например, просьба к кому-то, у кого есть достаточная мотивация для похудения, изменить свой выбор продуктов питания, также побуждает его почувствовать себя неуравновешенным — и у них действительно может быть больше мотивации для подавления беспокойства, чем для изменения своих привычек, какими бы неоптимальными они ни были.В этом нет ничего необычного. Особые тревоги и привычные действия по уравновешиванию, сдерживающие их, являются мощными движущими силами в поддержании привычки.

Более того, импульс умиротворять себя заставляет все аспекты того, что можно назвать обычным репертуаром. Это состоит из трех компонентов:

  • Как я думаю о проблеме и размышляю над ней, чаще всего используя устоявшиеся шаблоны самоанализа;
  • Как я об этом говорю, как для себя (как разговор с самим собой), так и для других;
  • Как я действую, независимо от того, соответствует ли мое поведение моим ценностям и устремлениям.

Отстранение

Для многих людей, в том числе спортсменов, недовольство состоянием, в котором они находятся, более терпимо, чем возбуждение и беспокойство, возникающие при изменении привычек. Это загадка.

При оценке обстоятельств застрявшего клиента я часто использую нисходящий подход: рассматривая общие обстоятельства: в чем проблема? О еде, весе, «веществах», самодисциплине, образе мышления … какова общая картина?

Что я знаю об этой проблеме? Каковы общие проблемы? Как люди борются с ними? Что, кажется, помогает или мешает?

Затем я копаю глубже: каковы подробности затруднительного положения этого человека? Как давно проблема существует? Насколько это большая проблема? Как они говорят сами с собой об этой проблеме — какой «сценарий» они запускают, размышляя? Каковы их обстоятельства, включая влияние семьи и друзей? Как они обсуждают этот вопрос с другими? Что они уже пробовали?

Дальнейшее копание: каков уровень их мотивации? Насколько они дисциплинированы и трудолюбивы? Сколько у них силы воли? Объективные (мой взгляд на это) и субъективные (как они говорят) аспекты могут быть переплетены.Реальность где-то посередине.

Приближается к результату: насколько сильна приверженность этого человека? Что особенно важно, достаточно ли они мотивированы своей целью, чтобы выдержать тревожные последствия новых и (возможно) изначально бесполезных привычек? Короче говоря, они больше привержены переменам, чем знакомству?

Внесение изменений и борьба с бурей

После попытки изменения нам необходимо отслеживать текущую реакцию на новую процедуру. Есть большая вероятность, что их прежние привычки, которые сейчас пересматриваются и вытесняются, давали некоторое чувство вознаграждения, поддержки и питания, как эмоционального, так и психологического.Если этот человек ощущает отсутствие обнадеживающих мыслей и чувств, связанных с предыдущими привычками, приглашаем ли мы его просто упорствовать и справляться с тревогой, не ища лекарства, или исследуем варианты более здоровых и достаточно обнадеживающих заменителей и побочных действий, которые помогут помочь клиенту в трудную минуту? Что предпочел бы спортсмен? Независимо от того, как мы поступим, потребуется некоторая способность выдерживать неурегулированность.

Важно спросить: «Что вы будете делать, если дела станут тяжелыми?» Ответ может быть «ничего», т.е.е. просто будьте обеспокоены, придерживайтесь программы и двигайтесь вперед. Или спортсмен может предпочесть альтернативные «стратегии» для преодоления трудностей, такие как медитация, запланированные консультации с тренером или несвязанная деятельность, такая как написание стихов, рисование диких животных или пение, которые могут помочь человеку не сбиться с пути и избежать отступая.

Сотрудничество между клиентом и (в данном примере) коучем требует прочного взаимопонимания. Клиент должен продолжать доверять коучу, даже если он чувствует себя обделенным или наказанным, поэтому атмосфера должна быть одной из обеих сторон, работающих вместе для достижения здоровых изменений.

Между мыслью и делом могут быть расхождения. То, что клиент решает сделать, как он описывает это вам и что на самом деле делает, может не совпадать. Именно в этом часто проявляется неурегулированность, и, вероятно, это будет залогом вашей совместной работы.

Если клиент действительно застрял, то ментальные структуры, посвященные безмятежной жизни, вступят в действие, предлагая слова и фразы, призванные убедить хозяина, что старые привычки действительно в порядке, и что изменение слишком сложно и не нужно после всего.Психологическое давление со стороны центров регуляции аффекта мозга (уравновешивание привычки, беспокойства и стремления) может быть сильным. Два вопроса, которые я нашел продуктивными при исследовании застревания, заключаются в следующем: «Что может стимулировать мотивацию?» и «При каких обстоятельствах будет гарантирован успех?»

Устойчивость и способность улучшать привычки

Хотя некоторые изменения довольно просты, изменение устоявшихся привычек всегда вызывает тревогу. Мотивация должна быть достаточно сильной, чтобы выдерживать тревогу.Устойчивый спортсмен может справляться с тревогой достаточно долго, чтобы адаптироваться к необходимым изменениям. Это не означает десенсибилизацию или привыкание, поскольку тревога все еще присутствует в сознании. Устойчивость — это способность переносить тревогу, не ища выхода. Спортсмену не обязательно быть успешным. Это может быть нереально, пока новые привычки не укорениться.

Если человека можно научить адекватно переносить беспокойство и волнение, и он может сопротивляться вызову знакомых привычек, его шансы на формирование нового репертуара мышления и поведения значительно увеличиваются.

Главный тренер Пол Пейдж-Хансон, магистр медицины, более 10 лет работал психотерапевтом в Лондоне. Сейчас в Сан-Франциско он является лицензированным тренером по велоспорту, массажистом и специалистом по телесу, работающим с любым уровнем подготовки на грунтовой дороге и на дороге. Пол доступен для обучения и тренировки умственных способностей, а также в клиниках по настройке велосипеда и верховой езде.

Может ли тревога убить вас? Что делать во время панической атаки

Панические атаки могут быть одним из самых страшных переживаний.Приступы могут варьироваться от внезапной волны страха, которая длится всего несколько минут, до учащенного сердцебиения и одышки, имитирующих сердечный приступ.

Но не только симптомы делают панические атаки такими изнурительными. Это также чувство потери контроля. Незнание, почему у вас один из них или когда следующая атака может произойти, может усложнить выполнение повседневных задач.

Если вы испытываете панические атаки, у вас может быть тревожное расстройство, называемое паническим расстройством.Подсчитано, что почти 5 процентов взрослых американцев в какой-то момент своей жизни испытают паническое расстройство.

Хорошая новость заключается в том, что вы можете предпринять шаги, чтобы снизить серьезность атак. Кроме того, перспективны долгосрочные методы лечения тревожности и панических атак.

Симптомы панической атаки могут варьироваться от человека к человеку и даже от приступа к атаке. Селеста Вичьер, LMHC, которая занимается когнитивно-поведенческой терапией, говорит, что панические атаки могут быть сложными: когда люди описывают ей паническую атаку, они часто говорят: «Мне казалось, что у меня был сердечный приступ, и я не могла дышать. .Однако у всех могут быть разные симптомы.

Большинство панических атак длятся менее 30 минут, в среднем около 10 минут, хотя некоторые симптомы могут длиться намного дольше. В это время у вас может возникнуть потребность бежать, пока атака не закончится.

Хотя средняя продолжительность панической атаки может показаться недолгой, для человека, испытывающего полномасштабную атаку, она может показаться вечностью.

Так как же определить, что у вас паническая атака?

Следующий список симптомов может быть вашим первым признаком приступа:

  • потливость
  • тошнота
  • боли в груди и ощущение слабости, как будто вы собираетесь упасть в обморок
  • гипервентиляция
  • одышка (многие люди воспринимают это как гипервентиляцию; некоторые люди также испытывают ощущение удушья)
  • учащенное сердцебиение и боль в груди
  • дрожь или тряска
  • потливость
  • чувство оторванности от ваших настроек и головокружение
  • онемение или покалывание

Когда вы находитесь при полномасштабной панической атаке остановить ее может быть сложно.Вичер говорит, что причина того, что это так сложно, заключается в том, что физические симптомы на самом деле вызывают еще большую панику.

Если вы исключили другие медицинские диагнозы, и ваш врач подтвердил, что у вас панические атаки, Вичер советует постараться и намеренно сказать себе, что с вами все будет в порядке.

«Ваш разум может сыграть с вами злую шутку, и из-за физических симптомов может казаться, что вы умираете, но если вы скажете себе, что с вами все будет в порядке, это может помочь успокоиться», — объясняет она.

Когда вы испытываете приступ паники, она предлагает вам поработать над замедлением дыхания. Вы можете сделать это, считая в обратном порядке и делая медленные глубокие вдохи.

Во время приступа ваше дыхание будет поверхностным, и вам может показаться, что вам не хватает воздуха. Вот почему Вичер предлагает следующие шаги:

  • Начните с вдоха.
  • На вдохе считайте в уме (или вслух) около 6 секунд, чтобы вдох продлился дольше.
  • Также важно дышать через нос.
  • Затем выдохните примерно 7-8 секунд.
  • Повторите этот метод несколько раз во время атаки.

Помимо дыхательных упражнений, вы также можете практиковать техники релаксации. Очень важно сосредоточить как можно больше энергии на том, чтобы расслабить свое тело.

Некоторые люди достигают успеха, регулярно занимаясь йогой, медитацией и дыхательными упражнениями, когда у них нет панической атаки. Это помогает им быстрее получить доступ к этим методам во время атаки.

Есть много способов лечения панического расстройства и панических атак, включая КПТ (психотерапию), экспозиционную терапию и лекарства.

Психотерапия, также известная как «разговорная терапия», может помочь вам понять ваш диагноз и то, как он влияет на вашу жизнь. Ваш терапевт также будет работать с вами, чтобы разработать стратегии, которые помогут уменьшить тяжесть симптомов.

Одним из методов психотерапии, доказавших свою эффективность в лечении панического расстройства и приступов, является КПТ.Эта форма терапии подчеркивает важную роль мышления в том, как мы чувствуем и что делаем.

КПТ учит вас новым способам мышления, действий и реакции на ситуации, вызывающие беспокойство. Он также научит вас по-другому рассматривать панические атаки и продемонстрирует способы уменьшения беспокойства. Кроме того, вы можете узнать, как изменить нездоровые мысли и поведение, вызывающие панические атаки.

Но если вы не можете получить доступ к терапии, Викьер рекомендует следующие действия, которые помогут вам лучше понять свои триггеры:

  • Записывайте свои чувства. Запишите случаи, когда вы чувствовали себя подавленным и тревожным.
  • Записывайте свои мысли. Поскольку большинство из нас имеет дело с негативными мыслями, о которых мы, возможно, даже не подозреваем, может быть полезно записать эти мысли. Это может помочь вам начать понимать, как ваши внутренние мысли играют роль в вашем мировоззрении.
  • Ежедневные дыхательные упражнения. Еще один полезный метод — ежедневно выполнять дыхательные упражнения, даже если у вас нет панической атаки.Когда вы больше синхронизируете свое дыхание, вы можете лучше осознавать, когда вы их не делаете.

Даже если панические атаки могут ощущаться как сердечный приступ или другое серьезное состояние, они не приведут к вашей смерти. Однако панические атаки серьезны и требуют лечения.

Если вы обнаружите, что регулярно испытываете какие-либо из этих симптомов, вам необходимо обратиться к врачу за дополнительной помощью.

Могут ли наши усилия избежать беспокойства только усугубить ситуацию?

Согласно майскому опросу Американской психиатрической ассоциации, почти треть взрослых американцев говорят, что они чувствуют себя более тревожными, чем год назад.По данным Google Trends, количество поисковых запросов в Google, включая «тревогу», неуклонно росло за последние пять лет. Национальный институт психического здоровья сообщает, что тревожные расстройства стали наиболее распространенной группой психических расстройств: примерно пятая часть взрослых в США борется с тревожным расстройством каждый год, а почти одна треть страдает тревожным расстройством в течение своей жизни.

Почему усиливается тревога? Я вижу правдоподобные объяснения в том, как мы развивались, и, как это ни парадоксально, в том, как мы пытаемся справиться с тревогой.Эти объяснения могут указать нам на несколько мощных методов, которые могут обратить вспять тенденцию роста беспокойства.

Эволюционное несоответствие

За миллионы лет люди развились, чтобы уметь обнаруживать угрозы в окружающей среде. Предки, которые преуспели в боях или спасении от опасных ситуаций, имели больше шансов выжить, и мы унаследовали их гены.

Жизнь в развитом мире обычно не приводит к постоянному контакту с опасными для жизни опасностями.Но наша система обнаружения угроз остается бдительной, и ее бомбят, как никогда раньше. «Мы живем в состоянии постоянной угрозы из-за 24-часового цикла новостей» и цифровой связи, — сказал Дэвид Слоан Уилсон, профессор биологии и антропологии Бингемтонского университета и президент Института эволюции. Будь то реакция на другую фотографию или статью о недавней стрельбе, приземленных самолетах, торговых войнах или последний отзыв коляски, наше беспокойство имеет постоянную возможность вспыхнуть.

Наша жизнь во многом отличается от жизни наших предков. Охотники-собиратели были гораздо активнее — ходили в поисках пищи или убежища, убегали от хищников, лазили, поднимали тяжелые предметы и дрались. Они следовали ритмам природы и спали с наступлением ночи. И они принадлежали к маленьким, сплоченным сообществам или большим семьям.

Напротив, мы меньше двигаемся, меньше спим и у нас более слабые связи, и все это может привести к беспокойству. «Многие из нас подобны животным в неволе», — сказала Келли Уилсон, профессор психологии Университета Миссисипи.«Когда вы обездвиживаете крыс и других животных, вы можете создать состояние тревоги или депрессии». Продолжительность и качество нашего сна были скомпрометированы из-за светоизлучающих устройств, информационной перегрузки и социальных стандартов; многие из моих клиентов отмечают, что они чувствуют себя виноватыми или ленивыми из-за того, что спят дольше шести часов. Неравномерные экономические возможности и географическая мобильность привели к упадку традиционных расширенных семей и пожизненных местных сообществ. Более четверти СШАвзрослые живут одни, и почти половина из них сообщили, что чувствуют себя одинокими или исключенными из опроса 2018 года.

То, чему вы сопротивляетесь, сохраняется

Эволюционное несоответствие — не единственная проблема. Другая проблема заключается в том, как мы пытаемся справиться с тревогой. Поскольку тревожность может быть неприятной и пугающей, мы прибегаем к осознанным или бессознательным стратегиям, которые помогают уменьшить беспокойство в данный момент — просмотр фильма или телешоу, еда, питье, просмотр Интернета, видеоигры, смахивание в приложении для знакомств, и переутомление.Смартфоны отвлекают внимание в любое время дня и ночи. Психологические исследования показали, что отвлечение внимания — обычная стратегия избегания тревожности.

Однако, как это ни парадоксально, эти стратегии избегания усугубляют тревогу в долгосрочной перспективе. Беспокойство — все равно что попасть в зыбучие пески: чем больше вы с ним боретесь, тем глубже погружаетесь. Действительно, исследования решительно подтверждают изречение Карла Юнга: «То, чему вы сопротивляетесь, сохраняется».

Жизнь моих клиентов часто поглощается попытками справиться с тревогой за счет всего остального.Их избегание распространяется на все больше и больше аспектов их жизни, так что, по словам нескольких клиентов, «мир становится таким маленьким». И они передают эту проблему своим детям.

«За почти 40 лет практики я заметила, что люди становятся менее терпимыми к стрессу», — сказала клинический психолог Мэри Элворд, директор компании Alvord, Baker & Associates в Мэриленде. «Родители больше заботятся о своих детях», лишая детей возможности научиться справляться со стрессом, — сказала она.Итак, новое поколение подрастает, избегая дискомфорта или боли, пока их не станет слишком много, и они будут подавлены ими.

Средства правовой защиты

Гипотеза эволюционного несоответствия предлагает несколько подходов к снижению тревожности: время от времени отключайтесь от электронных устройств, больше двигайтесь, желательно на природе, спите и не отвлекаясь, а также уделяйте первоочередное внимание личному общению с друзьями и семьей.

Эти изменения не должны быть кардинальными. Исследования показывают, что отключение только от Facebook на несколько дней может снизить уровень стресса.Если начало режима упражнений звучит устрашающе, начните с ходьбы по несколько минут в день и постепенно увеличивайте время. Доказано, что помогает прерывать длительное сидение даже короткими всплесками активности. Если вам часто не удается заснуть, выключите все электронные устройства по крайней мере за час до сна и уберите их из комнаты. Сохранение темноты и прохлады в спальне также будет способствовать хорошему сну. Наконец, составьте список всех людей, которые важны для вас и с которыми вы какое-то время общались только через социальные сети.Затем позвоните им и назначьте время для встречи.

Как перестать справляться с тревогой, отвлекая себя? Когнитивно-поведенческая терапия предлагает полезные советы. Обратите внимание, когда ваше тело становится напряженным, и вы чувствуете желание убежать, вытаскивая телефон или тянувшись за напитком. Затем отложите побег на несколько минут. Посмотрите, что происходит, когда ваш разум и тело испытывают дискомфорт. Повторяйте это каждый раз, когда вы замечаете появление беспокойства, и старайтесь все дольше и дольше откладывать привычные реакции.Вы, вероятно, поймете, что тревога не так страшна и не будет длиться так долго, как вы боялись. Тревога поднимается и опускается, как волна — если вы научитесь кататься на ней, она никогда не сокрушит вас. Самое главное, сказал Алворд, эта практика поможет вам обрести «уверенность в том, что вы справитесь с этим».

Когда дискомфорт мешает вам сделать что-то важное, осторожно вытолкните себя за пределы зоны комфорта. Например, войдите в многолюдное собрание, даже если вы чувствуете социальную тревогу. Сначала вы можете быть готовы терпеть страх лишь на короткое время, но со временем мышца толерантности становится сильнее, и «вы узнаете, что можете делать это, даже если это страшно», — сказал Марвин Голдфрид, выдающийся профессор клинической психологии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.