Наука о ценностях называется: Аксиология (учение о ценностях)

Аксиология (учение о ценностях)

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Аксиология — особый раздел философии, предметом которого являются теория природы и источников ценностей, способы индивидуального оправдания и осуждения наличного и возможного бытия, назначение человека, его целей и идеалов. Отсюда — взаимосвязь аксиологии с онтологией и гносеологией.

Философия ценностей и ценность философии

Философия занимается изучением не предметной реальности, но общих принципов, норм, идеалов, выраженных в системе ценностей и придающих смысл существованию. Ценность выражает человеческое измерение культуры, воплощает в себе отношение к формам человеческого бытия, человеческого существования. Ценность — это не только «осознанное», но и жизненно экзистенциально прочувствованное бытие. Она характеризует человеческое измерение общественного сознания, поскольку пропущена через личность, через ее внутренний мир. Поэтому понятно, что ценности имеют большое мировоззренческое значение, являются важнейшим фактором консолидации людей, интеграции их в сообщества. Наличие общих ценностных ориентаций обеспечивает общественное согласие граждан, социальных общностей и групп. Утрата ценностных ориентиров или отказ от сложившейся системы ценностей неизбежно оборачивается угрозой распада и дезинтеграции общества. Ценности — важнейший системообразующий фактор культуры.

Ценности: многообразие интерпретаций

Со времен античности и до наших дней в философии ведутся споры между представителями разных философских школ и направлений по базовой для аксиологии проблеме, существуют ли ценности в структуре бытия в целом и как они связаны с предметной реальностью. В философском осмыслении проблемы ценности сложились три оппозиции, отражающие некоторые ее особенности: метафизическо-позитивистская, априористско-феноменалистская и абсолютистско-релятивистская.

Метафизическо-позитивистская оппозиция. Платон в духе метафизики сводит ценности к неким идеальным сущностям, особому царству бытия, небесно возвышающемуся над нашей грешной землей. Немецкий философ Николаи Гартман (1882 — 1950), обосновывая концепцию ценностей, исходящую из признания того, что эмоции приобретают статус онтологического характера за пределами субъективных актов восприятия, отождествляет ценности с платоновскими идеями, противостоящими реальному бытию. Они не возникают и не уничтожаются, а время от времени востребуются или остаются незадействованными как творческие принципы, дающие бытие еще не существующему.

Позитивистская трактовка, напротив, не видит за ценностями ничего, кроме человеческих страстей, чувств и эмоций. Последние вполне реальны, однако статус ценностей всецело номинальный, наделяющий имена самостоятельным существованием. Сущность ценностей выводится не из объектов, а из потребностей человека.

Априористско-феноменалистская оппозиция. В априористской перспективе ценности выступают в качестве совершенно формальных, схематически-структурных образований, предшествующих реальному жизненному опыту и независимых от него. Более того, под их влиянием данный опыт впервые окрашивается в ценностные тона. Иначе говоря, априоризм рассматривает ценности по аналогии с врожденными идеями, якобы обосновывающими и направляющими нашу жизнь. Априорность гарантирует всеобщность и необходимость ценностей, их трансцендентность относительно индивидуальной субъективности и фактических условий жизни.

В противоположность априористскому феноменалистское понимание ценностей сводит все к «здесь-и-сейчас бытию», к непосредственным жизненным взаимодействиям и интерсубъективным ситуациям, к событийной актуальности человеческого существования. Иначе говоря, ценностью является то, что обладает положительной значимостью для человека. Значимость определяется не свойствами предмета самого по себе, а их вовлеченностью в человеческую жизнь.

Абсолютистско-релятивистская оппозиция. Абсолютистская интерпретация ценностей представляет их как нечто неизменное, раз и навсегда данное, самодовлеющее, непреходящее, вечное. Абсолютность ценностей выводится из природы Универсума или из всемогущества и всеблагости Бога. Если согласиться с тем, что ценности надындивидуальны, то неизбежно отождествление истины и ценности.

Релятивистская интерпретация ценностей замыкается в конечном счете на субъективных желаниях и предпочтениях человека, на признании зависимости ценностей от конкретных обстоятельств времени и места, от этнической, культурной и цивилизационной специфики. Релятивистская интепретация ценностей сводит проблему ценности к проблеме оценочного суждения, объясняемого личностным характером осмысления мира.

Таким образом, на основе анализа сложившихся в истории философии подходов к проблеме ценности можно заключить что ценности не сводятся ни к объективной реальности, ни к области произвольных субъективных определений. Они отражают реальную связь человека и мира природных и социальных явлений, имеющих положительную социальную значимость для жизнедеятельности общества и личности.

Иерархия ценностей

Ценности не являются гомогенными. Отсюда — возможность выстроить иерархию ценностей в зависимости от того, в какой мере они способствуют полноте реализации личности как высшего существа. Под иерархией ценностей понимают их расположение от низших к высшим или от высших к низшим.

Низшие ценности более массовы, они распределены среди большего числа людей. Они, как правило, стереотипны, удобны. В них много конформизма. Это некие усредненные модели, которые усредняют самого человека, в них он теряет свою индивидуальность. Высшие ценности не имеют широкого хождения, они доступны только высокоразвитым субъектам, чаще всего неудобны. Они развивают, совершенствуют человека, содержат в себе нонконформистский заряд, требуют не останавливаться на достигнутом.

Ценности и оценка

Нет ценности без оценки. Ценность разворачивается в процессе оценки. Оценка — есть определение субъектом социальной значимости явлений, направляет его деятельность. Оценка универсальна, она оказывает влияние на все виды жизнедеятельности человека, реализуясь на чувственном и рациональном уровнях, в форме эмоций и чувств, представлений, восприятий, суждений, влечений, желаний, стремлений, деятельности.

Объективное содержание оценки определяется предметом. Поэтому оценка непосредственно связана с познанием, ибо прежде чем судить о значимости предмета, необходимо знание о его объективных свойствах. Истинное, достоверное знание само по себе может быть основанием оценки. Однако парадокс оценочных суждений состоит в том, что знание не является препятствием для произвольной оценки явлений действительности. Оценочные суждения субъективны, имеют разные основания и могут определяться в категориях истинности или ложности, справедливости или несправедливости.

В оценочных суждениях выражается культура человека, его способность адекватного понимания и эмоционального переживания. Определенным барьером субъективизму оценки является наличие объективного основания — критерия, который позволяет субъекту дать квалификацию явления с точки зрения его социальной значимости в данный момент или в перспективе, осуществить селекцию, отбор предметов и явлений действительности и определить стратегию своей деятельности. В оценочных суждениях основание оценки может быть выражено явно, а может содержаться имплицитно, т.е. в неявном виде. Но основание — неустранимый элемент оценки.

Виды ценностей

Неоднородность социальной структуры общества порождает неоднородность и даже противоречивость ценностей и ценностных ориентаций. По форме бытия различаются предметные и идеальные (духовные) ценности.

Главная сфера предметных ценностей — продукты целесообразной деятельности человека, воплощающей представления личности и общества о совершенстве.

К духовным ценностям относятся общественные идеалы, установки и оценки, нормативы и запреты, цели и проекты, эталоны и стандарты, выраженные в форме нормативных представлений о добре, благе и зле, прекрасном и безобразном, справедливом и несправедливом, о смысле истории и предназначении человека.

Духовные ценности существуют в форме норм, вкусов, идеалов. Норма есть представление об оптимальности и целесообразности деятельности, продиктованное единообразными и стабильными условиями. Идеал есть представление о высшей норме совершенства, концентрированное выражение духовных ценностей, духовное выражение потребности человека в упорядочении, совершенствовании, гармонизации отношений человека и природы, человека и общества. Идеал выполняет регулятивную функцию, служит вектором, позволяющим определить стратегические цели, реализации которых человек готов посвятить свою жизнь.

По субъекту — носителю ценностного отношения различаются ценности надындивидуальные (групповые, национальные, классовые, общечеловеческие) и субъективно-личностные.

Общечеловеческие ценности предполагают осмысление единства человеческого рода и сохранение совокупного духовного опыта. В общечеловеческих ценностях нет и не может быть никакой предзаданности или положенности, никакой внешней направляющей и подтверждающей инстанции. Они устанавливаются на манер правил игры, в процессе самой игры. Игра здесь диалог.

Личность есть средоточие, центральное ядро «царства ценностей».

Формы существования ценностей: общественные идеалы (семья, собственность, государство), культура (виды, жанры, традиции как коммуникация ценностей) предметно воплощенные (витальные) ценности (человек, жизнь, здоровье, любовь, счастье), личностные ценности (мотивация поступка, принципы поведения, культурные стандарты). Деньги как универсальная ценность. Власть как ценность. Слава как ценность.

Свобода — единственное основание ценностей. Ценности — продукт свободы выбора.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

64. Аксиология – философское учение о ценностях и их природа.

Раздел философского знания, в котором осмысливается природа, сущность и роль значимых для человека явлений, вещей и процессов, называется аксиологией.

Термин «аксиология» был введен в 1902 году французским философом П. Лапи.

Вся история философской мысли непосредственно имеет дело с оценочными отношениями, со стремлением выявить наи­более значимое для человека. В самом общем виде аксиологическая тематика первона­чально сводилась к выяснению вопроса – «что есть благо и каковы формы его существования?»

У каждой эпохи, у каждого народа или отдельного челове­ка – свои ценности.

В эпоху античности:

…при общем понимании блага как того, что имеет для человека смысл, наметились разные подходы.

  • Демокрит полагал, что благо и цель жизни – счастье. Будучи благом высшего порядка, счастье существует в следующих формах: спокойное и ровное настроение, хорошее расположение духа, внутренняя устойчивость; гармония; безмятежность и неустрашимость.

  • Сократ высшим благом считал мудрость как единство зна­ния, выбора добра и практической реализации добродетели. Именно для достижения высшего блага Сократ призывал по­знать самого себя.

Эпикур считал, высшим и первым благом удовольствие, понимаемое как отсутствие страданий.

В эпоху Средневековья:

…высшим благом считалось добро, по­нимаемое как то, чего все желают.

В конечном итоге у Фомы Аквинского добро совпадает с Богом.

В Новое время:

…благо уже делится на общественное и личное. Высшим проявлением общественного блага Ф. Бэкон считал долг как обязанность и обязательства человека по отношению к другим людям.

  • Б. Спиноза отождествлял благо с разумом и свободой. Свобода, в его понимании – это подчинение страстей разуму, а не эпикурейское наслаждение страстями. В качестве важнейшей ценности Спиноза также рассматривал жизнь, ставил ее на по­рядок выше смерти.

  • Большую роль в становлении аксиологии как самостоятельного учения сыграл И. Кант, который в центр своей философии поставил Человека, чем, собственно, открыл новый этап развития аксиологического знания. Кантом заканчивается традиция и период рассмотрения ценности как блага и с Канта же начинается этап понимания ценности как значимого для че­ловека. В основе аксиологии Канта, как и у Бэкона, лежит категория долга. Именно чувство долга, считал Кант, отличает людей от животных и обеспечивает путь к благу.

  • В качестве высших ценностей Виндельбанд рассматривал истину, благо, красоту и святость как вневременные и внеисторические принципы, которыми руководствуется человек, осознавая их как нормы безусловного долженствования. Кроме высших ценностей Виндельбанд выделял ценности-блага (наука, право­порядок, искусство и религия) как жизненно важные для суще­ствования человечества.

  • В социально-философском аспекте ценности рассматрива­лись как способ бытия культуры (М. Вебер) или средство функ­ционирования социальных институтов (Т. Парсонс), сообществ и цивилизаций (П.А.Сорокин).

  • В марксистской философии ценности рассматривались в классово-политическом ключе. Наиболее четко марксистская по­зиция была сформулирована в тезисе В.И.Ленина (который можно назвать «категорическим императивом» марксизма) о том, что нравственным (а следовательно, и ценным) является все то, что отвечает интересам пролетариата.

Вывод: В современных условиях аксиология все больше и больше обретает черты самостоятельной философской дисциплины. Ключевыми понятиями современной аксиологии являются «ценность», «ценностная ориентация», «ценностная установка», «оценка», «оценочное отношение», «оценочное суждение». Ценность – это свойство предмета или явления иметь зна­чение для людей в культурном, общественном или личностном отношениях.

У каждой эпохи, у каждого народа или отдельного челове­ка – свои ценности. Так, для некоторых народов золото не яв­лялось ценностью. У людей также менялись представления о красоте, счастье и т.д.

Сущность и роль аксиологического подхода в педагогике

Определение 1

Аксиология (от греч. axios – ценность и logos – слово, понятие) – учение о ценностях, теория философии об общезначимых принципах, задающих направленность человеческой деятельности, мотивацию человеческих поступков.

Существует множество теорий, рассматривающих понятие «ценность» как феномен, но также интересен момент его нравственного практического действия. Философы рассматривают учение о значимых ценностях. Ученые, педагоги рассматривают ценности как содержание, нравственные нормы, которые образуют системность в воспитании личности.

Сущность аксиологического подхода в педагогике

Педагогическое научное познание имеет своими целями как поиск истины, так и возможность удовлетворить социальные потребности.

Определение 2

Аксиологический подход в педагогике (или ценностный) – это механизм, являющийся связующим звеном между познавательным и практическим подходами; устанавливающий взаимосвязи между ценностями, социальными и культурными факторами и личностью.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Роль аксиологии в образовании

Аксиологический подход – это инструмент, отражающий суть гуманистической педагогики: здесь человек, личность рассматривается как наивысшая ценность общества, самоцель общественного развития. Собственно, аксиологический подход в педагогике можно назвать новой философией образования и методологии.

Фундаментом аксиологического подхода служит утверждение о взаимозависимости и взаимодействии мира. Согласно нему, все жизненное пространство являет собой мир целостного человека, в связи с чем необходимо видеть общность, объединяющую человечество, но и дающую характеристику каждой отдельной личности. Гуманистическая ориентация на ценности – это некий аксиологический двигатель, приводящий в движение прочие звенья ценностной системы.

Философия образования современности, имеющая гуманистическую направленность, представляет из себя программу качественного обновления всех этапов образовательного процесса. Философские искания данного направления дают возможность сформировать принципы оценки работы образовательных учреждений, концепций, педагогического опыта, достижений или неудач. Гуманизация образования включает в себя и обновление системы подготовки квалифицированных кадров: переход от «обезличенности» к осознанному творческому включению в процесс, стремлению к общему и профессиональному развитию личности.

Замечание 1

Гуманизация образования в самой основе изменяет традиционные привычные представления о его целях: систематизации информации, умений, навыков. Собственно, такие цели и стали основой дегуманизации образования, проявившейся в разделении процессов воспитания и обучения. Учебным программам и пособиям придавалось излишне важное, почти идеологическое значение, в связи с чем воспитательный процесс становился или неявным, или отсутствовал вообще. Образование, изначально предполагающее трансляцию культуры следующему поколению, оказалось дискредитированным. Также и трудовое воспитание было лишено своего нравственно-эстетического значения.

Довольно долго образовательная система направляла усилия на обучение подрастающего поколения приспособлению к жизненным трудностям, едва ли не способам выживаемости. Процесс образования не давал навыка гуманизации самой жизни, формирования ее согласно законам красоты. На сегодняшний момент стало очевидным, что содержание и характер направленности человеческой личности задают эффективность решений проблем социального и экономического характера, определяют безопасность существования человечества.

Идея гуманизации — это следствие аксиологического подхода в образовании, имеющее важнейшее социально-политическое и философско-антропологическое значение. То, как будет реализована эта идея, определит конечную стратегию развития современного общества: будет ли новая концепция тормозить его движение или, наоборот, запустит новый виток развития. Современное образование имеет возможность стать существенным элементом в становлении ценных мировоззренческих, нравственных качеств каждого индивидуума. В гуманистическую философию образования заложена миссия создания экологической, нравственной гармонии в нашем мире.

Автор: Дмитрий Косяков

Кандидат педагогических наук. Кафедра методики преподавания Московского городского педагогического университета

«Только общие ценности и доверие могут объединить людей в эффективные сообщества»

Как их организовать для решения проблем города и территории, объединения единомышленников? Как сделать сообщество местом притяжения для целевой аудитории, а его работу — эффективным? Эти и другие вопросы обсудили в Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ на «неформатной» встрече «На ВысШЭм уровне».

«Почему мы решили назвать эту встречу “неформатной”? Гораздо чаще центр организует мероприятия устоявшегося в научном мире формата, такие как семинары, симпозиумы или конференции, на которых ученые представляют и обсуждают результаты своих научных исследований. На неформатных встречах экспертов из России и из-за рубежа нам представляется уникальная возможность целенаправленного обмена идеями и межстрановым, кросс-культурным опытом практик гражданского участия и решения гражданами социальных проблем», — отметила во вступительном слове директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ Ирина Мерсиянова. Она также подчеркнула, что тема развития местных сообществ для нашей страны не является новой, но сегодня интерес к ней значительно возрос.

Сегодня в России усиливается запрос на специалистов, способных создавать эффективные и устойчивые сообщества для решения конкретных проблем города, территории, социальной сферы. В Европе и США организация сообществ развивается как отдельная профессия, в университетах преподают программы по различным аспектам этой темы (community organizing). В российских учебных заведениях пока нет программ, отвечающих на этот запрос, но возникают экспериментальные курсы для активистов, которые хотят решать социальные проблемы на масштабном уровне, объединяя вокруг себя единомышленников.

Ответы на многие вопросы, связанные с темой организации сообществ, можно было найти в диалоге американского и российского экспертов — Карен Олсен и Ольги Метальниковой, а также в экспертной дискуссии участников встречи. Карен Олсен известный эксперт в community organizing, куратор первого курса на русском языке «Как организовать сообщество», запущенного в мае этого года совместными усилиями онлайн-школы Vector и «Рыбаков Фонда». Карен считает, что только общие ценности, доверие и взаимопомощь являются движущими силами для объединения людей в эффективные сообщества.

Доклад социально-экономического географа, исследователя, куратора развития социальных программ в «Рыбаков Фонде» и пилотной акселерационной программы проекта по организации сообществ Philtech COM Ольги Метальниковой был о том, как принципы формирования сообществ (community organizing) отвечают потребностям развития территорий в России, причем не только в социальной сфере, но и в бизнесе.

Можно ли учиться на чужом опыте?

Карен Олсен — ученица профессора Гарвардского университета Маршала Ганза, которого считают основоположником принципов community organizing. Разрабатывать свою теорию он начал в 1960-х годах, участвуя в движении за права человека в США, работая с мексиканскими иммигрантами, а позднее — с профсоюзами на национальном уровне. Его жизненный путь, по мнению Карен, может представлять интерес для современных неравнодушных студентов: будучи студентом третьего курса Маршал Ганз уже имел опыт участия в разработке кампании в защиту прав афроамериканского населения в штате Миссисипи, получившей название «Лето свободы».

Результатом стало принятие Конгрессом США закона о гражданских правах 1964 года, который запретил расовую дискриминацию в сфере торговли, услуг и при приеме на работу, и закона 1965 года о равных избирательных правах.

«Вы спросите, может ли быть актуальным метод, который разработан в другом контексте, в другой эпохе, в другой стране? — обратилась к аудитории Карен. — Но в российской истории всегда присутствовала концепция коллективного принятия решения и действий, в частности, в России зародилась такая форма коллективного действия, как субботник». Широко известно, что волонтеры в России, которыми движут сострадание и солидарность, объединяются в трудные времена, чтобы оказать помощь жертвам пожаров и наводнений. Благотворительные организации, НКО, религиозные общины, профсоюзы, политические партии — это примеры сообществ, которые формируются на основе общих ценностей.

Главное в сообществах — общность ценностей

По мнению Карен Олсен, «создание в Высшей школе экономики условий для международного диалога о развитии гражданского общества — очень ценное и важное достижение для гражданского общества». Значительное место в своей презентации Карен отвела базовым принципам организации сообщества и их применению на практике, приведя в качестве примеров организацию таких эффективных сообществ, как «Женский марш» и «Театральная перспектива». Она также рассказала, что в 2010-2013 годах вместе с соратниками в Москве создала ассоциацию «Женский мост», которая существует и по сей день в социальных сетях и выступает в качестве площадки для обмена опытом и экспертизы между женщинами-активистками гражданского общества по всему миру.

Сообщество может включать объединения людей, основанные на общности интересов, и объединения, основанные на общности ценностей. Однако между ними есть ключевые различия. Группы людей могут объединяться вокруг общих интересов (скажем, клуб кулинаров или курсы кройки и шиться), но если их не объединяют общие ценности, то не будет той прочной основы, чтобы действовать сообща и достигать общих целей. Именно общие ценности позволяют действовать группе людей как сообщество. Карен Олсен отметила, что во время проведения тренингов она часто задает слушателям такой вопрос: «Когда у вас в последний раз была возможность задуматься о ваших глубочайших ценностях и о том, действуете ли вы в жизни на основе этих ценностей? Если нет, то каким же образом вы смогли бы действовать на их основе?»

Принципы организации сообществ (community organizing) дают нам такую возможность. Почему это так важно? Карен Олсен ответила на этот вопрос любимой цитатой Махатмы Ганди: «Счастье — это когда то, что вы думаете, говорите и делаете, пребывает в гармонии». Другими словами, чтобы быть счастливыми, мы должны осознавать свои ценности и действовать в соответствии с ними. Именно этот принцип и лежит в основе организации сообществ.

Сообщество единомышленников, а не иерархия

Что такое сообщество? Карен Олсен предложила представить группу людей, которые разделяют общие ценности и решают действовать сообща, чтобы на базе этих ценностей решить общую проблему. А что означает организовать сообщество? Необходимо представить организатора сообщества как человека, который помогает построить внутри данного сообщества команду, которая коллективно принимает решения, формирует стратегию совместных действий сообщества для достижения общих целей, которые оно для себя определит. Эти действия должны быть построены таким образом, чтобы увеличить вероятность достижения целей. Когда сообщество начинает расти и привлекать новых членов, то остро встает вопрос подотчетности. Задачи для волонтеров нужно формулировать таким образом, чтобы развивать их способность самостоятельно действовать или принимать самостоятельные решения, чтобы каждый участник за что-то отвечал и был ответственным за свой выбор. По мере появления новых задач у участников будет появляться больше мотивации.

Задача — организовать людей не иерархически, сверху-вниз, когда им говорят, как действовать, а, наоборот, доверять и предоставлять членам сообщества самим решать, как действовать, при этом разделяя с ними ответственность.

В теории community organizing отношения между людьми строятся не вертикально, а горизонтально. В действительности это каждодневный вызов для организатора сообщества, который заключается в том, чтобы помогать группе единомышленников (сообществу) действовать сообща ради какого-либо позитивного изменения.

Лидер — командир или соратник?

Одна из самых важных тем в организации сообщества — тема лидерства. «Лидерство — это способность брать на себя ответственность, чтобы позволить другим достигать совместных целей в условиях неопределенности», — такое определение лидерства приводит Карен Олсен. С ее точки зрения, это определение является революционным, потому что из него следует, что лидерство — это не уникальное качество, с которым мы рождаемся, а выбор, который может совершить каждый из нас. Это означает, либо мы принимаем на себя ответственность и будем действовать, чтобы решить проблемы, которые мы определяем сообща с соратниками, разделяющими наши ценности, либо нет. Все зависит от нас. Такое лидерство не определяется с помощью назначения на должность, оно состоит в практических действиях, поступках, которые мы совершаем, и ему нет места в вертикальной структуре.

Карен Олсен приводит модель идеального образца структуры сообщества в виде снежинки. Эта структура предполагает взаимозависимость лидерства, непрерывный контакт и координацию между всеми членами сообщества, которая позволяет расширять лидерские роли, привлекая новых участников, участвующих в принятии решения. Что важно — такая схема позволяет расти сообществу горизонтально.

Будьте храбрыми — расскажите свою историю!

С чего начинает организатор сообщества? С публичного повествования или сторителлинга. Прежде всего ему необходимо понять, что мотивирует его действовать. Затем он может рассказать историю, которая объясняет, почему он хочет действовать и обращается к базовым глубинным ценностям слушателей. Таким образом организатор сможет привлечь людей, которые эмоционально откликнутся на его историю и разделяют общие ценности. История должна вызвать такие эмоции, которые мотивируют людей действовать. В этом и заключается практика публичного повествования, с которого начинается процесс построения любого сообщества. Так организаторы сообщества помогают другим осознать их ценности через эмоции, которые вызовут их истории. В свою очередь, эти ценности трансформируются в мотивацию.

Да, нужно быть храбрыми и запастись мужеством, чтобы рассказать свои личные и откровенные истории и открыться перед другими. Чтобы достичь успеха — разделите сокровенное с другими. Конечно, можно найти немало примеров таких историй, рассказанных лидерами российского некоммерческого сектора. Но почему-то прежде всего вспоминается российская правозащитница и филантроп Елизавета Глинка. Итогом ее многолетней работы с отверженными и непопулярными в обществе людьми, которые называли ее просто доктор Лиза, стало большое народное уважение и общественное признание.

Всему свой момент, или история настоящего момента

Наша история состоит из нескольких составляющих. В истории о себе (story of self) мы формулируем наши ценности, объясняем, почему мы почувствовали призвание стать лидером нашего сообщества. В истории о нас (story of us) мы рассказываем о том, что связывает наше сообщество, объясняем, почему надо объединиться из солидарности. Рассказывая «историю настоящего момента» (story of now), мы обращаемся к тому, что Мартин Лютер Кинг назвал «жесткой необходимостью настоящего момента». Мы объясняем, почему мы должны действовать именно сейчас, чтобы достичь общих целей и справиться с вызовами, которые стоят перед нами.

Наш рассказ должен иметь три составляющие: вызов, выбор и решение. Когда мы рассказываем такие истории нашим слушателям, мы трансформируем их собственные цели в мотивацию действовать. А ключ к мотивации — это понимание того, какие ценности вдохновляют на действия через эмоции, которые они вызывают. Наши истории обладают силой побуждать других к действиям.

От страха — к надежде

Но надо учесть, что есть эмоции, которые препятствуют действиям, в то же время есть те, которые побуждают к ним. Поэтому, когда мы рассказываем наши истории, мы помогаем пройти путь от первых ко вторым, мы можем помочь другим перейти от инерции — к срочности, от апатии — к страсти, от страха — к надежде, от изоляции — к солидарности, от сомнения в своих способностях — к чувству, что мы можем изменить мир.

Мы не должны забывать о построении отношений — организация основана на взаимных отношениях и создании взаимных обязательств для совместной работы. Если мы уделим этому внимание, мы сможем сделать сообщество сильнее. Прочные отношения, основанные не только на приверженности идее, ценностям и целям сообщества, но и на личных обязательствах, которые члены сообщества принимают друг перед другом, — ценный ресурс сообщества. Новые ресурсы могут приводить к лидерству, приверженности новым идеям и развитию отношений, что в свою очередь может обеспечить еще большие ресурсы.

А новые взаимные отношения в нашем сообществе создают социальный капитал, то есть источник силы, побуждающий действовать, которого не существовало до создания отношений. Это также позволяет сообществу предпринимать совместные действия. Все члены сообщества должны иметь взаимные обязательства. Отношения возможны только тогда, когда каждая сторона делится с другой самым ценным ресурсом — своим временем. Основываясь на новых отношениях, которые мы создаем, мы можем привлекать людей в разных масштабах — отдельных лиц, групп людей или целые организация. Структура снежинки предполагает, что новые присоединившиеся члены будут развивать свои сети, привлекая новых членов сообщества. Потенциал роста в этой модели бесконечен.

Создание взаимозависимых лидерских команд предполагает, что все члены сообщества действуют сообща для достижения общих целей, а не личных целей руководителя. Успешная команда — команда со стабильным составом, члены которой регулярно встречаются и взаимозависимы, то есть их члены привносят различный опыт и компетенции. Идеально, если в нее входят личности с уникальным опытом, без дублирования. Это делает вклад каждого члена команды решающим и помогает им поддерживать друг друга. Такая команда со временем может повысить стабильность, мотивацию, креативность и подотчетность членов своего сообщества, и может помочь более эффективно использовать время, навыки и усилия волонтеров.

Дедлайн — одна из ключевых составляющих любого проекта

Определение стратегии заключается в том, как преобразовать имеющиеся у вас ресурсы в возможность действовать — как превратить то, что у вас есть, в то, что вам нужно, чтобы получить то, что вы хотите? Для определения стратегии мы должны задать себе ряд вопросов: кто мои люди? что мы хотим изменить? какова наша цель? как мы могли бы использовать имеющиеся у нас ресурсы и преобразовать их в силу для достижения цели. Мы прорабатываем ответы на эти вопросы в диалоге с нашим сообществом.

С лидерской командой мы определяем конечную цель, прописываем наши цели и задачи, отображаем их сроки, чтобы определить старт, дедлайн и пики активности кампании, ведущей к стратегической цели, определенной лидерской командой. Следующие простые вопросы помогают определить нашу стратегическую цель. В чем проблема? Почему она еще не решена? Будет ли выглядеть мир иначе после ее решения? Что потребуется для ее решения?

Мы должны начать с рабочей гипотезы, для которой мы продумываем базовые принципы. Используем очень простую формулу: мы организуем кого, чтобы делать что, как и до какого срока. Дедлайн — одна из ключевых составляющих любого проекта, это монументальный фактор мотивации, который поможет объединить и организовать всех участников.

От теории к практике. Примеры эффективных сообществ

Карен Олсен рассказала участникам, что не раз успешно применяла на практике принципы community organizing. В частности, она является одним из организаторов Всемирного женского марша. 21 января 2017 года, в первый рабочий день новой администрации США, в нем приняли участие больше трех миллионов человек в США и еще порядка миллиона — в 84 странах по всему миру, чтобы выразить свою поддержку ценностям прав женщин как прав человека, равенства, разнообразия, инклюзии и внимания к климату. Карен отметила, что львиная доля организаторской работы проходила онлайн. От нее и семи других женщин потребовалось 24 часа семь дней в неделю использовать все свои таланты и проявлять креативность, чтобы мотивировать людей по всему миру и позволить им перейти от страха к надежде, от эмоций, которые не давали действовать, к эмоциям, которые вдохновляли, от апатии к действиям. «Мы создали сообщество, которое не существовало ранее (поток маршей прокатился по земному шару от Новой Зеландии до Гавайев) на основе чувства солидарности, чтобы защитить свои ценности в критический момент, когда над ними нависла угроза», — отметила Карен Олсен.

В 2012 году Карен организовала совместно с российской региональной общественной организацией инвалидов «Перспектива» инновационный проект «Театральная перспектива», который позволил молодым людям с инвалидностью заявить о своих проблемах с помощью драматургии. В настоящее время сообщество существует уже седьмой год, позволяя детям с ограниченными возможностями делиться своими чувствами и мечтами с широкой публикой. За эти годы участниками сообщества было написано более 50 пьес, поставлено 9 больших театральных представлений, в которых было занято около 50 актеров и 8 известных режиссеров. Карен Олсен считает, что устойчивость проекту обеспечило использование инструментов community organizing и четкое следование правилам и теории, о которых подробно рассказано выше. При этом все участвующие в постановках делают это на добровольных началах, включая предоставление сцены Малым театром. Вложения финансовых средств требует лишь проведение летнего лагеря для участников проекта.

Первый онлайн-курс по community organizing на русском языке

Куратор развития социальных программ в «Рыбаков Фонде» Ольга Метальникова в своем выступлении рассказала об акселерационной программе по организации сообществ при поддержке «Рыбаков Фонда» Philtech COM (в организации отдельных проектов которой принимал активное участие и Бизнес-инкубатор ВШЭ). Эта программа включает инструменты по комьюнити-органайзингу для проектов и команд, решающих социальные задачи с помощью новых технологий. Организаторы создали эту программу, потому что верят, что «сила изменить наше общество и ответить на глобальные вызовы человечества находится в руках и в сердцах сообществ близких по духу людей. Среди их ценностей — доверие, сотрудничество, любознательность, гибкость мышления, стремление создавать новое и полезное для себя и других». Дипломированного образования покомьюнити-органайзингу в России нет, поэтому, как они считают, необходимо развивать инструменты и знание о методах и новых технологиях, которые помогут им объединяться и укреплять связи быстрее.

Настоящим прорывом в комьюнити-органайзинге можно назвать первый онлайн-курс на русском языке. «Как организовать сообщество» — совместный проект школы Vector и «Рыбаков Фонда» по комьюнити-органайзингу. В 10 уроках, которые можно пройти за 20 часов — практические советы и инструкции о том, как привлекать единомышленников, работать с мотивацией, выстраивать отношения, делегировать задачи и работать с волонтерами. По мнению Philtech COM, организация сообществ может быть как профессией (если вы комьюнити-менеджер в коммерческой компании, координатор социальных программ в НКО и др.), так и хобби (если вы гражданский активист, модератор онлайн-сообществ, лидер неформальных групп) и даже просто призванием — если вы руководитель социальных проектов или общественных кампаний.

Курс основан на методике Гарвардского университета и опыте 20 российских крупных компаний, НКО и культурных организаций, успешно объединивших вокруг себя людей. Прежде всего, он будет интересен специалистам по внутренним коммуникациям, HR-менеджерам, сотрудникам НКО и социальным предпринимателям, маркетинг-менеджерам, PR-специалистам культурных институций, создателям сообществ по интересам. Он пригодится и тем, кто уже имеет опыт создания сообществ, и тем, кто только думает, что хочет объединить людей вокруг. Организаторы обещают, что, пройдя курс, вы научитесь ставить цели и формировать стратегию, привлекать и вдохновлять единомышленников, быть лидером, мотивировать волонтеров и доводить долгосрочные проекты до конца.

Как решать местные проблемы при помощи сообществ

Ольга Метальникова остановилась на различных категориях социальных проблем, решением которых занимаются сообщества, которые можно кратко классифицировать по темам: дети, места в городе, спорт, образование и молодежь, имидж города, услуги и сервисы.

Программа Philtech COM позволила «нарисовать» портрет российских участников и лидеров сообществ и собрать базу примеров успешного решения местных проблем при помощи сообществ. Но уже сегодня можно говорить о востребованности знаний в комьюнити-органайзинге для активистов российского общества, которые пытаются изменить себя и мир вокруг себя.

Развитием городских и локальных сообществ, например, активно занимается содружество «Добрые города». Каждый из членов содружества проводит благотворительный городской фестиваль для жителей и вместе с ними. Скажем, цель учителя Андрея Никонова из Алапаевска — остановить отъезд молодежи из города, сделать жизнь в городе интересной и объединить тех, кто уже сейчас делает жизнь в провинциальном городе интереснее.

Целый ряд проектов, представленных в программе их лидерами, связан с культурными центрами и многофункциональными пространствами. В обществе востребованы такие проекты, как «Живая библиотека» (город Мытищи), цель которого — собрать единомышленников вокруг актуальных тем, обмениваться знаниями, опытом и навыками, выработать новые форматы взаимодействия друг с другом на принципах кооперации и совместной деятельности.

Фонд развития городских сообществ «ВСОЗнании» достигнет стратегической цели, когда все жители района, гуляющие в лесу, будут поддерживать там чистоту и порядок. «Меня мотивирует желание жить в районе, где чисто», — говорит участник программы Марина Ли. Заметим, что мотивация может затрагивать не только социальную, но и экономическую составляющую. «Я также хочу повысить стоимость моей квартиры на рынке недвижимости», — добавляет она.

Заметки на полях — о вызовах и целях

Карен Олсен сформулировала один из вызовов, стоящих перед организаторами сообществ в России. Это трансформация взглядов людей на иерархическое построение сообществ с учетом горизонтальной модели лидерства, в котором лидер готов разделить ответственность с тем, чтобы действовать сообща для достижения общих целей. По мнению Карен, неважно, из какой ты страны и в каких условиях живешь, — всегда найдутся глубинные ценности для организации сообществ, чтобы изменить жизнь вокруг себя к лучшему.

Итог дискуссии подвела ординарный профессор НИУ ВШЭ Елена Шомина, которая рассказала, что соседские сообщества институционально возникли в России в 1988 году. За годы существования их количество выросло в сотни раз — от нескольких десятков до несколько десятков тысяч. Только 3 тысячи территориальных общественных самоуправлений зарегистрировано в качестве юридических лиц, а порядка 30 тысяч осуществляют свою деятельность на постоянной основе по всей России, не имея такого статуса. Потребность в социальных менеджерах, организаторах сообществ действительно очень высока. Однако фактически давно идет подготовка таких специалистов, в том числе и в Высшей школе экономики, без названия таковых комьюнити-организаторами.

В частности, на заре зарождения соседских сообществ в России возглавляемый Игорем Кокаревым «Народный фонд» издал серию брошюр по этой тематике и фактически выступил в качестве центра поддержки соседских сообществ, а одна из брошюр 1999 года (которую Елена Шомина продемонстрировала участникам) даже носит название «128 советов лидеру ТОС», которые могут быть актуальными и в наше время.                   

Елена Шомина отметила, что большое внимание этой теме уделяет и Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ. В частности, в изданной им несколько лет назад монографии содержится глава, посвященная истории развития ТОС, эта тема неизменно является и одной из тем обсуждения на научных семинарах и конференциях центра.

Аксиология — Блог Викиум

Под аксиологией подразумевается система ценностей человека. Аксиология относится к течениям философии и изучает сами ценности и природу их возникновения. Система ценностей крайне важна для каждого человека, с ее помощью он формирует свое мировоззрение, ищет подходящие для себя направления деятельности и может достигать успеха в той или иной области.

Давайте разберем, что же изучает аксиология с научной точки зрения, рассмотрим типы ценностей и их иерархию, узнаем, может ли система ценностей подвергаться изменениям на протяжении жизни человека.

Иерархия ценностей

Что такое иерархия ценностей? Под этим подразумевают разделение многих ценностей человека на более значимые и менее значимые.

Как правило, к низшим ценностям относят те, которые присущи подавляющему большинству людей, то есть такие, которые можно назвать усредненными. Такие ценности могут очень часто меняться в процессе видоизменения личности человека, не являются фундаментальными и в ряде случаев могут стать причиной конфликтности личности. Например, к этому типу можно отнести стяжательство, тщеславие, эгоизм, жадность и так далее.

Второй тип ценностей иногда называют вечными. Как правило, это ценности благородные, основные и их имеют личности с высоким духовным развитием. Благодаря таким ценностям личность развивается, совершенствуется. Для некоторых людей такие ценности неудобны и они сознательно от них отказываются. «Вечные» ценности — это ценности людей целостных, с сильным и волевым характером, благородных, с принципами. Красота, благородство, самопожертвование — это вечные ценности.

Разберем на примере. Допустим, человек избрал своей сферой деятельности медицину. Если он медик, как говорится, от Бога, то он посвящает свое время и силы своей профессии из любви к человеку, из-за искреннего желания спасать людей. Это означает, что у него вечные ценности, он четко понимает свою роль в этом мире. Но если он работает врачом только для того, чтобы получать зарплату, то можно говорить, что у него ценности низшие.

 Современная типология ценностей

Существует несколько типов ценностей.

  • Терминальные. Такие цели относят к конечным. В качестве примера: фундаментальный вклад в развитие человечества, личное счастье или счастье своей семьи, независимость от чего-либо.
  • Инструментальные. Такими целями могут быть определенные материальные блага и даже сами деньги. С одной стороны, сами по себе они ничего не значат. Но с их помощью можно достигать определенных целей. Например, получать множество возможностей, обрести спокойствие и уверенность, завести ребенка и так далее.

Есть и другая классификация ценностей:

  • Теоретические — основа: на любознательность человека, поиск им смысла жизни.
  • Экономические — обретение финансовой независимости.
  • Эстетические — направлены на понятие красоты, познания искусства.
  • Социальные — построение отношений с другими членами социума, любовь, дружба, доверие и пр.
  • Политические — обладающий такими ценностями человек стремится к политической карьере.
  • Религиозные ценности — вера в божественное провидение.

Кроме того, цели можно разделить на групповые и личные. Групповые — присущие многим людям, объединенным общей целью. Личные — направлены на личное благополучие отдельно взятого человека.

Каждому человеку важно пристально изучить свои собственные ценности, выделить среди них приоритетные, а при необходимости и поменять приоритеты. Если правильно выстроить систему ценностей, то возможно практически на 180 градусов изменить собственную жизнь и направить ее в правильное русло, решить определенные проблемы.

Как меняются ценности

Несмотря на все аспекты, которые изучает и фиксирует аксиология, в конечном итоге каждый человек может сам создать для себя определенную систему ценностей. Для этого достаточно быть просто личностью, которая осознает окружающую действительность и живет в соответствии с внешними факторами.

Но есть и такое явление, как изменение системы ценностей в результате воздействия окружающей среды, возраста и других факторов. Могут поменяться приоритеты, что-то уходит на задний план, а что-то становится более значимым.

Если вы хотите поменять ценности целенаправленно, то будьте готовы к тому, что заниматься этим нелегко. Вам будет очень сложно доказать самому себе, что то, что вы долгие годы считали важным, на самом деле имеет небольшое значение и наоборот.

Гораздо проще провести некоторую корректировку ценностей. В частности, если вашей конечной целью является независимость, а вы считаете, что для нее необходимы денежные средства, то можно это пересмотреть. Если вы начнете размышлять, то увидите, что есть и другие пути обретения независимости. Таким образом, система ваших ценностей изменится.

В любом случае имеет смысл постоянно работать над своей системой ценностей. В конечном итоге это поможет добиться успеха в самых разных областях. От системы ценности стоит отталкиваться и ставя глобальные цели. Если вы испытываете затруднения с целеполаганием, мы можем порекомендовать вам одноименный курс. Он научит искусству целеполагания: вы сможете ставить цели так, чтобы было удобно достигать их в точно намеченный срок!

Читайте нас в Telegram — wikium

Тест Что есть философия? — Info Stadiya

Тесты по философии для студентов обучающихся по гуманитарным так и техническим специальностям по теме «Что есть философия». В тесте необходимо выбрать правильный ответ. Правильный ответы указаны значком «+»

Метафизикой в XVI веке называли …

-: целостное, предельно широкое знание

-: учение, противоположное диалектике

+: учение о наивысших, предельных началах бытия

-: спекулятивно-рационалистическую философию

К специфическим особенностям философии относится …

+: объединение научно- теоретического и духовно-практического способа жизнедеятельности

-: научное знание

-: эмпирический опыт

-: мистический экстаз

Основные принципы бытия, определяющие устройство мира, изучает …

-: аксиология

-: гносеология

-: логика

+: онтология

Функция философии, которая выражается в обобщении окружающей действительности, создании мыслительно-логической схемы, системы окружающего мира, называется …

-: гносеологической

-: воспитательно-гуманитарной

+: мыслительно-теоретической

-: прогностической

Философской концепцией, признающей существование множества независимых друг от друга начал мира, является …

-: идеализм

-: материализм

+: плюрализм

-: дуализм

Предметом философии является(-ются) …

+: всеобщее в системе «мир – человек »

-: физическая реальность

-: доводы разума, исходящие из интуиции

-: положение Священного писания

Раздел философского знания, анализирующий мораль и нравственность, называется …

-: антропологией

-: эпистемология

-: эстетикой

+: этикой

К методологическим функциям философии относится …

-: культурно-воспитательная

+: координирующая

-: объяснительно-информационная

-: социально-аксиологическая

Первым мыслителем, поставившим вопрос о различии между философией и другими областями знаний, был …

-: Пифагор

-: Гераклит

-: Платон

+: Аристотель

Назовите раздел философского знания, возникший позже всех других.

-: гносеология

-: этика

+: философия техники

-: логика

По мнению древнегреческого философа Сократа , главной целью философии является …

-: религиозное знание

-: познание Вселенной как единой органической целостности

+: познание человеком самого себя

-: позитивное знание

К разделам философии не относится …

-: гносеология

+: история

-: логика

-: эстетика

Характерной чертой мифологической картины мира является …

-: стремление экспериментально подтвердить представления о происхождении мира и человека

+: синкретизм знаний и верований, фантазии и реальности

-: рассмотрение предельно общих, начальных оснований бытия

-: вера в единого бога

Раздел философии, изучающий отношение материального и духовного, называется …

-: гносеология

+: онтология

-: аксиология

-: антропология

Наиболее значительную роль натурфилософия играла в философии …

-: Средневековья

-: Нового времени

+: Античности

-: марксизма

В высказывании Б. Рассела «…Обстоятельства жизни людей во многом определяют их философию, но и наоборот, их философия во многом определяет эти обстоятельства» отражена ___ функция философии.

-: прогностическая

-: мировоззренческая

-: гносеологическая

+: социальная

Характерной особенностью картины мира, предложенной И. Ньютоном, является то, что …

+: мир состоит из атомов

-: мир – результат творения Бога

-: материя и ум – параллельные субстанции

-: пространство не трехмерно, а время не линейно

Философом, рассматривающим в качестве сверхчеловеческого духовного начала мировую волю, является …

-: Дж. Беркли

+: А. Шопенгауэр

-: Платон

-: Демокрит

Философом, разделившим философию на естественную теологию, естественную философию и метафизику, является …

-: Г. Гегель

+: Ф. Бэкон

-: Аристотель

-: О. Конт

Мировоззренческая функция философии …

-: обобщает и передает от поколения к поколению важнейшие достижения духовной культуры

-: определяет тенденции в развитии познания реального мира

+: способствует формированию целостного представления о мире

-: обосновывает ценность человеческой личности, ее права и свободы

Профанная и сакральная области бытия характерны для ___ картины мира.

+: религиозной

-: материалистической философской

-: механистической научной

-: современной научной

Природа и сущность человека является предметом изучения …

-: социальной философии

-: этики

-: аксиологии

+: философской антропологии

Функция философии, связанная с выяснением характера проблем, требующих изменения познавательного аппарата частных наук, называется …

+: методологической

-: критической

-: аксиологической

-: прогностической

Разделом философии, занимающийся исследованием сферы прекрасного и искусства, является …

-: экономика

-: эпистемология

-: этика

+: эстетика

Раздел философии, изучающий научное знание, называется …

+: эпистемологией

-: логикой

-: гносеологией

-: историей науки

Для христианской картины мира характерно …

+: высоко оценивать назначение человека

-: отрицание греховности человека

-: отрицание свободы воли у человека

-: отрицание достижений естествознания

К проявлению трансцендирующего характера философии относится …

-: выражение философских взглядов в художественных произведениях

-: выработка знаний, отражающих интересы определенных групп людей

+: возможность выйти за пределы человеческого познания

-: рациональность знания

Изучением научного познания в современной философии занимается …

+: эпистемология

-: онтология

-: социология

-: гносеология

Общей для философии и религии функцией является …

+: экзистенциальная

-: эвристическая

-: методологическая

-: критическая

Общей характеристикой научного и философского мировоззрения является …

-: наука и философия плюралистичны

+: наука и философия относятся к истине как к высшей ценности

-: наука и философия постигают мир в его универсальной целостности

-: наука и философия доказывают или опровергают свои положения, экспериментальным, опытным путем

Философским учением о ценностях является …

-: социобиология

-: эстетика

-: социальная философия

+: аксиология

Функция философии, способствующая формированию у человека представлений об основных ценностях, называется …

-: эвристической

-: методологической

+: аксиологической

-: прогностической

К философским идеям и принципам можно отнести …

-: идею мирового господства

+: идеалы гуманизма, свободы и справедливости

-: продолжение рода

-: идеал материального благосостояния

Устойчивая система взглядов на объективный мир и место в нем человека, на отношение человека к окружающей действительности и самому себе называется …

+: мировоззрением

-: наукой

-: методологией

-: мифологией

Предметом изучения социальной философии является …

-: бытие, формы и способы бытия мира

+: сущность общества, специфика его бытия

-: познание, источники и формы познания

-: сущность и природа человека, специфика его бытия

Особенностью философского знания является ____ характер.

-: естественнонаучный

-: идеологический

-: гуманитарный

+: интегративный

Философское учение о том, что Бог и мир тождественны, называется …

-: дуализмом

-: объективным идеализмом

-: материализмом

+: пантеизмом

Разделом философии, занимающийся исследованием сферы прекрасного и искусства, является …

-: этика

-: экономика

-: эпистемология

+: эстетика

Сущностью критической функции философии является …

-: ориентация человека на определенные ценности

-: разработка принципов и методов познания

+: осмысление достижений культуры, анализ ошибок, иллюзий

-: выработка знаний о мире как единой целостности

Общей для науки и философии чертой, является …

-: личностный характер

-: вера в сверхъестественное

+: рациональный характер

-: человеческое понимание мира

Первым мыслителем, поставившим вопрос о различии между философией и другими областями знаний, был …

-: Пифагор

+: Аристотель

-: Гераклит

-: Платон

Характерной чертой мифологической картины мира является …

-: стремление экспериментально подтвердить представления о происхождении мира и человека

-: вера в единого бога

+: синкретизм знаний и верований, фантазии и реальности

-: рассмотрение предельно общих, начальных оснований бытия

Основные принципы бытия, определяющие устройство мира, изучает …

-: гносеология

-: аксиология

+: онтология

-: логика

Функция философии, которая выражается в обобщении окружающей действительности, создании мыслительно-логической схемы, системы окружающего мира, называется …

+: мыслительно-теоретической

-: воспитательно-гуманитарной

-: прогностической

-: гносеологической

Изучением научного познания в современной философии занимается …

-: онтология

+: эпистемология

-: социология

-: гносеология

Профанная и сакральная области бытия характерны для ___ картины мира.

-: современной научной

-: механистической научной

-: материалистической философской

+: религиозной

Функция философии, связанная с выяснением характера проблем, требующих изменения познавательного аппарата частных наук, называется…

+: методологической

-: критической

-: аксиологической

-: прогностической

К специфическим особенностям философии относится …

+: объединение научно-теоретического и духовно-практического способа жизнедеятельности

-: эмпирический опыт

-: научное знание

-: мистический экстаз

Функция философии, способствующая формированию у человека представлений об основных ценностях, называется …

-: прогностической

+: аксиологической

-: методологической

-: эвристической

Характерной особенностью картины мира, предложенной И. Ньютоном, является то, что …

+: мир состоит из атомов, связанных законом тяготения

-: мир – результат творения Бога

-: материя и ум – параллельные субстанции

-: пространство не трехмерно, а время не линейно

Наиболее значительную роль натурфилософия играла в философии …

-: Нового времени

+: Античности

-: марксизма

-: Средневековья

Философом, рассматривающим в качестве сверхчеловеческого духовного начала мировую волю, является …

-: Платон

-: Демокрит

-: Дж. Беркли

+: А. Шопенгауэр

Вопрос об отношении мышления к бытию как основной вопрос философии был сформулирован …

-: К. Ясперсом

-: А. Швейцером

+: Ф. Энгельсом

-: И. Кантом

Назовите раздел философского знания, возникший позже всех остальных.

-: этика

-: логика

+: философия техники

-: гносеология

Для христианской картины мира характерно …

-: отрицание свободы воли у человека

-: отрицание достижений естествознания

-: отрицание греховности человека

+: высоко оценивать назначение человека

Особенностью философского знания является ___ характер.

+: интегративный

-: гуманитарный

-: идеологический

-: естественнонаучный

К характерным особенностям научной картины мира относится …

-: идея сотворения мира высшим существом

-: целостное понимание мира

+: систематизация объективных знаний о мире

-: описание мира в образах

Философом, разделившим философию на естественную теологию, естественную философию и метафизику, является …

+: Ф. Бэкон

-: Аристотель

-: О. Конт

-: Г. В. Г. Гегель

В высказывании Б. Рассела «…Обстоятельства жизни людей во многом определяют их философию, но и наоборот, их философия во многом определяет эти обстоятельства» отражена___ функция философии.

-: мировоззренческая

-: гносеологическая

+: социальная

-: прогностическая

К разделам философии не относится …

-: гносеология

-: эстетика

+: история

-: логика

Представлениям современной научной картины мира соответствует следующее положение:

+: Пространство и время представляют собой единый континуум.

-: Пространство и время есть самостоятельные субстанции, независимые друг от друга.

-: Пространство и время есть понятия, которым ничто не соответствует в объективной реальности.

-: Время циклично.

Предметом философии является (-ются)

-: положения Священного писания

+: всеобщее в системе «мир – человек»

-: доводы разума, исходящие из интуиции

-: физическая реальность

Предметом изучения социальной философии является …

-: бытие, формы и способы бытия мира

-: познание, источники и формы знания

+: сущность общества, специфика его бытия

-: cущность и природа человека, специфика его бытия

Прогностическая функция философии выражается в следующем …

-: помочь человеку осознать смысл жизни

-: выявлять существенные элементы объекта

+: предсказывать будущий ход событий

-: ничего не принимать на веру

Устойчивая система взглядов на объективный мир и место в нем человека, на отношение человека к окружающей действительности и самому себе называется …

+: мировоззрением

-: наукой

-: методологией

-: мифологией

По мнению древнегреческого философа Сократа, главной целью философии является …

-: позитивное знание

-: познание Вселенной как единой органической целостности

-: религиозное знание

+: познание человеком самого себя

К философским идеям и принципам можно отнести …

+: идеалы гуманизма, свободы и справедливости

-: идею мирового господства

-: продолжение рода

-: идеал материального благосостояния

Основные принципы бытия, определяющие устройство мира, изучает …

-: гносеология

-: аксиология

+: онтология

-: логика

Природа и сущность человека является предметом изучения …

-: аксиологии

-: социальной философии

+: философской антропологии

-: этики

Философской концепцией, признающей существование множества независимых друг от друга начал мира, является …

+: плюрализм

-: материализм

-: идеализм

-: дуализм

Раздел философского знания, анализирующий мораль и нравственность, называется …

-: эстетикой

+: этикой

-: эпистемология

-: антропологией

К методологическим функциям философии относится …

-: объяснительно-информационная

+: координирующая

-: социально-аксиологическая

-: культурно-воспитательная

Философия тест — Тестовые задания по теме 1, 2 Вариант 1 Как переводится с древнегреческого философия


Подборка по базе: Тестовые задания 1921.docx, Самостоятельная работа по теме 1.2.docx, Тестирование по биологии 8 класс по теме Значение дыхания. Орган, Вопросы и задания для самостоятельной работы ОиПС.docx, Исходные данные для задания.docx, Практическое занятие по теме 1.doc, Самостоятельная работа по теме 7.doc, Практическое занятие по теме 7.doc, Хруль Дмитрий Задание для самостоятельной работы по Теме 5.docx, Самостоятельная работа по теме 1.1 Фонетика..docx

Тестовые задания по теме 1, 2

Вариант 1

1. Как переводится с древнегреческого «философия»?

а) Любовь к рассуждению б) Любовь к мышлению

в) Любовь к мудрости г) Любовь к науке

2. Что является предметом философии как науки?

а) Происхождение и сущность ценностей б) Фундаментальные принципы бытия

в) Принципы развития Вселенной г) Принципы развития обшества

3. Что является особенностью древневосточной философии?

а. Доступ к пониманию мира возможен только через познание

б. Воспевание достоинства человека как личности

в. В основе лежат мифологические представления о мире и человеке

г) В основе лежат научные представления о мире и человеке

4. Кант видел назначение философии в поисках ответов на следующие вопросы:

а) что я могу знать? б) что я должен делать? в) на что я могу надеяться? г) что такое человек?

Установите соответствие между перечисленными вопросами и философскими дисциплинами, в которых следует искать ответы на каждый из этих вопросов:

1) философская антропология; 2) гносеология;

3) этика; 4) философия религии.

5. Совпадают ли по объему понятия «философия» и «наука»?

а) да; б) нет; в) частично совпадают.

6. Философское учение о ценностях – это:

а) онтология, б) гносеология,

в) аксиология, г) антропология.

7. Основные филосовские идеи в Индии изложены в:

а) Упанишадах; б) Книге перемен;

в) Бхагавадгите; г) Книге «Лунь юй».

8. Верно ли утверждение, что категория «недеяние» характеризует философию Лао-цзы?

а) Да; б) Нет.

9. Кун-цзы основал учение:

а) Легизм; б) Моизм;

в) Конфуцианство; г) Даосизм.

10. Основная задача учения – обретение свободы:

а) Легизм; б) Моизм;

в) Конфуцианство; г) Даосизм.

11. Учение о законе причины и следствия:

а) Карма; б) Сансара;

в) Мокша; г) Тождестве брахмана

12. Учение о нравственном совершенствовании:

а) Карма; б) Сансара; в) Мокша; г) Тождестве брахмана.

13. Учение о субъективной душе:

а) Карма; б) Сансара; в) Мокша; г) Тождестве атмана.

14. Основатель буддизма:

а) Лао-цзы; б) Сиддхартха Гаутама; в) Мао-цзы; г) Эпикур.

15. Праведное знание в буддизме – знание:

а) трех истин; б) пяти истин; в) четырёх истин; г) восьми истин.

Тестовые задания по теме 1, 2

Вариант 2

1. Мировоззрение это –

а) Система взглядов человека на мир в целом, свое место в мире, смысл жизни

б) Система взглядов групп людей, выражающая их интересы и отношение к социальной действительности

в) Система предпочтений зрелой личности

г) Система отношений в обществе

2. Какой подраздел философии изучает нравственные ценности и моральные нормы?

а) Аксиология б) Гносеология в) Этика г) Диалектика

3. Исторические типы мировоззрения (3):

а) миф б) мораль в) наука г) философия д) религия

4. Онтология – это учение о:

а) бытии; б) познании;

в) ценностях; г) нравственности.

5. Гносеология – это учение о:

а) бытии; б) законах и формах правильного мышления;

в) ценностях; г) познании;

д) морали

6. Основное направление философского мышления в Древней Индии:

а) даосизмом; б) брахманизмом;

в) исламом г) буддизм

7. Даосизм – это философия:

а) Конфуция; б) Лао-цзы; в) Мо-цзы; г) Цзоу Яня.

8. Высшее начало в философии Древнего Китая:

а) Небо; б) Огонь; в) Вода; г) Дао.

9. Теория деспотического государства:

а) Легизм; б) Моизм; в) Конфуцианство; г) Даосизм.

10. Великий жизненный путь:

а) Дао; б) Мокша; в) Веды; г) Мао.

11. Учение о круговороте жизни:

а) Карма; б) Сансара;

в) Мокша; г) Тождестве брахмана

12. Учение о безличной мировой душе:

а) Карма; б) Сансара;

в) Мокша; г) Тождестве брахмана.

13. Нирвана означает:

а) вечный двигатель; б) неугасимый огонь;

в) вечный покой; г) бытие.

14. Будда предложил путь, из ____этапов:

а) трех; б) пяти; в) девяти; г) восьми.

15. Жизнь в буддизме – это:

а) наслаждение; б) счастье; в) удовольствие; г) страдание.

1. Что переводится с древнегреческого «философия»?

а) Любовь к рассуждению б) Любовь к мышлению

в) Любовь к мудрости г) Любовь к науке

Ответ: в

2. Мировоззрение это –

а) Система взглядов человека на мир в целом, свое место в мире, смысл жизни

б) Система взглядов групп людей, выражающая их интересы и отношение к социальной действительности

в) Система предпочтений зрелой личности

г) Система отношений в обществе

Ответ: а

3. Что является предметом философии как науки?

а) Происхождение и сущность ценностей б) Фундаментальные принципы бытия

в) Принципы развития Вселенной г) Принципы развития обшества

Ответ: б

4. Какой подраздел философии изучает нравственные ценности и моральные нормы?

а) Аксиология б) Гносеология в) Этика г) Диалектика

Ответ: б

5. Что является особенностью древневосточной философии?

а. Доступ к пониманию мира возможен только через познание б. Воспевание достоинства человека как личности в. В основе лежат мифологические представления о мире и человеке

г) В основе лежат научные представления о мире и человеке

Ответ: в

1. Исторические типы мировоззрения (3):

а) миф б) мораль в) наука г) философия д) религия

Ответ: а, г, д.

2. Кант видел назначение философии в поисках ответов на следующие вопросы:

а) что я могу знать? б) что я должен делать? в) на что я могу надеяться? г) что такое человек?

Установите соответствие между перечисленными вопросами и философскими дисциплинами, в которых следует искать ответы на каждый из этих вопросов:

1) философская антропология;

2) гносеология;

3) этика;

4) философия религии.

Ответ: а — 2; б — 3; в — 4; г — 1.

3. Онтология – это учение о:

а) бытии; б) познании; в) ценностях; г) нравственности.

Ответ: а.

4 Совпадают ли по объему понятия «философия» и «наука»?

а) да; б) нет; в) частично совпадают.

Ответ: в.

5. Гносеология – это учение о:

а) бытии; б) законах и формах правильного мышления;

в) ценностях; г) познании; д) морали

Ответ: г.

6. Философское учение о ценностях – это:

а) онтология, б) гносеология, в) аксиология, г) антропология.

Ответ: в.

7. Основное направление философского мышления в Древней Индии:

а) даосизмом; б) брахманизмом; в) исламом г) буддизм

Ответ: г

8. Основные филосовские идеи в Индии изложены в:

а) Упанишадах; б) Книге перемен; в) Бхагавадгите; г) Книге «Лунь юй».

Ответ: а

9. Даосизм – это философия: а) Конфуция; б) Лао-цзы; в) Мо-цзы; г) Цзоу Яня.

Ответ: б

10. Верно ли утверждение, что категория «недеяние» характеризует философию Лао-цзы?

а) Да; б) Нет.

Ответ: а

11. Высшее начало в философии Древнего Китая:

а) Небо; б) Огонь; в) Вода; г) Дао.

Ответ: а

12. Кун-цзы основал учение:

а) Легизм; б) Моизм; в) Конфуцианство; г) Даосизм.

Ответ: в.

13. Теория деспотического государства:

а) Легизм; б) Моизм; в) Конфуцианство; г) Даосизм.

Ответ: а.

14. Основная задача учения – обретение свободы:

а) Легизм; б) Моизм; в) Конфуцианство; г) Даосизм.

Ответ: г.

15. Великий жизненный путь:

а) Дао; б) Мокша; в) Веды; г) Мао.

Ответ: а.

16. Учение о законе причины и следствия:

а) Карма; б) Сансара; в) Мокша; г) Брахман.

Ответ: а.

17. Учение о круговороте жизни:

а) Карма; б) Сансара; в) Мокша; г) Брахман.

Ответ: б.

18. Учение о нравственном совершенствовании:

а) Карма; б) Сансара; в) Мокша; г) Тождестве брахмана.

Ответ: в.

19. Учение о безличной мировой душе:

а) Карма; б) Сансара; в) Мокша; г) Тождестве брахмана.

Ответ: г.

20. Учение о субъективной душе:

а) Карма; б) Сансара; в) Мокша; г) Тождестве атмана.

Ответ: г.

21. Нирвана означает:

а) вечный двигатель; б) неугасимый огонь; в) вечный покой; г) бытие.

Ответ: в.

22. Основатель буддизма:

а) Лао-цзы; б) Сиддхартха Гаутама; в) Мао-цзы; г) Эпикур.

Ответ: в.

23. Будда предложил путь, из ____этапов:

а) трех; б) пяти; в) девяти; г) восьми.

Ответ: г.

24. Праведное знание в буддизме – знание:

а) трех истин;

б) пяти истин;

в) четырёх истин;

г) восьми истин.

Ответ: в.

25. Жизнь в буддизме – это:

а) наслаждение;

б) счастье;

в) удовольствие;

г) страдание.

Ответ: г.

26. Причина страданий в буддизме:

а) духовное самопогружение;

б) желания;

в) праведное поведение

г) молитва.

Ответ: б.

аксиология | философия | Британника

аксиология , (от греческого axios, «достойный»; logos , «наука»), также называемая Теорией Ценности, философское исследование добра или ценности в самом широком смысле этих терминов. Его значение заключается (1) в значительном расширении значения термина «ценность» и (2) в унификации, которую он обеспечил для изучения множества вопросов — экономических, моральных, эстетических и даже логических. — что часто рассматривалось в относительной изоляции.

Термин «стоимость» первоначально означал ценность чего-либо, главным образом в экономическом смысле меновой стоимости, как в работе политического экономиста XVIII века Адама Смита. Широкое распространение значения ценности на более широкие области философского интереса произошло в 19 веке под влиянием различных мыслителей и школ: неокантианцев Рудольфа Германа Лотце и Альбрехта Ритчля; Фридрих Ницше, автор теории переоценки всех ценностей; Алексиус Мейнонг и Кристиан фон Эренфельс; и Эдуард фон Хартманн, философ бессознательного, чей Grundriss der Axiologie (1909; «Очерк аксиологии») впервые использовал этот термин в названии.Хьюго Мюнстерберг, которого часто считают основоположником прикладной психологии, и Уилбур Маршалл Урбан, чей Valuation, Its Nature and Laws (1909) был первым трактатом по этой теме на английском языке, представили движение в Соединенных Штатах. Книгу Ральфа Бартона Перри Общая теория ценности (1926) назвали величайшим произведением нового подхода. По его теории, ценность — это «любой объект, представляющий любой интерес». Позже он исследовал восемь «царств» ценностей: мораль, религия, искусство, наука, экономика, политика, право и обычаи.

Подробнее по этой теме

Кантианство: аксиологический неокантианство

Поскольку два основных представителя аксиологической интерпретации преподавали в Гейдельбергском университете, эта ветвь …

Обычно проводится различие между инструментальной и внутренней ценностью — между тем, что хорошо как средство, и тем, что хорошо как цель.Джон Дьюи в работах Human Nature and Conduct (1922) и Theory of Valuation (1939) представил прагматическую интерпретацию и попытался устранить это различие между средствами и целями, хотя последняя попытка была, скорее, способом подчеркнуть Дело в том, что многие реальные вещи в человеческой жизни, такие как здоровье, знания и добродетель, хороши в обоих смыслах. Другие философы, такие как К.И. Льюис, Георг Хенрик фон Райт и В.К. Frankena, умножили различия, проводя различие, например, между инструментальной ценностью (пригодность для некоторых целей) и технической ценностью (умение что-то делать) или между полезной ценностью (быть хорошей как часть целого) и конечной ценностью (быть хорошим как часть целого) и конечной ценностью (быть в целом хорошо).

На вопрос «Что по своей сути хорошо?» Дается много разных ответов. Гедонисты говорят, что это удовольствие; Прагматики, удовлетворение, рост или приспособление; Кантианцы — добрая воля; Гуманисты, гармоничная самореализация; Христиане, любовь к Богу. Плюралисты, такие как G.E. Мур, В.Д. Росс, Макс Шелер и Ральф Бартон Перри утверждают, что существует множество истинно хороших вещей. Мур, основоположник аналитической философии, разработал теорию органических целостностей, считая, что ценность совокупности вещей зависит от того, как они соединены.

Г.Э. Мур

G.E. Мур, деталь карандашного рисунка сэра Уильяма Орпена; в Национальной портретной галерее в Лондоне.

Предоставлено Национальной портретной галереей, Лондон Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Поскольку «факт» символизирует объективность, а «ценность» предполагает субъективность, отношение ценности к факту имеет фундаментальное значение при разработке любой теории объективности ценности и оценочных суждений.В то время как такие описательные науки, как социология, психология, антропология и сравнительное религиоведение, все пытаются дать фактическое описание того, что на самом деле ценится, а также причинно-следственные объяснения сходств и различий между оценками, задачей философа остается спросить об их цели. срок действия. Философ спрашивает, является ли что-то ценным, потому что оно желательно, как считают субъективисты, такие как Перри, или же оно желательно, потому что оно имеет ценность, как утверждают объективисты, такие как Мур и Николай Хартманн.В обоих подходах предполагается, что оценочные суждения имеют когнитивный статус, и подходы различаются только тем, существует ли ценность как свойство чего-либо, независимо от человеческого интереса к ней или желания к ней. С другой стороны, некогнитивисты отрицают когнитивный статус оценочных суждений, считая, что их основная функция либо эмоциональная, как позитивист А.Дж. Айер утверждает, или предписывает, как аналитик Р. Заяц держит. Экзистенциалисты, такие как Жан-Поль Сартр, подчеркивая свободу, решение и выбор собственных ценностей, также, похоже, отвергают любую логическую или онтологическую связь между ценностью и фактом.

Теория ценностей (Стэнфордская энциклопедия философии)

Теория стоимости начинается с предмета. Трудно определите в общих чертах, что именно считается, но это, безусловно, включает в себя то, о чем мы говорим, когда говорим одно из следующих разные вещи (сравните Ziff [1960]):

«Удовольствие — это хорошо / плохо»; «Было бы хорошо / плохо, если бы вы сделал это»; «Ему хорошо / плохо с ней разговаривать»; «Слишком много холестерина хорошо / плохо для вашего здоровья»; «Это хороший / плохой нож»; «Джек хороший / плохой вор»; «Он хороший / плохой человек»; «Хорошо / плохо, что вы пришли»; «это было бы лучше / хуже, если нет »; «Салат — это лучше / хуже для тебя, чем Ореос »; «Мой новый консервный нож лучше / хуже моего старого »; «Мак лучше / хуже вор, чем Джек »; «Лучше / хуже, если это закончится сейчас, чем нас потом поймают »; «Лучший / худший из всех, было бы, если бы они выиграли Мировую серию и сохранили бы все свои игроки на следующий год »; «Сельдерей — лучшее / худшее. для твоего здоровья»; «Мак — лучший / худший вор около»

Слово «ценность» нигде не встречается список; однако он полон «хорошего», «Лучше» и «лучше» и соответственно «Плохо», «хуже» и «хуже».А также эти слова используются в различных конструкциях, из которых мы можем считать эти четыре основных экземпляра:

  1. Удовольствие это хорошо.
  2. Хорошо, что вы пришли.
  3. Ему хорошо с ней поговорить.
  4. Это хороший нож.

Такие предложения, как 1, в которых «хорошо» относится к массе термин, составляют центральную часть традиционной аксиологии, в которой философы хотели знать, какие вещи (из которых могут быть более или менее) хороши.Условно назову их ценностью претензий и используйте слово «материал» для обозначения того, что которые они предопределяют ценность (например, удовольствие, знания и деньги). В предложениях вроде 2 говорится о том, что я буду (опять же условно) назовите добро simpliciter ; это своего рода добро апеллирует к традиционному утилитаризму. Предложения вроде 3 подходят для предложений, а когда следующая тема «For» — это человек, мы обычно воспринимаем их как утверждения о благополучие или благополучие.И предложения вроде 4 после Гич [1956], я назову атрибутивных употреблений слова «хорошо», потому что «хороший» функционирует как модификатор предиката, скорее чем как самостоятельный предикат.

Многие из основных вопросов теории ценности начинаются с вопросов. или предположения о том, как эти различные виды претензий связаны с друг друга. Некоторые из них представлены в следующих двух разделах, фокусируясь в 1.1 на взаимосвязи между нашими четырьмя видами предложения и сосредоточение в 1.2 о взаимосвязи между «Хорошо» и «лучше», а также между «хорошо и плохо».

1.1 Разновидности добра

Претензии к хорошему simpliciter — это те, которые получили наибольшее внимание в моральной философии. Это отчасти потому, что как оно есть обычно понимаются, это «хорошие» утверждения, которые Консеквенциалисты полагают, что имеют отношение к тому, что мы должны делать. Консеквенциализм в таком понимании — это точка зрения, которую вы должны делать. какое бы действие ни было, было бы лучше, если бы вы его сделали.Этот оставляет, однако, множество возможных теорий о том, как претензии относятся к другим видам «хороших» претензий.

1.1.1 Хорошо
Simpliciter и Хорошо для

Например, рассмотрим простую точку зрения теории, согласно чем то, что хорошо simpliciter отличается от того, для чего Джек, быть хорошим для Джека значит быть хорошим с определенного момента зрения — Джека — в то время как он хорош simpliciter хорош с более общей точки зрения — точка зрения на Вселенную (сравните Nagel [1985]).В Теория точки зрения сокращает как хорошо на , так и хорошо simpliciter от до хорошо с точки зрения , и понимает хорошие утверждения simpliciter как о точке зрения Вселенной. Одна из проблем с этой точки зрения — понять, что точки зрения могли быть такими, что Джек и вселенная оба типа вещей иметь один.

Согласно другой теории, агломеративная агломерация теория , доброта simpliciter — это то, что вы получаете «Складывать» то, что хорошо для всех разных людей что есть.Ролз [Rawls, 1971] приписывает эту точку зрения утилитаристам, и он вписывается в утилитарные дискуссии, такие как вклад в Смарта и Уильямса [1973], но гораздо больше работы должны быть сделаны, чтобы сделать это точным. Мы иногда говорим вещи например: «Носить этот наряд весь день на солнышке не будет хорошо для линии загара », но линия загара не входит в число вещи, чьи достоинства кажется правдоподобным «сложить» по порядку чтобы получить то, что хорошо simpliciter . Конечно, это не один из вещи, которые хорошие классические утилитаристы хотели бы добавить.Так что тот факт, что разумные и даже живые существа — не единственные виды вещь, в которой все может быть хорошо или плохо, устанавливает важное ограничение как по соотношению хорошо для , так и по теориям о том, как это связано с хорошим simpliciter .

Вместо того, чтобы учитывать либо доброту simpliciter , либо доброта — на с точки зрения другого, некоторые философы серьезно относились к одному из них за счет другого. Например, Филиппа Фут [1985] приводит важный, но сжатый аргумент, что очевидный разговор о том, что хорошо simpliciter можно сделать ощущение эллиптического разговора о том, что хорошо для некоторых не упомянутых человека, и взгляд Фут может быть усилен (сравните Шанклин [2011], Finlay [2014]), допуская очевидное благо simpliciter претензий часто в общем количественно утверждения о том, что в целом хорошо для человека.Томсон [2008] лихо отстаивает аналогичную точку зрения.

G.E. Мур [1903], напротив, изо всех сил пытался понять смысл претензии. В своем опровержении эгоизма Мур приписывал этическое эгоистов теория, что то, что хорошо для Джека (или «в Джек хорош ») — это то, что хорошо, а в Джеке владение, или, альтернативно, то, что хорошо, что есть у Джека. Мур не возражал напрямую против этих тезисов, но он показать, что они не могут сочетаться с универсализируемым эгоизмом. это теперь общепризнано, что, чтобы избежать аргументов Мура, эгоистам нужно только отвергнуть эти анализы хорошо на , которые в любом случае бесперспективны (Smith [2003]).

1.1.2 Атрибутивный товар

Другие виды представлений хорошо понимают simpliciter с точки зрения атрибутивный товар. В конце концов, к каким вещам мы атрибут добродетели simpliciter ? По мнению многих философов, это к предложениям или положениям дел. Это подтверждается беглое изучение рассмотренных нами примеров, в которых считается хорошим, кажется, выбирают такие комплементы, как «Если», «то» и «за»: «это» было бы хорошо, если бы ты это сделал »; «Хорошо, что ты пришел»; «Лучше, чтобы это закончилось сейчас».Если дополняющие фразы обозначают предложения или возможные состояния дел, то разумно предположить, наряду с Foot [1985] что быть хорошим simpliciter значит быть хорошим положением вещей, и, следовательно, это частный случай атрибутивного блага (если он смысл вообще — Гич и Фут оба утверждают, что это не так. основание, что положение дел слишком тонкое, чтобы поддержать атрибутивные хорошие претензии).

См.

Приложение о четырех осложнениях в отношении атрибутивного блага

для дальнейших осложнений, которые возникают, когда мы рассматриваем атрибутивную чувство «добра».

Некоторые философы использовали примеры атрибутивного добра и хорошо для , чтобы выдвигать аргументы против некогнитивистов метаэтические теории (см. запись когнитивизм и некогнитивизм). Основные черты такого аргумента заключаются в следующем: некогнитивизм теории предназначены для работы с хорошим simpliciter , но имеют какие-то трудности с учетом атрибутивного товара или хорошо для . Следовательно, существует общая проблема с некогнитивистами. теории или, по крайней мере, значительный пробел, который они оставляют.Она имеет точно так же волновались, что у некогнитивистских теорий будут проблемы учет так называемой «относительной стоимости агента» [см. раздел 4], опять же, по-видимому, из-за его реляционной природы. Там здесь нет места для рассмотрения этого утверждения, но учтите, что это было бы удивительно, если бы такое реляционное использование слова «хорошо» было в на самом деле глубокая или особая проблема некогнитивности; Заяц счет в Язык морали (Заяц [1952]) был конкретно об атрибутивном использовании слова «добро», и это непонятно, почему реляционное некогнитивное отношение должно быть труднее осмыслить, чем относительные убеждения.

1.1.3 Стратегии отношений

В расширении только что обсужденных стратегий некоторые теоретики предложенные взгляды на «добро», которые стремятся относиться ко всему хорошему simpliciter , хорошо для , а атрибутивное значение как специальное случаи. Парадигма этого подхода — «конечные отношения» теория Пола Зиффа [1960] и Стивена Финли [2004], [2014]. Согласно Зиффу, все утверждения о добродетели связаны с целями или целей, а также «пригодность» и атрибутивная «Хорошие» предложения — это просто разные способы сделать эти цели (более или менее) явные.Поговорим о том, что хорошо для Джека, например, делает цель счастья Джека (скажем) откровенно, в то время как разговор о том, что такое хороший нож, делает наш обычный Назначение ножей (скажем, для резки) явное. Заявление о тогда добро релятивизируется соответственно.

Взгляды, принимающие эту стратегию, должны давать подробные ответы на каков именно дальнейший реляционный параметр на «хорошо это. Некоторые считают, что это заканчивается , а другие говорить такие вещи, как «цели». Заполненная версия этого представления также должны быть в состоянии рассказать нам механике о том, как это заканчивается может быть явным образом «пригоден для» и атрибутивным «Хорошие» утверждения и должны действительно понимать оба такие претензии относятся к одному очень общему виду.И, конечно же, это своего рода представление дает предсказание, которое неявно относит «Хорошие» предложения — в том числе те, которые используются повсюду моральная философия — истинны или ложны только в конце параметр указан, возможно, контекстом.

Это означает, что эта точка зрения открыта для возражений, что она не может учитывают основной класс использования слова «добро» в этике, которые, судя по всему, не относятся к , и для которых лингвистические данные не подтверждают гипотезу о том, что они контекстно-зависимый.Джей Л. Маки придерживался подобных взглядов и поддерживал этот результат — теория ошибок Мэки [1977] о «Хорошо» распространяется только на такие предполагаемые нереляционные чувство «добра». Хотя он допускает, что есть такие Маки приходит к выводу, что они ошибаются в использовании слова «хорошо». Finlay [2014], напротив, утверждает, что может использовать обычные прагматические эффекты, чтобы объяснить появление. Очевидно Финли утверждает, что нереляционное понимание «хорошего» действительно реляционными, и его теория стремится объяснить, почему они кажутся иначе.

1.1.4 Что особенного в заявлении о стоимости

Предложения, которые я назвал «претензиями в отношении стоимости», представляют собой особые осложнения. В отличие от других видов «хороших» предложений, они, кажется, не допускают естественных сравнений. Предположим, например, что у Г. Мур, это удовольствие хорошее и знание хорошее. Мы можем спросить, что лучше? Этот вопрос не имеет большого смысла, пока мы не зафиксируем сумму удовольствия и около суммы знаний.Но если Сью хорошая танцор, а Хью хороший танцор, тогда имеет смысл спросить кто лучший танцор, и без необходимости зацикливаться на каких-либо конкретных сумма танцев — намного меньше на любую сумму Сью или Хью. В общем, как и вещи, которые могут быть высокими, так и такие же вещи, которые могут быть выше друг друга, виды то, что может быть хорошо, — это то же самое, что может быть лучше чем друг друга. Но предложения, которые мы называем «ценностью» претензий », которые предикат« хорошее »для некоторых вещей, похоже, что это не так.

Один из возможных ответов на это наблюдение, если к нему относиться серьезно: состоит в том, чтобы сделать вывод, что так называемые «претензии в отношении стоимости» имеют другой вид логической формы или структуры. Один из способов реализации эта идея, теория — первое хорошее, , состоит в том, чтобы предположить, что «Удовольствие — это хорошо» примерно означает, «(При прочих равных) лучше, чтобы было больше удовольствие », а не« удовольствие лучше большинства вещи (в некотором соответствующем классе сравнения) »на модели с «Сью — хорошая танцовщица», что примерно означает «Сью — хорошая танцовщица». лучший танцор, чем большинство (в соответствующем классе сравнения) ».Согласно теории совершенно иного рода, с первым значением теория, когда мы говорим, что удовольствие — это хорошо, мы говорим, что удовольствие это ценность, и все будет лучше на тот случай, если будет больше вещи, которые являются ценностями. Эти две теории предлагают конкурирующие порядки объяснение того же явления. Теория хорошего первого анализа оценивают претензии с точки зрения «хорошего» симпликатора, в то время как Теория «сначала значение» анализирует «хорошо» simpliciter в сроки претензий по поводу стоимости. Теория хорошего первого соответствует тезису что положение дел является «первичным носителем» стоимости; теория приоритета ценности соответствует альтернативному тезису о том, что она такие вещи, как удовольствие или добро (или, возможно, их примеры), которые являются «первичными носителями» стоимости.

Согласно более скептической точке зрения, такие предложения, как «удовольствие — это хорошо »вообще не выражают особого рода претензий, но являются просто то, что вы получаете, когда берете предложение вроде «удовольствие — это полезно для опыта Джилл », — в общем, дать количественную оценку Джилл и эллипс «испытать». Следуя идее также развивалась Финли [2014], Роберт Шанклин [2011] утверждает, что в целом шаблон хороших предложений с опытным прилагательными, такими как «Забавы», которые допускают эти очень синтаксические трансформации: свидетель «Джек весело разговаривает с Джилл. к »,« С Джеком весело разговаривать »,« Джек веселье».Эта точка зрения развенчивает проблему, по которой обсуждались точки зрения. в последнем абзаце не согласны, поскольку он отрицает наличие каких-либо таких отдельная тема для претензий на ценность. (Это также может объяснить неудачи сравнительных форм, указанные выше, на основании различий в исключенный материал.)

1,2 Хорошо, лучше, плохо

1.2.1
Хорошо и Лучше

С естественной точки зрения, отношения между «хорошо», «Лучше» и «лучший» — это одно и то же как между «высокий», «выше» и «Самый высокий».«Высокий» — это прилагательное, с возможностью оценки, и «Выше» — его сравнительная форма. В стандартных представлениях оцениваемые прилагательные анализируются с точки зрения их сравнительной формы. Внизу соотношение: выше, чем , а кто-то самая высокая женщина на всякий случай, если она выше любой женщины. Точно так же и кто-то высокий, на случай, если он выше контекстуально соответствующий стандарт (Kennedy [2005]) или выше, чем достаточно много (это много будет расплывчато) в некотором контексте соответствующий класс сравнения.

Похоже, что многие моральные философы предполагают, что все обстоит совсем иначе. для «хорошо», «лучше» и «лучше всего». Вместо того, чтобы рассматривать «лучше чем» как базовое, и что-то как хорошо на всякий случай, это лучше, чем достаточно много в некоторых класс сравнения, философы очень часто предполагают или пишут так, как будто они Предположим, что «хорошо» — это основное. Например, многие теоретики предложили анализ , что такое , чтобы быть хорошим, что несовместимо с утверждением, что «хорошо» должно быть понимается как «лучше».В отсутствие некоторых причина думать, что «хорошо» сильно отличается от «Высокий», однако это может быть очень своеобразным заявлением сделать, и это может исказить некоторые другие вопросы в теории ценить.

1.2.2 Значение

Более того, трудно понять, как можно было бы поступить иначе. вокруг и понимать «лучше» с точки зрения «хороший». Джон лучше спринтер, чем Ян, не потому, что это скорее тот случай, когда Джон — хороший спринтер, чем тот, что Ян — хороший спринтер — они оба отличные спринтеры, поэтому ни один из это скорее дело, чем другое.Однако можно увидеть как понять и «хорошо», и «лучше» в с точки зрения стоимости. Если хорошо, чтобы лучше, чем выше, тем выше аналогом значения интуитивно должна быть высота. Один человек выше чем другой на всякий случай, если ее рост больше; аналогично, одно государство дел лучше другого на всякий случай, если его ценность больше. Если мы постулируем нечто, называемое «ценностью», чтобы сыграть в эту роль, то естественно (но не обязательно) идентифицировать ценность с количествами значений — количества вещей вроде удовольствия или знания, которые претендуют на «ценность» как хорошие.

Но этот ход кажется неправдоподобным или ненужным в применении к атрибутивное «хорошо». Маловероятно, что есть такая вещь, как ценность консервного ножа, так что один консервный нож лучше, чем другой, на тот случай, если он имеет большую ценность для консервного ножа. В в общем, не все сравнительные данные нужно анализировать с точки зрения чего-то нравится высота, которой может быть буквально больше или меньше. Принимать за Например, случай «страшный». Аналогия с высотой дало бы предсказание, что если один фильм ужасов страшнее, чем другой, потому что в нем чего-то больше — пугливости — чем другой.Это может быть правильно, но это не так. Если это не так, то аналогия для «хорошего» не нужна. и родственные ему тоже. В этом случае может быть лучше чем не означает просто иметь большую ценность, чем.

1.2.3
Хорошо и Плохо

Эти вопросы, кроме того, связаны с другими. Например, «Лучше» могло бы быть обратной зависимостью от «худший». A лучше, чем B, на тот случай, если B хуже, чем A. Итак, если «хорошо» просто «лучше, чем достаточно» много », а« плохо »просто« хуже, чем достаточно много », все интересные факты в окрестности, казалось бы, охвачены оценкой того, что стоит в лучше чем отношение ни к чему.То же самое происходит, если быть хорошим — значит быть лучше, чем установленный контекстом стандарт. Но это многие философы-моралисты считали, что лучше того, что бы еще оставить что-то интересное и важное из: что такое хорошо .

Если это верно, то это одна из важных причин отрицать это. «Хорошо» можно понимать как «лучше». Но важно быть осторожным с аргументами такого рода. Предположим, например, что, как принято считать «Высокий», соответствующий сравнительный класс или стандарт для «Хорошо» каким-то образом обеспечивается контекстом высказывания.Затем, чтобы узнать, правда ли «это хорошо», вы должны сделать нужно знать больше, чем все факты о том, что лучше, чем что — вам также нужно кое-что знать о классе сравнения или стандарт, который обеспечивается контекстом высказывания. Предположение то, что «хорошо» зависит от контекста, поэтому может быть просто тем, что объясняет интуицию, которая движет предыдущий аргумент.

Традиционная аксиология стремится исследовать, что хорошо, как они хорошие, и как их доброта связана друг с другом.Что бы мы ни считали «основными носителями ценностей», центральным вопросом традиционной аксиологии является вопрос о том, что вещи хорошие: что ценно.

2,1 Внутренняя стоимость

2.1.1 Что такое внутренняя стоимость?

Конечно, главный вопрос, который интересовал философов, — это то, что имеет внутреннее значение , которое принимается в отличие от инструментального значения . Парадигматически деньги должно быть хорошо, но не по сути хорошо: это должно быть хорошо, потому что ведет к другим полезным вещам: телевизорам высокой четкости и домам в желаемых школьных округах и, например, ванильный латте.Эти вещи, в свою очередь, могут быть хороши только для того, к чему они приводят: захватывающая НФЛ Например, по воскресеньям и адекватному обучению и употреблению кофеина. А также эти вещи, в свою очередь, могут быть полезны только для того, к чему они приводят, но в конечном итоге, утверждается, что-то должно быть хорошим, а не только для к чему это приводит. Говорят, что такие вещи по своей сути хорошо .

Принятие философами термина «внутреннее» для это различие отражает общую теорию, согласно которой все не инструментально хорошее должно быть хорошим в силу своей внутренней характеристики.Эта идея подтверждается естественным аргументом: если что-то хорош только потому, что он связан с чем-то другим, аргумент идет, тогда это должно быть его отношение к другой вещи, которая не инструментально хорошо, а сама вещь хороша только потому, что необходимо для получения этого соотношения. Предпосылка в этом аргумент весьма спорен (Schroeder [2005]), и на самом деле многие философы верят, что что-то может быть неинструментально хорошим в в силу его отношения к чему-то другому.Следовательно, иногда термин «внутреннее» зарезервирован для того, что хорошо в силу его внутренние свойства, или точка зрения, что добро само по себе является внутренним свойством, а неинструментальная ценность вместо этого называется «Телик» или «финал» (Корсгаард [1983]). Я буду придерживаться «внутреннего», но имейте в виду, что внутреннее добро может не быть внутренним свойством, и то, что внутренне добро может оказаться таковым не в силу своей внутренние свойства.

См.

Приложение по атомизму / холизму в отношении ценностей

для дальнейшего обсуждения последствий предположения, что Внутренняя стоимость влияет на внутренние свойства.

Инструментальная ценность также иногда противопоставляется «Конститутивная» стоимость. Идея этого различия заключается в что инструментальные ценности приводят причинно к внутренним значениям, в то время как основные значения составляют от внутренних ценностей. Для Например, я даю вам деньги или латте, что может причинно привести к тому, что вы испытывать удовольствие, в то время как ваше удовольствие может составляют , не вызывая вашего счастья. Для многих для целей это различие не очень важно и часто не отмечается, и основополагающие ценности можно мыслить наряду с инструментальными ценности, как вещи, которые являются способами получить что-то внутреннее ценить.Я буду использовать слово «инструментальный» в широком смысле, чтобы включать такие значения.

2.1.2 Какое различие между внутренним / инструментальным?

Здесь я предположил, что внутреннее / инструментальное различие среди того, что я назвал «заявлением о стоимости», например «Удовольствие — это хорошо», а не одно другое виды использования слова «добро» из части 1. Это не делает смысл, например, сказать, что что-то хорошее открывалку для консервов, но только инструментально, или что Сью — хорошая танцовщица, но только инструментально.Возможно, имеет смысл сказать, что витамины хорошо для Джека, но только инструментально; если это так, то инструментальное / внутреннее различие будет более общим, и оно может расскажите нам кое-что о структуре и взаимосвязи между различные значения слова «хорошо», чтобы посмотреть, какие варианты использования «Хорошо» допускают внутреннее / инструментальное различие.

Иногда говорят, что консеквенциалисты, апеллируя к заявляет о том, что такое simpliciter в своих пояснительных теории, твердо придерживаются мнения, что положение дел является «Основные» носители ценности, а значит, и единственные внутренней стоимости.Это неправильно. Во-первых, консеквенциалисты могут апеллируют в своей объяснительной моральной теории к фактам о том, в каком состоянии было бы лучше, не считая положения дел «Первичные» носители стоимости; вместо того, чтобы иметь Теория «сначала хорошее», у них может быть Теория «ценности прежде всего» (см. Раздел 1.1.4) в соответствии с какие положения дел хорошие или плохие в силу из них быть в них более ценными вещами. Более того, даже те, кто берет Теория «хорошее прежде всего» на самом деле не придерживается что именно положения дел имеют внутреннюю ценность; состояния дел — это не то, что вы можете собрать больше или меньше.Так что на самом деле они не параллельны удовольствию или знания.

Для более подробного обсуждения внутренней стоимости см. Запись на внутренняя и внешняя стоимость.

2.2 Монизм / Плюрализм

Один из старейших вопросов теории ценности — это вопрос: существует более одной фундаментальной (внутренней) ценности. Монисты говорят «Нет», а плюралисты говорят «да». Этот вопрос имеет смысл только как вопрос об истинных ценностях; ясно там больше чем одна инструментальная ценность, и монисты и плюралисты будут во многих случаях не согласны не по поводу того, имеет ли что-то ценность, а относительно того, является ли его значение внутренним .Например, как важно поскольку он считал ценность знания, Милль был привержен что его ценность является инструментальной, а не внутренней. G.E. Мур не согласился, владение этим знанием — действительно ценность, но внутренняя, и это расширило список основных ценностей Мура. Теория Милля также имеет плюралистический элемент, в отличие от Бентама, но считается ли Милль плюралистом в значение зависит от того, считал ли он, что существует только одно значение — счастье — но два разных вида удовольствия, которые способствуют этому, один более эффективно, чем другой, или его Мнение заключалось в том, что каждый вид удовольствия представляет собой особую ценность.Эта точка будет важен в дальнейшем.

2.2.1 Онтология и объяснение

На карту поставлены по крайней мере три совершенно разных типа проблем. дебаты. Во-первых, онтологический / объяснительный вопрос. У некоторых монистов есть считал, что список значений во множественном числе будет объяснительно неудовлетворительный. Если удовольствие и знания являются ценностями, они имеют сохраняется, остается задать еще один вопрос: почему? Если это на вопрос есть ответ, думали некоторые, это должно быть потому, что есть другое, более основное, значение, под которым объяснение включает в себя оба удовольствие и знания.Следовательно, плюралистические теории либо неадекватны по объяснению, или на самом деле не выявили основные внутренние ценности.

Этот аргумент основан на весьма спорном принципе о том, как объяснение того, почему что-то является ценностью, должно работать — очень принцип, аналогичный тому, к которому апеллировали в аргументе, что внутренняя стоимость должна быть внутренним свойством [раздел 2.1.1]. Если это принцип ложен, тогда объяснительная теория почему оба удовольствие и знания — это ценности, которые могут быть предложены, но не работают путем отнесения их к другой, более фундаментальной ценности.Восстановительный теории , что такое значение , удовлетворяют этому описанию, и другие виды теории тоже могут делать то же самое (Schroeder [2005]). Если одна из этих теорий верна, тогда даже плюралисты могут предложить объяснение, почему основные ценности, к которым они обращаются, ценности.

2.2.2 Обязательства по пересмотру?

Более того, в противовес монисту плюралист может утверждать, что основная постулаты, к которым апеллирует ее теория, не отличаются друг от друга по сути от тех, к которым апеллирует монист; они разные только в номер .Это приводит ко второй важной проблеме, которая стоит на кону. в споре между монистами и плюралистами. Монистические теории несут сильные выводы о том, что представляет собой ценность. Учитывая любую монистическую теорию, все ценное должно быть либо единственной внутренней ценностью, либо иначе должно привести к единственной внутренней ценности. Это означает, что если некоторые вещи, которые интуитивно представляют ценность, например знания, в на самом деле, всегда приводят к тому, что теория считает единственной внутренней ценностью (например, удовольствие), то теория стремится отрицать, что в конце концов, эти вещи всегда имеют ценность.

Столкнувшись с подобными трудностями при отнесении всего что до теоретической ценности имеет одну основную ценность, плюралисты не волнуйтесь: они просто добавляют к своему списку основных внутренних ценности, и, следовательно, может быть более уверенным в сохранении дотеоретические явления. У монистов, напротив, есть выбор. Они могут изменить свое мнение об основной внутренней ценности и попробовать все опять же, они могут разработать находчивые аргументы, которые знания действительно приводят к удовольствию, или они могут укусить пулю и заключаем, что знания на самом деле не всегда хорошо, но только при определенных условиях.Если пояснительные обязательства плюралистов по своей природе не отличаются от плюралистов monist, но отличается только от числом , то естественно для плюралистов думать, что такая рабская приверженность номер один — это своего рода фетиш, без которого лучше обойтись, если мы хотим разработать теорию, которая все понимает . Это точка зрения, которую разделяли многие исторические плюралисты.

2.2.3 Несоизмеримость

Третий важный вопрос в споре монистов и плюралистов, и наиболее важным за последние десятилетия, является то, что взаимосвязь плюрализма и несоизмеримости.Если одно состояние дела лучше, чем другие, на тот случай, если они содержат больше ценности чем другое, и есть два или более основных внутренних значения, тогда неясно, как можно сравнивать два положения дел, если одно содержит больше первого значения, но другое содержит больше второй. Какое положение вещей лучше при таких обстоятельствах? Напротив, если существует только одна внутренняя стоимость, то это не может случиться: дела обстоят лучше, чем что имеет большую основную внутреннюю ценность, чем бы она ни была.

Подобные рассуждения привели некоторых философов к мысли, что плюрализм — ключ к объяснению сложности настоящего морального ситуаций и реальных компромиссов, которые они влекут. Если какие-то вещи на самом деле несравнимы или несоизмеримы , рассуждают они, тогда плюрализм в отношении ценности может объяснить , почему . Очень похожие рассуждения привел, однако, других философов к мнению, что монизм имеет , чтобы быть правым: практическая мудрость требует уметь делать они спорят о выборе даже в сложных ситуациях.Но это было бы невозможно, если бы варианты, доступные в каком-то выборе, были несравнимы в этом случае. Итак, если плюрализм ведет к такой несравнимости, тогда плюрализм должен быть ложным.

В следующем разделе мы рассмотрим дебаты по сопоставимость ценностей, от которых зависит этот вопрос. Но даже если мы учитывая все предположения с обеих сторон, монисты имеют лучше этих двух аргументов. Плюрализм ценностей может быть один получить несравненные варианты, но могут быть и другие способы, даже в соответствии с ценностным монизмом.Например, возьмем интерпретацию Милля, в котором он считает, что существует только одна внутренняя ценность — счастье — но это счастье — сложный вид вещь, которая может произойти двумя разными способами — либо через высшие удовольствия или через низшие удовольствия. Если у Милля есть это считают, и, кроме того, считает, что в некоторых случаях счастлив ли тот, у кого чуть больше высших удовольствий, чем тот, у кого есть еще несколько более низких удовольствий, тогда он может объяснить почему неизвестно, лучше ли быть первым или второй путь, не обращаясь к плюрализму в его теории значение .Плюрализм был бы в рамках его теории счастья в одиночку.

См. Более подробное обсуждение в записи о ценят плюрализм.

2.3 Несоизмеримость / Несопоставимость

Мы только что увидели, что один из вопросов, обсуждаемых в дебатах между монистами и плюралистами о ценности ставит вопрос (неопределенно) о том, могут ли ценности быть несопоставимыми или несоизмеримый. Следовательно, это область активных споров в ее владеть правом. На самом деле, в этой дискуссии много разных вопросов, а иногда несколько из них работают вместе.

2.3.1 Есть ли слабая несравнимость?

Один из наиболее важных вопросов, который стоит на кону, — всегда ли он должен правда, для двух состояний дела было бы лучше, если бы первое получено, чем если бы второе получилось, что было бы лучше, если бы второй получился, чем если бы первый получил, или что вещи были бы одинаково хорошо, если и то, и другое. Утверждение, что иногда это может случается, что ни одно из этих утверждений не соответствует действительности, иногда называют иск несопоставимость , в данном случае применительно к товару Симпликатор .Рут Чанг [2002] утверждала, что в дополнение к «Лучше чем», «хуже чем» и «Одинаково хорошо», есть четвертое «положительное значение» отношение », которое она называет четностью . Чанг оставляет за собой право использования «несравненного» в более узком смысле, возможность того, что в дополнение ни к одному из трех других отношений между ними, возможно, что два положения дел могут не удается даже быть «на одном уровне». Однако мы можем различить между слабая несопоставимость , как определено выше, и сильная несравнимость, дополнительно требующая отсутствия четности, что бы это ни было.Поскольку понятие четности является теоретическое представление о том, как объяснить, что происходит, когда остальные три соотношения получить не могут, вопрос, который я здесь не гнаться, будет слабая несравнимость, интересуют нас здесь.

Важно различать вопрос о том, хорошо ли simpliciter допускает несравнимость из вопроса о хорош ли для и признаю несравнимо атрибутивно хорошее. Многие дискуссии о несопоставимости ценностей ведутся очень серьезно. абстрактного уровня, и обменяться примерами каждого из этих видов стоимость претензий.Например, типичный пример предполагаемого несравнимость могла бы сравнить, скажем, Моцарта с Роденом. Моцарт лучший художник, чем Роден? Роден лучший художник, чем Моцарт? Находятся они одинаково хороши? Если все это не так, то мы имеем пример несравнимости в атрибутивном благе, но не пример несравнимость в хорошем simpliciter . Эти вопросы могут быть параллельны или тесно связаны, и исследование каждого из них может быть поучительны в отношении других, но они все же должны быть хранится отдельно.

Например, один важный аргумент против несравнимости значение было упомянуто в предыдущем разделе. Это то, что несравнимость исключила бы возможность практической мудрости, потому что практическая мудрость требует умения делать правильный выбор даже в сложных ситуациях выбора. Предположительно, возможен выбор между действиями или между возможными последствиями этих действий. Так что может быть, что атрибутивный товар иногда несравним, потому что ни Моцарт, ни Роден не лучший художник, чем другой, и они не одинаково хороши, но этот хороший simpliciter всегда сопоставимы, так что всегда есть ответ, какой из двух действия приведут к лучшему результату.

2.3.2 Что происходит при слабой несравнимости?

Даже если согласны, что хороший simpliciter несравнимо в в этом смысле было предложено много теорий относительно того, что это несравнимость предполагает и почему она существует. Одно важное ограничение по таким теориям состоит в том, что они не предсказывают больше несравнимостей, чем мы действительно наблюдаем. Например, хотя Роден не может быть лучше или Художник худший, чем Моцарт, и не такой же хороший, он определенно лучше художником, чем Сальери — хотя Сальери, как и Моцарт, композитор лучше, чем Роден.Это проблема для идеи, что несравнимость можно объяснить ценностным плюрализмом. Аргумент от Ценить плюрализм несравнимо предполагал, что это было бы невозможно сравнить любые два положения дел, в которых одно содержало больше одной базовой ценности, а другая содержала больше другой. Но случаи, подобные случаю Родена и Сальери, показывают, что объяснение того, что несравнимо между Роденом и Моцартом не может быть просто таким поскольку Роден — лучший скульптор, а Моцарт — лучший композитор, невозможно определить, кто лучший художник.Если бы это было правильное объяснение, то Роден и Сальери тоже будут несравнимы, но интуитивно это не так. Подобные ограничения может сузить круг жизнеспособных теорий о том, что происходит в случаях несравнимость, и являются свидетельством того, что несравнимость, вероятно, не будет прямо объяснен плюрализмом ценностей.

Есть много других видов тезисов, которые называются несопоставимость или несоизмеримость ценностей. Например, некоторые теории, которые постулируют лексический порядок, как говорят, обязывают «Несравненность».Тезис Канта о том, что рациональный у агентов есть достоинство, а не цена, которую часто принимают за тезис и о некой несоизмеримости. Некоторые интерпретировали Кант просто считает, что уважение к рациональным агентам имеет большое значение. бесконечное значение, или что оно должно быть лексически упорядочено по значению ничего другого. Другой тезис по соседству, однако, быть несколько слабее. Может случиться так, что человеческая жизнь «выше цена »в том смысле, что убийство одного ради спасения не приемлемый обмен, но для некоторого положительного значения \ (n \), убийство одного ради спасения \ (n \) было бы приемлемым обменом.На этом видят, что не существует единой «меновой стоимости» жизни, потому что ценность человеческой жизни зависит от того, являетесь ли вы «Покупка» или «продажа» — выше когда собираетесь убрать, но ниже, когда собираетесь сохранить это. Такой взгляд вполне разумно можно было бы считать своего рода «Несоизмеримость», потому что она не устанавливает единого значения человеческие жизни.

Более подробное обсуждение соизмеримости ценностей можно найдено в записи на несоизмеримые ценности.

Один из самых больших и важных вопросов о ценности — это вопрос его отношения к деонтическому — к таким категориям, как справа , причина , рациональная , просто и стоит .По телеологическим данным просмотров, из которых классический консеквенциализм и универсализируемый эгоизм являются классическими примеры, деонтические категории являются последующими и должны быть объяснены в с точки зрения оценочных категорий, таких как хорошо и хорошо . Противоположная точка зрения, согласно которой деонтические категории являются приоритетными. к оценочным категориям и объяснять их — это то, что, по мнению Аристотеля, говорит, не имеет имени. Но самый важный его род — это род «Подходящее отношение» и Scanlon [1998] Теория «перекладывания денег» — еще одна тесно связанная современный пример.

3.1 Телеология

Телеологические теории, строго говоря, не являются теориями о ценить. Это теории о правильных действиях или о том, что нужно делать. Но они стремятся к претензиям о стоимости, потому что они апеллируют к оценочным фактам, чтобы объяснить, что правильно и неправильно, и что мы должны делать — deontic фактов. Большинство очевидным следствием этих теорий является то, что оценочные факты не должны тогда объясняться в терминах деонтических фактов.В оценочное, с таких взглядов, предшествует деонтическому.

3.1.1 Классический консеквенциализм

Самый знакомый вид, попадающий под этот зонтик, — это классический консеквенциализм , иногда называемый (по причинам мы увидим в разделе 3.3) «агент-нейтральный консеквенциализм ». Согласно классическому консеквенциализму, каждый агент всегда должен совершать какие-либо действия из всех действия, доступные ей в то время, такие, что если бы она это, все будет лучше.Не все защитники консеквенциализма интерпретировать это в таких классических терминах; другие известные формы консеквенциализм сосредоточен на правилах или мотивах и оценивает только действия производно.

Классический консеквенциализм иногда подкрепляется апелляцией к интуиция, что нужно всегда действовать наилучшим образом, а затем предположение, что действия хороши или плохи только инструментально — ради того, к чему они приводят (особенно сравните Мур [1903]). Проблема с этим рассуждением состоит в том, что сторонники консеквенциализма могут согласны с тем, что агенты всегда должны действовать наилучшим образом.Важный Особенность этой претензии к признанию состоит в том, что это претензия не о внутренняя или инструментальная ценность, но об атрибутивном добре. И, как отмечено в разделе 2.1, «инструментальный» и «Внутреннее» на самом деле не относится к атрибутивному добру. Так же, как и насколько хорош что-то из консервного ножа или насколько хорош кто-то мучитель не зависит от того, насколько хорош мир, как результат того факта, что они существуют, насколько хорошее действие что-то не обязательно зависеть от того, насколько хорош мир в результате того, что это происходит.В самом деле, если это так, то оценочные стандарты, регулирующие действия будет сильно отличаться от тех, кто управляет почти всем еще.

3.1.2 Принципиальные проблемы и проблемы реализации

Классический консеквенциализм и его реализация в форме утилитаризм, был хорошо изучен, а его преимущества и издержки здесь нельзя просмотреть. Многие проблемы для классической тем не менее, консеквенциализм — это вопросы, касающиеся деталей его точного формулировка или реализация, а не проблемы в принципе с его обращением к оценочному для объяснения деонтического.Для Например, беспокойство о том, что консеквенциализм слишком требователен, было рассматривается в рамках консеквенциалистской концепции, заменяя «Лучший» на «достаточно хорошо» — замена «удовлетворительная» концепция для «максимизации» один (Slote [1989]). Другой пример: проблемы, с которыми сталкиваются некоторые консеквенциалистские теории, такие как традиционный утилитаризм, о учет таких вещей, как справедливость, может быть решен другими консеквенциалистские теории, просто приняв более широкую картину о том, какие вещи способствуют тому, насколько хороши вещи (Сен [1982]).

В разделе 3.3 мы рассмотрим одну из самых важных проблем. о классическом консеквенциализме: его неспособность учитывать Агент-центрированные ограничения . Эта проблема не представляет ли в принципе общая проблема для стремления консеквенциализма к объяснять деонтические категории с точки зрения оценочного. Подробнее см. запись на консеквенциализм и утилитаризм.

3.1.3 Другие телеологические теории

Универсализуемый эгоизм — еще одна известная телеологическая теория.Согласно универсализируемому эгоизму, каждый агент всегда должен делать у любого действия есть функция, которая из всех доступных альтернатив это тот, что, если бы она это сделала, все было бы лучше для нее . Вместо того, чтобы просить агентов максимизировать добро, эгоизм просит агентов максимизировать то, что для них хорошо . Универсальный эгоизм имеет много общих черт с классическим консеквенциализмом, и Сиджвик нашел обоих очень привлекательными. Многие другие присоединились Сиджвик считает, что в нем есть что-то очень привлекательное. что общего между консеквенциализмом и эгоизмом — что включает, как минимум, телеологическую идею о том, что деонтическое должно быть объяснено с точки зрения оценочного (Portmore [2005]).

Конечно, не все телеологические теории разделяют общие черты консеквенциализм и эгоизм. Классические теории естественного права (Finnis [1980], Murphy [2001]) телеологичны в том смысле, что они ищут чтобы объяснить, что мы должны делать с точки зрения того, что хорошо, но они делают так что совершенно иначе, чем консеквенциализм и эгоизм. Согласно к примеру такой теории естественного закона, существует множество естественные ценности, каждая из которых требует определенного рода отличительных ответ или уважение, и агенты всегда должны действовать таким образом, чтобы относитесь к ценностям с таким уважением.Подробнее о натуральном теории права, см. запись на традиция естественного права в этике. Барбара Херманн активно выступала за интерпретацию Этическая теория Канта в телеологических терминах. Для получения дополнительной информации Интерпретация Канта Германом, см. Запись на Моральная философия Канта, особенно раздел 13. Филип Петтит [1997] заметно различает ценности, к которым мы призваны «Продвигать» и те, которые требуют других ответов. Как отмечает Петтит, классические консеквенциалисты считают, что все ценности быть продвинутым, и один способ мышления о некоторых из этих других видов телеологических теорий заключается в том, что они, как и консеквенциализм, объясняют что мы должны делать с точки зрения того, что хорошо, но в отличие от консеквенциализм они считают, что некоторые виды хорошего призыва к ответам кроме продвижения по службе.

3.2 Монтажные позиции

В отличие от телеологических теорий, которые стремятся объяснить деонтические категории с точки зрения оценочных, Соответствующие установки учетные записи стремятся учитывать оценочные категории — например, хорошо simpliciter , хорошо для , а атрибутивно хорошо — в термины деонтического. Принимая во внимание, что телеология имеет значения о значение, но само по себе не теория, в первую очередь о значении , но скорее о том, что правильно, счета подбора подходящего отношения — это в первую очередь тезисы о стоимости — в учете ее с точки зрения деонтики говорят нам, что значит быть хорошим.Следовательно, это теории о природе ценности.

Основная идея, лежащая в основе всех видов теории подходящего отношения, заключается в том, что «Хорошо» тесно связано с «желательным». «Желанный», конечно, в отличие от «Видимый» и «слышимый», что означает «Может быть видимым» и «способным быть услышанным», делает не означает «желать лучшего». Значит, скорее, что-то например, «правильно желал» или «надлежащим образом» желанный». Если быть хорошим просто желательно, а быть желаемое — это правильно или надлежащим образом желаемое, из этого следует что быть хорошим — это правильно или надлежащим образом желать.Но правильные и соответствующие являются деонтическими концепциями, поэтому, если быть хорошим — это просто желание, тогда доброта сама может быть приходится с точки зрения деонтики. И это основная идея за счетами Fitting Attitude (Ewing [1947], Rabinowicz и Реннов-Расмуссен [2004]).

3.2.1 Счет с двумя подходящими установками

Однако разные подходы к подходящему подходу работают, обращаясь к разные деонтические концепции. Некоторые из проблем, с которыми сталкивается установка Установки взглядов можно продемонстрировать, рассмотрев пару примеров.Согласно формуле Сиджвика, например, добро — это то, что должно быть желанным. Но этот слоган сам по себе не очень полезен. пока мы не узнаем больше: желаемое кем? Всем? По крайней мере, кем-то? Кто-то в частности? И какое из наших чувств «Хорошо» ли это для предоставления учетной записи? Это счет хорошего simpliciter , говоря, что было бы хорошо, если бы \ (p \) на всякий случай ____ должен пожелать, чтобы \ (p \), где «____» заполняется кем бы то ни было, кто должен есть желание? Или это счет «стоимостных» требований, говоря, что удовольствие — это хорошо, на всякий случай, если удовольствие должно быть желанным к ____?

Первый из этих двух аккаунтов соответствовал бы Теория «сначала хорошее» из раздела 1.1,4; последний будет согласуется с теорией «ценности прежде всего». Мы наблюдали в раздел 1.1.4 о том, что «ценностные» заявления не допускаются сравнительный анализ таким же образом, как и в других случаях использования слова «добро»; это важно здесь, потому что если «лучший» симплицитер перед «хорошим» симплицитером, то, строго говоря, Теоретик, ориентированный на «хорошее прежде всего», должен предложить подходящее отношение счет «лучше», чем «хорошо». Такая модификация сиджвикского лозунга может говорить о том, что будет лучше, если \ (p \), чем если \ (q \) на всякий случай ____ должен пожелать что \ (p \) больше, чем \ (q \) (или, альтернативно, чтобы предпочесть \ (p \) \ (д \)).

В книге «Что мы должны друг другу» , Т. Scanlon предложил влиятельная современная точка зрения, имеющая много общего с Fitting Отношения, которые он назвал теорией Buck-Passing ценить. Согласно слогану Скэнлона, «называть что-то ценно — это сказать, что у него есть другие свойства, которые дают основания за определенное поведение по отношению к нему ». Один важный отличие от точки зрения Сиджвика в том, что она привлекает другая деонтическая концепция: причины вместо следует .Но он также стремится быть более нейтральным, чем лозунг Сиджвика на конкретный ответ, который требуется. Требуется слоган Сиджвика что всегда актуально desire , тогда как Слоган Скэнлона оставляет открытым вопрос о том, что могут быть разные «Определенные способы» реагирования на разные виды ценности.

Но, несмотря на эти различия, слоган Сканлона разделяет Особенность сиджвикского слогана в том, что он сильно недооценен. Для который чувство «хорошо» стремится обеспечить учетная запись? Неужели это должен быть прямой отчет о «Хорошо», или, если мы уважаем приоритет «Лучше» на «хорошо», если мы действительно пытаемся понимать это как, по сути, счет «лучше чем»? И что особенно важно, какие «определенные способы» вовлеченный? Не может быть просто так, что говорящему нужно что-то определенные способы в уме, потому что есть несколько способов реагировать на такие что причины для такой реакции — свидетельство того, что вопрос плохой , а не то, что это хорошо — для Например, отношение страх .Так требует ли теория, чтобы есть определенный набор определенных способов, так что вещь хорошо на всякий случай есть поводы ответить на него в любом из те способов? Первые замечания Скэнлона скорее предполагают, что для каждого типа вещей существуют разные «определенные способы» так что когда мы говорим, что , что вещь хорошая, мы говорим что есть причины реагировать на это таким образом. Это вопрос, который нужно будет разобрать с помощью любого проработанного взгляда.

Еще одна сложность формулы Сканлона состоит в том, что в анализе к голому экзистенциальному утверждению, что — это причины ответить на что-либо в одном из этих «определенных пути »сталкивается с большими трудностями.Предположим, например, что там есть причина ответить одним из «определенных способов», но есть конкурирующие и более веские причины не делать этого, так что все все рассмотрено, реагируя любым из «определенных способов» было бы ошибкой. Вероятно, рассматриваемая вещь должна в таком случае ничего хорошего не получится. Так что даже такой вид, как Scanlon’s, который обращается к причинам, может потребоваться, когда станет больше полностью развитый, чтобы обратиться к конкретным претензиям о весе из тех причин.

3.2.2 Неправильная причина

Однако даже после того, как эти вопросы будут решены, другие остаются важные вопросы. Например, одна из известных проблем столкнуться с такими взглядами — это проблема Wrong Kind of Reasons (Crisp [2000], Rabinowicz and Rönnow-Rasmussen [2004]). Эта проблема возникает из наблюдения, что интуитивно некоторые факторы могут влиять на чего вы должны желать, не влияя на то, что хорошо. Это может быть правда, что если мы сделаем что-то лучше, то при прочих равных, вы должны желать этого еще больше.Но мы также можем создать стимула чтобы вы желали этого, не делая ничего лучше. Например, вы может быть предложено существенное финансовое вознаграждение за желание чего-то плохо, или злой демон может (достоверно) угрожать убить вашу семью если вы этого не сделаете. Если такие обстоятельства могут повлиять на то, что вы должны желать, что, по крайней мере, интуитивно правдоподобно, тогда они будут быть контрпримером взглядам, основанным на формуле Сиджвика. Точно так же, если такого рода обстоятельства могут дать вам причины желать плохого, тогда они будут контрпримером взгляды, основанные на формуле Сканлона.Это в контексте Сканлоновская формула, согласно которой эта проблема была названа «Неправильно. Вид причин », потому что если эти обстоятельства действительно дают у вас есть причины желать плохого, они — причины неправильный вид, чтобы фигурировать в описании в стиле Скэнлона того, чем он должен быть хороший.

Этот вопрос в последнее время стал предметом многих плодотворных исследований, и исследователи провели параллели между видами причин, желание, которое обеспечивается такими «внешними» стимулы и знакомые вопросы о прагматических причинах веры и такой повод намереваться есть у Григория Кавки Токсиновая головоломка (Hieronymi [2005]).Сосредоточившись на случаях желания, вера и намерение, которые являются всевозможными психическими состояниями, у некоторых утверждал, что различие между «правильным видом» и «Неправильный» разум может быть выведен на основе различие между «объектными» причинами, которые относятся к объект отношения и «данные государством» причины, которые относятся к самому психическому состоянию, а не к его объекту (Парфит [2001], Пиллер [2006]). Но также были подняты вопросы о том, является ли «данный объект» / «данное состояние» различие достаточно общее, чтобы действительно объяснить различие между причинами правильного вида и причинами неправильного типа, и даже оспаривается, отслеживает ли это различие что-нибудь в все.

Одна из причин полагать, что различие может быть недостаточно общим: что ситуации, очень похожие на ситуации с неправильным типом причин, могут возникают даже там, где в игре нет ментальных состояний. Например, игры при соблюдении норм правильности. Внешние стимулы к обману — например, реальная угроза от злого демона, которого она убьет ваша семья, если вы этого не сделаете — может не только обеспечить у вас есть причины для обмана, но сделайте так, чтобы вы это сделали. Но так же, как такие внешние стимулы не делают это целесообразным или правильно желать чего-то плохого, они не делают этого правильным переход игры к читу (Schroeder [2010]).Если это правильно, и Правильное / неправильное различие между причинами действительно возникает в широком спектре случаев, включая такие, как этот, это не вероятно, что различие, которое относится только к причинам психического состояния будет лежать на его дне.

Дальнейшее обсуждение подходящих подходов к описанию значение и неправильные причины проблемы можно найти в записи на подходящие теории ценностей.

3.2.4 Применение к разновидностям добра

Одним из важных преимуществ счетов в стиле Fitting Attitude является то, что что они открывают перспективы успешного применения в атрибутивных хорошо и хорошо для , а так же хорошо simpliciter (Darwall [2002], Rönnow-Rasmussen [2009], Suikkanen [2009]).Просто как причины предпочесть одно положение дел другому могут гарантировать одно положение дел лучше другого, причины выбрать одно консервный нож над другим может гарантировать, что он лучший консервный нож чем другой, и причины предпочесть какое-то положение дел для кто-то ради может гарантировать, что он лучше для этого человек, чем другой. Например, вот краткий набросок того, что может выглядеть так, как будто он принимает теорию первого хорошего из раздел 1.1.4 остается таким же, как в разделе 1.1.2 что хорошо simpliciter является частным случаем атрибутивного товара и понимает «Хорошо» с точки зрения атрибутивного «лучше» и «Подходит для» по «лучше для»:

Атрибутив лучше: Для всех видов K и прочего A и B , для A будет лучше K чем B по набору всех правильных причин, чтобы выберите A вместо B при выборе K для весомее, чем набор всех правильных причин для выбора B больше A при выборе K .

Лучше для: Для всего A , B и C , A лучше для C , чем B на всякий случай набор всех правильных причин для выбора A более B от имени C является более весомым чем набор всех правильных причин для выбора B свыше A от имени C .

Если быть хорошим K — это просто быть лучшим K, чем большинство (в некоторых класс сравнения), и «было бы хорошо, если бы \ (p \)» просто означает, что получение \ (p \) — хорошее положение дел, и такие утверждения, как «удовольствие — это хорошо», просто означают, что другие при прочих равных лучше, чтобы удовольствия было побольше, тогда эта пара учетных записей имеет правильную структуру для учета полного ряд «хороших» претензий, с которыми мы столкнулись.Но это также показывает, как связаны различные значения слова «добро», и позволяет даже атрибутивному хорошему и хорошему для иметь, при внизу — общая разделяемая структура. Так что перспектива возможности предложить такую ​​единую историю о том, что различные смыслы «Хорошие» имеют общее, но не исключительное свойство подхода подходящего отношения, тем не менее, является одним из достопримечательности.

3.3 Относительная ценность агента?

3.3.1 Агент-центрированные ограничения

Самая главная принципиальная проблема классического консеквенциализма возможность того, что называется агент-центрированного ограничения (Шеффлер [1983]).Издавна традиционным возражение против утилитарных теорий, которые, поскольку они не помещают недооценивают неправильные действия, такие как убийство, они дают предсказание, что если у вас есть выбор между убийством и смертью двух человек, Понятно, что надо убивать. В конце концов, все остальное равны, ситуация складывается 2 к 1 — есть две смерти на с одной стороны, но только одна смерть с другой, и каждая смерть одинакова плохой.

Консеквенциалисты, считающие убийства невинных по сути плохой можно избежать этого предсказания.Пока убийство в как минимум вдвое хуже, чем обычная смерть не от убийства, Консеквенциалисты могут объяснить, почему вы не должны убивать даже в для предотвращения двух смертей. Так что принципиальных проблем для консеквенциализм, представленный таким примером; это проблема для данного консеквенциалиста зависит от ее аксиологии: от того, что она думает, что это плохо по своей сути, и как плохо, по ее мнению, это плохо.

Но проблема очень тесно связана с настоящей проблемой для консеквенциализм.Что, если бы вы могли предотвратить два убийства с помощью убийства? Постулат о внутреннем отрицании ценности убийств ничего не дает для интуиции, что вы все еще не должны убивать, даже в этом кейс. Но большинство людей находят до теоретически естественным предположить, что даже если вы должны убить, чтобы предотвратить тысячи убийств, Вы не должны этого делать, чтобы предотвратить сразу два. Ограничение против убийства, по этой естественной интуиции, выходит за рамки идеи что убийства — это плохо. Это требует, чтобы ужас ваших собственных убийств влияет на то, что вы должны делать, больше, чем на то, что должны делать другие чтобы уберечь вас от убийства.Вот почему он называется «Агент-центрированный».

3.3.2 Относительное значение агента

Проблема с ограничениями, ориентированными на агента, заключается в том, что нет единого естественного способа оценки результатов, который дает все верные прогнозы. Для каждого агента есть способ оценки результаты, которые дают правильные прогнозы о том, что ей следует делать, но эти рейтинги рассматривают убийства этого агента как способствующие больше к плохим результатам, чем убийства других агентов. Так в результате несовместимый рейтинг результатов кажется требуется для того, чтобы давать верные прогнозы о том, что другие агент должен сделать, а именно тот, который оценивает своих убийств в большей степени ухудшают результаты, чем первые агентские убийства.(Ситуация немного сложнее — Oddie and Milne [1991] доказывают, что при довольно минимальных предположения, что всегда существует некоего нейтрального по отношению к агенту рейтинга, который дает правильные консеквенциалистские предсказания, но их доказательство не показывать, что этот рейтинг имеет какое-либо независимое правдоподобие, и Наир [2014] утверждает, что это не может быть независимо правдоподобным объяснением какой результат лучше.)

В результате этого наблюдения философы постулировали нечто называется , относительная стоимость агента .Идея относительной ценности агента состоит в том, что если соотношение лучше, чем , относить к агента , то результаты, в которых убийства Франца могут быть хуже — по сравнению с Франца, чем исходы убийства Йенса, хотя результаты, в которых убийства Йенса хуже, чем у Йенса чем исходы, в которых убивает Франц. Эти контрастные рейтинги эти два вида результатов не являются несовместимыми, потому что каждый из них относился к другому агенту — первый к Францу, а тот последнее — Йенсу.

Идея относительной ценности агента привлекательна для телеологов, потому что он позволяет представление, очень похожее по структуре на классический консеквенциализм для учета ограничений. В соответствии с это представление, иногда называемое Agent-Relative Teleology или Агент-центрированный консеквенциализм , каждый агент всегда должен делать что принесет результаты, которые лучше всего подходят для нее. Такой представление может легко приспособиться к ограничению, ориентированному на агента, чтобы не убийство, исходя из предположения, что убийства каждого агента значительно хуже — по отношению к ней, чем убийства других агентов есть (Сен [1983], Портмор [2007]).

Некоторые философы утверждали, что агентно-относительная телеология не является даже теория, отличная от классического консеквенциализма, утверждающая, что слово «хороший» на английском языке указывает на ценность агента. контекстно-зависимым образом, так что когда консеквенциалисты говорят, «Каждый должен делать то, что даст наилучший результат», на самом деле они говорят, что «каждый должен делать то, что будет иметь лучшие по сравнению с ней результаты »(Smith [2003]). А также другие философы предположили, что агентно-относительная телеология такая привлекательная теория, что все действительно привержены ей (Дрейер [1996]).Эти тезисы — смелые утверждения в теории ценности, потому что они рассказывают нам сильные и удивительные вещи о природе о чем мы говорим, когда используем это слово, «хороший».

3.3.3 Проблемы и перспективы

На самом деле, очень спорно, существует ли вообще такая вещь. в первую очередь как относительную ценность агента. Агент-родственник Телеологи обычно обращаются к различию между агентом-родственником. и агентно-нейтральная ценность, но другие утверждали, что никто не когда-либо успешно проводил такое различие теоретически нейтральным способом (Шредер [2007]).Более того, даже если есть такое различие, относить «добро» к агентам недостаточно, чтобы иметь дело со всеми интуитивно понятными случаями ограничений, потому что здравый смысл позволяет что вы не должны убивать, даже чтобы предотвратить себя от убийства дважды в будущем. Чтобы иметь дело с такими случаями, «Хорошо» нужно относить не только к агентам, но и до умножить на (Брук [1991]). Еще один источник трудностей возникает для просмотров, согласно которым «хорошо» на английском языке используется для создания заявлений об относительной ценности агента в контекстно-зависимой способ; такие представления не проходят обычные тесты на контекстную зависимость, и не всегда генерируют прочтения предложений, которые их сторонники требуют.

Одна из причин думать, что должна быть такая вещь, как агентно-относительная ценность исходит от сторонников подходящего отношения счета стоимости, и звучит так: если добро — это то, что должно быть желаемый, то будет два вида добра. Что должно быть желанный всеми будет «нейтральным по отношению к агенту» товаром, и то, что должно желать какой-то конкретный человек, будет добром по отношению к этому человеку. Родоначальников этой идеи можно найти в Сиджвик и Юинг, и он нашел ряд современных сторонники.Правильно ли это повлияет не только на то, подходит ли Фитинг. Отношение к счетам оказывается верным, но о какой роли ответ на вопросы «кто должен?» или «чей причины? » играет в форме адекватных подходов учетная запись. Все эти вопросы остаются нерешенными.

Вопросы о том, существует ли такая вещь, как агент-родственник значение, и если да, то какую роль он может играть в варианте, ориентированном на агента о классическом консеквенциализме, лежат в основе дебатов между консеквенциалистов и деонтологов, а также по фундаментальному вопросу относительного приоритета оценочного по сравнению с деонтическим.Эти большие и открытые вопросы, но, как я надеюсь, я проиллюстрировал здесь они тесно взаимосвязаны с очень широким спектром как традиционные, так и нетрадиционные вопросы теории ценности, в широком смысле.

Моральный пейзаж Сэма Харриса

Behav Anal. 2012 осень; 35 (2): 265–273.

Государственный университет Восточного Коннектикута

Переписку по этой статье следует направлять Джеймсу Диллеру, факультет психологии, Государственный университет Восточного Коннектикута, 83 Windham Street, Willimantic, Connecticut 06226 (электронная почта: ude.tcnretsae @ jrellid) .Copyright Ассоциация анализа поведения

В Моральный ландшафт Сэм Харрис (2010) предлагает использовать науку для определения ценностей, , которые он определяет как «факты, которые можно понять с научной точки зрения: относительно положительных и отрицательные социальные эмоции, карательные импульсы, влияние определенных законов и социальных институтов на человеческие отношения, нейрофизиология счастья и страдания и т. д. » (стр. 1–2). Харрис утверждает, что в этой области надлежащим образом применяются научные принципы, поскольку «благополучие человека полностью зависит от событий в мире и состояний человеческого мозга.Следовательно, об этом должны быть известны научные истины »(стр. 3). Хотя у читателей этого журнала было бы немного проблем с утверждением, что поведение (здесь, отчеты о благополучии и коррелированные ответы) изменяется в зависимости от событий окружающей среды, роль нейрофизиологических коррелятов этих ответов была предметом споров внутри концептуальная литература по анализу поведения (например, Elcoro, 2008; Reese, 1996; Schaal, 2003).

Моральный ландшафт представляет собой важный вклад в научное обсуждение морали.Он объясняет детерминанты морального поведения для популярной аудитории, помещая причинность во внешнюю среду и связанные с ней неврологические состояния организма. Современная наука о поведенческом анализе вносила и будет продолжать вносить свой вклад в эту дискуссию, начиная с основополагающих работ Скиннера Beyond Freedom and Dignity (1971) и Walden Two (1976). Ни одна из книг не является явным трактатом о морали, но обе представляют собой попытку познакомить бихевиористскую науку с более широкой аудиторией.Поведенческий аналитический подход (который в значительной степени совместим с усилиями Харриса в «Моральный ландшафт ») поддерживает превосходство научного подхода к жизни, включая вопросы морали. Скиннер (1976), например, подчеркивал важность культуры экспериментов для выявления эффективных практик (ср. Baum, 2005). Молчаливое выражение в поведенческом анализе — это ожидание того, что научное мировоззрение может и улучшит качество жизни. В соответствии с этой точкой зрения Харрис предполагает, что принятые в настоящее время детерминанты морали (например,ж., религия, вера) — это не то, что общество должно поддерживать. Вместо этого он предполагает, что научное исследование морали как отдельного предмета повысит глобальный уровень благосостояния. С точки зрения поведения, изучение морали обязательно является изучением поведения, включая контексты, в которых оно происходит, и события окружающей среды, функцией которых оно является. Анализ в этой структуре может позволить успешную идентификацию переменных, которые контролируют моральное поведение, и, в конечном итоге, развитие культурных практик для увеличения его встречаемости.

Моральный ландшафт — недавний вклад в сборник книг (например, Dawkins, 2006; Harris, 2005; Hitchens, 2007; Sagan, 2006), в которых претензии религии подвергаются тому же стандарту эмпирической строгости, что и другие. эпистемологии (например, наука) должны соблюдать. Докинз (2006), например, критикует обращение к сверхъестественным богам как объяснительным агентам и не соглашается с тем, что религия занимает привилегированное место в общественном дискурсе. Харрис повторяет и расширяет эти опасения в «Моральный ландшафт».

В совокупности эти авторы оспаривают понятие непересекающихся магистерий (NOMA; Gould, 1999), которое является утверждением, что наука и религия являются действительными системами знания, и что ни одна дисциплина не может информировать другую. Поведенческие аналитики не согласны с тем, что научное поведение и религиозное поведение являются эгалитарными (см. Galuska, 2003, где содержатся предложения по успешному использованию NOMA аналитиками поведения). Скиннер (1987) прокомментировал: «Наука, а не религия, научила меня моим самым полезным ценностям, в том числе интеллектуальной честности.Лучше остаться без ответов, чем принимать те, которые просто разрешают недоумение »(стр. 12). Хотя религия может быть эффективной для побуждения своих последователей к изменению поведения, она по-прежнему имеет непреднамеренные эффекты, которые, если заимствовать аналогию Харриса, достигают глубин морального ландшафта. Хитченс (2007) делает подзаголовок заявление о том, что «религия отравляет все», подтверждая свой тезис обсуждениями явно негативных последствий, связанных с религиозной практикой, обсуждая примеры того, как религия приводит к ухудшению состояния здоровья человека и препятствует социальному прогрессу.В качестве альтернативы он предлагает рациональный, научный взгляд на мир, который Харрис применяет к изучению морали.

Поскольку они являются членами относительно небольшой дисциплины, для поведенческих аналитиков может быть полезно присоединиться к авторам этих работ и поддержать их, привлекая внимание к неоднозначному освещению в популярных СМИ, которое регулярно вызывают такие писатели, как Докинз и Харрис. . Возможно, противоречивое разоблачение лучше, чем полное отсутствие разоблачения, особенно когда анализ поведения может способствовать развитию гипотетического светского общества, к которому призывают Харрис, Докинз, Хитченс и Саган.Действительно, анализ поведения может быть единственной дисциплиной, которая может выявить и установить подкрепления для мотивации просоциального, так называемого морального поведения человека в отсутствие организованной религии.

Примечательно, что ни один психолог не занимался проблемой светских ценностей вместе с этими авторами, несмотря на противоречивые факты, которые религия представляет о человеческой природе, факты, которые умаляют ценность нашей дисциплины. Действительно, большая часть богатого «донаучного» словаря, который мешает психологии стать естествознанием, имеет либо религиозную, либо метафизическую природу (Schlinger, 2004).Совершенно необходимо, чтобы проверка области психологии, а также анализ поведения по ассоциации были частью этого современного эмпирического движения, отстаиваемого Харрисом.

Аргумент Харриса раскрывается во введении и пяти последующих главах. Во введении он определяет свою заглавную концепцию морального ландшафта как гипотетическое пространство, представляющее человеческое благополучие, охватывающее весь человеческий опыт. Это пространство содержит благополучие представителей всех культур и групп людей на планете.Вершины этого пейзажа — вершины процветания, а долины — глубины человеческих страданий. Цель построения картографии этого ландшафта — максимизировать «благополучие сознательных существ» (то есть людей), которые «должны в какой-то момент трансформироваться в факты о мозге и их взаимодействии с миром в целом» (стр. 11 ). Для Харриса мозг — это центр интереса. Мы считаем, что можно преобразовать аргумент в один о том, что целые организмы — возможно, с коррелированными неврологическими состояниями — взаимодействуют со своей средой для определения поведения.Этот научный подход к человеческому поведению, направленный на улучшение благосостояния живых организмов, согласуется с применением анализа поведения для осуществления социальных изменений (например, Baer, ​​Wolf, & Risley, 1968; Skinner, 1971, 1978).

В последующих главах своей книги Харрис приводит доводы в пользу применения научного мышления для определения человеческих ценностей. В главе 1 описывается познаваемая природа моральных истин, предполагая, что они подлежат научному (а не религиозному) исследованию.В главе 2 Харрис затрагивает темы добра и зла, предполагая, что эти термины могут быть устаревшими; вместо этого целью как религии, так и науки должно быть определение способов максимального повышения благосостояния людей. В третьей главе Харрис исследует неврологические корреляты убеждений, прослеживая сложные наборы поведения до активности мозга. В четвертой главе он исследует роль религиозной веры в современном обществе, предполагая, что научный подход может привести к повышению общего благосостояния.В заключительной главе излагается план будущей работы, разделяя науку и философию и предлагая оптимистичную картину использования науки для улучшения условий жизни человека. В общем, Харрис представляет убедительный аргумент в пользу применения научных принципов для определения моральных принципов и ценностей. Ниже мы опишем его аргументы и некоторые пересечения с поведенческим подходом к этой теме.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ НРАВСТВЕННОСТИ

Суть аргумента Харриса состоит в том, что благополучие сознательных существ должно быть первостепенным соображением при определении того, является ли действие морально правильным или неправильным.Харрис широко использует термин сознательное существо , формулируя свою науку о морали. Хотя он не дает явного определения сознания , его использование, похоже, противоречит поведенческому подходу к этой конструкции. Для Харриса сознание кажется свойством мозга, которое можно обнаружить с помощью исследований в области нейробиологии. Напротив, Скиннер (1945) предположил, что при определении психологических терминов полезно идентифицировать условия, при которых эти термины используются, и историю вербального сообщества, которое производит такое употребление.В соответствии с этим анализом Шлингер (2008) предположил, что сознание лучше всего понять, сосредоточив внимание на поведении, которое связано с использованием слова , сознание (например, разговор с самим собой, личное поведение), а не на изучении овеществленная вещь.

Сознание, определяемое как набор вербального поведения, является предпосылкой для обсуждения морали. Вербальное поведение необходимо нам для оценки нашего собственного субъективного благополучия по отношению к благополучию других, что позволяет нам определять относительную «доброту» или «зло» каждого из них; такой анализ обязательно зависит от вербального поведения.Действительно, в других средствах массовой информации (см. Фонд Ричарда Докинза, 2011 г.) Харрис высказал предположение, что вселенная камней не может определять науку о морали, потому что сознание (то есть вербальный репертуар о собственном поведении) требуется для обсуждения субъективного опыт.

Давая определение благополучия, которое следует продвигать, Харрис сравнивает эту концепцию с физическим здоровьем, отмечая:

Действительно, разница между здоровым человеком и мертвым так же очевидна и важна, как и мы. когда-либо делать в науке.Разница между высотой человеческой реализации и глубиной человеческих страданий не менее очевидна, даже если в обоих направлениях нас ждут новые рубежи. (стр. 12)

С этим определением можно закинуть широкую сеть и зафиксировать множество человеческих форм поведения и условий. Харрис предполагает, что, как и физическое здоровье, благополучие ускользает от краткого определения. Хотя использование благополучия не является точным операционализмом, он определяет мораль как «принципы поведения, которые позволяют людям процветать» (стр.19). Эта формулировка, вероятно, наиболее близка к рабочему определению морали, которое возможно без проведения научного анализа, который предлагает Харрис, в котором могут быть обнаружены фундаментальные принципы повышения морального поведения. Использование процветающей человеческой жизни в качестве критерия нравственности может быть согласовано с подходом Скиннера (1945) к оценке терминов как функции условий, в которых они возникают: нравственность, по Харрису, может быть очевидна только тогда, когда есть благополучие. повышенная.Следующим шагом анализа будет систематическое определение условий, которые приводят к процветанию человеческой жизни, изучение предшествующих факторов (например, удовлетворение основных потребностей, образование, свободное время) и их последствий. Поведенческие технологии, такие как функциональный анализ (например, Iwata, Dorsey, Slifer, Bauman, & Richman, 1982/1994), могут предоставить инструменты, необходимые для успешного выполнения этой работы.

Основная предпосылка работы Харриса состоит в том, что степень «доброты», которую люди испытывают в жизни, различается, и эта изменчивость может быть объяснена состояниями мозга и событиями во внешней среде.Если принять различие между «хорошей жизнью» и «плохой жизнью» и идею о том, что существуют законные закономерности и факторы, которые способствуют каждому из этих результатов (т.е. детерминированная структура), это позволит развить научную точку зрения. морали. Эта научная точка зрения, по словам Харриса, является альтернативой традиционным религиозным взглядам. Харрис пишет: «Нет никаких сомнений в том, что то, как мы говорим о человеческих ценностях — и как мы изучаем или не изучаем соответствующие явления на уровне мозга — глубоко повлияет на наше коллективное будущее» (стр.25). Эту тему можно найти в трудах Скиннера (1971), который предположил, что научный подход к мировым практическим проблемам может позволить разработать решения этих проблем. Хотя аргумент Харриса сформулирован на языке нейробиологии, а не на поведенческой перспективе Скиннера, аналогичный прагматический подход просматривается.

Введение в книгу Харриса полностью посвящено квалификации ценностей как научных фактов: поддающихся проверке утверждений об организмах и окружающей их среде.Этот аргумент, что высказывания отражают или символизируют события окружающей среды, должен быть знаком тем, кто знаком с концептуализацией словесного сообщества Скиннером. Если мы согласимся с тем, что высказывания о «моральном поведении», «морали» или «этике» существенно не отличаются от другого вербального поведения, то они тоже могут стать темой для научного исследования. Такой анализ может оценить условия, при которых возникает это вербальное поведение, и его последствия.С таким пониманием непредвиденных обстоятельств подкрепления, которые стимулируют и поддерживают эти реакции, можно будет формировать моральное поведение отдельных лиц или групп.

Харрис утверждает, что «наука, в принципе, может помочь нам понять, что мы должны делать и должны хотеть — и, следовательно, что другим людям следует делать и чего они должны хотеть, чтобы жить как можно лучше» (стр.28). Это согласуется с принятием Скиннера оценочного суждения (т.е., — это или должно быть утверждений) в качестве инструмента для выявления часто неуловимых непредвиденных обстоятельств, которые контролируют социальное поведение. Харрис описывает благополучие как концептуальную основу морали и ценностей, заявляя: « должно быть наукой морали… потому что благополучие сознательных существ в целом зависит от того, как устроена вселенная» (стр. 28). Привнесение морали в мир природы делает его доступным для научных исследований, и книга Харриса дополняет работу, проделанную поведенческими аналитиками в отношении вопросов морали.

Поведенческий аналитический подход к ценностям и морали берет свое начало от Скиннера, который предположил, что вещи, которые люди называют добром , подкрепляют, и что «любой список ценностей является списком подкреплений» (1953, стр. 35) . Описывая подход Скиннера, Руис и Рош (2007) отметили, что «важно обеспечить перевод утверждений о ценностях в функциональные термины, чтобы выявить соответствующие непредвиденные обстоятельства подкрепления» (стр. 4). Таким образом, как и в случае с обсуждением сознания выше, необходимо учитывать условия, при которых конкретное поведение является морально правильным или неправильным.Этот функциональный подход может расширить предложенную Харрисом науку о ценностях и сделать ее более приемлемой для поведенческой аудитории.

РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ ФИЛОСОФСКИМИ ПОЗИЦИЯМИ ПО МОРАЛИ

Большая часть книги Харриса проводит различие между религиозными представлениями о ценностях и морали и их научными принципами. Харрис предполагает, что религиозные опасения по поводу морали связаны с благополучием человека. В главе 1 он описывает программу поиска научной истины по вопросам морали.Чтобы справиться с относительной непопулярностью его подхода (Харрис сообщает, что все больше людей в современном американском обществе считают, что мораль должна исходить из религиозных, а не научных исследований), он утверждает, что консенсус и истина — не одно и то же: «Один человек может быть прав, а все остальные могут ошибаться. Консенсус — это руководство к раскрытию того, что происходит в мире, но это все, что есть. Его наличие или отсутствие никоим образом не ограничивает то, что может быть правдой, а что нет »(стр. 31). Харрис сообщает, что 57% американцев считают предотвращение гомосексуальных браков моральным долгом (стр.53), яркий пример распространенного убеждения, что ухудшает благополучие.

Что касается различий между точками зрения разных групп, Харрис пишет, «те, кто не разделяет наши научные цели, не имеют никакого влияния на научный дискурс; но по какой-то причине люди, не разделяющие наших моральных целей, делают нас неспособными даже говорить о моральной истине »(стр. 34). Здесь Харрис предполагает, что религиозные верования, которые могут быть неверными в соответствии с другими эпистемологическими системами (например,g., наука), чтобы другие системы не объявляли их неверными. Однако системы религиозных убеждений действительно комментируют «истинность» эмпирических исследований, двойные стандарты, с которыми не согласен Харрис, и озабоченность, выражаемую другими авторами, такими как Докинз (2006). Способность науки комментировать вопросы, связанные с религией и моралью, имеет потенциал для дальнейшего улучшения человеческого благосостояния за счет развития новых идей и технологий. Без научного ответа на эти вопросы прогресс кажется менее вероятным.

Чтобы определить достоинства данной философской системы, можно занять релятивистскую позицию. Релятивизм — это вера в то, что точки зрения не имеют абсолютной истины. Эта традиция в значительной степени является побочным продуктом научного скептицизма и может быть столь же вредной для науки о морали, как и любая религиозная доктрина. По мнению Харриса, моральный релятивизм присущ всему научному сообществу. Это проблематично для развития теоретического морального ландшафта, потому что исторически наука «не имела мнения» по моральным вопросам, что Харрис приписывает страху возмездия со стороны религиозных групп, политической повестке дня или интеллектуальной лени; он возражает против продолжения этой вредной традиции.Харрис предполагает, что релятивизм принимается как абсолютная позиция и не подлежит контекстуальному анализу (который должен потребовать сам релятивизм). Он указывает, что это абсолютное принятие релятивистского мировоззрения фундаментально противоречит принципу самого релятивизма. Если мы хотим верить, что рассматриваемые практики (примеры, которые выделяет Харрис, включают калечащие операции на женских половых органах и порабощение женщин) верны в соответствующий культурный и исторический период времени, это убеждение также должно рассматриваться как относительное и изменчивое, что обычно так и есть. нет.Кроме того, Харрис предполагает, что релятивистские позиции могут привести к ошибочным представлениям о том, как улучшить человеческое благополучие.

Возможно, не соглашаясь с анализом Харриса, Скиннер предположил, что существует несколько наборов ценностей, которые могут проявляться в разных культурных условиях: «Каждая культура имеет свой собственный набор благ, и то, что хорошо в одной культуре, может быть нехорошим в другой» ( 1971, с. 122). Подкрепляющие элементы (то есть ценности), определенные в разных культурах, обязательно различаются в зависимости от различных физических и культурных сред, в которых развиваются моральные системы.Для Скиннера критерием оценки качества культурной практики является степень, в которой она способствует выживанию общества. Таким образом, хотя потенциально существует множество различных способов выживания культуры, могут быть такие, которые максимизируют уровень благосостояния отдельных лиц и группы. Позиция Скиннера прагматична, но вызвала критику со стороны поведенческого аналитического сообщества (например, Ruiz & Roche, 2007). Критика критерия культурной выживаемости подчеркивает невозможность определения того, какие культурные практики на самом деле повысят выживаемость без определенных знаний о будущем.Руис и Рош (2007) призвали «поведенческих аналитиков серьезно подумать о том, как мы, как сообщество, стоим на релятивизме, и открыто и подробно обсудить критерии, которые мы будем использовать при принятии этических принципов» (стр. 11). Позиция Харриса об отказе от морального релятивизма в пользу универсальных принципов, способствующих благополучию, может помочь в аналитическом поведении дискурса.

УБЕЖДЕНИЕ

Установив, что наши убеждения действительно могут быть неправильными или каким-то образом несовместимыми с реальностью, Харрис уточняет свой аргумент.Ссылаясь на исследования нейробиологии веры, проведенные в его собственной лаборатории, он утверждает, что нет никакой разницы между тем, что мы считаем «знанием», «верой» и «истиной», и эти высказывания можно отнести к функционально эквивалентным неврологическим коррелятам. . Действительно, эндогенные системы вознаграждения мозга подкрепляют убеждения и высказывания, которые мы считаем «истинными», с положительной эмоциональной валентностью. Он пишет:

Когда мы верим, что суждение истинно, это как если бы мы взяли его в руки как часть нашего расширенного «я», мы фактически говорим: «Это мое.Я могу это использовать. Это соответствует моему взгляду на мир ». (стр. 121)

Это свидетельство нейробиологии поддерживает идею о том, что ценности, знания, убеждения и истина принадлежат к одному и тому же классу вербального поведения, но не обязательно могут иметь общие различительные стимулы (Скиннер, 1945). Доводя это исследование до логического завершения, можно предположить, что история обучения человека будет определять, какие убеждения, истины или части знаний могут вписаться в мировоззрение человека. По мнению Харриса, нам не нравится информация, которая противоречит нашему мировоззрению, так же как нам не нравится, когда нам лгут.Установив это предубеждение, легче увидеть, как именно могут распространяться неадаптивные или вредные убеждения.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ОРГАНИЗМА И ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

В главе 2 Харрис предполагает, что понимание человеческого мозга и его состояний позволит понять силы, которые улучшают общество (например, просоциальное поведение). Он пишет:

По мере того, как мы лучше понимаем мозг, мы все больше будем понимать все силы … которые позволяют друзьям и незнакомцам успешно сотрудничать в общих проектах цивилизации.Такое понимание самих себя и использование этих знаний для улучшения жизни человека станет одним из важнейших вызовов науке в ближайшие десятилетия. (стр. 55–56)

Сотрудничество — один из механизмов, посредством которого могут возникать ценности, и Харрис утверждает, что «не может быть ничего важнее человеческого сотрудничества» (стр. 55). Рассматривая неудачи сотрудничества как повседневные обиды, связанные с воровством, обманом и насилием, становится ясно, как отказ от сотрудничества может стать препятствием для человеческого благополучия и нравственного развития.

Харрис подчеркивает роль последствий в формировании ценностей, предполагая, что

все вопросы ценности зависят от возможности переживания такой ценности. Без потенциальных последствий на уровне опыта — счастья, страдания, радости, отчаяния и т. Д. — все разговоры о ценностях пусты… даже внутри религии, поэтому последствия и состояния сознания остаются основой всех ценностей. (стр. 62)

В этой цитате Харрис говорит о силе последствий, влияющих на изменение поведения.Поступая таким образом, Харрис вырывает мораль из контекста неврологических событий и помещает ее в рамки окружающей среды. Хотя он признает взаимодействие поведения и окружающей среды как причину моральной реакции, поведенческий аналитический подход пошел бы дальше, подчеркнув силу последствий для увеличения или уменьшения (то есть, усиления или наказания) вероятности возникновения морального поведения. Именно последствия поведения делают его более или менее вероятным в рамках системы отбора (см.Glenn & Madden, 1995), и те же самые последствия, похоже, одинаково работают на неврологическом уровне (например, Stein, Xue, & Belluzzi, 1994). Таким образом, именно взаимодействие между окружающей средой и организмом приводит к развитию любого поведения, включая моральные реакции и реакции, связанные с разной степенью благополучия.

Используя этот подход, основанный на окружающей среде, Харрис в своей книге представляет современные исследования нейробиологии. После описания неврологических предшественников и коррелятов поведения он отвергает понятие свободы воли, цитируя дополнительные биологические данные, чтобы предположить, что именно мозг, а не агент свободы воли, отвечает за поведение.Он приводит знакомый аргумент в пользу детерминированной структуры, в которой историческая и современная среда (включая неврологические состояния) несут ответственность за поведение. После отказа от свободы воли Харрис описывает последствия для системы правосудия. Обладая этим знанием, мы больше не можем привлекать людей к ответственности за их действия, потому что они определяются историческими и современными событиями. Эта точка зрения отрицает систему правосудия, основанную на наказании или возмездии. В соответствии с поведенческой позицией (например,g., Chiesa, 2003), Харрис предполагает, что с увеличением знаний о мозге (которое мы можем заменить поведением , не теряя никакого смысла, потому что мозг обязательно принадлежит целостному организму), реформы правосудия система может понадобиться. Реформированная система правосудия будет более сострадательной на основе более точного понимания причин поведения (т. Е. Окружающей среды и биологических состояний). Харрис доводит эту позицию до крайности, полагая, что игнорирование экологических и биологических факторов в контексте системы правосудия может быть даже аморальным.Здесь существует фундаментальная совместимость между подходом, который отстаивает Харрис, и поведенческим мировоззрением.

Действительно, понимание непосредственных и конечных причин, которые предшествуют любому событию, необходимо для создания логически последовательных аргументов не только с точки зрения системы правосудия, но и для понимания поведения всех организмов. Основная причина многих достойных осуждения человеческих поступков лежит в далеком эволюционном прошлом. Непосредственные причины могут формироваться в течение одной жизни и могут зависеть от стимулов окружающей среды (Mayr, 1961; Skinner, 1981).Для целей аргумента Харриса мы согласимся с тем, что нервная система и мозг являются непосредственными причинами поведения, но на них повлияла как эволюционная история вида, так и среда обучения человека (см. Schlinger & Poling, 1998). , стр. 39–41). Более тщательное обсуждение первопричины может быть лучшим местом для развития науки о моральном поведении, к которой он призывает.

ПРОГРАММА ИЗМЕНЕНИЯ НРАВСТВЕННОГО ПОВЕДЕНИЯ

Если утверждения Харриса о том, что мораль познаваема через научные процессы, верны (и, основываясь на его аргументах в книге, мы, по крайней мере, убеждены), анализ поведения должен быть во главу угла. зарождающейся науки о морали.Как дисциплина, анализ поведения имеет уникальные возможности для работы с вопросами, которые охватывают континуум благополучия и страдания (то есть пики и спады морального ландшафта Харриса). Анализ поведения имеет историю разработки и использования явно эффективных процедур изменения поведения. Поскольку неврологические корреляты благополучия Харриса изоморфны поведению человека, методы экспериментального и прикладного анализа поведения могут быть использованы для поддержки того типа работы, который предлагает Харрис.

В первой главе книги Харрис очерчивает три основных направления, которые могут развиваться в науке о морали: (а) объяснять, почему люди ведут себя определенным образом «во имя нравственности»; (б) «определить, каким образцам мышления и поведения мы должны следовать во имя« морали »»; и (c) убедить людей, «приверженных глупым и вредным образцам мышления и поведения во имя« морали », нарушить эти обязательства и жить лучше» (стр. 49). У поведенческих аналитиков есть концептуальная основа и методы изменения поведения, чтобы потенциально внести значимый вклад в каждую из этих целей.

ВЫВОДЫ

В «Моральный ландшафт» Харрис начинает развивать науку о морали, которую, по его мнению, можно использовать для максимального повышения благосостояния людей. Хотя его подход к морали в значительной степени основан на нейробиологии (а не на изучении всего организма), он действительно представляет подход к морали, основанный на окружающей среде, широкому кругу читателей, продолжая традицию других недавних работ, придерживающихся светских мировоззрений ( например, Dawkins, 2006; Hitchens, 2007).Подход Харриса к развитию науки о морали во многом согласуется с поведенческим подходом; для него, как и для поведенческих аналитиков, мораль — это поведение, и это поведение является предметом экологических (и биологических) манипуляций.

В рамках своей работы Харрис описывает необходимость изменения методов для изменения морального поведения; Дисциплина поведенческого анализа идеально подходит для выполнения этой миссии. Применение поведенческих методов к социально значимым проблемам было отличительной чертой поведенческого анализа со времен Baer et al.(1968) заложили основы прикладного анализа поведения. Было продемонстрировано изменение поведения от уровня индивида к уровню общества, и те же самые принципы могут быть применены к моральному поведению, как описано Харрисом, для обеспечения всеобщего благополучия. Никакая другая дисциплина не может сравниться с анализом поведения в его научном понимании поведения или его инструментах для его изменения. Если Харрис прав в том, что наука должна играть активную роль в определении человеческих ценностей, поведенческие аналитики должны быть частью этого разговора.

Благодарности

Мы благодарим Мирари Элькоро за ее вдумчивые комментарии к предыдущей версии этой рукописи.

ССЫЛКИ

  • Baer D.M., Wolf M.M., Risley T.R. Некоторые текущие аспекты прикладного анализа поведения. Журнал прикладного анализа поведения. 1968; 1: 91–97. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Baum W.M. Понимание бихевиоризма: поведение, культура и эволюция (2-е изд.) Малден, Массачусетс: Блэквелл; 2005. [Google Scholar]
  • Кьеза М.Последствия детерминизма: личная ответственность и ценность науки. В: Латтал К.А., Чейз П.Н., ред. Теория поведения и философия. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Kluwer Academic / Plenum; 2003. С. 243–258. (Ред.) [Google Scholar]
  • Докинз Р. Заблуждение о Боге. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Хоутон Миффлин; 2006. [Google Scholar]
  • Элькоро М. Включение физиологических данных в науку о поведении: критический анализ. Бразильский журнал поведенческой и когнитивной терапии. 2008. 10: 253–261.[Google Scholar]
  • Галуска К.М. Продвижение бихевиоризма в иудео-христианской культуре. В: Латтал К.А., Чейз П.Н., ред. Теория поведения и философия. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Kluwer Academic / Plenum; 2003. С. 259–274. (Редакторы) [Google Scholar]
  • Гленн С.С., Мэдден Г.Дж. Единицы взаимодействия, эволюции и репликации: органические и поведенческие параллели. Поведенческий аналитик. 1995; 18: 237–251. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Gould S.J. Камни веков: Scinece и религия в полноте жизни.Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Баллентин; 1999. [Google Scholar]
  • Харрис С. Конец веры: религия, террор и будущее разума. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон; 2005. [Google Scholar]
  • Харрис С. Моральный ландшафт: как наука может определять человеческие ценности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса; 2010. [Google Scholar]
  • Хитченс К. Бог не велик: как религия все отравляет. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Двенадцать книг, Книжная группа Hachette; 2007. [Google Scholar]
  • Ивата Б.А., Дорси М.Ф., Слифер К.Дж., Бауман К.Э., Ричман Г.С. К функциональному анализу членовредительства. Журнал прикладного анализа поведения. 1994; 27: 197–209. (Перепечатано из «Анализ и вмешательство в нарушения развития», 2, 3–20, 1982) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Майр Э. Причина и следствие в биологии. Наука. 1961; 134: 1501–1506. [PubMed] [Google Scholar]
  • Риз Х.В. Какое отношение имеет физиология к анализу поведения? Поведенческий аналитик. 1996; 19: 61–70. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Фонд Ричарда Докинза.Кто сказал, что науке нечего сказать о религии? 2011. [DVD] Получено с http://richarddawkins.net/videos/623139-who-says-science-has-nothing-to-say-about-morality.
  • Руис М.Р., Рош Б. Ценности и научная культура анализа поведения. Поведенческий аналитик. 2007; 30: 1–16. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Саган К. Разнообразие научного опыта: личный взгляд на поиски Бога. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пингвин; 2006. [Google Scholar]
  • Schaal D.В. Объяснительный редукционизм в анализе поведения. В: Латтал К.А., Чейз П.Н., ред. Теория поведения и философия. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Kluwer Academic / Plenum; 2003. С. 83–102. (Редакторы) [Google Scholar]
  • Schlinger H.D. Почему психология не сдержала своих обещаний. Журнал разума и поведения. 2004. 25 (2): 123–144. [Google Scholar]
  • Schlinger H.D. Сознание — это не что иное, как слово. Скептик. 2008; 13: 58–63. [Google Scholar]
  • Schlinger H.D., Poling A. Введение в научную психологию.Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пленум; 1998. [Google Scholar]
  • Скиннер Б.Ф. Оперативный анализ психологических терминов. Психологический обзор. 1945; 52: 268–277. [Google Scholar]
  • Скиннер Б.Ф. Наука и поведение человека. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макмиллан; 1953. [Google Scholar]
  • Скиннер Б.Ф. За пределами свободы и достоинства. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Кнопф; 1971. [Google Scholar]
  • Скиннер Б.Ф. Уолден два. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макмиллан; 1976. [Google Scholar]
  • Скиннер Б.Ф. Размышления о бихевиоризме и обществе.Нью-Йорк, Нью-Йорк: Прентис-Холл; 1978. [Google Scholar]
  • Скиннер Б.Ф. Выбор по следствиям. Наука. 1981; 213: 501–504. [PubMed] [Google Scholar]
  • Скиннер Б.Ф. Что для меня значит религия. Бесплатный запрос. 1987; 7: 12–13. [Google Scholar]
  • Штейн Л., Сюэ Б.Г., Беллуцци Д.Д. Усиление разрыва гиппокампа in vitro: поиск атомов поведения Скиннера. Журнал экспериментального анализа поведения. 1994. 61: 155–168. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Value, Scientific | Энциклопедия.com

Немногие термины так же подвержены путанице, как значение слова . Используемое как существительное, оно обозначает объективные вещи, состояния, процессы или качества, которые одобрены, желательны или признаны достойными по крайней мере одним оценщиком (например, «Сначала деньги были единственной ценностью Скруджа»). Однако, используемый как переходный глагол, он обозначает субъективное состояние оценки, одобрения или желания чего-либо (например, «Я ценю вашу улыбку»). Это может относиться к тому, что положительно оценивается отдельным субъектом, но также и к тому, что считают достойным группы, которые могут разделять цели, предпочтения и нормы (например,g., «Ценности среднего класса постоянно меняются»). Поскольку разные люди или группы могут одобрять разные вещи, ценности между оценщиками могут противоречить друг другу, и могут разгореться споры о том, действительно ли ценность кого-то еще является ценностью. Кроме того, поскольку многие разные, а иногда и несовместимые типы вещей могут быть сочтены достойными даже внутри одной группы или одним и тем же человеком, могут возникнуть внутренние конфликты. Богатство, практические навыки, социальная благодать, нравственная добродетель, художественная красота, интеллектуальная проницательность, духовная реализация — все это может быть признано достойным в принципе, но, возможно, не одинаково достойным во всех обстоятельствах.Когда ценности противоречат друг другу, разве некоторые из них в конце концов не являются ценностями? Ответ на эту запись будет плюралистическим, признавая множество различных видов ценностей полностью подлинными, прочно обоснованными человеческими целями и задачами и, следовательно, неизбежно взаимосвязанными, хотя часто и находящимися в противоречии.

Цели науки, человеческая деятельность, включающая экономические последствия, технические навыки, социальные нравы, этические проблемы, эстетические суждения, интеллектуальную жажду, метафизические предпочтения и религиозные последствия, сплетаются в клубок подкреплений и конфликтов по крайней мере в трех различных областях. : потребности научной практики, цели научного теоретизирования и нормы культуры в целом.


Ценности и научная практика

Иногда игнорируются ценности, которые изначально побуждают людей заниматься научной практикой. Сегодня занятия наукой — это способ заработать на жизнь. Так было не всегда. До профессионализации современной науки научная работа требовала частных средств или богатых спонсоров. Частные экономические ценности, хотя и реальны, вряд ли могут быть основными. Чистое удовольствие от приобретения и использования навыков для управления естественным порядком, несомненно, было бы более фундаментальным в историческом и психологическом плане.Еще глубже было бы живое любопытство по поводу того, как все работает, что заставляет некоторых людей исследовать и возиться. А за предприятием в целом вырисовываются человеческие потребности, которые можно было бы удовлетворить, если бы можно было найти ответы и контролировать события. Социальные цели, такие как слава и престиж или надежда первыми решить проблему или разработать технику, также входят в богатую смесь мотивирующих ценностей.

Методы несут в себе собственный набор ценностей. Метод — это обобщенный способ что-то делать.Это норма для приближения. Навык — это дисциплинированная способность выполнять технику, требующую внимательности и мышечного контроля, скоординированных для работы в определенных обстоятельствах. Как минимум, научная практика по своей сути требует технических значений точности и прецизионности, а также приближения, насколько это возможно, к норме, представленной методикой. Они требуют, чтобы практикующий приобрел и поддерживал личные навыки, способные обеспечить регулярные, повторяемые результаты.Таким образом, воспроизводимость возникает из практики как основная научная ценность. А с репликацией приходит счет. Количественная оценка, насколько позволяют обстоятельства, — это ценность, уходящая корнями в практику даже одного научного исследователя.

Социальный характер современной научной практики подчеркивает и усиливает важность таких ценностей, как точность, воспроизводимость и количественная оценка. Другие, которые приобрели необходимые навыки, должны иметь возможность достичь аналогичных результатов.У них должны быть похожие числа. Кроме того, практика научных публикаций усиливает врожденную потребность в таких ценностях, как точное экспериментирование и ведение записей, точная отчетность, подотчетность коллегам, готовность подчиняться стандартам сообщества и (по крайней мере в принципе) даже готовность приветствовать возможность фальсификации в общих интересах научной надежности.

Там, где речь идет о правде, сотрудничестве и ответственности перед обществом, технические ценности, заложенные в научной практике, неумолимо ведут к этическим.Но не все этические ценности, относящиеся к научной практике, являются внутренними по отношению только к требованиям техники. Научные ценности не вызывают сострадания. Независимо усвоенные учеными моральные стандарты необходимы, чтобы запретить некоторые виды практики — например, когда люди могут быть подвергнуты пыткам или вивисекции — несмотря на возможность сделать интересные открытия. Такие внешние ограничения предполагают еще более широкие нормативные концепции. Что значит быть человеком? Какие виды практики совместимы с моральным статусом человека? Разные эпохи и культуры дают разные ответы, которые в конечном итоге могут корениться в религиозных убеждениях или метафизических убеждениях.Наука анатомия одно время зависела от систематического ограбления могил, поскольку вскрытие было запрещено по теологическим причинам. Практика вивисекции на собаках и кошках была поддержана последователями Рене Декарта (1596–1650), которые считали, что животные, лишенные речи и рациональности, не имеют души и, следовательно, неспособны чувствовать боль.

Ценности и научные теории

Ценности, побуждающие к построению научных теорий, безусловно, включают в себя то же любопытство, которое отмечается в связи с научной практикой, но теперь вопрос заключается не просто в том, как все работает, а в том, почему.Что происходит за кулисами? Что заставляет вещи происходить так, как они происходят? Часть того, что здесь ценится, — это улучшенная способность контролировать результаты за счет выявления скрытых процессов. Но многие испытывают сильную жажду понимания просто ради самого себя.

Если понимание предлагает как внутреннюю, так и инструментальную ценность, существуют и другие важные ценности, необходимые для достижения этой цели. Это интеллектуальные ценности, которые делают возможной понятную теорию, начиная с логической последовательности (поскольку непоследовательность отменяет смысл и делает невозможным любое описание вещей), включая систематическую последовательность (поскольку элементы описания должны быть связаны друг с другом, если они должны говорить о едином история), и — в случае всех эмпирических наук — опираясь на доказательную адекватность и полноту (поскольку, если теория должна быть о чем-то, она должна учитывать как можно больше данных об этом чем-то).Между этими ценностями есть потенциальные конфликты, поскольку согласованность легче достичь, если доказательства могут быть ограничены, чтобы исключить неудобные факты; напротив, адекватность может быть более свободной, если она игнорирует нормы последовательности и согласованности. Тем не менее, теоретизирование должно работать в рамках этих противоречий.

Работая в рамках таких человеческих ограничений, дополнительные ценности часто важны для построения и последующего принятия теорий. В своих конструктивных поисках теоретиков могут вдохновлять эстетические ценности, например, простота и симметрия.Это также может повлиять на принятие обществом, поскольку элегантная теория вызывает больше восхищения и может быть легче для понимания, чем ветхая конструкция. Однако, поскольку существует множество различных способов подхода к простоте и другим эстетическим ценностям, а также множественные интерпретации согласованности и, возможно, противоречащие друг другу оценки релевантности, ясно, что человеческие суждения о лучшем или худшем по-прежнему являются необходимыми и широко распространенными в теоретических исследованиях. науки.

В основе всех таких суждений лежат фундаментальные этические и религиозные ценности.Моральная честность требуется для признания имеющихся доказательств, возможно, несмотря на личные предпочтения, и следования логике аргументации, к которой они приводят. Кроме того, принятие ценности знания как фундаментального блага, приверженность нормам честности и благоговение перед поиском истины, даже в ограниченных областях, может привести к неограниченному или окончательному выражению ценностей (или проистекать из них). интенсивный и всеобъемлющий, чтобы быть функционально религиозным.


Ценности и научная культура

Культуры, сформированные научными практиками и теориями, приносят огромные экономические ценности, поскольку технологии, разработанные на основе беспрецедентного понимания того, как работают вещи, предоставляют беспрецедентные средства контроля и эксплуатации богатств Земли.К сожалению, столь же серьезное отрицательное отношение к экономике и окружающей среде также преследует научные культуры, чье понимание физики и химии превосходит понимание в экологии, социологии и гуманитарных науках.

В интеллектуальном плане научные теории предлагают научным культурам беспрецедентно адекватные и последовательные объяснения того, как обстоят дела и как они работают. В частности, великое повествование, сотканное из научной космологии, физики, астрономии, геологии, эволюционной биологии, палеонтологии и археологии, обеспечивает новую основу для интерпретации Вселенной.Поскольку мощный голод по таким рамкам уже давно подпитывается старыми, ненаучными нарративами, неизбежен конфликт с всеобъемлющими донаучными альтернативами, в которые уже давно вложены максимально интенсивные ценности. Например, попытки опровергнуть или опровергнуть эволюционную теорию могут рассматриваться как контратаки против научного мышления со стороны разочарованных представителей научной культуры, чьи основные религиозные ценности находятся под угрозой.

Основные научные ценности, напротив, заключаются в верности общедоступному методу — как в экспериментальной практике, так и в теоретизировании, — в котором все доказательства соблюдаются в принципе, а выводы соразмерны фактам и нормам логики.Такие ценности отстаивают рациональную культуру, в которой все споры разрешаются путем диалога. Однако, как отмечалось выше, неподтвержденные научные ценности делают упор на количественные соображения, а не на качественные, и в них особенно не хватает сострадания. В столь необходимом диалоге между наукой и ее культурой ученые — не единственные, кто заслуживает внимания.

См. Также Value, Value Theory


Библиография

barbour, ian g. мифы, модели и парадигмы: сравнительное исследование в науке и религии.Нью-Йорк: Харпер, 1974.

броновски, Якоб. наука и человеческие ценности, изм. версия. Нью-Йорк: Харпер, 1965.

Бертт, Эдвин Артур. метафизические основы современной физической науки, ред. издание, Garden City, n.y .: doubleday, 1954.

eisley, loren. Век Дарвина: эволюция и люди, открывшие ее. город-сад, н.у .: doubleday, 1958.

ферре, фредерик. знание и ценность: к конструктивной постмодернистской эпистемологии. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка, 1998.

каплан, авраам. проведение исследования: методология поведенческой науки. Сан-Франциско: Чандлер, 1964.

kuhn, thomas s. Структура научных революций, 2-е изд. Чикаго: University of Chicago Press, 1970.

medawar, peter. пределы науки. New York: Oxford University Press, 1988.

monod, jacques. случайность и необходимость: очерк натурфилософии современной биологии, пер. Austryn Wainhouse. нью-йорк: винтаж, 1972 г.

шеффлер, израиль.наука и субъективность. Индианаполис, штат Индиана: Боббс-Меррилл, 1967.

Тулмин, Стивен. предвидение и понимание: исследование целей науки. Блумингтон: издательство Индианского университета, 1961.

whitehead, alfred north. наука и современный мир. Нью-Йорк: свободная пресса, 1925.

Фредерик Ферре

13.7: Космос и культура: NPR

Согласно устоявшемуся образу мыслей о науке и ее месте в нашей жизни, наука свободна от ценностей .Наука ориентируется на факты. Его интересует, как устроен мир, помимо по сути субъективных вопросов интерпретации. Наука может познавать факты без необходимости придерживаться ценностей. Науке не нужно заниматься утомительными и неразрешимыми дебатами по вопросам ценностей.

Но так ли это?

Меня не интересует, являются ли некоторые ученые предвзятыми или нечестными, или иногда на направление исследований чрезмерно влияют агентства или отрасли, финансирующие исследования.Это важные вопросы, но они считают само собой разумеющимся, что наука свободна от ценностей в своей работе, по крайней мере, когда она не подвержена развращающим влияниям извне.

Нет, у меня такой вопрос: правда ли, что наука может быть свободным от ценностей взаимодействием с фактами, такими, как они есть сами по себе?

Вот причина для скептицизма: как философ Хилари Патнэм на протяжении многих лет утверждала, наука опирается на эпистемических ценностей. Хороший ученый, как и хороший детектив, использует свои суждения.Не все возможности заслуживают рассмотрения не потому, что они невозможны или потому, что имеющиеся свидетельства исключают их, а потому, что, учитывая то, что мы знаем о том, как устроен мир в целом, они кажутся неуместными и надуманными. — это не разумный , чтобы беспокоиться о надуманных возможностях.

Ученые стремятся предсказывать и объяснять; они строят теории, которые систематизируют огромное количество информации, и они пытаются сделать это простыми, связными и правдоподобными способами .Как вы решаете, когда приземлились на правде? Правда не похожа на золото со своими неизменными чертами. Вы признаете истинность того, в чем было бы неразумно сомневаться в свете весомости доказательств.

Разумность, объяснительная адекватность, предсказательная сила, простота, согласованность — это ценности одно и то же. И они предмет науки. Разногласия между учеными могут сводиться к ценностям. Все может сводиться к тому, удовлетворены ли они тем, что рассказали правильно.

И тем более, когда в игру вступает скептицизм по отношению к науке извне. Когда ученые пытаются взаимодействовать с отрицателями изменения климата или защитниками так называемого «разумного замысла», на карту поставлены не факты, а ценности. Скептики просто отвергают эпистемологические ценности науки. Их позиции необоснованны и необоснованны. Но — это не . Это вопрос ценности!

Что такое мораль? Я думаю, было бы ошибкой заключить, что признание того, что Патнэм называет связью фактов и ценностей, должно заставить нас рассматривать науку не лучше, чем неограниченное морализирование, простое утверждение того, что «мы» думаем.В результате нам нужно повысить оценку природы конфликтов в сфере ценностей.

Тот факт, что у нас нет способов разрешить эти конфликты раз и навсегда, не означает, что нельзя добиться прогресса в их совместном рассмотрении.

Вы можете быть в курсе того, что думает Альва Ноэ, на Facebook и в Twitter: @alvanoe

Ценности и объективность в науке: нагруженность ценностями, плюрализм и эпистемологические установки

  • Adam, M.(2008). Поощрение бескорыстия использования предвзятости? Интересы и моральные обязательства в коммерциализированных исследованиях. В М. Кэрриер, Д. Ховард и Дж. Курани (ред.), Вызов общества и давление практики. Возвращение к науке и ценностям (стр. 235–254). Питтсбург: Университет Питтсбурга Press.

    Google ученый

  • Бэкон, Ф. (1620). Новый органон (Дж. Спеддинг, Р. Л. Эллис и Д.Д. Хит, пер.). Завод VIII . Бостон: Taggard and Thompson, 1863.

  • Biddle, J. (2007). Уроки разгрома Виокса: чему приватизация науки может научить нас в области социальной эпистемологии. Социальная эпистемология, 21 , 21–39.

    Артикул Google ученый

  • Браун, Дж. Р. (2001). Кто правит в науке? . Кембриджская Масса: Издательство Гарвардского университета.

    Google ученый

  • Кэрриер, М. (1981). Goethes Farbenlehre — ihre Physik und Philosophie. Zeitschrift für allgemeine Wissenschaftstheorie, 12 , 210–225.

    Артикул Google ученый

  • Кэрриер, М. (2006). Wissenschaftstheorie: Zur Einführung , Hamburg, Junius, rev. изд. 2011.

  • Перевозчик, М.(2008a). Цель и структура методологической теории. В L. Soler, H. Sankey, & P. ​​Hoyningen-Huene (Eds.), Переосмысление научных изменений и сравнение теорий: стабильность, разрывы, несоизмеримость? (стр. 273–290). Дордрехт: Спрингер.

    Глава Google ученый

  • Кэрриер, М. (2008b). Наука в тисках экономики: об эпистемическом влиянии коммерциализации исследований. В М. Кэрриере, Д.Ховард и Дж. Курани (ред.), Вызов общества и давление практики: новый взгляд на науку и ценности (стр. 217–234). Питтсбург: Университет Питтсбурга Press.

    Google ученый

  • Перевозчик, М. (2010). Исследования под давлением: методологические особенности коммерциализированной науки. В Х. Раддере (ред.), Коммодификация академических исследований: наука и современный университет (стр. 158–186).Питтсбург: издательство Питтсбургского университета.

    Google ученый

  • Перевозчик, М. (2011). Недоопределенность как эпистемологическая пробирка: объяснение скрытых ценностей научного сообщества. Synthese, 180 , 189–204.

    Артикул Google ученый

  • Кэрриер, М., и Финзер, П. (2010). Теория и терапия: О концептуальной структуре моделей в медицинских исследованиях.В A. Nordmann & M. Carrier (Eds.), Science in context of application. Методологические изменения, концептуальная трансформация, культурная переориентация (стр. 85–99). Дордрехт: Спрингер.

    Google ученый

  • Коллинз, Х. М., и Эванс, Р. (2002). Третья волна научных исследований: исследования в области знаний и опыта. Общественные науки, 32 , 235–296.

    Артикул Google ученый

  • Дуглас, Х.(2000). Индуктивный риск и ценности. Философия науки, 67 , 559–579.

    Артикул Google ученый

  • Флек, Л. (1936). Das Problem einer Theorie des Erkennens. В L. Schäfer & T. Schnelle (Eds.), Ludwik Fleck. Erfahrung und Tatsache. Gesammelte Aufsätze (стр. 84–127). Франкфурт: Зуркамп, 1983.

  • Хагнер, М. (1999) Kluge Köpfe und geniale Gehirne.Zur Anthropologie des Wissenschaftlers im 19. Jahrhundert ’. In idem (Ed.), Ansichten der Wissenschaftsgeschichte (стр. 227–268) Франкфурт: Fischer, 2001.

  • Hume, D. (1739/1740). Трактат о природе человека. Oxford: Clarendon, 1888.

  • Kitcher, P. (1993). Развитие науки. Наука без легенд, объективность без иллюзий . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Косо, П.(1992). Чтение книги природы. Введение в философию науки . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Забронировать Google ученый

  • Крымский, С. (2003). Наука в общественных интересах. Соблазн коррумпированных биомедицинских исследований . Лэнхэм: Роуман и Литтлфилд.

    Google ученый

  • Кун Т. С. (1977).Объективность, оценочное суждение и выбор теории. In Idem, Существенное напряжение. Избранные исследования в научной традиции и изменениях (стр. 320–339). Чикаго: Издательство Чикагского университета.

  • Лакатос И. (1970). Фальсификация и методология научно-исследовательских программ. В G. Worrall & G. Currie (Eds.), Методология программ научных исследований (стр. 8–101) . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1978.

  • Лаудан, Л.(1984). Наука и ценности. Цели науки и их роль в научных дебатах . Беркли: Калифорнийский университет Press.

    Google ученый

  • Леви И. (1960). Должен ли ученый выносить оценочные суждения? Журнал философии, LVII , 345–357.

    Артикул Google ученый

  • Лонгино, Х. Э.(1990). Наука как социальное знание: ценности и объективность в научных исследованиях . Принстон: Издательство Принстонского университета.

    Google ученый

  • Лонгино, Х. Э. (1993). Существенные противоречия — вторая фаза: феминистские, философские и социальные исследования науки. В Л. М. Энтони и К. Витте (ред.), «Собственный разум». Феминистские эссе о разуме и объективности (стр. 257–272). Боулдер: Westview Press.

    Google ученый

  • Лонгино, Х.Э. (1995). Пол, политика и теоретические достоинства. Synthese, 104 , 383–397.

    Артикул Google ученый

  • Лонгино, Х. Э. (2002). Судьба знаний . Принстон: Издательство Принстонского университета.

    Google ученый

  • Лонгино, Х. Э. (2008). Ценности, эвристика и политика знания.В M. Carrier, D. Howard, & J. Kourany (Eds.), Пересмотр социальных проблем и давления практики, науки и ценностей (стр. 68–86). Питтсбург: Университет Питтсбурга Press.

    Google ученый

  • Макмаллин, Э. (1983) Ценности в науке. В P. Asquith & T. Nickles (Eds.), PSA 1982 II. Материалы двухгодичного собрания ассоциации философии науки 1982 г.: симпозиумы (стр.3–28), Ист-Лансинг, штат Мичиган: Ассоциация философии науки.

  • Макмаллин, Э. (2001). Влияние Principia Ньютона на философию науки. Философия науки, 68 , 279–310.

    Артикул Google ученый

  • Мертон, Р. К. (1942). Нормативная структура науки. In idem, Социология науки. Теоретические и эмпирические исследования (стр.267–278). Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1973.

  • Нортон, Дж. (2008). Должны ли доказательства опровергать теорию? В M. Carrier, D. Howard, & J. Kourany (Eds.), Вызов общества и давление практики: пересмотр науки и ценностей (стр. 17–44). Питтсбург: Университет Питтсбурга Press.

    Google ученый

  • Окрухлик К. (1994). Гендер и биологические науки. В компании M Curd & J.А. Обложка (ред.), Философия науки. Центральные выпуски (стр. 192–208). Нью-Йорк: Нортон, 1998.

  • Поппер, К. Р. (1957) Наука: предположения и опровержения. In idem, Домыслы и опровержения. Рост научных знаний (стр. 43–78). Лондон: Рутледж, 1963, 2002.

  • Поппер, К. Р. (1962). Die Logik der Sozialwissenschaften. В T. W. Adorno и соавт. (Ред.), Der Positivismusstreit in der deutschen Soziologie (стр.103–123). Нойвид: Luchterhand, 1971.

  • Куайн, В. В. О., и Уллиан, Дж. С. (1978). Сеть веры . Нью-Йорк: Рэндом Хаус.

    Google ученый

  • Резник, Д. Б. (1998). Этика науки. Введение . Лондон: Рутледж.

    Google ученый

  • Руднер Р. (1953). Ученый как ученый выносит оценочные суждения. Философия науки, 20 , 1–6.

    Артикул Google ученый

  • Руфи, С. (2006). Эмпиризм на всем протяжении: защита ценностно-нейтральной науки в ответ на контекстуальный эмпиризм Хелен Лонгино. Перспективы науки, 14 , 189–214.

    Артикул Google ученый

  • Швебер, С.С. (1993). Физика, сообщество и кризис физической теории. Physics Today, 11/1993, 34–40.

    Google ученый

  • Соломон, М. (2001). Социальный эмпиризм . Cambridge Mass: MIT Press.

    Google ученый

  • Стокс Д. Э. (1997). Квадрант Пастера. Фундаментальная наука и технологические инновации . Вашингтон, округ Колумбия: издательство Brookings Institution Press.

    Google ученый

  • Вебер М. (1904). Die ‚Objektivität ‘sozialwissenschaftlicher und sozialpolitischer Erkenntnis’. In idem, Gesammelte Aufsätze zur Wissenschaftslehre (стр. 146–214). Tübingen: Mohr, 1968.

  • Wilholt, T. (2006). Правила дизайна: промышленные исследования и эпистемологические достоинства. Философия науки, 73 , 66–89.

    Артикул Google ученый

  • Wilholt, T.(2009). Пристрастия и ценности в научных исследованиях. Исследования по истории и философии науки, 40 , 92–101.

    Артикул Google ученый

  • Зиман Дж. (2002). Постоянная потребность в бескорыстных исследованиях. Наука и инженерная этика, 8 , 397–399.

    Артикул Google ученый

  • Зиман Дж.(2003). Неинструментальные роли науки. Наука и инженерная этика, 9 , 17–27.

    Артикул Google ученый

  • Три ценности науки

    Однажды на Гавайях меня повели посмотреть буддийский храм. В храме один человек сказал: «Я скажу вам то, что вы никогда не забудете». А затем он сказал: «Каждому человеку дан ключ к Небесам. Этот же ключ открывает врата ада.»

    Так и с наукой.

    — Ричард Фейнман

    РИЧАРД ФЕЙНМАН, американский физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии, знаменитый мыслитель и создатель атомной бомбы, давно известен как один из величайших сторонников науки. Но именно он произнес эти откровенные слова в 1963 году на лекции в Вашингтонском университете.

    годами ранее, наблюдая, как его мощные, расщепляющие атомы творения сеют неописуемый хаос и уносят тысячи жизней в Хиросиме и Нагасаки, приветливый и жизнерадостный Фейнман стал меланхоличным, борясь с болезненной ядерной реальностью, в которой он сыграл важную роль. установление — а также неуверенность в форме будущих событий.

    «Я не знал, как будет выглядеть будущее, и я определенно не был уверен, что мы продержимся до сих пор, — вспоминал он в 1987 году. наука?»

    Фейнман боролся с экзистенциальным кризисом, который мог по-настоящему пережить только участник Манхэттенского проекта.

    «Другими словами, какова ценность науки, которой я посвятил себя — того, что я любил, — когда я увидел, какие ужасные вещи она может творить? Это был вопрос, на который я должен был ответить.«

    В 1955 году Фейнман сделал это в чрезвычайном обращении к Национальной академии наук. На основе своего самоанализа, рожденного из удушающей пыли грибовидного облака, физик изложил три простых, но жизненно важных ценности, предлагаемых наукой.

    «ПЕРВЫЙ ПУТЬ, в котором наука представляет ценность, знаком каждому», — сказал Фейнман. «Дело в том, что научное знание позволяет нам делать все и создавать самые разные вещи».

    Это не могло быть ни более очевидным, ни более правдивым.Хотя когда-то человек был прочно закреплен на земле, он сначала осознал, что, вытесняя достаточно большую площадь поверхности воды, даже огромные объекты могут плавать. Итак, мы отправились в море. Затем мы обнаружили, что нагревание воздуха внутри большого брезента делает устройство менее плотным, чем даже воздух, которым мы дышим. И мы поднялись в небо. Спустя годы мы запустили ракеты с достаточной силой, чтобы преодолеть узы гравитации и, таким образом, вырваться из нашей атмосферы. Итак, мы вошли в космос. Наука все это приводило в действие.

    Но в этой квинтэссенции способности придумывать и создавать потрясающие идеи и изобретения приходит способность использовать такие конструкции во зло, предостерег Фейнман.

    «Научное знание — это сила, позволяющая делать добро или зло, но оно не содержит инструкций о том, как его использовать», — добавил он.

    Затем Фейнман поделился вторым значением.

    «ДРУГАЯ ЦЕННОСТЬ науки — это развлечение, называемое интеллектуальным удовольствием, которое некоторые люди получают от чтения, изучения и размышлений о ней, а другие — от работы над ней».

    Хотя Фейнман признавал, что простое удовольствие не обязательно ценно для общества, он утверждал, что острые ощущения, доставляемые наукой, имеют иную, более вдохновляющую природу.

    «Чем больше знаний, тем глубже и глубже открывается чудесная тайна, соблазняющая человека проникнуть еще глубже. Никогда не заботясь о том, что ответ может оказаться разочаровывающим, мы с удовольствием и уверенностью переворачиваем каждый новый камень, чтобы найти невообразимые странности, ведущие к еще более удивительным вопросам. и загадки — конечно грандиозное приключение! »

    Когда ребенок пробует вкус такого приключения, тогда рождается ученый. Может, они, как Джек Андрака, разработают простой тест на рак поджелудочной железы? Или, может быть, они, как Тейлор Уилсон, попытаются изобрести источник энергии будущего? Такова неистовая энергия, которую накапливает наука.

    «СЕЙЧАС я хотел бы обратиться к третьему значению, которое имеет наука», — продолжил Фейнман. «Ученый имеет большой опыт работы с невежеством, сомнениями и неуверенностью, и я думаю, что этот опыт имеет очень большое значение».

    Смиренно и с надеждой говоря, Фейнман поделился своими знаниями.

    «Итак, мы, ученые … считаем само собой разумеющимся, что быть неуверенным — вполне логично, что можно жить и не знать. Но я не знаю, все ли понимают, что это правда.Наша свобода сомневаться родилась в результате борьбы с авторитетом на заре науки. Это была очень глубокая и сильная борьба: позволить нам сомневаться — сомневаться — не быть уверенными. Я думаю, что важно, чтобы мы не забыли эту борьбу и, возможно, потеряли то, что мы приобрели. В этом ответственность перед обществом ».

    Фейнман настаивал, объясняя, как много людей на протяжении веков заявляли, что предлагают простые и всеобъемлющие «ответы». Когда на самом деле ключ к поиску подлинных ответов на трудные вопросы жизни — это сначала осознать, что вы не знаете их всех.

    «Если мы хотим решить проблему, которую никогда раньше не решали, мы должны оставить дверь в неизвестность приоткрытой», — сказал Фейнман. Это приводит к тому, что он назвал «открытым каналом».

    «Наша обязанность как ученых .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.