Нарочитая взрослость это: Недопустимое название — Викисловарь

Психолог, работающий с блогерами, — о поведении детей в соцсетях

— Негативно реагируют. Интернет-травля по своим последствиям мало чем отличается от травли в реальном мире, в той же школе, к примеру. Это в любом случае психотравмирующая ситуация, и она усугубляется тем, что в школьном буллинге есть большая вероятность хотя бы вычленить группу агрессоров, на которых можно воздействовать. Здесь это сделать сложнее.

В целом подростки оказываются неготовыми к троллингу хотя бы потому, что социальные сети представляются им чем-то таким обоюдоанонимным: ребенку кажется, что достать его через компьютер крайне сложно. И поэтому, когда его достают, степень воздействия на психику более губительна из-за того, что он не ожидает этого. В школе, даже в самой хорошей, я все равно понимаю, что есть вероятность с кем-то не подружиться, кого-то невзлюбить, и я понимаю, что этот человек рядом. Поэтому мое поведение, пусть и не в яркой форме, оно предполагает какие-то решения: прийти пораньше, уйти попозже, подсесть к миролюбивому Васе или ближе к учителю. В интернете этого не делают: кажется, я сижу дома один с компьютером — сейчас я его закрою, и все прекратится, проблемы нет. Но этого не происходит.

— Да, такие случаи были. Работая с рядом подростков-блогеров, я вижу обратную сторону этой популярности. Это очень тяжелый труд, во-первых, и серьезные психические нагрузки, во-вторых. Потому что огромный пласт твоей жизни навынос — он открыт, и ты все время должен что-то выкидывать, развлекать свою аудиторию. И, естественно, на фоне растущей популярности растет и негатив, растет целая волна ненависти, злобы и прочего. Готовых решений, которые бы помогали справляться с этой стороной, до сих пор нет. Это все равно что научить человека водить гоночный автомобиль, показав ему, как переключать скорости и где находится педаль газа, но забыв рассказать при этом, как эту машину останавливать и зачем нужно пристегиваться. И я не буду сейчас даже спекулировать, придумывать какие-то схемы — это все в процессе разработки, но пока на уровне концептов.

Конечно, параллельно приходится налаживать безопасное взаимодействие с аудиторией, потому что, если мы говорим о популярных блогерах, уйти «со сцены» невозможно — и это не вопрос зависимости, это уже часто становится профессиональной деятельностью. И поэтому приходится часто балансировать между созданием какого-то частного, безопасного, интимного пространства для детей, в котором они просто могут отдышаться, побыть сами собой, а с другой стороны, делать так, чтобы они не боялись двигаться дальше. Их все равно туда тянет, но вот это острое тревожное состояние у многих — это не всегда клиническая депрессия, но тревожные состояния налицо: они боятся всего, это может проявляться в виде панических атак, фобий, стойкого ощущения опасности, того, что кто-то сейчас обязательно тебя выследит, нарушит личное пространство — это все присутствует. И это уже работа со специалистом. Самому подростку с этим уже не справиться.

ЗОЛОТАЯ МАСКА — ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

13 декабря 2020

Вариации любви

Степан Каменев | Интернет-издание Maskbook

В Тверском театре юного зрителя 11 декабря прошёл спектакль «Вариации тайны» Московского театра юного зрителя режиссёра Камы Гинкаса. Показ состоялся благодаря организаторам Национальной театральной Премии «Золотая Маска». Для тверских ценителей театрального искусства, особенно тех, у кого нет возможности посещать столичные театры, это стало глотком свежего воздуха. Рейтинг произведения «16+» намекал на взрослость тем.

Постановка «Вариации тайны», премьера которой состоялась в 2018 году, основана на пьесе «Загадочные вариации» французского и бельгийского писателя, драматурга и философа Эрика-Эмманюэля Шмитта. Произведение было создано в 1996 году как бенефис Алена Делона. С той поры притчевый сюжет про то, что есть любовь и как можно любить, не сходит с подмостков театров по всему миру. В частности, в Москве только три театра брались за эту вещь.

Режиссёр-постановщик Кама Гинкас нашёл свою вариацию. Его спектакль создан на контрастах и полутонах. Маэстро прошёл по тонкой грани, не свалившись в пошлость или сентиментальность. В его интерпретации той самой «неуловимой мелодии» драматургического первоисточника нашлось место и теме любви, и теме творчества, и теме одиночества.

Вот, кажется, история стартует немудрёно: к скрывшемуся от всего света на острове, популярному писателю Абелю Знорко, которого играет заслуженный артист России Игорь Гордин, приходит журналист провинциальной газеты Эрик Ларсен (народный артист России Валерий Баринов). Запланированное интервью перерастает в словесную дуэль, а затем абсолютно всё встаёт с ног на голову – оказывается, что между незнакомцами крайне много общего.

Валерий Баринов выбирает вначале типично комедийную интонацию. Вот гость в коттедже литератора, будто у себя дома, стаскивает резиновые сапоги и вальяжно разгуливает в шерстяных гольфах, вот он предъявляет Знорко одну маленькую вырезку статьи в качестве «мнения всех критиков», плюс к этому манера переминаться с ноги на ногу подчёркивает неуверенность героя. А реплики Ларсена исполнитель подаёт так, словно он студент-двоечник, который на экзамене решил взять нахрапом – говорит их нарочито неуверенно, нетерпеливо и взгляд его светится лукавством – пан или пропал?.. И портфель с бумагами он держит на коленях, словно щит… Всем видом визитёр показывает, что пришёл явно не за материалом в ежедневное издание. И это намекает зрителю, что у Эрика своя тайна.

Игорь Гордин темпераментно играет настоящего нелюдима, нарцисса и сноба. На фоне мягкости подачи материала Валерия Баринова, Игорь Геннадьевич говорит рублеными короткими фразами, окрашенными низким, чуть хриплым тембром голоса, нервно ходит туда-сюда и выпивает что-то крепкое из графина, чтобы перебороть отвращение от общения с «заурядностью». Один из очень удачно подобранных и характеризующих Абеля Знорко жестов – это потирание или закрывание ладонью глаз. Литератор-интроверт словно отгораживается от всего мира. Прописанные Шмиттом фразы про литературу («я писатель, а не копировальная машина»), человеческую натуру («я не имею желания погрязнуть в пошлости») и отношения («я всегда пытался избежать этого чувства [любви], оно, кстати, отвечало мне тем же») звучат с должной холодностью и бесстрастностью, чтобы создать у аудитории иллюзию, будто он точно бронёй защищён от любых потрясений.

Но никакие длинные монологи о любви, которые звучат так, будто герой препарирует лягушку и машет у вас перед носом скальпелем – вот-вот порежет, не помогают скрыть тайну великого Абеля Знорко.

И вот под звуки композиции «Загадочные вариации», одной из 14 вариаций композитора Эдуарда Элгара, относительно несерьёзное начало постановки сменяется трагическим продолжением. «У обманщиков, по-моему, есть одна забавная черта: они невольно говорят правду». Оказывается, что мужчины любили одну и ту же женщину, что тайное всегда становится явным и что даже самым большим умам не чужды человеческие страсти.

В декорациях, которые выглядят так, словно это игрушечный домик, собранный из деталей конструктора, за авторством художника Сергея Бархина, кипят страсти. Некоторая схематичность жилища Знорко не даёт отвлечься на детали интерьера и позволяет насладиться игрой двух ведущих артистов МТЮЗа. А на сценической площадке тем временем Эрик Ларсен сбрасывает маску простака и раскрывает глаза Абелю Знорко, который ведёт себя, как «прыщавый юнец».

Валерий Баринов во второй, условно «серьёзной», половине спектакля делает акцент на ключевых фразах. Его голос звучит спокойно, размеренно. Жесты Эрика Ларсена лишились суетливости и неуверенности. Он точно понял, с какого конца приступить к важному разговору. Нащупал брешь в обороне противника.

Игорь Гордин ослабляет «железную хватку». И вот Абель Знорко чаще опускает глаза в пол, не остроумничает в ответах на вопросы, а голос со стальными нотами звучит уже и вовсе просто уставшим. Отдельные вспышки эмоций артист «окрашивает» безысходностью. Его приказ «прочь» не столь настойчив. Поверженному «людоеду» хочется излить душу, он цепляется за возможность пообщаться. Всё-таки человек – животное социальное…

Маэстро Кама Гинкас несколько искусственную и претенциозную пьесу «Загадочные вариации» Эмманюэля Шмитта, созданную, на мой взгляд, как этюд на тему, наполнил энергией сыгранного актёрского дуэта. Без особенных сокращений текста два часа действа идут в стремительном темпоритме. Публика в зале Тверского ТЮЗа то замирала, то похохатывала, то всхлипывала…

«Вариации тайны» лишь задают вопросы. Главный – какая же жизнь стоит того, чтобы её прожить? С обыкновенными житейскими радостями или бегством от любви и страданиями, со стремлением понять другого человека или сочинением трактатов о чистом разуме, с обитанием в социуме или отшельничеством?.. Ответ каждый даёт для себя сам. Но, в конце концов, это всё вариации тайны, вариации любви, вариации потраченной энергии, которая направлена внутрь или вовне.

оригинальный адрес статьи

Гонка за старостью: Россия — Европа: olga_srb — LiveJournal

На портретах отечественных звезд далекого прошлого многие мужчины выглядят значительно старше своего паспортного возраста. В этом мы могли убедиться, внимательно вглядываясь в их лица. Единодушным решением стало признание того, что мужчин старит ненужная растительность (бороды, усы и прочие варианты лицевого оволосения). Кроме того, все согласились, что во времена культа опыта, в отличие от нынешнего времени с его культом молодости, выглядеть старше было не только не стыдно, но и в определенной степени выгодно. В ходе обсуждения возник закономерный вопрос: не является ли такая почти нарочитая взрослость сугубо отечественным явлением? Мечтали ли 40-летние европейские мужчины выглядеть так, будто им довелось овладеть 50-летним опытом? Посмотрим.

Открывает галерею 30-летний Чарльз Диккенс. Он уже написал «Посмертные записки Пиквикского клуба» — мой любимый роман о житейских наблюдениях нескольких экстравагантных англичан, истории Оливера Твиста и Николаса Никльби.

      

Художнику Винтерхальтеру на автопортрете 35 лет. Стоящему рядом брату Герману – 32 года.

      

Джордж Гордон Байрон, в простонародье лорд Байрон, никогда не был старше, чем на этом потрете. Ему 36 лет – весь срок жизни прожит.
Кстати, его дочь считается первым программистом.

      

43-летний Наполеон I Бонапарт, на мой взгляд, выглядит свежо для своего возраста. В год написания портрета началось крушение его империи. Противоречивый образ, нашедший свое отражение в разных видах искусства, или мужчина, соответствующий возрасту, месту и времени?

      

Ньютону, о котором ранее был опубликован пост, уже 47 лет. Это возраст, когда кто-то остается молодым, а кто-то уже не понаслышке знает, что такое старость. Ньютон, на мой взгляд, весьма бодр.

      

Его ровесник – Наполеон III (племянник Наполеона I) . Как и Ньютону, ему 47 лет. В год написания портрета на его жизнь было совершено два покушения.

      

Один из самых популярных композиторов — 50-летний мужчина, не нуждающийся в представлении.

      

Короля Бельгии Леопольда I, в отличие от Бетховена, узнают не все. На этом портрете ему тоже 50 лет. «Всё могут короли, всё могут короли» — это явно не про Леопольда. Его возможности были ограничены бельгийской конституцией, но вот и в 50 лет оставаться моложавым ему не могла помешать даже конституция.

      

Вальтер Скотт всего на 1 года старше Бетховена и Леопольда. Ему – 51 год. К этому времени он написал большую часть своих романов, но еще не один из них не был издан под именем автора.

      

Категория 60+ сегодня представлена тремя портретами.
Йозефу Гайдну – 60 лет. Не знаю, что скрывается под париком (вероятно, ничего), но гладко выбритый композитор выглядит вполне спортивно.

      

Немного старше Гайдна папа Римский Пий VII. Ему – 63 года. В год написания портрета напряжение в отношениях между ним и Наполеоном I достигло максимума.

      

Джузеппе Верди – 73 года. Оставшиеся годы жизни он проведет за неспешным редактированием своих старых произведений. Однако он еще напишет и «Отелло» и «Фальстафа».

      

На мой сугубо субъективный взгляд, эти мужчины выглядят не такими пожилыми, как их отечественные ровесники. Возможно, усы, бороды и прочие излишества (прежде всего, угрюмые морщины) действительно являются определяющими. Если этих мужчин одеть в соответствии с сегодняшней модой, они вполне уместно будут смотреться на наших улицах.

Как уберечь ребенка от суицида: статья психолога Марины Мелии

Что делать?

Однако окружить вниманием не значит перестать воспитывать. Это наша родительская обязанность, и здесь без запретов и ограничений не обойтись. Требовать от детей можно и нужно в любом возрасте. Очерчивая границы, мы учим их ориентироваться в жизни, правильно себя вести в тех или иных ситуациях. Более того, дети нуждаются в запретах. Парадоксально, но иногда они ведут себя вызывающе как раз для того, чтобы нащупать «предел допустимого». Их эпатажные поступки – бессознательный призыв к взрослым: поругайте, скажите, что дальше некуда! Но запреты запретам рознь, важно запрещать и разрешать осознанно. Здесь, как в медицине, главный принцип – «не навреди».

Жестких ограничений и «железных» правил не должно быть много — всего два-три. Например, «всегда возвращаться домой не позже 11 вечера» и «строго никаких наркотиков и алкоголя». Ребенок должен понимать, что «закон есть закон», его надо выполнять неукоснительно, иначе последует наказание.

А в рамках обозначенных границ надо давать детям свободу. Совершенно не важно, почистил подросток сегодня зубы или нет, в какой цвет покрасил волосы и что на себя надел. Если это не опасно для жизни, значит, допустимо. Подростки провоцируют нас на то, чтобы мы к ним цеплялись по пустякам. Не надо поддаваться и дергать их по любому поводу, не надо рыться в их вещах, вламываться в комнату в любое время дня и ночи, критиковать их друзей или предпочтения в музыке!

У каждого человека есть три потребности: любить, быть любимым и ощущать себя частью чего-то большего, чем ты. У подростка эти потребности особенно ярко выражены. Он как никогда нуждается в нашей любви, хотя говорит противоположное: «Вы меня не любите, я вас ненавижу…» Обвиняя нас в нелюбви, на самом деле он хочет убедиться в том, что его любят независимо от результатов учебы, вызывающего поведения и внешнего вида. Мы можем не соглашаться с ребенком, осуждать, наказывать его, но он должен знать, что дорог нам просто потому, что он наш ребенок и что первые, к кому он может обратиться в кризисный момент, – это мы, его семья. Мы всегда рядом.

«Мы попробуем поиграть в моду»

Тим
Ильясов

«Мы попробуем поиграть в моду»

Тим Ильясов — исследователь моды, преподаватель Высшей школы экономики, главный редактор Fashionograph, автор множества образовательных курсов по истории и теории моды — в летнем «Марабу» расскажет детям о том, как создается современная мода и какие смыслы она в себе несет.

Тим, а как вы стали заниматься именно модой?

По первому образованию я кинодраматург, окончил ВГИК. На втором курсе у нас был предмет, который назывался история материальной культуры. И я открыл для себя вгиковскую лабораторию ИЗО ― по сути, это отдельная библиотека, гигантское количество фолиантов по истории искусства, живописи, архитектуры и, конечно же, множество всевозможных старых изданий, журналов о моде с литографиями, скажем, XIX века.

Я начал во всем этом копаться, позже стал работать в проектах, так или иначе связанных с модой и искусством, типа Недели моды, кинофестивалей. Писал для маленьких журналов, для интернет-порталов, сделал свой собственный проект, меня стали приглашать в серьезные журналы. Последние восемь лет работаю в индустрии моды; где-то пять лет читаю лекции и веду всякие образовательные проекты.

Существует точка зрения, что погоня за модой, за материальной культурой — это суета, что-то неправильное…

Вещи, во-первых, куда более разговорчивы, чем нам кажется, а во-вторых, они куда более живучи, чем идеи и слова. Часто именно простые предметы быта, иногда даже возведенные в ранг искусства, становятся тем визуальным маркером, который определяет стиль, образ и мышление эпохи. Вещь, как лакмусовая бумажка, определяет состояние общества, политики, экономики, идей. И в этом смысле такое cнобское, снисходительное отношение к материальной культуре мне кажется абсолютно неоправданным.

Более того, в любом большом государственном музее мы видим не только предметы fine arts — предметы изобразительного искусства, живопись и скульптуру, но и галерею драгоценных чаш, кубков, предметов ювелирного искусства, костюмы — от коронационных облачений монархов до каких-то деталей народного костюма.

Мода как часть материальной культуры — это не мещанство и не бытовуха, а такая же составляющая мира искусства и культуры, как живопись, музыка, архитектура и литература.

Вы работаете со студентами, с подростками. На что сегодняшняя молодежь обращает внимание в моде?

Я делал проект с подростками примерно 11–16 лет — мы пытались создать коллекцию одежды, рассуждали о том, как выглядит индустрия моды, кто такие дизайнеры, что такое moodboard. Конечно, это была скорее игровая познавательная история, чем практическая, но тем не менее было довольно весело.

Сегодняшние пятнадцатилетние — это люди поколения «хайп». Для них очень важно получить фидбек — ответную реакцию на свой образ, на то, что они делают. Если еще десять лет назад подросток хотел обозначить свой потенциальный статус (он популярный, он классный, из хорошей семьи, что у него есть деньги), то сейчас это не совсем так: сегодня актуально собрать как можно больше лайков, стать центром внимания хотя бы на короткий период. Очереди за лимитированными коллекциями одежды, за кроссовками из лимитированных коллекций — это как раз про это. И streetwear — когда, с одной стороны, отвергается гламурность, элегантность, вся эта чопорная взрослость, а в качестве альтернативы предлагается образ нарочито некрасивый, но в то же время приковывающий к себе внимание, — тоже про это. Такой бунт ради бунта.

Скажите, а какими знаниями должен обладать человек, занимающийся историей моды профессионально?

Это целый мир — в первую очередь, глубокие гуманитарные знания. Причем в области истории вообще и истории искусств в частности. Надо понимать, почему Первая мировая война разделила не только мир на «до» и «после», но и мир моды на принципиально разные эпохи. Как на модном рынке появился Dior ― почему new look и диоровский стиль вдруг стали столь популярными после войны. Для человека, который занимается историей моды, необходимо и знание истории политики, экономики, а уже на третьем месте — специальные знания по истории моды, текстиля, прически, косметики. Это полноценный отдельный раздел истории человечества.

Расскажите, пожалуйста, про вашу программу в «Марабу»?

Современные подростки любят моду, но не очень понимают, что она из себя представляет. Многие молодые люди жаждут работать в модной индустрии, но совершенно не знают, как и куда им поступить. Вначале у нас будет история моды, очень кратко ― «курс молодого бойца» о том, что такое мода, как она появилась и как развивалась. Параллельно будем всячески веселиться: вдохновившись теми или иными модными образами, попробуем их воссоздать в микромакетах.

Вторая часть курса — большая деловая игра. Где мы, собственно говоря, попытаемся воссоздать систему моды со всеми ее институтами. Скажем, вот есть дизайнер, который хочет создать коллекцию. Есть задумка, есть люди, которые ее реализуют; есть пиарщики, маркетологи, которые занимаются продвижением. У нас будет показ, презентация, магазин, продажи.

Мы сыграем в моду, но не ту, что можно увидеть в «Инстаграме», когда красивые девочки и мальчики рассказывают, что вот они купили стильную шмотку. Мы поиграем в моду в том виде, в котором она работает: почему вот это продается, а это — нет? Как создать коллекцию и как ее продать? Как, наоборот, может быть, закупить, если ты байер? Кто такой байер? Какими качествами он должен обладать?

В общем, за четыре дня попробуем понять, что же такое мода, индустрия моды и какое место современный подросток — если он захочет стать профессионалом именно в этой области — сможет в ней занять.

Универсальная яркость – Коммерсантъ Екатеринбург

Коллекции Miu Miu в Москве с этой весны представлены очень полно, у марки теперь не только двухэтажный большой магазин в Столешниковом переулке, но и магазин в «Крокус Сити Молле», специализирующийся скорее на аксессуарах. А поскольку все, что делает Миучча Прада, в высшей степени интересно и играет значительную роль в современной моде, возникновение в нашем городе по-европейски полного выбора одежды этого дизайнера не может не радовать.

Миучча Прада, говоря о коллекции Miu Miu сезона «весна-лето 2012», утверждала, что занималась разработкой этой коллекции всего 15 дней, прошедших после показа Prada — первой и главной марки этого дизайнера. Разумеется, это кокетство. Новая коллекция Miu Miu, впрочем, как и все, что создает умнейшая Миучча Прада, многозначна, сложна и полна смыслов. Miu Miu — детское домашнее имя Миуччи Прады, так что и линия была первоначально задумана как молодежная. Нынешняя коллекция по всем формальным признакам тоже выглядит как очень девичья — и при этом по настроению очень взрослая, точнее же — универсальная. Вещи из этой коллекции действительно могут создать гардероб юной девушки, но их вполне могут носить и женщины постарше.

Силуэты чистые и очень внятные. Главными в новой коллекции стали юбки колоколом, с явно завышенной линией талии. Они отлично сочетаются и с романтическими блузками, и с приоткрывающими полоску кожи топами-бандо, и с трапециевидными пальто, и с завязывающимися на ленту накидками — то есть со всеми важными для новой коллекции Miu Miu предметами. В коллекции есть и платья-трапеции, приталенные платья, широкие шорты и умеренно широкие шелковые брюки. Материалы очень разнообразны: плотный шелк сумрачных переливающихся оттенков, всевозможное плотное кружево, ткани с наивными и почти пижамными принтами в пастельных тонах, яркие и нарочито грубые пестрые принты, стилизованные под пэтчворк в деревенском стиле. И все эти связанные с очень разными стилями материалы в коллекции свободно и уверенно сочетаются друг с другом — а возникающий иногда диссонанс и придает коллекции Miu Miu взрослость.

Для этого сложного ощущения оказалось важным сочетание декора и силуэтов. То есть общей идеей коллекции стало соединение эстетики и отделки бель эпок со сверхсовременными силуэтами. Жесткие и лаконичные по очертаниям вещи отделаны романтическими сборками и мелкими буфами под линией груди — очень часто эти буфы и формируют силуэт. Всевозможные пелерины и косынки, перекрещенные на груди, тоже выглядят очень взросло: они укутывают, то есть визуально защищают свою хозяйку. А юность беспечна…

Особого внимания заслуживают аксессуары Miu Miu — хотя бы потому, что они, как всегда, броские, очень декоративные и узнаваемые. Уже лет десять, как они обязательно становятся знаковыми для каждого сезона. На этот раз в коллекции внимания заслуживают ярчайшие туфли и босоножки на сверхсовременных скульптурных каблуках, но при этом с нарочито старомодным очень закрытым подъемом — в стиле обуви довоенного времени, а также пухлые сумки и сумочки на двух коротких ручках.

Главные новости от «Ъ-Урал » на

Русская революция застала их на взлете и унесла в безвыходное пике — Российская газета

Истребители. Четыре вылета в сутки

Истребительные авиачасти в России появились еще к середине 1916 года. Но то были карликовые авиаотряды, имевшие обычно по 3-4 машины, в том числе и неисправные. Только в августе на Волыни начала воевать Боевая авиагруппа из трех отрядов.

Разношерстным был и самолетный парк. Немалую его часть составляли машины, переделанные из невооруженных самолетов-разведчиков.

А вот весной 1917-го штат отряда увеличили с 6 до 10 машин.

Истребительных соединений — боевых авиагрупп — стало уже четыре.

Отряды и группы были оснащены истребителями специальной постройки — французскими бипланами «Ньюпор», а с июля стали поступать тоже французские, менее маневренные, но более скоростные «Спады» — одни из лучших тогда в мире истребителей.

И борьба в воздухе стала постоянной и заметной чертой войны на русско-австро-германском фронте.

Истребители патрулировали над передовой, отгоняя вражеских воздушных разведчиков и артиллерийских корректировщиков, сопровождали своих разведчиков, схватывались с истребителями. В особо напряженные дни пилоты совершали до четырех боевых вылетов. Четырнадцать стали асами — так во Франции, России, Италии, США именовали летчиков, сбивших не менее пяти самолетов1.

Кто были эти русские асы 1917 года?


Смельчаки. Иван, Василий, Евграф

Александр Казаков (Козаков) — 19 подтвержденных воздушных побед,

Василий Янченко — 16,

Иван Смирнов, Григорий Сук — по 10,

Владимир Стрижевский (Стржижевский) — 7

Евграф Крутень, Иван Лойко — по 6,

Константин Вакуловский, Юрий Гильшер, Николай Кокорин, Александр Пишванов, Эрнст Леман, Михаил Сафонов и Павел Аргеев — по 52. (Список русских асов и количество их побед историки продолжают уточнять.)

Казалось бы, совсем мало асов, не очень впечатляющее количество побед — особенно в сравнении с противниками и союзниками. В Англии с ее доминионами (Канадой, Австралией, Новой Зеландией и Южно-Африканским Союзом) по пять и больше побед в ту войну засчитали более чем 536 авиаторам, в Германии — 360-370, во Франции — более чем 150, в США — не менее чем 108, в Италии — 43, в Австро-Венгрии — 303. Но… У западных пилотов, воевавших дольше русских, было в разы больше шансов найти в воздухе цель!

Даже на направлениях главных ударов русских в кампании 1917 года — в южной части Галиции — на один километр фронта приходилось лишь 2 русских и 0,8 германских и австро-венгерских самолета4. А вот в полосе наступления англичан в Пикардии в апреле 1917го — 9 английских и 4,5 германских; в полосе наступления французов на реке Эн и в Шампани в том же месяце — 25 французских и 16 германских5

В общем, сбить хотя бы 5 самолетов русским летчикам было — при прочих равных условиях — гораздо сложнее, чем западным. А были они по нынешним меркам мальчишками!


Мечтатели. Дворяне, мещане, крестьяне

Девяти русским асам — 21-23 года. Прочим — от 25 до 30.

И это вполне закономерно.

Ас — нестандартный летчик, а летчик — нестандартный человек. Сил для совершения нестандартных поступков больше у молодых. И физических, и моральных. Ведь в полете жизнью тогда рисковали ежесекундно. Парашютов еще не было…

Жизненный путь этих 14 наглядно демонстрирует, как далеко зашел в России к 1917 году процесс стирания сословных перегородок. Серебряные или золотые офицерские погоны с эмблемой военных летчиков носили:

— потомственный дворянин Казаков и его одногодок Кокорин, выходец из крестьян, окончивший лишь церковно-приходскую школу;

— потомственные дворяне Стрижевский и Вакуловский, выходцы из интеллигентных семей Гильшер и Сук и крестьянин Смирнов;

— сыновья офицеров Аргеев и Крутень, мещанские дети Янченко и Леман, сын казака Пишванов, выходец из купечества Сафонов, сын белорусского крестьянина Лойко.

Объединяло их то, что все пришли в авиацию добровольно.

И все, кроме Аргеева (об этом ниже), — со страстным желанием летать!

«На должность начальника школы воздушного боя очень прошу не назначать. Хочу быть только в [1-й боевой. — Авт.] группе. Очень благодарю за предложение. Ротмистр Казаков»6.

«Дело свое я люблю, в бой вступаю со светлой душой, но далеко не загадываю. Кто знает, если жив буду, вероятно, останусь на военной службе, — очень уж меня втянуло. А нелетучим я не могу быть, как ворона без хвоста» (из письма прапорщика Сука матери от 25 марта 1917 г.)7.

«Я верю, что смогу проявить себя с положительной стороны, если мне разрешат начать обучение полетам», — такие рапорты полтора года подавал моторист старший унтер-офицер Кокорин8.

Прапорщик Стрижевский, разбившись в марте 1916 года в авиакатастрофе, попросился из разведывательной авиации в еще более опасную для жизни истребительную.

Мичман Сафонов — «списанный» в адъютанты после того, как еле дотянул 25 сентября 1916 года до аэродрома с простреленной ногой, — при каждой возможности взлетал и атаковал германские гидропланы!

Корнету Гильшеру после авиакатастрофы в мае 1916-го левую ногу отняли до колена, но он добился разрешения продолжать летать! И четыре из пяти своих побед одержал, нажимая на педаль протезом.


Виртуозы. Техника «соколиного удара»

Призвания летчика не ощущал лишь самый старший из четырнадцати — 30-летний штабс-капитан Аргеев. Но после тяжелого ранения в пехоте на Французском фронте его брали только в авиацию. (Тогдашняя медицина еще не знала, какие физические и психологические нагрузки испытывает летчик…). Что ж, в авиацию так в авиацию! И все свободное время Аргеев старательно разрабатывал варианты своих действий в воздухе.

Своим коронным приемом он сделал нечто вроде «соколиного удара», что применял спустя четверть века Александр Покрышкин. Не тратить время на маневрирование в горизонтальной плоскости, а идти напролом! На большой скорости яростно обрушиваться на врага сверху и, не дав ему опомниться, бить в упор!

А вот 22-летний прапорщик Стрижевский, наоборот, долго и искусно маневрировал, чтобы занять наивыгоднейшую позицию для стрельбы. Он вообще славился отточенной техникой пилотирования.

Эта техника явно помогала и 22-летнему прапорщику Смирнову. Ведь первые две победы он одержал на моноплане «Моран-монокок» (так называли в России «Моран Солнье I») — весьма тяжелом в управлении…

23-летний прапорщик Янченко умело работал в группе, не раз подводя противника под огонь товарища.

Самый молодой из них — 21-летний прапорщик Сук — часто летал в паре со Стрижевским, но действовал скорее как Аргеев. За строками его писем встает порывистый школьник, нарочито небрежным тоном подчеркивающий свою взрослость. «Начальник меня ценит, после сегодняшнего полета предложил «звездочку» [т.е. производство в прапорщики. — Авт.], но я эту роскошь подожду еще, а сначала постараюсь батарею «Жоржиков» навесить»…

«Жоржиками» он, тогда еще 20-летний младший унтер-офицер, называл Георгиевские кресты. И радовался им, как школьник: «Сегодня получил «Жоржика» — такой красивый!»9

В июле 1917 года, ежедневно вылетая на боевые задания, школьник превратился в опытного воздушного бойца, но досталось это ему нелегко. «Очень бы хотелось домой, отдохнуть немного душой, а то сильно издергался»10.

Домой он уже никогда не приедет.

Как многие из его друзей и командиров.


Командиры. Воздушный таран Казакова

26-летний капитан Крутень — небольшого росточка офицерик в вечно задвинутой на затылок фуражке — 6 июня 1917 года, израсходовав горючее, все равно атаковал и сбил австро-венгерский разведчик «Бранденбург»! Спланировал на него сверху с неработающим мотором…

Но это был человек не только энергии и воли, но и непрерывно работающей мысли.

Он неустанно обобщал опыт боев. Разрабатывал тактику истребительной авиации. Писал брошюры, преображаясь из спокойного и сдержанного офицера в страстного борца за «русскую полезность». Правильность основных идей командира 2-й боевой авиагруппы подтвердил опыт Второй мировой.

Тактические наставления разрабатывал и командир 1-й боевой 28-летний ротмистр Казаков, скромность которого заставляла забывать, что это он 18 марта 1915 года повторил подвиг штабс-капитана Петра Нестерова — таранив на невооруженном «Моране-Ж» германский «Альбатрос». Что это он ухитрился сбить нескольких «немцев» из пулемета, закрепленного на фюзеляже «Ньюпора IX» под углом вверх — чтобы стрелять поверх диска вращения винта.

Если вражеский самолет обстреливали вместе с ним другие пилоты, Казаков не раз отдавал победу этим другим…

Готовил воздушные победы на земле и командир 7-го истребительного авиаотряда 22-летний корнет Гильшер, сконструировавший тренажер для обучения стрельбе в воздухе.

Командиры и их ученики умели выводить истребители из самых крутых пике. Но четверо из 14 асов не дожили до катастрофического пике Империи.

Прапорщик Кокорин погиб 28 мая 1917 года в неравном бою над Подгайцами (между Тарнополем и Станиславом — что ныне Тернополь и Ивано-Франковск).

Капитан Крутень — скорее всего, раненный в воздушном бою — разбился 16 июня 1917 года при посадке.

Корнет Гильшер погиб 20 июля 1917 года в неравном бою над Тарнополем.

Прапорщик Сук разбился 15 ноября 1917 года при посадке. Прошло уже три недели после Октябрьского переворота в Петрограде, но до Румынского фронта его волна еще не докатилась…


Лишние. Последний полет

Прапорщику Леману хватило первых же плодов Октября. Потрясенный хамством «товарищей солдат», он в декабре 1917 года застрелился.

Прапорщик Пишванов явно считал так же, как начальник авиации действующей армии полковник Вячеслав Ткачев: нельзя «принять участие в том государственном разрушении, которое несут с собою захватчики власти» — большевики11.

И уже в декабре 1917-го вступил в Добровольческую армию.

Туда же ушли прапорщик Янченко, поручик Лойко и старший лейтенант Сафонов.

Мобилизованный красными прапорщик Стрижевский в ноябре 1918го тоже перелетел к белым.

О судьбе штабс-капитана Вакуловского ничего не известно.

Штабс-капитан Аргеев вернулся во Францию, где жил до войны, и продолжил воевать с немцами.

Это попытался сделать и прапорщик Смирнов. После нелегкой одиссеи Каменец-Подольский — Владивосток — Сингапур — Суэц его зачислили-таки в английские ВВС, но тут Первая мировая закончилась…

Подполковник Казаков начал было служить в красной авиации. Но к лету 1918 года уехал в Архангельск, где высадились английские войска, — чтобы союзники отправили его бить немцев. Англичане, однако, определили его в Славяно-Британский авиакорпус, воевавший в Архангельской губернии с красными. А накануне вывода своих войск предложили вступить в английские ВВС.

Но 1 августа 1919 года над аэродромом Березник «Сопвич-Снайп» Казакова резко пошел вверх, завис и рухнул на землю.

Большинство свидетелей считали, что это самоубийство. Столь грубую ошибку пилотирования ас мог совершить только сознательно…


Эпилог. Воздушные извозчики

Лишь один из четырнадцати русских асов года оказался после Гражданской войны на родной земле: Иван Лойко вернулся в 1923 году в СССР из Югославии (где обосновался после разгрома белых). Но долго работать в летной школе бывшему врангелевскому полковнику не дали. В 1929 году Лойко был осужден по 58-й статье, после освобождения в 1934-м осел в Заполярье, а дальше его следы теряются…

Михаил Сафонов нанялся в авиацию маньчжурского диктатора Чжан Цзолина и в 1924 году погиб на гражданской войне в Китае.

Трое стали «воздушными извозчиками»: Павел Аргеев — во французской авиакомпании, Владимир Стрижевский — в югославской, Иван Смирнов — в голландской. Первый разбился уже в 1922 году, второй — в 1940-м, а Смирнов, много лет совершавший рейсы в Индонезию, сбитый в 1942-м японцами у берегов Австралии, дожил до 1956 года.

Александр Пишванов работал в США инженером на фирмах, основанных русскими эмигрантами. Пережив всех русских асов 1917-го, он скончался в 1966 году.


1. Андреев А., Кондратьев В. «Бухгалтерия» воздушного боя // Авиамастер. 1999. N 5. С. 7.
2. Митюрин Д., Медведько Ю. Летающие тузы. Российские асы Первой мировой войны. СПб., 2006. С. 89.
3. Подсчитано по: Спик М. Истребители. Асы ХХ века. М., 2001. С. 79-94.
4. Подсчитано по: Куликов В.М. Российская армейская авиация в I мировой войне. Кампания 1917 года // Авиация и Время. 1998. N 4. С. 34.
5. Подсчитано по: Зайончковский А.М. Мировая война 1914 — 1918 гг. Т. 2. Кампания 1916 — 1918 гг. М., 1938. С. 117-118; Строков А.А. Вооруженные силы и военное искусство в первой мировой войне. М., 1974. С. 475.
6. Цит. по: Куликов В. Гордость русской авиации // Мир Авиации. 1993. N 3. С. 4.
7. Цит. по: Дымич В., Куликов В. Григорий Сук // История Авиации. 2000. N 2. С. 5.
8. Цит. по: Митюрин Д., Медведько Ю. Указ. соч. С. 121.
9. Цит. по: Дымич В., Куликов В. Указ. соч. С. 4.
10. Цит. по: Там же. С. 6.
11. Цит. по: Хайрулин М.А., Кондратьев В.И. Военлеты погибшей Империи. Авиация в Гражданской войне. М., 2008. С. 12.

Мнение | Случай отсроченного взросления

ОДНОЙ из наиболее заметных демографических тенденций последних двух десятилетий была задержка вступления молодых людей во взрослую жизнь. Согласно крупномасштабному национальному исследованию, проведенному с конца 1970-х годов, каждому последующему поколению требуется больше времени, чтобы закончить школу, обрести финансовую независимость, жениться и завести детей. Сегодняшние 25-летние люди, по сравнению с поколением их родителей того же возраста, в два раза чаще остаются студентами, только вдвое реже выходят замуж и на 50 процентов чаще получают финансовую помощь от своих родителей.

Люди склонны реагировать на эту тенденцию одним из двух способов: либо осуждать сегодняшнюю молодежь за безделье, либо признавать отложенное взросление как рациональную, хотя и достойную сожаления реакцию на различные социальные изменения, такие как плохие перспективы трудоустройства. В любом случае откладывание устоявшихся, ответственных моделей взрослой жизни считается плохим делом.

Это слишком пессимистично. Продолжительный отрочество в подходящих обстоятельствах на самом деле хорошо, поскольку способствует поиску новизны и приобретению новых навыков.

Исследования показывают, что подростковый возраст — это период повышенной «пластичности», в течение которого мозг находится под сильным влиянием опыта. В результате подростковый возраст — это время возможностей и уязвимости, время, когда многое узнается, особенно о социальном мире, но когда подверженность стрессовым событиям может быть особенно разрушительным. По мере того, как мы покидаем подростковый возраст, серия нейрохимических изменений делает мозг все менее пластичным и менее чувствительным к воздействиям окружающей среды. Когда мы достигнем совершеннолетия, существующие мозговые цепи можно будет изменить, но нельзя полностью изменить.

Можно предположить, что это чисто биологическое явление. Но неизвестно, является ли время перехода от подросткового возраста к взрослой жизни генетически заранее запрограммированным с рождения или установленным опытом (или некоторой их комбинацией). Многие исследования обнаруживают заметное снижение стремления к новизне по мере того, как мы достигаем 20-летнего возраста, что может быть причиной этого нейрохимического сдвига, а не просто следствием. Если это правда — снижение стремления к новизне способствует укреплению мозга, — это поднимает интригующие вопросы о том, можно ли еще немного сохранить открытым окно пластичности мозга подростка путем преднамеренного воздействия стимулирующих переживаний, которые сигнализируют мозгу о том, что он не совсем готов к неподвижности взрослой жизни.

Evolution, без сомнения, установила биологический верхний предел того, как долго мозг может сохранять пластичность подросткового возраста. Но люди, которые могут продлить пластичность мозга подростка даже на короткое время, обладают интеллектуальными преимуществами по сравнению со своими более устойчивыми собратьями. Исследования показали, что люди с более высоким IQ, например, наслаждаются более длительным периодом времени, в течение которого продолжают расти новые синапсы, а их интеллектуальное развитие остается особенно чувствительным к опыту. Когда мозг пластичен, важно сталкиваться с новинками и проблемами не только потому, что так мы приобретаем и укрепляем навыки, но и потому, что именно так мозг увеличивает свою способность извлекать выгоду из будущего обогащающего опыта.

Имея это в виду, длительный переход во взрослую жизнь, который характерен для столь многих людей в начале 20-х годов, сегодня начинает выглядеть менее прискорбным. В самом деле, те, кто может продлить подростковый возраст, имеют преимущество, если их окружение постоянно стимулирует их и создает все более серьезные проблемы.

Что я имею в виду под стимуляцией и проблемами? Самый очевидный пример — высшее образование, которое, как было показано, стимулирует развитие мозга так, как простое старение — нет.Посещение колледжа приносит как нервные, так и экономические дивиденды.

Естественно, люди могут поступить в колледж, не подвергая себя испытаниям, или, наоборот, окружить себя новым и интеллектуально сложным опытом на рабочем месте. Но в целом это труднее выполнить на работе, чем в школе, особенно на должностях начального уровня, кривая обучения которых обычно выходит на плато на раннем этапе.

Увы, но с браком то же самое.Для многих после того, как первоначальная новизна исчезла, брак способствует более рутинному и предсказуемому образу жизни, чем одиночество. Мужья и жены сообщают о резком падении удовлетворенности браком в течение первых нескольких лет после свадьбы, отчасти потому, что жизнь становится однообразной. Более длительный период свиданий со всей непредсказуемостью и переменами, которые происходят с набором новых партнеров, может быть лучше для вашего мозга, чем брак.

Если пластичность мозга поддерживается за счет продолжения новой, требовательной и стимулирующей познавательной деятельности деятельности, и если выполнение повторяющихся и менее захватывающих ролей работника и супруга помогает закрыть окно пластичности, отсрочка взрослой жизни — это не только О.К .; это может быть благом.

Опыт и старение: поддержание навыков на протяжении всей жизни | Европейский обзор старения и физической активности

В стареющем обществе вопросы, касающиеся сохранения навыков и способностей, приобретают все большую актуальность и важность. Исследователи сообщают о многочисленных возрастных снижениях многих аспектов когнитивного и физического функционирования [6], что, по понятным причинам, может вызвать некоторую тревогу среди когорты бэби-бумеров, готовящихся вступить в старшие годы.Например, снижение IQ составляет немногим более одного стандартного отклонения, или 16 пунктов, в возрасте от 25 до 65 лет [25]. Время реакции выбора замедляется на 60% с 20 до 60 лет [38]. В целом, исследование показывает, что нормальное старение в значительной степени сказывается на скорости и эффективности когнитивных, перцептивных и психомоторных функций (Krampe and Charness [28]).

Тем не менее, как отмечают Хорн и Масунага [25], этот каскад упадка, наблюдаемый в лабораторных условиях, часто расходится с тем, что мы переживаем лично, и тем, что мы видим в обществе.Во многих наших крупных учреждениях, в университетах, в правительстве и в деловом мире люди, занимающие руководящие и ответственные должности, обычно достаточно взрослые, чтобы соответствовать кривой возрастного снижения. Ученые, писатели и музыканты, все из областей, которые мы ассоциируем с высокой степенью интеллектуального функционирования, продолжают вносить свой вклад и работать на высоком уровне в течение многих лет, которые, как показывают исследования, должны быть связаны со значительным ухудшением когнитивных функций. Кроме того, растущее участие в соревнованиях по легкой атлетике в сочетании с выдающимися индивидуальными выступлениями некоторых спортсменов побуждает исследователей пересмотреть то, что возможно в спортивном мире с возрастом [44].

Учитывая несоответствие между результатами исследования и отдельными примерами, столь распространенными в обществе, Кролик [37], возможно, сформулировал вопрос наиболее подходящим образом. Принимая во внимание ухудшение памяти и перцептивно-моторных характеристик с возрастом, правильным вопросом может быть не «почему пожилые люди так плохо справляются с когнитивными задачами», а, скорее, «как, несмотря на растущую инвалидность, делать это». пожилые люди сохраняют такую ​​относительно хорошую работоспособность? »(с. 263).

В самом деле, как мы можем учитывать поддержание квалифицированных результатов и опыта во многих спортивных и других областях перед лицом общего ухудшения общих способностей? Исследования высоких достижений пожилых людей могут многое рассказать о сохранении навыков и о том, как лучше всего противостоять возрастному спаду.

Развитие опыта

Фрэнсиса Гальтона широко приписывают за начало научного исследования высоких достижений [25]. Гальтон [20] выделил три основных компонента для достижения совершенства, а именно врожденные способности, рвение и способность упорно трудиться. Первоначальное исследование утверждений Гальтона было сосредоточено на первом из этих компонентов — врожденных способностях — в основном путем попыток определить относительно фиксированное и стабильное представление об интеллектуальных способностях человека, которое обеспечивает основу для формирования сложных навыков.При анализе некоторых из наиболее успешных людей в истории человечества это понятие общих, стабильных, врожденных способностей действительно имеет интуитивную привлекательность. В нежном возрасте четырех лет Вольфганг Моцарт уже писал музыку. К шести годам он приобрел значительную известность и выступал по всей Европе с королями и королевами в качестве публики [26]. Тем не менее, комментаторы отмечают, что, хотя достижения Моцарта, несомненно, были замечательными для столь юного возраста, его ранние работы не были чем-то выдающимся по сравнению с другими взрослыми музыкантами того времени.Фактически, только когда Моцарту было чуть больше 20 лет, он создал произведения, которые считались полностью оригинальными и поистине исключительными, независимо от его возраста [26].

Более современный пример из спортивного мира — Тайгер Вудс. Вудс проявил в гольфе такую ​​же раннюю одаренность, что и Моцарт в музыке. К 5 годам Вудс дважды фигурировал в телешоу [35]. Его рекорд как юного гольфиста не имеет себе равных; за один сезон он становился победителем в каждом из 33 турниров, в которых участвовал.Вудс начал соревноваться с профессионалами в возрасте 16 лет. Однако ему было 20 лет, прежде чем он начал побеждать на профессиональном уровне, и 21 год, прежде чем он занял первое место в мире — целых 19 лет после своего первого появления на телевидении [35]. ]. Такое длительное обучение, даже среди тех, кто считается практически не имеющим равных в своей области, распространено во многих областях.

Саймон и Чейз [45] постулировали, что для достижения опыта в игре в шахматы требуется минимум 10 лет.Эрикссон, Крампе и Теш-Рёмер [19] пришли к аналогичным выводам при исследовании музыкантов, а исследования в различных видах спорта подтвердили 10-летний период времени (т. Е. [13, 23, 24]). Долгое ученичество, которое, по-видимому, требуется даже от самых «талантливых», в последнее время привело к тому, что в последнее время основное внимание уделяется двум последним помещениям Гальтона — усердию и трудолюбию. Footnote 1 .

Эрикссон и др. [19] анализ практических привычек музыкантов продемонстрировали, что суть практики, а не просто количество затраченных часов, является центральным для дальнейшего развития.Эрикссон [16] настаивал на том, что простая продолжительность не является идеальным предиктором опыта и что практика без полной концентрации может на самом деле ухудшить производительность. Следовательно, лучшим показателем опыта в любой области было количество часов «осознанной практики», которые были накоплены. Ericsson et al. [19] определили преднамеренную практику как деятельность, требующую значительных усилий, которая по своей сути не доставляет удовольствия, очень актуальна и приведет к максимальному повышению производительности. Более того, участие в такой деятельности могло происходить только в течение ограниченного времени в день из-за усталости и выгорания.

Хотя исследователи, изучающие высокие спортивные достижения в спорте, в целом согласны с объемом и типом тренировок, необходимых для получения экспертных знаний, возникли различия в конкретных особенностях. В то время как в представлении Эрикссона о преднамеренной практике для музыкантов упор делается только на практике, Helsen et al. [22] заявили, что для значимого применения теории к командным видам спорта, ее необходимо расширить с практики, включив в нее практику с другими и командную практику. Кроме того, Baker et al.[2] обнаружили, что время, необходимое для получения экспертных знаний, сильно различается. Отчасти это, как признают авторы, может зависеть от характера спорта, в частности от продолжительности времени, в течение которого в него играли, и от количества людей во всем мире, которые принимают участие в этом виде спорта. Точно так же Эрикссон [16] отметил, что очень высокие баскетболисты и специалисты по памяти достигли мирового уровня менее чем за 10 лет тренировок.

Достижение и поддержание максимальной производительности

Хотя время, необходимое для того, чтобы стать экспертом, может варьироваться в зависимости от дисциплины, возраст, в котором люди приобретают опыт, также зависит от типа деятельности.Леман [31] начал одно из первых крупных исследований возраста и достижений, подробно описав возраст максимальной продуктивности в более чем 50 дисциплинах и профессиях, включая спортивные. Шульц и Курноу [40] расширили эту работу, изучив различные виды спорта, от тех, которые требуют в первую очередь скорости и силы (например, спринт, прыжки и плавание), до тех, которые предъявляют повышенные требования к когнитивным и двигательным факторам (например, гольф, бейсбол). Авторы обнаружили, что, хотя в 20 веке во всех видах деятельности произошли резкие улучшения результатов, возраст, в котором спортсмены достигли наивысшего уровня работоспособности, оставался на удивление стабильным.Во взрывных видах спорта те, кто больше зависит от времени реакции и чистой силы (например, спринт), постоянно достигают своего пика в возрасте около 20 лет. Для таких видов спорта, как гольф и бейсбол, которые были более познавательными по своей природе и требовали большей точности и контроля, пик результативности приходился на конец 20-х или начало 30-х годов. Шульц и Курноу [40] предположили, что биологические факторы определяют как нижний, так и верхний возрастные пределы, в пределах которых может достигаться пиковая производительность. Для видов спорта, которые в большей степени полагаются на сложные двигательные навыки, период максимальной результативности обычно приходится на более поздний период жизни и состоит из более длительных временных рамок.

Это поднимает интересные вопросы о том, как долго можно поддерживать максимальную работоспособность перед лицом неизбежных биологических изменений, которые происходят с возрастом. Борц и Борц [6] постулировали снижение на 0,5% в год по сравнению с 35-летним возрастом, основываясь на своем анализе бега, гребли и плавания. Авторы сравнили эту скорость снижения со скоростью дегенерации в других системах организма — в первую очередь, VO2 max, но также и в таких разнообразных системах, как восстановление ДНК, церебральный метаболизм, количество мышечных клеток и даже скорость роста ногтей.Поскольку ухудшение каждой из этих систем составляло примерно 0,5% в год, Борц и Борц пришли к выводу, что эта скорость может представлять собой основной биомаркер процесса старения.

Другие исследования спортивных соревнований определили аналогичную скорость снижения, хотя конкретные скорости могут отличаться в зависимости от того, как измеряются данные. Старкес и др. [44] сравнивали перекрестные исследования эффективности, которые обычно включают большое количество участников в разных возрастных группах, с данными лонгитюдного анализа, когда за отдельными лицами наблюдают в течение определенного периода времени.Старкес и др. [44] обнаружили, что в целом продольные исследования спортивных результатов показывают менее драматичную и более постепенную скорость снижения с возрастом. Обзор их данных, относящихся к продолжительности бега на 1500 м и 10 км спортсменов Master track, показал ежегодное снижение в диапазоне 0,7–1% при поперечном измерении по сравнению с ежегодным снижением на 0,37–0,47% на основе продольного анализа [ 3].

Виды спорта, которые в меньшей степени зависят от физиологических компонентов и более познавательны по своей природе, более устойчивы к влиянию возраста.Baker et al. [4] исследовали результаты профессиональных игроков в гольф в возрасте от 35 до 60 лет. Скорость ухудшения результатов была существенно меньше 0,5%, предсказанных Борцем и Борцом [6]. У гольфистов в возрасте от 35 до 50 лет наблюдается снижение всего на 0,07% в год. Это снижение ускорилось до 0,25% в год в возрасте от 51 до 60 лет, хотя даже этот ускоренный темп составлял лишь половину от прогнозируемого Борцем и Борцем [6]. В последующем исследовании профессиональных игроков в гольф Baker et al.[3] исследовали компоненты результатов игры в гольф и обнаружили, что задания в гольф, в которых акцент делается на мощности и силе (т. Е. Расстояние вождения), снижались быстрее, чем задания, в которых акцент делался на мелкую моторику; тем не менее, скорость снижения все еще была значительно меньше 0,5% (т.е. 0,23% в год для дистанции проезда и 0,11% в год для установки).

Предварительные результаты недавнего исследования Шорера и Бейкера [41] показывают, что перцептивные способности бывших гандбольных вратарей мирового класса сохраняются, несмотря на преклонный возраст.Способность предугадывать действия оппонента с помощью расширенной визуальной информации, считавшаяся отличительной чертой перцептивного опыта, оказалась стабильной с течением времени. Интересен тот факт, что работоспособность сохранялась при отсутствии определенных физических упражнений; участие в игре вратарей старшего возраста ограничивалось участием тренера вратарей или менеджера команды. Авторы предположили, что такие навыки, как способность определять важные источники информации от оппонента (например,g., будучи способным предсказать направление удара посредством размещения рук и ракетки в теннисе), может быть довольно стабильным, несмотря на преклонный возраст и отсутствие постоянной практики в этой области.

Исследования в других когнитивных / моторных областях показали, что возраст лишь незначительно влияет на производительность. Салтхаус [38] обследовал 74 машинисток (в возрасте 19–72 лет) в двух отдельных исследованиях по ряду различных задач, предназначенных для измерения как конкретных навыков набора текста, так и более общих показателей перцепционно-моторной и когнитивной эффективности.Салтхаус обнаружил, что производительность машинисток практически не меняется на протяжении всей взрослой жизни; средний межклавишный интервал при наборе текста был почти одинаковым для старших и младших машинисток. И это несмотря на то, что выбор RT, скорость нажатия и скорость замены цифр-символов, которые считались важными компонентами производительности печати, с возрастом замедлялись. Солтхаус установил, что машинистки старшего возраста увеличили размах рук, и предположил, что это большее ожидание приближающихся символов является механизмом, с помощью которого машинистки старшего возраста поддерживают свой высокий уровень производительности.

Точно так же Чарнесс [8] обнаружил, что при обследовании шахматистов качество шахматных ходов пожилых людей не снижалось с возрастом, несмотря на то, что старшие эксперты участвовали в менее обширном процессе поиска. Чарнесс проанализировал протоколы обдумывания 34 участников на каждую из четырех шахматных позиций. Он предположил, что игроки старшего возраста отказываются от фазы обширной проверки после того, как они выбрали свой ход, что позволяет им завершить процесс поиска раньше.

Относительная стабильность работы экспертов очевидна и в музыке.Крампе и Эрикссон [29] оценивали молодых и старых пианистов, а также молодых и старых любителей по различным навыкам, как специфическим для фортепиано, так и более общим по своей природе. Участников также попросили вспомнить часы, посвященные осознанной практике в течение их карьеры. Результаты совпадали с результатами, полученными в шахматах и ​​на машинке, в том смысле, что возраст не оказал пагубного влияния на игру на фортепиано для экспертов. Что касается общих показателей скорости обработки, таких как выбор RT и замена цифрового символа, как у старших экспертов, так и у любителей старшего возраста наблюдалось нормальное возрастное снижение.Однако по тем задачам, которые относятся к компетенции фортепиано, старые любители и эксперты разошлись в своих результатах. Старшие любители продемонстрировали отрицательное влияние возраста на эти задачи так же, как и на меры общей обработки, в то время как эксперты не выявили снижения этих специфических для фортепиано способностей. Крампе и Эрикссон выдвинули гипотезу, что постоянное участие опытных пианистов в сознательной практике предотвратило ухудшение их навыков игры на фортепиано. В то время как специалисты старшего возраста практиковали значительно меньше, чем специалисты младшего возраста (10.8 часов осознанной практики в неделю против 26,7 часа) любители постарше инвестировали всего 1,2 часа в неделю.

Преодоление спада

Есть три основных объяснения способности экспертов поддерживать превосходную производительность, несмотря на общее снижение способностей: (а) сохраняющаяся дифференциация, (б) компенсация и (в) выборочная поддержка. Сохранившаяся дифференциация (или общий фактор) утверждает, что конечный уровень достижений любого человека определяется врожденными общими факторами и способностями.У экспертов всегда были превосходные способности; эти способности фиксированы, существовали до развития опыта в данной области и обеспечивают превосходную производительность на каждом этапе карьеры эксперта. Измерения IQ и его корреляция с академической успеваемостью, профессиональным обучением и начальной производительностью труда подтверждают общий факторный учет [39]. Тем не менее, что особенно важно для развития навыков экспертов, корреляция между IQ и производительностью работы ослабевает, чем дольше человек участвует в этой области [28].

Кроме того, понятие специфичности предметной области, когда эксперт демонстрирует превосходство в структурированных действиях, но не показывает преимущества в неструктурированных действиях в пределах предметной области, противоречит теории, согласно которой врожденные, зашитые навыки учитывают знания. Первоначально продемонстрированные в шахматах [14, 45], эти результаты были воспроизведены в таких разнообразных областях, как музыка [42], физика [9], медицина [15] и ряд видов спорта (например, [1, 12]). Хотя, безусловно, заманчиво утверждать, что опытные спортсмены наделены лучшей стереочувствительностью или более быстрым временем реакции, результаты исследований не дают убедительных доказательств того, что эксперты генетически чем-то отличаются от остальной части населения [43].

Данные печатания [38] и шахмат [8] показывают, что компенсация — это механизм, с помощью которого эксперты поддерживают превосходную производительность при снижении общих способностей. Специалисты приобретают специальные навыки компенсации, чтобы компенсировать спад в других областях. Салтхаус [38] постулировал, что машинистки старшего возраста поддерживали те же результаты, что и молодые машинистки, благодаря более обширному ожиданию, что отражалось в большем размахе глаз машинисток старшего возраста. Это компенсировало снижение скорости постукивания пальцами, времени реакции выбора и производительности при тесте на замену цифрового символа.Точно так же Чарнесс [8] предположил, что опытные шахматисты разработали более совершенный процесс выбора ходов, чтобы компенсировать общий поиск, который был менее обширным и медленным, чем у более молодых экспертов.

Счет выборочного обслуживания предполагает, что эксперты могут поддерживать высокий уровень производительности за счет постоянной практики. В отличие от приобретения новых навыков для компенсации упадка в других областях, выборочное обслуживание утверждает, что те же самые специфические навыки, приобретенные в результате осознанной практики, могут быть сохранены при условии, что практика будет продолжаться.Крампе и Эрикссон [29] обнаружили, что мерой, наиболее сильно коррелирующей с исполнением у пианистов старшего возраста, было количество времени, которое они потратили на целенаправленную практику за последние 10 лет. В то время как опытные специалисты старшего возраста демонстрировали ухудшение показателей общей скорости обработки (выбор RT, замена символов цифр), как и у опытных любителей, у старых экспертов такого снижения не наблюдалось, и они были эквивалентны молодым специалистам по навыкам игры на фортепиано (например, ускоренные задачи последовательного выполнения нескольких пальцев).

Общим для теории компенсации и выборочного технического обслуживания является то, что постоянная практика необходима для поддержания высокого уровня производительности [28]. Специфическая практика кажется важной для поддержания навыков или содействия развитию компенсаторных механизмов в качестве адаптации к возрастным спадам. Простого накопления опыта в этой области, по-видимому, недостаточно для ослабления влияния возраста [33, 34]. У более старших пианистов-любителей, которых оценивали Крампе и Эрикссон [29], был 40-летний опыт работы в музыке, но этого было недостаточно, чтобы предотвратить снижение как общих, так и специфических навыков.Эти результаты находят отражение в медицине [18] и бухгалтерском учете [5], где производительность профессионалов снижается после окончания формального обучения, несмотря на растущий многолетний опыт работы в этой области. Похоже, что пребывание на работе не гарантирует сохранения работоспособности в более старшем возрасте; поддержание навыков требует значительных усилий [28]. Тогда важны конкретные виды деятельности, в которых должны участвовать эксперты, чтобы поддерживать высокий уровень достижений.

Микроструктура практики

По сути, здесь работают два парадокса.Во-первых, опытные исполнители могут поддерживать высокий уровень производительности перед лицом общего снижения общих возможностей. Во-вторых, эксперты сохраняют эти показатели, несмотря на меньшую вовлеченность в свою область. Например, средний результат у элитных гольфистов ухудшился только на один удар за раунд (с 71,5 до 72,5) в возрасте от 35 до 49 лет, даже несмотря на то, что количество сыгранных раундов уменьшилось почти на две трети [4]. Хотя сокращение соревновательных раундов не обязательно указывает на снижение общего участия в игре, исследование практических навыков бегунов и пловцов высокого уровня показало, что они тренируются значительно меньше, чем соревнующиеся на элитном уровне [44].

Хотя постоянное участие в осознанной практике кажется основополагающим для поддержания производительности в большинстве областей, данные свидетельствуют о том, что на этапе обслуживания требуется меньше этой специализированной практики, чем на более ранних этапах приобретения навыков. Крампе и Эрикссон [29] обнаружили, что пожилые пианисты тратят значительно меньше времени на преднамеренную практику по сравнению с более молодыми экспертами (10,8 ч в неделю против 26,7 ч) с незначительной потерей производительности. Авторы отметили, что общее время, затрачиваемое на музыку, увеличилось: специалисты старшего возраста тратят в среднем 60 часов в неделю на занятия, связанные с музыкой, что немного больше, чем у молодых специалистов.Однако возросшие преподавательские и профессиональные обязанности старших экспертов оставляли меньше времени для осознанной практики.

Соображения, касающиеся здоровья, особенно время восстановления, также могут играть роль в сокращении преднамеренной практики с возрастом. Крампе и Чарнесс [28] отметили, что осознанная практика считается экспертами одним из самых сложных видов деятельности и что с возрастом эксперты должны искать компромисс между временем, проведенным на практике, и физическими ограничениями. Подобные понятия существуют и в спортивной сфере; Спортсменам старшего возраста часто дают больше времени для отдыха, чтобы облегчить восстановление [44].С этим понятием связано убеждение, что спортсмены старшего возраста более эффективны в своих тренировках. Бывшая хоккеистка и олимпийская медалистка (и доктор философии по кинезиологии) Тереза ​​Бриссон заметила: «Более опытные спортсмены, как правило, тренируются умнее и эффективнее…». Я обнаружил, что могу добиться большего за 40-минутную тренировку, чем менее опытный спортсмен может сделать за 3-часовую тренировку »(цитируется в [42], стр. 271). Старшие музыканты также сообщают, что их практика более эффективна, чем в молодости [28].

Starkes et al. [44] изучили особенности тренировочной деятельности мастеров плавания и бегунов и обнаружили, что, помимо сокращения количества часов, эти спортсмены имели тенденцию сужать свои тренировки, чтобы сосредоточиться на упражнениях на выносливость. Это сужение обычно происходило за счет всех других компонентов обучения. Возможно, такой упор на упражнения на выносливость является наиболее эффективным использованием тренировочного времени и сводит к минимуму возможность получения травм. Однако важно отметить, что бегуны указали, что тренировка на выносливость требует меньше усилий, чем другие практические упражнения, такие как скоростные и силовые упражнения или силовые тренировки [49].Исследования фигуристов показывают, что эксперты часто проводят большую часть своего тренировочного времени, репетируя те аспекты репертуара, которые уже освоены, несмотря на их понимание того, что добавление новых и сложных элементов в их программу является ключевым компонентом постоянного улучшения [13 ]. Хотя у спортсменов могут быть добрые намерения и они знают, что необходимо для улучшения, они не всегда будут заниматься осознанными и усердными тренировками по собственному желанию.

Сосредоточение внимания на менее сложных компонентах тренировки может быть методом как минимизации риска травм, так и поддержания мотивации после многих лет работы в определенной области.Однако существует вероятность того, что сокращение количества часов и сужение тренировочных мероприятий, чтобы сосредоточиться на тех, которые менее трудоемки, имеет последствия для производительности и объясняет ускоренное снижение производительности, которое мы наблюдаем в некоторых областях после определенного возраста [4, 47 ]. Эрикссон [17] отметил, что в большинстве случаев ухудшение работы экспертов, связанное с возрастом, является не результатом неизбежного ухудшения общих способностей, а скорее следствием сокращения частоты и интенсивности практических занятий.Таким образом, важные вопросы включают в себя: сколько практики требуется для поддержания производительности и как она может варьироваться в зависимости от требований деятельности? В какой степени и как долго постоянное сознательное участие в практике может отсрочить начало снижения производительности? Более того, возможно ли, что при правильной тренировке улучшения возможны намного позже, чем можно было бы предположить в возрасте максимальной производительности?

Понятие компенсации предполагает, что для поддержания производительности должно происходить приобретение новых навыков или, по крайней мере, новых подкомпонентов навыков.Это означает, что возможна значительная адаптация и даже улучшение при надлежащей тренировке после того возраста, в котором мы, возможно, ожидали, что производительность будет постоянно оставаться на плато. Старкес и др. [44] подробно описали пример DR, который достиг личного лучшего времени 4:20 на милю в возрасте 41 года. Учитывая, что пик бегунов на милю обычно приходится на 25 лет [40], результаты DR кажутся еще более впечатляющими. Примечателен тот факт, что его улучшение результатов в возрасте 40 лет соответствовало увеличению тренировок.DR проезжал 100 км в неделю, когда он установил свой личный рекорд, примерно на 25% большую тренировочную нагрузку, чем когда ему было около 20 лет. Пример

Конзельманн [10] продемонстрировал взаимосвязь между объемом тренировок и эффективностью бега на 5000 м. В то время как лучшее время в карьере (15,32 минуты) было достигнуто в возрасте 23 лет, этот конкретный спортсмен по-прежнему показал время менее 16 минут в возрасте 57 лет, и в этот момент интенсивность тренировок пришлось сократить из-за факторов травмы.Интересен тот факт, что эти почти пиковые уровни производительности были достигнуты в более позднем возрасте, несмотря на фактическое отсутствие тренировок в течение 10-летнего периода, когда спортсмену было 30 лет.

Создание Champions Tour 25 лет назад расширило возможности для соревнований в гольф. Разработанный для игроков в возрасте 50 лет и старше, теперь игроки в гольф соревнуются на очень высоком уровне вплоть до своего 60-летнего возраста. В результате появились игроки в гольф, которые традиционно считались пиковыми в возрасте от 30 до 40 лет [40], которые выиграли как в обычном PGA Tour, так и в Senior Tour в один и тот же год [36].Благодаря расширенным возможностям для соревнований и усилению стимулов к игре и тренировкам, пожилые игроки в гольф меняют представления о том, что возможно в этом виде спорта. Гэри Плейер — один из таких примеров. На протяжении всей своей карьеры Плеер считался образцом фитнеса, он продолжает участвовать в турнире Champions Tour с мужчинами на 20 лет моложе его. В сезоне 2006 года в возрасте 71 года средний результативность игрока составляла 74,9 за 33 раунда [36]. В 2007 году Игрок участвовал в своем 50-м турнире Мастера подряд.

Эд Уитлок оказывает такое же влияние в беге на длинные дистанции.69-летний Уитлок установил рекорд самого старшего человека, пробежавшего марафон менее чем за 3 часа [44]. Сейчас, когда ему за 70, у Уитлока есть только три менее трехчасовых выступления семидесятилетнего жителя [7]. Не менее примечателен тот факт, что он тренируется примерно 18 часов в неделю, что эквивалентно тренировочному объему, о котором сообщают молодые опытные бегуны [44]. Повышенное внимание к микроструктуре практики и режимам тренировок выдающихся исполнителей старшего возраста может дать представление о том, что возможно в будущем.

На основании имеющихся данных можно сделать вывод, что психомоторные и когнитивные навыки более устойчивы к процессу старения, чем способности, основанные на физиологии. В своем обзоре различий между экспертом и новичком в спорте Старкес и Дикин [43] провели различие между аппаратными и программными возможностями. Аппаратное обеспечение включает в себя основные физические способности, такие как время реакции и острота зрения, а программное обеспечение состоит из приобретенных навыков и стратегий, таких как распознавание образов и предвосхищение.Различия между экспертами и неспециалистами в спорте почти полностью объясняются программным обеспечением. Хотя это различие между аппаратным и программным обеспечением в значительной степени ограничивается исследованиями, изучающими развитие экспертных знаний, оно также может быть уместным для поддержания навыков. Возможности, которые можно было бы рассматривать как «программное обеспечение» с использованием категоризации Старкса и Дикина (например, предвкушение, как у Шорера и Бейкера [41], или вкладывание в гольф [3]), по-видимому, более устойчивы перед лицом опережающего старения, чем те, которые включали в первую очередь аппаратных компонентов (например,г., наработка 10 000 м по [44]). Возможно, навыки работы с программным обеспечением компенсируются легче, чем навыки работы с оборудованием.

Заключение: приобретение и поддержание навыков в стареющем обществе

Кларенс Бразье научился читать в 93 года [32]. Он начал скромно, с таких слов, как «кошка и крыса», но постепенно стал читать по два часа в день — от газет до книг по истории и политике. Теперь, в возрасте 100 лет, Бразье ходит в дома пожилых людей, чтобы «навестить молодых парней», говоря тем, кому за 60 и 70 лет, что «впереди у них 30 лет хорошего чтения» ([29], с.A5). Учитывая, что 40% взрослых канадцев не обладают полной функциональной грамотностью, Бразье передает важное сообщение и вдохновляющую историю. За свои усилия Бразье был награжден Национальной премией за грамотность за 2006 год [32].

Исследования по приобретению и поддержанию навыков с возрастом, вероятно, приобретут еще большее значение, учитывая демографические тенденции в нашем обществе. Ожидается, что к 2026 году число взрослых старше 65 лет увеличится вдвое [48], и при соответствующем финансовом давлении, которое это окажет как на государственные, так и на частные пенсии [21], могут потребоваться фундаментальные изменения в отношении того, как мы рассматриваем выход на пенсию. и «старость».В некотором смысле это уже началось, когда Канада отменила обязательный выход на пенсию в возрасте 65 лет. Выплаты по старости были впервые установлены, когда ожидаемая продолжительность жизни составляла 67 лет. В настоящее время ожидаемая продолжительность жизни превышает 80 лет в Канаде, а также во многих других промышленно развитых странах [27]. Огромное количество людей, выходящих на пенсию в 65 лет, может быть роскошью, которую наше общество больше не может себе позволить.

В результате повышенное внимание к поддержанию навыков у пожилых людей приобретает дополнительное значение, как и идея переподготовки в мире, где технологии могут так быстро меняться.Некоторые исследования показывают, что пожилые люди получают меньшую пользу от тренировок, чем молодые люди [30], и что скорость обучения снижается в более зрелом возрасте, особенно после 70 лет [46]. Эти исследования подтверждают представление о широко распространенном физическом и когнитивном снижении с возрастом. Способность пожилых экспертов сохранять свои навыки, несмотря на снижение общей обработки и несмотря на сокращение количества времени, затрачиваемого на практику, важна с точки зрения социальной и государственной политики. Дальнейшее изучение микроструктуры обучения и того, как пожилые специалисты продолжают преуспевать, имеет большое социальное значение, поскольку, как показал нам Кларенс Брейзер, мы, возможно, просто царапаем поверхность относительно того, что возможно в наши последующие годы.

Типы и признаки жестокого обращения

По оценкам, примерно две трети тех, кто причиняет вред уязвимым взрослым, являются членами семьи, чаще всего взрослым ребенком или супругом жертвы. Исследования показали, что в большинстве случаев обидчик финансово зависит от ресурсов уязвимого взрослого и имеет проблемы, связанные с алкоголем и наркотиками.

Будьте внимательны к различным видам жестокого обращения

Слово «жестокое обращение» охватывает множество различных способов причинения вреда уязвимым взрослым.

Физическое насилие — умышленное телесное повреждение. Некоторые примеры включают шлепки, ущемления, удушение, пинание, толкание или ненадлежащее использование наркотиков или средств физического сдерживания. Признаки физического насилия.

Сексуальное насилие — это сексуальный контакт без согласия (любой нежелательный сексуальный контакт). Примеры включают нежелательные прикосновения, изнасилование, содомию, принудительную наготу, откровенное сексуальное фотографирование. Признаки сексуального насилия.

Психическое обращение или эмоциональное насилие намеренно вызывает душевную или эмоциональную боль.Примеры включают запугивание, принуждение, высмеивание, преследование, обращение со взрослым как с ребенком, изоляцию взрослого от семьи, друзей или обычных занятий, использование тишины для контроля поведения, а также крики или ругательства, которые приводят к психическому расстройству. Признаки эмоционального насилия.

Эксплуатация имеет место, когда уязвимый взрослый или его / ее ресурсы или доход незаконно или ненадлежащим образом используются для получения прибыли или выгоды другого лица. Примеры включают незаконное снятие денег со счета другого человека, подделку чеков или кражу вещей из дома уязвимого взрослого.Признаки эксплуатации.

Пренебрежение имеет место, когда человек своим действием или бездействием лишает уязвимого взрослого ухода, необходимого для поддержания физического или психического здоровья уязвимого взрослого. Примеры включают непредоставление основных предметов, таких как еда, вода, одежда, безопасное место для жизни, лекарства или медицинское обслуживание. Признаки запущенности.

Игнорирование себя происходит, когда уязвимый взрослый не может обеспечить себя в достаточной мере и ставит под угрозу его / ее благополучие.Примеры включают уязвимого взрослого человека, живущего в опасных, небезопасных или антисанитарных условиях жизни или не имеющего достаточного количества пищи или воды. Признаки пренебрежения к себе.

Оставление ребенка происходит, когда уязвимый взрослый остается без возможности получить необходимую еду, одежду, кров или медицинскую помощь. Примеры включают в себя уход от уязвимого взрослого в общественном месте или оставление уязвимого взрослого дома без средств для получения предметов первой необходимости.

Признаки физического насилия

  • синяки, черные глаза, рубцы, порезы и следы веревки
  • сломанных костей
  • открытые раны, порезы, проколы, нелеченные травмы на разных стадиях заживления
  • сломанные очки / оправы или любые физические признаки наказания или ограничения
  • лабораторных данных о передозировке или недостаточной дозе лекарств
  • сообщение о том, что лицо подвергалось ударам, пощечинам, ногам или жестокому обращению
  • Внезапное изменение поведения уязвимого взрослого
  • отказ опекуна позволить посетителям наедине увидеть уязвимого взрослого

Признаки сексуального насилия

  • синяки в области груди или половых органов
  • необъяснимое венерическое заболевание или инфекции половых органов
  • Необъяснимое вагинальное или анальное кровотечение
  • нижнее белье рваное, в пятнах или в крови
  • сообщение физического лица о сексуальном посягательстве или изнасиловании

Признаки психологического / эмоционального насилия

  • эмоционально расстроен или возбужден
  • Крайне замкнутый, необщительный или безразличный
  • необычное поведение, обычно приписываемое слабоумию (e.г., сосание, кусание, покачивание)
  • нервозность вокруг определенных людей
  • сообщение физического лица о словесном или психологическом жестоком обращении

Признаки запущенности

  • обезвоживание, недоедание, невылеченные пролежни и несоблюдение личной гигиены
  • проблемы со здоровьем, оставленные без внимания или без лечения
  • опасные или небезопасные жилищные условия (например, неправильная проводка, отсутствие отопления или водопровода)
  • антисанитарные и нечистые условия жизни (e.g., грязь, блохи, вши на теле, грязное постельное белье, запах фекалий / мочи, несоответствующая одежда)
  • сообщение физического лица о жестоком обращении

Признаки пренебрежения собой

  • обезвоживание, недоедание, отсутствие лечения или ненадлежащее медицинское обслуживание, а также несоблюдение личной гигиены
  • опасные или небезопасные жилищные условия
  • антисанитарные или нечистые жилые помещения (например, заражение животными / насекомыми, отсутствие работающего туалета, запах фекалий или мочи)
  • неподходящая и / или несоответствующая одежда, отсутствие необходимых медицинских средств
  • крайне неприемлемое жилье или бездомность
  • Недостаточная медицинская помощь, неправильный прием прописанных лекарств

Признаки эксплуатации

  • внезапные изменения в банковских счетах или банковской практике, включая необъяснимое снятие крупных сумм денег
  • добавление дополнительных имен на карточках с подписью банков
  • несанкционированное снятие средств с карты банкомата
  • резкие изменения в завещании или иных финансовых документах
  • необъяснимое исчезновение денежных средств или ценностей
  • Неоплачено
  • счетов, несмотря на наличие денег для их оплаты
  • подделка подписи на финансовых операциях или на владение недвижимостью
  • внезапное появление ранее не связанных родственников, претендующих на права на имущество уязвимого взрослого
  • внезапная передача имущества по необъяснимой причине члену семьи или кому-либо вне семьи
  • предоставление ненужных услуг
  • индивидуальный протокол эксплуатации

Признаки отказа

  • дезертирство уязвимого взрослого в общественном месте
  • покидание уязвимого взрослого в его / ее собственном доме или жилом помещении
  • Заявление о брошенном человеке

% PDF-1.4 % 1 0 объект >>> эндобдж 2 0 obj > поток 2018-08-28T15: 24: 46-07: 002018-08-28T15: 24: 48-07: 002018-08-28T15: 24: 48-07: 00 Adobe InDesign CC 13.0 (Macintosh) uuid: 7ec2fd07-c922-3c4a -bb04-6aad3c24137cxmp.did: 2d184bc7-b769-4193-ba4b-58a2e6fce5eaxmp.id: 8a3868b1-af92-45c2-98c4-3e49d05725c1proof: pdfxmp. -ba4c-033eb06b49c8xmp.did: 2d184bc7-b769-4193-ba4b-58a2e6fce5eadefault

  • преобразовано из приложения / x-indesign в приложение / pdfAdobe InDesign CC 13.0 (Macintosh) / 2018-08-28T15: 24: 47-07: 00
  • application / pdf Adobe PDF Library 15.0 Ложь конечный поток эндобдж 3 0 obj > эндобдж 13 0 объект > / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] / Properties> / XObject >>> / Thumb 79 0 R / TrimBox [0.0 0.0 612.0 792.0] / Type / Page >> эндобдж 14 0 объект > / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] / XObject >>> / Thumb 83 0 R / TrimBox [0.0 0.0 612.0 792.0] / Type / Page >> эндобдж 15 0 объект > / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] / XObject >>> / Thumb 86 0 R / TrimBox [0. aOZyXi ;.-L = Ǩ] ~.] L = zgWj? uX˅G5a0zS:] O

    Признание жестокого обращения, эксплуатации и пренебрежения взрослыми

    Жестокое обращение, эксплуатация или пренебрежение взрослыми из группы риска могут происходить по-разному. Если вы подозреваете, что кто-то подвергается жестокому обращению, эксплуатации или пренебрежению, обратитесь в Службу шлюза защиты взрослых. Вы также можете сообщить об этом в полицию.

    Идентификация взрослого, подверженного риску

    Взрослым, подверженным риску вреда, является лицо в возрасте 18 лет и старше, подверженность которого вреду в результате жестокого обращения, эксплуатации или пренебрежения может быть увеличена их личными характеристиками или жизненными обстоятельствами.

    Их личные характеристики могут включать:

    • возраст
    • физические или умственные недостатки
    • особые образовательные потребности
    • любые психические или физические заболевания, которые у них могут быть

    Их жизненные обстоятельства могут включать:

    • изоляцию или одиночество
    • финансы и работа
    • условия жизни

    Выявление жестокого обращения со взрослыми

    Жестокое обращение, когда кто-то злоупотребляет своей властью или контролем над другим человеком, причиняя вред или страдания.Обидчик мог находиться в близких отношениях со взрослым из группы риска. Это может быть человек, от которого зависит и которому доверяет взрослый из группы риска.

    Насильником может быть:

    • партнер
    • родственник или другой член семьи
    • лицо, которому поручено действовать от имени взрослого в каком-либо аспекте его дел
    • поставщик услуг или ухода
    • сосед
    • здравоохранение или социальное обеспечение работник или специалист по уходу
    • работодатель
    • волонтер или другой пользователь услуг
    • человек или люди, которые ранее не имели отношения к жертве

    Если вы подозреваете жестокое обращение, эксплуатацию или пренебрежение, важно, чтобы вы сообщили о своих опасениях Взрослому Служба Protection Gateway в местном фонде здравоохранения и социального обеспечения или в полиции.

    Физическое насилие

    Физическое насилие — это физическое насилие или жестокое обращение с одним человеком со стороны другого, которое может привести или не привести к физическим травмам. К этому типу злоупотреблений относятся:

    • нанесение ударов
    • толкание
    • грубое обращение
    • воздействие тепла или холода
    • принудительное кормление
    • неправильное введение лекарств
    • отказ в лечении
    • неправильное использование или незаконное использование средств сдерживания
    • нет иметь право идти куда угодно и когда угодно

    Признаками физического насилия являются:

    • переломы
    • синяки
    • ожоги
    • боль
    • баллов
    • нежелание, чтобы к ним прикасались

    Психологическое или эмоциональное насилие

    Психологическое или эмоциональное насилие — это вредное поведение, которое может вызвать психические расстройства.Оно может включать как словесные, так и невербальные оскорбления, которые могут напугать, унизить и изолировать человека. Сюда могут входить:

    • угрозы
    • унижение или насмешки
    • провокация страха насилия
    • крик, крик и ругань
    • обвинение
    • контроль
    • запугивание
    • принуждение

      или эмоциональное насилие
    • отозваны
    • слишком стремятся делать все, что их просят
    • демонстрируют компульсивное поведение
    • не могут делать то, что они использовали до
    • не могут сконцентрироваться или сосредоточиться

    Финансовые злоупотребления

    Финансовые злоупотребления случаются, если кто-то пытается украсть, украсть или присвоить вам ваши деньги, товары или имущество.Сюда входят:

    • эксплуатация
    • растрата
    • удержание пенсии или пособий
    • оказание давления в связи с завещаниями, имуществом или наследством

    Признаками финансовых злоупотреблений являются:

    • необычные трудности с финансами
    • 50 нехватка денег
    • слишком бережно относятся к деньгам и принадлежащим им вещам
    • не оплачивают счета
    • не имеют нормального домашнего комфорта

    Сексуальное насилие

    Сексуальное насилие — это нежелательная сексуальная активность или сексуальное поведение, которое происходит без согласия или понимания.

    Сексуальное насилие и насилие могут быть физическим контактом или неконтактными сексуальными действиями, например:

    • непристойное обнажение
    • преследование
    • груминг
    • принуждение к просмотру или участие в производстве материалов сексуального насилия
    • принуждение к просмотру сексуальная активность

    Возможные признаки:

    • генитальный зуд, болезненность или заболевание, передающееся половым путем
    • ненормативная лексика
    • нежелание, чтобы к нему прикасались
    • поведение сексуально несоответствующим образом
    • изменение внешнего вида

    Институциональное насилие

    Институциональное насилие — это плохое обращение или пренебрежение взрослым, находящимся под угрозой, со стороны режима или отдельных лиц.Это происходит в условиях и службах, в которых живут или пользуются взрослые из групп риска, включая любую организацию, в секторе здравоохранения и социального обеспечения или за его пределами.

    Институциональное насилие может иметь место:

    • , когда распорядки, системы и режимы приводят к плохим стандартам ухода
    • при плохой практике и поведении
    • в рамках строгих режимов и жестких процедур, которые нарушают достоинство и права человека взрослых и подвергнуть их риску причинения вреда
    • в рамках культуры, которая отрицает, ограничивает или ограничивает частную жизнь, достоинство, выбор и независимость

    Возможные признаки:

    • у человека нет личной одежды или вещей
    • нет плана ухода для них
    • они часто попадают в больницу
    • профессионалов, которые обращались с ними плохо или неудовлетворительно или действовали таким образом, чтобы причинить вред человеку

    Выявление пренебрежения

    Отсутствие заботы происходит, когда человек сознательно отказывается или не предоставляет, подходящий и адекватный уход и поддержка, необходимые другому взрослому.Это может быть из-за недостатка знаний или осведомленности, или из-за решения не действовать, когда они знают, что взрослый, находящийся под их опекой, нуждается в помощи. Это может нанести вред здоровью или благополучию взрослого человека.

    Возможные признаки:

    • наличие боли или дискомфорта
    • сильное чувство голода, жажды или беспорядок
    • ухудшение здоровья

    Выявление эксплуатации

    Эксплуатация — это умышленное жестокое обращение, манипуляции или злоупотребление властью и контроль над другим человеком.Обычно, но не всегда, это использование преимущества другого человека или ситуации для личной выгоды.

    Эксплуатация принимает разные формы, в том числе:

    • рабство
    • контролируется человеком или группой
    • принудительный труд
    • насилие и насилие в семье
    • сексуальное насилие и насилие
    • торговля людьми

    Распознавание признаков причинение вреда или жестокое обращение

    Вы можете узнать, что взрослому угрожает опасность, когда:

    • вы видите или слышите что-то
    • они рассказывают вам о жестоком обращении, эксплуатации или пренебрежении, происходящем с ними
    • друг, член семьи или кто-то другой сообщает вам что-то, что вызывает у вас беспокойство
    • вы замечаете травмы или физические признаки, которые вызывают у вас беспокойство
    • вы замечаете, что жертва или обидчик ведет себя так, что предупреждает, что что-то может быть не так

    Дополнительные полезные ссылки

    Спонтанное и преднамеренное блуждание ума, выявленное с помощью зонда, в отношении невнимательности, гиперактивности и импульсивности у взрослых, о которых сообщают сами люди. 53.15,

    SD = 9,75). По отдельным симптомам процент участников, набравших больше среднего, составил 53% для невнимательных ( M = 54,41, SD = 9,22), 6% для гиперактивных ( M = 50,06, SD = 8,68) и 60 % для импульсивных симптомов ( M = 49,12, SD = 9,30). Пять участников за невнимательность, три участника за гиперактивность и три участника за импульсивные черты набрали t-балл выше 70, который является точкой отсечения, указывающей на клинически значимые проблемы (см.рис.1 для более подробной информации). Один участник также сообщил о предыдущем диагнозе СДВГ, тогда как двое участников предпочли не говорить. Пожалуйста, см. Таблицу 1 в дополнительных материалах для получения подробных характеристик участников. Обратите внимание, что данные от одного участника отсутствовали из-за неполного набора данных (экспериментальная программа была закрыта на полпути через easy SART из-за технической ошибки на компьютере, и данные не были записаны, так как задача не была завершена. ). Баллы одного участника за преднамеренное и спонтанное блуждание мыслей были удалены из-за ненадежного выполнения задания (участник сообщил о проверочных вопросах, но не ответил на цифры 1–9, за исключением 3, в более чем половине испытаний).Общая потеря данных составила 1,25%.

    Рис. 1

    Количество участников, попадающих в каждую категорию в соответствии с руководящими принципами CAARS.

    Таблица 1 Корреляции между переменными.

    Сложность задания и блуждание разума

    Мы провели 2 (условие: легко, сложно) × 3 (тип блуждания разума: спонтанный, преднамеренный и связанный с заданием) с повторными измерениями ANOVA, чтобы оценить влияние сложности задания на блуждание разума. Был обнаружен главный эффект Блуждающего Разума, F (2, 77) = 17.52 p <0,001, η 2 = 0,19. Бонферрони скорректированные попарные сравнения показали, что участники сообщали о более спонтанном, чем о преднамеренном блуждании мыслей ( Mdiff = 2,29, SE = 0,64, p = 0,002, d = 0,66), d , больше отчетов о выполнении задания. чем спонтанное блуждание ума ( Mdiff = 2,06, SE = 0,80, p = 0,037, d = 0,53). Также было больше отчетов о выполнении задачи, чем отчетов о преднамеренном блуждании разума ( Mdiff = 4.35, SE = 0,76, p <0,001, d = 1,16).

    Кроме того, было обнаружено взаимодействие Состояние x Тип блуждающего разума, F (2, 77) = 7,23, p = 0,001, η 2 = 0,09. Скорректированные по Бонферрони t-тесты парных выборок были проведены для оценки взаимодействия «Состояние X, блуждающий тип мыслей» (рис. 2). Участники сообщили о более сознательном блуждании ума в легких условиях ( M = 5,27, SE = 0.51 против M = 3,64, SE = 0,38, t (77) = 3,33, p = 0,001, d = 0,41). Однако уровни спонтанного блуждания ума между легкими и трудными условиями не различались, t (77) = 0,16, p = 0,87. Также было больше отчетов о выполнении задачи в сложном состоянии, чем в легком ( M = 9,48, SE = 0,47 против M = 7,96, SE = 0,59, t (78) = — 3.19, p = 0,002, d = 0,32).

    Рис. 2

    Среднее количество сообщений участников о спонтанном и преднамеренном блуждании ума и о событиях задачи по условию. Планки погрешностей, указывающие стандартную ошибку.

    Кроме того, в трудном состоянии участники сообщали о более спонтанном, чем преднамеренном блуждании мыслей ( M = 6,70, SE = 0,47 против M = 3,61, SE = 0,38, t (78) = 4.35, р <0.001, d = 0,82), тогда как в легком состоянии не было значительной разницы между спонтанным и преднамеренным блужданием ума, t (77) = -1,78, p = 0,078. Отчеты о задачах были выше, чем оба спонтанных ( M = 9,70, SE = 0,47 против M = 6,70, SE = 0,47, t (78) = -3,49, p = 0,001, d = 0,72) и преднамеренное ( M = 3,61, SE = 0,38, t (78) = 8.48, p <0,001, d = 1,61) блуждание разума в трудном состоянии, тогда как отчеты о выполнении задачи существенно не отличались от спонтанных (t (77) = -1,38, p = 0,17) и , преднамеренное ( t (77) = 2,77, p = 0,007; незначительно после поправки Бонферрони) блуждание ума в легком состоянии. Чтобы исследовать общее количество блужданий ума (сумму спонтанных и преднамеренных) в легких и сложных условиях, мы также провели попарное сравнение.Было больше сообщений о блуждании разума в легких, чем в сложных условиях ( M = 11,97, SE = 0,59 против M = 4,08, SE = 0,46, t (77) = -3,22, p = 0,002, d = 1,70). То есть, задача манипулирования трудностью изменила тип блуждания разума за счет уменьшения преднамеренного блуждания разума в трудном состоянии. Таким образом, общее блуждание разума было выше в легком состоянии по сравнению с трудным, и участники сообщали о большем количестве отчетов о выполнении задания в трудном состоянии.Мы также наблюдали более сознательное блуждание ума в легких условиях. Обратите внимание, что данные о точности и времени реакции для SART не анализировались.

    Симптомы СДВГ и блуждание разума

    Сначала мы исследовали двумерные корреляции между независимыми и зависимыми переменными (таблица 1). Затем мы провели несколько регрессионных анализов с использованием метода ввода для каждого шага, чтобы определить, как оценки CAARS для каждой индивидуальной черты (невнимательность, гиперактивность и импульсивность) связаны с различными типами блуждания разума в условиях легкой и сложной задачи.Переменные были включены во все модели в одинаковом порядке. Переменный порядок был следующим: невнимательность, гиперактивность и импульсивность. Сначала мы ввели в модель оценки невнимательности, поскольку она, как отмечалось выше, является наиболее вероятным кандидатом для предсказания типов блуждания разума. Затем мы ввели баллы для гиперактивности 38 и импульсивности 39 связанных черт. Мы также стремились выяснить, будут ли оценки только по невнимательности предсказывать типы блуждания разума, и если да, то будет ли прогностическая ценность невнимательности разделяться при контроле других черт (гиперактивности и импульсивности).Мы использовали байесовские факторы (B) в соответствии с процедурами Dienes 45 с предложенными пороговыми значениями 46 для оценки силы доказательств в поддержку гипотез, когда значение p не было значимым. Во всех случаях, когда используется байесовский фактор, мы моделировали предсказания теории некоторых доказательств связи с полунормальным, значения среднего и стандартного отклонения которого были взяты из значимого предиктора соответствующего регрессионного анализа.

    Спонтанное блуждание разума

    Мы провели иерархический регрессионный анализ, чтобы проверить, предсказывают ли самоотчетные черты СДВГ, измеренные с помощью CAARS, типы блуждания разума как в сложных, так и в легких условиях задачи.Для тяжелого состояния (таблица 2) на первом этапе оценки невнимательных черт достоверно предсказывали спонтанное блуждание разума: F (1, 78) = 13,14, p = 0,001. На втором этапе оценки невнимательности оставались значимым предиктором, и модель объясняла 15% вариации: F (2, 78) = 7,93, p = 0,001. На третьем этапе с добавлением баллов импульсивности модель объяснила больше вариации (23%), F (3, 78) = 7,30, p <0.001. Интересно, что связь между спонтанным блужданием ума и чертами импульсивности была отрицательной, причем чем больше сообщалось об импульсивности, тем меньше сообщалось о случаях спонтанного блуждания ума.

    Таблица 2 Резюме регрессионной модели для оценки невнимательности, гиперактивности и импульсивности CAARS при спонтанном блуждании ума в трудном состоянии.

    Для легкого состояния (таблица 3) на первом этапе модель не была значимой, и только оценка невнимательности CAARS не предсказывала спонтанное блуждание разума.С добавлением оценок гиперактивных черт CAARS модель стала значимой и объяснила 8% вариации, F (2, 77) = 3,13, p = 0,049. Когда были добавлены баллы по характеристикам, связанным с импульсивностью, баллы гиперактивности стали значимыми, в то время как баллы невнимательности оставались незначимыми ( p = 0,276, B H (0, 0,07) = 0,06; предварительная популяция рассчитывалась по переменной гиперактивность в той же модели). Как и в случае спонтанного блуждания разума в трудном состоянии, показатели импульсивности по шкале CAARS отрицательно связаны со спонтанным блужданием разума.Модель объяснила больше вариации: F (3, 77) = 4,53, p = 0,006. Интересно, что это показывает, что в то время как спонтанное блуждание ума было предсказано сообщениями о невнимательных чертах в трудном состоянии, оно было не в легком состоянии, в то время как баллы по импульсивности и гиперактивности предсказывали спонтанное блуждание разума как в трудных, так и в легких условиях.

    Таблица 3 Резюме регрессионной модели для оценки невнимательности, гиперактивности и импульсивности CAARS при спонтанном блуждании ума в легком состоянии.
    Сознательное блуждание

    Ни одна из моделей не была значимой ни на одном этапе: (1) Сложное состояние: [Модель 1: F (1, 77) = 0,03, p = 0,861; Модель 2: F (2, 78) = 0,21, p = 0,810; Модель 3: F (3, 78) = 0,92, p = 0,434] и; (2) простое условие [Модель 1: F (1, 77) = 0,06, p = 0,906; Модель 2: F (2, 77) = 1,12, p = 0,331; Модель 3: F (3, 77) = 1.99, p. = 0,123].

    Отчеты о выполнении задачи

    Мы провели иерархический регрессионный анализ, чтобы проверить, предсказывают ли самоотчетные черты СДВГ, измеренные CAARS, количество раз, когда участники сообщали о выполнении как сложных, так и легких задач. Предварительная популяция для расчета байесовского фактора была взята из переменной невнимания в соответствующей модели. Для тяжелого состояния (таблица 4) на первом этапе оценки невнимательных черт значительно предсказывали количество отчетов о выполнении задачи, F (1, 79) = 12.37, p = 0,001. На втором этапе модель была значимой ( F (2, 79) = 8,04, p = 0,001), где невнимательные черты оставались значимыми, когда гиперактивные черты были несущественным, но нечувствительным предиктором ( p = 0,072, B H (0, 0,06) = 0,60). На третьем этапе с добавлением импульсивных черт модель объяснила 18% вариации, F (3, 79) = 5,44, p = 0,002. Невнимательность была единственным значимым предиктором, гиперактивные черты привели к нечувствительному результату ( p = 0.06 B H (0, 0,06) = 0,73), и не было убедительных доказательств отсутствия связи между импульсивными чертами ( p = 0,539, B H (0, 0,06) = 0,14).

    Таблица 4 Резюме регрессионной модели невнимательности, гиперактивности и импульсивности CAARS по количеству отчетов о выполнении задачи, в которых блуждание ума отсутствует в трудном состоянии.

    Для простого условия (таблица 5) на первом этапе для модели, в которой были введены только невнимательные черты, количество отчетов о выполнении задачи было незначительным, F (1, 78) = 2.81, p = 0,10. На втором этапе ( F (2, 78) = 5,23, p = 0,007) гиперактивные черты были значимым предиктором, но были убедительные доказательства того, что невнимательность не имела значимого отношения к отчетам о выполнении задания ( p = 0,903, B H (0, 0,07) = 0,09). На третьем этапе модель объяснила 12% вариации, F (3, 78) = 3,47, p = 0,02 с добавлением импульсивных черт. Гиперактивные черты снова были единственным значимым предиктором, тогда как имелись убедительные доказательства отсутствия связи с отчетами о задачах и невнимательностью ( p = 0.855, B H (0, 0,07) = 0,09) и импульсивные ( p = 0,781, B H (0, 0,07) = 0,10) черты.

    Таблица 5 Резюме регрессионной модели для самооценок невнимательных, гиперактивных и импульсивных черт CAARS по количеству отчетов о выполнении задач, где блуждание ума отсутствует в легком состоянии.

    Границы | Просто дать им поиграть? Осознанная подготовка как наиболее подходящая основа для физической активности на протяжении всей жизни

    Введение

    Недавнее исследование, проведенное в Великобритании, показывает, что почти половина детей бросает школу без базовых двигательных навыков, необходимых для успешного занятия спортом и физической активности (Griffiths et al., 2013). Таким образом, ключевой вопрос заключается в том, как следует структурировать ранний опыт занятий спортом и физической активностью, чтобы дать молодым людям основу для участия в физической активности на протяжении всей жизни. Возможно, в качестве ответной реакции на требования, предъявляемые к маленьким детям в (некоторых) организованных видах спорта (Hancock et al., 2013), и отражая страх перед «исчезновением детства» (Postman, 1994), растет поддержка игровой подход с упором на психосоциальное, а не психомоторное развитие, чтобы преобладать в раннем детстве.Общее беспокойство среди взрослых вызывает то, что дети больше не играют так, как это делали предыдущие поколения, и это, возможно, ностальгическое наблюдение привело к призывам предоставить детям возможность участвовать в спонтанной и самостоятельной игре. В отличие от подходов под руководством тренера, направленных на обучение и передачу знаний, «игровые программы» рассматриваются как ориентированные на ребенка и соответствующие развитию. Однако степень, в которой эта основа обеспечивает эффективную основу для длительного занятия спортом и физической активностью, явно не поддерживается.Игровой подход, по-видимому, основан на общем предположении, что двигательные навыки и физическая грамотность развиваются естественным образом в результате возраста, взросления, общего двигательного опыта и самопознания. Однако значительный объем исследований (например, Stodden et al., 2008; Robinson and Goodway, 2009; Giblin et al., 2014a, b) подчеркивает, как структурированное обучение и обратная связь необходимы для обеспечения развития основных двигательных навыков (EMS). уместно, особенно в раннем детстве.Важно отметить, что EMS включает в себя не только фактическую способность выполнять физические навыки, но также психологические и поведенческие навыки для участия в физической активности. Примечательно, что взаимодействие между фактической компетенцией и воспринимаемой компетенцией предсказывает будущую физическую активность более точно, чем любой другой (например, Barnett et al., 2008). В этом авторском отчете мы утверждаем, что качественный ранний физический опыт, доставленный надлежащим образом, необходим для обеспечения оптимального развития тех EMS, которые позволяют детям развивать компетентность (как фактическую, так и предполагаемую) в их способности прогрессировать и выполнять ряд задач. сложных и комбинированных двигательных навыков; короче говоря, способность и уверенность «попытаться» (Гиблин и др., 2014а). Сосредоточение внимания на качестве этого опыта, а не на, по нашему мнению, неуместном акценте на (неопределенном) игровом опыте, должно быть в центре внимания ранних вмешательств.

    Преднамеренная игра, описываемая как занятия в детстве, которые по своей природе доставляют удовольствие и отличаются от организованного спорта и занятий под руководством взрослых, продвигается как важный фактор, предшествующий долгосрочным занятиям спортом и физической активностью (см. Côté, 1999). Однако мы утверждаем, что парадигма преднамеренной игры часто неверно интерпретируется и что разрешение детям играть без соответствующей обратной связи, инструкций или организации вряд ли приведет к обучению (т.д., фактическая и предполагаемая компетентность), необходимая для обеспечения длительного взаимодействия; Детей необходимо поддерживать, направлять и поощрять с помощью ряда соответствующих задач развития, чтобы облегчить приобретение навыков, необходимых для активного и активного участия, и уверенность в них. Более того, утверждение (Côté and Hancock, 2014) о том, что осознанная игра может внести уникальный вклад в развитие навыков посредством неявного обучения, безусловно, требует дополнительных доказательств, прежде чем его можно будет с уверенностью принять.Несмотря на то, что EMS у детей развивается с возрастом, важно, чтобы были предоставлены разнообразные ситуации для отработки навыков, чтобы развивать и укреплять эти навыки. В частности, далеко не доказано, что уровни навыков естественным образом достигают уровней, которые поощряют или облегчают участие (Гиблин и др., 2014b). Точно так же, как детям необходимо выучить азбуку, прежде чем научиться читать и писать, им необходимо изучить EMS, прежде чем они смогут научиться и уверенно заниматься спортом и другими физическими упражнениями (Goodway and Savage, 2001).Приобретение и совершенствование EMS в раннем детстве позволяет детям компетентно и уверенно заниматься физической активностью (Goodway et al., 2009; Giblin et al., 2014a), что является важным предвестником долгосрочной активности. Действительно, взаимосвязь между хорошими двигательными навыками и физической активностью была продемонстрирована в нескольких поперечных исследованиях (Stodden et al., 2008; Lubans et al., 2010). Таким образом, есть веские доказательства в поддержку обучения EMS посредством соответствующих возрасту мероприятий в рамках последовательной учебной программы.Подобно чтению, письму и математике, опыт EMS необходимо планировать, обучать, изучать, подкреплять и оценивать (Robinson and Goodway, 2009). Это неизбежно потребует некоторого удовольствия, как и при обучении чему-либо в этом возрасте, но преимущества вряд ли появятся спонтанно в неструктурированной игровой среде. Таким образом, решающее значение имеет благоприятная среда обучения, способствующая развитию этих важных факторов, способствующих долгосрочному взаимодействию.

    Это больше, чем просто накопленное время.Значительные исследования показывают, что времени, потраченного только на физическую активность, недостаточно, чтобы вызвать положительные изменения в EMS у детей (Fisher et al., 2005). Вместо этого необходим опыт, связанный с конкретными навыками, хотя тщательное рассмотрение уместности этого опыта является жизненно важным элементом. Существующая литература предполагает, что чувствительный период обучения для развития EMS приходится на возраст от двух до семи лет (Gallahue and Cleland-Donnelly, 2007). Отражая это, мы утверждаем, что предоставление маленьким детям обширного опыта в благоприятной среде дает им наилучшие шансы стать успешными в движении — поэтому важно понимать, что дети не приобретают эти навыки автоматически в результате взросления. процесс, но вместо этого он облегчается инструкциями и практикой (например,г., Мартин и др., 2009). Нельзя ожидать, что EMS естественным образом «возникнет» в раннем детстве, по крайней мере, до уровня компетентности, необходимого для того, чтобы они действовали в качестве строительных блоков для последующего взаимодействия, независимо от того, сосредоточен ли человек на участии или на более высоком уровне производительности (см. Collins et al. , 2012). Недавнее исследование (Belanger et al., 2015) предполагает, что тип и постоянство участия в детстве связаны с участием взрослых в физической активности. В частности, было показано, что продолжительное участие в организованных командных видах спорта и беге в детстве положительно коррелировало с физической активностью взрослых без очевидной связи между занятиями фитнесом / танцами в детстве и физической активностью взрослых.Хотя это спекулятивно, возможно, что участие в организованных видах спорта и беге оборудованных молодых людей с EMS, необходимыми для поддержания участия в течение взрослого возраста, в то время как «суточная доза» и мотивы участия, связанные с фитнесом и танцевальной деятельностью, могут не иметь такой же длительной продолжительности. эффекты. Несмотря на необходимость в дальнейших исследованиях, кажется вероятным, что без соответствующих основ в организованном спорте многие дети не достигнут достаточных навыков в EMS, чтобы быть двигательными, как взрослые.

    Очевидно, что необходимо решить вопрос, как обеспечить оптимальное развитие EMS. Например, факторы окружающей среды, такие как используемое оборудование, предыдущий опыт и инструкции, могут повлиять на развитие моторики с помощью СЭМ, которую предлагается создать в динамической системе, состоящей из конкретной задачи, выполняемой учащимся с заданными характеристиками в конкретной среде. Таким образом, с учащимся взаимодействует ряд факторов, влияющих на развитие двигательных навыков.В ряде исследований (например, Hamilton et al., 1999) было обнаружено, что дети из неблагополучных семей демонстрируют задержку развития в EMS, предполагая, что эти задержки указывают на отсутствие поддержки окружающей среды, в которой дети росли, и дополнительно ставят под сомнение предположение об автоматическом росте, поддерживаемое многие из лагеря «пусть играют». Учитывая эти данные, важно изучить роль программ вмешательства, в том числе качественного физического воспитания и занятий спортом в раннем детстве, в обеспечении развития EMS среди населения.Примечательно, что ряд эмпирических данных поддерживает этот подход с Kelly et al. (1989), среди других (Hamilton et al., 1999), сообщая, что типичные дети дошкольного возраста продемонстрировали качественный прирост показателей в шести основных двигательных навыках от предварительного тестирования до послетестового в результате двух 5-недельных учебных блоков, состоящих из прямого инструкция. В отличие от контрольной группы, которая участвовала в хорошо оснащенной свободной игре, не добилась значительных успехов в развитии двигательных навыков. Решение кажется очевидным; чтобы студенты могли изучить EMS, необходимые для длительного занятия физической активностью, необходимо внедрить качественные вмешательства с использованием эффективных инструкций (Graham et al., 2001). Конечно, существует необходимость в разработке стандартизированных инструментов измерения, чтобы предоставить эмпирические данные в поддержку этого утверждения. Однако главное соображение заключается в том, что маленькие дети демонстрируют различные уровни двигательных навыков, прежде всего из-за различий в опыте. Эти различия являются результатом многих факторов, включая непосредственное окружение, наличие структурированного физического воспитания, социально-экономический статус, влияние родителей, климат и т. Д. Учет и использование этих факторов в рамках хорошо структурированных и надлежащим образом поставленных систем образования должны гарантировать, что все ( или, по крайней мере, как можно больше) обладают навыками, необходимыми для поддержания их вовлеченности в физическую активность и спорт, особенно с учетом того, что такое восприятие компетентности играет все более важную роль в подростковом возрасте.Это важное соображение, потому что, хотя есть данные, показывающие, что основные двигательные навыки и физическая активность детей в возрасте 4–7 лет взаимосвязаны лишь слабо (Raudsepp and Pall, 2006), исследования показали, что детские двигательные навыки влияют на физическую активность подростков. активность и фитнес (Barnett et al., 2008). Следовательно, способность выполнять различные СЭМ и уверенность в этой способности эффективно увеличивает вероятность участия детей в различных физических нагрузках на протяжении всей их жизни (Haywood and Getchell, 2009).

    К сожалению, в разработке политики, особенно в области пропаганды детской физической активности, до сих пор преобладали две разные точки зрения. Первая, психосоциальная идея (преднамеренная игра; Côté and Hancock, 2014) предполагает четкую ориентацию на развитие психосоциальных аспектов (веселье, удовольствие, игра) почти исключительно с небольшим руководством, извлеченным из нейробиологии или теории моторного развития. Хотя ценность развития внутренней мотивации для физической активности не подвергается сомнению, мы утверждаем, что единственное сосредоточение внимания на психосоциальных факторах физического развития при отсутствии достаточного уровня обучения физическим навыкам является ограниченным подходом.Например, игровые модели предполагают, что неструктурированная деятельность является оптимальной для увеличения активности и вовлеченности в раннем детстве, однако для детей, не обладающих базовой двигательной способностью, игровой опыт часто может привести к разочарованию или неудаче. Хотя самоисследование и внутренняя обратная связь являются важной частью приобретения навыков, с точки зрения моторного обучения даже самоисследование, выработка решений и интерпретация обратной связи требуют тщательной разработки учебного плана и рассмотрения вопроса о доставке (даже если взрослые не предоставляют его напрямую). убедитесь, что получена соответствующая информация о движении (см.Познер и Снайдер, 1975) или даже испытать положительные психосоциальные преимущества, обычно связанные с игрой (см. Kennedy-Behr et al., 2014). В частности, хотя основные движения появляются в возрасте до четырех лет, безусловно, целью физического воспитания и юношеского спорта должно быть обеспечение более продвинутого обучения физическим навыкам (то есть манипулирование объектами, определение времени перехвата, пространственное восприятие, ритм и последовательность). При отсутствии достаточных процедурных знаний на этапах обучения, уровень, развитие и адаптация двигательных навыков, вероятно, будут затруднены.

    Вторая, физиологическая или фитнес-перспектива делает все больший акцент на уровне физической подготовки детей, предположительно с предположением, что более высокая физическая подготовка в молодом возрасте каким-то образом перерастет в привычку к фитнесу на протяжении всей жизни (см. Отчет UK Active’s Generation Inactive, UK Active , 2015). Еще раз, но не менее тревожно, эта предпосылка продвигается без доказательств. Возможно, случай измерения победит всех; к сожалению, без каких-либо доказательств причинно-следственной связи.

    Сознательная подготовка — подготовка к физической активности на протяжении всей жизни

    Итак, каков ответ? Неструктурированная игра в первые годы жизни вряд ли предоставит достаточные возможности для развития компетентности и уверенности, и, следовательно, следует, что детям следует предоставить ранний опыт для развития широкого спектра основных навыков, поскольку это способствует как успешному вовлечению в спорт в раннем возрасте (необходимое условие для длительное участие), а также последующее развитие либо на элитном уровне, либо для личных достижений и прогресса (Collins et al., 2012). Соответственно, мы предполагаем, что участие в физической активности на протяжении всей жизни может происходить из прочной основы психомоторных навыков и что для того, чтобы учащиеся овладели этими навыками, должны быть предусмотрены качественные программы с эффективным обучением (Graham et al., 2001). Такой подход к продвижению физической активности называется «сознательная подготовка» (Гиблин и др., 2014a). Соответствующие и хорошо обоснованные общие спортивные навыки (например, движение, равновесие, сила) позволяют гибко перемещаться между уровнями и областями поражения ПА (Collins et al., 2012).

    Подход «осознанная подготовка» предполагает, что структурированное развитие физических навыков в первые годы обучения могло бы создать благоприятную среду обучения для учащихся, чтобы они приобрели поведенческие, психологические и двигательные навыки, которые увеличивают вероятность физической активности на протяжении всей жизни. Учитывая это, и опираясь на взаимосвязь между удовольствием, самоопределением и воспринимаемой компетентностью, о которых говорилось ранее, условия участия детей в спорте должны быть сосредоточены на повышении физической компетентности, а не на краткосрочных «квотах активности» или «просто разрешении им играть».«Конечно, из-за отсутствия эффективных инструментов оценки физической грамотности мало данных о том, как и работают ли такие вмешательства (Bardid et al., 2015). Разработка и проверка таких инструментов, а также действительно продольная работа (см. Belanger et al., 2015) необходимы для поддержки предложений, предложенных в этом экспертном документе.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Список литературы

    Бардид Ф., Радд Дж. Р., Ленуар М., Полман Р. и Барнетт Л. М. (2015). Межкультурное сравнение двигательной компетентности у детей из Австралии и Бельгии. Фронт. Psychol. 6: 964. DOI: 10.3389 / fpsyg.2015.00964

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Барнетт, Л. М., Морган, П. Дж., Ван Берден, Э. и Бирд, Дж. Р. (2008). Воспринимаемая спортивная компетентность опосредует взаимосвязь между детской моторикой и физической активностью и физической подготовкой подростков: продольная оценка. Внутр. J. Behav. Nutr. Phys. Действовать. 5:40. DOI: 10.1186 / 1479-5868-5-40

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Белэнджер, М., Сабистон, К., Барнетт, Т., О’Лафлин, Э., Уорд, С., Контрерас, Г. и др. (2015). Количество лет участия в некоторых, но не всех, видах физической активности в подростковом возрасте позволяет прогнозировать уровень физической активности во взрослом возрасте: результаты 13-летнего исследования. Внутр. J. Behav. Nutr. Phys. Действовать. 10, 12–76. DOI: 10.1186 / с12966-015-0237-х

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коллинз, Д., Бейли, Р. П., Форд, П., Макнамара, Б., Томс, М., и Пирс, Г. (2012). Направления развития участников в спорте и физической активности. Sport Educ. Soc. 17, 225–244. DOI: 10.1080 / 13573322.2011.607951

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коте, Дж., И Хэнкок, Д. Дж. (2014). Доказательная политика для молодежных спортивных программ. Внутр. J. Sport Policy Polit. DOI: 10.1080 / 19406940.2014.919338

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Côté, J. (1999). Влияние семьи на развитие спортивных способностей. Sport Psychol. 13, 395–417.

    Фишер А., Рейли Дж. Дж., Келли Л. А., Монтгомери К., Уильямсон А., Патон Дж. Й. и др. (2005). Основные двигательные навыки и привычная физическая активность у детей раннего возраста. Med. Sci. Спортивные упражнения. 37, 684–688. DOI: 10.1249 / 01.MSS.0000159138.48107.7D

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Галлаху Д. и Клеланд-Доннелли Ф. (2007). Развивающая физическая культура для всех детей, 4-е изд. . Шампейн, Иллинойс: Кинетика человека.

    Гиблин С., Коллинз Д., Макнамара А. и Кили Дж. (2014a). Третий путь: осознанная подготовка как основанный на фактах фокус для начального физического воспитания. Quest 66, 385–395. DOI: 10.1080 / 00336297.2014.944716

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Goodway, J.Д. и Сэвидж Х. (2001). Экологическая инженерия в начальном физическом воспитании. Учить. Элемент. Phys. Educ. 12, 12–14.

    Гудвей, Дж. Д., Уолл, С., Гетчелл, Н. (2009). Поощрение и «активный старт» для маленьких детей: развитие компетентных и уверенных в себе детей раннего возраста. Стратегии 23, 30–32. DOI: 10.1080 / 08924562.2009.105

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Грэм, Г., Холт-Хейл, С., и Паркер, М. (2001). Дети, двигающиеся: рефлексивный подход к обучению физическому воспитанию, 4-е изд. Маунтин-Вью, Калифорния: Mayfield Press.

    Griffiths, L.J., Cortina-Borja, M., Sera, F., Pouliou, T., Geraci, M., Rich, C., et al. (2013). Насколько активны наши дети? Результаты когортного исследования тысячелетия. Br. Med. J. Open 3: e002893. DOI: 10.1136 / bmjopen-2013-002893

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гамильтон, М., Гудвей, Дж., И Хаубенстрикер, Дж. (1999). Обучение с помощью родителей программе двигательных навыков для дошкольников из групп риска. Адапт. Phys. Действовать. Q. 16, 415–426.

    Google Scholar

    Хэнкок Д. Дж., Адлер А. Л. и Коте Дж. (2013). Предлагаемая теоретическая модель для объяснения относительных возрастных эффектов в спорте. Eur. J. Sport Sci. 13, 630–637. DOI: 10.1080 / 17461391.2013.775352

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хейвуд, К. М., Гетчелл, Н. (2009). Life Span Motor Development, 5th Edn . Шампейн, Иллинойс: Кинетика человека.

    Kelly, L., Reuschlein, P., and Haubenstricker, J. (1989). Качественный анализ прыжков, ударов ногой и двигательных навыков: значение для оценки и обучения. Внутр. Counc. Здоровье Phys. Educ. Отдых 26, 28–32.

    Любанс, Д. Р., Морган, П. Дж., Клифф, Д. П., Барнетт, Л. М., и Окели, А. Д. (2010). Основные двигательные навыки у детей и подростков: обзор связанных с ними преимуществ для здоровья. Sports Med . 40, 1019–1035. DOI: 10.2165 / 11536850-000000000-00000

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мартин, Э.Х., Рудисилл М. Э. и Хасти П. А. (2009). Мотивационный климат и выполнение основных двигательных навыков в условиях естественного физического воспитания. Phys. Educ. Спорт Педаг. 14, 227–240. DOI: 10.1080 / 17408980801974952

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Познер, М. И., и Снайдер, К. Р. (1975). «Внимание и когнитивный контроль», в Обработка информации и познание , ред Р. Л. Солсо (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум), 55–85.

    Почтальон Н.(1994). Исчезновение детства. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рэндом Хаус.

    Google Scholar

    Раудсепп Л. и Полл П. (2006). Взаимосвязь между основными двигательными навыками и внешкольной физической активностью детей младшего школьного возраста. Pediatr. Упражнение. Sci. 18, 426–435.

    Google Scholar

    Робинсон, Л. Э., и Гудвей, Дж. Д. (2009). Учебный климат для детей дошкольного возраста из группы риска. Часть I: развитие навыков управления объектами. Res. В. Упражнение. Спорт 80, 533–542. DOI: 10.1080 / 02701367.2009.10599591

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стодден, Д. Ф., Гудвей, Дж. Д., Лангендорфер, С. Дж., Робертон, М. А., Рудисилл, М. Е., Гарсия, К. и др. (2008). Перспектива развития роли компетенции двигательных навыков в физической активности: возникающие отношения. Квест 60, 290–306. DOI: 10.1080 / 00336297.2008.10483582

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Великобритания Действует.(2015). Поколение неактивных: анализ эпидемии детской бездеятельности в Великобритании и реальные решения, позволяющие детям двигаться . Лондон: Великобритания активна.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.