Наказания: УК РФ Статья 43. Понятие и цели наказания / КонсультантПлюс

Замена наказания на более мягкое

Российское законодательство среди основных принципов определяет принцип гуманизма. Одним из его практических воплощений является замена неотбытой части срока заключения более мягким видом наказания.

Таким образом законодатели стараются стимулировать заключённых становиться на путь исправления собственного поведения.

Об особенностях замены наказания более мягким поговорим в этой статье.

Замена наказания

  • В статье 80 УК РФ изначально была определена возможность смягчения наказания лишь для заключённых, совершивших преступления небольшой и средней тяжести.
  • Впоследствии были внесены правки, расширившие возможность применения замены наказания и для остальных заключённых, соблюдающих режим в ИК.
  • Нужно учитывать, что суды вправе применить данную меру, но они не обязаны это делать.

В случае удовлетворения судом ходатайства его решение носит необратимый характер. Если суд отказывает в удовлетворении прошения заключённого, он должен обосновать свой отказ.

Условия применения

Статья 80 УК РФ определяет ряд условий, при соблюдении которых к заключённому можно применить меру смягчения наказания. К ним относятся:

  • В случае, когда осуждённый приговорён к ограничению или лишению свободы.
  • При отбытии виновным наказания в специализированной воинской части.
  • При исполнении наказания в виде обязательных работ.

Заключённые, приговорённые к пожизненному лишению свободы, не могут претендовать на смягчение наказания, только на замену режима на более мягкий.

Также для замены наказания, заключённый должен отбыть часть срока:

  • Для лёгких преступлений и нарушений закона средней тяжести – не менее трети срока.
  • Для тяжких – половину срока.
  • Особо тяжких – две трети.
  • Для осуждённых за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних срок, после которого можно просить о замене наказания не может быть меньше трёх четвертей назначенного наказания.
  • Если потерпевшему несовершеннолетнему ещё не исполнилось 14 лет, то отбыть нужно четыре пятых срока.

При соблюдении этого условия заключённые могут просить заменить им наказание менее строгим.

Взамен оставшейся части лишения свободы осуждённому могут назначить:

  • Штраф. Суд решает назначить единовременную выплату (нужно погасить в течение месяца) или дать рассрочку (максимум до трёх лет).
  • Принудительные работы.
  • Запрет на занятие определённых должностей или осуществление некоторых видов деятельности.
  • Арест.
  • Для осуждённых военных в качестве более мягкого наказания могут использовать ограничения по службе или перевод в специализированную воинскую часть.

Судебная практика показывает, что наиболее часто лишение свободы заменяют ей ограничением или исправительными работами. Остальные виды наказания применяются редко. По мнению многих судей их использование нецелесообразно.

При назначении исправительных работ осуждённого приговаривают к их максимальному сроку – 240 часов. При этом законодательство ограничивает срок ежедневных работ четырьмя часами.

Нужно учитывать, что в случае уклонения от выполнения таких работ, наказание могут снова заменить, обратно на лишение свободы. В таком случае 8 часов работ будет равняться одному дню заключения. 240 часов принудительных работ будет равняться одному месяцу тюремного заключения.

Как видно из такого расчёта – принудительные работы являются очень мягкой заменой тюремному заключению.

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

  1. Телефон в Москве и Московской области: +7 (495) 266-02-45
  2. Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области: +7 (812) 603-78-25
  3. Бесплатная горячая линия по всей России: 8 (800) 301-39-20

Роль примерного поведения

Хотя отбытие определённого периода заключения является необходимым условием для замены наказания на более мягкое, само по себе это не даёт заключённому права ходатайствовать о применении такой меры поощрения. Важнейшим основанием и причиной предоставления поощрения в виде смягчения наказания является примерное поведение осуждённого.

Однако с этим условием связан важный нюанс – в законодательстве нет критерия, по которому поведение можно однозначно признать примерным.

На практике суды учитывают следующие аспекты поведения заключённого:

  • Соблюдение требований дисциплины.
  • Внимательное отношение к обучению на работе.
  • Желание ресоциализироваться и нормально жить на свободе.
  • Наличие необходимых для этого социальных навыков.
  • Занятие общественно полезной деятельностью.

Суд оценивает не только поведение заключённого на данный момент, но и на протяжении всего срока наказания.

Важный фактор – возмещение ущерба, причинённого в ходе совершения преступления. Факт возмещения расценивается судом, как доказательство исправления заключённого и его соответствующего отношения к совершённому преступлению.

Бывают ситуации, когда получив смягчение наказания человек совершает новое преступление. Тогда к наказанию за него прибавят оставшуюся часть наказания за предыдущее преступление.

Как писать ходатайство и куда его подавать?

Ходатайство о смягчении наказания стоит подавать в суд. Сделать это может сам заключённый или его законные представители.

Как и ходатайство об УДО, заявление с просьбой смягчить наказание можно подавать только через администрацию исправительного учреждения.

Текст ходатайства должен содержать:

  • Данные о примерном поведении, которые докажут, что заключённому не нужно отбывать остаток срока.
  • Документы о выплате ущерба потерпевшему.
  • Иные данные в пользу замены наказания.

Важно знать, что если заключённый не смог возместить ущерб потерпевшим по объективным причинам (инвалидность и иные болезни, не позволяющие ему работать), то это не считается основанием для отказа в принятии ходатайства судом.

Администрация исправительного учреждения выдаст характеристику на заключённого, которую также нужно подать в суд вместе с ходатайством. При отсутствии характеристики ходатайствовать можно и без неё.

Ходатайствовать о замене наказания можно даже если ходатайство об УДО уже было отклонено судом.

Документы для рассмотрения ходатайства

При наличии любых документов, свидетельствующих в пользу осуждённого, необходимо их собрать и подать в суд. Если сам заключённый не имеет к ним доступа, он может просить суд помочь в их сборе. Суд обязан способствовать сбору таких документов.

Стандартный список документов включает:

  • Приговор суда.
  • Ходатайство об УДО, если оно уже было подано.
  • Документы о поощрениях осуждённого за всё время отбывания наказания.
  • Документы о возмещении ущерба.
  • Медицинские справки, которые показывают, что заключённый в состоянии отбывать оставшийся срок.
  • Данные о его прописке на свободе.

Осуждённые за сексуальное насилие или растление малолетних дополнительно должны пройти судебно-психиатрическую экспертизу.

При отказе в удовлетворении ходатайства, повторно его подать можно лишь через полгода.

Судебная практика показывает, что только около 0,5-2% ходатайств такого рода удовлетворяется российскими судами. Однако всё зависит от обстоятельств конкретного дела и поведения конкретного преступника. Поэтому при наличии оснований подавать такое ходатайство стоит.

Ст 80 изменения: Замена наказания на более мягкое

Уголовно-правовая отрасль имеет свои особенности. Так, любой юрист назовет самым негативным правонарушение – преступление. Правонарушения в свою очередь могут быть административными. При изучения данной уголовного законодательства нередко все равно приходится обращаться к административному, так как изменение в административном могут влечь изменения в уголовном, либо наоборот.

Ярким примером являются преюдиции, когда за повторное совершение некоторых административных правонарушений наступает уголовная ответственность. Говоря о поправках, часто бывает так, что составы переходят из административного права в уголовное, и наоборот.

Также можно заметить сходные составы и в той, и в той отрасли, но просто различаться по количеству ущерба или степени общественной опасности.

Несмотря на это, стоит уголовную сферу обособлять от других сфер, для нее предусмотрены свои виды привлечения к ответственности, наказания, порядки, сроки, институты, присущие только ему и т. д.

Таким образом, разбирая уголовную отрасль в данной статье нужно учитывать это, и в данной ситуации не отождествлять нормы уголовного права, и другие порядки, предусмотренные другими отраслями права.

Если мы говорим именно об изменениях в Уголовном Кодексе, то тут главный аспект падает не на создание новых отношения, а на изменение старых, в том числе и путем дополнения. Это в свою очередь может говорить о переквалификации различных общественно опасных деяний, а также об их отмене. Изменения несут ключевой характер и могут повлиять на уголовное дело.

Какие изменения есть к статье 80 УК РФ?

В Госдуму внесены правительственные поправки в Уголовный кодекс РФ, смягчающие условия замены осужденным лишения свободы принудительными работами.

Законопроект затрагивает отношения по поводу замены не отбытого наказания на более мягкий вид, что в свою очередь улучшает положение лиц, отбывающих наказание.

Итак, в данном случае говорится об изменениях не о предметы, то есть сущность правоотношений не является, а о некоторых послаблений в сторону лиц, отбывающий наказание по уголовным статьям. Так в данном случае сокращаются сроки отбытия наказания, после которых можно подавать ходатайство на их замену.

Как мы уже сказали с точки зрения предметной основы ничего не изменяется, идет все та же градация по категориям преступлений.

То есть если это преступление небольшой или средней тяжести, то тут мы уже будет говорить не о трети наказания, а четверти, если мы говорим о тяжких преступлений, то тут вместе половины будет устанавливается треть срока, а если это особо тяжкое притупление, то тут вместе трех четвертей устанавливается всего лишь половина.

При изучении уголовного права стоит изучать, что его законодательства, как и наука периодически меняется. Так как это устоявшаяся система, то она изменяется медленно, чаще всего это обосновывается крупными политическими, социальными и экономическими изменениями.

Тем не менее, изменения даже в существующих составах происходят, и на них стоит обращать пристальное внимание, так как это от этого могут завесить многие обстоятельства уголовного дела. Кроме того, уточним, что уголовное право само отмечает на возможность изменения законодательства, так закон не имеет обратной силы.

То есть, если во время совершения преступления не было нормы, уточняющей, что это поведение преступное, то человека нельзя считать преступником.

В то же время, если во время совершения преступления — это деяние считалось преступным, а сейчас оно таковым не считается, то тогда человек опять-таки не может считаться преступником в данный момент. Таким образом, стоит обращать пристальное внимание на изменения законодательства не только с позиции того, чтобы правильно квалифицировать деяния и способствовать правильному раскрытию уголовных дел, но еще и для того, чтобы реабилитировать теперь уже не преступников, и исключить возможность обвинения невиновных лиц в совершении преступления.

На этом же обстоятельстве стоит обратить внимание, что изменения в уголовном законодательстве не такое уж частое явление и пропустить данное событие в случае работы в данной сфере практически невозможно.

Мы видим по факту новую систему, при котором заключенные имеют реальные послабления, при этом упрощается не только сам процесс отбывания наказания, но и возможность досрочного освобождения. Так заключенный может раньше отбыть наказание, сделать это гораздо проще и раньше получить возможность условно-досрочного освобождения.

Явной проблемой является невозможность заключенных возместить причиненный вред, так как в условиях отбывания наказания шансов на заработок нет, в то время как при исправительных работах такой шанс уже есть.

Таким образом, со стороны государства подразумевается, что на заключенных не только будет тратиться меньше бюджетных денежных средств, но еще и они будут возвращаться бюджет опосредовано, так как лица, отбывающие наказания будут выполнять определенные работы. Это, конечно же, влияет и на саму систему исполнения наказаний, так как число заключенных снизится, и проблема по переполненности мест лишения свободы будет частично устранен в лучшую пользу.

Что значит замена наказания на более мягкое?

Замена наказания на более мягкое подразумевает, что лицу было назначено одно наказания, а в процессе отбытия наказания он сможет поменять наказание на более мягкое.

Ярким примером является как раз статья 80, которая подверглась изменению. По ней возможно отбытие определенного срока наказания и последующая замена его на более мягкое.

Такая процедура является весьма эффективной с материальной точки зрения. Отбытие наказания в условиях лишения свободы организуется за счет государства.

Таким образом, данные лица совершают преступления, то есть представляют общественную опасность для общества, а государство еще и платит для них.

Реализация института отработки уже давно стоит на ключевом месте, тем не менее, она еще не реализуется в большой мере.

Изменение в статье 80 не включила каких-либо новых норм, они уже существовали только в более жесткой форме. Ранее было так, что необходимо было при небольшой и средней тяжести отбыть треть срок, при совершении тяжкого преступления – это было половина срока, а особо тяжкого двух третей.

При обсуждении различных аспектов уголовного права невозможно не затронуть состав преступления, которые характеризует каждого преступление.

Без наличия хотя бы одного элемента мы не можем считать деяние преступлением, таким образом, на этом заканчивается какое-либо затрагивания уголовно-правовой отрасли в конкретном правоотношении.

Таким образом, необходимо выделить объект, которым является конкретное общественное отношение, на которое было направлено посягательство со стороны преступника. Особый интерес также представляет объективная сторона, которая состоит собственно из самого действия, из причиненных последствий, их связью, а также другими признаками, характеризующее способ, место, время и др.

Важное значение также имеет субъективная сторона, признаком которая является вина. Уголовный кодекс устанавливает, что преступником не может являться лицо, совершившее преступление без вины. Также в субъективной стороне выделяются цель и мотив, но они не всегда имеют значение для уголовного дела.

Также нельзя забывать о субъекте преступления, которым может являться только лицо, достигшее установленного возраста, и должно быть вменяемым, то есть осознавать какое деяние оно совершает.

После этого лица могли заменить отбывания наказания, например, на исправительные работы, тем самым материально помогая государства в виде выполнения работ.

Для преступников – появление на воле – это шанс в жизни, а для государства уменьшатся затраты на их содержание.

Сейчас в рамках проблем в экономике государство пошло на уступки заключенным, таким образом, сейчас сроки отбытия становятся меньше в связи с изменением в статье 80. Теперь по сути сами нормы не изменились, просто стали мягче.

Как заменить не отбытое наказание на другое?

Первоначально опять-таки необходимо соблюдение норм Уголовного Кодекса. Не отбытое наказание можно заменить на другое только в случае наступлении условий, позволяющих это сделать.

Эти условия указаны в статье 80 Уголовного Кодекса Российской Федерации. Первоначально необходимо отбыть ту часть срока для того, чтобы заменить не отбытое наказание на другое.

В данном случае мы говорим об уже новых нормах, которые подразумевают, что:

  • 1) Если преступник совершил преступление подпадающие под категории небольшой и средней тяжести, то ему необходимо отбыть как минимум четверть наказания.
  • 2) Если преступник совершил преступление подпадающие под категории тяжкого преступления, то ему необходимо отбыть как минимум треть наказания.
  • 3) Если преступник совершил преступление подпадающие под категории особо тяжкого преступления, то ему необходимо отбыть как минимум половину наказания.

Тут опять-таки не стоит забывать и о том, что все останется на рассмотрение суда. Например, если регионе нет подходящих мест для замены, то ему могут не дать заменить наказание.

Либо если у виновного нет штрафа на погашение, опять-таки ему не дадут это сделать.

Будут учитывать и обстоятельства, при которых лицо отбывало наказание, если оно постоянно нарушало порядок, не подчинялось администрации, то опять-таки заменить не отбытое наказание будет не так уж просто.

Помимо этого, нередко учитываются и обстоятельства дела. Так в некоторых делах несмотря на сроки, могут учитываться другие обстоятельства. Например, лицу мог на значиться довольно большой срок с множеством отягчающих, он является рецидивистом и т. д. В этом случае суд опять-таки будет учитывать эти положения и может не заменить наказание.

Выше мы также не указывали, что замена наказания для преступлений против половой неприкосновенности необходимо отбыть еще больший срок, который на сегодня составляет четыре пятых от наказания.

Пока неизвестно как это реализуется новых более мягких формах, но скорее всего по поводу преступлений против половой неприкосновенности либо ничего не изменится, либо он будет составлять две трети, либо три четверти от срока.

Учтем также положения статьи 80:

В данной статье указывается, что замена наказание опять-таки разрешается на усмотрение суда. При этом он не может придумать какие-либо свои виды наказания, стоит учитывать, что суд может заменить вид наказание только на те, что указаны в Уголовном Кодексе. Кроме того, в соответствии именно с данной статьей учитывается, что наказание меняется на более мягкое.

Опять-таки в статье указывается на какие обстоятельства он обращает внимание. В первую очередь это может быть поведение осужденного в местах лишения свободы, либо во время отбывания наказания.

Таким образом, обращается внимание на то, соблюдает ли он режим, есть ли у него проблемы с заключенными и администрацией. Также обращается внимание на то обстоятельства, возмещает ли заключенный ущерб потерпевшей стороне или нет, совершал ли он какие-либо попытки загладить свой вред.

Учет идет также и на личность преступника, так как суд обращает внимание на то, какой он был до совершения преступления, какой вклад в общество он осуществлял, есть ли у него судья, какое у него отношения у образовательной деятельности и работе.

Таким образом, в расчет берется все, что характеризует преступника, его отношение к преступлением, и его отношение к исправлению.

Куда обращаться по смене наказания?

Итак, чтобы сменить наказания необходимо обратиться в суд. С юридической точки зрения все понятно, но как это происходит с фактической точки зрения для тех, кто отбывает наказание и не может сам прийти в суд.

На самом деле все происходит опять-таки не так уж сложно. Во-первых, заключенный имеет право на адвоката, который будет заниматься этими вопросами. Во-вторых, он может написать ходатайство через администрацию, которая будет обязана передать его в суд.

В автоматическом режиме смена наказания, как правило, не происходит, поэтому всегда это инициирует лицо, отбывающее наказанию. Производится это как раз в форме ходатайства в рамках его уголовного дела.

Данное ходатайство после отправляется в суд, которое его рассматривает. Суд вправе как принять ходатайство, так его и отклонить, вынесся соответствующее решение.

Если ходатайство будет принято, то суд может назначить соответствующее заседание. В этом заседании как раз будут рассматриваться вопросы о возможности назначения замены наказания.

Суд может прийти к выводу, например, что лицо не исправилось за время наказания, поэтому не отбытую часть оно также проведет с той же мерой наказания.

В ином случае суд может произвести смену наказания и лицо сможет отбывать уже более мягкое наказание.

Кто контролирует сроки отбывания наказания и замены режима?

Контролем сроков занимается сразу несколько органов. В первую очередь, конечно же, здесь участвуют органы Федеральной службы исполнения наказания, так как в их органах все это производится. Причем это касается не только лишения свободы, но и других мер наказания.

Стоит учитывать, что ФСИН работают не в одиночку, их надзор производит Прокуратура. В то же время, ФСИН работает, например, при сотрудничестве с органами МВД, когда, например, досрочно освобожденный ходит отмечаться к участковому.

При изучении норм уголовного права огромное внимание стоит уделить наказанию и порядку его назначения.

Уголовное наказание считается самым жестким, так как за ним следует и общественное опасное деяние, которое влечет большие негативные последствия для общества.

Тем не менее, уголовно право достаточно многогранно, какие-то преступления могут быть не такими уж и общественно-опасными, другие вообще перешли из других отраслей права, поэтому идет огромная градация наказаний.

Например, за одно преступление может быть назначен штраф, за другое исправительные работы, за третье лишение свободы, за четвертое пожизненное лишение свободы.

В некоторых странах существует также институт смертной казни. Данная градация может производится даже в рамках одного состава, так как фактически имеющийся состав может учитывать и различные обстоятельства, при которых было совершено преступление. Таким образом, получается, что в одном случае лицо может получить лишение свободы, а в другом ограничение свободы.

Также уголовное право учитывает и иные обстоятельства, которые могут быть не связаны с уголовным делом, например, личность виновного, его характеристика. По поводу изменения сроков и замены режимы разбирается суд. Он учитывает, как материалы дела, так и материалы, которые ведет ФСИН.

Таким образом, конечное решение, конечно же, зависит от самого суда. Суд может принять как положительное, так и отрицательное решение.

Естественно, на него влияют и факторы, которые, например, записываются в документах Федеральной службы исполнения наказания, так как там может содержаться характеристика на заключенного, его положительные и отрицательные черты.

  • Важно! По всем вопросам, если не знаете, что делать и куда обращаться:
  • Звоните 8-800-777-32-16.
  • Бесплатная горячая юридическая линия.

Статья 80. Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания

1.

Лицу, отбывающему содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, возместившему вред (полностью или частично), причиненный преступлением, суд с учетом его поведения в течение всего периода отбывания наказания может заменить оставшуюся не отбытой часть наказания более мягким видом наказания, за исключением случаев замены наказания в виде лишения свободы принудительными работами в соответствии с частью второй настоящей статьи. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания.

  • 2. Неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания после фактического отбытия осужденным к лишению свободы за совершение:
  • преступления небольшой или средней тяжести — не менее одной трети срока наказания либо не менее одной четвертой срока наказания при замене наказания в виде лишения свободы принудительными работами;
  • тяжкого преступления — не менее половины срока наказания либо не менее одной трети срока наказания при замене наказания в виде лишения свободы принудительными работами;
  • особо тяжкого преступления — не менее двух третей срока наказания либо не менее половины срока наказания при замене наказания в виде лишения свободы принудительными работами;
  • преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, а также преступлений, предусмотренных статьей 210 настоящего Кодекса, — не менее трех четвертей срока наказания;
  • преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста, — не менее четырех пятых срока наказания.

2.1. Неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания после фактического отбытия осужденными беременной женщиной или женщиной, имеющей ребенка в возрасте до трех лет, находящегося в доме ребенка исправительного учреждения, к лишению свободы за совершение преступления небольшой тяжести не менее одной четверти срока наказания.

3. При замене неотбытой части наказания суд может избрать любой более мягкий вид наказания в соответствии с видами наказаний, указанными в статье 44 настоящего Кодекса, в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом для каждого вида наказания, за исключением случаев замены наказания в виде лишения свободы принудительными работами в соответствии с частью второй настоящей статьи.

4.

При рассмотрении ходатайства осужденного или представления администрации учреждения или органа, исполняющего наказание, о замене ему неотбытой части наказания более мягким видом наказания суд учитывает поведение осужденного, его отношение к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания, отношение осужденного к совершенному деянию и то, что осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления. В отношении осужденного, страдающего расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости, и совершившего в возрасте старше восемнадцати лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, суд также учитывает применение к осужденному принудительных мер медицинского характера, его отношение к лечению и результаты судебно-психиатрической экспертизы.

Комментарий к ст. 80 УК РФ

Институт замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, так же как и институт условно-досрочного освобождения, является реализацией принципа гуманизма.

Применение замены неотбытой части наказания является актом доверия государства к осужденному, который своим поведением показал, что правовые ограничения в отношении его могут быть менее строгими.

Одновременно замена — это и поощрение осужденного к дальнейшему правопослушному поведению.

Возможность замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания предусмотрена для лиц, осужденных к ограничению свободы, содержанию в дисциплинарной воинской части и лишению свободы (ст. 80 УК РФ). Категория совершенного преступления не имеет значения для рассматриваемого института.

Так же как и при условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, законом предусмотрены материальные и формальные критерии применения замены неотбытой части наказания более мягким.

Решение о замене наказания более мягким видом наказания принимается с учетом поведения осужденного в период отбывания наказания. Это и есть материальный критерий замены — поведение осужденного.

Под общим понятием поведения следует понимать обстоятельства, которые свидетельствуют не только о положительной характеристике личности, но и об отношении осужденного к труду и к содеянному им. Вопрос о характеристике поведения осужденного рассматривался выше (см. комментарий к ст. 79 УК РФ).

Однако, говоря о материальном критерии замены неотбытой части наказания более мягким, необходимо обратить внимание на то, что если при условно-досрочном освобождении суд должен установить отсутствие необходимости полного отбывания наказания для исправления осужденного, то замена наказания на более мягкое соотнесена только с учетом поведения осужденного. Вполне понятно, что замена может быть применена только к положительно характеризующимся осужденным, но все же степень исправления этой категории осужденных значительно ниже условно-досрочно освобождаемых, они еще нуждаются в применении наказания, хотя и более мягкого, они еще опасны для общества, но уровень ограничений, связанных с наказанием, для них может быть установлен более низкий.

Более мягким наказанием для осужденного к лишению свободы может быть признан любой вид наказания, предусмотренный ст. 44 УК РФ, расположенный выше по сравнению с заменяемым наказанием.

Но при замене наказания необходимо учитывать и общие условия, связанные с назначением того или иного вида наказания.

В этой связи, например, лишение свободы на определенный срок, назначенное лицу, не являющемуся военнослужащим, не может быть заменено на более мягкий вид наказания — содержание в дисциплинарной воинской части.

Так же как и при условно-досрочном освобождении, при замене неотбытого наказания более мягким видом наказания суд может принять решение о полном или частичном освобождении осужденного от отбывания дополнительного наказания.

Поскольку замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания охватывает все категории преступлений, ч. 2 ст. 80 УК РФ предусмотрен фактический срок отбытого наказания, после которого такая замена может состояться.

Данный срок является формальным критерием применения замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Для преступлений небольшой и средней тяжести он составляет не менее одной трети, для тяжких преступлений — половины, для особо тяжких — двух третей.

При этом закон не устанавливает обязательный минимальный срок отбытого наказания в виде лишения свободы, как это предусмотрено при условно-досрочном освобождении (ч. 4 ст. 79 УК РФ).

Судебная практика по статье 80 УК РФ

Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.

2019 N 546-О

Реализуя предоставленные ему статьей 71 Конституции Российской Федерации полномочия в сфере регулирования и защиты прав и свобод человека и гражданина (пункт «в»), а также уголовного законодательства (пункт «о»), федеральный законодатель установил в статье 80 УК Российской Федерации, что лицу, отбывающему лишение свободы, суд может заменить оставшуюся неотбытой часть наказания более мягким видом наказания с учетом его поведения в период отбывания наказания и при фактическом отбытии им указанной в законе части наказания (части первая и вторая). Такое правовое регулирование, обеспечивая осуществление закрепленного в статье 50 (часть 3) Конституции Российской Федерации права каждого осужденного за преступление просить о смягчении назначенного ему наказания, в то же время служит вытекающему из конституционных начал гуманизма и справедливости принципу экономии уголовной репрессии, предполагающему применение лишь необходимых и достаточных для достижения ее целей принудительных мер уголовно-правового реагирования. По смыслу статьи 80 УК Российской Федерации, основанием, предопределяющим возможность замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, является поведение осужденного в период отбывания наказания, подлежащее всесторонней судебной оценке в совокупности с другими характеризующими его данными (включая отношение к труду, совершенному деянию и т.п.). Таким образом, при разрешении соответствующего вопроса судом оцениваются позитивные изменения в поведении осужденного, свидетельствующие о возможности смягчения уголовной репрессии до необходимого и достаточного минимума принудительных мер, обеспечивающих достижение целей наказания (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 января 2013 года N 2-О).

Определение Конституционного Суда РФ от 29.05.2019 N 1237-О

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 80 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

ВС: В случае замены наказания более мягким необходимый для УДО срок исчисляется с момента такой замены

16 июля Верховный Суд вынес Кассационное определение по делу № 78-УДП20-6-КЗ, в котором пришел к выводу, что необходимый для УДО срок в том случае, если ранее была произведена замена наказания на более мягкое, исчисляется с момента такой замены, а не назначения первого вида наказания.

Ранее судья ВС согласился с защитником

Адвокат доказал в ВС, что необходимый для УДО срок исчисляется с момента назначения наказания, а не его заменыСудья ВС подтвердил, что в случае замены наказания более мягким его видом право на условно-досрочное освобождение возникает после отбытия установленного в УК срока наказания, назначенного именно приговором

Как ранее сообщалось, в ноябре 2016 г.

Илья Ерехинский был осужден на 4 года 6 месяцев лишения свободы за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ). 4 февраля 2019 г. Тосненский городской суд Ленинградской области заменил наказание более мягким видом, назначив осужденному принудительные работы на срок 1 год 10 месяцев 23 дня.

Адвокат АП Ленинградской области Дмитрий Чербунин попытался добиться условно-досрочного освобождения Ильи Ерехинского, однако Колпинский районный суд г. Санкт-Петербурга производство по данному вопросу прекратил. В обоснование своей позиции первая инстанция сослалась на п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда от 21 апреля 2009 г.

№ 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания», где указано, что если наказание осужденному было смягчено актом амнистии, помилования или суда, то при применении УДО или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания следует исчислять фактически отбытый срок наказания исходя из срока наказания, установленного актом амнистии, помилования или судебным актом. С учетом этого разъяснения Колпинский районный суд начал отсчет двух третей срока наказания, отбытие которых необходимо для применения УДО в отношении лица, осужденного за совершение особо тяжкого преступления, со дня начала отбытия принудительных работ. Обжаловать это решение в апелляции не удалось.

В Третий кассационный суд общей юрисдикции обратился уже другой защитник Ильи Ерехинского – адвокат АП Ленинградской области Виктор Ермолаев. Он же, после того как судья отказался передавать жалобу на рассмотрение в заседании, подал кассационную жалобу в Верховный Суд.

Адвокат настаивал на том, что выводы нижестоящих инстанций о необходимости отбытия осужденным не менее двух третей срока наказания с момента назначения принудительных работ противоречат закону. Его позиция строилась на том, что ст.

79 УК не содержит положений, предусматривающих иной порядок исчисления фактического срока отбытия наказания применительно к осужденным, которым лишение свободы заменено более мягким видом наказания. Разъяснения п. 2 Постановления Пленума ВС от 21 апреля 2009 г.

№ 8, по мнению Виктора Ермолаева, применимы к тем лицам, в отношении которых были внесены изменения в уголовный закон и произведен пересмотр приговоров в сторону смягчения наказания, а не в отношении лиц, которым была произведена замена одного вида наказания другим, более мягким.

27 декабря 2019 г. судья Верховного Суда Александр Ботин согласился с доводами адвоката.

Как указано в постановлении, уголовный закон предусматривает возникновение права на УДО у осужденного за особо тяжкое преступление после фактического отбытия двух третей всего срока наказания, назначенного приговором суда, а не двух третей срока более мягкого вида наказания, назначенного в результате замены наказания в виде лишения свободы принудительными работами (п. «в» ч. 3 ст. 79 УК). Кассационная жалоба адвоката на постановление Колпинского районного суда и апелляционное постановление Санкт-Петербургского городского суда была передана для рассмотрения в судебном заседании Третьего кассационного суда общей юрисдикции.

4 февраля 2020 г. кассационный суд отменил акты нижестоящих инстанций и направил материал об УДО на новое рассмотрение в Колпинский районный суд.

Генпрокуратура заявила о дискриминации тех, кто ожидает УДО в местах лишения свободы

Адвокат снова отстаивает в ВС исчисление срока для УДО с момента назначения наказания, а не его заменыВ Суд поступило кассационное представление заместителя Генпрокурора РФ, который полагает, что после замены лишения свободы принудительными работами срок, без отбытия которого невозможно ходатайствовать об УДО, начинает течь заново

В начале апреля 2020 г. в Верховный Суд поступило кассационное представление заместителя Генпрокурора РФ на определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 4 февраля 2020 г. Виктор Гринь потребовал отменить указанный судебный акт и направить жалобу защитника на новое кассационное рассмотрение.

Как указано в кассационном представлении (имеется у «АГ»), исчисление необходимого для УДО срока с момента назначения наказания, а не его замены более мягким видом «неоправданно ставит в более льготное положение осужденных, в отношении которых уже минимизирована уголовная репрессия, в сравнении с теми, кто при прочих равных условиях продолжает отбывать назначенное по приговору суда более суровое наказание, и ведет к несоразмерному сокращению неотбытой части наказания в виде лишения свободы».

Адвокат посчитал, что прокуратура дискриминирует тех, кто добился замены наказания

В своих возражениях (имеются у «АГ») Виктор Ермолаев подчеркивал, что каждый осужденный сам принимает решение о целесообразности обращения в суд с ходатайством о замене неотбытого лишения свободы принудительными работами. То есть сам определяет, в каких условиях будет дожидаться возможности попросить УДО.

Защитник настаивал на том, что постановление суда о замене неотбытой части наказания не подменяет приговор и не позволяет исчислять необходимый для УДО срок с момента такой замены.

О невозможности применения иных правил исчисления срока свидетельствует ч. 7 ст.

302 УПК, согласно которой начало исчисления срока отбывания наказания определяет суд в обвинительном приговоре, утверждал Виктор Ермолаев.

Он обращал внимание и на то, что заместитель генпрокурора, ссылаясь на п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 21 апреля 2009 г. № 8, не учел, что в данном случае рассматривается вопрос не смягчения приговора, а замены неотбытой части наказания.

«Порядок изменения приговора в сторону смягчения регламентируется не положениями ст. 80 УК РФ.

Смягчение приговора может иметь место лишь в апелляционном и кассационном порядке либо вследствие издания актов амнистии или помилования», – говорил адвокат.

Верховный Суд встал на сторону Генпрокуратуры

Проанализировав содержание п. «в» ч. 3 ст. 79 и ст. 80 УК, а также п. 1 Постановления Пленума № 8, ВС пришел к выводу, что при замене неотбытой части наказания более мягким видом суд учитывает личность осужденного и обстоятельства отбывания им наказания, назначенного по приговору суда.

«Положительная оценка данных обстоятельств позволяет суду заменить неотбытую часть наказания более мягким видом наказания, что снижает суровость ранее назначенной меры уголовного принуждения и тем самым обеспечивает индивидуальный подход к каждому осужденному.

В результате замены наказания, назначенного по приговору суда, назначается новый, более мягкий вид наказания, а поэтому в качестве назначенного наказания для применения положений ст.

79 УК РФ принимается то наказание, срок которого определяется исходя из последнего принятого на этот счет решения», – сказано в определении.

В данном случае таким решением, по мнению Верховного Суда, является постановление Тосненского городского суда от 4 февраля 2019 г., которым осужденному заменена неотбытая часть наказания более мягким видом. «Иной подход применения положений ст.

79 УК РФ в условиях уже примененных положений ст. 80 УК РФ свидетельствует о повторном учете личности осужденного и обстоятельств отбытия им наказания, что не соответствует целям уголовного наказания и смыслу гл.

12 УК РФ», – указала судебная коллегия.

ВС посчитал, что, направляя материал об УДО на новое рассмотрение, первая кассация не учла позиции Конституционного Суда и разъяснения Пленума ВС. Так, пояснил Суд, в Определении КС РФ № 3357-О/2019 (на которое сослалась и Генпрокуратура. – Прим. ред.

) указано, что законодатель «ввел такое регулирование, при котором освобождение положительно характеризуемого осужденного от дальнейшего отбывания наказания путем замены его оставшейся части более мягким видом наказания аннулирует неотбытую часть прежнего наказания». С принятием в соответствии со ст.

80 УК постановления о замене неотбытой части наказания более мягким видом отбывание назначенного по приговору наказания прекращается, а исполнению подлежит избранное в порядке замены наказание, отметил КС.

Кроме того, ВС сослался на тот же п. 2 Постановления Пленума № 8, который ранее применил суд первой инстанции, а затем отметил в кассационном представлении заместитель генпрокурора.

Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 4 февраля 2020 г. было отменено.

«Необходимости в направлении материалов в тот же суд на новое рассмотрение в судебном заседании Судебная коллегия не усматривает», – заключил Верховный Суд.

Позднее Виктор Ермолаев рассказал «АГ», что его доверитель уже воспользовался правом на УДО в истолковании ВС, отбыв две третьих срока принудительных работ.

«По этому делу решение принято с особым мнением»

Сразу после заседания в Верховном Суде Виктор Ермолаев сообщил редакции «АГ», что один из судей решил подготовить особое мнение.

Адвокат представил аудиозапись оглашения вводной и резолютивной частей определения, на которой четко слышно: «По этому делу решение принято с особым мнением». Однако на сайте ВС в карточке дела представлен текст лишь кассационного определения.

Как следует из него, дело рассматривали Сергей Абрамов (председательствующий), Петр Кондратов и Виктор Смирнов (докладчик).

Виктор Ермолаев попытался выяснить в канцелярии Суда, будет ли особое мнение приложено к материалам дела: «Один сотрудник сказал, что особое мнение мне вряд ли покажут, его якобы могут видеть только судьи. А другой – “никакой проблемы нет, вас обязаны ознакомить”».

Отметим, что Уголовно-процессуальный кодекс прямо упоминает о праве отдельных участников судопроизводства заявить ходатайство об ознакомлении с особым мнением судьи к приговору (ч. 6 ст. 310 УПК) и апелляционным приговору, определению и постановлению (ч. 2.1 ст. 389.33 УПК).

В силу ч. 5 ст. 310 УПК особое мнение приобщается к приговору. Применительно к высказанному в апелляции особому мнению в ч. 1 ст. 389.33 УПК сказано, что этот документ приобщается к уголовному делу.

Об особых мнениях в иных инстанциях уголовно-процессуальный закон прямо не упоминает.

Как следует из пояснительной записки к Закону от 21 октября 2013 г. № 272-ФЗ, которым нормы об ознакомлении с особым мнением судьи введены в УПК (законопроект № 261110-6), поправки были разработаны в целях реализации Определения Конституционного Суда от 17 января 2012 г. № 174-О-О.

Тогда в КС обратился гражданин, которому при ознакомлении с материалами уголовного дела, а также в ходе заседания суда кассационной инстанции было отказано в ознакомлении с имеющимся в деле в запечатанном конверте письменным особым мнением одного из судей, входившего в состав суда первой инстанции. Принимая такое решение, кассация сослалась на то, что ознакомление осужденного с особым мнением судьи не предусмотрено законом.

Отказавшись признать ст. 301 и 312 УПК неконституционными, КС все же заметил, что это не препятствует федеральному законодателю урегулировать вопрос о допуске осужденного и его защитника к ознакомлению с особым мнением судьи.

Примечательно, что к Определению № 174-О-О четверо судей КС подготовили мнения. С подходом большинства не согласились Гадис Гаджиев, Геннадий Жилин, Сергей Князев и Михаил Клеандров.

«Публичный характер правосудия должен защищать стороны в уголовном процессе от тайного отправления правосудия, от запечатанных конвертов, в которых содержатся особые мнения судей», – указывал тогда Гадис Гаджиев.

В свою очередь Михаил Клеандров подчеркивал, что «запечатывание особого мнения судьи в конверт с дальнейшим приобщением этого конверта к материалам уголовного дела на каком-либо нормативном акте (предписании) не основано».

Комментарий защитника и экспертов «АГ»

Виктор Ермолаев сообщил «АГ», что намерен обжаловать определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС в вышестоящую инстанцию: «Ключевой тезис, который будет положен в основу последующего обжалования, содержится в ч. 7 ст. 302 УПК.

Только приговор суда устанавливает начало исчисления срока отбывания наказания. Иного подхода уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает». Подменять в этой части приговор иными актами недопустимо, подчеркнул защитник.

По его словам, он также рассматривает возможность обратиться в Конституционный Суд.

Юрист проекта Благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям «Русь сидящая» Ольга Подоплелова, которая присутствовала при рассмотрении дела в Верховном Суде, заметила: «Конечно, обращает на себя внимание тот факт, что дело Ильи Ерехинского попало в Верховный Суд дважды, в результате чего были приняты два диаметрально противоположных решения.

В последнем случае отрицательное решение сопровождалось особым мнением одного из судей.

Большое влияние на принятое решение оказало, судя по тексту, одно из определений Конституционного Суда, в котором КС пришел к выводу о том, что при замене наказания на более мягкое прежний срок наказания, назначенного судом, аннулируется, и исполнению подлежит новое наказание».

По сути, пояснила эксперт, это означает, что срок для УДО «обнуляется» и начинает течь заново при замене наказания на принудительные работы. «Однако на практике это приводит к тому, что обращение за смягчением наказания теряет для осужденных к лишению свободы всякий смысл.

Такой подход к толкованию норм о сроках обращения с ходатайством об УДО фактически ставит заключенных перед сложной дилеммой: оставаться в колонии и выйти на свободу раньше или отправиться в исправительный центр для отбывания наказания в виде принудительных работ и освободиться позже».

Исполнить постановление ЕСПЧ возможно частичноКонституционный Суд провозгласил постановление о возможности исполнения постановления Европейского суда по правам человека

Таких вопросов не должно возникать, подчеркнула юрист, поскольку сам КС в Постановлении от 19 апреля 2016 г. № 12-П признал, что принудительные работы сопоставимы по своей сути с лишением свободы.

«Верховный Суд фактически расписался под тем, что пенитенциарная политика государства направлена не на ресоциализацию, а на максимально длительное удержание человека в рамках уголовно-исполнительной системы и его эксплуатацию», – заключила Ольга Подоплелова.

Адвокат АП г. Красноярского края Владимир Васин заметил, что при первом прочтении кассационного определения хочется занять позицию защитника и сказать, что Суд не прав, но, если внимательно присмотреться, логика ВС тоже понятна.

«При замене неотбытой части наказания более мягким его видом суд уже однажды проявил снисхождение к лицу, которое теперь просит об УДО. Проблема не в решении ВС, а в конструкции ч. 3 ст.

79 УК, которая не содержит отдельных правил исчисления срока неотбытого наказания, необходимого для положительного решения вопроса об УДО, в случаях, если ранее неотбытая часть наказания заменялась более мягким наказанием», – пояснил адвокат.

По его словам, именно отсутствие надлежащего регулирования не позволяет сделать однозначный вывод о том, с какого момента нужно исчислять необходимый для УДО срок в таких ситуациях.

«Я, скорее, склоняюсь к тому, что Верховный Суд прав.

Однако, повторюсь, сейчас возможны разные варианты толкования, поэтому законодателю нужно четко разрешить этот вопрос в Уголовном кодексе», – подчеркнул Владимир Васин.

Порядок и условия отбывания уголовного наказания в виде принудительных работ

Действующее в настоящее время уголовное законодательство определяет принудительные работы в качестве альтернативы наказанию в виде лишения свободы.

Принудительные работы выступают в качестве основного уголовного наказания и могут применяться за совершение преступления небольшой или средней тяжести либо за совершение тяжкого преступления впервые. Срок, на который этот вид наказания может назначаться, — от двух месяцев до пяти лет.

При этом принудительные работы не назначаются несовершеннолетним, лицам, признанным инвалидами первой или второй группы, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет, женщинам, достигшим пятидесятипятилетнего возраста, мужчинам, достигшим шестидесятилетнего возраста, а также военнослужащим.

Из заработной платы осужденного к принудительным работам производятся удержания в доход государства, перечисляемые на счет соответствующего территориального органа уголовно-исполнительной системы, в размере, установленном приговором суда, и в пределах от пяти до двадцати процентов.

При этом, при привлечении осужденных к труду не применяются установленные Трудовым кодексом Российской Федерации правила приема на работу, увольнения с работы, перевода на другую работу, отказ от выполнения работы, предоставление отпусков.

Привлечение осужденных к труду осуществляется на основании договоров (контрактов), заключаемых руководством учреждений, исполняющих наказания, и соответствующих организаций.

Таким образом, осужденный к принудительным работам привлекается у труду не по его свободному волеизъявлению и соглашению сторон, а согласно требованиям уголовно – исполнительного законодательства на основании вступившего в законную силу приговора суда, что не может повлечь за собой обязанность заключения трудового договора между ним и работодателем, а также обязательности оформления разрешения на работу (патента), если осужденный является иностранным гражданином или лицом без гражданства.

Осужденный к принудительным работам не вправе отказаться от предложенной ему работы. Отказ от работы согласно ч. 2 ст. 60.15 Уголовно – исполнительного кодекса Российской Федерации является злостным нарушением порядка и условий отбывания принудительных работ, который может повлечь за собой замену данного вида наказания лишением свободы из расчета один день лишения свободы за один день принудительных работ.

 

Пресс-служба прокуратуры Республики Хакасия

НАКАЗАНИЕ • Большая российская энциклопедия

НАКАЗА́НИЕ, пре­ду­смот­рен­ная уго­лов­ным за­ко­ном ме­ра гос. при­ну­ж­де­ния, на­зна­чае­мая по при­го­во­ру су­да ли­цу, при­знан­но­му ви­нов­ным в со­вер­ше­нии пре­сту­п­ле­ния, ко­то­рая за­клю­ча­ет­ся в пре­ду­смот­рен­ных за­ко­ном ли­ше­ни­ях или ог­ра­ни­че­ни­ях прав и сво­бод осу­ж­дён­но­го и при­ме­ня­ет­ся в це­лях вос­ста­нов­ле­ния со­ци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти, а так­же в це­лях ис­прав­ле­ния осу­ж­дён­но­го и пре­ду­пре­ж­де­ния со­вер­ше­ния но­вых пре­сту­п­ле­ний.

Че­ло­ве­че­ст­во, на­чи­ная с Древ­не­го ми­ра (за­ко­ны Ма­ну, за­ко­ны Хам­му­ра­пи, за­ко­ны Ас­си­рии и Иу­деи и т. д.), пе­ре­жи­ло дли­тель­ную ис­то­рию по­яв­ле­ния и при­ме­не­ния на прак­ти­ке весь­ма раз­но­об­раз­ных мер Н. Со вре­ме­нем боль­шин­ст­во стран от­ка­за­лись от наи­бо­лее оди­оз­ных ви­дов Н. (му­чи­тель­ные спо­со­бы ис­пол­не­ния смерт­ной каз­ни, чле­но­вре­ди­тель­ские на­ка­за­ния и др.). Ос­таль­ные Н. ти­пи­зи­ро­ва­лись, уни­фи­ци­ро­ва­лись, при­во­ди­лись в сис­те­му. В не­ко­то­рых стра­нах сис­те­ма Н. очень ком­пакт­на и вклю­ча­ет разл. ви­ды ли­ше­ния сво­бо­ды, штраф и кон­фи­ска­цию иму­ще­ст­ва (ряд уго­лов­ных за­ко­нов пре­ду­смат­ри­ва­ет и смерт­ную казнь). Дру­гие го­су­дар­ст­ва (напр., Бол­га­рия, Рос­сия, стра­ны СНГ) соз­да­ли мно­го­сту­пен­ча­тую «ле­ст­ни­цу» на­ка­за­ний.

Сис­те­ма Н. в РФ вклю­ча­ет 13 ви­дов Н.

Штраф – наи­ме­нее стро­гое на­ка­за­ние. Он пред­став­ля­ет со­бой де­неж­ное взы­ска­ние в поль­зу го­су­дар­ст­ва, на­зна­чае­мое в пре­де­лах, ус­та­нов­лен­ных за­ко­ном. Раз­мер штра­фа ус­та­нав­ли­ва­ет­ся су­дом с учётом тя­же­сти со­вер­шён­но­го пре­сту­п­ле­ния, иму­ществ. по­ло­же­ния осу­ж­дён­но­го, воз­мож­но­стей по­лу­че­ния им за­ра­бот­ной пла­ты или ино­го до­хо­да и мо­жет быть на­зна­чен с рас­сроч­кой вы­пла­ты.

Ли­ше­ние пра­ва за­ни­мать оп­ре­де­лён­ные долж­но­сти со­сто­ит в за­пре­ще­нии за­ни­мать долж­но­сти, ха­рак­тер ко­то­рых оп­ре­де­лён су­дом, на гос. служ­бе или служ­бе в ор­га­нах ме­ст­но­го са­мо­управ­ле­ния, а ли­ше­ние пра­ва за­ни­мать­ся оп­ре­де­лён­ной дея­тель­но­стью оз­на­ча­ет за­пре­ще­ние за­ни­мать­ся кон­крет­ным ви­дом про­фес­сио­наль­ной или иной дея­тель­но­стью.

Ли­ше­ние спе­ци­аль­но­го, во­ин­ско­го или по­чёт­но­го зва­ния, класс­но­го чи­на и го­су­дар­ст­вен­ных на­град мо­жет быть на­зна­че­но толь­ко за тяж­кие или осо­бо тяж­кие пре­сту­п­ле­ния, ес­ли суд с учё­том об­стоя­тельств со­вер­ше­ния пре­сту­п­ле­ния и лич­но­сти ви­нов­но­го со­чтёт его не­до­стой­ным иметь со­от­вет­ст­вую­щие зва­ния, чи­ны и на­гра­ды.

Обя­за­тель­ные ра­бо­ты за­клю­ча­ют­ся в бес­плат­ном вы­пол­не­нии осу­ж­дён­ным в сво­бод­ное от осн. ра­бо­ты или учё­бы вре­мя об­ще­ст­вен­но по­лез­ных ра­бот на объ­ек­тах, ко­то­рые оп­ре­де­ля­ют­ся ор­га­на­ми ме­ст­но­го са­мо­управ­ле­ния по со­гла­со­ва­нию с уго­лов­но-ис­пол­ни­тель­ны­ми ин­спек­ция­ми.

Ис­пра­ви­тель­ные ра­бо­ты на­зна­ча­ют­ся по месту работы осуждённо­го, а ли­цам, не имею­щим осн. мес­та ра­бо­ты, – на объ­ек­тах, оп­ре­де­ляе­мых ор­га­на­ми ме­ст­но­го са­мо­управ­ле­ния по со­гла­со­ва­нию с уго­лов­но-ис­пол­ни­тель­ной ин­спек­ци­ей, но в рай­оне мес­та жи­тель­ст­ва осу­ж­дён­но­го. В те­че­ние ус­та­нов­лен­но­го су­дом сро­ка на­ка­за­ния (от 2 мес до 2 лет) из за­ра­бот­ной пла­ты осу­ж­дён­но­го про­из­во­дят­ся удер­жа­ния в до­ход го­су­дар­ст­ва в раз­ме­ре от 5 до 20%, а так­же пре­ду­смат­ри­ва­ет­ся ряд др. ог­ра­ни­че­ний тру­до­вых прав.

Ог­ра­ни­че­ние по во­ен­ной служ­бе – спец. вид Н., на­зна­ча­ет­ся во­ен­но­слу­жа­щим, про­хо­дя­щим во­ен. служ­бу по кон­трак­ту, за во­ин­ские пре­сту­п­ле­ния ли­бо за иные пре­сту­п­ле­ния, ес­ли суд на­зна­ча­ет ис­пра­ви­тель­ные ра­бо­ты, но за­ме­ня­ет их ог­ра­ни­че­ни­ем по во­ен. служ­бе. За пе­ри­од от­бы­ва­ния на­ка­за­ния из де­неж­но­го до­воль­ст­вия осу­ж­дён­но­го про­из­во­дят­ся удер­жа­ния в до­ход го­су­дар­ст­ва в раз­ме­ре, ус­та­нов­лен­ном су­дом, но не свы­ше 20%.

Ог­ра­ни­че­ние сво­бо­ды со­сто­ит в воз­ло­же­нии на осу­ж­дён­но­го обя­зан­но­сти со­блю­дать ряд ог­ра­ни­че­ний лич­ной сво­бо­ды (напр., не по­ки­дать квар­ти­ры в оп­ре­де­лён­ное вре­мя су­ток, не по­се­щать оп­ре­де­лён­ные мес­та и т. д.) и в ус­та­нов­ле­нии над­зо­ра за ним со сто­ро­ны уго­лов­но-ис­пол­ни­тель­ной ин­спек­ции.

Принудительные работы при­меняются как альтернатива лишению сво­боды и заключаются в привлечении осуждённого к труду в местах, опреде­ляемых органами уголовно-исполните­ль­ной системы. Назначаются на срок от 2 мес до 5 лет. В течение срока наказа­ния из заработной платы осуждённого производятся удержания в доход госу­дарства (от 5 до 20%).

Арест за­клю­ча­ет­ся в со­дер­жа­нии осу­ж­дён­но­го в аре­ст­ном до­ме в ус­ло­ви­ях стро­гой изо­ля­ции от об­ще­ст­ва.

Со­дер­жа­ние в дис­ци­п­ли­нар­ной во­ин­ской час­ти на­зна­ча­ет­ся толь­ко во­ен­но­слу­жа­щим, про­хо­дя­щим во­ен. служ­бу по при­зы­ву, а так­же про­хо­дя­щим её по кон­трак­ту на долж­но­стях ря­до­во­го и сер­жант­ско­го со­ста­ва, ес­ли они ещё не от­слу­жи­ли ус­та­нов­лен­но­го за­ко­ном сро­ка служ­бы по при­зы­ву.

Ли­ше­ние сво­бо­ды на оп­ре­де­лён­ный срок – са­мый рас­про­стра­нён­ный вид Н., ко­то­рый мо­жет на­зна­чать­ся на срок от 2 мес до 20 лет и за­клю­ча­ет­ся в изо­ля­ции осу­ж­дён­но­го от об­ще­ст­ва. Муж­чи­ны в за­ви­си­мо­сти от тя­же­сти со­вер­шён­но­го пре­сту­п­ле­ния и опас­но­сти лич­но­сти от­бы­ва­ют это на­ка­за­ние в ко­ло­ни­ях-по­се­ле­ни­ях, в ис­пра­ви­тель­ных ко­ло­ни­ях об­ще­го, стро­го­го и осо­бо­го ре­жи­ма или в тюрь­ме. Жен­щи­ны от­бы­ва­ют ли­ше­ние сво­бо­ды в ко­ло­ни­ях-по­се­ле­ни­ях или в ис­пра­ви­тель­ных ко­ло­ни­ях об­ще­го ре­жи­ма, а не­со­вер­шен­но­лет­ние – в вос­пи­та­тель­ных ко­ло­ни­ях. Ли­ца муж­ско­го по­ла от­бы­ва­ют на­ка­за­ния от­дель­но от лиц жен­ско­го по­ла, но в ко­ло­ни­ях-по­се­ле­ни­ях в ус­ло­ви­ях по­лу­сво­бо­ды от­бы­ва­ют на­ка­за­ние и жен­щи­ны, и муж­чи­ны.

В со­от­вет­ст­вии с Кон­цеп­ци­ей раз­ви­тия уго­лов­но-ис­пол­ни­тель­ной сис­те­мы РФ до 2020 по­став­ле­на за­да­ча от­ка­зать­ся от кол­лек­тив­ной фор­мы со­дер­жа­ния осу­ж­дён­ных и за­ме­нить су­ще­ст­вую­щую сис­те­му ис­пра­ви­тель­ных уч­ре­ж­де­ний дву­мя ви­да­ми уч­ре­ж­де­ний – тюрь­ма­ми (об­ще­го, уси­лен­но­го и осо­бо­го ре­жи­ма) и ко­ло­ния­ми-по­се­ле­ния­ми (с обыч­ным и уси­лен­ным на­блю­де­ни­ем).

По­жиз­нен­ное ли­ше­ние сво­бо­ды – са­мый стро­гий вид Н., на­зна­чае­мый за осо­бо тяж­кие пре­сту­п­ле­ния, по­ся­гаю­щие на жизнь, а так­же за со­вер­шён­ные при отяг­чаю­щих об­стоя­тель­ст­вах осо­бо тяж­кие пре­сту­п­ле­ния про­тив об­ществ. безо­пас­но­сти (тер­ро­ри­стич. акт, за­хват за­лож­ни­ка, ор­га­ни­за­ция пре­ступ­но­го со­об­ще­ст­ва) и за ди­вер­сию. Осу­ж­дён­ные от­бы­ва­ют на­ка­за­ние в ко­ло­ни­ях осо­бо­го ре­жи­ма для лиц, осу­ж­дён­ных к по­жиз­нен­но­му ли­ше­нию сво­бо­ды, в са­мых стро­гих ре­жим­ных ус­ло­ви­ях.

В со­от­вет­ст­вии со ст. 20 Кон­сти­ту­ции РФ смерт­ная казнь впредь до её от­ме­ны мо­жет ус­та­нав­ли­вать­ся за­ко­ном в ка­че­ст­ве ис­клю­чи­тель­ной ме­ры на­ка­за­ния за осо­бо тяж­кие пре­сту­п­ле­ния про­тив жиз­ни. Уго­лов­ным ко­дек­сом РФ она ус­та­нов­ле­на за убий­ст­во при отяг­чаю­щих об­стоя­тель­ст­вах (ч. 2 ст. 105, ста­тьи 277, 295, 317), а так­же за ге­но­цид (ст. 357). Од­на­ко с учё­том До­пол­ни­тель­но­го про­то­ко­ла № 6 к Ев­ро­пей­ской кон­вен­ции о за­щи­те прав че­ло­ве­ка и ос­нов­ных сво­бод, а так­же по­ста­нов­ле­ний Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ от 2.2.1999 и от 19.11.2007 про­цесс фак­тич. от­ме­ны смерт­ной каз­ни стал не­об­ра­ти­мым, и дан­ный вид на­ка­за­ния су­да­ми Рос­сии не при­ме­ня­ет­ся.

Девять из пе­ре­чис­лен­ных Н. яв­ля­ют­ся ос­нов­ны­ми, т. е. на­зна­ча­ют­ся толь­ко са­мо­стоя­тель­но и не мо­гут при­сое­ди­нять­ся к др. (обя­за­тель­ные ра­бо­ты, ис­пра­ви­тель­ные ра­бо­ты, ог­ра­ни­че­ния по во­ен. служ­бе, принудительные работы, арест, со­дер­жа­ние в дис­ци­п­ли­нар­ной во­ин­ской час­ти, ли­ше­ние сво­бо­ды на оп­ре­де­лён­ный срок, по­жиз­нен­ное ли­ше­ние сво­бо­ды и смерт­ная казнь). Один вид Н. (ли­ше­ние спе­ци­аль­но­го, во­ин­ско­го или по­чёт­но­го зва­ния, класс­но­го чи­на и гос. на­град) яв­ля­ет­ся до­пол­ни­тель­ным, т. е. мо­жет лишь при­со­еди­нять­ся к ос­нов­ным и не мо­жет на­зна­чать­ся са­мо­стоя­тель­но. Три ви­да Н. (штраф, ли­ше­ние пра­ва за­ни­мать оп­ре­де­лён­ные долж­но­сти или за­ни­мать­ся оп­ре­де­лён­ной дея­тель­но­стью, ог­ра­ни­че­ние сво­бо­ды) мо­гут при­ме­нять­ся как в ка­че­ст­ве ос­нов­ных, так и в ка­че­ст­ве до­пол­ни­тель­ных.

Россиянин решил засудить президента, который заменил ему смертную казнь на пожизненный срок

В 1991 году жителя Иркутской области Ивана Подоляка (имя героя изменено) отдали под суд. Среди преступлений, которые ему вменяли, значились умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, разбой, нанесение телесных повреждений и незаконное хранение оружия. По совокупности статей мужчине назначили исключительную меру наказания, смертную казнь, и назначили лечение от алкоголизма.

Однако у Подоляка был шанс сохранить жизнь. Администрация исправительного учреждения (ИУ), где мужчина ожидал исполнения наказания, предложила ему обратиться к президенту Российской Федерации с ходатайством о помиловании. Мужчина отказался. Об этом свидетельствует акт, который составили представители ИУ.

Впрочем, этот акт каким-то образом всё же оказался на столе у президента. Несмотря на то что сам мужчина не ждал поблажек, а Верховный суд РСФСР и главный прокурор республики считали смертную казнь в его случае вполне справедливой, президент помиловал Подоляка. Указ об этом вышел в 1993 году: смертную казнь заменили на пожизненный срок.

Подоляк провёл в тюрьме уже 30 лет, когда решил обжаловать президентский указ о помиловании. Мужчина обратился в Верховный суд с апелляционным исковым заявлением, в котором указал: указ президента не даёт возобновить производство по уголовному делу, пересмотреть приговор по новым и вновь открывшимся обстоятельствам и в дальнейшем смягчить наказание. Подоляк добавил, что акт о помиловании освободил его от наказания в виде смертной казни, а не заменил наказание на пожизненное лишение свободы. Кроме того, с 1999 года смертную казнь в РФ и вовсе отменили, указал истец.

Представитель президента парировал, что оспариваемый указ соответствует положениям Конституции РСФСР и действующему на день его издания законодательству. Кроме того, он добавил, что Подоляк обратился с жалобой только спустя 27 лет после публикации указа, а значит, он пропустил трёхлетний срок исковой давности.

Верховный суд согласился с этими доводами.

«Определённое в порядке помилования более мягкое, по сравнению с приговором суда, наказание не может расцениваться как санкция за совершённое преступление, а является актом милосердия по отношению к осуждённому», — пояснил ВС. И добавил, что доводы истца о том, что указ президента не даёт возобновить производство и смягчить наказание, основаны на неправильном понимании права.

Отсылку к закону от 1999 года, который ввёл мораторий на смертную казнь, Верховный суд также счёл несостоятельной.

«Постановление не отменяет действие норм уголовного закона, предусматривающих наказание в виде смертной казни, не влечёт за собой пересмотр приговоров в отношении лиц, ранее осуждённых к исключительной мере наказания, и не изменяет условия их содержания в местах лишения свободы, а также не препятствует применению к этим лицам актов помилования», — указал ВС и в иске отказал.

Подоляк не хотел мириться с таким положением дел и пошёл обжаловать решение Верховного суда в апелляционную инстанцию. В жалобе он указал, что президент фактически изменил вынесенный приговор, при этом суд не назначал ему пожизненного лишения свободы.

«Президент Российской Федерации при издании указа фактически присвоил себе полномочия органов судебной власти, прошу суд устранить допущенное нарушение», — написал Подоляк.

Представитель президента вновь не согласился с этими доводами. Как не согласилась и апелляционная коллегия Верховного суда.

«Процедура помилования, вопреки доводам апелляционной жалобы, не регулируется уголовно-процессуальным законодательством и осуществляется за пределами правосудия. При таких обстоятельствах принятия отдельного решения суда, которым Подоляку И. было бы назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы, не требовалось», — написал ВС и отказал мужчине в иске.

Опрошенные «Секретом» юристы полагают, что в позиции Верховного суда нет ничего удивительного. «В целом судебный акт продолжает высказанную Конституционным судом РФ позицию о том, что акт помилования является выражением гуманизма. А жизнь является высшей ценностью, закреплённой в Конституции РФ», — сказал Андрей Саунин, адвокат, руководитель Saunin Law Practice.

Юрист пояснил, что указ президента никоим образом не мешает пересмотреть дело по новым обстоятельствам. «Пересмотр оправдательного приговора, определения, постановления о прекращении уголовного дела или обвинительного приговора в связи с мягкостью наказания либо необходимостью применения к осужденному уголовного закона о более тяжком преступлении допускается лишь в течение сроков давности привлечения к уголовной ответственности, установленных статьёй 78 Уголовного кодекса РФ, и не позднее одного года со дня открытия вновь открывшихся обстоятельств», — резюмировал он.

Коллаж: «Секрет фирмы», freepik.com, Unsplash

Обвинение директора округа Рапидес в жестоком обращении с несовершеннолетними подтверждается телесными наказаниями арестован на прошлой неделе по обвинению в «жестоком обращении с несовершеннолетними».

Марк Вилар, адвокат, представляющий семью в центре дела, сказал нам, что вовлеченному ребенку было четыре года, а также подтвердил, что дело связано с инцидентом «телесного наказания».

62-летний Граймс сдался в прошлую среду после того, как 12 апреля большое жюри округа Рапидс предъявило ему обвинение. Он внес залог в размере 25 000 долларов.

По данным полиции Александрии, они расследуют дело после того, как около 10 сентября 2021 года родитель в школе выступил с заявлением о наказании, которое получил их ребенок. Полиция расследовала это дело, а затем передала дело в прокуратуру округа Рапидс для рассмотрения Большим жюри, которое вернуло верный счет, предъявив обвинение Граймсу.

Практика телесных наказаний как средства воспитания ребенка вынесена на обсуждение в законодательном собрании штата на этой сессии в рамках неоднократных попыток запретить их использование в государственных школах.

Законопроект Палаты представителей 649, автором которого является член палаты представителей штата Стефани Хилферти (R-округ 84), почти идентичен ее законопроекту на сессии 2021 года, который не получил окончательного принятия Палатой представителей.

«Это не то, что мы делаем с нашими детьми в колонии для несовершеннолетних», — сказал Хилферти. «Туда специально нельзя.Это запрещено для заключенных в нашей тюремной системе. И по какой-то причине мы определили, что К-12 — это время, когда мы изменим поведение ребенка, ударив его».

Одним из основных возражений Хилферти против этой практики является отсутствие руководства о том, как ее проводить, в том числе отсутствие обучения. Не существует никаких правил относительно того, насколько сильно ударить учащегося, или каких-либо учетных данных в зависимости от размера, возраста или психического состояния вовлеченного учащегося или администратора. На самом деле, большая часть практики полностью оставлена ​​на усмотрение каждого школьного совета.Чак Оуэн (район 30) считает, что лучше.

«Я представляю два округа, у которых разная политика», — сказал Оуэн. «Итак, у Борегара одна политика, а у Вернона другая. И оба моих суперинтенданта сказали мне, что, по их мнению, в прошлом году их политика работала хорошо. Прежде чем это снова дойдет до комитета, я поговорю с ними о том, где они находятся в данный момент, но, как правило, я доверяю местным школам принимать собственные решения».

Между тем, член палаты представителей штата Майк Джонсон (R-округ 27), который также голосовал против законопроекта на прошлой сессии, сказал, что он не голосовал против телесных наказаний, он голосовал против их запрета, заявив, что решение об их использовании лежит на родители.

— Я думаю, что есть меры безопасности, — сказал Джонсон. «И если кто-то нарушает эти границы или делает больше, чем ему разрешено, или делает это неразумно, мы рассматриваем это так же, как и любой другой случай, когда с ребенком плохо обращаются или, вы знаете, причиняют вред сверх того, что ожидается для разумной дисциплины».

С другой стороны, член палаты представителей штата Эд Ларвадейн, III (округ D 26), который был единственным представителем Центральной Луизианы, проголосовавшим за законопроект в прошлом году, сказал, что времена изменились.

«Мы должны рассмотреть другие альтернативы наказанию, такие как изъятие вещей, тайм-аут, отстранение от занятий в школе», — сказал Ларвадян. «Мы должны найти другие альтернативы воспитанию детей».

Поддержка законопроекта была неоднозначной. Не ясно, будет ли это иметь место в этой сессии.

«Я хочу, чтобы школа была безопасным местом для наших детей, и я думаю, что этого хотят многие мои коллеги», — сказал Хилферти. «Я хочу, чтобы они пришли туда, зная, что они будут учиться, и чтобы у них было безопасное место, где они могли бы доверять взрослым, с которыми они работают.”

И Оуэн, и Джонсон отметили, что на этой сессии у них еще нет определенной позиции по законопроекту.

HB649 ждет дебатов комитета по образованию Палаты представителей.

Нажмите здесь , чтобы сообщить об опечатке. Пожалуйста, укажите название статьи в письме.

Copyright 2022 KALB. Все права защищены.

Верховный суд не защитит летчика от наказания за отказ от прививки

В понедельник Верховный суд вынес решение против офицера запаса ВВС, который попросил судей оградить его от дисциплинарных взысканий за его отказ от вакцины против COVID-19 на религиозной почве.

Подполковник Джонатан Данн был отстранен от своего командования и ему грозит дополнительное наказание за его отказ соблюдать общевоенную политику в области здравоохранения, введенную в августе прошлого года.

Три наиболее консервативных члена суда — судьи Кларенс Томас, Сэмюэл Алито и Нил Горсач — указали, что они удовлетворили бы просьбу Данна о запрете Пентагону наказывать его дальше, пока дело рассматривается в судах низшей инстанции.

Решение суда в понедельник было издано в кратком неподписанном постановлении, которое было издано без комментариев.Это следует за постановлением, вынесенным в прошлом месяце, когда судьи восстановили полномочия Министерства обороны в отношении развертывания непривитых операторов спецназа ВМС после того, как суд низшей инстанции встал на сторону группы морских котиков, которые оспаривали военный мандат.

Необычный юридический аргумент Данна выделялся среди множества других исков на религиозной почве, которые были поданы против мандатов на вакцинацию с момента появления COVID-19 два года назад. В судебных документах он утверждал, что правительственные лидеры представили вакцину как моральное обязательство и тем самым заставили ее приобрести «таинственное качество», что противоречит его религиозным убеждениям.

«Это делает прививку от COVID-19 религиозным ритуалом, необходимым в качестве условия полноценного участия в жизни гражданского общества — подобно древнеримским законам, требующим жертвоприношений кесарю, или указу Навуходоносора, требующему поклонения золотой статуе», — заявили его адвокаты судьям. «После долгих молитв заявитель пришел к выводу, что он не может участвовать в таком религиозном ритуале — и, следовательно, не может принимать вакцину — потому что, как христианин, он должен поклоняться только Богу».

Трамп говорит, что у него нет никаких записей, связанных с повесткой генерального прокурора Нью-Йорка «Текстуалистическое» решение судьи о мандате авиакомпании на использование масок вызвало негативную реакцию

Министерство обороны на прошлой неделе призвало судей отклонить запрос, подчеркнув необходимость военной готовности, утверждая, что Данн не смог продемонстрировать, что ему будет причинен необратимый вред, если его предложение будет отклонено.

«Заявителю также не удалось доказать причинения непоправимого вреда», — написало Министерство юстиции в судебных документах от имени Пентагона. «Он уже был отстранен от своего прежнего командования, в том числе по причине недальновидности и злоупотребления властью, что оправдывало отстранение от должности независимо от его отказа от вакцинации».

Обновлено в 16:48.

Наказание без преступления Александра Натапов

«Обзорный взгляд на систему проступков и ее влияние на американский народ…. Суды по делам о мисдиминорах используют самые грубые, глупые и жестокие инструменты системы правосудия, множество предвзятых кодексов, называемых преступлениями «поддержания порядка». Что проясняет Наказание без преступления , так это чей именно порядок поддерживается.» — Вставка

«Важный вклад в области криминологии и социологии». — ВЫБОР

«Умно написанный, аргументированный и часто душераздирающий отчет Натапова является достойным дополнением к книге Мишель Александер «Новый Джим Кроу ».»— Publishers Weekly (помеченный звездочкой обзор)

«Представление Натапофф своих тщательно изученных данных впечатляет… Жгучее, революционное исследование криминологии и социологии».

«Эта важная книга полностью переворачивает разговор об уголовном правосудии. Натапов документирует мрачную правду о процессе проступка — как он заставляет невиновного признать себя виновным, как он игнорирует основные законные права и как он причиняет глубокую несправедливость.Ее идеи вдохновляют как возмущение, так и инновации. Наказание без преступления дает потрясающее новое понимание порочной уголовной системы и предлагает столь необходимый путь к справедливой и честной уголовной системе, которой заслуживает Америка. Необходимая книга для нашего времени.»— Барри Шек, соучредитель проекта «Невинность»

« Наказание без преступления» — это суровый обвинительный акт в отношении нашей системы мелких правонарушений. Благодаря тщательным оригинальным исследованиям, душераздирающим историям и новаторским идеям книга Александры Натапофф представляет собой искусную критику незамеченного, но важного компонента карательного механизма нашей системы уголовного правосудия.В ее отчете показано, как раса и бедность пересекаются в системе проступков для наказания невиновных; создавать, увековечивать и усиливать расовое неравенство; и удержание топливной массы. Доступный, мощный и поучительный, Наказание без преступления станет важным для всех будущих дискуссий о роли системы уголовного правосудия в формировании расового и социального порядка в нашей стране». — Л. Сонг Ричардсон, декан и профессор ректора право, Калифорнийский университет, Юридическая школа Ирвина

«Это незаменимая книга для понимания настоящих американских уголовных судов — категорически не той версии, которая знакома нам по кино и телевидению.Миллионы людей, каждый год рассматриваемых в наших судах по делам о мелких правонарушениях, в подавляющем большинстве случаев бедные и цветные люди, редко получают что-либо похожее на процессуальное правосудие и часто обременены стигмой и суровыми побочными последствиями, которые ставят их в невыгодное положение. Понимание и ремонт этой сломанной системы имеет первостепенное значение, если мы хотим иметь возможность называть наши уголовные суды системой правосудия ». — Кэрол С. Стейкер, Генри Дж. Френдли, профессор права и содиректор уголовного правосудия. Политическая программа Гарвардской школы права

Преступление и слишком много наказаний

В настоящее время их около 2.3 миллиона американцев находятся в тюрьмах за преступления, от хранения марихуаны до убийства, и в последние десятилетия приговоры становятся все более длинными. После освобождения из тюрьмы осужденные преступники часто сообщают, что им приходится иметь дело с клеймом своих убеждений; многие сообщают о предвзятости при приеме на работу спустя долгое время после освобождения из тюрьмы и о продолжающемся психологическом стрессе после заключения.

Таковы некоторые последствия тенденции последних тридцати пяти лет выносить все более суровые наказания осужденным преступникам.Раньше тюремная система, по крайней мере номинально, была ориентирована на реабилитацию; теперь это почти чистое наказание и возмездие.

Эрин Келли, профессор моральной философии в Школе искусств и наук, сосредоточила некоторые свои исследования на философии наказания и понятии моральной пустыни, то есть на заслуженных последствиях ваших действий. «Это вопросы, над которыми я думала много лет, и я начала думать о них через призму уголовного правосудия», — сказала она.

Теперь она написала об этом книгу, Пределы вины: переосмысление наказания и ответственности (издательство Гарвардского университета). В нем она пишет, что «карательная, морализирующая концепция индивидуальной ответственности обеспечивает, по крайней мере, прикрытие для общественного принятия суровой и неумолимой культуры наказания». Мы, говорит она, добавляем ненужный слой моральной вины к уголовному осуждению — и при этом наносим серьезный вред.

Келли выступит с докладом на эту тему 3 мая на мероприятии TEDxCambridge в Оперном театре Бостона. Tufts Now недавно говорил с ней о преступлениях, наказаниях и социальной справедливости.

Tufts Now : Возмездие не является новой идеей в качестве ответа на действия, которые считаются нарушением социальных норм. Что изменилось сейчас?

Эрин Келли : «Возмездие» — это идея, получившая распространение в тот же период, когда мы наблюдаем рост числа заключенных в тюрьму в Америке, и я думаю, мы должны задаться вопросом, почему это так. Произошел политический сдвиг, когда мы перешли от таких вещей, как реабилитация и разумные меры общественной безопасности или сдерживания, к большему размышлению о том, чтобы «дать людям то, что они заслуживают».

Было понято таким карательным образом, что если кто-то совершил преступление, то он должен пострадать соразмерно, как будто это уравновешивание весов карательного правосудия, как око за око, можно было бы практиковать через система уголовного правосудия.

Я признаю, что в публичном дискурсе много страха, что люди беспокоятся о своей безопасности — в какой-то степени рационально, в какой-то мере иррационально. Но я думаю, что люди эксплуатируются политиками и политиками и, откровенно говоря, корыстными интересами, такими как коммерческие тюремные компании.Это идея о том, что преступники — плохие люди, и мы должны заставить их заплатить. Эта идея становится очень привлекательной в этом политическом контексте. И это опасно.

Почему?

Я думаю, что есть серьезные вопросы о том, является ли возмездие лучшим основанием для уголовного наказания, и если вы так считаете — а я нет — возникает реальный вопрос, можем ли мы справедливо применить эту идею на практике, учитывая, что люди, которые кажутся наиболее подходящими для наказания, могут оказаться не самыми заслуживающими наказания — они часто находятся в самом неблагоприятном положении в обществе.

«Если закон осуждает людей на основании доказательств того, что они совершили определенные действия, мы не должны делать выводы на основе этого вывода об их характере, насколько они достойны порицания и чего они заслуживают», — сказала Эрин Келли. Фото: Кинотеатр Bearwalk

Вы пишете о некоторых правонарушениях, в которых отсутствует моральная составляющая, например о незначительном хранении рекреационных наркотиков или о том, что условно-досрочно освобожденный пропустил регистрацию у сотрудника службы пробации, и что таких людей нельзя сажать в тюрьму.

Думаю, здесь есть пара проблем. Во-первых, криминализировали ли мы некоторые формы поведения, которые не следует криминализировать, даже если они ведут к социальным проблемам? Есть ли лучший, более справедливый или более разумный способ решения социальных проблем, чем криминализация людей, совершивших определенные действия? Это один набор вопросов: что мы криминализировали и почему?

И тогда возникает вопрос, заслуживают ли морально страданий люди, совершающие преступные деяния, заслуживают ли они возмездия и оправдывает ли это применение лишения свободы? Может быть, нам не следует навязывать заслуги людям, совершившим ужасные поступки.Может быть, лучше спросить, требует ли общественная безопасность, чтобы мы выводили из строя некоторых людей, представляющих опасность для общества, и если да, то не важно, заслуживают ли они этого в моральном смысле.

Вы пишете об отце, дочь которого была убита, и который обнаружил, что у убийцы было ужасное воспитание, что смягчило его взгляды на карательное наказание. Что это показывает?

Я думаю, что тот факт, что есть примеры людей, которые не разделяют принцип возмездия и находят другие способы примириться с причиненным им злом или считаться с ним, показывает нам, что существует множество возможных ответов на уголовная виктимизация.Государство должно быть более нейтральным между этими ответами. Он не должен выбирать карательную точку зрения и представлять ее как точку зрения справедливости, которой придерживается все общество, потому что я не думаю, что все люди ее разделяют.

Но за преступные действия должны быть последствия.

Я думаю, что в справедливом обществе правительство должно предпринять некоторые шаги, чтобы убедиться, что люди не нарушают права друг друга, как вмешаться, чтобы остановить это, когда это происходит, так и предпринять шаги, чтобы предотвратить и отговорить людей от совершения действий такого рода. .Но это не ведет нас на территорию моральной пустыни и возмездия.

«Борьба с преступностью» часто является гамбитом политиков, стремящихся к выборам, — должно ли это вызывать у нас подозрения в отношении этой идеи?

Карательная идея уголовного правосудия очень привлекательна для многих людей, но она мешает им задуматься о том, кто понесет наказание и почему эти люди совершают преступления, которые они совершают. По этой причине это уводит нас от размышлений о совместной ответственности и социальной справедливости.Коллективные неудачи в обеспечении здравоохранения, образования и социально-экономической справедливости вытесняются из поля зрения, а идея индивидуальной ответственности выходит на первый план таким образом, который, кажется, оправдывает практику складирования людей, чьи жизни разрушаются.

Я пытаюсь заставить людей более критично подумать о том, кого мы запираем, почему мы их запираем и есть ли у нас веские причины для этого. Я думаю, что проблемы уголовного правосудия и причины преступности связаны с более широкими вопросами социальной справедливости, которые необходимо решать, если мы хотим решить эти проблемы.Система уголовного правосудия не может решить проблему преступности самостоятельно.

Вы хотите отделить моральную вину от уголовного осуждения. Почему?

Я думаю, нам следует быть более скромными в выводах, которые мы делаем о людях, совершивших преступления, и менее моралистичными, и, надеюсь, более сдержанными в своих реакциях.

Уголовное право фокусируется на том, совершили ли вы преступление — совершили ли вы преступное деяние? Это нормально, в том смысле, что есть определенные вещи, которые люди не должны делать.Нам нужен какой-то способ выяснить, совершали ли люди их, и если да, то остановить их от этих действий. Мы также должны ясно дать понять, что никто не должен делать такие вещи.

Но если закон осуждает людей на основании фактов совершения ими определенных действий, то мы не должны на основании этого заключения делать выводы об их характере, насколько они достойны порицания и чего они заслуживают. Ничто из этого не имеет решающего значения для юридического заключения о том, что они совершили преступление.Вместо этого мы просто делаем выводы из их преступной вины и делаем выводы о том, кто они и как оценивать их как моральных личностей.

Как эта тема согласуется с вашей работой морального философа?

Я использую философию для размышлений о социальных проблемах и пытаюсь заставить людей более критически относиться к тому, что в их моральной парадигме они считают само собой разумеющимся. Правда ли, что мы должны думать о справедливости с точки зрения возмездия, и, если вы предполагаете, что это правильная модель, почему вы так думаете? Я пытаюсь немного встряхнуть людей, чтобы они думали о вещах по-другому.Существует большое сопротивление, идеи противоречивы, и есть несколько очень вдумчивых людей, которые думают об этих вещах иначе, чем я. На эти вопросы нелегко ответить.

На мероприятии TEDxCambridge в Оперном театре проводится студенческая акция; студенты могут приобрести билеты в кассе в день шоу, 3 мая. Также проводится акция со скидкой 10 долларов на оставшиеся билеты (приобретенные через Ticketmaster) с использованием кода «Decade.

С Тейлором Макнилом можно связаться по адресу [email protected]

теорий наказания

Изменения в политике США вызвали сдвиги в теоретических целях вынесения приговоров. В период расцвета либерализма в 1960-х и 1970-х годах судебная и исполнительная власть (например, советы по условно-досрочному освобождению) обладали властью при вынесении приговоров. Законодатели разработали законы о вынесении приговоров с учетом реабилитации. Совсем недавно, в политически консервативные 1980-е и 1990-е годы, законодатели захватили власть над вынесением приговоров, и сочетание теорий — сдерживание, возмездие и лишение дееспособности — повлияло на законы о вынесении приговоров.

Сдерживание

Может ли страх препятствовать преступлению? Было много споров о том, работает ли сдерживание. Сторонники утверждают, что наказание сдерживает, если оно осуществляется с быстротой (быстротой), уверенностью и строгостью. Необходимо проводить различие между общим и конкретным сдерживанием. Общее сдерживание использует лицо, осужденное за преступление, в качестве примера, чтобы побудить общественность воздерживаться от преступного поведения, в то время как специальное сдерживание наказывает преступника, чтобы отговорить его от совершения преступлений в будущем.Критики указывают на высокий уровень рецидивизма (рецидива преступления) среди лиц, приговоренных к тюремному заключению, как на свидетельство недостаточной эффективности конкретных мер сдерживания. Критики также отмечают, что существуют пределы воздействия общего сдерживания. Некоторые преступления, такие как преступления на почве аффекта и преступления, совершенные под воздействием наркотиков, невозможно предотвратить, потому что их преступники не взвешивают рационально выгоды и затраты (которые включают наказание), прежде чем нарушать закон. Наконец, данные исследований показывают, что сдерживающий эффект наказания слаб.

Выведение из строя

Популярная причина наказания состоит в том, что оно убирает преступников с улиц и защищает общественность. Идея состоит в том, чтобы изолировать преступника от общества, сделав для него физически невозможным (или, по крайней мере, очень трудным) совершать новые преступления против общества во время отбывания наказания. Лишение дееспособности действует до тех пор, пока правонарушители остаются взаперти. Нет никаких сомнений в том, что лишение дееспособности снижает уровень преступности в какой-то неизвестной степени. Проблема в том, что это очень дорого.Лишение дееспособности влечет за собой высокие издержки не только с точки зрения строительства и эксплуатации тюрем, но и с точки зрения разрушения семей, когда члены семьи находятся в заключении.

Реабилитация

«Пусть наказание соответствует преступнику» выражает реабилитационную этику. Реабилитация призывает изменить личность правонарушителя с помощью исправительных мер, таких как программы лечения наркозависимости.

Общая земля

Но оценки исправительного лечения показывают, что оно не всегда предотвращает или снижает уровень преступности.Почему реабилитация не удалась? Финансирование было недостаточным, поэтому полная эффективность реабилитации не была проверена. Более того, у некоторых преступников, таких как лица, совершившие ненасильственные преступления, и совершившие преступление впервые, больше шансов на успешную реабилитацию, чем у рецидивистов и насильственных преступников.

Устрашение, лишение дееспособности и реабилитация — все это аргументы в пользу последствий наказания. Все они являются перспективными теориями наказания. То есть они смотрят в будущее, решая, что делать в настоящем.Общая цель всех трех – предотвращение преступности.

Возмездие

«Пусть наказание соответствует преступлению» отражает суть возмездия. Сторонники защищают просто по заслугам , который определяет справедливость с точки зрения справедливости и пропорциональности. Ретрибутивисты стремятся назначить наказание в соответствии с моральной виновностью преступника (измеряемой тяжестью преступлений, за которые преступник был осужден). В идеале суровость наказаний должна быть пропорциональна тяжести преступлений.В действительности сложно сопоставить наказания и преступления, поскольку нет возможности объективно откалибровать моральную испорченность конкретных преступлений и/или болезненность конкретных наказаний. Возмездие — это ретроспективная теория наказания. Он смотрит в прошлое, чтобы определить, что делать в настоящем.

«Наказание без преступления» подчеркивает несправедливость американской системы проступков: NPR

ТЕРРИ ГРОСС, ХОЗЯИН:

Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.Я Терри Гросс. Мы собираемся поговорить о той части системы уголовного правосудия, которую мой гость описывает как ловушку для невиновных и делающую Америку еще более неравной — о системе массовых правонарушений. В зависимости от того, где вы находитесь, некоторые проступки могут быть такими же незначительными, как переход неположенной дороги. Но последствия обвинения в правонарушении, независимо от того, виновны вы или нет, могут изменить вашу жизнь, особенно если вы бедны. Моя гостья, Александра Натапова, автор новой книги «Наказание без преступления». Критики того, как система уголовного правосудия справляется с проступками, описывают ее как правосудие на конвейере или McJustice.

Натапов — профессор права Калифорнийского университета в Ирвине. С 2000 по 2003 год она была помощником федерального государственного защитника в Балтиморе. Она использовала этот опыт для книги, но она также основана на обширных данных, которые она собрала по всем штатам по всей стране, и на интервью с людьми, которые прошли через процесс проступка, а также с полицией, прокурорами, общественными защитниками и судьями.

Александра Натапова, добро пожаловать на СВЕЖИЙ ВОЗДУХ. Начнем с прецедентного дела 1997 года, когда мать ехала с детьми 3 и 5 лет в машине, и ее арестовали за несоблюдение ремня безопасности.Опишите, за что ее арестовали.

АЛЕКСАНДРА НАТАПОФФ: Гейл Этуотер и ее дети ехали по местному парку очень медленно — около 15 миль в час. Ее ребенок, Мак, потерял свою игрушку, и дети выглядывали из окна своего грузовика, пытаясь найти игрушку. И они не были пристегнуты ремнями безопасности. Их мама сказала им, что они могут отстегнуть ремни безопасности, чтобы посмотреть в окно и найти игрушку.

И их остановил полицейский Турек, который остановил их и крикнул Гейл Этуотер, что она будет арестована за нарушение правил пристегивания ремней безопасности из-за того, что ее дети не были пристегнуты ремнями безопасности.Ее дети начали плакать. Мисс Этуотер спросила, может ли она отвести своих детей к соседям. Офицер Турек сказал, нет, они пойдут с тобой в тюрьму. Сосед прошел мимо и позаботился о детях, но Гейл Этуотер попала в тюрьму.

Она была допрошена, у нее сняли отпечатки пальцев, она провела пару часов в камере и в конце концов признала себя виновной и заплатила штраф за нарушение ремня безопасности. Максимальное наказание, которое она могла получить за это нарушение, — 50 долларов. Это нарушение правил дорожного движения.Она не могла попасть в тюрьму за нарушение ремня безопасности, но тем не менее провела время в тюрьме в результате ареста.

И подала в суд. Она просила Верховный суд постановить, что полицейским нецелесообразно проводить то, что мы называем полноценным содержанием под стражей, то есть запирать кого-то, оговаривать, отправлять в тюрьму за преступление, подобное ее, за которое она не могла отправился в тюрьму. Это был штраф за нарушение правил дорожного движения. И Верховный суд вынес решение против нее.

Верховный суд постановил, что независимо от того, какое преступление, какой незначительный проступок, какое бы окончательное наказание ни было, даже если вы не можете быть заключены в тюрьму за это, полиция имеет право осуществить полноценный арест под стражей. — то есть посадить в тюрьму, заключить в суд, запереть.

И это действительно — это было такое важное дело, потому что оно открывает путь к видам арестов, вторжений и тюремных заключений, которые характеризуют этот низкоуровневый мир проступков и мелких правонарушений.Таким образом, во многом размер и жестокость системы наказания за проступки восходят к Гейл Этуотер.

ГРОСС: Так как долго она была в тюрьме?

НАТАПОФФ: В тот день Гейл Этуотер провела несколько часов в тюрьме. Она была забронирована. Они забрали ее личные вещи. У нее сняли отпечатки пальцев. Она провела время в тюрьме, как и любой другой, если бы его арестовали за какое-либо правонарушение в этой юрисдикции.

Так что, хотя я не знаю, с кем Гейл Этуотер провела свой день в тюрьме, возможно, любой в ее ситуации мог провести день с людьми, обвиняемыми в очень серьезных преступлениях, насильственными преступниками, людьми с психическим здоровьем или наркозависимыми. .И у нее была запись об аресте, так что ее информация теперь есть в системе бронирования. И это запись об аресте, которая будет преследовать ее всю оставшуюся жизнь.

ГРОСС: Когда вы говорите, что у нее был рекорд, это ее рекорд. До этого у нее не было.

НАТАПОФФ: Верно.

ГРОСС: Да. Итак, давайте поговорим подробнее о том, что такое проступок. Не пристегивать детей ремнями безопасности — это правонарушение. Но есть широкий спектр преступлений, которые квалифицируются как проступки.Можете ли вы дать нам представление об этом диапазоне?

НАТАПОФФ: Значит, проступки — это мелкие правонарушения. Каждая юрисдикция определяет их по-своему. Как правило, они определяются как любое уголовное преступление, за которое в качестве наказания можно получить не более одного года лишения свободы. Но проступки бывают самых разных форм и размеров. Иногда мы называем их мелкими правонарушениями. Иногда мы называем их нарушениями или нарушениями постановлений. В Техасе правонарушение Гейл Этуотер — ее нарушение ремня безопасности — даже несмотря на то, что она не могла попасть в тюрьму за это, было уголовным преступлением.Это был уголовный проступок.

Во многих юрисдикциях предусмотрена уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения. Несмотря на то, что мы обычно не считаем превышение скорости преступлением, в 25 штатах превышение скорости считается правонарушением. Иногда за эти правонарушения сажают в тюрьму, чаще нет, по крайней мере, не сразу. Итак, это целый мир мелких правонарушений низкого уровня, криминализирующих низкоуровневое поведение, налагающих наказания, которые являются относительно легкими по сравнению с видами приговоров за уголовные преступления, к которым мы привыкли.

ГРОСС: Итак, ваша книга отчасти посвящена неравенству системы проступков, ее расовому неравенству и классовой системе внутри системы проступков. Так что я не знаю, какой доход был у женщины, арестованной за нарушение ремня безопасности, но в чем разница в том, как это могло быть сделано между человеком, у которого были деньги, и человеком, у которого их не было?

НАТАПОФФ: Одна из поразительных особенностей нашей огромной системы проступков заключается в том, насколько она неравна.Он часто преследует малообеспеченных и бедных людей. Он набирает цветных людей, часто непропорционально, для поддержания порядка и других мелких правонарушений. Одним из особенно обременительных и неэгалитарных аспектов правонарушений низкого уровня является последствия наложения штрафов и сборов на ответчиков по правонарушениям.

Итак, Гейл Этуотер, например, кажется, что у нее не было никаких проблем с оплатой штрафа в размере 50 долларов за нарушение правил пристегивания ремня безопасности, но у многих людей есть проблемы. И для многих людей они устанавливают залог за мелкие правонарушения — сотни долларов, которые они не могут заплатить — и поэтому томятся в тюрьме, пока их дела решаются.

Юрисдикции также взимают сборы в дополнение к штрафам — сборы с пользователей, которые финансируют саму преступную систему. Итак, существует множество способов, которыми столкновение с системой проступков порождает уголовный долг. Физические лица, попадающие в систему, несут всевозможные долги — штрафы и сборы, залог и другие виды денежных взысканий. И для людей с низким доходом, которые, как вы знаете, обычно представляют собой обычного человека, который сталкивается с системой проступков, этот долг может быть сокрушительным.

Это может быть неоплачиваемым, настолько, что они в конечном итоге проводят в тюрьме время, которое в противном случае они не провели бы. Если они заплатят эти штрафы, это может загнать их в большие долги, испортить их кредит. Они могут оказаться на испытательном сроке исключительно для того, чтобы погасить эти штрафы, потому что штрафы такие сокрушительные. Так что теперь они находятся под надзором суда не потому, что совершили особо ужасное преступление или нуждаются в надзоре, а просто потому, что не могут платить.

Таким образом, существует глубоко регрессивный характер того, как система проступков использует штрафы, сборы, залог и денежные санкции.И поскольку система в значительной степени финансируется этими штрафами, сборами и денежными санкциями, система проступков оказывается своего рода регрессивной налоговой политикой. Это лишает бедняков и рабочих в системе их богатства и их ресурсов, чтобы финансировать себя.

ГРОСС: Давайте поговорим о залоге. Я имею в виду, какова цель залога, и как, по-твоему, сейчас он используется не по назначению?

НАТАПОФФ: Предполагается, что целью залога является обеспечение того, чтобы люди предстали перед судом, когда им предъявлено обвинение в правонарушении.Когда людей обвиняют в правонарушении, они, конечно, предположительно невиновны. Они ни в чем не осуждены. Так что залог не имеет ничего общего с тем, виновен кто-то или невиновен. По сути, это залог, который суд может потребовать от человека, чтобы убедиться, что он вернется в суд.

Но то, что произошло в системе проступков, заключается в том, что залог превратился в инструмент для сбора денег, для взимания штрафов и сборов с отдельных лиц и способствовал своего рода версии проступка массового лишения свободы.Во многих юрисдикциях есть графики освобождения под залог, установленный список сборов за различные мелкие правонарушения.

Итак, если вас обвинят в незаконном проникновении, ваш залог автоматически составляет 500 долларов. Если вас обвиняют в хранении марихуаны, ваш залог автоматически составляет 1000 долларов. Эти суммы не имеют ничего общего с тем, является ли этот конкретный человек риском бегства, опасны ли они. Скорее, это просто установленные расписания.

И для многих людей эти залоговые взносы недоступны. И поэтому они остаются в заключении, потому что не могут платить.И это мы видели по всей стране — многие тюрьмы заполнены людьми, которые находятся там не потому, что они сделали что-то особенно плохое или представляют какую-то особую угрозу или даже риск бегства, а просто потому, что они не могут позволить себе внести залог. .

ГРОСС: Давайте сделаем небольшой перерыв, а потом еще поговорим. Если вы только что присоединились к нам, мой гость — Александра Натапов, автор новой книги «Наказание без преступления: как наша массовая система проступков ловит невиновных и делает Америку более неравной».» Мы скоро вернемся. Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.

(ЗВУК ПОЛА САЙМОНА СОНГА, «КАК МОЖНО ЖИТЬ НА СЕВЕРО-ВОСТОКЕ?»)

ГРОСС: Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ. И если вы только присоединяетесь к нам, моя гостья Александра Натапова. Она является автором новой книги «Наказание без преступления: как наша массовая система проступков ловит в ловушку невиновных и делает Америку более несправедливой». Она также является профессором Калифорнийского университета в Ирвине и бывшим помощником федерального государственного защитника в Балтиморе.

Вы упомянули, что сборы и штрафы используются для финансирования вещей. И под вещами вы имеете в виду, например, финансирование городов, округов и муниципалитетов, чтобы эти средства шли на финансирование системы? Так что в этом смысле, как штрафы за нарушение правил дорожного движения, они являются важной частью сбора средств для бюджета.

НАТАПОФФ: А проступки приносят доход местным юрисдикциям. Они финансируют суды. Они финансируют службы пробации. Они финансируют офисы общественных защитников. Они финансируют прокуратуру.Некоторые округа и муниципалитеты используют их для финансирования общего бюджета. Это один из скрытых аспектов системы рассмотрения дел о правонарушениях, который во многих случаях работает, не направленный на поимку опасных людей, раскрытие преступлений или защиту общественной безопасности, но города, учреждения и суды зависят от потока доходов, который производит система правонарушений. . Знаете, это настоящее искажение того, для чего существует наша криминальная система.

Наша криминальная система является чрезвычайно важным общественным, демократическим институтом.Он нужен нам, чтобы преследовать опасных людей. Нам это нужно для сдерживания и общественной безопасности. И тем не менее, система проступков незаметно превратила большую часть аппарата проступков в источник дохода. Что бы мы ни думали о наказании, каковы бы ни были цели уголовного наказания, сбор денег не должен быть одной из них.

ГРОСС: Я думаю, что в некоторых районах полиция должна или может быть обязана задерживать определенное количество людей в месяц. Мол, есть квота.И мне интересно, считаете ли вы, что это способствует проблемам в системе проступков.

НАТАПОФФ: Недавно мы узнали из судебных исков и выступлений сотрудников полиции, что многие полицейские управления полагаются на квоты — иногда формальные, чаще неформальные — давление на сотрудников полиции, чтобы произвести определенное количество арестов, предупреждений или повесток для измерения их производительности или для поддержки их продвижения по службе или их продвижения в отделе. И мы слышали от полицейских, насколько искажающими могут быть эти формальные или неформальные квоты.Они оказывают давление на офицеров, чтобы они производили аресты, которые в противном случае они не могли бы произвести, выдавали повестки и приводили обвинения, которые в противном случае не могли бы быть оправданы.

В Нью-Йорке были иски от полицейских о том, что, когда их прикрепляют к цветным сообществам с низким доходом под давлением этих квот, они чувствуют себя вынужденными способствовать расовой диспропорции в уголовной системе — по сути, потому что они были назначены в сообщества цветных, что они должны выносить приговоры, что они должны участвовать в арестах, даже когда какие-то другие полицейские действия или какое-то другое вмешательство могут быть более уместными.

И это искажение функции полиции. Усмотрение полиции является чрезвычайно важным ресурсом в уголовной системе. Мы полагаемся на усмотрение полиции для обеспечения общественной безопасности и обеспечения справедливого обращения с людьми. И когда мы оказываем давление на полицейских, чтобы они предъявляли обвинения и производили аресты на низком уровне, когда в противном случае они не могли бы действовать по своему усмотрению таким образом, мы действительно вмешиваемся в ключевой аспект целостности системы.

ГРОСС: В своей книге вы пишете, что были федеральным государственным защитником в Балтиморе с 2000 по 2003 год.И одна из вещей, которую вы узнали от людей, которых вы там представляли, заключалась в том, что был очень запутанный расчет наказания — попытка решить, например, признать ли себя виновным или заплатить штраф, или вы знаете. Дайте нам представление о том, что такое расчет наказания, когда вы обвиняетесь в правонарушении и у вас мало денег.

НАТАПОФФ: Я очень многому научился у людей, которых представлял в Балтиморе, — выслушивал их истории, встречался с ними и их семьями и слышал, как они боролись с проблемами, связанными с обвинением в мелком правонарушении.И я узнал, что часто исчисление наказания не обязательно оказывается таким, как вы думаете.

Можно предположить, например, что люди любой ценой избегут тюрьмы. И тем не менее, для многих моих клиентов, находящихся на испытательном сроке в течение года, двух или трех лет с бременем и вмешательством испытательного срока — необходимостью ежемесячно назначать встречи и встречаться со своими надзирателями, регулярно проходить тест на наркотики, отказываться от своих неприкосновенность частной жизни, наличие ограничений на свою свободу — для многих из них они решили, что для них лучше отправиться в тюрьму.Несмотря на то, что они знали, что тюрьма опасна, опасна и болезненна, вмешательство в их жизнь и бремя надзора и испытательного срока в долгосрочной перспективе казалось еще более разрушительным.

Многие из моих клиентов жили в опасных районах. Они были окружены опасными ситуациями. Они часто чувствовали себя зажатыми между молотом и наковальней. Так что, например, я представлял интересы лиц, обвиненных в хранении оружия за правонарушение, которые знали, что если их поймают, они будут наказаны.И тем не менее, они чувствовали давление со стороны своих соседей — от людей в их кварталах, что, если они не будут носить оружие или, по крайней мере, не будет замечено, что они носят оружие, что они будут в опасности, что они будут рассматривается как цель. Это был душераздирающий расчет, через который им пришлось пройти.

ГРОСС: Итак, с точки зрения нехватки ресурсов, среди вещей, которые вы упоминаете, есть ресурс времени, что у государственных защитников недостаточно времени, чтобы представлять всех клиентов, которых они должны представлять, а судьи не У них нет времени выслушать все дела, которые они должны заслушать.Так каковы последствия этого?

НАТАПОФФ: Нехватка ресурсов в системе проступков является одной из серьезных проблем целостности этого процесса. И причина нехватки времени в том, что загруженность дел огромна. Есть так много людей, поступающих в систему проступков. Ежегодно в этой стране возбуждается тринадцать миллионов дел о правонарушениях. Это 80 процентов американских уголовных дел.

И так для государственных защитников — и стоит отметить, что каждый чиновник — каждый юридический чиновник в системе проступков сталкивается с этим сокрушительным грузом дел.Государственные защитники, прокуроры и судьи находятся под давлением, чтобы продвигать дела. В частности, для государственных защитников наличие сотен, а иногда и тысяч дел, которые им необходимо разрешить, означает, что у них нет времени на разговоры со своими клиентами.

Они могут встретить их буквально в карцере в зале суда за 10 минут до слушания, не имея времени обсудить дело, факты, дело. Это иногда пренебрежительно называют адвокатской практикой «встретьтесь с ними и умолите их», что, по сути, ваш общественный защитник встречается с вами.Они сообщают вам, в чем заключается сделка правительства, и вовлекаются в процесс немедленного признания вашей вины.

Отсутствие ресурсов также означает, что государственные защитники не могут расследовать дела. Таким образом, очень мало следователей и государственных защитников, доступных для расследования проступков, если они вообще есть, поэтому, если человек невиновен, или если есть свидетели, или если есть факты о столкновении с полицией или о преступлении, которые могут быть раскрыты, то общественность офис защитника может быть просто не в состоянии раскопать эту информацию.

Недостаток ресурсов означает также, что во многом сам закон отложен в сторону. Дела о проступках могут быть юридически очень сложными. Они могут включать неконституционные обыски и выемки. Они могут включать неконституционные законы. Они могут включать сложные фактические вопросы. Но без времени и ресурсов для решения этих вопросов судебных разбирательств очень мало. Ходатайства не подаются. Вопросы не выходят в эфир как из-за нехватки ресурсов у общественных защитников, так и из-за того, что на них оказывается огромное давление со стороны прокуроров и судей, чтобы они не возбуждали иски.

Мы видели по всей стране примеры судей, которые на самом деле наказывают государственных защитников, когда они пытаются вести судебные разбирательства от имени своих клиентов, когда они хотят предстать перед судом, когда они хотят подать ходатайство. Известно, что судьи презирают государственных защитников или угрожают им неуважением, потому что они задерживают рассмотрение дела.

Таким образом, мы не думаем, что судебная система должна работать не так. Там мало места для закона. Там мало места для расследования.Там мало места для состязательного разговора, на который мы полагаемся, чтобы произвести веские дела и веские убеждения.

ГРОСС: Моя гостья — Александра Натапов, автор новой книги «Наказание без преступления: как наша массовая система проступков ловит в ловушку невиновных и делает Америку еще более несправедливой». После перерыва мы еще поговорим, а Ллойд Шварц сделает рецензию на новую запись «Солдатской сказки» Стравинского, сделанную Роджером Уотерсом, соучредителем рок-группы Pink Floyd. Я Терри Гросс, а это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.

(ЗВУК АНТОНИО САНЧЕСА, БРЭДА МЕЛДАУ И «НАР-ЭТОГО» МЭТТА БРЮЭРА)

ГРОСС: Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ. Я Терри Гросс. Давайте вернемся к моему интервью с Александрой Натаповой, автором новой книги «Наказание без преступления: как наша массовая система проступков ловит невиновных и делает Америку еще более несправедливой». Она профессор права Калифорнийского университета в Ирвине, а до этого была помощником федерального государственного защитника в Балтиморе. Когда мы закончили, она описывала, как люди, обвиняемые в правонарушениях, у которых нет лишних наличных денег, сталкиваются с отставанием в системе правосудия с государственными защитниками, у которых нет достаточного времени или ресурсов для надлежащей защиты своих клиентов, поэтому клиенты часто рекомендуется принять заявление о признании вины независимо от того, виновны они или нет.

Вы упомянули, что часть системы проступков часто называется встречей с ними и признанием их вины, так что, вы знаете, адвокаты поощряют — часто поощряют своих клиентов просто признать себя виновными и покончить с этим. Итак, если вы решите принять обвинительный приговор и подадите заявление о признании вины, каковы будут последствия этого? Теперь у вас есть запись.

НАТАПОФФ: Итак, одно из величайших заблуждений вселенной проступков состоит в том, что получение проступка не имеет большого значения, что это просто проступок, что он не будет преследовать вас всю вашу жизнь.А это оказалось, знаете ли, глубоко неверно. Осуждение за мисдиминор, хотя, конечно, не такое серьезное, как осуждение за уголовное преступление, все же ложится огромным бременем на людей, которые его несут.

В первую очередь осуждению сопутствует наказание. Это могут быть сокрушительные штрафы и сборы. Они могут находиться под надзором, на испытательном сроке в течение длительного периода времени. Их могут посадить. Если они не заключены в тюрьму заранее, они могут быть заключены в тюрьму, если они нарушат свой испытательный срок или не заплатят свои штрафы и сборы.И тогда это убеждение будет — это постоянное убеждение, которое следует за ними до конца жизни.

Мы знаем, что это мешает трудоустройству. Это может означать, что они лишаются социальных пособий, лишаются права на получение финансовой помощи на образование. Они могут лишиться жилья. Это может угрожать их иммиграционному статусу. Это может лишить их права на все виды работ и лицензий.

Так что последствия осуждения за проступок далеко не мелочи, хотя разговоры о проступках, знаете ли, на самом деле не учитывают того воздействия, которое они оказывают.

ГРОСС: Итак, мы немного поговорили о том, как система проступков наказывает бедных больше, чем людей, у которых есть деньги, потому что бедные не могут позволить себе внести залог, штрафы или сборы. О каких сборах вы говорите?

НАТАПОФФ: То есть сборы отличаются от штрафов. Штраф — это наказание. Это наказание за любой проступок, в котором вы виновны. Обычно это устанавливается законом. Судья решает, насколько серьезным будет ваш штраф в качестве наказания за ваше преступление. Но сборы — это не наказание.По сути, это пользовательские сборы, которые преступная система налагает на людей, которые проходят через нее за всевозможные функции. По сути, это механизмы сбора денег, которые на протяжении десятилетий росли и росли по мере того, как муниципалитеты, округа и штаты все больше и больше полагаются на поток доходов от системы проступков.

Таким образом, их гонорары могут включать в себя тюремные сборы, надзорные сборы, сборы за подачу заявления на должность государственного защитника, сборы за использование государственного защитника, сборы за тестирование на наркотики, сборы, когда они берут мазок с вашей щеки, чтобы внести вашу ДНК в базу данных.Они возьмут с вас плату, если вы не явитесь в суд, и они выдадут ордер, они выпишут плату. Если вы опоздаете с оплатой взносов, они возьмут с вас комиссию.

Во многих юрисдикциях список сборов, варьирующийся от нескольких долларов здесь до 10, 20, 30 долларов или сотен долларов там, может составлять сотни и даже тысячи долларов сверх любого штрафа, который решит наложить суд.

ГРОСС: Подожди минутку. С вас взимается плата за оплату — оплату вашего собственного заключения в тюрьме.И с вас взимается плата за государственного защитника и… когда вся идея государственного защитника в том, что вас представляет бесплатный адвокат.

НАТАПОФФ: Я думаю, что людям трудно понять, насколько несправедливо система проступков лишает бедняков их богатства, или, точнее, богатства, которого у них нет. Одним из самых печально известных является плата, взимаемая за подачу заявления на должность государственного защитника. Конечно, по определению вы имеете право на государственного защитника только в том случае, если вы не можете позволить себе адвоката.И все же, тем не менее, многие юрисдикции взимают плату — скажем, 50 долларов США — за подачу заявления только для того, чтобы назначить государственного защитника. И многие люди отказываются от государственного защитника, потому что гонорар непомерно высок.

Верховный суд поддержал использование того, что они иногда называли компенсационными сборами. Таким образом, если вы используете государственного защитника, государство может преследовать вас и потребовать деньги, чтобы заплатить за это, хотя, опять же, по определению, вы имеете право на государственного защитника только потому, что вы не можете позволить себе адвоката в первую очередь. место.

Тюремные сборы являются особенно вопиющими и ироничными для лиц, которые находятся в заключении именно потому, что они не могут оплатить свои штрафы и сборы. Как только они попадают в тюрьму, во многих юрисдикциях тюрьма взимает с них плату за пребывание в тюрьме. За пользование медицинской помощью в тюрьмах взимается плата, поэтому многие люди отказываются от медицинской помощи. Они отказываются от своих лекарств, потому что не могут позволить себе плату в тюрьме, чтобы получить доступ к своим лекарствам. На самом деле это огромный подпольный регрессивный механизм лишения богатства, который только начинает проявляться.

ГРОСС: Так что я просто хочу удостовериться — я знаю, что многие наши слушатели, вероятно, думают, что этот человек утверждает, что проступки не должны наказываться, или что не должно быть проступков, или что всех нужно просто оставить в покое — нет. тюрьма, никаких комиссий, штрафов или залога? Так чего вы спорите? Я имею в виду, вы хотите реформ, но вы не боретесь за то, чтобы покончить с системой проступков.

НАТАПОФФ: Нет, я не ратую за то, чтобы покончить с системой проступков. Нам нужно уметь реагировать на незначительные преступления, на причинение незначительного вреда.Нехорошо брать чужие вещи. Недопустимо участвовать в низкоуровневом насилии. Нехорошо водить пьяным. И поэтому, во многом отражая дебаты о массовых лишениях свободы, нам нужно вернуть их обратно.

Нам нужно остановить эту огромную, раздутую систему проступков. Нам нужно отменить аресты. Нам нужно отменить тюремное заключение. Нам нужно сократить штрафы и использование тюрьмы для должников, чтобы система проступков могла выполнять свою работу, чтобы она могла осмысленно пресекать преступления и мелкие правонарушения и налагать наказания, которые не были бы столь дико непропорциональны преступление.

ГРОСС: Позвольте представить вас здесь. Если вы к нам присоединяетесь, моя гостья Александра Натапова. Она является автором новой книги «Наказание без преступления: как наша массовая система проступков ловит в ловушку невиновных и делает Америку более несправедливой». Мы сделаем небольшой перерыв, а потом вернемся. Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.

(ЗВУК МУЗЫКИ)

ГРОСС: Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ. И если вы только присоединяетесь к нам, моя гостья Александра Натапова. Она является автором новой книги «Наказание без преступления: как наша массовая система проступков ловит в ловушку невиновных и делает Америку более несправедливой».Она также является профессором Калифорнийского университета в Ирвине и бывшим помощником федерального государственного защитника в Балтиморе.

Какие пару реформ вы хотели бы видеть в системе проступков?

НАТАПОФФ: Так много проблем системы проступков проистекает из ее чистой чудовищности. И есть вещи, которые мы можем сделать по этому поводу. Полиция могла арестовывать меньше людей. Мы могли бы меньше давить на полицейских, чтобы они арестовывали и вызывали в суд, когда в этом нет необходимости.Прокуроры могут отклонить больше дел. Когда полицейские арестовывают, прокуроры должны решить, будет ли этот арест преобразован в уголовное дело или он будет отклонен и останется просто арестом.

А прокуратура могла бы сократить поток, отклоняя более мелкие дела, в которых достаточно ареста. Этого было достаточно вмешательства и достаточно наказания — декриминализация, сокращение использования тюрем, сокращение использования залога, как мы начинаем видеть в юрисдикциях по всей стране.В конвейере проступков есть любое количество точек, которые мы могли бы осмысленно и разумно сократить, чтобы он мог — чтобы оставшиеся дела могли привлечь все наше внимание.

ГРОСС: Вы убеждены, что это не побудит людей нарушать законы, потому что не будет последствий или, по крайней мере, не будет таких серьезных последствий, как сегодня.

НАТАПОФФ: Так много причин, по которым людей сажают в тюрьму по системе проступков, не имеют ничего общего с их правонарушениями.Когда людей сажают в тюрьму из-за того, что они не могут заплатить штраф или комиссию, это не потому, что они негодяи. Это потому что они бедные. Когда людей арестовывают за праздношатание или вторжение, потому что на полицию оказывают давление, чтобы очистить угол или установить квоту, это не потому, что они негодяи. Это не потому, что они опасны.

Они попали в ловушку системы, которая использует аресты за правонарушения и обработку правонарушений несправедливыми и неэффективными способами. И я думаю, что в нашей системе рассмотрения правонарушений есть много возможностей для того, чтобы сократить эту практику, чтобы мы могли сосредоточиться на правонарушениях, причиняющих реальный вред, — вождении в нетрезвом виде, нападениях и домашнем насилии, которые требуют нашего внимания и делают нашу систему правонарушений более серьезной. действительно эффективный и лучший сдерживающий фактор.

ГРОСС: Я хочу переключить тему на более раннюю книгу, которую вы написали, книгу 2009 года под названием «Стукачество: криминальные осведомители и эрозия американского правосудия». И эта книга была о том, как правительство использует подозреваемых и обвиняемых в уголовных преступлениях для получения информации в обмен на сделки, чтобы заставить кого-то поговорить или, вы знаете, назвать другого человека, который в чем-то виновен, в обмен на снисхождение к делу. преступления информатора. Как вы думаете, в чем проблема такого подхода?

НАТАПОФФ: Проблема с доносом, с использованием криминальных осведомителей, заключается в том, что это самая крайняя версия основной правды об американской уголовной системе, которая состоит в том, что наша система — это система переговоров.Это по сути рынок. Девяносто пять процентов всех обвинительных приговоров в этой стране за уголовные преступления и проступки вынесены по заявлению. Они не являются результатом судебного разбирательства. Мы почти никогда не оспариваем вину.

Итак, на этом рынке мы создали своего рода черный рынок, если хотите, сотрудничества, сделок между правительством и лицами, подозреваемыми или совершившими преступление, на котором торгуются вина, информация и сотрудничество. , часто неофициально, неофициально, без ограничений.

Итак, этот вид черного рынка торговли виной и информацией действительно сильно подорвал целостность преступной системы. Преступникам сходит с рук очень тяжкие преступления. Часто отдельных уязвимых лиц вынуждают становиться информаторами с большим риском для их жизни. Правительство может отмыть многие свои ошибки путем сотрудничества и переговоров о признании вины. Так что это непрозрачный, недостаточно регулируемый аспект рынка, которому не уделялось должного внимания.

ГРОСС: Я знаю, что вы также обеспокоены тем, что кто-то, кто торгуется за снисхождение в обмен на информацию, не обязательно говорит правду.

НАТАПОФФ: Итак, есть большие известные проблемы с использованием криминальных осведомителей. Один из них — неправомерное осуждение. Информаторы часто лгут, чтобы заключить сделку. Информаторы также часто продолжают совершать собственные преступления. Они получают своего рода безнаказанность от сотрудничества с правительством. Многое из этого очень секретно, так что это своего рода неофициальный аспект — большой неофициальный аспект системы уголовного правосудия.

И все эти вещи работают в тандеме, создавая тревожные дела и тревожные результаты. Дело не в том, что правительство никогда не сможет заключить сделку. Дело в том, что для такой важной государственной политики мы должны знать о ней больше. Правительство должно быть более подотчетным. Эти случаи должны быть более тщательно изучены.

ГРОСС: Итак, в свете того, что вы только что рассказали нам о том, что вы называете доносом, что вы думаете об использовании предоставления информации в обмен на более мягкий приговор, как это делается в ходе расследования Мюллера и Южного округа Нью-Йорка? Йорк в расследовании деятельности администрации Трампа?

НАТАПОФФ: Таким образом, в некотором смысле, эти и подобные им сделки — под которыми я подразумеваю сделки, заключенные богатыми, влиятельными, хорошо представленными людьми в тщательно контролируемой, прозрачной среде — являются лучшей версией доноса.Беловоротничковые преступления, политические преступления, подобные этим, когда у правительства очень мало возможностей получить информацию о заговорах или правонарушениях влиятельных, изолированных лиц, это — на мой взгляд, это, вероятно, лучшая версия сделки с осведомителем.

Мне кажется, нас должны беспокоить такие виды сделок с информаторами, как те, которые не подвергаются тщательной проверке, когда люди, например, обвиняемые, не представлены адвокатом, когда это происходит неофициально, когда никто никогда не узнает об этом. , где осведомитель совершает новые преступления, потому что правительство находит их очень полезными.Но на вершине пирамиды, если хотите, в тщательно изученной, богатой ресурсами среде этих политических преступлений и расследования Мюллера, это примерно так же хорошо, как и у нас с точки зрения честности таких сделок.

ГРОСС: Как хорошо, как мы получаем, но вы думаете, что это оправдано?

НАТАПОФФ: Я думаю, время всегда покажет, оправдано то или иное уголовное дело или нет. И это вопрос для демократических дебатов. Со временем мы узнаем, что правительство узнало в результате этих сделок.И тогда американская общественность может решить, имело ли смысл отпускать людей, совершивших серьезные преступления против нашей демократии, или давать им более мягкие приговоры.

Я не против использования криминальных осведомителей в системе, где мы уже приняли решение вести переговоры. Мы живем в мире сделок о признании вины. А иногда стоит заключить сделку с ужасным человеком, чтобы обеспечить общественную безопасность и справедливость.

ГРОСС: Александра Натапова, большое спасибо за разговор с нами.

НАТАПОФФ: Большое спасибо, что пригласили меня.

ГРОСС: Александра Натапова — автор новой книги «Наказание без преступления». Она профессор права Калифорнийского университета в Ирвине.

Вот что-то удивительное в музыкальном мире. Роджер Уотерс, соучредитель рок-группы Pink Floyd, сделал новую запись «Солдатской сказки» Стравинского. Ллойд Шварц рассмотрит его после перерыва. Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.

(ЗВУКОВОЙ ФАЙЛ ГИЛАДА ХЕКСЕЛЬМАНА «DO RE MI FA SOL»)

Copyright © 2019 NPR.Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений нашего веб-сайта по адресу www.npr.org для получения дополнительной информации.

Стенограммы

NPR создаются в кратчайшие сроки подрядчиком NPR. Этот текст может быть не в своей окончательной форме и может быть обновлен или пересмотрен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Официальной записью программ NPR является аудиозапись.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.