Мышление образами: Несловесное мышление — мышление образами

Мышление в образах — это… Что такое Мышление в образах?

МЫШЛЕНИЕ В ОБРАЗАХ, как определение сущности искусства, введено у нас Белинским. Он сам писал в статье 1831 г.: «Идея искусства»: «Это определение еще в первый раз произносится на русском языке, и его нельзя найти ни в одной русской эстетике или так называемой теории словесности, но поэтому, чтобы оно не показалось странным, диким и ложным для тех, которые слышат его в первый раз, мы должны войти в самые подробные объяснения».

Ту же формулу Белинский употребил еще ранее, именно в одной статье 1838 г. при изложении взглядов немецкого эстетика — гегелианца Ретшера. Следовательно, самое это выражение не принадлежит всецело Белинскому, но введено им у нас; в Германии же оно не получило распространения.

Белинский сделал попытку самостоятельно обосновать положение о мышлении в образах, как сущности искусства в ряде статей. Наши писатели не раз пользовались этим выражением Белинского для уяснения процесса своего творчества. Так, например, Гончаров определенно ссылается на эти слова Белинского в опыте самокритики «Лучше поздно, чем никогда»: «Художник мыслит образами, — сказал Белинский, и мы видим это на каждом шагу, во всех даровитых романистах». Также и Тургенев в предисловии к собранию своих романов говорит: «Всем известно изречение: Поэт мыслит образами; это изречение совершенно неоспоримо и верно».

Да и в наши дни формула «Мышление в образах» остается одним из самых точных, глубоких и гибких обозначений сущности искусства, так как несомненно, что именно образный или созерцательный характер духовных устремлений отличает художественную деятельность, например, от научной, в которой господствуют рассудочные понятия.

Таков подлинный смысл основоположения проникновенной эстетики Белинского: «Искусство есть непосредственное созерцание истины или мышление в образах. В развитии этого определения заключается вся теория искусства: его сущность, его разделение на роды, равно, как условия и сущность каждого рода». («Идея искусства» — первые же строки статьи). И Белинский оставался верен этим взглядам впродолжение всей своей литературной деятельности. Впоследствии Потебня выразил то же в новой форме, базируясь на языкознании. На Потебню опирались наши символисты (Вяч. Иванов, А. Белый), но, давая философское освещение вопросам искусства, они, сами того не сознавая, во многом повторили Белинского, так же, как они, исходящего от немецкой философии и Гете. У некоторых же теоретиков литературы смысл «мышление в образах» совершенно исказился. Так, Овсяннико Куликовский утверждает, что поэзия есть мышление в образах, разумея при этом «мышление, орудующее образами». Это есть собственно мышление в понятиях, которое пользуется образами, как наглядными представлениями, наводящими на понятие. Овсяннико Куликовский говорит, что образ, не приводящий к понятию, теряет смысл, очевидно, имея в виду просто логический смысл, тогда как Белинский в своем учении об искусстве, как мышлении в образах, имел в виду своеобразный художественный смысл. В мышлении всегда участвуют и понятия, и образы. Но в то время, как при мышлении в понятиях образы имеют несущественное, подчиненное значение — при мышлении в образах такое подчиненное значение получают понятия: образы составляют самое существо художественного мышления. Этим не отрицается роль звуков в поэзии, так как образы могут быть и звуковыми, а не только наглядными (искусство чисто звуковых образов — музыка).

Иосиф Эйгес. Литературная энциклопедия: Словарь литературных терминов: В 2-х т. / Под редакцией Н. Бродского, А. Лаврецкого, Э. Лунина, В. Львова-Рогачевского, М. Розанова, В. Чешихина-Ветринского. — М.; Л.: Изд-во Л. Д. Френкель, 1925

Люди, которые не умеют думать словами, рассказали о себе

Пользователи твиттера, которые мыслят не словами, а картинками и эмоциями, столкнулись с теми, кто ведёт внутренние монологи. Люди узнали, что существуют разные виды мышления, и ребятам из одного лагеря очень сложно понять последователей другого. Но, похоже, именно это их и объединяет.

Пользователь твиттера с никнеймом Kyle помог людям, которые не мыслят словами, встретиться с теми, кто обладает этим скиллом, и у них возникли друг к другу вопросы. Тред получился не только познавательным, но и виральным: парень опубликовал твит 27 января — и за день он набрал почти 115 тысяч лайков.

Kyle?

Забавный факт: некоторые люди ведут для себя внутреннее повествование, а некоторые — нет. Мысли одних людей похожи на предложения, которые они «слышат», а у других просто есть абстрактные невербальные мысли — и им приходится сознательно их озвучивать. Большинство людей не знает о существовании другого типа мышления.

Невербальное мышление работает так: человек думает не словами, а чувствами и визуальными образами — и это для него естественно. Но комментаторы поначалу даже не могли поверить в существование таких людей.

el✨ stream manic

У НЕКОТОРЫХ ЛЮДЕЙ НЕТ ГОЛОСА В ГОЛОВЕ???(

Beverly Tjerngren ??? Z

Я всегда считала, что это очень интересно. Я думаю предложениями, и я была уверена, что так делают все. Я поняла, что невозможно представить себе, как работает невербальное мышление.

А кому-то этот внутренний монолог настолько надоел, что они даже немного позавидовали тем, кто его лишён.

?

Подождите, то есть некоторые люди не страдают от этого постоянного голоса в голове, который ведёт непрерывный монолог? Неужели это значит, что они достигли внутреннего покоя?

Но тут оказалось всё не так просто.

berra⁷

Невербальное мышление — это не покой в голове, скажу я вам.

CheyenneSophia

У меня нет непрерывного монолога в голове, но это не постоянный покой в голове. Это так же нервно, и мне приходится выяснять, что всё это означает, потому что это просто бомбардировка эмоциями.

Правда, это не переубедило тех, кто думает словами, и в комментариях рассказали, как сложно иметь дело с постоянным монологом внутри.

ali

Приказать моему внутреннему голосу заткнуться невозможно. Это выглядит примерно так: «Окей, ну-ка тихо. Не думай ни о чём. Ничего не думай… Ни о чём… Не… Узелок… Чесночный узелок… Хлеб… Я голодна. Открыт ли “Чипотле” [сеть ресторанов мексиканской кухни] так поздно? Я могу туда добраться».

BERNIE 4 ’20

Мой мозг — это чёртов подкаст, который никогда не заканчивается.

Среди невербальщиков нашлись и те, кто считает, что у их способа думать есть ряд преимуществ над другими, но за это приходится платить — в их головах всё устроено непросто.

Annabel Fay

Боже, конечно, нет, у меня нет непрерывного голоса в голове. Но у меня есть абстрактный мультисенсорный ролик, который прокручивается гораздо быстрее, чем идёт разговор на моём родном языке.

А люди, которые мыслят словами, задумались, как же живут те, кто этого не умеет.

jonah did my homework

Вы хотите сказать мне, что мышление — это не беззвучный диалог с самим собой? Типа, когда кто-то думает вслух по телевизору, некоторые люди думают, что это метафора?

Выяснилось, что не только те, кто вечно слушает свои внутренние монологи (или диалоги), не понимают, как может быть иначе.

? Chumbolex ?

Раньше я была преподавателем английского как второго языка и узнала, что есть очень разные способы работы мышления. Я помню, в одном из классов я спросила учеников, на каком языке они думают, и один парень закричал: «Вы все думаете словами??!!»

Благодаря треду Kyle много людей с разными типами мышления узнали о существовании друг друга. Правда, пока что из общего у них — только страдание. У одних — от голоса в голове, а у других — от перегрузки эмоциями.

Как думают люди уже выяснилось, остаётся только узнать, как с этим обстоят дела у животных. Насчёт мыслей пока неясно, но как видят животные — уже известно. Учёные нашли способ показать человеку мир глазами разных зверей — и, кажется, пчёлам повезло больше, чем нам.

А другие исследователи, наоборот, решили заглянуть внутрь других организмов. Они показали, как выглядит акула на рентгене, и так она пугает ещё сильнее, чем в «Челюстях».

Seminarium


 

ИСКУССТВО КАК ПРИЕМ

«Искусство — это мышление образами». Эту фразу можно услышать и от гимназиста, она же является исходной точкой для ученого филолога, начинающего создавать в области теории литературы какое—нибудь построение. Эта мысль вросла в сознание многих; одним из создателей ее необходимо считать Потебню. «Без образа нет искусства, в частности поэзии», — говорит он

58

(«Из записок по теории словесности». Харьков, 1905. С. 83). Поэзия, как и проза, есть «прежде всего и главным образом <…> известный способ мышления и познания», — говорит он в другом месте (Там же. С. 97).

Поэзия есть особый способ мышления, а именно способ мышления образами; этот способ дает известную экономию умственных сил, «ощущенье относительной легкости процесса», и рефлексом этой экономии является эстетическое чувство. Так понял и так резюмировал, по всей вероятности верно, ак. Овсянико—Куликовский, который, несомненно, внимательно читал книги своего учителя*. Потебня и его многочисленная школа считают поэзию особым видом мышления — мышления при помощи образов, а задачу образов видят в том, что при помощи их сводятся в группы разнородные предметы и действия и объясняется неизвестное через известное. Или, говоря словами Потебни: «Отношение образа к объясняемому: а) образ есть постоянное сказуемое к переменчивым подлежащим = постоянное средство аттракции изменчивых апперципируемых <…>, b) образ есть нечто гораздо более простое и ясное, чем объясняемое» (Там же. С. 314), то есть «так как цель образности есть приближение значения образа к нашему пониманию и так как без этого образность лишена смысла, то образ должен быть нам более известен, чем объясняемое им» (Там же. С. 291).

Интересно применить этот закон к сравнению Тютчевым зарниц с глухонемыми демонами или к гоголевскому сравнению неба с ризами господа.

«Без образа нет искусства». «Искусство — мышление образами». Во имя этих определений делались чудовищные натяжки; музыку, архитектуру, лирику тоже стремились понять как мышление образами. После четвертьвекового усилия ак. Овсянико—Куликовскому наконец пришлось выделить лирику, архитектуру и музыку в особый вид безµбразного искусства — определить их как искусства лирические, обращающиеся непосредственно к эмоциям**. И так оказалось, что существует громадная область искусства, которое не есть способ мышления; одно из искусств, входящих в эту область, — лирика (в тесном смысле этого слова) тем не менее вполне подобна «образному» искусству: так же обращается со словами и, что всего важнее, — искусство образное переходит в искусство безµбразное совершенно незаметно, и восприятия их нами подобны.

Но определение: «искусство — мышление образами», а значит (пропускаю промежуточные звенья всем известных уравнений), искусство есть создатель символов прежде всего, — это определение устояло, и оно пережило крушение теории, на которой было основано. Прежде всего оно живо в течении символизма. Особенно у теоретиков его.

Итак, многие все еще думают, что мышление образами,

59

«пути и тени», «борозды и межи»*, есть главная черта поэзии. Поэтому эти люди должны были бы ожидать, что история этого, по их словам, «образного» искусства будет состоять из истории изменения образа. Но оказывается, что образы почти неподвижны; от столетия к столетию, из края в край, от поэта к поэту текут они, не изменяясь. Образы — «ничьи», «божьи». Чем больше уясняете вы эпоху, тем больше убеждаетесь в том, что образы, которые вы считали созданными данным поэтом, употребляются им взятыми от других и почти неизмененными. Вся работа поэтических школ сводится к накоплению и выявлению новых приемов расположения и обработки словесных материалов и, в частности, гораздо больше к расположению образов, чем к созданию их. Образы даны, и в поэзии гораздо больше воспоминания образов, чем мышления ими.

Образное мышление не есть, во всяком случае, то, что объединяет все виды искусства или даже только все виды словесного искусства, образы не есть то, изменение чего составляет сущность движения поэзии.

__________

Мы знаем, что часты случаи восприятия как чего—то поэтического, созданного для художественного любования, таких выражений, которые были созданы без расчета на такое восприятие; таково, например, мнение Анненского об особой поэтичности славянского языка, таково, например, и восхищение Андрея Белого приемом русских поэтов XVIII века помещать прилагательные после существительных**. Белый восхищается этим как чем—то художественным, или, точнее, — считая это художеством — намеренным, на самом деле это общая особенность данного языка (влияние церковнославянского). Таким образом, вещь может быть: 1) создана как прозаическая и воспринята поэтическая, 2) создана как поэтическая и воспринята как прозаическая. Это указывает, что художественность, относимость к поэзии данной вещи, есть результат способа нашего восприятия; вещами художественными же, в тесном смысле, мы будем называть вещи, которые были созданы особыми приемами, цель которых состояла в том, чтобы эти вещи по возможности наверняка воспринимались как художественные.

Вывод Потебни, который можно формулировать: поэзия=образности, — создал всю теорию о том, что образность=символичности, способности образа становиться постоянным сказуемым при различных подлежащих (вывод, влюбивший в себя, в силу родственности идей, символистов — Андрея Белого, Мережковского с его «Вечными спутниками» — и лежащий в основе теории символизма). Этот вывод отчасти вытекает из того, что Потебня не различал язык поэзии от языка прозы.

60

Благодаря этому он не обратил внимания на то, что существуют два вида образа: образ как практическое средство мышления, средство объединять в группы вещи, и образ поэтический — средство усиления впечатления. Поясняю примером. Я иду по улице и вижу, что идущий впереди меня человек в шляпе выронил пакет. Я окликаю его: «Эй, шляпа, пакет потерял!» Это пример образа — тропа чисто прозаического. Другой пример. В строю стоят несколько человек. Взводный, видя, что один из них стоит плохо, не по—людски, говорит ему: «Эй, шляпа, как стоишь!» Это образ — троп поэтический. (В одном случае слово «шляпа» была метонимией, в другом — метафорой. Но обращаю внимание не на это.) Образ поэтический — это один из способов создания наибольшего впечатления. Как способ он равен по задаче другим приемам поэтического языка, равен параллелизму простому и отрицательному, равен сравнению, повторению, симметрии, гиперболе, равен вообще тому, что принято называть фигурой, равен всем этим способам увеличения ощущения вещи (вещами могут быть и слова или даже звуки самого произведения), но поэтический образ только внешне схож с образом—басней, образом—мыслью, например, к тому случаю, когда девочка называет круглый шар арбузиком (Д. Овсянико—Куликовский. «Язык и искусство». СПб. 1895. С. 1617). Поэтический образ есть одно из средств поэтического языка. Прозаический образ есть средство отвлечения: арбузик вместо круглого абажура или арбузик вместо головы есть только отвлечение от предмета одного из его качеств и ничем не отличается от голова=шару, арбуз=шару. Это — мышление, но это не имеет ничего общего с поэзией.

__________

Закон экономии творческих сил также принадлежит к группе всеми признанных законов. Спенсер писал: «В основе всех правил, определяющих выбор и употребление слов, мы находим то же главное требование: сбережение внимания. <…> Довести ум легчайшим путем до желаемого понятия есть во многих случаях единственная и во всех случаях главная их цель» («Философия слога»). «Если бы душа обладала неистощимыми силами для развития представлений, то для нее было бы, конечно, безразлично, как много истрачено из этого неистощимого источника; важно было бы, пожалуй, только время, необходимо затраченное. Но так как силы эти ограничены, то следует ожидать, что душа стремится выполнять апперцептивные процессы по возможности целесообразно, то есть с сравнительно наименьшей тратой сил, или, что то же, с сравнительно наибольшим результатом» (Р. Авенариус)*. Одной ссылкой на общий закон экономии душевных сил отбрасывает Петражицкий попавшую поперек дороги его мысли теорию Джемса о

61

телесной основе аффекта*. Принцип экономии творческих сил, который так соблазнителен, особенно при рассмотрении ритма, признал и Александр Веселовский, который договорил мысль Спенсера: «Достоинство стиля состоит именно в том, чтобы доставить возможно большее количество мыслей в возможно меньшем количестве слов». Андрей Белый, который в лучших страницах своих дал столько примеров затрудненного, так сказать, спотыкающегося ритма и показавший (в частном случае, на примерах Баратынского**) затрудненность поэтических эпитетов, тоже считает необходимым говорить о законе экономии в своей книге, представляющей собой героическую попытку создать теорию искусства на основе непроверенных фактов из устаревших книг, большого знания приемов поэтического творчества и на учебнике физики Краевича по программе гимназийa.

Мысли об экономии сил как о законе и цели творчества, может быть, верные в частном случае языка, то есть верные в применении к языку «практическому», — эти мысли, под влиянием отсутствия знания об отличии законов практического языка от законов языка поэтического, были распространены и на последний. Указание на то, что в поэтическом японском языке есть звуки, не имеющиеся в японском практическом, было чуть ли не первым фактическим указанием на несовпадение этих двух языков. Статья Л. П. Якубинского об отсутствии в поэтическом языке закона расподобления плавных звуков и указанная им допустимость в языке поэтическом труднопроизносимого стечения подобных звуков является одним из первых, научную критику выдерживающих фактических указаний на противоположность (хотя бы, скажем пока, только в этом случае) законов поэтического языка законам языка практическогоb.

Поэтому приходится говорить о законах траты и экономии в поэтическом языке не на основании аналогии с прозаическим, а на основании его собственных законов.

Если мы станем разбираться в общих законах восприятия, то увидим, что, становясь привычными, действия делаются автоматическими. Так уходят, например, в среду бессознательно—автоматического все наши навыки; если кто вспомнит ощущение, которое он имел, держа в первый раз перо в руках или говоря в первый раз на чужом языке, и сравнит это ощущение с тем, которое он испытывает, проделывая это в десятитысячный раз, то согласится с нами. Процессом автоматизации объясняются законы нашей прозаической речи с ее недостроенной фразой и с ее полувыговоренным словом. Это процесс, идеальным выражением которого является алгебра, где вещи заменены

62

символами. В быстрой практической речи слова не выговариваются, в сознании едва появляются первые звуки имени. А. Погодин («Язык как творчество». Харьков, 1913. С. 42) приводит пример, когда мальчик мыслил фразу: «Les montagnes de la Suisse sont belles» в виде ряда букв: l, m, d, S, s, b.

Это свойство мышления не только подсказало путь алгебры, но даже подсказало выбор символов (буквы, и именно начальные). При таком алгебраическом методе мышления вещи берутся счетом и пространством, они не видятся нами, а узнаются по первым чертам. Вещь проходит мимо нас как бы запакованной, мы знаем, что она есть, по месту, которое она занимает, но видим только ее поверхность. Под влиянием такого восприятия вещь сохнет, сперва как восприятие, а потом это сказывается и на ее делании; именно таким восприятием прозаического слова объясняется его недослушанность (см. ст. Л. П. Якубинского), а отсюда недоговоренность (отсюда все обмолвки). При процессе алгебраизации, обавтоматизации вещи получается наибольшая экономия воспринимающих сил: вещи или даются одной только чертой своей, например, номером, или выполняются как бы по формуле, даже не появляясь в сознании.

«Я обтирал пыль в комнате и, обойдя кругом, подошел к дивану и не мог вспомнить, обтирал ли я его или нет. Так как движения эти привычны и бессознательны, я не мог и чувствовал, что это уже невозможно вспомнить. Так что, если я обтирал и забыл это, т. е. действовал бессознательно, то это все равно, как не было. Если бы кто сознательный видел, то можно бы восстановить. Если же никто не видел или видел, но бессознательно; если целая сложная жизнь многих людей проходит бессознательно, то эта жизнь как бы не была» (запись из дневника Льва Толстого 1 марта 1897 года. Никольское).

Так пропадает, в ничто вменяясь, жизнь. Автоматизация съедает вещи, платье, мебель, жену и страх войны.

«Если целая сложная жизнь многих людей проходит бессознательно, то эта жизнь как бы не была».

И вот для того, чтобы вернуть ощущение жизни, почувствовать вещи, для того, чтобы делать камень каменным, существует то, что называется искусством. Целью искусства является дать ощущение вещи как вvдение, а не как узнавание; приемом искусства является прием «остранения» вещей и прием затрудненной формы, увеличивающий трудность и долготу восприятия, так как воспринимательный процесс в искусстве самоцелен и должен быть продлен; искусство есть способ пережить деланье вещи, а сделанное в искусстве не важно.

Жизнь поэтического (художественного) произведения — от видения к узнаванию, от поэзии к прозе, от конкретного к общему, от Дон Кихота — схоласта и бедного дворянина, полусознательно переносящего унижение при дворе герцога, —

63

к Дон Кихоту Тургенева, широкому, но пустому, от Карла Великого к имени «король»; по мере умирания произведения и искусства оно ширеет, басня символистичнее поэмы, а пословица — басни. Поэтому и теория Потебни меньше всего противоречила сама себе при разборе басни, которая и была исследована Потебней с его точки зрения до конца. К художественным «вещным» произведениям теория не подошла, а потому и книга Потебни не могла быть дописана. Как известно, «Записки по теории словесности» изданы в 1905 году, через 13 лет после смерти автора.

Потебня сам из этой книги вполне обработал только отдел о баснеc.

Вещи, воспринятые несколько раз, начинают восприниматься узнаванием: вещь находится перед нами, мы знаем об этом, но ее не видимd. Поэтому мы не можем ничего сказать о ней.

Вывод вещи из автоматизма восприятия совершается в искусстве разными способами; в этой статье я хочу указать один из тех способов, которыми пользовался почти постоянно Л. Толстой — тот писатель, который, хотя бы для Мережковского, кажется дающим вещи так, как он их сам видит, видит до конца, но не изменяет.

Прием остранения у Л. Толстого состоит в том, что он не называет вещь ее именем, а описывает ее как в первый раз виденную, а случай — как в первый раз происшедший, причем он употребляет в описании вещи не те названия ее частей, которые приняты, а называет их так, как называются соответственные части в других вещах. Привожу пример. В статье «Стыдно» Л. Толстой так остраняет понятие сечения: «<…> людей, нарушавших законы, взрослых и иногда старых людей, оголять, валить на пол и бить прутьями по заднице»; через несколько строк: «стегать по оголенным ягодицам». К этому месту есть примечание: «И почему именно этот глупый, дикий прием причинения боли, а не какой—нибудь другой: колоть иголками плечи или какое—либо другое место тела, сжимать в тиски руки или ноги или еще что—нибудь подобное?» Я извиняюсь за тяжелый пример, но он типичен как способ Толстого добираться до совести. Привычное сечение остранено и описанием, и предложением изменить его форму, не изменяя сущности. Методом остранения пользовался Толстой постоянно: в одном из случаев («Холстомер») рассказ ведется от лица лошади, и вещи остранены не нашим, а лошадиным их восприятием.

Вот как она восприняла институт собственности:

64

«То, что они говорили о сечении и о христианстве, я хорошо понял, — но для меня совершенно было темно тогда, что такое значили слова: своего, его жеребенка, из которых я видел, что люди предполагали какую—то связь между мною и конюшим. В чем состояла эта связь, я никак не мог понять тогда. Только гораздо уже после, когда меня отделили от других лошадей, я понял, что это значило. Тогда же я никак не мог понять, что такое значило то, что меня называли собственностью человека. Слова: моя лошадь, относимые ко мне, живой лошади, казались мне так же странны, как слова: моя земля, мой воздух, моя вода.

Но слова эти имели на меня огромное влияние. Я не переставая думал об этом и только долго после самых разнообразных отношений с людьми понял, наконец, значение, которое приписывается людьми этим странным словам. Значение их такое: люди руководятся в жизни не делами, а словами. Они любят не столько возможность делать или не делать что—нибудь, сколько возможность говорить о разных предметах условленные между ними слова. Таковые слова, считающиеся очень важными между ними, суть слова: мой, моя, мое, которые они говорят про различные вещи, существа и предметы, даже про землю, про людей и про лошадей. Про одну и ту же вещь они условливаются, чтобы только один говорил — мое. И тот, кто про наибольшее число вещей по этой условленной между ними игре говорит мое, тот считается у них счастливейшим. Для чего это так, я не знаю; но это так. Я долго прежде старался объяснить себе это какою—нибудь прямою выгодою; но это оказалось несправедливым.

Многие из тех людей, которые меня, например, называли своей лошадью, не ездили на мне, но ездили на мне совершенно другие. Кормили меня тоже не они, а совершенно другие. Делали мне добро опять—таки не они — те, которые называли меня своей лошадью, а кучера, коновалы и вообще сторонние люди. Впоследствии, расширив круг своих наблюдений, я убедился, что не только относительно нас, лошадей, понятие мое не имеет никакого другого основания, как низкий и животный людской инстинкт, называемый ими чувством или правом собственности. Человек говорит: «дом мой», и никогда не живет в нем, а только заботится о постройке и поддержании дома. Купец говорит: «моя лавка». «Моя лавка сукон», например, — и не имеет одежды из лучшего сукна, которое есть у него в лавке. Есть люди, которые землю называют своею, а никогда не видали этой земли и никогда по ней не проходили. Есть люди, которые других называют своими, а никогда не видали этих людей; и все отношение их к этим людям состоит в том, что они делают им зло. Есть люди, которые женщин называют своими женщинами или женами, а женщины эти живут с другими мужчинами. И люди стремятся в жизни не к тому, чтобы делать то, что они

65

считают хорошим, а к тому, чтобы называть как можно больше вещей своими. Я убежден теперь, что в этом—то и состоит существенное различие людей от нас. И потому, не говоря уж о других наших преимуществах перед людьми, мы уже по одному этому смело можем сказать, что стоим в лестнице живых существ выше, чем люди: деятельность людей — по крайней мере, тех, с которыми я был в сношениях, руководима словами, наша же — делом».

В конце рассказа лошадь уже убита, но способ рассказа, прием его не изменен: «Ходившее по свету, евшее и пившее тело Серпуховского убрали в землю гораздо после. Ни кожа, ни мясо, ни кости его никуда не пригодились. А как уже 20 лет всем в великую тягость было его ходившее по свету мертвое тело, так и уборка этого тела в землю была только лишним затруднением для людей. Никому уж он давно был не нужен, всем уж давно он был в тягость, но все—таки мертвые, хоронящие мертвых, нашли нужным одеть это, тотчас же загнившее, пухлое тело в хороший мундир, в хорошие сапоги, уложить в новый хороший гроб, с новыми кисточками на четырех углах, потом положить этот новый гроб в другой, свинцовый, и свезти его в Москву и там раскопать давнишние людские кости и именно туда спрятать это гниющее, кишащее червями тело в новом мундире и вычищенных сапогах и засыпать все землею».

Таким образом, мы видим, что в конце рассказа прием применен и вне его случайной мотивировки.

Таким приемом описывал Толстой все сражения в «Войне и мире». Все они даны как, прежде всего, странные. Не привожу этих описаний, как очень длинных — пришлось бы выписать очень значительную часть 4—томного романа. Так же описывал он салоны и театр:

«На сцене были ровные доски посередине, с боков стояли крашеные картины, изображавшие деревья, позади было протянуто полотно на досках. В середине сцены сидели девицы в красных корсажах и белых юбках. Одна, очень толстая, в шелковом белом платье, сидела особо, на низкой скамеечке, к которой был приклеен сзади зеленый картон. Все они пели что—то. Когда они кончили свою песню, девица в белом подошла к будочке суфлера, и к ней подошел мужчина в шелковых, в обтяжку, панталонах на толстых ногах, с пером и кинжалом, и стал петь и разводить руками.

Мужчина в обтянутых панталонах пропел один, потом пропела она. Потом оба замолкли, заиграла музыка, и мужчина стал перебирать пальцами руку девицы в белом платье, очевидно выжидая опять такта, чтобы начать свою партию вместе с нею. Они пропели вдвоем, и все в театре стали хлопать и кричать, а мужчина и женщина на сцене, которые изображали влюбленных, стали, улыбаясь и разводя руками, кланяться. <…>

Во втором акте были картины, изображающие монументы,

66

и была дыра в полотне, изображающая луну, и абажуры на рампе подняли, и стали играть в басу трубы и контрабасы, и справа и слева вышло много людей в черных мантиях. Люди стали махать руками, и в руках у них было что—то вроде кинжалов; потом прибежали еще какие—то люди и стали тащить прочь ту девицу, которая была прежде в белом, а теперь в голубом платье. Они не утащили ее сразу, а долго с ней пели, а потом уже ее утащили, и за кулисами ударили три раза во что—то металлическое, и все стали на колени и запели молитву. Несколько раз все эти действия прерывались восторженными криками зрителей».

Так же описан третий акт:

«Но вдруг сделалась буря, в оркестре послышались хроматические гаммы и аккорды уменьшенной септимы, и все побежали и потащили опять одного из присутствующих за кулисы, и занавесь опустилась».

В четвертом акте:

«<…> был какой—то черт, который пел, махая рукою до тех пор, пока не выдвинули под ним доски и он не опустился туда».

Так же описал Толстой город и суд в «Воскресении». Так описывает он в «Крейцеровой сонате» брак: «Почему, если у людей сродство душ, они должны спать вместе». Но прием остранения применялся им не только с целью дать видеть вещь, к которой он относился отрицательно.

«Пьер встал от своих новых товарищей и пошел между костров на другую сторону дороги, где, ему сказали, стояли пленные солдаты. Ему хотелось поговорить с ними. На дороге французский часовой остановил его и велел воротиться.

Пьер вернулся, но не к костру, к товарищам, а к отпряженной повозке, у которой никого не было. Он, поджав ноги и опустив голову, сел на холодную землю у колеса повозки и долго неподвижно сидел, думая. Прошло более часа. Никто не тревожил Пьера. Вдруг он захохотал своим толстым, добродушным смехом так громко, что с разных сторон с удивлением оглянулись люди на этот странный, очевидно—одинокий смех.

— Ха, ха, ха! — смеялся Пьер. И он проговорил вслух сам с собою: — Не пустил меня солдат. Поймали меня, заперли меня. В плену держат меня. Кого меня? Меня? Меня — мою бессмертную душу! Ха, ха, ха!.. Ха, ха, ха!.. — смеялся он с выступившими на глазах слезами. <…>

Пьер взглянул в небо, в глубь уходящих, играющих звезд. «И все это мое, и все это во мне, и все это я! — думал Пьер. — И все это они поймали и посадили в балаган, загороженный досками!» Он улыбнулся и пошел укладываться спать к своим товарищам».

Всякий, кто хорошо знает Толстого, может найти в нем несколько сот примеров по указанному типу. Этот способ видеть вещи выведенными из их контекста привел к тому, что в последних

67

своих произведениях Толстой, разбирая догматы и обряды, также применил к их описанию метод остранения, подставляя вместо привычных слов религиозного обихода их обычное значение; получилось что—то странное, чудовищное, искренне принятое многими как богохульство, больно ранившее многих. Но это был все тот же прием, при помощи которого Толстой воспринимал и рассказывал окружающее. Толстовские восприятия расшатали веру Толстого, дотронувшись до вещей, которых он долго не хотел касаться.

__________

Прием остранения не специально толстовский*. Я вел его описание на толстовском материале из соображений чисто практических, просто потому, что материал этот всем известен.

Теперь, выяснив характер этого приема, постараемся приблизительно определить границы его применения. Я лично считаю, что остранение есть почти везде, где есть образ.

То есть отличие нашей точки зрения от точки зрения Потебни можно формулировать так: образ не есть постоянное подлежащее при изменяющихся сказуемых. Целью образа является не приближение значения его к нашему пониманию, а создание особого восприятия предмета, создание «вvденья» его, а не «узнаванья».

Но наиболее ясно может быть прослежена цель образности в эротическом искусстве.

Здесь обычно представление эротического объекта как чего—то, в первый раз виденного. У Гоголя в «Ночи перед Рождеством»:

«Тут он подошел к ней ближе, кашлянул, усмехнулся, дотронулся своими длинными пальцами ее обнаженной, полной руки и произнес с таким видом, в котором выказывалось и лукавство, и самодовольствие:

— А что это у вас, великолепная Солоха? — И, сказавши это, отскочил он несколько назад.

— Как что? Рука, Осип Никифорович! — отвечала Солоха.

— Гм! рука! хе! хе! хе! — произнес сердечно довольный своим началом дьяк и прошелся по комнате.

— А это что у вас, дражайшая Солоха? — произнес он с таким же видом, приступив к ней снова и схватив ее слегка рукою за шею и таким же порядком отскочив назад.

— Будто не видите, Осип Никифорович! — отвечала Солоха. — Шея, а на шее монисто.

— Гм! на шее монисто! хе! хе! хе! — И дьяк снова прошелся по комнате, потирая руки.

— А это что у вас, несравненная Солоха?.. — Неизвестно, к чему бы теперь притронулся дьяк своими длинными пальцами <…>»

68

У Гамсуна в «Голоде»:

«Два белых чуда виднелись у нее из—за рубашки».

Или эротические объекты изображаются иносказательно, причем здесь цель явно не «приблизить к пониманию».

Сюда относится изображение половых частей в виде замка и ключа (например, в «Загадках русского народа» Д. Садовникова, № 102—107), в виде приборов для тканья (там же, № 583—591), лука и стрелы, кольца и свайки, как в былине о Ставре («Песни, собранные П. Н. Рыбниковым», № 30).

Муж не узнает жены, переодетой богатырем. Она загадывает:

«Помнишь, Ставер, памятуешь ли,

Как мы маленьки на улицу похаживали,

Мы с тобою сваечкой поигрывали:

Твоя—то была сваечка серебряная,

А мое было колечко позолоченное?

Я—то попадывал тогды—сёгды,

А ты—то попадывал всегды—всегды?»

Говорит Ставер, сын Годинович:

— Что я с тобой сваечкой не игрывал! —

Говорит Василий Микулич, де:

«Ты помнишь ли, Ставер, да памятуешь ли,

Мы ведь вместе с тобой в грамоты училися:

Моя была чернильница серебряная,

А твое было перо позолочено?

А я—то поманивал тогды—сёгды,

А ты—то помакивал всегды—всегды?»

В другом варианте былины дана и разгадка:

Тут грозен посол Васильюшко

Вздымал свои платья по самый пуп:

И вот молодой Ставер, сын Годинович,

Признавал кольцо позолоченное.

(Рыбников, № 171)

Но остранение не только прием эротической загадки — эвфемизма, оно — основа и единственный смысл всех загадок. Каждая загадка представляет собой или рассказывание о предмете словами, его определяющими и рисующими, но обычно при рассказывании о нем не применяющимися (тин «два конца, два кольца, посередине гвоздик»), или своеобразное звуковое остранение, как бы передразнивание: «Тон да тотонок?» (пол и потолок) (Д. Садовников, № 51) или — «Слон да кондрик?» (заслон и конник) (Там же, № 177).

Остранением являются и эротические образы — не—загадки; например, все шансонетные «крокетные молотки», «аэропланы», «куколки», «братишки» и т. п.

В них есть общее с народным образом топтания травы и ломания калины.

Совершенно ясен прием сохранения в широко распространенном образе — мотиве эротической прозы, в которой медведь и другие животные (или черт — другая мотивировка неузнавания)

69

не узнают человека («Бесстрашный барин» — «Великорусские сказки Вятской губернии», № 52; «Справедливый солдат» — «Белорусский сборник» Е. Романова, № 84).

Очень типично неузнавание в сказке № 70 (вариант) из «Великорусских сказок Пермской губернии» Д. С. Зеленина:

«Мужик пахал поле на пеганой кобыле. Приходит к нему медведь и спрашивает: «Дядя, хто тебе эту кобылу пеганой делал?» — «Сам пежил». — «Да как?» — «Давай и тебя сделаю?!» Медведь согласился. Мужик связал ему ноги веревкой, снял с сабана сошник, нагрел его на огне и давай прикладывать к бокам: горячим сошником опалил ему шерсть до мяса, сделал пеганым. Развязал, — медведь ушел; немного отошел, лег под дерево, лежит. — Прилетела сорока к мужику клевать на стане мясо. Мужик поймал ее и сломал ей одну ногу. Сорока полетела и села на то самое дерево, под которым лежит медведь. — Потом прилетел после сороки, на стан к мужику паук (муха большая) и сел на кобылу, начал кусать. Мужик поймал паука, взял — воткнул ему в задницу палку и отпустил. Паук полетел и сел на то же дерево, где сорока и медведь. Сидят все трое. — Приходит к мужику жена, приносит в поле обед. Пообедал мужик с женой на чистом воздухе, начал валить ее на пол, заваривать ей подол. Увидал это медведь и говорит сороке с пауком: «батюшки! мужик опять ково—то хотит пежить». — Сорока говорит: «нет, кому—то ноги хотит ломать». Паук: «нет, палку в задницу кому—то хотит засунуть».

Одинаковость приема данной вещи с приемом «Холстомера», я думаю, видна каждому.

Остранение самого акта встречается в литературе очень часто; например, «Декамерон»: «выскребывание бочки», «ловля соловья», «веселая шерстобитная работа» (последний образ не развернут в сюжет). Так же часто остранение применяется при изображении половых органов.

Целый ряд сюжетов основан на таком «неузнавании», например: А. Афанасьев, «Заветные сказки» — «Стыдливая барыня»; вся сказка основана на неназывании предмета своим именем, на игре в неузнавание. То же у Н. Ончукова, «Северные сказки», № 252 — «Бабье пятно». То же в «Заветных сказках» — «Медведь и заяц»: медведь и заяц чинят «рану».

К приему остранения принадлежат и построения типа «пест и ступка» или «дьявол и преисподняя» («Декамерон»).

Об остранении в психологическом параллелизме я пишу и своей статье о сюжетосложении.

Здесь же повторяю, что в параллелизме важно ощущение несовпадения при сходстве.

Целью параллелизма, как и вообще целью образности, является перенесение предмета из его обычного восприятия в сферу нового восприятия, то есть своеобразное семантическое изменение.

70

__________

Исследуя поэтическую речь как в фонетическом и словарном составе, так и в характере расположения слов, и в характере смысловых построений, составленных из ее слов, мы везде встретимся с тем же признаком художественного: с тем, что оно нарочито создано для выведенного из автоматизма восприятия, и с тем, что в нем вvдение его представляет цель творца и оно «искусственно» создано так, что восприятие на нем задерживается и достигает возможно высокой своей силы и длительности, причем вещь воспринимается не в своей пространственности, а, так сказать, в своей непрерывности. Этим условиям и удовлетворяет «поэтический язык». Поэтический язык, по Аристотелю, должен иметь характер чужеземного, удивительного; практически он и является часто чужим: сумерийский у ассирийцев, латынь у средневековой Европы, арабизмы у персов, древнеболгарский как основа русского литературного, или же языком повышенным, как язык народных песен, близкий к литературному. Сюда же относятся столь широко распространенные архаизмы поэтического языка, затруднения языка «dolce stil nuovo» (XII в.), язык Арно Даниеля с его темным стилем и затрудненными (harten) формами, полагающими трудности при произношении (Diez. Leben und Werk der Troubadours. S. 285). Л. Якубинский в своей статье доказал закон затруднения для фонетики поэтического языка в частном случае повторения одинаковых звуков. Таким образом, язык поэзии — язык трудный, затрудненный, заторможенный. В некоторых частных случаях язык поэзии приближается к языку прозы, но это не нарушает закона трудности.

Ее сестра звалась Татьяна…

Впервые именем таким

Страницы нежные романа

Мы своевольно освятим, —

писал Пушкин. Для современников Пушкина привычным поэтическим языком был приподнятый стиль Державина, а стиль Пушкина, по своей (тогдашней) тривиальности, являлся для них неожиданно трудным. Вспомним ужас современников Пушкина по поводу того, что выражения его так площадны. Пушкин употреблял просторечие как особый прием остановки внимания, именно так, как употребляли вообще русские слова в своей обычно французской речи его современники (см. примеры у Толстого, «Война и мир»).

Сейчас происходит еще более характерное явление. Русский литературный язык, по происхождению своему для России чужеродный, настолько проник в толщу народа, что уравнял с собой многое в народных говорах, зато литература начала проявлять любовь к диалектам (Ремизов, Клюев, Есенин и другие, столь же неравные по талантам и столь же близкие по

71

языку, умышленно провинциальному) и варваризмам (возможность появления школы Северянина). От литературного языка к литературному же «лесковскому» говору переходит сейчас и Максим Горький. Таким образом, просторечие и литературный язык обменялись своими местами (Вячеслав Иванов и многие другие). Наконец, появилась сильная тенденция к созданию нового, специально поэтического языка; во главе этой школы, как известно, стал Велимир* Хлебников. Таким образом, мы приходим к определению поэзии, как речи затоpможенной, кpивой. Поэтическая речь — pечь—постpоение. Проза же — речь обычная: экономичная, легкая, правильная (prosa se. dea — богиня правильных, нетрудных родов, «прямого» положения ребенка). Подробнее о торможении, задержке как об общем законе искусства я буду говорить уже в статье о сюжетосложении.

Но позиция людей, выдвигающих понятие экономии сил как чего—то существующего в поэтическом языке и даже его определяющего, кажется на первый взгляд сильной в вопросе о ритме. Кажется совершенно неоспоримым то толкование роли ритма, которое дал Спенсер: «Неравномерно наносимые нам удары заставляют нас держать мускулы в излишнем, порой ненужном, напряжении, потому что повторения удара мы не предвидим; при равномерности ударов мы экономизируем силу»**. Это, казалось бы, убедительное замечание страдает обычным грехом — смешением законов языка поэтического и прозаического. Спенсер в своей «Философии слога» совершенно не различал их, а между тем возможно, что существуют два вида ритма. Ритм прозаический, ритм рабочей песни, «дубинушки», с одной стороны, заменяет команду при необходимости «ухнуть разом»; с другой стороны, облегчает работу, автоматизируя ее. И действительно, идти под музыку легче, чем без нее, но идти легче и под оживленный разговор, когда акт ходьбы уходит из нашего сознания. Таким образом, ритм прозаический важен как фактор автоматизирующий. Но не таков ритм поэзии. В искусстве есть «ордер», но ни одна колонна греческого храма не выполняет точно ордера, и художественный ритм состоит в ритме прозаическом — нарушенном; попытки систематизировать эти нарушения уже предпринимались***. Они представляют собою сегодняшнюю задачу теории ритма. Можно думать, что систематизация эта не удастся; в самом деле, ведь вопрос идет не об осложненном ритме, а о нарушении ритма, и притом таком, которое не может быть предугадано; если это нарушение войдет в канон, то оно потеряет свою силу затрудняющего приема. Но я не касаюсь более подробно вопросов ритма; им будет посвящена особая книга.

72

 



a Сб. по теор. поэтич. яз. Выпуск первый. С. 38.

b Сб. по теор. поэтич. яз. Выпуск второй. С. 15—23.

c Из лекций по теории словесности. Басня. Пословица. Поговорка. Харьков, 1894.

d Шкловский Виктор. Воскрешение слова. 1914.

 

что это такое в психологии? Загадки на мышление образами, развитие и особенности образной составляющей познания

Мозг каждого человека содержит бесчисленное количество образов. Любые услышанные или прочитанные слова мгновенно извлекают из сознания индивида определённые зрительные картинки, преобразовывая их. Любая личность способна мыслить образно.

Что это такое?

В психологии уделяется большое внимание когнитивным механизмам, составляющим основу образного мышления личности. Умение мыслить образами является обязательной составляющей познания. Содержание мыслительной задачи базируется на образном материале. В хранилище человеческой памяти имеется огромное количество чувственных образов, которые люди используют с целью отражения жизненных процессов. На основе зрительных, слуховых, тактильных, вкусовых образов строится внутренний мир человека. Во время решения любых проблем субъект анализирует, сравнивает, обобщает разные образы явлений и событий.

Образному мышлению характерны важные особенности.

  • Осмысление ситуации происходит в целом, без дробления на отдельные детали. Увлечение конкретными элементами не даёт человеку увидеть целостную картину, то есть за волнами он может не разглядеть моря. При переработке новой информации этот тип мыслительной деятельности предполагает непосредственное извлечение из памяти или воссоздание посредством воображения различных образов, а не суждений или умозаключений.
  • Между объектами и их свойствами устанавливаются непривычные соответствия. Своеобразная мысленная картина решения проблем возникает в виде озарения. Ни одна личность не может управлять бессознательными процессами. Иной раз в мозгу индивида мелькают непонятные и даже самые невероятные образы. На самом деле они приносят пользу, формируя и развивая образное мышление.
  • Образному мышлению свойственны ассоциативность, динамичность, подвижность. Это скоростной тип мыслительного процесса. Порой человек не успевает облекать возникшие образы в слова.

Отражение реальности в образной форме наиболее характерно для произведений искусства и литературы.

Большинство творений живописи и скульптуры, художественная литература, музыкальные произведения воспроизводят объективную действительность многогранно, глубоко и обобщённо с помощью образных средств.

Как его используют?

Именно образ является основной единицей мышления малышей. По данным исследователей, 30% школьников вплоть до 6 класса для запоминания правил и решения задач используют мыслительные средства в образной форме. Опора на образ способствует хорошему усвоению школьного материала, активизирует творческие стороны ребёнка, формирует его воображение.

В жизни каждого человека умение мыслить образами играет большую роль. Применение образных ассоциаций, фантазий открывает новые возможности для развития воображения, внимания, памяти, творческих способностей личности. Образное мышление используют в качестве дополнительного инструмента для расширения способности решить любую жизненную задачу или справиться с возникшей проблемой. Оно помогает многогранно и разнообразно отражать объективную действительность.

Степень воображения зависит от уровня сознания, жизненного опыта, внутренней гармонии. Данный тип мыслительной деятельности помогает личности выражать свои представления о любых объектах и явлениях, преобразовывать их в случае изменившихся обстоятельств. В связи с этим у субъекта появляется возможность достраивать недостающие детали картины, расширять ассоциативные связи, мысленно проникать вглубь проблемы или задачи.

Во многих творческих профессиях без образного мышления обойтись трудно, а порой невозможно. Дизайнеры, художники, модельеры, архитекторы, поэты, писатели, философы мыслят образами. Продуктивность применения образных компонентов широко проявляется в интеллектуальном творчестве.

В настоящее время научно-технический прогресс во многом зависит от умения правильно оперировать образами, от уровня образной мыслительной деятельности человека.

Как развить?

Диагностика детского образного мышления проводится посредством складывания разрезных картинок. Таким способом проверяется умение собрать частички изображения в единое целое. Воссоединение отдельных деталей свидетельствует о наличии мыслительной хаотичности или целенаправленности при создании целостного образа. Взрослый человек или подросток диагностику может произвести самостоятельно.

Представьте последовательно несколько образов и оцените их яркость по 10-балльной шкале, где 1 – слишком слабый образ, а 10 – очень яркая зрительная картинка:

  • красивый мотоцикл стоит на парковке возле вашего дома;
  • этот же мотоцикл начинает движение;
  • то же самое транспортное средство на огромной скорости несётся по улицам города;
  • мотоцикл обгоняет вереницу автомобилей;
  • он постепенно удаляется, превращается в маленькую точку и почти исчезает из вида;
  • теперь этот же самый мотоцикл лежит на обочине дороги с перевёрнутыми вверх колёсами;
  • его возвращают в нормальное положение;
  • на этот раз он едет осторожно, медленно;
  • мотоцикл проезжает по горному серпантину;
  • он мчится в темноте с включённой фарой.

Хорошим итогом считается 40 баллов. Это означает, что яркость образов у вас на должном уровне. При полученном результате менее 20 баллов надо срочно принимать меры по развитию образной мыслительной деятельности.

Начинать развитие мышления с помощью образов необходимо с 4-5 лет. Используются разные методики. Например, способ «эксперимент сказочника» применяют для детей дошкольного возраста.

Выбирается первое пришедшее на ум слово, которое нужно объединить с другим понятием при помощи предлогов. Например, слова «кошка» и «коробка»: «кошка на коробке», «кошка под коробкой», «кошка в коробке». А дальше включается детская фантазия, и создаются различные образы: кошка в коробке живёт с котятами; кошка в коробке хранит свои наряды и аксессуары; кошка под коробкой прячется от яркого солнца; кошка на коробке разложила яства и угощает ими своих бродячих друзей.

Для формирования образного мышления надо дать волю фантазии. С этой целью необходимо мысленно создавать зрительные картинки, строить ассоциативные ряды. Психологи рекомендуют почаще организовывать учащимся начальных классов поиск ассоциаций. Игра называется «На что это похоже?» Она прекрасно развивает образное мышление у младших школьников. Детям предлагают внимательно разглядеть спираль, прямоугольник, круг, любую загогулину, абстрактный рисунок и придумать собственные ассоциации.

В процессе обучения упражнения постепенно усложняются. Для формирования образного мышления необходимо включение задач, требующих оперирования образами различного уровня обобщённости, изображений самих объектов. Эффективному размышлению с использованием ярких мысленных картинок способствуют выставки произведений искусств, путешествия, описания разнообразных пейзажей.

Мыслительный процесс с применением красочных образов можно развить у людей любого возраста.

У взрослых

Натренировать образное мышление взрослые люди могут с помощью представления ярких взаимосвязанных картинок, которые помогают конструировать образы. Нужно мысленно визуализировать предстоящее действие. Если вы боитесь забыть внести какую-нибудь оплату, необходимо представить яркую картинку. В голове нарисуйте, как вы входите в Сбербанк и подходите к терминалу. Мозг сам за вас довершит это действие в тот момент, когда вы будете проходить мимо Сбербанка. Он напомнит вам про неоплаченные счета.

У детей

Обычно в детском возрасте этот вид мыслительного процесса развивается активно за счёт фантазий и сюжетно-ролевых игр. У малышей формируют воображение с помощью изготовления различных поделок, аппликаций, оригами, макраме, лепки из пластилина, рисования обеими руками, сборки пазлов, игры в домино и лото. Очень хорошим средством развития данного типа мышления является чтение сказок с использованием мимики, жестов и эмоций, просмотр мультипликационных фильмов, рисование мультяшных персонажей с домысливанием сюжета, в результате чего получается никем не узнаваемый, новый герой. Нужно постоянно просить ребёнка фантазировать при виде камешков, облаков, коряг.

Пусть он ответит, на что походят эти предметы и сочинит сказку.

Упражнения и загадки

Детям хорошо подходят сюжетно-ролевые игры с перевоплощением. После распределения ролей разыгрывается вымышленная ситуация. Малыши перевоплощаются в пациентов и врачей, покупателей и продавцов, клиентов и парикмахеров. Они могут стать артистами цирка или театра, модельерами, космонавтами.

Формирование задания происходит с учётом возможности реализации детской фантазии по максимуму. Например, во время полёта на Марс произошла поломка двигателя, нужно срочно сесть на ближайшую планету. Дети должны рассказать, что они видят сквозь воображаемые иллюминаторы, подробно описать неизвестную территорию, рассчитать оставшиеся съестные запасы.

Для выполнения следующего задания нужно воспользоваться любым привычным предметом и дополнить его новыми функциями. Например, обычную пустую банку из-под консервов можно превратить в тару для проращивания семян, шкатулку для хранения пуговиц – в приспособление на голову для маленького снеговика.

Научиться мыслить образно можно с помощью открыток, на которых изображён любой объект. Ребёнку предлагают вообразить вместо этого предмета какого-нибудь представителя фауны. Например, нарисованное солнце может ассоциироваться у кого-то с головой льва, где лучи солнца превращаются в гриву. Другой малыш может представить паука или осьминога. Детям предлагают устно описать возникшее в воображении животное или насекомое. Затем надо нарисовать его.

В дальнейшем тренировка образного мышления осуществляется с помощью тех же самых открыток, но на этот раз детям дают задание вместо изображённых предметов вообразить продукты питания. Затем можно спросить, на каких представителей флоры похож принт. Солнце в детском воображении может превратиться в торт, подсолнух или ромашку.

Droodles широко используют для оперирования мысленными образами. Они напоминают каракули, которые хорошо развивают воображение. Надо в каждую каракулю, являющуюся графической головоломкой, вкладывать новый смысл. Для соотнесения картинки и образа, возникшего в голове, человеку приходится мысленно перебирать большой объём информации, хранящейся в архиве мозга. Каждая закорючка вмещает в себя огромное количество вариантов ответа. Нужно ко всем изображениям подобрать надписи. Чем их больше, тем лучше.

Создание ассоциативных цепочек даёт возможность мозгу генерировать визуальные образы по собственному усмотрению. Образные ряды нужно в воображении увеличивать и уменьшать, приближать и отодвигать, раскрашивать в разные цвета, менять форму. Есть ещё интересный приём агглютинации, когда мысленно объединяют части, взятые из разных образов. Так, идея самолёта была взята посредством длительного наблюдения за птицами.

Попробуйте создать рисунок животного, не существующего в природе. К голове коровы добавьте львиную гриву, рысье тело, рыбью чешую, лисий хвост и лягушачьи лапы.

Для детей существует отличное упражнение. Художник не успел дорисовать картинку. Заверши его работу. Но вторая половина не должна отличаться от первой части рисунка. Для выполнения задания ребёнку придётся вторую часть картинки отобразить зеркально. На первых этапах можно разрешать прикладывать к оси рисунка зеркало, чтобы увидеть, как должна выглядеть правая сторона.

Взрослым рекомендуют упражнения с зеркальным расположением букв. Сначала нужно внимательно рассмотреть оба вида знаков с разным наклоном. Потом им показывают только одну-единственную букву. Надо быстро определить, перед их взором находится обычное или зеркальное изображение.

Упражнение со спичками хорошо подходит для подростков и взрослых. Надо бросить 5 штук на стол, затем 30 секунд смотреть на них и, не подглядывая, разложить в том же порядке другие 5 спичек. Нужно выполнять это упражнение до тех пор, пока не получится правильный расклад. Затем количество спичек увеличивают.

Следующее задание предполагает написание в центре листка слова. К нему следует подобрать подходящие определения и записать их справа. С левой стороны листка надо поместить прилагательные или причастия, которые по смыслу не сочетаются с записанным в центре существительным. Например, справа от понятия «собака» можно поместить слова: «дворовая», «красивая», «худая», «умная», «мохнатая», «пятнистая», «игривая», «злая», «понятливая». Слева надо придумать прилагательные или причастия, которые не вяжутся с образом собаки: «жидкая», «тугоплавкая», «остроконечная», «треугольная», «лунная», «хохочущая», «безоблачная».

Разгадывание ребусов, в которых есть буквы, цифры, запятые, изображения, расположенные в разном порядке, позволяет ребёнку производить мысленный анализ, учит думать образами, развивает творческую личность. Поиск омонимов с наводящими вопросами тоже применяют при обучении мыслить образно. Обычно используются наводящие вопросы. Какое слово обозначает виноградную ветку и предмет, который используют для рисования? Что обозначает и часть ружья, и часть дерева?

Загадки формируют умение создать в воображении образ, подходящий к словесному описанию признаков конкретного действия или предмета. Загадки надо произносить выразительно, расставлять логические ударения и выдерживать паузу. В предложениях, предназначенных для разгадывания, скрыты различные явления природы, представители фауны и флоры, сами люди и их быт.

Остроумие, точность и лаконичность фраз, призванных для быстрого извлечения нужного образа из глубин мозга, способствуют развитию ума. Благодаря чему он приобретает подвижность.

Мышление образами — обязательная составляющая познания. Мышление образами

Мышление образами – обязательная составляющая познания, которая сопровождает человека во всех его проявлениях. И соответственно, очень важная тема.

Учёные пришли к интересному выводу. При образном мышлении задействованы все рецепторы головного мозга человека. Что это значит? Допустим, человек поставил перед собой определенную задачу. Он начинает думать, искать логическую цепочку взаимосвязей. Во время этого процесса «включается» левое полушарие. Но в дальнейшем в процесс вступает правое. И человек начинает чувствовать образ на уровне эмпатии, воспринимать сверхчувствительно. И результатом всего этого является так называемый мыслеобраз.

Источники мышления

О них необходимо сказать в отдельности. Мышление образами как обязательная составляющая познания имеет два источника понятия — чувственный и исторический.

Первый из перечисленных всегда индивидуален. А исторический опыт — это действительность, проявляющаяся через теорию осмысления.

Воображение и образное мышление — одно и то же?

Однозначно нет. Это — абсолютно разные психические процессы. Воображение есть даже у маленького ребенка. И этот процесс можно сравнить с фантазией – мыслительной импровизацией.

Но это не значит, что понятия никак не связаны. Напротив! Образное мышление развивает воображение, которое, в свою очередь, способно принести немалую пользу. Например, во время стресса можно привлечь воображение. Представить что-то хорошее и создать себе позитивный настрой. Именно воображение помогает рождаться новым идеям.

Воображение и фантазия

На этой теме стоит заострить внимание, раз речь идёт про мышление образами, обязательную составляющую познания.

Итак, что такое воображение? Это образы, которые можно видоизменять, возникающие из памяти в определенный и всегда нужный момент. При этом человек зачастую понимает, что те облики и «картинки», которые создает воображение, возможно, никогда не воплотятся в реальности.

Один из примеров можно привести из Детского юмористического киножурнала «Ералаш», когда девочка решила нарисовать мелками на асфальте собаку, благодаря своей яркой фантазии придумав ей образ и окрас, не существующий в реальной жизни.

А писатели-фантасты? Они тоже пишут свои произведения, опираясь на свое богатое воображение. Хотя есть мнение, что некоторые их фантазии всё же имеют место. Якобы нельзя придумать того, что не может существовать в принципе.

Стоит ли развивать образное мышление?

Ответ очевиден – разумеется, да! Ведь мышление образами — обязательная составляющая познания. Да, оно может «дремать» до тех пор, пока человек не разбудит его и не научится развивать эту способность. Каждый приходит к этому по-разному. Но чем раньше человек начнет и научится развивать способность мыслить образами, тем быстрее достигнет успехов.

Вообще, конечно, это изначально задача родителей, которые обязаны заниматься своими детьми и направлять их во всём. Нельзя недооценивать роль мышления в познании. Мышление образами – это база для формирования устного (вербального) и логического (последовательного) мышления, что необходимо для успешного обучения в школе и вузе. Человек, который выявляет у себя способность к этому и пытается её развивать, начинает по-другому решать задачи, поставленные перед ним обществом или им самим.

Мышление образами — обязательная составляющая умственной деятельности в целом. У человека, которому оно свойственно, развиваются интуитивные способности. Оно создает много ассоциаций, что очень полезно для людей, связанных с искусством. Такое мышление доминирует у всех творческих людей.

Возникновение «картинок»

Итак, что значит мыслить образами, ясно. Теперь можно остановиться и на теме, касающейся их формирования.

Просмотрев картинку, впоследствии разделенную на части, можно восстановить её, применив образное мышление. Благодаря этому, мы извлечем новый образ. Собираясь на работу, можно представить различные комбинации одежды — и воображение создаст новые очертания.

Но сложившиеся «картинки» возникают не только как сочетание уже имеющихся, но и путем их видоизменения. Исходя из этого, можно выделить две группы образов – комбинационные и трансформационные.

К первым относятся задачи, заключающиеся в следующем: из исходного представления составить что-то существенно новое или воссоздать исключенный элемент.

К трансформационным относятся задачи, когда необходимо использовать уже завершенный образ и модифицировать его так, чтобы извлеклось что-то новое. Например, взять фотографию человека и мысленно изменить внешность (цвет волос, прическу, размер носа и т. п.).

В формировании мышления данного типа стоит обратить внимание на два основных момента:

  • Развитие старания к образованию новых образов.
  • Раскрепощение фантазии.

Легче всего формируется образное мышление во время рисования. Или любой другой художественной деятельности.

Как развивать образы?

И об этом стоит сказать пару слов. Описание мышления образами позволяет понять, что без умения формировать «картинки» у себя в голове привить его себе не получится. Но как данную способность выработать? Многим сложно поверить, но не у всех она есть.

А чтобы понять, насколько развито воображение, на минуту надо взглянуть на линии, узоры или родинки на своей ладони. Потом, прикрыв глаза, попытаться воссоздать изображение в голове. Стоит запомнить сформировавшееся визуально. Открыв глаза, снова взглянуть на ладошку и отметить, до какой степени совпала действительность с «восстановленной» в памяти картинкой.

Дабы воображаемое было видно резче и чётче, важно отключить словесное размышление. Нужно просто взирать, но не обрисовывать речевыми оборотами.

Упражнение «Праздничный ужин»

Терпение, труд и регулярная практика – вот что поможет развить мышление образами. Примеры упражнений многочисленны. Самое популярное — воображаемое представление праздничного ужина.

Прикрыв глаза на одну-две минуты, надо представить панораму недавнего пира. Припомнить гостей, вкус пищи, посуду, стоявшую на столе. После чего дать ответы на несколько вопросов:

  • Какая получилась образная картинка – четкая или смазанная?
  • Ярче образ в реальности или в голове?
  • Отчетливы ли детали или некоторые бросаются в глаза больше других?
  • Каких оттенков больше: цветных или серых?
  • Создается единый оптический образ всей комнаты?
  • Представляется своя тарелка, ложка, вилка? А лицо человека, находящегося напротив? И всё ли синхронно?
  • Чувствуется вкус блюд?
  • Под силу вспомнить, во что одеты присутствующие на том празднике?

Чем больше будет положительных ответов – тем лучше дела обстоят у человека с образами. Чтобы тренировки не наскучили, можно менять обстановку и вспоминать другие события.

Упражнение «Фактический объект»

Ещё одна неплохая методика. Необходимо представить все из перечисленных ниже объектов:

  • Чьё-нибудь лицо на фотографии.
  • Товарища юности.
  • Пробегающее животное.
  • Собственную гостиную.
  • Рассвет.
  • Парящую птицу.
  • Бегущего спортсмена.
  • Звездное небо.
  • Картину на стене.
  • Лес.
  • Достопримечательность.

Если сформированные в голове образы не столь ясные, как в реальной жизни, не стоит создавать их ярче. Просто надо концентрироваться на самом представлении восприятия образа. Необходимо сперва сфокусироваться на форме, а потом окунуться в элементы. Не стоит торопиться, образ должен сделаться стабильным и четким.

Упражнение «Недостаточно действительный объект»

Интересное и не совсем обычное. Чтобы его выполнить, в воображении нужно придумать не совсем типичные и реальные объекты. Это:

  • Леший.
  • Кисельные берега.
  • Девятиголовая Гидра.
  • Русалка.
  • Змей Горыныч.
  • Лукоморье.
  • Летучий корабль.
  • Жар-птица.
  • Ковер-самолет.
  • Фигуры бокового зрения.

Сохраняя взгляд неподвижным, необходимо обозреть всю периферию поля зрения. Это нелегко. Нужно использовать боковое зрение, чтобы рассмотреть как можно больше деталей. Затем закрыть глаза и воссоздать образ увиденного. Мысленно разбить обозреваемое пространство на четыре части, выбрать любой квадрат и проанализировать каждую деталь в нем.

Оптический результат

Каждый человек знает: посмотрев на предмет и прикрыв потом глаза, какое-то время можно ещё видеть его очертания. Это тоже можно использовать, как упражнение! Непосредственно в данном случае нужно связать оптические воспоминания с воображаемым образом.

К примеру, рассмотреть нарисованную картину, после прикрыть глаза и налюбоваться образом, запечатленным в памяти. После того как изображение притупится, открывая взор, опять взглянуть на художественное произведение и вновь опустить веки. При неоднократном повторении прорисовывается яркий образ. Впоследствии этот прием с легкостью можно повторить и с другими предметами. Чем чаще повторяется такое упражнение, тем быстрее ум учится мыслить образно.

Другие упражнения

Ещё одна тактика, которую стоит опробовать, если хочется понять, что такое осознанно мыслить образами, называется «Удаленное воображаемое чувство».

Надо вообразить перед собой некий небольшой предмет, например карандаш. Что дальше? Перемещаем мысленно его сначала влево, затем вправо. Можно усложнить задачу и перемещать по кругу, ускоряя процесс. После вернуть карандаш на прежнее место.

Ещё можно попытаться восстановить всех людей в памяти, которые встречались на пути в течение дня. Кто они? Какая у них профессия? Одежда? Возраст? Чем они занимались? Натренировавшись на этой методике, можно воссоздать то же, но со вчерашним днем. Это будет сложнее, но ведь нужно прогрессировать.

Заключение

Выше было многое сказано про образное мышление, его формы, виды и специфику. Именно благодаря ему мы учимся находить (и ведь удаётся) выход из непростых сложившихся ситуаций: в семейной жизни, на работе, в общении с друзьями. Это мышление помогает решать непростые проблемы.

Но пытаться логически понять этот процесс — бесполезно. Только чувствовать и развивать. Вот в этом и есть суть мышления образами, ключевой составляющей нашего познания.

Образное мышление — Человек в мире творчества

Из миража, из ничего,

                                                                                 Из сумасбродства моего —

Вдруг возникает чей-то лик

И обретает цвет и звук,

И плоть, и страсть!

(Юлий Ким)

 

Самым древним видом мышления является наглядно-действенное. У каждого отдельно взятого человека этот вид мышления формируется в самом раннем детстве. Инструментом наглядно-действенного мышления является предмет, и проявляется оно в форме операций с предметами. Несмотря на его примитивность,  в нем есть все признаки мышления: оно обобщенно отражает скрытые связи и отношения реальной действительности, осуществляется посредством предметов-заменителей. Однако мы с вами на этом типе мышления останавливаться не будем, так как с его помощью нельзя решить поставленную задачу без участия практических действий, а это существенно ограничивает возможности его использования.

 

Более «продвинутым» видом мышления является образное, основные «инструменты» которого — образы. Главная функция образного мышления — создание образов и оперирование ими в процессе решения задач. Способность оперировать образами появляется у человека в раннем детстве и сохраняется в течение всей жизни.

Что же такое образ? «Образ – субъективная картина мира или его фрагментов, субъективная представленность предметов внешнего мира, обусловленная как чувственно воспринимаемыми признаками, так и гипотетическими конструктами». (Ж. Пиаже)

В психологии мышления – это одна из центральных категорий, в первую очередь, потому, что именно в форме чувственных образов происходит отражение действительности, и хранится в памяти большая часть информации. Изначально, образы связаны с чувственным познанием, то есть являются продуктами деятельности органов чувств. Мы можем говорить, например, о зрительных образах или слуховых, тактильных (связанных с осязанием) или вкусовых.  Но в человеческом мышлении они более разнообразны и могут воплощать любое даже абстрактное содержание. Образы – это те кирпичики, из которых строится внутренний мир человека, наша психическая реальность.

Собственно, образное мышление не очень нуждается в словах. Даже сложное понятие,  философская или этическая категория становятся понятнее и ближе, если выражаются с помощью образа. Именно так, через образы, осмысливали люди в древности сложный и противоречивый мир абстрактных категорий и человеческих отношений. Наиболее яркие примеры такого осмысления можно найти в мифах разных народов. Так, например, древние славяне представляли любовь или в образе юной девушки в венке из цветов – Лели, или в образе зрелой женщины, покровительницы домашнего очага – Лады. А смерть видели в образе старухи в саване и с косой.  Древние греки наделяли проклятье чертами живого существа, которое летает над головой проклятого человека.

Главная особенность образного мышления даже не в том, что оно совершает операции с образами, а в том, что этот тип мышления позволяет осмыслить ситуацию или проблему в целом, не дробя ее на отдельные составляющие, детали. В этом огромная ценность образного мышления, ведь не редко увлекаясь деталями, частностями, мы не видим ситуации в целом, то есть, за деревьями не видим леса. Такое целостное осмысление позволяет посмотреть на проблему с другой стороны, установить взаимосвязь проблемной ситуации с какими-то аспектами действительности, которые, как первоначально казалось, никакого отношения к нашей задаче не имеют.

Активность образного мышления не означает, что человек перестает пользоваться словами или утрачивает способность нормально формулировать свои мысли. Просто, в процессе самого мышления слова играют вспомогательную роль, а иногда и вовсе не нужны.  Дело в том, что образное мышление настолько скоростной тип мышления, что мы не успеваем мысли-образы облекать в слова. Решение  часто приходит,  как бы внезапно, в виде озарения, своеобразной пространственной картины.  А  слово в образном мышлении является лишь средством выражения, интерпретации выполненных в образах преобразований.

Образное мышление еще довольно мало изученная область нашей психики. Сложность здесь в том, что язык образов не поддается переводу на язык слов. Чтобы рассказать о тех образах, которые рождаются в его сознании, человек должен использовать слова, а облеченные в речевую форму образы неизменно утрачивают свою яркость и специфичность.  Да и мир образов значительно превышает словарный запас любого языка. Нам просто не хватит слов, чтобы рассказать о нем. С такой ситуацией сталкивался каждый из нас, когда в попытках передать свои чувства или впечатления от увиденного мы сетовали на бедность языка.  Только искусству под силу справиться с этой проблемой, именно потому, что оно передает информацию на языке образов.

Сложность понимания образного мышления еще и в том, что оно связано с подсознанием. О подсознании и бессознательном после З. Фрейда написано столько всего, что разбираясь в этом, можно попасть под лавину информации. Поэтому закапываться в эту лавину мы не будем. Следует отметить только одно: именно там, в подсознании, хранится основная масса образов. Управлять бессознательными процессами человек не может, на то они и бессознательные, поэтому часто у нас как будто ниоткуда возникают совершенно непонятные, а нередко, и невероятные образы. Эти образы приводят нас в недоумение, но часто, именно они несут весьма полезную информацию. Подсознание нам что-то подсказывает, или советует на своем языке, но советов этих мы часто не понимаем.

 

Образовательное направление «Визуальное мышление: теория и практика»

Владение визуальным мышлением — один из главных показателей творческой личности, один из важнейших инструментов человека как конструктора и изобретателя собственной жизни.

Природа человеческого мозга — гармонична, построена на балансе вербального и визуального мыслительных начал.

Но в полной ли мере мы пользуемся визуальным мышлением?

Как развить в себе умение визуально мыслить?

Как известно, мозг человека имеет два полушария. Левое полушарие отвечает за работу вербального мышления, а правое — визуального мышления. Вербальное мышление порождает абстрактные понятия, а визуальное мышление — наглядные образы, т. е. визуальные понятия.

Человек начинает свой мыслительный путь в жизни с оперирования визуальными понятиями. Но традиционная система образования основные усилия направляет на развитие левого полушария и, следовательно, абстрактно-логического мышления, а правое полушарие, тем временем, постепенно атрофируется. И визуальное мышление остается в зачаточном состоянии развития.

При этом большую часть информации о мире мы получаем при помощи зрения. Визуальное мышление жизненно необходимо человеку. Каждый день, пользуясь визуальным мышлением, мы складываем множество картин: мы сближаем далекое, видим сходства, разделяем близкое, противопоставляем, обобщаем, формируем целое. Мы все это делаем, даже не касаясь видимых объектов. Так мы создаем видимый мир, и в целом, день за днем, создаем образ своей жизни.

Сегодня произошел переход от традиционных ценностей к инновационным. В новой парадигме «человек успешный» — это личностный комплекс, включающий талант, развитое воображение, креативность, умение планировать и видеть каждое явление в перспективе, в развитии. Развитие творческого визуального мышления создает предпосылки становления подобного личностного комплекса.

Технологии развития визуального мышления у студентов высших учебных заведений были впервые теоретически и практически разработаны Рудольфом Арнхеймом в 1960-е годы в университете Беркли, США. Результаты теоретических изысканий Р. Арнхейма зафиксированы в книге «Visual Thinking» (Berkeley, 1997).

В 1980-х годы сложилось исследовательское направление «визуальные исследования». В 1990-е-2000-е годы в Красноярском государственном университете В.И. Жуковским была осуществлена программа внедрения программы дисциплин эстетического цикла в сферу обучения студентов гуманитарного, технического и естественно-научного профилей, направленная на развитие визуального мышления.

Сегодня программа развития визуального мышления применяется во многих образовательных учреждениях мира. Образовательные программы по визуальным исследованиям и применению визуального мышления в различных научных, социальных и профессиональных сферах существуют в Йельском, Колумбийском университетах, а также в Гарварде, Хьюстоне, Беркли, Санта Круз, Чикаго, Торонто, Эдинбурге, Данди, Манчестере, Ричмонде, Абердине, Тромсо, Берлине.

В России в НИУ ВШЭ действует программа «Визуальная культура», одной из основных задач которой является изучение технологий визуальной репрезентации, оказывающей структурирующее воздействие на все сферы жизни современного общества: экономику, политику, науку.

Образовательное направление «Визуальное мышление: теория и практика» в SibFU Honors College соответствует актуальным образовательным тенденциям ведущих вузов мира и при этом обладает оригинальностью и своеобразием, присущим красноярской научной школе визуального мышления.

Развить визуальное мышление можно лишь в ходе постоянной, внимательной и длительной работы с готовыми продуктами визуально-мыслительной деятельности. Ярким примером таких продуктов являются произведения изобразительного искусства. Общение с произведениями искусства развивает визуальное мышление и выводит на качественно новый уровень способности человека формировать образ самого себя и своей жизни. Наращивая собственную визуально-мыслительную компетентность через диалоги с произведениями искусства, зритель сначала изучает уже созданные схемы мироотношения, а затем учится создавать свои.

Образовательный потенциал произведения изобразительного искусства можно эффективно использовать для развития когнитивных способностей студентов. Образовательный потенциал произведения искусства позволяет развить способности человека к самомоделированию, творчеству.

Образовательное направление «Визуальное мышление: теория и практика» посвящено развитию способностей проектирования, моделирования и оперирования наглядными образами. Эти навыки необходимы для студентов всех специальностей СФУ. Технологии визуального мышления направлены на развитие пространственного видения и способностей моделирования процессов, составляющих объект исследования в науке. Особенно навыки визуального мышления важны для инженеров, физиков, математиков, программистов, дизайнеров, архитекторов, искусствоведов, культурологов.

Образовательное движение по направлению «Визуальное мышление: теория и практика» предполагает освоение студентами произведений искусства как гносеологических и онтологических моделей в действии, предполагающим активное развитие профессиональных, социально-личностных и обще-мировоззренческих компетенций.

Задачи образовательного направления:

  • раскрытие функций развития визуального мышления в высшем образовании;
  • раскрытие роли произведений изобразительного искусства в развитии визуального мышления студентов различных направлений бакалавриата СФУ;
  • раскрытие основ теории визуальной культуры и визуальных искусств;
  • раскрытие произведений изобразительного искусства в качестве моделей мировоззренческого ориентирования человека;
  • освоение технологий развития визуального мышления;
  • овладение практикой создания продуктов визуального мышления – моделей научных, профессиональных и мировоззренческих концептов;
  • определение роли визуального мышления в сфере профессиональной научно-технической деятельности выпускника СФУ.

Развитое визуальное мышление — это:

  • способность связывать значения разных визуальных образов в единую целостную систему;
  • умение видеть структуру,
  • способность видеть целое,
  • умение видеть роль части в сложении целого;
  • умение постигать и моделировать не то, что есть, но то, что может быть.

Развитое визуальное мышление — необходимый компонент успешной профессиональной деятельности, позволяющий:

  • осуществлять проектную деятельность,
  • методологически выстраивать последовательность этапов достижения цели,
  • прогнозировать ход профессиональной деятельности,
  • наглядно представлять результаты работы,
  • визуально моделировать конструкты любых явлений и ситуаций,
  • выстраивать коммуникацию с недоступным материалом посредством его наглядного образа и так познавать исследуемое явление,
  • работать с моделями, созданными в сфере профессиональной деятельности, понимать их внутреннее устройство и особенности функционирования;
  • кристаллизовать продукты воображения для перевода их в объекты и события реальности.

Визуальное мышление структурирует картину мира, позволяет постигать целостность мира и фиксировать свое место в нем.

Структура и содержание образовательного направления

Реализация образовательного направления «Визуальное мышление: теория и практика» осуществляется в течение одного семестра. Всего 144 часа, из которых 72 часа — контактная работа в аудитории и 72 часа — самостоятельная проектная работа студентов.

Занятия посвящены следующим образовательным событиям:

  • определение стартового и итогового уровней развития визуального мышления;
  • освоение и апробация технологий развития визуального мышления;
  • обсуждение и раскрытие функций визуального мышления в высшем образовании;
  • открытие значения визуального мышления в профессиональной деятельности;
  • раскрытие содержания продуктов научной и творческой визуально-мыслительной деятельности;
  • мировоззренческое моделирование и мировоззренческое ориентирование;
  • трансформация качеств зрителя в качества умозрителя;
  • моделирование социально-значимых, научных и профессионально-ориентированных концептов;
  • освоение визуально-мыслительного содержания произведений изобразительного искусства;
  • создание продуктов визуальной мыследеятельности;
  • презентация продуктов визуально-мыслительного творчества.

Самостоятельная работа включает в себя следующие виды образовательной деятельности:

  • опыты графической визуализации;
  • создание индивидуальных проектов визуально-мыслительного творчества и арт-проектов;
  • анализ произведений изобразительного искусства как наглядных мировоззренческих моделей;
  • самостоятельный анализ научных, научно-технических, профессиональных, социальных моделей.

Тематика занятий

  • Визуализация как основа культурного творчества.
  • Сущность визуального мышления.
  • Сравнение вербального и визуального мышления: сходства и различия.
  • Функции визуального мышления: онтологическая, гносеологическая, методологическая, коммуникативная.
  • Образ визуального мышления как продукт завершенной теории.
  • Визуальное понятие — что это?
  • Эвристическая функция образов визуального мышления научной картины мира.
  • Место художественных образов среди продуктов визуального мышления.
  • Место искусства в визуально-мыслительной деятельности человечества.
  • Произведение искусства как визуальная модель мироотношения, картина мира.
  • Произведение искусства как носитель визуально-мыслительных операций.
  • Правила художественной коммуникации как правила визуально-мыслительного развития человека.
  • Человек-зритель и человек-умозритель: сходства, различия, правила взаимоотношения.
  • Мировоззренческое моделирование и мировоззренческое ориентирование при помощи произведения искусства.
  • Студенческий возраст и технологии визуально-мыслительной деятельности: актуальность, необходимость и перспективы освоения. Проектирование и моделирование как направления ведущей деятельности личности студенческого возраста.
  • Общечеловеческий аспект актуальности развития визуально-мыслительной деятельности.
  • Профессиональный аспект актуальности развития визуального мышления.
  • Направления визуально-мыслительного моделирования в научно-технической деятельности профессионала.

Образовательные Игры Визуализации проводятся на материале таких произведений научной и художественной визуальной деятельности, как модель молекулы ДНК, модель атома, модель солнечной системы, модель структуры психики, картографические схемы, произведения архитектуры (Парфенон, Колизей, Пантеон, собор Святой Софии в Константинополе, собор Нотр Дам в Реймсе), инженерного творчества (Эйфелева башня) и произведения изобразительного искусства («Афинская школа» Рафаэля Санти, «Клятва Горациев» Ж.-Л. Давида, «Откуда мы? Кто мы? Куда мы идем?» П. Гогена, «Англичанин в Москве» и «Черный супрематический квадрат» К. Малевича, «Герника» П. Пикассо).

Ведущий образовательного направления

Мария Владимировна Тарасова, искусствовед, кандидат философских наук, доцент кафедры культурологии Гуманитарного института Сибирского федерального университета.

Сфера научных интересов: философия образования, философия искусства, теория визуального мышления и художественной коммуникации, теория использования произведений изобразительного искусства в качестве действенных образовательных механизмов развития личности.

Результаты научных исследований представлены в следующих работах:

  • Тарасова М. В. Теория и практика диалога зрителя и произведения искусства: монография. — Красноярск: Сиб. фед. ун-т. — 2015. — 236 с.
  • Жуковский В. И., Тарасова М. В. и др. Образовательная функция художественной культуры : коллективная монография. — Красноярск: Сиб. фед. ун-т, 2013. — 222 с.
  • Тарасова М. В. Культура и образование: принципы взаимодействия: монография. — Красноярск: Сиб. фед. ун-т, 2012. — 360 с.
  • Тарасова М.В., Жуковский В.И. Коммуникативные основы художественной культуры : монография. – Красноярск: Сиб.фед.ун-т, 2010. – 145 с.
  • Тарасова М.В. Наглядные образы визуального мышления в процессе обучения студентов высшей школы / М.В. Тарасова, В.И. Жуковский // Alma mater (Вестник высшей школы). – 2015. — № 10. – С.50-56.
  • Тарасова М.В., Жуковский В.И. Роль визуального мышления в высшем образовании // Искусство и образование. № 3(83), 2013. С.7-16.
  • Тарасова М.В. Влияние изобразительного искусства на развитие визуального мышления в высшей школе // Личность и культура. № 5, 2014. – С.81-85.
  • Тарасова М.В. Перспективы развития визуального мышления в высшем образовании // Молодежь и наука. — Красноярск: Сиб.федер.ун-т, 2014. — Режим доступа: http://conf.sfu-kras.ru/sites/mn2014/directions.html
  • Тарасова М.В. Роль развития визуального мышления в повышении качества высшего образования // Повышение качества высшего профессионального образования. – Красноярск: СФУ, 2009. – С.191-195.
  • Тарасова М.В. Образовательный потенциал эталонов художественной культуры / М.В. Тарасова // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств, № 6, 2010. – С. 144-149.
  • Тарасова М.В., Жуковский В.И. Образовательные возможности художественной культуры. // Искусство и образование. № 6, 2011. – С.39-48.
  • Тарасова М.В. Образовательные возможности идеала культуры: Эйфелева башня // Обсерватория культуры, № 8, 2012. – С.97-103.

С материалами научной деятельности Марии Тарасовой по визуальному мышлению можно познакомиться на сайте «Образование через искусство».

Вы думаете словами или образами?

Роджер HB Дэвис

Когда вы думаете, вы думаете словами или образами?

В некотором смысле, с этого простого вопроса все и началось.

Это был вопрос, который мы обычно задавали в начале 1980-х участникам, посещавшим наши семинары по бизнес-коммуникации. Другими словами, если я упомяну слово «лодка», сможете ли вы увидеть изображение лодки или само слово?

Слова или изображения? Вопрос в стиле Маклюэна, если я когда-нибудь слышал его.Что, конечно, было выдвинуто моим тогдашним партнером доктором Эриком Маклюэном.

Маклюэн: Имя в области коммуникации, полученное отцом Эрика, доктором Маршаллом Маклюэном, медиа-гуру, академиком и, вероятно, самым известным в мире теоретиком коммуникации и медиа-исследований.

Многие люди не осознают, что Маклюэны были одними из первых, кто начал исследования левого и правого полушарий.

Их исследование привело к пониманию того, что люди думают либо словами, либо образами. Наши предпочтения указали на предвзятость в нашем мышлении: люди с преобладанием левого полушария мозга, как правило, больше думают словами; Люди с правым полушарием склонны думать больше образами.

Эта предвзятость указала нам, как успешно подходить к аудитории и как подходить к обучению коммуникативным навыкам.

В то время наш вопрос о словах или изображениях вызывал отклик аудитории 50/50. Сегодня мы задаем этот вопрос, и немногие понимают, что можно вообще мыслить словами. Для многих из нас изображения — это все, что мы можем «увидеть».

На самом деле, многие коммуникации стали настолько визуальными, такими мгновенными и такими неотражаемыми, что их классические корни легко забыть.

Те, кто разбирается в классической риторике, знают, что общение включает три цели: информировать, убеждать, развлекать. Но как сделать это актуальным в сегодняшнем мире правого полушария мозга?

Исследование Маклюэнов показало нам, что навыки письма требуют того, что мы сейчас называем комплексным подходом. Нам было интересно узнать больше, и мы начали применять наши знания о правом и левом полушарии в более широкой области общения.

Что такое коммуникация левого полушария? Что такое общение правого полушария? Это были начальные вопросы, когда мы профилировали аудиторию во время наших семинаров и фокус-групп.

Мы задавали вопросы, и такие люди, как вы, отвечали. Мы записали их наблюдения. Результаты помогли нам «сфотографировать» процесс коммуникации и установить закономерности и модель, чтобы определить способы, которыми мы все общаемся.

Перед тем, как начать наше исследование, мы думали, что можем легко задокументировать аналитический способ коммуникации (шаблон «Думай!»). Большая часть того, как мы общаемся, носит явно аналитический или последовательный характер: написание, орфография, синтаксис (порядок) языка и т. Д.

Визуальное общение (Прыжок!) Также было довольно легко определить, хотя и не так очевидно, как мы сначала думали.

Что нас действительно удивило, так это то, что появился третий не менее важный стиль или узор. Это был стиль того, что мы называем «Связь!», Вовлекающий «человеческие» навыки в процесс общения.

Как мы все теперь знаем, это стиль, критически важный для хорошего общения.

После того, как мы наметили, что превратилось в модель из трех частей, мы начали применять ее сами в управлении обучающей компанией, в общении с клиентами и персоналом, в маркетинге, при найме.Эта модель сделала меня более эффективным менеджером, продавцом, маркетологом и предпринимателем.

В течение многих лет я использовал эти открытия, эти идеи, не выходя за рамки наших клиентов и нашего ближайшего окружения. Однако отзывы и результаты вокруг меня оказались обнадеживающими и обнадеживающими.

Сотрудники отдела продаж

увидели, как более эффективно общаться с потенциальными клиентами, как изменить стиль, чтобы совершить продажу, не с помощью манипуляций, а с помощью хорошего общения.
председателей поняли, как они могут по-разному управлять собраниями и адаптироваться к стилям за столом.
Наши инструкторы обнаружили, что эти концепции помогли им в классе общаться со всеми стилями обучения.
Супруги сказали, что лучше понимают свою вторую половинку.
Родители рассказали о своих детях.
Владельцы бизнеса использовали концепции для управления своим персоналом, для информирования клиентов и для продажи своих идей.
Это принесло хорошие новости. Но мы все видели «потери», связанные с недопониманием, в том числе:

Конфликт
Отсутствие творчества
Упущенные продажи
Высокая текучесть кадров
Низкий моральный дух
Говоря более позитивно, вы получите прибыль в хорошем общении.Это то, как вы проецируете свои идеи и себя на мир. Это то, как вы передаете свой профессиональный опыт. Вы не можете знать достаточно об этом предмете.

Вы можете быть техническим экспертом, но до тех пор, пока вы не поделитесь своими знаниями, ваш опыт будет сильно ограничен.

Поэтому я считаю, что наши выводы помогут вам — независимо от вашего опыта.

Считайте общение спортивным занятием. Все спортсмены мирового класса обладают природными навыками. Они также нанимают тренеров, чтобы совершенствовать свои таланты.Вот почему мы видим себя тренерами — чтобы помочь вам добиться желаемых результатов!


Посмотрите, как оживают наши исследования! Практическое применение наших выводов доступно следующим образом:

MASTERING COMMUNICATIONS — аллегорическая бизнес-книга, в которой рассказывается о разговоре между Мастером и его собакой Калипсо.
LINKS ™ Online — наш творческий подход к электронному обучению основан на увлекательной интерактивной истории, наполненной живыми комиксами, играми и викторинами.
LINKS ™ Workshop — интерактивный однодневный семинар, который научит вас практическому применению наших исследований.

Новый взгляд на визуальное мышление

Людям, которые не мыслят визуально, часто трудно представить себе умственную жизнь тех, кто думает. Под мышлением я имею в виду сознательное планирование, решение проблем, воображение и воспоминания. Большинство психических процессов происходит подсознательно, но мое исследование сосредоточено на жизненном опыте мысли, который варьируется от одного человека к другому. В одном из первых исследований визуальных ментальных образов Фрэнсис Гальтон обнаружил участников, которые сознательно не воспринимали зрительные ментальные образы.«У них был умственный недостаток, о котором они не подозревали, — писал он, — и, естественно, предполагали, что те, кто утверждал, что они обладают им, занимались романтикой» (Galton 1883, 85). Это был мой опыт: люди часто предполагают, что другие думают так же, как они, и относятся скептически, когда слышат о людях, вращающих жизненные образы или живущих в ментальных мирах без визуальных декораций.

В последние четыре десятилетия, особенно в последние два, ученые, от физики до поэзии, отстаивали существование и ценность визуального мышления.То, что психологам пришлось так усердно работать, чтобы доказать его существование, указывает на то, насколько глубокие культурные предрассудки были против него. Когда я был аспирантом кафедры сравнительного литературоведения, меня учили, что мысль — это язык, и что люди, которые не соглашались с этим, неверно истолковывали то, что происходило в их головах. Я никогда не принимал этого, особенно когда я начал преподавать письмо инженерам-первокурсникам. С того времени (конец 1980-х годов) поведенческие исследования и исследования изображений показали не только, что визуальное мышление «реально», но и что оно включает в себя широкий спектр навыков.

Такие работы, как «« Мышление в картинках » Темпла Грандина и « В мыслях » Томаса Г. Уэста, показали, насколько важно для учителей развивать визуальное мышление и корректировать свои методы для учеников с зрительной способностью. Новое исследование показывает, что нам необходимо выйти за рамки классификации людей как «визуальных» или «вербальных» и рассмотреть множество различных ментальных процессов, связанных с визуальным мышлением. В 1980-х годах психолог Вера Джон-Штайнер определила визуальное мышление как «представление знаний в виде движущихся структур; … изучение взаимосвязи этих форм и структур; … поток изображений в виде картинок, диаграмм, пояснительных моделей, оркестрованных картин необъятных идей и простых жестов; … работать со схемами и структурами разума »(John-Steiner 1997, 109). Джон-Штайнер разработал это определение на основе десятков интервью с творческими людьми. Даже тогда она не доверяла категориям «визуальный» и «вербальный» и избегала относить творческих мыслителей ни к одной из них. Как и у нее, мое повествовательное исследование творческих профессионалов показывает, что творчество нельзя связывать с визуальным или вербальным мышлением.Это часто возникает, когда они взаимодействуют.

За последние 10 лет когнитивный нейробиолог Мария Кожевникова и ее коллеги обнаружили доказательства того, что люди, которые мыслят визуально, полагаются на две отдельные группы навыков. Те, кто склоняется к визуализации объектов , преуспевают в изображении сцен с большим количеством деталей и различении оттенков цвета. У них часто прекрасная визуальная память, и они обрабатывают сцены целостно. Те, кто склонен к пространственной визуализации , преуспевают в оценке расстояний, относительных размеров и скоростей и часто обрабатывают идеи в терминах схематических паттернов (Кожевников, Кослин и Шепард 2005, 710).Эти два набора навыков соответствуют двум параллельным путям обработки информации зрительными системами человека. Вентральный поток анализирует визуальные детали и цвета и, кажется, ориентирован на идентификацию и узнавание. Спинной поток оценивает расстояния, направления, скорости и размеры и, кажется, готовит людей к действию (Kandel et al. 2013, 562-64). Интересно, что люди с хорошим вербальным мышлением часто получают средние баллы по тестам на предметное и пространственное мышление.Только те, кто преуспевает в предметном или пространственном мышлении, плохо справляются с тестами, требующими других видов визуальных навыков, так что существует «компромисс» между объектной и пространственной визуализацией (Кожевников, Блаженкова, Беккер, 2010, 29). Группа Кожевникова убедительно доказала, что не существует единого стиля визуального мышления.

Кожевникова и ее коллеги также получили данные, показывающие, что обученные ученые склонны к пространственной визуализации, а художники-художники — к визуализации объектов (Блаженкова и Кожевников 2010, 23).Пока не ясно, развивают ли люди эти профессии пространственные и объектные навыки, соответственно, или люди, рожденные с такими наклонностями, тяготеют к профессиям, которые в них нуждаются. Вероятно, оба верны, так что мышление развивается через склонность и практику в сложной петле обратной связи.

Как скептик по отношению к любому утверждению о человеческой мысли — и бывший президент Общества литературы, науки и искусства — я бы призвал с осторожностью связывать любой вид работы с одним стилем мышления.Новаторская наука и искусство опираются на все виды мышления, которые может породить человеческий мозг. Большая ценность работы Кожевнкова заключается в демонстрации богатства навыков визуального мышления. Лучший способ сделать визуальное мышление реальным для тех, кто в нем сомневается, — это раскрыть богатый ментальный мир тех, кто его использует.

Источник: Альберт Эйнштейн, 1947 год. Фотография Оррена Джека Тернера. Библиотека Конгресса.

Альберта Эйнштейна уже давно называют мыслителем визуального мышления, но лишь немногие подробно рассматривали то, как он описывал мышление:

«Что такое« мышление »? Когда при восприятии чувственных впечатлений возникают образы памяти, это еще не« мышление ».И когда такие изображения образуют последовательности, каждый член которых вызывает другой, это тоже еще не «мышление». Однако когда определенная картина появляется во многих таких последовательностях, тогда — именно благодаря такому возвращению — она ​​становится организующим элементом для таких последовательностей, поскольку соединяет последовательности сами по себе, не связанные друг с другом. Такой элемент становится инструментом, концепцией. Я думаю, что переход от свободных ассоциаций или «сновидений» к мышлению характеризуется более или менее выдающейся ролью «концепции» »(Einstein 1979, 7).

Описание Эйнштейна указывает на то, что визуальное мышление активно, а не пассивно. Те, кто не использует визуальные образы для придумывания вещей, могут представить себе, что визуальное мышление означает расслабление и наблюдение за проплывающими мимо изображениями. Нет ничего более далекого от правды. Визуальное мышление проявляется во многих формах, но в любом случае это тяжелая работа. Это может включать создание нового образа, который соединяет других, или манипулирование изображением, которое необходимо изменить. Во многих случаях мысленные образы перемещаются на .Креативные идеи возникают как образы из разных контекстов, «говорящие» друг с другом.

Ученые, художники, писатели и дизайнеры, с которыми я беседовал, показали, насколько сильно может различаться визуальное мышление. Нейробиолог Хью Р. Уилсон видит «диаграммы в [своем] мозге», когда слышит, что одна ганглиозная клетка сетчатки вносит свой вклад в рецептивные поля многих корковых клеток. Он не уверен, как можно понять, как работают рецептивные поля, не используя мысленные образы (интервью с автором 6-2-10). Клеточный биолог Барри Д.Шур сказал мне, что во время разговора: «У меня в голове крутится это маленькое слайд-шоу, [и] каждый слайд — это мысль». Шур определяет мысль как «наименьшую конструкцию, которая имеет какое-то значение», и если это не визуальный образ, он не уверен, что это может быть (интервью с автором, 4-1-10). Подобно психологу Рудольфу Арнхейму, который назвал зрительное восприятие «познавательной активностью», художник Мэри Дж. Велти не может отделить видение от мышления (Arnheim, 1969, 5). Как только она видит предмет, она уже думает, как его раскрасить.Она замечает, куда падают тени и как они влияют на цвета. Для Велти рисование также означает представление о том, как она может использовать визуальные подсказки, чтобы пробудить образы, связанные с другими чувствами. Когда она рисует раскрытый апельсин, она хочет, чтобы зрители увидели «эти маленькие блестки» и почувствовали запах апельсинов, которые они себе представляют (интервью с автором, 6-29-10). Для этих творческих людей визуальное мышление может означать использование ментальных диаграмм и снимков, чтобы ухватить идеи для себя, и планирование визуальных способов их представления другим.

Еще в 1970-х годах категории когнитивных стилей «визуальный» и «вербальный» были противопоставлены. Как и лабораторные исследования Кожевникова, мои повествовательные исследования показывают, что картина намного сложнее. Не только «визуальное» и «вербальное» мышление объединяют разнообразные навыки; они сосуществуют в каждом сознании, и при их взаимодействии возникают творческие импульсы. Зрительное восприятие может означать способность описывать и анализировать изображения словами. Когда я спросил нейробиолога Эдварда Дж. Джонса, почему он считает себя визуально ориентированным, он ответил: «Я действительно очень хорошо умею выразить словами то, что вижу… Не могу отделить видение от слов »(интервью с автором, 6-15-10). В книге «« Мышление в картинках » Темпл Грандина» язык мастерски объясняет, как работает визуальное мышление. У Грандин и других слова вызывают каскады образов, когда взаимодействуют ее визуальная и языковая системы (Грандин, 2006).

Поэт Наташа Третеви обладает такой сильной зрительной памятью, что, когда она готовилась к экзаменам в средней школе, она визуально запоминала свои записи и могла читать ответы со своих мысленно отсканированных «страниц».«Это картина, которая не дает мне покоя», — говорит Третви, размышляя о том, как она пишет стихи (интервью с автором, 2-15-10). Создание стихов включает в себя выбор слов, которые передают видение, чтобы читатели могли создавать связанные изображения. Для записи идей, которые могут быть использованы в стихотворениях, Третви ведет записную книжку с изображениями, за исключением того, что «картинки написаны словами» (интервью с автором, 2-15-10). Литературный критик Элейн Скарри поддерживает точку зрения Третеви о том, что многие люди читают стихи и рассказы, чтобы визуализировать.Хорошо написанная литература предлагает «набор инструкций по составлению» для ума, во многом как музыкальная партитура говорит инструменталистам, как создавать музыку (Scarry 199, 244). Хью Р. Уилсон, который использует ментальные диаграммы для понимания взаимодействий нейронов, любит читать, но отказывается от плохого письма. Откуда он знает, что это плохо? Потому что это «мешает [его] визуализации» (интервью с автором, 6-2-10).

Сравнивая результаты лабораторных исследований и исследований на основе собеседований, мы можем работать над пониманием всех действий, связанных с визуальным мышлением.Чтобы узнать обо всем, что может делать человеческий мозг, нам нужно как уважать, так и подвергать сомнению экспериментальные данные. Нам также необходимо прислушиваться к рассказам каждого человека о том, как работает его ум, и подходить к этим выводам с одинаковым сочетанием уважения и критического анализа.

Аутизм, инженеры: мышление картинками или словами?

Комплект для ухода за детьми с коронавирусом , в котором подробно рассказывается, как успокоить детей в кризисной ситуации по возрастным группам, структурировать их день, предлагать домашние занятия в автономном режиме и управлять использованием технологий.Дети с особыми потребностями и проблемами поведения, застрявшие дома без структуры, могут довести своих родителей до крайности. Отправьте им этот бесплатный ресурс.

мышление картинками против мышления словами; в чем разница? Как это повлияет на навыки общения и саморегуляции? Я обнаружил, что многие люди с аутизмом, инженеры и люди с СДВГ сообщают, что они мыслят картинками. Учителя в основном говорят, что думают словами.
Когда я провожу семинар вживую, мне нравится спрашивать людей: «Что вы думаете?» Затем я уточняю: «Я имею в виду, являются ли ваши мысли изображениями или словами, когда вы думаете, это похоже на фильм в вашей голове, или больше похоже на просто чувство, или он говорит в вашей голове, и если он говорит, чей голос это? У вас в голове возникают разговоры с другими людьми, когда вы думаете, совмещаете ли вы это с чувствами и образами? »

Итак, если вы думаете изображениями или видеопотоком, как вы выходите за пределы своего видео, чтобы сделать другое видео для анализа первого видео — другими словами, как вы думаете о том, о чем думаете, чтобы проанализировать, насколько разумны ваши мысли? есть ли, а если вы думаете о том, о чем вы собираетесь думать или должны думать?

(Этот отрывок является отрывком из книги «Диагностика аутизма или синдром Аспергера: что теперь?» )

Если вы думаете словами, вы можете сделать это, вы можете подумать про себя: «Это меня бесит, я хотел бы пнуть ее — ой, нет, лучше не надо, это было бы подло, и я мог бы получить в беде.«Смотри, Вала! У нас есть навыки самоконтроля и торможения! Язык в форме слов делает это возможным, слова — это ярлык. Если я мыслю словами, мне легко сказать эти слова кому-то другому, и они, вероятно, поймут, что я пытаюсь передать словами. Но я не могу загрузить видео из своей головы в вашу.

Помните те примитивные компьютеры TRS80, которые появились в начале 80-х? Первые игры, такие как «Таверна Гильгамеша», были сценариями или словами, бегущими по экрану.Затем мы начали использовать игры с большим количеством графики, и нам потребовалось НАМНОГО больше вычислительной мощности и памяти. То же самое может быть и с нашим мозгом: мышление словами требует лишь небольшого объема ресурсов, а изображения или графика — намного больше. Слова — это кратчайший путь, ведущий от меня к вам. Что, если я пытался общаться с вами с помощью картинок, а у нас не было общей лексики?
Люди с аутизмом, инженеры и люди с СДВГ склонны говорить, что они мыслят картинками; учителя словами, и когда мыслитель слов слышит, что есть те, кто думает не словами, а картинками, они часто ошеломлены, озадачены и с трудом пытаются обойти эту инопланетную мыслеформу.
Инженер может посмотреть на что-то и сразу понять, как это работает или как это собрать. Что происходит, когда они пытаются это объяснить? Они расстраиваются, потому что это настолько очевидно для них, что это прямо на виду, но найти слова, чтобы мыслящий мыслитель объяснил это мыслителю слов, — непростая задача. Два разных языка. Mac и ПК.
Мы используем внутренний диалог или внутренний язык, чтобы регулировать эмоции и решать проблемы.
Вот почему я поощряю использование визуальных опор — они не должны быть причудливыми, например рисовать фигурки с мыслями и пузыри слов, чтобы передать сообщение о социальных ожиданиях и результатах, потому что часто людям с аутизмом трудно формировать концепции. эти слова предназначены для обозначения.Поместите это в наглядное пособие, чтобы помочь понять, и используйте его в качестве подсказки или напоминания позже, в нужный момент.

Когда мы видим повторяющееся поведение, это часто сигнализирует о том, что мозг ребенка неспособен ассимилировать паттерны восприятия в значимое целое, поэтому они застревают в повторении, это также объясняет, как некоторые дети могут повторять звуковые паттерны прочитанного отрывка или видеозаписи, которую они читают. слышали, но не могут ответить на вопросы о том, что они запомнили. У них есть образец, но нет концепций, которые символизируются.Кроме того, когда они находятся в среде, которая становится бессмысленной, они могут участвовать в повторяющихся и даже разрушительных действиях, таких как вопли, они пытаются создать шаблон, который они знают, чтобы заглушить ерунду, которая может быть фоновым шумом других людей тихо. разговаривает или работает кондиционер.

Как научить человека с аутизмом или инженера начать использовать свой внутренний язык для саморегулирования и решения проблем, чтобы научиться более свободно владеть словесным языком? Вы можете рассказать, что они делают, по мере того, как они это делают: «О, теперь вы пытаетесь заставить синий балансировать поверх желтого блока.Вы можете рассказать о своем собственном опыте и подумать вслух: «Хм, ну, этот ключ не открывает дверь. Я мог бы попытаться заставить его, но он может сломаться. Позвольте мне попробовать один из других ключей, чтобы посмотреть, работает ли он лучше ». Наконец, попросите ребенка переформулировать словесную проблему вслух и своими словами и рассказать вслух о возможных путях решения. «Итак, у вас есть 11 яблок для начала, и вы убираете 3, потому что 2 отдаются, и вы едите одно, так что … это будет как 11-3, я должен сказать, сколько осталось, это будет 8 яблоки остались.

Если вы действительно хотите узнать больше о способах научить говорить с самим собой, посмотрите мои видеокурсы «Разговор с самим собой», «Самоуважение и самоконтроль», а также курсы «Гнев и дети», «Беспокойство и дети». Вы также можете записаться на бесплатный мини-курс Mindgarden, посвященный использованию разговора с самим собой и эмоциональному контролю: нажмите здесь, чтобы зарегистрироваться.

Вербальное и невербальное общение

Прагматика — это использование языка в социальных ситуациях. Человек может иметь очень развитый словарный запас, но при этом не может эффективно общаться с другими людьми.Группы социальных навыков и логопедия в небольших группах могут помочь.

Исследования показывают, что только 7% сообщения человека передается словами, которые он произносит, остальные 93% сообщения передаются невербальными сигналами, такими как тон, выражение лица и поза тела. Попробуйте сыграть в шарады, которые требуют использования и интерпретации только невербального общения. Есть несколько игр Cranium, которые включают шарады, лепку и рисование, чтобы угадать слово, например Cranium Conga, который идеально подходит, потому что это игра «угадай, о чем я думаю», а это именно то, чем мы хотим, чтобы наши дети были. у них есть привычка делать, когда они делят пространство с другими, постоянно внимательно следить за ними в поисках подсказок — в основном невербальных — о том, что они думают и планируют.

Вы можете найти похожие сообщения в блоге через меню в верхней части этой страницы. Просто наведите указатель мыши на «Блог» в верхней строке меню для раскрывающегося индекса и прокрутите темы.

У меня также есть страница бесплатных ресурсов с бесплатным кратким курсом по связанным темам, а также многочисленные документы, ссылки и дополнительный контент, который, я надеюсь, поможет вам помочь тем, кто вам небезразличен, кто борется. https://intensivecareforyou.com/resources-for-free/

Вы также можете посмотреть мои книги и видеокурсы здесь, на моем сайте.

Видеокурс «Аутизм по Аспергеру изнутри»

Обновление

: виртуальное онлайн-консультирование по телемедицине теперь доступно здесь: https://www.bradmasoncounselor.com/

Надеюсь, вам понравилось «Аутизм, инженеры, мышление картинками или словами?» и это поможет вам понять и, возможно, помочь кому-то, кто вам небезразличен.

Вот несколько ссылок для получения дополнительной информации:

https://www.psychologytoday.com/blog/fulfillment-any-age/201309/make-your-self-talk-work-you

http: // www.npr.org/sections/health-shots/2014/10/07/353292408/why-saying-is-believe-the-science-of-self-talk

http://www.grandin.com/inc/visual.thinking.html

МЫШЛЕНИЕ В КАРТИНКАХ: Аутизм и визуальное мышление

МЫШЛЕНИЕ В КАРТИНКАХ: Аутизм и визуальное мышление

ДУМАЯ В КАРТИНКАХ


с обновлениями 2006 г. из расширенного выпуска

Глава 1: Аутизм и визуальное мышление


Доктор Темпл Грандин Я ДУМАЮ В КАРТИНКАХ. Слова для меня как второй язык.Я перевожу как устные, так и написанные слова в полноцветные фильмы со звуком, которые крутятся в моей голове, как кассета видеомагнитофона. Когда кто-то говорит со мной, его слова мгновенно переводятся в картинки. Мыслители, владеющие языком, часто находят этот феномен трудным для понимания, но в моей работе в качестве дизайнера оборудования для животноводческой отрасли визуальное мышление является огромным преимуществом.

Визуальное мышление позволило мне построить целые системы в моем воображении. За свою карьеру я разработал все виды оборудования, от загонов для содержания крупного рогатого скота на ранчо до систем для содержания крупного рогатого скота и свиней во время ветеринарных процедур и убоя.Я работал во многих крупных животноводческих компаниях. Фактически, одна треть крупного рогатого скота и свиней в Соединенных Штатах содержится в оборудовании, которое я разработал. Некоторые люди, с которыми я работал, даже не знают, что их системы были разработаны кем-то с аутизмом. Я ценю свою способность мыслить визуально и никогда не хотел бы ее терять.

Одна из самых глубоких загадок аутизма — это замечательная способность большинства аутичных людей преуспевать в визуальных пространственных навыках, в то же время плохо проявляя вербальные навыки.Когда я был ребенком и подростком, я думал, что все думают картинками. Я понятия не имел, что мои мыслительные процессы были другими. Фактически, я не осознавал всей степени различий до недавнего времени. На собраниях и на работе я начал задавать другим людям подробные вопросы о том, как они получают доступ к информации из своей памяти. Из их ответов я узнал, что мои навыки визуализации намного превосходят навыки большинства других людей.

Я считаю, что мои способности к визуализации помогли мне понять животных, с которыми я работаю.В начале своей карьеры я использовал камеру, чтобы дать мне возможность увидеть животных, когда они проходили по желобу для их ветеринарного лечения. Я становился на колени и фотографировал через желоб с уровня коровьих глаз. Используя фотографии, я смог выяснить, что пугает скот, например, тени и яркие пятна солнечного света. Тогда я использовал черно-белую пленку, потому что двадцать лет назад ученые считали, что у крупного рогатого скота отсутствует цветовое зрение. Сегодня исследования показали, что крупный рогатый скот может различать цвета, но фотографии дают уникальное преимущество — видеть мир глазами коровы.Они помогли мне понять, почему животные отказывались заходить по одному желобу, а охотно проходили по другому.

Каждая проблема дизайна, которую я когда-либо решал, начиналась с моей способности визуализировать и видеть мир в картинках. Я начал конструировать вещи в детстве, когда я всегда экспериментировал с новыми видами воздушных змеев и моделями самолетов. В начальной школе я сделал вертолет из сломанного самолетика из бальзового дерева. Когда я завел винт, вертолет взлетел на высоту около ста футов.Еще я сделал бумажных воздушных змеев в форме птиц, на которых запускал свой байк. Воздушных змеев вырезали из цельного листа плотной бумаги для рисования и запускали с помощью ниток. Я экспериментировал с разными способами сгибания крыльев, чтобы улучшить летные качества. Поднятие кончиков крыльев вверх заставляло змей взлетать выше. Тридцать лет спустя такая же конструкция стала появляться на коммерческих самолетах.

Теперь, в своей работе, прежде чем я попытаюсь построить что-либо, я тестирую оборудование в своем воображении. Я представляю, как мои дизайны используются во всех возможных ситуациях, с разными размерами и породами крупного рогатого скота и в разных погодных условиях.Это позволяет мне исправить ошибки до начала строительства. Сегодня все в восторге от новых компьютерных систем виртуальной реальности, в которых пользователь носит специальные очки и полностью погружается в действие видеоигры. Для меня эти системы похожи на грубые мультфильмы. Мое воображение работает как программы компьютерной графики, которые создали реалистичных динозавров в Парке Юрского периода. Когда я в своем воображении симулирую оборудование или работаю над инженерной проблемой, это все равно, что видеть это на видеокассете в моем сознании.Я могу смотреть на него под любым углом, помещаясь над или под оборудованием и одновременно вращая его. Мне не нужна фантастическая графическая программа, которая может создавать трехмерные дизайнерские модели. Я могу делать это лучше и быстрее в своей голове.

Я все время создаю новые изображения, беря в воображении множество маленьких частей изображений, которые есть в видеотеке, и соединяю их по кусочкам. У меня есть видео воспоминания обо всех предметах, с которыми я когда-либо работал — стальных воротах, заборах, защелках, бетонных стенах и т. Д.Чтобы создать новый дизайн, я извлекаю из своей памяти кусочки и кусочки и объединяю их в новое целое. Мои дизайнерские способности продолжают улучшаться по мере того, как я добавляю больше визуальных изображений в свою библиотеку. Я добавляю видео-подобные изображения либо из реального опыта, либо из перевода письменной информации в картинки. Я могу визуализировать работу таких вещей, как отжимные желоба, рампы для погрузки грузовиков и все различные типы животноводческого оборудования. Чем больше я на самом деле работаю со скотом и работаю с оборудованием, тем сильнее становятся мои зрительные воспоминания.

Впервые я использовал свою видеотеку в одном из своих ранних проектов по дизайну домашнего скота, создав ванну для погружения и оборудование для содержания скота для кормового двора Джона Уэйна в Ред-Ривер в Аризоне. Чан для погружения — это длинный, узкий бассейн глубиной семь футов, через который скот движется гуськом. Он наполнен пестицидом, чтобы избавить животных от клещей, вшей и других внешних паразитов. В 1978 году существующие конструкции погружных ванн были очень плохими. Животные часто запаниковали, потому что они были вынуждены соскользнуть в чан по крутому скользкому бетонному склону.Они отказывались прыгать в чан, а иногда переворачивались и тонули. Инженеры, разработавшие горку, никогда не задумывались, почему скот так испугался.

Первое, что я сделал, когда прибыл на откормочную площадку, — это погрузился в головы крупного рогатого скота и посмотрел им глазами. Поскольку их глаза расположены по бокам головы, у крупного рогатого скота широкоугольное зрение, поэтому это было похоже на прогулку по помещению с широкоугольной видеокамерой. Я провел последние шесть лет, изучая, как крупный рогатый скот видит свой мир, и наблюдал, как тысячи людей перемещаются по различным объектам по всей Аризоне, и мне сразу стало очевидно, почему они были напуганы.Этот скот, должно быть, чувствовал себя так, как будто его заставляют спрыгнуть с трапа самолета в океан.

Крупный рогатый скот пугается резких контрастов света и тьмы, а также людей и предметов, которые внезапно движутся. Я видел, как скот, который содержался в двух одинаковых помещениях, легко проходил через одно и спотыкался в другом. Единственная разница между двумя объектами заключалась в их ориентации на солнце. Скот отказывался проходить по желобу, где солнце отбрасывало на него резкие тени.Пока я не сделал это наблюдение, никто в индустрии откормочных площадок не мог объяснить, почему одно ветеринарное учреждение работает лучше, чем другое. Важно было наблюдать за мелкими деталями, которые имели большое значение. Для меня проблема с чаном для погружения была еще более очевидной.

Моим первым шагом в разработке лучшей системы был сбор всей опубликованной информации о существующих погружных чанах. Прежде чем делать что-либо еще, я всегда проверяю, что считается современным, поэтому я не трачу время на изобретение велосипеда.Затем я обратился к публикациям по животноводству, которые обычно содержат очень ограниченную информацию, и к моей библиотеке видеопамяти, все из которых содержат плохой дизайн. Из опыта работы с другим типом оборудования, таким как разгрузочные пандусы для грузовиков, я узнал, что крупный рогатый скот охотно спускается по пандусу, у которого есть шипы для обеспечения надежной и нескользящей опоры. Скольжение заставляет их паниковать и отступать. Задача состояла в том, чтобы спроектировать вход, который побуждал бы скот добровольно войти и окунуться в воду, которая была достаточно глубокой, чтобы полностью погрузить их, чтобы все жуки, включая тех, которые собираются в их ушах, были устранены.

Я начал в своем воображении запускать трехмерные визуальные симуляции. Я экспериментировал с разными входами и заставлял скот пройти через них в своем воображении. Три изображения слились, чтобы сформировать окончательный дизайн: воспоминание о чане для погружения в Юма, штат Аризона, переносном чане, который я видел в журнале, и входной рампе, которую я видел на удерживающем устройстве на мясокомбинате Swift в Толлесоне. , Аризона. Новая входная рампа для погружной ванны была модифицированной версией рампы, которую я там видел.Мой дизайн содержал три функции, которые никогда не использовались раньше: вход, который не пугал животных, улучшенная система химической фильтрации и использование принципов поведения животных, чтобы не допустить перевозбуждения крупного рогатого скота, когда он покидает чан.

Первым делом я переоборудовал рампу из стали в бетонную. Окончательный вариант имел бетонный пандус под углом в двадцать пять градусов вниз. Глубокие бороздки в бетоне обеспечивали надежную опору. Пандус, казалось, постепенно входил в воду, но на самом деле он резко уходил под поверхность воды.Животные не могли видеть обрыв, потому что химические вещества для окунания окрашивали воду. Когда они вышли из воды, они тихо упали, потому что их центр тяжести прошел точку невозврата.

До того, как чан был построен, я много раз пробовал в своем воображении конструкцию входа. Многие ковбои на откормочной площадке были настроены скептически и не верили, что мой проект сработает. После того, как он был построен, они модифицировали его за моей спиной, потому что были уверены, что это неправильно.Металлический лист был установлен поверх нескользящего пандуса, превратив его обратно в старомодный вход с раздвижкой. В первый день, когда они его использовали, два скота утонули, потому что запаниковали и перевернулись назад.

Когда я увидел металлический лист, я заставил ковбоев вынуть его. Они были ошеломлены, когда увидели, что пандус теперь работает идеально. Каждый теленок переступал крутой обрыв и тихонько шлепнулся в воду. Я с любовью называю этот дизайн «скот, идущий по воде».

На протяжении многих лет я наблюдал, что многие владельцы ранчо и кормушки думают, что единственный способ побудить животных войти в помещения для разгрузки — это заставить их войти.Владельцы и управляющие откормочных площадок иногда с трудом понимают, что, если такие устройства, как погружные ванны и удерживающие лотки, правильно спроектированы, крупный рогатый скот добровольно попадет в них. Я могу представить себе ощущения, которые испытают животные. Будь у меня тельце и копыта, я бы очень боялся наступить на скользкую металлическую рампу.

Мне все еще приходилось решать проблемы после того, как животные покинули чан для окунания. Платформа, на которой они выходят, обычно делится на два загона, чтобы скот мог сушиться с одной стороны, пока другая сторона наполняется.Никто не понимал, почему животные, выходящие из ванны для погружения, иногда бывают взволнованными, но я подумал, что это потому, что они хотят следовать за своими более сухими приятелями, в отличие от детей, разлученных со своими одноклассниками на игровой площадке. Я установил прочный забор между двумя загонами, чтобы животные с одной стороны не видели животных с другой стороны. Это было очень простое решение, и меня поразило, что никто никогда не думал о нем раньше.

Система, которую я разработал для фильтрации и очистки шерсти крупного рогатого скота и другой грязи из ванны для погружения, была основана на системе фильтрации в бассейне.Мое воображение просканировало два конкретных фильтра для бассейнов, которыми я пользовался: один на ранчо моей тети Бречин в Аризоне, а другой у нас дома. Чтобы вода не разбрызгивалась из ванны, я скопировал бетонный выступ, используемый в плавательных бассейнах. Эта идея, как и многие из моих лучших дизайнов, очень четко пришла мне в голову незадолго до того, как я засыпал ночью.

Поскольку я аутист, я не усваиваю информацию, которую большинство людей принимает как должное. Вместо этого я храню информацию в своей голове, как если бы она была на диске CD-ROM.Когда я вспоминаю что-то, что я узнал, я воспроизводю видео в своем воображении. Видеоролики в моей памяти всегда конкретны; например, я помню, как работал со скотом в ветеринарном желобе на откормочной площадке производителя или в McElhaney Cattle Company. Я точно помню, как животные вели себя в той конкретной ситуации и как были построены желоба и другое оборудование. Точная конструкция стальных столбов для забора и перил для труб в каждом случае также является частью моей визуальной памяти. Я могу просматривать эти изображения снова и снова и изучать их, чтобы решать дизайнерские задачи.

Если я позволю себе блуждать, видео перескакивает в некую свободную ассоциацию от строительства забора к конкретному сварочному цеху, где я видел, как вырезали столбы и Старик Джон, сварщик, строил ворота. Если я продолжу думать о том, как Старый Джон сваривает ворота, видеоизображение меняется на серию коротких сцен строительства ворот в нескольких проектах, над которыми я работал. Каждая видеопамять запускает другую таким же ассоциативным образом, и мои мечты могут уйти далеко от проблемы дизайна. На следующем изображении можно хорошо провести время, слушая, как Джон и строительная бригада рассказывают военные истории, например, когда экскаватор вырыл гнездо гремучих змей, а машина была брошена на две недели, потому что все боялись приближаться к ней.

Этот процесс ассоциации — хороший пример того, как мой ум может отвлекаться от темы. Людям с более тяжелым аутизмом трудно прекратить бесконечные ассоциации. Я могу остановить их и вернуть свой разум в нужное русло. Когда я обнаруживаю, что мои мысли слишком далеко уходят от дизайнерской проблемы, которую я пытаюсь решить, я просто говорю себе вернуться к проблеме.

Интервью с аутичными взрослыми, которые обладают хорошей речью и способны сформулировать свои мыслительные процессы, показывают, что большинство из них также думают визуальными образами.Люди с более тяжелыми нарушениями, которые могут говорить, но не могут объяснить, как они думают, имеют сильно ассоциативные модели мышления. Чарльз Харт, автор книги «Без причины», книги о своем аутичном сыне и брате, резюмирует мысли своего сына в одном предложении: «Теда» мыслительные процессы не логичны, они ассоциативны ». Это объясняет высказывание Теда:« Я не боюсь самолетов. Вот почему они летают так высоко ». По его мнению, самолеты летают высоко, потому что он их не боится; он объединяет две части информации, что самолеты летают высоко и что он не боится высоты.

Еще одним показателем визуального мышления как основного метода обработки информации является замечательная способность многих аутичных людей решать головоломки, ориентироваться в городе или запоминать огромное количество информации с первого взгляда. Мои собственные образы мышления похожи на те, которые описаны А.Р. Луриа в The Mind of a Mnemonist . В этой книге рассказывается о человеке, который работал газетным репортером и обладал удивительной памятью. Как и я, у мнемониста был визуальный образ всего, что он слышал или читал.Лурия пишет: «Ибо, когда он слышал или читал слово, оно сразу превращалось в визуальный образ, соответствующий объекту, который это слово обозначало для него». Великий изобретатель Никола Тесла также мыслил визуально. Когда он проектировал электрические турбины для выработки электроэнергии, он строил каждую турбину в своей голове. Он управлял им в своем воображении и исправлял ошибки. Он сказал, что не имеет значения, тестировалась ли турбина в его мыслях или в его мастерской; результаты будут такими же.

В начале карьеры я поссорился с другими инженерами мясокомбинатов.Я не мог представить, что они могут быть настолько глупы, чтобы не видеть ошибок на чертеже до установки оборудования. Теперь я понимаю, что это была не глупость, а отсутствие навыков визуализации. Они буквально не могли видеть. Меня уволили из одной компании, которая производила оборудование для мясокомбинатов, потому что я поссорилась с инженерами из-за конструкции, которая в конечном итоге привела к обрушению подвесной железнодорожной магистрали, по которой туши весом 1200 фунтов сдвигались с конца конвейера. Когда каждая туша сходила с конвейера, она падала примерно на три фута, прежде чем была внезапно остановлена ​​цепью, прикрепленной к тележке на подвесном пути.При первом запуске машины гусеницу вытащили из потолка. Сотрудники закрепили его, более надежно прикрутив болтами и установив дополнительные кронштейны. Это только временно решило проблему, потому что сила туши, дергающая цепи, была очень велика. Укрепление путепроводов лечило симптом проблемы, а не ее причину. Я пытался их предупредить. Это было все равно, что слишком много раз сгибать канцелярскую скрепку вперед и назад. Через некоторое время ломается.

Различные способы мышления
Идея о том, что у людей разные модели мышления, не нова.Фрэнсис Гальтон в работе Inquiries into Human Faculty and Development писал, что, хотя некоторые люди видят яркие мысленные образы, для других «идея не воспринимается как мысленные образы, а скорее как символы фактов. У людей с низким уровнем графической образности они запомнили свой стол для завтрака, но не могли его увидеть ».

Только когда я поступил в колледж, я понял, что некоторые люди полностью вербальны и думают только на словах. Я впервые заподозрил это, когда прочитал в научном журнале статью о развитии использования инструментов у доисторических людей.Некоторые известные ученые предположили, что людям нужно было разработать язык, прежде чем они смогут разработать инструменты. Я подумал, что это смешно, и эта статья дала мне первое представление о том, что мой мыслительный процесс действительно отличался от такового у многих других людей. Когда я что-то придумываю, я не использую язык. Некоторые люди мыслят ярко детализированными картинками, но большинство думает комбинацией слов и расплывчатых обобщенных картинок.

Например, многие люди видят обобщенную общую церковь, а не конкретные церкви и шпили, когда они читают или слышат слово «шпиль».«Их образ мышления переходит от общей концепции к конкретным примерам. Раньше я очень расстраивался, когда вербальный мыслитель не мог понять то, что я пытался выразить, потому что он или она не могли видеть кристально ясную для меня картину. , мой разум постоянно пересматривает общие концепции по мере того, как я добавляю новую информацию в свою библиотеку памяти. Это похоже на получение новой версии программного обеспечения для компьютера. Мой разум с готовностью принимает новое «программное обеспечение», хотя я заметил, что некоторые люди часто не сразу принять новую информацию.

В отличие от большинства людей, мои мысли переходят от видео, подобных, конкретных изображений, к обобщениям и концепциям. Например, мое представление о собаках неразрывно связано с каждой собакой, которую я когда-либо знал. Это как если бы у меня есть карточный каталог собак, которых я видел, с картинками, который постоянно растет по мере того, как я добавляю новые примеры в свою видеотеку. Если я думаю о немецких дога, то первое, что приходит мне в голову, — это Данск, немецкий дог, принадлежащий директору моей средней школы. Следующий немецкий дог, которого я представляю, — это Хельга, которая заменила Данска.Следующая — собака моей тети из Аризоны, и мое последнее изображение взято из рекламы чехлов для сидений Fitwell, в которой была изображена такая собака. Мои воспоминания обычно появляются в моем воображении в строгом хронологическом порядке, а образы, которые я визуализирую, всегда конкретны. Не существует универсального немецкого дога.

Однако не все люди с аутизмом обладают визуальным мышлением и не все они обрабатывают информацию таким образом. Люди во всем мире обладают целым рядом навыков визуализации, начиная от почти полного отсутствия, до видения расплывчатых обобщенных картинок, до видения полу-специфических картинок, до видения, как в моем случае, очень специфических картинок.

Я всегда формирую новые визуальные образы, когда придумываю новое оборудование или думаю о чем-то новом и забавном. Я могу делать снимки, которые я видел, переставлять их и создавать новые. Например, я могу представить себе, как будет выглядеть ванна для погружения, смоделированная на основе компьютерной графики, поместив ее в память на экране компьютера друга. Поскольку его компьютер не запрограммирован на создание причудливой трехмерной вращающейся графики, я беру компьютерную графику, которую видел по телевизору или в фильмах, и накладываю ее в свою память.В моем визуальном воображении чаша для погружения появится в виде высококачественной компьютерной графики, показанной в «Звездном пути». Затем я могу взять конкретную ванну для погружения, например, в Ред-Ривер, и мысленно перерисовать ее на экране компьютера. Я даже могу продублировать мультяшное трехмерное изображение скелета на экране компьютера или представить ванну для погружения в виде видеозаписи реальной вещи.

Точно так же я научился рисовать инженерные проекты, внимательно наблюдая за очень талантливым чертежником, когда мы вместе работали в одной компании по строительству кормовых дворов.Дэвид без труда создавал самые невероятные рисунки. После того, как я ушел из компании, я был вынужден сам заниматься редактированием. Изучая рисунки Дэвида в течение многих часов и фотографируя их в своей памяти, я действительно смог подражать его стилю рисования. Я выложил несколько его рисунков, чтобы посмотреть на них, пока рисовал свой первый дизайн. Затем я нарисовал свой новый план и скопировал его стиль. После того, как я сделал три или четыре рисунка, мне больше не нужно было класть его рисунки на стол. Моя видеопамять была полностью запрограммирована.Копирование рисунков — это одно дело, но после того, как я нарисовал рисунки Ред-Ривер, я не мог поверить, что сделал их. В то время я думал, что это дар от Бога. Еще одним фактором, который помог мне научиться хорошо рисовать, было что-то столь же простое, как использование тех же инструментов, которые использовал Дэвид. Я использовал карандаш той же марки, а линейка и линейка заставили меня замедлиться и проследить визуальные образы в моем воображении.

Мои артистические способности проявились в первом и втором классе.Я хорошо разбиралась в цвете и рисовала акварельными красками на пляже. Однажды в четвертом классе я лепила из глины симпатичную лошадку. Просто я сделал это спонтанно, хотя не смог это продублировать. В средней школе и колледже я никогда не пробовал заниматься инженерным рисунком, но я понял, насколько важно замедляться во время рисования на уроках рисования в колледже. Наше задание состояло в том, чтобы потратить два часа на рисование одной из наших туфель. Учитель настоял на том, чтобы все два часа рисовать туфельку.Я был поражен тем, насколько хорошо получился мой рисунок. Хотя мои первые попытки рисования были ужасными, когда я представлял себя Дэвидом, рисовальщиком, я автоматически замедлялся.

Обработка невизуальной информации
У аутистов есть проблемы с обучением тому, о чем нельзя представить в картинках. Для аутичного ребенка проще всего выучить существительные, потому что они имеют прямое отношение к картинкам. Дети-аутисты с высокой вербальностью, такие как я, иногда могут научиться читать с помощью фонетики.Написанные слова были слишком абстрактными, чтобы я мог их запомнить, но я мог усердно запоминать около пятидесяти фонетических звуков и несколько правил. Дети с низким уровнем функционирования часто лучше учатся по ассоциации, с помощью словесных ярлыков, прикрепленных к объектам в их среде. Некоторым детям-аутистам с сильными нарушениями легче учиться, если слова произносятся пластиковыми буквами, которые они могут почувствовать.

Пространственные слова, такие как «над» и «под», не имели для меня значения, пока у меня не было визуального образа, чтобы зафиксировать их в моей памяти.Даже сейчас, когда я слышу слово «под» само по себе, я автоматически представляю, как попадаю под столы кафетерия в школе во время учений по воздушной атаке, что было обычным явлением на Восточном побережье в начале пятидесятых. Первое воспоминание, которое вызывает каждое отдельное слово, почти всегда детское воспоминание. Я помню, как учитель велел нам вести себя тихо и гуськом вошел в кафетерий, где под каждым столом сгрудилось по шесть или восемь детей. Если я буду продолжать в том же духе, у меня появится все больше и больше ассоциативных воспоминаний о начальной школе.Я помню, как учитель ругал меня после того, как я ударил Альфреда за то, что он запачкал мою обувь. Все эти воспоминания воспроизводятся в моем воображении, как видеокассеты на видеомагнитофоне. Если я позволю своему разуму продолжать ассоциироваться, он ускользнет на миллион миль от слова «под» к подводным лодкам под Антарктикой и песней Beatles «Желтая подводная лодка». Если я позволю себе остановиться на картине желтой подводной лодки, я слышу песню. Когда я начинаю напевать песню и перехожу к рассказу о людях, поднимающихся на борт, моя ассоциация переключается на трап корабля, который я видел в Австралии.

Я также визуализирую глаголы. Слово «прыжки» вызывает воспоминания о прыжках с препятствиями на имитационных Олимпийских играх, проводимых в моей начальной школе. Наречия часто вызывают неприемлемые образы — «быстро» напоминает мне Quik от Nestle — если они не соединены с глаголом, который изменяет мой визуальный образ. Например, фраза «он быстро бегал» вызывает анимированное изображение Дика из первоклассной книги для чтения, а «он медленно бежал» — замедляется. изображение вниз. В детстве я не учитывал такие слова, как «есть», «то» и «оно», потому что они сами по себе не имели значения.Точно так же слова вроде «из» и «ан» не имели смысла. В конце концов я научился правильно ими пользоваться, потому что мои родители всегда говорили на правильном английском, а я имитировал их манеру речи. По сей день некоторые спряжения глаголов, такие как «быть», для меня абсолютно бессмысленны.

Когда я читаю, я перевожу написанные слова в цветные фильмы или просто сохраняю фотографию написанной страницы, чтобы потом ее прочитать. Когда я беру материал, я вижу в своем воображении фотокопию страницы. Тогда я могу читать это как телесуфлер.Вероятно, что Раймонд, ученый-аутист, изображенный в фильме « Человек дождя », использовал аналогичную стратегию для запоминания телефонных справочников, карт и другой информации. Он просто скопировал каждую страницу телефонной книги в свою память. Когда он хотел найти определенный номер, он просто просматривал страницы телефонной книги, которые были у него в голове. Чтобы вытащить информацию из моей памяти, мне нужно воспроизвести видео. Быстро собрать факты иногда сложно, потому что мне приходится проигрывать отрывки из разных видео, пока не найду нужную пленку.На это нужно время.

Когда я не могу преобразовать текст в изображения, это обычно происходит потому, что текст не имеет конкретного значения. Некоторые книги по философии и статьи о фьючерсном рынке крупного рогатого скота просто непонятны. Мне намного легче понять письменный текст, который описывает то, что можно легко перевести в картинки. Следующее предложение из истории, опубликованной 21 февраля 1994 года в номере журнала Time , описывающей чемпионат Зимних Олимпийских игр по фигурному катанию, является хорошим примером: «Все элементы на своих местах — прожекторы, потрясающие вальсы и джазовые мелодии, блестящие духи, поднимающиеся в воздух.«В своем воображении я вижу каток и фигуристов. Однако, если я слишком долго задумываюсь над словом« элементы », я получу неуместную ассоциацию с таблицей Менделеева на стене моего школьного класса химии. «sprite» вызывает изображение банки Sprite в моем холодильнике вместо симпатичной молодой фигуристки.

Учителя, работающие с аутичными детьми, должны понимать ассоциативные модели мышления. Ребенок, страдающий аутизмом, часто использует неподходящее слово.Иногда эти употребления имеют логическое ассоциативное значение, а иногда нет. Например, аутичный ребенок может сказать слово «собака», когда хочет выйти на улицу. Слово «собака» ассоциируется с выходом на улицу. В моем случае я могу вспомнить как логичное, так и нелогичное использование неуместных слов. Когда мне было шесть лет, я научился говорить «обвинение». Я понятия не имел, что это значит, но когда я это сказал, это звучало приятно, поэтому я использовал это как восклицательный знак каждый раз, когда мой кайт ударялся о землю. Я, должно быть, сбил с толку больше, чем несколько человек, которые слышали, как я воскликнул: «Обвинение!» на мой змей, спускающийся по спирали.

Обсуждения с другими аутичными людьми показывают похожие визуальные стили мышления о задачах, которые большинство людей выполняет последовательно. Аутичный человек, сочиняющий музыку, сказал мне, что он создает «звуковые картинки», используя небольшие фрагменты другой музыки для создания новых композиций. Программист, страдающий аутизмом, сказал мне, что видит общую схему дерева программ. После того, как он визуализирует скелет программы, он просто пишет код для каждой ветви. Я использую аналогичные методы, когда просматриваю научную литературу и решаю проблемы на мясокомбинатах.Я беру конкретные выводы или наблюдения и комбинирую их, чтобы найти новые базовые принципы и общие концепции.

Мой образ мышления всегда начинается с конкретики и направлен к обобщению ассоциативным и непоследовательным образом. Как если бы я пытался выяснить, что представляет собой изображение на мозаике, когда завершена только треть головоломки, я могу заполнить недостающие части, сканируя свою видеотеку. Китайские математики, которые умеют производить большие вычисления в уме, работают точно так же.Для начала им понадобятся счеты, китайский калькулятор, который состоит из рядов бусинок на проволоке в рамке. Они производят расчеты, перемещая ряды бусинок. Когда математик становится действительно опытным, он просто визуализирует счеты в своем воображении, и им больше не нужны настоящие. Бусинки движутся по визуализированным счетам видео в его мозгу.

Абстрактная мысль
В детстве я научился превращать абстрактные идеи в картинки, чтобы понимать их. Я визуализировал такие понятия, как мир или честность, с помощью символических изображений.Я представлял себе мир как голубя, индийскую трубку мира, теле- или кинохронику о подписании мирного соглашения. Честность была представлена ​​изображением руки на Библии в суде. Новостной репортаж с описанием человека, возвращающего кошелек со всеми деньгами, дает картину честного поведения.

Молитва «Отче наш» была непонятной, пока я не разбил ее на конкретные визуальные образы. Сила и слава были представлены полукруглой радугой и электрической башней.Эти детские зрительные образы все еще запускаются каждый раз, когда я слышу молитву «Отче наш». Слова «да будет воля твоя» не имели значения, когда я был ребенком, и сегодня значение все еще неясно. Волю сложно представить. Когда я думаю об этом, я представляю, как Бог бросает молнию. Другой взрослый с аутизмом написал, что он визуализировал «Ты на небесах» как Бога с мольбертом над облаками. «Нарушение границ» было изображено черно-оранжевыми знаками ЗАПРЕЩАЕТСЯ. Слово «аминь» в конце молитвы было загадкой: мужчина в конце не имело смысла.

Когда я был подростком и молодым взрослым, мне приходилось использовать конкретные символы для понимания абстрактных концепций, таких как общение с людьми и переход к следующим этапам моей жизни, которые всегда были трудными. Я знал, что не вписываюсь в круг своих одноклассников, и не мог понять, что делаю неправильно. Как я ни старался, надо мной потешались. Они называли меня «рабочей лошадкой», «магнитофоном» и «косточкой», потому что я был худощавым. В то время я мог понять, почему они называли меня «рабочей лошадкой» и «костями», но «магнитофон» меня озадачил.Теперь я понимаю, что, должно быть, звучал как магнитофон, когда повторял что-то дословно снова и снова. Но тогда я просто не мог понять, почему я такой социальный болван. Я искал убежища в том, что у меня хорошо получалось, например, работал над ремонтом сарая или практиковался в верховой езде перед конным шоу. Личные отношения не имели для меня никакого смысла, пока я не разработал визуальные символы дверей и окон. Именно тогда я начал понимать такие концепции, как изучение компромиссов в отношениях.Я до сих пор задаюсь вопросом, что бы случилось со мной, если бы я не смог визуализировать свой путь в этом мире.

По-настоящему большой проблемой для меня был переход из средней школы в колледж. Людям с аутизмом очень трудно меняться. Чтобы справиться с серьезным изменением, таким как окончание средней школы, мне нужен был способ его репетировать, разыгрывая каждый этап моей жизни, проходя через настоящую дверь, окно или ворота. Когда я заканчивал школу, я сидел на крыше своего общежития, смотрел на звезды и думал о том, как я справлюсь с уходом.Именно там я обнаружил маленькую дверь, которая вела на большую крышу, когда мое общежитие ремонтировалось. Когда я все еще жил в этом старом доме в Новой Англии, над ним строили гораздо большее здание. Однажды плотники оторвали часть крыши рядом с моей комнатой. Когда я вышел, теперь я мог смотреть на частично законченное новое здание. Высоко на одной стороне была небольшая деревянная дверь, которая вела на новую крышу. Здание менялось, и теперь пришло время переодеться и мне.Я мог понять это. Я нашел символический ключ.

Когда я учился в колледже, я нашел еще одну дверь, символизирующую подготовку к выпуску. Это был небольшой металлический люк, который выходил на плоскую крышу общежития. Мне приходилось много раз практиковаться в том, чтобы проходить через эту дверь. Когда я наконец окончил школу Франклина Пирса, я прошел через третью, очень важную дверь на крыше библиотеки.

Я больше не использую настоящие физические двери или ворота, чтобы символизировать каждый переход в моей жизни.Когда я перечитывал многолетние дневниковые записи во время написания этой книги, я обнаружил четкую закономерность. Каждая дверь или ворота позволяли мне переходить на следующий уровень. Моя жизнь была чередой последовательных шагов. Меня часто спрашивают, какой единственный прорыв позволил мне адаптироваться к аутизму. Единого прорыва не было. Это была серия постепенных улучшений. Мои дневниковые записи очень ясно показывают, что я полностью осознавал, что когда я освоил одну дверь, это был только один шаг из целой серии.

22 апреля 1970 г.

Сегодня в колледже Франклина Пирса все завершено, и теперь пора пройти через маленькую дверь в библиотеку.Теперь я размышляю о том, что я должен оставить в качестве послания на крыше библиотеки, чтобы его могли найти будущие люди. Я достиг вершины одной ступени и сейчас нахожусь на нижней ступени аспирантуры. Ведь вершина здания — это самая высокая точка в кампусе, и я зашел так далеко, насколько смог. Я покорил вершину ФПК. Высшие по-прежнему не оспариваются. — Класс 70

Сегодня вечером я вошел в маленькую дверь и повесил табличку на крышу библиотеки. На этот раз я не так нервничал.Раньше я нервничал гораздо больше. Теперь я уже сделал это, и маленькая дверь и гора уже поднялись. Покорение этой горы — только начало следующей горы.

Слово начало означает начало, а верх библиотеки — начало аспирантуры. Человеческая природа — стремиться, и поэтому люди будут подниматься в горы. Причина в том, что люди стремятся доказать, что они могут это сделать.

В конце концов, зачем нам отправлять человека на Луну? Единственное реальное оправдание — это то, что человеческая природа — продолжать стремиться к чему-то.Человек никогда не довольствуется одной целью, которую он продолжает достигать. Настоящая причина, по которой я пошел на крышу библиотеки, заключалась в том, чтобы доказать, что я могу это сделать.

За свою жизнь мне пришлось пройти пять или шесть главных дверей или ворот. В 1970 году я окончил небольшой гуманитарный колледж Франклина Пирса по специальности психология и переехал в Аризону, чтобы получить степень доктора философии. Когда я обнаружил, что все меньше интересуюсь психологией и все больше интересуюсь животноводством и зоотехникой, я подготовился к еще одному значительному изменению в моей жизни — переключению с специализации психология на специализацию по зоотехнике.8 мая 1971 года я написал:

Я чувствую, что меня все больше и больше тянет в сторону фермы. Я прошел через ворота желоба для скота, но все еще крепко держусь за стойку ворот. Ветер дует все сильнее и сильнее, и я чувствую, что отпущу столб ворот и вернусь на ферму; по крайней мере, на некоторое время. Ветер играет важную роль во многих дверях. На крыше дул ветер. Может быть, это символ того, что следующий достигнутый уровень не является окончательным, и что я должен продолжать двигаться дальше.На вечеринке [вечеринке отдела психологии] я чувствовал себя совершенно не на своем месте, и мне казалось, что ветер заставляет мои руки соскальзывать со столба ворот, чтобы я мог свободно кататься по ветру.

В то время я все еще боролся на социальной арене, в основном потому, что у меня не было конкретного визуального следствия абстракции, известной как «ладить с людьми». Наконец-то мне представилось изображение, когда я мыл эркер в кафетерии (студенты должны были выполнять работу в столовой).Я понятия не имел, что моя работа будет иметь символическое значение, когда начинала. Эркер состоял из трех стеклянных раздвижных дверей, закрытых штормовыми окнами. Чтобы вымыть эркер изнутри, пришлось пролезть через раздвижную дверь. Дверь заклинило, когда я мыл внутренние стекла, и я был заключен между двумя окнами. Чтобы выбраться, не разбив дверь, мне пришлось очень осторожно открывать ее. Меня поразило, что отношения складываются одинаково. Они также легко разбиваются, и к ним нужно подходить осторожно.Затем я сделал еще одну ассоциацию о том, как осторожное открытие дверей в первую очередь связано с установлением отношений. Пока я был зажат между окнами, через стекло было практически невозможно общаться. Быть аутичным — все равно что попасть в такую ​​ловушку. Окна символизировали мое чувство разобщенности с другими людьми и помогали мне справляться с трудностями. изоляция. На протяжении всей моей жизни символы дверей и окон позволяли мне добиваться прогресса и устанавливать связи, о которых не слышали некоторые люди с аутизмом.

В более тяжелых случаях аутизма символы труднее понять и часто кажутся совершенно не связанными с тем, что они представляют. Д. Парк и П. Юдериан описали использование визуальных символов и чисел Джесси Парк, тогда двенадцатилетней аутичной девушкой, для описания абстрактных понятий, таких как хорошее и плохое. Хорошие вещи, например рок-музыка, были представлены рисунками четырех дверей и без облаков. Джесси оценила большую часть классической музыки как довольно хорошую, нарисовав две двери и два облака.Разговорное слово было оценено как очень плохое, с рейтингом ноль дверей и четыре облака. Она сформировала систему визуальных оценок, используя двери и облака для описания этих абстрактных качеств. У Джесси также была сложная система хороших и плохих чисел, хотя исследователи не смогли полностью расшифровать ее систему.

Многие люди полностью сбиты с толку аутичными символами, но для аутичного человека они могут обеспечить единственную осязаемую реальность или понимание мира. Например, «французский тост» может означать «счастливый», если ребенок был счастлив, когда ел его.Когда ребенок представляет себе кусок французского тоста, он становится счастливым. Визуальный образ или слово ассоциируются с переживанием. Клара Парк, мать Джесси, описала увлечение своей дочери такими объектами, как электрические одеяла и обогреватели. Она понятия не имела, почему предметы были так важны для Джесси, хотя она заметила, что Джесси была счастливее всего, и ее голос больше не был монотонным, когда она думала о своих особенных вещах. Джесси могла говорить, но не могла рассказать людям, почему ее особые вещи были важны.Возможно, она связала элементы управления электрическими одеялами и обогреватели с теплом и безопасностью. Слово «сверчок» сделало ее счастливой, а «частично услышал песню» означало «не знаю». Аутичный разум работает через эти визуальные ассоциации. В какой-то момент жизни Джесси частично услышанная песня ассоциировалась с незнанием.

Тед Харт, человек с тяжелым аутизмом, почти не обладает способностью к обобщениям и гибкостью в своем поведении. Его отец Чарльз описал, как однажды Тед положил мокрую одежду в комод после того, как сломалась сушилка.Он просто перешел к следующему этапу стирки одежды, которую выучил наизусть. У него нет здравого смысла. Я бы предположил, что такое жесткое поведение и отсутствие способности к обобщениям частично может быть связано с отсутствием или незначительной способностью изменять или модифицировать визуальные воспоминания. Несмотря на то, что мои воспоминания о вещах хранятся в виде отдельных конкретных воспоминаний, я могу изменять свои мысленные образы. Например, я могу представить церковь, раскрашенную в разные цвета, или поставить шпиль одной церкви на крышу другой; но когда я слышу, как кто-то произносит слово «шпиль», первая церковь, которую я вижу в своем воображении, почти всегда является детским воспоминанием, а не церковным образом, которым я манипулировал.Эта способность изменять образы в моем воображении помогла мне научиться обобщать.

Сегодня мне больше не нужны дверные символы. За эти годы я накопил достаточно реального опыта и информации из статей и книг, которые я прочитал, чтобы иметь возможность вносить изменения и предпринимать необходимые шаги по мере возникновения новых ситуаций. Кроме того, я всегда был заядлым читателем и стремлюсь получать все больше и больше информации для добавления в свою видеотеку. Программист с тяжелым аутизмом однажды сказал, что чтение — это «получение информации».«Для меня это похоже на программирование компьютера.

Визуальное мышление и ментальные образы
Недавние исследования пациентов с повреждением головного мозга и визуализация мозга показывают, что визуальные и вербальные мысли могут работать через разные системы мозга. Записи кровотока в головном мозге показывают, что, когда человек визуализирует что-то вроде прогулки по окрестностям, кровоток резко увеличивается в зрительной коре, в тех частях мозга, которые тяжело работают. Исследования пациентов с повреждением головного мозга показывают, что травма левого заднего полушария может остановить формирование визуальных образов из долговременных воспоминаний, в то время как речь и вербальная память не ухудшаются.Это указывает на то, что визуальные образы и вербальные мысли могут зависеть от различных неврологических систем.

Визуальная система также может содержать отдельные подсистемы для мысленных образов и вращения изображений. Навыки поворота изображения, по-видимому, расположены в правой части мозга, а визуальные образы — в левой задней части мозга. Возможно, при аутизме зрительная система расширилась, чтобы восполнить вербальный дефицит и дефицит последовательности. Нервная система обладает замечательной способностью компенсировать повреждение.Другая деталь может заменить поврежденную деталь.

Недавнее исследование доктора Паскуаль-Леоне из Национального института здоровья показывает, что развитие визуальных навыков может расширить моторную карту мозга. Исследования с участием музыкантов показывают, что реальная практика игры на пианино и воображение игры на пианино оказывают одинаковое влияние на моторные карты, что измеряется сканированием мозга. Моторные карты расширяются как во время реальной игры на фортепиано, так и во время мысленных образов; случайное нажатие клавиш не дает никакого эффекта. Спортсмены также обнаружили, что как умственная практика, так и реальная практика могут улучшить двигательные навыки.Исследования пациентов с повреждением гиппокампа показали, что сознательная память о событиях и двигательное обучение — это отдельные неврологические системы. Пациент с повреждением гиппокампа может выучить двигательную задачу и поправиться с практикой, но каждый раз, когда он практикует, у него не будет сознательной памяти о выполнении этой задачи. Двигательные цепи тренируются, но повреждение гиппокампа препятствует формированию новых сознательных воспоминаний. Таким образом, моторные цепи изучают новую задачу, например, решение простой механической головоломки, но человек не помнит, как видел или разгадывал головоломку.Повторяя практику, человек становится все лучше и лучше, но каждый раз, когда ему предлагают головоломку, он говорит, что никогда раньше ее не видел.

Мне повезло в том, что я могу опираться на свою библиотеку изображений и визуализировать решения, основанные на этих изображениях. Однако большинство людей с аутизмом ведут крайне ограниченный образ жизни, отчасти потому, что они не могут справиться с любыми отклонениями от своего распорядка дня. Для меня каждый опыт основан на визуальных воспоминаниях, которые я храню из предыдущего опыта, и таким образом мой мир продолжает расти.

Около двух лет назад я совершил личный прорыв, когда меня наняли для реконструкции мясокомбината, на котором применялись очень жестокие методы сдерживания во время кошерного убоя. Перед забоем живой скот подвешивали вверх ногами на цепи, прикрепленной к одной задней ноге. Это было так ужасно, что я не мог смотреть на это. Бешеный рев испуганного скота был слышен как в офисе, так и на парковке. Иногда при подъеме у животного ломалась задняя лапа. Эта ужасная практика полностью противоречила гуманным намерениям кошерного убоя.Моя работа заключалась в том, чтобы вырвать эту жестокую систему и заменить ее желобом, который удерживал бы животное в стоячем положении, пока раввин проводил кошерный забой. При правильном выполнении животное должно оставаться спокойным и не бояться.

Новый удерживающий желоб представлял собой узкую металлическую стойку, в которой находился один человек. Он был оборудован коромыслом для удержания головы животного, задними воротами-толкателями, чтобы толкать быка вперед в коромысло, и ограничителем живота, который поднимался под живот, как лифт.Чтобы управлять удерживающим устройством, оператору приходилось нажимать шесть рычагов управления гидравликой в ​​правильной последовательности, чтобы переместить входные и разгрузочные заслонки, а также устройства позиционирования головы и тела. Базовая конструкция этого желоба существует около тридцати лет, но я добавил устройства для регулирования давления и изменил некоторые критические размеры, чтобы сделать его более удобным для животного и предотвратить чрезмерное давление.

Перед тем, как эксплуатировать желоб на заводе, я запустил его в механическом цехе перед отгрузкой.Несмотря на отсутствие крупного рогатого скота, я смог запрограммировать свою зрительную и тактильную память с помощью образов работы с желобом. После пяти минут пробежки по пустому желобу я получил точные мысленные изображения того, как движутся ворота и другие части устройства. У меня также были тактильные воспоминания о том, как ощущаются рычаги на этом конкретном желобе при нажатии. Гидравлические клапаны подобны музыкальным инструментам; Клапаны разных производителей ощущаются по-разному, как и духовые инструменты разных типов. Управление средствами управления в механическом цехе позволило мне попрактиковаться позже с помощью мысленных образов.Я должен был визуализировать фактические органы управления на желобе и в своем воображении наблюдать, как мои руки нажимают на рычаги. Я чувствовал в уме, сколько силы нужно, чтобы ворота двигались с разной скоростью. Я много раз репетировал в уме эту процедуру с разными видами скота, входящими в желоб.

В первый день работы на заводе я смог дойти до желоба и почти идеально по нему проехал. Лучше всего это работало, когда я бессознательно управлял гидравлическими рычагами, например, ходил ногами.Если подумал о рычагах, то все перепутал и толкнул не в ту сторону. Пришлось заставить себя расслабиться и позволить ограничителю стать частью моего тела, при этом совершенно забыв о рычагах. Когда каждое животное входило, я сосредотачивался на медленном и осторожном перемещении устройства, чтобы не напугать его. Я наблюдал за его реакцией, так что я приложил столько давления, чтобы крепко его обнять. Чрезмерное давление вызовет дискомфорт. Если его уши были прижаты к голове или он сопротивлялся, я знал, что сжимал его слишком сильно.Животные очень чувствительны к гидравлическому оборудованию. Они чувствуют малейшее движение рычагов управления.

Через машину я протянул руку и взял животное. Когда я держал его голову коромыслом, я представлял, как кладу руки ему на лоб и под подбородок и осторожно усаживаю его в нужное положение. Казалось, что границы тела исчезли, и я не осознавал, что нажимаю на рычаги. Задний толкатель ворот и коромысло стали продолжением моих рук.

У людей с аутизмом иногда возникают проблемы с границами тела.Они не могут судить по ощущениям, где заканчивается их тело и начинается стул, на котором они сидят, или объект, который они держат в руках, что очень похоже на то, что происходит, когда человек теряет конечность, но все еще испытывает ощущение присутствия конечности. В этом случае части аппарата, удерживавшие животное, ощущались, как будто они были продолжением моего собственного тела, подобно эффекту фантомной конечности. Если бы я просто сосредоточился на том, чтобы осторожно удерживать животное и сохранять его спокойствие, я мог бы очень умело управлять удерживающим желобом.

В течение этого периода интенсивной концентрации я больше не слышал шума от машинного оборудования. Я не чувствовал изнуряющей летней жары Алабамы, и все казалось тихим и безмятежным. Это был почти религиозный опыт. Моя работа заключалась в том, чтобы осторожно держать животное, а работа раввина заключалась в том, чтобы совершить последнее действие. Я мог смотреть на каждое животное, нежно обнимать его и делать так, чтобы он чувствовал себя максимально комфортно в последние моменты его жизни. Я участвовал в древнем ритуале бойни, как и предполагалось.Была открыта новая дверь. Было такое ощущение, что я иду по воде.

2006 Обновление главы 1
С тех пор, как я написал «Мыслить картинками», исследования с помощью визуализации мозга позволили лучше понять, как мозг человека с аутизмом / спектром Аспергера обрабатывает информацию. Нэнси Миншью из Университета Карнеги-Меллона в Питтсбурге обнаружила, что нормальный мозг склонен игнорировать детали, в то время как люди с аутизмом склонны сосредотачиваться на деталях, а не на более крупных концепциях. Чтобы увидеть это явление, она попросила нормальных людей, людей с синдромом Аспергера и аутистов читать предложения, пока они находились в сканере.Мозг аутистов был наиболее активен в той части мозга, которая обрабатывает отдельные слова, в то время как нормальный мозг был наиболее активен в той части, которая анализирует все предложение. Мозг Аспергера был активен в обеих областях. Эрик Курчесн из Калифорнийского университета в Сан-Диего утверждает, что аутизм может быть нарушением разрыва цепей мозга. Это повлияет на способность интегрировать подробную информацию из нижних частей мозга, где хранятся сенсорные воспоминания, с обработкой информации более высокого уровня в лобной коре.Системы обработки нижнего уровня могут быть сохранены или, возможно, улучшены. Он обнаружил у аутичного человека, что единственными нормальными частями мозга являются зрительная кора и области в задней части мозга, в которых хранятся воспоминания. Это открытие помогает объяснить мое визуальное мышление. Сканирование мозга аутистов показало, что белое вещество в лобной коре чрезмерно заросло и имеет аномалии. Доктор Курчесн объясняет, что белое вещество — это «компьютерные кабели» мозга, соединяющие различные части мозга, в то время как серое вещество формирует цепи обработки информации.Вместо того, чтобы нормально расти и соединять различные части мозга вместе, аутичная лобная кора имеет чрезмерный разрастание, похожее на заросли запутанных компьютерных кабелей. В нормальном мозге чтение и произнесение слова обрабатываются в разных частях мозга. Соединение цепей между этими двумя областями позволяет одновременно обрабатывать информацию от обоих из них. И Курчесн, и Миншью согласны с тем, что основная проблема мозга аутистов и пациентов с синдромом Аспергера — это неспособность «компьютерных кабелей» полностью соединить вместе множество различных локализованных систем мозга.Локальные системы могут иметь нормальные или улучшенные внутренние соединения, но соединения на большом расстоянии между различными локальными системами могут быть плохими.

Теперь я собираюсь использовать то, что я называю визуальными образами символов, чтобы помочь вам понять, как различные части нормального мозга взаимодействуют друг с другом. Думайте о нормальном мозге как о большом корпоративном офисном здании. Все различные отделы, такие как юридический, бухгалтерский, рекламный, торговый и офис генерального директора, связаны между собой множеством систем связи, таких как электронная почта, телефоны, факсы и электронные сообщения.Мозг аутиста / Аспергера похож на офисное здание, в котором не подключены некоторые межведомственные системы связи. Миншью называет это недостаточной связью в мозгу. В мозгу Аспергера будет подключено больше систем, чем в мозге человека с низким уровнем функционирования. Большая вариативность симптомов аутизма / Аспергера, вероятно, зависит от того, какие «кабели» подключаются, а какие «кабели» не подключаются. Плохая коммуникация между отделами мозга, вероятно, является причиной неравных навыков.Люди с аутизмом часто хороши в одном, а плохо в другом. Если использовать аналогию с компьютерным кабелем, ограниченное количество хороших кабелей может соединять одну область и оставлять другие области с плохими соединениями.

Развитие талантов специализированного мозга
Когда я писал «Мыслить картинками», я думал, что большинство людей с аутизмом — такие же визуальные мыслители, как я. Поговорив с сотнями семей и людей с аутизмом или синдромом Аспергера, я заметил, что на самом деле существуют разные типы специализированного мозга.Все люди в спектре аутизма мыслят в деталях, но есть три основные категории специализированного мозга. Некоторые люди могут быть комбинациями этих категорий.
  1. Визуальные мыслители, как я, мыслят определенными фотографическими образами. Есть степени специфичности визуального мышления. Я могу протестировать машину в своей голове с полным движением. Интервью с неаутичными визуальными мыслителями показали, что они могут визуализировать только неподвижные изображения. Эти изображения могут варьироваться по своей специфичности от изображений конкретных мест до более расплывчатых концептуальных изображений.Изучение алгебры было невозможным, а иностранный язык — трудным. Специалистам в области визуального мышления следует отказаться от алгебры и изучать более наглядные формы математики, такие как тригонометрия или геометрия. Дети, обладающие визуальным мышлением, часто хорошо умеют рисовать, рисовать и строить вещи с помощью строительных игрушек, таких как Lego. Многие дети с визуальным мышлением любят карты, флаги и фотографии. Визуальные мыслители хорошо подходят для работы в области рисования, графического дизайна, дрессировки животных, автомехаников, изготовления ювелирных изделий, строительства и автоматизации производства.
  2. Музыкальные и математические мыслители мыслят шаблонами. Эти люди часто преуспевают в математике, шахматах и ​​компьютерном программировании. Некоторые из этих людей объяснили мне, что они видят закономерности и отношения между узорами и числами вместо фотографических изображений. В детстве они могут играть на слух и интересоваться музыкой. Музыкальные и математические умы часто карьера в области компьютерного программирования, химии, статистики, инженерии, музыки и физики. Письменность не требуется для шаблонного мышления.Дообразованные инки использовали сложные связки узловатых шнуров, чтобы отслеживать налоги, труд и торговлю среди тысячи человек.
  3. Мыслители словесной логики мыслят в деталях. Они часто любят историю, иностранные языки, статистику погоды и отчеты о фондовых рынках. В детстве они часто хорошо знали результаты спортивных соревнований. Они не мыслят визуально и часто плохо рисуют. Дети с задержкой речи с большей вероятностью станут мыслителями визуального или музыкального или математического характера. У многих из этих людей не было задержки речи, и они стали специалистами по словам.Эти люди сделали успешную карьеру в области языкового перевода, журналистики, бухгалтерского учета, логопеда, специального образования, библиотечной работы или финансового анализа.

Поскольку мозг в аутическом спектре специализирован, в образовании необходимо уделять больше внимания развитию их сильных сторон, а не просто работе над их недостатками. Обучать меня алгебре было бесполезно, потому что мне нечего было визуализировать. Если у меня нет изображения, я не думаю. К сожалению, у меня не было возможности попробовать тригонометрию или геометрию.Учителям и родителям необходимо развивать таланты ребенка в навыки, которые в конечном итоге могут превратиться в полезную работу или хобби.

Формирование концепции
Все люди в спектре аутизма / Аспергера испытывают трудности с формированием концепций. Проблемы с концептуальным мышлением возникают во всех специализированных типах мозга. Концептуальное мышление происходит во фронтальной коре. Фронтальная кора аналогична офису генерального директора в корпорации. Исследователи называют дефицит лобной коры проблемами с исполнительной функцией.В нормальном мозге «компьютерные кабели» от всех частей мозга сходятся во фронтальной коре. Фронтальная кора головного мозга объединяет информацию из мыслящих, эмоциональных и сенсорных частей мозга. Степень сложности в формировании концепций, вероятно, связана с количеством и типом «11 компьютерных кабелей», которые не подключены. Поскольку в офисе моего генерального директора плохие «компьютерные» связи, мне пришлось использовать «графических дизайнеров» в своей «рекламе». отдел », чтобы формировать концепции, объединяя визуальные детали в категории.Научные исследования подтверждают мою идею. Подробные визуальные и музыкальные воспоминания находятся в нижней первичной зрительной и слуховой коре, а более концептуальное мышление — в ассоциативных областях, где объединяются входные данные из разных частей мозга.

Категории — это начало формирования концепции. Нэнси Миншью обнаружила, что люди с аутизмом могут легко сортировать объекты по таким категориям, как красный или синий, но им трудно придумать новые категории для групп общих объектов. Если я положу на стол множество обычных вещей, таких как степлеры, карандаши, книги, конверт, часы, шляпы, мячи для гольфа и теннисную ракетку, и попросю человека с аутизмом выбрать предметы, содержащие бумагу, они смогут сделай это.Однако у них часто возникают трудности, когда их просят составить чаевые в новых категориях. Учителя должны работать над обучением гибкости мышления, играя в игру, в которой аутичного человека просят составить новые категории для таких предметов, как предметы, содержащие металл, или предметы, используемые в спорте. Затем учитель должен заставить человека объяснить причину помещения объекта в определенную категорию.

Когда я был ребенком, я изначально разделял собак и кошек по размеру. Это перестало работать, когда у наших соседей появилась маленькая такса.Мне пришлось научиться классифицировать маленьких собак и кошек, обнаружив визуальную особенность, которая есть у всех собак и ни у одной из кошек. У всех собак, какими бы маленькими они ни были, нос одинаковый. Это сенсорное мышление, а не языковое. Животные также могут быть разделены на категории по звуку, лаю и мяуканию. Менее функциональный человек может классифицировать их по запаху или осязанию, потому что эти чувства предоставляют более точную информацию. Разделение информации на отдельные категории — фундаментальное свойство нервной системы.Исследования на пчелах, крысах и обезьянах показывают, что информация разделена на категории с четкими границами. Французские ученые записывали сигналы от лобной коры головного мозга обезьяны, когда она просматривала сгенерированные компьютером изображения собак, которые постепенно превращались в кошек. Когда категория переключилась на кошку, произошли отчетливые изменения в мозговом сигнале. Во фронтальной коре изображение животного было либо собакой, либо кошкой. Когда разделение кошек и собак по размеру больше не работало для меня, мне пришлось сформировать новую категорию типа носа.Исследование Ицахака Фрида из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе показало, что отдельные нейроны учатся реагировать на определенные категории. Записи, сделанные у пациентов, перенесших операцию на головном мозге, показали, что один нейрон может реагировать только на изображения еды, а другой нейрон может реагировать только на изображения животных. Этот нейрон не будет реагировать на изображения людей или предметов. У другого пациента нейрон в гиппокампе реагировал на изображения киноактрисы как в костюме, так и без него, но не реагировал на изображения других женщин.Гиппокамп подобен поисковому устройству мозга для поиска информации в хранимой памяти.

Стать более нормальным
Больше знаний заставляет меня вести себя более нормально. Многие люди говорили мне, что сейчас я веду себя гораздо менее аутичным, чем десять лет назад. Человек, присутствовавший на одном из моих выступлений в 2005 году, написал о моей оценке: «Я видел Темпл в 1996 году, было забавно видеть, какое равновесие и манеру подачи она приобрела за эти годы». Мой разум работает Точно так же, как поисковая машина в Интернете, настроенная на доступ только к изображениям.Чем больше картинок я храню в Интернете в моем мозгу, тем больше у меня шаблонов того, как действовать в новой ситуации. Все больше и больше информации можно размещать во все большем количестве категорий. Категории могут быть размещены в деревьях основных категорий с множеством подкатегорий. Например, есть шутки, которые заставляют людей смеяться, и шутки, которые не работают.

Существует подкатегория шуток, которые можно рассказывать только близким друзьям. Когда я был подростком, меня называли «магнитофоном», потому что я использовал строчки из сценария.По мере того, как я набирался опыта, мой разговор становился менее запрограммированным, потому что я мог комбинировать новую информацию по-новому. Чтобы понять, что такое мозг аутиста, я рекомендую учителям и родителям поиграть с поисковой системой в Интернете, такой как Google, в поисках изображений. Это даст людям, которые более вербально думают, понимание того, как работает визуальное ассоциативное мышление. У людей с музыкальным и математическим складом ума есть поисковая машина, которая находит ассоциации между образцами и числами.

Человек Аспергера, который мыслит вербальной логикой, использует вербальные категории.Например, у доктора Миншью был пациент с синдромом Аспергера, у которого наблюдались тяжелые побочные эффекты от приема лекарств. Объяснять науке, почему он должен попробовать другое лекарство, было бесполезно. Однако он захотел попробовать новое лекарство после того, как ему просто сказали, что от розовых таблеток вас тошнит, и я хочу, чтобы вы попробовали синие таблетки. Он согласился попробовать синие таблетки.

Чем больше я узнаю, тем больше понимаю, что мои мысли и чувства отличаются. Мое мышление отличается от мышления нормального человека, но оно также сильно отличается от вербальной логики невизуального человека с синдромом Аспергера.Они создают категории слов вместо категорий изображений. Общий знаменатель всего аутичного мышления и мышления Аспергера состоит в том, что детали объединены в категории, чтобы сформировать концепцию. Детали собираются в концепции, как сборка пазла. Картинку на пазле можно увидеть, когда сложено только 20 процентов пазла, образуя большую картину.


Существует два издания Thinking in Pictures :
Оригинальное издание Vintage Press 1996 года:
ISBN 0-679-77289-8
Расширенное издание Vintage Press 2006 года с обновлениями в конце каждой главы:
ISBN 10: 0-307-27565-5
ISBN 13: 978-0-307-275565-3

Щелкните здесь, чтобы увидеть мои рисованные рисунки и статью об обучении рисованию.

Щелкните здесь, чтобы купить «Мыслить картинками» на Amazon.com.

Щелкните здесь, чтобы вернуться на главную страницу для получения дополнительной информации о поведении, благополучии и уходе за животными.

Что такое визуальное мышление? Увидеть 10 признаков, доказывающих, что вы визуально мыслите

Как вы думаете, вы являетесь визуальным мыслителем ? Что вообще такое визуальное мышление? Кто-нибудь может подумать, ну визуально? Вы когда-нибудь слышали эту фразу?

В этой статье мы обсудим визуальное мышление.Сначала мы описываем это, чтобы вы знали, что это такое. Затем мы поговорим о признаках, которые показывают, являетесь ли вы визуальным мыслителем.

Что такое визуальное мышление?

Визуальное мышление, которое некоторые могут называть « обучение картинкам », — это явление, с помощью которого вы изучаете вещи, визуально обрабатывая их. Это проверенный метод графической компоновки идей . Не паникуйте, позже мы опишем это на нескольких примерах.

Другими словами, визуальное мышление можно определить как способность видеть слова как серию изображений.Примерно 60-65% населения в целом мыслят визуально, и, возможно, вы один из них. Большинство из нас. Знание того, что вы мыслитель наглядно, никак не повлияет на то, как вы будете учиться в дальнейшем; это просто для того, чтобы удовлетворить ваше любопытство. Кроме того, теперь вы можете лучше управлять своими учебными процессами. Вы сможете передавать информацию, обрабатывать ее и более плавно запоминать, если в конечном итоге обнаружите, что мыслите визуально.

Давайте проясним это явление на нескольких примерах.

Представьте, что вы находитесь на улице, пытаетесь найти адрес и спрашиваете незнакомца. Как лучше запомнить адрес? Объяснили устно, написали на листе бумаги или показали карту?

Дом планируется построить на пустом месте. Дизайнер рядом с вами, объясняя, как будет построен сюжет. Как вы представляете окончательный дизайн дома? Слушать, как дизайнер описывает взлеты и падения дизайна, или взглянуть на план дома?

Визуальным мыслителям легче представить окончательный дизайн дома, глядя на его план, чем слушая, как кто-то его описывает.

Вы когда-нибудь пытались объяснить что-то непонятное другу, и вдруг в середине обсуждения просили карандаш и бумагу, чтобы нарисовать картинку, проливающую больше света на предмет?

Здесь мы можем перечислить еще много примеров. Некоторые люди учатся посредством запоминания и повторения слов, в то время как другие могут делать это, визуально изображая предмет . Хотя есть и другие методы обучения, здесь мы сосредоточены на обучении по картинкам.

Теперь, когда вы, по сути, узнали, что такое элементальная концепция, давайте продолжим и посмотрим, сможете ли вы найти в себе признаки, доказывающие, что вы визуальный мыслитель.

Признаки, свидетельствующие о том, что вы визуально мыслите

Есть бесчисленное множество простых признаков, которые вы можете найти в себе, которые могут заявить о вас как о визуальном мыслителе; однако, скорее всего, вы до сих пор не замечали их и не думали о них. Продолжайте читать, чтобы увидеть, сможете ли вы обнаружить какие-либо из следующих признаков в своей личности и образе жизни.

1. Вы думаете, что обладаете фотографической памятью, или вам так говорили.

Вы, вероятно, видели тех, кто чаще всего берут свой смартфон, чтобы сделать снимок всего, что они хотят запомнить.Если вы визуально мыслите, вы не один из них. В тот самый момент, когда они пытаются запечатлеть сцену, вы фиксируете это в уме, на вашу высокотехнологичную камеру : ваш мозг.

Визуальные мыслители запоминают вещи через картинки. Они непреднамеренно пытаются развить свою фотографическую память . Следовательно, если вы прочитали что-то только один раз, чтобы запомнить это, и это окупится, вы, вероятно, будете использовать свою память изображений. Другим приходится повторять снова и снова, чтобы вбить что-то в свой разум.

Мозг визуального мыслителя действует как фотоаппарат.

2. Визуальный мыслитель обладает мощным воображением.

Если вы мыслят визуально, вы, скорее всего, склонны обладать великолепным трехмерным воображением . Вы не требуете, чтобы другие описывали объекты множеством слов, чтобы помочь вам проиллюстрировать их в уме. Формы мгновенно формируются в вашем мозгу, возможно, с помощью могущественного волшебного художника. Великолепное воображение просто делает вас невероятно творческим человеком.Вы умеете предсказывать будущее плана. Это не глупость, если говорят, что вы можете лететь во времени и предвидеть то, что произойдет.

Вспомните, как вы учились в старшей школе. Насколько удовлетворительными или ужасными были ваши познания в области геометрии? Вы, вероятно, могли бы визуально представить себе трехмерные объекты или формы в своем уме более легко, чем те, что у вашего друга, который с трудом мог решать даже двухмерные вопросы на бумаге.

3. Визуальный мыслитель — фантастический мечтатель.

Визуальные мыслители любят мечтать, и иногда это выходит из-под их контроля. Другие думают об идеях обычно поверхностно, но визуальные мыслители идут все глубже и глубже. Они расширяют идеи и принимают во внимание любые аспекты, которые идея или мысль могут иметь в своей основе.

Вспомните время, когда вы и ваш друг планируете поездку куда-нибудь в джунгли. Предположим, ваш друг рассказывает о лежании рядом с рекой, протекающей через джунгли.Он просто говорит несколько слов о сцене, и это мгновенно зажигает ваше воображение. Ваш друг видит только деревья и простую реку, протекающую между ними; однако вы идете намного дальше, визуализируя цвет песков, животных вокруг, зажженный вами огонь, лодку, на которой вы собираетесь сесть, и многие другие красивые элементы.

Визуальные мыслители — великие мечтатели.

4. Вы можете запомнить людей по лицу.

Вероятно, в вашей жизни вас приняли во многие социальные группы.Если вы визуально мыслите, у вас почти наверняка возникнут трудности с запоминанием членов группы по именам. Обычно вы запоминаете в уме все пиксели их изображения лица, но вряд ли можете вспомнить простое название. Вот почему вы продолжаете их расспрашивать: «Извините, как вас снова звали?»

Это плохо, но при этом хорошо. Чтобы узнать людей по имени, нужно время, и в ходе этого процесса вы несколько раз можете смутиться. Тем не менее, вы можете вспомнить их лица через десять лет, когда увидите их в кафе, где никогда не подумаете, что увидите кого-нибудь знакомого.

5. Вы великий художник или у вас есть потенциал им стать.

Эй, кто сказал, что Пикассо знал, что он великий художник, незадолго до того, как взял кисть и начал рисовать? Поскольку вы визуально мыслите, вам удобнее обращаться с изображениями, чем со словами. Вы можете выразить то, что у вас на уме, с помощью картинок. Возможно, вы ненавидите слова для передачи сообщений. В глубине души и сердца вы восхваляете искусство и художника .

Просто потому, что вы творческая личность, у вас есть потенциал стать художником.В своем уме вы уже художник; вы можете ярко проиллюстрировать несчастные события на своем холсте с помощью волшебной кисти и цветовой палитры: вашего мозга.

Под художником мы не обязательно подразумеваем живопись. Речь идет об искусстве в целом и о живописи в качестве примера. Человек с богатым воображением может быть поглощен любой областью искусства, особенно связанной с

.

Визуальные мыслители обычно работают с изображениями, иллюстрациями, воображением и творчеством.

6. Визуальные мыслители планируют проекты с совершенно разными подходами.

Некоторые люди считают графики и организованную информацию мусором, но визуальные мыслители их любят.

Визуальные мыслители склонны классифицировать информацию в форме графиков, красочных электронных таблиц, инфографики и т. Д. Они любят использовать свои особые методы, приступая к проекту. Им не нравится куча слов, написанных на бумаге о проекте, они пытаются контролировать и классифицировать их перед тем, как начать всю операцию.Визуальные мыслители могут с большей легкостью преуспеть в выполнении своих задач просто потому, что они включают в свою работу графические и визуальные инструменты .

7. Ваш профиль в Instagram, вероятно, организован и красив, как и другая ваша цифровая информация.

Да, это примета, хоть и простая. В наши дни людей больше привлекает Instagram, чем Facebook или Twitter. Визуальный мыслитель живет фотографиями, будь то в уме или во внешней жизни.Обычно они говорят своим фотографиям. Им нравится, чтобы их профиль в Instagram представлял собой красивый набор изображений, точно так же, как они представляют его в своем уме. Будьте осторожны, они могут даже судить о вас на основании вашего профиля в Instagram.

В большинстве случаев они уделяют много внимания фотографиям, которыми они делятся, и тем, когда их можно опубликовать. Они строго относятся к тому, как их профиль может выглядеть в целом, гораздо больше, чем к подписям, написанным под ним.

Этот факт относится и к другой их цифровой информации .Визуальные мыслители обычно имеют на своих компьютерах более организованных папок, . Они сортируют свою музыку, вероятно, по исполнителю или альбомам. Визуальный мыслитель классифицирует свои фотографии по множеству альбомов, чтобы знать, что где. У них более чистая страница рабочего стола. Или даже Pinterest, они в основном стараются иметь там более красивую и красивую доску. Вы можете расширить эти примеры на другие аспекты их жизни.

Профиль

в Instagram визуальных мыслителей, вероятно, аккуратный.

8. Визуальный мыслитель любит работу, предполагающую творчество, искусство и дизайн.

Если вы ненавидите сидеть за столом, работать за компьютером и каждый день вводить множество строк и чисел в скучные таблицы, то примите наши поздравления; Вы, вероятно, мыслите визуально.

Визуальные мыслители могут стать великолепными художниками , фотографами, графическими дизайнерами, архитекторами, дизайнерами интерьеров и т.д. творчество и инновации .

9. Визуальным мыслителям сложно объяснить свои идеи словами.

Я знаю, это случилось с вами. Было много ситуаций, в которых вам было трудно устно, , объяснить, что у вас на уме. В этот раз вы стремитесь к листу бумаги, чтобы нарисовать то, что вы думаете. Это потому, что вы думаете образами, и это не ваша вина.

Для процветания обществу нужны визуальные мыслители. Хотя людям может показаться, что ваша неспособность объяснять вещи словами неудобна, вы можете использовать свое воображение и другую точку зрения для социального продвижения, и подтолкнет науку вперед .

10. Визуальные мыслители становятся великими изобретателями.

Визуальное мышление, воображение и фантазии о будущем — все необходимое для изобретателя. Почти все инженеры, которые изобрели множество физических вещей, окружающих нас, были блестящими визуальными мыслителями.

Не каждый может быть великим визуальным мыслителем и изобретателем. Если вам нравится быть изобретателем, способным предсказывать потребности людей в будущем и создавать то, что отвечает их потребностям, вы должны улучшить свое видение , представив , и стать лучшим мечтателем .

Изобретение — это то, что интересует визуальных мыслителей.

Считаете ли вы себя визуальным мыслителем сейчас?

Быть визуальным мыслителем не обязательно означает, что вы умнее тех, кто естественно использует другие методы для запоминания вещей или сохранения их в уме. В конце концов, большинство людей в обществе мыслят визуально . В то же время есть вероятность, что вы сможете добавить больше творчества в метод, который планируется реализовать.Сравните свою личность и характеристики с описанными выше, чтобы понять, мыслите ли вы визуально.

Расскажите нам о том, почему вы называете себя визуальным мыслителем, что в жизни подтверждает этот факт о вас?

Визуальное мышление | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

.

Визуальное мышление , образное мышление , визуальное / пространственное обучение или обучение правому полушарию — распространенное явление мышления посредством визуальной обработки с использованием эмоциональной и творческой части мозга для организации информации в интуитивно понятном виде. и одновременный способ.

Мышление образами — одна из ряда других признанных форм невербального мышления, например кинестетического, музыкального и математического мышления. Разнообразные стили мышления и обучения, включая визуальный, кинестетический, музыкальный, математический и вербальный стили мышления, являются общей частью многих текущих курсов подготовки учителей.

Хотя визуальное мышление и визуальные обучающиеся не являются синонимами, те, кто думает картинками, обычно утверждают, что лучше всего визуально обучаются. Кроме того, хотя предпочтительные стили обучения и мышления могут отличаться от человека к человеку, исключая перцепционные или неврологические нарушения или дефициты, уменьшающие использование некоторых типов мышления, большинство людей (включая визуальных мыслителей) обычно используют некоторый диапазон разнообразных стилей мышления и обучения, независимо от того, осознают они различия или нет.

Концепции, связанные с визуальным мышлением, сыграли важную роль в образовании в области искусства и дизайна в течение последних нескольких десятилетий. Важная литература по этому вопросу включает в себя книгу Рудольфа Арнхейма «« Визуальное мышление » (1969),« Опыт Роберта МакКима »() в визуальном мышлении () (1971) и« Рисование правой стороны мозга »(1979) Бетти Эдвардс. Современная литература включает In The Minds Eye (1997) Томаса Уэста, Upside Down Brilliance (2002) Линды Сильверман и Фактор Эйнштейна (2004) Вин Венгера.

Теоретическая база []

Множество разных авторов, теорий и областей подразумевают влияние языка и мышления. Многие указывают на кажущееся здравым смыслом осознание того, что после самоанализа кажется, что мы думаем на том языке, на котором говорим. Ряд авторов и теоретиков экстраполировали эту идею.

Гипотеза Сепира – Уорфа в лингвистике

(i) сильная версия утверждает, что язык определяет мышление и что только лингвистические категории ограничивают и определяют когнитивные категории.В 1969 году это предположение было отвергнуто, когда в исследовании Брента Берлина и Пола Кея использовалось исследование цветовой терминологии, чтобы полностью дискредитировать сильную конструкцию Уорфа.

В своей книге The Language Instinct Стивен Пинкер предлагает следующее: если мы не рождены с языком, как нас могут заставить думать только словами? В 1981 году Роджер Сперри получил Нобелевскую премию за свое исследование расщепленного мозга: правое [невербальное] полушарие, как он заключил, действительно является сознательной системой само по себе — оно воспринимает, думает, запоминает, рассуждает, воли и эмоции, все на чисто человеческом уровне.Левое и правое полушарие могут одновременно осознавать разные, даже взаимно противоречащие друг другу психические переживания, протекающие параллельно. Исследования, основанные на исследовании расщепленного мозга Сперри, получившем Нобелевскую премию, подкреплены анекдотическими свидетельствами, которые подтверждают предположение, что разные архитектуры подчиняются одному из каналов за счет других. Личная история Эйнштейна как академического аутсайдера с раннего возраста, сознавшего себя визуального мыслителя и пожизненного защитника реформы образования подтверждает эту гипотезу.

Сегодня приложения визуального мышления разнообразны. К ним относятся фондовый рынок, закон и порядок, продвинутая математика, авиационная инженерия, архитектура и дизайн, а также память и обучение. Проще говоря, визуальное мышление способствует повседневной деятельности, такой как вождение, полет, навигация, игра в шахматы, ловля мяча, расчет времени траектории скорости и даже тонкие изменения в повседневной речи.

В области когнитивной терапии, основанной Аароном Т. Беком, утверждается, что человеческие эмоции и поведение вызываются внутренним диалогом.Мы можем изменить себя, научившись бросать вызов и опровергать собственные мысли, в частности, ряд определенных ошибочных моделей мышления, называемых «когнитивными искажениями». В НЛП [лингвистическом программировании] умелое использование языковых «паттернов» используется для влияния не только на ваши собственные мысли и поведение, но и на чужие. НЛП — спорная дисциплина, и было бы справедливо сказать, что широкая публика обеспокоена тем, что воспринимается как подсознательная манипуляция. Основанная Ричардом Бэндлером и Джоном Гриндером, НЛП использует гипнотические техники, чтобы сделать людей поддающимися внушению.НЛП особенно популярно среди деловых кругов и групп давления. В качестве бизнес-инструмента НЛП проводит параллели с исследованиями по контролю над сознанием Павлова, Сарджента и Б. Ф. Скиннера, чья работа по условным реакциям в человеческих рефлексах и подкреплении не придает большого значения свободе воли.

Менее известен факт разветвления НЛП. Изначально он был задуман для ускорения обучения. Человеческие системы разделены на визуальные, действия и акустические каналы. Эти идеи НЛП были переработаны Флемингом, чья модель стилей обучения ВАК напрямую заимствована из НЛП.То, что вы видите, слышите и делаете, определяется для каждого канала, а сообщение персонализируется.

Сторонники Гальтона, продвигавшие идею наследственного интеллекта, не согласны. Гальтон оказал влияние на Берта, чья работа по стандартизации психологических тестов привела к введению тестирования IQ, что позволило Берту познакомиться с евгеникой. Берт получил образование в Стратфорде-апон-Эйвоне, на родине Шекспира, городе, пропитанном традициями письменной и устной речи. Его возможно мошенническое исследование подлило масло в мутные воды и без того расколотого района.Понятно, что интеллект — это интеллект, фиксированная константа, которую можно измерить одним тестом, чтобы управлять ими всеми. Если вы хороши в одном аспекте теста, вы хороши во всех аспектах теста IQ. Теория множественного интеллекта Гарднера отвергает эту предпосылку, области компетенции могут быть как взаимоисключающими, так и подкрепляющими. Гарднер утверждает, что тест ошибочен. Более подробный аргумент основан на стилях обучения и характере общения. Способность к языку, несомненно, вызывает системную предвзятость.Образование и работа, к которой ведет, создают петли обратной связи. В сегодняшнем обществе, отличном от общества Берта, связь между IQ и образованием ослабла, но идея образованного и интеллектуального стала синонимом, взаимозаменяемым; подкрепляется вербализаторами, способными лучше усваивать информацию, защищать системы и разрабатывать рабочие места, которые денежно вознаграждают сильные стороны, — цикл, который является самовоспроизводящимся.

‘Теоретик Линда Крегер Сильверман предполагает, что менее 30% населения активно используют визуальное / пространственное мышление, еще 45% используют как визуальное / пространственное мышление, так и мышление в форме слов, а 25% думают исключительно словами.По словам Крегера Сильвермана, из 30% населения в целом, использующего визуальное / пространственное мышление, только небольшой процент будет использовать этот стиль помимо всех других форм мышления, и их можно назвать « настоящими » мыслителями изображений, такими как Альберт. Эйнштейн.

Эйдетическая память []

Эйдетическая память (фотографическая память) может сочетаться с визуальными мыслителями в такой же степени, как и с любым типом мышления, поскольку это функция памяти, связанная с наличием зрения, а не со стилем мышления.Эйдетическая память все еще может возникать у людей с зрительной агнозией, которые, в отличие от визуальных мыслителей, могут быть ограничены в использовании навыков визуализации для умственного рассуждения.

Психолог Э. Р. Янш утверждает, что эйдетическая память, помимо визуального мышления, связана с исчезновением эйдетических образов между линией последующего образа и образом воспоминания. Предполагается, что существует тонкая взаимосвязь между остаточным изображением и образом в памяти, из-за которой визуальные мыслители не видят эйдетический образ, а скорее используют восприятие и полезную информацию.Как указывалось ранее, люди с диагнозом агнозия могут быть неспособны мыслить. Возможно, это одна из причин, почему люди не могут идентифицировать эйдетический образ настолько ясно, насколько это возможно.

Дислексия []

Люди используют различные стили или стратегии обучения, среди которых слуховое, кинестетическое и зрительно-пространственное обучение, которое связано с органами чувств (рецепторами), сенсорной системой и чувством, соответственно ушами со слухом, глазами со зрением, кожей и т. Д. конечности и телодвижения с помощью прикосновений и телодвижений.Исследования показывают, что дислексия является симптомом преобладающего визуального / пространственного обучения из самых ранних исследований, проведенных Морганом (1896), Хинзельвудом (1900) и Ортоном (1925) примерно в 1896-1925 годах. Морган использовал термин «словесная слепота» в 1896 году; Хинзельвуд расширил понятие «словесная слепота», чтобы описать переворачивание букв и подобное явление в 1900-х годах; В 1925 году Ортон предположил, что люди испытывают трудности с ассоциацией визуального и вербальной формы слов. Дальнейшие исследования с использованием технологий (ПЭТ и МРТ) и более широких и разнообразных групп пользователей на разных языках подтверждают ранее сделанные выводы.Визуально-пространственные симптомы (дислексия, диспраксия, расстройство обработки слуха (APD) и т.п.) возникают в невизуальных и непространственных средах и ситуациях; следовательно, визуальное / пространственное обучение усугубляется системой образования, основанной на информации, представленной в письменном тексте, а не через мультимедиа и практический опыт.

Аутизм []

Темпл Грандин утверждал, что визуальное мышление является причиной задержки речи у людей с аутизмом. [1] Однако образное мышление само по себе является лишь одной из форм «неязыкового мышления», которое включает физический (кинестетический), слуховой (музыкальный) и логический (математический / системный) стиль мышления. [2] Среди тех, чья основная форма мышления и стиля обучения не является лингвистической формой, визуальное мышление является наиболее распространенным, в то время как у большинства людей есть сочетание стилей мышления и обучения. Было высказано предположение, что визуальное мышление имеет некоторую необходимую связь с аутизмом. Однако, учитывая, что текущая статистика Национального общества аутизма Великобритании оценивает заболеваемость РАС примерно у 1 из 100 человек [3] и до 60–65% , нельзя сделать вывод, что визуальное мышление имеет какую-либо связь с аутизмом.Более того, если у людей с аутизмом нет сенсорно-перцептивных расстройств, ограничивающих их способность развивать зрительное мышление, таких как зрительная агнозия или слепота с младенчества, многие люди с аутизмом, как и многие неаутичные люди, с одинаковой вероятностью будут думать картинками. Поскольку визуальное мышление является наиболее распространенным способом мышления, можно ожидать, что распространенность визуального мышления в аутичном сообществе может отражать это в общей популяции, составляя около 60–65% [ необходима ссылка ] населения в целом.

Пространственно-временные рассуждения или пространственная визуализация []

Визуальные мыслители описывают мышление картинками. Поскольку примерно 60% –65% [ необходима ссылка ] населения в целом, возможно, что визуальный мыслитель с такой же вероятностью, как и любой человек, также будет иметь хорошее пространственно-временное рассуждение или визуально-пространственные способности без того, чтобы эти двое имели любые необходимые прямые отношения. Острая пространственная способность также характерна для кинестетических учеников (тех, кто учится посредством движения, физических паттернов и действий) и логических мыслителей (математических мыслителей, которые мыслят моделями и системами), которые могут вовсе не быть сильными визуальными мыслителями.Точно так же визуальное мышление было описано как видение слов как серии картинок, которые сами по себе не являются одним и тем же феноменом пространственно-временного рассуждения.

Однако следует понимать, что приведенное здесь рассуждение основано на том факте, что эти 60-65% также используйте другие формы мышления. Они мыслят картинками, почти исключая другие виды мышления.Такие люди, настоящие «мыслители картинок», составляют лишь очень небольшой процент населения. Таким образом, описанный выше «спор» может оказаться спорным при рассмотрении этого вопроса.

Исследования []

Исследование, проведенное теоретиком развития ребенка Линдой Крегер Сильверман, предполагает, что менее 30% населения активно используют визуальное / пространственное мышление, еще 45% используют как визуальное / пространственное мышление, так и мышление в форме слов, а 25% думают исключительно словами. По словам Крегера Сильвермана, из 30% населения в целом, использующего визуальное / пространственное мышление, лишь небольшой процент будет использовать этот стиль помимо всех других форм мышления, и их можно назвать «истинными» «мыслителями картинок». . [4]

Вопреки очевидному отсутствию интереса к визуальному мышлению в США, в Нидерландах наблюдается сильный и растущий интерес к феномену «истинного» «образного мышления», или «Beelddenken», как его называют в Нидерландах [1]. В результате более широкого освещения в средствах массовой информации в течение последних нескольких лет, широкая публика признает его существование, [5] , хотя некоторые голландские психологи и теоретики развития продолжают критиковать. [6] С момента его открытия десять лет назад было обнаружено значительное количество эмпирических свидетельств в пользу его существования, и проводится много исследований визуального мышления голландской некоммерческой организацией под названием «Мария Дж.Krabbe Stichting Beelddenken »[2]. Они также разработали тест, названный« Ojemann wereldspel », для выявления детей, которые полагаются в первую очередь на визуально-пространственное мышление, в котором детей просят построить деревню с игрушечными домиками, а затем воспроизвести это через несколько дней.

Обработка информации в визуальном мышлении []

Визуальное мышление часто связано с правой половиной мозга. Визуально-пространственная модель обучаемого основана на новейших открытиях в исследованиях мозга, касающихся различных функций полушарий.Левое полушарие является последовательным, аналитическим и ориентированным на время. Правое полушарие воспринимает целое, синтезирует и воспринимает движение в пространстве.

Образное мышление можно назвать «неязыковым мышлением», а людей, которые занимаются такой обработкой информации, можно назвать «визуальными мыслителями». Он включает в себя мышление, выходящее за рамки языковых определений, и имеет множество личных ссылок на значения, которые нельзя перевести.

Образное мышление включает иную категоризацию, чем вербальная или лингвистическая обработка.Лингвистическое мышление включает категоризацию мышления в определенных линейных формах. Он серийный и концентрируется на детальных частях стимула. Визуальное мышление включает в себя категоризацию, которая является параллельной и целостной. Хотя лингвистические мыслители часто чувствуют, что визуальные мыслители концентрируются на деталях, на самом деле это происходит из-за чрезмерной памяти у мыслителей, мыслящих изображениями. Дети на предоперационном этапе (2-7 лет) по большей части мыслят визуально. Предполагается, что аутичные люди застревают на этом этапе обработки информации.

Размеры картин мыслителей []

В психологии образное мышление часто путают с дислексией, и это правда, что люди, которые «мыслят образами» часто испытывают трудности с обучением чтению, но не все мыслители картинками страдают нормальными симптомами, связанными с дислексией. Некоторые аутисты мыслят картинками.

Симптомы, которые разделяют большинство мыслителей картинок:

  • Мышление со значением языка в терминах многомерных сценариев идей и концепций, в отличие от звука языка.
  • Мышление на подсознательном уровне 32 концепции в секунду, в отличие от 6-7 слов в секунду, которые испытывают типичные вербально-последовательные мыслители, таким образом, кажется, интуитивно приходит к заключениям, которых очень трудно достичь с помощью типичного линейного рассуждения.
  • Проблемы с запоминанием абстрактных цепочек букв, например имен.
  • Трудности с объяснением изобретенных ими концепций.
  • Пишет очень запутанно.
  • Естественная способность «быстро читать» целые предложения, а не слово в слово, но когда их просят прочитать вслух, они часто используют слова, отличные от того, что написано на самом деле.
  • Способность точно запоминать расположение и взаимное расположение объектов, которые они где-то размещали.
  • Сложность измерения времени по мере его прохождения.

Характеристики визуального мышления []

Что такое образный мыслитель или чем он занимается, все еще обсуждается, но некоторые исследования были проведены в Нидерландах, где образное мышление называется beelddenken . В частности, Maria J. Krabbe Stichting проводит исследования (см. Ссылку ниже). Ученые разработали метод обнаружения образного мышления у детей раннего возраста с помощью так называемой «мировой игры» ( het wereldspel ).

Мыслители с помощью картинок, как следует из названия, мыслят образами, а не линейно, используя язык, который обычно ассоциируется с мышлением. Конечно, это упрощение, поскольку мыслитель полной картины не сможет использовать язык.

Люди, мыслящие изображениями, могут делать выводы интуитивно, не используя язык. Вместо этого они манипулируют логическими / графическими символами нелинейным образом; они «видят» ответы на проблемы.

Мыслители изображений часто изобретатели, архитекторы или инженеры-электронщики.

Книга Дар дислексии Рональда Д. Дэвиса и Элдона Брауна описывает связь образного мышления с дислексией. Другая книга Темпла Грандина, «Мыслить картинками» , посвящена роли образного мышления при аутизме.

Книга Upside Down Brilliance: Визуально-пространственный обучающийся Линды Крегер Сильвеман говорит, что треть населения мыслит образами, и предлагает разработать соответствующие методы обучения, чтобы реализовать таланты визуально-пространственного учащиеся.

Некоторая статистика []

Согласно исследованиям Л.К. Сильвермана за более чем два десятилетия, существует высокая степень уверенности (более 80%) в том, что:

  • По крайней мере одна треть в значительной степени визуально-пространственные.
  • Одна пятая — сильно слуховые.
  • Остальные представляют собой баланс обоих стилей обучения.

Из этого остатка (которые не являются строго зрительно-пространственными или строго слуховыми последовательностями):

  • Еще 30% отдают предпочтение визуально-пространственному стилю обучения.
  • Еще 15% отдают предпочтение звуково-последовательному стилю обучения.

Это означает, что более 60% студентов в обычном классе лучше всего учиться с визуально-пространственными представлениями, а остальные учатся лучше всего слухово-последовательными методами.

Среди одаренных учеников доля зрительно-пространственных учеников может быть намного выше. В одной небольшой выборке более трех четвертей одаренных студенты отдавали предпочтение визуально-пространственным методам.

Смешанное благословение []

Хотя образное мышление предлагает множество уникальных возможностей, на практике многим образным мыслителям было трудно адаптироваться к требованиям мира, в котором преобладали лингвистические мыслители.

В Нидерландах большинство учителей постепенно осознают уникальные проблемы, с которыми сталкиваются мыслители, создающие образы, и начинают узнавать этих детей. Это важно, потому что этим детям нужна дополнительная помощь в некоторых уроках, а понимание проблем, с которыми сталкиваются эти дети, помогает им оказать правильную поддержку.

Список людей с визуальной обработкой []

  • Никола Тесла был сербским изобретателем и физиком, родившимся в Хорватии: подробно обсуждался образное мышление в его основополагающем документе Проблема увеличения человеческой энергии , его способности, включая работу с полностью функциональными моделями в его уме, возможно, имели синдром Аспергера ;


Кроме того, словесное мышление не является первичной помощью для людей, специализирующихся в профессиях, требующих мгновенной визуализации, таких как авиадиспетчеры или детективы, или других профессиях, требующих быстрых связей и пространственной осведомленности, таких как архитекторы, инженеры и многие другие художественные отрасли, использующие картинки глаз и ушей.

См. Также []

Список литературы []

Дополнительная литература []

  • Блеск «вверх ногами»: визуально-пространственный обучающийся ; Линда Сильверман, доктор философии.
  • Мысленным взором: визуальные мыслители, одаренные люди с дислексией и другими трудностями в обучении, компьютерные изображения и иронии творчества ; Томас Г. Вест

Внешние ссылки []

11 упражнений для улучшения вашего визуального мышления | от Storius Magazine

От мечтаний до заполнения колодца

Фото: Hidden Catch (Adobe Stock)

Автор: K.М. Вейланд

Что для вас первое — изображения или слова? Для рассказчиков важны и то, и другое. Мы пишем слова на бумаге, чтобы донести наши взгляды до читателей. Мы хотим, чтобы они видели то, что видим мы, слышали то, что слышим, испытывали то, что переживаем мы. Концентрация на визуальном мышлении — это упражнение, которое многие из нас могут использовать, чтобы раскрыть свой творческий потенциал и написать лучшие истории.

Думаю картинками. Я тоже мыслю словами, но даже тогда я обычно вижу слов, проплывающих в моей голове (шрифтом с засечками…).Подобно К.С.Льюису и его фотографической вспышке фавна с зонтиком, несущим свертки в снегу, почти все мои сюжетные идеи приходят ко мне в виде изображений. Когда я был молод, я накладывал все в моем повседневном мире изображениями моих внутренних пейзажей — диких лошадей, бегавших по шоссе в автомобильных поездках, лунные ночи превратили мой задний двор в секретный лабиринт, автоматические двери в продуктовом магазине доказали силу моего джедайского разума ( хорошо, так что все делают это…).

Это было великолепно.

Однако я обнаружил, что мой взрослый мозг менее визуален, чем был раньше.Я не потерял способность видеть друидов в лесу или преступников во время шторма, но то, что раньше было постоянными мечтами детства, в значительной степени отошло на пыльный чердак вместе с другими игрушками, вызывающими ностальгию.

Но как писатель-фантаст, моя жизнь остро нуждается в этих снах, этих видениях, этих призраках краем глаза. И поэтому, хотя я посвящаю себя ведению войны с интернет-мозгом и присущими мне отвлекающими факторами, которые уводят меня от моего визуального мышления, я также более чем когда-либо намерен снова сознательно получить доступ к этому удивительному царству творчества.

Когда я упомянул об этом несколько недель назад в своем посте о борьбе с Интернет-мозгом, один из вас попросил меня продолжить развитие идеи восстановления визуального мышления. Этот пост в основном описывает мои собственные практики работы с моим визуальным мышлением.

Я понимаю, что эти мысли могут быть бесполезны для некоторых из вас, поскольку исследования показывают, что только около 60–65% людей думают картинками (хотя я не удивлюсь, узнав, что этот процент растет среди рассказчиков). Если вы , а не человек, который может или обычно думает картинками, я хотел бы услышать ваше мнение обо всем этом.Находится ли вообще в идее визуального мышления? Вы когда-нибудь пытались выполнить какое-либо из следующих упражнений, и если да, пришлось ли вам их модифицировать? В частности, мне бы хотелось знать, как вы взаимодействуете с историями, если вы не видите их .

А пока вот мои мысли о том, как те из нас, кто использует визуальное мышление, могут отточить свои мысленные образы, чтобы мы могли пожинать их творческие плоды, как лично, так и творчески.

Наша самая настоящая жизнь — это когда мы находимся во сне наяву.- Генри Дэвид Торо

Несомненно, идея Торо заключалась в том, чтобы мы воплощали наши мечты в том, как мы хотим, чтобы наша жизнь выглядела в наших внешних мирах. Но как писатели я думаю, что большинство из нас может видеть и обратную сторону этого благословения — когда прекрасные и захватывающие видения нашего бессознательного ума присоединяются к нам в нашей повседневной жизни. Иногда эти видения становятся настолько яркими и яркими, что мы можем соединить их воедино в полную и содержательную картину законченной истории. А что такое истории, как не мечты, которыми мы делимся друг с другом?

Чтобы помочь нам всем лучше делиться мечтами, вот одиннадцать упражнений, которые я использую для осознанного доступа к своему визуальному мышлению и творчеству.

Я постоянно говорю об этом, в основном потому, что последние десять лет это было моей творческой сладостью. Для тех, кто не знает, «зона мечты» — это термин Роберта Олена Батлера для обозначения практики, не слишком далекой от «активного воображения» Карла Юнга. Это преднамеренный период (от нескольких минут до нескольких часов) сосредоточенного мечтания, в котором вы отключаетесь и сосредотачиваетесь на своей истории.

Хотя вы можете активно создавать и направлять повествование в это время, вы также можете использовать его для более непосредственного воздействия на свое бессознательное, просто позволяя изображениям ваших историй (или чего-то еще) всплывать и следовать «любым движениям».«Как и в любой другой практике медитации, вам может быть полезно создать среду, не отвлекающую вас, с фоновой музыкой и центром внимания, таким как свеча.

Превратите свои мечты в «медитацию при ходьбе». В детстве я делал это естественно — бери с собой мои рассказы. В настоящее время мне требуются более согласованные усилия, чтобы не забыть позволить моим собственным внутренним визуальным представлениям подняться и присоединиться ко мне в этом мире.

Вы можете делать это где угодно и когда угодно (на беговой дорожке или мыть посуду), но я считаю, что это происходит наиболее естественно и доставляет наибольшее удовольствие, когда я нахожусь на улице.Например, прямо сейчас у меня есть клочок леса прямо за моей задней дверью, по которому я хожу каждое утро. Я пытаюсь лучше «видеть» вещи. Как и в случае с сон-зонированием, я позволяю образам возникать сами по себе, а затем мысленно слежу за ними, чтобы увидеть, куда они уходят. Иногда это знакомые персонажи, иногда более символические. Прямо сейчас я видел множество загадочных мужчин и женщин в атурианском стиле, скрывающихся далеко за деревьями. (И я могу это сказать, правда? Потому что мы все здесь злимся.😉)

Картины, которые возникают в нашем сознании, когда мы бодрствуем, не так уж отличаются от тех, которые появляются в наших снах. Сюжетные образы часто так же символичны, как и ваши мечты. Для меня самая большая разница обычно состоит в том, что мои изображения наяву имеют более контекстуальный смысл (например, если бы мне снился сон о прогулке по лесу, я бы, вероятно, увидел политиков и пеликанов, а не короля Артура и Морган ле Фэй).

Тем не менее, я верю, что образы, которые мой разум дает мне в любой конкретный момент, дают убедительную возможность заглянуть в мое собственное бессознательное, независимо от того, могу я это перевести или нет.Наш бессознательный мозг говорит не словами, а символами. Для тех из нас, кто мыслит визуально, изображения, которые мы видим, вероятно, отражают эти символы больше, чем мы думаем.

Обсуждая сны, доктор Джонатан Смоллвуд заметил, что:

[Сны создаются] из представлений, основанных на информации из памяти.

Короче говоря, наше подсознание собирает воедино доступные визуальные детали для создания значимых образов — точно так же, как мы сознательно собираем известные слова для создания значимого общения.На мой взгляд, это говорит о том, что чем больше запоминаемых изображений может извлечь наш мозг, тем более обширным становится наше визуальное мышление.

Однако я пришел к выводу, что качество важнее количества. В этом исключительно визуальном обществе наш мозг обрабатывает новые изображения с беспрецедентной скоростью. Чтобы создавать наиболее эффективные творческие изображения, я хочу попытаться питать свой мозг листовой зеленью и избегать высокого содержания углеводов. Это, я думаю, возвращается к символическим образам. Простые, мощные изображения бесконечно значимы и бесконечно пригодны для повторного использования.Я помню знаменитую цитату Джека Керуака:

Однажды я найду нужные слова, и они будут простыми.

Для меня это в равной степени относится к поиску правильных и простых изображений — будь то яркая роза из моего цветочного сада, феноменальная картина в коллекции произведений искусства или поразительное красное платье на Pinterest.

Музыка это не , конечно визуальная. Но опять же, для многих из нас это — это . Музыка — такой мощный источник эмоций, и для многих из нас эти эмоции переводятся в образы — эти личные символы — а затем, часто, в истории.Вот почему я использую музыку как для создания снов, так и для написания песен. Четыре минуты, чтобы посидеть в тишине с закрытыми глазами и послушать одну песню, может быть всем, что мне нужно, чтобы дать толчок своему визуальному мышлению на этот день.

Мои самые первые рассказы, когда я был подростком, были основаны на картинках. Я помню, что на первой фотографии было гигантское облако, которое, казалось, спускалось по пляжу, полному детей. Я написал историю о том, как гигант похитил брата маленькой девочки. После этого я начал выпускать информационный бюллетень под названием Horse Tails , для которого я писал рассказы, основанные на многих коллекционных декоративных тарелках, которые я видел в каталогах, и названные в их честь.

В настоящее время у нас есть Pinterest. Я также начал искать книги по искусству и карточные колоды, которые я могу держать под рукой в ​​качестве источника вдохновения. Даже если все, что я делаю, это смотрю на них, я запираю образы в своем сознании, где они могут быть извергнуты позже. Может, увижу их в лесу!

Есть визуальное мышление и есть визуальное мышление . Те из нас, кто мыслит образами, настолько привыкли видеть мир и реагировать на него таким образом, что часто не замечаем гораздо меньше признания и обработки образов, постоянно мигающих за нашими глазами.В большинстве случаев это нормально, поскольку мы просто используем их как информацию, которая помогает нам делать то, что стоит перед нами. Но в те моменты, когда мы пытаемся улучшить нашу способность мыслить визуально, а замечаем — мы думаем визуально, один из лучших приемов, которые я знаю, — это сосредоточиться на цвете и свете.

В следующий раз, когда вы будете мечтать о зонах, гулять по историям или просто будете задержаны новой потрясающей мысленной картиной, найдите время, чтобы обратить внимание на цвета. Туманный образ нового персонажа может стать более объемным, если вы заметите, что у него голубые глаза.То же самое и с освещением. Куда попадает свет на это изображение? Куда падают тени? День это или ночь? Солнечно или ненастно?

В комментарии, который вдохновил этот пост, Энди Кларк сказал:

Я хотел бы найти способ восстановить связь со своим сенсорным разумом (и я думаю, что это на самом деле выходит за рамки визуального), чтобы придать богатство моим историям.

Это заставило меня задуматься о том, как я мог бы также использовать другие мои чувства в этих приступах активного воображения. Я , а — визуальный человек, и иногда единственный аспект, на котором я сосредотачиваюсь, — это видимое.Но как только я перехожу от визуализации моей женщины в лесу к, возможно, , чувствуя текстуру ее бархатного платья, или чувствуя запах озона, когда надвигается воображаемая буря, или ощущаю вкус пепла на ветру, — появляются всевозможные новые возможности.

Мой любимый способ совместить созидание сновидений и прослушивание музыки — позволить вдохновленным музыкой образам разворачиваться в моем воображении в сокращенном повествовании. Вместо того, чтобы сосредоточиться на одной сцене и ее дуге, я позволил изображениям всей истории прокручиваться в моей голове, как если бы это было музыкальное видео или трейлер фильма.Таким образом я не только получаю одни из своих лучших изображений, но и отличный инструмент, который дает мне общее представление о сюжете и сюжете.

Иногда я делаю «снимки» визуального вдохновения. Они приходят ко мне в мгновение ока — в основном бессознательно, но также и тогда, когда я не забываю делать это целенаправленно. Это одни из моих любимых изображений. Быстрое визуальное «моргание» — один из самых простых способов получить доступ к визуальному воображению, и вы никогда не знаете, какой забавный новый образ вы можете получить.Попытайся. Все, что вам приходит в голову, также, вероятно, имеет какое-то символическое значение.

Наконец, не забывайте глубокий колодец в центре всего этого — ваше бессознательное — и ведро на веревке, которое позволяет вам получать к нему доступ каждую ночь — ваши сны. Мои сны обычно слишком дикие и хаотичные, чтобы предложить много связных сюжетных идей. Но они всегда предлагают яркие образы.

Ведение дневника сновидений и его периодическое пересмотрение может не только помочь в выявлении повторяющихся образов, которые наиболее важны для вас, но также может помочь вам выработать более прямой метод общения со своим бессознательным творчеством.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.