Мышление и его роль в жизнедеятельности человека: Роль мышления в жизни человека

Роль мышления в познании человеком окружающего мира

Роль мышления в познании человеком окружающего мира

Помимо ощущения и восприятия огромную роль в психическом развитии человека играет мышление. Для нормальной жизнедеятельности человеку необходимо не только познание единичных объектов или явлений, но и возможность прогнозировать их последствия, а также рассуждать о других объектах или явлениях того же рода.

Определение 1

Мышление – это высшая форма познавательной деятельности человека, которая отражает реальные связи между объектами и явлениями окружающего мира.

Стоит отметить, существенное различие между восприятием и мышлением. Для восприятия характерно отражение в форме воздействия на органы чувств. В ходе мышления человек отражает не только определенные особенности, но суть данного объекта или явления, а также его отношение с другими явлениями либо объектами.

Влияние мышления на познание внешней среды

Большой вклад в изучение мышления внес швейцарский ученый-психолог Жан Пиаже. Он занимался исследованием развития мышления у детей. Пиаже рассматривал мышление как самопроизвольный и закономерный процесс, который у детей значительно отличается от взрослых и постепенно меняется в течение периода взросления. Как правило, ребенок познает окружающий его внешний мир вначале с помощью действий, далее – с помощью образов, затем осуществляется переход к абстрактному мышлению.

Существуют схемы действий, которые позволяют ребенку решать различные познавательные задачи. Эти схемы постепенно усложняются по мере взросления ребенка, но всегда работают два ведущих механизма. Первым механизмом является ассимиляция. При ассимиляции новая задача подгоняется под старые пути решения, при этом схемы действия не меняются. Второй механизм – аккомодация, при аккомодации схемы действия изменяются до того момента, когда их можно применять к новой задаче. Совокупность ассимиляции и аккомодации представляет собой адаптацию. Завершением адаптации является равновесие, при котором схемы действия ребенка и задачи находятся в равновесном состоянии. Согласно Ж. Пиаже, на каждом этапе развития личности человека данное равновесие нарушается и позже восстанавливается, но уже на более высоком уровне.

Готовые работы на аналогичную тему

Ж. Пиаже выявил четыре стадии когнитивного развития детей. Рассмотрим их подробнее:

  • Стадия сенсорномоторных операций. Для данной стадии характерны действия с конкретным воспринимаемым материалом, к примеру, с изображениями или объектами различного цвета или формы. Она проявляется у детей до двух лет. На этом этапе отсутствуют представления и нет необходимости в использовании речи. Ключевым направлением интеллектуальной деятельности и поведения является восприятие и координация движений;
  • Стадия дооперационального интеллекта. Она охватывает период жизни человека от 2 до 7 лет. Эта стадия характеризуется овладением речью и способностью к представлению. Здесь действия могут заменяться на определенный знак, например, словом или образом. Как правило, применяется термин «репрезентативный интеллект», который определяется как мышление с использованием представлений. Следует отметить специфичность детской логики, которое характеризуется сильным образным аспектом и слабым словесным мышлением. Основная масса детских суждений представляет собой суждения по сходству и аналогии. Для данной стадии следует также выделить детский эгоцентризм, который зачастую определяется как позиция ребенка воспринимать всё происходящее вокруг на свой счет;
  • Стадия конкретных операций. Представляет собой период взросления ребенка от 8 до 11 лет. На этом этапе формируются способности к рассуждению, доказательству и соотнесению различных мнений. Логические операции также требуют наглядности, поэтому они носят название конкретные;
  • Стадия формальных операций. Характерна для возраста от 12 до 15 лет. Подросток уже не нуждается в привязке к объекту. Это определяет окончание этапа становления логического мышления. Подросток мыслит уже как взрослый человек. Он использует логические отношения, абстрактные понятия и обобщение. Постепенно он приходит к самоосознанию.

Согласно позиции Ж. Пиаже стадия формальных операций достигает своего пика в возрасте 14-15 лет. Однако, следует отметить, что другие ученые отмечают, что не все люди имеют способность к абстрактному мышлению. На развитие формального мышления оказывает влияние множество факторов, такие как образование, приобретенный опыт, мотивация, интересы, а также социокультурный фактор.

К основным формам абстрактного мышления относят понятия, суждения и умозаключения. Понятие представляет собой форму мышления, при которой отражаются общие свойства и признаки объектов посредством слова. Под суждением понимают форму мышления, отражающую связь между понятиями, которая может быть выражена через утверждение или отрицание. Умозаключение является формой мышления, где из нескольких суждений рождается новое заключение.

Особенности мышления

Мышление имеет определенные особенности, такие как:

  • Процесс мышления всегда имеет опосредованный характер. В процессе мышления субъект берет во внимание не только непосредственное ощущение и восприятие, но и приобретенный опыт;
  • Человек в процессе мышления может использовать приобретенную информацию о законах природы и социума. В них отражаются общие связи и закономерности внешней среды;
  • Мышление может исходить от «живого созерцания», но не сводиться к нему. Таким образом, отражение связей и отношений может применяться для похожих объектов или явлений;
  • Мышление представляет собой отражение связей и отношений между объектами в словесной форме. Здесь стоит отметить, что мышление и речь неразрывно связанны между собой. Процесс мышления происходит с помощью слов, это позволяет облегчить процессы абстракции и обобщения;
  • Процесс мышления человека связан с его практической деятельностью. В процессе трудовой, учебной и других видов деятельности человек сталкивается с большим количеством новых задач, которые требуют мыслительной деятельности.

3. 2. Значение мышления в жизни человека:

Это форма мышления, при помощи которой познаётся суть предметов и явлений действительности в их существенных связях и отношениях, обобщаются их существенные признаки.

Возникают на основании чувственного опыта и отражают мир глубже и полнее, чем представления.

Всегда существует и проявляется в слове, но не тождественно ему. Слово только орудие создания понятия. Понятие — система мыслей, слово — элемент языка. Нет понятия без слова, но не каждое слово-понятие. Например: не понятия — «вечереет», «так» и т.д.

Характеризуется объёмом и содержанием.

Объём понятия — это отражённые в нём предметы,

Содержание понятия — это отражение в нём совокупности их существенных признаков.

Понятия с большим объёмом почти всегда плохо структурированы. Сложные, хорошо структурированные понятия имеют небольшой объём.

Понятия с большим V- видовые («мебель», «растения», «животные».)

Понятия с меньшим V —родовые («стул», «дерево», «птица».)

Понятия с громадным V —

категории («движение», «количество», «качество», «пространство», «время».)

Понятия так же подразделяются на:

Общие (общие признаки целых классов. Например: «элемент», «оружие», «буржуазия», «пролетариат» и т.д.)

Единичные (отражают существенные признаки единичных предметов. Например: «страна», «город», «писатель», «преподаватель»).

Абстрактные (существенные признаки и свойства, отделенные от самих объектов. Например: «вес», «мужество», «храбрость», «добро», «зло» и т.д.)

Стратегическое мышление: что это и как развить, 5 способов

Стратегическое мышление — один из самых нужных в VUCA-мире soft skills современного человека. Хорошая новость: его можно развить самому. Советами, проверенными на личном опыте, с РБК Трендами поделилась Анна Найш

Об авторе: Анна Найш — CEO Granatum, онлайн-платформы для совместной работы, обучения и развития команд и бизнеса. Руководит распределенной командой из более чем 40 человек, работающих из восьми стран мира. Имеет за собой свыше 15 лет профессионального опыта в сфере HR в российских и зарубежных компаниях, три высших образования, включая MBA по специальности «Управление персоналом».

Почему стратегическое мышление нужно каждому

Мыслить стратегически — это знать, чего вы хотите и к чему стремитесь, как на пути к своей цели использовать имеющиеся ресурсы и что еще для этого потребуется. Этот навык помогает видеть конечный результат и думать на перспективу.

Сегодня, когда половина профессий отмирает быстрее, чем мы успеваем им обучиться, умение стратегически мыслить становится все важнее в жизни каждого человека. В современном мире, где все стремительно меняется, выработать стратегию, которая не развернется на 180 градусов уже через год или даже раньше, не так просто. Но вполне под силу сделать относительно антихрупкой глобальную цель — например, жить в достатке в определенном месте или работать там, где получается развиваться профессионально и личностно. По сути, это и есть стратегия в чистом виде: мы не знаем точно, что будет завтра, но можем научиться понимать, во что инвестировать драгоценное время и другие ресурсы, чтобы в итоге достичь желаемого.

Как стратегическое мышление помогает в работе

Стратегическое мышление критически важно для бизнеса. Не зря оно требуется в 99% вакансий на руководящие должности. В любой компании работают очень разные люди, которых нужно объединить и задать им вектор движения из точки A в точку B. Но если руководитель не видит этого конечного пункта, команда может пойти в разные стороны, и ресурсы будут потрачены впустую. Это может грозить конфликтами, упущенными возможностями, утратой конкурентной позиции на рынке и так далее.

Однако стратегическое мышление необходимо не только топ-менеджеру. Руководитель может обозначить перед командой определенную цель, а выбор способа ее реализации предоставить сотрудникам. Когда вы понимаете, куда и зачем идете, продумать оптимальное направление — более короткий и менее затратный путь — будет намного легче.

На своем опыте расскажу о двух ситуациях в бизнесе, где без стратегического мышления не обойтись.

Анна Найш (Фото: из личного архива)

Ситуация 1 — компания находится в состоянии неопределенности или незапланированных ограничений (например, во время пандемии)

В таких условиях бизнесу нужно иметь в запасе несколько планов действий. Стратегически мыслящему руководителю важно вовремя сориентироваться в ситуации, оценить текущую обстановку и принять решение об изменении каких-то вводных или смене маршрута. При этом часто приходится выбирать — идти ли к той же точке B, что планировали изначально, лишь немного скорректировав тактику, или кардинально менять направление, чтобы выжить.

Ситуация 2 — стартап планирует масштабироваться и выходить на новый уровень

Когда у стартапа есть идея, ее начинают тестировать на MVP (минимальном жизнеспособном продукте). И здесь очень важно сразу видеть конечную точку: если с продуктом что-то не выходит, нужно определиться, что делать дальше — оставить первоначальную идею и скорректировать аудиторию или переписать ее заново. Чтобы стартап мог вырасти в полноценный бизнес на первом же году жизни, важно научиться видеть полную картину. При этом в ней должны быть варианты на случай, если определенный шаг не сработал. Порой, чтобы просто остаться в бизнесе, цель приходится менять. Стратегическое мышление помогает своевременно осознать такую необходимость, оценив внешние и внутренние процессы и тенденции.

Пять проверенных способов развития стратегического мышления

На первый взгляд, это — сложная задача. Ведь может оказаться, что и картина мира, которую вы считали готовым, сложившимся пазлом, на самом деле — лишь одна из деталей более масштабной истории, и чтобы увидеть ее целиком, предстоит потрудиться.

Есть несколько, доступных каждому, способов, которые помогут развить стратегическое мышление.

1. Подключайте осознанность и постоянно задавайте себе вопросы

Начать можно с регулярного анализа своих действий. Все время спрашивая себя о том, как конкретные шаги соотносятся с целями, которых хотите достичь, вы тренируете четкий алгоритм мышления и формируете особую привычку.

2. Выбирайте приоритеты

В любом деле важно уметь расставлять акценты и выбирать приоритеты. Из них будет складываться тактика, которая и покажет, дороже или дешевле, быстрее или дольше выйдет путь из точки А в точку B. Постарайтесь абстрагироваться и взглянуть на расстановку приоритетов в задуманной стратегии со стороны: отражает ли она ваши истинные желания, хватает ли ресурсов, приведет ли этот план к достижению результата или, наоборот, отдалит от цели.

3. Думайте позитивно, старайтесь видеть возможности и решения в любой ситуации

Практикуйте эту технику сначала на положительных кейсах, а потом пробуйте анализировать в таком направлении и негативные ситуации. Настраивайте себя не на обдумывание проблемы, а на поиск решений, старайтесь увидеть возможности, а не препятствия. Даже из негативной ситуации можно извлечь урок и получить бонусы, которые в итоге помогут прийти к цели.

4. Расширяйте кругозор и свой ближний и дальний круг общения

Помните теорию пяти рукопожатий? Мы никогда на 100% не знаем, кто из нашего окружения может в какую-то минуту повлиять на принятие конкретных решений или даже на важные стратегические выборы. Чем больше мы общаемся и узнаем что-то новое — из книг, фильмов, профессиональных сообществ — тем больше видим альтернатив. Изучая и анализируя чужой опыт, сопоставляя факты, действия и последствия из жизни и практики других людей, мы учимся видеть шире и дальше, прогнозировать, достраивать картину мира до максимальной полноты.

5. Играйте в стратегические настольные и компьютерные игры.

Игра — один из самых эффективных способов обучения не только детей, но и взрослых. Здесь нам есть чему поучиться у подрастающего поколения. Замечали, с каким удовольствием подростки играют в стратегические настольные и компьютерные игры? На самом деле, это больше чем просто развлечение: они стимулируют любознательность и наблюдательность, тренируют внимание и концентрацию, развивают гибкость ума, учат находить альтернативные варианты и ресурсы для достижения цели. Дополнительное преимущество игр — возможность учиться на вымышленных персонажах и ситуациях, которая автоматически снижает уровень стресса из-за возможных «последствий» допущенной ошибки.

Отлично дополняют эти пять способов такие навыки и свойства личности, как коммуникабельность, креативность, аналитический ум, готовность самостоятельно осваивать необходимые умения и аккумулировать опыт, полученный из разных источников, и другие.

То, какой будет ваша жизнь, зависит от вас. Конечно, к своей цели нужно активно идти, но не менее важно успевать «точить топор» — смотреть далеко вперед и прогнозировать последствия. Стратегическое мышление как раз задает этот общий вектор движения и позволяет сэкономить время и другие ресурсы, а главное — в конечном итоге все же прийти к той жизни, которую вы для себя задумали.

Роль мышления в обучении школьников

Категория: Организация учебного процесса.

Роль мышления в обучении школьников

Мышление – высший познавательный процесс. Оно представляет собой порождение нового знания, активную форму творческого отражения и преобразования человеком действительности. Мышление порождает такой результат, какого ни в самой действительности, ни у субъекта на данный момент времени не существует. Мышление можно также понимать как получение новых знаний, творческое преобразование имеющихся представлений.

Мышление является важнейшим среди психических процессов, влияющих на обучаемость школьников. И если ученикам с повышенной обучаемостью достаточно относительно небольшой помощи со стороны, направленной на раскрытие основных, принципиально новых методов решения проблем, то в работе со школьниками с пониженной обучаемостью необходимо учитывать замедленный темп формирования обобщенных знаний, интеллектуальную пассивность, повышенную утомляемость при интеллектуальной деятельности.

Часто слабоуспевающие дети дают хорошие результаты при запоминании слов, чисел, доступного им по содержанию текста. При выполнении специальных заданий на внимание неуспевающие ученики дают результаты не хуже тех, которые получают их одноклассники. Однако при запоминании более сложных текстов, где нужно использовать логическую, опосредованную память, тесно связанную с процессом мышления, они дают худшие результаты по сравнению с другими детьми одного и того же класса. В силу особенностей своего мышления они не вовлечены в активную учебную работу, им трудно в ней участвовать. Поэтому на уроке они часто отвлекаются на посторонние разговоры, занимаются «своим» делом, вопросы учителя застают их врасплох. Специфика мыслительной деятельности является первоисточником трудностей в обучении у большинства неуспевающих детей. Неумение преодолеть возникающие трудности в учении приводят иногда к отказу от активной мыслительной деятельности, что еще больше усугубляет положение. Учащиеся начинают использовать различные неадекватные приемы и способы выполнения учебных заданий. Например, механическое заучивание материала без его понимания. Неумение и нежелание активно мыслить – отличительная особенность таких ребят.

Интеллектуальная пассивность рассматривается психологами как следствие неправильного воспитания и обучения, когда ребенок не прошел в течение жизни до школы определенный путь умственного развития, не научился необходимым интеллектуальным навыкам и умениям. Слабоуспевающие ученики не имеют рациональных приемов запоминания, но эти недостатки памяти неразрывно связаны с недостатками в развитии мышления. Именно недостатки в развитии мышления, а не памяти и внимания являются распространенной психологической причиной неуспеваемости школьника.

Неуспеваемость, связанная с неадекватными способами учебной работы, может носить ярко выраженный избирательный характер и проявляться только по отношению к отдельным учебным предметам. Если не обратить внимания на неправильные навыки и приемы учебной работы, они могут закрепиться и привести к стойкому отставанию школьника в учебе.

В задачу школы входит развитие мышления школьников, т. е. воспитание способности решать задачи наиболее совершенными способами. Развитие мышления становится доминирующей функцией в развитии личности школьников, определяющей работу всех других функций сознания.

Различия в мышлении детей требуют индивидуализации подбора заданий, упражнений, выполняемых в процессе познавательной деятельности, учета их специфики и направленности на развитие той или иной функции мышления.

Школьникам, которым в результате обучения в школе необходимо регулярно выполнять задания, надо научиться управлять своим мышлением, думать тогда, когда нужно, а не тогда, когда нравится.

Организовать труд школьникам помогут следующие рекомендации:

Умственное усилие надо организовать как постепенное вхождение в ритм. Поэтому следует начинать подготовку с материала средней степени трудности для своего усвоения. Это обеспечивает последовательность и постепенное включение всех отделов мозга.

Условием успешной умственной деятельности будет обязательная ее ритмичность. Скажем, быстро идущий человек быстро утомляется, но и медленно идущий скоро испытывает утомление. Так и в напряженности ума должен быть определенный ритм и не слишком быстрый, и не слишком медленный. Здесь каждый вырабатывает ритм, дающий наибольший результат.

Условием лучшей работоспособности является привычная последовательность и системность работы. Очень полезно бывает, когда задания выполняются в тот день, когда они даны, а затем повторяются накануне проверки знаний.

Важное условие поддержания работоспособности заключается в правильном чередовании труда и отдыха. При наступлении утомления человеку для восстановления сил необходим незначительный отдых. Нетрудные физические упражнения снимают усталость.

Важнейшим условием сохранения работоспособности является благоприятное отношение к предмету своей деятельности. Надо хотеть делать. Надо быть заинтересованным в самом процессе выполнения, испытывать удовольствие и от напряженности ума своего и от полученного результата.

Успех дела во многом решает стойкость внимания, его длительность, его распределение по ряду положений, переключение с одного вида на другой. Необходимо также уметь организовывать свою память.

Для решения познавательных задач можно пользоваться следующей памяткой:

Внимательно прочти условие и запомни вопросы к задаче.

Начни обдумывать данные условия и определи, что они дают для ответа.

Подумай, не противоречат ли друг другу данные в условиях задачи.

Если в условиях не хватает данных, вспомни их.

Обязательно докажи свое решение. Проверь, готов ли ясно изложить доказательства.

Проверь, является ли ответ по существу заданного вопроса.

Проверь, все ли возможные выводы по существу вопросов даны.

Все особенности мыслительной деятельности, особенности внимания и памяти – все это есть непосредственное выражение личности, характера, деятельности школьника. Не существует отдельно чистой памяти, мышления, есть человек с его убеждениями, интересами, его целями жизни, его отношением к миру людей и природы. Сама мысль рождается у человека из тех мотивов и целей, которые имеются у человека. За мыслями стоят чувства и воля человека. Эту связь и взаимообусловленность каждый должен знать и понимать. Мы способны развивать свои умственные возможности, управлять своей памятью и своим мышлением. Ученикам в данном случае поможет мудрый учитель, родитель, а также самосознание и самовоспитание.

§ 1. РОЛЬ МЫШЛЕНИЯ В ПОЗНАНИИ. Логика: учебник для юридических вузов

§ 1. РОЛЬ МЫШЛЕНИЯ В ПОЗНАНИИ

Логика — наука о законах и формах, приемах и операциях мышления, с помощью которой человек познает окружающий мир. Данное определение предполагает прежде всего выяснение вопроса, сформулированного в названии параграфа.

Познание — это деятельность человека, направленная на приобретение знаний. Познавательная деятельность включает чувственное и рациональное[6] познание.

Чувственное познание протекает в трех основных формах: ощущении, восприятии и представлении.

Ощущение — это отражение отдельных чувственно воспринимаемых свойств предметов[7] — их цвета, формы, запаха и вкуса.

Целостный образ предмета, возникающий в результате его непосредственного воздействия на органы чувств, называется восприятием. Например, зрительное восприятие растущего под окном дерева или лежащей на столе книги, слуховое восприятие шума дождя, музыкальной мелодии и т. п.

Представление — это сохранившийся в сознании чувственный образ предмета, который воспринимался раньше. Если восприятие возникает лишь в результате непосредственного воздействия предмета на органы чувств, то представление имеется тогда, когда такое воздействие отсутствует. Например, представление о сохранившихся в памяти человеке, событии, вещи.

Представления могут быть не только образами предметов, существующих реально; нередко они формируются на основе описания предметов, не существующих в действительности (например, крылатый конь Пегас, кентавр (получеловек-полулошадь) древнегреческой мифологии, ведьма, черт, ангел, созданные религиозной фантазией). Такие представления образуются на основе восприятий реальных предметов, являются их комбинацией.

Чувственное познание дает нам знание об отдельных предметах, об их внешних свойствах. Но оно не может дать знаний о причинной зависимости между такими, например, явлениями, как смена времени года и вращение Земли вокруг Солнца, о времени наступления солнечного или лунного затмения или о мотивах преступления. Однако, познавая окружающий мир, человек стремится установить причины явлений, проникнуть в сущность вещей, раскрыть законы природы и общества. А это невозможно без мышления, отражающего действительность в логических формах.

Рассмотрим основные особенности мышления.

1. Мышление отражает действительность в обобщенных образах. В отличие от чувственного познания мышление абстрагируется от единичного, выделяет в предметах общее, повторяющееся, существенное. Так, выделяя общие всем людям свойства — способность трудиться, мыслить, обмениваться мыслями при помощи языка, — мышление обобщает эти свойства и создает абстрактный образ человека. Подобным же образом создаются понятия юридического лица, государственного суверенитета, правоспособности и т. п. Благодаря обобщению абстрактное мышление глубже проникает в действительность, открывает присущие ей законы.

2. Мышление — процесс опосредствованного отражения действительности. При помощи органов чувств можно познать лишь то, что непосредственно воздействует или воздействовало на органы чувств. Мы видим березовую рощу, слышим пение птиц, вдыхаем аромат цветов. Благодаря мышлению мы получаем новые знания не непосредственно, а на основе уже имеющихся знаний, т. е. опосредствованно. По указанию термометра можно судить о погоде, не выходя на улицу. Не наблюдая самого факта преступления, можно на основании прямых и косвенных улик установить преступника.

Знание, полученное из уже имеющихся знаний, без обращения в каждом конкретном случае к опыту, к практике, называется выводным. Получение новых знаний путем выведения находит широкое применение в познавательной деятельности человека.

3. Мышление неразрывно связано с языком. Какая бы мысль ни возникла в голове человека, она может возникнуть и существовать лишь на базе языкового материала, в словах и предложениях. При помощи языка люди выражают и закрепляют результаты своей мыслительной работы, обмениваясь мыслями, добиваются взаимного понимания.

4. Мышление — процесс активного отражения действительности. Активность характеризует весь процесс познания в целом, но прежде всего — мышление. Применяя обобщение, абстрагирование и другие мыслительные приемы, человек преобразует знания о предметах действительности, выражая их не только средствами естественного языка, но и в символах языка формализованного, играющего важную роль в современной науке.

Итак, обобщенный и опосредствованный характер отражения действительности, неразрывная связь с языком, активный характер отражения — таковы основные особенности мышления.

Отвлекаясь от конкретного в вещах и явлениях, мышление способно обобщать множество однородных предметов, выделять наиболее важные свойства, раскрывать существенные связи.

Благодаря этим особенностям мышление является высшей по сравнению с чувственным познанием формой отражения действительности.

Было бы неправильно рассматривать мышление в отрыве от чувственного познания. В реальном познавательном процессе они находятся в неразрывном единстве, составляют стороны, моменты единого процесса познания. Чувственное познание содержит в себе элементы обобщения, которые свойственны не только представлениям, но и в определенной степени восприятиям и ощущениям и составляют предпосылку для перехода к логическому познанию. Как ни велико значение мышления, оно основывается на данных, полученных с помощью органов чувств. С помощью мышления человек познает такие недоступные чувственному познанию явления, как движение элементарных частиц, законы природы и общества, но источником всех наших знаний о действительности являются в конечном счете ощущения, восприятия, представления.

Вопросы для самопроверки

1. Что такое чувственное познание? В каких формах оно протекает?

2. В чем состоит роль мышления в познании? Каковы его основные особенности?

3. Какое знание называется выводным?

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Что такое критическое мышление и зачем его развивать — Академия Яндекса

Принимать решения в условиях неопределённости, доносить свои идеи до команды, видеть ошибки в логике, замечать манипуляции — со всем этим помогают навыки критического мышления. Команда направления «Критическое мышление: анализ информации, аргументация и принятие решений» в Яндекс.Практикуме объясняет, как и зачем развивать это умение, а студенты рассказывают, чем оно пригодилось им в работе.

Что такое критическое мышление, и для чего оно необходимо

Каждый день люди совершают множество выборов. Большую часть из них мы делаем на автомате, просто потому, что это кажется привычным и естественным. В отношениях и на работе, когда мы принимаем решения, то тоже часто опираемся на проверенные алгоритмы. И даже если нас не устраивает результат или в наших представлениях есть ошибки, то нам может быть сложно изменить привычный порядок действий.

«Критическое мышление — это собранность и дисциплина ума, сосредоточенность, умение самому управлять своими когнитивными процессами, а не воспроизводить готовые паттерны», — рассказывает наставник курса «Критическое мышление: анализ информации, аргументация и принятие решений» Виктор Горбатов.

Развивать критическое мышление нужно для того, чтобы сократить число ошибок и принимать более качественные решения, которые в конечном итоге сделают вашу жизнь и работу лучше.

Однако критическое мышление формируется очень медленно. Мало усвоить новый объем знаний, нужно ещё «перепрошить» свой мозг. Этого можно добиться лишь постоянной практикой. Нужно превратить свою повседневную жизнь в своеобразный тренажёр: ждать ли автобуса или вызвать такси? Купить ли этот товар, который ты не планировал покупать? Как лучше сейчас выстроить диалог с коллегой или начальником? Как спланировать отпуск? Во всех этих ситуациях можно пользоваться навыками критического мышления.

Основная трудность в начале — осознать огромное число когнитивных искажений, в плену у которых мы находимся. Например, есть распространённая логическая ошибка «после этого ≠ вследствие этого». Так, если группа астронавтов прибыла на МКС, и все приборы вышли из строя, то эти события последовательные, но не обязательно связанные: астронавты могут быть и не виноваты в поломке.

Следующий важный рубеж в освоении это навыка — это разделение конвергентного и дивергентного мышления, двух этапов в работе над решением. При дивергентном мышлении происходит мозговой штурм, генерируются нестандартные идеи — даже не слишком применимые на практике. На этом этапе размышлений важно не ограничивать себя и давать волю фантазии. А конвергентное мышление, наоборот, призвано приземлить человека, помочь ему оценить варианты, которые он придумал при штурме.

Очень нелегко научиться распознавать и разделять разные режимы мышления. После того, как вы что-то придумали, обязательно нужно включать логику и в целом приучать себя мыслить формально, с гораздо более высокими стандартами строгости, ясности и последовательности. 

Кроме того, даже если вы хорошо освоили навык критического мышления, то ваши новые идеи и убеждения нужно суметь донести до тех, кто принимает решения. Важно уметь составлять грамотную аргументацию, подбирать слова для конкретной аудитории.

Как развивать у себя критическое мышление, и как устроен курс Практикума

Каждый человек, который ищет решение для какой-то проблемы в жизни или на работе, проходит через несколько этапов: определение проблем и поиск информации, поиск решений, оценка и выбор решения, аргументация решения. 

Поэтому обучение в Практикуме построено вокруг этих шагов:

  • Человек перед лицом гигантского массива информации (пытается осознать суть проблемы), 
  • Человек перед огромным полем возможных решений (генерирует оригинальные и применимые идеи), 
  • Человек в потоке фактов и гипотез (применяет логику, чтобы досконально проверить получившиеся идеи на предмет скрытых пробелов, уязвимостей и противоречий),
  • Человек в диалоге с другими людьми (убеждает в правильности выбранного решения).

Если вы хотите развивать навык критического мышления самостоятельно, то вам тоже следует действовать в соответствии с этой последовательностью, читать теорию по каждому из шагов (в конце материале мы собрали подборку полезных книг) и обязательно практиковаться.

В Практикуме мы рассказываем о разных искажениях, возникающих на каждом этапе, разбираем приёмы и инструменты, которые помогут отфильтровать ошибочные убеждения и прийти к лучшему решению.  Критическому мышлению трудно научиться без отработки навыков и без внимательных наставников. Поэтому на курсе есть такие мини-тренинги, которые нацелены на укрепление конкретных знаний и умений из курса — это может быть решение кейсов, совместное проектирование в Miro, мозговые штурмы в небольших группах или командные дебаты. Так студенты могут попробовать все инструменты на практике, во взаимодействии с другими.

Самое важное, о чём просят студенты — это разбор практических кейсов для работы. Непросто подобрать универсальные примеры, которые были бы интересны людям разных профессий. Поэтому мы просим самих студентов делиться с нами ситуациями, которые возникали у них в работе, и в которых им требовались навыки критического мышления. Благодаря этому нам удаётся подстраивать содержание курса под конкретные запросы, а некоторые примеры интегрировать в обучение.

Как критическое мышление помогает в работе

Критическое мышление может помочь как принимать решения, так и аргументировать свою позицию, когда они уже приняты. Мы поговорили с выпускниками курса «Критическое мышление: анализ информации, аргументация и принятие решений» о том, чем новый навык пригодился лично им.

Анастасия Орлова, отучилась на курсе в Практикуме и провела самый короткий звонок в Zoom со своей командой

«Мне кажется, что критическое мышление позволяет быть более гибким, аккуратным и точным в принятии решений, восприятии информации — и вообще в жизни. Люди, которым недостаёт этого навыка, могут топтаться на месте, живя по шаблону и заходя в тупик в любой нестандартной ситуации. А критическое мышление как раз помогает фильтровать получаемую информацию и адаптироваться к новым условиям, грамотно оценивать их.

Случай из жизни: по профессии я дизайнер интерфейсов, и работаю в команде с другими дизайнерами, разработчиками, аналитиками и менеджерами. На одном проекте мы с менеджерами и аналитиками собрались решить, как нам переделать интерфейс так, чтобы он стал понятнее для пользователей. Я спросила собравшихся: «Может ли кто-то озвучить конкретную проблему, которую мы сейчас решаем, и на основании каких данных кто-то решил, что это проблема?».

Оказалось, что интерфейс показался неудачным только одному члену команды — и это было ничем не подкреплённое мнение. Поэтому мы все дружно отправили этого человека собирать реальные данные и метрики, на основе которых мы сможем делать выводы. Это был самый короткий созвон в истории команды! Если бы этого не произошло, то мы бы могли потратить много времени и сил на решение несуществующей проблемы.

Когда я столкнулась с этой ситуацией, я вспомнила, что на курсе учили формулировать чёткую проблему, а не абстрактную. Но стараюсь внедрять в работу инструменты, которые проходили на курсе, например, 48 вопросов и метод «Шесть шляп мышления». 

Пока это сложно, но уверена, что постепенно доведу это до автоматизма.»

Никита Радченко, закончил курс по критическому мышлению и сумел провести переговоры о повышении

«Это было как занятия в тренажёрном зале — после тренировок выматываешься, мышцы болят. С навыками мышления точно так же. Занятия были такими насыщенными, что после них мне нужен был отдых.

Для меня важной темой была аргументация, мне хотелось научиться лучше доносить свои решения до команды, заказчиков и инвесторов. Когда мы разбирали эту тему, куратор спросил, где хотим применить новые навыки. Я пошутил, что попробую выбить себе повышение. В итоге, провёл переговоры, но новые условия меня не устроили. Лучшим решением оказалась смена работы, и я стал рассылать резюме. В одной  компании меня просто разнесли, но я смог отделить эмоции от полезных замечаний — это помогло мне найти ту работу, которую я и хотел.

По-моему, нужно развивать критическое мышление, чтобы выжить в современном мире. После курса у меня поменялось отношение к людям, я стал замечать логические ошибки, манипуляции, начал понимать, как устроена реклама и маркетинг. Всё это помогает мне и в работе, и в отношениях.»

Что почитать

«Тренировка мыслительных навыков требует довольно глубокого, даже философского отношения. Можно начать с классических источников, разобраться в основах, а затем пойти дальше: например, изучить принципы стоицизма или заглянуть в трактат самурая Миямото Мусаси», — советует Виктор Горбатов. Важно сначала ознакомиться с теорией, а уже потом начинать практиковаться.

Книги, которые помогут развить критическое мышление:

  • Johnson & Blair, «Logical Self-Defense». Это классическая книга по неформальной логике (к сожалению, не переведенная на русский). Она излагает основы рациональной аргументации и даёт ясное объяснение типичных логических уловок. А упражнения в книге позволяют отработать ключевые понятия и принципы на практике.
  • Дэн Ариели, «Предсказуемая иррациональность». Хорошее описание скрытых сил и факторов, которые влияют на наши решения. Яркие примеры из реальной жизни, которые помогают иначе посмотреть на свои жизненные выборы и мыслительные привычки.
  • Барбара Оакли, «Думай как математик». В книге на конкретных примерах показано, как натренировать свой мозг думать.
  • Массимо Пильюччи, «Как быть стоиком: Античная философия и современная жизнь» — книга о том, как жить в меняющемся мире, пытаться принимать лучшие решения в условиях неполной и противоречивой информации, сохранять спокойствие и не бояться сомнений.
  • Миямото Мусаси, «Книга пяти колец» — философский трактат, написанный самураем в 17 веке. Несмотря на это очень доступным языком.
  • Даниэль Канеман, «Думай медленно, решай быстро» — профессор Принстонского университета объясняет, почему мы совершаем нерациональные поступки, и как с этим связаны два типа мышления — быстрое и медленное.
  • Элиезер Юдковский, «Гарри Поттер и методы рационального мышления» — специалист по искусственному интеллекту показывает, как работает научный метод. Персонаж даёт читателю шаблоны эффективного мышления: все решения показаны в книге через размышления главного героя, и можно проследить, какие шаги к ним привели.

Освоить навыки критического мышления на курсе Практикума

чем отличаются «люди экрана» от «людей книги»? — Моноклер

Рубрики : Культура, Последние статьи, Психология


Нашли у нас полезный материал? Помогите нам оставаться свободными, независимыми и бесплатными, сделав любое пожертвование: 


Клиповое мышление — термин последних десятилетий, описывающий способ восприятия информации, характерный для нового поколения. XXI век формирует необыкновенно быстрый темп жизни. Пытаясь угнаться за ним, человек перестает углубляться в информацию и считывает лишь поверхностные факты. Чем опасно клиповое мышление? Могут ли у него быть положительные стороны? Как можно развить собственное мышление и не стать заложником «клиповости»? Разбираемся в глобальном преобразовании человеческой природы.

Первое, что приходит в голову большинства людей при слове «клип», — быстро сменяющийся видеоряд с МТВ или МУЗтв, чаще всего со слабо связанными между собой образами. И в этом представлении мы ушли не очень далеко — «клип» происходит от английского «clip», что означает «делать вырезки из газет или фильмов». Вырезая основные моменты и складывая их в общую историю, монтажер облегчает понимание зрителю и показывает общую картину, не углубляясь в предложенную им тему. Клиповое мышление работает по тем же принципам, что и видеоклипы, то есть человек воспринимает окружающую его действительность как последовательность никак не связанных между собой явлений, а не как однородную структуру, которая подразумевает под собой взаимосвязь всех частиц. Клиповое мышление называют глобальным преобразованием человеческой природы и огромной проблемой современного поколения, однако стоит ли так гиперболизировать это почти «хипстерское» понятие?

В конце 90-х, когда «поколение Пепси» уступило лавры поколению гаджетов, зав. кафедрой психологии образования и педагогики МГУ Андрей Подольский задался вопросом о влиянии массмедиа, кино и только начавшего набирать популярность Интернета на современную молодежь. Он провел эксперимент с участием двух групп студентов. Одной группе предложили прочитать тексты с описанием проблемы некой девушки, другой же группе показали видеоролики с аналогичным содержанием. Оказалось, что у тех ребят, которые смотрели ролик, уровень понимания в шесть раз превышал показатели группы опрошенных традиционным способом. Картинка смогла не только заменить текст, но и превзошла его. Андрей Подольский прокомментировал результаты своего эксперимента так:

«Фильмы и сериалы дают готовое решение, точнее, его иллюзию».

Людям в наше время все сложнее рассуждать и мыслить логически, искать новые и неожиданные пути решения, ведь мы живем в огромном информационном поле, где необходимые сведения можно получить по одному клику или обычной голосовой команде. Неспособность анализировать информацию является следствием того, что ее образ не задерживается в мыслях надолго и быстро заменяется на другой, как при переключении каналов или просмотре новостей.

Производители потребляемой информации научились подстраиваться под современных людей и вкладывают огромные деньги в развитие киноиндустрии и книг, прибегая к более простым текстам, наполненным укороченными фразами со слабыми логическими связями.

Клиповое мышление не менее удобно для коммерции и рекламы. Реклама нацелена на эмоции, а не на осмысление, поэтому гораздо проще взывать к «низшим» чувствам людей и быть уверенным, что именно это и привлечет потенциального покупателя.

В 2010 году  российский философ и культуролог К.Г. Фрумкин выделил 5 основных причин появления клипового мышления:

  1. Развитие современных технологий, и, соответственно, увеличение информационного потока;
  2. Необходимость принимать больший объем информации;
  3. Многозадачность;
  4. Ускорение ритма жизни и попытки успеть за всем, чтобы быть в курсе событий;
  5. Рост демократии и диалогичности на разных уровнях социальной системы.

В последнее время на страницах СМИ часто встречается информация о том, что «клиповость» пагубно влияет на современное общество и является одной из острых социальных проблем. Однако всё не столь однозначно. Клиповое мышление — очень сложное и разнородное явление, у которого есть как положительные, так и отрицательные стороны.

Клиповое мышление — это приобретенное качество, которое формируется на основе изменяющихся условий существования и ритма жизни. Особенностями «клиповости» являются быстрота обработки данных, преобладание визуального восприятия, проблемы с восприятием длительной линейной последовательности и однородной информации. Это прямо противоположно понятийному мышлению, описанному Л.С. Выготским, которое позволяет человеку находить и выделять существенные признаки предметов, легко углубляться в информацию и осуществлять ее аналитической обзор. Тот, кто обладает понятийным типом мышления, досконально изучает и анализирует информацию, однако из-за этого времени на обработку уходит больше. Таких людей психологи часто называют «людьми книги».

В условиях ускоренного ритма человеку необходимо быть многозадачным и способным выполнять одновременно несколько действий. Информация поступает хаотичными потоками, и у человека не всегда остается время для глубокого и сосредоточенного анализа.

Как отмечает психолог, автор книги «Мастер жизни. Психологическая защита в социуме» С. Ю. Кличников, в данном случае клиповое мышление выступает в роли «фильтра» перед информационными перегрузками.

Да, человек с клиповым мышлением становится способен воспринимать лишь краткую информацию, но вспомним слова великого классика Л.Н. Толстого:

«Короткие мысли тем хороши, что они заставляют серьезного читателя самого думать».

С одной стороны, применение клипового мышления помогает человеку быстрее запоминать информацию, что может помочь ему, например, в изучении иностранных языков или быстром запоминании небольших объемов данных. С другой стороны, кандидат психологических наук Татьяна Викторовна Семеновских в своем исследовании делает акцент на том, что оно помогает лишь запомнить некие «маркеры» — термины, слова, но общего понимания не дает.

Еще одним положительным качеством, которым обладают люди с клиповым мышлением, является многозадачность, о которой пишет известный американский психолог Л. Розен в своей книге «Я, мое пространство и я: воспитание сетевого поколения». Он отмечает, что дети «поколения эппл» могут одновременно учить уроки, слушать музыку, изучать социальные сети и разговаривать по скайпу. Однако разумными последствиями многозадачности являются рассеянность внимания и чрезмерная активность.

Валерий Опойцев, доктор физико-математических наук, профессор МФТИ, в своей мини-лекции говорит, что нет ничего фундаментально страшного в клиповом мышлении. В современном мире люди с клиповым мышлением уходят с тех «глубин», на которых им просто неинтересно, и довольствуются поверхностными фактами. Однако, по его мнению, даже наука и цивилизация поверхностны. Как отмечает профессор, об этом еще в XX веке говорил австрийский математик К. Гёдель в своей теории о неполноте, смысл которой сводится к тому, что даже если мы опишем очевидные истины и постараемся построить на них всю систему знания, все равно найдутся утверждения, которые нельзя будет подтвердить или опровергнуть. Выходит, что даже наука не спускается «достаточно глубоко», а лишь стремится к этому.

Поэтому, считает В. И. Опойцев, люди, владеющие только фактами, все же умеют анализировать действительно необходимую им информацию, углубляясь в интересующие их темы. Кроме того, он отмечает, что новые условия жизни всегда требовали новых способов обработки информации, и клиповое мышление — это закономерный ответ на увеличившийся темп и проникновение разных типов информации во все сферы жизни.

Тем не менее, клиповое мышление далеко не безвредно — у этого явления существуют очевидные отрицательные стороны.

Так, в «Словаре практического психолога» С.Ю. Головина встречается информация о том, что в отличие от понятийного мышления, для клипового характерно отсутствие «контекста». Человек не опирается на собранную раньше информацию и не анализирует ее, опираясь на семантические связи между явлениями, которые существуют в контексте. У человека с клиповым мышлением возникают трудности с пониманием общей картины, и в результате он воспринимает лишь обрывочную информацию, которую он не способен сопоставить с другой. Возьмем самый простой пример — человек, увлекающийся политикой, способен объединить просмотренные новостные передачи в общую картину. Человек, который не так сильно заинтересован в этом, не сможет понять причин и следствий явлений, потому что они будут представляться ему как разрозненные, и он не увидит между ними связей. Человек с клиповым мышлением не видит этих связей, потому что привычный для него способ восприятия информации не позволяет им образовываться самопроизвольно. Это отражается и на деятельности человека. Так, о связи личного опыта  с поведением говорил К. Роджерс в фенотипологической теории. Он считал, что поведение человека определяет его опыт, а именно субъективная интерпретация явлений. Также он поддерживал идею, что человек ведет себя как целостный организм и его  нельзя свести к отдельным частям личности. А это значит, что последствия доминирования клипового мышления можно увидеть на всех уровнях существования индивида.

В статье «Google делает нас глупее?» Николас Карр отмечает,что переход от целостностного мышления к клиповому говорит о раздробленности сознания.

Чтобы не стать заложником клипового мышления, разрабатывается огромное количество методик и тренингов, посвященных концентрации внимания. Исследователи предлагают ежедневно анализировать даже очевидные, на первый взгляд, вещи. При этом самым доступным методом для нас является чтение. Оно позволяет видеть весь контекст и предлагает возможность самому анализировать полученную информацию.

Есть ещё одна методика, разработанная кандидатом физико-математических наук Л.И. Ястребовой для развития собственного мышления. Она основана на алгоритме работы «Анализируй-Структурируй-Систематизируй-Синтезируй-Анализируй», который предполагает:

  1. Анализировать, а именно, исследовать проблему;
  2. Структурировать, находить отдельные элементы видимого явления, процесса, ситуации;
  3. Систематизировать, отслеживать взаимосвязи полученных элементов;
  4. Синтезировать, пытаться увидеть единую картину во «взаимодействии» найденных элементов;
  5. Анализировать, оценивать полученный результат.

Этот механизм актуален для людей всех возрастов. Чтобы лучше его понять, представим, что вы купили набор Лего. Первое, с чего вы начнете, прочтение инструкции — это и есть анализ. Дальше вы раскладываете кирпичики к кирпичикам, окна — отдельно, двери к дверям и так далее — это структурирование. Систематизация — осознание, что стена не должна быть слишком маленькой, чтобы в нее могли влезть окна. После вы собираете дом из всех элементов — это синтез. И последнее, что вы делаете: оцениваете полученное строение, сравниваете с тем, что было на коробке.

Итак, совсем неудивительно, что в век инстаграма и твиттера людям проще воспринимать короткую информацию или даже просто набор картинок, чем вчитываться в длинные тексты, воспринимать контекст или синтезировать информацию из обрывков. Некоторые СМИ приспособились под меняющийся ритм жизни и научились подавать информацию в том виде, в котором читатель вероятнее всего ее заметит — меньше текста, больше забавных картинок в превью. Кто-то спросит: «Ну, читаю я только заголовки новостей и люблю вечером расслабиться, листая паблики ВКонтакте, неужели это так страшно?». Нет, это не страшно, однако внимание, как и те же мышцы, нуждается в тренировке. Как пишут Даниэл Саймонс и Кристофер Шабри в своей книге «Невидимая горилла, или История о том, как обманчива наша интуиция»,  если мы будем воспринимать лишь поверхностные ярлыки, внимание станет рассеянным и нам будет все сложнее усваивать новую информацию. Необходимо уметь адаптироваться в современном мире и принимать условия «игры», не теряя при этом увлеченности и желания познавать и анализировать. Замена Твиттера на ЖЖ уже огромный прогресс в борьбе с клиповостью. Современные технологии помогают нам облегчить жизнь, упростить многие задачи, но неужели нам нужно упрощать работу нашего мозга?


Смотрим лекцию по теме «Поп-культура нового тысячелетия»: как мы начали мыслить твитами

Обложка: Pexels

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

Важность мышления — Уолфордская англиканская школа для девочек

Мышление — важный психический процесс. Это помогает нам определять и организовывать опыт, планировать, учиться, размышлять и создавать. Но иногда наше мышление по разным причинам может стать бесполезным, и это негативно сказывается на нашем самочувствии.

Некоторые негативные типы мышления могут включать:

  • Когда наше мышление застревает в прошлом до такой степени, что это влияет на нашу способность действовать в настоящем;
  • Когда наше мышление построено на языке, который абсолютен по своему характеру и оставляет мало места для воображения другого будущего;
  • Когда наше мышление мешает нам признать свои собственные силы или силы других.

Получение полезной помощи имеет большое значение и может принимать различные формы от профессионального вмешательства до простых личных занятий осознанностью. По иронии судьбы препятствием для обращения за помощью вполне может быть наше мышление. Но сегодня, благодаря прорывам в нейронауке и таких дисциплинах, как позитивная психология, наше понимание способов помощи людям развивается дальше и бросает вызов некоторым устоявшимся моделям.

Такие организации, как Beyondblue, Lifeline и Kidshelpline, предлагают понимание, информацию и помощь, основанную на силе, с помощью различных средств.Их цель — помочь людям получить доступ к помощи и помочь найти способы продолжать помогать себе и/или своим друзьям — это мощное послание. Точно так же, как мы говорим: «Чтобы вырастить ребенка, нужна деревня», нужна заботливая община, чтобы помочь в трудные времена.

Это увлекательная теория нейронауки о том, что у нас может быть до 50 000 мыслей в день или даже 10 000 внутренних разговоров с самими собой, но хотя эти цифры могут показаться высокими, они подчеркивают, что независимо от чисел, вовлеченных в наши мысли и мышление дело.Это подчеркивает необходимость быть внимательным к своему мышлению.

Размышление первоначально относилось к корове, жующей свою жвачку, но оно также относится к мыслительному процессу, при котором вы снова и снова прокручиваете происходящее в своем уме или в диалоге с другими. Если эти размышления продолжаются в течение определенного времени, а затем переходят в творческое размышление, это может привести к развитию новых идей, но что произойдет, если вы постоянно пересматриваете что-то из прошлого в негативном ключе? Что происходит, когда вы постоянно думаете об одних и тех же негативных мыслях и не даете себе возможности увидеть проблему в другом свете?

Если ребенок постоянно думает: «Я не умный» или «У меня нет друзей», его поведение вполне может измениться, чтобы укрепить его мышление. Они могут не стремиться работать, потому что «они не умны» и думают, что работа не изменит результат. Если ребенок думает, что у него нет друзей, и поэтому держится особняком, его действия будут говорить другим, что он не хочет присоединяться к ним, что он счастлив в одиночестве и поэтому остается один.

Но если ребенок говорит: «Я не сообразительный», и ему помогают определить, что он чувствует и почему, например: «Я расстроен, потому что не могу… пока», он может начать процесс решения проблемы.То, что казалось постоянным, теперь становится более гибким. Когда они определяют, что они хотели бы сделать, и способы достижения этого, им помогают увидеть, что то, что они считали непреодолимым, достижимо.

Дети особенно нуждаются в обучении и обучении развитию способов мышления, которые позволяют им знать, что они могут помочь себе, разговаривая с людьми, которым они доверяют, и настойчиво искать помощь, пока они не получат необходимую им помощь.

Олвин Рикье

Как мысли о будущем делают жизнь более значимой

Осознанность сейчас в моде, и на то есть веские причины.Сосредоточение внимания на моменте может улучшить наше самочувствие, развить сострадание и помочь нашим отношениям. Как насчет того, чтобы выйти за пределы настоящего момента? Да, мысли о будущем могут вызвать тревогу, но все больше исследований показывают, что они также могут сделать нашу жизнь более значимой.

Не только люди обладают некоторой способностью предвидеть будущее, процесс, который ученые называют «прогнозированием». В конце концов, ваша собака приходит в восторг, когда видит, что вы держите поводок, потому что ожидает скорой прогулки; ваша кошка может проявлять такое же волнение при звуке открываемой банки.Есть даже доказательства того, что некоторые животные, такие как бонобо и вороны, могут выбирать и сохранять инструменты, которые они планируют использовать в будущем.

Но уникальные преимущества разведки для людей не ограничиваются преимуществами других животных. Мы не только фантазируем о своем следующем отпуске или решаем, что лучше — подняться по лестнице или подняться на лифте, — наши перспективы могут устремляться далеко в будущее: мы можем откладывать деньги на образование наших детей или планировать выход на пенсию через десятилетия. Мы можем делать прогнозы о собственном будущем, основываясь на том, что мы узнали об опыте других людей и даже от персонажей книг и фильмов.И мы можем рассмотреть несколько направлений, в которых может развиваться наше будущее.

Реклама Икс

Познакомьтесь с набором инструментов «Большое добро»

Из GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для хорошего самочувствия.

Именно эта замечательная способность моделировать наше возможное будущее делает поиск особенным. Точно так же, как разведка золота может буквально сделать вас богатым, исследования показывают, что разведка вашего будущего может обогатить вашу жизнь по крайней мере четырьмя способами.

1.Помогает нам принимать более взвешенные решения

Возможно, одна из самых фундаментальных и важных функций прогнозирования заключается в том, что оно помогает нам решить, как действовать: размышления о том, что, вероятно, готовит будущее, помогает нам решить, какой курс выбрать здесь и сейчас. В нескольких исследованиях изучалось, как мысли о будущем влияют на принятие нами решений.

Исследователей особенно интересовала психология, которая управляет нашим процессом выбора между получением чего-то сейчас или получением чего-то более ценного позже.Как правило, люди склонны выбирать более мелкие, но более немедленные вознаграждения, а не более крупные вознаграждения, которых им приходится ждать, — явление, известное как «дисконтирование с задержкой».

Но они не всегда предпочитают краткосрочное вознаграждение долгосрочной выгоде. Например, исследования показали, что сегодняшняя связь с возможным будущим событием может противодействовать дисконтированию задержек. В одном исследовании, проведенном в Соединенном Королевстве, участникам было предложено либо живо представить себе, как они тратят 35 фунтов стерлингов в пабе через 180 дней, либо просто оценить, сколько, по их мнению, можно было купить за 35 фунтов.Участники первого условия показали повышенную готовность ждать более крупную награду в будущем, чем участники второго условия. Другими словами, визуализация конкретного возможного будущего противодействовала эффекту дисконтирования отсрочки.

Другое исследование показало, что участники, которые чувствовали себя ближе к себе в будущем, с большей готовностью ждали большего вознаграждения, чем те, кто ожидал перемен; то же самое было, когда их просили принимать решения от имени вымышленного персонажа, который, как они знали, должен был пройти через событие, которое изменит его жизнь (например, обращение в религию или возвращение домой с войны).

Хотя это исследование интересно само по себе, оно может иметь важные личные последствия. Если бы людей можно было заставить чувствовать более непосредственную связь с их окончательным выходом на пенсию (и последующим падением дохода), они могли бы быть более мотивированы к принятию взвешенных решений.

На самом деле, один эксперимент показал, что манипулирование тем, как люди думают о времени до выхода на пенсию (в днях, а не в годах), заставляло их планировать начать откладывать деньги на пенсию раньше, потому что сдвиг во временной перспективе позволил участникам чувствовать себя более связанными со своей жизнью. будущие я.Исследование 2014 года показало, что просмотр реалистичных компьютерных изображений того, как они могут выглядеть в будущем, уменьшил их дисконтирование будущих вознаграждений и заставил их вносить больший вклад в гипотетический пенсионный счет.

2. Мотивирует нас на достижение целей (если мы делаем это правильно)

Перспектива имеет еще одно важное применение: она мотивирует нас на достижение наших целей. Но отношения здесь непростые. Работа психолога Габриэле Эттинген и ее коллег показывает, что то, помогают ли размышления о будущем нам на самом деле достигать наших целей, зависит от того, как мы думаем о будущем.

На самом деле, исследования показали, что позитивное мышление о нашем будущем может иметь неприятные последствия. Чем больше люди позитивно фантазируют об успешном достижении своих целей, тем меньше усилий они прикладывают для их реализации. Например, в одном исследовании люди, которые больше фантазировали об успешном похудении, на самом деле похудели меньше. Другое исследование показало, что студенты, которые фантазировали о своем переходе в профессиональную карьеру, были менее успешны в поиске работы, а студенты, которые больше мечтали о своей любви, с меньшей вероятностью завязывали отношения со своим возлюбленным.

Важно отметить, что оба этих исследования обнаружили противоположный эффект наличия положительных ожиданий («оценка желаемого будущего как вероятного»). Люди, которые ожидали похудеть, с большей вероятностью действительно похудели; студенты, которые ожидали, что найдут работу, с большей вероятностью ее найдут; и студенты, которые ожидали вступить в отношения со своим возлюбленным, с большей вероятностью действительно это сделали.

Есть смысл в том, что наличие позитивных ожиданий — по сути, оптимизма — может повысить нашу способность достигать целей, но почему фантазии о будущем могут на самом деле уменьшить шансы на достижение того, чего мы хотим? Потому что, как пишут Эттинген и Клаус Мишель Райнингер, позитивные фантазии «заставляют людей мысленно наслаждаться желаемым будущим здесь и сейчас и, таким образом, ограничивают инвестиции и будущий успех.

Но часто наши цели исходят из наших фантазий. Мы хотим преуспеть в работе, найти мистера или миссис Правильного или пробежать марафон. Как нам превратить эти фантазии в поведение, которое может помочь нам достичь наших целей? Исследования показывают, что, хотя оптимизм важен, также полезно провести контраст между нашими фантазиями и нашей текущей реальностью, что позволяет нам увидеть барьеры, которые необходимо преодолеть.

Например, в одном исследовании студентов просили мысленно сопоставить свои позитивные фантазии о пользе от программы профессионального обучения с аспектами программы, которые могут помешать их прогрессу.Это размышление заставило студентов, которые ожидали, что преуспеют в программе, взять на себя больше обязательств, а тех, кто ожидал плохого результата, — меньше, что снова указывает на важность оптимистичных ожиданий для успеха. Но мысленное противопоставление также было ключевым: позитивные ожидания не повышали заинтересованность участников, которым не было поручено сравнить свою нынешнюю ситуацию со своими будущими желаниями.

Результаты более позднего исследования показывают, что эффективность ментального противопоставления обусловлена ​​«активизацией» — это означает, что, когда люди возлагают большие надежды на успех в чем-либо, рассмотрение того, что может помешать достижению их целей, дает им энергию для попытки преодолеть эти барьеры.Другими словами, это помогает немного напрячься.

Было показано, что мысленное противопоставление, особенно когда оно используется в сочетании с «намерениями реализации» — составлением планов, помогающих преодолевать потенциальные барьеры, — помогает людям достичь своих целей. Для описания этого процесса Эттинген и его коллеги используют аббревиатуру WOOP: Wish, Outcome, Obstacle, Plan. В исследованиях вмешательства типа WOOP помогли людям избавиться от вредной привычки перекусывать, больше заниматься спортом и улучшить успеваемость.

Таким образом, исследования показывают, что размышления о будущем могут мотивировать нас предпринять шаги, необходимые для достижения наших целей, но только если мы принимаем во внимание препятствия.

3. Улучшает психологическое самочувствие

Помимо того, что это помогает нам принимать решения и достигать наших целей, существуют доказательства того, что перспектива может улучшить психологическое здоровье в целом. Это может даже помочь людям, которые борются с депрессией, и тем, кто восстанавливается после травмы.

Действительно, некоторые исследователи связывают плохую перспективу с определенными психологическими расстройствами, такими как депрессия.

«Мы рассматриваем ошибочное проспективное мышление как основной процесс, лежащий в основе депрессии», — пишут психологи Мартин Селигман и Энн Мари Ропке в книге Homo Prospectus . В частности, они отмечают, что люди с депрессией представляют себе возможное будущее более негативным, чем люди без депрессии. Более того, люди с депрессией склонны переоценивать риск и иметь более пессимистичные представления о будущем.

Возможно, поэтому исследования показывают, что борьба с негативными представлениями о будущем может быть полезной.Некоторые методы, используемые в когнитивно-поведенческой терапии, например, включают в себя коррекцию того, как люди думают о будущем, а некоторые исследования показали, что когнитивно-поведенческая терапия может улучшить перспективы. Существует 10-недельная программа под названием «Терапия, направленная в будущее», которая побуждает участников тратить меньше времени на размышления о прошлом или текущей борьбе. Вместо этого их просят уделять больше времени размышлениям о том, чего они хотят от будущего, одновременно развивая навыки для достижения этих будущих целей.Нерандомизированное пилотное исследование показало, что у пациентов с большим депрессивным расстройством, прошедших это вмешательство, наблюдалось значительное улучшение депрессии, тревоги и качества жизни по сравнению с пациентами, прошедшими стандартную когнитивно-поведенческую терапию.

Исследование, проведенное в 2018 году, предполагает, что для людей, восстанавливающихся после травмы, оптимистично писать о будущем — вмешательство, называемое проспективным письмом, — может способствовать посттравматическому росту (то есть положительному психологическому росту после травматического жизненного события).В этом исследовании взрослые, которые недавно пережили травму, были случайным образом распределены в группу предполагаемого вмешательства в письмо, контрольную группу фактического письма или контрольную группу без письма. На протяжении всего исследования те, кто входил в группу потенциальных писателей, показали большее улучшение в опросах, измеряющих аспекты посттравматического роста, включая качество отношений, смысл жизни, удовлетворенность жизнью, благодарность и религиозность-духовность. Две другие группы не показали такого же прогресса.

Есть еще одна техника, которая может помочь каждому улучшить свое психологическое здоровье: «упреждающее смакование».Выделите время, чтобы смоделировать и заранее насладиться положительным опытом — будь то предстоящий прием пищи, визит к друзьям или отпуск — это может позволить вам дважды извлечь выгоду из этого опыта. Одно исследование, проведенное в 2018 году, показало, что возможность насладиться предстоящим опытом на самом деле увеличивает удовольствие людей как во время развертывания опыта, так и при его воспоминании позже.

Один из способов предвосхищать смакование, предложенный Роепке и Селигманом в недавней обзорной статье, состоит в том, чтобы изменить упражнение благодарности «три хороших вещи».Вместо того, чтобы писать три хороших вещи, которые произошли сегодня, вы можете написать три хороших вещи, которые, как вы ожидаете, произойдут завтра, и что вы можете сделать, чтобы повысить вероятность того, что эти вещи действительно произойдут. Для людей, которые борются, они предлагают также записать три метода, которые можно использовать, чтобы смягчить разочарование, если хорошие вещи на самом деле не случаются. Это могут быть стратегии преодоления трудностей (упражнения, обращение к другу и т. д.) или альтернативные стратегии, позволяющие добиться успеха (например,г., если друг отменил обед, вы можете предложить обед на следующей неделе).

4. Делает нас более добрыми и щедрыми

То, как мы думаем о будущем, влияет не только на нашу жизнь. Это также может повлиять на то, как мы относимся к другим людям.

В частности, представление о том, что вы помогаете кому-то в будущем, может повысить вероятность того, что вы действительно это сделаете. Например, исследование 2018 года показало, что участники сообщали о большей готовности помогать другим людям, нуждающимся в помощи (например, человеку, который был заперт в своем доме или потерял свою собаку), если ранее их просили представить помощь человеку в беде. аналогичный сценарий.Люди, которых просили более ярко представить сценарий оказания помощи, представляя событие, происходящее в знакомом месте, были еще более готовы помочь. Один эксперимент даже показал, что люди, которые воображали, что помогают, на самом деле давали больше денег нуждающимся, когда им предоставлялась такая возможность.

Другое исследование показало, что, когда люди более широко думают о будущих последствиях, которые могут возникнуть в результате помощи другим, они могут почувствовать вдохновение вести себя более просоциально. В ходе одного эксперимента исследователи попросили людей, которые вызвались добровольцами для оказания помощи пострадавшим от урагана «Катрина», представить себе значение и последствия их поездки или конкретно подумать о том, как они будут помогать.Те, кто представлял себе последствия помощи, предсказывали, что их ждет более полезная поездка, чем те, кто конкретно думал о своих действиях. Второй эксперимент повторил это открытие: люди предсказывали, что давать деньги кому-то, кого они никогда не встречали, будет более полезным, когда их просили подумать о более абстрактном значении и последствиях их действий (например, как это решение согласуется с прошлым их жизни). и будущий опыт), чем когда их просили рассмотреть более конкретную перспективу.

Может ли этот эффект «абстрактное против конкретного» иметь последствия в реальном мире? Так считают исследователи:

Мы считаем, что наши результаты предполагают вмешательство, которое можно использовать для стимулирования и поддержания просоциального поведения. В той мере, в какой люди избегают или прекращают просоциальные действия из-за конкретных затрат, предложение людям абстрактно интерпретировать эти действия может помочь им упорствовать в просоциальных действиях, которые имеют устойчивые личные и социальные выгоды.

Хотя исследователям еще многое предстоит узнать о разведке, вам не нужно ждать их опубликованных исследований.Вы можете попробовать свои собственные эксперименты прямо сейчас, чтобы увидеть, поможет ли перспектива жить более щедрой, счастливой и более значимой жизнью.

 

Новое мышление: эволюция человеческого познания

Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci. 2012 5 августа; 367 (1599): 2091–2096.

Колледж All Souls и факультет экспериментальной психологии, Оксфордский университет, Оксфорд, OX1 4AL, Великобритания

Авторские права Этот журнал © 2012 The Royal SocietyЭта статья цитировалась в других статьях PMC.

Abstract

Люди — это животные, которые специализируются на мышлении и знании, и наши экстраординарные когнитивные способности изменили каждый аспект нашей жизни. В отличие от наших двоюродных братьев шимпанзе и предков каменного века, мы являемся сложными политическими, экономическими, научными и творческими существами, живущими в самых разных средах обитания, многие из которых являются нашим собственным творением. Исследование эволюции человеческого познания ставит вопрос о том, какие типы мышления делают нас такими своеобразными животными и как они возникли в ходе эволюционных процессов.Новое исследование в этой области более глубоко заглядывает в эволюционную историю человеческого познания и использует более междисциплинарный подход, чем предыдущая «Эволюционная психология». Он основан на сравнении людей и ряда видов приматов и других видов и объединяет результаты антропологии, археологии, экономики, эволюционной биологии, неврологии, философии и психологии. Используя эти методы, недавние исследования выявляют глубокие сходства, а также поразительные различия между человеческим и нечеловеческим разумом и предполагают, что эволюция человеческого познания была гораздо более постепенной и постепенной, чем предполагалось ранее.Он отводит решающую роль культурной эволюции, техно-социальной коэволюции и коэволюции гена и культуры. Они породили общедоменные процессы развития с необычайной силой — силой, которая делает человеческое познание и человеческую жизнь уникальными.

Ключевые слова: познание, эволюция познания, когнитивное развитие, социальное познание, культурная эволюция, эволюция человека

1. Введение

Шимпанзе ведут довольно интересную жизнь. Они строят гнезда, заключают союзы с другими членами своего отряда и используют простые инструменты — например, палки, чтобы ловить термитов, и камни, чтобы открывать орехи.Однако, как напоминают нам комедийные образы шимпанзе, одетых в одежду и использующих компьютеры, жизнь наших ближайших эволюционных родственников сильно отличается от нашей собственной. В переводе «мудрец», Homo sapiens — оптимистическое прозвище; переведенное как «познание человека», оно просто описывает наш вид. Мы — животные, специализирующиеся на мышлении и знании — на познании, — и наши необычайные когнитивные способности позволяют нам делать замечательные вещи. Мы изменили наши привычки в еде с помощью сельского хозяйства и кулинарии, а нашу среду обитания – с помощью зданий, мостов и дорог.По сравнению с нашими двоюродными братьями-шимпанзе, мы можем путешествовать на огромные расстояния, перемещая все свое тело в автомобилях, самолетах и ​​космических кораблях, а разум перемещая в еще более отдаленные места с помощью радиотелескопов и электронных микроскопов. Мы политические и экономические животные, заключаем соглашения, которые затрагивают миллионы людей, и мгновенно торгуем разреженными валютами с совершенно анонимными незнакомцами в разных часовых поясах. Мы знаем о времени, в какой-то степени понимаем его и можем точно измерить.Мы общаемся с помощью символов — разговорного и письменного языков — и, используя эти языки, мы приобрели обширные знания о нашей собственной истории и разнообразии, а также обо всех аспектах природного и физического мира. Наша жизнь обогащается сказочным набором красивых, замысловатых и провокационных объектов — искусством, архитектурой, музыкой и танцами, — и, помимо развития оружия «шока и трепета», мы занимаемся спортом, сложными ритуалами, которые направляют и перенаправить импульс к борьбе.

Каким образом эволюция создала существ с разумом, способным на эти замечательные способности? Статьи в этом тематическом выпуске посвящены этому вопросу.Они представляют новое мышление о новом мышлении; передовая научно обоснованная теория о новых формах познания, возникших в ходе эволюции человека. Новая теория и доказательства исходят из целого ряда дисциплин, включая антропологию, археологию, экономику, эволюционную биологию, неврологию, философию и психологию. Новые формы познания включают причинное рассуждение, подражание, язык, метапознание и теорию разума.

За последние 25 лет в исследованиях эволюции человеческого познания доминировал тип эволюционной психологии, наиболее активно продвигаемый Космидесом и Туби [1–3].Эта структура, которую я обозначу, используя заглавные буквы («Эволюционная психология»), иногда известна как «школа Санта-Барбары» или «высокая церковная эволюционная психология». Это предполагает, что человеческий разум состоит из большого набора вычислительно различных «модулей». Каждый из этих модулей представляет собой образ мышления, сформированный естественным отбором для решения определенного типа проблем, с которыми сталкивались наши предки каменного века, например, общение, выслеживание добычи, предотвращение болезней, выбор партнера и формирование коалиции.Центральной метафорой эволюционной психологии является швейцарский армейский нож. Он представляет развитый человеческий разум как набор когнитивных устройств, каждое из которых предназначено для изучения, запоминания и осмысления определенных типов информации. Эволюционная психология выполнила важную функцию. Это привлекло внимание к необходимости интегрировать когнитивную науку с эволюционной биологией, чтобы объяснить не только то, как развивались мозг и поведение, но и эволюцию «среднего человека» — когнитивных процессов, часто характеризуемых как вычислительное программное обеспечение, которое создаются мозгом и управляют поведением.Однако «гипотеза массивной модульности» уже давно является объектом критики [4–8], а статьи в этом тематическом номере представляют формирующийся альтернативный взгляд на эволюционировавший человеческий разум.

Альтернативный взгляд, «новое мышление», пронизывающий этот тематический выпуск, рассматривает человеческий разум скорее как руку, чем как швейцарский армейский нож [9]. 1 Рука — это многоцелевой инструмент, совершенно отличный от швейцарского армейского ножа. Он имеет глубокую эволюционную историю, уходящую корнями в самое раннее появление пятипалой конечности, и включает в себя множество генетических адаптаций.Однако человеческая рука также способна выполнять широкий спектр технических и социальных функций. Он может лишить фрукт защитных колючек, делая его безопасным для употребления в пищу, но в тайских танцах он также может сигнализировать о мельчайших нюансах эмоций. Человеческая рука одинаково легко выполняет огромное количество задач, которые естественный отбор сделал и не «предусмотрел».

Эта статья знакомит с темой проблемы, противопоставляя наше «новое мышление» эволюционной психологии в связи с тремя тесно связанными вопросами об эволюции человеческого познания: когда произошли самые важные изменения? Как произошли изменения? К чему привели изменения?

2.Когда? за плейстоценовым прошлым

Первые люди, обезьяны рода Homo , появились примерно в начале плейстоценовой геологической эпохи (1,8 млн лет назад). Эволюционная психология сосредоточилась на этой эпохе как на горниле человеческого познания. Основная историческая цель эволюционной психологии состояла в том, чтобы объяснить способы, которыми мы сейчас мыслим как генетические приспособления к репродуктивным проблемам, с которыми столкнулись наши предки каменного века [10]. «Новое мышление» не отрицает, что это была важная эпоха в эволюции человеческого познания [11], но считает плейстоценовый фокус радикально недостаточным.Адекватное понимание происхождения и функций человеческого разума, как и человеческого скелета, требует гораздо более длительной исторической перспективы, и для достижения этого — чтобы сделать выводы о когнитивных способностях вымерших предков — необходимо сравнить современные человеческие умы с умами других животных, живущих сегодня. Соответственно, несколько статей в этом тематическом выпуске углубляются в эволюционную историю человеческого познания, исследуя его корни в общих предках современных плацентарных млекопитающих (125 млн лет назад [12]), приматов (85 млн лет назад [13]) и человекообразных обезьян. (15 млн лет назад [14]).

Бартон [12] использует филогенетический сравнительный анализ для изучения эволюции структур головного мозга, неокортекса и мозжечка у млекопитающих. Филогенетический сравнительный анализ представляет собой набор методов статистического моделирования, которые объединяют информацию о родственных связях между видами с данными об их фенотипических признаках. Модели представляют собой выводы об эволюционном изменении признаков вдоль ветвей дерева, представляющего отношения между видами. Эти модели можно использовать для проверки гипотез о том, какие черты связаны между собой, о видах давления отбора, сформировавшего эволюцию признаков, и, когда черты связаны с мозгом, о эволюционирующих когнитивных способностях.Анализы, представленные Бартоном в этом тематическом выпуске, показывают, что неокортекс и мозжечок развивались вместе особенно тесно не только у приматов, но и у млекопитающих в целом. Традиционно неокортекс связан с высшими когнитивными функциями, такими как планирование и исполнительный контроль, в то время как мозжечок связан с сенсомоторной обработкой, связанной с дотягиванием и хватанием под визуальным контролем. Совместная эволюция этих структур не только у приматов, но и на протяжении глубокой эволюции — во всех линиях млекопитающих — подразумевает, что с точки зрения эволюции разделение между высшим и сенсомоторным интеллектом, между мышлением и действием является искусственным.Эволюция человеческого познания не просто включала в себя добавление процессов, которые контролируют и контролируют более примитивные способы мышления; он ускорил древнюю тенденцию ко все более мощным и скоординированным «воплощенным» способам мышления.

Статья Барретта и его коллег [13] также использует новые количественные методы, обращает внимание на преемственность между человеческим и нечеловеческим познанием и подчеркивает важность воплощенного познания; мышления, которое принципиально не отличается от действия.Опираясь на работы Мида и Выготского начала ХХ века, Barrett et al. утверждают, что у человека и нечеловеческих приматов мышление является формой социального действия и взаимодействия. С появлением языка отдельные люди получили возможность явно представлять свои роли в социальной группе, но эта новая способность была интегрирована с гораздо более старым способом координации социального поведения, при котором участники генерируют и реагируют на сигналы от других, но не имеют «вид с воздуха» на групповую динамику или на их положение в группе.Гипотеза такого рода воплощения иногда отвергается как непрактичная, как богатый набор идей, которые невозможно обналичить в осуществимой стратегии эмпирического исследования. Оспаривая эту точку зрения, Барретт и его коллеги показывают, что социальные сети свободноживущих бабуинов можно смоделировать как многомерные объекты и что этот подход предсказывает влияние естественных «нокаутов» — исчезновения членов группы — на поведение. других участников группы.

Доплейстоценовая перспектива Whiten & Erdal [14] сосредоточена на сравнении людей с шимпанзе.Они определяют пять основных компонентов «социально-когнитивной ниши человека», пять измерений, в которых люди преуспевают, — сотрудничество, эгалитаризм, теория разума, язык и культура — и в каждом случае они рассматривают доказательства того, что поведенческая/когнитивная компетентность присутствовала у в какой-то степени общего предка человека и шимпанзе. Например, шимпанзе сотрудничают, когда охотятся и совершают набеги на другие отряды; демонстрируют признаки эгалитаризма при дележе мяса и формировании коалиций, которые мешают доминирующим самцам; по-видимому, способны приписывать восприятие и цели, если не убеждения и желания, другим; и, в дополнение к обширному репертуару коммуникативных жестов, шимпанзе используют вокализацию гибким, контекстно-зависимым способом, чтобы передать информацию о еде и социальных ролях.Уайтн и Эрдал отмечают, что существует «зияющая пропасть в культурных достижениях шимпанзе и человека», но даже в этой области они находят признаки преемственности. Полевые исследования дали отчеты о более чем 40 традициях шимпанзе, включая обработку пищи, использование инструментов и различное социальное поведение, и многие процессы социального обучения, обнаруженные у людей, также присутствуют у других животных, включая шимпанзе.

Эти три статьи — Barton, Barrett et al. и Whiten & Erdal — сосредоточьтесь на глубокой доплейстоценовой истории человеческого познания.Однако, подчеркивая важность этой глубокой исторической перспективы в новом осмыслении эволюции человеческого познания, все статьи в тематическом выпуске сравнивают человеческие и нечеловеческие когнитивные способности. Например, Бухсбаум и его коллеги [15] сравнивают каузальное понимание у человека и нечеловеческих животных; Sterelny [16] обсуждает исследования вокальной и жестовой коммуникации у нечеловеческих обезьян; и Льюис и Лаланд [17] сравнивают процессы социального обучения у людей и ряда других животных.Даже статья Шульца и др. [11], представляющий новый анализ эволюции размера мозга у гомининов, фокусируется на изменениях в эпоху плейстоцена, но интерпретирует их в свете гипотез о давлении отбора, управляющем эволюцией познания у нечеловеческих приматов и других млекопитающих. Они находят доказательства точечных изменений в эволюции размера мозга примерно на 100 тыс. лет назад, 1 и 1,8 млн лет назад, а также постепенных изменений в линиях Homo erectus и Homo sapiens , которые не отражаются отчетливыми изменениями в глобальных или континентальных климатических записях. .Они утверждают, что их результаты не подтверждают гипотезы о том, что эволюция человеческого познания была обусловлена ​​засушливостью или изменчивостью окружающей среды. Следовательно, необходимо пересмотреть вопрос о том, действительно ли внешние факторы окружающей среды были ключевыми движущими силами когнитивной эволюции человека или более влиятельными были внутренние факторы, такие как социальная организация, демография или язык.

3. Как?

(a) Инкрементная коэволюция

Эволюционная психология иногда создает впечатление, что новые когнитивные процессы возникли внезапно и полностью сформировались в результате удачных генетических мутаций и яростного давления одномодального отбора.Это впечатление связано не только с относительно короткими временными рамками, принятыми эволюционной психологией, но и с ее предположением о том, что разум состоит из модулей — взаимно изолированных когнитивных процессов, особым образом выполняющих одну и ту же работу, — и ее тенденцией сосредотачиваться исключительно на генах. на основе механизмов наследования. Если времени было мало, познание было модульным, а эволюция опосредовалась исключительно генетическими механизмами, кажется, что новые способы мышления должны были появиться внезапно. Однако статьи в этом тематическом выпуске предполагают, что времени было не мало (см. § 2), что познание не носит массивно-модульный характер (§ 4) и — в центре внимания настоящего раздела — что человеческое познание является продуктом постепенного, постепенного коэволюция».

В тематическом выпуске обсуждаются два вида коэволюционного процесса. Первый вид, который я назову «техносоциальной коэволюцией», возникает, когда давление отбора, благоприятствующее развитию технических навыков (например, изготовление инструментов), и давление отбора, благоприятствующее развитию социальных навыков (например, сотрудничество), становятся связанными петли положительной обратной связи. Например, инновации в технологиях изготовления инструментов могут вызвать необходимость более интенсивного сотрудничества, а более интенсивное сотрудничество, в свою очередь, повышает ценность дальнейших достижений в технологии изготовления инструментов.В принципе, такого рода петля положительной обратной связи может способствовать развитию двух наборов когнитивных процессов, один из которых опосредует технические навыки, а другой опосредует социальные навыки [12,14], или один набор общих когнитивных процессов, лежащих в основе обоих типов навыков. [4,15,18,19].

Второй вид коэволюционного процесса, «коэволюция гена и культуры», включает взаимодействие генетических и негенетических механизмов наследования, т. е. механизмов, которые позволяют индивидуумам получать адаптивно-значимую информацию от других, а не через репликации последовательностей ДНК, но посредством обучения.Толерантность к лактозе является наиболее часто упоминаемым примером коэволюции генной культуры или «двойного наследования» некогнитивного признака [20]. Способность переваривать лактозу, содержащуюся в молоке, не только в младенчестве, но и во взрослом возрасте распространена в Европе и Западной Азии, но редко встречается у жителей Дальнего Востока. Считается, что это географическое распространение связано с генно-культурным коэволюционным процессом, в ходе которого некоторые исторические популяции начали заниматься молочным животноводством, что сделало молоко в изобилии доступным в качестве источника питательных веществ.Это означало, что небольшое количество людей в этих популяциях, у которых были гены, позволяющие им переваривать лактозу во взрослом возрасте и, таким образом, использовать этот ресурс, превосходило по воспроизводству других в популяции, у которых не было этих генов. По мере того как доля взрослых, толерантных к лактозе, увеличивалась, спрос на молочные продукты увеличивался, что способствовало дальнейшему развитию методов молочного животноводства и, в свою очередь, спроса на молочные продукты. Таким образом, существует коэволюционная положительная обратная связь между молочным животноводством (культурно унаследованный набор характеристик) и переносимостью лактозы (генетически унаследованная характеристика).

Стерельный [16] отводит фундаментальную роль техно-социальной коэволюции в появлении человеческого языка. Он использует археологические данные, чтобы утверждать, что к 2–2,5 млн лет назад техно-социальная коэволюция уже превратила гомининов в кооперативных собирателей. Повышенная изменчивость окружающей среды способствовала улучшению как технических навыков (например, для использования пищевых ресурсов в засушливый сезон), так и совместных социальных навыков (например, для защиты от хищников в более незащищенных средах). Поддерживая модель эволюции языка, основанную на жестах, в которой голосовой язык развился из сложной жестовой коммуникации, Стерельный утверждает, что улучшения в технических (добывание пищи) и социальных навыках (жестовая коммуникация) были опосредованы общими когнитивными процессами — процессами, которые кодируют и контролировать сложные последовательности действий.Таким образом, стремление улучшить техническую компетентность способствовало развитию как социальных, так и технических навыков, и наоборот, создавая петлю положительной обратной связи, кульминацией которой стало появление полностью синтаксической голосовой коммуникации. Филогенетический сравнительный анализ эволюции мозга млекопитающих, проведенный Бартоном, пришел к очень похожему выводу о коэволюции технических и социальных навыков [12].

В своей статье, также касающейся языка, Jablonka et al . [19] обсуждают как техно-социальную, так и генно-культурную коэволюцию.В первом случае, как и Стерельный, они утверждают, что давление отбора технических (изготовление инструментов) и социальных (полное воспитание) навыков, вероятно, способствовало эволюции перекрывающегося набора когнитивных процессов. Однако вместо того, чтобы подчеркивать общее требование к кодированию сложных последовательностей, они указывают, что обучение созданию сложных инструментов и всепарентность требуют своего рода тормозящего контроля, который обеспечивает терпение и социальную терпимость и изменяет человеческие эмоции. Обращаясь к коэволюции генов и культур, Jablonka et al. обзор нескольких недавних теорий, предполагающих, что различные аспекты языка были первоначально изобретены и унаследованы как культурные условности, а затем были «генетически ассимилированы». Их собственная точка зрения отличается в двух отношениях: она подчеркивает, каким образом человеческое познание адаптировалось к языку, а не только язык к познанию, и, используя принцип «ассимиляции и расширения», подчеркивает, что генетическая ассимиляция создает пространство для дальнейшего обучения. Таким образом, когда ранее изученная лингвистическая черта X была генетически ассимилирована — когда она развивается при минимальном влиянии окружающей среды — это высвобождает ресурсы, позволяющие выучить новую лингвистическую черту Y.

(b) Культурная эволюция

В отличие от эволюционной психологии [21], новое понимание эволюции человеческого познания отводит важную роль культурной эволюции. Годфри-Смит [22] выделяет три типа культурной эволюции: дарвиновское подражание (микроуровень), кумулятивная культурная адаптация (мезо) и культурно-филогенетические изменения (макро). В первом изменение происходит посредством дифференциального копирования экземпляров культурных вариантов. Второй и третий допускают большее разнообразие процессов на микроуровне, но накладывают серьезные эмпирические обязательства по другим вопросам.Например, кумулятивная культурная адаптация требует постепенных изменений. Три типа моделей имеют разный объяснительный потенциал. Например, дарвиновские модели имитации могут объяснить распределение культурных вариантов в популяции с течением времени, тогда как модели кумулятивной культурной адаптации могут объяснить происхождение: как вообще мог быть изобретен сложный культурный артефакт, такой как каноэ. Годфри-Смит показывает, что для разных типов культурной эволюции требуются разные когнитивные профили.Удивительно, но дарвиновское подражание требует, чтобы люди не были слишком «умны» — чтобы они не слишком разумно подходили к копируемым вариантам (см. также [23]). Кумулятивные модели культурной адаптации требуют социальных когнитивных процессов, которые позволяют группам принимать решения лучше, чем совокупность решений членов группы. В статье Фрита предполагается, что эти процессы, вероятно, являются метакогнитивными [24].

Льюис и Лаланд [17] используют моделирование для проверки широко распространенного предположения о том, что кумулятивная культурная эволюция — прогрессивное улучшение или разработка культурных черт — требует передачи культурных вариантов многим культурным поколениям с минимальными модификациями.В терминах Годфри-Смита [22] такое долголетие и верность сохраняют «отношения родитель-потомок» между культурными единицами. Моделирование Льюиса и Лаланда подтверждает важность для культурной эволюции когнитивных процессов, поддерживающих точность передачи. Это также предполагает, что прогресс в кумулятивной культуре в решающей степени зависит от типа творческого мышления, которое позволяет культурным вариантам комбинироваться новыми способами. По сравнению с «новым изобретением» (созданием нового варианта с нуля) и «модификацией» (переделкой существующего варианта) новые комбинации вариантов оказали гораздо более существенное влияние на скорость кумулятивных культурных изменений, наблюдаемых в их моделях.

Психологи-эволюционисты и даже многие исследователи, подчеркивающие силу культурной эволюции, предполагают, что генетическая эволюция произвела и поддерживает основные когнитивные процессы, обеспечивающие культурное наследование. Хейс [18] подвергает сомнению это предположение, используя данные сравнительной психологии, психологии развития и когнитивной нейробиологии, чтобы доказать, что развитие имитации и других процессов социального научения очень похоже на развитие грамотности и что когнитивные процессы, обеспечивающие культурное наследование сами являются культурно унаследованными.

Даже если культурная эволюция является основной силой, формирующей человеческую жизнь, безусловно, есть случаи, когда культурные изменения не преодолевают ограничения человеческого познания, наложенные генетической эволюцией. Данбар [25] подробно рассматривает один из таких случаев. Он утверждает, что ограниченность во времени и социальном познании, общие с другими приматами, в настоящее время не позволяют нам использовать сайты социальных сетей (например, Facebook) для расширения круга людей, с которыми у нас есть обогащающие социальные отношения.

4.Какая? механизмы общего развития предметной области

Последнее важное различие между «новым мышлением» и «старым мышлением» об эволюции человеческого познания касается уникальных особенностей человеческого разума. Эволюционная психология предположила, что, в отличие от наших родственников-приматов, у нас есть ряд отличительных, специальных когнитивных устройств или модулей, каждый из которых отвечает за обдумывание определенного вида технических или социальных проблем, с которыми сталкивались наши предки каменного века. Предполагалось, что опыт играет ограниченную роль в разработке этих модулей.Многие статьи в этом тематическом выпуске представляют совершенно иную точку зрения. Они предполагают, что люди рождаются с чрезвычайно мощными механизмами когнитивного развития. Эти механизмы являются общими для предметной области — они используют общий набор вычислений для обработки информации из широкого круга технических и социальных областей — и они используют опыт, особенно социокультурный, для создания новых, более специфичных для предметной области когнитивно-развивающих механизмов. виды, которые контролируют изготовление инструментов, ментализацию, планирование и имитацию действий других.Генетически унаследованные механизмы когнитивного развития используют вычислительные процессы, которые также присутствуют у других животных, но они обладают уникальной мощью по своему диапазону, мощности и гибкости.

Этот аспект «нового мышления» наиболее полно сформулирован в статьях Heyes [18] и Buchsbaum et al. [15]. Хейс фокусируется на ассоциативном обучении, эволюционно древнем универсальном механизме развития, и на той роли, которую оно играет в построении способности к подражанию.Буксбаум и др. фокусируется на каузальном обучении, общем доменном механизме развития, основанном на вероятностных моделях и байесовском выводе. Они подчеркивают доказательства того, что эволюция продлила период ювенильной зависимости у людей по сравнению с другими животными, и утверждают, что одна из основных функций нашего длительного детства — позволить нам использовать каузальное обучение для наращивания способностей к изготовлению инструментов. ума и планирования будущего о контрфактах. В поддержку этой гипотезы они представляют новые данные, связывающие каузальное научение с ролевой игрой.У детей в возрасте от 3 до 4 лет контрфактические рассуждения переходят из «реального» в «воображаемый» контекст.

Ключевые элементы концепции общности предметной области также очевидны в статьях Barrett et al. [13], Яблонка и др. [19], Стерельного [16] и Фрита [24]. Барретт и его коллеги подчеркивают важность социального опыта в формировании когнитивных процессов. Яблонка и др. и Стерельный утверждают, что в результате техно-социальной коэволюции у людей появились механизмы когнитивного развития «два к одному»; процессы, которые облегчают обучение как добыче пищи, так и социальным навыкам.Даже Бартон [12], хотя и ясно отрицает, что не может быть «общего» (нетехнического, несоциального) давления отбора, предполагает, что сочетание технического и социального давления породило сенсомоторные или «воплощенные» когнитивные процессы, которые решают технические и социальные проблемы с использованием перекрывающегося набора вычислений.

Frith [24] делает обзор недавних исследований в области психологии и когнитивной нейробиологии по «метапознанию» — процессам, с помощью которых мы отслеживаем и контролируем наши собственные когнитивные процессы и процессы других людей.Он различает неявное метапознание, которое позволяет людям и другим животным автоматически учитывать знания и намерения, от явного метапознания, которое предполагает сознательное осознание и зависит от способности к сложной коммуникации. Фрит утверждает, что способность к явному метапознанию является уникальной для человека и подразумевает, что эта способность является генетической адаптацией. Поскольку метапознание относительно специфично для предметной области (это мышление о мышлении), это указывает на то, что он симпатизирует идее о том, что ментализация является модулем.Однако в соответствии с мнением о том, что люди обладают уникальными мощными механизмами познавательного развития, Фрит также предполагает, что, когда мы рождаемся, «содержание явного метапознания — это чистый лист, на котором мы учимся записывать свой опыт. И то, что мы учимся там писать, во многом определяется социальными взаимодействиями».

Робалино и Робсон [26] также обсуждают эволюцию теории сознания, объединяя исследования по этой теме из экономики и когнитивной нейробиологии.Они дают подробное описание того, как теоретики игр развили работу Харсаньи и Ауманна для создания иерархических моделей теории разума с использованием байесовской теории принятия решений. Эти модели впечатляюще формальны и точны, но они не полностью предсказывают поведение склонных к ошибкам агентов в реальных социальных взаимодействиях. Робалино и Робсон определяют ряд способов, с помощью которых междисциплинарные исследования могут создавать модели, которые являются одновременно точными и эмпирически обоснованными; понимание ограниченной рациональности теории разума.

5. Заключительные замечания

Мы видели, что по сравнению с эволюционной психологией новое мышление об эволюции человеческого познания: (i) использует более длительную историческую перспективу и, следовательно, более сравнительный подход, (ii) подчеркивает важность коэволюции и культурной эволюции в создании постепенных, постепенных изменений и (iii) предполагает, что люди наделены уникальными мощными, общими для предметной области механизмами когнитивного развития, а не когнитивными модулями.В последней статье тематического номера спрашивается, можно ли эти контрасты обобщить с помощью концепции врожденности. Возможно, новое мышление отрицает, что специфически человеческие когнитивные процессы являются врожденными и, следовательно, менее «эволюционными», чем эволюционная психология. В заключительной статье этого тематического номера Ши [27] утверждает, что это не является полезным или законным способом характеристики направления, в котором движется поле. Понятие врожденности не может уловить текущую тенденцию, потому что оно предполагает связи и различия, отвергаемые новым мышлением.Например, концепция врожденности подразумевает, что развитие адаптаций не зависит от опыта и что существует дихотомия между индивидуумами, которые учатся сами и полагаются на генетическую информацию. Ши предлагает вместо этого уловить основную направленность нового мышления концепцией «унаследованной репрезентации». Эта концепция охватывает три способа, которыми естественный отбор создает информацию, которая передается из поколения в поколение и используется для создания адаптивных фенотипов: генетическое, эпигенетическое и культурное наследование.Новое мышление подчеркивает центральную роль обучения и богатого взаимодействия с физической и социальной средой для развития психологических способностей человека. Концепция унаследованной репрезентации ясно показывает, как это совместимо с глубоко эволюционным фокусом; новое мышление указывает на естественный отбор как на важный источник адаптивно релевантной информации, заключенной в психологических чертах человека, и отводит центральную роль культурной эволюции и коэволюции генов и культур в создании характерных для человека когнитивных и социальных фенотипов, которые столь разительно отличаются друг от друга. от наших ближайших родственников-приматов.

Благодарности

Статьи в этом тематическом выпуске были представлены на семинаре под названием «Новое мышление: достижения в изучении когнитивной эволюции человека», проходившем в Оксфордском университете 23–24 июня 2011 г. Редакторы тематического выпуска (C.H. и U.F.) благодарят соорганизаторов этой встречи Сюзанну Шульц и Николу Байром, а также тех, кто оказал дополнительную помощь в организации: Робин Данбар, Хумайру Эрфан-Ахмед, Дженнифер Лау, Эмму Нельсон, Кита Опи, Элли Пирс и Рафаэль Влодарски.Мы благодарны за финансовую поддержку All Souls College, Оксфорд; Британская академия; Гаранты мозгов; и Колледж Магдалины, Оксфорд. Семинар завершил «тематический семестр» по эволюции человеческого познания, щедро поддержанный Уорденом и членами Колледжа Всех Душ.

Конец примечания

1 Метафора руки появилась в ходе обсуждения среди участников проекта «Эволюция человеческого познания» в All Souls College, Оксфорд, в мае/июне 2011 г. (Роберт Бартон, Элисон Гопник, Рассел Грей, Сесилия Heyes, Ева Яблонка, Артур Робсон, Ким Стерельный), но в конечном итоге это был продукт ловкого ума Евы Яблонки.

Ссылки

1. Туби Дж., Космидес Л. 2005. Концептуальные основы эволюционной психологии. В Справочнике по эволюционной психологии (изд. Басс Д.М.), стр. 5–67. Хобокен, Нью-Джерси: Wiley [Google Scholar]2. Космидес Л., Туби Дж. 1987. От эволюции к поведению: эволюционная психология как недостающее звено. В «Последнее о лучшем: очерки эволюции и оптимальности» (под ред. Дюпре Ж.). стр. 276–306. Кембридж, Массачусетс: MIT Press [Google Scholar]3. Конфер Дж. К., Истон Дж. А., Флейшман Д. С., Гетц К.Д., Льюис Д. М. Г., Периллу К., Басс Д. М. 2010. Эволюционная психология: споры, вопросы, перспективы и ограничения. Являюсь. Психол. 65, 110–126 10.1037/a0018413 (doi:10.1037/a0018413) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]4. Стерельный К. 2011. Развитый ученик. Кембридж, Массачусетс: MIT Press [Google Scholar]6. Ричардсон Р.К. 2007. Эволюционная психология как дезадаптированная психология. Кембридж, Массачусетс: MIT Press [Google Scholar]8. Грей Р. Д., Хини М., Фэйрхолл С. 2003. Эволюционная психология и задача адаптивного объяснения: от спаривания к ментальности.Хоув, Великобритания: Тейлор и Фрэнсис [Google Scholar]9. Хейс С. М., Бартон Р. А., Грей Р. Д., Яблонка Э., Стерельный К. В процессе подготовки Рука GODD: новая эволюционная психология. [Google Академия] 10. Саймонс Д. 1992. Об использовании и неправильном использовании дарвинизма в изучении человеческого поведения. В адаптированном разуме: эволюционная психология и формирование культуры (ред. Баркоу Дж. Х., Космидес Л., Туби Дж.), стр. 137–159. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [Google Академия] 21. Спербер Д. 2000. Возражение против меметического подхода к культуре.В дарвинистской культуре: статус меметики как науки (изд. Ангер Р.), стр. 163–174. Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press [Google Scholar]

Что уникального в человеческом мышлении? | БиоНаука

M Айхаэль Томаселло возглавляет исследовательскую группу в Институте эволюционной антропологии им. Макса Планка в Лейпциге. Его работа посвящена тому, как человеческое мышление превосходит мышление других приматов в качественном отношении — как мы думаем способами, недоступными человекообразным обезьянам. Его доказательства состоят из тщательно контролируемых лабораторных экспериментов с шимпанзе и маленькими детьми.Томаселло и его сотрудники убедительно показывают, что существует три типа человеческого познания, из которых только один — индивидуальная интенциональность — присущ человекообразным обезьянам.

Индивидуальная интенциональность — это личное целенаправленное поведение, такое как залезание на дерево, чтобы сорвать фрукт или открытие коробки с лакомством. Индивидуальная интенциональность предполагает высокий уровень когнитивного функционирования, поскольку она включает в себя концептуализацию конечного результата (цели) и разработку серии действий, каждое из которых оценивается на предмет его эффективности в достижении результата.Индивидуальная интенциональность может иметь социальный компонент, например, когда один человек заручается помощью другого в приобретении инструмента, который находится вне досягаемости.

Второй вид познания — это то, что Томаселло называет коллективной интенциональностью . Он пишет: «Современные люди стали культурными существами… создавая… условности, нормы и институты, построенные не на личном, а на общем культурном основании. Таким образом, они стали полностью групповыми личностями» (стр. 80).

Эта форма познания является коллективной , потому что люди должны вступать в сложные социальные взаимодействия с целью принятия определенных социальных норм и условностей, и она является преднамеренной , потому что результирующие нормы и условности имеют целью способствовать некоторым формам социального взаимодействие и обесценивание других.Томаселло утверждает, что коллективная интенциональность отсутствует у человекообразных обезьян.

Уникальным и ошеломляющим вкладом Томаселло является его анализ того, что он называет совместной интенциональностью , которая возникает, когда два или более человека сотрудничают в достижении общей цели. Сотрудничество представляет собой сложную форму сотрудничества, последнее просто вовлекает всех участников задачи, выполняющих свою роль в социальном процессе. Например, эусоциальные насекомые, в том числе термиты, муравьи и многие виды социальных пчел и ос, строят сложные и изощренные колониальные структуры, используя чисто инстинктивное поведение.Нет никаких доказательств того, что эти существа концептуализируют конечный продукт и намеренно взаимодействуют для его производства.

Сотрудничество выходит за рамки сотрудничества, связывая сотрудников вместе в форме объединенных в сеть разумов с распределенным познанием среди участников, при этом все участники морально привержены отстаиванию своей части в процессе. Совместная интенциональность — это мы-мышление , форма познания, которая понятна даже маленьким детям, но обычно недоступна нечеловеческим животным.На мой взгляд, анализ мы-мышления Томаселло совершенно убедителен и является важным вкладом в наше понимание человеческого сотрудничества.

Стоит рассмотреть некоторые экспериментальные данные, на которых основано понятие совместной интенциональности. Шимпанзе указывают так же, как и люди, но они указывают только императивно , а не декларативно . То есть шимпанзе укажет на банан, который находится вне досягаемости, и попросит, чтобы смотритель дал ей банан.Однако шимпанзе никогда не укажет, чтобы помочь смотрителю найти то, что он ищет. Точно так же шимпанзе не будет интерпретировать указание смотрителя как информационно значимое.

В одном эксперименте шимпанзе знает, что лакомство спрятано в одной из двух бочек, и может выбрать любую из бочек. Смотритель заглядывает в обе бочки, отходит немного в сторону и указывает на одну из бочек. Затем обнаруживается, что шимпанзе выбирает каждую бочку с одинаковой частотой, что указывает на то, что она не может интерпретировать указание смотрителя как форму информационного помогающего поведения.Даже очень маленькие дети, напротив, неизменно интерпретируют поведение смотрителя как информационное указание, и ребенок всегда выбирает правильный ствол.

Совместная преднамеренность требует, чтобы соавторы признавали, что каждый из них имеет определенный особый взгляд на задачу, с неразделенными знаниями, которые должны быть предоставлены другим соавторам для успешного выполнения задачи. Следовательно, совместная интенциональность требует, чтобы люди понимали, что у других не только есть убеждения, но и у других могут быть ложные убеждения .

Стандартный тест на понимание ложных убеждений имеет следующий вид. Испытуемый и экспериментатор сидят по разные стороны стола, на котором лежат три непрозрачные перевернутые чашки. Экспериментатор кладет предмет под одну из трех чашек и уходит. Затем марионетка занимает свое место за столом и перекладывает игрушку из-под одной чашки в другую. Затем марионетка уходит, и через некоторое время возвращается экспериментатор. Испытуемого спрашивают, где экспериментатор будет искать предмет.Ребенок в возрасте до 12 месяцев — или шимпанзе любого возраста — предскажет, что экспериментатор перевернет чашку, в которую марионетка передвинула предмет, не понимая, таким образом, что экспериментатор, который не был свидетелем поведения марионетки, будет иметь ложное представление о местонахождении игрушки. Человеческий ребенок старше 12 месяцев правильно предскажет, что экспериментатор заглянет не в ту чашку.

Томаселло приходит к выводу из этого и связанных с ним экспериментов, что человеческое мышление в своей основе основано на сотрудничестве и основано на совместной интенциональности, тогда как мышление других приматов в основном конкурентное и основано на индивидуальной интенциональности.Он называет это гипотезой общей интенциональности .

Разработав концепции индивидуальной, совместной и коллективной интенциональности, Томаселло объясняет, как могли развиться последние две, присутствующие у людей и отсутствующие у обезьян. Он утверждает, что наши предки-охотники-собиратели сначала отличались от других приматов, развивая мелкомасштабное, в основном диадическое сотрудничество в охоте и собирательстве. Участники сотрудничества в этом масштабе создавали социально разделяемые совместные цели и совместное внимание, закладывая основу для кооперативного социального взаимодействия.

Согласно этой учетной записи, люди с повышенной способностью к сотрудничеству могут быть ценными партнерами в поиске пищи. Следовательно, они будут более успешными охотниками, будут привлекательными партнерами и будут иметь больше потомства. Эти потомки унаследовали бы способность к совместной интенциональности и предрасположенность к сотрудничеству с другими, что привело бы к эволюционному успеху их способностей к сотрудничеству. Томаселло считает, что этот совместный шаг начался вскоре после появления первых гомининов около 2 миллионов лет назад.

Томаселло предполагает, что сотрудничество в этот период можно смоделировать как охота на оленя . В игре «Охота на оленей» два игрока могут действовать в одиночку и ожидать поимки кролика стоимостью 1, или они могут сотрудничать и рассчитывать поймать оленя стоимостью 4, например. Но если один идет за оленем, а другой — за кроликом, охотник на оленя получает 0. Легко видеть, что это чисто координационная игра, в которой охота на оленя лучше для обоих игроков, но они все равно могут не справиться. сотрудничать, потому что каждый подозревает, что другой может не сотрудничать.Некооперативное решение — это в основном то, что делают нечеловекообразные приматы, тогда как кооперативное решение — это то, к чему люди эволюционировали благодаря приверженности совместной интенциональности.

Томаселло предлагает простой набор условий, ведущих от совместной к коллективной интенциональности. По мере того, как человеческие популяции начали увеличиваться в размерах и конкурировать друг с другом, утверждает Томаселло, групповая жизнь в целом превратилась в одну большую совместную деятельность, создав гораздо больший и более постоянный общий мир , то есть культуру.Возникшее в результате групповое мышление среди всех членов культурной группы было основано на новой способности создавать общую культурную почву посредством коллективно известных культурных условностей, норм и институтов.

Именно в этот период развился язык. Для диадного сотрудничества подойдут простые жесты и указывание, но когда в сотрудничестве участвует много людей, некоторые из которых незнакомы, необходим более широкий набор средств коммуникации, и язык удовлетворяет эту потребность.

Несмотря на элегантность этой эволюционной истории, ее достоверность вызывает сомнения.В палеоантропологических записях нет свидетельств существования предка-гоминида, чья социальная организация основывалась, по словам Томаселло, на «сотрудничестве… между случайными парами особей». Ранние гоминины в переходный период от плиоцена к плейстоцену были падальщиками (Бинфорд, 1985, Блуменшайн и др., 1994, Домингес-Родриго и Барба, 2006, Макферрон и др., 2010), чьи скоординированные коллективные действия были достаточными, чтобы отогнать хищников. кто напал и убил добычу.До появления отравленных копий и стрел с каменными наконечниками, которое произошло сравнительно недавно, активное преследование крупной добычи несколькими охотниками, вероятно, было невозможно (Sahle et al. 2013). И в уборке мусора, и в охоте в лесах и лесах плейстоцена участвовало большинство здоровых мужчин в группе, действовавшей коллективно, рассредоточившись по большой территории в поисках добычи. Когда один из членов группы обнаруживал добычу, других вызывали, чтобы отогнать хищников камнями и копьями.Затем они несли добычу, которая могла быть довольно большой, обратно на базу, где мясо можно было приготовить и разделить.

Представление о том, что очень небольшие группы охотников могли образовывать коалиции и охотиться отдельно от других небольших групп охотников, конечно, возможно, но оно не подтверждается палеоантропологическими данными. Кроме того, современные группы охотников-собирателей, которых насчитывается более 1000 по всему миру, почти всегда охотятся коллективно и имеют сложные социальные нормы равноправного распределения мяса крупных животных.Основная причина коллективной охоты, по-видимому, заключается в том, что поимка крупной добычи — редкое и непредсказуемое событие, поэтому коллективное участие в охоте снижает стохастичность отдачи до приемлемого уровня (Lewis et al. 2014)

Если эти наблюдения точны, наиболее вероятно, что ранние виды гоминидов развили грубое, но эффективное коллективно преднамеренное общество с нормами, условностями и сложными формами общения, которые дали этому виду эволюционное преимущество перед многими видами гоминидов того времени, которые боролись за контроль над охотником. собрать нишу в лесу и лесу.Томаселло предполагает, что переход от совместной интенциональности к коллективной должен был отложиться до тех пор, пока не возникнет высокий уровень человеческой популяции и межгрупповая конкуренция. Однако общества охотников-собирателей с коллективной охотой появляются в летописи окаменелостей задолго до того, как в современную эпоху начался рост населения, и межгрупповые войны, вероятно, всегда были важны для наших предков-гоминидов (Bowles and Gintis 2011). Следовательно, общества «совместной интенциональности» вообще не существовало.

Точно так же неправдоподобно представление о том, что человеческий язык является современной адаптацией к высокой плотности населения и войнам. Человеческий язык возник, по всей вероятности, более 700 000 лет назад (Дедиу и Левинсон, 2013), хотя свою современную форму он мог принять гораздо позже, между 100 000 и 50 000 лет назад (Либерман и Маккарти, 2007). Однако рост человеческой популяции начался только 10 000 лет назад.

Важной жертвой этих фактов является утверждение Томаселло о том, что раннее сотрудничество гоминидов можно проницательно смоделировать как охоту на оленей.Суть игры в охоту на оленей заключается в том, что у каждого агента есть стимул к сотрудничеству, если это делают все остальные. Если на общий выигрыш группы приходится nb при затратах c < b для него самого, и если предположить, что выигрыш группы делится поровну между игроками, то игрок будет сотрудничать при условии, что b ÷ n > с . Это может быть верно для n = 2 или n = 3, но маловероятно, что выигрыш от сотрудничества превышает затраты более чем в три раза.Для типичной группы охотников, в которую могло входить от 8 до 16 человек, у каждого есть стимул уклоняться. Следовательно, подходящая игра, описывающая совместную охоту, скорее всего, будет игрой общественного блага , а не игрой охоты на оленя. На самом деле, мы знаем, что современные люди имеют генетическую предрасположенность, которая позволяет им развивать социальные институты, способствующие сотрудничеству в таких играх общественного блага (Фер и Гинтис, 2007, Боулз и Гинтис, 2011).

Томаселло обращается к Skyrms (2004) за поддержкой в ​​утверждении, что охота на оленей является подходящим инструментом для анализа человеческого сотрудничества.Однако аргумент Скирма неприемлем для игр с более чем двумя игроками и вызывает сомнения даже для n = 2. В последнем случае, если задача требует, чтобы два человека успешно выполнили работу, обычно можно уклониться от некоторого степени, в надежде, что другой возместит слабину. Это нарушает условия игры «Охота на оленей». Как только мы добавим несколько игроков и различные усилия, игра с охотой на оленей развалится.

Более того, эта зависимость от охоты на оленей сбила Томаселло с толку в оценке важности альтруизма, который заменяется мутуализмом в игре охоты на оленей, в развитии человеческого сотрудничества.Это убеждение не является стартовым. Во-первых, совместная интенциональность включает в себя совместное обязательство перед группой сотрудников, а обязательство означает именно то, что каждый член соблюдает цели группы, даже если его лучшим личным интересом было бы отказаться от сотрудничества или, по крайней мере, уменьшить свой вклад в группу. усилий — для достижения других личных целей. С другой стороны, идея о том, что в большинстве случаев человеческое сотрудничество является либо совместной, либо коллективной интенциональностью, просто не соответствует действительности. Помощь и наказание, основанные на альтруизме, имеют место во многих критических ситуациях, в которых вообще отсутствует сотрудничество.Если незнакомец дает мне указания или если пассажиры авиарейса тактичны друг к другу, эти формы просоциальности являются альтруистическими в самом строгом смысле. Но ни о каком сотрудничестве речь не идет. Более того, человеческая мораль включает в себя такие добродетели характера, как честность и отвага, ради которых люди жертвуют личной выгодой ради чести, даже если они не испытывают чувств к тем, кто извлекает выгоду из их добродетели, и когда они не могут получить материальную выгоду от своей прямоты. Это альтруизм без сотрудничества.

Историю социальной эволюции человека еще предстоит написать (Gintis et al. 2015), и гипотеза общей интенциональности Томаселло, вероятно, является важной частью этой истории. Но его утверждение о том, что преднамеренное сотрудничество «главным образом ответственно» за человеческое сотрудничество, неправдоподобно, хотя бы потому, что маловероятно, чтобы какой-то один фактор был в первую очередь ответственен за что-либо в человеческой эволюции. Мы являемся продуктом сложной, многогранной эволюционной динамики, и чем глубже мы исследуем наше происхождение как вида, тем больше чудесных граней мы открываем.

Приведенные ссылки

.

Человеческие предки: изменение взглядов на их поведение

4

 (стр. 

292

327

),  ,  .

Конкурс туш и поведенческой экологии ранних гоминидов: тематическое исследование и концептуальная основа

27

 (стр. 

197

213

),  ., 

Кооперативный вид: человеческая взаимность и ее эволюция

2011

Princeton University Press

,  .

О древности языка: переосмысление языковых способностей неандертальцев и его последствия

Новые оценки частот следов зубов и перкуссии на сайте FLK Zinj: гипотеза хищник-гоминид-хищник фальсифицирована

50

 (стр. 

170

194

),  .

Человеческая мотивация и социальное сотрудничество: экспериментальные и аналитические основы

,

Ежегодный обзор социологии

,

2007

, том.

33

 (стр. 

43

64

),  ,  .

Эволюционное происхождение политических систем человека

Высокая мобильность объясняет разделение спроса и принудительное сотрудничество у эгалитарных охотников-собирателей

5

  ,  .

Отслеживание эволюции языка и речи: сравнение голосовых путей для определения речевых возможностей

49

 (стр. 

15

20

),  ,  ,  ,  ,  ,  ,  .

Доказательства потребления тканей животных с помощью каменных орудий до 3,39 миллиона лет назад в Дикике, Эфиопия

,

Nature

,

2010

, vol.

466

 (стр. 

857

860

),  ,  ,  ,  ,  ,  .

Самые ранние снаряды с каменными наконечниками из Эфиопского разлома датируются более чем 279 000 лет назад.

8

  . , 

Охота на оленя и эволюция социальной структуры

2004

Издательство Кембриджского университета

© Автор(ы), 2015. Опубликовано Oxford University Press от имени Американского института биологических наук. Все права защищены. Для разрешений, пожалуйста, по электронной почте: журналы.разрешения@oup.com.

Фундаментальные принципы мышления — ScienceDaily

Это один из самых фундаментальных вопросов нейробиологии: как люди думают? До недавнего времени казалось, что мы далеки от окончательного ответа. Однако ученые из Института когнитивных исследований человека и мозга Макса Планка (MPI CBS) в Лейпциге, Германия, и Института системной неврологии им. Кавли в Тронхейме, Норвегия, в том числе лауреат Нобелевской премии Эдвард И. Мозер, предлагают новое предложение в текущий выпуск журнала Science — Люди думают, используя навигационную систему своего мозга.

Когда мы ориентируемся в окружающей среде, в нашем мозгу активны два важных типа клеток. Клетки места в гиппокампе и клетки сетки в соседней энторинальной коре образуют цепь, которая обеспечивает ориентацию и навигацию. Команда ученых предполагает, что наша внутренняя навигационная система умеет гораздо больше. Они предполагают, что эта система также является ключом к «мышлению», объясняя, почему наши знания кажутся организованными пространственным образом.

«Мы считаем, что мозг хранит информацию об окружающем мире в так называемых когнитивных пространствах.Это касается не только географических данных, но и отношений между объектами и опытом», — объясняет Кристиан Доллер, старший автор статьи и новый директор MPI CBS.

Термин «когнитивные пространства» относится к ментальным картам, на которых мы размещаем наш опыт. Все, с чем мы сталкиваемся, имеет физические свойства, будь то человек или объект, и поэтому может быть расположено в разных измерениях. «Если я думаю об автомобилях, я могу заказать их, например, исходя из мощности двигателя и веса.У нас будут гоночные автомобили с мощными двигателями и малым весом, а также караваны со слабыми двигателями и большим весом, а также все промежуточные комбинации», — говорит Доллер. «Мы можем думать о нашей семье и друзьях аналогичным образом; например, на основе их роста, юмора или дохода, кодируя их как высоких или низких, юмористических или лишенных чувства юмора, или более или менее богатых».

Теория человеческого мышления

В своем предложении Доллер и его команда объединяют отдельные потоки доказательств, чтобы сформировать теорию человеческого мышления.Теория начинается с отмеченных Нобелевской премией открытий клеток места и сетки в мозге грызунов, которые, как впоследствии было показано, существуют у людей. Оба типа клеток демонстрируют паттерны активности, отражающие положение животного в пространстве, например, когда оно добывает пищу. Каждое положение в пространстве представлено уникальным паттерном активности. Вместе активность места и ячеек сетки позволяет сформировать ментальную карту окружения, которая сохраняется и реактивируется во время последующих посещений.

Очень регулярную активацию ячеек сетки можно наблюдать и у людей, но, что важно, не только во время перемещения по географическим пространствам. Ячейки сетки также активны при изучении новых понятий, как показало исследование 2016 года. В этом исследовании добровольцы научились ассоциировать изображения птиц, которые различались только длиной шеи и ног, с различными символами, такими как дерево. или колокольчик. Птица с длинной шеей и короткими ногами ассоциировалась с деревом, тогда как птица с короткой шеей и длинными ногами принадлежала колокольчику.Таким образом, определенное сочетание телесных признаков стало представляться символом.

В последующем тесте памяти, проведенном с помощью сканера мозга, добровольцы указывали, связаны ли различные птицы с одним из символов. Интересно, что энторинальная кора активировалась почти так же, как и во время навигации, обеспечивая систему координат для наших мыслей.

«Соединяя все эти предыдущие открытия, мы пришли к предположению, что мозг хранит ментальную карту вне зависимости от того, думаем ли мы о реальном пространстве или о пространстве между измерениями наших мыслей.Ход наших мыслей можно рассматривать как путь через пространства наших мыслей по разным ментальным измерениям», — объясняет Якоб Беллмунд, первый автор публикации.

Картографирование нового опыта

«Эти процессы особенно полезны для выводов о новых объектах или ситуациях, даже если мы никогда с ними не сталкивались», — продолжает нейробиолог. Используя существующие карты когнитивных пространств, люди могут предвидеть, насколько что-то новое похоже на то, что они уже знают, сопоставляя это с существующими измерениями.Если они уже сталкивались с тиграми, львами или пантерами, но никогда не видели леопарда, мы поместим леопарда в то же положение, что и других больших кошек в нашем когнитивном пространстве. Опираясь на наши знания о понятии «большая кошка», уже сохраненные в ментальной карте, мы можем адекватно отреагировать на встречу с леопардом. «Мы можем обобщать новые ситуации, с которыми постоянно сталкиваемся, и делать выводы о том, как нам следует себя вести», — говорит Беллмунд.

(PDF) Критическое мышление и его важность в образовании

обладает высокими навыками критического мышления.Критическое мышление не тождественно интеллекту, и

не следует путать с ним. Критическое мышление — это навык, который можно развить (Walsh

and Paul, 1988). Кроме того, что критическое мышление можно развить, его можно исследовать и

анализировать с его различными измерениями, так что это показывает, что многие ученые или эксперты

выдвигают гипотезы о критическом мышлении, потому что жизнеспособность критического мышления была осознана

многими люди недавно.Педагоги осознают тот факт, что можно мыслить критически.

Исследования критического мышления

Первые исследования критического мышления начались в 1960-х годах.

Исследователи намеревались объяснить критическое мышление двумя основными дисциплинами посредством

этих исследований. Философский подход остановился на нормах хорошего мышления, понятии

и мотиве человеческого мышления и познавательных способностях, необходимых для объективного мировоззрения;

в то время как психологический подход сосредоточился на мышлении и экспериментальных исследованиях мышления,

индивидуальных различиях в обучении мышлении и концепции решения проблем, которая является

частью критического мышления.Теперь я приведу несколько примеров исследований критического мышления.

Курум (2002) провел исследование на педагогическом факультете Университета Анадолу. Цель исследования

Курума состояла в том, чтобы определить способности критического мышления и уровни мыслительных способностей

, составляющие эту способность, а также факторы, влияющие на критическое мышление преподавателей

стажеров, обучающихся на педагогическом факультете Университета Анадолу. Результаты исследования показали

, что способности учителей-стажеров к критическому мышлению и все уровни мыслительных способностей находились на среднем уровне

и что на эти способности влияли различные факторы, такие как возраст, тип средней школы

оконченный, тип оценки и уровень на вступительном экзамене в университет, изучаемая программа,

образование и уровень дохода семьи, а также мероприятия, проводимые для собственного развития.

Пол (1989) провел исследование, касающееся адаптации диспозиций критического мышления

в учебной среде. В этом исследовании Пол предлагает

дисциплинированному характеру и

самостоятельному мышлению можно научить. Он утверждал, что критическое мышление

было построено из навыков, таких как определение выводов, изучение предпосылок, формирование

выводов и диагностика ошибок.Таким образом, он предложил сконструировать критическое мышление

как «дисциплинированное, самонаправленное мышление, которое является примером совершенства мышления, соответствующего

определенному способу или области мышления. Критическое мышление, концептуализированное таким образом, должно

преподаваться с акцентом на развитие беспристрастных, критических мыслителей, готовых

принимать во внимание интересы различных людей или групп независимо от личного интереса. Пол назвал ее

диалогической или диалектической моделью мышления.

Джанкарло, Блом и Урдан (2004) интересовались измерением склонности к критическому

мышлению у подростков, как показано в четырех последовательных исследованиях. Результаты

их исследований подтверждают Калифорнийскую меру умственной мотивации (сокращенно

CM3). Это исследование было основано на предположении, что критическое мышление является предрасположенностью, и

предоставило не только доказательства существования предрасположенности к критическому мышлению у подростков, но и ценный инструмент для оценки этой конструкции.Авторы пришли к выводу, что «CM3 оценивает степень, в которой люди считают себя готовыми и склонными подходить к сложным

проблемам систематически, новаторски, непредубежденно и любознательно».

Ханна Арендт о разнице между тем, как искусство и наука освещают человеческие условия – маргинанец

Искусство и наука, несмотря на их значительную творческую симпатию, играют бесспорно разные роли в человеческом опыте.Но вопрос о том, что это за различия и почему они имеют значение, — вопрос, на который пытались ответить как философы, так и физики, — остается вечной загадкой.

Один из самых проницательных и расширяющих жизнь ответов исходит от Ханны Арендт (14 октября 1906 г. — 4 декабря 1975 г.) — мыслительницы, которая сопротивлялась ярлыку «философ», поскольку она производила и призывала к необычайно мощным размышлениям о столь своевременных и вневременные вопросы, такие как ложь в политике, наше стремление к самопроявлению, сила аутсайдерства, решающее различие между истиной и смыслом и то, что на самом деле означает свобода воли.

Ханна Арендт. . Она пишет:

Из-за своей выдающейся долговечности произведения искусства являются наиболее интенсивно мирскими из всех материальных вещей; их долговечность почти не затронута разъедающим действием природных процессов, так как они не подлежат использованию живыми существами, использованию, которое, впрочем, далеко от осуществления их собственного предназначения, как назначение стула осуществляется, когда он сидели — их можно только уничтожить.Таким образом, их долговечность более высокого порядка, чем та, в которой нуждаются все вещи, чтобы вообще существовать; он может достичь постоянства на протяжении веков. В этом постоянстве сама устойчивость человеческого искусства, которое, будучи обитаемым и используемым смертными, никогда не может быть абсолютным, достигает своего собственного представления. Нигде больше не проявляется в такой чистоте и ясности абсолютная прочность мира вещей, поэтому нигде этот мир вещей не раскрывается так эффектно, как бессмертный дом смертных существ.Как будто мирская устойчивость стала прозрачной в постоянстве искусства, так что предчувствие бессмертия, не бессмертия души или жизни, а чего-то бессмертного, достигнутого смертными руками, стало осязаемо присутствовать, сиять и быть видеть, звучать и быть услышанным, говорить и быть прочитанным.

Она размышляет о происхождении искусства, об этом импульсе, придающем форму нашему стремлению к бессмертию:

Непосредственным источником художественного произведения является человеческая способность мыслить… Мысль родственна чувству и преображает его немое и невнятное уныние, как обмен преображает неприкрытую жадность желания, а употребление преображает отчаянную тоску потребностей — до тех пор, пока они все не исчезнут. пригодным для того, чтобы войти в мир и превратиться в вещи, овеществиться.В каждом случае человеческая способность, которая по самой своей природе открыта миру и коммуникабельна, трансцендирует и высвобождает в мир страстную интенсивность из заточения внутри себя.

В случае с произведениями искусства овеществление — это больше, чем просто преобразование; это преображение, истинная метаморфоза, в которой как бы обращается ход природы, желающий, чтобы всякий огонь сгорел дотла, и даже прах мог воспламениться… Это овеществление и материализация, без которых ни одна мысль не может стать осязаемой вещью, всегда оплачивается, и эта цена — сама жизнь.

Но хотя мы склонны связывать мышление с разумом, который является исходным материалом науки, Арендт предостерегает от смешения мышления и познания. За полтора десятилетия до того, как она начала исследовать, как разум мешает себе, ставя интеллект на путь мышления, она пишет:

Мысль и познание — не одно и то же. Мысль, источник художественных произведений, проявляется без преобразования и преображения во всей великой философии, тогда как главным проявлением познавательных процессов, посредством которых мы приобретаем и накапливаем знания, являются науки.Познание всегда преследует определенную цель, которую можно поставить как из практических соображений, так и из «праздного любопытства»; но как только эта цель достигнута, познавательный процесс подходит к концу. Мысль, напротив, не имеет ни цели, ни цели вне себя и даже не производит результатов.

[…]

Познание… принадлежит всем, а не только процессам интеллектуальной или художественной работы; как и само производство, это процесс, имеющий начало и конец, полезность которого можно проверить, и который, если он не дает результатов, оказывается неудачным, как не работает мастерство плотника, когда он изготавливает стол на двух ножках.Познавательные процессы в науках в основном не отличаются от функции познания в производстве; научные результаты, полученные посредством познания, добавляются к человеческому искусству, как и все остальное.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.