Моральное растождествление: Психологи разработали тест, который может определить самые темные стороны вашей личности

Психологи нашли «тёмное ядро личности». И от него

Вот что делает людей плохими.

Эгоизм, макиавеллизм, нарциссизм, психопатия, садизм, злоба и другие черты описывают тёмную сторону человеческой личности.

Как показывают результаты нового немецко-датского исследования, эти черты восходят к общему «тёмному ядру». То есть у обладателя одной из них, скорее всего, есть и другие из этого списка, сообщает EurekAlert.

И в истории, и в повседневной жизни есть множество примеров, когда люди поступают жестоко, злонамеренно или эгоистично. Как и в обычной речи, в психологии есть множество разных названий для дурных устремлений: психопатия (отсутствие эмпатии), нарциссизм (крайний эгоцентризм), макиавеллизм (убеждение, что цель оправдывает средства) составляют так называемую «тёмную триаду», но есть и много других терминов.


Хотя на первый взгляд различия между этими чертами довольно существенны — быть эгоистом более «приемлемо», чем психопатом, — новое исследование демонстрирует, что все тёмные черты личности тесно связаны и опираются на одну общую тенденцию.

То есть большинство тёмных черт являются разными проявлениями одной предрасположенности — тёмного ядра личности.

На практике это означает, что если у вас есть одна из этих наклонностей, то вы с большой долей вероятности будете обладать и некоторыми другими.

Учёные пришли к выводу, что общий знаменатель всех тёмных черт — так называемый D-фактор — можно определить как склонность максимизировать собственную выгоду, игнорируя, провоцируя или принимая невыгоду других, в сочетании с убеждениями, которые служат оправданиями.

Иными словами, все тёмные черты сводятся к общей тенденции ставить свои цели и интересы выше чужих до той степени, что человек начинает получать удовольствие от причинения другим неудобств. К этому прилагается набор взглядов, которые служат оправданиями, тем самым защищая его от чувства вины, стыда и т. п.

Вот как этот общий знаменатель проявляется в девяти наиболее изученных тёмных чертах личности:


  • Эгоизм: крайняя приверженность собственной выгоде за счёт других людей и общества в целом.

  • Макиавеллизм: манипулятивность, чёрствость и уверенность, что цель оправдывает средства.

  • Моральное разотождествление: тип когнитивной обработки данных, позволяющий поступать неэтично, не испытывая при этом дискомфорта.

  • Нарциссизм: крайний эгоцентризм, чувство превосходства и крайняя потребность в чужом внимании.

  • Психологическая претензия: постоянное убеждение, что субъект лучше всех остальных и заслуживает лучшего отношения.

  • Психопатия: отсутствие эмпатии и самоконтроля в сочетании с импульсивностью.

  • Садизм: желание причинять психический или физический вред другим ради собственного удовольствия или собственной выгоды.

  • Корыстность: желание повышать и подчёркивать свой социальный и финансовый статус.

  • Злоба: деструктивность и готовность причинять вред другим, даже если при этом наносится вред самому себе.

А вы знаете людей с такими чертами? Присмотритесь внимательнее…

Устаревшие образцы поведения

У того, кто в детстве был жертвой, вырабатываются определенные образцы поведения (и соответствующие чувства), которые сохраняются даже тогда, когда необходимость в таком поведении отпадает.

В детстве Франсес стала жертвой жестокого отчима. Когда ей было пять лет, он приучил ее «играть» с его половыми органами, а когда ей исполнилось двенадцать, вступил с ней в половую связь. При этом он все время предупреждал ее, чтобы она ничего не рассказывала матери, пугая тем, что мать рассердится на нее, выгонит из дома и не будет больше любить. Франсес, как большинство детей в подобных обстоятельствах, чувствовала себя неспособной что-либо изменить и была вынуждена подчиняться требованиям отчима. С тех пор живущая в ней Жертва заставляет Франсес чувствовать себя беспомощной, несчастной, постоянно попадающей в какие-то неприятные ситуации, которые она не в состоянии изменить. К ним относятся порой и ситуации, которые полностью зависят от самой Франсес, например, необходимость записаться к парикмахеру на стрижку или «сесть на диету». Жертва толкает Франсес на мучительные размышления: «А зачем? Я все равно ничего не могу изменить», тем самым фактически способствуя «саботажу» и мешая ей принять ответственность за свою собственную жизнь.

Общее во всех этих субличностях — Кассандре, Беспризорной Ванде, — А Зачем? — Все Равно Ничего Нельзя Изменить — состоит в том, что они фиксированы на прошлом и будущем и не принимают реальности настоящего. Так же как Брент и Ванда, Франсес должна сначала обратиться к своему прошлому опыту, установить отношения с прошлым, вновь пережить те горести, которые переживала, когда была ребенком, а затем сказать своей Жертве совершенно твердо: «Теперь все по-другому!» Очень важно не осуждать самого себя за то, что в вас есть такого рода негативно направленные субличности. В них всегда можно обнаружить положительную сторону. Беспризорная Ванда, например, чувствительна к нуждам своих гостей и является прекрасной хозяйкой, Кассандра всегда удерживает Брента от излишнего увлечения рисованием в ущерб финансовым делам. Принятие и признание

себя самого хозяином своих «негативных» субличностей, черт характера, мотивов, действий и т.п. — ключ к личностному росту и счастью. Однако признать их не означает позволить им полностью завладеть вашим «Я».

Теперь будет кстати ввести такое важное понятие, как разотождествление (дезидентификация), широко используемой в психотерапевтической практике. Предлагаемое упражнение является адаптированным вариантом упражнения Роберто Ассаджиоли из его книги «Психосинтез».

* * *

Упражнение по разотождествлению

Сядьте удобно, выпрямив спину. Закройте глаза. Сделайте несколько глубоких вдохов, мысленно следя за своим дыханием. Затем повторяйте вслух или про себя:

У меня есть тело, но я — это не мое тело. Мое тело может быть больным или здоровым, усталым или бодрым, но это не влияет на меня, на мое истинное «Я».

Мое тело — прекрасный инструмент для ощущений и действий во внешнем мире, но оно

всего лишь инструмент. Я хорошо с ним обращаюсь, я стараюсь, чтобы оно было здоровым, но мое тело — это не «Я» .

У меня есть тело, но я — это не мое тело.

У меня есть эмоции, но я — это не мои эмоции. Мои эмоции многочисленны, изменчивы, противоречивы. Однако я всегда остаюсь собой, своим «Я» , радуюсь или горюю, спокоен или взволнован, надеюсь на что-то или отчаиваюсь. Поскольку я могу наблюдать, понимать и оценивать свои эмоции и, более того, управлять, владеть ими, использовать их, то очевидно, что они — не есть мое «Я» .

У меня есть эмоции, но я — это не мои эмоции.

У меня есть интеллект, но я —

это не мой интеллект.

Он достаточно развит и активен.

Он является инструментом для познания окружающего и моего внутреннего мира, но он — это не мое «Я».

У меня есть интеллект, но я — это не мой интеллект.

Я — Центр чистого самосознания.

Я — Центр Воли, способный владеть и управлять моим интеллектом, эмоциями, физическим телом и всеми моими психическими процессами.

Я — это постоянное и неизменное «Я».

* * *

Это очень ценное упражнение можно повторять по нескольку раз. Постепенно оно становится упражнением по самоотождествлению , потому что, по мере того, как вы обучаетесь не отождествляться со своими эмоциями, телом, мыслями и теми или иными субличностями, вы все больше погружаетесь в ощущение своего собственного истинного «Я», которое является достаточно простым, постоянным и неизменным.

Вы можете использовать модель этого упражнения для любых своих субличностей, употреблять свои собственные выражения и формулировки и заканчивать разотождествление, например, так: «У меня есть субличность Беспризорная Ванда, но я — это не Беспризорная Ванда».

Тест на определение тёмного ядра личности — @дневники: асоциальная сеть

воскресенье, 28 октября 2018

мои результаты

Объяснение черт личности

Эгоизм: «Чрезмерная забота о своем собственном удовольствии или выгоде в ущерб благополучию других людей». (Weigel и др., 1999)

Макиавеллизм: «Склонность к манипуляциям и жестокости, ориентация на стратегию и расчёт». (Jones & Paulhus, 2014)

Моральное разотождествление: «Типичная когнитивная ориентация, направленная на оправдывание неэтичного поведения». (Moore и др., 2012)

Нарциссизм: « Всепоглощающий восторг собой или самовлюблённость». (Jones & Paulhus, 2014; Smith, 2017)

Невротическая претензия: «Устойчивое и всеобъемлющее чувство, что Вы заслуживаете большего, чем другие». (Campbell и др., 2004)

Психопатия: «Недостаток
эмоциональных реакций и самоконтроля (т. е. бесчувственность и
импульсивность), а также отсутствие раскаяния, антисоциальное поведение и
непостоянство характера». (Jones & Paulhus, 2014; Smith, 2017)

Садизм: «Склонность
унижать других с помощью жестокого или оскорбительного поведения, или
стремление намеренно причинить физическую, сексуальную или
психологическую боль другим, чтобы ощутить власть, удовольствие или
наслаждение». (O’Meara и др. 2011)

Корыстность:
«Беспринципное преследование своих корыстных интересов в значимых сферах

общества, например, преследование материальных выгод, социального
статуса, признания, достижений и успеха». (Gerbasi & Prentice, 2013)

Злобность: «Склонность причинять вред другим, даже если при этом наносится вред самому себе.» (Marcus и др., 2014)


Общий результат: общий показатель Вашего тёмного ядра. Чем выше результат, тем темнее Ваша личность.



  • ← Предыдущая запись
  • Следующая запись →

Культурная политика: предпосылки перемен — Петр Щедровицкий

Культурная политика призвана производить новые смыслы в коммуникации и понимании, создавать культурные гештальты, конструировать новые представления и за счёт этого — формировать пространства для возможных и допустимых в данных рамках поступков и действий. Освоение нового пространства требует изменения самого человека и способов организации его активности.

Основатель и руководитель Школы культурной политики Петр Щедровицкий дает в своей статье философское обоснование культурной политики как одной из технологий управления.

По своему происхождению идея «культурной политики» связана с понятием культуры и процессами масштабной политизации культурных факторов, характерными для конца ХIХ — начала ХХ столетия. Понятие «культуры» принадлежит к числу фундаментальных понятий европейской интеллектуальной традиции. Авторы эпохи Просвещения вкладывали в это понятие универсалистские ориентации. Так, Руссо считал, что «культура» есть содержание «всеобщей истории человечества». Наряду с другими мыслителями этого периода он трактовал культуру как пространство смыслов и ценностей, а также обычаев и форм организации жизни, которое интегрирует человечество, превращает отдельного человека и социальную группу в участников общего процесса.

Параллельно с развертыванием понятия «культуры» в универсалистском значении в европейской традиции, начиная с римских юристов, риторов и философов, закладывается еще один смысл. «Культура» трактуется как источник различий и расхождений между социальными, этническими, национальными, региональными, профессиональными и другими группами. Уже в античном Риме существовало понимание того, что «культура» противостоит цивилизации как сумме рациональных и эффективных технических и технологических решений. При этом «культура» часто оказывается сильнее «цивилизации», ограничивая продвижение последней. Дилемма этой интеграции-дифференциации, универсализации-регионализации не разрешена до сих пор.

Начиная с Иммануила Канта, утвердилось понимание того, что человек не может быть принужден другими иметь ту или иную цель, хотя он может быть при определенных обстоятельствах принужден делать то, что противоречит его личным целям и установкам. Напротив, приобретение разумным существом способности самостоятельно и автономно ставить цели возможно, согласно концепции Канта, за счет наличия особого пространства — культуры. С этой точки зрения, культура является одновременно пространством развертывания родовых человеческих способностей целеопределения и индивидуальным достоянием отдельного человека, пространством актуалгенеза. Культурная организация задает границы того, что человек как свободно действующее существо может делать из себя сам.

Рассмотрение человека как культурного существа заставляет по-иному смотреть на социальные, политические и экономические процессы. Телеологическая (целевая) трактовка «культуры», в отличие от каузальной, на наш взгляд, содержит в себе указание на класс процессов и ситуаций рамочного употребления знаний в коллективной мыследеятельности. Если еще Карл Маркс мог считать, что отношение к средствам производства, трактуемым как орудия труда, является основным классо- и стратообразующим принципом, то сегодня подавляющее большинство социальных мыслителей признает, что производственные отношения в целом являются производными и определяются включенностью активного агента в поле знания и культурных рамок.

Культурологический подход утверждает, что культурные архетипы, задающие способы употребления человеком своих способностей, а также — прагматическое, этическое и моральное измерение процессов употребления практического разума, будут определять и «место» человека в социальных структурах (набор социальных ролей), и его статус (амплуа), и допустимые формы социально-экономической и хозяйственной деятельности. Различия между людьми, обладающими неодинаковыми типами знаний и ориентирующимися на несхожие культурные нормы, оказываются больше, чем пресловутые «классовые» и сословные связи, а также связи, вызванные наличием отношений собственности на материальные условия деятельности или отношений власти и подчинения (1).

Это фактически означает, что пространство «культуры» является той мета-системой, в которой конституируются социальные отношения и возникают соответствующие организованности деятельности. Понимаемая таким образом «культура» принципиально противостоит коммунальным отношениям и социальной организации. Социальные условия, безусловно, меняются от ситуации к ситуации. Вместе с ними может трансформироваться «место», которое занимает активный агент. Структура политических и организационных институтов, конкретные обстоятельства, произвол правителей и готовность конкретных людей к подчинению определяют портрет социальной ситуации. Однако все эти факторы могут существенно трансформироваться под влиянием «культуры». Наличие культурного пространства делает возможным самоопределение для любого конкретного человека и малой группы вопреки социальной ситуации и даже в оппозиции к ней.

Расширительная трактовка культурной политики возникает в тот момент, когда становится очевидным, что любое слово является действием или может им стать при определенных условиях. Интерсубъективное взаимодействие и коммуникация начинают трактоваться как способ передачи, принятия и усвоения смыслообразующих рамок. Растет интерес к процессам понимания и рефлексии. Человеческая практическая деятельность и социальное действие начинают рассматриваться как производное от процессов коммуникации, ее содержания и форм организации.

Идея «культуры» и история культурных способов организации и самоорганизации человека и человеческих сообществ соразмерны истории человеческого рода. История политизации культурных факторов человеческого существования сомасштабна истории политической практики. В определенном смысле можно сказать, что не существует никакой другой политики, кроме «культурной». Привычные инструменты экономической, социальной, международной или образовательной политики являются лишь вариантами использования социокультурных различий.

Имперская политика Александра Македонского, движимая идеями Аристотеля о различии «эллинов» и «варваров», была попыткой расширить пространство, не меняя средств его освоения. В этом смысле эта попытка не могла закончиться удачно. Формирование Римской империи было бы невозможно, если бы не начался процесс трансформации военных, хозяйственных и политических способов действия, а главное — если бы не возникло новой формы освоения — через право и юридические техники, с одной стороны, и через новую антропологию и антропотехнику, лежащую в основе христианства, с другой.

Политика есть тот специфический тип мышления и деятельности, который связывает друг с другом план исторических процессов и локального ситуативного действия. В этом смысле условием реализации политической позиции является разотождествление с конкретными целями и содержанием деятельности отдельных агентов, включенных в ситуацию.

Являя собой особую культурную универсалию, «политика» как тип мышления и деятельности возникает во всех тех ситуациях, где мы имеем дело с несколькими агентами действия, в равной степени претендующими на достижение собственных целей и реализацию собственных программ, затрагивающих интересы, цели и программы других агентов. Политическая ситуация складывается лишь в тот момент, когда агенты осознают не только собственные цели и трудности на пути их достижения, но и факт наличия других агентов и программ, которых невозможно впрямую подчинить или устранить с арены деятельности и которые не могут быть интерпретированы как часть проектов, реализуемых другими агентами действия. В подобных ситуациях всегда может быть достигнуто доминирование одного из названных агентов — либо за счет ловкости и устремленности действия, либо за счет идеологической работы, либо за счет подавления других действующих игроков.

Политика же возникает тогда, когда ни один из действующих в ситуации агентов не может реализовать своих целей и программ без учета других и не может (или не хочет) подчинить себе других заинтересованных субъектов, превратив тем самым ситуацию в акт руководства или организации. В этом случае он вынужден отойти от плана своего непосредственного действия и начать формировать особое пространство отношений, в котором будет решаться вопрос о допустимости того или иного действия, целей, программ, сценариев взаимодействия и так далее. Это есть во многом вопрос сознания и воли участников плюс специальной профессиональной работы политика, который может поддержать слабого или ограничить сильного, ориентируясь при этом на специфические ценности многообразия, развития, органичности движения целого и так далее.

Итак, структура и мощность политического пространства во многом зависит от сложности того «слоя» социальной активности, в котором двигаются непосредственные агенты действия и носители тех или иных программ. В случае если таких автономных агентов мало, то политическое пространство редуцируется и упрощается. Если же их много и их программы впрямую конкурируют друг с другом, то пространство политики должно развертываться и усложняться. При этом следует подчеркнуть еще раз, что, находясь в политическом пространстве, мы имеем дело не только и не столько с фактическими столкновениями и конкуренцией за те или иные материальные фрагменты или элементы деятельности, сколько с подразумеваемыми конфликтами, с проектами и программами будущей деятельности.

Если нам принципиально ясна связь между непосредственным планом действия и политической «надстройкой» (2), то можно утверждать, что появление любого нового слоя взаимодействия между агентами действия (реального или предполагаемого) должно — для нормального развития всего общественного организма — сопровождаться развертыванием пространства политических отношений.

Наличие экономических противоречий между различными агентами должно предполагать такую конструкцию политического пространства, которая бы компенсировала различие их целей и программ по этому основанию и создавала бы возможность для конструктивного преодоления этого спектра конфликта. Выделение в свою очередь конфликтов на экологической, этнической, конфессиональной почве и необходимость поиска совместного решения также должны приводить к усложнению политического пространства. Однако такого рода путь требует длительных промежутков времени и приводит к радикальному повышению требований к интеллектуальному уровню и мышлению всех агентов действия. Именно поэтому появление каждого нового аспекта конфликтности всегда создает ситуацию выбора: либо попытаться развернуть пространство политических отношений до необходимой степени сложности и ассимилировать этот новый тип конфликтов, либо попытаться ликвидировать сам конфликт, избавившись от одной из конфликтующих сторон или иным способом, преодолев само позиционное противостояние.

Перед лицом названного выбора человечество стояло уже не один раз. Необходимость любого усложнения пространства политики и учета позиций и ориентаций различных социальных групп выдвигает на повестку дня вопросы культурной детерминации поведения, деятельности.

Сегодня вновь интуитивно ощущается необходимость реструктуризации пространства человеческой мыследеятельности и жизнедеятельности, изменения существующих форм и способов реализации человеческой активности — таких как наука, инженерия, проектирование, промышленное и сельскохозяйственное производство — и стоящих за ними форм рационализма. Необходим отказ от «экстенсивного» освоения.

В последней четверти ХХ века сложилась новая сфера мыследеятельности, которую мы более 15 лет назад назвали «культурной политикой» (3). Эта сфера сегодня включает в себя, помимо традиционно понимаемых институтов образования и средств массовой информации, такие области как массовые политические технологии, дизайн и художественное проектирование, юридическую (правовую) и финансовую инженерию, имидж-мейкинг и развитие общественных связей, рекламу и маркетинг, архитектурное проектирование и формирование среды обитания — от визуальной среды современного города до экологической среды жизнедеятельности в целом.

Так же, как крестовые походы и великие географические открытия вовлекли в торговый и хозяйственный оборот новые территории и сделали возможным экономическую и политическую игру на разности потенциалов различных регионов, возникновение новых информационных, экранных и коммуникационных технологий в течение ХХ века вновь принципиально изменило пространство человеческого существования.

Культурная политика призвана производить новые смыслы в коммуникации и понимании, создавать культурные гештальты и «перцептивные конфигурации», конструировать новые представления и за счет этого — формировать пространства для возможных и допустимых в данных рамках поступков и действий. Освоение нового пространства требует изменения самого человека и способов организации его активности. Нельзя выйти в новое измерение, не меняясь.

Сфера культурной политики впервые формирует системные требования к социальным наукам и философии, которые в этом новом контексте могут приобрести новый тип практичности. Вместе с тем, возникновение и активное развитие сферы «культурной политики» проблематизирует существующие техники интеллектуальной работы и предметно организованного мышления. Эти изменения во многом стимулируют отработку и распространение новых методологий, описывающих и нормирующих рамочные техники мыслительной работы в ситуациях коллективной мыследеятельности и коммуникации.

Примечания:

1. Именно эти новые отношения к знаниям и через типы знаний лежат в основе возникновения так называемого «среднего класса».

2. Сравним, в частности, приведенные рассуждения с конструкцией политического пространства по Бурдье. Последний утверждал, что политика конституируется двумя типами отношений: отношениями представительства и отношениями конкуренции представителей (по определенным правилам) за распределение совокупного общественного ресурса.

3. Термин «культурная политика», по всей видимости, появился в Германии уже в конце ХIХ — начале ХХ века. В 1989 году П. Щедровицкий вместе с О. Алексеевым, В. Авксентьевым, А. Коротенко, С. Зуевым, С. Котельниковым создали в Москве университетскую корпорацию — Школу культурной политики.

Библиографическая ссылка

Щедровицкий П.Г. Культурная политика: предпосылки перемен//Российское экспертное обозрение. 2006. № 3. С. 31-33.

Отождествление/разотождествление — Психологос

Следующее упражнение помогает нам узнать наших внутренних актеров и познакомиться с теми ролями, которые они исполняют в нашей жизни.

Позвольте себе сесть поудобнее, закрыть глаза, глубоко вдыхая и выдыхая воздух, и обратить ваше внимание вовнутрь.

Может быть, вы вспомните ситуацию, в которой вы оказались день или два тому назад и которая постоянно занимает ваши мысли.

Представьте, что вы можете увидеть себя в данной ситуации. Может, вы почувствовали раздражение, страх или злобу и повели себя соответствующим образом.

Просто позвольте всей этой сцене еще раз произойти перед вашим внутренним взором. После этого опять поместите себя в эту ситуацию.

  • Что вы думаете?
  • Что вы ощущаете в вашем теле?
  • Какие эмоции вы осознаете?
  • Где в теле вы ощущаете их?
  • Каким выглядит мир отсюда?
  • Как бы вам хотелось действовать?

Сейчас сделайте глубокий вдох и выдох, отступите назад и проанализируйте, что происходит.

  • Что вы наблюдаете?
  • Какая ваша часть выражает себя в данной ситуации?
  • Что эта часть старается сделать для вас?
  • Старается ли эта часть помочь вам держать ситуацию под контролем?
  • Хочется ли вам поблагодарить эту часть за то, что она старается вам помочь? Если да, то поблагодарите ее. Если нет, наблюдайте за вашим внутренним сопротивлением сделать это.
  • Какие чувства вы испытываете по отношению к этой части самого себя?
  • Каким образом эта субличность ограничивает вас? Обратите внимание на ее ограничивающее действие. Каким она видит мир?
  • Что, по вашему мнению, она по-настоящему хочет от вас?
  • Хотите ли вы дать ей то, в чем она нуждается?
  • Как вы можете это сделать?
  • Какие свои особые качества или способности предлагает вам эта субличность?
  • Как вы можете воплотить эти качества в жизнь?

Почувствуйте себя в собственном теле; почувствуйте ваши руки и ноги, медленно пошевелите ими. После этого откройте глаза и при желании сделайте заметки.

В вышеописанном упражнении индивид отождествляет себя с ролью для того, чтобы лучше понаблюдать за телесными ощущениями, мыслительными конструктами и эмоциями. Для нейтрального восприятия ситуации происходит активация «наблюдателя». Это называется разотождествлением с ролью. С этой позиции становится возможным распознать субличность, которая в данный момент руководит спектаклем. Наряду с этим проясняются и ее (субличности) поведенческие паттерны. В результате человек осознает, что именно эта его часть свойственным лишь ей, пусть и искаженным, способом старается спасти ситуацию. Ограниченные возможности этой субличности становятся очевидными. Обнаружение с помощью наблюдателя ее скрытых качеств и реальность привнесения этих качеств в повседневную жизнь открывают для личности новые разнообразные перспективы.

Квир-дезиндентификация: или как приготовить китайскую лапшу в условиях глобальной пандемии?

Авторы, подающие статьи в этот журнал с 31 марта 2014 г. для публикации, соглашаются со следующими условиями:

a)              Авторы сохраняют за собой авторские права и предоставляют журналу право на первую публикацию произведения, одновременно лицензированного по лицензии Creative Commons Attribution License, которая позволяет другим распространять и адаптировать произведение с указанием авторства произведения и первоначальной публикации в этом журнале.

b)              Авторы могут заключать отдельные дополнительные договорные соглашения о неэксклюзивном распространении опубликованной версии журнала (например, размещать ее в институциональном репозитории или публиковать в книге) с подтверждением ее первая публикация в этом журнале.

c)              Авторам разрешается и поощряется размещать свои работы в Интернете (например, в институциональных репозиториях или на их веб-сайтах) до и во время процесса подачи, поскольку это может привести к продуктивному обмену мнениями, а также к более раннему и более широкому цитированию опубликованной работы. (См. Служба Open Access Citation Advantage).Если авторы включают такую ​​работу в институциональный репозиторий или на свой веб-сайт (т. е. копию работы, которая была опубликована в журнале UTS ePRESS, или предпечатную или послепечатную версию этой работы), мы просим, ​​чтобы они включают заявление, подтверждающее публикацию UTS ePRESS, включая название журнала, номер тома и веб-ссылку на статью журнала.

d)              Авторы должны знать, что лицензия Creative Commons Attribution (CC-BY) позволяет читателям делиться (копировать и распространять произведение на любом носителе или в любом формате) и адаптировать (ремикшировать, преобразовывать и основываться на произведении) для любых целей. , даже на коммерческой основе, при условии, что они также укажут на произведение, дадут ссылку на лицензию и укажут, были ли внесены изменения.Они могут делать это любым разумным образом, но не таким образом, который предполагает, что вы или ваш издатель одобряете их использование.

Для Тома 10 № 2 (2013 г.) и более ранних применяются следующие авторские права:

Авторы, подающие статью в публикации UTSePress, соглашаются передать ограниченную лицензию UTSePress, если и когда рукопись будет принята к публикации. Эта лицензия позволяет УТСеПресс публиковать рукопись в данном выпуске. Статьи, опубликованные УТСеПресс, защищены авторским правом, которое сохраняется за авторами, отстаивающими свои неимущественные права.Авторы контролируют права на перевод и воспроизведение своих произведений, опубликованных УТСеПресс. Публикации УТСеПресс защищены авторским правом, и все права защищены во всем мире. Загрузка определенных их частей разрешена только для личного использования, а не для коммерческого использования или перепродажи. Разрешения на перепечатку или использование любых материалов следует направлять в UTSePress через главного редактора журнала доктора Пола Аллатсона [[email protected]]. Условием разрешения на перепечатку является признание как UTSePress, так и PORTAL в формате, рекомендованном редактором журнала.

Негативные последствия и способы их уменьшения

Многие рабочие места в той или иной степени связаны с тем, что исследователи называют «грязной работой», которая описывает любой компонент работы, который считается унижающим достоинство. Это варьируется от физических элементов работы, таких как отвратительные или небезопасные условия, до неудобных социальных ситуаций и сомнительных с моральной точки зрения задач, таких как обман. Когда сотрудники выполняют более грязную работу, чем они привыкли, это может привести к негативным последствиям для организации.

Грязная работа и дезидентификация организации

Исследователи (Schaubroeck et al., 2018) изучили, что происходит, когда сотрудники выполняют более интенсивную или более частую грязную работу, чем обычно. Сотрудники сообщали о большей дезидентификации с организацией даже через неделю после выполнения грязной работы. Это означает, что для сохранения позитивного взгляда на себя, когда они выполняют «негативную» грязную работу, сотрудники дистанцируют свою личную идентичность от организационной идентичности, которой они придерживаются.Другими словами, они уменьшают представление о том, что их самооценка связана с членством в организации. Исследователи обнаружили, что это особенно верно для людей, которые считали свою профессию в целом более стигматизированной.

Организации должны быть обеспокоены дезидентификацией, поскольку она приводит к нескольким разрушительным последствиям. Исследователи изучили, как организационная дезидентификация связана с абстинентным поведением, таким как выполнение личных действий (например, просмотр веб-страниц или длительные перерывы), а также намерения сотрудников сменить работу на следующей неделе.Чем больше сотрудников дезидентифицировали в организации, тем чаще они сообщали об уходе и намерениях сменить работу. Подводя итог исследованиям, можно сказать, что грязная работа угрожает положительному самовосприятию, поэтому люди теряют идентификацию с организацией. Организационная идентификация затем связана с более замкнутым поведением и намерениями сменить работу.

ВЛИЯНИЕ КОМАНДНОГО ЛИДЕРСТВА

Это может показаться плохой новостью для многих профессий, которые предполагают хоть какой-то уровень грязной работы.Однако исследователи также нашли потенциальный способ помочь исправить негативные последствия грязной работы — лидерство, ориентированное на команду. Этот тип лидерства побуждает сотрудников меньше сосредотачиваться на том, как рабочие задачи приводят к личной выгоде, и вместо этого сосредотачиваться на том, как они способствуют достижению общих целей группы. Коллективные цели и сотрудничество способствуют формированию более позитивных представлений о своей профессиональной роли. Действительно, исследователи обнаружили, что связь между грязной работой и организационной дезидентификацией не была обнаружена для сотрудников, которые сообщали о поведении лидеров, способствующем сотрудничеству и вниманию к групповым целям.

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

Важно, чтобы организации и руководители понимали долгосрочные последствия грязной работы, поскольку она может привести к отстранению сотрудников и намерениям сменить работу. Поэтому исследователи предположили, что руководители пытаются снизить интенсивность и частоту выполнения сотрудниками грязной работы. Кроме того, руководители могут приложить усилия, чтобы компенсировать сотрудников таким образом, чтобы уменьшить вероятность того, что грязная работа вызовет чувство оторванности от организации.

Исследователи рассматривали один конкретный способ уменьшить организационную дезидентификацию посредством лидерства, ориентированного на команду. Результаты показали, что лидеры должны вести себя так, чтобы способствовать сотрудничеству между сотрудниками и общим результатам, чтобы способствовать единству и уменьшать потенциальную разобщенность сотрудников. Объединив эту рекомендацию с предыдущими предложениями, исследователи отметили преимущество конкретного разговора о том, как унизительная задача связана с более широкой группой или целью организации.Эта стратегия может помешать сотрудникам думать о своем личном достоинстве и вместо этого позволить им чувствовать себя более связанными с организацией. Каждое из этих усилий может уменьшить негативные организационные последствия грязной работы. (2018). Изменение опыта работы с грязью, профессиональной дезидентификацией и уходом сотрудников. Журнал прикладной психологии , 103 (10), 1086.

Хаим Летвин — Саффолкский университет

Председатель Кэрол Сойер Паркс, директор по предпринимательству, доцент, менеджмент и предпринимательство

Послать сообщение

Биография

Основные исследовательские интересы доктора Хаима Летвина сосредоточены на процессах, посредством которых предприниматели получают капитал с помощью различных механизмов финансирования, и на том, как эти процессы различаются в зависимости от личных качеств предпринимателя и предубеждений, которых придерживаются спонсоры.Его недавняя работа включает анализ неявной предвзятости спонсоров и того, как такая предвзятость может помочь женщинам-предпринимателям в краудфандинге. Он публиковался в Журнале венчурного бизнеса, Теории и практике предпринимательства, Журнале прикладной психологии, Журнале деловой этики, Гарвардском бизнес-обзоре и т. д.

Хаим также применил свой интерес к краудфандингу в классе и стал соучредителем одного из первых живых классов краудфандинга в стране. В настоящее время он возглавляет кафедру Кэрол Сойер Паркс по предпринимательским исследованиям и является директором Центра предпринимательства и академических программ для предпринимательства.

Публикации

Последние интеллектуальные вклады

Стивенсон Р., МакМахон С., Летвин К., Чухта М. (2021). Предпринимательский поиск средств: к теории финансирования, соответствующей эпохе краудфандинга акций. Экономика малого бизнеса .

Райс, Д., Летвин, К., Во, Д., Тейлор, Р. (2020). Расширение просачивающейся модели оскорбительного надзора. Роль морального отчуждения. Журнал социальной психологии, 161 (1), 40-46.

Тейлор, С.Г., Гриффит, доктор медицины, Вадера, А.К., Фолгер, Р., Летвин, К. (2019). Разорвать цикл оскорбительного надзора: как дезидентификация и моральная идентичность помогают курсу постепенного изменения. ЖУРНАЛ ПРИКЛАДНОЙ ПСИХОЛОГИИ, 104 (1), 164-182.

Стивенсон, Р., Чухта, М., Летвин, К., Дингер, Дж. М., Ванкувер, Дж. (2019). Вышел из-под контроля или прав на деньги? Самоэффективность спонсора и предвзятость толпы в краудфандинге акций. Журнал венчурного бизнеса .

Джонсон, М.А., Стивенсон, Р. М., Летвин, К. (2018). Место женщины — в… стартапе! Краудфандинговые суждения, неявная предвзятость и стереотипная модель контента. Журнал венчурного бизнеса, 33 (6), 813-831.

Чухта, М., Летвин, К., Стивенсон, Р., МакМахон, С., Хувай, М. Н. (2018). Ставка на обучаемого предпринимателя: сигнализация и социальный обмен в предпринимательских выступлениях. Теория и практика предпринимательства .

Чухта, М. П., Летвин, К., Стивенсон, Р.М., МакМахон, С. Р. (2016). Регуляторный фокус и информационные сигналы в контексте краудфандинга. Прикладная психология-международный обзор-психология appliquee-revue internationale, 65 (3), 490-514.

Летвин, К., Во, Д., Фолгер, Р., Райс, Д., Тейлор, Р., Ричард, Б., Тейлор, С. (2016). «Правильно» и «хорошо» в этическом лидерстве: последствия для оценки эффективности и продвижения по службе руководителей. Журнал деловой этики .

Чухта, М.П., Майнер А.С., Гонг Ю., Летвин К., Сэдлер А. (2016). Импринтинг и потомство спин-оффов университетов. Журнал передачи технологий.

Летвин, К., Чухта, М., Стивенсон, Р. (2021). Психологический взгляд на привлечение стартового капитала: питчинг в современную эпоху. Психология предпринимательства: новые перспективы – 2-й том «Психологии предпринимательства».

Интеллектуальный вклад

Основные моменты СМИ

Идентификация и дезидентификация в отчетах о школьном опыте подростков-мусульман в Англии

%PDF-1.5 % 1 0 объект /МаркИнфо > /Метаданные 2 0 R /Контуры 3 0 R /PageLayout /OneColumn /Страницы 4 0 Р /StructTreeRoot 5 0 R /Тип /Каталог >> эндообъект 6 0 объект /Компания (Университет Наварры) / Дата создания (D: 20171204122026Z) /Создатель (Acrobat PDFMaker 11 для Word) /ModDate (D:20171204122028Z) /Producer (Библиотека Adobe PDF 11.0) /SourceModified (D:20171204121947) /Title (Идентификация и дезидентификация в сообщениях об школьном опыте подростков-мусульман в Англии) >> эндообъект 2 0 объект > поток 2017-12-04T12:20:28Z2017-12-04T12:20:26Z2017-12-04T12:20:28ZAcrobat PDFMaker 11 для Worduuid:151e8f4d-01ab-4e3f-b1bb-642ebfeb39a4uuid:96a253fe5-54ba1309e5-80b1-4-4 4 application/pdf

  • Идентификация и дезидентификация в зарегистрированном школьном опыте подростков-мусульман в Англии
  • Информационная служба
  • Библиотека Adobe PDF 11.0D:20171204121947Университет Наварры конечный поток эндообъект 3 0 объект > эндообъект 4 0 объект > эндообъект 5 0 объект > эндообъект 7 0 объект > эндообъект 8 0 объект > эндообъект 9 0 объект > эндообъект 10 0 объект > эндообъект 11 0 объект > эндообъект 12 0 объект > эндообъект 13 0 объект > эндообъект 14 0 объект > эндообъект 15 0 объект > эндообъект 16 0 объект > эндообъект 17 0 объект > эндообъект 18 0 объект > эндообъект 19 0 объект > эндообъект 20 0 объект > эндообъект 21 0 объект > /XОбъект > >> /Анноты [264 0 R 265 0 R 266 0 R] /Родитель 9 0 Р /MediaBox [0 0 595 842] >> эндообъект 22 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 0 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 23 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 2 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 24 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 3 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 25 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 5 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 26 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 6 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 27 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 7 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 28 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 8 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 29 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 9 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 30 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 10 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 31 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 11 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 32 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 12 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 33 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 13 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 34 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 14 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 35 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 15 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 36 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 16 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 37 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 17 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 38 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 18 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 39 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 19 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 40 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 20 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 41 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 21 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 42 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 22 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 43 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 23 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 44 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 24 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 45 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 25 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 46 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 26 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 47 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 27 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 48 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 28 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 49 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 29 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 50 0 объект > /ExtGState > /Шрифт > >> /Повернуть 0 /StructParents 30 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 51 0 объект > эндообъект 52 0 объект > эндообъект 53 0 объект > эндообъект 54 0 объект > эндообъект 55 0 объект > эндообъект 56 0 объект > эндообъект 57 0 объект > эндообъект 58 0 объект > эндообъект 59 0 объект > эндообъект 60 0 объект > эндообъект 61 0 объект > эндообъект 62 0 объект > эндообъект 63 0 объект > эндообъект 64 0 объект > эндообъект 65 0 объект > эндообъект 66 0 объект > эндообъект 67 0 объект > эндообъект 68 0 объект > эндообъект 69 0 объект > эндообъект 70 0 объект > эндообъект 71 0 объект > эндообъект 72 0 объект > эндообъект 73 0 объект > эндообъект 74 0 объект > эндообъект 75 0 объект > эндообъект 76 0 объект > эндообъект 77 0 объект > эндообъект 78 0 объект > эндообъект 79 0 объект > эндообъект 80 0 объект > эндообъект 81 0 объект > эндообъект 82 0 объект > эндообъект 83 0 объект > эндообъект 84 0 объект > эндообъект 85 0 объект > эндообъект 86 0 объект > эндообъект 87 0 объект > эндообъект 88 0 объект > эндообъект 89 0 объект > эндообъект 90 0 объект > эндообъект 91 0 объект > эндообъект 92 0 объект > эндообъект 93 0 объект > эндообъект 94 0 объект > эндообъект 95 0 объект > эндообъект 96 0 объект > эндообъект 97 0 объект > эндообъект 98 0 объект > эндообъект 99 0 объект > эндообъект 100 0 объект > эндообъект 101 0 объект > эндообъект 102 0 объект > эндообъект 103 0 объект > эндообъект 104 0 объект > эндообъект 105 0 объект > эндообъект 106 0 объект > эндообъект 107 0 объект > эндообъект 108 0 объект > эндообъект 109 0 объект > эндообъект 110 0 объект > эндообъект 111 0 объект > эндообъект 112 0 объект > эндообъект 113 0 объект > эндообъект 114 0 объект > эндообъект 115 0 объект > эндообъект 116 0 объект > эндообъект 117 0 объект > эндообъект 118 0 объект > эндообъект 119 0 объект > эндообъект 120 0 объект > эндообъект 121 0 объект > эндообъект 122 0 объект > эндообъект 123 0 объект > эндообъект 124 0 объект > эндообъект 125 0 объект > эндообъект 126 0 объект > эндообъект 127 0 объект > эндообъект 128 0 объект > эндообъект 129 0 объект > эндообъект 130 0 объект > эндообъект 131 0 объект > эндообъект 132 0 объект > эндообъект 133 0 объект > эндообъект 134 0 объект > эндообъект 135 0 объект > эндообъект 136 0 объект > эндообъект 137 0 объект > эндообъект 138 0 объект > эндообъект 139 0 объект > эндообъект 140 0 объект > эндообъект 141 0 объект > эндообъект 142 0 объект > эндообъект 143 0 объект > эндообъект 144 0 объект > эндообъект 145 0 объект > эндообъект 146 0 объект > эндообъект 147 0 объект > эндообъект 148 0 объект > эндообъект 149 0 объект > эндообъект 150 0 объект > эндообъект 151 0 объект > эндообъект 152 0 объект > эндообъект 153 0 объект > эндообъект 154 0 объект > эндообъект 155 0 объект > эндообъект 156 0 объект > эндообъект 157 0 объект > эндообъект 158 0 объект > эндообъект 159 0 объект > эндообъект 160 0 объект > эндообъект 161 0 объект > эндообъект 162 0 объект > эндообъект 163 0 объект > эндообъект 164 0 объект > эндообъект 165 0 объект > эндообъект 166 0 объект > эндообъект 167 0 объект > эндообъект 168 0 объект > эндообъект 169 0 объект > эндообъект 170 0 объект > эндообъект 171 0 объект > эндообъект 172 0 объект > эндообъект 173 0 объект > эндообъект 174 0 объект > эндообъект 175 0 объект > эндообъект 176 0 объект > эндообъект 177 0 объект > эндообъект 178 0 объект > эндообъект 179 0 объект > эндообъект 180 0 объект > эндообъект 181 0 объект > эндообъект 182 0 объект > эндообъект 183 0 объект > эндообъект 184 0 объект > эндообъект 185 0 объект > эндообъект 186 0 объект > эндообъект 187 0 объект > эндообъект 188 0 объект > эндообъект 189 0 объект > эндообъект 190 0 объект > эндообъект 191 0 объект > эндообъект 192 0 объект > эндообъект 193 0 объект > эндообъект 194 0 объект > эндообъект 195 0 объект > эндообъект 196 0 объект > эндообъект 197 0 объект > эндообъект 198 0 объект > эндообъект 199 0 объект > эндообъект 200 0 объект > эндообъект 201 0 объект > эндообъект 202 0 объект > эндообъект 203 0 объект > эндообъект 204 0 объект > эндообъект 205 0 объект > эндообъект 206 0 объект > эндообъект 207 0 объект > эндообъект 208 0 объект > эндообъект 209 0 объект > эндообъект 210 0 объект > эндообъект 211 0 объект > эндообъект 212 0 объект > эндообъект 213 0 объект > эндообъект 214 0 объект > эндообъект 215 0 объект > эндообъект 216 0 объект > эндообъект 217 0 объект > эндообъект 218 0 объект > эндообъект 219 0 объект > эндообъект 220 0 объект > эндообъект 221 0 объект > эндообъект 222 0 объект > эндообъект 223 0 объект > эндообъект 224 0 объект > эндообъект 225 0 объект > эндообъект 226 0 объект > эндообъект 227 0 объект > эндообъект 228 0 объект > эндообъект 229 0 объект > эндообъект 230 0 объект > эндообъект 231 0 объект > эндообъект 232 0 объект > эндообъект 233 0 объект > эндообъект 234 0 объект > эндообъект 235 0 объект > эндообъект 236 0 объект > эндообъект 237 0 объект > эндообъект 238 0 объект > эндообъект 239 0 объект > эндообъект 240 0 объект > эндообъект 241 0 объект > эндообъект 242 0 объект > эндообъект 243 0 объект > эндообъект 244 0 объект > эндообъект 245 0 объект > эндообъект 246 0 объект > эндообъект 247 0 объект > эндообъект 248 0 объект > эндообъект 249 0 объект > эндообъект 250 0 объект > эндообъект 251 0 объект > эндообъект 252 0 объект > эндообъект 253 0 объект > эндообъект 254 0 объект > эндообъект 255 0 объект > эндообъект 256 0 объект > эндообъект 257 0 объект > эндообъект 258 0 объект > эндообъект 259 0 объект > поток xWr6}WSI>v$đ>»!5 0

    Деидентификация — это блаженство.Большинство людей, живущих на Земле, практикуют… | Кайл Педерсен | Странные вещи

    Большинство людей, живущих на Земле, исповедуют какую-либо религию. Многие из этих людей рассматривают свою религию как способ улучшить свою жизнь, а учения из священных текстов служат структурированным образом жизни. Однако не все люди идеально вписываются в учения религиозных текстов и проповедников. Многие религии, в частности ислам, придерживаются идеологий, негативно направленных на членов квир-сообщества.

    В блоге под названием Just Me and Allah квир-мусульмане делятся своими личными историями о своих отношениях с исламом и о том, как они примирили свою квир-идентичность с мусульманской верой. В религиозном мире, наполненном фанатичным и догматическим мышлением, эти мусульмане предпочитают разотождествлять себя с гомофобией, коренящейся в мусульманских учениях, и защищать своих религиозных циников, игнорируя их негативные комментарии, и вместо этого искать мирные источники и вместо этого использовать другие мусульманские идеологии.

    В связи с примирением централизованных религиозных идей с собственной квир- или трансгендерной идентичностью чрезвычайно напоминает текстовые темы, поднятые Хосе Эстебаном Муньосом в Разидентификации . В этом тексте Муньос поддерживает идею о том, что, возможно, квир-люди не должны ассоциировать себя с тем, что вызывает страдания или опасения с самоидентификацией. На примере художницы Марги Гомес, квир-женщины, выросшей в середине 20-го века, Муньос предлагает идею дезидентификации — то есть возможности выбирать, с чем ассоциироваться, а с чем не ассоциироваться.Разидентификация, как описывает ее Гомес, заключается в «прочтении себя и своего собственного жизненного повествования в моменте, объекте или субъекте, который культурно не закодирован для «соединения» с разотождествляющимся субъектом» (Гомез 12). По сути, Гомес утверждает, что разотождествление означает выбор того, желает ли человек соблюдать социальные ожидания большей группы.

    В этом примере Гомес изо всех сил пытается вписаться в стандартное повествование о лесбиянке. Что касается Гомес, то она переживает время со своей матерью и друзьями, которое раскрывает ей внешний вид лесбиянки, и в результате Гомес не слишком любит стандарты, которым должны соответствовать лесбиянки.Как и квир-мусульмане, представленные в предыдущих абзацах, Гомес реализует стратегию дезидентификации, стремясь представить себя в своем собственном свете, а не в единообразной идентичности, которой должны были соответствовать большинство лесбиянок.

    Для многих квир-мусульман разотождествление со своей религией означает обращение к другим позитивным влияниям, чтобы скрыть дискриминацию, с которой они сталкиваются в других областях своей религии. Эта дезидентификация видна во втором изображенном субъекте: человеке по имени Ассаад.Согласно «Просто я и Аллах », Ассаад — квир-мусульманин, решивший разорвать отношения со своей семьей из-за гомофобных комментариев, от которых он получил. Он повернулся спиной к критике своей сексуальности, которая, по его словам, проявлялась на протяжении всего его детства и во взрослой жизни. Ассаад испытал на себе шквал критики дома, где он «постоянно находился в бою» из-за своей сексуальной ориентации и идентичности (Хабиб). Тем не менее, Ассаад решил разотождествиться, разорвав связи со своей семьей и сосредоточившись только на вещах, которые могли бы усилить его самоидентификацию.

    Что касается Ассаада, то он столкнулся с притеснениями не только в рамках своей исламской веры, но и в американской культуре. Из «Только я и Аллах», Ассаад заявляет: «Религия свободна в интерпретации, поэтому для меня (Хабиб) это скорее духовная идентичность». В этой позиции Ассаад использует идею дезидентификации, которую выдвинул Хосе Эстебан Муньос, чтобы чувствовать себя более комфортно в своей религиозной ассоциации. Читая Коран, Асад понял, что его мусульманская вера колеблется между верной и неверной.Он избегал поста во время Рамадана и игнорировал празднование Курбан-байрама. Более того, он стал рассматривать свою религию как вопрос выбора — он принимает одни обычаи и отказывается от других. Несмотря на то, что Ассаад сталкивался с дискриминацией при контакте с другими людьми, которые не соглашались с его взглядами на сексуальную ориентацию, Ассаад искал свое собственное толкование религии, что в конечном итоге привело к тому, что он увидел свою мусульманскую веру в лучшем свете.

    Помимо разотождествления исключительно путем удаления от источников критики, разотождествление может принимать форму в собственной работе, как видно из истории квир-мусульманки по имени Саба.Будучи цветным человеком и мусульманином, Саба в детстве подвергалась откровенным уничижительным оскорблениям в отношении ее веры и цвета кожи. Наряду с этим тяжелым, гнетущим опытом Саба столкнулась с тяжелым идеологическим противостоянием со своей религией. Саба вспоминает, что чувствовал крайнюю угрозу во время и после выборов Дональда Трампа в 2016 году. С этой новой волной исламофобии Саба использовала свои художественные навыки для создания вдохновляющих произведений мусульманского искусства через Движение художников Дарема, художественный коллектив, который Саба видит как способ «возвысить творческие голоса маргинализированных людей, предоставив безопасное пространство для творчества, выставляться и быть в художественном сообществе» (Хабиб).Саба, уроженка Дарема, штат Северная Каролина, использовала идею дезидентификации, чтобы мотивировать ее создание вдохновляющих квир-мусульманских произведений искусства.

    REBEL by Saba Taj (2013)

    На фото произведение искусства Сабы под названием «Rebel». На этой картине женщина-мусульманка со словом «бунтарь», написанным на ее животе, демонстрирует явное неповиновение своей оппозиции, четкое объяснение того, почему ее левая рука находится в согнутом положении. Кроме того, красный цвет очень яркий и привлекающий внимание. Красный исторически классифицировался как цвет силы (Беркли), поэтому, решив нарисовать картину с преобладанием красного цвета, Саба намеревается сделать так, чтобы произведение искусства бросалось в глаза зрителю.Но что более интересно, так это контраст между красным фоном и королевской синей рубашкой женщины, четкий цветовой контраст, соответствующий мотиву женщины: точно так же, как синий контраст отличается от красного, женщина восстает против большинства группа. Подобными произведениями искусства Саба демонстрирует расположение, недовольное неблагоприятным отношением к геям и женщинам-мусульманкам, и ее работы несут в себе мощное, бунтарское заявление, которое возникло в результате ее решения искать свою собственную религиозную интерпретацию.

    Хотя быть квир-мусульманином сложно, примирение собственного трансгендеризма и их мусульманской веры — еще более обескураживающий опыт, но, тем не менее, его можно преодолеть. В «Просто я и Аллах » трансгендер по имени Раисса, эмигрант из Мали, а ныне житель Бельгии, описывает свой опыт физических угроз в клубе за их трансгендерную идентичность. В то время как их решение состояло в том, чтобы бежать из Мали и найти убежище в Бельгии, их отношения с Аллахом и Кораном оставались застойными и даже становились все теснее и крепче.

    По иронии судьбы, Раиса чувствует себя в большей безопасности и здоровее, когда они читают Коран и молятся Аллаху — той самой религиозной организации, которая призывает к подавлению их собственной трансгендерной идентичности. Опыт обращения Раисы к той самой сущности, которая призывает ее группу к проклятию в аду, интересен и вызывает вопрос: как кто-то может продолжать обращаться к религии, даже если эта религия является основной причиной их личных проблем с идентификацией? Весьма просто, этот процесс иллюстрируется способностью Раисы заниматься собственной интерпретацией религиозных доктрин и учений.Вместо того, чтобы свернуться калачиком при одном только виде религиозного идеологического угнетения, они заново изобретают свое собственное определение. Они игнорируют догмы ислама и вместо этого возводят свою веру и самоинтерпретацию на более высокий пьедестал; результат: более счастливый взгляд на свою жизнь.

    Ассаад из Линчепинга, Швеция

    Помимо интервью с квир-мусульманами есть фотографии профиля каждого интервьюируемого. Все восемь испытуемых демонстрируют серьезное выражение лица, что, безусловно, указывает на приобретенную ими самооценку, возникшую в результате столкновения с негативными комментариями по поводу их самоидентификации.Однако, помимо ощутимой напористости, которую они демонстрируют, есть завеса уверенности, которая проявляется в их уверенности в том, что они сталкиваются с критикой своей веры и сексуальности, которую все они обсуждают в своих соответствующих интервью в блоге.

    Саба из Дарема, Северная Каролина

    При взгляде на каждого человека в теле каждого человека ощущается видимая сила, которая отражается в зрителе и утверждает равновесие каждого человека. Каждому из испытуемых пришлось столкнуться с процессом поиска собственной идентичности в мире фанатизма и ненависти, и после этого их лица отражают уверенность в себе, которую каждый из них несет в себе.Если бы в их адрес было больше негативных комментариев, лица каждого опрошенного человека в блоге явно выражали бы позицию, которая была бы способна противостоять негативу и отстаивать позицию силы. Несмотря на то, что многие из этих квир-мусульман сделали шаг вперед, проигнорировав их критику, они ясно демонстрируют необходимую видимую силу, которая может противостоять личным нападкам, с которыми каждый человек сталкивался в прошлом.

    Растет дезидентификация как идеология в психологическом сообществе.Научный взгляд на термин связан со стереотипной угрозой. Угроза стереотипов описывает, как люди в группе чувствуют угрозу со стороны более широких стереотипов и ожиданий, составляющих группу (Глоссарий реформы образования). Многие люди, не только представители ЛГБТ-сообщества, сталкиваются с ожиданием соблюдения неписаных стереотипов, позволяющих открыто заявлять о своей принадлежности к соответствующей группе. Угроза унижения самооценки может исходить от стереотипной угрозы, связанной с принадлежностью к любой группе.В ответ на негативные психологические последствия, которые могут возникнуть из-за присяги на верность группе, многие люди применяют индивидуалистический подход к группе в целом, чтобы восстановить свою самооценку.

    Одна из целей людей — достичь состояния счастья, и, с точки зрения квир-мусульман в блоге, они столкнулись с дискриминацией, которая, возможно, повлияла на их самооценку. Сталкиваться с критикой для них было явно нежелательно, и это определенно сказалось на их личном здоровье.Многие люди в блоге, такие как Ассаад, говорят о том, что они чувствуют, что не вписываются в основное общество и находятся в депрессии в течение длительных периодов времени. Столкнувшись с этой бедой, они искали дезидентификацию как инструмент, который помог бы им достичь повышения самооценки и счастья. Для них попытка приспособиться была предпринята множество раз, и лучшее, что можно было сделать, это проигнорировать ненависть и обратиться к позитиву. В то время как многие люди утверждают, что невежество не решает более крупной проблемы (поскольку ненависть все еще существует), дезидентификация, которую использовали эти квир-мусульмане, наряду с игнорированием их критики, позволила им быть в мире и интерпретировать свою религию так, как они хотели.

    Квир-мусульмане, представленные в фильме «Просто я и Аллах», затрагивают философский вопрос о групповых нормах. Для многих из этих людей, представленных в блоге «Просто я и Аллах », они решили столкнуться с трудной ситуацией отклонения от ожидаемого поведения тех, кто связан с мусульманской верой, — напрашиваясь на вопрос: как мы вообще определяем группу? Если все уникальны, то почему мы продолжаем проводить черту между тем, что ожидается от группы, а что нет?

    Коран, на который ссылались такие люди, как Саба, был барьером, который по существу определял, как группа должна функционировать в целом.Эти социальные конструкции, хотя и важны, позволяют большому объединенному населению людей следовать сходным распорядкам, и когда эта руководящая сила может быть немного менее конкретной, большая группа людей будет чувствовать угрозу, что меньшинство, отличающееся от других, угрожает большинству. людей. Кроме того, важно понимать, что люди крайне нуждаются в сохранении чувства принадлежности к группе, поэтому, если многие люди намерены несоразмерно преувеличивать то, что происходит в группе, тогда такие люди начнут иметь повышенную возможность что они развалятся за время, проведенное вместе.

    Психологическая теория, которую важно понять в случае интервьюирования этих квир-мусульман, — это Теория социальной идентичности, представленная академическому миру Анри Тайфелем в 1979 году. Теория социальной идентичности, как утверждает Тайфел, стремится описать характеристики группы и как группа утверждает, кто находится «в» группе, а кто «вне» группы.

    В случае с блогом Только я и Аллах опрошенные люди заявляют о квир-идентичности, которая не идеальна для систем убеждений многих мусульман, поскольку в Коране говорится, что гомосексуальность должен быть наказан в той или иной форме — это неясно. как конкретно (Ассошиэйтед Пресс).Хотя гомосексуальность в исламе далек от крайности аморальности, большинство мусульман не считают его морально приемлемым: в опросе 40 мусульманских стран только три — Уганда, Мозамбик и Бангладеш — имели более чем один в -десятый рейтинг одобрения гомосексуализма (12%, 11% и 10% соответственно) (Маркоэ). Хотя американские мусульмане гораздо более благосклонно относятся к гомосексуализму (45% американских мусульман считают его морально приемлемым) (Маркоу), среди мусульманских общин все еще, к сожалению, широко распространено негативное отношение к гомосексуализму.

    Процесс теории социальной идентичности в случае квир-мусульман рассматривается с «чужой» группой как те, кто идентифицирует себя как гомосексуал. Выделяют три этапа: категоризацию, идентификацию и сравнение. После того, как эти квир-мусульмане отрицательно классифицируются большинством по группам, они начинают идентифицировать себя в соответствующих группах, на которые они социально отсортированы, — после чего люди начинают сравнивать себя с каждой из групп, и тогда самооценка людей снижается. скомпрометирована, и необходимо предпринять действия для достижения более высокой самооценки (Маклеод).

    В частности, шаг, который предприняли эти квир-мусульмане, заключался в том, чтобы отмежеваться от более крупной мусульманской группы в целом, что продемонстрировало презрение к гомосексуалистам-мусульманам, как это было описано во многих интервью. Ари из Франции обратилась к танцу, чтобы отвлечься от религиозной критики, с которой она столкнулась; Бисер из Болгарии переехал в Бельгию, гораздо более приемлемую страну для квир-мусульман; а Лейла из Бруклина решила носить на шее кулон с изображением Аллаха, что позволяло ему определять, стоит ли говорить с другим человеком, основываясь на типах комментариев, которые они делают по этому поводу.

    Деидентификация позволила каждому квир-мусульманину оценить себя и свое положение в более широком мусульманском сообществе в целом. В то время как теория социальной идентичности описывает, как группы классифицируются, она служит инструментом для описания того, почему эти мусульмане решили отказаться от своей идентичности. Теория говорит о конечной цели достижения более высокой самооценки, и в случае с изображенными квир-мусульманами их инструмент деидентификации послужил эффективным способом достижения необходимой самооценки для утверждения своей принадлежности к исламской вере.

    В то время, когда наблюдается рост религиозных и политических предрассудков, как упоминают Саба и другие известные люди в блоге, для людей важно противостоять этим фанатичным идеям. В то время как некоторые могут утверждать, что важно примирить различия между религиозными критиками и теми, кого критикуют, многие квир-мусульмане, опрошенные в блоге Just Me and Аллах , утверждают, что игнорирование своих критиков и разотождествление для интерпретации более широкой идеи (религии в в этом случае) — самый эффективный способ справиться с негативными комментариями о своей личности.

    Процитированные работы

    Беркли, Мелисса. «Видеть красное: делает ли красное сексуальным?» Psychology Today , Sussex Publishers, 12 августа 2010 г.,

    Глоссарий реформы образования. «Стереотипное определение угрозы». Глоссарий реформы образования , 29 августа 2013 г., edglossary.org/stereotype-threat/.

    Хабиб, Самра. «Только я и Аллах: квир-мусульманский фотопроект». Только я и Аллах: Фотопроект квир-мусульманина , queermuslimproject.тамблер.com/.

    Маклеод, Сол. «Сол Маклеод». Просто психология , 1 января 1970

    Марко, Лорен. «Отношение мусульман к ЛГБТ сложное». Служба религиозных новостей , 7 июля 2016 г.

    Муньос, Хосе Э. Дезиндентификация . 1994.

    Press, Ассошиэйтед. «Ислам и гомосексуальность: что говорит Коран?» Haaretz.com , 15 июня 2016 г., www.haaretz.com/middle-east-news/1.724908.

    «Социальная психология». Социальная психология: третье издание Элиота Р.Смит и Дайан М. Маки , www.psypress.co.uk/smithandmackie/resources/topic.asp?topic=ch06-tp-03.

    Альтернативная риторика и мораль: письмо с маргиналов

    C C C 6 1 : 2 / декабрь 2 0 0 9 Дэвид Л. Уоллес Альтернатива Риторика и Мораль: < strong>Писать с маргиналов В этой статье исследуется необходимость в альтернативной риторике, касающейся системной маргинализации в американском обществе и в практике риторики и композиции.В частности, три концепции из квир теории — интерсекциональность, соприсутствие, и дезидентификация — используются в качестве основы для определения альтернативной риторики. Затем, в основной части статьи, Глория Анзалдуа исследует границыиs/La Frontera, чтобы проиллюстрировать, что такое альтернативная риторика из маргинального культурного положения может означать на практике.[] Центральным пониманием, которое должно полностью присутствовать в нашем мышлении, а не на периферии, является необходимость сопротивляться тенденции рассматривать дискурс (язык в частности) как бестелесную силу, внутри которой мы неизбежно, неотвратимо, невинно увлечены. — Жаклин Джонс Ройстер, «Академические беседы, или Маленькие лодки в большом море». На уровне теории, области риторики и композиция в значительной степени согласилась с тем, что риторическая теория должна быть переопределена, чтобы учесть сконструированный характер действия и < strong>текущий процесс культурного воспроизводства — объективности больше не существует, и что новая игра в городе объясняет нашу уникальную субъективность.Таким образом, как Бахтин привел нас к пониманиюи, любой язык и всякая риторика по своей сути дискурсивны, независимо от того, признают ли те, кто ее использует, или CCC 61:2 / декабрь 2009 г. W18

    Этика поддельных учетных записей Twitter

    Эта статья из архива нашего партнера.

    Недавнее раскрытие личности @CormacCMcCarthy заставляет нас задуматься об этичности выдачи себя за другое лицо в Твиттере.Маккарти был, конечно, не первой знаменитостью, выдавшей себя за себя в Твиттере. На ум приходят Венди Денг, Юрген Хабермас и Рам Эмануэль и многие другие. После того, как мы взяли интервью у фальшивого Маккарти, комментатор RiverVox спросил: «Меня интересуют юридические вопросы. Является ли это кражей личных данных?» И другой, Джон Дэвид Морган был немного более уверен. «Значит, обман — это нормально… Какая в этом логика?»

    Итак, если многие люди любят выдавать себя за знаменитостей в Твиттере, это нормально?

    Неэтично выдавать себя за кого-то в Твиттере. Твиттер не просто так использует процесс авторизации. Пег Келлер, еще один из наших комментаторов, делает хорошее замечание. «В твиттере есть тысячи поддельных учетных записей на имена других людей, поэтому у них есть процесс проверки для знаменитостей. Если учетная запись не подтверждена, считайте, что это подделка», — пишет она. Хотя, как мы видели на примере Венди Денг, процесс проверки имеет свои недостатки. В то время Твиттер утверждал, что подтверждение этой учетной записи было скорее ошибкой при редактировании копии, например, блоггер неправильно поставил апостроф.Что-то, что мы, блоггеры, готовы простить.

    Пользуясь Интернетом, мы заключаем своего рода общественный договор, согласно которому искажение фактов является нормой. «Мы живем в постмодернистском мире Фуко, где мы не можем отличить правду от подделки», — объясняет Виктор Майер-Шенбергер, профессор управления интернетом в Оксфордском институте Интернета. Или, для наших более визуальных читателей, классическая карикатура New Yorker справа резюмирует это: Мы все могли бы быть собаками. Как известно интернет-обитателям, любому фейкеру очень сложно продержаться долго.Потребовалось всего несколько дней, чтобы фальшивые Дэн и Маккарти были разоблачены.

    Что касается кражи личных данных, некоторые утверждают, что эти искажения являются частью нашей собственной идентичности. Интернет — это то, что философ Славой Жижек назвал «пространством ложной дезидентификации». Он пишет:

    Разве эта логика дезидентификации не различима из самого элементарного случая: «Я не только американец (муж, рабочий, демократ, гей…), но под всеми этими ролями и масками человек, сложная уникальная личность» (где сама дистанция по отношению к символическому признаку, определяющему мое социальное место, гарантирует действенность этого определения), вплоть до более сложного случая киберпространства, играющего с множественными идентичностями?

    Фальшивая учетная запись в Твиттере ничем не отличается от имитатора Элвиса, личность которого состоит из человека под костюмом и человека в костюме.это просто случилось в Интернете, а не в дрянной гостиной Лас-Вегаса.

    Да и к тому же кричать о краже личных данных, как это сделал наш комментатор Морган, уже тянет. Твиты не ведут к финансовому мошенничеству, что является одним из определений кражи личных данных согласно Федеральной торговой комиссии.

    Неэтично выдавать себя за кого-то в Твиттере. Некоторые обстоятельства делают выдачу себя за другое лицо в Твиттере более вопиющим, чем другие. В случае с Дэном Синкером, выдающим себя за Рама Эмануэля, некоторые могут возразить, что как журналист он придерживается определенных этических норм — даже в Интернете.«Хотя Синкер является доцентом кафедры журналистики в Колумбийском колледже, он, кажется, не понимает, что то, что он сделал, было обманчивым и неэтичным», — написал Кейси Букро в The Chicago Tribune . «Кодекс этики Общества профессиональных журналистов призывает журналистов говорить правду. Синкер скрыл свою личность, выдавая себя за Эмануэля и отправляя твиты с ненормативной лексикой о кампании мэра».

    Уровень подделки узаконивает некоторых подражателей. Например, выдавать себя за здание или кобру — это явно пародия.Нет никакого обмана читателей, поскольку у этих вещей не будет аккаунтов в Твиттере. Но линия быстро стирается. Мы склонны оправдывать и вознаграждать забавные аккаунты, особенно когда они привлекают внимание общественности и фолловеров.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.