Моногамия не существует: Моногамии не существует: рецензия на фильм «Девушка без комплексов»

Моногамии не существует: рецензия на фильм «Девушка без комплексов»

Моногамии не существует. Эту мысль Эми (Эми Шумер) и ее сестре, Ким (Бри Ларсон), отец (Колин Куинн) внушал с самого детства, таким образом оправдав свой развод с их матерью. Если Ким сумела отойти от такой установки и обзавестись семьей, то Эми сделала этот девиз своим жизненным кредо и вполне счастлива. У нее есть престижная работа в мужском журнале, хорошая квартира в Нью-Йорке, веселые подруги, а вот чего у нее нет, так это комплексов. При далеко не модельной внешности Эми очень обаятельна и харизматична, она меняет парней как перчатки, руководствуясь правилом «одной ночи», и прожигает жизнь в барах и клубах. Но когда ей поручают написать материал о спортивном враче Аароне (Билл Хейдер), что-то идет наперекосяк. Сможет ли Эми и дальше придерживаться своей философии или… Смотрите в СИНЕМА ПАРК DeLUXE.

Как-то раз Джадд Апатоу услышал по радио, как Эми Шумер давала интервью о своей жизни, говоря о семье, интрижках и проблемах с юмором и самокритикой. Так родилась идея фильма, а у Шумер как раз был написан сценарий, за основу которого было взято ее прошлое. Обычно Апатоу сам пишет сценарии к своим фильмам, но на этот раз он полностью доверился новичку, так как хотел снять этот фильм с максимально возможной искренностью. А возможно из-за того, что у них с Эми много общего: они оба – ветераны американской стэндап сцены. Результатом их сотрудничества стала весьма необычная комедия «Девушка без комплексов».

Если Апатоу уже считается мастером в режиссуре комедий («Сорокалетний девственник», «Немножко беременна», «Любовь по-взрослому»), то для Эми это первая главная роль в полнометражном фильме. По сути, она играет утрированную версию самой себя, в каких-то местах доводя диалоги и жесты до абсурда. Тем не менее, это один из тех наполненных мелкими деталями фильмов, в которых узнаешь себя, и это совсем не повод для радости. Да, как это обычно бывает, героиня к концу изменится в лучшую сторону, но большую часть фильма ее поведение раздражает, и ты невольно начинаешь задумываться над своими поступками. Все фильмы Апатоу как будто стоят на параллельной линии с другими комедиями, юмор в них специфичный и очень американизированный. Возможно, именно поэтому в России режиссера не очень-то ценят, в отличие от Америки, где у него толпы поклонников. А вот шутки Эми Шумер зачастую грубые и расистские, иногда ее просто необходимо сдерживать, именно поэтому тандем Апатоу-Шумер получился таким уравновешенным. Если Эми начинает перегибать палку, Джадд выравнивает повествование умелой режиссурой.

Огромный плюс картины – актеры в ролях второго плана и различные камео. Рестлер Джон Сина в роли тупого, но очень романтичного качка Стивена, влюбленного в Эми, Леброн Джеймс в роли самого себя, Тильда Суинтон в роли эксцентричной начальницы, Эзра Миллер в роли женоподобного стажера, Ванесса Байер с совершенно сумасшедшей улыбкой – море ярких и смешных образов. Также популярным становится прием «кино в кино», как в недавнем фильме Джозефа Гордон-Левитта «Страсти Дон Жуана». И надо отдать должное Биллу Хейдеру, который похудел на 9 кг для того, чтобы сыграть Аарона (того самого врача, покорившего Эми), красавец тот еще. Ну а Эми Шумер… Она смешная и абсолютно на своем месте, больше ничего и не требуется.

«Девушка без комплексов» – это умная комедия, при просмотре которой можно не только посмеяться и отдохнуть, но и задуматься об образе жизни, а кое-где даже погрустить. А бонусом – Нью-Йорк, придающий картине еще чуть больше шарма.

Естественная потребность или навязанное правило — Wonderzine

Для женщин естественна моногамия, поскольку их


не очень интересует секс

Правильнее было бы сказать, что женщин не очень-то интересует оставаться беззащитной, лишённой возможности зарабатывать и вынужденной единолично заботиться о детях. Как только женщины получили доступ к образованию, работе, социальной защите, эффективной контрацепции и самостоятельным решениям, оказалось, что секс их очень даже интересует. Более того, женщинам нужно больше секса, чем мужчинам: им требуется больше времени на достижение оргазма, чем мужчинам, и они способны на множественные оргазмы. Как следует возбуждённая женщина в состоянии повторить сразу после оргазма, причём снова и снова, мужчина же зачастую удовлетворяется одной разрядкой. Марк Твен в «Письмах с Земли» замечает, что женщина в состоянии укатать любого мужчину и ей всё будет мало, причём способна на это почти всю свою жизнь, в отличие от мужчины, которого и силы покидают через несколько десятков лет, и ежедневное использование ограничено.

Овуляция у женщин скрыта и никак не проявляется внешне, в отличие от животных, мы можем и хотим секса в любой момент менструального цикла, даже в дни, когда возможность зачатия радикально снижается, но партнёр никогда не знает наверняка. У женщины есть клитор — орган, не приспособленный ни для чего больше, кроме получения сексуального удовольствия. Женщина может даже научиться получать оргазм от стимулирования почти любых частей тела и невероятно разнообразить сексуальное удовольствие. Среди женщин чаще встречается бисексуальность, чем среди мужчин, и женский сексуальный опыт способен быть гораздо шире мужского, включая экстатические переживания мистического характера без специальных практик и психоактивных веществ. Самка хомо сапиенса — сексуально наиболее одарённое существо на планете, и её интерес к сексу резко падает только тогда, когда под ним подразумевается обслуживание интересов мужчины по требованию и без учёта потребностей женщины.

Но даже в условиях, не способствующих развитию желания, естественная женская сексуальность прорывается наружу. На женщин надевают паранджу и забивают камнями за прелюбодеяние, оставляют без денег, детей и покровительства семьи, миллионам девочек во всём мире до сих пор калечат гениталии с целью снижения либидо. Неудовлетворённое желание долго классифицировалось как истерия, ведьм сжигали, корсеты, пояса верности и неудобная обувь ограничивала подвижность и возможность сбегать от надзора — и попутно насаживался миф о том, что женщине секс не нужен, она готова предоставлять его только в обмен на разнообразные блага. Однако каким-то образом мы выжили, не утратив желания.

Героиня комедии «Девушка без комплексов» с удивлением узнает о существовании моногамии

Главное – не опаздывать. Потому что первая сцена фильма – лучшая. Старательно состаренная пленка. Улица, гараж. Папа, усадив двух дочек на капот, объясняет, почему разводится с их мамой. Вот, девочки, у вас есть кукла, и вы ее любите. Но что, если вам скажут, что вы можете играть только с ней всю оставшуюся жизнь? Даже если она уже не хочет играть с вами. А ведь есть так много других кукол. И каждый год появляются новые. Как насчет куклы-стюардессы? Немного полноватой куклы-официантки? Куклы – лучшей подруги вашей любимой куклы? Вот почему мы разводимся: моногамия – это нереально!

Кино про девочку, которая это усвоила.

Ее зовут Эми. Как исполнительницу роли Эми Шумер. Сценарий тоже написала она. Это, конечно, фильм Джадда Апатоу. Но не в первую очередь Джадда Апатоу. Это шоу Эми Шумер.

Надо сразу сказать о проблеме. Завязка тут интересней развития. Когда взрослая Эми просыпается в постели незнакомого парня и с ужасом причитает: «Только бы это было не общежитие!», это определенно веселее, чем хеппи-энд, неумолимо наступающий через полтора часа. Потому что перед нами все-таки романтическая комедия. Хотя и не такая, в которой вы желаете героям пожениться. Наоборот, все время думаешь: нет, Эми, только не это! А она как назло. В жанре «сама не ожидала».

Сюжет состоит из этапов осознания героиней того чудовищного факта, что она влюбилась. Фокус в том, что мы видели немало подобных фильмов, но все они были про мальчиков. Мальчики пили, курили, свинячили, были неразборчивы в связях, меняли умных на красивых и обратно, но потом встречали единственную. С Эми происходит то же самое, и в этом разрыв шаблона, на котором и построен весь аттракцион. Эми ведет нездоровый образ жизни, предпочитает заниматься сексом не больше раза с одним и тем же партнером и умножает мировое зло, сочиняя статьи в глянцевый журнал (зрителям, которые узнают в стервозной главной редакторше Тильду Суинтон, можно выдавать призы). Наконец, разбивает сердце туповатому, но доброму здоровяку-спортсмену (профессиональный рестлер Джон Сина), считающему себя ее парнем. А потом по редакционному заданию отправляется делать материал про спортивного врача (Билл Хейдер), работающего со звездами баскетбола (ненавидишь спорт – напиши о нем). Ну и все, пропала Эми. После комической притирки характеров придется поступаться принципами: спортзал вместо опохмела, семейные ценности вместо промискуитета и т. д. Можно даже сказать, что Эми меняет пол: в начале фильма она пародирует мужское поведение, в финале соглашается признать традиционные ролевые модели (вплоть до того, что учится танцу чирлидерш).

Герои фильмов Апатоу обычно не хотят взрослеть, но приходится. Тут другой случай, история скорее про жанр, чем про жизнь. Хотя один из секретов Апатоу и комиков его круга (в который теперь надо вписать и Эми Шумер) как раз в том, чтобы уменьшить зазор между жанром и жизнью. Если совсем огрублять, они в очередной раз освежили массовую комедию не только тем, что соединили непристойность и сантимент, но и тем, что впрыснули в жанр личный опыт (как когда-то Вуди Аллен, тоже начинавший карьеру со стендап-выступлений на клубных сценах). Сделали персонажами самих себя и выглядят так естественно именно потому, что не играют кого-то другого. Или играют, но в смысле придуриваются. Как делает Эми Шумер в телесериале «Внутри Эми Шумер», в котором пародирует другие телесериалы.

Плюс к этому в фильмах Апатоу часто гостят звезды в пародийных ролях самих себя, как рэпер Эминем в Funny People или теперь баскетболист Леброн Джеймс, по сюжету – лучший друг врача, в которого влюбилась Эми. Это создает целое облако контекстных шуток, большую часть которых не американская публика неизбежно пропустит (как в случае с Леброном и Кливлендом, куда он настоятельно советует ехать влюбленному доктору). Но и неконтекстных достаточно. Хотя лучшую все-таки оценят зрители, знающие стереотипы американского независимого кино. Именно такое – черно-белое, с Дэниелом – Гарри Поттер – Редклиффом и Марисой Томей в ролях собачников в Центральном парке – смотрят герои Апатоу в кинотеатре. И оно настолько идиотское, насколько это возможно вообще. Кроме шуток, маленький шедевр внутри и без того хорошей комедии.

В прокате с 10 сентября

Любовь, множественное число

  • Государственная дума России предлагает запретить в стране «пропаганду бисексуальности и полиамории».
  • Полиамория – наличие нескольких интимных партнеров при согласии всех сторон – это заметный тренд современной жизни, который меняет институт любви и брака.
  • Не альтернативные способы взаимоотношений расшатывают институт традиционного брака: в современном мире он сам по себе переживает глубокий кризис.
  • Полиамория говорит об освобождении от давления социальных моделей, навязанных паттернов, она способствует индивидуализации человека.


Сергей Медведев: Не пущать и запрещать – этим, как правило, занимается Госдума. Совсем недавно там прошли слушания, на которых прозвучала идея – запретить в России «пропаганду бисексуальности и полиамории». Полиамория – это наличие нескольких интимных, романтических, сексуальных партнеров при согласии всех сторон, она становится все более распространенной формой совместной жизни людей. В какой-то степени они меняет сам институт любви и брака.

Является ли человек по природе своей моногамным? Делает ли полиамория людей счастливее? Обсудим это с Владиславом Земенковым, культурологом, преподавателем Свободного университета в Москве.

Видеоверсия программы

Не пущать и запрещать – этим, как правило, занимается Госдума

Корреспондент: Форм немоногамных отношений много, одна из них – полиамория. Идея в том, что один партнер в отношениях не обладает монополией на секс и близость, но в любом случае все зависит от конкретных договоренностей в триаде или паре. Существуют иерархические и неиерархические отношения, в первом случае это несколько партнеров, связанных романтической связью, а с остальными практикуется исключительно секс. Разновидностей очень много, например, существуют и закрытые группы, где есть понятие групповой верности, а решение об изменении состава принимается всеми участниками. Ключевое во всех таких отношениях – договоренности. Быть верным – значит соблюдать договор.

Некоторые исследования показывают, что открытые отношения вполне могут быть не менее счастливыми, чем моногамные. Это может говорить о том, что институт брака, а также популярное общественное убеждение, что единственной идеальной формой отношений является моногамная пара, уже устарели и не успевают за новыми моделями личных отношений.

Сергей Медведев: Моногамия – это социальный конструкт? Это придумало общество, для того чтобы держать людей по ячейкам семьи, или это некая биологическая основа, как у лебедей или волков?

Владислав Земенков: Это, прежде всего, некоторая социальная конструкция, самый яркий продукт культуры, поскольку идея моногамии была связана с идеей большой вечной любви, одного человека, в котором воплощается все самое прекрасное, красоты, божественного провидения. Но со временем, видимо, люди стали понимать, что все это нужно как-то пересмотреть.

Понятно, что здесь можно отталкиваться от Энгельса, который писал о беспорядочных связях, царивших в первобытном обществе, а потом появилась идея собственности, в связи с чем и возникла идея моногамных отношений. В эпоху Ренессанса, в XVIII, XIX веке формат моногамных отношений все равно пересматривался в сторону его расширения. Тот же «Декамерон» является примером своего рода полиаморного союза.

Сергей Медведев: К нам присоединяется Маша Халеви, израильский культуролог, психотерапевт, семейный медиатор, автор книги «Полиамория. Свобода выбирать». Это ведь принципиально разные вещи – полиамория и полигамия?

Маша Халеви: Да. Полигамия – это обычно о мужчине. Полигиния – более распространенная полигамия: у мужчины несколько жен, которые этого не выбирали, и им самим нельзя быть с другими мужчинами, так что равенства там нет. А полиамория – это место, где все равны, как, в принципе, и при моногамии, только при полиамории равны в том, что людям можно, а в моногамии – в том, чего им нельзя.

Сергей Медведев: Но полиамория ведь не имеет ничего общего со свингерством? Как я понимаю, свинг – это только про секс.

В полиамории можно любить человека и иметь с ним серьезные отношения, а у свингеров обычно этого нет

Маша Халеви: В каком-то смысле имеет. Это как такой зонтик, под которым находятся разные немоногамные отношения: свингерство – одно из них, полиамория – другое. И свингерам, и полиаморам можно иметь секс с другими людьми, а не только со своим главным партнером. Но в полиамории можно любить этого человека и иметь с ним серьезные отношения, а у свингеров обычно этого нет.

Сергей Медведев: Насколько распространен этот феномен в Израиле, на Западе, в России?

Маша Халеви: Статистики пока нет. На тысяче, на десяти тысячах людей в Америке проверяли, кто из них полиаморный, а кто – нет. Где-то около 80% людей живут в осознанной немоногамии, не обязательно только полиамории.

Сергей Медведев: В полиамории важен именно вопрос в осознанности и консенсусности, это всегда предмет договора. Это то, что у вас, Маша, называется «этичная немоногамия». Вы можете определить тип людей, которые соглашаются на такие отношения? Или может существовать во всех социальных слоях?

Маша Халеви: Свингерство существует во всех социальных слоях. Полиаморы, судя по исследованиям, не конформисты. Это люди, которые согласны рисковать, полагаются на себя, а не на общество, ведь общество в целом пока не принимает таких отношений.

Маша Халеви

Сергей Медведев: И при этом они не хотят обманывать, хитрить и скатываться в многократно описанные сюжеты неверности, измены и последовательной полигамии.

Маша Халеви: И они согласны смотреть в глаза ревности, ведь полиаморы, как правило, чувствуют ревность, как и все другие люди.

Сергей Медведев: Вы обычно представляетесь как активист полиамории и можете сравнивать ваши ощущения в моногамных и в полиаморных отношениях: вам это дает больше пространства самореализации?

Полиаморы согласны смотреть в глаза ревности, ведь они чувствуют ревность, как и все другие люди

Маша Халеви: Это и есть самореализация: чувство свободы. Оно возможно и в моногамии, но моногамия должна быть осознанно выбрана человеком. Когда он боится: если я не буду моногамным, то и моя жена (или муж) будут не моногамным, – и тогда это моногамия от страха и потому, что все так живут, и я тоже обязан так жить. А когда я говорю, что мне можно быть, с кем я хочу, но я хочу быть только с этим человеком, тогда чувство свободы сохраняется и в моногамии. Мне очень важно знать, что это мое тело, моя сексуальность, мои чувства, которые принадлежат мне, а не какому-то другому человеку, даже очень близкому.

Сергей Медведев: А как в этом случае решается вопрос детей: есть случаи, когда они растут в полиаморном союзе?

Маша Халеви: Да, особенно в Америке и в Канаде. В Израиле почти нет. Большинство израильтян в «иерархической полиамории»: есть главный партнер, и есть еще один или еще два, но им уделяется меньше времени и ресурсов. Насчет детей люди решают сами. Например, мы своим все рассказали.

Сергей Медведев: А где-то можно легально закрепить эти множественные отношения?

Маша Халеви: Пока нет. Полигамия запрещена сейчас почти повсюду в западном мире. Но в Америке и в Канаде записали родителями троих человек: что-то там продвигается. В Америке в одном месте провели закон, что там могут жить вместе более двух взрослых. У меня было, например, шестеро взрослых, которые жили вместе. Но я больше работала с гомосексуалами, которые по трое живут вместе.

Сергей Медведев: Насколько эта практика распространена в России?

Полиамория становится все более и более распространенной

Владислав Земенков: Год назад, проводя вместе с коллегой Полиной Аронсон исследования одного города-миллионника, мы брали у людей 20-30 лет интервью об их личной жизни. И люди, живущие не в самых больших городах, рассказывали, в том числе, и о полиаморном опыте. Пусть он был временный, это носило характер эксперимента, но, тем не менее, молодые люди рассматривали это как нечто само собой разумеющееся: они должны пережить сексуальный опыт втроем, например. Эта практика становится все более и более распространенной.

Сергей Медведев: В целом, я думаю, вопрос в том, что происходит с любовью в современном мире. Ведь любовь была очень нормализована, вот как в Конституции России: брак – это союз мужчины и женщины. Видимо, это такая неизбежная эволюция постмодернистского сетевого общества, некая сетевая форма любви.

Владислав Земенков: Полиамория – это, в общем-то, про выстраивание эмоциональных связей, заботу, ответственность, ее перераспределение в каких-то ситуациях. Это люди, которые не боятся посмотреть в глаза ревности и боли, стоящей за любым любовным опытом.

Сергей Медведев: Это такая новая чувственность? Люди не боятся ревности, не боятся возможности одиночества при потере единственного?

Владислав Земенков: Это практика, которая развивается сейчас вместе с тем, что социологи называют эмоциональным капитализмом, терапевтическим дискурсом, то есть возможностью напрямую говорить о своих чувствах, использовать психологический язык, профессиональную помощь. Но одновременно с этим мы наблюдаем попытку уйти из нормативного контроля, из того, что нам предписано массовой культурой или государством, запретами, которые не всегда согласуются с тем, как на самом деле могут жить люди в тех или иных сообществах.

Владислав Земенков

И самое главное, конечно, – это некоторая идея эмоционального коммунизма, ведь все, что мы слышим от полиаморных людей, это попытка выстраивания такого сообщества, где совместно делят ответственность за свою собственную эмоциональную жизнь, за семейную жизнь, за детей. Это очень согласуется с теми социально-утопическими идеями, которые были в 20-е годы, например.


Сергей Медведев: Вспоминаются все заповеди Коллонтай и опыты по созданию постсемейного, постбуржуазного совместного проживания. Это в том числе и коммуны, где девушка или юноша являются не собственностью, а как бы легитимным партнером для любого комсомольца. Хиппи также практиковали квазикоммунистический открытый секс, открытое сожительство, с общинными детьми.

Владислав Земенков: Да, но происходившее в раннем Советском Союзе в 20-е годы привело к закручиванию гаек в области социально-демографической политики в 30-е. Движение хиппи на Западе тоже каким-то образом рассеялось.

Сергей Медведев: И 80-е приводят к новому консерватизму, к Рейгану.

Идея моногамного союза трещит по швам

Владислав Земенков: Интересно, не приведет ли это дальше к новому закручиванию гаек (я не говорю про Россию), когда какому-то политическому лидеру придет в голову, что это не соответствует той реальности, которую он сам себе создал.

Сергей Медведев: Сейчас гораздо больше сценариев развития. А если когда-либо будут заключаться браки трех и более людей, это подорвет репродуктивную политику или, наоборот, такие полиаморные браки могут сопровождаться деторождением и нормальным воспитанием детей?

Владислав Земенков: Пока непонятно, но идея моногамного союза трещит по швам. Сейчас все вращается вокруг темы брака, которая очень живуча, и она тоже никуда не денется. А полиамория пытается как будто переизобрести эту идею с тем, чтобы, возможно, люди поняли, что брак – не самое главное в их жизни. Гораздо более важным моментом является установление прочных эмоциональных связей. Кроме того, наличие внешних эмоциональных связей будет способствовать исчезновению идеи монополии на детей, которая, как сказали бы психологи, травмирует современных детей.

Сергей Медведев: Да, полиаморные отношения постепенно ведут и к эмансипации детей, к обретению ими более ранней субъектности, так как в этом случае они не являются собственностью родителей: ребенок появляется в рамках коммуны, некоего сообщества людей. Но, с другой стороны, с точки зрения фундаментальных основ человеческой идентичности все-таки ребенку нужно иметь отца и мать. Или это тоже отойдет в прошлое?

Владислав Земенков: Это как раз то, о чем долго спорили, по крайней мере, и в Америке по поводу заключения ЛГБТ-браков.

Сергей Медведев: Родитель номер один, родитель номер два, родитель номер три.

Владислав Земенков: И вообще, исчезновение этих слов: «папа» и «мама». Но, возможно, полиаморная семья уйдет в том числе и от привязки каких-то моделей, какого-то гендерного строительства, идентичности в сторону больше маскулинного или более феминного сценария. Видя, что существует огромное количество разных идентичностей мужчин и женщин, мам и пап, ты будешь понимать, насколько разнообразны их собственные жизненные сценарии, и у тебя появится больше возможностей для собственной реализации.

Многообразие гендерных моделей и распад традиционной семейной модели уже состоялся

Сергей Медведев: Речь идет о некой иллюзии и идиллии: такой папа-папа и такая мама-мама, и они за руку ведут ребенка. А в реальности, учитывая, что более половины семей распадается, очень часто ребенок в России растет в однополой семье: его воспитывают мама и бабушка, две женщины. Так что многообразие гендерных моделей и распад традиционной семейной модели уже состоялся, и проблема не в полиаморах, которые разваливают традиционную «скрепную семью», а во всей нынешней ситуации с распадом семьи и брака.

Сейчас формат семьи радикально меняется или нет? В новом поколении, входящем сейчас в жизнь, останется ли традиционная моногамная семья, как базовая ячейка общества, репродукции? Или начнется такое многообразие новых форматов, что традиционная буржуазная семья распадется?

Владислав Земенков: Я думаю, в течение нескольких десятилетий не произойдет радикального скачка. Конечно, останется семья. Но выбор моногамии должен быть осознанным.


Сергей Медведев: Мы освобождаемся от давления социальных моделей. Нам постоянно навязывались определенные паттерны, а сейчас они потихоньку расшатываются: поздний брак, чайлдфри.

Владислав Земенков: Даже при принятии таких античеловеческих законов, как у нас, по крайней мере, все равно каким-то образом людям уже говорят, что есть полиамория, бисексуальность, трансгендерность.

Сергей Медведев: Эффект Стрейзанд – чем больше вы о чем-то говорите и что-то запрещаете, тем выше интерес общества к этой теме. В любом случае, видимо, речь идет об освобождении любви от каких-то социальных структур, об индивидуации человека. И это не просто рост секса и любви, но и рост эмпатии, а эмпатия – это вариант социального капитала.

Это не просто рост секса и любви, но и рост эмпатии, а эмпатия – это вариант социального капитала

А вообще, становится сейчас в мире, в обществе больше любви, если сравнивать с ХХ, с XIX веком? Раньше считалось, что в молодости ты один раз испытываешь любовь, а дальше это переходит в супружескую верность, надежность, жизнь переходит в тихую колею и потихоньку катится к смерти. А сейчас, может быть, ввиду вот этого эмоционального капитализма, индивидуализма предполагается, что человек должен много раз переживать влюбленности. Расширяется ли пространство любви в современном мире?

Владислав Земенков: Думаю, расширяется. Но, с другой стороны, сама эмансипации любви и ее возвращение в понятийный аппарат (она стала частью слова «полиамория») – это, возможно, вообще сопротивление какому-то режиму, который сложился в том числе в связи с засильем поп-психологии, которая чересчур настаивает на индивидуальности человека, на том, что он должен быть свободен от привязанности, зависимости от другого. Любовь постепенно возвращается и начинает играть какими-то новыми красками, но уже связанными не только с красивыми идеями, но и с идеями более практическими – заботы, поддержки и эмпатии, которые позволяют солидаризироваться в общих интересах.

Я хочу надеяться, что любви становится больше. По крайней мере, молодые люди, которые пришли на наш курс в Свободном университете «Наука о чувствах», хотят говорить о любви, для них это очень важная тема. Есть ощущение, что люди как-то очень соскучились и хотят вернуть это в собственную жизнь.

Сергей Медведев: Общество становится более эмоционально ориентированным. Даже в мире политики растет роль эмоций, как из сферы рационального выбора, холодного геополитического расчета она переходит на эмоциональную территорию. Хорошо, что в слове «полиамория» присутствует «амор» (любовь). Она снова введена в обиход, та самая любовь, как у Данте, «любовь, что движет солнце и светила». У Гребенщикова – «слишком много любви», а я скажу, что любви слишком много не бывает, и неважно, любовь это между мужчиной и женщиной на всю жизнь, любовь между людьми одного пола или любовь между группой людей. Главное, что это любовь.

Сайт заблокирован?

Обойдите блокировку! читать >

«Ты меня бесишь!»: 12 фильмов о непростых отношениях родителей и детей — Что посмотреть

К выходу на ivi комедии «Секса не будет!!!» редакция собрала 12 свежих фильмов о мальчишках, девчонках, их родителях и бесконечной битве поколений.

Секса не будет!!! DMG Entertainment

Три лучшие подружки, Джули, Кайла и Сэм, заключают между собой соглашение о том, что расстанутся с девственностью на выпускном. Случайно об этом узнают их родители. Уверенные в том, что 16-летним подросткам рано еще даже целоваться, они отправляются на школьный бал и всячески пытаются уберечь выпускниц от физического контакта со стороны противоположного пола.

Дочь и мать ее 20th Century Fox Film Corporation

Брошенная парнем Эмили совсем разбита. Вдобавок ко всему у нее пропадает зазря второй билет в экзотический Эквадор. Кое-как девушка уговаривает свою маму составить ей компанию. Но как только они попадают в чужую страну, их тут же похищают местные головорезы.

Ой, мамочки C8

«Вечный ребенок» Мадо узнает от своей дочери Авриль, что скоро станет бабушкой. Будучи не в состоянии признать свой возраст и статус, Мадо тут же беременеет, и и без того хрупкие отношения с дочерью превращаются в кромешный ад. А тут еще беременность, токсикоз и перепады настроения.

Когда я снова проживу свою жизнь Maybach Film Productions

Пол Ломбард, некогда известный эстрадный певец, а ныне — одинокий и никому не нужный старик, целыми днями вспоминает о своем музыкальном прошлом, говорит о возвращении в шоу-бизнес и проводит вечера, редактируя собственную страничку в Википедии. Его однообразные будни скрашивает приезд дочерей. И если старшая дочь уже обустроила свою жизнь, то младшая, Джуд, которой достались от отца упрямство и музыкальный талант, никак не может найти свое место в жизни. Так совпало, что Пол и Джуд одновременно решают собрать волю в кулак и вернуться на сцену.

Несносные леди Beatnik Films

История о переплетении судеб трех женщин и отца-одиночки накануне Дня матери. Разведенная Сэнди не может смириться с появлением у бывшего супруга молодой пассии. К сестрам Джесси и Габи, которые годами скрывали ото всех свою личную жизнь, внезапно приезжают деспотичные родители. Миранда, которая много лет назад отдала дочь в приют, узнает, что скоро станет бабушкой. А несчастный Брэдли, потерявший жену пару лет назад, безуспешно старается быть лучшим отцом для своих двух дочек.

Хороший мальчик 2Д Целлулоид

У обычного школьника Коли дилемма: сначала он влюбился красивую старшеклассницу Ксюшу, а потом на горизонте появилась новая молодая учительница. И кого теперь выбрать? Пока Коля решал, кого он любит больше, в него влюбилась Ксюша. И самое обидное, что даже посоветоваться не с кем — в школе только озабоченные одноклассники, а дома эксцентричный отец, который не хочет ничего слышать.

Почему он? 20th Century Fox Film Corporation

Излишне дотошный и опекающий отец Нед знакомится с бойфрендом своей любимой дочки — наглым и бесцеремонным качком Лэрдом, который абсолютно не вписывается в отцовское представление об идеальном парне. Так почему же? Почему он?

Американская пастораль Lakeshore Entertainment

Сеймур — образцовый гражданин своей страны. Достойное образование, военная служба, женитьба на такой же образцовой девушке, стабильная работа, рождение дочери. Казалось, жизнь удалась. Однако наступают 60-е, которые приносят драматические перемены в историю США, и дочь Сеймура встает на путь политического террора.

2+1 Canal+ [fr]

Самуиль, красавчик, прожигатель жизни и жуткий бабник, оказался в непростой ситуации: одна из многочисленных подружек Самуиля, Кристин, вручает ему кулек с его дочерью. Девушка тут же сбегает в Лондон, и новоиспеченному отцу приходится не только заботиться о малышке, но и заниматься поисками непутевой мамаши.

Капитан Фантастик Electric City Entertainment

Семейная драма об отце и его шести детях, живущих в лесной глуши. Они умеют охотиться, обращаться с оружием, говорят на нескольких языках, знают квантовую физику, разбираются в философии и живут в лесу в полной гармонии с природой. Но трагическое событие вынуждает семейство вернуться в «нормальное» общество.

Тони Эрдманн ARTE LLC

Трогательная и смешная история о непростых отношениях деловой 37-летней дочки и ее отца-шалопая, вольного художника, который заявляется к ней на работу и, найдя ее слишком серьезной, пытается привнести немного юмора в ее жизнь, обостряя ситуацию до нешуточного конфликта.

Девушка без комплексов Apatow Productions

Еще в самом детстве папа научил Эми, что любви не существует, а моногамия — самая большая глупость на свете. Неудивительно, что взрослая Эми не хочет серьезных отношений, и ее встречи с парнями ограничиваются одной ночью. Вот только что ей делать, если она найдет «того самого» парня?

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Моно-, поли-, синглы: какие бывают форматы отношений

За пределами моногамии существует ещё много форматов, которые могут принести гармонию в отношения возлюбленных. Мы изучили исследования о том, как они влияют на партнёров, какие могут породить трудности и, конечно, радости.

Моногамия

Отношения, в которые включены только два участника. В искусстве, поп-культуре, психологии мы постоянно видим акцент на моногамных отношениях: нам предлагают найти «свою половинку» и прожить с ней долго и счастливо. Однако многие исследователи и философы сходятся на том, что распространение моногамии обусловлено не столько человеческой биологией, сколько внешними факторами.

Философ Мишель Фуко связывал моногамию со стремлением государства регулировать общественные отношения, поместить свою власть внутрь этой маленькой группы. Немецкий мыслитель Фридрих Энгельс в работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» говорил, что благодаря моногамной семье решался вопрос передачи богатства, так как её целью было рождение законного наследника. 

Достоинства 

Эмоциональная связь. У партнёров формируются чувства безопасности и комфорта. Психолог и автор книги «Чувство любви» Сью Джонсон говорит, что моногамные романтические отношения являются аналогом родительской любви, потому что мы находим человека, на которого всегда можно положиться. Кроме того, есть исследования, которые показывают, что долгосрочные моногамные отношения положительно влияют на здоровье. У людей в таких парах снижается вероятность депрессии, выше иммунитет и здоровье сердца.

Экономическая выгода. Если верить рациональному подходу Энгельса, моногамия ещё и выгодна — совместный быт выходит дешевле, чем одиночный, ресурсы тратятся только на одну семью или партнёра. 

Трудности 

Ревность. В моногамных отношениях существует парадокс: несмотря на то, что в них присутствует только два участника, уровень ревности выше, чем в немоногамных отношениях. Как показывают исследования, ревность сильнее отражается на женщинах. Опасаясь измены, мужчины могут проявлять собственническое, контролирующее и угрожающее поведение. Учёные обнаружили, что ревность — вторая причина после алкоголизма, по которой происходит насилие над жёнами или партнёршами.

Исследования показывают, что ревность часто не воспринимают как что-то негативное. Например, учёные Сильвиа Пуэнте и Дов Коэн обнаружили, что люди признают мужскую ревность признаком любви. Участники исследования оценили мужчин, которые были ревнивыми и жестокими по отношению к своим жёнам, как более любящих, чем мужчин, которые проявляли насилие по другим причинам.

Давление патриархальных традиций. Конечно, не во всех гетеросексуальных моногамных отношениях угнетают женщин. Но паре может быть сложнее преодолеть эти нормы.

Закрепощение с одним человеком. Некоторые люди могут чувствовать себя «запертыми» в моногамных отношениях, но они боятся что-то менять из-за чувства вины и неуверенности. На это обратил внимание психолог Джозеф Лоуренс, который опирался на опыт своих клиентов. Он сомневается в склонности людей к моногамии из-за высокого уровня разводов и измен.

Полигамия

Брак, в котором у одного из участников есть несколько партнёров. Это может быть многожёнство (полигиния) или многомужество (полиандрия). Полигамия складывается из традиций конкретного общества: религии, обычаев, потребностей хозяйства. Её могут также закреплять законом. 

Полигиния официально разрешена в 50 странах мира, в том числе Брунее, Саудовской Аравии, Афганистане, Йемене, Сирии, Ираке, ЮАР, Индонезии, а в Сингапуре, Филиппинах, Индии и Малайзии допускается только для мусульман. Полиандрия есть в Непале, Тибете, Нигерии, Меланезии. В ЮАР предложили разрешить многомужество, чтобы добиться гендерного равноправия (пока там разрешено только многожёнство).

Достоинства 

Взаимопомощь. Некоторые исследователи отмечают, что в полигамных браках жёны могут не только соперничать, но и сотрудничать. Вместе они разделяют воспитание детей и домашние обязанности. Существует гипотеза, что в полигамных обществах патриархат не так силён, так как женщины поддерживают друг друга. Антрополог Хелен Уэр опрашивала нигерийских женщин о полигинии. Многие из них отметили, что наличие других жён позволяет им иногда «отдохнуть» от брака и посвятить время себе.

Трудности 

Абьюз. Полигамия — это неравные отношения, в которой власть сосредоточена только в одних руках, чаще всего мужчины. Исследования показывают, что в полигинии женщины часто попадают под психологический, сексуальный и физический абьюз. Они испытывают гнев, ревность, одиночество и чувство пренебрежения.

Риск для здоровья женщин. Полигамия также может негативно влиять на репродуктивное здоровье женщины, так как в семьях отсутствуют практики планирования семьи и использования контрацепции. 

Свободные отношения или открытый брак

В таких парах партнёры могут по договорённости встречаться и заниматься сексом с другими людьми. Это право есть у обоих, но любовники не становятся участниками союза. Пример таких отношений — союз мыслителей Симоны де Бовуар и Жан-Поля Сартра, которые провозгласили «Манифест любви»: «Быть вместе, но при этом оставаться свободными». 

Достоинства 

Свобода и доверие. Как показывает опыт людей в открытых отношениях, в таких союзах ценится честность. Например, если если кто-то из пары занялся сексом с другим человеком, не обговорив с партнёром, это может считаться изменой. Участники говорят, что такие отношения приносят ощущение свободы в сочетании с безопасностью, а также улучшают их сексуальную жизнь. 

Осознанное отношение к сексуальному здоровью. Из-за наличия нескольких сексуальных партнёров, участники открытых отношений серьёзнее относятся к риску половых инфекций и контрацепции. Исследование показывает, что люди, которые состоят в моногамных отношениях и изменяют, реже используют презервативы, чем те, кто открыто договаривается о немоногамии.

Трудности 

Требования к эмоциональному интеллекту. Чтобы схема свободных отношений «работала», нужно сохранять осознанность, понимать пределы своей ревности и собственничества. 

Чувство вины. Кроме трудностей, которые могут возникнуть внутри пары, участники открытых отношений упоминают чувство вины перед людьми вне «основных» отношений. Причиной для конфликта могут быть разные ожидания. Не все «другие» партнёры знают об «основном», что делает отношения неравными. 

Полиамория

Романтический или сексуальный союз, в котором участвуют несколько людей. В отличие от открытого брака все участники равны и вовлечены в отношения. Важными составляющими этой связи  являются осознанность и честность: партнёры добровольно соглашаются на такой формат и обговаривают всё, что они хотят получить в союзе.

Достоинства 

Гармоничный обмен в отношениях. Исследования показывают, что между полиаморами больше честности, близости, сексуального удовлетворения и меньше ревности, чем в моногамии. Иногда в полиаморных отношениях связь между партнёрами может принимать разные формы: например, с кем-то они выстраивают более крепкую духовную связь, а с кем-то — сексуальную. Так, полиаморы не ждут «всего и сразу» от одного человека.

Осознанность. Опыт таких отношений помогает людям прокачать эмоциональный интеллект. Они учатся не только понимать свои эмоции, но и говорить о чувствах других людей. Кроме того, все участники такого союза внимательно следят за сексуальным здоровьем и контрацепцией.

Трудности 

Равное внимание участникам. Полиамория требует большей ответственности. Участникам важно обсуждать сомнения, искать формат, который подходит для всех участников, уделять время всем партнёрам. Они могут начать проявлять больше чувств к кому-то одному из союза, а это уже проблема для остальных.

Воспитание общих детей. Возникают трудности, если в полиаморных семьях есть дети — они привязываются не только к биологическим родителям, но и остальным партнёрам (а также их детям). Если партнёры часто сменяются, детям приходится снова и снова переживать разрыв. 

Друзья с привилегиями 

Формат отношений, в котором участвуют близкие друзья. Они общаются, занимаются сексом, но не связывают себя романтическими отношениями. Исследователи считают, что люди выбирают такой формат, когда хотят заниматься сексом с «проверенным» человеком и избежать ответственности, которая есть в парах. 

Достоинства 

Комфорт и психологическая безопасность. Секс по дружбе избавляет от необходимости тратить время на знакомство и поиски сексуального партнёра. Участники уже доверяют друг другу, свободно обсуждают особенности и предпочтения, что в долгосрочной перспективе улучшает качество секса. Друзья с привилегиями не имеют обязательств, и для кого-то это может быть большим облегчением: не нужно запоминать дату годовщины или отказывать себе в свиданиях с другими людьми.

Трудности 

Тупик в отношениях. Несмотря на то что между партнёрами есть изначальная договорённость, что такой формат «никуда не ведёт», никто не застрахован от влюблённости и желания построить «нечто большее». Исследование таких пар показывает, что в большинстве случаев друзья с привилегиями не знают, что делать, если у одного из партнёров появятся романтические чувства и желание построить отношения с обязательствами. К сожалению, не все подобные истории могут заканчиваться так же хорошо, как в фильме «Секс по дружбе».

Гостевой брак

Отличительная черта: люди вступают в романтические или брачные отношения, но не живут вместе. Партнёры договариваются о совместных ночёвках или встречаются на нейтральной территории. Но всегда могут вернуться к себе домой. Несмотря на кажущуюся открытость, такие отношения моногамны. 

Достоинства 

Сохранение личного пространства. Совместное хозяйство и «притирка» могут приводить к конфликтам в паре, и гостевой брак помогает этого избежать. Партнёры не считают проживание на одной территории обязательным условием крепких отношений. Исследование пар, которые предпочитают гостевой брак, показывает, что женщины выбирают такой формат, чтобы им не досталась вся работа по дому, как это происходит у людей, живущих вместе.

Трудности 

Финансы. Несмотря на преимущества раздельного проживания, совместный быт обходится дешевле, поэтому гостевой брак выбирают обеспеченные люди. У партнёров могут возникнуть проблемы с договорённостями об общих тратах и встречах. 

Ревность. Партнёры могут ревновать друг друга, ведь они не находятся на одной территории. Люди с опытом гостевого брака говорят, что в таком формате очень важно доверие, и если его нет, то возникнут проблемы.

Синглы

Люди, которые осознанно отказываются от отношений. О современных одиночках впервые рассказал социолог Эрик Клиненберг в своей книге «Жизнь соло». Он провёл триста интервью с синглами и пришёл к позитивным результатам: у них более здоровое ментальное состояние и разнообразный образ жизни. О синглах также заговорили после интервью Эммы Уотсон: актриса назвала свой статус отношений self-part­nered. Синглы доказывают, что необязательно иметь вторую половинку, чтобы быть целостной личностью.

Достоинства 

Гармоничное развитие личности. Согласно исследованиям, люди, которые осознанно отказываются от отношений, вовсе не несчастны и не одиноки. У них более развиты дружеские и семейные связи, они внимательнее относятся к своему здоровью. При этом синглы не отказываются от секса на одну ночь.

Трудности 

Дискриминация в обществе. Несмотря на то что синглы всем довольны, они сталкиваются с синглизмом — дискриминацией одиночек. Например, исследования показывают, что их воспринимают одинокими, эгоистичными и менее приспособленными к жизни. Синглам труднее добиться карьерного повышения, им неохотнее сдают жильё. Психологи Шерил Кайзер и Дебора Кэши утверждают, что «осознанных» одиночек воспринимают как угрозу установке, что счастье приходит вместе с браком и семьёй. Из-за того что они не поддерживают общепринятую парадигму, люди их не понимают и осуждают.

Парадокс полигамии: почему большинство американцев полигамно?

 

В одной из предыдущих статей Канадзавы, мы уже рассматривали почему в мире существует только одна человеческая культура. Поэтому, несмотря на то, что ученый рассматривает полигамность американцев, большинство из этих идей применимы практически для всех человеческих сообществ. Далее адаптированный перевод.

 

Содержание

 

 

Почему большинство американцев полигамно

 

В последнее время полигиния была в центре внимания общественности и во многих разговорах американцев у кулера, начиная с успеха сериала «Большая любовь» на HBO заканчивая судом над лидером секты мормонов Уорреном Джеффсом. Большинство американцев считают полигинный брак экзотическим, необычным, невероятным и даже морально неправильным, отсюда и привлекательность «Большой Любви» или приятное возбуждение из-за суда над Джеффсом. Но полигиния не настолько экзотична; многие – даже большинство – американцы уже находятся в полигинных браках.

В первую очередь давайте уточним наши термины. Полигиния – это научный термин для брака одного мужчины с более чем одной женщиной. Полигамия касается как полигинии, так и полиандрии – брака одной женщины с более чем одним мужчиной. Полигамия часто используется как синоним полигинии, потому что в мире существует крайне мало полиандрийных обществ.

Конечно, одновременная полигиния того типа, который показан в «Большой любви» и осуществленный Джеффсом, незаконна во всех 50 штатах. Однако многие американцы (и остальные) практикуют серийную полигинию посредством цепочки из брака, развода и повторного брака. Для всех практических целей последствия серийной полигинии точно такие же, как и последствия одновременной полигинии.

Когда такой человек, как Билл Хенриксон – выдуманный полигинист из «Большой любви» – имеет одновременно трех жен, то математический вывод, учитывая приблизительно процентное соотношение полов 50 на 50, заключается в том, что он лишает двух других мужчин их репродуктивного потенциала. Двое других мужчин не могут иметь жену и детей, потому что у Хенриксона три жены.

Когда у Дональда Трампа было три жены, одна за другой, он тоже лишил двух других мужчин их репродуктивных возможностей, потому что к тому моменту, когда он развелся со своими предыдущими женами, те миновали свой репродуктивный возраст. Самым серьезным предсказателем повторного брака после развода является пол; мужчины обычно снова вступают в брак, женщины, как правило, нет. Ни Ивана Трамп, ни Марла Мейплз не вышли замуж после развода с Трампом (хотя Ивана до Трампа была недолго замужем без детей).

Внебрачные любовные связи – еще один способ полигинного спаривания, и женатые мужчины с большей вероятностью вступают в любовные связи, чем замужние женщины. Когда моногамно женатый мужчина имеет двух незамужних любовниц или подруг, последствие, в сущности, то же самое – он лишает двух других мужчин возможности спаривания.

Так вот, любой мужчина, который когда-либо разводился и женился или любая женщина, которая когда-либо выходила замуж за разведенного мужчину, любой женатый мужчина, когда-либо имевший длительные любовные связи или любая женщина, которая когда-либо имела любовные связи с женатыми мужчинами – все на каком-то уровне практикуют полигинию с теми же последствиями, что и в одновременной полигинии Хенриксона и Джеффса.

Одновременная или серийная, полигиния распространена, потому что люди по своей природе полигиничны. Ученые соглашаются с тем, что антропологические и археологические доказательства убедительно демонстрируют: люди были немного полигиничны на протяжении всей истории эволюции (но помните об опасности натуралистического ложного заключения – установление моральных последствий из научных фактов. «По своей природе» не означает ни «хорошо», ни «желаемо». И это не означает «неминуемо»).

Люди не так полигинны, как гориллы, серебристые самцы которых держат гарем из нескольких самок, но и не строго моногамны, как гиббоны, у которых самец и самка создают пару на всю жизнь.

В следующем посте я уделю внимание вопросу о том, кто пользуется преимуществами полигиничного общества: мужчины или женщины? Ответ может вас удивить.

 

Почему большинство женщин получают выгоду от полигамии, а большинство мужчин выигрывают от моногамии

 

Вразрез с общепринятым мнением, большинство женщин извлекают пользу от полигиничного общества, и большинство мужчин имеют преимущество в моногамном обществе. Причина в том, что полигиничное общество позволяет нескольким женщинам делиться продуктивным мужчиной с высоким статусом. Джордж Бернард Шоу (который был одним из основателей Лондонской школы экономики и политических наук, где я преподаю) выразился лучше всех, когда он отметил: «Материнский инстинкт склоняет женщину к тому, чтобы предпочитать десятую часть первоклассного мужчины исключительному владению третьесортным».

Или, как спросил комик Билл Мар гостей на своем телешоу «Политически неверно» 7 января 1998 года: «Вы предпочли бы стать второй или третьей женой Мела Гибсона, либо же единственной женой Уилларда Скотта?», На которую одна из гостей, консервативный обозреватель и активист Сьюзан Карпентер Макмиллан, ответила: «Если дело дойдет до Мела Гибсона, мне будет все равно, буду ли я первой, второй или третей». Конечно, это было в то время, когда Мел Гибсон был очень желанным. Можете заменить Мела Гибсона Мэттом Деймоном. Состав персонажей в течение десятилетия меняется, но принцип остается тем же.

Напротив, большинство мужчин получают выгоду от моногамного общества. Учитывая процентное соотношение полов 50 на 50, моногамное общество в сущности гарантирует жену каждому мужчине, даже третьесортному. В условиях полигинии некоторые третьесортные мужчины могут вообще не найти жену или даже если они достаточно удачливы, чтобы её найти, их жена не будет настолько же вожделенной, как та, которую они могут заполучить себе при моногамии, потому что при полигинии более желанные женщины стали бы второй, третьей или десятой женой более вожделенных мужчин.

Исключениями из этого правила являются чрезвычайно желанные женщины, которые получают пользу от моногамного общества и чрезвычайно желанные мужчины, выигрывающие от полигиничного общества. Очень востребованная женщина может выходить замуж за очень желанного мужчину при любых обстоятельствах, но при полигинии ей придется делить своего востребованного мужа с другими женщинами, тогда как при моногамии она может монополизировать его. Чрезвычайно вожделенный мужчина может обзавестись несколькими женами в условиях полигинии, но должен ограничиться только одной женой (хотя и очень желанной) при моногамии.

Такова сущность статистического (соответствующего «колоколообразной кривой») распределения, однако, с обеих сторон большинство людей не бескомпромиссны; например, большинство людей не являются крайне высокими или чрезмерно низкими, но более или менее среднего роста. Похожим образом большинство мужчин и женщин не являются чрезвычайно желанными и критически неподходящими. Таким образом, большинство мужчин пользуются преимуществами моногамии, а большинство женщин выигрывают от полигинии.

Когда мужчины воображают, на что может быть похожа жизнь в полигиничном обществе, они воображают себя женатыми на нескольких женах. Однако вот чего они не понимают, так это того, что, более чем вероятно, в полигиничном обществе они останутся без жены. Полигинный брак в полигиничном обществе всегда ограничен для меньшинства мужчин.

Если у каждого из 50% мужчин есть по две жены, то остальные 50% не могут иметь никаких жен. Если у каждого из 25% мужчин имеется по четыре жены, то остальные 75% не могут иметь никаких жен. Когда женщины представляют себе, какой может быть жизнь в полигиничном обществе, они представляют, что им приходится делиться своим нынешним никудышным мужем-неудачником с другими женщинами. А вот чего они не понимают, так это того, что они могли бы делиться с другими женщинами Мэттом Деймоном или Биллом Гейтсом.

Как только мы начинаем смотреть на вещи через призму эволюционной психологии и биологии, они начинают выглядеть совсем иначе. Кое-что, что мы ранее считали довольно невероятным и нравственно неправильным, такое как полигиния, начинает выглядеть вполне естественным и повседневным. Подход также дает нам новое представление о том, как женщины, а не мужчины, преимущественно извлекают пользу в полигиничных обществах.

 

Почему более умные мужчины (но не женщины) дорожат сексуальной исключительностью

 

В течение всей истории эволюции люди были немного полигинны. Типичная степень полигинии, соответствующая виду, соотносится со степенью полового диморфизма в габаритах (со степенью, в которой самец крупнее самки). Чем больше у вида выражен половой диморфизм, тем более тот полигинен. Так получается либо потому, что самцы полигинных видов становятся крупнее, чтобы конкурировать с другими самцами и монополизировать самок, либо же потому, что самки полигинных видов становятся меньше, чтобы рано взрослеть и начинать спаривание.

Лично я считаю, что дело в последнем; Я предполагаю, что мужчины и женщины теоретически могли бы быть одинаковых габаритов, если бы не тот факт, что все человеческие общества в различной степени неизменно полигиничны. Фактически, средний рост женщин (но не мужчин) в обществе частично обуславливается его степенью полигиничности. Чем более полигинично общество, тем ниже женщины в среднем, тогда как средний рост мужчин остается не подверженным изменениям.

Как бы то ни было, что неоспоримо, так это положительная корреляция между степенью полигинии и степенью полового диморфизма в отношении габаритов как в пределах вида, так и во всех человеческих обществах. Таким образом, сугубо моногамные гиббоны сексуально мономорфны (самцы и самки приблизительно одного размера), в то время как у чрезвычайно полигинных горилл половой диморфизм, касающийся габаритов, значителен. Согласно таким масштабам, люди полигинны слегка: не столь полигинны, как гориллы, но и не сугубо моногамны, как гиббоны.

В соответствии с этими сравнительными признаками, тщательный соцопрос традиционных обществ демонстрирует, что подавляющее большинство (83,39%) практикуют полигинию, в то время, как только 16,14% практикуют моногамию и 0,47% практикуют полиандрию. Тогда как современные сообщества охотников и собирателей не во всех подробностях такие же, какими были у наших предков, они являются лучшими моделями, доступными нам для изучения.

То обстоятельство, что полигиния широко распространена в таких обществах – в сочетании со сравнительными признаками, рассмотренными выше – дает веские основания предполагать, что наши предки могли практиковать полигинию в течение большей части истории человеческой эволюции.

Разумеется, полигинный брак в любом обществе теоретически существует исключительно для меньшинства мужчин. Учитывая условное соотношение полов 50 на 50, наибольшее количественное соотношение мужчин в полигинном браке в любом обществе составляет 50%. Если из половины мужчин каждый возьмет по две жены, другая половина должна остаться неженатыми.

Если некоторые из мужчин возьмут больше двух жен, то еще большее количество мужчин должно остаться неженатыми, а процент многоженцев будет еще меньше. Таким образом, процент многоженцев в любом обществе должна всегда быть меньше 50%. У большей часть мужчин в полигиничных обществах имеется либо одна жена, либо не имеется ни одной.

Тем не менее, хотя бы некоторые мужчины на протяжении всей истории эволюции были многоженцами и мы непропорционально происходим от полигинных мужчин с большим количеством жен, потому что у них было больше детей, чем у моногамных или неженатых мужчин. Таким же образом легкая полигиния в ходе истории эволюции человека означает, что женщины не всегда оставались верными своему законному мужу. Как я комментирую в предыдущих, существуют явные анатомические свидетельства мужского организма, позволяющие предположить, что женщины всегда были немного склонны к промискуитету.

При полигинии один мужчина является женатым на нескольких женщинах, так что женщина в полигинном браке все так же (обоснованно) спаривается только с единственным мужчиной, как и женщина в моногамном браке. Получается, что как женщина в полигинном браке, так и женщина в моногамном браке (вроде бы) являются сексуально исключительными для единственного мужчины.

Наоборот, мужчина в полигинном браке параллельно спаривается с несколькими женщинами, в отличие от мужчины, состоящего в моногамном браке, спаривающегося исключительно с одной женщиной. Таким образом в ходе всей истории эволюции человека мужчины спаривались с несколькими женщинами, тогда как женщины спаривались с единственным мужчиной.

Следовательно, сексуальная исключительность, установленная согласно общественно навязанной моногамией, является эволюционно новой для мужчин, но не для женщин. В таком случае Гипотеза прогнозировала бы, что более умные мужчины могут оценить сексуальную исключительность – наличие лишь одного сексуального партнера в серьезных отношениях – в большей степени, чем менее умные мужчины, но умственные способности не могут повлиять на вероятность признания женщинами ценности сексуальной исключительности.

В подтверждение этих предварительных расчетов Гипотезы, данные из большой репрезентативной американской выборки показывают, что более умные мальчики с большей вероятностью вырастут, ценя сексуальную исключительность в раннем взрослом возрасте, в отличие от менее умных мальчиков.

С другой стороны, детский показатель IQ у девочек не влияет на оценку сексуальной исключительности в раннем взрослом возрасте. Влияние умственных способностей на придание значения сексуальной исключительности среди мужчин более чем в четыре раза больше, чем среди женщин. У женщин эта связь не является статистически значимой.

 

Почему практически не существует полиандрических обществ

 

Тщательный опрос традиционных обществ в мире показывает, что 83,39% из них практикуют полигинию, 16,14% практикуют моногамию и 0,47% практикуют полиандрию. Почти все немногие полиандрические общества практикуют то, что антропологи называют фратеральной полиандрией, где группа братьев делится одной женой. Нефратеральная полиандрия – когда одну жену разделяет группа мужчин, не состоящих в родственных связях – в человеческом обществе практически не существует. Почему нефратеральная полиандрия настолько малораспространенная?

Во-первых, давайте еще раз проясним терминологию подобно тому, как мы делали это ранее. Моногамия – это брак одного мужчины с одной женщиной, полигиния – это брак одного мужчины с более чем одной женщиной, а полиандрия является браком одной женщины с более чем одним мужчиной.

Полигамия, хотя в общем дискурсе и используется зачастую в качестве синонима полигинии, имеет отношение одновременно и к полигинии, и к полиандрии. В силу этого ученые склонны не использовать это двусмысленное понятие.

Как мы рассматриваем в нашей книге «Почему у красивых людей больше дочерей» (Глава 2 «Почему мужчины и женщины настолько разные?»), в моногамном браке, где женщине «полагается» спариваться только с одним мужчиной, достоверность отцовства весьма мала.

Показатели рогоноства (когда мужчина неосознанно воспитывает ребенка, генетически принадлежащего другому мужчине) в моногамных обществах варьируются в пределах 13-20% в Соединенных Штатах, 10-14% в Мексике и 9-17% в Германии. Иначе говоря, по крайней мере каждый пятый американский отец может невольно воспитывать чужого ребенка, ошибочно полагая, что тот является его генетически.

Когда несколько мужчин официально женаты на одной женщине, которой «полагается» спариваться с ними со всеми, то у мужей в браке весьма мало оснований полагать, что данный её ребенок генетически принадлежит ему и в силу этого не будет очень мотивирован инвестировать в него. Если дети получают недостаточные отцовские инвестиции, то они не проживут достаточно долго, чтобы стать взрослыми и сохранить общество. Вот почему нефратеральная полиандрия заключает в себе предпосылки своего собственного исчезновения.

В то же время, фратеральная полиандрия, при которой мужья в браке являются братьями, может продолжать существовать как институт брака, поскольку, даже если данный муж не приходится генетическим отцом указанному ребенку (не разделяет половину его генов), то он, по крайней мере, является генетическим дядей (разделяющим четверть его генов).

Ребенок от фратерального полиандрического брака ни в коем случае не мог бы быть абсолютно не связанным родством с каким-либо из мужей (разумеется, при условии, что жена не спаривалась с кем-либо вне полиандрического брака), поэтому все мужья в браке мотивированы инвестировать во всех детей либо в качестве их генетических отцов, либо в качестве их генетических дядей.

По тем же причинам наиболее успешным типом полигинии является сороральная полигиния, где все жены в браке – сестры (хотя, в отличие от нефратеральной полиандрии, несороральная полигиния очень распространена во всем мире).

Как я объясняю в более раннем посте, в то время как женщина – когда у нее есть выбор выйти замуж за неженатого мужчину или окрутить женатого мужчину – при определенных обстоятельствах может сделать рациональный выбор сочетаться браком полигинично, это никоим образом не в материальных интересах уже имеющейся жены, чтобы её муж нажил еще одну жену. Всякая старшая жена, которая уже замужем за мужчиной, терпит лишения от прибавления к домочадцам каждой новой жены, поскольку каждая дополнительная жена забирает ресурсы мужа, которые при иных обстоятельствах имеются в её распоряжении и в распоряжении её детей.

Таким образом, конфликт между женами в полигиничных браках является весьма распространенным, и по этой причине многоженцы во многих традиционных обществах обеспечивают отдельное хозяйство для каждой жены. Однако конфликт и конкурентная борьба за ограниченные ресурсы мужа в некоторой степени скрашиваются, если жены являются сестрами, так как тогда они не будут столь горячо возражать против утечки ресурсов к новой жене и её детям, с которыми старшая жена имеет генетическое родство.

Естественно, сейчас тот факт, что полиандрия в человеческом обществе весьма малораспространенная, безусловно не означает то, что замужние женщины – независимо от того, состоят ли они в моногамном или в полигинном браке – всегда были верны своим мужьям и спаривались только с одним мужчиной. Совсем наоборот: как я объясняю в более ранних постах, у нас есть физиологическое свидетельство того, что женщины на протяжении всей истории эволюции всегда были слегка склонны к промискуитету.

 

Почему наличие сына уменьшает вероятность развода

 

Социологи и демографы обнаружили, что наличие сыновей уменьшает вероятность развода. Пары, имеющие хотя бы одного сына, сталкиваются с риском развода значительно реже, чем пары, имеющие исключительно дочерей. Почему так?

Тот факт, что у пар, имеющих сыновей, вероятность развода ниже, чем у пар, имеющих только дочерей, еще удивительнее, учитывая то, что, как я излагаю в предыдущих постах, жестокие мужчины, а также у люди, склонные к промискуитету, будут иметь сыновей с большей долей вероятности. Я бы предположил, что домашнее насилие и сексуальная распущенность (а также внебрачные отношения, образующиеся в результате) значительно влияют на вероятность развода. Почему в таком случае пары с сыновьями менее склонны к разводу?

Напомним, что ценность мужчины как партнера в значительной степени обуславливается его состоянием, статусом и властью, тогда как ценность женщины как партнерши главным образом обуславливается ее молодостью и физической привлекательностью. Это значит, что отец должен удостовериться, что его сын унаследует его богатство, статус и власть, независимо от того, как много или как мало у него этих ресурсов. Отец из рабочего класса все же должен убедиться, что его сын унаследует все то немногое, что у него есть, поскольку чем больше унаследует сын, тем значительнее будет его предполагаемый репродуктивный успех.

В противоположность этому, отец (или мать) может сделать довольно мало для того, чтобы повлиять на предполагаемый репродуктивный успех дочери. С момента рождения, родители могут сделать очень немногое, чтобы сохранить её молодость или сделать её физически привлекательнее.

Таким образом, логика эволюционной психологии утверждает, что для дочерей не так важно длительное присутствие (и инвестиции) отца, как для сыновей. С сугубо репродуктивной точки зрения существует очень мало того, что отцы (или кто-либо еще) могут сделать для дочерей, кроме как поддерживать их жизнь и здоровье. Так что наличие сыновей препятствует разводу и уходу отца из семьи в большей мере, чем наличие дочерей, а среди богатых семей такое влияние должно быть еще более явным.

Конечно, решительно преданные привычным общественным наукам в том виде, в котором те существуют, социологи и демографы, которые устанавливают, что наличие сыновей снижает вероятность развода, объясняют это открытие тем, что отцы считаются более важными в жизни своих сыновей, чем дочерей, и что наличие сыновей воодушевляет отцов активнее заниматься воспитанием детей, снижая, в связи с этим, вероятность развода. Конечно же, они правы; отцы как правило считаются более важными для сыновей, чем для дочерей, а наличие сыновей вдохновляет отцов на более активное участие. Но социологи не могут объяснить, почему это так. А вот психологи-эволюционисты могут.

 

Почему капитализм сродни полигинии

 

Я пишу это в моем номере в отеле Palace в Загребе, Хорватия. Хорватия – одна из шести республик, которые входили в Социалистическую Федеративную Республику Югославия. С конца Второй мировой войны и до 1980-х годов Югославия была успешным социалистическим государством под управлением великодушного и любимого диктатора Иосипа Броза Тито (1892-1980), чей день рождения все еще широко отмечается каждый год 25 мая.

После смерти Тито Югославия распалась на союзные республики и Хорватия, вместе с другими республиками, предпочла перенять капитализм и демократию. Как и в случае с опытом большинства других бывших социалистических стран, которые на протяжении последних лет перешли к капитализму (как Россия и другие бывшие советские республики), экономическое положение большинства населения Хорватии, несмотря на это, после перехода к капитализму ухудшилось и люди грустят за «старыми добрыми временами» социализма. Почему так? Почему люди часто разочаровываются после перехода к капитализму?

Мой друг и местная коренная жительница, профессор Мери Тадинак ​​из Загребского университета, делает весьма проницательное наблюдение: капитализм сродни полигинии. Как я упоминал в более раннем посте, когда мужчины представляют себе, какой может быть жизнь в полигиничном обществе, они представляют себя в браке с несколькими женами, тогда как в моногамном обществе могут обладать только одной женой.

Поэтому мужчины убеждены, что в полигиничном обществе они оказались бы в более выигрышном положении, чем в моногамном обществе. Однако же, они не соображают, что, наиболее вероятно, они останутся без какой бы то ни было жены в полигиничном обществе и, следовательно, у большинства мужчин на самом-то деле в моногамном обществе положение лучше, чем в полигиничном обществе.

Аналогично, когда мужчины (и женщины), живущие своей унылой, монотонной жизнью в качестве фабричных рабочих и офисных работников в социалистическом государстве представляют себе, какой может быть жизнь в капиталистическом государстве, они представляют себя очередным Биллом Гейтсом, Ричардом Брэнсоном или Опрой, ни один из которых не существует (и не может существовать) в социалистическом государстве.

Они могут стать миллионерами, нет, миллиардерами, в капиталистическом государстве, тогда как у них нет шансов на успех в социалистическом государстве. В связи с этим они считают, что в капиталистическом государстве они будут состоятельнее, чем в социалистическом государстве. И вот, впервые с правом голоса они делают выбор в пользу капитализма. Но вот чего они не понимают, так это того, что они будут намного беднее и их экономическое положение будет намного хуже в капиталистическом государстве, чем в социалистическом.

И капитализм, и полигиния увеличивают разницу в распределении желаемых перспектив, но, в то же время, потенциально может (и часто так и делает) снижают среднее значение. Среднее количество детей имеющееся у одного мужчины (определенное математическим путем) одинаково при полигинии и моногамии, но процент мужчин, имеющих детей, при моногамии намного выше, чем при полигинии. При моногамии репродуктивно успешными становится большее число мужчин, чем при полигинии. Резко контрастируя, социализм и моногамия уменьшают разницу в распределении желаемых перспектив.

Капитализм и полигиния являются системами, предназначенными вознаграждать победителей и наказывать проигравших; социализм и моногамия – это системы, разработанные для того, чтобы вознаграждать проигравших и наказывать победителей. Победители, будь то Билл Гейтс или Мулай Исмаил Кровожадный, намного удачливее в системах первого типа; лучшее, что Билл Гейтс мог когда-либо надеяться сделать в социалистическом государстве, только немного лучше того, на что мог надеяться средний рабочий. Жесткая и горькая правда, часто ускользающая от нас (включая жителей бывших социалистических государств), заключается в том, что большинство мужчин и женщин – неудачники по определению и пребывая в последнем типе системы добиваются большего, чем в первом.

Источники: Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5, Часть 6.

Является ли моногамия естественной? | Психология сегодня

Является ли моногамия лишь деспотическим социальным институтом, который накладывает неестественные ограничения на наши желания сексуального разнообразия и новизны, а также глубокие романтические связи с множеством партнеров?

Несомненно, добиться удовлетворительных моногамных отношений на всю жизнь непросто, учитывая высокий уровень распространения неверности и разводов, а также растущее число людей, которые даже не стремятся к пожизненной моногамии.

А как насчет значительного процента пожизненных моногамистов, которые несчастны в своей пожизненной моногамии? Такие люди могут чувствовать, что моногамия — это тюрьма, в которой они находятся в постоянном положении, которое расстраивает сексуально и лишено эмоциональной близости. Они остаются в нем только из-за вины или незащищенности, фантазируя о чем-то лучшем.

Может быть, это всего лишь принятие желаемого за действительное, что два человека могут оставаться достаточно счастливыми в пожизненной сексуально исключительной договоренности.Реализация этой романтической фантазии не кажется нормой человеческого существования. Возможно, эта романтическая фантазия реализуется лишь немногими счастливчиками, так что, возможно, будет лучше прожить свою жизнь, лишенную идеалистических романтических иллюзий, которые только создают разочарование в обманчивых ожиданиях.

Может ли современная эволюционная психология пролить свет на вопрос о том, что естественно в репродуктивных стратегиях человека?

Взгляд на моногамию с межкультурной точки зрения предполагает, что моногамия не является универсальной нормой.Во многих культурах есть законная полигамия, а также проституция. Фактически, у большинства патриархов и царей еврейской Библии было несколько жен и наложниц, как это было принято в древних культурах Ближнего Востока. Ранние мормоны считали, что они просто следовали Ветхому Завету в практике многоженства.

Эволюция отцовства

Эволюционная психология ищет кросс-культурные универсалии, когда ищет ключи к разгадке природы человеческой природы.

Одна универсальная межкультурная универсальность — это отцовство.Во всех известных культурах мужчины являются отцами своих детей. Да, в среднем мужчины не так много вкладывают в воспитание своих детей, как женщины, и есть много непослушных отцов, которые бросают своих детей.

Воспитание детей, будь то отцовство или материнство, кажется частью человеческой природы, поскольку оба являются межкультурными человеческими универсалиями. Материнство является универсальным для всех млекопитающих, поскольку все млекопитающие женского пола выращивают ребенка в своем теле, а затем кормят ребенка своими молочными железами. Любопытно, что отцовство редко встречается у млекопитающих, но чрезвычайно распространено среди птиц.Самцы могут построить гнездо, сесть на яйца, а затем помочь кормить или защищать новорожденных птенцов. У птиц отцовство присутствует только у моногамных птиц, если возможно, только на один сезон размножения.

Межвидовой анализ показывает, что отцовство развивается только при моногамии. Это почему? Ответ, кажется, определенность отцовства. Это только увеличивает репродуктивный успех мужчины, если он может быть достаточно уверен в том, что воспитывает своих собственных детей, а не детей другого мужчины.Итак, для развития отцовства, по крайней мере, самки должны быть верными, чтобы самцы обладали уверенностью в отцовстве.

Но почему тогда самцы должны быть моногамными, если они могут добиться большего репродуктивного успеха, оплодотворяя несколько самок? Кажется, ответ таков: для самок выгодно быть моногамным только в том случае, если самки обладают некоторой уверенностью в том, что самцы будут оставаться рядом, чтобы помогать воспитывать и защищать потомство. Для самок нет никакой пользы в сексуальном исключении, когда самцы практикуют брачную стратегию «полюбить их и оставить их», требуя, чтобы матери-одиночки сами заботились о себе без помощи отца.Двусторонняя забота могла бы развиться только в том случае, если бы и мужчины, и женщины были готовы практиковать моногамию.

Хороши ли люди в моногамии?

Учитывая универсальность отцовства и заботы о двух родителях среди людей, кажется, что люди эволюционировали в моногамном направлении. Есть врожденная склонность к моногамии; участвовать в исключительных сексуальных романтических парных связях для заботы обо всех родителях.

Проблема в том, что то, что мы обладаем врожденными моногамными наклонностями, не означает, что мы больше не обладаем немоногамными наклонностями (т.е. желания иметь несколько партнеров) или что только потому, что у нас есть моногамные желания и фантазии, мы также обладаем личностными предрасположенностями и навыками межличностного общения, чтобы добиться в этом успеха.

Многие из нас — неудавшиеся моногамисты в том смысле, что мы стремимся к продолжительным и удовлетворительным моногамным отношениям, но из-за того, что у нас это не получается, мы не достигаем того, чего больше всего желаем в жизни. Люди, которые надежно привязаны, аутентичны, обладают высоким уровнем сочувствия и хорошими коммуникативными навыками, как правило, лучше справляются с моногамией, чем люди с ненадежной привязанностью, с высоким нарциссизмом, фальшивостью и низким уровнем сочувствия с плохими коммуникативными навыками.

Итак, с точки зрения эволюционной психологии, моногамия естественна, потому что отцовство естественно для человеческого вида, а отцовство развивается только с достаточной сексуальной исключительностью, чтобы обеспечить уверенность в отцовстве для мужчин и достаточную уверенность в обеспечении ресурсов для женщин.

Тем не менее, у нас все еще есть сильные немоногамные желания, потому что он все еще может быть адаптивным для спаривания с партнером с лучшим генетическим материалом или наибольшими ресурсами, даже если он не остается рядом или вам приходится делиться ими с другими.Кроме того, для того, чтобы уметь моногамию, нужно обладать определенными личностными наклонностями и навыками межличностного общения. Просто потому, что у вас есть глубоко укоренившееся инстинктивное желание чего-то, не означает, что вы его осуществите, если вы подойдете к его реализации ошибочным образом, как если бы в своей личной жизни вы больше играли в игру, чем искренне.

Конечно, всем нам не обязательно быть успешными моногамистами, если это не то, к чему вы действительно стремитесь или в чем хороши, даже если вы этого хотите.Некоторые из нас могут стремиться к успеху в немоногамии по обоюдному согласию, а это тоже требует определенных личностных предрасположенностей и навыков межличностного общения, таких как преодоление ревности и неуверенности в совместном использовании партнеров по обоюдному согласию. И некоторым из нас, которые в душе моногамии, возможно, придется признать, что мы просто не так хороши в этом, несмотря на все наши усилия, и это нормально. Всем нам нужно развивать сострадание к нашим человеческим ограничениям. И, может быть, некоторые из нас наконец-то поймут, как добиться успеха в моногамии, если мы просто не откажемся от попыток учиться на своих ошибках.

Реалистичны ли моногамные отношения в современном мире?

Необязательно быть моногамистом, полиамористом или даже тем, кто предпочитает компанию фаллосов с батарейным питанием. Вы можете быть всем или ни одним из них, в зависимости от ситуации.

В некоторых случаях моногамия работает. Например, вашим партнером может быть фотосинтез подсолнечника или, может быть, вам нравится пробираться сквозь мины.

Одержимость сексом и ревность когда-то «работали» на моногамию.Если, однако, вы менее склонны погружаться в психоз другого человека и топить его в своем, попробуйте другие варианты. Имейте в виду, что это не обязательно должно длиться всю жизнь — если вы устали от моногамии, попробуйте что-нибудь другое. Если вы хотите этого, откусите.

Дрейк сказал нам, что мы живем только один раз, поэтому сначала живите, а потом перечитывайте партнеров.

ВИД, КОТОРЫЙ НЕ МОЖЕТ СОХРАНИТЬ: АНДРЕА НАГЕЛЬ

Оскар Уайльд сказал: «Двоеженство — это слишком много жен на одну жену.Моногамия — то же самое ». Это щекотливая тема, моногамия. Стандартное повествование гласит, что мужчины рождены, чтобы обманывать, а женщины рождены, чтобы жаловаться на это. Другими словами, мужчин запугивают и заставляют вести монотонную домашнюю жизнь — создаваемую ими для беспорядочного распространения. их семя.

Вывод состоит в том, что женщины страстно жаждут безопасности моногамных отношений — их роль заключается в сохранении существования человеческого рода.

Конечно, это имеет смысл только в том случае, если по земле бродит больше женщин, чем мужчин, как это было в былые времена, когда медведи, тигры и динозавры взяли верх над более волосатым полом.Тогда «нападай и беги» могло быть предписанием.

Будучи социально, материально и интеллектуально ущемленными патриархатом, женщины, как гласит история, были вынуждены полагаться на мужчин, которые обеспечивали их и своих детей, что превратило их в лживых, манипулятивных золотоискателей, которые ловят в ловушку лучшего мужчину, которого они могут. получать. И как только они его поймают, милорд, ему лучше оставаться прикованным наручниками к спинке кровати… а не из эротических соображений.

Что мужчины получают из этого соглашения? Я часто задавался вопросом.Горячий обед и холодное пиво каждый вечер? Ничего особенного, но потом я слышал, как не один человек сказал: «На самом деле я не получаю того, чего стоят мои деньги, и поэтому вполне приемлемо искать удовлетворения где-нибудь в другом месте».

Что плохого в моногамии?

Галерея: Знаменитые давние женатые

17 изображений

Мне нужно снова надеть розовые очки.

Улицы города выкрашены в красный и розовый цвета, а окна одеты с любовью.Однако в этом году, когда приближается День святого Валентина, с его стандартными угощениями из цветов, конфет и романтики при свечах, вырисовывается совсем другое настроение. Все чаще люди задаются вопросом: сначала любовь, затем брак, а затем целая жизнь полной верности?

Неудивительно, что моногамия находится под микроскопом. Количество разводов резко возросло, количество браков сокращается, а скандалам с мошенничеством среди властей и политической элиты нет конца. Прошлым летом журнал New York Times посвятил почти 6000 слов убеждению обозревателя советов по сексу Дэна Сэвиджа, что моногамия сложнее, чем мы допускаем, и может не сработать для многих пар. И в этом году новость о предполагаемом запросе Ньюта Гингрича на открытый брак со своей второй женой Марианной вернула концепцию сексуальной открытости на первый план, настолько, что в разделе о стиле Times был поставлен вопрос о том, есть ли признаки открытого брака. вторая жизнь.

Между тем исследователи все чаще исследуют институт любви, и многие могут быть обеспокоены их выводами. В своей новой книге Разрыв в моногамии: мужчины, любовь и реальность обмана социолог Эрик Андерсон утверждает, что «моногамия подводит и мужчин, и женщин», и считает, что нам нужно более честно говорить о любви и сексе.

Недостижима моногамия? Я решил углубиться в биологическую и культурную историю учреждения и поближе познакомиться с аргументами за и против нашего романтического идеала.

Моногамия. «Mono» означает один, а «gamy» означает супруга. «Это не означает сексуальной верности», — говорит биологический антрополог Хелен Фишер, профессор Университета Рутгерса в Нью-Йорке и автор нескольких работ о моногамии. По ее словам, люди составляют лишь 3% млекопитающих, которые образуют парные связи. Такие виды, как жуки, бобры и большинство птиц, разделяют инстинкт партнерства, чтобы вырастить своих детенышей.

Это репродуктивная стратегия, которая, по утверждению Фишера, эволюционировала у людей, потому что они ходили прямо. В отличие от шимпанзе, которые носили своих детенышей на спине, человеческая женщина несла ребенка на руках и поэтому, вероятно, хотела, чтобы партнерша защищала и обеспечивала ее. Фишер отмечает, что сегодня развод обычно происходит на четвертом году брака или примерно на сроке младенчества человека. «Может быть, женщине нужен был мужчина, чтобы вырастить ребенка в младенчестве», — размышляет она.

Создание человеческих пар — это не новая или негативная тенденция.Фишер указывает на недавнее открытие окаменелостей, которое предполагает, что партнерство уже сформировалось около 4,4 миллиона лет назад. Приверженность одному человеку также имеет множество социальных преимуществ. Исследования показывают, что моногамный брак в культуре пользуется большим успехом из-за его «благоприятного для группы эффекта», а именно снижения уровня преступности (включая изнасилования, убийства, нападения, грабежи, мошенничество и личные злоупотребления), разницы в возрасте между супругами, фертильности и гендерного неравенства. Теория гласит, что, переключая внимание мужчин с «поиска жен» (полигамии) на «отцовские инвестиции», моногамия увеличивает инвестиции в детей и экономическую продуктивность, а также снижает конфликты в семье и отсутствие заботы о детях.

Однако это определение не включает верность. «Мы никогда не встречали сексуально верных видов», — говорит Фишер. Фактически, она считает, что люди разработали стратегию двойной репродукции, в которой обман также имел свои преимущества. Это создало больше разнообразия в семейной линии женщины, удвоило количество потенциальных потомков мужчины и послужило страховкой от смерти супруга. «За миллионы лет использования обеих стратегий сегодня мы имеем огромное стремление к социальной моногамии, а также стремление к обману.”

Спорный тезис Кью Андерсона о том, что сексуальная моногамия в целом не работает. Американский социолог и профессор гендера и сексуальности Винчестерского университета в Англии проанализировал существующие исследования любви, секса и измены, а также опросил 120 студентов-студентов. Около 78% участников изменили своим партнерам, что Андерсон определяет как сексуальное взаимодействие, которое может вызвать дискомфорт у другого человека.

Он считает, что, поскольку мы живем в «порнографической культуре», в которой широко доступна порнография, сексуальный опыт начинается в более раннем возрасте, а секс получить легче, моногамию становится все труднее поддерживать.

По сути, он говорит, что современные молодые люди быстрее привыкают (скучают) со своим партнером и испытывают повышенное желание заниматься сексом с другими. Андерсон говорит о технологиях как о новых воротах к обману, настаивая на том, что легкое знакомство с порнографией снижает интерес и частоту секса с партнером и может быстро привести к кибер-сексу и трехмерным отношениям. Веб-сайт AshleyMadison объединяет людей, ищущих роман, и в настоящее время насчитывает 12,7 миллиона участников.

Андерсон не считает увеличение доступности секса проблемой.Вместо этого он видит проблему в «ограничении секса одним человеком», что я бы назвал «верностью». «Это моральная позиция и без доказательств того, что секс с другими мешает вашим основным отношениям», — говорит он. «Мужчины, с которыми я беседовал, говорят:« измена — доказательство того, что я люблю ее — если бы я не любил ее, я бы ее бросил ».

«Настоящий вопрос в том, — задает Андерсон, — служит ли наше стремление к моногамии нашей культуре как можно лучше?» Он говорит «нет» и предлагает нам убрать клеймо с открытых отношений, чтобы спасти партнерство.Тогда, по его мнению, мужчинам и женщинам будет удобнее просить о том, что им «нужно», они с большей вероятностью будут использовать защиту с другими, и отношения с меньшей вероятностью закончатся из-за «промаха».

В интеллектуальном плане это убедительная перспектива. Но, будь то моя наивность или шестилетние (и их количество) плодотворные отношения, я не уверен. Вот почему.

Андерсон опросил небольшую, редкую группу — не состоящих в браке молодых людей из узкой демографической группы — которые были выбраны специально из-за их возросшей возможности обманывать.(Его исследование женщин продолжается.) Он даже признает, что сексуальная верность — лучшая защита от заболеваний, передающихся половым путем, и нежелательной беременности. Помимо проблем со здоровьем и финансов, оба эти фактора как минимум осложнят и, возможно, повредят партнерству.

Моногамия, вероятно, лучший способ сохранить эмоциональную безопасность и удовлетворение в основных отношениях. «Открытые отношения проверялись веками и не работают для большинства людей», — говорит Фишер. «Они ведут себя порядочно, не желая красться, но они тратят огромное количество времени на обсуждение своей ревности.Человеческий мозг не приспособлен для совместного использования ».

До этого момента многие мужчины в исследовании Андерсона выражали желание открыто заниматься сексом с другими, но они отказывались рассматривать возможность предоставления своим партнерам такой же свободы, говоря, что они будут слишком ревнивы. Андерсон утверждает, что моногамия навязывает «сценарии ревности», которые со временем исчезают в открытых отношениях.

Секс с другими также неизбежно порождает эмоциональные привязанности, которые подрывают основные отношения — и достоинство других.По логике вещей, это увеличило бы вероятность увлечения и, таким образом, увеличило бы шанс разрыва основных отношений. Андерсон говорит, что (обманщики) мужчины, у которых он брал интервью, сказали: «Я хотел ее, а потом у меня была она, а теперь я над ней» — что это просто «дело бизнеса». Хотя эти чувства крайне неромантичны, они даже не принимают во внимание ту «ее», которая была у них. Вероятность обиды и недоброжелательности кажется астрономической.

Более того, даже если люди хотят секса с несколькими людьми, это не означает, что им это нужно или что это в их интересах.Давайте будем честными: в некоторые недели мое желание сидеть у бассейна и весь день есть пирожное невероятно сильное. Однако в конечном итоге я прихожу к выводу, что ожирение, ожоги и потеря работы того не стоят. Слепое следование животным желаниям может привести к таким заболеваниям, как ожирение, чрезмерное употребление наркотиков и долговые кризисы. Когда я говорю об этом Андерсону, он возражает, что человек может удовлетворить свою тягу к гамбургеру, уравновесив ее салатом на следующий день. Конечно, можно заниматься сексом со своим партнером .

Наконец, аргумент о том, что мужчины неизбежно обманывают, в лучшем случае оскорбляет. «Мы все тратим свою жизнь на то, чтобы уравновесить эти побуждения», — говорит Фишер. «В Америке существует очень много мифов о мужчинах». Опросы показывают, что мужчины более романтичны, чем мы думаем. Как правило, они влюбляются быстрее, чем женщины, первыми говорят: «Я люблю тебя» и с большей вероятностью выражают желание создать семью. Женщины тоже более сексуальны, чем часто думают. Согласно недавнему опросу, 75% замужних женщин заявили, что секс для них «очень важен».

Я считаю, что для большинства людей моногамия, скорее всего, укрепит отношения, и исследования показывают, что хорошие браки укрепляют ваше здоровье и счастье и добавляют годы к вашей жизни. «Я не удивлюсь, если мужчины, соблюдая эти долгосрочные обязательства, примирились со своими отношениями и увидят, что их верность приносит плоды», — соглашается Фишер.

Следуйте за мной @Jenna_Goudreau и подпишитесь на меня на Facebook.

Читатели: Что вы считаете положительной стороной моногамии и заслуживает ли она более внимательного изучения? Подводит ли нас моногамия и являются ли открытые отношения ответом?

Моногамия неестественна.Это не значит, что это неприемлемо. | от Anonymous

Мы хотим трех основных вещей в отношениях, но можем легко получить только две из них.

Предложение о том, что «моногамия неестественно» всегда казалось мне агрессивным. Если бы это оказалось правильным, мне пришлось бы отказаться от этого, и что тогда я делал бы со своей жизнью и браком? Так что я постоянно отказывался от своего отвращения — отключал TedTalks и откладывал статьи New Yorker. Я много этим занимался. Фраза «моногамия неестественна» широко распространена в сегодняшних СМИ.Он всегда существует, чтобы подразнить вас, соблазнить, заставить вас почувствовать себя немного коварным или продать вам альтернативу.

Эта статья будет немного другой. Моногамия — это неестественно. Но это не значит, что вам нужно отказываться от этого. Я буду утверждать, что все стили взаимоотношений в какой-то степени неестественны (назовем это человеческим состоянием), и понимание причин, по которым вы можете лучше придерживаться моногамии или любой другой альтернативы, которую вы выберете.

На первый взгляд фраза «моногамия неестественна» довольно проста.Мы хорошо понимаем, что такое моногамия, хотя вернемся к этому позже. Но как насчет «неестественного»? Что делает что-то «естественным» или «неестественным»? Что это на самом деле означает? Кроме того, неестественное звучание — это действительно плохо! Разве мы не должны стремиться делать только естественные вещи?

Стек человеческих решений

Наше поведение определяется разными уровнями или глубинами нас самих. Я знаю, что мой подход к этому можно критиковать как «упрощай, а потом преувеличивай», но я все же считаю полезным представить себе простой стек для принятия решений, как показано выше.В основе стека лежит наша человечность: все мы люди, и люди склонны вести себя определенным образом, диктуемым нашими генами. Таким образом, у всех нас есть общий базовый уровень, который частично влияет на наши решения.

Разные люди ведут себя по-разному друг от друга, поэтому должен быть еще один слой наверху, который объясняет эти различия. Вы можете думать об этом как о своей личности, персонаже или пище. Наконец, один и тот же человек, без разрыва личности, будет вести себя по-разному в разных ситуациях, поэтому в стеке есть последний слой, который учитывает обстоятельства или окружающую среду.

Стек слишком упрощен, и вы можете рассматривать пространство между слоями как размытое и скрывающее нюансы. Например, большие группы людей имеют общие биологические характеристики, от хромосом до генов рецепторов для различных гормонов, которые, по-видимому, влияют на поведение. Поскольку они не являются общими для всех, они не относятся к «человеческому» слою, но они более биологические, чем вещи, которые мы обычно классифицируем как «личность». Социальные нормы и культурное давление, похоже, также влияют на поведение, и это было бы медвежью услугу рассматривать их настойчивость как простые «обстоятельства».Вместо этого я думаю о стеке больше как о спектре с нечеткими границами, которые немного просачиваются между слоями.

Когда мы принимаем решения за себя, мы больше всего осознаем обстоятельств решения, в некоторой степени осознавая то, как наша личность влияет на нас (возможно, в зависимости от того, сколько психотерапии мы прошли или сколько медитируем. ), и мы почти не обращаем внимания на то, как наше человечество влияет на наши решения.

Личностное сжатие

Когда мы говорим или пишем небрежно о том, почему других людей принимают решения, которые они принимают, мы склонны смотреть на вещи по-другому.Мы переоцениваем личность, втискивая в характер человека вещи, которые следует отнести к обстоятельствам или нашей общей человечности. Сжатие вниз от обстоятельств к личности даже имеет название: фундаментальная ошибка атрибуции . Восходящее вытеснение человека в личность созрело для эквивалентной терминологии.

Возьмем пример, относящийся к моногамии: решение завязать роман. Многие причинно-следственные публикации по делам связаны с ограничением личности — под «случайной» литературой я имею в виду разные вещи, от статей в журналах до колонок с советами и книг о взаимоотношениях.Ориентация на личность предполагает, что люди будут «мошенниками», а «не обманщиками». Мошенники обманывают обстоятельства из-за личного недостатка, который можно исправить только с помощью личностно-ориентированной терапии.

В отличие от этого, в академической и научной литературе неверность изображается как комплексное решение, в котором роль играет личность, но это уравновешивается тем фактом, что у нас есть соответствующие человеческие инстинкты и что обстоятельства очень важны. Далее мы подробно обсудим человеческий уровень, но предполагается, что все мы на каком-то уровне внутренне обманщики.Наша личность не делает нас обманщиками как таковая , она скорее определяет то, как мы справляемся с нашей биологической склонностью к обману. Кроме того, неверность требует правильных обстоятельств: желающий партнер в том же месте, доступный в тот же момент времени, достаточно надежный, чтобы хранить секрет, но достаточно открытый, чтобы сигнализировать о доступности. Если кто-то раньше не изменял, это не обязательно говорит об их яркой личности; вполне может быть, что подходящие обстоятельства еще не сложились.У разных людей разные уровни близости и — нашей близости к потенциальным партнерам из-за обстоятельств нашей жизни.

Теперь рассмотрим еще раз вопрос о том, естественна ли моногамия. Существуют разные подходы к определению того, что такое «естественное», — ни один из них не является полностью удовлетворительным, и поэтому ни один полностью не принимается всеми. Я подойду к этому с эволюционной точки зрения. Наши умы работают так, как они работают, потому что умы, которые работали иначе, не были так успешны, как наш в Цель — передать наши гены следующему поколению.Другие типы умов были вытеснены естественным отбором.

Некоторые психологи предполагают, что человеческий разум содержит общий набор модулей. Модули делают две вещи: (1) доставляют удовольствие, когда мы думаем о том, что может привести к достижению цели ( Цель — удовольствие или G + ), и (2) создавать отвращение, когда мы думаем о действиях, которые могут препятствовать достижению цели ( Неприятие гола или G-). В модулях используются различные биологические уловки, чтобы воздействовать на G + и G-, включая восстановление баланса наших гормонов.Обратите внимание, что хотя рецепторы гормонов продиктованы нашими генами, и у людей есть общий набор рецепторов, существует также много различий в более тонких деталях того, как работают наши рецепторы. Итак, хотя мы думаем о G + и G- в первую очередь на человеческом уровне стека, они могут просачиваться и на уровень личности; степень, в которой ученые все еще спорят (как, впрочем, и эволюционная психология, и модульная теория разума).

Один из способов прожить нашу жизнь — позволить нашим модулям вести нас, стараясь изо всех сил максимизировать G + и минимизировать G-.Будь то с этической точки зрения или с точки зрения личного благополучия, я буду утверждать, что это не лучшая наша стратегия. В противоположность , мы должны подготовиться и потренироваться в боях с нашими модулями.

Первая причина в том, что наши модули иногда несовместимы сами с собой, поэтому мы никогда не сможем полностью удовлетворить их. Стоит ли съесть банку мороженого? Модуль поиска высококалорийной пищи, которая хорошо послужила нам в саванне, голосует за, но модули физической подготовки, которые побудили нас быть в хорошей форме, чтобы убежать от хищника, могут проголосовать против, к которому присоединяется модуль поиска партнера, который хочет, чтобы мы выглядели привлекательно для потенциальных партнеров .

Вторая причина начать борьбу с нашими модулями связана с осознанием того, что максимизация G + и минимизация G-, вероятно, не то, что мы на самом деле хотим. Давайте в общих чертах нарисуем то, что мы на самом деле хотим: — быть счастливыми . Наша эволюционная цель — не максимизировать счастье. Счастье может быть средством для достижения цели, но если несчастье подтолкнет нас ближе к эволюционной цели, наши модули с радостью будут выдавать G-. G + — это тоже не счастье. G + — это своего рода недолговечное счастье, но по замыслу оно быстро рассеивается, чтобы мы были внимательны к следующей возможности для G +.Напротив, настоящее счастье — это более длительная поддержка. Счастье может прийти через G +, но это более широкое видение.

Наконец, наши модули лгут. G + заставляет нас думать, что мы обретаем долгосрочное счастье, но дает нам что-то мимолетное. Мы быстро узнаем это о повседневных удовольствиях. Но для менее подходящих искушений, таких как любовные отношения, нам не хватает аналогичного опыта и, возможно, наши ожидания не оправдаются. G- тоже лжет. В основном это связано с ложными срабатываниями. Например, ревность возникает во всевозможных ситуациях, когда она необоснованна, потому что цена пропуска истинного сигнала предательства хуже, чем цена нескольких неуместных вспышек.

А теперь вернемся к моногамии. Фразу «моногамия неестественна» можно расширить до значения: по крайней мере, один из наших модулей побуждает нас к немоногамному поведению. И этот простой факт с такой же вероятностью будет правдой, как и большая часть науки, которую мы называем правдой. Более важный вопрос: что нам с этим делать? Ищем ли мы альтернативу моногамии, которая не противоречит нашим модулям? Или мы настраиваем себя на нескончаемый внутренний конфликт?

Является ли моногамия реалистичным идеалом отношений? — Национальный

С раннего возраста мы социально приучены верить, что успешные отношения предполагают наличие двух людей, состоящих в моногамных парах.Но недавние исследования указывают на ошибочные предположения о нашей врожденной склонности к моногамии и показывают, что на самом деле люди не запрограммированы на то, чтобы вечно объединяться с одним и тем же партнером.

«Моногамия — это стандарт, который мы все считаем приемлемым, а неверность осуждается единообразно. Мало кто считает приемлемым иметь несколько партнеров в преданных отношениях, — говорит Люсия О’Салливан, профессор психологии Университета Нью-Брансуика и исследователь сексуальности и отношений.«Но удивительным парадоксом этого является высокий уровень неверности».

ПОДРОБНЕЕ: Прекращаете отношения? Вот что можно и чего нельзя делать. женщин в западном мире испытали некоторую неверность. (Причина, по которой эти цифры так велики, заключается в том, что люди по-разному сообщают о неверности: для некоторых это означает половой акт, для других это может быть просмотр порнографии или влюбленность в знаменитость.О’Салливан говорит, что, когда они посмотрели на количество измен, совершенных посредством стандартного полового акта, они оказались высокими.

История продолжается под рекламой

Причина этого, утверждают эволюционные психологи, в том, что мы от природы не склонны практиковать моногамию. Просто спросите Скарлетт Йоханссон, которая призналась в журнале Playboy в феврале, что «быть моногамным человеком — неестественно».

«Для мужчин эволюционный расчет полигамии очевиден: возможность для большего числа потомков и, таким образом, улучшенная эволюционная пригодность», — писал в Time Дэвид Бараш, биолог-эволюционист и автор книги «Миф о моногамии ». .«Для женщин рассуждения более тонкие: возможность улучшения генов для их детей, улучшение доступа к материальным ресурсам и социальный прогресс».

Исходя из этого, утверждает Бараш, женщине было бы лучше быть 20-й женой богатого человека, а не единственной женой бедного.

Итак, как мы остановились на этой структуре с одним партнером? О’Салливан объясняет, что это как результат развитого критического мышления, так и потребность женщин. Если распространение их семян и передача их генов следующему поколению является основной целью самца, то в его интересах оставаться рядом и обеспечивать выживание своего потомства.И для него важно, чтобы это потомство на самом деле принадлежало ему.

СМОТРИТЕ НИЖЕ: Нужно ли нам переосмыслить современные отношения?

Нужно ли нам переосмыслить современные отношения? Нужно ли нам переосмыслить современные отношения? — 13 апреля 2017 г.

«Он никогда не узнает этого, если не сможет объяснить каждый момент жизни женщины до беременности», — говорит О’Салливан.И это занятие становилось все труднее, поскольку женщины получали больше прав и свобод. В конце концов, намного легче следить за своей женщиной, когда она целый день дома работает над раскаленной печью.

История продолжается под рекламой

По мере того, как женщины получали больше власти и могли поддерживать себя, они стали больше придерживаться моногамных стандартов, потому что у них было больше места для предъявления требований, отмечает О’Салливан. Однако, по ее словам, это также совпадает с увеличением участия женщин в неверности, что связано с ее убеждением, что «все черты, присущие обезьянам, являются общими для нас; в дикой природе вы не увидите много моногамии.«

Во второй половине 20-го века было больше, чем просто гендерный баланс, который еще больше подтолкнул общество к моногамии, — говорит Терри Конли, доцент психологии Мичиганского университета.

«В начале 1970-х годов были популярны свингеры и смена партнеров, но с началом кризиса СПИДа в 80-х годах казалось безрассудным заниматься сексом более чем с одним человеком», — говорит она. «Теперь, когда мы видим, что ВИЧ больше не является смертельной болезнью для тех, кто имеет доступ к медицинскому обслуживанию, люди снова чувствуют, что могут подвергнуть сомнению идею о том, что моногамия — лучший сценарий.

В исследовании, опубликованном в мартовском журнале « Perspectives on Psychological Science », Конли и ее коллеги обнаружили, что ревность более распространена в моногамных отношениях, чем в немоногамных по обоюдному согласию.

В исследовании приняли участие 2124 человека в возрасте от 25 лет и старше, состоящих в моногамных и немоногамных гетеросексуальных отношениях по обоюдному согласию, по таким элементам, как доверие, удовлетворение, приверженность, ревность и страстная любовь. Во всех категориях, кроме ревности, не было заметных различий в общей удовлетворенности двух групп.

История продолжается под рекламой

ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: Привлекательность может фактически поставить под угрозу ваши отношения

«Основной вывод заключается в том, что если вы устраните угрозу измены, у людей будет меньше причин для ревности», — объясняет Конли. «Это важно, потому что всегда существовало мнение, что консенсуальные немоногамные отношения не работают из-за ревности».

Напрашивается вопрос: реальна ли моногамия? Для Робин Ринальди, журналиста и автора книги Проект «Дикий овес: поиски страсти любой ценой для одной женщины» , это был вопрос, на который ей нужно было время, чтобы ответить.(Это время было годом открытых отношений с ее тогдашним мужем.)

«Я думаю, что моногамия реальна, если вы знаете, что на этом пути могут быть ошибки», — говорит она. «Некоторые люди называют этот вид моногамии« моногамным ». В основном это моногамия, но с реалистичной версией, которая допускает, что в течение 50 лет брака разные вещи случаются. Это не значит, что у вас плохой брак.

Хотя Конли согласен с тем, что традиционная моногамия не может быть рефлексией у людей — «если мы запрограммированы на моногамность, почему мы должны налагать все эти ограничения на людей, чтобы они не жульничали?» — спрашивает она — она ​​не хочет списывать наши развратные действия на «естественные» инстинкты.

«Мы, как общество, уже решили, что следует искоренить множество« естественных »вещей», — говорит она. «Возьмите рак. Мы искореняем его, потому что люди умирают от него, но это происходит естественным образом в организме. Затем есть аргумент, что мужчины обречены на изнасилование, потому что им нужно передать свой генетический материал следующему поколению. Это «естественно», но не на пользу обществу ».

История продолжается под рекламой

В конце концов, однако, большинство людей предпочитают объединяться с одним эксклюзивным партнером — тенденция, которую, по словам Бараша, делает нас «особенными» по сравнению с нашими предками-животными, потому что то, что мы делаем, является скорее социальным, чем социальным. генетически навязанный.

ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: Встречайте «Smarttress»: матрас, который подскажет, обманули ли вас

Мы также не можем сбрасывать со счетов основную характеристику, которая отделяет нас от животных: рациональное мышление.

«Партнерство ради любви укрепляет идеал моногамии», — говорит Кейси Лафферти, зарегистрированный психотерапевт в KMA Therapy. «Существует очевидная стигма вокруг людей, которые изменяют и предают свои моногамные отношения. И чем больше это обсуждают в мире знаменитостей, на телевидении и в кино, тем больше разговоры вращаются вокруг причиненных им травм и травм.Это еще больше укрепляет моногамию ».

О’Салливан говорит, что способ смягчить возможные обиды и травмы — это открыто обсудить, что означает моногамия и каковы ее параметры в отношениях.

«Моногамия обычно бывает без согласия. Пара на это не согласна », — говорит она. «Некоторые люди предполагают, что если бы мы были более честны с нашими партнерами в отношении нашего интереса к другим людям или того, что влечет за собой обмен мнениями с ними, у нас были бы более сильные партнерские отношения. Потому что для многих людей напряжение в любой форме является препятствием.”

© 2017 Global News, подразделение Corus Entertainment Inc.

Темная сторона полиамории, о которой никто не говорит

  • Полиамурность не является охраняемым законом статусом, как гетеросексуальная ориентация или гей. Вы можете потерять работу за полиамурность. Суды могут использовать его против вас при рассмотрении дела об опеке над детьми.
  • Полиамория и немоногамия принимают разные формы.
  • Например, эгалитарная полиамория означает отсутствие основного партнера вообще, и есть много асексуальных людей, которые являются полиаморами.
Идет загрузка.

Около пяти лет назад Кэмерон Маккиллоп разговаривал с другом на работе, когда к ним подошла пожилая женщина и внезапно прервала их разговор.

«[Она] громко сказала другой девушке держаться от меня подальше, иначе я отвезу ее домой и сделаю еще одной из своих жен», — сказал Маккиллоп INSIDER.

«Дружба на самом деле так и не восстановилась, и после этого большинство женщин в том классе, а затем и в зале для переговоров, перестали общаться со мной. Кроме того, старшая женщина всегда смотрела в мою сторону кинжалом, когда я был рядом с ней. »

Маккиллоп полиамурен, что означает, что у него несколько партнеров. Полиамория и другие виды немоногамии являются альтернативой тому, что Эми Гахран, писательница и редактор из Боулдера, штат Колорадо, называет «эскалатором отношений».«

Когда люди говорят, что они «состоят в отношениях», они обычно имеют в виду, что они одни из пары. Они переходят от первоначальной искры к свиданиям, сексуальным отношениям, эксклюзивности, совместному проживанию, женитьбе и так далее.

«Это настолько сильно меня поразило из-за всего, что я видел вокруг, что мне и в голову не приходило, что какая-либо другая модель жизнеспособна», — сказал Гахран INSIDER.«Но в возрасте 12 или 13 лет я представлял себе отношения, которые работают по-разному».

Подробнее: 7 вещей, которые люди с несколькими партнерами хотят, чтобы вы знали о том, каково это на самом деле

Но, хотя за те 20 лет, что Гахран был в немоногамном сообществе, понимание прошло долгий путь, есть до сих пор заблуждения. И эти заблуждения могут привести к осуждению, злоупотреблениям и даже к юридическим проблемам.

«В частности, полиамурность или иная немоногамность по обоюдному согласию, по крайней мере, в США, не является защищенным статусом», — сказал Гахран.«Это то, за что вас могут уволить. Это то, что может поставить под угрозу механизмы опеки над детьми, это может усложнить бракоразводный процесс, это может затруднить людям доступ к работе или образованию».

Этично ли иметь основного партнера?

Гахран сейчас живет как полиамористка-соло, что означает, что у нее одновременно больше одного любовника, но она ведет независимую жизнь и не считает себя частью каких-либо пар. Она также практикует эгалитарную полиаморию, что означает, что в ее отношениях нет первичных или вторичных партнеров.

«Первое, что я замечаю как соло-поли, — это презумпция, что полиамория равна паре плюс», — сказал Гахран. Другими словами, эта полиамория начинается с пары, которая открывает свои отношения.

«И это может быть что угодно, от случайных отношений до« третьего », который переезжает к ним и присоединяется к их отношениям», — добавила она.

«Обратите внимание на эти слова — чьи отношения? Я подхожу к выводу, что пара плюс подразумевает иерархию, что полиамория в основном присуща ранее сложившимся парам, которые по тем или иным причинам хотят иметь дополнения к своим отношениям.«

Многих устраивает такая установка, — сказала она, но это не единственный способ, которым полиамория работает.

Автор и коуч по взаимоотношениям Дедекер Уинстон в настоящее время имеет двух партнеров и третьего человека, с которым она только начала встречаться, и она не делает этого. не считаю никого своим основным партнером.

«Определенно ведутся споры о том, является ли иерархия в отношениях этичной, — сказала она INSIDER. — Может ли один человек диктовать, что я и что мне разрешено делать в других отношениях. ? Можно ли ограничить то, насколько близко человеку разрешено подойти к другому человеку? Это начинает поднимать множество вопросов.«

В настоящий момент Уинстон проводит часть года со своим партнером Алеком, а часть — с Джейсом, с которым она и другая ее подруга Эмили ведут подкаст под названием Multiamory. Мужчина с двумя женщинами, говорящий о полиамории, часто привлекает много внимания, потому что люди предполагают, что они должны быть триадой.

Когда они описывают, что на самом деле происходит — что это сложнее и интереснее, — они теряют интерес.

«Это то, к чему стремятся СМИ, — сказал Уинстон. «Следовательно, это означает, что представления многих людей о полиамории — это либо более дестабилизированная версия супружеской моногамии, либо эти люди, которые постоянно хотят заниматься сексом втроем, либо парень, который просто хочет иметь гарем».

Подробнее: что означает для пар «охота на единорогов» — и почему это обычно не заканчивается хорошо

Эти вещи определенно существуют, добавила она, но они определенно не характерны для всех, и это может расстроить людей в немоногамном сообществе.

Например, есть много асексуалов и демисексуалов, которые считают себя полиамурными. Это люди, которые на самом деле не считают секс частью того, как они формируют романтические отношения, или вообще не испытывают сексуального желания.

«Полиамория позволяет им удовлетворять самые разные потребности, а также иметь партнеров, которые по-прежнему остаются сексуальными людьми», — сказал Уинстон. «Люди склонны считать, что это странно, и у вас просто много секса, но очевидно, что это не так, потому что есть много людей, которые не заинтересованы в сексе, но все еще стекаются к такой структуре отношений.

Как выразился Гахран: «Многие люди хотят сосредоточиться на том, кто вы, черт возьми».

«То, с кем я занимаюсь сексом, — это только один из способов интимной близости и взаимозависимости с другими людьми, при этом я сохраняю свою домашнюю базу, но при этом держу ноги под собой, оставаясь при этом стойкой», — сказала она.

«Если вы хотите действительно, действительно, очень серьезно подумать об отношениях, исключить секс и / или романтику за рамки картины, тогда вы должны подумать, почему люди действительно связаны друг с другом.'»

Есть много разных способов быть немоногамными

Полиамория и немоногамия часто работают так же, как с созвездиями или поликулами, которые в совокупности относятся ко всем людям, состоящим в отношениях с одним или несколькими людьми. другие участники группы.

Например, Уинстон встречается с Джейсом, у которого есть другой партнер, но Уинстон дружит только с ней. Партнер Джейса также встречается с кем-то еще.

«Это становится чем-то, что трудно перевести на печатный носитель, не доставая доску», — сказал Уинстон.

Шоу «Страна единорогов» исследовало полиаморию. Unicornland / YouTube

Существуют также полиаффективные семейства — термин, введенный Эли Шеффом, академическим экспертом по полиамории.Это идея поддержания отношений вне интимных отношений со всеми, с кем вы связаны — бывшими, со-родителями, общими друзьями, другим партнером вашего партнера и кем-либо еще.

Один партнер в полиаморных отношениях может также идентифицировать себя как моногамный, и такие отношения называются поли-монофоническими отношениями. По словам Уинстона, нет никаких достоверных данных о том, насколько это может быть успешным, но есть несколько довольно устойчивых онлайн-сообществ полимоно людей, которые счастливы.

«Я считаю, что при работе с людьми, как правило, требуется, чтобы оба партнера действительно безоговорочно понимали потребности друг друга», — сказала она.«Я также разговаривал с рядом моногамных людей в поли-моно отношениях, которые смирились с этим и на самом деле чувствуют себя вполне удовлетворенными. Это определенно не все, но похоже, что это возможно».

Подробнее: Вот почему полиамористы не чувствуют зависти

Еще есть полиамористы-соло, такие как Гахран, которые способствуют установлению связей с людьми и сосредотачиваются на их укреплении.Она сказала, что никогда не рассматривает свидания как игру с числами.

«Я встречаюсь с множеством людей и разговариваю с множеством людей, и мне нравится видеть, как мы будем взаимодействовать различными способами», — сказала она. «Я просто стараюсь непредвзято относиться к этому, и иногда эти отношения заканчиваются сексуально интимными, романтически интимными, очень глубоко эмоционально интимными, и это хорошо».

Сейчас у нее двое любовников, но в ее жизни есть и люди, которых она считает своей семьей, включая бывшего супруга.

«Все эти отношения развивались и развивались постепенно, с течением времени, потому что я позволила им быть такими, какими они собирались быть, и то же самое сделали другие вовлеченные люди», — сказала она.

Открытость полезна для осознания, но может быть опасна

Когда Маккиллоп столкнулся с дискриминацией со стороны коллеги по работе, он сказал, что вообще не транслирует свою немоногамию. Он только что решил открыто говорить об этом, и «люди часто замечают, когда вы говорите« моя жена », а затем« моя девушка »один за другим.«

Но на самом деле все открыто говорят о своих сексуальных предпочтениях, когда они упоминают кого-то, с кем встречаются, их жену, своего мужа или даже тот факт, что у них есть дети.

» Вы упомянули, что вы женаты, как вы думаете, люди «Не думайте, что вы ебли?» — сказала она. «Осознайте все способы, которыми эскалатор и особенно моногамия привилегированы в этом обществе. И не пытайтесь непреднамеренно заклеймить людей, которые не едут на этом эскалаторе, и дать им возможность говорить правду и быть в безопасности.«

Хотя люди намного более непредубежденны, чем когда-то, быть полиамурным не всегда безопасно. Например, по словам Уинстона, самой большой юридической проблемой может стать опека над ребенком.

«Были, по крайней мере, в штатах, некоторые действительно неудачные прецеденты, установленные для бабушек и дедушек или кого-то, кто заявлял о родителях как о непригодных родителях, потому что они полиамурны», — сказала она.

«Никто не занимается сексом на глазах у детей или что-то в этом роде. Это просто очень нормальные отношения. Но есть судьи, которые не знают, они нервничают или думают, что вы увлекаетесь этой странной странностью и у вас должны быть анормативные ценности, что означает, что вы должны быть анормативными родителями, что должно означать, что это опасная ситуация для ваших детей ».

Это означает, что люди могут по своему усмотрению скрывать свою личную жизнь, поскольку рискуют потерять ребенка.

«Но, во-вторых, есть также причины, по которым люди действительно расстраиваются, когда они не чувствуют, что их точно представляют», — сказал Уинстон.«Эти представления влияют на предположения, которые делают люди, вы знаете … И, следовательно, они информируют общественное мнение о вещах и, в конечном итоге, информируют такие вещи, как социальная осведомленность и фактическая политика».

После своего опыта Маккиллоп сказал, что не закрывает глаза на свою полиамурность. Во всяком случае, он более откровенен в этом, чем раньше.

«Я хотел изменить мнение людей … Я не скрываю этого все время. Если только у меня нет партнеров, которые не находятся в состоянии покоя», — сказал он.

«Я не уверен, что нахожусь здесь достаточно долго, чтобы составить мнение о том, какими люди были раньше … Я думаю, что в целом сейчас люди относятся с уважением, даже если они не понимают».

Этическая немоногамия: рост многопартнерских отношений

Ян Дженкинс, 45 лет, столкнулся с угрозами смертью после того, как объявил себя геем во время учебы в университете в Вирджинии. В то время он с трудом мог предвидеть день, когда он сможет жить как открытый гей с одним партнером, не говоря уже о двух. Но сегодня он живет в доме в Сан-Диего со своими двумя партнерами, 43-летним Аланом и 37-летним Джереми (которые используют свои имена только для уединения) и их двумя детьми трех лет и одного года.Все трое являются законными отцами детей, их имена указаны в обоих свидетельствах о рождении.

Дженкинс и его первый партнер, Алан, оба доктора, обсуждали возможность более открытых отношений в течение многих лет до встречи с Джереми в 2012 году. Хотя Джереми, смотритель зоопарка, который работает над спасением исчезающих видов, изначально не интересовался полиаморией, он познакомился с этой парой как с друзьями, и «всем понравилась эта идея — это была просто хорошая химия», — говорит Дженкинс.

Они стали семьей, но когда они приняли решение завести детей, возникли препятствия.Помимо того факта, что у каждого мужчины должен был быть свой собственный поверенный, участвовавший в контрактах с суррогатным материнством и донорством яйцеклеток с их первым ребенком (отдельные женщины служили суррогатной матерью и донором), они затем должны были убедить судью, что все трое должны быть юридически определены как родители ребенка.

Дженкинс говорит, что судья, который слушал их дело, «понимал ситуацию и хотел помочь нам», но как судья суда низшей инстанции «ей не разрешили создать прецедент».

Ни одному мужчине, состоящему в трехсторонних отношениях, никогда раньше не предоставлялись права совместного воспитания ребенка в Калифорнии или, возможно, где-либо в США.Но мужчины представили свои доводы, каждый из которых объяснил, «почему для нас было так важно и необходимо иметь [наши имена] в свидетельстве о рождении», — говорит Дженкинс. В итоге судья предоставил все три родительских права их первому ребенку, родившемуся в 2017 году, и Дженкинс написал книгу об их путешествии «Три папы и ребенок: приключения в современном воспитании», которая была опубликована 9 марта в США.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.