Модели психотерапии: ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Общая психиатрия››

«Клинические, психологические и социальные основы современной психотерапии» | Институт психотерапии и медицинской психологии

Описание продукта

 

Приглашаем вас совершить важный шаг в психотерапию и принять участие в образовательной неделе «Клинические, психологические и социальные основы современной психотерапии».

 

 

Принять участие

 

 

Содержание программы данного шага.

  • Медицинская модель психотерапии.
  • Научные основы медицинской модели психотерапии
  • Немедицинские модели психотерапии (психологическая, социальная, философская).
  • Альтернативная психотерапия.

 

Спектр человеческих проблем и нарушений, которые можно отнести к области пограничных психических расстройств, достаточно широк, поэтому и направления помощи в их преодолении могут быть различными. В ряде случаев перед специалистом стоит задача избавления человека от страдания, выражающегося в конкретных симптомах (например, нарушении сна, депрессии, панических атаках), — задача ИЗЛЕЧЕНИЯ. Психотерапия, которая лечит, — это психотерапия медицинской модели.

Однако запрос клиента, а следовательно, и задача, которая встает перед специалистом, могут быть и иными. Вопросы воспитания и развития рассматриваются в психологической (педагогической) модели психотерапии, вопросы социальной адаптации (а также реадаптации, реабилитации и пр.) — в модели социальной. И наконец, клиент может обратиться к психотерапевту, ощущая потребность в самопознании. И тогда не только сроки психотерапии, но и сам ее результат остаются весьма туманными. Здесь речь идет о философской модели.

В медицинской модели заложена идея именно лечебного воздействия — психотерапия лечит! А эффективное лечение на настоящем этапе немыслимо без учета биопсихосоциальной парадигмы современной медицины в понимании болезни и лечения. Поэтому с какими бы вопросами, запросами и жалобами клиент ни обращался, оценить их необходимо по трем плоскостям — клинической, психологической и социальной.

Чтобы оказывать эффективную помощь, психотерапевт должен понимать, какая модель психотерапии подходит в данном случае, и предлагать пациенту соответствующий тип контракта — клинический или неклинический.

В ходе данного шага слушатели научатся рассматривать психотерапию пациента, страдающего расстройством, с точки зрения трех научных основ медицинской модели психотерапии — клинической, психологической и социальной. Такой взгляд хорошо согласуется с актуальной парадигмой современной медицины — биопсихосоциальным подходом в понимании болезни и лечения. Для участников программы это станет еще одним важным Инструментом повышения качества работы!

 

Характеристики

Данный шаг представляет собой законченный инструмент практической работы психотерапевта с пациентом и включает:

  • понимание различий между медицинской моделью психотерапии и другими моделями психотерапии;
  • определение типа психотерапевтического контракта, который необходимо заключить с пациентом (клинический или не клинический).
  • освоение клинической, психологической и социальной основ при выборе медицинской модели психотерапии.

 

Польза/выгода

Необходимое теоретическое понимание сути различных моделей психотерапии + практическое умение рассматривать запрос пациента в биопсихосоциальной парадигме + формирование компетенции заключения психотерапевтического контракта в соответствии с запросом пациента.

Свойства

Проработка теории: от ознакомления с сутью медицинской, психологической, социальной и философской моделей психотерапии → через проверку понимания пройденного → к формированию интериоризированного знания о психотерапии, которая лечит, и психотерапии других моделей (психологической, социальной и философской).

Программа предусматривает самостоятельное изучение видео- и аудиолекций продолжительностью 4 ч в личном кабинете слушателя (понедельник), прохождение теста для проверки усвоения и очную (онлайн) лекцию преподавателя (вторник) с возможностью задать вопросы и закрепить изученное.

Наработка практики: от формирования в процессе учебного моделирования умения рассматривать запрос пациента в клинической, психологической и социальной плоскости → через опыт взаимодействия с реальным пациентом → к овладению компетенцией выбора модели психотерапии и заключения клинического или неклинического контракта в зависимости от запроса.

Программа предусматривает разбор с преподавателем кейсов слушателей и модельное психотерапевтическое взаимодействие (

вторник), работу с реальным пациентом под руководством эксперта (четверг), обсуждение этой работы с концептуализацией случая (суббота), а также возможность самостоятельно опробовать полученные навыки в собственной практике (среда, пятница).

Устранение типовых ошибок: от определения модели психотерапии → через проверку в практике с реальным пациентом и наблюдении за работой коллег, через рефлексию и последующую дискуссию → к пониманию необходимости соответствия модели психотерапии запросу и заказу пациента и возможности лечения расстройства в медицинской модели при обязательном рассмотрении проблемы в биопсихосоциальной парадигме (несоответствие запроса-заказа и модели, а также игнорирование одной из трех плоскостей, являются типовыми ошибками и делают задачу избавления от страдания невыполнимой).

Руководство по эксплуатации

  1. Соблюдайте методику! Для получения гарантированного результата в формировании компетенции заключения клинического или неклинического психотерапевтического контракта в соответствии запросом пациента следует выполнять все рекомендованные методикой действия.
  2. Посещайте занятия! Каждое занятие играет свою обособленную роль в формировании компетенции, являясь определенным, необходимым, не подлежащим исключению этапом.
  3. Будьте проактивны! Объем затрачиваемого на самостоятельную работу времени должен составлять не менее 4 ч в неделю. Самостоятельная работа всегда выступает подготовкой к предстоящему этапу: приходите на семинар во вторник, посмотрев видео по теории, на разбор с клиентом — составив свои вопросы по теме, на субботний завершающий семинар — выполнив домашнее задание по итогам клинического разбора.
  4. Закрепляйте на практике! Используйте любую возможность осознанно применить инструмент Шага в работе со своим пациентом.
  5. Наслаждайтесь результатом!

Понимание различий между медицинской и альтернативными моделями психотерапии и тех задач, которые в каждой из моделей можно решить, выбор модели на основе рассмотрения запроса пациента в биопсихосоциальной парадигме и заключение с ним соответствующего контракта делают цели психотерапевтического вмешательства понятными и достижимыми. И это еще один существенный шаг в сторону КЛИНИЧЕСКОЙ ПСИХОТЕРАПИИ!

 

 

Принять участие

 

 

Оформить заявку на обучение и задать любые интересующие Вас вопросы можно, позвонив нам по номеру:

+7 812 467-48-87 или написав по адресу [email protected]

 

Документ об образовании: По окончании обучения все слушатели получают удостоверения о повышении квалификации ИПМП им. Б.Д. Карвасарского, установленного законодательством образца.

Санкт-Петербургский Институт психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского, осуществляет образовательную деятельность на основании лицензии от «13» мая 2014 года № 0988, выданной комитетом по образованию Правительства г. Санкт-Петербурга

Все Программы разработаны и утверждены на основании требований к образовательным программам дополнительного профессионального образования в соответствии с Федеральным законом РФ № 273-ФЗ от 29.12.2013 г. «Об образовании в Российской Федерации», Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 октября 2013 г. N 966 «О лицензировании образовательной деятельности»; Приказом Министерства образования и науки РФ от 01.06.2013 №499 «Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по дополнительным профессиональным программам».

Медицинская модель психотерапии — Психологос

Медицинская модель психотерапии — подход, согласно которому расстройство вызвано действием внутреннего, интрапсихического фактора (или нескольких внутренних факторов), и психотерапия возможна лишь при избавлении клиента от патогенного влияния этого внутреннего (глубинного) обстоятельства.

По-русски: пока не найдете внутреннюю проблему, не избавитесь от своей занозы, ничего хорошего у вас не будет.

Как видят заболевание медики

Для медиков, причина болезни — это действие одного-двух внутренних патогенных факторов. Например, это вирус. Вирусы порождают симптомы: красное горло, высыпание на коже и температуру. Чтобы устранить симптомы и восстановить здоровье, нужно диагностировать патогенные факторы и предложить лечение, которое их остановит, а потом восстановит здоровье.

Например, пациент рассказывает, что у него уже две недели проблемы: ничего не радует, потеря интереса к прежде интересным делам, усталость, вялость, отсутствие аппетита, значительное изменение веса, мысли о смерти или самоубийстве, трудность сосредоточения, чувство безнадежности, вины и/или малоценности. Психиатр, обследующий данного больного, может прийти к выводу о том, что этот симптомокомплекс соответствует критериям большого депрессивного эпизода согласно DSM-IV. Исходя из предположения, что большой депрессивный эпизод вызван внутренними нейрохимическими и нейроэндокринными отклонениями, психиатр скорее всего пропишет соответствующее лекарство…

Медицинская модель на поле психотерапии

А как будет в этой ситуации вести себя не психиатр, а психотерапевт? В отличие от психиатра, психотерапевт будет тщательно расспрашивать нашего депрессивного пациента о недавних неприятностях или же о серьезных утратах в детстве. Психотерапевт верит, что тяжелые переживания пациента из-за его разрыва с другом связаны с болезненными переживаниями в детском возрасте, например, из-за развода родителей или нехватки материнской любви. Терапевт будет расспрашивать пациента в эту сторону, и если клиент что-то подобное вспомнит, вместе с ним убедится, что дело как раз именно в этом. Если это понимание пациент переживет, как инсайт, он снимет свою тревогу по поводу собственной депрессии, воспринимая ее как совершенно закономерную, но, с другой стороны, в будущем будет лучше контролировать свои эмоциональные реакции.

Итак, принципиально тут подход такой же, разница лишь в том, что психотерапевт ищет и находит другие патогенные факторы: например, психотравма в раннем детстве, бессознательные мотивации, патологическое развитие Я, фиксации психосексуального развития, неосознаваемые механизмы психологической защиты и нарушенные объектные отношения…

Вспоминайте традиционные психоаналитические и психодинамические объяснения психопатологических процессов и см.→

Критический взгляд на медицинскую модель в психотерапии

Представители поведенческого подхода к подобному подходу имеют много претензий. Основные из них:

  • Некорректность общего диагностического подхода.

Убежденность, что люди не могут справиться со своими расстройствами, не имеет под собой никаких научных оснований, и те, кто склонны к подобным взглядам, просто склонны видеть людей скорее беспомощными, менее поддающимися естественному самовосстановлению. Кроме того, расстройства могут быть вызваны не внутренними, тем более не глубинными факторами, а самыми разными внешними и житейскими обстоятельствами. См.Болит шея: кто в чем находит причину

  • Основные допущения, на которые опирается эта модель, а именно:

а) интрапсихические факторы (при условии их адекватного операционального определения и измерения) влияют на частоту появления

проблемного поведения,

б) инсайт вызывает адаптивное изменение поведения и

в) модификация поведения без воздействия на глубинные причины в конце концов закончится возвратом симптомов.

не имеют под собой доказательной базы. Нет никаких серьезных исследований, которые бы это доказали.

  • Тавтологические, взятые «с потолка» объяснения личностных расстройств. Мы придумываем, чем может быть вызвано личностное или поведенческое расстройство, и считаем доказательством правоты то, что мы наблюдаем это самое расстройство. По типу:

Вопрос. Почему этот человек пьет воду? (Наблюдаемое поведение.)

Ответ. Потому что у него жажда. (Недоступное наблюдению интрапсихическое состояние, приводимое в качестве объяснения.)

Вопрос. Откуда вы знаете, что у него жажда?

Ответ. Потому что он пьет.

В этой же манере порочного круга объясняются и более сложные поведенческие проблемы. Возможное объяснение ночного энуреза:

Вопрос родителя: Почему моя дочка мочится в постель?

Ответ терапевта: Потому что она боится надвигающегося развода родителей и бессознательно пытается получить эмоциональную поддержку путем регрессии к более ранним стадиям развития.

Вопрос родителя: Откуда вам известно, что она бессознательно пытается получить эмоциональную поддержку путем регрессии?

Ответ терапевта: Потому что она мочится в постель.

Возможное объяснение самоповреждающего поведения:

Наблюдение: Психически больной в стационаре постоянно бьется головой об стену, следствием чего является отслоение сетчатки и возможная слепота.

Объяснение врача: Я думаю, что пациент, возможно, стал свидетелем психотравмирующего события в то время, когда был ребенком.

Это поведение представляет собой бессознательную попытку путем слепоты сделать так, будто он этого события никогда не видел.

Вопрос бихевиориста: Какие доказательства у вас есть для подтверждения этой гипотезы?

Ответ врача: Стучание головой и теория.

Что вместо медицинской модели?

Не надо представлять человека слабым существом, жертвой глубинных процессов.Личностно-деятельный подход рассматривает человеческое поведение и как результат научения, и как его авторское произведение. Соответственно, ошибочное поведение есть результат неадекватного научения и человека нужно просто переучить. Человек может себя просто переучить. Кроме того, если человек не склонен к позиции жертвы и выбирает позицию автора, то он берет ответственность за свое поведение на себя, не списывает все на глубинные проблемы и патогенные факторы, а строит свою жизнь как взрослый и разумный человек. См.→

Ссылки

Медицинская и психологическая модели психотерапии | SimplePsychology (Психология)

Главная Обучение от SimplePsychologyПсихологическая помощьСотрудничество и рекламаПубликацииВидеопроизводство, статьи и слайды

В первой статье мы с вами упомянули что хотя психотерапевтом и может быть только человек с медицинским образованием, в теоретическом плане все-таки разделяют медицинский и психологический подход к психотерапии, что зовется соответственно медицинской или психологической моделью, о чем мы с вами сегодня и поговорим.

Медицинская и психологическая модели психотерапии

1. Объект воздействия. Первое отличие медицинской и психологической моделей состоит в восприятии проблемы клиента. Медицинская модель направлена прежде всего на разрешение симптома. Психологическая модель может быть использована и для разрешения симптома и для работы с личностью в целом.

Такое разделение происходит, потому что в медицине основной упор делается на учет нозологии, синдромологии, клиническую картины расстройств. Врач должен четко понимать диагноз чтобы назначить правильно лечение.

К психологу же люди редко обращаются с болезнью, скорее психолог работает на повышение эффективности здоровой личности, на работу со стандартными жизненными проблемами помогая их легче решать ну или проживать если решение невозможно.

2. Критерии болезни и здоровья. В медицине присутствуют четкие критерии болезни и здоровья, которые описаны в специальных классификациях, в психотерапии же такого критерия часто нет, либо его очень сложно измерить объективно. Например, нельзя измерить степень осознанности человека или степень реализации его потребностей, ну или наконец степень его счастья. Поэтому в немедицинской психотерапии основная ориентация идет не на объективные показатели, а на самоотчеты клиента.

3. Стратегия. В медицинской модели происходит оперативная работа с симптомом, а психологическая модель имеет стратегическую направленность. Например, психиатр может назначить таблетки от депрессии, которые будут подавлять симптом больного пока он их принимает, а психолог будет обучать человека справляться со своей депрессией самостоятельно и даже тогда, когда психолога не будет рядом.

4. Восприятие болезни. Психолог по-другому воспринимает болезнь чем врач. Если для врача болезнь это всегда проблема и враг, которого нужно победить, то для психолога проблема может выступать в том числе и источником ресурсов для роста клиента.

При этом психолог понимает, что любая проблема – это часть человеческого существования, также, как и страдание неотъемлемая часть жизни. Вопрос в восприятии этого страдания и отношения к нему.

5. Отношения болезни и больного. В медицине болезнь считается чем-то чужеродным по отношению к больному и лечится она также сторонними способами, например, с помощью таблеток или с помощью четких инструкций психотерапевта. В психологии болезнь считается частью личности клиента, которую психолог пытается интегрировать. Основное внимание уделяется переживанию, исследованию проблемы и возможности получить из нее ресурсы для роста.

6. Мишень воздействия. Врач центрирован на болезни, психолог центрирован на человеке. Для психолога важна личность в целом, ее переживания и ее системные взаимоотношения с миром, выражением которых и является заявленный симптом.

7. Отношения с больным. При этом различны и взаимоотношения с больным. Для врача больной это пациент, т.е. к врачу человек приходит вынуждено или по направлению, приходит как к специалисту, который должен с помощью определенных процедур вылечить больного. Для психолога больной это клиент, который приходит по своей воле для того, чтобы получить те или иные инструменты и рекомендации для решения проблемы, и здесь ответственность за решение проблемы лежит и на психологе и даже в большей мере на самом клиенте, так как именно ему предстоит выполнять рекомендации психолога.

8. Методы оздоровления. В медицине это опять же фармакотерапия и универсальные апробированные рекомендации, и методики. В психологической модели техники чаще отходят на второй план, но используется индивидуальный подход к клиенту, личностный контакт и определенным образом построенные взаимоотношения.

Ну и резюмируя стоит сказать, что такое деление очень условно, и все что я сказал про психологическую модель взятое из учебников, в намного большей мере относится именно к психодинамической или гуманистической долгосрочной терапии.

Полно направлений, где даже немедицинские психотерапевты работают примерно также как в медицинской модели. Например, в когнитивно-поведенческой терапии работают именно так, применяя универсальные методики и протоколы для разных запросов и пользуясь в том числе и медицинской классификацией болезней. Также в принципе работает и большинство гипнотерапевтов которые один раз заучили один единственный алгоритм и используют его на всех клиентах получая стандартный статистический результат.

Оба подхода имеют свои преимущества и недостатки, и многое зависит именно от проблемы, некоторые требуют медицинского подхода, а некоторые именно работы психолога.

© SimplePsychology, YouTube, Инстаграмм, Вк, Сайт (консультации)

#психотерапия #психолог онлайн #психологическая_помощь #обучение #помощь_психолога #модели психотерапии #обучение психологии

Психотерапия медицинская и психологическая

Психотерапия представляет собой процесс изменения психического здоровья человека. Различают два вида психотерапии: психологическая и медицинская. Их путают,  не понимают разницы, принимают одно за другое, спорят, не знают что выбрать.

Мне хочется  внести ясность  и показать разницу  между медицинской и психологической моделью психотерапией. Оба вида психотерапии призваны  помогать человеку в сложном состоянии. Но у каждой модели свои методы, подходы и результаты, а также свои специалисты.


Немедицинский психотерапевт, медицинский психотерапевт — в чем разница
Важно понимать, чем отличаются специалисты, предоставляющие психологическую помощь. В медицинской модели специалистом является врач-психотерапевт с медицинским образованием. В психологической модели – немедицинский психотерапевт (психолог со специальной квалификационной подготовкой).

Главная особенность медицинской психотерапии в том, что врач видит в обратившемся за помощью человеке больного. При таком подходе человек, нуждающийся в психологической помощи, воспринимается как пассивный объект лечения. Врач ставит диагноз и назначает курс лечения, которому необходимо строго следовать.

Сам по себе диагноз предполагает, что причины болезни находятся в физическом теле больного. И лечить нужно именно тело, как правило, с помощью лекарственных средств и физиотерапии. Врач лечит очевидные симптомы, не принимая во внимания  психологические причины, вызвавшие заболевание.

Психолог, в отличие от врача, воздействует не на физический организм, а на психику. Процесс психотерапии в психологической модели – это лечение методом беседы. Можно сказать это процесс «лечение души и лечение душой».

В психологической модели психотерапия – это решение психологических проблем человека с опорой на его собственные ресурсы в специально созданных условиях общения, пространства и отношений. А человек, обратившийся за помощью, не больной, а клиент. При этом он активный участник своего собственного исцеления. Такой подход значительно расширяет сферу применения психотерапии – она не ограничивается работой с нездоровыми людьми. Современные психотерапевты работают со здоровыми людьми, помогая решать их психологические проблемы.

Основные характеристики Медицинская психотерапия Психологическая психотерапия
Специалист Врач с медицинским образованием (психотерапевт, психиатр) Психолог с психологическим образованием (немедицинский психотерапевт, клинический психолог)
Обращение к человеку, нуждающемуся в помощи Больной, пациент Клиент
Инициатор обращения к специалисту Направление врача Клиент обращается по своей воле
На ком ответственность за результат На враче, который сам выбирает методы психотерапии На психологе и клиенте поровну. Сотрудничество — как основа исцеления.
Цели и задачи Избавление от симптомов (страхи, навязчивые состояния) Не только устранение симптомов, но и работа с причинами, вызвавшими их. Разрешение проблем. Улучшение качества жизни в целом, личностный рост, обретение гармонии.
Психотерапевтические средства Применение лекарственных препаратов, физиотерапия. Перепросмотр истории жизни, диалог, работа с образами, дыхание, работа с сновидениями, телесные практики, обучение новым социальным навыкам и пр.
Фокусировка отношений На симптоме, болезни, методике, результате На ресурсах и потенциальных возможностях, процессе, взаимодействии психотерапевта и клиента
Основные критерии эффективности Объективные показатели восстановления здоровья и устойчивости результата. Субъективная оценка внутреннего состояния, улучшение качества жизни.
 
Как видно из таблицы, в психологической модели психотерапии цели и задачи намного шире. Профессиональный психолог не только помогает избавиться от симптомов, но и решает те проблемы, которые их вызывают. 
Выбор за вами.
Если вы хотите:
  • справиться с агрессией, тревогой, апатией, отсутствием радости в жизни;
  • обрести смысл, найти предназначение, обрести уверенность в себе;
  • наладить или создать отношения;
Сделайте первый шаг – обратитесь за профессиональной помощью. Совместная работа с психологом-психотерапевтом позволит вам взять свою жизнь в собственные руки и сделать ее такой, какой вы сами хотите. Я готова вам помочь в этом.

О медицинской и психологической моделях психотерапии //Психологическая газета

В рамках VI Съезда РПО на круглом столе была представлена структура регулирования психологической деятельности, в соответствии с которой регулятором психологической деятельности станет комиссия при Минздраве РФ. В связи с этим в профессиональном сообществе ведется дискуссия о сути психологической помощи:

В процессе ряда конференций и круглых столов психотерапевтов неоднократно высказывалось мнение, что «нет никакой медицинской модели психотерапии», т. к. все ее направления действуют на основе сугубо психологических концепций: П. Дюбуа, З. Фрейда, Дж. Уотсона, Ф. Перлза, К. Роджерса. В подтверждение этого положения приводилось определение Б.Д. Карвасарского, который характеризовал психотерапию как систему воздействия «на психику и через психику»; упоминалось утверждение В.М. Бехтерева о том, что психиатрия – это наука о духе, поэтому она не должна входить в «круг ведения естествоиспытателей и врачей»; обосновывалось, что сам тезис о психических болезнях не выдерживает критики, поскольку определение «болезнь» предполагает, что установлены ее этиология, патогенез, клиническая картина и морфологические изменения в органах и тканях, что неприменимо к большинству форм психопатологии.

Другие не менее уважаемые специалисты в процессе тех же конференций с тревогой констатировали «отход ряда специалистов от медицинской модели оказания психотерапевтической помощи», обвиняя своих коллег в том, что некоторые врачи, забывая о нозологии и биологической терапии, фактически «работают клиническими психологами с врачебными дипломами».

Наиболее убедительными (против якобы мифологической медицинской модели) были высказывания, где предлагалось, наблюдая со стороны за психотерапевтическим процессом, сделать однозначный вывод: кто выступает в качестве психотерапевта – врач или психолог? В вопросе подразумевалось, что никаких отличий в их работе нет. Это не совсем так.

Отличия есть, а медицинская и психологическая модели, безусловно, существуют. Врач-психотерапевт чаще всего работает в халате (в некотором смысле «отгораживаясь» им от пациента и подчеркивая свою исключительность1), а психолог – нет. Врач в процессе диагностических сессий будет больше внимания уделять вопросам выявления патогенеза и симптоматики в соответствии с МКБ, а психолог – апеллировать к теории развития личности и психогенезу. Установив клинический диагноз, врач в большинстве случаев будет думать о необходимости назначения психофармакологической терапии (или об отсутствии такой необходимости). Психологи также иногда задумываются над этим вопросом, но не имеют права делать такие назначения.

В наиболее примитивном варианте медицинской модели, назначив тот или иной препарат (на срок от месяца до шести месяцев), врач-психотерапевт затем будет отслеживать комплаенс и динамику течения заболевания с той или иной периодичностью, иногда предлагая пациенту (с учетом расширения амбулаторной модели терапии) показываться ему раз в неделю или раз в месяц. В процессе этих встреч проводятся терапевтические беседы, а основное внимание обращается на то, как в результате лечения меняется симптоматика, с которой обратился пациент. Психолог, скорее всего, предложит пациенту встречаться, как минимум, два раза в неделю. Но «водораздел» таится не в этом.

Обратимся к главному отличию медицинской и психологической модели. Врач действует в полном соответствии со сложившейся системой медицинского подхода к тому или иному заболеванию: собери анамнез, проанализируй симптоматику, установи диагноз, назначь лечение и наблюдай за тем, как идет выздоровление. В некоторых клиниках, которые считаются более прогрессивными, к психодиагностике активно привлекаются психологи и используется всяческий психодиагностический инструментарий, в последние годы – реализуемый в компьютерном варианте. Фактически и здесь реализуется медицинская модель: лаборант делает анализы, а врач их анализирует и затем лечит. Еще более прогрессивный подход предполагает (после завершения диагностики) включение психолога в бригадную работу в качестве ко-терапевта или группового терапевта. И на первый взгляд, кажется, что все идет правильно.

Сделаю маленькое отступление. В определенный период моей практической и научной работы мне довелось около 15 лет заниматься профессиональной и клинической психодиагностикой на многотысячных выборках. В силу этого были освоены практически все бланковые и аппаратные методы психодиагностики, осуществлялась их интерпретация и верификация, в том числе в процессе лонгитюдных (от 4 до 10 лет) исследований. Несмотря на множество недостатков этих методов (обсуждение которых не входит в задачи данной публикации), могу признать, что этот психологический инструментарий показал достаточно высокую эффективность в работе по подбору персонала, а также по выявлению лиц, потенциально склонных к отклоняющемуся поведению и психопатологии. Но данный прогноз совершенно не учитывает степень компенсации и внутренних резервов личности, благодаря которым эти потенциальные предпосылки могут никогда не проявиться.

В эти же годы динамическое наблюдение одних и тех же людей на протяжении как минимум четырех лет и сопоставление этих наблюдений с обширными данными проведенной ранее комплексной психодиагностики позволили сделать один очень важный вывод. В частности, о том, что психологический инструментарий не предоставляет мне ничего нового, по сравнению с тем, что при наличии опыта можно получить из непосредственного общения с той или иной личностью.

Уже позднее в процессе перехода исключительно к психотерапевтической практике мной был осознан и усвоен тезис о том, что я и есть мой диагностический инструментарий, к тому же куда более тонкий и точный, чем любая бланковая или аппаратурная методика.

А теперь о главном отличии медицинской и психологической модели психотерапии. В отличие от традиционно-медицинского подхода, динамическая психодиагностика и динамическая терапия идут рука об руку на протяжении всей психотерапевтической работы, на каждой сессии, желательно – как минимум два раза в неделю, включая заключительный период. И в зависимости от результатов этой динамической психодиагностики могут качественно меняться стратегия и тактика психотерапевтической работы не только на каждой, а даже в процессе каждой сессии. Это предполагает особое внимание не столько к симптоматике, сколько к малейшим изменениям в содержании психической сферы, эмоциональной окраске и всем другим нюансам материала, предъявляемого пациентами.

Ссылки

1 Первые медицинские халаты появились в конце XIX в. исходя из соображений гигиены и асептики и вначале – только у хирургов, и только на время операций. Но после всемирной эпидемии испанки в 1918 г. ношение халата и шапочки стало типичным не только для хирургов, но и для врачей всех специальностей. В настоящее время общепризнанно, что медицинский халат – это неотъемлемая часть не только гигиены, но и авторитета врача, его визитная карточка. От ношения исключительно белых халатов врачи отказались только во второй половине ХХ в.

Источник: Российский психотерапевтический журнал №1, 2017, стр. 92-93; издается Российской психотерапевтической ассоциацией

Решетников М.М. Общее и отличия медицинской и психологической моделей психотерапии.

I I I Международный Cъезд Ассоциации Когнитивно-Поведенческой Психотерапии

Решетников М.М.


Общее и отличия медицинской и психологической моделей психотерапии.

В процессе ряда недавних конференций и круглых столов психотерапевтов некоторыми коллегами неоднократно высказывалось мнение, что нет никакой медицинской модели психотерапии, так как все ее направления действуют на основе сугубо психологических концепций: П.Дюбуа, З. Фрейда, Дж. Уотсона, Ф. Перлза и К. Роджерса. В подтверждение этого положения приводилось определение Б.Д. Карвасарского, который характеризовал психотерапию как систему воздействия на психику и через психику [3]; упоминалось утверждение В.М. Бехтерева о том, что психиатрия – это наука о духе, поэтому она не должна входить в ≪круг ведения естествоиспытателей и врачей [1]; обосновывалось, что сам тезис о психических болезнях не выдерживает критики, так как определение болезнь предполагает, что установлены ее этиология, патогенез, клиническая картина и морфологические изменения в органах и тканях, что неприменимо к большинству форм психопатологии [5].

Другие, не менее уважаемые профессионалы, в процессе тех же конференций с тревогой констатировали  отход ряда специалистов от медицинской модели оказания психотерапевтической помощи, обвиняя своих коллег в том, что некоторые врачи, забывая о нозологии и биологической терапии, фактически, работают клиническими психологами с врачебными дипломами [2, 4].

Наиболее убедительными и даже встречаемыми аплодисментами казались высказывания коллег (против якобы мифологической медицинской модели), где предлагалось, наблюдая со стороны за психотерапевтическим процессом, сделать однозначный вывод: кто выступает в качестве психотерапевта – врач или психолог? В вопросе подразумевалось, что никаких отличий в их работе нет. Это не совсем так, а точнее – далеко не так. Отличия есть, а медицинская и психологическая модели, безусловно, существуют.
Начнем с чисто внешних отличий. Врач-психотерапевт чаще всего работает в халате, в некотором смысле – отгораживаясь им от пациента и подчеркивая свою исключительность. Но здесь нужно отметить, что первые медицинские халаты появились в конце XIX в., исходя из соображений гигиены и асептики, и вначале – только у хирургов, и только на время операций. Но после всемирной эпидемии гриппа (испанки) в 1918 г., ношение халата и шапочки стало типичным не только для хирургов, но и для врачей всех специальностей. В настоящее время общепризнанно, что медицинский халат это неотъемлемая часть не столько гигиены, сколько авторитета врача –его визитная карточка. От ношения исключительно белых халатов врачи отказались только во второй половине ХХ в., а психологи за пределами клиник, как правило, их вообще не надевают.

Большинство немногочисленных врачей-психотерапевтов действуют в системе Министерства здравоохранения, и их количество последовательно сокращается [4].

Причин этой крайне неблагоприятной тенденции несколько. Назовем только основные. Положение суб-специальности в психиатрии еще недавно обязывало врача вначале пройти специализацию по основной специальности, затем отработать в ней определенное количество лет, и уже затем, вопреки здравому смыслу –отказавшись от психиатрической надбавки за вредность, более протяженного отпуска и раннего ухода на пенсию, перейти в разряд суб-специалистов. Далеко не для всех психиатров это являлось и является привлекательным. Обязательность определенного стажа работы в психиатрии вроде бы отменили, но необходимость психиатрической подготовки при приеме на работу требуется практически во всех случаях. Добавим к этому, что и в головной специальности в последние годы ощущается снижение притока новых (молодых) кадров. Один из вариантов объяснения: стигматизация пациентов постепенно привела к стигматизации самой профессии.

В качестве дополнительного (сугубо психологического) фактора, который мало учитывается, следует отметить, что освоение психиатрии предполагает серьезное изучение ее теоретических основ и принципов терапии, которые, в целом –строго соответствуют общемедицинской модели деятельности врача: внимательно изучи жалобы и объективные признаки болезни, установи диагноз с учетом четко определенных критериев (МКБ), назначь лечение и наблюдай как продвигается процесс терапии и/или выздоровления. Однако, как в психиатрии, так и в психотерапии в большинстве случае нет объективных (выявляемых с помощью клинических анализов) признаков заболевания –есть субъективные проявления того или иного психического расстройства, степень которого и даже наличие –оцениваются врачом так-же субъективно. Один психиатр может сказать, что нашего здесь нет, а другой с ним не согласится. При этом первый после своего заключения, естественно, откажется лечить (с его точки зрения) здорового, какие бы жалобы тот не предъявлял. Это логично и нормально для клинического подхода, который у психиатра (как и у любого специалиста по внутренним болезням) формируется постепенно и затем последовательно реализуется в практике. Большая часть психотерапевтов старшей группы прошла эту школу и было бы неверно в чем-то их обвинять.

Нужно признать, что в гуманитарной сфере (а психиатрию и психотерапию –по мнению автора, можно лишь весьма условно причислить к естественнонаучному направлению) приверженность той или иной мировоззренческой позиции является чрезвычайно важной, и даже подвергая ее критике, нужно признавать ее право на существование.

Стопроцентной уверенности в своей правоте нет ни у одной из сторон –есть множество более или менее убедительных гипотез, но мы так и не знаем точно: что такое психика? Поэтому, несмотря на различие точек зрения, нельзя допустить альтернативной ситуации — требования единомыслия, на котором больше настаивают психиатры; хотя точнее было бы говорить о требовании, чтобы все мыслили одинаково, и именно так, как я. Это, конечно, полная чушь, замешанная на авторитаризме и нарциссизме.

Врач в процессе диагностических сессий будет больше внимания уделять вопросам выявления патогенеза и симптоматики в соответствии с Международной классификацией болезней и расстройств поведения, а психолог – апеллировать к теории развития личности и психогенезу.

Установив клинический диагноз, врач в большинстве случаев будет думать (в дополнение к терапевтическим сессиям) о необходимости назначения психофармакологической терапии (или об отсутствии такой необходимости). Психологи также иногда задумываются над этим вопросом, но не имеют права делать такие назначения.

В наиболее примитивном варианте медицинской модели, назначив тот или иной препарат (на срок от месяца до шести месяцев), врач-психотерапевт затем будет отслеживать комплаенс и динамику течения заболевания с той или иной периодичностью. Наиболее часто пациентам (обозначаемым как больные) предлагается показываться врачу раз в неделю, а иногда даже раз в месяц при условии постоянного приема назначенных препаратов. В процессе этих встреч проводятся терапевтические беседы, а основное внимание обращается на то, как в результате лечения меняется симптоматика, с которой обратился пациент, то есть –как протекает болезнь. Типичным вопросом врача, обращенным к пациенту, является: Как вы себя чувствуете?. Психолог, скорее всего, предложит пациенту встречаться, как минимум, два-три раза в неделю, исследуя преимущественно психологический анамнез и историю развития личности, состояние психоэмоциональной сферы, систему отношений пациента и сформировавшиеся у него типичные паттерны поведения. А его типичным вопросом, обращенным к пациенту, будет: Расскажите, что вы чувствуете?. Но водораздел таится не в этом.

Обратимся к главному отличию медицинской и психологической модели. Многие врачи-психотерапевты, в отличие от психологов и даже физиологов (которые изучают анатомо-физиологический субстрат, на основе которого реализуется психика), все еще практически полностью идентифицируют психику и мозговые механизмы, в то время как все более широкое признание в современной науке получают представления о психике, как эпифеномене. В рамках этих  представлений психическая деятельность рассматривается как вариант информационного взаимодействия и обмена, при этом информация общепризнанно характеризуется как нематериальный фактор.

Признание того, что собственно психическая деятельность познаваема лишь в форме самонаблюдения и рефлексии (которые на протяжении длительного периода развития психологии характеризовались как идеалистические, субъективные и ненаучные) и преимущественно через речь (как непосредственную манифестацию психических процессов) только обретает право гражданства во врачебном сообществе.

Большинство психологов-психотерапевтов хорошо осведомлены, что мысли, чувства, переживания и вообще любая информация, предъявляемая в присутствии значимого Другого (терапевта), имеет качественно иные характеристики, включая ее переоценку субъектом, которым она предъявляется. Поэтому психолог-психотерапевт будет, прежде всего, ориентирован на то, чтобы стать такой значимой личностью.

Он будет больше слушать пациента, предоставляя именно ему возможности для максимально раскрепощенной вербальной активности, включая интерпретацию предъявляемого материала (самим пациентом). Врач-психотерапевт, как правило, сам будет проявлять больше вербальной активности, давая советы, предостерегая или интерпретируя материал пациента, при этом апеллируя к состоянию нервной система, механизмам ее функционирования и биохимии мозга.

Укоренившиеся представления о мозге, как вместилище всех психических функций породили массу заблуждений, которые давно вошли в обыденную речь, а в науке привели к известному феномену нагруженности теорией (когда все, что лежит за пределами главенствующей концепции или даже гипотезы исходно отметается). Совершенно привычными стали фразы о том, что у кого-то не все в порядке с нервами, хотя нервы –это просто проводники; другой вариант мне пришло в голову, но приходит не в голову, а на ум и т.д. В целом, идентификация нервного и психического на уровне обыденного сознания и даже научного знания –запредельна.

Отметим также типичные различия подходов к психическим расстройствам. Как представляется, мы до настоящего времени не совсем точно выделили два ее принципиально различающихся типа. А именно: 1) психические расстройства, которые развиваются как следствие органических поражений головного мозга: вследствие инфекционных процессов, отравлений, травм, склеротических изменений, онкологических заболевай и т.д.
То есть речь идет о тех случаях, когда повреждаются ткани (сома), на основе которых реализуется психическая деятельность. В этом случае даже по внешним (поведенческим и психическим) проявлениям локализация поврежденной части мозга легко опознаваема и прогнозируема, а подходы биологической медицины абсолютно адекватны: нужно лечить мозг, используя соответствующие препараты (химические вещества), с помощью оперативного вмешательства, с применением облучения или лазера и т.д.; 2) психические расстройства, которые развиваются как следствие информационного поражения самой психики, то есть – когда один нематериальный фактор (например, индивидуально значимая психическая травма) повреждает другой нематериальный фактор (нормально функционирующую психику). Самый наглядный пример –якобы массовое отравление нервнопаралитическим газом учащихся сразу нескольких школ в Чечне в сентябре –декабре 2005 г. (которое оказалось типичным вариантом массового психического заражения ложными идеями; в целом, по такому же –паранойяльному –сценарию развиваются и межнациональные конфликты [7]).

В отличие от первой группы психические нарушения в этом случае (в зависимости от индивидуальных особенностей того или иного субъекта) исходно могут реализоваться в самых различных вариантах: от легкой дисфории до тяжелого аутизма или устойчивой паранойи. А терапия, соответственно должна осуществляться информационным воздействием на поврежденные не мозговые, а на поврежденные психические структуры. Химическое воздействие в данном случае позволит заглушить проявления психического расстройства, но психические содержания останутся неизменными. Эти идея получает все большее распространение и признание в психологическом сообществе, но большинство врачей все еще нагружены теориями рефлексов и идеями высшей нервной деятельности.

В целом, типичный врач-психотерапевт в большинстве случаев действует в полном соответствии со сложившейся системой медицинского подхода к тому или иному (соматическому) заболеванию: собери анамнез, проанализируй симптоматику, установи диагноз, назначь лечение и наблюдай за тем, как идет выздоровление. Более того, вслед за соматической медициной психиатрия начала тяготеть к стандартизации схем лечения. И на первый взгляд, кажется, что все идет правильно. За небольшим исключением: симптом в психиатрии и психотерапии, в отличие от соматической медицины, не несет никакой прагматической информации ни о причине, ни о психогенезе, ни о локализации возникшей психопатологии.

Добавим несколько тезисов о фармакотерапии психических расстройств, которая исходила из принципов терапии соматических заболеваний, и с которой связывалось столько неоправдавшихся надежд –оказалось, что лечение мозга весьма неоднозначно сказывается на психике (вплоть до ее полного разрушения).

При наличии нескольких (более обоснованных и более подробных) классификаций психофармакологических препаратов их можно условно разделить на две больше группы: те, которые притупляют душевные страдания; или наоборот — стимулируют общую психическую активность и яркость восприятия. Но они никак не меняют содержательное наполнение психической сферы (информацию).
Здесь нет некоего общего негативизма к психофармакологии, определенные успехи которой было бы неверно не замечать. И автор вовсе не является ее противником, но последовательно выступает против ее необоснованного назначения (а до 60% таких назначений делают врачи общей практики), длительного, изолированного и бесконтрольного применения. В последних двух случаях имеется в виду –без систематического контроля со стороны психиатра и взаимодействия пациента с психотерапевтом, которые внимательно отслеживают эффекты психофармакологического воздействия и изменения состояния пациентов (включая побочные реакции, в качестве которых описывается практически вся психопатология). Когда человек страдает физически или душевно, безусловно, вначале нужно прибегнуть к обезболиванию. Однако в случае психического страдания главной задачей остается психическое воздействие психиатров и терапевтов на состояние и содержание психической сферы пациентов.

Наши американские коллеги исследовали несколько десятков случаев массового расстрела одноклассников, сокурсников, сослуживцев и других ни в чем не повинных людей [6]. В 90% случаев было установлено, что все преступники систематически посещали психиатров и постоянно получали медикаментозное лечение, но это никак не сказалось на адекватности их поведения. И тогда возникает вопрос: что мы диагностирует и лечим?

А теперь о главном отличии медицинской и психологической модели психотерапии. В отличие от традиционно-медицинского подхода, в котором всегда выделяется диагностический и лечебный этапы, динамическая психодиагностика и динамическая терапия идут рука об руку на протяжении всей психотерапевтической работы, на каждой сессии, желательно –как минимум два раза в неделю, включая заключительный период. И в зависимости от результатов этой динамической психодиагностики может качественно меняться стратегия и тактика психотерапевтической работы не только на каждой, а даже в процессе каждой сессии. Это предполагает особое внимание не столько к симптоматике, сколько к малейшим изменениям в содержании психической сферы, эмоциональной окраске и всем другим нюансам материала, предъявляемого пациентами.

Это, конечно, далеко не все отличия медицинской и психологической моделей психотерапии, и при настойчивом поиске можно было бы найти еще с десяток нюансов, но остановимся на этом.

Как в психотерапии происходят изменения (Ягнюк К.)

Как в психотерапии происходят изменения

 

Для понимания процесса изменения в ходе психотерапии британский психолог Вильям Стайлс предложил модель ассимиляции проблемного опыта. В данной модели психотерапия понимается как деятельность, посредством которой клиент становится способным овладеть или «ассимилировать» болезненные переживания, по поводу которых он обратился за помощью. Проблемным опытом или переживанием может быть чувство, идея, воспоминание, импульс, желание или отношение, которые переживается клиентом как некоторая угроза и нарушает его эмоциональное равновесие. Обычно проблемные переживания отвращаются, искажаются и неверно воспринимаются клиентом, что приводит к негативным чувствам и неадаптивному поведению. Модель психотерапевтической ассимиляции проблемного опыта предполагает определенную последовательность изменений в психическом представлении проблемы, благодаря чему клиент обретает возможность достичь изменений в собственном мышлении, эмоциональном реагировании и поведении. Согласно этой модели, в успешной психотерапии клиент проходит через определенную последовательность событий, включающей признание, переформулирование и понимание проблемы, после чего он становится способным взять ответственность за собственные трудности и изменить свое поведение.

 

Шкала ассимиляции проблемного опыта

 

Уровень 0: Отвращение проблемы. Клиент не осознает проблему. Имеет место активное избежание тем, выводящих его из эмоционального равновесия. Эмоции могут быть минимальными, что свидетельствует о успешном избежании или переживается смутный негативный аффект, как правило, тревога.

 

Уровень 1: Нежелательные мысли. Появляются мысли, связанные с переживаемым дискомфортом. Клиент предпочитает не думать об этом; темы для разговора привносят либо внешние жизненные обстоятельства клиента, либо психотерапевт. Поднимаются сильные негативные чувства: тревога, страх, гнев, печаль. Несмотря на интенсивность чувств их связь с содержанием может быть неясной.

 

Уровень 2: Смутное осознание проблемы. Клиент признает существование проблемного опыта и описывает связанные с ним и вызывающие дискомфорт мысли, но он пока не может ясно сформулировать проблему. Возникает острая психологическая боль или паника, связанные с мыслями или переживаниями относительно существующей проблемы. После чего, по мере увеличения ясности беспокоящего содержания, интенсивность эмоций снижается.

 

Уровень 3: Формулировка и прояснение проблемы. На данной стадии клиент может сделать четкую формулировку проблемы, над которой теперь можно работать и на которую можно повлиять. Эмоции негативные, но переносимые. Начинается активная, сосредоточенная работа по пониманию проблемного опыта.

 

Уровень 4: Понимание/инсайт. Проблемный опыт формулируется и осмысляется; прослеживаются связи с имеющими к делу фактами. Эмоции могут быть смешанными. Достигнутое благодаря инсайтам осознание может вызывать болезненные чувства, но могут также сопровождаться интересом или даже приятным удивлением типа «Ага». На этой стадии достигаются большая ясность и охват понимания проблемы, что обычно приводит к увеличению позитивных эмоций.

 

Уровень 5: Опробование на практике/проработка. Понимание используется для того, чтобы работать над проблемой; рассматриваются конкретные усилия по разрешению проблемы, однако без полного успеха. Клиент может описать рассмотренные альтернативы или систематически разобрать различные варианты поведения. Эмоциональный тон позитивный, деловой и оптимистичный. На этой стадии происходит постепенный прогресс в решении проблем в повседневной жизни.

 

Уровень 6: Решение проблемы. Клиент достигает успешного разрешения конкретной проблемы. Эмоции позитивные, в частности клиент переживает удовлетворение и гордость за достижение. Делаются попытки привнести аналогичные изменения в другие сферы повседневной жизни, для решения других проблем. По мере того как проблема сходит на нет, эмоции становятся более нейтральными.

 

Уровень 7: Овладение. Клиент успешно использует обретенный способ решения проблем в новых ситуациях; порой это происходит непроизвольно. Когда данная тема поднимается эмоции позитивные или же нейтральный (это уже не является чем-то, что возбуждает).

 

Таким образом, согласно модели Стайлса, по мере того как клиент продвигается в своих усилиях исследовать, понять и преодолеть проблемный опыт первоначальная проблема претерпевает ряд метаморфоз. Помощь психотерапевта в этом процессе заключается в принятии клиента и содействии в постепенном освоении им умения самонаблюдения и саморефлексии. Психотерапевт осуществляет тщательное наблюдение внутренних реакций клиента, помогает в выражении и понимании чувств, связывает событий прошлого и настоящего, поощряет и поддерживает в опробовании на практике достигнутого понимания.

Психотерапевты не имеют особого знания или мудрости относительно того, как следует жить. То что они привносят в процесс психотерапии — это профессиональные навыки, которые помогают клиентам исследовать их внутренние представления и конфликты, понимать существующие проблемы и осуществлять изменения в собственных мыслях, эмоциях и поведении.

 

Использованная литература

Stiles W.B., et. al. (1992). Assimilation of Problematic Experiences: The Case of John Jones. Psychotherapy Research, 2(2) 81-101.

Leiman M. & Stiles W. (2001). Dialogical Sequence Analysis and The Zone of Proximal Development as Conceptual Enhancements to the Assimilation Model: The Case of Jan revisited. Psychotherapy Research, 11(3) 311-330.

Источник: К.Ягнюк http://yagniuk.ru/index.php?e=page&id=65

границ | От редакции: Нейробиологические модели психотерапии

В последнее десятилетие наблюдается экспоненциально растущий интерес к интеграции нейронауки в психотерапию. В то время как неврология обращается к механистическому пониманию функций мозга, формулируя конкретные вопросы, психотерапия исследует богатство сложного клинического и индивидуального поведения и истории. Понимание биологических основ сложного поведения, функций человеческого мозга и разума, а также их неадекватных реакций, а также определение научных подходов к оценке того, как психотерапия может помочь при психопатологиях, существенно изменило бы подходы к психическому здоровью и заболеваниям.

Психотерапия – это индивидуальное, но всестороннее биологическое лечение; он не нацелен на один рецептор, один или два нейротрансмиттера или отдельные модуляторы; он затрагивает все биологические регуляции, лежащие в основе сложных реакций мозга. Конечным результатом этого типа вмешательства является переработка всего ощущения себя и других посредством нового обучения и нового опыта, которые охватывают когнитивные, эмоциональные процессы и процессы внутренней регуляции. Успешная терапия приводит к всеобъемлющим, длительным, измеримым физическим изменениям в головном мозге.

За последние несколько десятилетий прогресс в исследованиях в области неврологии обеспечил гораздо более глубокое понимание структур и функций мозга; применение этого понимания и нейробиологической методологии к психопатологиям и терапевтическим вмешательствам может иметь решающее значение для улучшения психического здоровья. В настоящее время исследования в области неврологии фактически способны идентифицировать генетические, эпигенетические, анатомические, схематические и функциональные основы поведенческих проявлений. Исследования на моделях животных, отличных от человека, предоставили важные знания для проверки гипотез на людях как в здоровых условиях, так и при заболеваниях, и раскрыли ряд тайн многих болезней.Психотерапия, с другой стороны, предлагает многолетний клинический опыт и глубокое понимание человеческого поведения, но все еще не имеет эмпирических оценок и методологий. Таким образом, объединение знаний и методов неврологии и психотерапии будет экспоненциально способствовать формулированию новых гипотез и, следовательно, пониманию и лечению психических состояний и заболеваний. Учитывая сложность и разнообразие психических функций и болезней человека, обе дисциплины, особенно их интеграция, все еще находятся в зачаточном состоянии и потребуют большого объема работы и инвестиций для относительно быстрого развития.

Один из основных вопросов, который можно легко исследовать, заключается в том, производит ли психотерапия изменения, как и какие типы изменений. Ответ на этот вопрос вдохновит и будет способствовать разработке более эффективных, долговременных и комплексных терапевтических методов.

Эта тема исследования « Нейробиологические модели психотерапии » объединяет фундаментальные, клинические и трансляционные исследования в области нейробиологии с психотерапевтическими теориями, знаниями и клиническими подходами для обсуждения доказательств того, что психотерапия изменяет мозг.Обсуждения в этой теме исследования предлагают новые комплексные знания для понимания психического здоровья и лечения заболеваний.

Во-первых, Солмс (Университет Кейптауна, Кейптаун, Южная Африка) обсуждает нейробиологическую основу психоаналитической теории, уделяя особое внимание утверждениям о врожденных эмоциональных потребностях, обучении на основе опыта и бессознательной умственной обработке. На основе этих утверждений он также представляет нейробиологические основы механизмов психоаналитического лечения и, наконец, дает обзор имеющихся эмпирических данных о психоаналитической терапевтической эффективности.Кабанисс (Колумбийский университет, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США) подчеркивает важность и влияние обучения нейробиологии стажеров-психотерапевтов и представляет важнейший вклад пяти статей, которые она использует в своем обучении психотерапии. Радулович и др. (Северо-западный университет и Чикагский университет, Чикаго, Иллинойс, США) обсуждают важность клинических, когнитивных и нейробиологических аспектов исследований памяти, имеющих отношение к диссоциативной амнезии. Зилча-Мано и др. (Университет Хайфы, Израиль, и Колумбийский университет, Нью-Йорк, США) проводят обзор литературы о нейробиологических основах терапевтического альянса и ожидания и подчеркивают важность нейробиологических исследований для понимания этих эффектов.Скульт и др. (Duke, Cornell, Kent State, Case Western, Arizona, CUNY, Columbia Universities, USA) сообщают о доказательствах того, что терапия регуляции эмоций (ERT) изменяет функциональную связность мозга в состоянии покоя. Брокман (Колумбийский университет, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США) описывает свой личный опыт как пример для критического обсуждения того, чего, по его мнению, не хватает психоанализу, и предлагает идеи о том, как психоанализ должен быть интегрирован с доказательным нейробиологическим подходом.

Две статьи обсуждают поведенческую терапию посттравматического стрессового расстройства (ПТСР): Stojek et al.(Университет Эмори и Вирджиния, Атланта, Джорджия, США) представляют современные знания о том, как терапия длительного воздействия влияет на нервные цепи, связанные с посттравматическим стрессовым расстройством, и обсуждают нейробиологические усовершенствования, которые использовались или могут использоваться в сочетании с терапией длительного воздействия для повышения ее эффективности. . Уоткинс и др. (Университет Эмори, Атланта, Джорджия, США) рассмотреть и обсудить методологические рекомендации, указанные Управлением здравоохранения ветеранов и Министерством обороны (VA/DoD) и Американской психологической ассоциацией (APA) в 2017 году для лечения посттравматического стрессового расстройства.

Наконец, указывая на сильное совпадение феноменологии, нейробиологии и терапии расстройств, связанных с тревогой и травмой, Джаванбахт (Университет Уэйна, Детройт, Мичиган, США) предлагает потенциальную перекрывающуюся нейробиологию, казалось бы, разных методов лечения этих расстройств, включая психоанализ, когнитивные и поведенческой терапии.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, непосредственный и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ключевые слова: психотерапия, неврология, нейробиология, психоанализ, когнитивная терапия, поведенческая терапия, тревога, травма

Образец цитирования: Джаванбахт А. и Альберини К.М. (2019) От редакции: Нейробиологические модели психотерапии. Фронт. ПоведениеНеврологи. 13:144. doi: 10.3389/fnbeh.2019.00144

Получено: 23 мая 2019 г.; Принято: 13 июня 2019 г.;
Опубликовано: 26 июня 2019 г.

Отредактировано и проверено: Nuno Sousa, University of Minho, Portugal

Copyright © 2019 Джаванбахт и Альберини. Это статья с открытым доступом, распространяемая на условиях лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания оригинального автора(ов) и владельца(ей) авторских прав и при условии цитирования оригинальной публикации в этом журнале в соответствии с общепринятой академической практикой.Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

*Переписка: Араш Джаванбахт, [email protected]

моделей терапии — APACenter

Лечение на основе обратной связи — FIT (также известное как терапия на основе информации о результатах, ориентированная на клиента — CDOI).
FIT родился в результате исследования результатов терапии, в ходе которого исследователи изучали, что действительно работает в терапии. Исследование результатов терапии показывает, что союз между вами и вашим терапевтом более важен для положительного результата терапии, чем какой-либо конкретный вид терапии.Существует множество различных моделей, техник и подходов к терапии, таких как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), терапия реальностью и межличностная терапия. FIT (или CDOI) включает в себя множество различных видов терапии в рамках одной всеобъемлющей философии. FIT позволяет вашему терапевту изменить свой подход к терапии в соответствии с вашими указаниями. Если ваш терапевт не синхронизирован с вами (или, что еще хуже, раздражает, покровительствует и т. д.), то маловероятно, что он сможет вам помочь. Вы, вероятно, даже не вернетесь после сеанса или двух! Поддерживая открытый диалог о том, что помогает и что не помогает, информирует своего терапевта о том, как лучше всего вам помочь.Научно обоснованный, FIT утверждает, что вы лучше всех судите о том, насколько эффективна и полезна ваша терапия. Терапевты ApaCenter поддерживают эту идею. Подумайте об этом так: если вы идете в хороший ресторан, говорит ли вам шеф-повар, что вы должны заказать? Он может сказать вам, как сильно вам это понравилось? Конечно, нет! Точно так же исследования показывают, что вы больше всего выигрываете от постоянного диалога со своим терапевтом (шеф-поваром) о том, что полезно, а что нет (вкусно). Как и в случае с вашим личным шеф-поваром, терапевт ApaCenter действительно проверяет вас на каждом сеансе, чтобы узнать, как продвигаются дела.Ваши идеи и предпочтения используются для изменения и улучшения наших подходов и методов. Это позволяет вам играть активную роль в вашей терапии, потому что вы занимаете центральное место в своем собственном процессе изменений. Таким образом, с помощью FIT на ваших сеансах можно использовать одну или несколько моделей терапии (описанных ниже) — в зависимости от того, что лучше всего подходит для вас.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ)
КПТ — это форма терапии, которая привлекла большое внимание за последние несколько десятилетий. Согласно модели когнитивно-поведенческой терапии, ваши мысли, эмоции и поведение неразрывно связаны.То, как вы воспринимаете ситуации, влияет на ваши физиологические, эмоциональные и поведенческие реакции. Как писал Уильям Шекспир в «Гамлете», «…ибо нет ничего ни хорошего, ни плохого, но мышление делает его таковым». Согласно модели КПТ, дисфункциональные или неточные мысли часто лежат в основе хронических и тяжелых эмоциональных и поведенческих проблем. С помощью различных методов анализируются и изменяются мысли и поведение. С практикой вы освоите эти приемы, чтобы самостоятельно эффективно справляться со своими проблемами.В отличие от некоторых других форм психотерапии, когнитивно-поведенческая психотерапия, как правило, больше ориентирована на решение проблем, имеет более короткий срок и сосредоточена на настоящем. КПТ также известна как когнитивная терапия и когнитивно-поведенческая терапия.

Внимательность
Внимательность — это идея о том, что вы — это не ваши мысли. Когда вы осознанны, вы поворачиваетесь к настоящему моменту. Сожаление о прошлом может заставить вас чувствовать себя подавленным. Прославление прошлого может уменьшить важность настоящего. Точно так же слишком много внимания к великим вещам, которые еще впереди, может отвлечь вас от того, что происходит сейчас.И беспокойство о своем будущем, о том, что может случиться, может причинить вам страдания в настоящем. Если вы станете более внимательным, вы перестанете зацикливаться на постоянном оценивании ситуаций как плохих или хороших и начнете принимать их такими, какие они есть.

Внимательность способна освободить вас, освободить вас от жизни, прожитой в прошлом или будущем. Это не означает, что вы не должны размышлять о прошлом или планировать будущее, но есть моменты, когда нужно это делать, и есть моменты, когда вы должны полностью присутствовать и впитывать переживания момента.Для многих людей тревога и депрессивные чувства возникают из-за того, что они зацикливаются на негативном прошлом опыте или беспокоятся о будущих негативных возможностях. Цикл тревожных мыслей, в свою очередь, мешает нам получить доступ к позитивным событиям здесь и сейчас и пережить их. Повышение осознанности способно улучшить настроение, уменьшить психологическое напряжение и поддержать более полную жизнь в единственный момент, когда мы по-настоящему живем — сейчас.

Терапия, основанная на силе, ориентированная на решение
Возможно, у вас есть все инструменты, необходимые для преодоления большинства жизненных препятствий.В терапии, ориентированной на решение, ваш терапевт поможет вам определить моменты в вашей жизни, когда вы успешно решали проблемы, похожие на те, которые вы сейчас считаете непреодолимыми. Как только вы лучше поймете свои сильные стороны и ресурсы, ваш психотерапевт поможет вам заново открыть для себя способы преодоления сложных проблем. Ваш терапевт может попросить вас провести несколько краткосрочных экспериментов между сеансами. Заметив свой прогресс в достижении этих краткосрочных целей, вы (как и большинство клиентов), скорее всего, почувствуете прогресс в достижении ваших больших целей.Препятствия, которые привели вас к терапии, будут казаться не препятствиями, а преодолимыми трудностями. Терапия, ориентированная на решение, в первую очередь ориентирована на настоящее и будущее. Поскольку это обычно краткосрочное, возможно, 3-10 сеансов, его часто называют «кратковременной терапией, ориентированной на решение» или просто «кратковременной терапией».

Теория выбора / Терапия реальностью
Теория выбора, сформулированная психиатром доктором Уильямом Глассером, утверждает, что у всех людей есть 5 основных потребностей. Первая потребность включает в себя все наши физиологические потребности/потребности для выживания (воздух, пища, вода).Остальные четыре потребности являются психологическими. Они включают в себя свободу, веселье, власть и любовь/принадлежность. Мы пытаемся удовлетворить наши 5 потребностей посредством нашего поведения. Согласно теории выбора, почти любое поведение выбирается, и мы все несем ответственность за свой собственный поведенческий выбор. Из четырех психологических потребностей потребность в любви и принадлежности, как правило, является самой важной. Согласно теории выбора, именно через развитие близких, заботливых отношений мы можем наиболее эффективно удовлетворить другие наши потребности и достичь счастья.

К сожалению, мы часто «убиваем золотого гуся» в наших межличностных отношениях. То есть, пытаясь удовлетворить собственные потребности во власти, свободе и развлечениях, мы часто непреднамеренно вредим нашим отношениям. Мы часто используем внешний контроль (т. е. различные виды принудительной силы, такие как критика, угрозы и придирки), пытаясь заставить других делать то, что мы от них хотим. Мы ошибочно верим, что контроль над другими поможет нам удовлетворить наши собственные потребности или их потребности. Однако такая практика имеет тенденцию приводить к конфликтам, разочарованиям и разрыву отношений.Например, подумайте о том, как «микроуправление» или «вертолетный родитель» создает трения и недовольство в отношениях. В свою очередь, разрозненные отношения в конечном итоге порождают несчастных людей, у которых могут проявляться проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия и тревога.

Терапия реальностью — это консультационный подход доктора Глассера с использованием теории выбора. В рамках терапии реальностью большое внимание уделяется обучению развитию сильного внутреннего локуса контроля. Терапия реальностью поддерживает сильное чувство ответственности за свое поведение и веру в то, что вы можете достичь желаемых результатов благодаря своему выбору.Как и когнитивно-поведенческая терапия, терапия реальностью, как правило, сосредоточена на настоящем, ориентирована на проблемы и решения и имеет тенденцию быть краткосрочной. Важно отметить, что, как и когнитивно-поведенческая терапия, основная цель терапии реальностью — помочь вам обрести новые точки зрения и методы, которые помогут вам самостоятельно справляться с проблемами. Хотя вы, возможно, никогда не слышали о теории выбора и терапии реальностью доктора Глассера, он оказал огромное влияние на современную психологию. Он редко получает должное признание.

Позитивная психология
Примерно до 1990-х годов психология и психиатрия, как правило, концентрировались на патологии. Что с вами не так и почему? Однако существует новое движение (возглавляемое такими психологами, как Д.Мартин Селигман и доктор Михали Чиксентмихайи), посвященный тому, что делает людей счастливыми и почему. Исследования в области позитивной психологии предоставляют множество данных о стратегиях и поведении (например, физические упражнения, благотворительность, умение прощать, смакование, внимательность), которые, как правило, вызывают чувство удовлетворения и положительные эмоциональные состояния. В терапии вы узнаете, как выбирать поведение, которое способствует счастью, миру и благополучию. Часто это действия, которые вы когда-то делали или все еще делаете, но не знаете, насколько они полезны.Научившись включать в свой образ жизни более позитивное поведение и способы мышления, вы сможете напрямую бороться с негативным настроением, таким как депрессия и тревога. По мере того, как вы занимаетесь практиками, повышающими счастье и благополучие, негативные чувства естественным образом уменьшаются.

Позитивная психология НЕ означает, что мы должны просто «думать о хорошем» и наклеивать на лица фальшивые улыбки. Речь идет о том, чтобы научиться включать полезные стратегии в нашу жизнь, которые улучшают настроение, обеспечивают чувство покоя и улучшают самочувствие.В терапию можно вплести практики позитивной психологии, чтобы ваши негативные настроения и эмоции также получали должное внимание. Терапевты, использующие практики позитивной психологии, просто пытаются исправить дисбаланс постоянного сосредоточения внимания на негативе.

Межличностная терапия
Многие люди испытывают эмоциональные трудности из-за трудностей в межличностных отношениях. Например, у них могут быть болезненные модели взаимодействия, которые они повторяют снова и снова с важными людьми в своей жизни.В межличностной терапии цель состоит в том, чтобы развить безопасные и доверительные отношения между вами и вашим терапевтом. В контексте этих отношений вы можете безопасно исследовать и обнаруживать проблемы, которые вас беспокоят. Затем вы можете поэкспериментировать с новыми подходами, чтобы лучше решить эти проблемы. Например, если вы застряли в схеме нездорового взаимодействия с кем-то в своей жизни, в безопасности отношений с вашим терапевтом вы можете открыть для себя новые и более здоровые взаимодействия.Когда вы добьетесь успеха у своего терапевта, вы сможете попробовать эти новые способы общения с другими людьми. Улучшение ваших отношений уменьшит симптомы эмоционального стресса и повысит чувство счастья и благополучия.

Нарративная терапия
Нарративная терапия основана на представлении о том, что все мы создаем смысл из нашего жизненного опыта через истории, которые мы рассказываем сами себе и делимся с другими. Есть много разных способов интерпретировать события, которые происходят в нашей жизни.Иногда истории, которые мы рассказываем себе, могут ограничивать нас и усугублять наши страдания. В нарративной терапии вы и ваш терапевт исследуете истории, которые доминировали в вашей жизни. Эти истории могут причинять вам страдания. Изучая эти истории вместе, работая над тем, чтобы придать им новый смысл, и исследуя другие, более вдохновляющие истории, вы можете научиться менять свои мысли и чувства о себе и своей жизни.

Семейная терапия
Дети часто испытывают эмоциональные и поведенческие трудности, когда в семье возникает напряженность.В этом случае лучший способ помочь ребенку — привести на терапию всю семью. В семейной терапии трудности вашего ребенка рассматриваются как симптом проблемы в семейной системе ребенка. Семейная система рассматривается как единое целое, в котором все части (т. е. члены семьи и подгруппы членов семьи, включая родителей, братьев и сестер и т. д.) влияют друг на друга. Цель вашего терапевта — найти источники напряжения и конфликта в вашей семейной системе и помочь вам разрешить это напряжение, вовлекаясь в новые, более позитивные модели взаимодействия.Кроме того, ваш терапевт выделит прошлые и настоящие положительные модели семейного взаимодействия, на которые можно опираться.

Игровая терапия
Дети, особенно маленькие дети, часто лучше всего общаются, играя, а не разговаривая. В игровой терапии средством общения является игра. Это включает в себя игру с игрушками (например, куклами и кукольными домиками, фигурками животных, обычными предметами), а также художественное самовыражение, такое как рисование, раскрашивание или работа с пластилином Play-Doh. Роль вашего терапевта состоит в том, чтобы предложить безопасную, принимающую, поддерживающую, внимательную и отзывчивую среду, в которой ваш ребенок может исследовать болезненные и тревожные проблемы.Посредством игры ваш терапевт мягко направляет вашего ребенка к открытию новых и более здоровых способов преодоления трудностей, придавая болезненным переживаниям новый и более позитивный смысл. Дети удивительно устойчивы и часто благодаря безопасности и принятию, которые обеспечивает ваш терапевт, способны «проработать» то, что их беспокоит.

Лайф-коучинг
Лайф-коучинг отличается от других видов терапии тем, что большинство клиентов, обращающихся к лайф-коучу, не страдают от серьезных психологических или эмоциональных расстройств.Таким образом, обычно это не считается «терапией» или «консультированием» как таковым. В отличие от лицензированного психолога, работа «лайф-коучем» не требует какой-либо лицензии, сертификата или обучения. По сути, каждый может назвать себя лайф-коучем и организовать практику. Тем не менее, лицензированный специалист в области психического здоровья, безусловно, обеспечивает прочную основу для работы в качестве лайф-коуча.

Лайф-коучи, как правило, служат для вас рупором и мотиватором. Чаще всего они касаются проблем, с которыми вы сталкиваетесь в личной жизни, профессиональной жизни или отношениях.Лайф-коучи умеют задавать целенаправленные вопросы, которые позволяют вам найти ответы внутри себя, тем самым добиваясь большего личного или профессионального роста. Если вы ищете лайф-коучинга, вы, вероятно, высокофункциональны и в целом довольны своей жизнью, но у вас могут быть определенные цели, которых вы не смогли достичь, или определенные вопросы о вашей жизни, которые вы хотите помочь изучить глубже. Если это относится к вам, лайф-коучинг может помочь вам вывести свою жизнь на новый уровень.

Работы по интегративной психотерапии — PMC

Front Psychol.2015 г.; 6: 2021.

Cristina Zarbo

1 Кафедра гуманитарных и социальных наук, Университет Бергамо, Бергамо, Италия

Giorgio A. Tasca

2 Кафедра психиатрии, Больница Оттавы, Университет Оттавы , ON, Canada

Francesco Cattafi

1 Факультет социальных и гуманитарных наук Университета Бергамо, Бергамо, Италия

3 Факультет психологии Университета Кьети, Кьети, Италия

Angelo Compare

1 Кафедра гуманитарных и социальных наук, Университет Бергамо, Бергамо, Италия

1 Кафедра гуманитарных и социальных наук, Университет Бергамо, Бергамо, Италия

2 Кафедра психиатрии, Оттавский университет, Больница Оттавы , Онтарио, Онтарио, Канада

3 Факультет психологии, Университет Кьети, Кьети, Италия

Под редакцией: Susan G.Симпсон, Университет Южной Австралии, Австралия

Рецензировал: Стефано Манцо, Исследовательский институт Anima, Италия; Beth Jerskey, Медицинская школа Альперта Университета Брауна, США

Эта статья была отправлена ​​в Psychology for Clinical Settings, раздел журнала Frontiers in Psychology

Поступила в редакцию 18 октября 2015 г.; Принято 17 декабря 2015 г.

Ключевые слова: интегративный, психотерапия, общие факторы, эклектика, клиническая психология

Copyright © 2016 Zarbo, Tasca, Cattafi and Compare.

Это статья с открытым доступом, распространяемая на условиях лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора(ов) или лицензиара оригинала и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с общепринятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

Интегративная психотерапия

Целый ряд психотерапевтических подходов был признан эффективным и даже предпочтительным методом лечения для целого ряда психиатрических диагностических категорий (например,g., см. https://www.nice.org.uk/guidance/cg123 или https://www.nice.org.uk/guidance/conditions-and-diseases/mental-health-and-behavioural-conditions) . Однако в клинической практике выбор наиболее эффективной психотерапии для каждого психического расстройства осложняется существованием более 400 разновидностей психотерапевтических подходов, которые могут быть определены и классифицированы несколькими способами в соответствии с их теоретической моделью (т. е. поведенческие, системные, психотерапевтические). когнитивный, психодинамический и т. д.), формат (т. е. индивидуальный, семейный, групповой), временная продолжительность и частота сеансов, а также любая возможная комбинация этих элементов (Garfield and Bergin, 1994).Из-за их различных эпистемологий и попыток создать жесткие границы вокруг теорий диалог между этими моделями был ограничен.

Частично для того, чтобы преодолеть это историческое разделение, ряд лидеров в этой области предложили интегративный подход к психотерапии, который с 1990-х годов получает более широкое признание (Norcross and Goldfried, 2005). Например, Общество изучения психотерапевтической интеграции (SEPI; http://www.sepiweb.org/) является международной организацией с растущим числом членов, в которую входят некоторые из мировых лидеров психотерапевтической практики и исследований.

Чаще всего психотерапевты выбирают одну теоретическую модель и применяют ее гибким и интегративным образом в своей терапевтической практике. В последние десятилетия все большее число психотерапевтов не предпочитают полностью идентифицировать себя в рамках одного подхода, а предпочитают определять себя как интегративных или эклектичных (Feixas and Botella, 2004). В недавнем крупном опросе более 1000 психотерапевтов только 15% указали, что они использовали только одну теоретическую ориентацию в своей практике, а среднее число теоретических ориентаций, используемых на практике, равнялось четырем (Tasca et al., 2015). Согласно интегративному психотерапевтическому движению, новая область исследований развивается в направлении поиска общих целей, направленных на выбор теорий и методов среди моделей психотерапии и развитие новой области в совместной и интегративной манере. Движение интегративной психотерапии не стремится объединить все психотерапевтические модели в одну, но его целью является разработка новой основы для диалога между различными подходами (Feixas and Botella, 2004).

Термин «интеграция» может иметь различные значения.Так называемая «интегративная перспектива» указывает на общее гибкое и инклюзивное отношение к различным психотерапевтическим моделям (Greben, 2004). Он направлен на то, чтобы увидеть, что можно узнать и внедрить с разных точек зрения на практике. Интеграция в психотерапии включает четыре возможных подхода: теоретическую интеграцию (т.т. е., работа в основном в рамках одной модели, но при необходимости интегрируя аспекты других) и подход общих факторов (т. е. сосредоточение внимания на эффективных терапевтических практиках, общих для всех подходов; Козарич-Ковацич, 2008; Castonguay et al., 2015). .

Почему интегративная психотерапия работает

Интегративная психотерапия подходит для разных пациентов, проблем и контекстов

Среди психотерапевтов и исследователей растет согласие в том, что ни один психотерапевтический подход не может быть эффективным и подходящим для всех пациентов, проблем и контекстов.Каждая существующая психотерапевтическая модель и подход неадекватны для некоторых людей (Norcross and Goldfried, 2005). Исследования, основанные на фактических данных, показали, что психотерапевтические методы лечения, которые являются интегративными по своей природе (например, межличностная психотерапия, схема-терапия, когнитивно-аналитическая терапия), эффективны при некоторых психических расстройствах (например, депрессии, послеродовой депрессии, социальных тревожных расстройствах, генерализованной тревожности). расстройства, расстройства личности, диссоциативная идентичность) (Reay et al., 2003; Келлетт, 2005 г.; Хамидпур и др., 2011; Станжер и др., 2011; Масли и др., 2012; Редигер и Дикманн, 2012 г.; Кларк и др., 2013 г.; Миниати и др., 2014).

Интегративная психотерапия включает эффективные общие факторы

В основе интеграции психотерапии лежат важные результаты исследований, согласно которым, несмотря на различные теоретические обоснования и подходы различных школ психотерапии, они дают схожие результаты (Barth et al., 2013). Что побудило психотерапевтов интегрировать психотерапевтические модели, так это свидетельство того, что общие факторы в психотерапевтических подходах (например,например, терапевтический альянс, ожидания клиентов, эмпатия терапевта и т. д.), вероятно, объясняют большую дисперсию результатов, чем специфические эффекты, приписываемые каждому психотерапевтическому подходу (например, интерпретации в динамической терапии или когнитивное реструктурирование в когнитивно-поведенческой терапии) (Wampold and Imel, 2015). На специфические терапевтические методы приходится около 7 % вариации результатов психотерапии, в то время как на общие факторы приходится почти 20 % вариаций результатов (Lambert and Bergin, 1992).В последние десятилетия клиницисты и исследователи пришли к растущему консенсусу в отношении существования общих факторов, присущих нескольким психотерапевтическим подходам (Norcross and Goldfried, 1992; Wampold and Imel, 2015). Общие факторы среди психотерапевтических подходов, которые были связаны с положительными результатами и терапевтическими изменениями, включают: способность терапевта вселять надежду и обеспечивать альтернативный и более правдоподобный взгляд на себя и мир; способность давать пациентам корректирующие эмоциональные переживания, помогающие им устранить травматическое влияние своего предыдущего жизненного опыта; терапевтический альянс; ожидания позитивных изменений; и полезные качества терапевта, такие как внимание, эмпатия и позитивное отношение (Stricker and Gold, 2001; Feixas and Botella, 2004; Norcross and Goldfried, 2005; Constantino et al., 2011; Хорват и др., 2011). Среди приведенных общих факторов терапевтический альянс имеет наибольшее количество доказательств в качестве предиктора изменений пациента (Feixas and Botella, 2004).

Интегративная психотерапия гибка к потребностям пациентов и чувствительна к терапевтическому альянсу

Одной из ключевых ценностей интегративной психотерапии является ее индивидуальный подход (Norcross and Goldfried, 2005). Модель интегративной психотерапии направлена ​​на то, чтобы реагировать на человека, уделяя особое внимание аффективному, поведенческому, когнитивному и физиологическому уровням функционирования, а также духовным убеждениям.Интегративная психотерапия позволяет лучше адаптировать терапию к отличительным характеристикам и потребностям каждого клиента, позволяя терапевту адаптировать свои знания о методах лечения и подходах, основанных на доказательствах. Основной акцент интегративной психотерапии делается на индивидуальных характеристиках пациента и на терапевтических отношениях, которые считаются ключевыми элементами терапевтических изменений (Feixas and Botella, 2004), а также на мотивации клиента. Этот подход соответствует недавним рекомендациям Американской психологической ассоциации о том, что представляет собой доказательная практика (American Psychological Association, 2006).В этих руководствах EBP определяется на основе данных исследований, клинического суждения и факторов клиента. В соответствии с этим определением, интегративная психотерапия не является техникой, применяемой к пассивному пациенту, клиент рассматривается как активный участник терапии, и терапевт корректирует свой подход в зависимости от характеристик и предпочтений клиента. Именно в контексте терапевтических отношений можно способствовать изменениям, и клиенты могут получить наибольшую пользу от заботливого и эмпатического терапевта (Feixas and Botella, 2004).

Будьте интегративными, а не эклектичными

Психотерапевты обычно практикуют различные типы психотерапевтической интеграции, применяя подход общих факторов, а также ассимиляционную интеграцию или теоретическую интеграцию. Подход с общими факторами имеет тенденцию преуменьшать важность конкретных эффектов или техник психотерапии (т.ж., терапевтический альянс, эмпатия терапевта, ожидания клиента и т. д.; Норкросс и Голдфрид, 2005). С другой стороны, ассимиляционная интеграция включает в себя работу в основном с одним теоретическим подходом (например, когнитивно-поведенческой терапией), но также с включением техник из других психотерапевтических подходов по мере необходимости для любого данного клиента или контекста (например, интерпретация переноса; Stricker and Gold, 2001). Наконец, теоретическая интеграция направлена ​​на объединение теоретических концепций из нескольких различных психотерапевтических подходов и на разработку «Великой унифицированной теории» психотерапии (Stricker and Gold, 2001).

Движение за интеграцию психотерапии подчеркивает, что интеграция психотерапии — это не только процесс взятия некоторых техник из различных моделей и применения их по мере необходимости (т. е. технический эклектизм), но и сосредоточение внимания на связи между теорией, доказательствами и техникой. (Норкросс и Голдфрид, 2005 г.). Другими словами, интегративная психотерапия отличается от технической эклектики. Эклектический терапевт выбирает технику, потому что она может работать или может быть эффективной, не заботясь о ее теоретической основе или данных исследований.Если клиент эклектичного психотерапевта испытывает положительные результаты после применения определенной техники, терапевт не обязательно исследует, почему произошло положительное изменение, чтобы разработать обобщаемую модель лечения. Напротив, психотерапевтическая интеграция фокусируется на отношениях между эффективной практикой и ее теоретической и эмпирической основой (Norcross and Goldfried, 2005). Например, основанные на доказательствах психотерапевтические практики отношений (например, союз, эмпатия терапевта, конгруэнтность, позитивное отношение и т.), которые носят интегративный характер и основаны на общих факторах, были в центре внимания недавнего отчета целевой группы APA (Norcross, 2011).

В заключение, данные указывают на то, что интеграция в общую психотерапевтическую практику желательна, даже если требуется уточнение на уровне теории. Чтобы преодолеть это ограничение психотерапевтической интеграции, психотерапевтические направления должны культивировать интеграцию и тесно сотрудничать, сохраняя при этом свою самостоятельную идентичность.Международные организации, такие как SEPI или Общество исследований в области психотерапии (http://www.psychotherapyresearch.org/), представляют собой хороший пример возможностей сотрудничества и интеграции между психотерапевтами разных направлений. Более того, тесное сотрудничество между сторонниками интеграции и исследователями психотерапии может привести к созданию единого фона знаний и действий, что, в свою очередь, будет способствовать развитию многообещающей области интегративной психотерапии (Castonguay et al., 2015).

Вклад авторов

Мы заявляем, что рукопись была просмотрена и проверена всеми авторами, внесшими существенный вклад в нее.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

  • Американская психологическая ассоциация (2006). Доказательная практика в психологии.Являюсь. Психол. 61, 271–285. 10.1037/0003-066X.61.4.271 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Barth J., Munder T., Gerger H., Nüesch E., Trelle S., Znoj H., et al. . (2013). Сравнительная эффективность семи психотерапевтических вмешательств у пациентов с депрессией: сетевой метаанализ. ПЛОС Мед. 10:e1001454. 10.1371/journal.pmed.1001454 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Castonguay L.G., Eubanks C.F., Goldfried M.R., Muran JC, Lutz W. (2015). Исследования интеграции психотерапии: опираясь на прошлое, глядя в будущее.Психотер. Рез. 25, 365–382. 10.1080/10503307.2015.1014010 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кларк С., Томас П., Джеймс К. (2013). Когнитивно-аналитическая терапия расстройства личности: рандомизированное контролируемое исследование. бр. Дж. Психиатрия 202, 129–134. 10.1192/bjp.bp.112.108670 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Константино М. Дж., Арнкофф Д. Б., Гласс С. Р., Аметрано Р. М., Смит Дж. З. (2011). Ожидания. Дж. Клин. Психол. 67, 184–192. 10.1002/jclp.20754 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Feixas G., Ботелла Л. (2004). Интеграция психотерапии: размышления и вклад конструктивистской эпистемологии. Дж. Психотер. интегр. 142, 192–222. 10.1037/1053-0479.14.2.192 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гарфилд С., Бергин А. (1994). Введение и исторический обзор в Справочнике по психотерапии и изменению поведения, ред. Бергин А., Гарфилд С. (Чичестер: Wiley; ), 3–18. [Google Scholar]
  • Гребен Д. Х. (2004). Интегративные аспекты психотерапевтического обучения. Могу. Дж.Психиатрия 49, 238–248. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хамидпур Х., Долашай Б., Шахбаз А. П., Дадхах А. (2011). Эффективность схемы терапии при лечении генерализованного тревожного расстройства у женщин. Иран. Дж. Психиатрия, клин. Психол. 16, 420–431. [Google Scholar]
  • Horvath A.O., Del Re A.C., Flückiger C., Symonds D. (2011). Альянс в индивидуальной психотерапии. Психотерапия (Шик). 48, 9–16. 10.1037/a0022186 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Келлетт С. (2005).Лечение диссоциативного расстройства личности с помощью когнитивно-аналитической терапии: экспериментальные свидетельства внезапных успехов. J. Травматическая диссоциация 6, 55–81. 10.1300/J229v06n03_03 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Козарич-Ковачич Д. (2008). Интегративная психотерапия. психиатр. Дунай. 20, 352–363. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ламберт М.Дж., Бергин А.Е. (1992). Достижения и недостатки психотерапевтических исследований, в History of Psychotherapy: A Century of Change, ed Freedheim D.К. (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; ), 360–390. [Google Scholar]
  • Масли С. А., Гилландерс Д. Т., Симпсон С. Г., Тейлор М. А. (2012). Систематический обзор доказательной базы схема-терапии. Познан. Поведение тер. 41, 185–202. 10.1080/16506073.2011.614274 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Миниати М., Каллари А., Калуджи С., Руччи П., Савино М., Маури М. и др. . (2014). Межличностная психотерапия послеродовой депрессии: систематический обзор. АркаЖенский мент. Здоровье 17, 257–268. 10.1007/s00737-014-0442-7 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Norcross JC (ред.). (2011). Психотерапевтические отношения, которые работают: доказательная отзывчивость. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Norcross J.C., Goldfried M.R. (1992). Справочник по интеграции психотерапии. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Основные книги. [Google Scholar]
  • Norcross J.C., Goldfried M.R. (2005). Справочник по интеграции психотерапии, 2-е изд. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.[Google Scholar]
  • Рей Р., Стюарт С., Оуэн С. (2003). Внедрение и эффективность межличностной психотерапии в психиатрической службе по месту жительства. Аус. Психиатрия 11, 284–289. 10.1046/j.1440-1665.2003.00574.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Roediger E., Dieckmann E. (2012). Схематерапия: интегративный подход к расстройствам личности. Психотер. Психосом. Мед. Психол. 62, 142–148. 10.1055/s-0032-1304615 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Stangier U., Шрамм Э., Хайденрайх Т., Бергер М., Кларк Д.М. (2011). Когнитивная терапия против межличностной психотерапии при социальном тревожном расстройстве: рандомизированное контролируемое исследование. Арка Общая психиатрия 68, 692–700. 10.1001/archgenpsychiatry.2011.67 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Stricker G., Gold JR (2001). Введение в психотерапевтическую интеграцию. психиатр. Times 28. Доступно в Интернете по адресу: http://www.psychiatrictimes.com/articles/introduction-psychotherapy-integration
  • Tasca G.А., Сильвестр Дж., Бальфур Л., Чюрлия Л., Эванс Дж., Фортин-Ланжелье Б. и др. . (2015). Чего хотят клиницисты: результаты опроса сети исследований психотерапевтической практики. Психотерапия (Шик). 52, 1–11. 10.1037/a0038252 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Wampold B.E., Imel Z.E. (2015). Великие дебаты о психотерапии: доказательства того, что заставляет психотерапию работать. Лондон: Рутледж. [Google Scholar]

Модель психотерапии для 21 века

Теория долгое время была хорошо причесанным хвостом, виляющим собакой психотерапии.В этой статье представлена ​​модель, которая переворачивает психотерапию, основанную на теории, с ног на голову.

В течение этого первого века западной психотерапии споры между психотерапевтическими школами доминировали в дискурсе. Психотерапия следующего века, скорее всего, поставит теорию и связанные с ней техники на соответствующие им практические места в загадке результатов психотерапии.

Поведенческая терапия, когнитивная терапия и межличностная терапия, например, оказались одинаково эффективными в совокупности для лечения депрессии (Frank и коллеги).

Преобладающее влияние теоретизирования, основанного на личности, многодетерминировано. Зигмунда Фрейда, конечно, можно винить. Надеясь остаться на факультете Венского университета, Фрейд занимался невропатологическими исследованиями. Оказавшись уволенным и женатым с семьей, ему пришлось искать работу. Венский терапевт Йозеф Брейер, наставник Фрейда, предложил гипноз пациентам с неврологическими расстройствами, не имеющими явной нейрофизиологической основы. Идеи его наставника оказались жизнеспособными.Практика Фрейда развивалась довольно хорошо, но его больше интересовала разработка теории сознания, чем модели терапии (Гей). Его творческая энергия принесла миру неотразимую, сложную и развивающуюся систему, которая захватила воображение многих. Он разочаровался в предложенной им терапии (Фрейд), как и другие, которые привнесли эмпатию (Роджерс, 1942 и 1951), межличностные отношения (Салливан), познание (Эллис, Бек), эмоции (Перлз), поведенческое воздействие (Вольпе) и системное мышление (т.г., Минухин) к психотерапевтическому осмыслению. Они и их последователи чувствовали, что иногда редакторы учебников (например, Корсини и Веддинг) вынуждены подражать системе Фрейда, описывая теорию личности своей школы, теорию психопатологии и теорию терапии. Ни у кого из теорий психопатологии и личности не было таких сложных теорий, как у Фрейда, но они изо всех сил пытались соответствовать его сложности.

Конечно, школьные концепции имеют много преимуществ. Они обеспечивают сплочение верующих, которые могут создавать и поддерживать идеологические организации.Знание теории личности и психопатологии позволяет терапевтам считать себя экспертами и чувствовать уверенность в том, что они делают. Но реальность клинической практики требует других концепций, обычно не признаваемых общим психотерапевтическим мышлением, — готовности пациента к изменениям, характера социальной сети, типа и тяжести симптомов и силы рабочего альянса.

Прагматический акцент управляемой помощи ослабляет привязанность терапевтов к школам терапии и вынуждает концептуально усовершенствовать практику.Только теории и методы, которые коррелируют с экономической эффективностью и качеством, вероятно, выживут в среде управляемого медицинского обслуживания (Каммингс и Саяма). Другие разработки также вынуждают приуменьшать значение школ терапии. Движение за интеграцию психотерапии набирает силу и поддержку (Норкросс и Голдфрид). Убедительные данные о снижении гиперметаболической активности хвостатого и префронтального отделов, связанные с когнитивно-поведенческим лечением обсессивно-компульсивного расстройства, побуждают терапевтов задуматься о том, как психотерапия изменяет функцию мозга (Schwartz et al.).

Цели психотерапии

Психотерапия может быть определена ее целями, ее процессом (этапами), ее инструментами и принципами использования этих инструментов.

Цель психотерапии, ориентированной на будущее, — помочь пациентам сделать что-то позитивное для себя после того, как они покинут офис. Цели большинства психотерапевтических отношений делятся на шесть категорий:

Стабилизация кризиса . Человек обезумел, потому что, например, его жена внезапно ушла от него к другому мужчине.

Уменьшение симптомов . Человек находится в депрессии в течение нескольких месяцев, что мешает его работе и социальному функционированию.

Долгосрочное изменение шаблона . Женщина неоднократно развивает интимные отношения с оскорбительными мужчинами.

Поддержание изменений, стабилизация, предупреждение рецидива . Женщина с хроническим заболеванием, мужем-инвалидом и повторяющимися депрессивными эпизодами нуждается в постоянной поддержке, чтобы помочь сохранить текущее функционирование.

Самостоятельное исследование . Человек с достаточно хорошим социальным и рабочим функционированием хочет полнее понять себя.

Разработка стратегий решения будущих проблем . Человек учится справляться с эмоциями, которые повышают вероятность чрезмерного желания выпить алкоголя, но хочет обобщить эту стратегию выживания на другие ситуации.

Психотерапия обычно не лечит людей от проблем. Пациенты могут вернуться по поводу другого набора проблем или повторения одних и тех же.Таким образом, терапевты могут действовать как врачи первичной медико-санитарной помощи.

Основные переменные пациента

Практика психотерапии имеет место в реальном мире, в жизни пациентов, функционирующих в их социальных сетях. Несколько «функциональных входов» играют большую роль в воздействии на результаты, чем теория и техника:

Готовность клиента к изменениям (Прочаска и ДиКлементе) и характер социальной сети (Марциали, Моос, Банкофф и Ховард).

Тип симптома, тяжесть и хроническое течение

Сила рабочего союза (Хорват и Гринберг).

Количество сеансов (Ховард и его коллеги, Психическое здоровье, Ламберт, 1996).

Следующий важный этап психотерапевтических исследований должен связать эти функциональные исходные данные с результатами, чтобы определить степень влияния каждого из этих факторов.

Сильные стороны и ограничения пациентов сильно влияют на результат. Терапевты не «делают это с ними», а вместо этого помогают пациентам найти средства изменить себя. Исследование, проведенное Джонсом, Каммингом и Горовицем, подтвердило общепринятое мнение о том, что более высокий уровень адаптации клиента перед терапией коррелирует с успешным результатом.Кроме того, настойчивость, глубина аффективного переживания, специфическая проблема по сравнению с всепроникающей проблемой и острые трудности по сравнению с хроническими проблемами являются хорошо установленными коррелятами улучшения (Робертсон).

Мужество (готовность идти на риск, столкнуться со страхами) также может быть важной, но трудной измеряемой переменной, поскольку изменение часто требует попытки неизвестного или попытки нового действия без уверенности в желаемом результате.

Стадии психотерапии

Психотерапевты обычно помогают пациентам решать проблемы.Дисфункциональный паттерн(ы) должен быть определен таким образом, чтобы предложить решение. Затем у пациента есть набор рекомендаций, как действовать дальше. По мере определения проблемы или проблем терапевт и пациент должны быть вовлечены в рабочие отношения, способствующие сотрудничеству. Терапевт несет ответственность за эффективное управление их совместным временем.

Все отношения проходят одни и те же общие этапы. Этапы направляют вмешательства, устанавливая подцели для процесса изменений. Эти подцели включают вовлечение, поиск паттернов, изменение и завершение (Beitman 1987).Некоторые пациенты могут измениться, просто вступив в эмпатические, понимающие отношения (например, Роджерс). Некоторые из них могут измениться, когда вместе со своими терапевтами четко определят паттерн или набор паттернов, которые необходимо изменить. Они могут не нуждаться в вызывающих изменения навыках терапевта.

Изменение можно разделить на три подэтапа: отказ от старого шаблона, создание нового шаблона и поддержание нового шаблона. Руководствуясь подцелями психотерапевтического процесса и подэтапами изменений, терапевты сталкиваются с точками выбора.В каждой из этих точек выбора (молчание, сильный аффект, отчет о домашнем задании, разногласия в паре) терапевты получают доступ к набору альтернативных намерений и способов реагирования, соответствующих целям каждой стадии.

Психотерапия проводится в психосоциальном контексте пациента. При еженедельной терапии 167 часов вне кабинета терапевта. Члены семьи, поддерживающие друзья, книги по конкретным проблемам, совместное консультирование (Jackins), группы самопомощи, а также домашние задания могут помочь.

Инструменты психотерапии

Пациенты меняются во время психотерапии по ряду причин, некоторые из которых имеют мало общего с терапевтической техникой. Множество исследований, как фармакологических, так и психотерапевтических, демонстрируют «эффект времени», а именно то, что состояние пациентов улучшается просто за счет времени и участия в исследовании. Факторы, влияющие на временной эффект, подпадают под широко определенные категории спонтанной ремиссии и плацебо-ответа. Первый относится к факторам вне терапевтических отношений, а второй — к факторам ожидания внутри этих отношений.

Другими словами, состояние пациентов иногда улучшается благодаря событиям в их окружении, а иногда потому, что они верят, что программа лечения будет эффективной (Ламберт и Бергин).

Ниже перечислены основные инструменты психотерапевтов:

Навыки взаимоотношений . К ним относятся конструктивное использование эмпатического понимания; тщательное управление терапевтическим контрактом; демонстрация опыта, теплоты и непредвзятого принятия. Сильный рабочий альянс тесно связан с результатом (Хорват и Гринберг).

Активация самонаблюдания пациента . Большинство психотерапевтов активизируют способность своих пациентов к самонаблюдению (Дейкман). Дисциплинированное самонаблюдение способствует возможности понимания. Используя эмпатические размышления, когнитивные домашние задания, аффективные упражнения, поведенческие инструкции, интерпретации и другие методы, терапевты побуждают пациентов заглянуть внутрь себя, чтобы найти данные для описания дисфункциональных паттернов.

Знание основных моделей психологических трудностей .Опытные терапевты обладают широким набором общих паттернов, характеризующих общие проблемы, с которыми сталкиваются их пациенты. Темы этих паттернов содержат когнитивные компоненты и обычно касаются межличностных отношений. Пациенты борются с недостаточной осведомленностью или чрезмерным беспокойством по поводу собственных эмоций, особенно гнева; имеют плохо построенные и неверно истолкованные схемы межличностных отношений; и борьба с неразрешенными трагическими, обескураживающими и/или пугающими воспоминаниями, включая неразрешенное горе и травмирующие события.Многие использовали неадекватные, повторяющиеся реакции на неприятные события, отступая в злоупотребление психоактивными веществами, депрессию, тревогу и расстройства пищевого поведения. Многие пациенты отражают проблемы, присущие тематическим перекрестным течениям культуры.

Школы психотерапии разработали эти темы с замечательными и сбивающими с толку подробностями. Обычно используемые стратегии изменений, извлеченные из школ, содержатся в таблице.

XXI век, скорее всего, станет свидетелем реализации видения Фрейда, когда он попытался реализовать «Проект научной психологии».«Мы будем лучше понимать разум, лучше понимая мозг. Мы будем продолжать наблюдать изменения в мозге, связанные с изменениями в сознании, как это было предложено в исследованиях обсессивно-компульсивного расстройства (Шварц и его коллеги). Теория будет все больше привязываться к органам. головного мозга (Beitman, 1994)

Индуктивное рассуждение . Такое рассуждение требует от терапевтов обобщения битов информации, представленной пациентом, на явные паттерны дисфункции.

Информация может быть собрана несколькими способами, включая: вопросы, конфронтации, разъяснения, домашние задания, отчеты значимых других, наблюдение за пациентом в кабинете и реакцию терапевта на пациента.

Убеждение . Терапевты поощряют пациентов повышать эмоциональную осведомленность, модифицировать познание и/или регулировать поведение (Frank, 1961; Karasu) и/или уточнять свое самоопределение по отношению к другим. Стратегии, которые направляют эти усилия, включают поощрение пациентов лицом к лицу со своими страхами, помощь им в изменении того, как они предвидят будущее, и предложение способов перестроить свои схемы и сценарии ролевых отношений.

Общие принципы

Эффективные терапевты обладают как прочными знаниями основ психотерапии, так и дисциплинированной гибкостью. Дисциплинированная гибкость требует структурированных способов приспособления психотерапевтических идей к личности терапевта, а также к индивидуальным потребностям пациентов, а также к легкому, но осмотрительному перемещению между различными стратегиями изменений.

Теория и техника формируются с учетом индивидуальных особенностей каждого терапевта .Как бы лидеры школ ни пытались создать терапевтов, очень похожих друг на друга, большинство практикующих, похоже, приспосабливают свой выбор школьных идей к своим собственным стилям межличностного общения и мировоззрениям.

Теория и техника формируются культурным контекстом, в котором они применяются . Психотерапия находится под сильным влиянием своего социально-политического контекста и иногда может влиять на культуру, в которой она развивается.

Терапевты приспосабливаются к влиянию пациентов на психотерапевтические отношения .Как правило, терапевты стремятся сопоставить характеристики и проблемы клиента с наиболее потенциально эффективными вмешательствами, а не пытаются навязать пациентам ограничительные форматы, навязанные терапевтом.

Эффективные терапевты учатся легко применять общепринятые стратегии изменений . Три метастратегии определяют применение стратегий изменений:

Стратегия смены ключа: Иногда имеющиеся данные свидетельствуют о том, что одна стратегия предлагает самый быстрый и эффективный путь к изменению.

Стратегия «переход-изменение»: Терапия начинается с наиболее удобной для использования стратегии изменения. Если неэффективно, переключитесь на другую стратегию.

Стратегия максимального воздействия: В некоторых сложных случаях терапевты должны работать одновременно над несколькими паттернами. Вместо того, чтобы надеяться на последовательный эффект, терапевтам, возможно, придется работать над синергетическим эффектом, поскольку множественные изменения объединяются, чтобы вызвать желаемое состояние. Использование этих стратегий основано на принципе использования наименьшего количества энергии для получения наибольшего результата (Prochaska и Prochaska).

Эффективные терапевты размышляют и анализируют собственное мышление : Эффективные терапевты, кажется, размышляют над своими собственными реакциями на пациентов, чтобы отличить свои собственные невротические реакции от тех, которые вызываются пациентом. Они пытаются использовать это понимание, чтобы помочь пациентам, а также помочь себе расти как личности и как терапевты.

В целом, психотерапевты руководствуются этической стратегией: все, что делают терапевты, направлено на то, чтобы помочь своим пациентам.

Источники знаний

Давление сдерживания расходов болезненно вытесняет неэффективность помогающих профессий. Одной из таких неэффективностей является то, как новые знания входят в основное русло клинической практики. Поскольку психотерапия — это не профессия, существует мало формальных обязательств по непрерывному обучению в области психотерапии. Поскольку занятые клиницисты часто заняты экономическими и личными заботами, их расширение знаний о психотерапии, скорее всего, будет бессистемным и идиосинкразическим, основанным на их собственных клинических предубеждениях.Основными источниками новых знаний для психотерапевтов являются теория, клинический опыт, как собственный, так и других клиницистов, и исследования. Терапевты также могут черпать новые идеи из средств массовой информации и из своего личного опыта. Чтобы практика психотерапии стала последовательной, может потребоваться новая организация для проверки новых идей. Существует множество психотерапевтических журналов и информационных бюллетеней. Кажется, ни одна из них не занимается определением только того, что терапевтам необходимо знать для улучшения практики.Публикация, распространяемая через Интернет в качестве общественной услуги для психотерапевтов, может быть создана для удовлетворения потребности в непрерывном образовании для этого постоянно развивающегося процесса. Организации, стоящей за этой публикацией, необходимо будет отфильтровать информацию из четырех основных источников: теории, клинической практики, контролируемых исследований и естественных исследований результатов.

Особенно полезной будет обратная связь от хорошо сконструированных наборов данных, основанных на данных о результатах и ​​процессах из реальной клинической практики.Такие базы данных в настоящее время формируются управляемыми организациями по охране психического здоровья. Простые, но глубокие вопросы, рассматривающие, например, взаимосвязь между рабочим альянсом, стадиями изменений и клиническими результатами, могут помочь в клинической практике.

Навстречу будущему

Психотерапия — это не профессия. Это деятельность многих различных профессий. У него нет организации, которая бы устанавливала и поддерживала профессиональные стандарты и этику. В 1996 году Американская психиатрическая ассоциация учредила Комиссию по психотерапии для решения проблемы эрозии психотерапевтической практики.Для долговременного выживания и процветания психотерапии психотерапевтам может потребоваться создать междисциплинарную группу, посвященную развитию и выживанию психотерапии.

Ссылки:

Ссылки

1.

Bankoff EA, Howard KI. Социальная сеть психотерапевтического пациента и эффективный психотерапевтический процесс. J Психотерапевтическая интеграция. 1992;2(4):273-294.

2.

Бек АТ.Когнитивная терапия и эмоциональные расстройства. Нью-Йорк: Издательство международных университетов; 1976.

3.

Бейтман БД. Структура индивидуальной психотерапии. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 1987.

4.

Бейтман БД. Хватит исследовать! Начните определять принципы интеграции психотерапии: созовите консенсусную конференцию. J Психотерапевтическая интеграция. 1994;4(3):203-228.

5.

Corsini RJ, Wedding D.Текущая психотерапия, 5-е изд. Итаска, Иллинойс: Peacock Press; 1995.

6.

Каммингс Н., Саяма М. Целенаправленная психотерапия: сборник случаев краткосрочной, прерывистой психотерапии на протяжении всего жизненного цикла. Нью-Йорк: Бруннер/Мазель; 1995.

7.

Дейкман А. Наблюдающее Я: мистика и психотерапия. Бостон: Beacon Press; 1982.

8.

Эллис А. Причина и эмоции в психотерапии.Secaucus, NJ: Carol Publishing Group, 1994.

9.

Фрэнк Э., Карп Дж. Ф., Раш А. Дж. Эффективность лечения большой депрессии. Психофармаколь Булл. 1993;29(4):457-475.

10.

Фрэнк Д.Д., Фрэнк Д.Б. Убеждение и исцеление: сравнительное исследование психотерапии. Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса; 1991.

11.

Фрейд С. Завершаемый и бесконечный анализ. Стандартная версия.1937; 23:209-253.

12.

Гей П. Фрейд: жизнь для нашего времени. Нью-Йорк: WW Нортон и Ко; 1988.

13.

Goldfried MR, Wolfe BE. Психотерапевтическая практика и исследования: восстановление натянутых отношений. Am Psychol 1996;51(10):1007-1016.

14.

Хорват А.О., Гринберг Л.С., ред. Рабочий альянс: теория, исследования и практика. Нью-Йорк: Wiley Interscience; 1994.

15.

Ховард К.И., Копта С.М., Краузе М.С., Орлинский Д.Е. Доза-эффект в психотерапии. Я психол. 1986;41(2):159-164.

16.

Ховард К.И., Орлинский Д.Э., Люгер Р.Дж. Дизайн клинически значимых исследований исходов: некоторые соображения и пример. В: Авелин М., Шапиро Д.А., ред. Исследовательские основы психотерапевтической практики. Нью-Йорк: John Wiley & Sons, Inc.; 1994.

17.

Джекинс Х.Человеческая сторона человека: теория консультирования по переоценке. Сиэтл, Вашингтон: Rational Island Publishers; 1978 г. (печать 1981 г.).

18.

Джонс Э.Е., Камминг Дж.Д., Горовиц М.Дж. Еще один взгляд на неспецифическую гипотезу терапевтической эффективности. J Consul Clin Psychol. 1988;56(1):48-55.

19.

Карасу Т.Б. Дилемма специфичности и неспецифичности; к выявлению агентов терапевтических изменений. Am J Психиатрия.1986;143(6):687-695.

20.

Ламберт М.Дж. Отслеживание прогресса пациента от сеанса к сеансу. Поведение здравоохранения завтра. 1996;5(3):45,48,50.

21.

Ламберт М.Ю., Бергин А.Е. Эффективность психотерапии. В: Бергин А.Е., Гарфилд С.Л., ред. Справочник по психотерапии и изменению поведения. Нью-Йорк: John Wiley & Sons, Inc.; 1994.

22.

Марзиали Э.А. Люди в вашей жизни.Разработка меры социальной поддержки для прогнозирования исхода психотерапии. J Нерв Мент Дис. 1992;175(6):327-338.

23.

Психическое здоровье: работает ли терапия? Потребительские отчеты. 1995 год; 60(11):734-739.

24.

Минучин С. Семья и семейная терапия. Кембридж: Издательство Гарвардского университета; 1974.

25.

Моос Р.Х. Жизненный контекст амбулаторных пациентов с депрессией, объем лечения и результаты лечения.J Нерв Мент Дис. 1990;178(2):105-112.

26.

Norcross JC, Goldfried MR. Справочник по интеграции психотерапии. Нью-Йорк: Основные книги; 1992.

27.

Перлз Ф. В: Stevens JO, ed. Гештальт-терапия дословно. Лафайет, Калифорния: Real People Press; 1969.

28.

Прочаска Д.О., ДиКлементе К.С., Норкросс Д.К. В поисках того, как люди меняются. Я психол. 1992;47(9):1102-1114.

29.

Прочаска Ю.О., Прочаска Ю.М. Транстеоретическая модель изменения аддиктивного поведения. В: Gossop M, et al., ред. Психологические методы лечения аддиктивного поведения. Барселона, Испания: Cevron; 1994.

30.

Робертсон М.Х. Психотерапевтическое образование и обучение: комплексная перспектива. Мэдисон, Коннектикут: Издательство международных университетов; 1995.

31.

Rogers CR. Клиентоцентрированная терапия. Бостон: Хоутон Миффлин; 1951.

32.

Rogers CR. Консультирование и психотерапия. Бостон: Хоутон Миффлин; 1942.

33.

Шварц Дж.М., Мартин К.М., Бакстер Л.Р. Нейровизуализация и когнитивно-биоповеденческое самолечение обсессивно-компульсивного расстройства: практические и философские соображения. В: Hand I и др., ред. Обсессивно-компульсивные расстройства: новые результаты исследований. Берлин: Springer Verlag; 1992.

34.

Салливан Х.С.Психиатрическое интервью. Нью-Йорк: WW Нортон и Ко; 1954.

35.

Вольпе Дж. Практика поведенческой терапии. Нью-Йорк: Пергамон Пресс; 1973.

Краткая психотерапия: мощные подходы к лечению

Растущий объем эмпирических данных подчеркивает не только тот факт, что краткосрочная психотерапия дает положительные результаты, но и то, что вероятность успеха может быть связана с определенными характеристиками пациента и терапевта.Ценность краткосрочной психотерапии для различных состояний хорошо документирована. 1-3

Краткая история краткосрочных подходов Некоторые могут быть удивлены, узнав, что краткосрочные методы лечения берут свое начало в психоанализе, который часто изображается как модель, требующая самого длительного лечения. В «Исследованиях истерии» Фрейд4 описал 3 своих случая, которые длились всего от 1 до 9 недель. Кроме того, его успешное лечение импотенции знаменитого композитора Густава Малера за один 4-часовой сеанс является демонстрацией ценности сосредоточенности и краткости. 5 Другие психоаналитики, такие как Ференци и Ранк, 6 , также преднамеренно пытались сократить продолжительность психотерапии. Однако именно Александер и Френч7 наиболее систематически продвигали аналитиков к более краткосрочной терапии в своей классической работе «Психоаналитическая терапия: принципы и приложения».

Эти психоаналитики первыми выдвинули идею о том, что терапевты служат активными проводниками изменений, и предположили, что опыт пациента, а не озарение, является основным фактором в достижении пользы.Они особо отметили важность терапевта в содействии тому, что они назвали «корректирующим эмоциональным опытом». Здесь повторное воздействие болезненных ранних переживаний пациента активно поощрялось терапевтами, которые реагировали в более поддерживающей, принимающей и конструктивной манере, чем значимые фигуры из прошлого пациента.

Последующие обзоры исследований Фишера и Гринберга 8,9 показали, что Александр и Френч наткнулись на что-то важное. Оказывается, понимание пациента не так важно для изменений, как предполагали многие аналитики.Другие видные писатели, выходцы из психоаналитической традиции (например, Даванлоо, Люборский, Малан, Манн, Сифнеос) аналогичным образом поддерживали ценность сокращенных вариаций психоанализа. Межличностная психотерапия, которая впервые была описана в 1983 году, фокусируется на вопросах отношений, но, в отличие от психодинамических методов лечения, она не делает терапевтические отношения в центре внимания. 10,11 Вместо этого он сокращает время лечения, концентрируя внимание на смене ролей и проблемах, с которыми пациенты сталкиваются в своих нынешних отношениях.Основными темами являются изменение ожиданий в отношениях, изучение моделей общения с другими, преодоление межличностных кризисов и использование социальной поддержки. В целом, в отличие от краткосрочной динамической терапии, этот подход преуменьшает значение связей с прошлым и направлен на облегчение симптомов за счет более прагматичных взаимодействий о том, как лучше справляться с текущими отношениями.

Появление поведенческих методов лечения в 1950-х годах также подтолкнуло литературу к оценке возможностей более коротких методов лечения.Первоначально возглавляемая Скиннером 12 и Вольпе, 13 , эта работа была сосредоточена на роли терапевта как учителя и делала акцент на изменении усвоенных моделей поведения и развитии новых навыков для преодоления тревоги. В конце концов модель обучения была объединена с познанием Эллисом14 в его рационально-эмоциональной психотерапии и, в конечном счете, развита Беком и его последователями в сегодняшнюю когнитивную терапию — мощное, хорошо изученное, уважаемое и регламентированное лечение. 15,16 Когнитивная терапия активна и целенаправленна; он учит пациентов заменять дисфункциональные модели мышления новыми, более адаптивными способами мышления.Жесткий фокус лечения, активный терапевт и задания между сеансами предназначены для ускорения прогресса лечения.

Еще одно направление в развитии более кратких подходов к психотерапевтическому лечению подчеркивает роль терапевта в совместном решении проблем. В этих так называемых стратегических терапиях, примерами которых являются такие авторы, как де Шазер, 17 Эриксон и Хейли18, Уолтер и Пеллер19, терапевт активно помогает пациентам прервать и перенаправить обреченные на провал, неудачно выбранные попытки решить их текущие проблемы. .С помощью таких техник, как переформулирование проблем и постановка направленных задач, пациенты подталкиваются к новым способам действия и способам создания альтернативного поведения на основе неадаптивного. Главными целями являются улучшение самостоятельного функционирования и облегчение симптомов. Предполагается, что в будущем может потребоваться лечение для предотвращения рецидива и сохранения результатов лечения.

Потребность в краткосрочной терапевтической работе
Все методы лечения, описанные в этой статье, отвечают потребности предоставлять больше услуг за меньшее время из-за высокого спроса на психиатрические услуги и ограниченного, неадекватного количества терапевтов.Более краткосрочная психотерапия также продиктована ограничениями, налагаемыми страховыми компаниями, и ограниченностью экономических ресурсов, которые характерны для клиник, больниц и консультационных центров. По необходимости лечение должно было стать более быстрым и целенаправленным.

Кроме того, психотерапия должна была объективно продемонстрировать свои преимущества, чтобы конкурировать на рынке доступных услуг. Или, как лаконично выразился Гринберг 20 : «В будущем не будет дохода без результата.Действительно, краткосрочная психотерапия сыграла важную роль в демонстрации ценности «лечения разговором» в эпоху доказательной практики. Лавина исследований была вызвана тем, что большая часть психотерапии в настоящее время проводится на основе кратких форматов. Фактически, поскольку краткосрочные подходы наиболее изучены, на них приходится большая часть литературы по результатам психотерапии.

Все изложенные выше подходы были подвергнуты научной проверке. Накопленные данные сотен исследований и многих метаанализов не оставляют сомнений в эффективности краткосрочного психотерапевтического лечения. 1-3,21-24

Кратковременная терапия показала изменения в работе мозга, как и лекарства. 25,26 Кроме того, в исследованиях лечения депрессии было показано, что польза краткосрочной терапии превышает таковую от антидепрессантов в предотвращении рецидивов при меньшем количестве побочных эффектов. 21,27

Различия и сходства между краткосрочными психотерапиями
Существует несколько способов, которыми различные виды краткосрочной психотерапии отличаются друг от друга или похожи друг на друга.Среди различий — ожидаемая продолжительность лечения, широта целей, акцент на проблемах «здесь и сейчас» по сравнению с переплетением прошлого и настоящего, а также уровень директивности терапевта. В целом, краткие психодинамические и межличностные методы лечения более обширны, имеют более широкие цели, представляют собой большую интеграцию прошлого и настоящего и менее директивны, чем подходы, ориентированные на стратегию и решение. По этим параметрам когнитивный и поведенческий подходы занимают промежуточное положение между другими брендами.

Сходство методов лечения может иметь большее значение. Исследовательская литература, хотя и признает преимущества психотерапии, с трудом доказывает, что один тип терапии превосходит другие, что предполагает, что общие факторы могут быть наиболее важными составляющими для изменения. 24,28,29 Среди общих компонентов всех видов психотерапии – содействие прочному союзу между терапевтом и пациентом, попытка создать у пациента опыт мастерства, конфронтация и решение проблем, а также цель вселить надежду и позитивные ожидания. относительно будущего.Хотя в них могут подчеркиваться разные техники, каждая из кратких психотерапевтических моделей проходит ряд сходных фаз 7 :

• Вовлечение
• Несоответствие
• Консолидация

В начальной фазе взаимодействия терапевт создает атмосферу сотрудничества, способствует ускоренному формированию союзов и посредством исследования устанавливает целенаправленную структуру и набор целей. Пациентам предлагается рассматривать свои проблемы с разных точек зрения, которые имеют интуитивно понятный смысл.Это способствует более оптимистичным ожиданиям того, что может быть достигнуто.

В фазе несоответствия создается новый опыт, который подталкивает пациента к новому пониманию его или ее дискомфорта, пробуя дополнительные способы подхода к проблемам. Цель состоит в том, чтобы продвигать новое обучение в состоянии повышенных эмоций. Успех с новыми моделями поведения приводит к чувству мастерства над внутренними конфликтами.

На этапе консолидации цель состоит в том, чтобы усилить внесенные изменения.Пациентов призывают продолжать пробовать новое поведение, которое кажется более успешным, чем их старое поведение. Этот процесс похож на то, что Фрейд называл «проработкой». Эта концепция подчеркивает, что пациентам необходимо неоднократно сталкиваться с примерами того, как прошлые чувства и восприятия без необходимости искажают их реакции на текущие проблемы и межличностные отношения. 9 На этом этапе, после того, как были отмечены значительные изменения, многие краткосрочные терапии могут рекомендовать снижение частоты сеансов (при одновременном увеличении продолжительности лечения), чтобы убедиться, что изменения усвоены, а достигнутые результаты сохраняются с течением времени.

Критерии отбора пациентов для краткосрочной психотерапии
Как уже отмечалось, краткосрочная психотерапия включает различные пакеты. Тем не менее, все подходы направлены на достижение положительных результатов за относительно короткий период времени. На самом деле, некоторые из подходов, такие как межличностная терапия, прямо устанавливают общее количество сеансов в беседе с пациентом в начале лечения. p> Но не со всеми пациентами и диагнозами можно адекватно справиться в значительно сжатые сроки.Как правило, при оценке пригодности более краткосрочного лечения необходимо учитывать множество факторов. Есть несколько основных вопросов, которые следует учитывать при принятии решения о том, является ли психотерапия менее чем 20 сеансами лучшим подходом. 1-3

Одним из основных соображений является вопрос о том, являются ли описанные проблемы давними или возникли недавно. Хронические проблемы, скорее всего, связаны с переученными поведенческими и эмоциональными паттернами, которые требуют более длительного лечения.Краткосрочный подход противопоказан, если первоначальная картина предполагает более серьезные проблемы, которые подавляют и мешают повседневному функционированию. Высокий уровень тяжести, вероятно, будет препятствовать способности пациента активно участвовать в лечебных мероприятиях во время сеансов и выполнять задания между сеансами.

Исследования показывают, что психотерапия работает лучше всего, когда существует хороший терапевтический союз между пациентом и терапевтом. 30,31 Все, что задерживает формирование такого альянса, удлиняет и замедляет ход лечения.Следовательно, маловероятно, что пациенты с плохими межличностными отношениями в анамнезе смогут легко адаптироваться к интенсивности терапевтических отношений и добиться быстрого прогресса. Прошлые травмы, такие как жестокое обращение или изнасилование, также могут замедлить ход терапии. Здесь недоверие пациента или чувство уязвимости могут привести к сопротивлению, нерешительности в отношении раскрытия слишком многого и осторожности при вступлении в лечебные отношения.

Другим сигналом о необходимости продления терапии является уровень социальной поддержки пациента.Те, у кого мало или вообще нет поддержки, могут искать поддержки в терапии, которую они не получают в другом месте, и они могут сопротивляться более точным и быстрым целям изменения, которые ослабили бы отношения лечения. Поскольку краткосрочное лечение зависит от сосредоточенности, пациенты с множественными сложными проблемами, как правило, труднее поддаются лечению, чем те, у кого более легко целенаправленные проблемы, такие как фобия или узко очерченная семейная проблема.

Также следует упомянуть вопрос о стадиях изменения, так хорошо описанный Прочаской и Норкроссом. 32 Пациенты поступают на лечение с широким диапазоном готовности к изменениям: от тех, кто отрицает необходимость изменений, до тех, кто готов к изменениям. Тем, кто отрицает необходимость, могут потребоваться недели исследований, прежде чем они смогут предпринять действия, предложенные более кратким подходом.

Необходимые качества терапевта
В некотором смысле более краткосрочное лечение может потребовать более высокого уровня навыков для быстрого выявления основных проблем, ускорения формирования значимых терапевтических отношений, вселения надежды и создания условий, в которых пациенты будут чувствовать себя свободно пробовать новые решения старых проблем.Польза от психотерапии может быть значительно снижена, если терапевт слепо слишком строго придерживается руководства по терапии. 29 В основе успешной психотерапии лежит межличностный контакт, а не просто механическое применение безличных техник к пассивному получателю.

Ламберт и Арчер подчеркивают важность умения слушать пациентов. 33 Прогноз пациентов значительно улучшался, когда терапевт получал отзывы пациентов о том, как продвигается терапия.По-видимому, получение честной обратной связи способствует необходимым изменениям в терапевтическом процессе. Это улучшает терапевтические отношения, усиливает участие пациента в процессе и повышает его удовлетворенность. Исследования также показывают, что польза от лечения в значительной степени связана с качествами, которые компетентные терапевты привносят в контакт. Чем в большей степени клиницист воспринимается как чуткий, заботливый, открытый и искренний, тем лучше результат. 34

За несколько десятилетий эмпирическая литература документально подтвердила, что лечение может не только помочь, но и навредить.Это может сделать пациентов хуже, чем они были бы без лечения. Особый интерес представляет указание на то, что определенные качества терапевта могут способствовать упадку. Следует отметить концепцию терапевтического патогенеза. 35,36 Патогенез относится к степени, в которой терапевты позволяют своим потребностям преобладать над потребностями пациентов, которые от них зависят. Серия исследований с очень беспокойными пациентами подчеркивает взаимосвязь между уровнем патогенеза терапевта и негативными результатами лечения. 35,36

Значение обучения
В 2002 году Комитет по психиатрической ординатуре (RRC) признал необходимость обучения психиатров ряду основных компетенций. RRC поручил, чтобы программы психиатрической ординатуры включали обучение пяти различным формам психотерапии, одной из которых является краткосрочная психотерапия. Этот мандат вызвал дополнительный интерес к изучению краткосрочной психотерапии и привел к публикации материалов о том, как клиницисты могут начать изучение основ подходов краткосрочной психотерапии. 1

Хотя чтение — это только начало, данные свидетельствуют о том, что для достижения мастерства требуется больше. Потребность в тщательно разработанных курсах и возможности развивать навыки посредством практического опыта под наблюдением имеет решающее значение. В целом было показано, что дополнительное обучение терапевтов коррелирует с большим улучшением симптомов пациентов и снижением показателей истощения и рецидивов. 37 Расширенные возможности обучения должны учитывать не только методы конкретных моделей лечения, но и открытие того, что существуют общие факторы, лежащие в основе и приводящие в действие все успешные психотерапевтические методы лечения.

ПОСЛЕТЕСТИРОВАНИЕ CME

Ссылки:

1. Dewan MJ, Steenbarger BN, Greenberg RP, eds. Искусство и наука краткосрочной психотерапии: руководство для практикующих. Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Press, Inc.; 2004.
2. Деван М.Дж., Стинбаргер Б.Н., Гринберг Р.П. Кратковременная психотерапия. В: Хейлз Р.Э., Юдофски С.К., Габбард, ред. Американский психиатрический издательский учебник по психиатрии. 5-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: Американское психиатрическое издательство; 2008:1155-1170.
3. Деван М.Дж., Стинбаргер Б.Н., Гринберг Р.П. Кратковременная психотерапия. В: Тасман А., Кей Дж., Либерман Дж. А., ред. Психиатрия. Том 2. 3-е изд. Нью-Йорк: Уайли; 2008:1889-1903.
4. Брейер Дж., Фрейд С. Исследования истерии (1893-1895). В: Strachey J, изд., в сотрудничестве с А. Фрейдом. Стандартное издание Полного собрания сочинений по психологии Зигмунда Фрейда. Том 2. Лондон: Хогарт; 1955:1-311.
5. Джонс Э. Жизнь и творчество Зигмунда Фрейда. Том 2. Нью-Йорк: Основные книги; 1957.
6. Ференци С., Ранг О.Развитие психоанализа. Ньютон, С., пер. Серия монографий «Классика психоанализа»; нет. 40. Нью-Йорк: Публикация нервных и психических заболеваний; 1925.
7. Александр Ф, Французский ТМ. Психоаналитическая терапия: принципы и приложения. Нью-Йорк: Рональд Пресс; 1946.
8. Фишер С., Гринберг Р.П. Научная достоверность теорий и терапии Фрейда. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета; 1985.
9. Фишер С., Гринберг Р.П. Фрейд с научной точки зрения: проверка теорий и терапии.Нью-Йорк: Уайли; 1996.
10. Стюарт С. Краткая межличностная психотерапия. В: Деван М.Дж., Стинбаргер Б.Н., Гринберг Р.П., ред. Искусство и наука краткосрочной психотерапии: руководство для практикующих. Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Press, Inc.; 2004: 119-156.
11. Вайсман М.М., Марковиц Дж.К., Клерман Г.Л. Всеобъемлющее руководство по межличностной психотерапии. Нью-Йорк: Основные книги; 2000.
12. Скиннер Б.Ф. О бихевиоризме. Нью-Йорк: Рэндом Хаус; 1974.
13. Вольпе Дж. Психотерапия реципрокным торможением.Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета; 1958.
14. Эллис А., Харпер Р. Руководство по рациональной жизни. Северный Голливуд, Калифорния: Wilshire Book Co; 1961.
15. Бек А.Т. Когнитивная терапия и эмоциональные расстройства. Нью-Йорк: Издательство международных университетов; 1976.
16. Бек Дж.С. Когнитивная терапия: основы и не только. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 1995.
17. де Шазер С. Поиск решений в краткосрочной терапии. Нью-Йорк: В. В. Нортон; 1988.
18. Эриксон М., Хейли Дж., ред. Передовые методы гипноза и терапии: избранные статьи Милтона Эриксона, доктора медицины.Нью-Йорк: Издательство Grune & Stratton; 1967.
19. Уолтер Дж.Л., Пеллер Дж.Е. Сосредоточенность на решении в краткосрочной терапии. Нью-Йорк: Бруннер/Мазель; 1992.
20. Гринберг Р.П. Психоаналитические испытания и невзгоды: обзор результатов психоаналитического лечения. Контемп Психол. 2004;49:145-147.
21. Гринберг Р.П., Гольдман Э.Д. Антидепрессанты, психотерапия или их комбинация: взвешивание вариантов лечения депрессии. Дж. Контемп Психотерапия. В прессе.
22. Ламберт М.Дж., Оглес Б.М.Эффективность и действенность психотерапии. В: Ламберт М.Дж., изд. Справочник Бергина и Гарфилда по психотерапии и изменению поведения. 5-е изд. Нью-Йорк: John Wiley & Sons, Inc.; 2004: 139-193.
23. Липси М.В., Уилсон Д.Б. Эффективность психологического, образовательного и поведенческого лечения: подтверждение метаанализа. Я психол. 1993;48:1181-1209.
24. Смит М.Л., Гласс Г.В., Миллер Т.И. Преимущества психотерапии. Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса; 1980.
25. Baxter LR Jr, Schwartz JM, Bergman KS, et al.Скорость метаболизма глюкозы в хвостатом мозге изменяется как при медикаментозной, так и при поведенческой терапии обсессивно-компульсивного расстройства. Арх генерал психиатрия. 1992;49:681-689.
26. Brody AL, Saxena S, Stoessel P, et al. Региональные метаболические изменения головного мозга у пациентов с большой депрессией, получавших пароксетин или интерперсональную терапию: предварительные результаты. Арх генерал психиатрия. 2001;58:631-640.
27. Гринберг Р.П., Фишер С. Лекарства, улучшающие настроение, исследуют наркотики, психотерапию и растворы плацебо. В: Фишер С., Гринберг Р.П., ред.От плацебо к панацее: испытание психиатрических препаратов. Нью-Йорк: John Wiley & Sons, Inc.; 1997: 115-172.
28. Гринберг Р.П. Основные составляющие успешной психотерапии: влияние общих факторов. В: Dewan MJ, Steenbarger BN, GreenbergRP, ред. Искусство и наука краткосрочной психотерапии: Руководство для практикующих. Вашингтон, округ Колумбия: Американское психиатрическое издательство; 2004: 231-242.
29. Вампольд Б.Е. Великие дебаты о психотерапии: модели, методы и выводы. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; 2001.
30. Хорват А.О., Саймондс Б.Д. Связь между рабочим союзом и результатом в психотерапии: метаанализ. J Психологическое консультирование. 1991; 38:139-149.
31. Мартин Д.Дж., Гарске Д.П., Дэвис М.К. Связь терапевтического альянса с исходом и другими переменными: метааналитический обзор. J Consult Clin Psychol. 2000;68:438-450.
32. Прочаска Дж.О., Норкросс Дж.К. Этапы изменения. В: Norcross JC, изд. Психотерапевтические отношения, которые работают: вклад терапевта и отзывчивость к пациентам.Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета; 2002: 303-314.
33. Ламберт М.Дж., Арчер А. Результаты исследований воздействия психотерапии и их значения для практики. В: Goodheart CD, Каздин А.Е., Штернберг Р.Дж., ред. Доказательная психотерапия: место встречи практики и исследований. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 2006: 111-130.
34. Блатт С.Дж., Куинлан Д.М., Зурофф Д.К., Пилконис П.А. Межличностные факторы при кратковременном лечении депрессии: дальнейший анализ программы совместных исследований Национального института психического здоровья по лечению депрессии.J Consult Clin Psychol. 1996;64:162-171.
35. Карон Б.П., Ванденбос Г.Р. Последствия психотерапии для больных шизофренией. Психотерапия: теория, исследования и практика. 1972; 9:111-119.
36. Ванденбос Г.Р., Карон Б.П. Патогенез: новое измерение личности терапевта, связанное с терапевтической эффективностью. J Pers Ass. 1971 год; 35:252-260.
37. Бурлингейм Г.М., Фухриман А., Пол С., Оглес Б.М. Осуществление ограниченной по времени терапии: программа дифференциальных эффектов обучения и опыта.Психотерапия: теория, исследования, практика, обучение. 1989;26: 303-313

Психотерапевтические подходы

Выбор «модальности» — теории или философии, конкретной группы клиентов или метода — который кажется наиболее подходящим, поможет вам выбрать, кого видеть, что и где изучать.

В UKCP различные психотерапевтические методы представлены нашими колледжами, которые состоят из членов, разделяющих философию психотерапии.

Если вы ищете терапию для себя, самое главное найти кого-то, с кем вы будете общаться и чувствовать себя в безопасности, но изучение различных философий и типов терапии может быть очень полезным.

 

Конструктивистская и экзистенциальная психотерапия

Психотерапевты, работающие в рамках конструктивистского и экзистенциального подходов, стремятся помочь людям лучше понять, как они переживают и справляются с проблемами, с которыми они сталкиваются, давая им возможность реагировать на них более осознанно и эффективно.

Благодаря такому исследованию человек сможет найти смысл, цель и право собственности на то, как он живет. Таким образом, и в рамках ограничений, налагаемых обществом и нашим человеческим состоянием, иметь возможность жить более полноценной и удовлетворительной жизнью.

Хотя мы не свободны выбирать, что с нами происходит, у нас есть определенная степень свободы в том, как мы на это реагируем. Наше поведение имеет смысл, и чем яснее мы понимаем, как мы ведем себя, что мы делаем и что мы чувствуем, тем больше мы можем взять на себя ответственность за это и жить жизнью, которая соответствует нашим фундаментальным ценностям.

Конструктивистский или экзистенциальный подход может быть особенно полезен, если клиенту нужна помощь в понимании того, от чего он страдает, будь то физическое, эмоциональное, экологическое, духовное или их сочетание.

Многие конструктивистские и экзистенциальные психотерапевты имеют опыт работы в специализированных областях, таких как наркомания, тревога и депрессия, но, по сути, все они относятся к более широкой области человеческих страданий, с которой могут работать все конструктивистские и экзистенциальные терапевты.

Он может подойти студентам, которые хотят изучить отраженные и не отраженные предположения, лежащие в основе устоявшихся психотерапевтических теорий, чтобы студенты могли развить свое собственное понимание и стиль в духе конструктивной критики.

Это прежде всего разговорная терапия, часто ориентированная на воплощение, включающая творческие или созерцательные предложения между сеансами. Работа может быть один на один, с парами или группами. Терапевты усваивают и включают в себя любое теоретическое понимание или навыки, которые могут позволить кому-то пролить свет на свои проблемы и эффективно отреагировать на них.

Чтобы узнать больше, посетите Конструктивистский и экзистенциальный колледж UKCP

Следующие психотерапии используют конструктивистский и экзистенциальный подход:

 

Психосинтез

Психосинтез — это экзистенциальная психотерапия с духовными целями и концепциями, которую иногда называют «психологией души».

Он направлен на интеграцию или «синтез» более высокого, духовного уровня сознания с вашими мыслями и эмоциями.Различные аспекты вашей личности узнаются и оцениваются с помощью таких техник, как рисование и движение.

Итальянский психиатр Роберто   Ассаджиоли основал этот подход. Он использовал термин «сверхсознание» для описания той части психики, которая содержит наш наивысший потенциал. Ассаджиоли считал, что если мы подавляем этот потенциал, мы можем испытывать психологические страдания, такие же изнурительные, как подавление детских травм.

 

Трансперсональная психотерапия

Трансперсональная психотерапия описывает любую форму консультирования или психотерапии, которая подчеркивает духовные аспекты человеческого опыта.

Трансперсональный психотерапевт будет работать с вами, чтобы исследовать ваш потенциал и развивать ваши внутренние ресурсы и творческие способности.

Вы будете развивать свое духовное «я», исследовать мистический опыт и практиковать медитацию и визуализацию. . Помимо облегчения страданий, конечной целью этого типа терапии является интеграция физических, эмоциональных, умственных и духовных аспектов вашего благополучия.

 

Нейролингвистическая психотерапия

Нейролингвистическая психотерапия (НЛП) разработана на основе нейролингвистического программирования.НЛП основано на предпосылке, что мы строим нашу собственную модель реальности (персонализированную карту мира) на основе нашего опыта и того, как мы его внутренне представляем. Каждый человек использует свою собственную карту, чтобы ориентироваться в жизни. Модели могут способствовать самореализации и успеху, а иногда и ограничивать.

НЛП исследует модели мышления, убеждения, ценности и переживания, стоящие за проблемами или целями. Это поможет вам уменьшить ограничивающие убеждения и решения, преодолеть застойные эмоциональные и поведенческие состояния и расширить существующую базу навыков.Цель состоит в том, чтобы вы чувствовали больший контроль и обладали большей способностью создавать жизнь, которую вы желаете.

 


 

Семейная и системная психотерапия

Термины «семейная терапия» и «системная психотерапия» часто используются взаимозаменяемо. Эти психотерапевты работают с людьми в любой форме отношений, включая пары, семьи, опекунов и коллег.

Этот тип психотерапии основан на идее, что каждый из нас является частью более широкой сети или «системы».Наше взаимодействие с другими людьми влияет на то, как работает система. Иногда системы растут и меняются и могут застрять. Например, когда ребенок становится подростком, но родители все еще относятся к нему как к младшему ребенку.

Идея состоит в том, что проблема заключается в группе в целом, а не в одном человеке. Семейный и системный психотерапевт рассмотрит, как различные факторы влияют на людей в системе, а также взаимодействие группы, ее закономерности и динамику.Они помогут подчеркнуть сильные стороны, устойчивость и доступные ресурсы, а также вклад каждого в функционирование системы. Цель состоит в том, чтобы помочь всем понять друг друга и разработать новые способы общения. Это может помочь людям лучше поддерживать друг друга.

Опытный терапевт, использующий этот подход, может влиять на ход разговора, чтобы использовать силу и мудрость всех людей, с которыми он работает. Они будут поддерживать систему для изменения и исправления моделей отношений, а не для анализа подсознательных импульсов или детских травм.

Эта терапия особенно эффективна для решения проблем между ребенком и взрослым. Он также используется в бизнесе, образовании, политике, психиатрии, социальной работе и семейной медицине, поскольку помогает группам обсуждать сложные вопросы и строить отношения.

Чтобы узнать больше, посетите Колледж семейной, супружеской и системной терапии UKCP

 


 

Гуманистическая и интегративная психотерапия

«Гуманистический и интегративный» — это общий термин для группы подходов, которые разрабатывались в течение более семидесяти лет и имели прочную академическую и исследовательскую основу.Различные теории и подходы адаптируются и смешиваются в соответствии с индивидуальными потребностями каждого клиента.

Что их объединяет, так это лежащая в основе гуманистическая философия, которая подчеркивает совместный характер терапевтических отношений, стремясь понять опыт клиента в его мире и его отношение к нему. Вместо того, чтобы пытаться решить проблемы, терапевты помогают своим клиентам разработать более эффективные способы решения проблем, чтобы они могли развить психологическую устойчивость и принять вызовы и трудности, с которыми мы все сталкиваемся в жизни.

Клиенты, обращающиеся за психотерапией, могут столкнуться с запутанными или болезненными ситуациями, чувством неудовлетворенности, тревогой, стрессом или депрессией, болезненными потерями, травмирующими или несчастливыми воспоминаниями, трудными решениями или чувством потребности в переменах. Проблемы в отношениях, травматический опыт, жестокое обращение, динамика семьи и проблемы с психическим здоровьем — все это примеры вещей, с которыми можно работать.

Многие гуманистические и интегративные психотерапевты работают с традиционными методами, часто называемыми «лечением разговором», в то время как другие могут использовать творческие методы, такие как танцевальные движения, работа с дыханием и телесно-ориентированная терапия или арт-терапия.

Если учащемуся нравится, чтобы его обучение было эмпирическим, совместным, основанным на процессах и действиях, а не в первую очередь дидактическим, вызывающим вызов и диалог; и если для них важны чувства и индивидуальность; тогда гуманистическая и интегративная психотерапия, вероятно, подойдет им.

Личное развитие в ходе обучения является неотъемлемой частью становления психотерапевтом в рамках этой традиции. Клиническая практика под наблюдением с первых стадий обучения позволяет стажеру-практику развиваться в своем собственном темпе и работать в рамках своих возможностей.Это приводит к клинически опытным знающим практикующим врачам с высоким уровнем самосознания.

Чтобы узнать больше, посетите Колледж гуманистической и интегративной психотерапии UKCP

 

Личностно-центрированная психотерапия

В основе этого подхода лежит предположение, что человек, ищущий поддержки для решения проблемы, может вступить в принимающие, не осуждающие отношения с психотерапевтом или консультантом. Это позволяет им свободно выражать эмоции и чувства.

Психотерапевт или консультант, использующий этот подход, увидит в вас лучшего авторитета в своем опыте и способности реализовать свой собственный потенциал для роста и решения проблем. Они обеспечивают благоприятные «условия» для проявления этого потенциала. К ним относятся безусловное положительное отношение и эмпатическое понимание. Условия помогут вам смириться с негативными чувствами и развить внутренние ресурсы, а также силу и свободу меняться.

 

Анализ транзакций

Трансактный анализ — это интегративный подход к психотерапии, основанный на гуманистической философии.

«Транзакционный анализ» относится к анализу того, как люди общаются и относятся друг к другу, или как они «взаимодействуют». На сеансах вы будете рассматривать обмены здесь и сейчас (межличностные отношения), чтобы улучшить свое общение и отношения и понять свою личность (интрапсихический или внутренний мир).

Анализ транзакций основан на теории эго-состояний психиатра Эрика Берна. Он выделил три разных способа бытия, которые формируют наш внутренний мир и поведение – родительский, взрослый и детский.Эти состояния эго часто развиваются в прошлом и воссоздаются в настоящем. Они поддерживают старые, бесполезные модели поведения, которые вы можете лучше осознать и изменить. Подход признает влияние отношений на формирование личности и важность отношений, которые вы развиваете со своим терапевтом, чтобы помочь вам развить понимание и измениться.

 

Гештальт-терапия

«Гештальт» — это немецкое слово, означающее целое и сумму всех частей, а также символическую конфигурацию или структуру элементов, составляющих целое.

Гештальт-терапия основывается на вере в то, что старые модели поведения и навязчивые идеи могут создавать блоки, которые прерывают естественный цикл хорошего самочувствия. Это влияет на то, как кто-то общается с другими.

Этот подход рассматривает то, что происходит в данный момент, фокусируя внимание на чьих-то реакциях и взаимодействии с другими. Идея состоит в том, что полное присутствие здесь и сейчас создает потенциал для большего волнения, энергии и смелости, чтобы жить более свободно.

Гештальт-терапевт рассмотрит, как вы можете сопротивляться: контакт здесь и сейчас; изменять; поведение или симптомы, которые вы считаете нежелательными или неудовлетворительными.На сеансах вы будете смотреть на то, что происходит и говорится, а также на язык тела и подавленные чувства. Вы также можете разыгрывать сценарии и вспоминать сны.

 


 

Ориентированная на результат и гипнопсихотерапия

Мы понимаем, что люди обращаются за психотерапией, потому что хотят что-то улучшить в своей жизни. Будь то решение сложных проблем поведения, исцеление болезненных переживаний или улучшение отношений, этот подход направлен на то, чтобы помочь вам внести изменения, чтобы жить более здоровой, полноценной и подлинной жизнью.

Эта психотерапия предлагает более интерактивные отношения между клиентом и терапевтом, которые вместе работают над созданием путей продвижения вперед на основе уникального опыта, сильных сторон и значимых исследований клиента. Иногда это может включать в себя действия, которые вы можете поэкспериментировать между сеансами, чтобы получить максимальную пользу, внося глубокие и устойчивые коррективы в то, как вы справляетесь с трудностями, с которыми сталкиваетесь.

Этот подход к психотерапии предполагает, что люди естественным образом склонны к здоровью и творчеству, даже когда некоторые из наших поступков, мыслей и чувств могут показаться деструктивными или застрявшими.

Когда человек испытывает трудности, такие как ситуация, эмоциональный или поведенческий паттерн, симптом или ошеломляющее событие, мы рассматриваем их как возможности для исцеления и роста — даже если мы начинаем лучше понимать и обрабатывать боль, которую они вызывают. опыт принес в нашу жизнь.

Основой этого позитива является не просто принятие желаемого за действительное, а солидная теория и исследовательская база, основанная на самых древних и самых современных исследованиях того, как люди переходят от выживания к процветанию.Недавний западный энтузиазм в отношении практик измененного состояния, таких как осознанность, всегда был центральным элементом гипнопсихотерапии, восходящей к ее дофрейдистским корням. Недавнее нейробиологическое понимание того, как мозг исцеляется от травм, обретает покой и порождает новые здоровые привычки, подтверждает и еще больше расширяет эти практики.

Ваш психотерапевт будет работать с рядом интегративных подходов. Это включает в себя способы, которыми вы можете научиться лучше относиться к своим мыслям и чувствам, чтобы вы могли получить к ним доступ как к ресурсам и внутреннему руководству — даже к тем чувствам, которые нас беспокоят.Часто ваш психотерапевт помогает вам достичь состояния внутреннего спокойствия, расслабления или повышенного творческого потенциала — состояния, которое называют «гипнозом». Это приятное состояние — это то, чему вы можете научиться достигать себя с помощью терапии, либо с помощью самовнушения, либо более непосредственно руководствуясь голосом и словами терапевта. Иногда может быть упор на работу с содержанием ваших мыслей, чтобы по-новому решать жизненные проблемы.

То, как вы и ваш терапевт работаете вместе, может меняться и развиваться по мере вашего совместного продвижения к значимым результатам, к которым вы пришли.

Психотерапия такого рода может быть краткосрочной (менее и до 12 сеансов), среднесрочной (до года) или долгосрочной. Вы можете обнаружить, что отношения с вашим терапевтом становятся ресурсом, который вы можете использовать в разные периоды своей жизни прогрессивными способами.

Чтобы узнать больше, посетите Колледж ориентированной на результат и гипнопсихотерапии UKCP

Следующие виды психотерапии используют подход, ориентированный на результат, и гипнопсихотерапевтический подход:

 

Поведенческая терапия

Этот тип терапии основан на теории о том, что заученное поведение в ответ на прошлый опыт можно забыть или переформулировать, не фокусируясь на рассуждениях об исходном поведении.

Этот тип терапии может помочь людям с компульсивными и обсессивными расстройствами, страхами, фобиями и зависимостями. Основное внимание уделяется тому, чтобы помочь вам достичь ваших целей и изменить экстремальные поведенческие реакции на такие проблемы, как стресс или тревога.

 

Когнитивно-аналитическая терапия (КОТ)

CAT объединяет теории для изучения связей между языком и мышлением, а также исторических, культурных и социальных влияний на то, как мы функционируем. Он побуждает вас использовать свои собственные ресурсы и развивать навыки, чтобы изменить деструктивные модели поведения, негативные образы мышления и действия.

Терапия краткосрочная (16 недель), структурированная и директивная. Например, вас могут попросить вести дневник или использовать диаграммы прогресса. Ваш терапевт будет работать с вами, чтобы сосредоточиться на изменении моделей поведения и научить альтернативным стратегиям преодоления. Вы бы посмотрели на связи между поведением, развитым в детстве и в обществе, и их влиянием на вас во взрослом возрасте.

 


 

Психотерапевтическое консультирование и интерсубъективная психотерапия

Что отличает психотерапевтическое консультирование от традиционного консультирования, так это акцент, который он делает на глубоких терапевтических отношениях, созданных совместно вами и вашим терапевтом.Эти отношения являются центральным фактором в этом типе терапии.

Консультанты-психотерапевты рассматривают человеческие страдания целостно. Они смотрят на чей-то разум, тело и душу в контексте их обстоятельств и того места, где они находятся в своей жизни.

Чтобы узнать больше, посетите Колледж психотерапевтического консультирования и интерсубъективной психотерапии UKCP

 


 

Психотерапия для детей и молодежи

Психотерапевты в этой области помогают ребенку — и взрослому, которым он станет, — распознавая природу и влияние неблагоприятных переживаний как можно раньше и творчески работая над уменьшением их воздействия.Они чутко настраиваются на детей и молодых людей, которые, возможно, испытали пренебрежение, травму и дисфункциональные ранние отношения.

Предоставляя безопасное пространство и понимая точку зрения ребенка, они помогают детям работать с болезненными или трудными переживаниями и поддерживают их нормальное развитие. Психотерапевты в этой области считают, что дети имеют право на терапевтическую поддержку со стороны практикующего специалиста, который может понять их и помочь им развить свое благополучие и наслаждаться полноценной жизнью.Они развивают безопасные и доверительные отношения с детьми и молодыми людьми, чтобы поддержать процесс выздоровления и развить их внутренние ресурсы.

Надежная и привлекательная среда с возможностями для игр и творчества составляет основу этого подхода. Идея состоит в том, что дети должны чувствовать себя в безопасности, чтобы выражать и переживать сложные и болезненные вещи. Дети и молодые люди, проходящие терапию, могут «отыгрывать», быть тревожными, подавленными или очень злыми. Терапевты работают с родителями и опекунами, чтобы наладить отношения и облегчить понимание эмоционального мира ребенка.

Чтобы узнать больше, посетите Колледж для детей и молодежи UKCP

 


 

Психоанализ и юнгианский анализ

Психотерапевты, работающие в психоаналитической практике, считают, что наше бессознательное и ранние жизненные переживания влияют на наше развитие, текущий опыт и отношения с собой и другими.

Делая бессознательное сознательным, практикующие полагают, что мы будем лучше осведомлены о себе и о том, почему мы воспринимаем вещи именно так, как мы это делаем.Это дает нам возможность сделать новый выбор в отношении того, как мы живем, с большей осознанностью и меньшим стрессом.

Отношения между вами и терапевтом являются центральной частью того, что Зигмунд Фрейд назвал «лечением разговором». Работа с бессознательным в психоаналитической терапии может включать в себя работу со снами и использование свободных ассоциаций наряду с интерпретацией символического опыта и материала, а также прямое обсуждение вещей.

Классически, психоаналитические психотерапевты могут работать с вами на индивидуальной основе, и вам могут предложить кушетку или стул в их консультационных кабинетах.Они также будут предлагать различные модели посещения от одного раза в неделю до двух или более раз в неделю. Многие терапевты теперь также предлагают сеансы онлайн или по телефону.

Люди обращаются к психоаналитической психотерапии за помощью по широкому кругу проблем, включая депрессию и тревогу, а также более сложные, глубоко укоренившиеся или исторические проблемы. Вам также могут предложить психоаналитическую терапию в паре, в группе или предложить детскую или семейную терапию. Кроме того, у многих терапевтов есть разные подходы к проведению терапии, такие как искусство, драма, музыка и телесная терапия, все из которых также могут основываться на психоаналитической теории.

Психоаналитическая практика включает фрейдистский, юнгианский аналитический, основанный на объектных отношениях, психодинамический, основанный на привязанности и реляционный подходы к работе с психикой. Они описаны более подробно ниже.

Чтобы узнать больше, посетите Совет UKCP по психоанализу и юнгианскому анализу

Следующие виды психотерапии используют психоаналитический подход:

 

Фрейдистский психоанализ

Психоаналитик-фрейдист интерпретировал ваши сны и фантазии и иногда просил вас говорить в потоке сознания, что называется «свободной ассоциацией».Фрейд считал, что неприемлемые мысли раннего детства подавляются в бессознательном, но продолжают влиять на наши чувства, мысли, эмоции и поведение. Эти подавленные чувства часто проявляются во взрослом возрасте в виде конфликтов и депрессии или в мечтах и ​​творческой деятельности.

 

Юнгианский анализ и аналитическая психология

Юнгианский анализ и аналитическая психология предполагают, что вы и аналитик работаете вместе, чтобы привести бессознательные аспекты вашей психики в сознательное осознание.Цель состоит в том, чтобы достичь большего баланса, открыть смысл, поощрить позитивное развитие и улучшить психическое здоровье за ​​счет уменьшения страданий за счет расширения самопознания. Вы исследуете свой межличностный и коллективный опыт, который может быть в значительной степени бессознательным. Это часто включает работу с духовными аспектами человеческого опыта и символическим материалом, включая сны.

 

Реляционная психотерапия и психоанализ

Терапевты, использующие «реляционный подход», отдают приоритет тому, как вы относитесь к другим, и считают это важным для понимания себя.Они считают, что важно понять, как предыдущие отношения влияют на текущие. Идея состоит в том, что терапевтические отношения создают пространство для работы через эту динамику отношений, чтобы их можно было понять и улучшить. Динамика, которая возникает здесь и сейчас в терапевтических отношениях, проливает больше света на то, как вы относитесь к другим людям, и может помочь вам лучше понять себя.

 

Психотерапия на основе привязанности

Это ветвь реляционного психоанализа, которая исследует привязанность с рождения и далее.Вы бы рассмотрели раннее развитие и привязанности, которые можно классифицировать как безопасные, тревожные, избегающие, амбивалентные или дезорганизованные. Идея состоит в том, что проблемный опыт привязанности в раннем возрасте воспроизводится позже во взрослой жизни.

Развитие отношений на основе привязанности с психотерапевтом позволяет вам оплакивать прошлые потери и исследовать влияние важных отношений на вашу жизнь в прошлом и настоящем.

 

Психодинамическая психотерапия

Психодинамическая психотерапия фокусируется на бессознательном и прошлом опыте, который, как считается, определяет текущее поведение.

Вам будет предложено рассказать о своих детских отношениях с родителями или опекунами и другими значимыми людьми. Цель состоит в том, чтобы помочь вам обработать свои бессознательные мысли и чувства, чтобы снять эмоциональное напряжение, вызванное внутренним конфликтом или тревогой.

 Ваш терапевт старается не замечать свою личность. Они становятся чистым холстом, на который вы можете переносить и проецировать глубокие чувства к себе, родителям и другим значимым людям в вашей жизни.Терапевт с таким подходом сосредоточится на динамике между вами и ними.

Это менее интенсивно и короче, чем психоанализ, и опирается на межличностные отношения между вами и вашим терапевтом. Его можно использовать в индивидуальной, групповой и семейной терапии, а также для понимания и работы с учреждениями и организациями.

 

Терапия объектных отношений

Основой этого типа терапии является то, что «эго-самость», аспект нашей личности, существует только по отношению к другим объектам, внутренним или внешним.«Я» существует в контексте отношений, в первую очередь с вашими родителями или опекунами, но также принимая во внимание домашнюю жизнь, искусство, политику и культуру.

Вера в то, что люди являются социальными существами. Итак, контакт с другими — это базовая потребность, а наш внутренний мир — это меняющийся динамический процесс, состоящий из фиксированных и изменчивых паттернов, сознательных и бессознательных. Эта динамика влияет на то, как мы воспринимаем и переживаем реальность.

Терапевты объектных отношений будут изучать ваши отношения в раннем детстве и использовать свой опыт того, как вы относитесь к ним на сеансах, чтобы лучше понять вас.На сеансах у вас будет возможность заново пережить любые потери, близость, контроль, зависимость, автономию и проблемы с доверием, чтобы помочь вам исцелиться от них.

 


 

Сексуальная психотерапия и психотерапия отношений

Психотерапевты, занимающиеся сексуальными отношениями и отношениями, обучены работе с отдельными людьми или людьми, состоящими в отношениях, которые испытывают трудности или опасения по поводу любого аспекта сексуальной или гендерной идентичности, сексуального функционирования, интимных или других взаимодействий в отношениях.

К ним могут относиться давние проблемы, связанные с тем, как кто-то узнал о себе, гендере, отношениях и сексе, что может включать влияние трудностей с привязанностью, травм или жестокого обращения. Это может также включать решение конкретных сексуальных проблем и проблем в отношениях, связанных с уверенностью в сексе, интересом или желанием секса или определенными видами секса, компульсивным сексуальным поведением и проблемами с возбуждением или оргазмом, включая проблемы с эрекцией или эякуляцией, трудности с проникновением или боль. относящийся к сексу.Любая или все эти проблемы могут быть связаны с отношениями в целом или с конкретными отношениями, и обучение включает комплексное понимание отношений и того, как работать с ними терапевтически.

Сексуальное и гендерное здоровье требует позитивного и уважительного подхода к идентичности, сексуальности и сексуальным отношениям, а также возможности иметь приятный и безопасный сексуальный опыт и интимные отношения без принуждения, дискриминации и насилия.

В психосексуальной терапии существует реципрокность: проблемы в сексуальной и гендерной сферах нашей жизни могут влиять на наши психологические способности начинать или поддерживать отношения; или психологические проблемы могут создать условия, ведущие к возникновению или сохранению проблем в сексуальной жизни.

Терапевты, занимающиеся вопросами секса и отношений, обучены работать комплексно, опираясь на ряд психотерапевтических моделей, включая, помимо прочего, основанную на привязанности, когнитивно-поведенческую терапию, EMDR, личностно-ориентированную, психодинамическую или системную.Обучение также включает в себя знание и интеграцию психологического воздействия физиологических факторов и медицинских исследований и методов лечения, которые также могут быть доступны для них.

Чтобы узнать больше, посетите Колледж сексуальной и семейной психотерапии UKCP

 

Если вы хотите стать терапевтом, вы также можете…

Модели психотерапии — Little Tree Practice

Значение термина «психотерапия» охватывает все разговорные терапии, применяемые при лечении психических расстройств.Существует множество различных моделей психотерапии, и часто бывает трудно понять, какая модель будет полезна для вас или вашего ребенка. Вот краткое изложение терминов с кратким описанием их целей:

Психодинамическая психотерапия Эта разговорная терапия фокусируется на свободных ассоциациях, то есть позволяет врачу следить за мыслями ребенка по мере их возникновения. Обсуждение и размышление над мыслями позволяет терапевту помочь ребенку подумать об их отношениях, своем прошлом, своей идентичности и своем подходе к миру.

Хотя истоки психодинамической психотерапии лежат в психоанализе (работа Фрейда о том, как наше прошлое и наши отношения формируют то, как мы думаем и чувствуем), на нее повлияли более поздние исследования привязанности 20 и 21 веков. Подробнее читайте в описании привязанности от Ассоциации психического здоровья детей и подростков.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) Эта разговорная терапия в чистом виде имеет высокую структуру и рассматривает систематический подход к пониманию мыслей и чувств.Терапевт будет использовать обсуждение, а также рабочие листы и интерактивные ресурсы, чтобы помочь детям определить свои мысли и чувства и разработать стратегии для повышения устойчивости и борьбы с симптомами.

Диалектическая поведенческая терапия (DBT) Эта разговорная терапия была разработана Маршей Линехан и помогает подросткам и взрослым развить осознание своих чувств и моделей поведения в отношениях и в ответ на стресс. Эта терапия структурирована и иногда может проводиться в условиях групповой терапии.Внимательность — это ключевой навык, который развивается в ДПТ.

Терапия принятия и приверженности (ACT) Эта терапия разговором полезна для подростков и родителей, но ее можно использовать и для помощи детям младшего школьного возраста старшего возраста. Есть шесть ключевых принципов, которые прорабатываются с терапевтом, включая изучение моделей мышления, внимательность и присутствие, принятие, изучение основных ценностей и приверженность действию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.