Механический бог: Читать книгу «Механический бог» онлайн полностью бесплатно — Игорь Саторин — MyBook.

Читать книгу «Механический бог» онлайн полностью бесплатно — Игорь Саторин — MyBook.

«Мне наплевать, что вы обо мне думаете.

Я о вас не думаю вообще».

Коко Шанель

Мудрость мира сего есть безумие пред Господом

(1Кор.3:19)

– Это не я написал письмо. Там нет моей подписи

– Тем более! Значит, ты задумал что-то неладное!

М-ф «Алиса в стране чудес»

Предисловие

Решение распространять этот текст, в том числе и среди мирян, далось нелегко. Поразмыслив, мы решили убрать из мирского издания значительную часть описаний технических процессов вскрытия реальности. Так что сейчас книга эта вполне сойдет за психологический роман о тайнах мирового правительства и космического мироздания, в которые простой люд, разумеется, не поверит. Автор попросил меня настрочить для мирян специальное предисловие, описывающее контекст повествования. Пожалуй, начну я с самого актуального для вас – простых смертных. Мне до сих пор совестно об этом говорить, так как я и сам по воле судьбы затесался в ряды бездушных дирижеров того исполинского массива лжи, что беспощадно проводят через ваше сознание мне подобные на протяжении столетий. Но сейчас, когда время ускоряется, и Создатель вечности приближается вплотную к своему творению, продолжать и дальше играть в молчанку, делая вид, что ничего не происходит – уже поздно.

Так вот, вы даже не представляете, как всех вас дурят. Все-все в вашей жизни – один сплошной обман. И дело тут вовсе не в подстроенных выборах, подстроенных опять же терактах, или манипулятивной пропаганде удобных для системы ценностей, бесполезного ширпотреба, надувательских сделок с кредитными организациями, ядовитых продуктов, всевозможных гламурных гаджетов и прочих бессмысленных виджетов. Все это даже не цветочки, а так – пылинки на небоскребе вопиющей лжи и притворства. Искусственно подстроенным в вашей жизни является практически все.

Взять те же гаджеты. Вы думаете – это оплот современной технологической мысли? Все последние продукты от Apple – это даже не прошлый век. Современные технологии, доступные сегодня массам отстают на двести лет от реального уровня прогресса цивилизации. А как вы сами думаете? Власть – самое ценное для стоящих у власти. Зачем нам делиться с вами? Дело не в том, что мы жадные. Просто мы слишком хорошо знаем, во что это выльется. Мы уже обжигались, и потому не подпускаем к реальному миру и процента от человечества, утопшего в собственных иллюзиях.

Вам пудрят мозги самые виртуозные в этом деле мастера, обученные этому низменному искусству по специальной программе в школе наставников мирового правительства. Меня воистину восхищают масштабы этого грандиозного спектакля, который ради всеобщей потехи здесь разыгрывается. Повторюсь, речь вовсе не о политике и даже не о технологиях. Обман проник в самые основы мирской жизни, в глубочайшие истоки вашего существования. Вы все – участники «Шоу Трумана», поглощенные бессмысленными проекциями бесчисленных гипнотизаторов.

Сам гипнотизатор (по-вашему – телевизор, а ныне – еще и компьютер с интернетом) был изначально задуман, как способ внедрения в массы искусственного мировоззрения «нормального человека». При этом саму нормальность мы изначально прописывали таким образом, чтобы любые реальные отклонения от ее шаблонов давили на ваши самые позорные комплексы. Бесконечные субкультуры, секты и мелюзговые выпады прочих «гениальных» пророков современности – не в счет. Каждый «избранный» – лишь очередной механизм «контроля матрицы». Такую разновидность рафинированной нормальности мы предсказывали, и намеренно стимулировали во все времена. Все это – старые добрые методы всеобъемлющего самоутверждения нации за свой собственный счет.

Вы только подумайте, чего стоят ваши бесконечные мыльные оперы, раздутые на пустом месте драмы и местечковые интриги. Насколько же слепо вы принимаете неврозы на почве собственной ущербности за так называемую «реальную любовь». Дети невротиков поколениями с ранних лет генерируют в себе неутолимое чувство собственной дефектности, а после пытаются его компенсировать уничижающим превосходством над другими людьми. Почти все отношения между вами держатся исключительно на самоутверждении, то есть – на возвеличивании собственной ничтожности. И все это – совершенно нормально!

Мы непрерывно воссоздаем и развиваем эталон современной нормальности, по которому все вы учитесь жить. Ваши предки учились этому, уставившись в гипнотизатор, почитывая прессу и книги. Затем, они встречались с другими людьми, и усердно размножали в массах все последние черты, свойства и даже самые незначительные царапинки последней версии внушаемого нами мировоззрения «нормального человека». Ваше поколение мы подключили к интернету, через который ныне внедряем сетевую разновидность этого вируса – аномальной нормальности, против которого защиты в природе не существует. Даже если вы отрубите все каналы связи, это будет лишь очередным жестом в рамках все того же безвыходного лабиринта мировоззрения, которое мы для вас искусственно создали.

Иногда мы подкидываем в мир обглоданный кусок кости от «тела» истины, обряжая ее в анекдотичные одеяния с дешевыми спецэффектами, чтобы поверить в такую «истину» мог разве что наивный ребенок. И эта книга – не исключение. Это – наши иммунные прививки против вашего «заражения» правдой. Очередная серия «Матрицы», и вы верите, что «такое» бывает только в кино… Очередная глумливая история правды, и вы верите, что правда – это всего лишь очередная глумливая история.

Наши звезды – верхушка мирской власти. Мы снимаем шоу и с наслаждением смотрим на отклики. Но все это – лишь самая поверхность колоссального айсберга лжи. Мы давно не интересуемся политикой. Этим в мировом «правительстве» занимаются самые бездарные и отсталые из нас. Политика нас интересует по мере ее влияния на нашу жизнь – то есть, не интересует вообще. У нас нет причин делить власть. Она вся – наша. Мы уже давно задаемся другими вопросами. Нам интересно знать, кто мы такие, и откуда появились здесь – в этом мире. Мы пресытились играми и похотью, и теперь как бы пафосно это не звучало, всерьез интересуемся вопросами смысла нашей скоротечной жизни здесь – на этой планете. Мы не философы, мы – практики. Мы стремимся постичь происходящее, узреть Создателя, используя для этого все доступные средства. А среди них – реальные последние технологии и непобедимая наглость на пару с неутолимым любопытством. И так уж получилось, что именно сейчас мы, наконец, вплотную приблизились к своей цели.

В этом тексте автор пробует дать мимолетный взгляд на мировоззрение свободных от обмана людей, и на жизнь, в которой внимание реципиентов не гасится невротичными воспитателями и СМИ, но напротив, пробуждается для познания истинного положения дел.

Рекомендуется к прочтению (натощак) лицам, заинтересованным в познании умопомрачительной тайны бытия.

В.М. по просьбе Тэо

Цитадель

Может быть

За семьсот тридцать дней до озарения

Это был небольшой светлый кабинет, уставленный вдоль стен антикварными стеллажами со старыми бумажными книгами. По центру комнаты располагался круглый стол из красного дерева, окруженный десятком стульев с мягкой обивкой. Я выдвинул один и присел. Комната казалась уютной, но что-то было не так. Я не помнил, как попал сюда…

Вошла незнакомая очень красивая черноволосая девушка, бегло глянула на меня, как на незначительное шевеление в сфере бокового зрения, и присела на стул с другой стороны стола.

– Добрый день, – сказал я на всякий случай.

– Здравствуй, – тихо ответила она, даже не взглянув на меня.

– Прощу прощения, – сказал я, – это может показаться странным, не могли бы вы сказать, где мы находимся?

– В библиотеке, – ответила она и отвернулась.

Кажется, незнакомка не была настроена разговаривать, а мне не хотелось показаться еще более странным. Я начал судорожно соображать, что было последним в моих воспоминаниях. Со мной творилось что-то удивительное. Я почти не помнил последних дней. Воспоминания возникали внезапными вспышками, словно нанизанные на тонкую нить бусинки с четко очерченными кромками, опоясывавшими края короткометражек, из которых состояла моя память.

В комнату бодрым шагом вошел еще один человек – парень среднего роста, плотного телосложения, с яркими голубыми глазами.

– Макс, – он неожиданно протянул мне руку.

– Тэо, – ответил я. – Тэо Ботов.

– Сын Михаила Ботова. Нам сообщили про твой перевод.

«Мой перевод? – И тут до меня начало доходить. Меня же перевели в пси-корпус – элитный рассадник продвинутых мозгоправов. – Должно быть, это был первый день моих занятий здесь, – понял я. – Но почему я не помню, как попал сюда? Лучше вести себя, как ни в чем не бывало».

Голубоглазый парень по имени Макс начал меня недоверчиво оглядывать.

– Что-то не так? – чуть стыдливо спросил я.

– Вот ты мне и скажи… – предложил он.

– Не вполне понимаю, о чем речь, – признался я.

– А ты вообще… в порядке? – поинтересовался он, прищурив глаза.

– В каком смысле? – я наигранно удивился. Мне не хотелось выдавать свою необъяснимую забывчивость.

– Что-то с тобой не так. Какой-то ты не такой… – заявил он с ехидной улыбкой.

– Возможно, я смогу перестать тебя разочаровывать, если ты пояснишь конкретней, что тебя так смущает. Может, у тебя легкий приступ паранойи? – парировал я.

– Ты только не нервничай, – осторожно сказал он, – сейчас придет опытный специалист, и мы окажем тебе помощь.

– Теперь у тебя приступ милосердия… – ответил я. – Наверное, я смог бы помочь тебе, приняв твою помощь, если это утихомирит твою паранойю.

Брюнетка сидела молча, уставившись в личный терминал. Наш диалог она игнорировала. «Какие странные ребята».

– Если тебя утешает идея о том, что у меня паранойя, пусть будет так, – ответил он почти шепотом. – Все в порядке – ты совершенно нормальный здоровый человек, – успокаивал он меня.

– А ты со всеми так знакомишься? – поинтересовался я.

– А ты не промах! Это была шутка – проверка реакции, – пояснил он. – Говоришь реципиенту, что с ним что-то не так, и потому, как он выпутывается сразу ясно, чего человек стоит.

– Так ведь и до срыва довести можно… – усмехнулся я.

– Да. На самом деле покупаются почти все. Удивительно – со всеми что-то не так. И с тобой, кстати, тоже. Но выкручиваешься ты проворно – как будто и вправду нормальный…

«Мозгоправы… Здоровых людей для них не бывает. Они ведь и сами, как люди не общаются. Лечат-лечат. Компенсируют свою неспособность к нормальным отношениям. Пора привыкать, думал я. Скоро сам таким стану».

В комнату вошли еще несколько человек: высокий сутулый парень – по всему виду – типичный ботаник, молодой человек в модном сиреневом пиджаке с взлохмаченными русыми волосами и миловидная девушка в сером платье с короткими кружевными рукавами. Сразу за ними вошел мужчина среднего возраста в синих джинсах и серой водолазке. «Наставник, догадался я».

Мужчина порылся за книжным стеллажом, извлек раскладную грифельную доску, установил ее перед нами и энергичными угловатыми царапинами сделал надпись: «Практическая теория вероятности».

– Может быть, – начал он без предисловий, – нет ни каких прошлых и будущих рождений, нет даже прошедших лет, месяцев, дней и часов. Может быть, даже того мгновения, в которое как вам – бездарям кажется, началось это занятие, не существовало. Может быть, жизнь только что началась, и вспомнить все можно, углубившись в осознание этого факта. Может быть, этот мир – ваша игра, и все его законы – ваша хитроумная выдумка, или просто развлечение.

– А может, все это просто бред сивой кобылы? – предположил Макс с возмущенной брезгливой ухмылкой.

– Может быть.

– Вальтер, – Макс обратился к наставнику, – ну понятно же, что все может быть. Зачем эти нелепые перечисления?

Этот выпад Макса меня успокоил. «Значит, – понял я, – он со всеми так разговаривает. А я ведь и вправду переживал, что со мной, как он сказал – «что-то не так».

– Понимать, что все может быть – мало, – хладнокровного отвечал наставник. – Надо еще понимать, что конкретно может быть. А может быть, между прочим – полный абзац. Даже с вами – избранными.

Про избранных Вальтер, конечно, подшучивал. Однако большинство из нас были отобраны среди миллионов мирян, как потенциально полезные для мирового правительства граждане. Нам раскрывали правду. Нас обучали по специальной программе исключительно полезным вещам, которые не имели ничего общего с тем мусором, которым пичкают ребят в общеобразовательных заведениях.

«Миряне» – так высокомерно мы называем обывателей, обитающих в обычных городах на поверхности земли. В систему отбора я основательно не вникал, потому что сам получил мировое гражданство по праву рождения – от отца. Я только слышал, что отбирать стараются, разумеется, самых способных. Каждый «избранный» независимо от своего возраста получает образование конкретно по своей профессии, плюс – общее образование по психологии и физиологии. Почти ничего схожего наше обучение с образованием мирян не имеет. Только терминология частично сохранена для удобства.

– Может быть, – продолжал наставник своим монотонным басом, – перевоплощений и жизни после смерти не существует, и вселенная материальна и объективна, какой ее видит материалист. Сознание, мысли, чувства, любовь, восторг, счастье, радость, творчество – всего лишь биохимические реакции в мозге.

– Какой ужас, – сказала пронзительным шепотом девушка в сером платье. Она сидела рядом с молчаливой брюнеткой.

– Может быть, Анна – многозначительно обратился к ней наставник, – ты и есть Кришна, Будда, Иисус и Дева Мария в одном лице. Может быть, каждый человек – это твое воплощение. И каждый предмет и форма являются крупицей твоего тела.

– Моего тела? – возмутилась она.

– Может быть, этот мир, – теперь наставник посмотрел на меня, – твоя шутка, ты рассмеешься через мгновение, и все закончится. А может быть, этого мира не существует, и реальность вокруг тебя – всего лишь преломление пустоты. Может быть, все твои рождения уже давно прошли и сейчас – миг просветления, в который перед тобой проносятся картины всех твоих воплощений, в одном из которых ты человек, пришедший на это занятие. А может быть, настоящего не существует и правы те, кто верит в прошлое и будущее. И ты живешь в этом прошлом в ожидании будущего.

– Боже, ну что за бред! – снова не выдержал Макс. – Может быть, вы не в курсе, Вальтер, теория вероятности – это такой раздел в математике про закономерности случайных явлений. А вы нам какую-то, простите, низкосортную шизотерику подмазать пытаетесь. Это же порнография – все эти ваши воплощения!

Несколько человек в комнате одобрительно закивали.

– Какие же Вы бездари, – сказал наставник с театральным презрением (слишком уж резкой была эта перемена в его лице), и начал обводить сидящих тяжелым взглядом исподлобья. Все молчали. – И кем вы станете? Политиками? Жалкими министрами? А может быть, я после этого занятия напишу рапорт, и некоторых из вас выпнут обратно в города…

Макс тихонько хмыкнул. Лицо Анны выражало тревожную неприязнь.

– Шучу, – оправдался Вальтер.

– Конечно, шутите, – подтвердил Макс. – Но не смешно как-то шутите. Шутите смешно. А то, знаете, скучно.

– Может быть, все это уже было, – продолжил наставник с внезапно возвратившимся крокодильим бесстрастием. – И было – бесчисленное количество раз: повторялись все события, разговоры, чувства, переживания. Может быть, через многие миллиарды лет и эта жизнь повторится.

– Вот жопа, – разгорячился Макс.

– Может быть, – ответил наставник. – А может быть – и нет.

– Вальтер, а это правда? Так могло быть? – спросил парень в пиджаке, видимо принимая всерьез всю эту, как мне тогда казалось, ересь.

Наставник хлопнул в ладоши, и в этот самый момент я, наверное, впервые в жизни ощутил такое яркое дежавю, словно уже видел всю эту ситуацию в этом кабинете. То есть – не какую-то схожую, а именно эту. Что-то со мной действительно было не так.

– Давид, ты что, тупой? – Я же тебе черным по белому говорю, что может быть, мать твою, все так и было…

– Сэмпай, все-таки, простите, что перебиваю, – ответил он, – но вот по факту, одно исключает другое. Если правы материалисты, и все, что мы ощущаем – биохимия, тогда о каком при этом посмертном существовании вообще может идти речь?

Давид звал наставника модным словечком «сэмпай» (кажется, так на востоке называют альфа-самцов). Разговаривал он с каким-то слабодушным подобострастием – видимо наставник для него все-таки был огромным авторитетом.

– А с чего ты, вдруг взял, что одно исключает другое? Я ж те говорю – все может быть. Все – значит все. И все при этом будут правы, и бесстыдно уверены в своей правоте.

– Ясно, – сказал Давид. – Философия какая-то.

– Это у тебя, брат, в голове – философия. Вот посмотри на руку свою – пять пальцев, да? А могла быть – клешня, черпалка дырявая, или десница королевская… Мог быть эротический сувенир вместо руки! Представляешь? – И Вальтер изобразил удивление, будто рассказывал о каких-то «заморских» чудесах, а Давид глупо захихикал.

– Все могло быть! Ясно? – прикрикнул Вальтер, и Давид кивнул.

– Может быть, – продолжил наставник, – вечности и бесконечности не существует, и все сводится к точке ума, за пределами которой ничего нет. А может быть, однажды вы попросили древнего мудреца поведать о том, что такое сны разума и жизнь человека. Тогда, вся ваша жизнь – всего лишь искусная речь этого мудреца. И когда он завершит свой рассказ, вы обнаружите себя там, где и были всегда.

– А это где? – спросил Давид.

– Сказал бы я где…

– Так скажите!

– А нигде!

Давид поежился, но ничего не ответил.

Книга Механический бог читать онлайн бесплатно, автор Игорь Саторин – Fictionbook

Механический богМеханический бог

«Мне наплевать, что вы обо мне думаете.

Я о вас не думаю вообще».

Коко Шанель

Мудрость мира сего есть безумие пред Господом

(1Кор.3:19)

– Это не я написал письмо. Там нет моей подписи

– Тем более! Значит, ты задумал что-то неладное!

М-ф «Алиса в стране чудес»

Предисловие

Решение распространять этот текст, в том числе и среди мирян, далось нелегко. Поразмыслив, мы решили убрать из мирского издания значительную часть описаний технических процессов вскрытия реальности. Так что сейчас книга эта вполне сойдет за психологический роман о тайнах мирового правительства и космического мироздания, в которые простой люд, разумеется, не поверит. Автор попросил меня настрочить для мирян специальное предисловие, описывающее контекст повествования. Пожалуй, начну я с самого актуального для вас – простых смертных. Мне до сих пор совестно об этом говорить, так как я и сам по воле судьбы затесался в ряды бездушных дирижеров того исполинского массива лжи, что беспощадно проводят через ваше сознание мне подобные на протяжении столетий. Но сейчас, когда время ускоряется, и Создатель вечности приближается вплотную к своему творению, продолжать и дальше играть в молчанку, делая вид, что ничего не происходит – уже поздно.

Так вот, вы даже не представляете, как всех вас дурят. Все-все в вашей жизни – один сплошной обман. И дело тут вовсе не в подстроенных выборах, подстроенных опять же терактах, или манипулятивной пропаганде удобных для системы ценностей, бесполезного ширпотреба, надувательских сделок с кредитными организациями, ядовитых продуктов, всевозможных гламурных гаджетов и прочих бессмысленных виджетов. Все это даже не цветочки, а так – пылинки на небоскребе вопиющей лжи и притворства. Искусственно подстроенным в вашей жизни является практически все.

Взять те же гаджеты. Вы думаете – это оплот современной технологической мысли? Все последние продукты от Apple – это даже не прошлый век. Современные технологии, доступные сегодня массам отстают на двести лет от реального уровня прогресса цивилизации. А как вы сами думаете? Власть – самое ценное для стоящих у власти. Зачем нам делиться с вами? Дело не в том, что мы жадные. Просто мы слишком хорошо знаем, во что это выльется. Мы уже обжигались, и потому не подпускаем к реальному миру и процента от человечества, утопшего в собственных иллюзиях.

Вам пудрят мозги самые виртуозные в этом деле мастера, обученные этому низменному искусству по специальной программе в школе наставников мирового правительства. Меня воистину восхищают масштабы этого грандиозного спектакля, который ради всеобщей потехи здесь разыгрывается. Повторюсь, речь вовсе не о политике и даже не о технологиях. Обман проник в самые основы мирской жизни, в глубочайшие истоки вашего существования. Вы все – участники «Шоу Трумана», поглощенные бессмысленными проекциями бесчисленных гипнотизаторов.

Сам гипнотизатор (по-вашему – телевизор, а ныне – еще и компьютер с интернетом) был изначально задуман, как способ внедрения в массы искусственного мировоззрения «нормального человека». При этом саму нормальность мы изначально прописывали таким образом, чтобы любые реальные отклонения от ее шаблонов давили на ваши самые позорные комплексы. Бесконечные субкультуры, секты и мелюзговые выпады прочих «гениальных» пророков современности – не в счет. Каждый «избранный» – лишь очередной механизм «контроля матрицы». Такую разновидность рафинированной нормальности мы предсказывали, и намеренно стимулировали во все времена. Все это – старые добрые методы всеобъемлющего самоутверждения нации за свой собственный счет.

Вы только подумайте, чего стоят ваши бесконечные мыльные оперы, раздутые на пустом месте драмы и местечковые интриги. Насколько же слепо вы принимаете неврозы на почве собственной ущербности за так называемую «реальную любовь». Дети невротиков поколениями с ранних лет генерируют в себе неутолимое чувство собственной дефектности, а после пытаются его компенсировать уничижающим превосходством над другими людьми. Почти все отношения между вами держатся исключительно на самоутверждении, то есть – на возвеличивании собственной ничтожности. И все это – совершенно нормально!

Мы непрерывно воссоздаем и развиваем эталон современной нормальности, по которому все вы учитесь жить. Ваши предки учились этому, уставившись в гипнотизатор, почитывая прессу и книги. Затем, они встречались с другими людьми, и усердно размножали в массах все последние черты, свойства и даже самые незначительные царапинки последней версии внушаемого нами мировоззрения «нормального человека». Ваше поколение мы подключили к интернету, через который ныне внедряем сетевую разновидность этого вируса – аномальной нормальности, против которого защиты в природе не существует. Даже если вы отрубите все каналы связи, это будет лишь очередным жестом в рамках все того же безвыходного лабиринта мировоззрения, которое мы для вас искусственно создали.

Иногда мы подкидываем в мир обглоданный кусок кости от «тела» истины, обряжая ее в анекдотичные одеяния с дешевыми спецэффектами, чтобы поверить в такую «истину» мог разве что наивный ребенок. И эта книга – не исключение. Это – наши иммунные прививки против вашего «заражения» правдой. Очередная серия «Матрицы», и вы верите, что «такое» бывает только в кино… Очередная глумливая история правды, и вы верите, что правда – это всего лишь очередная глумливая история.

Наши звезды – верхушка мирской власти. Мы снимаем шоу и с наслаждением смотрим на отклики. Но все это – лишь самая поверхность колоссального айсберга лжи. Мы давно не интересуемся политикой. Этим в мировом «правительстве» занимаются самые бездарные и отсталые из нас. Политика нас интересует по мере ее влияния на нашу жизнь – то есть, не интересует вообще. У нас нет причин делить власть. Она вся – наша. Мы уже давно задаемся другими вопросами. Нам интересно знать, кто мы такие, и откуда появились здесь – в этом мире. Мы пресытились играми и похотью, и теперь как бы пафосно это не звучало, всерьез интересуемся вопросами смысла нашей скоротечной жизни здесь – на этой планете. Мы не философы, мы – практики. Мы стремимся постичь происходящее, узреть Создателя, используя для этого все доступные средства. А среди них – реальные последние технологии и непобедимая наглость на пару с неутолимым любопытством. И так уж получилось, что именно сейчас мы, наконец, вплотную приблизились к своей цели.

В этом тексте автор пробует дать мимолетный взгляд на мировоззрение свободных от обмана людей, и на жизнь, в которой внимание реципиентов не гасится невротичными воспитателями и СМИ, но напротив, пробуждается для познания истинного положения дел.

Рекомендуется к прочтению (натощак) лицам, заинтересованным в познании умопомрачительной тайны бытия.

В.М. по просьбе Тэо

Цитадель

Может быть

За семьсот тридцать дней до озарения

Это был небольшой светлый кабинет, уставленный вдоль стен антикварными стеллажами со старыми бумажными книгами. По центру комнаты располагался круглый стол из красного дерева, окруженный десятком стульев с мягкой обивкой. Я выдвинул один и присел. Комната казалась уютной, но что-то было не так. Я не помнил, как попал сюда…

Вошла незнакомая очень красивая черноволосая девушка, бегло глянула на меня, как на незначительное шевеление в сфере бокового зрения, и присела на стул с другой стороны стола.

– Добрый день, – сказал я на всякий случай.

– Здравствуй, – тихо ответила она, даже не взглянув на меня.

– Прощу прощения, – сказал я, – это может показаться странным, не могли бы вы сказать, где мы находимся?

– В библиотеке, – ответила она и отвернулась.

Кажется, незнакомка не была настроена разговаривать, а мне не хотелось показаться еще более странным. Я начал судорожно соображать, что было последним в моих воспоминаниях. Со мной творилось что-то удивительное. Я почти не помнил последних дней. Воспоминания возникали внезапными вспышками, словно нанизанные на тонкую нить бусинки с четко очерченными кромками, опоясывавшими края короткометражек, из которых состояла моя память.

В комнату бодрым шагом вошел еще один человек – парень среднего роста, плотного телосложения, с яркими голубыми глазами.

– Макс, – он неожиданно протянул мне руку.

– Тэо, – ответил я. – Тэо Ботов.

– Сын Михаила Ботова. Нам сообщили про твой перевод.

«Мой перевод? – И тут до меня начало доходить. Меня же перевели в пси-корпус – элитный рассадник продвинутых мозгоправов. – Должно быть, это был первый день моих занятий здесь, – понял я. – Но почему я не помню, как попал сюда? Лучше вести себя, как ни в чем не бывало».

Голубоглазый парень по имени Макс начал меня недоверчиво оглядывать.

– Что-то не так? – чуть стыдливо спросил я.

– Вот ты мне и скажи… – предложил он.

– Не вполне понимаю, о чем речь, – признался я.

– А ты вообще… в порядке? – поинтересовался он, прищурив глаза.

– В каком смысле? – я наигранно удивился. Мне не хотелось выдавать свою необъяснимую забывчивость.

– Что-то с тобой не так. Какой-то ты не такой… – заявил он с ехидной улыбкой.

– Возможно, я смогу перестать тебя разочаровывать, если ты пояснишь конкретней, что тебя так смущает. Может, у тебя легкий приступ паранойи? – парировал я.

– Ты только не нервничай, – осторожно сказал он, – сейчас придет опытный специалист, и мы окажем тебе помощь.

– Теперь у тебя приступ милосердия… – ответил я. – Наверное, я смог бы помочь тебе, приняв твою помощь, если это утихомирит твою паранойю.

Брюнетка сидела молча, уставившись в личный терминал. Наш диалог она игнорировала. «Какие странные ребята».

– Если тебя утешает идея о том, что у меня паранойя, пусть будет так, – ответил он почти шепотом. – Все в порядке – ты совершенно нормальный здоровый человек, – успокаивал он меня.

– А ты со всеми так знакомишься? – поинтересовался я.

 

– А ты не промах! Это была шутка – проверка реакции, – пояснил он. – Говоришь реципиенту, что с ним что-то не так, и потому, как он выпутывается сразу ясно, чего человек стоит.

– Так ведь и до срыва довести можно… – усмехнулся я.

– Да. На самом деле покупаются почти все. Удивительно – со всеми что-то не так. И с тобой, кстати, тоже. Но выкручиваешься ты проворно – как будто и вправду нормальный…

«Мозгоправы… Здоровых людей для них не бывает. Они ведь и сами, как люди не общаются. Лечат-лечат. Компенсируют свою неспособность к нормальным отношениям. Пора привыкать, думал я. Скоро сам таким стану».

В комнату вошли еще несколько человек: высокий сутулый парень – по всему виду – типичный ботаник, молодой человек в модном сиреневом пиджаке с взлохмаченными русыми волосами и миловидная девушка в сером платье с короткими кружевными рукавами. Сразу за ними вошел мужчина среднего возраста в синих джинсах и серой водолазке. «Наставник, догадался я».

Мужчина порылся за книжным стеллажом, извлек раскладную грифельную доску, установил ее перед нами и энергичными угловатыми царапинами сделал надпись: «Практическая теория вероятности».

– Может быть, – начал он без предисловий, – нет ни каких прошлых и будущих рождений, нет даже прошедших лет, месяцев, дней и часов. Может быть, даже того мгновения, в которое как вам – бездарям кажется, началось это занятие, не существовало. Может быть, жизнь только что началась, и вспомнить все можно, углубившись в осознание этого факта. Может быть, этот мир – ваша игра, и все его законы – ваша хитроумная выдумка, или просто развлечение.

– А может, все это просто бред сивой кобылы? – предположил Макс с возмущенной брезгливой ухмылкой.

– Может быть.

– Вальтер, – Макс обратился к наставнику, – ну понятно же, что все может быть. Зачем эти нелепые перечисления?

Этот выпад Макса меня успокоил. «Значит, – понял я, – он со всеми так разговаривает. А я ведь и вправду переживал, что со мной, как он сказал – «что-то не так».

– Понимать, что все может быть – мало, – хладнокровного отвечал наставник. – Надо еще понимать, что конкретно может быть. А может быть, между прочим – полный абзац. Даже с вами – избранными.

Про избранных Вальтер, конечно, подшучивал. Однако большинство из нас были отобраны среди миллионов мирян, как потенциально полезные для мирового правительства граждане. Нам раскрывали правду. Нас обучали по специальной программе исключительно полезным вещам, которые не имели ничего общего с тем мусором, которым пичкают ребят в общеобразовательных заведениях.

«Миряне» – так высокомерно мы называем обывателей, обитающих в обычных городах на поверхности земли. В систему отбора я основательно не вникал, потому что сам получил мировое гражданство по праву рождения – от отца. Я только слышал, что отбирать стараются, разумеется, самых способных. Каждый «избранный» независимо от своего возраста получает образование конкретно по своей профессии, плюс – общее образование по психологии и физиологии. Почти ничего схожего наше обучение с образованием мирян не имеет. Только терминология частично сохранена для удобства.

– Может быть, – продолжал наставник своим монотонным басом, – перевоплощений и жизни после смерти не существует, и вселенная материальна и объективна, какой ее видит материалист. Сознание, мысли, чувства, любовь, восторг, счастье, радость, творчество – всего лишь биохимические реакции в мозге.

– Какой ужас, – сказала пронзительным шепотом девушка в сером платье. Она сидела рядом с молчаливой брюнеткой.

– Может быть, Анна – многозначительно обратился к ней наставник, – ты и есть Кришна, Будда, Иисус и Дева Мария в одном лице. Может быть, каждый человек – это твое воплощение. И каждый предмет и форма являются крупицей твоего тела.

– Моего тела? – возмутилась она.

– Может быть, этот мир, – теперь наставник посмотрел на меня, – твоя шутка, ты рассмеешься через мгновение, и все закончится. А может быть, этого мира не существует, и реальность вокруг тебя – всего лишь преломление пустоты. Может быть, все твои рождения уже давно прошли и сейчас – миг просветления, в который перед тобой проносятся картины всех твоих воплощений, в одном из которых ты человек, пришедший на это занятие. А может быть, настоящего не существует и правы те, кто верит в прошлое и будущее. И ты живешь в этом прошлом в ожидании будущего.

– Боже, ну что за бред! – снова не выдержал Макс. – Может быть, вы не в курсе, Вальтер, теория вероятности – это такой раздел в математике про закономерности случайных явлений. А вы нам какую-то, простите, низкосортную шизотерику подмазать пытаетесь. Это же порнография – все эти ваши воплощения!

Несколько человек в комнате одобрительно закивали.

– Какие же Вы бездари, – сказал наставник с театральным презрением (слишком уж резкой была эта перемена в его лице), и начал обводить сидящих тяжелым взглядом исподлобья. Все молчали. – И кем вы станете? Политиками? Жалкими министрами? А может быть, я после этого занятия напишу рапорт, и некоторых из вас выпнут обратно в города…

Макс тихонько хмыкнул. Лицо Анны выражало тревожную неприязнь.

– Шучу, – оправдался Вальтер.

– Конечно, шутите, – подтвердил Макс. – Но не смешно как-то шутите. Шутите смешно. А то, знаете, скучно.

– Может быть, все это уже было, – продолжил наставник с внезапно возвратившимся крокодильим бесстрастием. – И было – бесчисленное количество раз: повторялись все события, разговоры, чувства, переживания. Может быть, через многие миллиарды лет и эта жизнь повторится.

– Вот жопа, – разгорячился Макс.

– Может быть, – ответил наставник. – А может быть – и нет.

– Вальтер, а это правда? Так могло быть? – спросил парень в пиджаке, видимо принимая всерьез всю эту, как мне тогда казалось, ересь.

Наставник хлопнул в ладоши, и в этот самый момент я, наверное, впервые в жизни ощутил такое яркое дежавю, словно уже видел всю эту ситуацию в этом кабинете. То есть – не какую-то схожую, а именно эту. Что-то со мной действительно было не так.

– Давид, ты что, тупой? – Я же тебе черным по белому говорю, что может быть, мать твою, все так и было…

– Сэмпай, все-таки, простите, что перебиваю, – ответил он, – но вот по факту, одно исключает другое. Если правы материалисты, и все, что мы ощущаем – биохимия, тогда о каком при этом посмертном существовании вообще может идти речь?

Давид звал наставника модным словечком «сэмпай» (кажется, так на востоке называют альфа-самцов). Разговаривал он с каким-то слабодушным подобострастием – видимо наставник для него все-таки был огромным авторитетом.

– А с чего ты, вдруг взял, что одно исключает другое? Я ж те говорю – все может быть. Все – значит все. И все при этом будут правы, и бесстыдно уверены в своей правоте.

– Ясно, – сказал Давид. – Философия какая-то.

– Это у тебя, брат, в голове – философия. Вот посмотри на руку свою – пять пальцев, да? А могла быть – клешня, черпалка дырявая, или десница королевская… Мог быть эротический сувенир вместо руки! Представляешь? – И Вальтер изобразил удивление, будто рассказывал о каких-то «заморских» чудесах, а Давид глупо захихикал.

– Все могло быть! Ясно? – прикрикнул Вальтер, и Давид кивнул.

– Может быть, – продолжил наставник, – вечности и бесконечности не существует, и все сводится к точке ума, за пределами которой ничего нет. А может быть, однажды вы попросили древнего мудреца поведать о том, что такое сны разума и жизнь человека. Тогда, вся ваша жизнь – всего лишь искусная речь этого мудреца. И когда он завершит свой рассказ, вы обнаружите себя там, где и были всегда.

– А это где? – спросил Давид.

– Сказал бы я где…

– Так скажите!

– А нигде!

Давид поежился, но ничего не ответил.

– Может быть, ты, – указал наставник на Макса, и еще двое, или трое твоих друзей – боги вечности. И все, что ты ощущаешь, находясь в теле человека – ваша игра. Может быть, один из твоих друзей начал догадываться о том, кто он. Может быть, и ты вот-вот вспомнишь. Может быть, наша вселенная – лишь один из многих миллиардов атомов твоего тела.

– Мне такой чести – даром не надо, – небрежно ответил Макс. Он сидел, оперев голову на руку.

– Ты движешься сам в себе, будучи сознанием вселенной. Одно биение сердца, мгновение твоего ока – и целые цивилизации сменяют друг друга. Исчезают короли, президенты, начальники и директора, банкротится Microsoft, Газпром поглощает Exxon Mobile, все цели и достижения, чувства, тревоги, радости и сожаления исчезают без следов в одно мгновение ока.

– Про Газпром, это точная информация? – спросил молчавший до этого сутулый ботаник, приподняв проекционные очки.

– Может быть, – ответил наставник, и с придурковатым выражением на лице поднял указательный палец.

– С-сука, – процедил сквозь зубы Макс.

– Может быть, все книги, фильмы, все речи, слова и символы говорят лишь об одном. Может быть, жизнь это и есть ты…

Вальтер глянул на часы и неожиданно сообщил, что на этом занятие окончено. Все, как по команде начали вставать и выдвигаться из комнаты. А моя пытливость заставила подойти меня с вопросом к наставнику. Увидев, что я приближаюсь, Вальтер кивнул, как бы спрашивая: «чего тебе?»

– У меня во время занятия дежавю случилось. Это переживание с точки зрения психологии имеет какое-то истолкование?

Наставник посмотрел на меня как на идиота и сказал:

– И что ты будешь делать с этим своим истолкованием?

– Уже и спросить нельзя?

– Отчего же. Спрашивай.

– Что такое дежавю?

– А ты я смотрю упорный, а?

– А вы – упертый, – я начал хмуриться.

– Дежавю – сложная тема. Тебе пока не надо знать.

– А переживать надо?

– Поживем – увидим.

С самого начала я Вальтеру не понравился. Возможно, все дело было в моем статусе – будучи сыном программного архитектора, я официально числился как более «ценный гражданин». И видимо сам факт существования такого эпитета, наставника трогал за живое. Он то и дело бессовестно при всяком удобном случае ехидничал, намекая на мою никчемность в самых разных вопросах. Однако передавать меня другому наставнику Вальтер не спешил, за что я испытывал к нему благодарность.

Два года пролетели как мираж в мареве, без особых приключений. Казусов с памятью больше не происходило. И я бы позабыл об этом эпизоде, как забываются любые чудеса, бледнея в потоке времени, если бы не последующие события.

Мне нравилось учиться. Наставник мастерски вгрызался в мудреные темы, терпеливо отвечал на глупые вопросы Давида, выпады Макса и препирательства Анны. Сутулый Тим, как и все талантливые программисты, был похож на робота, которого сам же где-то внутри себя безвылазно программировал. Разговаривал он очень редко и только по делу. Загадочная брюнетка по имени Хлоя говорила и того реже. За целых два года я о ней так толком ничего и не узнал. Казалось, она не испытывала к занятиям никакого интереса, и посещала их для какой-то своей загадочной «галочки».

Я подружился с Максом. Иногда мы вместе зависали в сети, играя в командные шутеры и гоночные ралли. Макс был профессионалом, и даже зарабатывал небольшие деньги, участвуя в виртуальных чемпионатах.

Занятия с Вальтером по-настоящему учили. Они придавали гибкости уму, и незаметно готовили к событиям, которым я и планировал посвятить этот текст. Я постарался сократить описания встреч с наставником до минимальных размеров, и пересказать ключевые аспекты, которые наилучшим образом объясняют случившееся… То же самое касается изложения будничной части моей жизни, которая на поверку является вполне себе заурядной, за исключением нижеописанных событий.

Искусственный разум

За пятьдесят три дня до озарения

Отец уже месяц как безвылазно пропадал на работе в лаборатории, а возвращался какой-то сдержанно возбужденный и взволнованный. Сознаваться ни в чем не хотел, и все разговоры сводил к обсуждению моей учебы в пси-корпусе. Меня эта эмоциональная конфиденциальность с его стороны, вконец достала, и я решил докопаться за ужином.

– Давай рассказывай!

– Чего рассказывать? – опешил он. – Хочешь сказку на ночь?

– Хватит ерничать. Думаешь, не вижу? Мне ж интересно, что там с тобой такое… Роман завел? С киборгом? Ты же любишь киборгов, я знаю.

– Разбирать-то люблю. Потом из моноблоков можно назад собрать много интересного. С человеком так не получится… – сказал он с сожалением в голосе.

– Да ладно, мне-то можешь сказать. Ты же любишь их. Ну, признайся, – тебе легче станет… – убеждал я его.

– Ладно, – сдался он, – если я тебе сейчас не расскажу, ты мне потом не простишь…

Я был уверен, что он продолжает отшучиваться, но ошибался.

– Мы смогли, – произнес он, поглядев на меня внимательно, как бы проверяя мою реакцию. Две секунды я соображал, затем по моей спине пробежал холодок.

 

– Да, Тэо, у нас получилось.

– Погоди-ка… – попросил я, пытаясь переварить услышанное. – Не верю!

Лаборатория, где работает мой отец, представляет собой высококлассный правительственный бункер, который может выдержать любой катаклизм, и даже (об этом я слышал в каких-то военных хрониках) может дрейфовать в космосе в случае разлома коры самой планеты. В этом скопище мозгов заперты сотни лучших инженеров и ученых со всего мира.

Я имел представление о работе отца. В нашем обществе, имитирующих человеческий характер консервных жестянок – больше, чем самих людей. Наверное, у каждого в городе есть персональный слуга. Я знаю людей, у которых по пять слуг – для самых разных целей. Андроиды – повсюду. Хвала Google Inc! Но ни одна машина доселе не обладала способностью к всестороннему саморазвитию. Все они выдавали заранее запрограммированные реакции. Иными словами, полноценный искусственный интеллект до сих пор не был изобретен. Никто толком и не знал, что это такое, и к чему может привести, но всем было дико интересно! Даже пустоголовые политики ежедневно читали новости Hi-tech, смотрели CyberSport, и посещали ежеквартальные выставки Les Terminators.

– Да, – сказал отец, не отрывая от меня смешливого взгляда, – мы его создали.

– Двести лет ученые бились над этой задачей, и вот сейчас ты мне тут заявляешь, что у вас получилось…

– На самом деле мы уже два года тестируем копию, а сейчас подобрались к важной вехе…

– Два года?! И ты молчал?! Какой вехе?

– Адаптация к реальности.

– А как? Как вы это сделали? – спросил я видимо обо всем сразу.

– Как бы тебе так ответить, чтобы не обидеть твой скудный рассудок… – заморгал отец, как бы защищаясь от моих вопросов.

– Ты, главное, рассказывай! – не обижался я.

Он немного подумал и заговорил.

– Тэо, понимаешь, человек все видит в очень узком срезе. Мы, как и десяток поколений ученых до нас полагали, что реальность – это привычная для нас жизнь. Но на самом деле мы совершенно не знаем, что такое реальность. Когда мы начинали работу, то думали, что искусственный интеллект – это такой типа компьютер, который обладает логическим мышлением, и понимает наш язык… – отец пожал плечами и покрутил головой, как бы удивляясь своей тогдашней глупости. – Так вот, это – полнейшая чепуха! – продолжил он. – Годы исследований были необходимы только для того, чтобы мы изменили свои убеждения, и нашли это…

– Это? Что конкретно? – я ощущал нетерпение.

– Ну, эта… – отец сделал серьезное лицо, – как бы… И типа, в общем…. А потом! У-у-у! Что было… – придуривался он, – я тебе потом расскажу.

– Да пошел ты! – я начинал злиться.

– Какая же я сволочь, Тэо… – злорадствовал отец, поджав нижнюю губу.

– Это точно.

– Как плохо я тебя воспитал! Ай-яй-яй! Невротика вырастил… ты же вот-вот обидишься и хлопнешь дверью с той стороны, – заявил он с надеждой.

Отец любил строить из себя дурачка. «С дураков – спрос меньше, – говорил он».

– Не дождешься, – не отпускал я его. – Ты мне сегодня все расскажешь. Ты должен!

– Сотни лет прогресса… Человек освободил себя от рабского труда, подчинил природу, открыл искусственный матричный мир, изобрел модулятор разума, пережил упадок и деградацию, осознал необходимость труда, наконец, закрыл искусственный мир. А вопрос уважительного отношения к родителям, так и остается насущной проблемой…

– Тебе мало? Тебя итак все уважают. Хочешь преклонений и простираний? Давай рассказывай! Может, я тогда снизойду… до лести.

– Ты уж постарайся! Чтобы я поверил. Зря что ли тебя психологии учат? Хоть какой-то прок выйдет…

Я молча кивнул, и выжидающе уставился на него.

– В общем, ты же знаешь, где-то лет сто назад ученые открыли три первичные силы. Так вот, основная программа основывается на их взаимодействии.

Мой отец, Михаил Ботов располагался в кресле в центре гостиной со стеклянным куполом, сквозь который прорывался свет тысяч мерцающих огней города. Взгляд его стал серьезным, спина выпрямилась, выглядел он статно. Его локти упирались в шелк подлокотников, а ладони плавно жестикулировали. Казалось, в его руках вращается какая-то древняя сила… Я не склонен к патетике, но высокая спинка кресла, осанка говорившего, эпохальная обстановка и значение темы создавали ощущение чего-то неуловимо судьбоносного.

Я, будучи учеником пси-корпуса, хоть и понимал весьма поверхностно структуру работы отца, но отчетливо осознавал, насколько она важна. Веками люди пытались создать подобное, истинно разумное искусственное начало, а не жалкую имитацию – суррогат, заполнивший нашу жизнь своей мертвой механичностью.

– Три силы, – продолжал отец, – это основа – кирпичики в теле нашего детища. Первая сила – движение, вторая сила – фундамент и третья – сила равенства. Их взаимодействие мы установили на тончайшем уровне. Раньше мы могли пользоваться только следствиями законов квантовой механики, сейчас мы способны этими силами управлять. Мы нашли инструменты, которые работают с причиной.

Меня переполняли вопросы, но я боялся прервать отца, боялся упустить что-нибудь существенное. К тому же я был уверен – отец расскажет все, что я должен знать. Он – гений, программный архитектор – один из немногих, кто стоит у штурвала современного мира технологий, граничащих с запредельностью. Я же, хоть и учился, как примерный троечник пси-корпуса, в теме, которая наполняла вечер, был и вправду, как дитя.

– Тебе, наверное, интересно знать, как это произошло? В какой момент мы поняли, что у нас получилось? Мне сложно это описывать, прости. Я там не один работаю, – он улыбнулся. – Но я попробую рассказать.

Я одобрительно закивал.

– Если упрощенно, – продолжил он, – то мы создали такой алгоритм, при котором сила равенства всегда уравновешивает силу движения и фундамент – силу покоя. Я понимаю, как туманно это звучит, но вряд ли ты поймешь больше, если я начну использовать технический язык.

– Так нормально. Продолжай.

– Мы научились влиять на силу покоя – изменять ее, придавая необходимую для нас форму. Я не стану вдаваться в подробности. Возможно, ты уже понимаешь, к чему я веду?

– Сила покоя – это… как своеобразный вопрос? Как направление для трансформации? – предположил я интуитивно.

– Молодчина! – похвалил отец. – Я серьезно. Уравновешивающая сила – наиболее тонкая и существенная из трех. Ее изучение – это три четверти всей нашей работы. Мы просчитали миллионы вариантов равенства на квантовом уровне, затем разработали технологию разветвления и взаимодополнения этих функций. Мы создали такой алгоритм равенства, который отвечает за всю сеть программных решений.

Отец уловил мое недоумение.

– Если все упростить, Тэо, – в его голосе прозвучали нотки снисходительности, – третья сила – безупречна в своем устремлении уравновесить силу движения и силу покоя. Это ее цель – ее основное, и, пожалуй, единственное свойство. Благодаря этому третья сила создает «решение» – выбор оптимального пути к равновесию. Мы создаем, как ты сказал «вопрос» из силы покоя, затем уравновешивающая сила преобразует его в ответ. Она как бы выравнивает наш вопрос своим ответом…

В это время по нашей комнате поползли яркие огни – высоко над прозрачным куполом потолка проплывал грузовой корабль.

– И поверь, – продолжал отец, – мы уже заготовили для нашего детища все самые главные вопросы жизни!

– Эта сила что, создает «ответ» буквально из пустоты? Но как такое возможно? – удивлялся я.

– Я не в силах тебе это объяснить. Даже если бы ты прошел курс высшего программирования, это изменило бы немногое в нашей беседе. Я и сам понимаю крупицу. Мы, ученые, сейчас оперируем материями, которые запредельны математической логике. В нашей вселенной дважды два может равняться четырем. Но если ты поставишь, на первый взгляд, невозможное равенство между двойкой и тройкой, эта невероятная сила его осуществит. Процесс может оказаться длительным, но все получится… Сама жизнь – тому подтверждение! – сказал он и легонько, будто был разновидностью осторожных смутьянов, хлопнул кулаком по столу. – Мы работаем во вселенной, которую априори не способны понять! Мы делаем первые шаги. Это – эксперимент. Мы нашли определенные закономерности опытным путем, и теперь смотрим на результат, который превосходит все, что мы способны понять своим логическим умом.

Книги / помощь проекту — Психология PRO

На progressman.ru нет платного контента и рекламы. Здесь я делюсь самой ценной информацией из многолетнего опыта психологической практики. И прилагаю усилия, чтобы донести ее простым и доходчивым языком.

Вы можете выразить за проделанную работу ответную благодарность, и принять реальное участие в сегодняшнем развитии проекта:

Реквизиты (на всякий случай):
Сбербанк: 4276 1610 8353 3322
Paypal: [email protected]
Яндекс-деньги: 41001787493662
Webmoney: Z154794607844

Так же вы можете поддержать мои проекты на: patreon.com/satorin

Лучшие статьи сайта в одном файле

В этот текстовый файл включены лучшие статьи блога – приблизительно 70% от общего количества. Скачать его можно по этой ссылке.
Файл обновлен 23 января 2019 г.

Роман «Механический бог»

В 2012 году написал психологический роман. Рекомендуется к прочтению натощак лицам, заинтересованным в познании умопомрачительной тайны бытия всем, кому оказались интересны и полезны статьи progressman.ru.

В данный момент роман «Механический бог» доступен для бесплатного скачивания в форматах  «doc» и «pdf».

Скачать:

Отзывы и предложения

Если вам понравилась книга, вы можете поблагодарить автора двумя способами:

1. Материально – это замотивирует на продолжение истории, или написание новой.
2. Вы можете порекомендовать книгу другим.

Искренне благодарю каждого, кто внес свой вклад в развитие сайта и возможное продолжение книги!

Книгу протестировал на разных устройствах. Наилучший вариант – ридеры типа pocketbook или Kindle с технологией e-ink. readers

Механический Бог — Литературный клуб «Бумажный слон»

Я начал путешествовать с 17 лет и за годы проведенные в дороге ни разу не жалел, что променял мягкую кровать на дорожный спальник. В чем-то приходилось ограничить желания вкусно поесть и сладко поспать, но все это с лихвой окупалось удивительными, а порой и фантастическими историями. Я смеялся, плакал, а порой часами, во время перелета в очередное государство, раздумывал над смыслом истории.

Сейчас, в старости, дряхлые плечи не удержат реактивный ранец, и ночь на свежем воздухе принесет лишь муку старым костям. Но самый коварный сюрприз преподносит память — я начинаю забывать.
Потому на коленях печатная машинка, ноги укрыты пледом, а в камине потрескивают дрова. Реактивный ранец висит на стене, рядом с летной курткой и пилотской шапкой, как напоминания о былых путешествиях.
Слабеющие пальцы с трудом бьют по клавишам, но я должен записать все истории, хотя бы из уважения к рассказчикам, которых уже нет с нами… я последний кто вновь расскажет их. 

***

Полный бак высокооктанового топлива в реактивном ранце всегда поднимает настроение. Только вылетев с летной заправки, на краткий миг зависаю в воздухе и благодарно салютую заправщику в оранжевом жилете.
Я сыт, по телу разливается бодрость, а впереди полная свобода. Направление, утрачивает всякий смысл, когда летишь по синему бескрайнему небу. И пусть позади восемь лет путешествий (по меркам скитальцев серьезный срок), чувство восторга от полета не утрачивает остроты.
Летная куртка наглухо застегнута под горло. Свиная кожа, надежно защищает от ветра. Брючины из плотной ткани заправлены в походные ботинки. Руки в кожаных рукавицах обхватывают рукояти реактивного ранца. Правая рукоять отвечает за скорость, левая за подкрылки, позволяя регулировать направление полета. На запястье правой руки выпуклый компас. Каштановые волосы скрываются под пилотской шапкой. На глаза опущены очки с темными стеклами. Скромная летная экипировка, в которой ужасно жарко на земле, надежно сохраняет тепло в воздухе. 

Набрав приличную высоту, складываю руки по швам и выкручиваю «бочку». Ветер с силой бьет в лицо, но летный очки надежно защищают глаза. Выровняв полет, увеличиваю скорость. Когда вокруг пустота и ничто не в силах сдержать тебя, хочется просто лететь вперед, слышать свист ветра, ощущать ту пустоту, что постепенно наполняет тело и чувствовать тоску от осознания бесконечности прекрасного мира. И понимать, что не везде успеешь побывать.
Мельком взглянув на наручный компас, слегка корректирую полет. Моя цель — город Анкер — своеобразная столица всех видов механики. Город знаменит крупнейшим заводом по изготовлению паровых машин, многочисленными ремесленниками, собирающими самые надежные наручные и карманные часы, и великим разнообразием механических игрушек. Но все эти мелочи волнуют меня в последнюю очередь. Я лечу за достопримечательностью, о которой не пишут в дорожных гидах. В Механическом городе проживает Уил из рода Гиар — искусственный человек, полностью состоящий из механизма. Уверен, что интересная история мне обеспечена. 

Пролетая над очередным городом, инстинктивно набираю высоту. Масштабные войны остались в далеком прошлом, но в отдельных государствах не исключены конфликты. Я еще помню звук разрывных снарядов, когда пролетая над небольшой провинцией, попал в самую гущу сражений. Никто не хотел разбираться, кто такой и какую из сторон поддерживаю, несколько снарядов должны убрать случайного свидетеля. К счастью, я вовремя среагировал и успел увернуться от ядер, но взрывная волна закрутила в штопор. Вероятно, именно многочисленные тренировки в летной школе спасли жизнь. Растопырив руки и ноги, выжал максимум из реактивного двигателя. Выйдя из смертельного пике, устремился подальше от неспокойной провинции. 

В этот раз обходится без происшествий, все же война за территорию потеряла актуальность с отменой границ. А ведь могло все быть по-другому: могли быть государства с охраняемой территорией, блокпостами на границах, пропускной режим… представьте, для того что бы перелететь в другое государство необходимо множество бумажек, разрешение на вылет из отправной точки и на приземление в конечной. Представьте, что нет свободы передвижения, что какой-то правитель, поссорившись с правителем соседней страны, запрещает въезд и выезд. Как быть скитальцам? А еще хуже, представьте страны, в которых люди делятся по национальному признаку, а не по специализации. У нас есть государства ремесленников, шахтеров, писателей, художников, больших заводов и промышленных фабрик, а вместо них были бы государства белых, государства темнокожих, узкоглазых, длинноносых. Вы посчитаете меня сумасшедшим за такие мысли, но я лишь радуюсь, что в нашем мире все так, как есть. 

Солнце лениво заходит за горизонт, озаряя последними лучами выступающие башни механического города. Анкер предстает во всей красе: своеобразный громадный механизм, в самом центре города возвышается главная башня с огромными часами и маятником, четыре башни меньшего размера символизируют стороны света и располагаются по бокам. Ворота между башнями представляют собой огромные шестеренки, причем каждая крутится, выполняя определенную функцию. Каждая башня то опускается до определенного предела, то поднимается. Основание города находится на массивной платформе, которая в свою очередь так же крутится. Вообще все движение в городе происходит в едином такте, движение стрелок, поворот шестерни, колебание маятника. Пролетая над самим городом, невольно выдыхаю. Если смотреть на город с моей высоты, то Анкер напоминает циферблат огромных часов, без цифр и стрелок.
Обнаружив у западной башни посадочную площадку для стреколетов и вольных скитальцев, захожу на посадку. Вовремя — последний солнечный луч, тускло блеснув в стеклах летных очков, скрывается до следующего дня.

Спустившись с западной башни в город, вижу, как зажигаются множество гирлянд, освещая каждую улицу. Только сейчас я начинаю понимать весь принцип строения города: огромный маятник на центральной башне, качаясь, заводит механизм в основании. Раскручиваясь, пружинный механизм крутит весь город, каждую шестеренку. Все это движение вырабатывает энергию, которую местные умельцы используют для освещения домов и улиц. И этот удивительный механизм работает на глазах зевающих горожан. Что еще ожидать от столицы механики? 

Огромные фабрики, поражающие витиеватой архитектурой. Скромные, но уютные мастерские, по ремонту любых приборов. Разнообразные лавки с механическими сувенирами, окруженные толпами туристов. Все это — лишь малая часть огромного города.

С заходом солнца, горожане закрывают мастерские, выключается конвейер на фабрике — местные лениво разбредаются по барам, потягивать кислое пиво. Тусклый свет гирлянд освещает им путь. 

Уил Гиар оказывается известной личностью. Как пройти в его мастерскую знает любой механик. Немного поплутав по узким улицам, завернув в тупик с огромной шестеренкой, которая через секунду открывает дорогу дальше, выхожу на центральный проспект, ведущий к главной башне. Пройдя два дома, неуверенно подхожу к третьему.

Мастерская выглядит заброшенной — облупленные стены, заколоченные досками окна, вывеска еле держится на одной петле. Выцветшие буквы интуитивно складываются в название «Гиар».
Поднявшись по ветхой лестнице, заношу руку для стука, но резко открывается входная дверь и сильные руки затаскивают в темную комнату.

— Еще раз прошу прощения, дорогой Арго. Я думал, это снова проказничают соседские дети, — оправдывается хозяин дома. — Озорники так и норовят обрызгать меня из водяного пистолета. Наверное, думают, что так быстрее сломаюсь.
— Ничего страшного, — потираю шею я. — За что они вас так невзлюбили?
— А за что им меня любить? — удивляется Уил Гиар. — Я не дарю им игрушки, я не играю с ними в игры. Я вообще не такой как обычные люди. Их родители наверняка постоянно обсуждают меня. Так что ничего странного. 

Я не нахожу что возразить, и наверняка, так же бесстыдно пялюсь на Уила.
Тело покрыто стальными пластинами, но в некоторых местах проглядываются детали — локтевые и коленные шарниры, поршни вдоль бедер и плеч. Мелкие шестеренки раскачивают маятник, едва прикрытый грудной пластиной. Полностью открыта шея, где крутятся кожаные ремни. Голова Уила покрыта серым пластиком, вокруг правого глаза прикреплен тонкий ободок с мелкими делениями, левый газ в два раза меньше, вместо носа вдоль лица приварены две цилиндрически трубки, загнутые под острым углом, подражая ноздрям. На месте рта резиновая накладка телесного цвета с аккуратной прорезью. Когда нижняя челюсть двигается, резина натягивается, образуя подобие улыбки. Голос Уила отдает легкой металлической ноткой, словно тонкий лист металла дребезжит на ветру. 

Приглядевшись, замечаю явные пятна ржавчины на пластинах, резиновая накладка загрубела и улыбка выглядит пугающе. То, что принял за пластиковое покрытие, оказывается окисленным металлом. Обветшалый механизм Гиара крутит изношенные шестеренки со сломанными зубчиками. 

Запущенное состояние Уила, дополняет беспорядок в мастерской. У дальней стены, около заколоченного окна, располагается широкий верстак. Среди множества разбросанных по столешнице инструментов, с трудом узнаю знакомые очертания. На полу настоящий ковер из множества деталей и запчастей. Среди всего беспорядка протоптаны лишь узкие тропки от верстака, к входной двери, двум креслам в гостиной и старинному камину. Камин явно не топили лет двадцать. Хозяин использует его скорее как хранилище различных масел, смазочных и горючих материалов.
— Итак, дорогой Арго, чем могу быть полезен? — обрывает созерцание Гиар.
— Я хочу побольше узнать о вас, Уил, — откровенно отвечаю я.
Ободок вокруг правого глаза Гиара слегка крутится, словно наводится фокус.
— Ну что же, история, в обмен на услугу, — предлагает Уил и садится в кресло.
— Все что угодно в рамках законного, — пытаюсь пошутить я, но, не встретив поддержки, давлю улыбку.
— Присаживайтесь, дорогой Арго, история может затянуться, а ваши коленные шарниры не так прочны как мои.
Аккуратно пробравшись через беспорядок из деталей, присаживаюсь в кресле напротив.
— Мой отец Мэйкер из рода Гиар был одержим самоходными механизмами, — начинает историю Уил Гиар. — В двадцать лет он собрал первую паровую машину, в двадцать пять запустил поезд, в тридцать помогал конструировать Анкер… и на закате жизни, создал меня. Увы, общественность не приняла его творение. Им нужны паровые машины новых моделей, более быстрые поезда, более точные часы… «Нам хватает и простых людей, зачем еще механические?» Нашлись и те, кто углядел выгоду в изобретении отца. Они предлагали баснословные деньги, за создание механических рабов. Но отец был человеком чести. «Я создал механическую форму жизни, а не очередную машину» — говорил он. Все эти происшествия, порицания в глазах общественности подкосили итак неважное здоровье старика. Через месяц, отец умер, завещав мне дом и мастерскую. Как бы жители не относились ко мне, против закона не идут. Потому никто не пытается выселить или отвезти на свалку.
— И в правду печальная история, — замечаю я, когда пауза затягивается.
— Не все так страшно, — отмахивается Уил. — Я нашел занятие по душе — собираю механические протезы. Работа не богатая, но на запчасти хватает.
— Неужели, Вы, воплощение механического гения Мэйкера из рода Гиар, всего лишь собираете протезы?
— Лучшие протезы, — поправляет Уил.
— Хорошо, — соглашаюсь я. — Пусть даже самые лучшие протезы. Но ведь это так мелко… ваш отец — гениальный изобретатель, до конца жизни стремился создать нечто великое, а в итоге создал еще одну машину, для изготовления протезов…
Прорезь на резиновой накладке искажается пугающей улыбкой.
— Вот ведь какой нюанс, дорого Арго, Мэйкер из рода Гиар, мой отец, не успел, не захотел или попросту забыл сказать, зачем создал меня. Так что не Вам, дорогой Арго, судить о целях отца. Не Вам возмущаться моей работой. Не Вам, черт бы вас побрал, дражайший Арго, говорить мне, что делать!
Вжимаюсь в кресло. Яростный крик Уила в какой-то момент переходит на слишком высокую частоту, и я сжимаюсь от боли.
— Но тем самым, мы подобрались к сути моей просьбы, — загадочно улыбается Гиар.
***
— Ну, как вам? — не выдерживает молчания Уил Гиар.
Удивление парализует тело. Слова, эмоции, ругательства застревают в горле. Передо мной, облокотившись на стену, стоит еще один механический человек.
Цельный, металлический корпус идеально отполирован. Хрусталики глаз сверкают, словно граненые алмазы. Гладкое лицо с человеческими изгибами настоящее произведение искусства в сравнении с огрубевшей резиновой накладкой. Стройные руки безвольно свисают вдоль туловища. Тонкие пальчики слегка согнуты в суставах. В голове не укладывается, что под слоем металла грубый механизм.
— Она совершенна, — шепчу я.
— Вы правы, — гулко доносится голос Уила Гиара. — Она совершенна… не только внешне. Внутри детали из особого сплава, прослужат в несколько раз дольше, чем мои. Я заменил устаревший механизм на ремнях, более современным. Шарниры в суставах покрыты защитной пленкой, теперь ей не страшны мелкие песчинки и пыль.
— Но зачем вы создали ее?
— Зачем? — переспрашивает Уил. — Я разбирал себя до винтика, дорогой Арго, изучил строение тела, принципы взаимодействия деталей, но так и не понял, зачем отец собрал механизм из дешевых запчастей и вдохнул в них жизнь.
Я не смею перебивать.
— Возможно… — мечтательно улыбается Уил. — Возможно, более совершенный механизм сможет понять Его замысел.
Воцаряется тишина, и мы просто смотрим на совершенный механизм.
— Чем я могу помочь? — наконец спрашиваю я
— Все очень просто, — с этими словами механик провожает меня из мастерской в комнату. Со скрипом садится в кресло.
— Что бы запустить Ее, необходима одна деталь, — Гиар указывает пальцем на голову. — Деталь, которую я не смог воспроизвести.
Грубые пальцы, неуверенно откручивают гайку на затылке, раздвигают защитные черепные щитки.
— Там, внутри, мозговая коробка, — спокойным голосом сообщает Уил, — Надевайте перчатки, вам предстоит операция.
Я сглатываю слюну.
— У меня нет с собой перчаток…
— Я пошутил, дорогой Арго, — резиновая накладка вновь искажается в улыбке. — Перчатки не понадобятся.
Деревянными шагами подхожу к вскрытому черепу. Пусть передо мной всего лишь механизм из деталей причудливой формы, но к горлу все равно подкатывает комок рвоты.
— Арго, смотрите внимательно, вы видите ее?
— Да…
Небольшая металлическая коробка с множеством шестеренок. В отличие от остальных шестеренки гораздо меньше и аккуратнее, поблескивают, словно их только что смазали.
— А маленькую деталь похожую на ключ?
— Да.
— Запомните, к какой шестеренке подсоединен ключ, это очень важно.
— Запомнил.
— Там, на камине, вы найдете кожаную папку с завещанием. Обязательно передайте документы Ей.
Пальцы немеют в нерешительности.
— Так Вы, что же хотите…
— Не переживайте, дорогой Арго. Как вы наверняка поняли — мой маятник отбивает последний ход. Однако стоит лишь вынуть ключ, и тело перестанет функционировать. Потому нужен помощник, который подключит коробку и ключ к ее механизму.
— Я не могу, — по лбу текут капли пота. Пальцы, сжимающие ключ, белеют от напряжения.
— Конечно, можете, — спокойно возражает Уил. — Это просто эволюция, у людей тоже так было. То, что не могу понять я, поймет более совершенный механизм. Она следующее поколение Гиар — Нова Гиар. Она сможет.
Уил на минуту замолкает.
— Ну что же… дорогой Арго, время не ждет. Прошу прощения, что история моей жизни оказалась столь скучной…
— Тем интереснее ее продолжение, — заканчиваю я. — Прощайте дорогой Уил из рода Гиар.
С легким щелчком ключ отключается от мозговой коробки и шестеренки замирают.
***
Несколько раз провернув ключ по часовой стрелке, осторожно отпускаю. Сопряженные шестеренки подхватывают движение, постепенно к ним присоединяются остальные. Вернув на место защитные щитки, отхожу.
Легкое свечение появляется в хрусталиках глаз. Резкое движение рукой, Нова внимательно изучает контуры тонких пальцев, переводит взгляд на туловище. Выставив ногу вперед, аккуратно опускает на носок, переносит вес на ногу и совершает второй шаг. Изучающий взгляд останавливается на мне. Изящные губы складываются в улыбку. Звонкий детский смех разносится по мастерской.
Обойдя меня стороной, проходит в комнату, склоняется над неподвижным телом Уила. Нежно дотрагивается ладонью до окисленного металла, проводит пальчиками по резиновой накладке. Свет в глазах угасает, на лице проступают острые скулы.
Я спешу к камину, хватаю кожаную папку.
— Уил просил передать это Вам, — растерянно протягиваю девушке папку с завещанием.
Нова поднимает взгляд на меня, свет глаз разгорается ярче. Отрицательно покачав головой, девушка проходит к двери.
— Уил подарил мне жизнь, пусть и в обмен на свою, — шепчет Нова, держась за ручку двери. — Возможно, в Этом была его цель…
Дверь с тихим скрипом открывается, пропуская в комнату солнечные лучи. Я даже не заметил наступления утра.
— Куда ты… Вы? — я пытаюсь остановить механическую девчонку.
— Я не собираюсь оставаться в мастерской отца, — уверенно проговаривая каждое слово, заявляет Нова. — Пришло время миру узнать о роде Гиар, а мне как можно больше узнать о мире.
— Что ты собираешься делать?
— То же что и Вы, дорогой Арго, — губы складываются в очаровательную улыбку. — Путешествовать.
***
Дрожащими руками вынимаю листок из печатной машинки. Сняв очки со вспотевшего носа, устало протираю платком.
С тех пор, я больше не видел Нову из рода Гиар. Уверен, за отведенное время, она успела побывать во многих местах. И там где я уже был, и там где, никогда не буду…
Когда-нибудь, когда ее детали придут в негодность, и придется создать новое тело. Надеюсь, она найдет достойного человека, который сможет оказать почетную услугу.
Внезапный стук в дверь обрывает мысли. Как будто бы слышен скрип шестеренок и скрежет металла. Но это слишком хорошо, чтобы быть правдой, а жизнь, увы не поддается каким-нибудь законам жанра.
Однако, поправив очки, заправляю в печатную машинку чистый лист. Похоже, еще рано заканчивать свои истории.
— Войдите.
На старческом лице играет счастливая улыбка.

Хотеев Ярослав (2015)

Механический Бог- Император — Глава 628.

Механический Бог- Император — MECHANICAL GOD EMPERORМеханический Бог- Император — MECHANICAL GOD EMPEROR Оставить комментарий

MECHANICAL GOD EMPEROR — Глава 628. — Механический Бог- Император

Создано с помощью искусственного интеллекта…


Глава 628

628 — Гора Голема

С безумным взглядом в глазах Цзя Илуо громко взревел: «Конг Илуо, Мэй Илуо, вы двое сливаетесь со мной! Когда мы втроем слимся вместе, мы обязательно уничтожим этих незваных гостей. ”

Живые големы могут объединяться и производить Живого голема более высокого уровня.

Три эмпирейских голема и 12 священных големов повелителя големов возникли в результате слияния бесчисленных големов и бесчисленных секретных методов и ресурсов, укрепляющих их.

Звуковые волны распространились во всех направлениях и охватили всю святыню.

Красивый голем с большим мечом наморщил брови, ее фигура расплылась, и она исчезла.

Кун Илуо, который может свободно управлять пространством и появляться в любом месте на сайте реликвии, также не появлялся.

С безумием в глазах Цзя Илуо прорычал: «Ты не придешь, чтобы слиться со мной? Это измена, вопиющий акт измены Святому Марионетке Меча! Как ты посмел нарушить приказ хозяина! Вы предатели! »

Независимо от того, как ревел Цзя Илуо, Ян Фэн приказал огромной механической армии расчистить путь среди осады 100 миллиардов големов и полететь к центру реликвии.

В самом центре места реликвии, в воздухе висит огромная гора высотой 10 000 метров, а на вершине огромной горы находится зал.

Чем ближе они подходили к огромной горе, тем отчаяннее становились големы.

Но благодаря обширному артиллерийскому обстрелу големы были уничтожены прежде, чем они смогли приблизиться к огромному флоту.

Бай Юйсянь посмотрела на огромную гору сложным взглядом своих прекрасных глаз: « Место реликвии Святой Марионетки Меча чрезвычайно опасно. Он зачарован редким заклинанием кармы и большим набором запретов на магию, и здесь есть бесчисленное количество низкоуровневых големов и три Живых голема ранга Яркого Мирового Чернокнижника. Даже чернокнижник бесконечности может умереть и превратиться в голема, если будет неосторожен. И все же он решил это проблемное место реликвии этим методом, я потерял дар речи. ”

В этом месте реликвии много опасностей, в том числе заклинание карма, которое прерывает связь между аватаром и истинным телом, большой массив запрета на магию, который не дает Чернокнижникам поглощать энергию неба и земли, 100 миллиардов низкоуровневых големов и Яркий Мировой Чернокнижник ранга Живых Големов. Даже если бы сюда прибыл силовой центр ранга Infinity Warlock, у них не было бы другого выбора, кроме как умереть.

Тем не менее, такое опасное место реликвии разрушает 100-миллионный легион големов Ян Фэна. Бай Юйсянь много раз видела исследования святынь, но это первый раз, когда она стала свидетельницей такого жестокого, тиранического и необоснованного способа разгадать святыни.

Реликвия Святой Марионетки Меча действительно опасна и полна ограничений.Однако, столкнувшись с ограничениями, Ян Фэн приказывает боевым роботам использовать свои жизни, чтобы проверить их, а затем использует артиллерийские орудия звездного разрушителя, чтобы разрушить ограничения.

Заплатив за уничтожение около 2 миллионов боевых роботов, Ян Фэн наконец достиг Горы Голема.

Потрошители Звездного Неба летели к Горе Голема, чтобы проверить наложенные на нее ограничения.

Когда десятки Потрошителей Звездного Неба достигли воздушного пространства над Горой Големов, могучая сила охватила их, и они упали с неба.

«Эрозия неизвестными силами!»

«После анализа есть 99. Вероятность 9%, что там находится ограниченный массив воздушного пространства эпохи династии Големов! »

« В то же время есть также гравитационный массив и система идентификации противника! »

« … »

Как только Потрошитель Звездного Неба приземлился на Горе Голема, большой объем информации был передан оптическим компьютером уровня 3.

Ян Фэн спросил: «Можно ли полностью проанализировать массивы на Горе Големов?»

С оптического компьютера уровня 3 пришла строка информации: «С текущей базой данных, невозможно проанализировать и взломать массивы на Горе Голема. Согласно расчетам, эти массивы были созданы электростанцией, превосходящей ранг Святого Духа Святого Колдуна.Согласно характеристикам той эпохи, гора Голема должна была быть зачарована заклинаниями Лорда Голема.

С сомнением в глазах Ян Фэн поднял голографическую проекцию Горы Голема: «Повелитель големов? Зачем ему появляться здесь и очаровывать Гору Голема заклинаниями? »

Когда на палубе появилась голографическая проекция Горы Голема, на голографической проекции появилось бесчисленное множество заумных рун, содержащих законы неба и земли.

Когда она увидела голографическую проекцию, лицо Бай Юйсянь резко изменилось, она закричала от ужаса, и по ее лицу потекли две струйки крови: «Стой! В противном случае мы превратимся в големов! »

Ян Фэн только взглянул на голографическую проекцию Горы Голема, когда серый газ накрыл его, и его мысли начали замедляться.

Выражение лица Ян Фэна сильно изменилось, и он поспешно приказал: «Немедленно отключите проекцию!»

Однако странные руны появились на проекторах, и они не останавливались.

Квир-руны также появились на Ян Фэне и Бай Юйсяне, и они разрушили их жизненную силу и превратили ее в силу голема.

Издалека донесся смех Цзя Илуо: «Ха-ха. Лей Мин, ты болван, эта Гора Голема — Гора Верховного Бога, Лорд Голем даровал Святую Марионетку Меча. Вы, потомок предателей, не можете этого коснуться. Ты пьян!

Не осмелившись противостоять Ян Фэну в лоб, Цзя Илуо мог только спрятаться в темноте и призвать 100 миллиардов големов сразиться с Ян Фэном. Однако, имея базу боевых действий уровня Яркого Мирового Чернокнижника, даже если они находятся на расстоянии тысяч километров друг от друга, он может легко «увидеть» Ян Фэна.

«Это метод Императора Чернокнижников, как поистине странно!»

Ян Фэн хотел закрыть глаза, но его веки не двигались. Похоже, он поглощен голографической проекцией Горы Голема. Многочисленные руны образовали странный знак, который запечатал его величайший козырь, маленький мир, и отсек все жизненные силы в его теле, лишив его возможности пошевелить пальцем.

Луч черного меча засиял и сильно ударил по голографической проекции Горы Голема. Сдерживая закон тьмы, луч меча погасил голографическую проекцию Горы Голема от корня, из более высокого измерения.

Boom! Boom! Бум. Голографические проекторы взорвались, и голографическая проекция Горы Голема рухнула и исчезла.

Ян Фэн вздохнул с облегчением, посмотрел на Алексию, стоящую рядом с ним, и улыбнулся: «Лорд Големов действительно могущественен. К сожалению, он уже мертв. Какие бы уловки он ни оставил, он не может остановить живых! »

Обладая доспехами правителя, Алексия сравнима с чернокнижником бесконечности с точки зрения боевого мастерства.Кроме того, темная сила, которую она захватывает как Падший Ангел, — это сила ничтожества, которая может уничтожить все существа из более высокого измерения. В этом суть силы Падших Ангелов. Как Яркий Мировой Чернокнижник, испытавший бесчисленные битвы, она уже овладела силой Падших Ангелов.

Именно из-за Алексии Ян Фэн осмелился войти в это опасное место реликвии лорда големов. В противном случае, учитывая высокую степень опасности, он войдет в это место реликвии только после того, как достигнет царства Чернокнижника Яркого Мира.

Со свирепой улыбкой на лице Цзя Илуо уверенно вошел в легион големов: «Все сокровища Марионеточного Священного Меча находятся в зале на вершине горы Голем. Если у вас есть способности, войдите и получите их! »

Ян Фэн поднял брови и послал боевого робота Undying третьего поколения к горе големов.

Как только Бессмертный достиг воздушного пространства над Големовой горой, он упал на землю. Сражаясь, как насекомое, попавшее в ловушку паутины, Бессмертный прополз менее 100 метров, прежде чем был разрушен серым газом и превратился в голема.

Ян Фэн нахмурился и приказал: «Стреляйте из артиллерий!»

Густой световой дождь, выпущенный звездным разрушителем Battlestars, обрушился на гору Големов.

Когда энергетические лучи, которые могут легко убить Лунных Чернокнижников, ворвались в Гору Големов, они сразу же исчезли, не оставив следов на Горе Голема.

Оптический компьютер 3-го уровня быстро сделал анализ: «Лучи энергии были поглощены Горы Голема. Не рекомендуется продолжать использовать артиллерийские орудия с низким уровнем энергии! »

Ян Фэн решительно сказал:« Стреляйте из артиллерийских орудий звездных разрушителей! »

30 звездных звёздных разрушителей ярко сияли, а 30 звёзд Лучи артиллерийского эсминца врезались в гору Голема.

Артиллерийский луч звездного разрушителя может погасить исходную волю самолета 9-го уровня, а другой луч может разрушить сам самолет 9-го уровня.

Даже на самолете Цанчжи артиллерийский луч звездного разрушителя может легко разрушить гору высотой 10 000 метров.

Столкнувшись с 30 лучами, даже Чернокнижнику Бесконечности пришлось бы отступить, не осмеливаясь сопротивляться им в лоб.

Перед тем, как 30 лучей попали в гору Големов, руны на вершине горы, которая все еще была все время освещена, и 30 гексаграмм заблокировались перед 30 лучами.

Когда лучи врезались в гексаграммы, они входили в гексаграммы и исчезали.

После того, как исчезли лучи, исчезли и гексаграммы. Оставшись невозмутимой, Гора Голема испускала странную ауру.

Увидев это, Ян Фэн нахмурился и внимательно посмотрел на вершину Горы Голема: «Даже артиллерия звездных разрушителей не действует. Эта гора големов достойна того, чтобы быть объектом, усиленным заклинаниями лорда големов. «

Механический Бог- Император — Глава 628. — MECHANICAL GOD EMPEROR

Автор: Assets Exploding, 资产暴增, Zi Chan Bao Zeng

Перевод: Auto — Translation

Глава 628. — Механический Бог- Император — Ранобэ читать Онлайн
Механический Бог- Император — Веб новелла

Читать онлайн Книгоходцы и тайна Механического бога

Милена Завойчинская Книгоходцы и тайна механического бога (Высшая Школа Библиотекарей — 4)

Глава 1

О знакомстве с новой реальностью,

первом впечатлении и попытке слиться с местным населением

Реальность Дарколь, куда мы с напарником прибыли на летнюю практику после окончания второго курса Высшей Школы Библиотекарей, поразила своим отличием от Межреальности. Аннушка, которая сопровождала и контролировала нас, шла уверенно и спокойно, а мы с другом, открыв рты, таращились по сторонам.

Для Карела вся та техника, что курсировала мимо нас по улице, была в новинку, ведь он родом из полностью магического мира, в котором транспорт исключительно гужевой. Для меня же те автомобили и автобусы, которые проезжали мимо и громко сигналили клаксонами зазевавшимся прохожим, являлись, наоборот, реликтами. У нас на Земле подобные древние «старушки» выставляются в музеях или прячутся в гаражах, радуя лишь небольшое количество коллекционеров. Единственное, что меня смущало при взгляде на них, — это отсутствие запахов, присущих транспорту с двигателями, работающими на нефтепродуктах. Не пахло бензином, мазутом, дизелем, или чем там еще «кормят» машины. Вот лошадиный дух — был, ибо вместе с автомобилями и автобусами присутствовали и конки, и даже единичные всадники. Их было мало, но ведь были.

— Да чтоб вас! — выругался Карел, шарахнувшись в сторону от проезжавшей мимо машины. Ее водитель оглушительно просигналил, чтобы отогнать ротозеев, стремящихся угодить под колеса.

Я же успела понять принцип местного движения, а потому, подхватив напарника под руку, оттащила от проезжей части.

— Карел, здесь движение правостороннее. Видишь? И не вылезай на дорогу, а то раскатают по асфа… по мостовой.

— Аг… — начал он мне отвечать, потом глянул куда-то поверх моей головы и онемел.

Я быстро обернулась, но так как на дороге ничего примечательного не нашлось, взглянула вверх и тоже открыла рот. Примерно на уровне крыш по воздуху ехал-летел велосипед с крыльями. Управлял им респектабельный сухощавый мужчина в плаще, кашне и шляпе. Но поразил меня отнюдь не его цилиндр. Местные костюмы я уже успела оценить и сделать свои выводы, но об этом позднее. Сам факт того, что по воздуху летит велосипед, к которому приделаны крылья, — это… Вот у меня даже слов нет.

— По всем законам физики, аэродинамики и согласно банальной гравитации этот конкретный объект лететь не может, — задумчиво обронила я, рассматривая то, как велосипедист крутит педали, а те приводят в движение крылья. — Но он летит.

— По всем законам магии, Золотова, объект, к которому приложены необходимые знания и подходящие заклинания, будет делать то, что хотел его создатель, — невозмутимо ответила мне Аннушка. — Уж вам ли этого не знать, адептка?

— Понятия не имею, про какие ты законы говоришь, Кир, но принцип действия всего этого… — широко повел рукой вокруг себя Карел, — я не понимаю.

— Я хорошо умею кататься на велосипеде, но вот ни за что в жизни не сяду на этот драндулет, — произнесла я, продолжая таращиться на удаляющуюся конструкцию с веерными крыльями, которые размеренно взмывали и опускались. — Лучше уж на драконе.

— Вот видите, адептка? — не упустила случая прокомментировать мои слова темная фея. — А ведь по всем законам физики, аэродинамики и согласно банальной гравитации огромная рептилия летать не должна. А еще она не может быть разумной, общаться ментально и дышать огнем. Но ведь летает, мыслит, общается и выпускает из гортани струю огня. Не желаете написать мне курсовую работу на тему: «Возможное и невозможное в фауне, флоре и предметах быта магических реальностей»?

— Э-э… Нет, спасибо! — открестилась я.

— Поторопитесь, адепты. Нам нужно пройти до конца этой улицы, там дом, который я арендовала для нас, — распорядилась Аннушка и пошла вперед, не оглядываясь.

Мы с Карелом переглянулись, представив радужное проживание в одном доме с магистром Кариборо в течение месяца, но послушно подхватили свой багаж и бросились ее догонять. Мимо спешили прохожие, посматривающие на нас с недоумением, а на меня по непонятной причине еще и с осуждением, мы же с не меньшим любопытством изучали их.

— Странная мода, — обронил на ходу Карел. — Но что-то в этом определенно есть.

— Я уже хочу! — отозвалась я, проводив взглядом хорошенькую девушку в шляпке-цилиндре, лихо сдвинутой набок. — Сегодня же нужно будет прикупить местных нарядов!

Стиль одежды в этой реальности я бы охарактеризовала как стимпанк. Шляпы различных фасонов, высокие шнурованные ботинки и у мужчин, и у женщин, брюки и пиджаки, жилеты и сюртуки, короткие двубортные суконные куртки, перчатки, ряды крупных декоративных пуговиц. Аксессуары в виде шестеренок и гаек, эполеты из цепочек, у женщин плотные шнурованные корсажи и пышные юбки разной длины, начиная от коротеньких (выше колена) и заканчивая в пол. Учитывая отнюдь не жаркий климат, курточки и пиджаки были оправданными. Я в одной рубашке даже озябла.

Я стимпанк как жанр в литературе не любила, и книги, описывающие подобные миры, принципиально не читала. Но картинок в Интернете в свое время видела много, и этот стиль меня всегда чаровал своей необычностью. Поэтому сейчас я в предвкушении приглядывалась и решала, что куплю себе. Надо же пользоваться!

Тем временем мы добрались до нужного мрачноватого особняка с окрашенными в глубокий фиолетовый цвет стенами и черной дверью. К крыльцу вела каменная лестница с коваными перилами.

— Вестов, позвоните, — распорядилась Аннушка.

Карел оставил сумки рядом со мной, легко взбежал по ступенькам и после некоторой заминки нашел кнопку дверного звонка, запрятанную в морду одноглазой горгульи. Собственно, ее глаз и являлся кнопкой.

Раздавшийся после этого звук заставил моего бедного напарника подпрыгнуть, а меня схватиться за сердце. О господи! Так и заикой остаться можно! Нечто среднее между воплем белухи, карканьем и предсмертным хрипом какого-то неведомого монстра…

— М-да, — цокнула языком магистр Кариборо. — Звук придется менять. А то ведь к нам, возможно, будут приходить посетители, и я не желаю каждый раз слушать этот кошмар.

Тут распахнулась дверь, и к нам вышел поджарый седой господин в черном костюме и белых перчатках.

— Чем могу служить, господа? — сухо поинтересовался он.

— Я герцогиня Аннушка Каро, — ответила темная фея вместо Карела, делая ударение на последнюю букву в своей внезапно укоротившейся фамилии. — Это мои подопечные: граф Карел Вест, госпожа Кира Золя.

Я округлила глаза, когда моя фамилия вдруг также потеряла половину букв и приобрела ударение на последний слог. Карел же вытаращился на магистра в тот момент, когда она назвалась Аннушкой, да так и застыл, слушая все остальное.

— Однако! — пробормотала я, отойдя от изумления.

— Добро пожаловать, леди, господин, — чопорно поклонился мужчина. — Я управляющий. Мое имя Андель Дойс.

Магистр Кариборо сверкнула на меня зелеными глазами, но ничего не сказала, а к нам из глубины дома уже торопился вызванный жестом управляющего… робот. Разумеется, не такой складный и гладенький, как их показывают в фильмах про чужие галактики, но вполне узнаваемый механический человек с датчиками вместо глаз и носом-гайкой. Корпус его украшали приваренные декоративные шестеренки, рельефный узор и небольшая позолота на выступающих частях рисунка. Андель Дойс назвал робота именем Гант и приказал забрать багаж у гостей.

Механический слуга подхватил наши сумки и понес в дом, а мы проследовали за Аннушкой. Управляющий тут же вызвал горничную, приятную женщину средних лет, и велел проводить нас в комнаты.

Особняк, снятый магистром Кариборо, оказался не слишком большим, но нам троим, безусловно, этого более чем достаточно. На первом этаже гостиная, маленькая уютная столовая, библиотека, кухня и помещения для прислуги. На втором — спальни с примыкающими к ним ванными комнатами и строгий кабинет. Имелись еще чердак и подвал.

Аннушка заселилась в самую просторную комнату и сказала, что кабинет также останется ей, так что на него нам с Карелом заглядываться не стоит. А вот все остальное в нашем распоряжении, можем идти и выбирать по душе любую свободную комнату. Собственно, так мы и поступили. Карелу понравилось типично мужское помещение в глубоких синих тонах с красно-коричневой мебелью, а я влюбилась в комнату напротив — в нежной бежевой гамме с мебелью цвета гречишного меда. Обставлены они были одинаково: большая кровать и тумба у изголовья, платяной шкаф и напольное зеркало рядом с ним, у окна глубокое мягкое кресло, на подлокотнике которого лежал свернутый пушистый плед, секретер с откидывающейся столешницей и рядом удобный стул на колесиках, миниатюрный туалетный столик и пуф. Из спальни вела дверь в примыкающую ванную комнату, оборудованную душем, что меня приятно удивило. Освещение в доме оказалось очень похожим на электрическое, что тоже не могло не радовать.

Читать онлайн Книгоходцы и тайна Механического бога страница 35

Когда зной ушел, а степь стала остывать, я устроилась на одеяле и взяла в руки блокиратор. Сосредоточилась и создала в крохотной щели, которую и рассмотреть-то можно было лишь с помощью увеличительного стекла, пленку из воды. Даже не из воды, а из пара. Затем этот пар превратила в воду и заморозила. Добавила еще пара, вновь поменяла его состояние на жидкое, а затем на твердое. И так слой за слоем, увеличивая ледяную корочку между ящичком и его крышкой. Работа была скучная, монотонная и абсолютно механическая. Загнать пар, превратить в воду, заморозить, и так без конца.

Но спустя пару часов процесс стал заметнее, так как вода камень точит, а лед потихоньку расширял щель. Что-то хрустнуло, отверстие, сейчас закрытое ледяной коркой, стало еще шире… В общем, действуя таким вот варварским методом, я приподняла крышку настолько, что теперь можно было подсунуть лезвие ножа, дабы вскрыть ее окончательно и зафиксировать, на случай, если там имеются пружины.

— Готов? — спросила я.

Карел кивнул, вставил в щель кончик кинжала, и я быстро испарила ледяную пробку. Молниеносным движением лезвие скользнуло глубже и встало как рычаг, не давая крышке опуститься на свое место. Зафиксировав ее в открытом состоянии, напарник натянул на глаза очки и заглянул внутрь. Я же устало легла навзничь и раскинулась в позе морской звезды. Все тело затекло, пока магичила…

— Так… Вот это сюда, это туда… — шептал друг, копаясь во внутренностях блокиратора, сверяясь периодически с записями капитана. — Есть!

— Ну и чудненько… — пробормотала я, переворачиваясь на бок и натягивая на себя одеяло. — Я спать. Не могу больше, устала как собака.

— Ага… — кивнул он, не глядя в мою сторону. Ему было не до меня.

Проснулась я поздно, и Карела рядом не было. Он вообще не ложился, что ли? Я повозилась и села, сонно озираясь.

— Ау! Есть кто? — позвала в голос, не увидев напарника.

— Кирюш! — весело позвал он с места раскопок. — Сработало! Источник открылся!

— Серьезно? — Я поднялась, подошла к краю ямы и заглянула внутрь.

Карел сидел на корточках и держал руки так, словно грел их над костром.

— Слабенькая струйка пока, но становится сильнее с каждой минутой. Еще ночью открылся поток. Я свой резерв уже пополнил. Ты будешь? Вчера ведь потратилась сильно.

— А давай! — согласилась я, спрыгивая внутрь. — Только кушать хочется. Ты уже ел?

— Тебя ждал. Пополняй резерв, а я сейчас соберу нам завтрак.

К вечеру источник открылся полностью. Сквозь очки были видны уже не ручейки магии, а полновесный поток, бьющий из земли. Он разливался вокруг, насыщая пространство энергией, переливаясь и сверкая всеми цветами радуги. И мир отзывался… Даже трава вокруг стала живее буквально за часы.

Что же ты наделал, Механический бог? Как можно было загубить такое лишь потому, что ты это не понимал и не мог использовать? Целый мир, прекрасный и удивительный, полный волшебства, едва не умер, превратившись в обычную планету, на которой нет места чуду, а есть одни лишь железки и механизмы. Уж мне ли не знать, каково это — жить в реальности, где магия — это сказка, а встретить ее по-настоящему возможности нет.

…И вот он, особняк, служивший нам временным пристанищем в перерывах между разъездами. Выбравшись из степи, мы сделали остановку буквально на пару часов, сняв номера в гостинице, чтобы помыться, переодеться в чистую одежду и нормально поесть, и сразу же двинулись дальше. Нам с напарником уже осточертело скитаться и хотелось отдохнуть в комфорте.

— Привет! — лучезарно улыбнулась я господину Дойсу и отдала сумки подошедшему к нам домашнему роботу.

Гант посигналил мне лампочками, принял из рук Карела остальной наш багаж и потопал наверх.

— Госпожа Золя, господин Вест, — вежливо кивнул нам управляющий. — Как прошло ваше очередное путешествие?

— Неплохо, — отозвался Карел. — А что герцогиня? На месте?

— Да, господин Вест, леди Каро в кабинете. Доложить?

— Да мы сами, — отмахнулась я, быстро осмотрела себя на предмет — прилично ли выгляжу, и поправила пристежную юбку, надевающуюся поверх брюк.

Как только мы покинули безлюдные степные пространства и отпустили наших призрачных скакунов, мне пришлось доставать из сумок накладную юбку и прикрывать филей. Некоторое время в поезде и последующий полет на дирижабле также вынуждали выглядеть прилично. Поэтому одежда у нас с напарником была хоть и помятой, но не грязной, и это радовало.

— Может, сначала переодеться? — задала вслух риторический вопрос, памятуя о безупречности Аннушки. Нам обоим сейчас до безупречности было ох как далеко.

— Адепты! — прозвучал холодный голос с лестницы.

О! А вот и она сама.

— Добрый день, ма… леди, — поприветствовал ее Карел.

— Здравствуйте! — Это уже я, причем бочком задвинулась за напарника, чтобы магистр Кариборо не видела мою измятую одежду. С нее ведь станется опять мне лекции о дурновкусии читать.

— В мой кабинет! — распорядилась темная фея и отдала указание управляющему: — Подайте нам чай и легкие закуски.

В кабинете было все почти так же, как перед нашим последним отъездом, если не считать отсутствия горы коробок и свертков с техномагическими приспособлениями, купленными на ярмарке.

— Как поездка? — задала вопрос Аннушка, усаживаясь за стол.

— Мы все сделали! — радостно воскликнула я. — Магистр, мы такое нашли! Просто ух! И еще разблокировали один источник! И…

— Кира, не тараторьте, — поморщилась фея. — Карел, в нескольких словах итоги вашей практики? Подробно — в письменном отчете.

— Механический бог — это житель иной реальности, прилетевший в Дарколь на техническом межзвездном транспортном средстве. Никакой магии, исключительно сложные высокоразвитые технологии. Он потерпел крушение, из-за отсутствия нужного вида горючего не смог выбраться, а так как его организм плохо переносил магическую энергию, то капитан принялся перекраивать мир под себя. К какой расе он принадлежал — неизвестно.

— Даже так? — подняла идеальные брови Аннушка и откинулась на спинку кресла. — Не ожидала… И что же?

— Мы нашли его корабль, спрятанный в степях на территориях, которые раньше принадлежали оркам. Побывали внутри и добыли бортовой журнал. Он у нас с собой, переведенный на местный язык искусственным разумом… — покосился на меня напарник и исправился: — Бортовым компьютером. В дневнике указаны все места расположения источников магической энергии, которые Механический бог нашел и закрыл с помощью своих сложных технических устройств. Принцип их работы неясен, но имеется способ отключения, указанный в дневнике. Один из блокираторов, тот, что находился по пути нашего следования, мы дезактивировали. Но точек много, самим раскрыть все источники — нереально. Нужно несколько экспедиций, если жители Дарколи заинтересованы в спасении своей реальности.

Магистр Кариборо легко погладила кончиками пальцев столешницу, глядя куда-то в пространство, и медленно кивнула.

— Я организую вам встречу с людьми, которые… Пока отдыхайте и пишите подробный отчет обо всем произошедшем, — наконец сказала она. — Я довольна вами. Да и другие преподаватели. Передавали вам благодарность за хороший выбор устройств. От меня вам что-нибудь нужно?

Мы с напарником переглянулись, и я неуверенно ответила:

— Да вроде нет. А сколько у нас дней на отдых?

— Думаю, дня два или три, — отозвалась фея и жестом указала горничной, вошедшей в кабинет с подносом, поставить все на стол. — Я задействую свои старые связи, ведь повод серьезный. Ешьте, до обеда еще часа два.

Мы не стали отказываться, так как действительно успели проголодаться. А магистр продолжила:

— Кира, приводите себя в порядок. Посетите местные салоны красоты, потому что вид у вас… кхм… как у лесной ведьмы. Это недопустимо. Пройдите полностью все процедуры по уходу, которые только может предоставить эта реальность. Хотя должна сказать, что степной загар вам к лицу. Глаза у вас выглядят прямо-таки бирюзовыми.

Я украдкой покосилась на свои ногти, которым действительно не помешал бы маникюр. Но где бы я его делала в дороге? Поджав пальцы, я спрятала этот позор от бдительных глаз Аннушки, а она уже говорила дальше. Причем, как обычно, не слишком церемонясь.

— Карел, отдайте все свои вещи слугам, пусть выбросят или подарят нищим. Вы опять выросли и раздались в плечах, вам нужен новый гардероб. Да и посетить салон не помешало бы, привести в приличный вид прическу и… все остальное. Вы аристократ, недопустимо выглядеть так даже после долгих странствий.

Пришла очередь моего напарника смущенно ерзать и прятать руки с черной траурной каймой под ногтями.

— Магистр, скажите… А почему вы отправили нас на практику именно сюда? — робко задала я вопрос, который мучил меня уже давно. — Мы ведь маги, а Дарколь — это скорее уже техническая реальность. По крайней мере, в данный момент. С энергией здесь настолько плохо, что мы почти не использовали свои силы. Большей частью полагались на обычные человеческие способности.

Механический Бог-Император_4 — Боевые войска

3796 может использовать энергию для синтеза любого вещества из воздуха. Теоретически, пока было достаточно энергии и вещество было зарегистрировано в базе данных, оно могло быть синтезировано с использованием энергии. Однако энергия, необходимая для создания вещества из энергии, была чрезвычайно устрашающей. Таким образом, для изготовления большого количества различных технологических творений по-прежнему требовались самые разные материалы.

«Железной руды недостаточно?» Брови Ян Фэна слегка нахмурились.

Хотя в наши дни Ян Фэн не жалел средств и усилий, чтобы убедить торговцев везти железную руду в Город Осеннего Листа со всех концов и бессмысленно разграбить железные инструменты города Осеннего Листа, но этого было все еще далеко не достаточно для удовлетворения производственных потребностей. этого механического завода.

Глаза Ян Фэна вспыхнули, и он торжественно сказал: «Другого пути нет, похоже, нам нужно расширяться! Поднимите все модели боевых роботов, которые могут быть произведены на данный момент! »

3796 быстро подтянули различные боевые роботы.

<Экранированный робот… с защитной крышкой уровня 1. Общая оценка боевой мощи: уровень 6.>

<…>

Ян Фэн посмотрел на информацию о различных типах оружия, слегка нахмурился и торжественно сказал: «Самый высокий — это только уровень 7, не так ли? он слишком слаб? Нет оружия более высокого уровня? »

С тех пор, как он получил наследство, Ян Фэн увидел множество ужасающего оружия, мощь которого намного превосходила мощность обычных роботов 7-го уровня.

«Укрепленная крепость?» Ян Фэн пожелал этого и посмотрел вниз.

«Бля!» Ян Фэн тихо выругался.

На 10 000 тонн стали требовалось от 20 000 до 30 000 тонн железной руды. 1 тонна железной руды стоила около 2 золотых монет. Таким образом, 30 000 тонн железной руды равнялись 60 000 золотых монет. Если покупать его в обычном режиме, то даже столетнего дохода Города Осеннего Листа будет недостаточно.

Что касается энергии, солнечные зонты могли поглощать 0.01 кун энергии в день. В настоящее время 2000 солнечных зонтов могут поглощать только 20 кун энергии в день. При нынешних темпах для сбора энергии, необходимой для портативной укрепленной цитадели, потребуется 50 000 дней. Что касается пространственного кристалла, Ян Фэн раньше даже не слышал о нем.

Ян Фэн на мгновение задумался, прежде чем сказать: «Сначала произведите партию упрощенных версий лопастных роботов, роботов-наводчиков и артиллерийских роботов для меня».

3796 спросил с сомнением:

Ян Фэн выдвинул свои требования по улучшению и сократил различные аспекты: «Мои нынешние враги — всего лишь средневековые люди без оружия.Роботам с лезвиями нужно только уметь убивать рыцарей своими лезвиями. Роботы-наводчики могут использовать 12,5-миллиметровые крупнокалиберные пулеметы, артиллерийские роботы должны быть оснащены только 120-миллиметровой тяжелой артиллерией, боевой радиус может быть уменьшен до 200 километров. Нет необходимости в таких больших рамах, достаточно рамы размером с человека. Если возможно, наденьте на них человеческую кожу и сделайте их похожими на людей ».

В соответствии с требованиями Ян Фэна, 3796 быстро внесла некоторые корректировки и модификации и быстро спроектировала боевых роботов, которые отвечали требованиям Ян Фэна.

Удовлетворенный, Ян Фэн разместил большой заказ: «Сначала сделайте по одной штуке, чтобы защитить меня, а затем сделайте по 100 штук каждой».

3796 сказал: <Да! Мастер!

.

Механический бог-император_273 — Великий фармацевт Каналес

Глаза Ян Фэна загорелись восхищением: «Великий принц Андре действительно необыкновенный!»

Хотя 4 принца были очень выдающимися, но по сравнению с Великим принцем Андре разрыв был таким же большим, как пропасть между курицей и фениксом.

Однако чем более выдающимся был Андре, тем больше Ян Фэн не хотел, чтобы он занимал трон. В противном случае, как только первый получит власть контролировать всю Империю Морринс, Ян Фэн обнаружит, что ему будет очень трудно делать то, что он хочет.

Андре подошел.

«Брат!» Когда они увидели приближающегося Андре, его приветствовали четыре принца. В их приветствии были и следы вежливости, и страха.

«Ты Ян?» Андре проигнорировал группу из четырех человек Порты, когда подошел к Ян Фэну. В нем было доминирование. Он спросил

Ян Фэн ответил: «Я Ян, Ваше Высочество Андре!»

В глазах Андре промелькнуло сожаление, и он сказал: «Какая жалость».

Каналес сделал шаг вперед, его равнодушные глаза засияли ярким светом, и он сказал прямо, как будто это было само собой разумеющимся: «Я Каналес.Йен, дай мне все формулы зелий, которые у тебя есть, и я не усложню тебе задачу сегодня.

Ян Фэн посмотрел на Каналеса, как на идиота, и равнодушно ответил: «Почему я должен давать вам свои формулы зелья, а не наоборот?»

Каналес был немного ошеломлен, затем его глаза наполнились гневом, и он сказал с мрачной улыбкой: «Дурак !! Я просто хотел твои формулы зелья. Теперь по твоей глупости я сделаю тебя своим рабом. Я вызываю тебя на дуэль с зельями! Проигравший должен быть рабом победителя и отдать все свое победителю !! »

Ян Фэн спросил в ответ: «Почему я должен согласиться на ваш вызов?»

Каналес усмехнулся, сказав: «Это честный вызов между фармацевтами, и вы не можете отказаться от него.Однако, если вы откажетесь, я прикажу исключить вас из Церкви Плетения. Ты не сможешь войти ни в один из храмов Богини Плетения, чтобы помолиться ».

Для набожного фанатика невозможность войти в храм своего бога для молитвы было самым суровым наказанием.

Каналес сделал себе имя великого фармацевта несколько десятилетий назад, а его связи и влияние были намного выше, чем у Ян Фэна.

Ян Фэн сказал с серьезным выражением лица: «Ты действительно злой!»

Каналес дико рассмеялся и сказал: «Ха-ха.Это бесполезно! Отдай формулы зелий или стань моим рабом после дуэли зелий; у вас есть только два варианта ».

Ян Фэн сказал очень спокойно: «Кажется, у меня нет выбора».

Каналес высокомерно бросил золотой свиток контракта перед Ян Фэном: «Это свиток контракта самого высокого уровня в храме Бога Контрактов, подпишите его!»

Лицо Гарсы сильно изменилось, затем он схватил Ян Фэна за правую руку и крикнул: «Ян, не подписывай это! Я могу использовать свое влияние и убедиться, что вас не исключат из Weave Church.

Каналес высокомерно усмехнулся: «Из-за несчастного случая Папа Плетеной церкви был тяжело ранен в молодости. Я спас его своими зельями, так что теперь он должен мне услугу. Можно ли сравнить ваше влияние с влиянием Папы Плетеной церкви? »

Цвет лица Гарсы внезапно сильно изменился, и он замолчал.

Штаб-квартира Ткацкой церкви находилась не в Империи Морринс. Хотя Гарса, как шестой принц, действительно имел некоторое влияние в Плетеной церкви, он вообще не мог сравниться с Папой Плетеной церкви.

Хотя Каналес был очень высокомерен, но у него был для этого капитал. Прошло несколько десятилетий с тех пор, как он стал великим фармацевтом, так что бог знает, со сколькими электростанциями он подружился. В некоторых областях его слова имели гораздо больший вес, чем слова многих принцев Империи Морринс.

Ян Фэн какое-то время молчал, затем какое-то время внимательно изучал золотой магический контракт. Убедившись, что ошибок нет, Ян Фэн освободился от руки Гарсы и подписал контракт.

После того, как он подписал его, контракт золотой магии немедленно загорелся и превратился в 2 золотых огонька, которые приземлились в пространстве между бровями Ян Фэна и Каналеса соответственно.

Каналес бросил взгляд на площадку аукциона зелий и улыбнулся, сказав: «Эта площадка аукциона довольно хороша, она как раз подходит для нашей дуэли».

Ян Фэн ответил: «Хорошо!»

Вскоре они оба поднялись на платформу.

Каналес легкомысленно сказал: «Правила этой дуэли зелий следующие: каждый из нас должен выпить зелье другой стороны, а затем рассеять магию зелья.Тот, кто признает поражение, проигрывает ».

Ян Фэн слегка кивнул и согласился с Каналесом.

Дуэль между Фармацевтами велась не с помощью заклинаний, а путем питья зелья друг друга и рассеивания магии. Дуэли между фармацевтами часто решались зельем.

Ян Фэн сказал с искренним выражением лица: «Грандмастер Каналес, вы давно сделали себе имя Великого фармацевта, поэтому в знак уважения я приготовлю для вас зелье, чтобы вы сначала выпили.

Каналес слабо улыбнулся и ответил: «Уважайте стариков и берегите молодых, понимаете ли вы этот принцип? Если хочешь проявить ко мне уважение, сначала выпей зелье, которое я приготовил! »

В дуэли между фармацевтами сторона, которая первой выпьет зелье, окажется в невыгодном положении. Если разрыв во власти между сторонами не был большим, партия, выпившая зелье первой, была бы в невыгодном положении.

Ян Фэн улыбнулся и сказал: «Нет. Если бы я выпил первым, разве это не было бы похоже на заявление, что я сильнее вас, гроссмейстер? Вы должны сначала выпить, потому что вы сильнее меня, гроссмейстер.Когда ты выпьешь мое зелье, ты наверняка с легкостью его развеешь.

Каналес не уступил ни на дюйм, сказав: «Я действительно сильнее тебя. Однако ты должен первым выпить мое зелье.

Андре подошел, протянул руку Ян Фэну и сказал: «У меня в руке либо 1 золотая монета, либо 2 золотые монеты. Если угадаете, то первым выпьет Грандмастер Каналес. В противном случае ты будешь единственным ».

Ян Фэн некоторое время размышлял, прежде чем сказать: «2 золотые монеты!»

Андре медленно раскрыл руку и, чтобы все могли видеть, показал 1 золотую монету.

Андре слабо сказал: «Иди первым».

Ян Фэн ответил: «Хорошо!»

Каналес молча произнес заклинание и махнул рукой. Вспыхнул волшебный свет, и на полу странным образом возник огромный стол, покрытый всевозможными экзотическими магическими ингредиентами.

Глаза Каналеса вспыхнули от фанатизма, и он сказал с возбужденной улыбкой: «Здесь 3000 видов ингредиентов. Я знаю, что вы не готовы, поэтому мы будем использовать эти 3000 видов волшебных ингредиентов, чтобы усовершенствовать наши зелья и получить хорошее сочетание.Конечно, если вам нужно добавить свои собственные ингредиенты, это тоже не проблема ».

Каналес был фанатичным фармацевтом, который изучал фармацию всю свою жизнь, и его магическая сила была всего лишь на уровне архимудрия. С помощью различных драгоценных зелий ему едва удалось продвинуться до архимолда. Однако когда дело дошло до аптеки, он входил в тройку лучших фармацевтов Империи Морринс.

После того, как он закончил говорить, Каналес больше не обращал внимания на Ян Фэна. Он сосредоточил свое внимание на ингредиентах и ​​тщательно отобрал в общей сложности 23 волшебных ингредиента.

В этом месте Каналес привлек внимание всех.

Великий фармацевт, очищающий зелье на месте, был редким зрелищем, которого многие из присутствовавших там воротил никогда не видели.

На плане Фейсуо аптека была одним из самых загадочных предметов, и очень немногие люди могли с ней справиться.

Ян Фэн внимательно посмотрел на 23 магических ингредиента, и его глаза сверкнули серьезностью.

Из 23 ингредиентов Ян Фэн смог идентифицировать только 19 из них.Остальные 4 были необычными растениями, которые еще не были внесены в его базу данных.

После того, как он выбрал 23 ингредиента, Каналес осторожно поместил ингредиент гуманоидной магии в стеклянный стакан, затем беззвучно произнес заклинание, указал пальцем и наложил заклинание уровня 1 «Исцеляющая вода».

Внезапно появилась голубая лечебная вода и переплелась с гуманоидным ингредиентом. Гуманоидный ингредиент выпрямился и издал пронзительный крик.

Когда присутствующие люди услышали вопль гуманоидного ингредиента, многие обычные люди внезапно почувствовали давление в груди и рыбный привкус в горле, когда кровь поднялась из их горла и потекла из уголков их рта.

В тот момент, когда многие люди начали паниковать, Волшебник, стоявший позади Андре, молча произнес заклинание, указал на платформу и произнес звукоизоляционное заклинание, полностью перекрыв крик ингредиента гуманоидной магии на платформе.

«Какой страшный волшебный ингредиент !!»

«Этот ингредиент действительно страшный! Только Волшебники могут справиться с таким ингредиентом !! »

«…»

Глаза больших воротничков вспыхнули от сердцебиения, когда они вытащили полотенца и вытерли кровь из уголков рта.

Каналес не обращал внимания на этих людей. После того, как ингредиент гуманоидной магии был покрыт лечебной водой, он указал пальцем, и пламя мгновенно охватило гуманоидный ингредиент и целительную воду.

Под горящим пламенем загорелся ингредиент гуманоидной магии и целебная вода. После того как пламя перестал гореть, в стакане осталась только черная жирная жидкость. Эта черная жирная жидкость постоянно скатывалась, и иногда на лицах появлялись внушающие страх лица.

После того, как гуманоидный ингредиент был разобран, Каналес продемонстрировал различные техники, которые выглядели фантастически в глазах обычных людей, и начал обрабатывать другие магические ингредиенты.

Вскоре появилось 23 стакана со странными жидкостями.

.

Механический бог-император_425 — Кунна платит визиту

t

Ян Фэн слабо продолжил: «Корабль-призрак!»

Глаза Фалдины вспыхнули от ужаса, и она воскликнула: «Вы даже уничтожили Черных пиратов-скелетов? Их поддерживают наги, самые могущественные мерфолки Восточного моря. Вы в своем уме? Вы обидели нагов? Они контролируют путь к Золотому проливу ».

Ян Фэн сказал с улыбкой: «Теперь, когда у нас есть три легендарных военных корабля, можем ли мы отправиться в Золотой пролив?»

Глаза Фалдины на какое-то время мигнули, прежде чем она успокоилась.Она повернула свои красивые глаза, улыбнулась, встала с дивана и подошла к Ян Фэну: «Конечно, можем!»

Ян Фэн отвел Фалдину в секретную комнату в Чудотворном городе.

Когда она вошла в секретную комнату, Фалдина увидела варп-ворота, полные научно-фантастического стиля.

Когда Ян Фэн управлял им, внутри ворот деформации появилось искаженное пространство.

Он улыбнулся и сделал приглашающий жест, сказав: «Дамы прежде всего!»

Ее прекрасные глаза были прозрачными, и Фалдина улыбнулась и прямо шагнула в искаженное пространство.

Ян Фэн наблюдал за спиной Фалдины с загадочным блеском в глазах. Мужество и проницательность Фалдины превзошли все его ожидания.

Он также вошел в ворота варпа, а затем прибыл на другую сторону.

Фалдина молча последовала за Ян Фэном через дюжину врат варпа, прежде чем, наконец, прибыла в секретную комнату в Стране Черного Дракона.

Эти двое покинули секретную комнату и вошли во дворец.

«Приветствую, Ваше Величество!» Когда они увидели группу из двух человек Ян Фэна, красивые драконорожденные солдаты во дворце преклонили колени в знаке приветствия, и в их глазах мерцало поклонение.

Уничтожение двух королей пиратов, это достижение было распространено в Стране Черного Дракона. Эксперты-драконорожденные с родословной черного дракона были полны трепета перед Ян Фэном.

Фалдина с любопытством посмотрела на прекрасных драконорожденных женщин вокруг нее и сказала: «Они драконы? Это Страна Драконов? »

Она подняла брови и быстро сообразила: «Нет! Драконы Страны Драконов верны Императору Драконов. За исключением Императора Драконов, никого больше не назовут «Ваше Величество».Это не Страна Драконов! Кроме того, они драконорожденные, рожденные от союза драконов и людей. Ян, ты покорил этих драконорожденных, как потрясающе. В Пустоши Красная Земля нет следов драконорожденных. Значит, это должна быть не Пустошь Красная Земля, а какое-то секретное место. Врата, через которые мы прошли, должны быть пространственными воротами, подобными порталам телепортации. Я прав, Ян?

Ян Фэн внимательно посмотрел на Фалдину, затем улыбнулся и сказал в ответ: «Да! Ты действительно умница, Фалдина! »

Фалдина попала в точку, показывая, насколько мощными были ее аналитические способности и мудрость.

Она произнесла с очаровательной улыбкой: «Теперь вы можете сказать мне, где мы находимся?»

Ян Фэн улыбнулся и произнес в ответ: «Мы на пустынных островах».

Красивые глаза Фалдины внезапно заблестели, и она в шоке спросила: «Пустынные острова? Хотите перехватить корабли, идущие в Золотой пролив? »

Пустынные острова находились довольно близко к Золотому проливу. Исходя из этого, вполне можно было организовать огромный флот для перехвата кораблей, идущих в Золотой пролив.

Его глаза заблестели странным блеском, и он сказал: «Верно!»

Фалдина была поражена, и ее прекрасные глаза вспыхнули от бесконечного потрясения, говоря: «Ты что, сумасшедший? Все, кто идут к Золотому проливу, пользуются благосклонностью богов! Будут избранные боги, возлюбленные богов, божественные потомки, клоны богов и некоторые истинные тела богов, отправляющихся в Золотой пролив. Ты обидишь всех богов !! »

Яблоко мудрости было сокровищем, которого жаждали даже боги.Ради этого сокровища какая-нибудь слабая божественная сила и слабые боги ранга божественной силы лично отправятся в Золотой пролив.

Он хотел создать оборонительную линию, чтобы перехватить силы, которые пойдут к Золотому проливу, это было безумием. Если его план удастся, то он оскорбит всех богов Плана Фейсуо.

Глаза Ян Фэна яростно сверкнули, и он сказал с улыбкой: «Но оно того стоит, правда?»

Красивые глаза Фалдины несколько раз мигнули, а затем она улыбнулась и сказала: «Верно, оно того стоит! Пока у тебя есть яблоко мудрости, стоит враждебно относиться к богам! »

Яблоку мудрости понадобилось 30 000 лет, чтобы созреть.Кроме того, из бесчисленных планов только самолет Фэйсуо мог нести яблоки мудрости. Каждый раз, когда появлялось яблоко мудрости, за него боролись бесчисленные эксперты.

Любой, кто получит в свои руки яблоко мудрости и съест его, плавно вырастет в бога слабого ранга божественной силы или даже в мощную электростанцию ​​ранга божественной силы среднего или сильного уровня.

Боги ранга слабой божественной силы были существами, эквивалентными Чернокнижникам Славного Рассвета. Чтобы яблоко мудрости позволило человеку обладать таким сильным потенциалом, оно, естественно, заставило бы бесчисленное количество людей соперничать за него.Ради этого яблока мудрости Ян Фэн без колебаний обратился враждебно к богам Плана Фэйсуо.

Арлет подошла ближе, посмотрела на Фалдину рядом с Ян Фэном с враждебностью в глазах и торжественно произнесла: «Ваше Величество, великий клерик нагов Кунна просит аудиенции!»

Когда она услышала это, в прекрасных глазах Фалдины вспыхнула загадочная вспышка, и она пристально посмотрела на Ян Фэна.

Он поднял брови и сказал: «Великий священнослужитель Кунна? Приведи ее ко мне! »

Арлет ответила: «Да! Ваше Величество!»

В саду позади дома Ян Фэн удобно устроился на мягком диване и наслаждался прекрасными цветами в саду.

Прекрасные придворные танцовщицы драконорожденных выступали в саду, их движения были полны искушения и очарования.

Бесцеремонно восседая рядом с Ян Фэном, Фалдина наслаждалась прекрасным танцем танцоров драконорожденных и ела различные фрукты.

Когда Кунна прибыла в задний сад, она внимательно посмотрела на Ян Фэна, а затем сказала с очаровательной улыбкой: «Ваше Величество, я здесь как посланник нагов. Для меня большая честь познакомиться с вами.

Вспышка убийственного намерения и резкая холодность в его глазах, Ян Фэн сказал с холодной улыбкой: «Ты пришел принести мне объявление войны мерфолков?»

В прекрасных глазах Кунны блеснула насмешка, но на ее красивом лице появилась нежная улыбка: «Нет.Ее Величество Императрица желает править Восточным морем вместе с вами. Однако в ближайшем будущем к Золотому проливу прибудет много посторонних. Ее Величество Императрица просит вас объединиться с нами и уничтожить всех этих посторонних. Взамен Дворец Восточного моря признает правление Страны Черного Дракона над морскими путями Восточного моря.

Кунна задумчиво усмехнулся: «Хмм! После того, как вы оскорбили всех богов Плана Фейсуо, нагам больше не нужно будет действовать.Эта твоя пустяковая Страна Черного Дракона исчезнет в облаках дыма.

Наги могли перехватить все корабли, идущие к Золотому проливу, но им нужен был козел отпущения. Даже наги не хотели обидеть всех богов Плана Фейсуо.

Ян Фэн холодно посмотрел на Кунну и равнодушно ответил: «Хочешь со мной взяться за руки? Это можно сделать, но Императрица Наг должна прийти лично, чтобы провести переговоры! Вы не квалифицированы! Кстати, мой флот сегодня собирается выйти в Золотой пролив и создать там оборонительный периметр.Любой, кто без разрешения преодолеет 300 морских миль по периметру обороны, будет считаться врагом и сразу же убит! А теперь возвращайся! »

Лицо Кунны резко изменилось, а затем сразу стало пепельным. Она сухо сказала: «Ваше Величество, вы пожалеете об этом! Вы наверняка пожалеете о сегодняшних словах! Восточное море принадлежит нам, нагам !! Без нашего разрешения вы не сможете продвинуться ни на шаг в Восточном море. Скоро ты это увидишь! »

После того, как она закончила говорить, Кунна развернулась и зашагала прочь.

Фалдина с любопытством спросила: «Ян, почему ты отказался от их предложения?»

Ян Фэн ответил с холодной улыбкой: «Все просто, они не хотят добросовестно сотрудничать! Они просто хотят найти козла отпущения! Если они не хотят добросовестно сотрудничать, то почему я должен позволять им заходить в Золотой пролив? »

Красивые глаза Фалдины тревожно вспыхнули: «Но мерфолки действительно сильны !! Они настоящие хозяева Восточного моря. Даже с тремя легендарными боевыми кораблями вы по-прежнему не подходите им.

Ян Фэн показал загадочную улыбку, встал и равнодушно сказал: «Поехали!»

Фалдина встала и последовала за Ян Фэном.

Вскоре три легендарных военных корабля — Корабль Черной Стали, Военный корабль Костей Дракона и Корабль-Призрак, стоявшие на якоре в порту Страны Черного Дракона, сформировали флот и отправились в глубокое море.

В окрестностях порта Страны Черного Дракона Кунна вышел из моря, посмотрел на три легендарных военных корабля Ян Фэна, выловил коммуникационный кристалл и сказал: «Ваше Величество, Император Страны Черного Дракона отказался вести переговоры с меня.Он сказал, что только вы квалифицированы ».

Из коммуникативного кристалла раздался холодный и жестокий голос Императрицы Наг: «В таком случае, пусть он протрезвеет! Я хочу, чтобы он понял, что Восточное море принадлежит нам, нагам! »

Три легендарных военных корабля только что проплыли около трехсот морских миль, когда на военном корабле Black Steel уголки рта Ян Фэна приподнялись, и он сказал с холодной улыбкой: «Они пришли очень быстро!»

На глубине более 100 метров под поверхностью моря под водой бесшумно плавали осьминоги с головой осьминога, китобои высотой в десяток метров с головой кита, высокие и величественные тигровые акулы и различные другие водные объекты мерфолков. три легендарных боевых корабля.

.

Механический Бог-Император_271 — Безумие приглашений

Ян Фэн сказал с улыбкой: «Я отдам вам 20% выручки от аукциона зелий. Остальные 80% будут потрачены на колледж магии.

Чтобы построить магический колледж, вам понадобилось много денег. Хотя Морринс 2867-й пообещал позволить Ян Фэну основать магический колледж, но он не предоставил никаких средств. Ян Фэн мог во всем полагаться только на себя.

Деньги были самой большой проблемой.Без достаточного количества золотых монет вы не могли бы нанять волшебников в качестве учителей. Будь то оборудование или материалы, все требовало денег.

Гарса возбужденно улыбнулся: «Хорошо! Граф Ян, будьте уверены, весь Сент-Тулан узнает об аукционе зелий.

Как шестой принц, хотя Гарса зарабатывал много денег каждый месяц, но его расходы были столь же велики. Одно только ежемесячное жалованье его подчиненных лишило бы дара речи рядового аристократа. Больше золотых монет означало, что он мог нанять больше подчиненных.

Ян Фэн повернул глаза и сказал с сияющей улыбкой: «У меня есть предложение. Ваше Высочество, сначала распустите слух, а потом продавайте приглашения. Каждое приглашение будет продаваться за 200 золотых монет, всего будет 5000 приглашений ».

Гарса был слегка удивлен и воскликнул: «Продам приглашения!»

В Империи Морринс никогда не было случая, чтобы люди организовывали аукционы для продажи приглашений. По мнению Гарсы, Ян Фэн был без ума от денег.

«Я великий фармацевт.Среди зелий, которые я собираюсь выставить на аукцион, есть зелье, способное восстановить ваш молодой вид на 18 дней.

Глаза Гарсы заблестели. Зелье, способное восстановить вашу молодость на 18 дней, заставит бесчисленное количество знатных дам соревноваться за него.

«Есть также зелье, подобное« Выносливости дракона ».»

Гарса слегка улыбнулся. Это зелье определенно понравится высшей аристократии.

«Есть зелье, способное сделать вас рыцарем одним прыжком!»

Глаза Гарсы загорелись и вспыхнули от волнения.Многие семьи рыцарей будут сражаться за это зелье.

«Кроме того, есть зелье, способное заставить Мастеров-Волшебников 3-го уровня прорваться через узкое место духовной силы и одним махом перейти в официальных Волшебников!»

Тело Гарсы слегка дрожало, а глаза светились от волнения и жадности.

Хотя Плетение затрудняло для Плана Фейсуо создание Archwizards и выше, но оно также способствовало порождению бесчисленных Мастеров-волшебников.

В отличие от официальных волшебников, волшебников-учеников 3-го уровня было легко нанять.Зелье, способное заставить Волшебников-Учеников 3-го уровня прорваться через узкое место и стать официальными Волшебниками, безусловно, заставит бесчисленное количество людей бороться за это.

Ян Фэн продолжил с улыбкой: «Неужели приглашение на аукцион с таким множеством чудесных зелий стоит 200 золотых монет?»

Гарса громко рассмеялся: «Это того стоит!»

Для простых аристократов 200 золотых монет были большим богатством. Однако для настоящих аристократов об этом не стоило упоминать.Некоторые знатные аристократы, которые уделяли особое внимание роскоши, тратили тысячи золотых монет или даже 10 000 золотых монет на обед. Ради аукциона с таким количеством чудесных зелий люди будут соревноваться за 200 приглашений золотых монет.

Город Сент-Тулан, в заднем саду роскошной виллы.

Юноша 18 или 19 лет практиковал фехтование. Он был сосредоточен, и каждое движение выполнялось серьезно.

Бородатый, дородный мужчина посмотрел на юношу, и в его глазах вспыхнуло сожаление.

«Стой! На сегодня хватит. Как раз когда юноша весь вспотел, бородатый мужчина закричал.

Юноша тяжело вздохнул и чуть не рухнул на землю.

Красивая горничная подошла и протянула мальчику горячее полотенце.

Юноша с надеждой посмотрел на бородатого мужчину и медленно спросил: «Учитель Джей, неужели у меня действительно нет надежды на развитие ци?»

Джей улыбнулся и сменил тему: «Молодой мастер Карл, вы унаследуете семью Саламандр, даже если вы не рыцарь.Вам будут служить бесчисленные рыцари. Практикуя фехтование, вы должны воспринимать это как тренировку ».

С невольным выражением лица Карл сказал несколько пронзительным голосом: «Значит, я действительно не могу развивать ци! Я не могу это принять! Мой предок, Саламандр, практиковал двойное совершенствование в магии и боевых искусствах. Ци и магические методы в этой семье — самые лучшие в мире. Тогда почему, почему я не могу заниматься совершенствованием? Зачем?»

Глаза Джея заблестели жалостью. Он смотрел, как растет Карл, поэтому он знал, сколько усилий Карл вложил в развитие магии и боевых искусств.

Несмотря ни на что, Карл никогда не отказывался от практики совершенствования, и он был в несколько раз более трудолюбивым, чем многие аристократические молодые люди.

Однако у Карла отсутствовал талант, и даже с использованием лучших методов, которые мог предложить мир, он все еще не мог развивать магию и боевые искусства. Если ничего неожиданного не случится, он сможет только при жизни достичь высокого ранга Воина.

Служанка, стоявшая рядом с Карлом, внезапно сказала: «Молодой господин, недавно я слышал, что есть великий фармацевт по имени Ян, который собирается провести аукцион зелий в церкви Св.Город Тулан. Сообщается, что одно из зелий может повысить вас до рыцаря, другое — развить магию, а третье — вернуть вам молодость ».

«Что, есть зелье, которое может повысить тебя до Рыцаря ?!» Глаза Карла вспыхнули ярким светом, затем он посмотрел на Джея глазами, полными надежды, и выжидающе спросил: «Учитель Джей, действительно ли существует зелье, которое может сделать вас рыцарем?»

Джей на мгновение поколебался, прежде чем сказать: «Сила магии чудесна, а аптека полна тайн.Возможно, действительно существуют зелья, которые могут превратить тебя в рыцаря ».

Магия была таинственным, обширным и глубоким существованием. Даже Legend Wizards не могли утверждать, что они знали всю магию. Хотя Джей был сильным звеном Священного Фехтовальщика, он мало что знал о магии.

Карл выжидающе спросил: «Джесси, как я могу присутствовать на аукционе зелий?»

Джесси поколебался, прежде чем сказать: «Я слышал, что приглашение стоит 200 золотых монет и что существует ограничение в 5000 приглашений.Теперь цена приглашения увеличена до 300 золотых монет ».

Карл слегка улыбнулся и сказал: «Иди позови мистера Люка».

Джесси сделала реверанс и ушла

Вскоре после этого к Карлу подошел мужчина средних лет в форме дворецкого и с аккуратно причесанными волосами, который, казалось, был очень способным и опытным, и почтительно сказал: «Молодой господин Карл. , каковы ваши приказы? »

Карл, несущий внушительную ауру начальника, слабым голосом сказал: «Иди, принеси мне 5 приглашений на аукцион зелий, проводимый мастером Яном.

Люк уважительно ответил и попрощался: «Да! Молодой мастер!»

В волшебной лаборатории.

Молодой человек, одетый в мантию Ученика Волшебника, уставился на бледно-золотое приглашение в своих руках, как будто это была его жизнь, затем его глаза вспыхнули от безумия, и он пробормотал: «Зелье, которое может заставить вас прорваться через узкое место и продвигать официальному Мастеру! Я должен это понять !! »

В комнате роскошной виллы.

Дворянка средних лет, которая уже не выглядела молодой — даже тяжелый макияж не мог скрыть ее возраст — посмотрела в зеркало и вспомнила свою потерянную молодость.Она держала в руках бледно-золотое приглашение и прошептала: «Зелье, которое вернет тебе молодость на 18 дней !! Мне нужно это зелье !! »

Перед продуктовым магазином 6-го принца Гарсы стояла длинная очередь людей, растянувшаяся на несколько километров. Взгляды людей в очереди были полны беспокойства, поскольку они наблюдали за продуктовым магазином и ждали, когда он откроется.

У входа в продуктовый магазин находилось более 30 сотрудников службы безопасности, которые следили за соблюдением правопорядка.

Наконец, дверь продуктового магазина медленно открылась, и изнутри раздался голос: «Сегодня всего 500 приглашений».

«Почему ?!»

«Разве не должно было быть 5000 приглашений?»

«Почему осталось всего 500 приглашений!»

«…»

Толпа подняла шум.

Два крепких мужчины вышли, заметили толпу и легкомысленно сказали: «Пожалуйста, соблюдайте очередь и входите в магазин аккуратно! Каждый может приобрести до 2-х приглашений! »

Чекисты вынули дубинки и яростно уставились на толпу снаружи.

Как ни жаловались посторонние, толку нет. Люди в очереди начали заходить в продуктовый магазин.

Каждый раз, когда человек выходил из продуктового магазина, его окружала дюжина людей и кричала: «220 золотых монет, я дам вам 220 золотых монет за приглашение!»

«Я дам вам 250 золотых монет за приглашение!»

«Я дам вам 280 золотых монет за приглашение!»

«…»

Многие люди спорили и предлагали свои цены в попытке купить приглашение на аукцион зелий у других.

Некоторые люди продали свои приглашения и заработали сотни золотых монет. Еще больше людей, купив приглашения, ушли под конвоем экспертов.

500 приглашений из продуктового магазина были быстро раскуплены. Затем у дверей продуктового магазина сформировался вторичный рынок для перепродажи приглашений. Приглашения циркулировали непрерывно, как драгоценный товар. Многие люди боролись за приглашение.

Многочисленные аристократы, великие аристократы, волшебники, убийцы, рыцари и друиды Св.Город Тулан боролся за приглашение. Зелья Ян Фэна были большим соблазном, поскольку они могли исполнить их желания.

На Плане Фэйсуо большая часть магических знаний находилась в руках крупных сил, а остальной мир достигал очень мало знаний. Аптека была отраслью алхимии. Чтобы создать зелье, вам нужно было овладеть большим количеством магических знаний, использовать множество драгоценных необычных растений и добавить в смесь магические камни, которые будут действовать как катализатор.

Великий Фармацевт должен был иметь ранг Великого Волшебника или выше, но не все Силы ранга Великого Волшебника или выше были Великим Аптекарем.Следовательно, великих фармацевтов было очень мало. В конце концов, на плане Фэйсуо у людей, изучающих магию, едва ли было время отвлекаться на другие вещи.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *