Метод самонаблюдения в психологии: Страница не найдена

Самонаблюдение | Понятия и категории

САМОНАБЛЮДЕНИЕ (метод самонаблюдения) — стратегия получения эмпирических психологических данных при наблюдении человека за самим собой; наблюдение за внутренним планом собственной психической жизни, позволяющее фиксировать ее проявления — переживания, мысли, чувства и пр. Возникает в ходе общения с другими, усвоения социального опыта и средств его осмысления. Играет важную роль в формировании аппарата самосознания и самоконтроля личности. Элементы этого метода лежат в основе любого научного исследования.

За счет сопоставления результатов самонаблюдения, представленных в более или менее вербализованном протоколе о текущей индивидуальной жизни, с аналогичным отображением самонаблюдения других людей, происходит постулирование их принципиального родства и согласование с внешними проявлениями.

Самонаблюдение нужно отличать от интроспекции, хотя оно — почти буквальный перевод этого слова. В экспериментах интроспекционистов предъявлялся обычный объект в обычных условиях, а от испытуемого требовался изощренный анализ «внутреннего опыта», аналитическая установка, избегание ошибки стимула и пр. В современных исследованиях — все наоборот: главная нагрузка ложится на экспериментатора, коему должно проявить изобретательность, от испытуемого же требуется обычный ответ в обычных словах (см. метод экспериментальный).

Данные самонаблюдения означают факты сознания, о коих субъект знает в силу их свойства быть ему непосредственно открытыми. Сознавать нечто — значит непосредственно знать это. При самонаблюдении вместо рефлексии выступает эффект прямого знания.

Самонаблюдение широко применялось в психологии эмпирической XVIII-XIX веков, затем его значение снизилось, но в последнее время снова повысилось. Такие методы, как беседа и опросники, невозможны без привлечения данных самонаблюдения. Но оно значимо и как самостоятельный, хотя и не основной метод исследования. Особенно полезен может быть при изучении психологических состояний и настроений.

В современной психологии данные самонаблюдения не принимаются на веру, а учитываются как факты, требующие научного истолкования. Его результаты могут фиксироваться в различных документах — письмах, автобиографиях, анкетах и пр. Самонаблюдение не следует смешивать с интроспекцией как субъективным методом.

Результатом самонаблюдения иногда является самоотчет — описание самого себя в относительной целостности психических и личностных проявлений. Самоотчету бывают свойственны систематические ошибки, важнейшая из коих — в том, что значительная часть испытуемых склонна представлять себя в возможно более выгодном свете.

Словарь практического психолога. — М.: АСТ, Харвест. С. Ю. Головин, 1998, с. 705-706.

МЕСТО МЕТОДА САМОНАБЛЮДЕНИЯ (ИНТРОСПЕКЦИИ) В ПСИХОЛОГИИ

МЕСТО МЕТОДА САМОНАБЛЮДЕНИЯ (ИНТРОСПЕКЦИИ) В ПСИХОЛОГИИ

М.И. ЯНОВСКИЙ

Самонаблюдение (интроспекция) является важнейшим для психологии методом, в котором исследователь вступает в непосредственный «контакт » с психологическими явлениями. Критическое отношение, сложившееся в науке к данному методу, содержит в себе имплицитное отрицание реальности самого предмета психологии — психики. Такое отношение может возникать как следствие предъявления к самонаблюдению требований, игнорирующих его существенные специфические особенности. К числу таких требований можно отнести: 1) полную независимость наблюдаемого факта от факта наблюдения; 2) непосредственную включенность наблюдаемого факта в сферу «жизненной » эмпирики. В статье выявляется необоснованность данных требований, а также намечаются пути продуктивного развития метода.

Ключевые слова: интроспекция, зависимость наблюдаемого факта от акта наблюдения.

В современной психологии распространена точка зрения, согласно которой решающую роль в ее переходе в статус самостоятельной эмпирической науки, своими силами изучающей свой «участок » реальности, сыграла деятельность немецкого ученого Вильгельма Вундта.

Действительно, именно «в вундтовской школе формировалось первое поколение профессиональных психологов » [13; 226]. В. Вундт известен как теоретик и практик психологического эксперимента, как организатор и руководитель первой в мире экспериментальнопсихологической лаборатории (Лейпциг, 1879), впоследствии — института. Вокруг «создателя экспериментальной психологии » «постепенно складывается большая интернациональная школа, равной которой история психологии не знает » [13; 221]. Вундтовский институт на определенный период стал центром мировой психологической науки, давшим мощный импульс ее развитию в Германии, России, США.

92

Такой статус В.Вундта в психологии принято объяснять преимуществом, которое оказалось в его руках благодаря введению эксперимента в изучение психики. Несмотря на свою убедительность, это объяснение вклада В.Вундта в науку упускает из виду происхождение и сущность самого метода эксперимента и поэтому принимает следствие за причину. Эксперимент — это наблюдение над объектом в определенных особым образом построенных условиях. Но психология в этом смысле — особая наука: ее объект не наблюдаем; он лишь предполагаем на основании косвенных признаков. Принимая такое положение, мы должны были бы согласиться и с тем, что из этого следует: психология занимается неким объектом, достоверность самого факта существования которого не может быть установлена. В действительности такой пессимистический для психологии вывод возникает лишь в том случае, если под наблюдением мы понимаем только внешнее наблюдение, наблюдение извне. Однако не существует принципиальных препятствий для того, чтобы предположить существование другого типа наблюдения — наблюдения «внутреннего » для наблюдателя, т.е. самонаблюдения. Такое наблюдение тоже фиксирует нечто реальное (ведь не может же быть наблюдателем никто) — так же, как и внешнее наблюдение. Лишь в этом случае психология становится наукой об объекте, реальность которого так же достоверна, как и реальность объектов естественных наук. Если так, то действительно психологический эксперимент появляется лишь на основе самонаблюдения (интроспекции) в соответствующих экспериментально заданных условиях. Здесь и возникает труднопреодолимое препятствие: в науке долгое время господствовала (отчасти это продолжается и сейчас) точка зрения, что самонаблюдение по определению является «субъективным » и поэтому не может быть достоверным. Именно это препятствие должен был преодолеть В.Вундт, чтобы получить право применять эксперимент в исследовании души.

Сама проблема недостоверности субъективного внутреннего опыта во многом оказалась порождена классическим научным мировоззрением с его идеалом такого рационального познания, в котором познаваемый мир совершенно независим от познающего субъекта1. Наука, полагая объективную реальность вне познающего субъекта, тем самым исключала самого субъекта из реальности. Естественно, такого «нереального » субъекта невозможно изучать достоверно, и поэтому об эксперименте здесь не может быть речи.

Выход из этой ситуации стал прорисовываться одновременно с кризисом в естественных науках, в частности — в физике. Сейчас понятно, что в XX в. скачок в данной науке удалось совершить в значительной степени благодаря включению в научную картину мира субъекта как неустранимого фактора гносеологии и онтологии. Так, теория А.Эйнштейна начинается с анализа процедуры самого наблюдения различных параметров пространственновременнόго устройства мира. Квантовая механика берет за основу неизбежность взаимодействия наблюдателя с наблюдаемым явлением.

Однако еще задолго до образования этих неклассических теорий идея онтологичности субъекта, т.е. включенности субъекта как такового в реальность, стала отвоевывать себе сторонников у классической науки. Если оставить в стороне современную форму идеологической предвзятости, то можно увидеть, что одним из первых в этом ряду оказался К.Маркс. Свои «Тезисы о Фейербахе »

93

он начинает со слов: «Главный недостаток всего предшествующего материализма — включая фейербаховский — заключается в том, что предмет, действительность, чувственность берется только в форме объекта, или в форме созерцания, а не как человеческая чувственная деятельность, практика, не субъективно » [10; 1]. (К сожалению, К.Маркс призвал признать онтологическую значимость лишь за субъективной деятельностью, за произвольными и непроизвольными проявлениями субъекта, но не за ним самим как таковым. В этом смысле призыв К.Маркса оказался половинчатым.)

Австрийский физик и философ второй половины XIX в. Э.Мах пришел к выводу о равных правах и равной значимости внутреннего и внешнего опыта для построения истинной картины мира: «П с и х о л о г и ч е с к о е наблюдение я считаю в такой же мере важным и основным источником познания, как и наблюдение ф и з и ч е с к о е. Относительно всей науки будущего можно сказать она будет подобна туннелю, который строится одновременно с двух сторон (с физической и психической) » [11; 111]. Немецкий ученый Г.Т.Фехнер выявил факт несовпадения математических закономерностей изменения психических и физических процессов в ситуации, когда первые непосредственно вызываются вторыми. Из этого факта Г.Т.Фехнер сделал вывод, что психика — особая реальность, наряду с физической [1; 209]. Будучи современниками В.Вундта, Э.Мах и Г.Т.Фехнер сделали шаг к «онтологизации » субъекта, или, точнее говоря, к уравниванию степени его онтологичности с объектным миром. Это и оказалось предпосылкой вундтовского признания принципиальной возможности достоверного непосредственного наблюдения над субъектом, над субъективным внутренним миром. Действительно, если предмет онтологически реален, то принципиально возможным становится его непосредственное наблюдение. Такое непосредственное наблюдение субъекта, его внутреннего мира — это и есть самонаблюдение, или, в рамках терминологии В.Вундта, интроспекция.

Заслугой В.Вундта, следовательно, является не просто введение метода эксперимента в исследование психики, а фиксация «неудобной » для материалистической науки XIX в. идеи, что «внутренний мир » субъекта равен по степени онтологичности, реальности внешнему миру, и поэтому непосредственный контакт с ним в самонаблюдении (ведь наблюдение без хотя бы минимального контакта с наблюдаемым объектом неосуществимо) — неиллюзорен; поэтому он способен послужить базой для развития соответствующего варианта экспериментального метода.

С этого, собственно, и началось развитие психологии как науки, добывающей факты в своей специфической зоне реальности своими особыми методами, которые соответствуют специфике этой зоны.

Таким образом, самонаблюдение оказалось не только исторически первым методом психологии как науки, но также методом, непосредственно и прямо фиксирующим психологические факты. В этом смысле отказ от данного метода равносилен отказу от признания психологии наукой об определенной реальности.

Несмотря на такую, казалось бы, надежную почву под ногами у самонаблюдения, очень скоро после В.Вундта данный метод перешел на «полуподпольное » существование. Он был раскритикован большинством авторитетных психологов как за рубежом, так и у нас. Однако полное его исключение оказалось невозможным. По словам американского психолога Э.Боринга, «интроспекция все еще с нами, она находит себе применение в самых различных вариантах » [1; 61]. Ее можно обнаружить даже в такой «апологии » антиинтроспекционизма, как бихевиоризм (в форме «промежуточных переменных » [2; 61]

94

или в форме скрытой опоры для интерпретации, прочтения изучаемого поведения [7; 7]). Если анализировать конкретные исследовательские методики, применяемые в современной психологии, мы обнаружим в составе большинства из них по крайней мере элементы интроспекции. Например, тест предполагает интроспекцию отвечающего на вопросы; эксперимент, как он стал сейчас реализовываться в психологии, — самоотчет испытуемого о ходе своей мысли, пережитых состояниях и т.д. Даже чисто аппаратные методики предполагают хотя бы воображаемую интроспекцию за испытуемого, без чего исследователь выходит за пределы психологии, ибо изучает факты не психологии, а физики, биологии и т.д. Однако почему, несмотря ни на что, официальный статус самонаблюдения продолжает оставаться в психологической науке столь неоднозначным?

Эффективному применению самонаблюдения мешает, на наш взгляд, непонимание его специфики, которое выражается в использовании чуждых данному методу критериев оценки его результатов. Укажем на два таких распространенных ошибочных критерия.

Первый состоит в том, что исследователь расценивает в качестве достоверного, объективного лишь такой факт, который не зависит от акта наблюдения, не трансформируется самим актом наблюдения. Самонаблюдение, с этой точки зрения, не может не влиять на наблюдаемые факты и поэтому не может быть источником полноценных, приемлемых для науки данных. Подобная критика опирается как на свою предпосылку на ожидание исследователянаблюдателя найти факт данным в готовом виде2. Не найдя его таким, исследователь вообще не признает его фактом. За подобным пониманием стоит стремление признавать фактичным лишь то, что приобрело «чуждость » по отношению к действующим на него причинам, т.е. то, что стало внешним по отношению к своим причинам и, соответственно, по отношению к чему сами причины оказываются внешними. Фактичным признается, таким образом, лишь то, что обладает внешними причинами. Но понимание психических явлений как порождаемых извне (т.е. как бы механически) тождественно пониманию их как рефлексов.

Невозможность совместить «рефлекторный подход » с методом самонаблюдения была осознана уже автором понятия «рефлекс » Р.Декартом. Рефлексами он называл механические движения организма в ответ на внешние воздействия (т.е. следствия, которые внутренне чужды своим причинам, вызываются ими чисто механически), а в познании души считал важнейшим моментом совпадение акта и факта сознания (т.е. внутреннюю связь следствий и причин): любой психический факт — одновременно акт самопроявления субъекта ( «Мыслю, следовательно, существую «). Такую особенность психических явлений Р.Декарт считал не препятствием в их исследовании, а наоборот — способствующим фактором, поскольку она делает эти явления «прозрачными «, внутренне понятными для их наблюдателя. Психические явления не безличны, у них всегда есть «автор «. Рефлекторный подход стремится исключить такое «авторство «, внутреннюю причастность субъекта своему психическому процессу, и эта механистичность в понимании психики является имплицитным мотивом критики самонаблюдения, описанным нами выше.

95

Второй ошибочный критерий состоит в том, что к объективным причисляется лишь факт, встреченный в естественных условиях, «в жизни «. Самонаблюдение в этом смысле — искусственная форма активности субъекта, на некоторое время «вырывающая » его из сферы реальных, естественных жизненных явлений и поэтому не дающая полезной информации о «подлинных » закономерностях психических процессов. Так, по мнению основателя социологии О.Конта, «интроспекция, будучи деятельностью души, будет находить душу, занятую интроспекцией, но никогда — какимилибо другими из разнообразных деятельностей » [1; 63]. Такая критика самонаблюдения исходит из еще одного варианта понимания психического: психика — это особая форма деятельности субъекта, точнее — ее первичное звено: направленность, нацеленность субъекта на какойлибо объект. Австрийский философ Ф.Брентано еще в XIX в. предложил термин, выражающий такой взгляд на психику, — «интенция » [13; 227]. Психическое, понимаемое как интенция субъекта, несамостоятельно; оно сопровождает предметную деятельность, является ее функцией. Поэтому такое психическое так же неонтологично, как и психическое в «рефлекторном подходе » (хотя на первый взгляд мы имеем здесь дело с двумя противоположными подходами)3.

«Интенциональный подход » к психике действительно приводит к выводу о неприемлемости самонаблюдения: психические процессы в жизни и психические процессы в самонаблюдении — две различные по своей природе интенции, что делает затруднительным перенос выявленных закономерностей с одной сферы на другую. (Интроспекция как непосредственное наблюдение фактов заменяется здесь ретроспекцией их следов и на основе последних — реконструкцией предполагаемых фактов.) Но одновременно данный подход «депсихологизирует » психологию. В его понимании психика не есть нечто реальное; она — лишь временно существующая, условно называемая «психикой «, функциональная обслуживающая система, возникающая как сопровождение биологической и социальной жизнедеятельности субъекта. Так, по словам одного из последователей Ф.Брентано Э.Гуссерля, «психология есть несамостоятельная ветвь конкретной антропологии, соответственно, зоологии » [4].

Итак, стремление фиксировать лишь естественные, «жизненные » психологические факты приводит к причислению психологии к наукам о биологических или социальных аспектах жизнедеятельности человека. Это лишает интенциональный подход права на радикальную критику используемых внутри психологической науки методов.

Какое же понимание психических явлений совместимо с их природой и с методом, непосредственно фиксирующим их как особую реальность, — самонаблюдением?

Сам В.Вундт считал, что центральным, осевым психическим процессом является «апперцепция «. Она может быть определена, с одной стороны, как «рефлективное познание » внутреннего состояния, вызванного перцепцией какойлибо вещи [6; 406], а с другой стороны, как участие и влияние на перцепцию вещи «всей совокупности того, что было вообще пережито данным индивидуумом, всей предшествующей истории его развития Апперцептивный процесс обусловлен всей индивидуальностью,

96

в нем выражается вся психическая личность » [5; 82]. Образно говоря, апперцепция — это целостный отклик, шаг поворота души, во всем ее составе, в ответ на какуюлибо полученную информацию. Таким образом, апперцепция включает в себя и реагирование субъекта на воздействие, и его активную внутреннюю работу по пониманию его жизненно значимой сути, что делает апперцепцию перекрывающей требования одновременно и «рефлекторного «, и «интенционального » подходов (т.е. точность и достоверность исследования, а также его «жизненную » значимость). Но будучи по своей сути рефлексией, апперцепция может быть адекватно зафиксирована лишь в самонаблюдении.

Таким образом, полноценная реализация метода самонаблюдения предполагает одновременное, сопряженное фиксирование двух психических процессов: частный, «периферийный » внутрипсихический факт (акт мышления, переживание, образ и т.д.) и целостную, «центральную » реакцию психики на него (акт понимания, акт самоопределения относительно данного факта и т.д.)4.

Приведем иллюстрацию к высказанным в нашей статье положениям.

Исследование художественного восприятия методом самонаблюдения оказывается малопродуктивным, если мы понимаем процесс такого восприятия как:

1. Реагирование на набор звуковых, образных, знаковых и тому подобных воздействий, содержащихся в произведении (в этом случае самонаблюдение фиксирует поверхностное, на уровне физиологии или других периферических систем устройства человека отражение художественного произведения).

2. В определенных рамках свободное «конструирование » внутреннего смыслового пространства произведения (в этом случае самонаблюдение заменяется скорее объективацией, проекцией «идеологии «, произвольно выбираемой исследователем).

Самонаблюдение находит свое место в исследовании художественного восприятия, когда само это восприятие понимается как «работа понимания «, «работа души «, т.е. как самоопределение, самоориентировка сознания, внутреннего мира как целого относительно получаемых художественных впечатлений.

С нашей точки зрения, возможности интроспекции как метода психологического исследования еще далеко не исчерпаны.

1. Боринг Э. История интроспекции // Вестн. МГУ. Сер. 14. Психология. 1991. № 2. С. 6172.

2. Боринг Э. История интроспекции // Вестн. МГУ. Сер. 14. Психология. 1991. № 3. С. 54 63 (продолжение).

3. Булгаков С.Н. Трагедия философии: В 2 т. Т. 1. М., 1993. С. 311518.

4. Гуссерль Э. Амстердамские доклады. Феноменологическая психология // Логос. 1992. № 3. С. 63.

5. Ланге Н.Н. Психический мир. Избр. психол. тр. М.: Инт практич. психологии; Воронеж: НПО «МОДЭК «, 1996.

6. Лейбниц Г.В. Соч.: В 4 т. Т. 1. М.: Мысль, 1983.

7. Лефевр В.А. Конфликтующие структуры. М.: Сов. радио, 1973.

8. Лопатин Л. Метод самонаблюдения в психологии // Вопр. философ. и психол. Кн. II (62). Мартапрель. М., 1902. С. 10311090.

9. Мамардашвили М.К., Соловьев Э.Ю., Швырев В.С. Классическая и современная буржуазная философия // Необходимость себя / Под ред. М.К. Мамардашвили. М.: Лабиринт, 1996. С. 372 415.

10. Маркс К. Тезисы о Фейербахе // Маркс К., Энгельс Ф. Избр. соч. Т. 2. М., 1985. С. 13.

11. Мах Э. Философское и естественнонаучное мышление // Новые идеи в философии / Под ред. Н.О. Лосского, Э.Л. Радлова. Сб. 1. СПб., 1912. С. 93118.

12. Рубинштейн С.Л. Принцип творческой самодеятельности: (к философским основам современной педагогики) // Вопр. психол. 1986. № 4. С. 101108.

13. Ярошевский М.Г. История психологии. 3е изд. М.: Мысль, 1985.

Поступила в редакцию 13. I 1999 г.

1 В классическом философсконаучном мировоззрении «субъект абстрактно идентифицирует себя с некоторой абсолютной точкой зрения и с этой позиции как бы извне обозревает и свои состояния, и внешнее ему бытие » [9; 384].

2 С.Л. Рубинштейн так описал этот подход к фактам: «Объективность знания полагается в независимости его предмета от познания… » [12; 102]. Но такая независимость «есть для объекта чисто внешнее, отрицательное отношение к чемуто другому — к познающему… » [там же; 104], что делает объект определяемым механическими внешними воздействиями, т.е. «н е с а м о с т о я т е л ь н ы м в своем содержании » [там же].

3 По нашему мнению, такое понимание психического аналогично кантовскому представлению о «трансцендентальном субъекте «, т.е. субъекте, для себя непосредственно ненаблюдаемом, хотя и присутствующем во всех формах внутренней познавательной активности. Говоря словами русского философа С.Н. Булгакова, этот субъект «может познавать все другое но только не оглядываться на самого себя не может повернуть на себя головы » [3; 339]. Субъект здесь — опять же как бы вне реальности.

4 По мнению русского философа XIX в. Л.М. Лопатина, сведение всей психики к «периферическим данным сознания » как раз и превращает самонаблюдение в малополезный для психологии метод [8].

Метод самонаблюдения. Критический анализ метода интроспекции.

Метод самонаблюдения — стратегия получения эмпирических психологических данных при наблюдении за самим собой. Элементы этого метода лежат в основе любого научного исследования. За счет сопоставление результатов самонаблюдения, представленных в более или менее вербализированном протоколе о текущей индивидуальной жизни, с аналогичным отображением самонаблюдения других людей, происходит постулирование их принципиального родства и согласование с внешними проявлениями. Субъект самонаблюдения, выступающий в то же время и как его объект, является носителем своего неповторимого опыта, имеет присущие ему природные особенности; он сформировался в конкретной социальной среде; поэтому данные его наблюдения м. б. искаженными неконтролируемыми переменными и, следовательно, неоднозначными. Однако сопоставление результатов самонаблюдения многих лиц, полученных в тождественных условиях, соединенное с учетом знаний о каждом из них, делает эти данные ценным материалом для научной разработки проблем и их анализа.

Метод И. и интроспективная психология  были подвергнуты критике в различных психологических направлениях. В бихевиоризме (при сохранении интроспективного понимания сознания) метод И. отрицался как принципиально ненаучный; в психоанализе он отвергался на основании игнорирования бессознательного, недоступного И.; И. М. Сеченов, предложив свою концепцию предмета психологии, считал мифом обоснование существования особого «внутреннего зрения», отличного от объективного (внешнего) наблюдения. В сов. психологии принято было проводить различие между методом И. и методом самонаблюдения, хотя часто слова «И.» и «самонаблюдение» используются как синонимы

Критика субъективного метода интроспекции

Вопрос о методах исследования имеет в психологии большое принципиальное значение.

Истинное познание всегда опирается на объективные методы исследования, помогающие человеку открыть действительные, независимые от человеческого сознания законы существования вещей и явлений. Объективные методы исследования основываются на «живом созерцании» изучаемых явлений, допускают сравнение и объективную проверку результатов исследования, добытых различными учеными, и приводят, таким образом, к построению науки, как системы достоверных знаний об объективно существующих явлениях и их закономерностях.

В течение более чем двух тысяч лет существования психологии объективные методы исследования не имели в ней применения. Психологи-идеалисты всех времен и течений, несмотря на раздирающие их противоречия по другим вопросам, все согласно утверждали, что единственным методом познания психических явлений является субъективный метод интроспекции, или самонаблюдения.

В отличие от объективного метода изучения явлений самонаблюдение понималось психологами-идеалистами как непосредственное внутреннее созерцание человеком своих собственных психических переживаний. Оно объявлялось единственным источником психологических знаний: человек может непосредственно познавать только свои собственные психические состояния; чужая душевная жизнь не может быть предметом его непосредственного восприятия и изучения; он может судить о психике других людей лишь по аналогии со своими собственными психическими переживаниями. Метод интроспекции исходил из утверждения, что психология может описывать и объяснять психические явления только в таких понятиях, которые почерпнуты из сферы самого сознания, и, вместо установления детерминированности (причинной обусловленности) психических явлений объективными условиями жизни, приводил к объяснению психических явлений закономерностями, присущими якобы самой психике; например, путем самонаблюдения психологи-идеалисты пытались открыть обусловленность мышления волей, или, наоборот, понять волевые действия как обусловленные ясностью и отчетливостью представлений и т. д.

Тысячелетнее существование идеалистической психологии показало всю несостоятельность субъективного метода познания психики, невозможность с его помощью открыть истинные закономерности психических явлений. «Субъективный метод исследования всех явлений,— говорит по этому поводу И. П. Павлов,— имеет давность первого человека, и что принес он нам? Ничего. Все, что выдумали с его помощью, приходится ломать и строить новое».

Субъективный метод интроспекции и не мог решить поставленной перед ним задачи, так как он не является и не может быть орудием непосредственного познания закономерностей психических явлений. «У человека нет никаких специальных умственных орудий для познавания психических фактов, вроде внутреннего чувства или психического зрения, которое, сливаясь с познаваемыми, признавало бы продукты сознания непосредственно, по существу» (И. М. Сеченов).

Ощущения и восприятия представляют собой отражение объективной действительности в виде тех или других образов или мыслей. Интроспективно человек имеет дело лишь с содержанием своих мыслей и представлений, соотнося его к тем или другим объектам действительности, но не с самими психическими процессами отражения. Непосредственно он знает только то, о чем думает, в субъективном образе ему дано содержание его мысли, но он не воспринимает непосредственно самого процесса своего мышления. Когда человек говорит: «я вспомнил», «я подумал» ит. п., это не значит, что он «видит» внутренним взором процессы воспоминания или думания, что он их каким-то способом «внутренне воспринимает» (Б. М. Теплов).

Как бы ни старался психолог путем интроспекции познать законы, управляющие процессами мышления, воображения, воли, эмоций и т. д., он этого сделать не может. Закономерности психических процессов, как реально существующих фактов действительности, могут быть познаны только опосредствованно, т. е. с помощью объективных методов исследования.

Нельзя, однако, согласиться с теми «объективными» методами исследования, которые пропагандировали бихевиористы (см. бихевиоризм). Как было указано выше, бихевиористы подменяли изучение психики и сознания человека изучением его поведения, понимаемого исключительно механистически. Все свои выводы о законах поведения человека они строили на сопоставлении внешних воздействий и ответных реакций человека, минуя его сознание, руководствуясь принципом «стимул — реакция». Сознание человека, по их утверждению, всего лишь эпифеномен (т. е. не основное, а «добавочное» явление, лежащее вне причинных связей между действительными явлениями или феноменами) и потому не может служить предметом научного исследования.

В противоположность этим взглядам бихевиористов задача материалистической психологии состоит в том, чтобы правильно применить объективные методы исследования именно к изучению психики, сознания человека. Объективный метод изучения фактов сознания — единственный источник правильного материалистического объяснения природы психических процессов и установления присущих им закономерностей. Применение объективного метода в психологии является не только возможным, но и необходимым, во-первых, потому, что психика является свойством мозга и не может быть познана в отрыве от объективных законов высшей нервной деятельности, и, во-вторых, потому, что психические процессы всегда находят свое адекватное выражение в таких объективных явлениях, как речь и многообразные формы деятельности человека.

Изучение нервных процессов, лежащих в основе психики, является необходимой составной частью объективного метода исследования в психологии. Это изучение позволяет раскрыть механизмы возникновения и течения психических процессов. Однако этим не исчерпывается объективный метод в психологии. Будучи продуктом мозга, психика вместе с тем по своему содержанию является субъективным отражением объективного мира. Поэтому объективный метод в психологии должен раскрыть закономерности содержания психики. Объективное изучение содержания психики возможно лишь путем сопоставления фактов сознания с той внешней действительностью, отражением которой они являются.

Метод самонаблюдения в исследовании языковой личности медиатора / Self-observation method in study of mediator’s linguistic personality

Baltic Humanitarian Journal. 2019. Т. 8. № (27)

254

philological sciences —

linguistics

оказывается здесь вполне оправданным.

При изучении языковой личности медиатора и при

сборе материала в сфере, которая не является полностью

открытой для общественности, допустимо лишь иссле-

дование «изнутри», когда исследователь становится од-

ним лицом с испытуемым. Идеальным вариантом здесь

может выступать ситуация тренинга, когда исследова-

тель (наблюдающий субъект) для изучения медиатора

(наблюдаемого объекта) сам обучается данной профес-

сиональной области. Самонаблюдение в таком случае

позволяет получить необходимую информацию о функ-

ционировании языка в закрытой профессиональной сфе-

ре, недоступную из других источников.

Отдельным способом сбора информации для иссле-

дования является внутрипрофессиональное общение

с медиаторами-информантами, однако для этого так-

же необходима сопричастность к дискурсу медиации.

Материалом для анализа здесь будет не непосредствен-

но наблюдаемые языковые явления и коммуникативная

практика медиатора, а ретроспективная рефлексия са-

мих медиаторов, анализируемая исследователем, про-

водящим опрос, что по сути представляет собой то же

наблюдение за своей собственной речевой практикой

в рамках профессии, интроспекцию своего коммуника-

тивного поведения, нередко ретроспективную.

Необходимо отметить, что в сфере медиации метод

интроспекции будет отличаться от метода «включения

в языковое существование говорящего», используемого

диалектологами при изучении языка отдельных лич-

ностей [27, с. 25]. Отличие заключается, прежде всего,

в условиях включенности, которые предполагают дли-

тельное наблюдение и установление психологического

контакта между исследователем и информантом. В ис-

следовании дискурса медиации такие условия практи-

чески недостижимы при изучении группы информан-

тов-медиаторов. Ограничением метода включенного

наблюдения является к тому же конфиденциальность

процедуры медиации, в связи с чем невозможна любого

рода запись материалов цельных фрагментов коммуни-

кации для последующего их анализа и интерпретации,

не разрешается также присутствие исследователя в ходе

проведения медиативных переговоров. Источником ак-

туальной информации могут выступать лишь записи

обучающегося медиатора, самонаблюдение за речевы-

ми действиями в квазиреальных ситуациях тренинга и

интроспекция профессионального медиатора, эпизоди-

чески опрашиваемого лингвистом-исследователем. В

последнем случае самонаблюдение позволяет анализи-

ровать собственное коммуникативное поведение с точки

зрения его приемлемости/неприемлемости в процедуре

медиации и отслеживать соответствующие и недопусти-

мые для целей медиативной коммуникации слова, кон-

струкции, формулы, фразы.

К самонаблюдению как методу сбора и анализа по

сути уникального материала близок прием самореги-

страции медиатора. «Саморегистрация подразумевает

наличие лингвистических знаний» [27, с. 26], что как

раз соответствует совмещенной роли субъекта и объек-

та исследования в наблюдении за языковыми фактами.

Самонаблюдение является здесь валидным методом с

точки зрения отслеживания языковой самокоррекции

при формировании специфической языковой компе-

тентности медиатора. Ведение записей тренинга, не-

обходимое медиатору для дальнейшего самообучения,

включает также запись ошибок в речи медиатора для

предотвращения конфликтогенных ситуаций в ходе про-

цедуры медиации, исходящих от самого медиатора.

Итак, изучение языковой личности медиатора, за-

трудненное в непосредственном наблюдении в процес-

се медиации, может заменяться самонаблюдением как

методом, применение которого обосновано присущи-

ми профессиональной сфере медиатора ограничения-

ми, касающимися сбора материала для исследования.

Самонаблюдение может вестись в рамках собственной

медиативной практики и в рамках тренинга по форми-

рованию медиативных речевых компетенций в ситу-

ациях, близких к реальным, но не являющихся конфи-

денциальными. Применение метода самонаблюдения

представляется адекватным для анализа собственного

речевого поведения в контексте саморазвития медиато-

ра. Самонаблюдение может также выступать в качестве

валидного метода в саморефлексии профессионального

медиатора, отслеживающего особенности, характерные

для речевого взаимодействия медиатора со сторонами

для достижения цели медиации – урегулирования воз-

никшего спора/конфликта. Самонаблюдение в исследо-

вании языковой личности медиатора, как видим, стано-

вится возможным средством сбора информации для по-

следующего лингвистического исследования. Метод са-

монаблюдения позволяет собрать фактические данные,

касающиеся речевой культуры в конкретной професси-

ональной области, закрытой для широкой обществен-

ности и недоступной для изучения с помощью других

методов исследования.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. КузнецоваО.А.Методынаучногоисследованиявцивилистиче-

скихдиссертациях//ВестникПермскогоуниверситета.Юридические

науки.2014.№4(26).С.254-270.

2. ПономаревА.Б.,ПикулеваЭ.А.Методологиянаучныхисследо-

ваний:учебноепособие.Пермь:Изд-воПерм.нац.исслед.политехн.

ун-та,2014.186с.

3. Большой толковый словарь русского языка / Гл. ред.

С.А.Кузнецов.СПб.:«Норинт»,2000.1536с.

4. Большая советская энциклопедия [Электронный ресурс].

URL: https://gufo.me/dict/bse/Самонаблюдение (дата обращения:

13.02.2019).

5. Новейшийфилософский словарь [Электронныйресурс].URL:

https://gufo.me/dict/philosophy?letter=с(датаобращения:02.01.2019).

6. Семенов И.Н. Рефлексивность самонаблюдения и персоноло-

гияинтроспекции:контологиииметодологиирефлексивнойпсихоло-

гиииндивидуальности//Вестник Московского университета. Серия

14:Психология.2015.№3.С.22-39.

7. Левченко Е.В. История интроспекции в России (конец XIX –

началоXXвв.)//Методология иисторияпсихологии.2007.Т.2.№2.

С.54-67.

8. ГиппенрейтерЮ.Б.Методинтроспекцииипроблемасамона-

блюдения.В кн.: Гиппенрейтер Ю.Б.Введение в общую психологию.

М.:Изд-воМГУ,1988.С.34-47.

9. Березина Т.Н. Интроспективный эксперимент: новые воз-

можности старого метода // Вестник Московского государствен-

ногогуманитарногоуниверситетаим.М.А.Шолохова.Педагогикаи

психология.2010.№4.С.21-26.

10.ВалееваЗ.Р.Методологическиеоснованиясовременнойпсихо-

логии//ВестникБашкирскогоуниверситета.2015.Т.20.№2.С.704-

708.11.Яновский М.И. Самонаблюдение как метод психологии //

Вестник Московского университета. Серия 14: Психология. 2015.

№ 3.С. 3-21.

12.Словарь практического психолога [Электронный ресурс].

URL: http://www.cyclopedia.ru/88/209/2655736.html (дата обращения:

22.02.2019).

13.Вайнштейн С.В. Самонаблюдение между феноменологией и

повествованием: обзор коллективной монографии. Clegg J.W. (ed.)

Self-observation in the social sciences (N.J.: Transaction Publishers,

2013, 380 p.+XIII)//ВестникПермскогоуниверситета.Философия.

Психология.Социология.2016.№4(28).С.128-130.

14.МарковаЛ.А. Субъект как наблюдатель // Вопросы филосо-

фии.2011.№4.С.84-94.

15.Бескова И.А. Естественный интеллект, междисциплинар-

ность и феномен интегрального постижения // Философия науки.

2014.Т.19.№1.С.164-182.

16.КодуховВ.И.Методыязыкознания.Вкн.:КодуховВ.Н.Общее

языкознание:учебник для студентов филол.специальностейу-тови

пед.ин-тов.М.:Высш.шк.,1974.С.202-281.

17.ШумаковаО.А.Самонаблюдениевосвоениипрофессионально-

гоопытабудущимипедагогами-психологами//ИзвестияРоссийского

государственного педагогического университета им. А.И. Герцена.

2008.№62.С.332-339.

18.ВеселовскаяТ.С.Возможностипримененияинтроспекциипри

созданиимежкультурныхтренингов//Гуманитарные,социально-эко-

номическиеиобщественныенауки.2014.№9.С.370-373.

19.ПивкинС.Д.Самомониторингстудентовэлектротехнических

специальностей // Известия высших учебных заведений. Проблемы

энергетики.2007.№11-12.С.123-128.

20.ФедотоваО.С.Истоки представления об интроспекциипер-

сонажа // Вестник Челябинского государственного университета.

2009.№34(171).С.131-135.

21.Копытов О.Н. Метод лингвистического автопортрета (на

примереисследованиямодусатекста)//ВестникВоенногоуниверси-

тета.2011.№3(27).С.89-93.

22.Дебренн М. Лингвистическая интроспекция плюрилингва //

Kinderknekht Anna Sergeevna

SELF-OBSERVATION METHOD …

Интроспекция или метод самонаблюдения — презентация онлайн

1. Интроспекция

Интроспекция или метод
самонаблюдения (от лат. Introspectoсмотрю внутрь) — это стратегия
получения эмпирических данных,
которая заключается в наблюдении
собственных психических процессов без
использования каких-либо инструментов
или эталонов. Это самый старый и
самый доступный инструмент познания
психики.
Толчком к его изобретению
послужили гениальные прозрения
французского философа Р.
Декарта, который выделял особую,
нематериальную и непротяженную,
субстанцию — сознание: прямое и
непосредственное знание субъекта
о том, что происходит в нем самом,
когда он мыслит. Иными словами, в
потоке душевных переживаний он
открыл их организующий центр —
сознание человека, получить
надежную информацию о
котором, можно лишь с помощью
нашей мысли. Вглядывание в себя и
в свое сознание — вот суть
интроспекции.
Идейным отцом метода интроспекции считается
английский философ Дж. Локк (1632 1704), хотя его
основания содержались также в декартовском тезисе о
непосредственном постижении мыслей. Дж. Локк
считал, что существует два источника всех наших
знаний: первый источник это объекты внешнего мира,
второй деятельность собственного ума. На объекты
внешнего мира мы направляем свои внешние чувства и
в результате получаем впечатления (или идеи) о внешних
вещах. Деятельность же нашего ума, к которой Локк
причислял мышление, сомнение, веру, рассуждения,
познание, желания, познается с помощью особого,
внутреннего, чувства рефлексии.
Рефлексия по Локку, это
«наблюдение, которому ум
подвергает свою деятельность».
Дж. Локк замечает, что
рефлексия предполагает особое
направление внимания на
деятельность собственной души, а
также достаточную зрелость
субъекта. У детей рефлексии
почти нет, они заняты в основном
познанием внешнего мира. Она
может не развиться и у взрослого,
если он не проявит склонности к
размышлению над самим собой
и не направит на свои внутренние
процессы специального
внимания.
Идеи Декарта о сознании оказали
огромное влияние на психологию XIX века.
В 1879 году немецкий психолог В.Вундт
(1832—1920) открыл первую
психологическую лабораторию. С этого
времени берет свое начало
экспериментальная психология,
психология как научная дисциплина
получила свое оформление. В.Вундт и его
коллеги сделали предметом психологии
сознание, его содержание и состояния.
Именно из такого понимания предмета
исследования сознания — и возникает
метод интроспекции. Интроспекция была
самоотчетом испытуемого о своих
ощущениях, состояниях, возникающих при
предъявлении определенных предметов
(или, выражаясь научным языком,
раздражителей).
Суть метода интроспекции в том, что
психологи с большими подробностями
описывали свои ощущения, состояния,
переживания, которые появлялись у них
при предъявлении определённых
раздражителей (зрительных, слуховых,
при постановке тех или иных задач):
«Сначала я получил ощущение
красного, и оно затмило все остальное;
потом оно сменилось впечатлением
круглого…». Метод проводился в строго
контролируемых лабораторных
условиях. Целью являлось выделение
простейших элементов сознания, т. е.
ощущений и элементарных чувств.

8. Впоследствии возникает ряд вариантов метода интроспекции:

• Аналитическая Интроспекция в школе ученика Вундта Э.
Титченера, процедура которой требовала полного
расчленения чувственного образа на «элементы», не
впадая при этом в «ошибку стимула».
• Метод «систематической Интроспекции» в Вюрцбургской
школе, направленный на прослеживание основных
стадий процесса мышления с использованием
ретроспективного отчета.
• Метод феноменологического самонаблюдения в
гештальт-психологии, который требует от «наивного
испытуемого» непредвзятого описания психических
феноменов в их непосредственности и целостности.
• Самоисследование. Разработано Раманой
Махарши. Характеризуется исследованием чувства
«я» с целью прийти к его источнику — сознанию в его
чистоте.
Преимущество метода интроспекции заключается
в том, что сам человек может познать себя лучше,
касательно множества вопросов, чем бы это
сделали другие. В этой связи, интроспекция
связана с рефлексией.
Рефлексия (от позднелат. reflexio
«обращение назад») — это обращение
внимания субъекта на самого себя и на своё
сознание, в частности, на продукты
собственной активности, а также какое-либо
их переосмысление.
Интроспективная психология —
обобщённое название ряда
несвязанных между собой
психологических концепций,
исходящих из постулата о
неопосредованности и
принципиальной непередаваемости
субъективного опыта индивида и
невозможности объективного
исследования психических процессов
Заключение
Интроспекцию не следует исключать из
психологической практики, несмотря на
ее минусы. Ведь недостатки возникают
не из-за несовершенства методики, а
из-за неправильного ее применения. В
итоге многие просто отказываются от
того, что могло бы им помочь в
достижении счастья и успеха

Самонаблюдение. Самонаблюдение в психологии

Интроспекция или самонаблюдение – это анализ чувств, эмоций, которые мы испытываем, или причин нашего различного поведения. Теоретически, любой человек может провести самоанализ, но как правильно это делать? Для чего следует использовать самоанализ и как он может помочь нам решить собственные проблемы? Чтобы ответить на эти вопросы необходимо разобраться, что же такое интроспекция.

Интроспекция – это термин, который происходит от латинского слова introspectio, в дословном переводе означает «заглянуть внутрь». По-другому этот процесс называют самонаблюдением. Это независимый анализ эмоций, переживаний и всех других чувств, которые имеют влияние на нашу психику.

Самонаблюдение в психологии возникло достаточно давно. Одним из первых людей, который стал интересоваться интроспекцией, был немецкий философ и психолог Вильгельм Вундт. Интроспекция начала развиваться быстрыми темпами в конце XIX века, когда возникли основы современной психологии. Первоначально интроспекция считалась очень перспективным научным инструментом, но со временем такой метод психологического исследования подвергался все более громкой критике. Вплоть до сегодняшнего дня психологи поделены на два лагеря: «за» и «против». В наше время самоанализ вообще утратил свое изначальное значение. Тем не менее, многие исследователи говорят, что самонаблюдение может быть прекрасным инструментом, полезным даже во время психотерапии. Кто же все-таки прав, и что вообще представляет из себя самонаблюдение?

Что такое самонаблюдение?

Цель самоанализа – приблизиться к различным сферам нашей психики, о которых мы даже не думаем на ежедневной основе. Когда человек смотрит на свою собственную психику, то должен учитывать, какие эмоции над ним возобладают и почему. Например, чувствуя крайнюю степень гнева по отношению к близкому человеку, личность может думать о том, откуда взялась столь выраженная степень этого негативного чувства: дело в простой гиперчувствительности или его действительно что-то задело?

Во время интроспекции могут анализироваться различные психологические аспекты, такие как:

  • чувства, которые нас мучают;
  • решения, которые мы приняли или планируем принять;
  • наше поведение и различные факторы, которые заставляют нас вести себя именно таким образом, а не по-другому;
  • наши потребности;
  • отношения с другими людьми – как с близкими, так и с коллегами или случайными знакомыми.

В общем целью интроспекции является необходимость посмотреть на себя со стороны и тщательно проанализировать собственную психику. Остается только вопрос: «Как это можно сделать?»

Методы самонаблюдения

По сути, интроспекция может быть выполнена где угодно и в любое время, можно даже понаблюдать за своей психикой, читая этот текст. Самый простой способ – сесть и подумать о своих эмоциях: почему именно сегодня у меня плохое настроение; будет ли все нормально через неделю; что заставило меня вместо того, чтобы наслаждаться свободой на выходных, весь день сидеть дома и смотреть телевизор; почему вчерашний разговор с девушкой превратился в серьезную ссору и т.д.

Проводить интроспекцию можно в собственной голове, но и не только там. Вы можете получить представление о своей собственной психике по-разному. Например, вы можете подумать о своих эмоциях, чувствах и впечатлениях. Их можно записать на бумаге или вести личный дневник в Интернете. Вы также можете (хотя это и считается странным) поговорить с самим собой. Иногда проще проговаривать какие-то вещи, а уже потом анализировать их.

Интроспекция — преимущества и недостатки

Понятие самонаблюдение, как и любой другой метод исследования, может содержать положительные и отрицательные стороны, потому что психологическое устройство каждого из нас уникально, и невозможно дать рекомендации, подходящие абсолютно всем людям. Тем не менее метод интроспекции, используемый для контроля состояния человека, выявляет наиболее характерные особенности того или иного явления. Среди положительных результатов самонаблюдения:

  • изучение своих привычек, преимуществ и недостатков;
  • возможность самосовершенствования;
  • закрытость такого исследования от внешнего наблюдения.

Что касается негативных аспектов метода, то исследователи называют здесь только один: тенденциозный подход к себе в широком диапазоне. Это простирается от оценки «Я прощаю себя любимого» до «Это все моя вина, потому что плохой (эгоист, неудачник и т.д.)». Из-за этого процесс самонаблюдения приобретает очень субъективный характер и порой лишь приносит вред человеку.

Интроспекция: использование в современной психотерапии

Было бы неправильно говорить о том, что интроспекция была полностью удалена из современной психологии. Этот метод по-прежнему используется в психотерапии. Более того, использование понимания своей психики может принести особенно хорошие результаты. Благодаря интроспекции пациент может проанализировать, что вызывает ту или иную модель поведения (например, откуда берется его уязвимость к возникновению конфликтов в отношениях), а затем, при использовании психотерапии и с помощью специалиста, соответствующим образом изменить свое мышление и решить проблему.

Можно сказать, что интроспекция является ценным инструментом для каждого человека. Обычно у нас нет времени думать о том, почему что-то действительно нас раздражает, почему мы чувствуем себя неуверенно в некоторых ситуациях (например, среди друзей нашей второй половинки) или почему мы находимся в отношениях, которые нас не удовлетворяют. Потратив какое-то время на то, чтобы взглянуть на себя со стороны, можно не только понять чувства, эмоции и решения, но даже изменить собственный подход к различным аспектам жизни и начать жить в гармонии с собой.

Интроспекция: критика

В ранние периоды, когда термин интроспекция только появился, этот метод считался чрезвычайно ценным психологическим инструментом, благодаря которому можно было бы тщательно проанализировать различные психологические состояния, происходящие у людей. В поле исследований интроспекции было несколько разных терминов, одним из наиболее интересных была экстраспекция. Термин определялся, как способность анализировать человеческие чувства на основе поведения человека и того, как он себя чувствует, когда ведет себя определенным образом.

Тем не менее, как экстраспекция, так и интроспекция встретили значительную критику со стороны научного сообщества. Было подчеркнуто, что эти методы чрезвычайно субъективны. Ведь эмоции и чувства, даже если мы их называем одинаковыми, могут быть испытаны двумя разными людьми совершенно по-разному. Ученые убеждены, что этот метод трудно рассматривать как надежный и объективный исследовательский инструмент в психологии.

Примеры интроспекции

Интроспекция не имеет жестких форм для использования. Эту форму самонаблюдения можно практиковать при любых обстоятельствах: как самостоятельно, так и во время психотерапии под наблюдением специалиста. Способы самонаблюдения могут быть самыми разнообразными. Это может быть:

  • Написание дневника. При этом дневник может быть бумажным или электронным (например, блог). У автора есть шанс таким образом организовать свои мысли и проявить эмоции.
  • Написание письма. Письмо должно быть направлено человеку, который каким-то образом навредил отправителю. Хорошо выражать свое отношение к поведению получателя. Вы можете отправить его или оставить письмо для себя.
  • Сказка. Проговаривание ваших мыслей и чувств вслух – эффективная форма самоанализа. История может быть направлена ​​на себя (ее нужно записать на диктофон) или ею можно поделиться с человеком, которому вы доверяете.

Любая проблема, которую человек хочет спроецировать, должна рассматриваться с точки зрения причинно-следственной связи. При решении жизненных вопросов или психологических задач необходимо задать себе всего два вопроса: почему и с какой целью.

Типы интроспекции в психологии

История этого метода породила определенные типы интроспекции, открытые учеными из различных европейских философских и психологических школ. Среди них:

  • Систематический тип. Он позволяет анализировать появление мыслей и чувств, с точки зрения времени. То есть после начала занятий конкретными видами деятельности.
  • Аналитический. Подразумевает анализ эмоций, разлагая их на небольшие компоненты и рассматривая их с момента формирования до непосредственного проявления.
  • Феноменологическая интроспекция. Самонаблюдение, используемое в гештальтпсихологии, когда анализ внутреннего состояния человека носит описательный характер, не вызывая эмоциональной травмы.

Петр Осипов: самонаблюдение

Один из основателей самого крупного и известного на территории России и СНГ бизнес-сообщества «Бизнес-молодость», Петр Осипов, недавно выпустил новую книгу. Она так и называется – «Самонаблюдение». Это не просто очередной информационный продукт на рынке, основанный на выдуманных историях и завышенных ожиданиях. Книга представляет собой целый сборник разнообразных техник и навыков, целого ряда психологических инструментов. Автор сам внедрил их в свой бизнес и убедился в работоспособности каждой.

Дневник Петра Осипова «Самонаблюдение» будет интересен как состоявшимся и успешным предпринимателям, так и только начинающим свой путь бизнесменам, которым просто необходимо иметь большой запас нервов и психической энергии, чтобы пройти сложный путь становления своей компании. Он рассказывает об интроспекции именно с точки зрения управляющего бизнесом, поэтому здесь можно найти большое количество статей, в которых буквально по крупицам разбираются различные ситуации, люди, их бизнесы, обсуждаются философские вопросы саморазвития и индивидуального роста. «Самонаблюдение» Осипова напоминает собой дневник, тот самый, который психологи рекомендуют вести тем, кто хочет применять метод интроспекции на деле.

Выводы

Порой бывает нелегко совладать с собой, своими эмоциями, недостатками и страхами в сложных обстоятельствах. В последнее время психологи отмечают достаточно много случаев, когда люди теряют себя и не могут разобраться в своих внутренних проблемах. Но не всегда специалист может добраться в те отдаленные уголки разума и души пациента, потому что только сам человек может определить, в чем заключается его главная проблема и откуда она берет свое начало. Для того чтобы точно определить это, достаточно прислушаться к себе. Саморефлексия и процесс самонаблюдения – это важные элементы психологического самоанализа.

Конечно, это не панацея и вряд ли можно назвать интроспекцию выходом из любой сложной ситуации. Однако нужно понимать, что при умелом подходе она может принести очень хорошие результаты, в том числе и в бизнесе. Это отлично показывает книга Петра Осипова «Самонаблюдение». Помимо этого, интроспекция поможет со стороны взглянуть на себя в отношениях и других важных сферах жизни.

Метод интроспекции и проблема самонаблюдения

Как я уже говорила, в психологии сознания метод интроспекции (букв. «смотрения внутрь») был признан не только главным, но и единственным методом психологии.

В основе этого убеждения лежали следующие два бесспорных обстоятельства.

Во-первых, фундаментальное свойство процессов сознания непосредственно открываться (репрезентироваться) субъекту. Во-вторых, «закрытость» тех же процессов для внешнего наблюдателя. Сознания разных людей сравнивались в то время с замкнутыми сферами, которые разделены пропастью. Никто не может перейти эту пропасть, никто не может непосредственно пережить состояния моего сознания так, как я их переживаю. И я никогда не проникну в образы и переживания других людей. Я даже не могу установить, является ли красный цвет красным и для другого; возможно, что он называет тем же словом ощущение совершенно иного качества!

Я хочу подчеркнуть, казалось бы, кристальную ясность и строгость выводов психологии того времени относительно ее метода. Все рассуждение заключено в немногих коротких предложениях: предмет психологии — факты сознания; последние непосредственно открыты мне — и никому больше; следовательно, изучать их можно методом интроспекции — и никак иначе.

Однако простота и очевидность каждого из этих утверждений, как и всего вывода в целом, только кажущиеся. В действительности в них заключена одна из самых сложных и запутанных проблем психологии — проблема самонаблюдения.

Нам и предстоит разобраться в этой проблеме.

Мне хотелось бы, чтобы на примере рассмотрения этой проблемы вы увидели, как много значат в науке критичность и одновременно гибкость подхода. Так, на первый взгляд очевидный тезис начинает расшатываться от того, — что к нему подходят с других точек зрения и находят незамеченные ранее оттенки, неточности и т. п.

Давайте же займемся более внимательно вопросом о том, что такое интроспекция, как она понималась и применялась в качестве метода психологии на рубеже ХIХ — ХХ вв.

Идейным отцом метода интроспекции считается английский философ Дж. Локк (1632 — 1704), хотя его основания содержались также в декартовском тезисе о непосредственном постижении мыслей.

Дж. Локк считал, что существует два источника всех наших знаний: первый источник — это объекты внешнего мира, второй — деятельность собственного ума. На объекты внешнего мира мы направляем свои внешние чувства и в результате получаем впечатления (или идеи) о внешних вещах. Деятельность же нашего ума, к которой Локк причислял мышление, сомнение, веру, рассуждения, познание, желания, познается с помощью особого, внутреннего, чувства — рефлексии. Рефлексия по Локку, — это «наблюдение, которому ум подвергает свою деятельность» (Дж. Локк. Опыт о человеческом разуме. Избр. филос. произведения. М., 1960. с. 129).

Дж. Локк замечает, что рефлексия предполагает особое направление внимания на деятельность собственной души, а также достаточную зрелость субъекта. У детей рефлексии почти нет, они заняты в основном познанием внешнего мира. Она может не развиться и у взрослого, если он не проявит склонности к размышлению над самим собой и не направит на свои внутренние процессы специального внимания.

«Ибо хотя она (т. е. деятельность души.- Ю. Г.) протекает постоянно, но, подобно проносящимся призракам, не производит впечатления, достаточно глубокого, чтобы оставить в уме ясные, отличные друг от друга, прочные идеи» (Там же, с. 131).

Итак, у Локка содержится, по крайней мере, два важных утверждения.

1. Существует возможность раздвоений, или «удвоения», психики. Душевная деятельность может протекать как бы на двух уровнях: процессы первого уровня — восприятия, мысли, желания; процессы второго уровня — наблюдение, или «созерцание» этих восприятий, мыслей, желаний.

2. Деятельность души первого уровня есть у каждого человека и даже у ребенка. Душевная деятельность второго уровня требует специальной организации. Это специальная деятельность. Без нее знание о душевной жизни невозможно. Без нее впечатления о душевной жизни подобны «проносящимся призракам», которые не оставляют в душе «ясные и прочные идеи».

Эти оба тезиса, а именно, возможность раздвоения сознания и необходимость организации специальной деятельности для постижения внутреннего опыта, были приняты на вооружение психологией сознания. Были сделаны следующие научно-практические выводы:

1) психолог может проводить психологические исследования только над самим собой. Если он хочет знать, что происходит с другим, то должен поставить себя в те же условия, пронаблюдать себя и по аналогии заключить о содержании сознания другого человека;

2) поскольку интроспекция не происходит сама собой, а требует особой деятельности, то в ней надо упражняться, и упражняться долго.

Когда вы будете читать современные статьи с описанием экспериментов, то увидите, что в разделе «Методика», как правило, приводятся различные сведения об испытуемых. Обычно указывается их пол, возраст, образование. Иногда даются специальные, важные для данных экспериментов, сведения: например, о нормальной остроте зрения, умственной полноценности и т. п.

В экспериментальных отчетах конца прошлого и начала нашего века также можно обнаружить раздел с характеристикой испытуемых. Но он выглядит совсем необычно. Например, читаешь, что одним испытуемым был профессор психологии с десятилетним интроспекционистским стажем; другой испытуемый был, правда, не профессор, а всего лишь ассистент-психолог, но также опытный интроспекционист, так как прошел 6-месячные курсы интроспекции, и т. п.

Психологи того времени отмечали важные дополнительные преимущества метода интроспекции.

Во-первых, считалось, что в сознании непосредственно отражается причинная связь психических явлений. Например, если я захотела поднять руку и подняла ее, то причина действия мне непосредственно известна: она присутствует в сознании в форме решения поднять руку. В более сложном случае, если человек вызывает во мне сострадание и я стремлюсь ему всячески помочь, для меня очевидно, что мои действия имеют своей причиной чувство сострадания. Я не только переживаю это чувство, но знаю его связь с моими действиями.

Отсюда положение психологии считалось намного легче, чем положение других наук, которые должны еще доискиваться до причинных связей.

Второе отмечавшееся достоинство: интроспекция поставляет психологические факты, так сказать, в чистом виде, без искажений. В этом отношении психология также выгодно отличается от других наук. Дело в том, что при познании внешнего мира наши органы чувств, вступая во взаимодействие с внешними предметами, искажают их свойства. Например, за ощущениями света и звука стоят физические реальности — электромагнитные и воздушные волны, которые совершенно не похожи ни на цвет, ни на звук. И их еще надо как-то «очищать» от внесенных искажений.

В отличие от этого для психолога данные ощущения есть именно та действительность, которая его интересует. Любое чувство, которое испытывает человек независимо от его объективной обоснованности или причины, есть истинный психологический факт. Между содержаниями сознания и внутренним взором нет искажающей призмы!

«В сфере непосредственных данных сознания нет уже различия между объективным и субъективным, реальным и кажущимся, здесь все есть, как кажется, и даже именно потому, что оно кажется: ведь когда что-нибудь нам кажется, это и есть вполне реальный факт нашей внутренней душевной жизни» (Лопатин Л. Н. Метод самонаблюдения в психологии // Вопросы философии и психологии. Кн. II (62). М., 1902. с. 1034.).

Итак, применение метода интроспекции подкреплялось еще соображениями об особых преимуществах этого метода.

В психологии конца ХIХ в. начался грандиозный эксперимент по проверке возможностей метода интроспекции. Научные журналы того времени были наполнены статьями с интроспективными отчетами; в них психологи и с большими подробностями описывали свои ощущения, состояния, переживания, которые появлялись у них при предъявлении определенных раздражителей, при постановке тех или иных задач.

Надо сказать, что это не были описания фактов сознания в естественных жизненных обстоятельствах, что само по себе могло бы представить интерес. Это были лабораторные опыты, которые проводились «в строго контролируемых условиях», чтобы получить совпадение результатов у разных испытуемых. Испытуемым предъявлялись отдельные зрительные или слуховые раздражители, изображения предметов, слова, фразы; они должны были воспринимать их, сравнивать между собой, сообщать об ассоциациях, которые у них возникали, и т. п.

Эксперименты наиболее строгих интроспекционистов (Э. Титченера и его учеников) осложнялись еще двумя дополнительными требованиями.

Во-первых, интроспекция должна была направляться на выделение простейших элементов сознания, т. е. ощущений и элементарных чувств. (Дело в том, что метод интроспекции с самого начала соединился с атомистическим подходом в психологии, т. е. убеждением, что исследовать — значит разлагать сложные процессы на простейшие элементы.)

Во-вторых, испытуемые должны были избегать в своих ответах терминов, описывающих внешние объекты, а говорить только о своих ощущениях, которые вызывались этими объектами, и о качествах этих ощущений. Например, испытуемый не мог сказать: «Мне было предъявлено большое, красное яблоко». А должен был сообщить примерно следующее: «Сначала я получил ощущение красного, и оно затмило все остальное; потом оно сменилось впечатлением круглого, одновременно с которым возникло легкое щекотание в языке, по-видимому, след вкусового ощущения. Появилось также быстро преходящее мускульное ощущение в правой руке…».

Ответ в терминах внешних объектов был назван Э. Титченером ошибкой стимула» — известный термин интроспективной психологии, отражающий ее атомистическую направленность на элементы сознания.

По мере расширения этого рода исследований стали обнаруживаться крупные проблемы и трудности.

Во-первых, становилась все более очевидной бессмысленность такой «экспериментальной психологии». По словам одного автора, в то время от психологии отвернулись все, кто не считал ее своей профессией.

Другим неприятным следствием были накапливающиеся противоречия в результатах. Результаты не совпадали не только у различных авторов, но даже иногда у одного и того же автора при работе с разными испытуемыми.

Больше того, зашатались основы психологии — элементы сознания. Психологи стали находить такие содержания сознания, которые никак не могли быть разложены на отдельные ощущения или представлены в виде их суммы. Возьмите мелодию, говорили они, и перенесите ее в другую тональность; в ней изменится каждый звук, однако мелодия при этом сохранится. Значит, не отдельные звуки определяют мелодию, не простая их совокупность, а какое-то особое качество, которое связано с отношениями между звуками. Это качество целостной структуры (нем. — «гештальта»), а не суммы элементов.

Далее, систематическое применение интроспекции стало обнаруживать нечувственные, или безобразные, элементы сознания. Среди них, например, «чистые» движения мысли, без которых, как оказалось, невозможно достоверно описать процесс мышления.

Наконец, стали выявляться неосознаваемые причины некоторых явлений сознания (о них подробнее ниже).

Таким образом, вместо торжества науки, обладающей таким уникальным методом, в психологии стала назревать ситуация кризиса.

В чем же было дело? Дело было в том, что доводы, выдвигаемые в защиту метода интроспекции, не были строго проверены. Это были утверждения, которые казались верными лишь на первый взгляд.

В самом деле, начну с утверждения о возможности раздвоения сознания. Казалось бы, мы действительно можем что-то делать и одновременно следить за собой. Например, писать — и следить за почерком, читать вслух — и следить за выразительностью чтения. Казалось бы, так — и в то же время не так или, по крайней мере, не совсем так!

Разве не менее известно, что наблюдение за ходом собственной деятельности мешает этой деятельности, а то и вовсе ее разрушает? Следя за почерком, мы можем потерять мысль; стараясь читать с выражением — перестать понимать текст.

Известно, насколько разрушающим образом действует рефлексия на протекание наших чувств: от нее они бледнеют, искажаются, а то и вовсе исчезают. И напротив, насколько «отдача чувству» исключает возможность рефлексии!

В психологии специально исследовался вопрос о возможности одновременного осуществления двух деятельностей. Было показано, что это возможно либо путем быстрых переходов от одной деятельности к другой, либо если одна из деятельностей относительно проста и протекает «автоматически». Например, можно вязать на спицах и смотреть телевизор, но вязание останавливается в наиболее захватывающих местах; во время проигрывания гамм можно о чем-то думать, но это невозможно при исполнении трудной пьесы.

Если применить все сказанное к интроспекции (а ведь она тоже вторая деятельность!), то придется признать, что ее возможности крайне ограничены. Интроспекцию настоящего, полнокровного акта сознания можно осуществить, только прервав его. Надо сказать, что интроспекционисты довольно быстро это поняли. Они отмечали, что приходится наблюдать не столько сам непосредственно текущий процесс, сколько его затухающий след. А чтобы следы памяти сохраняли возможно большую полноту, надо процесс дробить (актами интроспекции) на мелкие порции. Таким образом, интроспекция превращалась в «дробную» ретроспекцию.

Остановимся на следующем утверждении — якобы возможности с помощью интроспекции выявлять причинно-следственные связи в сфере сознания.

Пожалуй, примерами отдельных, так называемых произвольных, действий справедливость этого тезиса и ограничивается. Зато, с каким количеством необъяснимых фактов собственного сознания мы встречаемся повседневно! Неожиданно всплывшее воспоминание или изменившееся настроение часто заставляют нас проводить настоящую исследовательскую работу по отысканию их причин. Или возьмем процесс мышления: разве мы всегда знаем, какими путями пришла нам в голову та или иная мысль? История научных открытий и технических изобретений изобилует описаниями внезапных озарений!

И вообще, если бы человек мог непосредственно усматривать причины психических процессов, то психология была бы совсем не нужна! Итак, тезис о непосредственной открытости причин на проверку оказывается неверен.

Наконец, рассмотрим мнение о том, что интроспекция поставляет сведения о фактах сознания в неискаженном виде. Что это не так, видно уже из сделанного выше замечания о вмешательстве интроспекции в исследуемый процесс. Даже когда человек дает отчет по памяти о только что пережитом опыте, он и тогда неизбежно его искажает, ибо направляет внимание только на определенные его стороны или моменты.

Именно это искажающее влияние внимания, особенно внимания наблюдателя, который знает, что он ищет, настойчиво отмечалось критиками обсуждаемого метода. Интроспекционист, писали они не без иронии, находит в фактах сознания только те элементы, которые соответствуют его теории. Если это теория чувственных элементов, он находит ощущения, если безобразных элементов, — то движения «чистой» мысли и т. п.

Итак, практика использования и углубленное обсуждение метода интроспекции обнаружили ряд фундаментальных его недостатков. Они были настолько существенны, что поставили под сомнение метод в целом, а с ним и предмет психологии — тот предмет, с которым метод интроспекции был неразрывно связан и естественным следствием постулирования которого он являлся.

Во втором десятилетии нашего века, т. е. спустя немногим более 30 лет после основания научной психологии, в ней произошла революция: смена предмета психологии. Им стало не сознание, а поведение человека и животных.

Дж. Уотсон, пионер этого нового направления писал: «…психология должна… отказаться от субъективного предмета изучения, интроспективного метода исследования и прежней терминологии. Сознание с его структурными элементами, неразложимыми ощущениями и чувственными тонами, с его процессами, вниманием, восприятием, воображением — все это только фразы, не поддающиеся определению» (Ананьев Б. Г. Некоторые черты психологической структуры личности // Психология индивидуальных различий. Тексты. М., 1982. с. 114.).

<…>Заявление Дж. Уотсона было «криком души» психолога, заведенного в тупик. Однако после любого «крика души» наступают рабочие будни. И в будни психологии стали возвращаться факты сознания. Однако с ними стали обращаться иначе. Как же?

Возьмем для иллюстрации современные исследования восприятия человека. Чем они в принципе отличаются от экспериментов интроспекционистов?

И в наши дни, когда хотят исследовать процесс восприятия, например, зрительного восприятия человека, то берут испытуемого и предъявляют ему зрительный объект (изображение, предмет, картину), а затем спрашивают, чту он увидел. До сих пор как будто бы то же самое. Однако есть существенные отличия.

Во-первых, берется не изощренный в самонаблюдении профессор-психолог, а «наивный» наблюдатель, и чем меньше он знает психологию, тем лучше. Во-вторых, от испытуемого требуется не аналитический, а самый обычный отчет о воспринятом, т. е. отчет в тех терминах, которыми он пользуется в повседневной жизни.

Вы можете спросить: «Что же тут можно исследовать? Мы ежедневно производим десятки и сотни наблюдений, выступая в роли «наивного наблюдателя»; можем рассказать, если нас спросят, обо всем виденном, но вряд ли это продвинет наши знания о процессе восприятия. Интроспекционисты, по крайней мере, улавливали какие-то оттенки и детали».

Но это только начало. Экспериментатор-психолог для того и существует, чтобы придумать экспериментальный прием, который заставит таинственный процесс раскрыться и обнажить свои механизмы. Например, он помещает на глаза испытуемого перевертывающие призмы, или предварительно помещает испытуемого в условия «сенсорного голода», или использует особых испытуемых — взрослых лиц, которые впервые увидели мир в результате успешной глазной операции и т. д.

Итак, в экспериментах интроспекционистов предъявлялся обычный объект в обычных условиях; от испытуемого же требовался изощренный анализ «внутреннего опыта», аналитическая установка, избегание «ошибки стимула» и т. п.

В современных исследованиях происходит все наоборот. Главная нагрузка ложится на экспериментатора, который должен проявить изобретательность. Он организует подбор специальных объектов или специальных условий их предъявлений; использует специальные устройства, подбирает специальных испытуемых и т. п. От испытуемого же требуется обычный ответ в обычных терминах.

Если бы в наши дни явился Э. Титченер, он бы сказал: «Но вы без конца впадаете в ошибку стимула!» На что мы ответили бы: «Да, но это не «ошибка», а реальные психологические факты; вы же впадали в ошибку аналитической интроспекции».

Итак, еще раз четко разделим две позиции по отношению к интроспекции — ту, которую занимала психология сознания, и нашу, современную.

Эти позиции следует, прежде всего, разнести терминологически. Хотя «самонаблюдение» есть почти буквальный перевод слова «интроспекция», за этими двумя терминами, по крайней мере, в нашей литературе, закрепились разные позиции.

Первую мы озаглавим как метод интроспекции. Вторую — как использование данных самонаблюдения.

Каждую из этих позиций можно охарактеризовать, по крайней мере, по двум следующим пунктам: во-первых; по тому, что и как наблюдается; во-вторых, по тому, как полученные данные используются в научных целях.

Таким образом, получаем следующую простую таблицу.

Таблица 1

Метод интроспекции Использование данных самонаблюдения
Что и как наблюдается Рефлексия, или наблюдение (как вторая деятельность) за деятельностью своего ума Непосредственное постижение фактов сознания («моноспекция»)
Как используется в научных целях Основной способ получения научных знаний Факты сознания рассматриваются как «сырой материал» для дальнейшего научного анализа

Итак, позиция интроспекционистов, которая представлена первым вертикальным столбцом, предполагает раздвоение сознания на основную деятельность и деятельность самонаблюдения, а также непосредственное получение с помощью последней знаний о законах душевной жизни.

В нашей позиции «данные самонаблюдения» означают факты сознания, о которых субъект знает в силу их свойства быть непосредственно открытыми ему. Сознавать что-то — значит непосредственно знать это. Сторонники интроспекции, с нашей точки зрения, делают ненужное добавление: зачем субъекту специально рассматривать содержания своего сознания, когда они и так открыты ему? Итак, вместо рефлексии — эффект прямого знания.

И второй пункт нашей позиции: в отличие от метода интроспекции использование данных самонаблюдения предполагает обращение к фактам сознания как к явлениям или как к «сырому материалу», а не как к сведениям о закономерных связях и причинных отношениях. Регистрация фактов сознания — не метод научного исследования, а лишь один из способов получения исходных данных. Экспериментатор должен в каждом отдельном случае применить специальный методический прием, который позволит вскрыть интересующие его связи. Он должен полагаться на изобретательность своего ума, а не на изощренность самонаблюдения испытуемого. Вот в каком смысле можно говорить об использовании данных самонаблюдения.

После этого итога я хочу остановиться на некоторых трудных вопросах. Они могут возникнуть или уже возникли у вас при придирчивом рассмотрении обеих позиций.

Первый вопрос, которого мы уже немного касались: «Что же, раздвоение сознания возможно или нет? Разве невозможно что-то делать — и одновременно наблюдать за тем, что делаешь?» Отвечаю: эта возможность раздвоения сознания существует. Но, во-первых, она существует не всегда: например, раздвоение сознания невозможно при полной отдаче какой-либо деятельности или переживанию. Когда же все-таки оно удается, то наблюдение как вторая деятельность вносит искажение в основной процесс. Получается нечто, похожее на «деланную улыбку», «принужденную походку» и т. п. Ведь и в этих житейских случаях мы раздваиваем наше сознание: улыбаемся или идем — и одновременно следим за тем, как это выглядит.

Примерно то же происходит и при попытках интроспекции как специального наблюдения. Надо сказать, что сами интроспекционисты многократно отмечали ненадежность тех фактов, которые получались с помощью их метода. Я зачитаю вам слова одного психолога, написанные в 1902 г. по этому поводу:

«Разные чувства — гнева, страха, жалости, любви, ненависти, стыда, нежности, любопытства, удивления — мы переживаем постоянно: и вот можно спорить и более или менее безнадежно спорить о том, в чем же собственно эти чувства состоят и что мы в них воспринимаем? Нужно ли лучшее доказательство той печальной для психолога истины, что в нашем внутреннем мире, хотя он всецело открыт нашему самосознанию, далеко не все ясно для нас самих и далеко не все вмещается в отчетливые и определенные формулы?» (Лопатин Л. Н. Метод самонаблюдения в психологии // Вопросы философии и психологии. Кн. II (62). М., 1902. с. 1068).

Эти слова относятся именно к данным интроспекции. Их автор так и пишет: «спорить о том, что мы в этих чувствах воспринимаем«. Сами чувства полнокровны, полноценны, подчеркивает он. Наблюдение же за ними дает нечеткие, неоформленные впечатления.

Итак, возможность раздвоения сознания, или интроспекция, существует. Но психология не собирается основываться на неопределенных фактах, которые она поставляет. Мы можем располагать гораздо более надежными данными, которые получаем в результате непосредственного опыта. Это ответ на первый вопрос.

Второй вопрос. Он может у вас возникнуть особенно и связи с примерами, которые приводились выше, примерами из исследований восприятия.

В этой области экспериментальной психологии широко используются отчеты испытуемых о том, что они видят, слышат и т. п. Не есть ли это отчеты об интроспекции? Именно этот вопрос разбирает известный советский психолог Б. М. Теплов в своей работе, посвященной объективному методу в психологии.

«Никакой здравомыслящий человек, — пишет он, — не скажет, что военный наблюдатель, дающий такое, например, показание: «Около опушки леса появился неприятельский танк», занимается интроспекцией и дает показания самонаблюдения. …Совершенно очевидно, что здесь человек занимается не интроспекцией, а «экстроспекцией», не «внутренним восприятием», а самым обычным внешним восприятием» (Теплов Б. М. Об объективном методе в психологии. М., 1952. с. 28).

Рассуждения Б.М.Теплова вполне справедливы. Однако термин «экстроспекция» может ввести вас в заблуждение. Вы можете сказать: «Хорошо, мы согласны, что регистрация внешних событий не интроспекция. Пожалуйста, называйте ее, если хотите, экстроспекцией. Но оставьте термин «интроспекция» для обозначения отчетов о внутренних психических состояниях и явлениях — эмоциях, мыслях, галлюцинациях и т. п.».

Ошибка такого рассуждения состоит в следующем. Главное различие между обозначенными нами противоположными точками зрения основывается не на разной локализации переживаемого события: во внешнем мире — или внутри субъекта. Главное состоит в различных подходах к сознанию: либо как к единому процессу, либо как к «удвоенному» процессу.

Б.М.Теплов привел пример с танком потому, что он ярко показывает отсутствие в отчете командира наблюдения за собственным наблюдением. Но то же отсутствие рефлексирующего наблюдения может иметь место и при эмоциональном переживании. Полагаю, что и экстро-спекцию и интро-спекцию в обсуждаемом нами смысле может объединить термин «моноспекция«.

Наконец, третий вопрос. Вы справедливо можете спросить: «Но ведь существует процесс познания себя! Пишут же некоторые авторы о том, что если бы не было самонаблюдения, то не было бы и самопознания, самооценки, самосознания. Ведь все это есть! Чем же самопознание, самооценка, самосознание отличаются от интроспекции?»

Отличие, на мой взгляд, двоякое. Во-первых, процессы познания и оценки себя гораздо более сложны и продолжительны, чем обычный акт интроспекции. В них входят, конечно, данные самонаблюдения, но только как первичный материал, который накапливается и подвергается обработке: сравнению, обобщению и т. п.

Например, вы можете оценить себя как человека излишне эмоционального, и основанием будут, конечно, испытываемые вами слишком интенсивные переживания (данные самонаблюдения). Но для заключения о таком своем свойстве нужно набрать достаточное количество случаев, убедиться в их типичности, увидеть более спокойный способ реагирования других людей и т. п.

Во-вторых, сведения о себе мы получаем не только (а часто и не столько) из самонаблюдения, но и из внешних источников. Ими являются объективные результаты наших действий, отношения к нам других людей и т. п.

Наверное, трудно сказать об этом лучше, чем это сделал Г.-Х. Андерсен в сказке «Гадкий утенок». Помните тот волнующий момент, когда утенок, став молодым лебедем, подплыл к царственным птицам и сказал: «Убейте меня!», все еще чувствуя себя уродливым и жалким существом. Смог бы он за счет одной «интроспекции» изменить эту самооценку, если бы восхищенные сородичи не склонили бы перед ним головы?

Теперь, я надеюсь, вы сможете разобраться в целом ряде различных терминов, которые будут встречаться в психологической литературе.

Метод интроспекции — метод изучения свойств и законов сознания с помощью рефлексивного наблюдения. Иногда он называется субъективным методом. Его разновидностям и являются метод аналитической интроспекции и метод систематической интроспекции.

Речевой отчет — сообщение испытуемого о явлениях сознания при наивной (неинтроспективной, неаналитической) установке. То же иногда называют субъективным отчетом, субъективными показаниями, феноменальными данными, данными самонаблюдения.

Систематическое самонаблюдение | SAGE Publications Inc

 

Благодарности

 

Серия

Введение редакторов

Х. Шварц

Предисловие

 

1. Знакомство с систематическим самонаблюдением

Краткое описание систематического самонаблюдения

 

Теоретико-методологические основы систематического самонаблюдения

 

Краткий обзор усилий социальных наук по самонаблюдению

 

Чем систематическое самонаблюдение отличается от других методов самонаблюдения

 

 

2.Внедрение систематического самонаблюдения

Выбор предмета для изучения

 

Руководство информаторов, чтобы быть научными наблюдателями

 

Обучение информаторов тому, как наблюдать

 

Обучение информантов тому, как сообщать о самонаблюдении

 

Подготовка информаторов с помощью тренировочных упражнений

 

Этические соображения

 

Отзывы о систематическом самонаблюдении

 

 

3.Критическая оценка систематического самонаблюдения

Проблемы выбора информантов

 

Проблемы с формулированием и доставкой инструкций

 

Проблемы наблюдения за явлением

 

Проблемы с отзывом и сообщением о явлении

 

Сильные стороны метода систематического самонаблюдения

 

 

4.Четыре исследования, полученные с помощью систематического самонаблюдения

Практический пример 1: Ложь в повседневной жизни

 

Пример 2: Микрополитика секретов, рассказываемых в повседневной жизни

 

Пример 3: Отказ от комплиментов и тайное управление уходом из компании

 

Пример 4: Зависть в социальных сравнениях повседневной жизни

 

Аналитические идеи, порожденные этими систематическими исследованиями самонаблюдения

 

 

5.Другие применения систематического самонаблюдения

Исследуемые темы систематического самонаблюдения

 

Систематическое самонаблюдение как редагогика

 

Использование систематического самонаблюдения в терапии

 

Практики самонаблюдения и само-духовного развития

 

 

Примечания

 

Ссылки

 

Об авторах

Самонаблюдение | Силата

Есть много способов медитации; много способов привести вас к полноте настоящего момента.Самонаблюдение является одним из таких способов. Требуется храбрость, сострадание и терпение, чтобы понять себя и обрести большее самосознание. Так как же нам практиковать самонаблюдение без аналитического уничтожения?
 

«Способность наблюдать без оценки — высшая форма интеллекта». — Джидду Кришнамурти


Самонаблюдение — это процесс пристального взгляда на себя без суждения, оставления мыслей неодобрения и ярлыков хорошего и плохого за дверью и наблюдения за собой во всей его полноте, в его мельчайших движениях и величайших чувствах, с искренним осознанием.


Это, в первую очередь, нейтральный взгляд. Где глаз обращается внутрь себя и наблюдает за внутренним движением ощущений и чувств. Он наблюдает за потоком мыслей, замечая, когда они текучи, а когда цепляются, прилипают и повторяются.

 

Это практика наблюдения без копания или раскопок во внутренних событиях или поиска источников и ключей к внутреннему смыслу. Самонаблюдение — это простор. Открытие внутри, где вы наблюдаете все, как оно есть.Нет желания изменять, манипулировать или участвовать в том, что вы найдете. Это вы просто сидите сами с собой.

Чем он отличается от других способов медитации?

Одно из различий между самонаблюдением и другими формами медитации заключается в том, что мы не просим наши мысли утихнуть. Мы не перенаправляем свое внимание на что-то другое, игнорируя или отталкивая их. Мы говорим: «Здесь найдется место для всех вас», позволяя всему всплывать, но при этом наблюдая за происходящим, не вдаваясь ни в какие возникающие истории.Это определенно практика .

 

И это действительно парадоксально ничего не делать в своем присутствии. Так просто, но иногда невероятно сложно в зависимости от обстоятельств нашего внутреннего и внешнего мира. Отсутствие осуждения может быть намерением практики, но принятие придет как естественный побочный продукт самого наблюдения. Ибо когда вы наблюдаете мириады различных мыслей, чувств и явлений внутри тела, вы видите, что происходит и много вещей, к которым разум может привязаться, если захочет.И вы можете просто замечать в процессе, к чему склонен привязываться ваш ум и чему он позволяет ускользать. Как естественный результат этой практики вы обнаружите, что эти новые отношения между вашим осознанием и вашим умом создают пространство, в котором вы начинаете выбирать то, на чем сосредоточиваетесь; то, что служит вашему высшему благу.
 

Как практиковаться?
 

Мы можем находиться в состоянии самонаблюдения во время таких занятий, как йога, тай-чи, осознанная ходьба, рисование и многое другое.Тем не менее, практика сидячей медитации, которая позволяет вам действительно сидеть в своем состоянии с полным присутствием, может быть очень полезной в начале. Установите таймер на 20 минут, закройте глаза или опустите взгляд и наблюдайте за своим внутренним миром. Устройтесь с сострадательным наблюдением за своим состоянием в тот момент, когда вы не пытаетесь ни контролировать, ни анализировать, ни осуждать, ни отвергать, ни изменять. Потому что изменения происходят всегда, и нам просто нужно наблюдать, как происходят сдвиги и переходы.

Это как смотреть на большое озеро.Вы можете наблюдать за происходящим в озере и вокруг него, иногда за движением рыб или появлением птиц. Но без необходимости ловить рыбу и птицу, желать, чтобы их было больше или меньше. Просто наблюдать за сменой сцены, как она есть, как она меняется. То же самое делается внутри. Ничего не принадлежит, нет ничего слишком большого или слишком маленького. И ничего не нужно оценивать, рационализировать или даже понимать. Позволить мыслящему уму отдохнуть и открыться интуитивному чувственному миру внутри — это и практика, и путешествие, которое происходит постоянно, но мы обычно не подключаемся к нему.Но мы можем привлечь к этому свое осознание в любое время, в любой момент.
 

Благодаря специальной практике вы, в конце концов, сможете привнести этот уровень присутствия в свою повседневную деятельность. Ваше понимание себя, своих привычек, паттернов, триггеров и реакций улучшится. И это сострадательное понимание себя, надеюсь, распространится на окружающих вас людей по мере роста сочувствия к нашим собственным и чужим сложностям. Медленно то, как мы относимся ко всем, и все будет делаться с немного большим самосознанием и ясностью.


«Самонаблюдение — это первый шаг внутреннего раскрытия». — Амит Рэй

 

Самонаблюдение как медитация может работать подобно распутыванию узлов. По мере того, как ваше осознание своей внутренней работы растет, узлы медленно распутываются благодаря силе вашего присутствия. Нет необходимости прилагать большие усилия. Вы — великий свидетель, обращающий свой внутренний взор на самого себя, наблюдающий за собственным внутренним цветением.

И это не значит, что ты становишься амбивалентным к миру, идешь по нему как зомби, не чувствуя тонкостей, составляющих магию этого существования.Это означает, что расстояние между восприятием и действием становится короче, как выразился Джидду Кришнамурти. Большее самосознание означает более тесную связь с нашей интуицией, поскольку мы лучше способны расшифровывать модели ума на основе наших интуитивных чувств.


Мгновение за мгновением возвращайтесь к наблюдению за собой, помещает эго как слугу чувствующего я — сердца, интуитивного ума, знания. Как сказал Робин Шарма, «ум — прекрасный слуга, но ужасный хозяин.

5 осознанных шагов для самонаблюдения

Существует ценность в создании незаполненного пространства для вашего присутствия и внимания. Создание пространства для вашего присутствия является ключом к общему здоровью.

Источник: Изображение Юрай Варга с Pixabay

Создание пространства против заполнения пространства

Практика осознанности — быть там, присутствовать, обращать внимание и учиться быть там для себя — начинается с процесса отпускания.Отказ от психоактивных веществ и зависимого поведения (включая зависимость от социальных сетей) — отличное начало. Начальные шаги отпускания важны. Если вы планируете начать официальную практику сидячей медитации или отправиться в ритрит, то же самое верно; мы начинаем очищать наши графики.

Мы отказываемся от привычных дел, чтобы освободить место для чего-то другого.

Осознанность и медитация — это практики отпускания , чтобы создать пространство для вашего внимания.

Если вы заполняете время восстановления встречами и «шагами», вы можете сделать шаг вперед в своем выздоровлении, создав пространство для самостоятельного наблюдения за тем, как является . Вы можете научиться быть рядом с собой, чтобы доверять себе — быть свидетелем и обращать внимание на то, что происходит в вашем уме, вашем теле и ваших эмоциях.

Создание пространства для внутренней жизни

Есть смысл создать пространство для наблюдения за своей внутренней жизнью.

Экраны, ленты новостей и ленты социальных сетей могут затруднить наблюдение за вашей внутренней жизнью.Создание пространства может помочь вам обнаружить настоящий голод, настоящую потребность внутри вас, которая вызывает привыкание или компульсию.

Создание пространства для себя, чтобы уделять внимание своим внутренним событиям, означает начать исцелять себя. Как пишет Джон-Кабат Зинн в «Полная жизнь в катастрофе »: «Внимание ведет к связи; подключение к регулированию; регулирование на заказ; и для облегчения (в отличие от болезни) или, говоря более просто, для здоровья». [1]

Учимся наблюдать

Учиться наблюдать за собой очень похоже на наблюдение за птицами.Даже если вы никогда не наблюдали за птицами, нетрудно понять, что все, что вам нужно, — это пространство, тишина и неподвижность (и птицы). Если вы можете наблюдать за птицей, вы можете наблюдать за собой.

Подход осознанности учит быть там, как вы есть. Подобно наблюдению за птицами, мы не пытаемся ничего изменить, мы просто наблюдаем. Быть рядом с собой со вниманием, слушать, наблюдать и наблюдать — наблюдать за своим поведением и мышлением — и это наблюдение может привести к ответам и решениям, которые вызывают навязчивые паттерны.

Мы уделяем внимание каждый день; всем и всему. Мы слушаем, смотрим, наблюдаем: мы смотрим телевизор, мы наблюдаем за другими людьми, мы слушаем других. Мы умеем уделять внимание, просто не привыкли уделять его себе.

Уделять себе внимание — это один из самых любящих, заботливых, интересных и смелых поступков, которые вы можете сделать. Почему смелый? Потому что вы будете обращать внимание не только на хорошее, но и на плохое и уродливое. Как сказал бы Кабат-Зинн, «пережить полную катастрофу.

Внимание

Мы можем начать обращать внимание, слушая. Тишина необходима, чтобы слушать и слышать свои внутренние события. Так вы познаете разные части себя — части, которые хотят избавиться от принуждений, и части, которые не хотят отказываться. Вы узнаете те части себя, которые суетятся и кричат, что это слишком сложно, и узнаете те части себя, которые сопротивляются.

Обращать внимание на те части себя, которые сопротивляются, крайне важно для успеха.Могут быть части вас, которые сопротивляются новому пути, другой жизни, большему количеству возможностей, улучшению здоровья и улучшению отношений.

Все хорошее, чего вы хотите в жизни, может оказаться тем, чему вы сопротивляетесь.

Быть с сопротивлением

Осознанный подход к сопротивлению заключается не в том, чтобы бить его, пристыжать, наказывать, подавлять силой воли или отвлекать. Мы создаем для него пространство. Мы узнаем это. Мы уделяем ему внимание, глядя, наблюдая, находясь рядом и слушая; как наблюдение за птицами.Во всяком случае, мы подходим ближе, тише и мягче к нашему сопротивлению.

Рецидив или продолжающееся принуждение иногда меньше желания остановиться. Большинство из нас хотят остановиться. Немногие сознательно выбирают страдание. Спросить, хотим ли мы отказаться от объекта страданий, может быть простым ответом «да».

Настоящий вопрос не в том, хотим ли мы бросить курить, а в том, почему мы сопротивляемся таким вещам, как новый путь, другая жизнь, лучшие возможности, улучшение здоровья и отношений, а также реальный успех?

Важные чтения

Это углубляется в наши бессознательные процессы, и если мы начнем наблюдать за тем, что бессознательно внутри нас, это может привести к мощным долгосрочным изменениям в нашей жизни.

Те самые вещи, которых мы так отчаянно желаем, могут казаться небезопасными, потому что они неизвестны и незнакомы. Путь к лучшей жизни может прийти с мыслями о том, что мы должны идти по нему в одиночку, и во многом это правда.

Стремление к лучшей жизни

Внутреннее хождение самонаблюдения — это путешествие исключительно для вас. Бросать вызов своей внутренней дикой природе должно быть вашим путешествием в одиночестве, потому что там больше никого нет с вами, но как только вы начнете бродить там, вы скоро обнаружите, что вы не одиноки.

В некотором пространстве, тишине и неподвижности вы также можете наблюдать ту часть себя, которая хочет вам помочь. Ты, который хочет тебе помочь. Здесь вы начинаете учиться помогать себе. Вы можете научиться помогать своему собственному сопротивлению. Вы вдвоем можете поговорить. Это может быть самый увлекательный и поучительный разговор, который у вас когда-либо был. Это связь.

Внутренняя лаборатория

Кабат-Зинн учит, что с практикой внимательности мы становимся учеными нашей собственной внутренней лаборатории.Точно так же, как хороший ученый (скажем, химик), мы можем наблюдать наши внутренние формулы. Мы можем наблюдать, какие мысли, эмоции и поведение вызывают катастрофы и взрывы. Благодаря этим наблюдаемым данным у нас есть больше возможностей для изучения новых химических и поведенческих соединений, которые создают разные результаты.

Подход осознанности — это больше, чем практика внешнего воздержания; это практика наблюдения за нашими внутренними соединениями и экспериментирования с ними. Это практика самопознания и самонаблюдения, которые являются элементами самоисцеления и устойчивого образа жизни.

Пятиэтапная практика самонаблюдения

  1. Отпусти привычные дела.
  2. Создайте незаполненное пространство для тишины без отвлекающих факторов. Это может быть дома, в кресле, на крыльце. Будь проще. Если для начала вам кажется, что сидеть на месте слишком долго; тихая прогулка без отвлекающих факторов будет работать.
  3. Ничего не делайте, но будьте рядом и наблюдайте за своими мыслями; слушай, чувствуй, обращай внимание. Понаблюдайте за своими мыслями, эмоциями и поведением за последние несколько дней. Представьте, что вы — птица, за которой вы наблюдали последние несколько дней.
  4. Соберите данные вашего наблюдения. Получили ли вы какие-либо идеи?
  5. Вы хотите что-нибудь сделать с выводами? Нужно ли что-то делать?

Узнайте для себя, стоит ли уделять больше времени и внимания связи со своей внутренней жизнью.

ИНТРОСПЕКЦИОННЫЙ МЕТОД ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ОБУЧЕНИЯ

МЕТОД САМОСПЕКЦИИ

Временами, когда вы испытываете такие эмоции, как гнев или страх, вы начинаете думать о причинах своего состояния ума.

Вы говорите: «Почему я раздражался из-за того или иного? Почему я боялся таких вещей»? Анализ вашего эмоционального состояния может происходить одновременно с эмоцией или после того, как эмоциональное состояние закончилось. Каким бы образом это ни делалось, это дает вам понимание, хотя и зачаточное, вашего ума. Этот метод исследования ваших ментальных процессов является методом самонаблюдения, используемым психологами в очень утонченной манере.

Давайте подробно рассмотрим, что мы подразумеваем под введением вместе с его достоинствами и недостатками.

 

Что мы подразумеваем под самоанализом:

Самоанализ — это метод самонаблюдения. Слово «Интроспекция» состоит из двух латинских слов. «Intro» означает «внутри», а «Sspection» означает «смотреть». Следовательно, это метод, при котором человек смотрит внутрь себя.

Ангел считал это «взглядом внутрь себя». При самонаблюдении человек заглядывает в свое собственное психическое состояние и наблюдает за своими психическими процессами.

Стаут считает, что «самоанализ» означает систематическое внимание к работе собственного ума».

Метод самоанализа — один из старейших методов сбора данных о сознательном опыте субъекта. Это процесс самоанализа, когда человек воспринимает, анализирует и сообщает о своих чувствах. Изучим этот процесс на примере, допустим, вы счастливы и в состоянии счастья смотрите внутрь себя. Говорят, что вы проводите самоанализ своих собственных ментальных ощущений и исследуете, что происходит в вашем ментальном процессе в состоянии счастья. Точно так же вы можете заниматься самоанализом в состоянии гнева или страха; и т. д. Самоанализ также определяется как замечание, которое ум принимает сам за себя.

Давайте посмотрим на этапы интроспекции.

В самонаблюдении есть три четких этапа.

1.    Во время наблюдения за внешним объектом человек размышляет о своем собственном психическом состоянии. Например, слушая музыку, которая ему приятна или неприятна, он начинает думать о своем психическом состоянии.

2.    Человек начинает сомневаться в работе собственного ума. Он думает и анализирует: почему он сказал то-то и то-то? Почему он говорил именно так? И так далее.

3.    Он пытается сформулировать законы и условия психических процессов: он думает с точки зрения улучшения своего мышления или контроля над своими эмоциональными стадиями. Этот этап помогает в продвижении наших научных знаний.

Характеристики самонаблюдения:

Самоанализ, будучи самонаблюдением, имеет следующие характеристики:

1.    Субъект получает прямое, непосредственное и интуитивное знание о разуме.

2.Субъект должен фактически наблюдать за своими собственными психическими процессами. Он не может спекулировать о них.

Метод самоанализа широко использовался в прошлом. Его использование в наше время ставится под сомнение. Это считается ненаучным и не соответствующим психологии, которая недавно стала позитивной наукой. Однако он все еще используется психологами, и хотя его важность подвергается сомнению, он не отбрасывается полностью.

Достоинства метода самоанализа:

Ø Это самый дешевый и экономичный метод изучения поведения.Нам не нужны никакие аппараты или лаборатории для его использования.

Ø Этот метод можно использовать в любое время и в любом месте. Вы можете заниматься самоанализом во время прогулки, путешествия, сидения на кровати и так далее.

Ø Это самый простой метод, доступный каждому.

Ø Данные интроспекции берутся из первых рук, поскольку человек сам исследует свою деятельность.

Ø Самоанализ породил исследования, которые постепенно привели к разработке более объективных методов.

Ø Он до сих пор используется во всех экспериментальных исследованиях.

Ø Это единственный метод, с помощью которого человек может познать свои эмоции и чувства.

Этими словами Уильям Джеймс указал на важность этого метода. «Интроспективное наблюдение — это то, на что мы должны полагаться в первую очередь и всегда. Слово «интроспекция» едва ли можно определить — оно, конечно, означает заглядывание в собственный разум и сообщение о том, что мы там обнаруживаем. Все согласны с тем, что существуют состояния сознания.Насколько я знаю, существование таких государств никогда не подвергалось сомнению моими критиками, какими бы скептическими они ни были в других отношениях».

Ограничения методов самоанализа:

Ø При самонаблюдении необходимо внимательно наблюдать или исследовать свои психические процессы в форме мыслей, чувств и ощущений. Состояние психических процессов постоянно меняется. Поэтому, когда кто-то концентрируется на интроспекции определенной фазы своей умственной деятельности, эта фаза проходит.Например, когда вы злитесь на что-то, а затем садитесь и спокойно занимаетесь самоанализом, состояние гнева наверняка прошло, и поэтому вы пытаетесь наблюдать не то, что происходит в это время с вами, а то, что произошло когда-то раньше.

Ø Данные, собранные путем самоанализа, не могут быть проверены. Человек не может снова пройти через то же психическое состояние. Не существует независимого способа проверки данных.

Ø Данные, собранные путем самоанализа, не достоверны и ненадежны.Невозможно приобрести достоверность и точность в самонаблюдении за собственными психическими процессами.

Ø Данные, собранные путем самоанализа, очень субъективны. Он может быть предвзятым и подвержен влиянию предвзятых мнений индивидуума.

Ø Наблюдатель и наблюдаемое — одно и то же. Следовательно, у человека есть широкие возможности преднамеренно лгать и скрывать факты, чтобы ввести в заблуждение других.

Ø Самоанализ нельзя применять к детям, животным и ненормальным людям.

Ø Интроспекция логически ущербна, потому что один и тот же человек является экспериментатором и наблюдателем. Один и тот же человек не может выступать в роли экспериментатора и наблюдателя. Таким образом, интроспекция логически ущербна.

Заключение:

Ограничения самоанализа можно преодолеть практикой и тренировкой, сохраняя бдительность во время самоанализа и сравнивая результаты, полученные экспертами.

Вундт о самонаблюдении и внутреннем восприятии

Вильгельм Вундт был отцом-основателем лабораторной психологии и великим провидцем психологии как дисциплины — ее места среди наук, структуры ее объекта (разума), ее методов, в первую очередь интроспекции, — и также автор настолько плодовитый, что большая часть его работ остается непереведенной, несмотря на его важность.Среди этих непереведенных работ есть его эссе «Selbstbeobachtung und innere Wahrnehmung» («Самонаблюдение и внутреннее восприятие») (1888 г.), над которым я боролся. перевод немецкого Selbstbeobachtung — поскольку здесь он противопоставляет его кажущемуся родственным процессу «внутреннего восприятия». И, к сожалению, вторичные источники повсюду на карте. Я не могу найти хороших трактовок.

Чтобы понять Различие Вундта, это помогает знать две части исторического контекста.Одним из них является влиятельная критика интроспективного метода психологии, сделанная Огюстом Контом: Мыслитель не может разделить себя на двоих, из которых один рассуждает, а другой наблюдает, как он рассуждает. Наблюдаемый орган и наблюдающий орган в этом случае тождественны, как могло бы иметь место наблюдение? Притворный метод становится тогда радикально недействительным (1830, с использованием перевода Джеймса 1890/1981, стр.188). Другой — это различение Франца Брентано (1874/1973) между «внутренним наблюдением» [innere Beobachtung] и «внутренним восприятием» [innere Wahrnehmung]. Брентано утверждает, что внутреннее наблюдение включает в себя внимание к сознательным психологическим процессам по мере их возникновения. Это, говорит он вместе с Контом, невозможно или, по крайней мере, не работает как психологический метод, потому что акт внимания к процессу неизбежно разрушает или, по крайней мере, нежелательно изменяет целевой процесс. При «внутреннем восприятии», напротив, замечаются психологические процессы, в то время как внимание направлено на что-то другое.Их замечают только «случайно» [нэбэнбэй], а потому не беспокоят.

Вундт соглашается с Брентано и Контом в том, что наблюдение обязательно включает внимание и поэтому обычно мешает наблюдаемому процессу, если этот процесс внутренний, психологический. Однако, вопреки Брентано, Вундт не предполагает, что научное знание психических процессов возникает без какого-либо внимания, включая плановые и контролируемые вариации — внимательное планомерное исследование, если не процесса, как он происходит, то, по крайней мере, до воспроизведения этого процесса как такового. «образ памяти» [Erinnerungsbild].Нет науки косыми взглядами для Вундта. Психологический метод «внутреннего восприятия» — это, по Вундту, метод удержания и внимательного манипулирования воспоминаниями о психологическом процессе. Этот метод, по его мнению, имеет два принципиальных недостатка: во-первых, можно работать только с тем, что помнит рассматриваемого процесса — манипулирование образом памяти не может открыть новые элементы. И, во-вторых, новые элементы могут быть непреднамеренно введены через ассоциацию — можно спутать воспоминание о процессе с воспоминанием о другом ассоциированном процессе или объекте.

Следовательно, полагает Вундт, наука о психологии должна основываться на внимательном наблюдении за психическими процессами по мере их возникновения. Он утверждает, что те, кто думает, что внимание обязательно искажает целевой психический процесс, слишком пессимистичны. Подкласс психических процессов относительно не нарушается при внимательном наблюдении, особенно основных психических процессов, особенно восприятия. Вундт предполагает, что опыт видения красного более или менее одинаков, независимо от того, осознает ли человек психологический факт, что он испытывает покраснение.Вундт также считает, что интроспективное внимание в значительной степени не влияет на основные процессы памяти, эмоций и воли. Только эти , думает он, могут быть изучены интроспективной психологией. Более сложные процессы, напротив, следует изучать неинтроспективно — например, путем наблюдения за языком, историей, культурой, развитием человека и животных.

Ученики Вундта, как правило, игнорировали его призыв ограничить интроспективное наблюдение такими базовыми процессами.Э.Б. Титченер, например, считал, что опытные интроспекторы могут наблюдать даже их «высшие» когнитивные процессы, не нарушая их. Возможно, окончательное падение интроспективной психологии в пользу бихевиоризма (сосредоточенного только на внешних стимулах и поведенческих реакциях, вообще ничего «внутреннего») было ускорено амбициозными попытками учеников Вундта распространить интроспективный метод на такие высшие когнитивные процессы, о которых методологические и содержательные споры оказались неразрешимыми.

(PDF) Методы наблюдения

51

Д’Эредита, М.А., и Баррето, К. (2006). Как распространяется неявное знание?

Исследования организации с точки зрения эпизодов, 27 (12), 1821–1841.

Дрейк, Д.Х., и Харви, Дж.(2014). Выполнение роли этнографа.

Обработка и управление эмоциональными измерениями тюремных исследований.

Международный журнал методологии социальных исследований, 17(5), 489–501.

Emerson, R.M., Fretz, R.I., & Shaw, L.L. (1995). Письменные этнографические

Полевые заметки. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Emerson, R.M., Fretz, R.I., & Shaw, L.L. (2001). Наблюдение за участниками и

Полевые заметки. В П. Аткинсон (ред.), Справочник по этнографии. Лондон: Сейдж.

Фанген, К. (2001). Гордость и сила. Социологическое исследование норвежского радикального

националистического подпольного движения. Осло: Академика.

Хаммерсли, М., и Аткинсон, П. (2007). Этнография. Принципы на практике.

Лондон: Рутледж.

Хайн, К. (2000). Виртуальная этнография. Лондон: Сейдж.

Хореги, Б. (2013). Грязная антропология. Эпистемологии насилия и

этических проблем в полицейской этнографии. В W.Garriot (Ed.), Policing

и Contemporary Governance. Антропология полиции на практике. Лондон:

Палгрейв и Макмиллан.

Клинтберг, Б. (1986). Роттан и пицца. Стокгольм: Norstedts Förlag.

Костера, М. (2007). Организационная этнография: методы и источники вдохновения.

Лондон: Мудрец.

Козинец Р.В. (2015). Нетнография. Переопределен. Тысяча дубов: Шалфей.

Накумара, К. (2013). Осмысление сенсорной этнографии. Чувственный и

Мультисенсорный. Американский антрополог, 115 (1), 132–144.

Пинк, С. (2015). Занимаясь сенсорной этнографией (2-е изд.). Лос-Анджелес/Лондон:

Sage.

Приппс, О., и Оландер, М. (2011). Наблюдение. В L.Kaijser & M. Öhlander

(Eds.), Etnologiskt fältarbete. Лунд: Студенческая литература.

Ратье, В. (2001). Комплексная археология. Мусорная парадигма. В V.Buchli

и G.Lucas (Eds.), Archaeologies of the Contemporary Past. Лондон: Рутледж.

Ратье, В., и Мерфи, К. (1992). Мусор! «Археология мусора».

Нью-Йорк: HarperCollins Publishers.

Силов Калленберг, К. (2015). Смуциг этнограф. Метод обсуждения. Культурелла

перспектива, 24(2), 2–12.

Силов Калленберг, К. (2016). Гренланд. Svensk ungdomsvård mellan vård och

stra. Huddinge: Södertörns högskola.

Сотырин П. (1999). Привнесение внешнего внутрь. Этнография в классе и за его пределами.

Ежегодное собрание Национальной ассоциации коммуникаций, Чикаго, 4–7.

Методы наблюдения

[email protected]

Что такое натуралистическое наблюдение в психологии? Сделано просто

Что такое натуралистическое наблюдение?

Натуристическое наблюдение также называют объективным наблюдением, систематическим наблюдением или просто методом наблюдения. Сбор данных путем тщательного наблюдения за событиями в их естественной обстановке называется натуралистическим наблюдением.

Просто помогает определить, что, почему и как конкретный человек ведет себя в той или иной ситуации.Выявление поведения учащегося в школьное время является примером наблюдения.

Это один из старейших научных методов в психологии. Он широко используется в этнологии, социальной психологии, детской психологии, аномальной психологии, психологии развития, социологии и других областях. Метод наблюдения развивался как критика по сравнению с интроспективным методом, который представляет собой предвзятое наблюдение или самонаблюдение.

Естественные наблюдения варьируются от наблюдения за сообществами шимпанзе в джунглях, за поведением муравьев и пчел до взаимодействия родителей и детей в различных культурах, записи поведения учащихся во время обеда, развития речи у детей из трущоб и т. д.Он описывает поведение как то, что люди делают, чем они отличаются в своем поведении и почему. Он может использовать камеры, записи, анкеты при наблюдении за поведением.

Типы наблюдения

В методе натуралистического наблюдения существует множество методов наблюдения, которые могут использовать наблюдатели. Некоторые способы или типы наблюдения:

Метод наблюдения также устанавливает определенные цели и гипотезы, относящиеся к конкретному исследованию. Метод наблюдения также может осуществляться через участие.Например, в наблюдении за поведением ребенка в развитии дружбы активное участие принимают психологи и одновременно наблюдают за поведением ребенка. Это называется «включенное наблюдение».

При другом виде наблюдения, называемом «неучастием», психологи пытаются наблюдать за поведением с наблюдаемого расстояния или через односторонний экран, чтобы наблюдатели могли видеть «субъект», не будучи замеченными сами.

Наблюдение называется «структурированным наблюдением», когда используются стандартные, систематические процедуры записи наблюдаемой информации.При неструктурированном наблюдении такие стратегии не планируются. Структурированное наблюдение обычно проводится в описательных исследованиях, тогда как в исследовательском исследовании процедура наблюдения обычно неструктурирована.

шагов натуралистического наблюдения

Чтобы завершить процесс натуралистического наблюдения, необходимо выполнить несколько шагов. Важные шаги:

1. Наблюдение за поведением

Наблюдение означает непосредственное изучение или восприятие некоторого поведения.Например, нужно наблюдать за поведением шимпанзе или детей определенной этнической группы, исследователь должен отправиться в место, где собираются шимпанзе, или в районы этой этнической группы соответственно.

Точно так же, если они заинтересованы в том, чтобы узнать, что у студентов мужского и женского пола есть книги, они должны явиться в колледжи или университеты, чтобы наблюдать за этим поведением и узнать ответы на свои вопросы.

2. Отмечать поведение

Второй важный шаг в процессе наблюдения требует, чтобы воспринятое поведение было тщательно записано, чтобы его можно было запомнить.В противном случае наблюдаемое поведение может быть забыто при составлении окончательного отчета, а данные могут быть неверными. Для этой цели натуралист может использовать различные устройства, такие как записные книжки, фотоаппараты, записи, контрольные списки и т. д. Отмечание или запись поведения являются важными фактами метода наблюдения.

3. Интерпретация и анализ поведения

Отмеченное поведение необходимо тщательно интерпретировать и проанализировать, чтобы можно было выяснить основные причины поведения.Движения рук, ног, жесты, поведение нуждаются в интерпретации, чтобы психическое состояние выводилось из их внешней деятельности.

Нахождение причин поведения на основе некоторых наблюдений называется индуктивным рассуждением, при котором объясняются результаты многих наблюдений и экспериментов с учетом влияния конкретного фактора.

4. Обобщение

Метод наблюдения является научным методом, чтобы следовать научным принципам, результаты должны быть обобщены на основе общих принципов.На примере детей определенной этнической группы психологи будут наблюдать за их поведением, а не за ним, анализировать его, интерпретировать и, наконец, выявлять определенные модели поведения, общие для всех детей этой этнической группы.

Например, дети из трущоб имеют одинаковую языковую модель. Психологи часто используют определенные слова, чтобы показать свой гнев и агрессивность.

Ограничения натуралистического наблюдения

Основные ограничения метода наблюдения:

Влияние личных интересов и предвзятости

При наблюдении за поведением, симпатии и антипатии психолога, его личные взгляды и склонности могут влиять на его записи.Например, в странах, где широко распространены предрассудки, основанные на цвете кожи, этнической принадлежности и группе меньшинств, психолог, принадлежащий к другой этнической группе, редко находит более высокие черты в поведении субъекта, принадлежащего к этому меньшинству или этнической группе. Злой психолог редко находит за ними какое-то сочувственное действие, в то время как религиозный человек даже злое поведение истолковал бы как чистое. Это показывает, что поведение будет неправильно истолковано из-за личных интересов и взглядов.

Изучается только открытое поведение организма

Метод наблюдения не пытается заглянуть внутрь человека, как метод самоанализа.Метод наблюдения сам по себе не может служить целям психологов, поскольку внутреннее поведение человека нельзя точно узнать из внешнего наблюдения. Качественный метод изучения поведения требует изучения и изучения как скрытого, так и явного поведения.

Другие ограничения

Это дорогой метод. Полученная информация очень ограничена, и непредвиденные факторы могут помешать выполнению задач наблюдения.

Несмотря на вышеупомянутые ограничения и трудности, метод наблюдения зарекомендовал себя как незаменимый и ценный инструмент в руках опытных наблюдателей и психологов.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.