Лурия психолог – Лурия, Александр Романович — Википедия

Лурия, Александр Романович — Психологос

Лу́рия, Алекса́ндр Рома́нович (16 июля 1902, г. Казань — 14 августа 1977) — известный советский психолог, основатель отечественной нейропсихологии, ученик Л. С. Выготского.

Профессор (1944), доктор педагогических наук (1937), доктор медицинских наук (1943), действительный член Академии Педагогических наук РСФСР (1947), действительный член АПН СССР (1967), принадлежит к числу выдающихся отечественных психологов, получивших широкую известность своей научной, педагогической и общественной деятельностью. Окончил Казанский университет (1921) и 1-й Московский медицинский институт (1937). В 1921—1934 гг. — на научной и педагогической работе в Казани, Москве, Харькове. С 1934 г. работал в научно-исследовательских учреждениях Москвы. С 1945 г. — профессор МГУ. Заведующий кафедрой нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ им. М. В. Ломоносова (1966—1977). В течение более чем 50-летней научной работы А. Р. Лурия внес важный вклад в развитие различных областей психологии таких как психолингвистика, психофизиология, детская психология, этнопсихология и др.

Лурия — основатель и главный редактор «Докладов АПН РСФСР» — издания, в котором начали свои публикации представителя ряда как психологических, так и гуманитарных направлений (Московский логический кружок) послевоенной мысли в России и СССР.

Следуя идеям Л. С. Выготского, разрабатывал культурно-историческую концепцию развития психики, участвовал в создании теории деятельности. На этой основе развивал идею системного строения высших психических функций, их изменчивости, пластичности, подчеркивая прижизненный характер их формирования, их реализации в различных видах деятельности. Исследовал взаимоотношения наследственности и воспитания в психическом развитии. Использовав традиционно применявшийся с этой целью близнецовый метод, внес в него существенные изменения, проводя экспериментально-генетическое изучение развития детей в условиях целенаправленного формирования психических функций у одного из близнецов. Показал, что соматические признаки в значительной степени обусловлены генетически, элементарные психические функции (например, зрительная память) — в меньшей степени. А для формирования высших психических процессов (понятийное мышление, осмысленное восприятие и др.) решающее значение имеют условия воспитания.

В области дефектологии развивал объективные методы исследования аномальных детей. Результаты комплексного клинико-физиологического изучения детей с различными формами умственной отсталости послужили основанием для их классификации, имеющей важное значение для педагогической и медицинской практики.

Создал новое направление — нейропсихологию, ныне выделившуюся в специальную отрасль психологической науки и получившую международное признание. Начало развития нейропсихологии было положено исследованиями мозговых механизмов у больных с локальными поражениями мозга, в частности в результате ранения. Разработал теорию локализации высших психических функций, сформулировал основные принципы динамической локализации психических процессов, создал классификацию афазических расстройств (см. Афазия) и описал ранее неизвестные формы нарушений речи, изучал роль лобных долей головного мозга в регуляции психических процессов, мозговые механизмы памяти.

Лурия имел высокий международный авторитет, он являлся зарубежным членом Национальной академии наук США, Американской академии наук и искусств, Американской академии педагогики, а также почетным членом ряда зарубежных психологических обществ (британского, французского, швейцарского, испанского и др.). Он был почетным доктором ряда университетов: г. Лейстера (Англия), Люблина (Польша), Брюсселя (Бельгия), Тампере (Финляндия) и др. Многие его работы переведены и изданы за рубежом.

Основные публикации

  • Лурия А. Р. Речь и интеллект в развитии ребенка. — М., 1927.
  • Лурия А. Р. Этюды по истории поведения: Обезьяна. Примитив. Ребенок. — М., 1930 (в соавт. с Л. С. Выготским).
  • Лурия А. Р. Учение об афазии в свете мозговой патологии. — М., 1940.
  • Лурия А. Р. Травматическая афазия. — М., 1947.
  • Лурия А. Р. Восстановление функций после военной травмы. — М., 1948.
  • Лурия А. Р. Умственно отсталый ребенок. — М., 1960.
  • Лурия А. Р. Лобные доли и регуляция психических процессов. — М., 1966.
  • Лурия А. Р. Мозг и психические процессы. — М., 1963, Т.1; М., 1970. Т.2.
  • Лурия А. Р. Высшие корковые функции и их нарушение при локальных поражениях мозга. — М., 1962, 2-е изд. 1969.
  • Лурия А. Р. Психология как историческая наука
    . — 1971.
  • Лурия А. Р. Основы нейропсихологии. — М., 1973.
  • Лурия А.Р. Об историческом развитии познавательных процессов. — М., 1974.
  • Лурия А. Р. Нейропсихология памяти. — М., 1974. Т.1; М., 1976. Т.2.
  • Лурия А. Р. Основные проблемы нейролингвистики. — М., 1976.
  • Лурия А. Р. Язык и сознание (idem). — М., 1979.
  • Лурия А. Р. Маленькая книжка о большой памяти.

www.psychologos.ru

биография, личная жизнь, достижения в науке

Александр Лурия — известный отечественный психолог. Считается основоположником советской нейропсихологии. Тесно сотрудничал с советским психологом Львом Выготским, став одним из лидеров его круга. Имеет звание профессора, доктора педагогических и медицинских наук, с 1947 года являлся действительным членом Академии педагогических наук. Его относят к числу советских психологов, которые получили широкую известность благодаря своей выдающейся педагогической и научной работе.

Биография ученого

Александр Лурия родился в 1902 году, он появился на свет в Казани. Был старшим ребенком в еврейской семье интеллигентов. Его отец был известным врачом-терапевтом, который со временем стал профессором. У Романа Лурии была частная практика. Мать героя нашей статьи Евгений Хасина тоже была из медиков, работала зубным врачом.

В 1921 году Александр Лурия окончил Казанский университет, который в то время считался одним из самых престижных в стране после крупнейших столичных вузов. На этом он не остановился, поехал в Москву, где получил диплом Первого медицинского института в 1937 году.

Работа в университетах

Непосредственно педагогической и научной работой Александр Романович Лурия занимается с 1921 года. Он трудится на кафедрах университетов Казани, Харькова и Москвы. В 1922-м его принимают в Русское психоаналитическое сообщество. Его интерес к этой области знаний всячески поощряется коллегами, к тому же он предлагает зрелые идеи.

В 1931 году Александр Лурия становится во главе сектора психологии в харьковской психоневрологической академии. Фактически он становится первым специалистом, который начинает проводить глубокие психологические исследования в советской Украине.

Переезд в Москву

Окончательно в Москву Лурия перебирается в 1933 году. Здесь он работает в различных научно-исследовательских учреждениях, много преподает. Например, Лурия читает лекции в медико-биологическом институте, институте экспериментальной медицины, педагогическом дефектологическом институте.

До начала Великой Отечественной войны активно участвует в международном процессе, активно сближает всяческими путями достижения советских, американских, немецких исследователей в области гештальтпсихологии.

В 1940 году его приглашают в Нью-Йоркскую академию медицины читать свой цикл лекций. Но эти планы так и не были реализованы из-за начала Второй мировой войны.

Во время войны

Практически сразу после начала войны Лурию назначили руководить хирургическим эвакуационным госпиталем на 500 мест, который располагался в поселке Кисегач Челябинской области.

Во время войны Лурия со своими сотрудниками, всего их набралось около тридцати человек, начал проводить исследования и реабилитацию раненых с травмами головы, особенно успешной была признана трудотерапия.

Продолжая руководить госпиталем, в октябре 1944 года Лурия переезжает в Москву, только через год окончательно складывает с себя полномочия. За работу и исследования в годы Великой Отечественной войны герой нашей статьи был награжден орденом Красного Знамени.

Работа в институте Бурденко

В 1944 году Лурия становится сотрудником института нейрохирургии имени Бурденко. При этом не оставляет педагогическую деятельность. Он преподает в Московском государственном университете, в 1945 году получает звание профессора. Научной работой Лурия занимается около полувека, успев за это время внести неоценимый вклад в самые различные области психологии. В частности, его исследования затрагивали психофизиологию, психолингвистику, этнопсихологию и даже такую малоизученную на тот момент область, как детская психология.

Большой вклад Лурия внес в популяризацию исследований по психологии. Он основал и возглавил издание «Доклады АПН РСФСР», в котором могли публиковаться ученые, которые работали не только по психологическому, но и по гуманитарному направлениям. Его коллеги, оценивая работу Лурии, отмечали, что он очень много сделал для организации научных изданий, его журнал сыграл ключевую роль в развитии и росте советской психологической науки на протяжении нескольких послевоенных десятилетий.

Научная деятельность

В своей работе Лурия во многом следовал идеям Льва Выготского, разрабатывая историко-культурную концепцию развития психики человека, принимал непосредственное участие в создании теории деятельности.

Основываясь на этих исследованиях, он занимался развитием идеи системного строения высших психических функций, подчеркивая, что при жизни их характер реализуется в самых различных сферах деятельности. Также в интересы Лурии входили исследования взаимоотношений воспитания и наследственности в психическом развитии. Для этого он традиционно применял близнецовый метод, внеся существенные изменения в экспериментально-генетическое изучение развития несовершеннолетних.

Одно из достижений Лурии заключается в том, что ему удалось продемонстрировать, что соматические признаки в основном обусловлены нашей генетикой, а вот элементарные психические функции, такие как, например, зрительная память, в меньшей степени. По его теории, для формирования высших психических процессов определяющее значение имеют не гены, а окружающая среда и условия воспитания. Под высшими психическими процессами он в первую очередь понимал осмысленное восприятие и понятийное мышление.

Работа в области дефектологии

Несколько книг Александр Лурия посвятил этой области. Здесь он занимался изучением аномалий у детей, применяя объективные методы. Результатом этой работы стало изучение детей, имевших различные формы умственной отсталости, так удалось классифицировать эти заболевания, что имело важное значение и для медиков, и для педагогов.

Одно из главных достижений Александра Романовича Лурии в психологии — создание нового направления, которое он назвал нейропсихологией. В наши дни оно выделилось в специализированную отрасль психологии, получило признание во всем мире. Развивать нейропсихологию Лурия начал с исследования мозговых механизмов у людей, страдающих от локальных повреждений мозга. Например, в результате ранения. Большое количество рабочего материала для исследований он получил во время Великой Отечественной войны.

В результате им был разработан принципиально новый подход к проблеме определения высших психических функций. Он пришел к выводу, что их невозможно локализовать в узких зонах мозговой коры либо в отдельных клеточных группах, изолированных друг от друга. Вместо этого необходимо охватывать сложные системы зон, которые могут работать совместно, причем каждая из них вносит свой особый вклад в эти сложные психические процессы. При этом данные зоны могут располагаться в различных участках мозга, нередко далеко стоящих друг от друга. К таким выводам пришел Александр Романович Лурия в книге «Основы нейропсихологии». Ее до сих пор изучают в медицинских вузах.

Также Лурия сформулировал ключевые принципы локализации психических процессов, создав классификацию афазических расстройств. Описал формы нарушения речи, которые ранее никем не были изучены, исследовал лобные доли головного мозга, мозговые механизмы человеческой памяти.

У него был огромный международный авторитет, состоял в различных иностранных академиях наук, был почетным доктором ряда престижных зарубежных университетов.

Труды психолога

Лурия оставил после себя десятки исследований, монографий и книг, которыми до сих пор пользуются практикующие врачи и исследователи. Настоящую революцию в свое время произвела его книга «Высшие корковые функции человека». Александр Романович Лурия издал ее в 1962 году.

Его книги посвящены основам нейролингвистики, культурным различиям, природе человеческих конфликтов, историческому развитию познавательных процессов. «Лекции по общей психологии» Александра Лурии, изданные в 2007 году, студенты изучают и в наши дни.

«Слова излишни»

В 1999 году режиссер Кристофер Дойл снял драму «Слова излишни». Она рассказывает про человека, обладающего феноменальной памятью, он не забывает ни одного слова, все, что слышит в жизни, может воспроизвести. Его зовут Асано.

Он едет в Гонконг, где знакомится с геем-алкоголиком Кевином, который оказывается его полной противоположностью. Из-за постоянных запоев он постоянно все забывает, в его памяти ничего не задерживается.

Сам режиссер признавался, что на эту картину его вдохновила «Маленькая книжка о большой памяти» Лурии, в которой он описывает жизнь своего реального пациента Соломона Шерешевского, обладавшего феноменальными психическими особенностями.

fb.ru

Лурия, Александр Романович — это… Что такое Лурия, Александр Романович?

Лурия, Александр Романович
Дата рождения:

16 июля 1902(1902-07-16)

Место рождения:

Казань, Российская империя

Дата смерти:

14 августа 1977(1977-08-14) (75 лет)

Место смерти:

Москва, СССР

Страна:

 СССР

Научная сфера:

Нейропсихология
Психолингвистика
Этнопсихология

Место работы:

Московский государственный университет

Альма-матер:

Казанский государственный университет

Известные ученики:

Б. М. Величковский, Э. Голдберг, А. И. Мещеряков, Т. Н. Ушакова, Е. Д. Хомская

Известен как:

один из основателей нейропсихологии, культурно-исторической психологии, один из создателей факультета психологии Московского госуниверситета, Русского психоаналитического общества

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Лурия.

Алекса́ндр Рома́нович Лу́рия (16 июля 1902, Казань — 14 августа 1977, Москва) — советский психолог, основатель отечественной нейропсихологии, сотрудник Л. С. Выготского и один из лидеров круга Выготского (англ.)русск..

Профессор (1944), доктор педагогических наук (1937), доктор медицинских наук (1943), действительный член Академии Педагогических наук РСФСР (1947), действительный член АПН СССР (1967), принадлежит к числу выдающихся советских психологов, получивших широкую известность своей научной и педагогической деятельностью.

Биография

Александр Лурия родился в Казани третьим из четырёх сыновей в интеллигентной еврейской семье. Его отец — известный терапевт, впоследствии профессор Роман Альбертович Лурия — занимался частной медицинской практикой; мать — Евгения Викторовна Лурия (урождённая Хаскина, 1875—1951) — была зубным врачом.[1] Окончил Казанский университет (1921) и 1-й Московский медицинский институт (1937). В 1921—1934 гг. — на научной и педагогической работе в Казани, Москве, Харькове[2]. С 1922 по 1930 годы член Русского психоаналитического общества. В 1931-1934 руководил Сектором психологии в Украинской Психоневрологической Академии в Харькове[3] и фактически инициировал начало собственно психологических исследований в Советской Украине. С 1934 года работал в научно-исследовательских учреждениях Москвы. В довоенный период был активным участником международного научного процесса[4][5][6] и активнейшим инициатором сближения советских и германо-американских исследователей гештальт-психологов[7][8].

В июне 1941 года началась Великая Отечественная война, и уже с августа 1941 Лурия был назначен руководителем крупного нейрохирургического эвакогоспиталя на 400-500 коек N 3120 в поселке Кисегач Челябинской области. В годы войны Лурия и группа его сотрудников (около 30 человек) организовали серию исследований и реабилитационную практику раненых с травмами головы, в частности, инновационную реабилитацию посредством трудотерапии. Среди сотрудников Лурии того времени называют целый ряд специалистов психологов, психоневрологов и психиатров, таких как С.Г. Геллерштейн, Ф.В. Бассин, Б.В. Зейгарник, С.Я. Рубинштейн, А.В. Запорожец (в конце 1942-начале 1943 переехал налаживать работу в другом госпитале), Э.С. Бейн, О.П. Кауфман, В.М. Коган, Э.А. Коробкова, а тж. невропатологи А.К. Фохт, Л.Б. Перельман, нейрохирург Н.П. Игнатьев, физиолог Л.С. Юсевич[9]. В октябре 1944 Лурия переехал в Москву, хотя и продолжал руководить работой госпиталя до ноября 1944[10][11][12][13]. За научно-практическую работу в годы войны Лурия был награжден Орденом Трудового Красного Знамени[14].

С конца 1944 — сотрудник Института нейрохирургии АМН СССР им. Н.Н. Бурденко. С 1945 года — профессор МГУ. Заведующий кафедрой нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ (1966—1977). В течение более чем 50-летней научной работы А. Р. Лурия внес важный вклад в развитие различных областей психологии таких как психолингвистика, психофизиология, детская психология, этнопсихология и др.

Лурия — основатель и главный редактор «Докладов АПН РСФСР» — издания, в котором начали свои публикации представители ряда как психологических, так и гуманитарных направлений (Московский логический кружок) послевоенной мысли в России и СССР.

Надо отдать должное А. Р. Лурии: он очень много сделал по организации собственно научных изданий, и я думаю, что журнал «Доклады АПН РСФСР», который во многом определил рост и развитие советской психологической науки в 1950—60-е годы, один из многих памятников ему. (Г. П. Щедровицкий[15]).

Научная деятельность

Следуя идеям Л. С. Выготского, Лурия разрабатывал культурно-историческую концепцию развития психики, участвовал в создании теории деятельности. На этой основе развивал идею системного строения высших психических функций, их изменчивости, пластичности, подчеркивая прижизненный характер их формирования, их реализации в различных видах деятельности. Исследовал взаимоотношения наследственности и воспитания в психическом развитии. Использовав традиционно применявшийся с этой целью близнецовый метод, внес в него существенные изменения, проводя экспериментально-генетическое изучение развития детей в условиях целенаправленного формирования психических функций у одного из близнецов. Показал, что соматические признаки в значительной степени обусловлены генетически, элементарные психические функции (например, зрительная память) — в меньшей степени. А для формирования высших психических процессов (понятийное мышление, осмысленное восприятие и др.) решающее значение имеют условия воспитания.

В области дефектологии развивал объективные методы исследования аномальных детей. Результаты комплексного клинико-физиологического изучения детей с различными формами умственной отсталости послужили основанием для их классификации, имеющей важное значение для педагогической и медицинской практики.

Создал новое направление — нейропсихологию, ныне выделившуюся в специальную отрасль психологической науки и получившую международное признание. Начало развития нейропсихологии было положено исследованиями мозговых механизмов у больных с локальными поражениями мозга, в частности в результате ранения. Разработал теорию локализации высших психических функций, сформулировал основные принципы динамической локализации психических процессов, создал классификацию афазических расстройств и описал ранее неизвестные формы нарушений речи, изучал роль лобных долей головного мозга в регуляции психических процессов, мозговые механизмы памяти.

Лурия имел высокий международный авторитет, являлся зарубежным членом Национальной академии наук США, Американской академии наук и искусств, Американской академии педагогики, а также почетным членом ряда зарубежных психологических обществ (британского, французского, швейцарского, испанского и др.). Он был почетным доктором ряда университетов: г. Лейстера (Англия), Люблина (Польша), Брюсселя (Бельгия), Тампере (Финляндия) и др. Многие его работы переведены и изданы за рубежом. Лурия часто и с благоговением упоминается в работах английского невропатолога Оливера Сакса, с которым он вел многолетнюю переписку.

Основные публикации

  • Лурия А. Р. Речь и интеллект в развитии ребенка. — М., 1927.
  • Лурия А. Р. Этюды по истории поведения: Обезьяна. Примитив. Ребенок. — М., 1930 (в соавт. с Л. С. Выготским).
  • Лурия А. Р. Учение об афазии в свете мозговой патологии. — М., 1940.
  • Лурия А. Р. Травматическая афазия. — М., 1947.
  • Лурия А. Р. Восстановление функций после военной травмы. — М., 1948.
  • Лурия А. Р. Умственно отсталый ребенок. — М., 1960.
  • Лурия А. Р. Лобные доли и регуляция психических процессов. — М., 1966.
  • Лурия А. Р. Мозг и психические процессы. — М., 1963, Т.1; М., 1970. Т.2.
  • Лурия А. Р. Высшие корковые функции и их нарушение при локальных поражениях мозга. — М., 1962, 2-е изд. 1969.
  • Лурия А. Р. Психология как историческая наука. — 1971.
  • Лурия А. Р. Основы нейропсихологии. — М., 1973.
  • Лурия А. Р. Об историческом развитии познавательных процессов. — М., 1974.
  • Лурия А. Р. Нейропсихология памяти. — М., 1974. Т.1; М., 1976. Т.2.
  • Лурия А. Р. Основные проблемы нейролингвистики. — М., 1976.
  • Лурия А. Р. Язык и сознание (idem). — М., 1979.
  • Лурия А. Р. Маленькая книжка о большой памяти (ум мнемониста).
  • Лурия А. Р. Потерянный и возвращенный мир.
  • Лурия А. Р. Культурные различия и интеллектуальная деятельность.

В кинематографе

См. также

Примечания

  1. Лурия Е.А. Мой отец А.Р. Лурия. М., 1994
  2. Лурия А.Р. Этапы пройденного пути. Научная автобиография. М., 1982.
  3. См., напр., Лурия А.Р., Письма к Л.П. Липчиной из Харькова] (тж pdf) // Культурно-историческая психология, №2/2012
  4. Ясницкий, А. Реконструкция поездки А. Р. Лурии на IX международный психологический конгресс // Вопросы психологии. — 2012. — № 4. — С. 86-93
  5. Ясницкий, А. Об изоляционизме советской психологии: научные публикации 1920—1930-х гг. // Вопросы психологии. — 2011 — N 1. — С. 124—136
  6. Ясницкий, А. Об изоляционизме советской психологии: зарубежные конференции 1920—1930-х гг. // Вопросы психологии. — 2010. — N 3. — С. 101—112
  7. Ясницкий, А. Изоляционизм советской психологии? Неформальные личные связи ученых, международные посредники и «импорт» психологии // Вопросы психологии. — 2012. — N 1. — С. 100—112
  8. Ясницкий, А. К истории культурно-исторической гештальтпсихологии: Выготский, Лурия, Коффка, Левин и др.// PsyAnima, Dubna Psychological Journal — Психологический журнал Международного университета природы, общества и человека «Дубна». — 2012. — N 1. — С. 60-97 — http://www.psyanima.ru/
  9. Хомская Е.Д. Александр Романович Лурия. Научная биография. М.: Воениздат, 1992; стр. 44 et passim
  10. Смирнов С.С. Дом, где жил ученый-психолог А. Р. Лурия//Материалы Свода памятников истории и культуры РСФСР. Челябинская область. – М.:НИИ культуры, 1986. – с. 138-139. Опубликовано в: worowski (2008-09-04). Санаторий «Кисегач».
  11. Кусков, С.А. (2010). Эвакогоспитали в Челябинской области накануне и в период Великой Отечественной войны; doc
  12. Размещение эвакогоспиталей на территории Челябинской области в 1939-1945 гг.
  13. Мануйлова Ю. Н. Медицинская реабилитация раненых в эвакогоспиталях Южного Урала в годы Великой Отечественной войны // Вестник Челябинского университета 2001. №1. Серия 8. Экономика, социология, социальная работа. С. 89-92
  14. Хомская Е.Д. Александр Романович Лурия. Научная биография. М.: Воениздат, 1992; стр. 50
  15. Щедровицкий Г. П. Я всегда был идеалистом… — М.: Путь, 2001. ISBN 5-93733-010-2.

Ссылки

dic.academic.ru

Вклад Александра Лурии в развитие психологической науки

Александр Лурия вслед за Л. Выготским изучал свойства высших психических функций в их многочисленных комплексных связях с мозговой активностью. Новым для мирового сообщества подходом, предложенным советским исследователем, стало изучение по принципу доминирования именно психологических позиций (в западной традиции нейропсихология вырастает из медицины и теснее связана именно с этой отраслью знаний). Причем, опять-таки, в отличие от западных коллег, Лурия изучал качественные, а не количественные параметры искажений мозговой деятельности и возникающих вследствие этого речевых афазий. Его девизом было: «вначале – теория, и только потом эксперимент», но никак не наоборот.

Ученый считал, что достаточным обоснованием для эксперимента должна служить вначале научная концепция, которая может подтвердиться или нет в ходе эксперимента. Но проведение эксперимента без научной базы – это не что иное, как изучение отдельных явлений, и говорить о системном подходе здесь нет возможности. Такой принцип ученый считал непродуктивным. И подход Лурии более чем оправдан даже в современном научном знании, не говоря уже о первой трети ХХ века. Фактически советскому ученому удалось синтезировать физиологию, медицину и психологию, а на закате своей жизни он написал итоговый труд «Язык и сознание», интересный даже лингвистам – о связях речетворческой активности и работы мозга, о влиянии сознания на речь и наоборот. Мы рассмотрим различные направления науки, в которых вклад А. Р. Лурии оказался продуктивным и востребованным со стороны ряда последователей не только в России и СНГ, но и во всем мире – США, Канаде, Польше, Франции и других странах.

Что такое высшие психические функции?

Это и было основным предметом изучения для А. Лурии с позиций различных областей знания. В советской психологической школе их понимали как возникающие при жизни, опосредованные, координируемые комплексные формы деятельности психики, в состав которых входят мотивация, целеполагание, фрагменты исполнительской деятельности и функции контроля. Психическая функция – это больше, чем мозговая активность, но на каких-то этапах ее фрагменты прочно связаны с мозговыми структурами корки и подкорки.

Лурия как раз изучал то, какие именно зоны мозга отвечают за разные стороны психических функций, в том числе, на основе исследования лиц, получивших черепно-мозговые травмы в Первой Мировой войне. Ученому удалось разработать уникальную «теорию системной динамической локализации в мозге высших психических функций». Сегодня ее используют в ходе диагностики и регенерации искажений мозговых функций. А ведь это была, скорее, интуитивная догадка ученого: зачастую положения этой теории могли быть экспериментально проверены лишь после смерти исследуемого.

А. Р. Лурия как исследователь оперировал понятиями «фактор», «системность», «уровневая организация функций», «блоки мозга», выявил методику систематизации, которая помогала диагностировать мозговые поражения у пациентов. Он разработал также ряд мнемонических методик, позволяющих тренировать память [1].

А. Р. Лурия – исследователь социальной психологии

Предметом его размышлений оказались вопросы влияния средовых факторов на психическое развитие и функционирование, в частности, на процессы познания. Лурии удалось доказать, что средовый фактор обусловливает как содержательную сторону, так и структуру процессов психики. Ученый считал, что невозможно строго дифференцировать генетически заложенное и приобретенное в ходе социализации, эти факторы тесно связаны между собой [2, С. 68 — 77].

При этом социальные аспекты задействуют биологический уровень и стимулируют оформление уникальных образований, позволяющих реализовать высшие формы активности психики. Лурия исследовал монозиготных и дизиготных близнецов для того, чтобы выявить степень влияния генетических и социальных аспектов. Как было доказано, с взрослением воздействие социальных аспектов усиливается. Такой эксперимент был в первый раз проведен в Советской России.

Нейролингвистика и ее связи с психологией в наследии А. Лурии

Как опосредуются высшие психические функции через семиотические знаки, включая речь? Ряд работ А. Лурии в данной отрасли выявил, что формирование речи изменяет строение базовых психических процессов; речетворчество – путь к осознанию и произвольной их координации. Характерно, что и современная психология активно применяет этот принцип: сегодня для практикующих психологов общим местом стал тезис о том, что речь клиента – это путь к пониманию его модели мира. Изменение речи – путь к изменению поведенческих стратегий.

А. Р. Лурия занимался вопросами речи с точки зрения нарушений и доказал, что разновидности речевого регулирования движения (запуск, торможение, неспецифическое, семантическое регулирование) формируются в разном возрасте по-разному. Если с момента рождения ребенка доминируют аффекты, то с ходом времени вначале появляется способность к наглядно-предметным действиям, и лишь затем они обретают абстрактно-логический характер.

Получается, что развитие сознания связано с углублением понимания семантики лексем, с развитием способности понимать абстрактные понятия. Важным выводом А. Лурии стало и то, что ассоциации – более позднее образование, по сравнению с предикативными ответами. На ранних этапах речь нацелена на предмет и означает предмет (это знают все, у кого маленькие дети: мы обучаем их вначале номинации объектов на первичном уровне овладения речью, и только потом идут обозначения аффектов, освоение понятий, которые незнакомы ребенку в конкретном освоении и личном эмпирическом опыте).

Принцип системности высших психических функций – основополагающий для учения Лурии, и исследованию ее закономерностей на основе нормы и патологии были посвящены многие работы ученого.

Поскольку сознание трактовалось ученым в качестве главной методологической проблемы психологической науки, изучение разных форм сознательной психической деятельности стало базовым направлением его работ. Сознание Лурия тесно связывал с языком.

А. Лурия создал ряд разработок для отечественной дефектологии. Он исследовал умственно отсталых детей с разными диагнозами и выявлял в каждом случае искажение процессов оформления и реализации высших психических функций, отвечающих за речетворчество [3].

С точки зрения психофизиологии исследователя интересовали моторные возможности глазодвигательной системы. Он вывел ряд закономерностей, касающихся этого феномена.

Говоря об А. Р. Лурии, невозможно не признать разносторонность его научных исследований и фундаментальность выводов. Он практически создал новую область знания – нейропсихологию, углубил знания в общей психологии, психологии развития, дефектологии, психофизиологии. Работы А. Р. Лурии стали шагом вперед в разработке базовых общепсихологических концепций, которые актуальны и сегодня. Особое уважение вызывает междисциплинарный характер его исследовательских работ: Лурия рассматривал все области психологического знания как единое целое, и такой подход не раз доказал свою эффективность. Сегодня его работы стали подлинной классикой психологии, нейропсихологии, психолингвистики и интересны даже мало подготовленному читателю, интересующемуся различными аспектами психологии.

Литература:
  • 1. Лурия А. Р. Маленькая книжка о большой памяти. Электронный ресурс: Режим доступа: http://knigosite.org/library/read/19337. дата доступа: 19.03.2018.
  • 2. Лурия А. Р. О месте психологии в ряду социальных и биологических наук. — Вопросы психологии, 1977. №9.
  • 3. Лурия A.Р. Язык и сознание: Электронный ресурс: Режим доступа: https://www.libfox.ru/369427-aleksandr-luriya-yazyk-i-soznanie.html. Дата доступа: 17. 03. 2018.

Автор: Павловская Гражина, психолог.

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна


Купить в Литрес Купить в OZON Купить в Лабиринте

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

psychosearch.ru

ЛУРИЯ АЛЕКСАНДР РОМАНОВИЧ.. 100 великих психологов

ЛУРИЯ АЛЕКСАНДР РОМАНОВИЧ.

Александр Романович Лурия родился 16 июля 1902 г. в Казани в семье врача. После окончания гимназии он поступил в Казанский университет на факультет общественных наук. После окончания в 1921 г. университета он занимался экспериментальной психологией, в частности его первые исследования были посвящены психофизиологии труда.

В 1923 г. Лурия переехал в Москву, где работал в Институте психологии, занимался изучением аффективных состояний человека и разрабатывал методику «сопряженных моторных реакций». Суть ее заключается в одновременной регистрации словесных и двигательных ответов на слова-стимулы. А.Р. Лурия показал, что именно сочетание таких ответов более адекватно отражает эмоциональное состояние человека.

Исследование аффективных процессов позволило установить ряд важных фактов, свидетельствующих о том, что эмоциональное состояние человека представляет собой целостные системные образования, включающие в себя различные, связанные между собой компоненты. Использование данной методики для изучения эмоций у студентов на экзамене, у лиц, подозреваемых в преступлении, у больных с психическими расстройствами существенно обогатило и психологию эмоций, и методологию общей психологии. Эта методика оказалась предвестником «детектора лжи», намного позже созданного в США.

В 1924 г. Александр Романович впервые встретился с Л.С. Выготским. Во многом именно благодаря общению с ним у Лурии возник интерес к мозговой организации мыслительных процессов, впоследствии это направление стало главным делом его жизни. Помимо этого, Лурия также занимался изучением проблемы развития ребенка и влияния наследственных и средовых факторов на развитие. Вместе с некоторыми другими психологами он проводил сравнительное исследование перцептивных, мнемонических и речевых функций у близнецов.

В 1926 г. Александр Романович начал проводить свои исследования в неврологических клиниках, уделяя особое внимание страдающим болезнью Паркинсона и афазией (нарушениями речи). Эти исследования, посвященные изучению нарушения психических процессов у больных, положили начало новому направлению в психологии — нейропсихологии.

Вместе с Л.С. Выготским Лурия создал учение о высших психических функциях человека, которое определило пути развития современной психологии. Речь идет о таких функциях, как произвольное внимание, опосредованное запоминание, абстрактное мышление. Изучая их формирование; Лурия использовал «инструментальную методику», или «методику двойной стимуляции» Выготского. Результаты этих исследований были опубликованы в совместной книге Выготского и Лурии «Этюды по истории поведения», изданной в 1930 г.

В 1936 г. Александр Романович защитил свою первую докторскую диссертацию. Несмотря на то что последние десять лет он активно занимался развитием нейропсихологии, его диссертация была посвящена аффективным состояниям человека и называлась «Психофизиология аффективных процессов». Ее содержание составили результаты исследований, проведенных в 1923—1924 гг., опубликованные ранее в Нью-Йорке.

В том же году А.Р. Лурия закончил Московский медицинский институт, где получил второе высшее образование и диплом врача. Следующие пять лет он работал в Институте нейрохирургии АМН СССР и Институте неврологии АМН СССР, где очень основательно и подробно разрабатывал проблемы афазиологии, которым и была посвящена его вторая докторская диссертация, защищенная в 1942 г.

В годы Великой Отечественной войны Александр Романович руководил военным госпиталем на Урале, специализирующимся на психической адаптации военнослужащих, перенесших тяжелые ранения. В этот период он продолжал заниматься проблемами афазии и восстановления речи у больных с очаговыми поражениями мозга. Результатами этих исследований стали его работы «Травматическая афазия» и «Восстановление функций после военной травмы», вышедшие в 1947 и 1948 гг. соответственно.

После окончания войны Лурия продолжил работу в области нейропсихологии. Его считают основоположником нейропсихологии нового типа. В отличие от западной нейропсихологии, которая в значительной мере выросла из медицины, разрабатываяемая им наука имеет своей основой именно психологию. Ее истоком является общепсихологическое представление о структуре и строении психических функций. Нейропсихология, созданная Лурией, является, по сути, синтезом трех наук — физиологии, медицины и психологии, являясь в то же время отдельной отраслью последней.

Очень важное значение для науки имеет его теория мозговой организации высших психических функций человека. Александр Романович определял высшую психическую функцию как сложную форму психической деятельности. Она включает в себя движущие мотивы, цели, исполнительные и контролирующие механизмы психического процесса. За реализацию психических функций отвечают определенные мозговые структуры. Эти структуры — строго дифференцированные образования, объединенные в различные системы. Общие и локальные физиологические процессы (закономерности функционирования соответствующих нейтронов) отвечают за различные аспекты высших психических функций и за различные формы их нарушений. На основе этой теории А.Р. Лурия разработал методы нейропсихологической диагностики нарушения высших психических функций, а также способы их восстановления.

В начале 1950-х гг. он вновь обратился к изучению психических процессов у детей. В этой области его особенно интересовали проблемы формирования регулирующей функции речи. В то время он работал в Институте дефектологии АПН РСФСР, где получил доступ к обширному клиническому материалу. Его двухтомный труд «Проблемы высшей нервной деятельности нормального и аномального ребенка», вышедший в 1956—1958 гг , стал логичным завершением этого периода его жизни, поскольку включил в себя все вопросы, которыми занимался ученый в то время.

В частности, Лурия подробно изучал переход ребенка от внешних способов опосредования к внутренним. Оказалось, что процесс опосредования произвольного запоминания проходит несколько этапов. Так, например, младшие дошкольники еще не могут использовать свой рисунок в качестве мнемотехнического средства, а старшие дошкольники уже способны применить свои рисунки в целях запоминания, однако не отражают в них характерных особенностей запоминаемого материала.

В младшем школьном возрасте изображения становятся более выразительными, в них выделяются типичные свойства запоминаемых объектов, что значительно повышает эффективность процесса запоминания. У подростков рисунок совершенно теряет свое значение средства, улучшающего произвольное запоминание, т.к. продуктивность его не зависит от того, используется ли прием с рисунком или нет. Основной вывод, который Лурия приводит в этой книге, заключается в том, что подобный путь развития — от внешнего опосредования к внутреннему — проходят и другие познавательные процессы. Александр Романович внес вклад в историческую психологию. Изучая проблему общественно-исторической детерминации психики, он определил, что внешние (исторические, социальные) условия, общественные формы, в которых существует человек, во многом определяют характер и психологическую структуру его познавательных процессов. Эти положения были позже доказаны экспериментально.

Александр Романович Лурия умер 14 августа 1977 г. На ранний период его творчества оказал большое влияние Лев Семенович Выготский, многие работы того времени написаны ими совместно. Он внес значительный вклад в детскую и историческую психологию, а его методы диагностики и восстановления высших психических функций обеспечили ему признание как в России, так и за рубежом.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Лурия А. Р. — основатель отечественной нейропсихологии

Александр Романович Лурия — советский психолог, основатель отечественной нейропсихологии, сотрудник Л. С. Выготского и один из лидеров круга Выготского.

Профессор (1944), доктор педагогических наук (1937), доктор медицинских наук (1943), действительный член Академии педагогических наук РСФСР (1947), действительный член АПН СССР (1967), принадлежит к числу выдающихся советских психологов, получивших широкую известность своей научной и педагогической деятельностью.

Биографический очерк
Александр Лурия родился в Казани старшим ребёнком в интеллигентной еврейской семье. Его отец — известный терапевт, впоследствии профессор Роман Альбертович Лурия — занимался частной медицинской практикой; мать — Евгения Викторовна Лурия (урождённая Хаскина, 1875—1951) — была зубным врачом. Окончил Казанский университет (1921) и 1-й Московский медицинский институт (1937). В 1921—1934 гг. — на научной и педагогической работе в Казани, Москве, Харькове.

С 1922 по 1930 годы член Русского психоаналитического общества. В 1931—1934 руководил Сектором психологии в Украинской Психоневрологической Академии в Харькове и фактически инициировал начало собственно психологических исследований в Советской Украине. С 1933 года работал в научно-исследовательских и учебных учреждениях Москвы, таких, как Медико-биологический институт (в 1935 г. переименован в Медико-генетический институт им. М. Горького), Всесоюзный институт экспериментальной медицины, Московский государственный педагогический дефектологический институт, Научно-практический институт специальных школ и детских домов Наркомпроса РСФСР (с 1929 по 1934 — Экспериментальный дефектологический институт) и Институт нейрохирургии имени академика Н. Н. Бурденко.

В довоенный период был активным участником международного научного процесса и активнейшим инициатором сближения советских и германо-американских исследователей гештальт-психологов. В 1940 Лурия должен был читать цикл из трёх лекций по приглашению Нью-Йоркской Академии медицины (так называемые The Thomas W. Salmon Lectures, New York Academy of Medicine), но реализации этих планов помешало начало Второй мировой войны.

В июне 1941 года началась Великая Отечественная война, и уже с августа этого же года Лурия был назначен руководителем крупного нейрохирургического эвакогоспиталя на 400—500 коек № 3120 в посёлке Кисегач Челябинской области. В годы войны Лурия и группа его сотрудников (около 30 человек) организовали серию исследований и реабилитационную практику раненых с травмами головы, в частности, инновационную реабилитацию посредством трудотерапии. Среди сотрудников Лурия того времени называют целый ряд специалистов психологов, психоневрологов и психиатров, таких как С. Г. Геллерштейн, Ф. В. Бассин, Б. В. Зейгарник, С. Я. Рубинштейн, А. В. Запорожец (в конце 1942-начале 1943 переехал налаживать работу в другом госпитале), Э. С. Бейн, О. П. Кауфман, В. М. Коган, Э. А. Коробкова, а тж. невропатологи А. К. Фохт, Л. Б. Перельман, нейрохирург Н. П. Игнатьев, физиолог Л. С. Юсевич. В октябре 1944 Лурия переехал в Москву, хотя и продолжал руководить работой госпиталя до ноября 1944. За научно-практическую работу в годы войны Лурия был награждён Орденом Трудового Красного Знамени.

С конца 1944 — сотрудник Института нейрохирургии АМН СССР им. Н. Н. Бурденко. С 1945 года — профессор МГУ. Заведующий кафедрой нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ (1966—1977). В течение более чем 50-летней научной работы А. Р. Лурия внёс важный вклад в развитие различных областей психологии таких как психолингвистика, психофизиология, детская психология, этнопсихология и др.

Лурия — основатель и главный редактор «Докладов АПН РСФСР» — издания, в котором начали свои публикации представители ряда как психологических, так и гуманитарных направлений (Московский логический кружок) послевоенной мысли в России и СССР.

Под руководством Александра Романовича защищено более 50 кандидатских диссертаций, многие из его учеников стали докторами наук. За свою плодотворную научно-педагогическую деятельность он был награжден орденом В.И.Ленина, орденом «Знак почета» и медалями Советского Союза.

Научная деятельность
Следуя идеям Л. С. Выготского, Лурия разрабатывал культурно-историческую концепцию развития психики, участвовал в создании теории деятельности. На этой основе развивал идею системного строения высших психических функций, их изменчивости, пластичности, подчеркивая прижизненный характер их формирования, их реализации в различных видах деятельности. Исследовал взаимоотношения наследственности и воспитания в психическом развитии. Использовав традиционно применявшийся с этой целью близнецовый метод, внес в него существенные изменения, проводя экспериментально-генетическое изучение развития детей в условиях целенаправленного формирования психических функций у одного из близнецов. Показал, что соматические признаки в значительной степени обусловлены генетически, элементарные психические функции (например, зрительная память) — в меньшей степени. А для формирования высших психических процессов (понятийное мышление, осмысленное восприятие и др.) решающее значение имеют условия воспитания.

В области дефектологии развивал объективные методы исследования аномальных детей. Результаты комплексного клинико-физиологического изучения детей с различными формами умственной отсталости послужили основанием для их классификации, имеющей важное значение для педагогической и медицинской практики.

Создал новое направление — нейропсихологию, ныне выделившуюся в специальную отрасль психологической науки и получившую международное признание. Начало развития нейропсихологии было положено исследованиями мозговых механизмов у больных с локальными поражениями мозга, в частности в результате ранения. Разработал новый подход к проблеме локализации высших психических функций. В соответствии с ним «высшие психические функции как сложные функциональные системы не могут быть локализованы в узких зонах мозговой коры или в изолированных клеточных группах, а должны охватывать сложные системы совместно работающих зон, каждая из которых вносит свой вклад в осуществление сложных психических процессов и которые могут располагаться в совершенно различных, иногда далеко отстоящих друг от друга участках мозга» («Основы нейропсихологии» Гл. 2., П. 3). Сформулировал основные принципы динамической локализации психических процессов, создал классификацию афазических расстройств и описал ранее неизвестные формы нарушений речи, изучал роль лобных долей головного мозга в регуляции психических процессов, мозговые механизмы памяти.

Лурия имел высокий международный авторитет, являлся зарубежным членом Национальной академии наук США, Американской академии наук и искусств, Американской академии педагогики, а также почетным членом ряда зарубежных психологических обществ (британского, французского, швейцарского, испанского и др.). Он был почетным доктором ряда университетов: г. Лейстера (Англия), Люблина (Польша), Брюсселя (фр.) (Бельгия), Тампере (Финляндия) и др. Многие его работы переведены и изданы за рубежом. Лурия часто и с уважением упоминается в работах английского невропатолога Оливера Сакса, с которым он вёл многолетнюю переписку.

psychojournal.ru

Лурия Александр Романович. Биография (1903 — 1977)

А.Р. Лурия и дефектология

Около 10 лет научной деятельности А.Р. Лурии (50-е гг.) непосредственно связаны с дефектологией. В эти годы он был заместителем директора Института дефектологии АПН СССР по научной работе и руководил сектором клинического и патофизиологического изучения аномальных детей. К работе в этом секторе он привлек ряд молодых психологов, опытных клиницистов и физиологов и создал творческий, целеустремленный коллектив. В секторе работали Л.А. Новикова, Н.Н. Зислина, М.С. Певзнер, С.С. Ляпидевский, О.С. Виноградова, Е.Н. Правдина-Винарская, А.И. Мещеряков, Н.П. Парамонова, В.И. Лубовский, Е.Д. Хомская и др.

В небольшой статье трудно показать, как много нового внес приход А.Р. Лурии в дефектологию и какое влияние он оказал на ее последующее развитие. Остановимся только на некоторых наиболее важных направлениях дефектологии, в развитие которых А.Р. Лурия внес существенный вклад.

Прежде всего, к таким направлениям необходимо отнести изучение нарушений механизмов психических процессов как основы понимания особенностей аномального развития. Постоянный интерес А.Р. Лурии к изучению механизмов психической деятельности при локальных поражениях мозга и глубокое понимание принципов высших психических функций были естественной предпосылкой этого подхода.

Нельзя не отметить, что начало 50-х гг. характеризовалось широким распространением условно-рефлекторных методик. Многие психологические исследования, в которых использовались такие методики, утрачивали свою специфику, превращались в абстрактные исследования высшей нервной деятельности. В работах, которые велись под руководством А.Р. Лурии, условно-рефлекторные методики служили средством проникновения в механизмы нарушенных психических процессов. Вместе с тем А.Р. Лурией была раскрыта методическая недостаточность традиционного для физиологических исследований способа применения двигательной условно-рефлекторной методики с речевым подкреплением и методики предварительной словесной инструкции. Сами методики стали объектом психологического анализа. Это создало предпосылки качественно нового комплексного подхода к изучаемым явлениям, соединяющего положительные стороны раскрытия механизмов высшей нервной деятельности и психологического анализа.

Основная группа этих исследований была посвящена изучению особенностей образования – временных связей и словесной регуляции (точнее – словесного опосредствования) в образовании временных связей и осуществлении произвольных движений и действий при умственной отсталости, церебрастенических состояниях, глухоте. Чрезвычайно важным обстоятельством было то, что параллельно эти вопросы изучались на больных с поражениями передних отделов мозга и нормально развивающихся детях преддошкольного и дошкольного возрастов. При изучении раннего возраста, когда двигательная условно-рефлекторная методика не могла быть использована, наблюдались естественные поведенческие реакции в ответ на различные словесные и непосредственные сигналы.

На основе экспериментов с детьми было показано, что речевая инструкция взрослого к концу первого года жизни ребенка вызывает у него ориентировочную реакцию и способна вызвать соответствующее уже сформированное действие (например, «дай зайку»). Однако действие речевой инструкции еще очень ограничено. Оно не может противостоять ориентировочной реакции ребенка на более яркое новое раздражение, не может вызвать действие, если ребенок в это время делает что-то другое, не может и затормозить уже начатое действие. Особенно ослабляется роль речевой инструкции, если ребенок лишен возможности опираться на наглядную ситуацию (например, «монетка под чашкой, дай монетку»). Недоступно на этом этапе и выполнение более сложных «программных» инструкций (например, «Когда загорится свет, нажмешь кнопку, два раза»).

Затем наступает этап, когда в выполнение действий по инструкции ребенок включает собственную речь в виде внешне выраженного проговаривания, и регулирующая роль инструкции усиливается. В 3–4 года речевая инструкция уже может действовать вопреки наглядной ситуации. Ускорить процесс формирования речевой регуляции действий ребенка можно, вводя обратную связь. Так, если ребенку в 1 г. 8 мес. – 2 г. предложить нажимать кнопку и тем самым «гасить огонек», его движения приобретают характер осмысленных действий, каждое из них заканчивается реальным результатом (получает санкционирующую афферентацию), и он выполняет инструкцию правильно. В 3–4 года дифференцированные действия ребенка могут осуществляться, если вести «проговаривание».

К середине дошкольного возраста (5–5,5 лет) наступает этап, когда участие внешней речи становится излишним; речь в действиях ребенка из внешней, развернутой становится свернутой, внутренней, регулирующей его поведение своим семантическим содержанием.

Эксперименты с дошкольниками показали, что нейродинамика речевой системы в своем развитии опережает нейродинамику двигательной сферы, благодаря чему, в частности, становится возможным использовать проговаривание для регуляции двигательных реакций.

В исследованиях умственно отсталых детей было установлено, что одной из наиболее характерных черт их высшей нервной деятельности является инертность нервных процессов, формирование регулирующей функции словесной системы у них значительно отстает, речевые реакции оказываются даже более инертными, чем двигательные, и поэтому прием «проговаривание» не способствует регуляции двигательных реакций. Иная картина наблюдалась у детей с церебральной астенией. У них нейродинамика речевой системы была значительно более сохранной, чем нейродинамика двигательных реакций, и это позволяло использовать «проговаривание» в качестве компенсаторного приема.

В результате этих исследований было показано, что как при указанных нарушениях развития у детей, так и при поражениях передних отделов мозга у взрослых состояние речевой регуляции действий является тонким индикатором нарушений мозговой деятельности. Эти работы послужили толчком к проведению как в нашей стране, так и за рубежом целой серии исследований, посвященных роли речевого опосредствования.

Это направление явилось логическим развитием интересов А.Р. Лурии к роли речи в развитии ребенка, выразившихся ранее, в частности, в проведенном совместно с Ф.Я. Юдович исследовании психической деятельности близнецов с задержкой психического развития.

Исследования речевой регуляции двигательных реакций у аномальных детей, а также специальное изучение словесной системы у этих детей конкретизировали и углубляли выводы из ранее проводившегося исследования развития близнецов.

Такой подход к пониманию роли речи соответствовал одному из основных положений специальной психологии, согласно которому при умственной отсталости нарушаются в первую очередь высшие психические функции (к которым относится и словесное опосредствование – вербализация и регуляция).

Работа в направлении, начатом А.Р. Лурией, продолжалась и в дальнейшем. При этом изучались все стадии речевой регуляции произвольных действий у детей с нарушениями интеллектуального развития по сравнению с нормально развивающимися детьми. Первой наблюдаемой формой словесной регуляции является побуждение к действию: слово вызывает двигательную реакцию, усвоенную ранее на основе подражания. Затем (у умственно отсталых лишь к старшему дошкольному возрасту) слово может выступать в качестве подкрепления различных действий. К этому моменту оно должно приобрести достаточно обобщенный характер. Одновременно со становлением словесного подкрепления развивается и побудительная функция речи: ребенок оказывается в состоянии действовать по словесной инструкции, в соответствии с которой выполнявшиеся ранее привычные действия выступают в новых отношениях.

И побудительная речь, и словесное подкрепление (и инструкция) являются формами регуляции поведения извне. Переход к внутренней словесной регуляции (саморегуляции) происходит тогда, когда ребенок оказывается в состоянии обобщить (и вербализовать) связь условных сигналов и своих ответных реакций. Становление высшей формы словесной регуляции – планирования предстоящих действий – завершается у умственно отсталых детей только в старшем школьном возрасте и предполагает накопление достаточного практического опыта и развитие его отражения.

На основе экспериментальных исследований было доказано, что нарушения словесного опосредствования (словесной регуляции и вербализации) являются общей закономерностью аномального развития. Разные проявления этих нарушений наблюдаются у аномальных детей всех категорий, например, у слабовидящих, где для таких нарушений, казалось бы, нет оснований.

Следующим направлением работы, проводившейся под руководством А.Р. Лурии, было комплексное клинико-физиологическое изучение патогенетических механизмов разных форм олигофрении. В комплексе применялись условно-рефлекторные и экспериментально-психологические методики, клиническое изучение, электрофизиологические методики. В экспериментах прослеживалось образование целого ряда последовательно усложнявшихся систем связей. Это позволило установить, что высшая нервная деятельность детей-олигофренов характеризуется патологической инертностью, особенно выраженной на уровне словесных связей, чрезмерно широкой иррадиацией нервных процессов, ослабленностью торможения и недостаточным взаимодействием сигнальных систем. При этом разные формы олигофрении различались относительным преобладанием возбуждения или торможения или отсутствием такого преобладания. Эти данные послужили основой для создания педагогически ориентированной клинической классификации олигофрении, имеющей важное значение при построении индивидуальной коррекционной работы во вспомогательной школе.

Чрезвычайно важное значение имело еще одно направление деятельности А.Р. Лурии в Институте дефектологии – разработка принципов комплексного медико-психолого-педагогического изучения детей в целях диагностики нарушений развития, методических приемов и системы обследования. Он постоянно принимал участие в диагностических обследованиях детей, организовывал многочисленные разборы сложных случаев, привлекая к участию различных специалистов. Одним из результатов этой работы явилась книга «Принципы отбора детей во вспомогательные школы», выдержавшая у нас к настоящему времени уже три издания и переведенная во многих странах. Серьезное внимание А.Р. Лурия уделял разработке методики исследования высшей нервной деятельности, которую можно было бы применить в диагностических целях в ходе комплексного изучения аномальных детей. Значение таких методик отмечалось не только у нас, но и за рубежом. В частности, подчеркивалось, что исследование, построенное как последовательная выработка ряда систем положительных условных связей и дифференцировок, может дать в диагностике аномального развития больше, чем традиционные интеллектуальные тесты.

Сочетание нейропсихологического подхода в обследовании детей с оценкой их высшей нервной деятельности позволило А.Р. Лурии показать, что во многих случаях ошибочное выполнение заданий умственно отсталыми детьми связано не с низкими интеллектуальными возможностями, а с тем, что экспериментатор не учитывает характерные для них особенности высшей нервной деятельности, в первую очередь, инертность нервных процессов. При создании ситуации, препятствующей проявлению инертности, те же задания могут быть успешно выполнены.

Большое значение для дефектологии имеют работы А.Р. Лурии по психофизиологии письма. Прослеживая специфику нарушения письма при повреждении различных областей коры головного мозга и используя данные психологического изучения этапов развития письменной речи у ребенка, А.Р. Лурия выделил составные элементы акта письма, подчеркнул системный, чрезвычайно сложный и произвольный характер письменной речи. Он рассмотрел этапы постепенного превращения навыка письма в письменную речь, стадии постепенной автоматизации письма, а также роль письма в изменении отношения ребенка к своей устной речи.

Не меньшее значение для развития дефектологии имели и имеют исследования А.Р. Лурии по проблеме афазии в целом. Системный, синдромный подход А.Р. Лурии к выделению форм афазии и нейропсихологический анализ высших психических функций оказали существенное влияние на развитие советской логопедии и на понимание недостатков речевого развития при таких аномалиях, где дефекты речи носят вторичный характер.

В исследованиях речевых нарушений у детей находит свое преломление лингвистическая разработка вопроса о глубинных и поверхностных языковых структурах, которая, как показал А.Р. Лурия, позволяет углубить и расширить психологические представления о разных формах речевых нарушений. Своеобразие формирования этих структур у аномальных детей играет важную роль не только для разработки диагностики нарушений, но и для обоснования коррекционных приемов и методики развития речи вообще.

Все исследования А.Р. Лурии шли в плане развития фундаментальных идей Л.С. Выготского о системном строении высших психических функций, их системной мозговой организации и социальной обусловленности их развития.

Работы А.Р. Лурии по психофизиологии письма, его подход к рассмотрению письма и чтения до сих пор служат в дефектологии в качестве отправных позиций при анализе причин трудностей в овладении письмом и чтением, а предложенные им методики исследования и по настоящее время применяются в таких исследованиях.

Нельзя не отметить, что и до начала своей работы в Институте дефектологии А.Р. Лурия проявлял большой интерес к дефектологической науке, видя в изучении патологии развития важнейший источник научных обобщений широкого плана, активно поддерживал новые тенденции в этой области. Так, он активно поддержал начавшееся в НИИ дефектологии изучение внешне сходных состояний при различной структуре аномалии. Он первым из ведущих ученых стал горячим поборником акустико-гностической трактовки фонематических нарушений, предложенной Р.М. Боскис и Р.Е. Левиной.

В заключение подчеркнем некоторые характерные черты методического подхода в исследованиях А.Р. Лурии: экспериментальные приемы, использованные им и его учениками при изучении развития психических процессов, – это, чаще всего, модели этапов формирования, становления тех или других сторон речевой функции у нормального и аномального ребенка, поэтому они имеют большое эвристическое значение; эксперимент в его исследованиях, как правило, из констатирующего становился обучающим, что имеет особенно важное значение для дефектологии и педагогики в целом; метод теоретического и экспериментального анализа некоторых сторон онтогенеза речевой функции у нормальных и аномальных детей с учетом значения локальных поражений мозга, являющейся в трудах А.Р. Лурии одним из основных, создает возможность вычленения отдельных сторон сложных психических процессов и их разложения на составляющие элементы. Тем самым складывается основа для качественного анализа содержательной стороны психических процессов в норме и раскрытия изменений их структуры и содержания в патологии.

Э.С. Бейн, Т.А. Власова, Р.Е. Левина, В.И. Лубовский

museum.ikprao.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *