Логотерапии: Логотерапия и экзистенциальный анализ. Статьи и лекции | Франкл Виктор Э.

../../Основные понятия логотерапии (II глава второй части книги «Основы логотерапии»)

Читатели моего краткого автобиографического очерка обычно спрашивают о более полном и точном объяснении моей терапевтической доктрины. Поэтому я добавил краткий раздел по логотерапии к оригинальному изданию «От лагеря смерти к экзистенциализму». Но этого было недостаточно, и меня осаждали просьбами более полного изложения. В результате для настоящего издания я полностью переписал и значительно расширил мою работу.

Задача была не из легких. Сообщить читателю в коротком очерке материал, который потребовал четырнадцати томов в немецком издании, — задача почти безнадежная. Я вспоминаю американского врача, который однажды обратился ко мне с вопросом: «Скажите, доктор, Вы психоаналитик?». На что я ответил: «Не совсем так, будем говорить, что я психотерапевт». Тогда он спросил меня: «К какой школе Вы относитесь?». Я ответил: «У меня своя собственная теория, она называется логотерапия». — «Вы можете сказать мне одной фразой, что такое логотерапия? — спросил он. — По крайней мере, какая разница между психоанализом и логотерапией?». «Да, — сказал я, — но скажите сначала, можете ли Вы одной фразой объяснить, как Вы понимаете сущность психоанализа?» Его ответ был такой: «Во время психоанализа пациент должен лежать на кушетке и говорить Вам вещи, говорить о которых иногда неприятно». На что я незамедлительно отреагировал следующей импровизацией: «Ну а в логотерапии пациент может сидеть, но должен выслушивать вещи, которые иногда очень неприятно слушать».

Конечно, это было сказано в виде шутки, а не в качестве определения законченной версии логотерапии. Однако в этой формулировке содержится нечто существенное, поскольку логотерапия в сравнении с психоанализом есть метод менее ретроспективный и менее интроспективный. Логотерапия фокусируется скорее на будущем, т. е. на задачах и смыслах, которые должны быть реализованы пациентом в его будущем. В то же время логотерапия стремится дефокусировать механизмы порочного круга и обратной связи, которые играют такую большую роль в развитии невроза. Тем самым типичная для невротика эгоцентрированность разрушается, вместо постоянного подпитывания и подкрепления.

Конечно, подобные формулировки страдают сверхупрощением; однако в логотерапии пациент действительно сталкивается с проблемами смысла его жизни и переориентируется относительно них. Моя импровизация определения логотерапии, следовательно, отражает реальность настолько, насколько истинно невротический индивид стремится избежать полного осознания своей жизненной задачи. Заставить его осознать эту задачу, разбудить его к более полному осознанию этой задачи — значит существенно повысить его способность преодолеть свой невроз.

Позвольте мне объяснить, почему я использовал термин «логотерапия» для названия моей теории. «Логос» — греческое слово, которое означает «смысл». Логотерапия или, как ее называют некоторые авторы, «Третья Венская школа психотерапии» фокусируется на смысле человеческого существования, а также на поиске человеком такого смысла. Согласно логотерапии, стремление найти смысл в собственной жизни является первичной мотивирующей силой человека. Вот почему я говорю о воле к смыслу в противоположность принципу удовольствия (или, как мы можем обозначить это, стремлению к удовольствию), на котором центрируется психоанализ Фрейда, а также в противоположность воле к власти, акцентируемой в психологии Адлера.

1. Воля к смыслу

Поиск человеком смысла является первичной движущей силой в его жизни, а не «вторичной рационализацией» инстинктивных побуждений. Смысл уникален и специфичен потому, что он должен и может быть реализован именно этим человеком и никем другим; только тогда он приобретает значимость, удовлетворяющую его собственное стремление к смыслу. Есть авторы, считающие, что смыслы и ценности суть «не что иное, как защитные механизмы формирования реакций и сублимации». Что касается меня, то я не хотел бы жить просто ради моих «защитных механизмов», равно как и не согласился бы умереть ради моих «формирований реакций». Человек, однако, способен жить и даже умереть ради его идеалов и ценностей. Несколько лет назад во Франции проводился опрос общественного мнения. Как показали результаты, 89% опрошенных признали, что человеку нужно «что-то такое», ради чего стоит жить. Более того, 61% согласились, что в их жизни есть что-то или кто-то, ради чего или кого они согласились бы умереть. Я повторил этот опрос в моей клинике в Вене среди пациентов и персонала, и результаты были практически такие же, как и во Франции; разница составила лишь 2%. Другими словами, стремление к смыслу для большинства людей есть подлинный факт.

Конечно, могут быть случаи, когда озабоченность ценностями является на самом деле только маскировкой внутренних конфликтов человека; но такие случаи представляют скорее исключение из правила, нежели само правило. В этих случаях психодинамическая интерпретация вполне оправдана. В таких случаях мы действительно имеем дело с псевдоценностями (хорошим примером этого является фанатизм), которые должны быть демаскированы. Демаскировка или развенчивание должны быть сразу же прекращены, как только мы сталкиваемся с аутентичным и подлинным в человеке, т. е. с желанием такой жизни, которая максимально возможно наполнена смыслом. Если же демаскировка при этом не прекращается, человек, занимающийся разоблачением, просто выдает свою собственную потребность принижать духовные стремления другого.

Мы должны остерегаться трактовок ценности в терминах простого самовыражения человека. Потому что логос, или «смысл», есть не столько нечто, появляющееся из самого существования, сколько противостоящее ему. Если бы смысл, который должен реализовать человек, был всего лишь выражением его самости (зе1г), или не более чем проекцией мыслежеланий, он сразу же утратил бы свой мотивирующий характер. Это остается верным в отношении не только так называемой сублимации инстинктивных побуждений, но и того, что К. Г. Юнг называл «архетипами коллективного бессознательного», поскольку последние также были бы самовыражением, и именно человеческого рода как целого. Это остается верным также и в отношении дискуссий некоторых мыслителей-экзистенциалистов, которые видят в идеалах человека не что иное, как его собственные изобретения. Согласно Ж. П. Сартру, человек изобретает себя, он конструирует свою «сущность», т. е. то, что он есть, чем должен быть, чем он станет. Однако я полагаю, что смысл нашего существования не изобретается нами, но, скорее, нам открывается.

Психодинамическое исследование в области ценностей правомерно; вопрос в том, всегда ли оно релевантно. Прежде всего, мы должны сознавать, что любое исключительно психодинамическое исследование может в принципе лишь обнаружить (выявить) движущие силы в человеке. Ценности, однако, не побуждают человека; они не толкают человека, но, скорее, ведут его. Это разница, о которой я постоянно вспоминаю, когда прохожу через двери американского отеля. Одну из них следует толкать, в то время как другую тянуть. Следовательно, когда я говорю, что ценности ведут или притягивают человека, то в этом подразумевается факт, что у человека всегда имеется свобода: свобода делать выбор между принятием и отверганием предлагаемого, т. е. между тем, осуществить потенциальный смысл или оставить его нереализованным.

Однако следует уяснить, что у человека не существует такой вещи, как моральное влечение, или даже религиозное влияние в том смысле, какой имеется в виду, когда говорят, что человек детерминирован базовыми инстинктами. Человека не влечет к моральному поведению; в каждом конкретном случае он решает поступать морально. Человек поступает так не для того, чтобы удовлетворить моральное влечение и иметь спокойную совесть, он поступает так ради дела, которому он себя посвятил, или ради человека, которого он любит, или ради своего Бога. Если же он действительно ведет себя морально, чтобы иметь спокойную совесть, он становится фарисеем и перестает быть подлинно моральной личностью. Я думаю, что даже святые не заботились о чем-то другом, кроме как служить Богу, и я не думаю, что они когда-либо задавались целью стать святыми. Если бы такое случилось, то они стали бы скорее лишь перфекционистами, нежели святыми. Конечно, «спокойная совесть — лучшая подушка», как гласит немецкая поговорка; но подлинная моральность есть нечто большее, чем снотворное или транквилизатор.

2. Экзистенциальная фрустрация

Стремление человека к смыслу также может быть фрустрирова-но, и в таком случае логотерапия говорит об «экзистенциальной фрустрации». Термин «экзистенциальный» мы будем использовать в трех значениях для обозначения: 1) самого существования, т. е. специфически человеческого способа бытия; 2) смысла существования; и 3) стремления к отысканию конкретного смысла в личном существовании, т. е. воли к смыслу.

Экзистенциальная фрустрация также может привести к неврозу. Для этого типа невроза логотерапия изобрела термин «ноогенный невроз», в отличие от невроза в обычном смысле этого слова, т. е. психогенного невроза. Ноогенный невроз происходит не в психологической, но, скорее, в ноологической сфере (от греческого «ноос», означающего разум, дух, смысл) человеческого существования. Это еще один логотерапевтический термин, обозначающий нечто, принадлежащее к «духовному» ядру человеческой личности. Следует, однако, иметь в виду, что в контексте логотерапии понятие «духовный» не имеет первично религиозной моннотации, но относится к специфически человеческой сфере духа.

3. Ноогенные неврозы

Ноогенные неврозы возникают не из конфликтов между влечениями и сознанием, но, точнее, из конфликтов между различными ценностями; другими словами, из моральных конфликтов, или, говоря более обобщенно, из духовных проблем. В числе таких проблем экзистенциальная фрустрация часто играет большую роль.

Вполне очевидно, что в случае ноогенных неврозов соответствующей и адекватной терапией оказывается не терапия в обычном смысле, но, скорее, логотерапия — терапия, которая затрагивает духовное измерение человеческого существования. Действительно, «логос» по-гречески означал не только «смысл», но и «дух». Духовные явления, такие как стремление человека к осмысленному существованию, равно как и фрустрация этого стремления, трактуются логотерапией в духовных терминах. Они принимаются с искренностью и серьезностью, вместо того чтобы прослеживать их до бессознательных корней и источников, т. е. трактовать в терминах инстинктов.

Если врач не умеет отличить духовное измерение от инстинктивного, может возникнуть опасная путаница. Позвольте мне привести пример. Высокопоставленный американский дипломат явился в мою клинику с тем, чтобы продолжить психоаналитическое лечение, начатое им лет пять назад в Нью-Йорке. Прежде всего, я спросил его, почему он решил, что ему необходимо проходить психоаналитическое лечение, какие причины вызвали необходимость его анализа. Оказалось, что пациент был неудовлетворен своей карьерой и считал невозможным соглашаться с американской внешней политикой. Его аналитик, однако, говорил ему снова и снова, что он должен примириться с его отцом, потому что правительство США, а также его начальники были ничем иным, как воображаемыми образами его отца, и, следовательно, его неудовлетворенность работой была обусловлена его затаенной ненавистью к отцу. В ходе анализа, длившегося пять лет, пациент все больше и больше склонялся к тому, чтобы принять интерпретации аналитика, пока, наконец, не потерял способность видеть лес реальности за деревьями символов и образов. После нескольких интервью стало ясно, что его потребность смысла жизни была фрустрирована его профессией, что в действительности он хотел бы найти какую-нибудь другую работу. Поскольку не было причин не отказываться от его профессии и не заняться поиском новой работы, он так и поступил, и это принесло благотворный результат. После этого прошло больше пяти лет, и все это время он остается вполне довольным своей новой профессией.

Я не думаю, что в этом случае я вообще имел дело с невротическим состоянием, и поэтому считаю, что этому пациенту не нужна была никакая психотерапия, в том числе и логотерапия, по той простой причине, что он вообще не был пациентом. Не всякий конфликт обязательно невротичен, бывают конфликты нормальные и здоровые. Подобным образом и страдания не всегда патологический феномен; страдание не только может не быть симптомом невроза, но даже, напротив, может быть человеческим достижением, особенно если оно возникает из экзистенциальной фрустрации. Я решительно отрицаю, что поиски смысла существования или даже сомнение в нем в любом случае вызваны болезнью или ее порождают. Экзистенциальная фрустрация сама по себе ни патологична, ни патогенетична. Озабоченность и даже отчаяние человека по поводу ценности своей жизни является духовным страданием, но никоим образом не психическим заболеванием. Интерпретируя первое в терминах последнего, доктор может похоронить экзистенциальное отчаяние пациента под грудой транквилизаторов, в то время как его задачей скорее является провести пациента через его экзистенциальный кризис роста и развития.

Логотерапия считает своей задачей помочь пациенту найти смысл его жизни. В той мере, в какой логотерапия добивается, чтобы пациент осознал скрытый смысл своего существования, она является аналитическим процессом. В этом аспекте логотерапия напоминает психоанализ. Однако, пытаясь сделать нечто вновь осознаваемым, логотерапия не ограничивается инстинктивными фактами в бессознательном пациента. Она фокусируется на духовных реальностях, таких как потенциальный смысл существования человека, который должен быть реализован, и его воля к смыслу. Любой анализ, однако, даже если он абстрагируется от ноологического или духовного измерения в ходе терапевтического процесса, стремится побудить пациента осознать то, к чему он действительно стремится в глубине души. Логотерапия расходится с психоанализом в том, что она рассматривает человека как такое существо, главной целью которого является осуществление смысла и актуализация ценностей скорее, нежели простое удовлетворение влечений и инстинктов, простое примирение конфликтующих «оно», «я» и «сверх-я» или адаптация и приспособление к обществу и среде.

4. Ноодинамика

Разумеется, поиск человеком смысла и ценностей скорее вызовет внутреннее напряжение, чем приведет к внутреннему равновесию. Однако именно это напряжение является необходимым условием психического здоровья. Нет ничего в мире, я могу утверждать, что столь же эффективно помогало бы выдержать даже самые худшие условия, как осознание смысла нашей жизни. Есть много мудрости в словах Ницше: «Тот, у кого есть для чего жить, может выдержать почти любое как». Я могу видеть в этих словах истинный девиз для любой психотерапии. В нацистских концлагерях можно было наблюдать (и это подтверждали позднее американские психиатры в Японии и Корее), что те узники, которые знали, что у них была задача, которую они должны были выполнить, были более способны выжить.

Что касается меня самого, то когда я попал в концлагерь Освенцим, моя рукопись, готовая к публикации, была конфискована. Конечно же, мое глубокое стремление написать эту рукопись заново помогло мне пережить ужасы лагеря. Когда я заболел тифом, я набросал на маленьких обрывках бумаги много заметок, которые должны были помочь мне снова написать рукопись, если бы мне довелось дожить до дня освобождения. Я уверен, что эта работа по восстановлению моей утраченной рукописи в темных бараках концентрационного лагеря Баварии помогла мне преодолеть опасность коллапса.

Таким образом, можно полагать, что душевное здоровье основывается на определенной степени напряжения, напряжения между тем что человек уже достиг, и тем, что он еще должен осуществить; или тем, что он есть, и тем, чем он должен стать. Такое напряжение внутренне присуще человеку и, следовательно, необходимо для его душевного благополучия. Мы не должны поэтому колебаться в том, чтобы возбудить в человеке такое напряжение, связанное с его потенциальным смыслом, требующим осуществления. Только таким путем мы возбудим его волю к смыслу из ее латентного состояния.

Я считаю опасным заблуждением полагать, что человеку необходимо прежде всего равновесие или, как говорится в биологии, «гомео-стазис», т. е. безнапряженное состояние. Человеку на самом деле требуется не равновесие, но скорее стремление и борьба за цель, достойную его. Он нуждается не в разрядке напряжения любой ценой, но в возбуждении потенциального смысла, который он должен реализовать. Человек нуждается не в гомеостазисе, но в том, что я называю «ноодинамикой», т. е. в духовной динамике в полярной области напряжения, где одним полюсом является смысл, подлежащий осуществлению, а другим — человек, который должен его осуществить. И не надо думать, что сказанное справедливо только по отношению к нормальным состояниям. Для невротических состояний оно еще более значимо. Если архитектор хочет укрепить ветхую арку, он увеличивает положенный сверху груз, с тем чтобы ее концы скрепились более прочно. Так же и терапевт, если он хочет укрепить душевное здоровье пациента, не должен бояться увеличить груз путем переориентации в отношении смысла его жизни.

Показав благотворное влияние ориентации на смысл, теперь я обращаюсь к вредоносному влиянию чувства, на которое столь многие пациенты жалуются сегодня, а именно чувства полной и окончательной бессмысленности их жизни. У них утрачено осознание смысла, ради которого стоит жить. Их преследует переживание внутренней пустоты, пустоты внутри самих себя; они оказались в ситуации, которую я назвал «экзистенциальным вакуумом».

5. Экзистенциальный вакуум

Экзистенциальный вакуум является широко распространенным явлением в двадцатом-веке. Это вполне понятно и может быть объяснено двойной утратой, которую человек претерпел в ходе его становления подлинно человеческим существом. В начале своей истории человек утратил некоторые из базисных животных инстинктов, которые определяли и обеспечивали поведение животных. Такая обеспеченность, подобно раю, закрылась для человека навсегда; человек должен осуществлять свой выбор. В дополнение к этому, однако, человек претерпел и другую потерю в более недавнем своем развитии: традиции, которые поддерживали его поведение, сейчас быстро ослабевают. Никакой инстинкт не говорит ему, что ему делать, и никакая традиция не подсказывает, что он должен делать; скоро он уже не будет знать, что он хочет делать. Все больше и больше он руководствуется тем, чего добиваются от него другие, все больше и больше оказываясь жертвой конформизма.

Нами было проведено статистическое обследование пациентов и персонала неврологического отделения нашей поликлиники. Оно показало, что 55% опрошенных обнаружили более или менее выраженную степень экзистенциального вакуума. Другими словами, более половины из них переживали утрату чувства осмысленности жизни.

Экзистенциальный вакуум проявляется, прежде всего, в состоянии скуки. Теперь мы понимаем Шопенгауэра, полагавшего, что человечество, видимо, осуждено вечно колебаться между двумя крайностями — лишениями и скукой. Фактически скука в наше время создает для психиатров больше проблем, чем лишения. И эти проблемы угрожающе нарастают, так как прогрессирующая автоматизация производства, вероятно, ведет к значительному увеличению свободного времени. Беда в том, что многие не знают, что делать с этим свободным временем.

Давайте подумаем, например, о «воскресном неврозе», этом виде депрессии, которым страдают люди, осознающие отсутствие содержания в их жизни, когда натиск рабочей недели прекращается и становится явной своя внутренняя пустота. Немало случаев суицида можно было бы объяснить подобным экзистенциальным вакуумом. Такие распространенные явления, как алкоголизм и юношеская преступность, нельзя понять, если не учитывать лежащий в их основе экзистенциальный вакуум. Это справедливо также и в отношении психологических кризисов пенсионеров и пожилых людей.

Более того, существуют разного рода маскировки и мимикрии, в которых проявляется экзистенциальный вакуум. Иногда фрустрированная потребность смысла компенсируется стремлением к власти, включая наиболее примитивную волю к власти — стремление к обогащению. В других случаях место фрустрированной потребности смысла занимает стремление к удовольствию. Вот почему экзистенциальная фрустрация часто выливается в сексуальную компенсацию. Мы можем наблюдать в таких случаях, что сексуальное либидо становится чрезмерно активизированным и агрессивным, заполняя экзистенциальный вакуум.

Аналогичное явление наблюдается в случаях невроза. Существуют определенные типы механизмов обратной связи и образования порочного круга, которых я коснусь дальше. Можно наблюдать вновь и вновь, что эта симптомопатология вторгается в экзистенциальный вакуум и продолжает в нем расцветать. У таких пациентов мы имеем дело не с ноогенным неврозом. Однако мы никогда не сможем помочь пациенту преодолеть его состояние, если не дополним психотерапевтическое лечение логотерапией. Потому что заполнение экзистенциального вакуума предохранит пациента от повторного заболевания. Следовательно, логотерапия показана не только в ноогенных случаях, как отмечалось выше, но также и в психогенных, и особенно в тех, которые я назвал «соматогенными (псевдо-) неврозами». В этом свете вполне оправдано сделанное однажды Магдой Б. Арнольд утверждение: «Всякая терапия в той или иной степени должна также быть и логотерапией».1

Давайте теперь рассмотрим, что мы должны делать, когда пациент спрашивает, в чем состоит смысл его жизни.

———————————
1M.B. Arnold, J.A. Gasson. The Human Person. New York. Ronald Press Company, 1954. P. 618.

6. Смысл жизни

Я не думаю, чтобы врач мог ответить на этот вопрос в общих терминах. Ибо смысл жизни отличается от человека к человеку, со дня на день и от часа к часу. Следовательно, важен не смысл жизни в общем, но, скорее, специфический смысл жизни личности в данный момент. Постановку вопроса в общих терминах можно сравнить с вопросом, поставленным чемпиону мира по шахматам: «Скажите, учитель, какой самый хороший ход в мире?» Просто не существует такой вещи, как лучший или даже хороший ход независимо от конкретной ситуации в игре и конкретной личности противника. То же самое справедливо и по отношению к человеческому существованию. Нельзя заниматься поиском абстрактного смысла жизни. У каждого человека имеется свое собственное призвание в жизни; каждый должен иметь задачу, которая требует разрешения. Никто не может повторить его жизни. То есть у каждого человека его задача уникальна, как и его специфические возможности выполнения. Поскольку каждая ситуация в жизни представляет вызов человеку и проблему, требующую разрешения, вопрос о смысле жизни может быть инвертирован. В конечном счете человек не должен спрашивать, в чем смысл его жизни, но скорее он должен осознавать, что это он сам — тот, кого спрашивают. Живущему в мире человеку вопросы задает жизнь, и он может ответить жизни, только отвечая за свою собственную жизнь. Он может дать ответ жизни, только принимая ответственность на себя. Итак, логотерапия видит в ответственности саму сущность человеческого существования.

7. Сущность существования

Этот акцент на ответственности отражается в категорическом императиве логотерапии, который гласит: «Жить так, как если бы ты живешь уже второй раз, и как если бы ты поступил в первый раз так же неправильно, как собираешься поступить сейчас!». Мне кажется, что ничто не стимулирует чувство ответственности больше, чем эта максима, которая предлагает вообразить сначала, что настоящее уже стало прошлым, и затем, что прошлое может быть изменено и исправлено. Такой прием сталкивает человека с конечностью жизни, а также с окончательностью (законченностью) того, что он сделает из своей жизни и самого себя.

Логотерапия стремится побудить пациента к полному осознанию его собственной ответственности, следовательно, ему должна быть оставлена возможность выбора: за что, по отношению к чему или к кому он осознает себя ответственным. Вот почему логотерапевт из всех психотерапевтов менее всего подвержен искушению навязывать пациенту ценностные суждения, потому что он никогда не позволяет пациенту переносить ответственность за суждение на доктора.

Таким образом, самому пациенту необходимо решать, должен ли он интерпретировать свою задачу, как быть ответственным перед обществом или же перед его собственной совестью. Большинство, однако, считают себя ответственными перед Богом; они интерпретируют свою жизнь не только в терминах поставленной перед ними задачи, но и в отношении к тому, кто ставил задачу перед ними.

Логотерапия не поучает и не проповедует. Она равно далека и от логического рассуждения, и от морального увещевания. Образно говоря, роль логотерапевта ближе роли офтальмолога, нежели художника. Художник стремится передать картину мира, как он ее видит; офтальмолог старается дать нам возможность видеть мир таким, каков он в реальности. Роль логотерапевта состоит в расширении и прояснении поля зрения пациента с тем чтобы весь спектр смыслов и ценностей стал видимым и осознаваемым им. Логотерапия не стремится навязывать какие бы то ни было суждения пациенту, ибо истина утверждает себя сама и не нуждается во вмешательстве.

Декларируя, что человек — существо ответственное и что он должен актуализировать потенциальный смысл его жизни, я хотел бы подчеркнуть, что подлинный смысл жизни должен быть найден в окружающем мире скорее, нежели в самом человеке или в его собственной психике, как если бы она была замкнутой системой. Точно так же реальная цель человеческого существования не может быть достигнута посредством так называмой самоактуализации. Человеческое существование в сущности скорее самотрансцендентно, нежели самоактуализируемо. Самоактуализация вообще не может быть целью по той простой причине, что чем больше человек будет стремиться к ней, тем больше он будет промахиваться. Ибо только в той мере, в какой он будет посвящать себя осуществлению цели его жизни, он и будет себя актуализировать. Иными словами, самоактуализация не будет достигнута, если это становится самоцелью, но может быть лишь сопутствующим эффектом самотрансценденции.

Мир нельзя рассматривать как просто выражение своей самости. Не следует рассматривать также мир и как просто инструмент, или как средство для достижения самоактуализации. В обоих случаях видение мира, или Weltanschauung, превращается в Weltentwertung, т. е. обесценивание мира.

До настоящего момента мы рассматривали смысл жизни как постоянно изменяющийся, но никогда не исчезающий. Согласно логотерапии, мы можем реализовать смысл жизни тремя различными способами: 1) через деятельность; 2) через переживание ценностей; 3) через страдание. Первый путь — путь достижения — или исполнения вполне очевиден. Второй и третий нуждаются в пояснениях.

Второй путь отыскания смысла жизни состоит в созерцании явлений природы или культуры, а также в переживании любви.

8. Смысл любви

Любовь — это единственный способ постижения другого человеческого существа во всей глубине его личности. Никто не может полностью понять самую сущность другого человеческого существа до тех пор, пока он не полюбит его. Посредством духовного акта любви он обретает способность видеть сущностные черты и свойства любимого человека; и даже более того, он начинает видеть то, что потенциально содержится в нем, то, что еще не реализовано, но должно быть реализовано. Кроме того, своей любовью любящая личность делает возможным для любимого человека актуализировать эти возможности. Помогая ему осознать, чем он может быть и чем он должен стать, он делает возможным их осуществление.

В логотерапии любовь не интерпретируется как просто эпифеномен сексуального влечения в смысле так называемой сублимации. Любовь — такой же первичный феномен, как и секс. Вполне нормально, если секс является способом выражения любви. Секс оправдан и санкционирован при условии и лишь до тех пор, пока он является выразителем любви. То есть любовь понимается не как просто побочный эффект секса, но, напротив, секс понимается как выражение переживания, называемого любовью.

Третий способ отыскания смысла жизни состоит в переживании страдания.

9. Смысл страдания

В тех случаях, когда человек сталкивается с невыносимой и неизбежной ситуацией, когда он имеет дело с судьбой, которую невозможно изменить, например с неизлечимой болезнью, такой как, скажем, неоперабельный рак, именно тогда человеку дается последний шанс осуществить высшую ценность, реализовать самый глубокий смысл, смысл страдания. Ибо самое важное — это позиция, которую мы принимаем по отношению к страданию, позиция, при которой мы берем на себя это страдание.

Позвольте мне привести поясняющий пример. Однажды пожилой практикующий врач консультировался у меня по поводу тяжелой депрессии. Он не мог пережить потерю своей жены, которая умерла два года назад и которую он любил больше всего на свете. Но как я мог ему помочь? Что должен был ему сказать? Я отказался от каких-либо разговоров и вместо этого задал ему вопрос: «Скажите, доктор, что было бы, если бы вы умерли первым, а ваша жена пережила бы вас?». — «О! — сказал он, — для нее это было бы ужасно; как сильно она бы страдала!». На что я сказал: «Видите, доктор, какими страданиями ей это бы обошлось, и именно вы были бы причиной этих страданий; но теперь вам приходится оплачивать это, остававшись в живых и оплакивая ее». Он не сказал больше ни слова, лишь пожал мне руку и тихо покинул мой кабинет. Страдание каким-то образом перестает быть страданием, после того как оно обретает смысл, такой, например, как смысл жертвенности.

Разумеется, это не было терапией в собственном смысле слова, так как, во-первых, его отчаяние не было болезнью, и, во-вторых, я не мог изменить его судьбу, возвратить ему его супругу. Но в тот момент я сумел так изменить его отношение к его неотвратимой судьбе, что с этого времени он мог, по крайней мере, видеть смысл в своем страдании. Один из основных принципов логотерапии состоит в том, что главным стремлением человека является не получение удовольствия или избегание страдания, но, скорее, поиск смысла. Вот почему человек готов даже страдать, при условии, разумеется, что его страдание имеет смысл.

Нет нужды говорить, что страдание не будет иметь смысла, если оно не абсолютно неизбежно, например рак, который может быть вылечен хирургическим путем, не должен приниматься пациентом как его крест, который он должен нести. Это было бы мазохизмом скорее, нежели героизмом. Но если доктор не может ни вылечить болезнь, ни принести облегчение больному снятием его боли, он должен задействовать ею способность реализовать смысл его страдания. Традиционная психотерапия ориентировалась на восстановление способности человека трудиться и радоваться жизни; логотерапия принимает эти задачи, но идет дальше, восстанавливая способность страдать, если это необходимо, посредством отыскания смысла даже в страдании.

В этом контексте Эдит Вейскопф-Джельсон1 утверждает в своей статье по логотерапии, что «наша современная философия психогигиены акцентирует идею, что люди должны быть счастливы, что несчастье является симптомом дезадаптации. Такая ценностная система может быть ответственна за тот факт, что бремя неизбежного несчастья усиливается чувством несчастья от того, что ты несчастен». А в другой работе2 она выражает надежду, что логотерапия «может помочь противодействовать некоторым нездоровым тенденциям в современной культуре США, где неизлечимо больному дается слишком мало возможности быть гордым своим страданием и считать его скорее облагораживающим, нежели принижающим», так что «он не только несчастен, но еще и стыдится того, что несчастен».

Бывают ситуации, когда человек лишен возможности выполнять работу или радоваться жизни; страдание, которого нет возможности избежать, нельзя исключить. В мужественном принятии такого страдания жизнь обретает и сохраняет смысл до конца. Иными словами, смысл жизни безусловен, ибо включает даже потенциальный смысл страдания.

Позвольте мне рассказать о том, что было, может быть, самым глубоким моим переживанием в концентрационном лагере. Шансы выжить в лагере были не более чем один к двадцати, как можно легко проверить точной статистикой. Спасти рукопись моей первой книги, которую я прятал под одеждой, когда прибыл в Освенцим, представлялось невозможным. Таким образом, я должен был пережить потерю моего духовного детища. И в тот момент мне казалось, что ничего и никого не останется в этой жизни после меня: ни естественного, ни духовного дитя! Так я столкнулся с вопросом, не была ли моя жизнь в этих обстоятельствах окончательно лишена всякого смысла?

Я не знал, что ответ на этот вопрос, которым я ужасно мучился, уже заготовлен для меня, и что скоро я его получу. Случилось так, что мне пришлось поменяться одеждой с заключенным, который сразу после прибытия в Освенцим был отправлен в газовую камеру. Вместо моей рукописи я нашел в кармане вновь приобретенного пальто всего лишь одну страницу, вырванную из еврейского молитвенника, где была главная еврейская молитва «Shema Gisrael». Как мог я истолковать такую «случайность» иначе, чем призыв жить моими мыслями, вместо того чтобы просто заносить их на бумагу?

Несколько позже, я помню, мне казалось, что я умру в скором будущем. В этой критической ситуации, однако, мои заботы отличались от забот большинства моих товарищей. Они задавались вопросом: «Переживем ли мы лагерь? Потому что если нет, то все эти страдания не имеют смысла». Меня же осаждал вопрос: «Имеют ли смысл все эти страдания, эта смерть вокруг нас? Потому что если нет, тогда в конечном счете нет смысла в выживании; потому что жизнь, смысл которой зависит от того, удастся избежать смерти или нет, вообще не стоит того, чтобы жить».

———————————
1E. Weisskopf-Joelson. Some Comments on Viennese School of Psychiatry //J. Abnorm. Soc. Psychol. 1955. Vol. 51. P. 701).

2E. Weisskopf-Joelson. Logotherapy and Existential Analysis // Acta psychother. 1958. Vol. 6. P. 193-204.

10. Метаклинические проблемы

Все больше и больше врач сталкивается с вопросами: Что есть жизнь? Что такое страдание, в конце концов? Действительно, к психиатру сегодня приходят пациенты скорее с человеческими проблемами, чем с невротическими симптомами. Некоторые из людей, которые в наше время обращаются к психиатру, в прежние времена обращались бы к пастору, священнику или раввину; но теперь они часто отказываются иметь дело с ними, так что врачу приходится скорее сталкиваться с философскими вопросами, чем с эмоциональными конфликтами.

11. Логодрама

Я хотел бы привести следующий пример. Однажды мать мальчика, умершего в возрасте одиннадцати лет, была доставлена в мою клинику после попытки суицида. Мой сотрудник, доктор Коцоурек, предложил ей принять участие в терапевтической группе, и случилось так, что я вошел в помещение, где он проводил сеанс психодрамы. Эта пациентка рассказывала свою историю. После смерти ее мальчика она осталась одна с другим, старшим сыном, инвалидом после перенесенного детского паралича. Несчастный мальчик вынужден был передвигаться в кресле. Его мать, однако, восстала против своей судьбы. Но когда она пыталась совершить самоубийство вместе с ним, ее калека-сын предотвратил это самоубийство: ему хотелось жить! Для него жизнь сохраняла смысл. Почему же она потеряла смысл для его матери? Каким образом ее жизнь еще могла иметь для нее смысл? И как мы могли помочь ей осознать этот смысл?

Импровизируя, я принял участие в дискуссии и обратился к другой женщине из группы. Я спросил, сколько ей лет, и она ответила, что ей тридцать лет. Я сказал: «Нет, вам не тридцать, а восемьдесят лет, и вы лежите на смертном ложе. А теперь вообразите свою прошлую жизнь, в которой у вас не было детей, но которая была полна финансовых успехов и социального престижа». Затем я предложил ей вообразить, что она чувствовала бы в этой ситуации: «Что вы думаете об этом? Что вы сказали бы сама себе?» Позволите мне процитировать, что она действительно сказала, из магнитофонной записи, сделанной во время этого сеанса. «О, я вышла замуж за миллионера; у меня была легкая жизнь, полная богатства, и я брала от нее все! Я флиртовала с мужчинами, я дразнила их! Но теперь мне восемьдесят. У меня нет собственных детей. Оглядываясь назад, я, -старая женщина, не могу понять, ради чего все это было; действительно, я должна сказать, что моя жизнь была неудачной!»

Потом я предложил матери больного сына также оглянуться на ее прошлую жизнь. Давайте посмотрим, что было сказан:» этой женщиной. «Я хотела иметь детей, и это мое желание было исполнено; один мальчик умер, другой же, инвалид, был бы отправлен в приют, если бы я не взяла всю заботу о нем на себя. Хотя он инвалид и беспомощен, тем не менее, это мой ребенок. Таким образом, я создала для него максимально полную жизнь; я воспитала самого лучшего человека из моего сына». В этот момент у нее брызнули слезы и, плача, она продолжала: «Что касается меня, то я спокойно могу смотреть на мою жизнь, потому что я могу сказать, что моя жизнь была наполнена смыслом, и я очень старалась осуществить его; я сделала все, что могла, я сделала все, что было в моих силах, для моего сына. Моя жизнь не была неудачей!». Смотря на свою жизнь как бы со смертного ложа, она внезапно осознала ее смысл, который включал даже все ее страдание. Подобным образом стало ясно также, что короткая жизнь, как например жизнь ее умершего сына, может быть столь богатой радостью и любовью, что она может содержать больше смысла, чем жизнь, длящаяся восемьдесят лет.

Через некоторое время я продолжил разговор, обращаясь на этот раз ко всей группе. Я спросил, способна ли обезьяна, подвергаемая болезненным процедурам, постичь смысл своих страданий? Группа единодушно отвечала, что, разумеется, обезьяна неспособна на это, ибо с ее ограниченным интеллектом обезьяна не может войти в мир человека, единственный мир, в котором страдание может быть осмысленно. Тогда я предложил следующий вопрос: «А. что касается человека? Вы уверены, что человеческий мир является конечным пунктом развития космоса? Разве нельзя представить, что имеется еще другое возможное измерение, мир за пределами человеческого мира, мир, в котором вопрос об окончательном смысле человеческого страдания нашел бы свой ответ?»

12. Супрасмысл

Этот окончательный смысл с необходимостью превышает и превосходит ограниченные интеллектуальные способности человека; в логотерапии мы говорим в этом контексте о супрасмысле. От человека требуется не способность выдерживать абсурдность жизни, как утверждают некоторые философы-экзистенциалисты, но, скорее, умение выдерживать свою неспособность постичь ее безусловный смысл в рациональных терминах; логос глубже, чем логика.

Психиатр, который идет за рамки понятия супрасмысла, раньше или позже будет озадачен своими пациентами, точно так же, как я однажды был озадачен моей шестилетней дочерью, которая однажды меня спросила: «Почему мы говорим о добром Господе Боге?» На что я сказал: «Несколько недель назад ты болела корью, а потом добрый Господь Бог послал тебе полное выздоровление». Однако этот ответ не удовлетворил маленькую девочку, и она возразила: «Это так, но, пожалуйста, папа, не забывай, что сначала он послал мне корь».

Однако, когда пациент стоит на твердой почве религиозной веры, нет оснований возражать против использования терапевтического эффекта его религиозных убеждений, тем самым привлекая его духовные ресурсы. С этой целью психиатр может поставить себя на место пациента. Именно так поступил я однажды, когда раввин из одной восточной страны обратился ко мне и рассказал свою историю. Он потерял свою первую жену и пятерых сыновей в концентрационном лагере Освенцим, где они были отправлены в газовую камеру, а теперь его вторая жена оказалась бесплодной. Я заметил ему, что продолжение рода — не единственный путь реализации смысла жизни, ибо тогда жизнь сама потеряла бы смысл, а тому, что само по себе бессмысленно, не может быть возвращен смысл просто посредством его повторения до бесконечности. Однако раввин расценивал свое несчастье, как ортодоксальный еврей, отчаиваясь из-за того, что у него не было собственного сына, который мог бы прочитать «Kaddish»1 за него после его смерти.

Но я не сдавался. Я сделал последнюю попытку помочь ему, спросив его, не надеется ли он увидеть снова своих детей на небесах. Однако в ответ на мой вопрос у него брызнули слезы, и теперь вскрылась подлинная причина его отчаяния: он объяснил, что его дети, которые умерли как невинные мученики, заслуживают самого высокого места на небесах, а он, старый, грешный человек, вряд ли может рассчитывать на то же самое место. Я не сдавался и возразил: «Развел не может быть так, что именно в этом заключается смысл того, что вы пережили своих детей, что вы, может быть, очистились за эти годы страдания, так что в конечном счете вы также, хотя и не невинны, как ваши дети, но можете стать достойными того, чтобы соединиться со своими детьми на небесах? Разве не написано в Псалмах, что Бог сохраняет все ваши слезы? Так может быть, ни одно из ваших страданий не осталось напрасным». В первый раз за много лет он испытал облегчение: от своего страдания, благодаря новой точке зрения, которую я сумел ему открыть.

———————————
1Поминальная молитва, читаемая сыном по умершему отцу.

13. Мимолетность жизни

К таким вещам, которые, казалось бы, лишают смысла человеческую жизнь, принадлежит не только страдание, но и умирание, не только мучения, но также и смерть. Я никогда не устаю повторять, что единственно преходящими аспектами жизни являются возможности, но с момента актуализации они становятся реальностью; они спасены и переданы в прошлое, в котором они зафиксированы и сохраняются от исчезновения. Потому что в прошлом ничто не теряется безвозвратно, но все сохраняется.

Итак, преходящий характер нашего существования никоим образом не делает его бессмысленным. Но он обусловливает нашу ответственность. Потому что все зависит от нашей реализации потенциальных возможностей. Человек постоянно делает свой выбор: какие из них будут осуждены на небытие, а какие будут реализованы? Какой выбор будет сделан раз и навсегда, «бессмертный след на песке времени»? В любой момент человек должен решать — к лучшему или к худшему, — что будет памятником его существованию. Обычно человек осознает только сферу мимолетности и не замечает полных гарантий прошлого, в котором оказываются спасены раз и навсегда его дела и радости, а также и его страдания.

Ничто не может быть отменено и ничто сделанное не может быть не сделанным. Можно сказать так, что осуществление чего-то есть самый надежный способ его сохранения.

Логотерапия, сознавая преходящий характер существования человека, не пессимистична, но, скорее, активистична. Образно выражаясь, можно сказать: пессимист похож на человека, который со страхом и печалью смотрит, как его настенный календарь, от которого он каждый день отрывает по одному листку, становится все тоньше с каждым прошедшим днем. С другой стороны, человек, который активно борется с проблемами жизни, подобен человеку, который отрывает каждый последующий лист его календаря и кладет его заботливо и бережно вместе с его предшественниками, предварительно сделав на оборотной стороне краткие дневниковые заметки. Он может размышлять с радостью о всем богатстве, сохраненном в этих заметках, о всей полноте уже прожитой жизни. Что из того, что он замечает, что стареет? Есть ли у него причины завидовать молодым или ностальгически переживать собственную утраченную молодость? Из-за чего завидовать молодым людям? Из-за возможностей, которыми они располагают, из-за будущего, которое у них впереди? «Нет, благодарю вас, — думает он. — Вместо возможностей у меня имеются реальности в моем прошлом, не только реальность осуществленного дела и пережитой любви, но и реальность пережитого страдания. Таковы вещи, которыми я больше всего горжусь, хотя они и не могут вызывать зависть».

14. Логотерапия как техника

Реалистический страх, такой как страх смерти, не может быть снят посредством его психодинамической интерпретации. С другой стороны, страх невротический, например агорафобия, нельзя вылечить с помощью философского понимания. Однако логотерапия разработала специальную технику для лечения также и этих случаев. Чтобы объяснить, что происходит, когда применяется данная техника, рассмотрим состояние, которое часто встречается у невротиков, а именно антиципаторную тревогу. Для этого страха характерно то, что он продуцирует именно то, чего пациент боится. Например, человек, страдающий боязнью покраснеть, входя в большое помещение, в котором находится много людей, входит и действительно краснеет. В этом контексте, перефразируя известное выражение «желание — отец мысли», можно сказать: «страх — мать происходящего».

Изрядная ирония содержится в том, что как страх порождает то, чего человек боится, так чрезмерно сильное желание делает невозможным то, чего он желает. Эта эксцессивная интенция, или «гиперинтенция», как я ее называю, особенно часто наблюдается в случаях неврозов на сексуальной почве. Чем больше мужчина старается демонстрировать свою сексуальную потенцию или женщина — ее способность переживать оргазм, тем менее они в этом преуспевают. Удовольствие есть и должно оставаться побочным эффектом, и оно разрушается или уничтожается в той степени, в какой оно делается самоцелью.

Помимо описанной выше эксцессивной интенции эксцессивное внимание, или «гиперрефлексия», как это называется в логотерапии, также может быть патогенным фактором (т. е. вести к заболеванию). Следующий клинический случай показывает, что я имею в виду. Молодая женщина обратилась ко мне с жалобой на фригидность. Как стало известно из ее рассказа, в детстве она была изнасилована отцом. Однако не это травматическое переживание само по себе явилось тем, что вызвало сексуальный невроз, в чем нетрудно было убедиться. Ибо обнаружилось, что в результате чтения популярной психоаналитической литературы пациентка все время жила в тревожном ожидании тяжелых последствий этого травматического переживания. Эта антиципаторная тревога обусловила как эксцессивное желание доказать свою женственность, так и эксцессивное внимание, центрированное скорее на самой себе, нежели на ее партнере. Этого было достаточно, чтобы пациентка стала неспособной к пиковому переживанию сексуального наслаждения, так как оргазм сделался объектом интенции и объектом внимания, вместо того чтобы оставаться ненамеренным эффектом нерефлексируемой самоотдачи партнеру. В результате кратковременной логотерапии эксцессивное внимание и гиперинтенция пациентки в отношении ее способности переживать оргазм были «дерефлексированы» — еще один термин логотерапии. Когда ее внимание было перефокусировано на соответствующий объект, т. е. на партнера, оргазм установился спонтанно.1

На двойном факте, что страх порождает именно то, чего человек боится, и что гиперинтенция делает невозможным то, чего человек желает, логотерапия основывает свою технику, называемую «парадоксальной интенцией». При этом подходе фобическому пациенту предлагается хотеть, хотя бы только на один момент, именно того, чего он боится.

Позвольте привести пример. Молодой врач консультировался у меня по поводу страха из-за потения. Как-только он начинал бояться, что станет потеть, этой антиципаторной тревоги было достаточно, чтобы вызвать обильное потоотделение. С целью разорвать этот порочный круг я посоветовал пациенту каждый раз, когда он начинает потеть, намеренно решать показать людям, как сильно он может потеть. Неделю спустя он рассказывал мне следующее. Как только он встречал кого-нибудь, кто вызывал его антиципаторную тревогу, он говорил себе: «Я потел раньше только на кварту, а теперь я напотею по меньшей мере на десять кварт!» Результатом было то, что пациент, десять лет страдавший этой фобией, после одного сеанса в течение недели освободился от нее навсегда.

Читателю ясно, что эта техника состоит в инвертировании установки пациента, поскольку его страх заменяется парадоксальным желанием. Посредством такого приема «ветер убирается из парусов» тревоги.

Такая техника, однако, должна основываться на специфически человеческой способности дистанцирования, изначально содержащейся в чувстве юмора. Эта важная способность самодистанцирования актуализируется всякий раз, когда применяется логотерапевтическая техника «парадоксальной интенции». Одновременно пациент становится способным отделить себя от своего невроза. Г. Б. Оллпорт пишет: «Невротик, который учится смеяться над самим собой, может находиться на пути к саморегуляции, возможно, — к излечению».2 Парадоксальная интенция — эмпирическое подтверждение; и клиническое применение этого утверждения Оллпорта.

Еще несколько примеров могут послужить дальнейшему разъяснению данного метода. Следующий пациент работал бухгалтером и лечился у многих докторов в нескольких клиниках без: малейшего успеха. Когда этот человек обратился в мою клинику, он был в крайнем отчаянии, признаваясь, что близок к самоубийству. В течение ряда лет он страдал от писчего спазма, который в последнее время настолько усилился, что вызвал угрозу потерять работу. Следовательно, только непосредственная кратковременная терапия могла облегчить ситуацию. С самого начала мой ассистент порекомендовал пацигенту, чтобы он поступал противоположным образом, нежели он поступал обычно, а именно, вместо того чтобы стараться писать максимально разборчиво и красиво, постараться писать самыми безобразными каракулями. Он должен был говорить себе: «Ну, я им всем покажу, какой я выдающийся каракулист!» И в тот же момент, когда от попытался писать каракули, ничего не получилось. «Я пытался писать каракули, но просто был неспособен к этому», — говорил он на следующий день. Таким способом за сорок восемь часов пациент был освобожден от его писчего спазма и был свободен от него в течение всего периода наблюдения после лечения. Он снова счастлив и совершенно пригоден к работе.

Аналогичный случай, относящийся, однако, к речи, а не к письму, был сообщен мне коллегой из ларингологического отделения поликлинической больницы. Это был самый тяжелый случай заикания, с каким он имел дело за многие годы практики. Никогда за всю свою жизнь, насколько он мог вспомнить, пациент не был свободен от своего речевого дефекта, за исключением одного случая. Это случилось, когда ему было двенадцать лет и он ехал зайцем на трамвае. Пойманный кондуктором, он подумал, что единственный способ выпутаться — это возбудить у кондуктора жалость, а для этого попытаться продемонстрировать, какой он несчастный заикающийся мальчик. Но когда он попытался заикаться, у него ничего не получилось; он стал неспособен заикаться. Не сознавая этого, он применил парадоксальную интенцию, хотя и не для терапевтических целей.

Однако изложенное не должно создать впечатления, что парадоксальная интенция эффективна только в моносимптоматических случаях. Используя эту логотерапевтическую технику, мои сотрудники в Венской поликлинической больнице проводили успешное лечение даже в случаях затяжных обсессивно-компульсивных неврозов тяжелой степени. Я могу, например, привести историю шестидесятипятилетней женщины, которая в течение шестидесяти лет страдала навязчивым действием мытья рук такой тяжести, что, казалось, только лоботомия может принести облегчение. Однако мой сотрудник начал лечение посредством парадоксальной интенции, и два месяца спустя пациентка была способна вести нормальный образ жизни. Перед поступлением в клинику она признавалась: «Жизнь стала для меня адом». Парализованная своей компульсией и бактериофобической обсессией, она, в конце концов, целый день оставалась в постели, не способная выполнять никакой домашней работы. Было бы не совсем точно говорить, что сейчас она полностью свободна от симптомов, потому что обсессия может появляться в ее сознании. Однако она способна «посмеяться над ней», иными словами применить парадоксальную интенцию.

Парадоксальная интенция также может быть использована в случаях нарушения сна. Страх бессонницы3 порождает экстенсивное стремление заснуть, которое в свою очередь делает пациента неспособным заснуть. Чтобы преодолеть этот специфический страх, я обычно советую пациенту не стремиться заснуть, но, наоборот, стараться оставаться бодрствующим как можно дольше. Иными словами, гиперинтенция (экстенсивное стремление) заснуть, порождаемая антиципированной боязнью не заснуть, должна быть заменена парадоксальной интенцией — стремлением не заснуть, вскоре за которым должен последовать сон.

Парадоксальная интенция эффективна при лечении обсессивных, компульсивных и фобических состояний, особенно в случаях, которые связаны с антиципированной тревогой. Кроме того, это быстродействующий терапевтический метод. Однако не следует думать, что такая быстрая терапия обязательно дает только временный терапевтический эффект. «Одно из наиболее обычных заблуждений ортодоксального фрейдизма, — пишет Эмиль А. Гутейл,4 — состоит в том, что устойчивость результатов считается соответствующей продолжительности терапии». В моих списках есть, например, история болезни пациента, с которым проводилась парадоксальная интенция более чем двадцать лет назад, и терапевтический эффект тем не менее сохраняется.

Наиболее замечательный факт состоит в том, что парадоксальная интенция не зависит от этиологической базы в каждом конкретном случае. Это подтверждается высказыванием Эдит Вейскопф-Джельсон: «Хотя традиционная психотерапия настаивает, что терапевтические процедуры должны основываться на выявлении этиологии, возможно, что некоторые причины могут обусловливать неврозы в течение раннего детства, и совершенно другие могут вызывать неврозы во взрослом периоде».5

То, что часто рассматривается в качестве причин неврозов, т. е. комплексы, конфликты и травмы, часто представляет собой скорее симптомы неврозов, нежели их причины. Риф, который выступает из воды во время отлива, определенно не является его причиной; скорее отлив обусловливает появление рифа. Таким образом, что такое меланхолия, если не определенного рода эмоциональный отлив? С другой стороны, чувство вины, которое, как правило, проявляется в «эндогенных депрессиях» (которые не следует смешивать с невротическими депрессиями), не является причиной этого специфичного типа депрессии. Справедливо обратное, так как этот эмоциональный отлив извлекает чувство вины на поверхность сознания, выдвигает его на передний план.

Что касается актуальной детерминации неврозов, то помимо конституциональных факторов, соматических или психических по природе, такие механизмы обратной связи, как антиципированная тревога, по-видимому, являются главным патогенным фактором. Данный симптом вызывает фобическую реакцию, фобия усиливает симптом, а симптом в свою очередь усиливает фобию. Аналогичная цепочка событий, однако, может наблюдаться в случае обсессивно-компульсивных неврозов, когда пациент борется с мыслями, которые его преследуют.6 Тем самым, однако, он увеличивает силу их разрушительного действия, так как действие вызывает противодействие. Опять-таки идет процесс усиления симптома. С другой стороны, как только пациент перестает бороться с его обсессиями, а вместо этого, используя парадоксальную интенцию, трактует их иронически и высмеивает, порочный круг разрывается, а симптом ослабевает и, наконец, атрофируется. В благоприятных случаях, когда отсутствует экзистенциальный вакуум, который вызывает и проявляет симптом, пациент не только имеет успех в высмеивании своего страха, но и в конечном счете преуспевает в полном его игнорировании.

Как видим, антиципированная тревога требует противодействия посредством парадоксальной интенции. Гиперинтенция, так же как и гиперрефлексия, требует противодействия посредством дерефлексии. Дерефлексия, однако, возможна в конечном счете только при условии реориентации пациента относительно его специфического призвания и миссии в жизни.7

Не самоцентрация невротика, будь то жалость к себе или презрение, может разорвать порочный круг, но самововлеченность (self-commitment), которая становится ключом к исцелению.

———————————
1Для лечения случаев сексуальной импотенции в логотерапии была разработана специфическая техника, основанная на ее теории гиперинтенции и гиперрефлексии. Конечно, в данном кратком представлении принципов логотерапии она не может быть описана подробно.

2G.B. Allport. The Individual and His Religion. New York: Macmillan Company, 1956. P. 92.

3Боязнь бессонницы в большинстве случаев бывает обусловлена незнанием пациентами того факта, что организм сам себя обеспечивает минимальным количеством действительно необходимого сна.

4E.A. Gutheile // Amer. J. Psychother, 1956. Vol. 10. P. 134.

5Edit Weisskopf-Joelson. Some Comments on Viennese School of Psychiatry // J. Abnorm. Soc. Psychol. 1955. Vol. 51. P. 701.

6Эта борьба мотивируется обычно страхом пациента, что его обсессии суть признаки неминуемого или даже актуального психоза; пациент не знает о том, что обсессивно-компульсивный невроз скорее иммунизирует его против психоза, нежели свидетельствует о его угрозе.

7Это убеждение поддерживается Оллпортом, который писал: «Когда фокус стремлений смещается от конфликта к бескорыстным целям, жизнь как целое становится более здоровой, даже если невроз может полностью никогда не исчезнуть». G.B. Allport. The Individual and His Religion. New York: Macmillan Company, 1956. P. 95.

15. Коллективный невроз

Каждой эпохе присущ свой коллективный невроз, и каждая эпоха требует собственной психотерапии, чтобы справляться с ним. Экзистенциальный вакуум — невроз нашего времени — может быть описан как частная и личная форма нигилизма, ибо нигилизм может быть определен как утверждение, что бытие не имеет смысла. Что касается психотерапии, то она не будет в состоянии справиться с положением дел в массовых масштабах, если не сохранит себя свободной от воздействия и влияния современных тенденций нигилистической философии. Иначе она окажется скорее симптомом массового невроза, нежели средством для его лечения. Психотерапия будет не только отражать нигилистическую философию, но также, даже если невольно и бессознательно, передавать пациенту то, что в действительности является карикатурой, а не истинным образом человека.

Прежде всего, существует опасность, внутренне присущая учению о том, что человек есть не более чем результат биологических, психологических и социологических условий, т. е. продукт наследственности и среды. Такое представление является образом робота, но не человеческого существа. Этот невротический фатализм питается и подкрепляется психотерапией, которая отрицает свободу человека.

Человек, разумеется, существо конечное, и его свобода ограничена. Это свобода не от условий, но свобода занимать позицию в отношении условий. Например, я определенно не ответствен за факт, что у меня седые волосы, однако я ответствен за факт, что я не иду к парикмахеру, чтобы покрасить мои волосы, как могли бы поступить многие люди. Таким образом, у каждого человека имеется определенная степень свободы, хотя бы свобода выбора цвета волос.

16. Критика пандетерминизма

Психоанализ часто обвиняется в так называемом пансексуализме. Я не думаю, чтобы это обвинение было справедливым. Однако я думаю, что ему присуще нечто более ошибочное и более опасное, а именно то, что я называю «пандетерминизмом». Под этим я понимаю представление о человеке, игнорирующее его способность занимать позицию по отношению к каким бы то ни было условиям. Человек не является полностью обусловленным и детерминированным. Он сам определяет, сдаться ли ему перед обстоятельствами или противостоять им. Иными словами, человек в конечном счете является самоопределяющимся существом. Человек не просто существует, но решает, каким будет его существование, каким он станет в следующий момент.

Аналогичным образом, каждый человек имеет свободу измениться в любой момент. Следовательно, мы можем предсказать его будущее только в широких рамках статистического обследования относительно целой группы; индивидуальная личность, однако, остается в сущности непредсказуемой. Основанием для любых предсказании служат биологические, психологические и социологические условия. Однако одной из главных черт человеческого существования является способность возвышаться над этими условиями и трансцендировать их. Подобным образом, человек в конечном счете трансцендирует самою себя; человек — существо самотрансцендирующее.

Позвольте мне привести пример доктора J. Это был единственный человек, встреченный мной за всю мою жизнь, которого я отважился бы назвать Мефистофелем, дьявольским существом. В то время он был известен как «массовый убийца Штайнхофа», по названию большой психиатрической больницы в Вене. Когда нацисты начали свою программу эвтаназии, он держал все нити в своих руках и был столь фанатично предан своей службе, что старался не допустить, чтобы хотя бы один психически больной избежал газовой камеры. После войны, когда я вернулся в Вену, я расспрашивал о его дальнейшей судьбе. Мне рассказали, что он был захвачен в плен русскими. В дальнейшем я был убежден, что он с помощью товарищей бежал в Южную Америку. Однако недавно я консультировал бывшего австрийского дипломата, который больше десяти лет находился в заключении по ту сторону «железного занавеса», сначала в Сибири, затем на знаменитой Лубянке в Москве. Во время приема он неожиданно спросил меня, знакомо ли мне имя доктора J. После моего утвердительного ответа он продолжал: «Я познакомился с ним на Лубянке. Там он умирал от рака мочевого пузыря. Но перед смертью он проявил себя наилучшим товарищем, какого только можно вообразить! Он давал утешение каждому. Он жил по высшим моральным стандартам. Он был лучшим другом, какого я встретил за многие годы моего заключения!»

Такова история доктора J. — «массового убийцы Штайнхофа». Как можно отваживаться предсказывать поведение человека? Вы можете предсказать движения машины, автомата. Более того, вы можете предсказать даже механизм, или «динамику» человеческой психики, но человек больше чем психика. Очевидно, пандетерминизм подобен инфекционному заболеванию, которым были «заражены» воспитатели. Это еще более верно в отношении многих приверженцев религии, которые, вероятно, не осознают, что тем самым они подрывают саму основу своих убеждений. Либо следует признать свободу человека выбирать за или против Бога, так же как за и против человека, либо религия — заблуждение, а образование — иллюзия. Свобода с необходимостью предполагается и в том, и в другом случае.

Пандетерминистическая трактовка религии, однако, утверждает, что религиозная жизнь человека обусловлена его ранним детским опытом, а его понятие о Боге зависит от имеющегося у него образа отца. В противоречие этому взгляду хорошо известно, что сын пьяницы совершенно необязательно станет пьяницей. Точно так же человек может противостоять вредоносному влиянию ужасного образа отца и установить здоровые отношения с Богом. Даже самый плохой образ отца не может с необходимостью помешать установлению хороших отношений с Богом. Скорее глубокая религиозная вера даст человеку силы преодолеть ненависть к отцу. Наоборот, бедная религиозная жизнь не в каждом случае бывает обусловлена фактором развития.1

Как только мы пытаемся интерпретировать религию как просто продукт психодинамики, в смысле бессознательных мотивирующих сил, мы сбиваемся с пути и утрачиваем возможность правильного понимания данного феномена. Вследствие такого заблуждения психология религии часто превращается в психологию как религию в том смысле, что иногда психологии начинают поклоняться и объяснять ею все и вся.

———————————
1Статистическое исследование, проведенное моими сотрудниками в Венской поликлинической больнице, показало, что свыше одной трети тех пациентов, которые имели позитивный образ отца, отвергли религию в последующей жизни, в то время как большинство из тех, у кого имелся негативный образ отца, преуспели вопреки этому в развитии позитивной установки к религии.

17. Психиатрическое кредо

Не существует ничего мыслимого, что так обусловливало бы личность человека, что оставляло бы его без малейшей свободы. Следовательно, определенная степень свободы, сколь бы ограниченной она ни была, сохраняется у человека и в случае невроза, и даже психоза; фактически, самое глубокое ядро личности пациента даже не затрагивается психозом. Я вспоминаю человека лет шестидесяти, который был приведен ко мне по причине слуховых галлюцинаций, которые преследовали его не один десяток лет. Мне представилась разрушенная личность. Как оказалось, все его окружение рассматривало его как идиота. Но какое удивительное очарование излучал этот человек! В детстве он хотел стать священником. Однако ему пришлось удовлетвориться единственной радостью — пением по воскресеньям в церковном хоре. Его сестра, которая сопровождала его, рассказывала, что иногда он становился очень возбужденным, но всегда в последний момент ему удавалось вновь обрести самоконтроль. Я заинтересовался психодинамикой данного случая, так как я подумал, что в данном случае имела место сильная фиксация пациента на его сестре. Поэтому я поинтересовался, каким образом ему удавалось восстановить самоконтроль. «Ради чего ты это делаешь?». На что после нескольких секунд паузы пациент ответил: «Ради Господа Бога». В этот момент обнаружилась глубинность его личности и в самых ее глубинах, несмотря на бедность его интеллектуальной оснащенности, раскрылась аутентичная религиозная жизнь.

Неизлечимый психически больной может утратить свою полезность, но сохранить достоинство человеческого существа. Таково мое психиатрическое кредо. Без него я не вижу смысла быть психиатром. Ради чего? Только ради поврежденного механизма мозга, который нельзя починить? Если бы пациент не был чем-то большим, эвтаназия, определенно, была бы оправданна.

18. Регуманизированиая психиатрия

Слишком долгое время, фактически полвека, психиатрия пыталась интерпретировать человеческую психику просто как механизм и соответственно терапию психических заболеваний просто как технику. Я полагаю, что этот сон закончился. То, что теперь начинает маячить на горизонте, это — не психологизированная медицина, но гуманистическая психиатрия.

Врач, который все еще интерпретировал бы свою роль как роль техника, признал бы, что он не видит в пациенте ничего большего, чем машину, вместо того чтобы видеть за болезнью человеческое существо. Человеческое существо — не вещь среди других вещей; вещи детерминируют друг друга, а человек в конечном итоге существо самодетерминирующее. Кем он становится — в границах наследственности и среды — зависит от него самого. В концлагерях, например, — в этой живой лаборатории и на этой испытательной площадке — мы наблюдали, что некоторые вели себя, как свиньи, в то время как другие вели себя, как святые. Человек заключает в себе обе возможности; какая из них реализуется, зависит от принимаемых решений, а не от условий.

Наше поколение реалистично, потому что нам довелось узнать человека, каков он есть в действительности. В конце концов, человек изобрел газовые камеры Освенцима; однако человек был также и тем, кто, не теряя достоинства, шел в газовые камеры с молитвой к Богу или с «Shema Gisrael» на устах.

Франкл В.,

Франкл В.Э. Основы логотерапии. Психотерапия и религия — СПб: Речь, 2000. (Мастерская психологии и психотерапии). С. 185 — 216.
Публикуется на сайте с любезного разрешения издательства «Речь».

См. также

Курсы для психологов | Программа обучения методу логотерапии

Логотерапия

Логотерапия — один из видов экзистенциальной психотерапии, основанный на поиске и анализе смыслов существования. Разработан Виктором Франклом в середине XX века.

Согласно логотерапии, движущей силой человеческого поведения является стремление найти и реализовать существующий во внешнем мире смысл жизни. Одним из ключевых сугубо человеческих свойств, по мнению Франкла, является воля к смыслу, которую Франкл противопоставил адлерианскому стремлению к превосходству, самоутверждению, направленному на компенсацию комплекса неполноценности и фрейдовскому принципу удовольствия. Франкл считал, что стремление к смыслу — фундаментальная мотивационная сила в человеке, и что люди нуждаются не в лишённом напряжения состоянии, а в напряжённом стремлении к некоему смыслу, который достоин их. Когда же стремление к смыслу фрустрировано, возникает апатия, скука.

Состояние человека, когда у него фрустрировано стремление к смыслу, по мнению Франкла, и называется экзистенциальным вакуумом, о котором писали философы-экзистенциалисты. Экзистенциальный вакуум, согласно логотерапии, может вести к ноогенному неврозу (неврозу, который возникает вследствие фрустрации стремления к смыслу), клинической симптоматике.

В 1950—1960-е годы Франкл констатирует распространение утраты смысла жизни. Согласно приведённой им статистике, при этом возрастает заболеваемость депрессиями, наркоманией, алкоголизмом, а также возрастает агрессия. В отличие от Фрейда, который считал, что агрессию порождают подавленные сексуальные инстинкты, Франкл считал важной причиной агрессии также отсутствие смысла жизни. По его мнению, алкоголики и наркоманы — это люди, не имеющие жизненного смысла или его утратившие, испытывающие экзистенциальный вакуум, внутреннюю пустоту, бессмысленность существования.

С точки зрения Франкла, смысл не есть что-то чисто субъективное, — человек не придумывает его, а находит в окружающем мире. Франкл называет три пути, идя по которым человек может сделать свою жизнь осмысленной:
созидание;
получение нового опыта или встреча с кем-то на жизненном пути;
нахождение смысла в жизни, в том числе в страданиях.

Франкл подчёркивает, что третий путь — путь нахождения смысла в страданиях, нужно использовать только если недоступны первые два. Третий путь Франкл открыл для себя, будучи в концлагере во время холокоста, и этот путь помог ему вынести ужасные муки.

Логотерапии теория Виктора Франкла » Социология молодежи. Электронная энциклопедия

Логотерапии теория В. Франкла —  совокупность теоретических положений, обоснованных известным австрийским психологом Виктором Франклом (1905–1997), представляющая собой сложную систему философских, психологических и медицинских воззрений на природу и сущность человека, механизмы  развития  личности  в норме и патологии, а также   на пути и способы коррекции аномалий в развитии личности.

Психолог В. Франкл, ставший доктором медицины, практиковал в клинической психиатрии. В годы второй мировой войны он длительное время пребывал в нацистских концлагерях и пережил все их ужасы. В концлагерях прошли проверку и нашли подтверждение его взгляд на человека и философская и психологическая теория личности, которая была лично им выстрадана.  По оценке Д. А. Леонтьева (Леонтьев, 1990), никому не удалось столь глубоко,  как Франклу,  понять психологические корни широко распространенного в современном обществе явления утраты людьми смысла собственной жизни и дать ответы на многие вопросы. Прежде всего Франкл (Франкл, 1979, 1990) старался передать мысль о сущности человека и о сущности существования. Он утверждал, что быть человеком означает быть обращенным к смыслу, требующему осуществления, к ценностям, требующим реализации. Это значит жить в поле напряжения, возникающего между полюсами реальности и идеалов, требующих материализации. Отсутствие смысла порождает у человека состояние, которое Франкл называл экзистенциальным вакуумом. Оно возникает, если стремление человека обрести смысл остается нереализованным. Смысл относителен постольку, поскольку он относится к конкретному человеку, вовлеченному в особую ситуацию. Смысл меняется, во-первых, от человека к человеку и, во-вторых, — от  одного дня к другому, даже от часа к часу. Вместе с тем Франкл  подчеркивал, что предпочел бы говорить об уникальности, а не об относительности смыслов. Уникальность, однако, — это качество не только ситуации, но и жизни как целого, поскольку жизнь — это вереница уникальных ситуаций. Человек уникален как в сущности, так и существовании. Никто из людей не может быть заменен — благодаря  уникальности каждой человеческой сущности. И жизнь каждого человека уникальна в том, что никто не может повторить ее — благодаря уникальности его существования.

Как отмечает Франкл, «чем более специфичен человек, тем менее он соответствует норме как в смысле средней нормы, так и в смысле идеальной. Свою индивидуальность люди оплачивают отказом от нормальности, а случается и отказом от идеальности. Однако значимость этой индивидуальности, смысл и ценность человеческой личности всегда связаны с сообществом, в котором она существует».

По Франклу, отдельный человек не детерминирован своим происхождением; его поведение нельзя вычислить, исходя из его типа. Такой расчет никогда не будет точным, никогда не «сойдется нацело» обязательно будет какой-то остаток. Этот остаток и выражается в свободе человека избегать ограниченных рамок собственного типа. Истинно человеческое начинается в человеке там, где он обретает свободу противостоять зависимости от собственного типа. Ибо только там, именно в этой свободе, в ощущении своего свободного и ответственного бытия возникает подлинный человек. Чем больше стандартизирована некоторая машина и устройство, тем они лучше, но чем больше стандартизирована личность, чем больше она «растворяется» в своем классе, национальности, расе или характерологическом типе, тем больше она соответствует некоему стандартному среднему и тем ниже она в нравственном отношении.

В современных обществах немалым числом людей ощущается бессмысленность той жизни, которую им приходится вести, нередко без возможности какого-либо реального выбора. Это происходит по самым разным обстоятельствам, когда для человека становится  невозможным найти позитивный смысл в жизни. Одной из причин такой ситуации может стать разрушение старых ценностей и традиций, дискредитация «новых» и отсутствие культуры мировоззренческой рефлексии, позволяющей прийти к уникальному смыслу своим, неповторимым путем. Этим во многом объясняются и те социальные патологии, которые широко распространяются в модернизируемом обществе. Франкл предупреждал, что у каждого времени свои неврозы — и каждому времени требуется своя психотерапия. Жизнь никогда и ни для кого не перестает иметь смысл. Человек в состоянии даже безвыходную ситуацию превратить в победу.

 

Лит.: Ковалева, А. И., Луков, В. А. (1999) Социология молодежи : Теоретические вопросы. М. : Социум. 351с.; Леонтьев, Д. А. (1990) Виктор Франкл в борьбе за смысл // Франкл, В.  Человек в поисках смысла. М. : Прогресс. C. 5–22;  Франкл, В. (1990а) Общий экзистенциальный анализ // Франкл, В. Человек в поисках смысла.  М. : Прогресс.  C. 130–283;  Франкл, В. (1990b) Основы логотерапии // Франкл, В.  Человек в поисках смысла.  М. : Прогресс.  C. 284–359; Frankl, V. (1979) Der Mensch vor der frage nach dem Sinn. Munchen–Zurich :  Piper. 292 S.; Frankl, V. (1987) Logoterapie und Existenzanalyse. Munchen–Zurich : Piper. 302 S.

                                                        

 

А. И. Ковалева

Что такое логотерапия? Виктор Франкл

Раб инстинкта, властолюбец или кормчий корабля Судьбы

Заслуга традиционного психоанализа в том, что он сумел выделить и структурировать детерминированный характер определенных психических процессов. Но, рассматривая психологический феномен человека только лишь как продукт его инстинктов, психоанализ был вынужден признать предопределенность человеческой жизни как окончательную и не подлежащую сомнению истину. И не просто признать, но и сделать вывод: наши психологические реакции – не более чем результат работы этих структурированных и предсказуемых инстинктивных механизмов.

Главная опасность психоаналитической концепции Зигмунда Фрейда, отводящего человеку пассивную роль раба инстинктов в том, что рано или поздно она неизбежно ведет к фатализму. Именно поэтому, замечает Франкл, абсолютное большинство невротических больных объединяет слепая вера в «дамоклов меч Судьбы». Он категорически отвергает концепцию Фрейда, безапелляционно причисляющую гениев к числу половых извращенцев, цитируя его самого: «Иногда сигара может оставаться обыкновенной сигарой и не чем иным».

Соглашаясь с Фрейдом в том, что жизненный путь человека в целом предопределен, Виктор Франкл, вместе с тем, делает важнейшую оговорку: наши инстинкты – не более чем предложения к выбору той или иной формы поведения, а окончательное решение, что делать с этими предложениями все же остается за нами. Именно оно, наше Я, свободно формировать наше отношение к происходящему. И от того, в какой эмоциональный оттенок будет окрашено это происходящее прямо зависит, превратится ли наша жизнь в нескончаемую бессмысленную борьбу и пытку или наполнится смыслом и яркими переживаниями даже на фоне трагических для нас событий.

Человек, уверен Франкл, выступает субъектом желания: «Я хочу», а не слепой игрушкой фатума. И именно такой алгоритм принятия решений, по его убеждению, срабатывает всегда, вне зависимости от того, к чему нас подталкивает в текущий момент сумма бессознательных побуждений. Таким образом, Я вечно противостоит инстинктам, отображающим стремления бессознательного Оно. Нуждаясь в их энергии, наше Я, вместе с тем, никогда не остается пассивно увлеченным ими.

Воля к смыслу в понимании Франкла противостоит как адлерианской концепции стремления человека к самоутверждению, превосходству и власти, компенсирующего комплекс неполноценности, так и принципу стремления к удовольствиям – квинтэссенции фрейдистского психоанализа. Концепция стремления к смыслу Виктора Франкла – фундаментальный «мотиватор» человека, побуждающий его не к поиску комфорта, а к осмысленному движению к некоторой цели, которую личность считает достойной себя.

«Плавать под парусом, не означает отдать корабль на волю ветра. Напротив, искусный рулевой, используя паруса и ветер, сумеет не просто направить корабль в нужном направлении, но и обеспечить ему максимальную скорость» – любил повторять Франкл.

Возвращение смысла – основная цель логотерапии

Мы не находим и не найдем себе покоя до тех пор, пока не отыщем смысла и цели своей жизни. Когда смысл утрачен, развиваются неврозы, которые становятся его «заменой» и лечатся только средствами логотерапии, возвращающей ощущение осмысленности происходящего.

Терапевтический эффект инструментов логотерапии, примененных корректно и по назначению, демонстрирует быстрый, выраженный и стабильный результат. По мнению Франкла, техники и принципы, используемые в традиционном психоанализе и психотерапии способны лишь проявить в сознании отголосок глубинных явлений, происходящих в душевной жизни, тогда как логотерапия обращает внимание и сознание человека к его подлинно духовной сущности. Принципы логотерапии приводят человека к осознанию его личной ответственности – альфе и омеге человеческого бытия.

Вопрос о смысле – краеугольный камень учения Франкла, в той или иной мере, сознательно или неосознанно заботит каждого из нас. Вместе с тем, отрицание смысла жизни, предупреждает Франк, нельзя рассматривать как признак психической патологии, поскольку за этими сомнениями кроются истинно человеческие волнения и переживания. Это признак «человека в человеке», поскольку только человеку свойственно размышлять о смысле своего существования и сомневаться в нем.

Франкл уверен: проблемы духовного плана отражают уровень достоинства человека – ту степень осмысленности, которую он достиг или к которой стремится. Особенно верно сказанное для людей, потерявших близких, которым они посвятили всю свою жизнь. Их смысл был утерян в одночасье вместе с духовным стержнем. В такие минуты, оказавшись один на один с бескомпромиссной судьбой они не видят смысла ей противостоять. Если человек не сумеет отыскать достаточно веские доводы в пользу того, чтобы продолжать жить, то естественным логическим исходом для него станет мысль о самоубийстве. И здесь возможности альтернативных логотерапии терапевтических практик чаще утрачивают свою актуальность.

Поиск смысла на некоторых жизненных этапах может полностью овладеть человеком, вырвав его из окружающей реальности. Но поскольку деятельность человека невозможна без исторического контекста, такие периоды самостоятельных поисков могут в перспективе завершиться нервным срывом. Тогда человек искажает действительность, а его поступки определяет не прошлое, настоящее или будущее, а абстрактное «вне-историческое» настоящее. Поэтому многие, страдающие неврозом, зачастую видят выход в том, чтобы оказаться в местах, где борьба за существование отсутствует или носит «символический» характер.

Ноогенный невроз – черная метка цивилизации

Изначально в человеке содержатся возможности стать святым или превратиться в свинью. Способности, инстинкты и окружение человека во многом влияют на его выбор, но окончательное решение, кем или чем становиться он принимает сам. Дилемма современного человека, по глубокому убеждению Виктора Франкла в том, что «инстинкты не в состоянии подсказать ему, что он должен делать, а духовные традиции общества больше не определяют, что следует и не следует делать».

Состояние человека, не видящего смысла в своей жизни и не стремящегося обрести этот смысл Франкл назвал экзистенциальным вакуумом. В случае, если к тягостному состоянию пустоты и апатии подмешивается невротическая симптоматика может развиться ноогенный или экзистенциальный невроз. Клинические формы ноогеных неврозов могут быть различны, но общее для них – блокировка воли к смыслу. Согласно Б. Уолману ноогенный невроз проявляет себя в полной неспособности человека отыскать смысл жизни и сопровождается тягостным ощущением того, что жизнь, борьба и надежда абсолютно бессмысленны. Подверженный неврозу не в состоянии определить цель и направление дальнейшего развития с полным безразличием относится к тем успехам, которых достигает в социуме.

Логотерапия дает человеку возможность разорвать порочный круг, связанный с неразрешенными философскими и духовными проблемами и обозначить пути решения задач, которые поставила перед ним жизнь. Принципиально важно, что уже одно понимание того, что сверхсмысл существует, оказывает на человека положительное психотерапевтическое воздействие.

Логоанализ. Основные тезисы и инструменты

Помощь человеку в поисках смысла была бы невозможна без эффективной стройной методики анализа, учитывающей все особенности и все сильные стороны логотерапии. Такой методикой стал логоанализ, предметом которого является изучение ценностной основы и индивидуальной «карты жизни» пациента. Автор логоанализа – один из учеников Виктора Франкла, американский психотерапевт Джеймс Крамбо, сумевший предложить практическую систему для «инвентаризации» жизни пациента.

Два основных приема логоанализа:

  1. Расширение поля сознания.
  2. Стимулирование творческого воображения.

Каждый из последовательно совершаемых на консультации шагов сопровождается подробным обсуждением с логотерапевтом. Правильно выстроенная схема общения позволяет пациенту закрепить навыки критической самооценки, достигнуть инсайта и не повторять своих главных жизненных ошибок в дальнейшем.

Ключевые тезисы логоанализа:

  1. Ответ на любой вопрос уже есть, даже если он не просматривается в настоящий момент.
  2. Решение наших проблем следует искать в нас самих. Конечная цель – глубокий духовный инсайт.
  3. Инсайт достигается благодаря глубокому проникающему взгляду на собственную жизнь (инвентаризации жизни) при подключении инструментов творческого воображения.

Методы дерефлексии и парадоксальной интенции

Основной причиной агрессии, депрессии, алкоголизма и наркомании, по мнению Виктора Франкла следует искать в экзистенциальном вакууме пациента. Но, основное внимание при построении терапевтической схемы логотерапия обращает не на прошлое, и настоящее, а на будущее пациента, если точнее – на те смыслы и задачи, которые ему предстоит осуществить в будущем. Важным оказывается также разрыв обратной связи и преодоление механизмов, удерживающих больного неврозом в замкнутом круге его ошибочных представлений. Это позволяет преодолеть типичную для невротика зацикленность на своих внутренних переживаниях и переключить внимание на жизнь, наполненную смыслами и ценностями, которые самым непосредственным образом связаны с его личными способностями. Метод логотерапии, позволяющий преодолевать навязчивую склонность к самонаблюдению и самоистязанию Франкл назвал дерефлексией.

Отдельный раздел логотерапии посвящен лечению фобий и обессивно-компульсивных расстройств. В свете теории смысла, предложенной Виктором Франклом им был разработан метод т. н. парадоксальных интенций, суть которого заключается в предложении пациенту противоречивой на первый взгляд попытки эмоционально пережить свою фобию. Таким переживанием может стать пугающая ситуация, действие или объект, ассоциирующийся у него с исключительно негативными чувствами и ощущениями.

Ключевое преимущество метода парадоксальных интенций является его универсальность: он остается эффективным вне зависимости характера, причины и стадии фобии, вопреки традиционным представлениям психотерапии, настаивающей на выявлении этиологии (причины) болезненной зависимости и выстраивания на ее основе уникальной схемы лечения.

Готовых решений нет

Мы не застрахованы от ошибок, но вероятность ошибки не означает избавления от необходимости принимать решения. И главная задача логотерапевта – не навязать собственную волю и вариант решения, а лишь направить пациента к его собственной совести. Активное вмешательство может быть рассмотрено как крайний вариант в случае высокой вероятности суицида, поскольку выбор в пользу суицида – это всегда ошибка совести.

Ни один профессиональный логотерапевт никогда не скажет, что у него есть заветный ларчик с готовыми решениями. Смысл не может быть выписан как антидепрессант – его необходимо отыскать. При этом отыскать его должен сам пациент и отыскать спонтанно. Терапевт только дает почувствовать пациенту, что смысл существует, поясняет, как его можно найти и помогает в поисках.

Логотерапевт никогда не настаивает на абсолютных человеческих ценностях и не обязан быть интеллектуалом. Его основной и самый действенный инструмент – честный анализ переживаний простого человека. Иногда человек, который не видит смысла любви и творчестве отыскивает его в лишениях и страдании. Тогда то непростое положение, в котором он оказался может обернуться для него поводом пережить ощущение осмысленности жизни и почувствовать себя героем, мужественно несущим свой крест.

Логотерапия – это не проповедь и не учение, пояснял Франкл. Роль, которую исполняет логотерапевт проще представить, сравнивая цели, которые ставят перед собой врач-офтальмолог и художник. В то время как художник стремится запечатлеть на полотне видимую и нескольку улучшенную им картину мира, цель офтальмолога – сделать все от него зависящее, чтобы пациент смог увидеть мир таким, каков он есть в действительности.

Вне зависимости от поставленного диагноза, цель логотерапевта – расширение поля зрения пациента до таких пор, пока тот не осознает и не увидит весь доступный ему спектр ценностей и смыслов. Ведь вероятнее всего большую часть прожитого времени ему внушали быть «как все», сознательно или несознательно уничтожая как личность. Нужно помочь человеку максимально сосредоточиться на стоящей перед ним жизненной задаче, дать возможность понять, что в его жизни присутствует уникальная цель, достичь которой можно единственным путем. Человек должен прочувствовать, насколько неповторима и своеобразна его собственная жизнь и как замечательная цель, ждущая своего воплощения.

С появлением большой цели, поставить которую своему пациенту также должен помочь логотерапевт, прежние проблемы и неприятности мельчают. Разумеется, цель должна быть большой, но выполнимой, посильной человеку. Реальная цель, даже если в итоге она так и не будет достигнута, непременно принесет свои положительные плоды и наполнит каждый прожитый человеком день драгоценным смыслом.

Источники:

Франкл Виктор: Человек в поисках смысла

Поделитесь

https://goal-life.com/page/kniga/viktor-frankl/chto-takoe-logoterapiya, 1354443154

0

0

Ещё почитать:


Особенности применения логотерапии в работе с тревожным клиентом



В статье автор определяет понятие тревожности, раскрывает особенности такого направления в психотерапии как логотерапия, а также приводит пример психотерапевтической работы с тревожным клиентом методами логотерапии.

Ключевые слова: тревога, логотерапия, психотерапия.

Все люди тревожатся. Кто-то делает это чаще, а кто-то — реже, у кого-то тревога сильнее, у кого-то — слабее.

Действительно, в современном мире многим людям свойственна высокая тревожность — выраженное эмоциональное свойство личности, предрасполагающее к частым проявлениям состояния тревоги в самых различных жизненных ситуациях, в том числе и таких, которые к этому не предрасполагают. (Ч. Спилбергер). В. С. Мерлин определяет тревожность как высокую эмоциональную возбудимость в угрожающей ситуации. По определению К. Изарда, тревожность — это комплекс отрицательных эмоций: страха, гнева и печали.

Определенный уровень тревожности — естественная и обязательная особенность активной деятельности личности. У каждого человека существует оптимальный или желательный уровень тревожности — так называемая полезная тревожность.

Высокий уровень тревожности проявляется в тенденции оценивать явления, предметы, события, объективно неопасные, как угрожающие, с последующим переживанием тревоги. Тревожные люди могут бояться трудностей, чувствовать себя неуверенно, отличаться эмоциональной неуравновешенностью, робостью.

Независимо от того, каким был человек до этого самого момента, он непременно может справиться со своим симптомом или занять позицию по отношению к нему, если для этого есть осмысленное «для чего». Для эффективных изменений крайне важны про-мотивы: то есть не быть тревожным, чтобы перестать быть неуравновешенным и неуверенным в себе, а стать уверенным в себе, чтобы сделать что-то ценное, осмысленное и очень важное для этого мира! Таким образом, что как не логотерапия станет оптимальным подходом в работе с тревожными клиентами? Логотерапия — это свобода, свобода от прошлого, травм, тревоги, — ведь в человеке есть все необходимое для того, чтобы преодолеть их или занять позицию по отношению к ним!

Цель логотерапии — помочь человеку жить наполненной и осмысленной жизнью, а также научиться нести ответственность за нее. Логотерапия отличается позитивным взглядом на жизнь, следствием чего является осознание того, что жизнь имеет смысл при любых обстоятельствах, и что у человека есть способность находить смысл в своей жизни. Если человек видит смысл в своем существовании, он может подняться над болезнями и ударами судьбы. Каждая уникальная личность проходит через жизнь как серию уникальных ситуаций, и каждый момент предлагает смысл для реализации, или шанс действовать осмысленно. Это может быть достигнуто через то, что человек делает, что испытывает или через отношение, которое человек занимает в ситуациях неизбежного страдания. Логотерапия отличается именно тем, что она позволяет быть «Да-говорящим» перед лицом трагедии, находить смысл в сложных и на первый взгляд бессмысленных ситуациях.

Логотерапия апеллирует к ноэтическому измерению в человеке для устранения духовной фрустрации, для работы с психическими нарушениями и физическими недугами. Таким образом, работая не с симптомом, а со здоровой частью личности, логотерапия помогает справиться с недугами психического и телесного измерения. Положительный результат терапии достигается не за счет работы с ограничениями, а со здоровой частью личности, с тем, что помогает; показывает то, какой личность должна стать.

Предлагаю вашему вниманию рассмотреть конкретный терапевтический кейс работы с «тревожной клиенткой» посредством логотерапии.

Анамнез клиента

Анна, 31 год, замужем, детей нет. Анна родилась в Мордовии, отец — военный, мама всю жизнь занималась хозяйством и детьми. С рождением младшего брата Анна отмечает, что все внимание мамы было направлено на него, и Анне приходилось «заслуживать» любовь. У маленькой Ани в этот период, по ее словам, началась «борьба за место под солнцем».

После окончания школы Аня поступает в университет в Москве и уезжает учиться, а затем остается там работать в крупной международной компании. На работе Анна быстро завоевывает расположение и внимание руководства и коллег, получает самые сложные и интересные проекты в работу. Основную часть своей жизни она уделяет именно работе, хобби и увлечения для удовольствия — считает бесполезной тратой времени и денег.

4 года назад Анна начала общаться с одноклассником, который впоследствии делает ей предложение. Анна отмечает, что выйти замуж за военного как ее мама — для нее очень красивая картинка, что она как «жена декабриста» отправится в глушь за ним. Мать Анны поначалу ревностно относится к мужу дочери, к свекрови, ощущает себя на вторых ролях, очень расстраивается по этому поводу, и ссоры с Анной становятся частым явлением. Анна очень зависима от родителей, в частности от мамы. Старается все отпуска проводить вместе, каждый день звонить, уделять время и постоянно быть на связи. В противном случае мама начинает нервничать, и у Анны возникает чувство вины и тревога.

Анна, выйдя замуж и приехав во Владикавказ, решила, по ее словам, не позволять себе быть успешной, потому что по ее картине идеальной семьи женщина не может быть успешнее мужа.

С мужем около 2 лет Анна пытается завести ребенка, но пока не удается по причине проблем со здоровьем обоих. Друзей во Владикавказе у Анны нет, все свободное время она проводит на работе, с мужем в свободное время занимается саморазвитием: читает книги, учит английский, ходит на спорт. Для Анны особую ценность имеет ее семья, любовь в семье и то, как семья должна выглядеть, особенно в глазах других. Девушка всеми силами стремится соответствовать своим понятиям «идеальности» и подтягивает планку мужа: стремится направлять свои усилия на то, чтобы после работы он не играл в телефоне, реже общался с друзьями, а занимался исключительно полезными вещами.

Тревога в жизни клиента

Клиентка определяет тревогу следующим образом: «все начинается с мурашек на спине, я чувствую легкую панику, слегка учащается сердечный ритм, и в таком состоянии с трудом могу справляться с какими-либо задачами».

Состояние возникает весьма часто, когда клиентка сталкивается со сложными для нее ситуациями: в общении с мамой, в рабочих вопросах, когда у нее со здоровьем возникают какие-либо проблемы, когда кто-то общается с ней не так, как она ожидает, и больше всего, когда она переживает за то, что у нее с мужем не получается стать родителями.

До терапии клиентка справлялась с тревожными состояниями следующим образом: если была возможность, она брала паузу. Старалась просто расслабиться, например, попить чай в тишине. Но чаще всего клиентка не делала ничего, продолжала решать повседневные задачи, решение которых давалось с трудом, но через какое-то время тревога проходила.

Таким образом, несмотря ни на что, когда клиентка продолжала решать задачи, тревога проходила. Это важно отметить как один из аспектов самотрансценденции, т. е. способности выходить за пределы самого себя. Вот почему необходима актуализация того, что попадает в поле внимания клиентки: какие именно задачи, какова их важность для других?

Запрос клиента

Обрести способность к более уравновешенным, спокойным и адаптивным реакциям на изменения.

Негативные установки

В качестве негативных установок за период сбора анамнеза выявлены:

− Запрет на личный успех, так как жена не может быть успешнее мужа

− У счастливой семьи есть четкие критерии, которым необходимо соответствовать

− Я живу в неинтересном месте, мне нечего рассказать, я буду неинтересна людям и поэтому не буду с ними общаться

− В работе я должна напоминать о себе, чтобы меня помнили и любили

− Я не должна показывать негативные эмоции или задевать других, иначе я не буду нравиться

Гипотеза (причина страдания клиентки)

− отсутствует цельное «я» клиентки, которая также склонна к эгоцентризму

− гиперрефлексия: клиентка чрезмерно много времени уделяет внешним атрибутам успешной жизни и своего соответствия им, ставит перед собой слишком много сложных задач и тревожится от того, что не соответствует идеальной картине или, что не может выполнить все поставленные перед собой задачи качественно и в срок, а также не до конца реализует свой потенциал.

− гиперинтенция: чрезмерное желание иметь ребенка

− низкая самотрансценденция — отсутствие осмысленных задач, направленных вовне, и значимых целей в жизни

Стратегия работы

Предложенная терапевтом стратегия работы включает в себя 3 этапа:

1)Взросление личности, уход от инфантильной позиции к личности, уважающей свободу и границы другого

А) Работа с сохранным невротическим уровнем. Основная задача — выход в ноэтическое измерение.

В работе планируется перевести внимание клиентки с пространства судьбы на свободное пространство: помочь разобраться в том, как она актуализирует и выбирает возможности, как дифференцирует свои выборы.

Далее планируется работа с расширением свободного пространства в областях работы, семьи, отдыха, досуга, делаем акценты на том, что уже есть у клиентки — семья, работа, но есть еще множество того, что не реализовано, и это и может быть основой тревоги.

Через эти узнавания, называния своих выборов и своих ценностей клиентка сможет прийти к целостности, которая станет для нее очевидной.

Б) Выделение основных невротических черт

Эгоцентризм: говорит мужу, что ему делать, как проводить свободное время

Негативизм: тревожность клиентки, требование 100 % гарантии успеха, перфекционизм

Гиперрефлексия по поводу собственного «Я».

В) Понимание отношений с мужем.

Клиентка уже в новой семье, она взрослая женщина и уже сделала этот выбор. Вероятно, в этой семье говорят «да» ребенку. Необходимо выяснить, какова позиция мужа?

2)Модификация установок

Интеграция «Я» будет давать автоматическую корректировку установок. Клиентка сама будет их корректировать. Уверенное «да» чему-то — это уверенное «нет» чему-то еще. Таким образом, хаос, в котором прибывает клиентка будет уходить.

3) Выход на самодистанцирование и самотрансценденцию (Что принципиально нового клиентка может дать этому миру?)

Важным этапом для данной клиентки станет выход в мир через осмысленные действия.

Размышления и действия, которые клиентка направит на мужа и других, позволят уйти от эгоцентризма, негативизма, снизить гиперрефлексию и гиперинтенцию, и, соответственно, снизить уровень тревожности.

Говоря о ребенке, то стоит разобраться, кто этот человек? Для чего она хочет стать матерью? Какие есть для того возможности сейчас? Если их нет в части рождения, то какие еще есть опции к тому, чтобы быть матерью?

Методы и техники

В работе с клиентом использовались следующие методы: модификация установок, дерефлексия.

В качестве техник, используемых с данных клиентом, основной можно считать — сократический диалог. В ходе работы активно использовались наивные вопросы, конъюктив (если бы), «кто гарантирует, что», из нарративной логотерапии — притчи, имажинативной — горные вершины.

Результаты

1) По итогам терапии клиентка оценивает свою тревогу на 4,5 балла вместо изначальных 10

2) В течение первого месяца терапии клиентка поправилась на 3 кг, указывает, что чувствует себя более счастливой и спокойной.

3) В ходе терапии клиентка осознала себя и свои выборы. Расширила свое понятие «мой мир», в который теперь входит не только работа, но и вещи, которые имеют смысл для мира и позволяют ей реализоваться как уникальной личности. Также за период терапии клиентке удалось выбрать новое дело — занятие нутрициологией, которое, на ее взгляд, принесет большую пользу и поможет многим людям. Также Анна занялась благотворительным проектом, цель которого — помощь социально незащищенным семьям.

4) «Возвращение к себе» клиентка позволяет себе заниматься тем, что ей действительно нравится без переживаний о том, чтобы быть лучше других или производить на них впечатление. В ее жизнь вернулся спорт, ранние подъёмы, правильное питание, желание учиться и другие осмысленные задачи!

5) Клиентка обзавелась своим экстренным «чемоданчиком» с инструментами, которые помогают справиться с тревогой в случае, если она придет. Наличие такого списка снижает вероятность прихода тревожного состояния, ведь если человек готов, то уже нечего бояться и порочный круг ожидания тревожного состояния рушится.

6) Вместе с пониманием того, что есть вещи, неподвластные контролю (зона судьбы), ушло желание изменить то, что изменить нельзя, а вместе с ним снизилась и тревога.

7) Клиентка поняла, что до терапии не осознавала ценность ребенка как отдельной личности и то, какими могут быть истинные мотивы материнства: принести в мир отдельную личность, помочь ей научиться лучшему из того, что знает, дарить любовь и внимание.

8) Анна сблизилась с семейной парой, с которой проводит время в выходные, помогает им с маленьким ребенком, забирая его себе и периодически оставляет ночевать. Основным мотивом такой заботы о ребенка Анна указывает желание помочь семейной паре поправить свои отношения, а также ее личное желание и желание мужа проводить с ребёнком время.

9) Снизилась гиперинтенция в вопросе о том, чтобы родить ребенка самостоятельно. Анна и ее муж также рассматривают вариант усыновления. Наличие нескольких альтернативных возможностей появления ребенка в семье Анны, в том числе усыновление, мальчик Саша, с которым они проводят много времени, а еще поддержка мужа, — все это помогло Анне справиться с тревогой по вопросу материнства, а также изменило фокус ее внимания с себя на других, в том числе на то, какой будет жизнь будущего ребенка в ее семье.

10)Модифицированы негативные установки

11) Клиентке удалось сместить фокус с себя на других, и это стало внутренней потребностью, а не желанием эго. В отношениях с другими она все чаще стала вести себя искреннее, не пытаясь искусственно понравиться или произвести впечатление.

12) Принятие мужа как отдельного человека, обладающего свободой воли. Анне удалось взглянуть на него другими глазами, наполненными любовью. Споров и недопонимания теперь практически нет. Клиентка оставляет за мужем право выбора того, что для него будет наилучшим.

13)Запустился процесс самодистанцирования в отношениях с матерью. Клиентка относится с пониманием к особенностям темперамента и характера матери, учится мягко выстраивать границы и больше не воспринимает болезненно желание матери быть задействованной в каждой из областей жизни дочери. Также клиентке удалось найти общее для их более теплого и близкого общения — курс медитаций, который они проходили вместе, что помогло снизить и тревогу матери.

4)Клиентка начала больше обращать внимание на то, что делает что-то для других, потому что хочет и любит этого человека, а не должна (Переход с звоню маме каждый день, потому что должна, на звоню потому, что люблю. Пусть это случается немного реже, но звонки более душевные)

Заключение

Логотерапия как направление психотерапии имеет в своем основании трехмерную модель человека и располагает широким набором методов и техник, направленных на актуализацию смыслов в жизни каждого человека. Процесс открытия смыслов помогает человеку жить наполненной жизнью, учитывая обстоятельства и его собственные ограничения, но не концентрируясь на них, а направляя его взор на зону свободного пространства и те возможности, которые могут быть им актуализированы.

Логотерапия также предполагает то, что человек способен ответить на любые удары судьбы и нести за это ответственность. Человек не жертва своих инстинктов и влечений, не заложник страхов, навязчивых состояний и других симптомов, он свободен в поиске пути осмысленной интеграции всего человеческого в его жизни.

В данной работе логотерапевт делает акцент не на предъявляемом клиенткой симптоме — тревоге, с которой она сталкивается достаточно часто, суть проделанной логотерапевтической работы не в том, чтобы снижать уровень этой тревоги, а в том, чтобы сместить фокус клиентки с себя на других, помочь активировать две основные человеческие способности: способность к самодистанцированию и способность к самотрансценденции. Как следствие, человека, который чаще думает о других, перестает посещать тревога, его жизнь становится более осмысленной и наполненной.

У данной клиентки тревогу вызывают гиперрефлексия по поводу себя и соответствии себя идеалам, ожидание 100 %-й гарантии успеха, а также желание менять и контролировать то, что входит в зону пространства судьбы. В ходе терапии клиентка поняла, что суть кроется не в преодолении тревоги, тревога утрачивает приоритетные позиции, уступая место осмысленным задачам. По результатам логотерапевтической работы клиентка стала реже задавать вопросы жизни и чаще самостоятельно на них отвечать, выбирая ту или иную возможность в каждый конкретный момент. Клиентка все чаще стала задумываться над осмыслением своего присутствия в жизни, над тем, как она как уникальная личность может формировать позитивную картину жизни и реализовывать свой уникальный потенциал. Также снизился эгоцентризм и гиперрефлексия, о чем свидетельствуют качественные изменения в мировоззрении клиентки, ее действий и взаимодействии с окружающими людьми.

Литература:

  1. Баттиани А., Штукарева С. Логотерапия: теоретические основы и практические примеры. — М.: Издательство «Новый Акрополь», 2016. — 272 с.
  2. Лукас Э. Учебник логтерапии. Представление о человеке и методы / Пер. с немецкого М. Матвеевой. — М.: Издательство «Новый Акрополь», 2017. — С. 256с.
  3. Лукас Э., Шенфильд Х. Смыслоцентрированная психотерапия. Логотерапия Виктора Э. Франкла в теории и на практике / Пер. с немецкого А. Хуснутдиновой. — М.: Издательство «Новый Акрополь», 2018. — 160 с.
  4. Фабри Джозеф. Путеводитель в поисках смысла. Открытие того, что имеет значение. — М.: Когито-Центр, 2019. — 262 с.
  5. Франкл В. Воля к смыслу; Пер. с англ. — М.: Альпина Нонфикшн, 2018. — 228 с.
  6. Франкл В. Теория и терапия неврозов. Введение в логотерапию и экзистенциональный анализ. — Пер. с нем. — Запорожье: Биг-Пресс, 2012. — 224 с.
  7. Штукарева С. В. Содержательная характеристика логотерапии как средство актуализации личностных смыслов. Журнал Акмеология. — 2014. — 209–213 с.

Основные термины (генерируются автоматически): клиентка, анна, работа, тревога, жизнь, задача, муж, свободное время, свободное пространство, уникальная личность.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Человек в поисках смысла››

Читатели моей краткой автобиографической повести обычно просят дать им более полное и ясное объяснение моей терапевтической доктрины. Поэтому я добавил краткий раздел о логотерапии к первоначальному изданию От лагеря смерти к экзистенциализму. Но этого оказалось недостаточно — меня продолжали осаждать просьбами о более обстоятельном изложении. Поэтому в настоящем издании я полностью переписал заново и значительно расширил свое изложение. (1985 г.) Задача была непростой. Изложить читателю в кратком виде весь материал, который занимает двадцать томов в немецком оригинале — почти безнадежное предприятие. Я вспоминаю американского врача, который однажды явился в мой кабинет и спросил меня: «Так что, доктор, вы психоаналитик?» На что я ответил: «Не совсем психоаналитик; можно сказать, психотерапевт.» Он продолжал расспросы: «Какую школу вы представляете?» Я ответил: «Это моя собственная теория, она называется логотерапией.» «Можете ли вы изложить мне в одном предложении, что понимается под логотерапией? По крайней мере, в чем разница между психоанализом и логотерапией?» «Да, — сказал я. — Но сперва, можете ли вы изложить в одной фразе, в чем, по-вашему, сущность психоанализа?» Вот его ответ: «Во время психоанализа пациент должен лежать на кушетке и рассказывать вещи, о которых иногда говорить очень неприятно.» На что я немедленно ответил следующей импровизацией: «Ну, а в логотерапии пациент может остаться в кресле, но должен выслушивать вещи, которые иногда очень неприятно услышать.» Конечно, это была шутка, а не квинтэссенция логотерапии. Однако кое-что в ней есть, так как логотерапия, по сравнению с психоанализом, метод менее ретроспективный (обращенный в прошлое) и менее интроспективный (обращенный на самонаблюдение). Логотерапия фокусируется главным образом на будущем, иначе говоря, на смысле того, что пациент должен сделать в будущем. (Логотерапия действительно является психотерапией, сосредоточенной на смысле.) В то же время логотерапия разрывает все образовавшие порочный круг механизмы обратной связи, которые играют такую большую роль в развитии неврозов. Таким образом типичная невротическая сосредоточенность на себе рассеивается, вместо того, чтобы постоянно крепнуть и усиливаться. Разумеется, это крайнее упрощение. Но все же в логотерапии пациента действительно ставят перед вопросом о смысле его жизни и переориентируют по отношению к нему. Если помочь пациенту осознать этот смысл, это может существенно помочь преодолению его невроза. Сейчас я объясню, почему я употребляю термин «логотерапия» как название моей теории. Logos — это греческое слово, которое означает «смысл». Логотерапия, или, как назвали ее некоторые авторы, «третья венская школа психотерапии», сосредоточена на смысле человеческого существования и на поисках человеком этого смысла. Согласно логотерапиии, стремление найти смысл жизни — основная мотивационная сила человека. Вот почему я говорю о воле к смыслу в отличие от принципа удовольствия (или, как мы могли бы сказать, воле к удовольствию), на которой сосредоточен фрейдовский психоанализ, а также в отличие от воли к власти, на которой сосредоточена адлеровская психология (она пользуется термином «стремление к превосходству»). Воля к смыслу Поиск смысла жизни — это основная мотивация человеческой жизни, а вовсе не «вторичная рационализация» (сознательное объяснение) инстинктивных побуждений. Этот смысл уникален и специфичен, так как должен быть найден и осуществлен только самим человеком ; только тогда он может удовлетворить его собственную волю (стремление) к смыслу. Есть авторы, которые утверждают, что смысл и ценности жизни являются «всего лишь защитными механизмами, конструкцией из реакций и сублимаций». Но что касается меня, я вовсе не хочу жить ради моих «защитных механизмов», и не готов умереть ради моих «реакций». Однако человек способен жить и даже умереть ради своих идеалов и ценностей. Несколько лет назад во Франции был проведен опрос общественного мнения. По его результатам, 89% опрошенных признали, что человеку необходимо «нечто», ради чего стоит жить. Более того, 61% допускают, что есть нечто, или некто в их жизни, ради которых они даже готовы умереть. Я повторил этот опрос в моем больничном отделении в Вене, и среди пациентов, и среди персонала, и результат был практически такой же, как и среди тысяч людей во Франции: разница была всего в 2%. Другое статистическое обследование, охватившее 7.948 студентов в 49 колледжах, было проведено социологами из университета Джона Гопкинса. Их предварительный отчет является частью двухлетнего исследования, которое финансировал Национальный институт душевного здоровья. На вопрос, что они считают сейчас «очень важным» для себя, 16% отметили «заработать кучу денег»; 78% сказали, что их первейшей целью является «найти цель и смысл жизни». Разумеется, бывают случаи, когда озабоченность ценностями жизни — просто камуфляж, маска скрытых внутренних конфликтов; но это скорее исключение из правил. В этих случаях мы должны бороться с псевдоценностями, и как таковые они должны быть разоблачены. Однако это разоблачение должно остановиться, как только мы сталкиваемся с тем, что в человеке подлинно и неподдельно, то-есть со стремлением человека к жизни, настолько полной смысла, насколько возможно. Если тут не остановиться, то единственное, что «срывающий маски» психолог разоблачает, — это свое собственное «скрытое побуждение», а именно свою бессознательную потребность унизить и обесценить то, что в человеке является неподдельным и подлинно человеческим. Экзистенциальное крушение Воля человека к смыслу тоже может быть поражена, и в этом смысле логотерапия говорит об «экзистенциальном крушении». Термин «экзистенциальный» может использоваться в трех значениях: (1) по отношению к существованию (existence) самому по себе, то-есть к специфически человеческому образу существования; (2) по отношению к смыслу существования; по отношению к стремлению найти конкретный смысл личного существования, то-есть воле к смыслу. Экзистенциальное крушение может приводить и к неврозам. Для этого типа неврозов логотерапия создала термин «ноогенные неврозы» — в отличие от неврозов в традиционном смысле слова, т.е. психогенных неврозов. Ноогенные неврозы зарождаются не в психологическом, а скорее в «ноологическом» (от греческого noos — разум) пространстве человеческого существования. Это еще один логотерапевтический термин, который означает все, принадлежащее к специфически человеческому пространству психики. Ноогенные неврозы Ноогенные неврозы возникают не из конфликта между желаниями и инстинктами, а скорее из экзистенциальных проблем. Среди этих проблем большую роль играет крушение воли к смыслу. И очевидно, что в ноогенных случаях адекватная терапия — это не психотерапия вообще, а скорее логотерапия; такая терапия, которая отваживается вторгаться в чисто человеческое измерение. Я приведу следующиий пример: высокопоставленный американский дипломат пришел в мой венский кабинет, чтобы продолжить курс психоаналитического лечения, начатого пять лет назад у нью-йоркского психоаналитика. Сначала я спросил, почему он вообще считает, что ему необходимо такое лечение. Оказалось, что пациент не удовлетворен своей карьерой, и ему очень трудно согласиться с американской внешней политикой. Однако его психоаналитик твердил ему опять и опять, что он должен стараться помириться со своим отцом, потому что правительство США и, в частности, его непосредственное начальство являются не чем иным, как «образом отца», и следовательно, его неудовлетворенность своей работой вызвана ненавистью, которую он питает к своему отцу. В течение пяти лет психоанализа пациента все больше убеждали принять такую интерпретацию, пока он окончательно не потерял способность видеть реальный лес сквозь пышные кусты символов и образов. После нескольких бесед стало ясно, что его воля к смыслу была расстроена его профессией, и что на самом деле он страстно мечтает заниматься каким-нибудь другим делом. Так как у него не было серьезных причин держаться за свою профессию и не овладеть совсем другой, он это и сделал — и с самым удовлетворительным результатом. С тех пор прошло пять лет — и он по-прежнему доволен своим новым занятием, как он мне недавно сообщил. Вряд ли это вообще был случай невроза, и поэтому я решил, что он не нуждается ни в какой психотерапии, и даже в логотерапии, по той простой причине, что он на самом деле не болен. Не всякий конфликт обязательно является невротическим; некоторый уровень конфликта вполне нормален. В таком же смысле страдание — не всегда патологическое явление; оно может быть не симптомом невроза, а человеческим достижением, особенно если страдание вырастает из экзистенциального расстройства. Я совершенно не допускаю, что поиск смысла существования, или даже сомнения относительно него, всегда вызваны болезнью или приводят к ней. Экзистенциальное расстройство или крушение само по себе не является патологией, и не патогенно (не порождает патологию). Озабоченность человека, даже его отчаяние и сомнения в ценности жизни — это экзистенциальное страдание, но ни в коем случае не душевная болезнь. Очень часто бывает, что интерпретация первого в терминах второй побуждает врача похоронить экзистенциальное отчаяние своего пациента под грудой транквилизаторов. А на самом деле его задача — провести пациента через его экзистенциальный кризис к духовному росту и развитию. Логотерапия считает своим назначением помочь пациенту найти смысл своей жизни. Так как логотерапия заставляет его осознать спрятанный logos (смысл) своего существования, это аналитический процесс. До этого предела логотерапия напоминает психоанализ. Однако в своих усилиях сделать нечто снова осознанным она не ограничивается подсознательными фактами, но также интересуется экзистенциальными реалиями, такими как потенциальный смысл существования пациента и его осуществление, а также его волей к смыслу. Верно, что всякий анализ, даже если он воздерживается от включения ноологического измерения в терапевтический процесс, старается, чтобы пациент осознал, к чему он на самом деле стремится в глубине души. Логотерапия отходит от психоанализа в той мере, в какой она рассматривает человека как существо, главная забота которого состоит в осуществлении смысла своей жизни, а не в получении удовольствия и в удовлетворении своих побуждений и инстинктов, или в примирении конфликтующих требований id, ego и superego, или в адаптации и регулированию отношений с обществом и средой.

Методологическое значение логотерапии Франкла и её вклад в современную теорию личности

31.08.2011

Логотерапия Франкла

Методологическое значение логотерапии Франкла и её вклад в современную теорию личности


В советской психологии имеют место четыре основных подхода к проблеме личности с позиций: психологии отношений, деятельности, общения и установки. Ни одна из них не является универсальной. В этом плане известный интерес вызывают концепции Третьей Венской школы психотерапии и их отношения с отечественными подходами к этой проблеме. Представители экзистенционально-гуманистического направления в западной психологии и психотерапии подчеркивают необходимость пересмотреть традиционную асимметричную модель личностных взаимоотношений, рассматривают человека не как пассивную жертву внешних условий, а как активного субъекта, свободного выбирать свои действия в любой жизненной ситуации, чьё поведение нельзя свести к принципу наслаждения, разрядки внутреннего напряжения или достижения равновесия со средой.

Наиболее полно эти идеи аккумулировала логотерапия Франкла, основной концепцией которой является утверждение, что поиски человеком смысла и цели своего существования и реализация этого смысла являются главной движущей силой его жизни и деятельности. Целью логотерапии является поиск духовных ценностей, смысла жизни, вечных истин, которые противопоставляются невротической (экзиатенциальной) фрустрации. Франкл ввёл понятие «экзистенциальный вакуум», т.е. чувство внутренней пустоты, полной и безусловной бессмысленности своей жизни, что является широко распространённым феноменом XX века. «Вакуум» лежит в основе возникновения алкоголизма и юношеской преступности, наркомании и суицидов, кризисов, переживаемых стареющими людьми, ряда соматических неврозов и т.д. Психологи и психиатры без конца и постоянно имеют сейчас дело с пациентами, которые ставят его скорее перед лицом человеческих, философских проблем, чем невротических симптомов.

Говоря о логотерапии как методе, следует отметить предложенный Франклом метод иммерсии, согласно которому в больном, который испытывает определённый страх, поддерживают желание именно того, чего он боится. Метод заключается, в «переворачивании» отношения личности к своей фобии, обычная реакция избегания заменяется преднамеренным усилением таким образом, чтобы событие, которого пациент опасается, принимало бы даже комические формы. При этом идёт воздействие на механизмы обратной связи, разрыв систем порочного круга, играющих большую роль в развитии невроза. Использование этого метода приводит к различной степени улучшения или выздоровления в 75-77% случаев. Эффективному лечению поддаются различные фобии, навязчивые мании, заикание, писчий спазм, бессонница, сексуальные и другие расстройства, что подтверждается опытом применения логотерапии в отделении неврозов Омской психиатрической больницы.

Сегодня в связи с ростом социальной неопределённости и напряжённости, идеологическим и духовным кризисом общества, когда теряется охранительная роль религии, семейных прочих традиций, когда имеет место значительная переоценка жизненных установок и ценностей, логотерапия приобретает особую акутальность.

Текст печатается по изданию:
Авдейчиков А.Г., Пастухов В.В.
Методологическое значение логотерапии Франкла и её вклад в современную теорию личности
// Медицинские аспекты изучения организма в норме и патологии: Сборник научных трудов молодых учёных и специалистов.
— Омск: Омский мед. ин-т, 1992. — С.4-6.


Логотерапия

Логотерапия — это термин, образованный от греческого слова «логос», которое переводится как «значение», и терапии, которая определяется как лечение состояния, болезни или нарушения приспособления. Теория, разработанная Виктором Франклом, основана на убеждении, что человеческая природа мотивирована поиском жизненной цели; Логотерапия — это поиск смысла жизни. На теории Франкла сильно повлиял его личный опыт страданий и потерь в нацистских концентрационных лагерях.

Истоки логотерапии

Виктор Франкл родился в Вене в 1905 году. Он получил образование психиатра и невролога, работая в рамках экзистенциальной терапии. Во время Второй мировой войны Франкл провел около трех лет в различных нацистских концлагерях, и этот опыт сильно повлиял на его работу и развитие логотерапии. Франкл заметил, что те, кто смог пережить этот опыт, обычно находили в нем какой-то смысл, например, задачу, которую им нужно было выполнить.Лично для Франкла его желание переписать рукопись, конфискованную по прибытии в Освенцим, было мотивирующим фактором. После освобождения лагерей Франкл возобновил свою работу неврологом и психиатром. В 1946 году он опубликовал «Поиск смысла человека» , в котором описал свой опыт в концентрационных лагерях, а также основные принципы и методы логотерапии.

Составляющие Франклианской философии

В основе философии Франклиан лежат три основных компонента:

  1. У каждого человека здоровый стержень.
  2. Основная цель — просветить человека его собственные внутренние ресурсы и предоставить ему инструменты для использования его внутреннего ядра.
  3. Жизнь предлагает вам цель и смысл; оно не приносит вам чувства удовлетворения или счастья.

Поиск смысла с помощью логотерапии

Логотерапия основана на предпосылке, что люди стремятся найти смысл и цель в жизни. Согласно Франклу, смысл жизни можно раскрыть тремя разными способами:

  1. Созданием работы или выполнением какой-либо задачи
  2. Полностью испытать что-то или любить кого-то
  3. По отношению к неизбежным страданиям

Франкл считал, что страдание — это часть жизни, и что высшая свобода человека — это его способность выбирать, как реагировать на любой набор данных обстоятельств, даже самых болезненных.Кроме того, люди могут найти смысл в своей жизни, определив уникальные роли, которые могут выполнять только они. Например, когда мужчина консультировался с Франклом из-за тяжелой депрессии после смерти его жены, Франкл попросил его подумать, что бы произошло, если бы он умер первым, а его жена была бы вынуждена оплакивать его смерть. Мужчина смог понять, что его собственное страдание избавило его жену от этого опыта, что послужило лечебным фактором и помогло избавиться от депрессии.

Методы логотерапии

Три основных метода логотерапии:

  1. Dereflection : Dereflection используется, когда человек чрезмерно поглощен проблемой или достижением цели. Перенаправляя внимание или отвлекая внимание от себя, человек может стать целостным, думая о других, а не о себе.
  2. Парадоксальное намерение : Парадоксальное намерение включает в себя просьбу о том, чего мы боимся больше всего.Страх может парализовать людей, которые испытывают тревогу или фобии. Но, используя юмор и насмешки, они могут желать того, чего они больше всего боятся, тем самым устраняя страх из своих намерений и облегчая тревожные симптомы, связанные с ним.
  3. Сократический диалог : Сократический диалог — это техника, в которой логотерапевт использует слова собственного человека как метод самопознания. Внимательно прислушиваясь к тому, что говорит человек, терапевт может указать клиенту на определенные шаблоны слов или словесные решения и позволить клиенту увидеть в них новое значение.Этот процесс позволяет человеку понять, что ответ кроется внутри и просто ждет, чтобы его обнаружили.

Состояния, леченные с помощью логотерапии

Логотерапия основана на убеждении, что многие болезни или проблемы с психическим здоровьем на самом деле вызваны экзистенциальной тревогой. В своей работе Франкл обнаружил, что люди борются с чувством бессмысленности, ситуацией, которую он назвал экзистенциальным вакуумом. Логотерапию можно использовать для лечения широкого круга проблем, имеющих экзистенциальный характер.В частности, логотерапия оказалась эффективной при лечении токсикомании, посттравматического стресса, депрессии и тревоги.

Критика логотерапии

Одна из основных критических замечаний по поводу логотерапии исходит от Ролло Мэя, который считается основателем экзистенциального движения в Соединенных Штатах. Мэй утверждал, что логотерапия авторитарна в том смысле, что она предполагает наличие четких решений для всех проблем и что Франкл дает людям, которые используют эту терапию, смысл, если они не могут найти свое собственное.Франкл знал о критике Мэй и опровергал идею о том, что логотерапия снимает ответственность с человека; Он утверждал, что логотерапия фактически обучает терапевта его или ее ответственности.

Каталожные номера:

  1. Биография. (н.о.). Victor Frankl Institut. Получено с http://www.viktorfrankl.org/e/chronology.html
  2. Булка Р.П. (1978). Логотерапия авторитарна? Журнал гуманистической психологии, 18 (4), 45-54.
  3. Делавари, Х., Насириан, М., и Баэзегар Бафруэй, К. (2014). Влияние логотерапии на тревожность и депрессию у матерей онкологических детей. Иранский журнал детской гематологии и онкологии , 4 (2), 42-48.
  4. Франкл, В. (1959). Мужские поиски смысла . Бостон: Beacon Press.
  5. Смит, А.Дж. (2013). Логотерапия для лечения злоупотребления психоактивными веществами в результате посттравматического стрессового расстройства, связанного с военными. Журнал военного и правительственного консультирования , 1 (1), 61-74.

Логотерапия | Просто Психология

  1. Теории
  2. Логотерапия

Айеш Перера, опубликовано 26 июня 2020 г. это означает, что даже среди страданий может быть потенциальное решение человеческих страданий.

  • Смысл можно найти, создав работу, полюбив кого-то или изменив отношение к неизбежным страданиям.
  • В логотерапии используются три техники: дерефлексия, парадоксальное намерение и сократовский диалог.
  • Логотерапия сегодня используется для различных целей, включая зависимость, боль и чувство вины, тревогу, горе и депрессию.
  • Виктор Франкл

    Виктор Франкл родился в 1905 году и вырос на изучении теорий Зигмунда Фрейда и Альфреда Адлера (Encyclopædia Britannica, 2019). Окончив медицинскую школу Венского университета в 1930 году, он стал директором неврологического отделения больницы Ротшильдов.

    Однако в 1942 году его жизнь резко изменилась, когда Франкла вместе с семьей депортировали в нацистский концлагерь. Пытаясь выжить в нацистском лагере, опираясь на свой опыт и наблюдения, он разработал теорию логотерапии, которая утверждала, что через поиск смысла жизни люди могут терпеть и преодолевать страдания.

    Логотерапия

    Логотерапия буквально означает терапию через смысл. Франкл считал, что людьми движет нечто, называемое «волей к смыслу», что соответствует желанию искать и воплощать смысл в жизни..

    «Поскольку логотерапия позволяет ему осознать скрытые логотипы своего существования, это аналитический процесс» (Франкл, 1984, стр. 125).

    Виктор Франкл ввел термин «логотерапия», основываясь на своем убеждении, что поиск смысла даже среди страданий может стать потенциальным решением человеческих страданий.

    Логотерапия признана научно обоснованной школой психотерапии Американской психологической ассоциацией, Американской психиатрической ассоциацией и Американским медицинским обществом (Schulenberg, Hutzell, Nassif, and Rogina, 2008).

    Основные свойства

    Основные свойства
    Основные свойства

    В основе философии Франкла лежат три основных свойства (Rajeswari, 2015):

    • 1. Каждый человек обладает здоровым стержнем.
    • 2. Основное внимание уделяется ознакомлению человека с его или ее собственными внутренними ресурсами и предоставлению ему или ей инструментов для использования их внутреннего ядра.
    • 3.Хотя жизнь предлагает цель и смысл, она не гарантирует счастья или удовлетворения.
    Обретение смысла

    «Обретение смысла или воля к смыслу является основной мотивацией к жизни… .смысл, который находит человек, уникален для каждого человека и может быть реализован только этим человеком… .Frankl подчеркнули, что истинный смысл жизни каждого человека — это то, что должно быть обнаружено посредством деятельности в мире через взаимодействие с другими, а не только через самоанализ….. Бросить вызов человеку, у которого есть потенциальное значение, пробуждает волю к смыслу ». (Грабер, 2004, стр. 65)

    Логотерапия утверждает, что люди стремятся найти цель и смысл жизни. Он предлагает три различных способа, с помощью которых можно найти смысл жизни (Devoe, 2012):

    • 1. Творческая ценность:

      Создавая работу или выполняя задачу.

    • 2. Опытная ценность:

      Получение чего-либо от мира через признательность и благодарность.Полностью переживая что-то или любя кого-то.

    • 3. Ценность отношения:

      Путем принятия определенного отношения к неизбежным страданиям.

    Франкл считал, что жизнь включает в себя страдание и что окончательная свобода человека заключается в том, что он или она правильно реагирует на данные обстоятельства, включая те, которые породили боль.

    Кроме того, Франкл считал, что можно найти смысл в своем существовании, обнаружив свою уникальную роль в жизни.Часто упоминаемый инцидент, который дополнительно проясняет подход Франкла, — это встреча пожилого врача общей практики с Франклом (Cuncic, 2019).

    Пожилой мужчина боролся с депрессией после потери жены. После того, как Франкл показал ему, как смерть его жены на самом деле спасла ее от потери его, пожилой мужчина увидел, как его собственные переживания спасли его жену от того же самого.

    Новая перспектива наполнила его страдания смыслом и значительно облегчила его депрессию.

    Основные предположения

    Как и все формы психотерапии, логотерапия имеет ряд основных предположений, которые не могут быть окончательно доказаны (Reitinger, 2015):

    1. Тело, разум и дух

    Человеческие существа состоят из тела (сома), разума (психики) и духа (ноос). Франкл считал, что, хотя у нас есть тело и разум, дух — это то, кем мы являемся, наша личность и сущность.

    Хотя теория Франкла не была получена из теологии, его предположение здесь отходит от атеистического материализма и имеет поразительное сходство с некоторыми религиозными взглядами.

    2. Жизнь имеет смысл даже в самых неблагоприятных обстоятельствах

    Это предположение представляет собой признание более высокого порядка в мире: порядка, который превосходит простые человеческие законы. Следовательно, даже объективно ужасная ситуация может дать смысл.

    «Если в жизни вообще есть смысл, тогда должен быть смысл в страдании. Страдание — неискоренимая часть жизни, даже как судьба и смерть. Без страдания и смерти человеческая жизнь не может быть полной» (Франкл, 1984, стр.88).

    3. Люди обладают волей к значению

    Логотерапия предполагает, что у людей есть воля к значению, а это означает, что видение смысла в боли может подготовить человека к страданиям.

    Это предположение олицетворяет значительный отход от желания достичь власти и удовольствия. Он утверждает, что открытие смысла является основным мотивом жизни.

    Воля к значению — это «основное стремление человека найти, смысл и цель» (Франкл, 1969, стр.35).

    4. Свобода поиска смысла

    При любых обстоятельствах люди могут активировать волю, чтобы найти смысл. Благотворное изменение отношения к неизбежным страданиям может дать волю раскрыть смысл при любых обстоятельствах.

    Это предположение во многом основано на собственном опыте Франкла в нацистских лагерях.

    5. Значение момента

    V. Ответ человека определяет значимость его решения.Принимая во внимание ценности общества или следуя своей совести, можно найти смысл в своих решениях.

    Это предположение связано со значением момента в практической повседневной жизни, а не с конечным смыслом.

    6. Люди уникальны

    В ответ на различные жизненные потребности люди попадают в уникальные ситуации. Кроме того, они постоянно ищут смысл.


    Логотерапия на практике

    Терапевтические цели

    • Пробудить в клиенте чувство ответственности и смысла.
    • Чтобы помочь клиенту узнать свою истинную сущность и место в мире.
    • Помочь клиенту заниматься тем, что действительно важно в жизни.
    • Чтобы сделать жизнь лучше для себя и других.

    Три техники, используемые в логотерапии, включают дерефлексию, парадоксальное намерение и сократовский диалог.

    1. Дерефлексия : Дерефлексия, основанная на самотрансценденции, стремится перенаправить внимание человека с себя или собственных целей на других.Этот метод утверждает, что когда человек поглощен собой и борется с проблемами в своей жизни, он может значительно улучшить свою ситуацию, изменив фокус и заботясь об окружающих. Например, если кто-то борется с финансами, логотерапевт может попросить пациента больше сосредоточиться на людях, над которыми он работает, а не постоянно думать о том, как проблема влияет на него самого.
    2. Парадоксальное намерение : Парадоксальное намерение используется в первую очередь для преодоления страха путем предвидения самого объекта страха.Например, с юмором и насмешками можно пожелать именно того, чего боишься, чтобы убрать страх из своих намерений. Эта практика, вероятно, также приведет к уменьшению симптомов.
    3. Сократический диалог: : Сократический диалог использует метод самопознания, чтобы продемонстрировать пациенту, что решение проблемы пациента на самом деле находится внутри него или нее. В данном случае логотерапевт будет использовать слова пациента, внимательно прислушиваясь к шаблонам, чтобы помочь пациенту обнаружить новый смысл в его или ее собственных словах.

    В дополнение к трем вышеупомянутым может быть реализовано изменение положения . Эта техника в первую очередь направлена ​​на изменение отношения к ситуации, а не на исправление поведения.

    Пациенту, пережившему потерю, может быть предложено новое отношение к несчастью, чтобы лучше справиться с ситуацией.


    Критическая оценка

    Франкл верил в то, что трагедию можно превратить в триумф, а прошлую вину — в прогресс, который изменит жизнь.Основываясь в первую очередь на его личном опыте, его подход был направлен на то, чтобы позволить людям использовать свои внутренние ресурсы для преобразования невзгод.

    На сегодняшний день, однако, больше, чем просто анекдоты, свидетельствуют о его эффективности. В области логотерапии был проведен широкий спектр теоретических и эмпирических исследований (Schulenberg, Hutzell, Nassif, and Rogina, 2008).

    В 2016 году была проведена систематическая оценка доказательств, связанных с логотерапией, и среди ее результатов были следующие (Thir & Batthyány, 2016):

    • Тенденция пациентов с расстройствами к снижению смысла жизни.
    • Корреляция между поиском и наличием смысла и удовлетворением в жизни.
    • Взаимосвязь между поиском и наличием смысла и устойчивостью.
    • Эффективность логотерапии у детей с депрессией и онкологических заболеваний раннего подросткового возраста.
    • A Корреляция между наличием смысла и суицидальными мыслями у людей, страдающих раком.
    • Эффективность логотерапии в снижении профессионального выгорания.

    Критики обвинили Франкла в том, что он использовал свое время в нацистских концентрационных лагерях для продвижения своего особого вида психотерапии (Reitinger, 2015).Кроме того, некоторые утверждали, что поддержка Франкла исходила только от религиозных лидеров.

    Более того, психолог-экзистенциалист Ролло Мэй утверждал, что логотерапия напоминает авторитаризм, потому что терапевт, по-видимому, диктовал клиенту решения (May, 1969).

    Мэй, однако, в своей критике не уточнил, критиковал ли он подход Франкла как терапевта или аспект, характеризующий саму логотерапию. Франкл, по сути, утверждал, что логотерапия фактически учит пациента нести ответственность.

    Более того, хотя логотерапия Франкла получила признание многих религиозных общин, научное сообщество не отвергло ее полностью. Напротив, как показано выше, логотерапия, иногда в сочетании с другими подходами, все еще практикуется.

    Наконец, хотя можно допустить, что Франкл, возможно, не открыл логотерапию без своего опыта в нацистских лагерях, нет никаких свидетельств, позволяющих хотя бы смутно предполагать, что Франкл проактивно разыскивал свое мучительное испытание, чтобы ему можно было приписать новую марку лекарств. психотерапия.

    Об авторе

    Айеш Перера недавно окончил Гарвардский университет, где изучал политику, этику и религию. В настоящее время он проводит исследования в области нейробиологии и максимальной эффективности в качестве стажера Кембриджского центра поведенческих исследований, а также работает над собственной книгой по конституционному праву и юридической интерпретации.

    Как ссылаться на эту статью:
    Как ссылаться на эту статью:

    Prera, A (2020, 26 июня). Обзор логотерапии Виктора Франкла . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/logotherapy.html

    Ссылки на стиль APA Костелло, С. Дж. (2019). Прикладная логотерапия: философская психология Виктора Франкла . Издательство Кембриджских ученых.

    Девое, Д. (2012). Логотерапия Виктора Франкла: поиск цели и смысла. Справочный журнал , 4 (07).

    Булка Р. П. (1978). Логотерапия авторитарна? (1978). Журнал гуманистической психологии, 18 (4), 45–54.

    Логотипы | философия и теология | Британника. (2019). В Британской энциклопедии. https://www.britannica.com/topic/logos

    Грабер А. В. (2004). Логотерапия Виктора Франкла: консультирование, ориентированное на смысл . Лима, Огайо: Wyndham Hall.

    Франкл В. Э. (1984). Воля к смыслу ;: Основы и приложения логотерапии . Мировой паб. Co

    Франкл В. Э. (1984). Мужские поиски смысла .

    Мэй, Р. (1969). Любовь и воля . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: У. В. Нортон.

    Раджешвари. (2015). Логотерапия. Журнал медсестер Нараяны 4 (4), 6-9.

    Райтингер, Клаудиа. (2015). Логотерапия Виктора Франкла с философской точки зрения. Экзистенциальный анализ. Экзистенциальный анализ, 26 (2), 344-357.

    Шуленберг, С. Э., Хатцелл, Р. Р., Нассиф, К., и Рогина, Дж. М. (2008). Логотерапия для клинической практики. Психотерапия: теория, исследования, практика, обучение , 45 (4), 447.

    Thir, M., & Batthyány, A. (2016). Состояние эмпирических исследований логотерапии и экзистенциального анализа. В логотерапии и экзистенциальном анализе (стр. 53-74). Спрингер, Чам.

    «Виктор Франкл | Биография, книги, теория и факты | Британника ». Британская энциклопедия, 2019, www.britannica.com/biography/Viktor-Frankl

    Как ссылаться на эту статью:
    Как ссылаться на эту статью:

    Prera, A (2020, 26 июня). Обзор логотерапии Виктора Франкла . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/logotherapy.html

    Преимущества обретения смысла жизни

    Наличие цели в жизни может укрепить устойчивость перед лицом невзгод, говорится в исследовании. Это также основа логотерапии, традиционной психотерапевтической практики. В этой статье мы рассмотрим его использование в настоящее время и дадим вам несколько идей о том, как найти свою собственную жизненную цель.

    Мы перемещаем школы, рабочие места и страны в поисках истинной цели нашей жизни, и если никаких откровений не поступает, мы разочаровываемся и начинаем сомневаться в том, что мы сделали до сих пор.

    Другим может казаться, что они точно знают, какова их цель — учить, распространять радость или спасать жизни — и это будет давать им новую энергию на каждом шагу, а также силу для преодоления всех препятствий.

    Некоторые из нас могут обнаружить, что наша цель в жизни постоянно меняется по мере нашего эмоционального и интеллектуального роста, и поэтому мы корректируем свой жизненный выбор, чтобы соответствовать новым целям, которые придают нам жизненную силу.

    Наличие или отсутствие жизненной цели, как показала наука, может повлиять на наше психическое и физическое здоровье многочисленными и ощутимыми способами.Одно недавнее исследование показало, что, возможно, интуитивно, люди, которые считают, что они нашли свою цель в жизни, наслаждаются лучшим качеством сна.

    Другой предположил, что чем больше мы живем с целью, тем больше замедляются процессы старения нашего организма, связанные со стрессом. Поэтому неудивительно, что существует положительная корреляция между достижением цели жизни и наслаждением долголетием.

    Тип традиционной психотерапии, называемый логотерапией, направлен на то, чтобы помочь людям лучше понять, что делает их жизнь значимой, чтобы они могли легче преодолевать препятствия, влияющие на качество их жизни.

    Логотерапия была впервые разработана в 1940–1950 годах Виктором Эмилем Франклом (1905–1997), психиатром и неврологом из Вены, Австрия. Франкла интересовала важность цели жизни для психического здоровья людей.

    Франкл имел неудачную возможность проверить свои теории на себе; как еврей, он был схвачен нацистами в начале 1940-х годов и отправлен в концлагерь.

    Как он позже объяснил, именно его настойчивость в том, чтобы придерживаться поставленной им цели — или продолжать дело жизни, которое он был вынужден оставить позади, — укрепила его и помогла пережить ужасы Холокоста.

    Позже он изложил основы логотерапии в своей самой известной книге « Человек в поисках смысла », где он классно написал:

    «[E] Все, что можно отнять у человека, кроме одного: последнего из человеческие свободы — выбирать свое отношение к любому стечению обстоятельств, выбирать свой собственный путь ».

    Логотерапия стала известна как «третья школа психотерапии», предлагая альтернативу так называемым «первой» и «второй» школам. Это Зигмунд Фрейд, основавший психоанализ, и Альфред Адлер, теории которого вращались вокруг концепции «чувства неполноценности».

    Два самых выдающихся метода, используемых в терапии Франкла, — это парадоксальное намерение и обратное отражение. Парадоксальное намерение направлено на то, чтобы разорвать порочный круг предвкушения тревоги, в котором мы настолько озабочены чем-то, что затем испытываем беспокойство по поводу беспокойства по поводу нашего источника беспокойства.

    Франкл предположил, что один из способов позволить кому-то дистанцироваться от этого порочного круга — это, как бы неинтуитивно это ни казалось, знакомство с источником их беспокойства.

    Дерефлексия пытается прервать еще один порочный круг: когда мы настолько зацикливаемся на чем-то, чего мы хотим достичь, что подвергаем себя повышенному стрессу, что снижает вероятность достижения этой цели.

    В этом случае Франкл посоветовал просто сделать перерыв, чтобы перестать так стараться достичь этой цели и позволить себе достичь чувства отстраненности, чтобы избежать чрезмерного давления, которое мы оказываем на себя.

    Поскольку некоторые методы логотерапии рекомендуют воздействие раздражителей, которых боятся, для создания десенсибилизации, то есть привыкания к этим стимулам, чтобы их воздействие уменьшилось, они могут хорошо подойти к когнитивно-поведенческой терапии (КПТ), которая также использует эту стратегию для лечить такие состояния, как фобии.

    «На многих уровнях логотерапия представляет собой высокую степень совместимости с когнитивно-поведенческой терапией», — пишут авторы статьи 2013 года, опубликованной в журнале Psychotherapy .

    Поделиться на PinterestЛоготерапевтические практики могут помочь при тревоге, депрессии и эмоциональном выгорании.

    Они утверждают, что логотерапевтические методы могут быть особенно эффективными при лечении генерализованного тревожного расстройства и депрессии.

    «Процедура воздействия […] может побудить клиента столкнуться с тревогой или страхом, заставив его / ее рассматривать ее как вариант», — пишут они, добавляя: «Не всегда можно контролировать свой уровень тревожности, но можете выбрать, как на это отреагировать.

    Именно эта реакция на тревогу, когда она начинает овладевать, может помочь в снижении ее уровня и минимизации его влияния. Делая сознательный выбор реагировать на тревогу противоположным образом, мы делаем первые шаги к тому, чтобы убрать ее из своей жизни.

    Авторы исследования приходят к выводу, что «интеграция концепций смысла, личных ценностей и целенаправленных целей в протокол депрессии индивидуализирует процесс терапии и повысит благополучие и устойчивость, уменьшив частоту рецидивов.

    Они говорят, что для людей, живущих с депрессией и обращающихся за лечением, важно иметь возможность размышлять при поддержке своего терапевта о том, что придает их жизни смысл, что помогает им жить с чувством цели и каковы их личные ценности. Это может помочь справиться с конкретным контекстом заболевания.

    Другой способ, которым могут быть полезны логотерпевтические методы, как утверждали некоторые, — это предотвращение или лечение синдрома выгорания. Хотя это состояние в настоящее время не указано в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам , его связывают с депрессией и иногда называют формой посттравматического стрессового расстройства.

    Выгорание характеризуется физическим и психическим истощением в результате длительного чрезмерного вовлечения, как правило, в работу или проект. Это истощение может включать усталость, отсутствие мотивации и чувство отчуждения.

    Моника Ульрихова, доцент Университета Градец-Кралове в Чешской Республике, утверждает, что логотерапия помогает предотвратить или лечить выгорание, задавая людям уместные вопросы, которые позволят им изменить образ мышления, в котором они работают. .

    «[A] Существенная часть [A] профилактики и лечения синдрома выгорания — это воплощение собственных ценностей людей — в отношениях, в семье, но также и в мелочах. Люди должны двигаться в рамках «Я хочу и могу действовать по-другому» ».

    Проф. Моника Ульрихова

    «Люди должны пройти саморефлексию и ответить на следующие вопросы:« Действительно ли мне нужно? »,« Что произойдет, если я этого не сделаю? »,« Какие последствия будет?, «Мне действительно нужно?», — добавляет она.

    Конечно, найти смысл жизни, если вы застряли в трудном месте, — сложная задача, и рецепта не существует. У всех нас будет разная мотивация, и одни и те же стратегии поиска цели не подойдут всем.

    Тем не менее, в книге Доктор и душа Франкл предположил, что есть три основных типа ценностей, на которые люди могут подписаться и которые могут помочь им определить смысл своей жизни:

    • творческие ценности или «ценности, которые реализуются в творческом действии »
    • эмпирических ценностей, которые могут быть« реализованы в восприимчивости к миру — например, в подчинении красоте природы или искусства »
    • оценочных ценностей, относящихся к« реакции человека на ограничения на [их] потенциальные возможности »

    Другими словами, творческая деятельность, которая задействует наши таланты, открытость к поиску удовольствия и красоты в мире, и способность справляться с нашей реакцией на обстоятельства, находящиеся вне нашего контроля, являются хорошими способами жить целеустремленно и становиться более устойчивый.

    Одно исследование, например, показало, что, хотя стресс действительно влияет на наше здоровье, то, как мы воспринимаем стресс, также может склонить чашу весов против нас; если мы задержимся на том, как стресс влияет на нас, его влияние на наше здоровье, вероятно, будет еще больше.

    Хотя нет реального кратчайшего пути к обучению тому, как найти цель нашей жизни и как стать устойчивым перед лицом препятствий, Адам Лейпциг — продюсер и автор театра и кино — предполагает, что, задав себе пять простых вопросов, мы сможем правильное направление.

    В своем выступлении на TED (которое вы можете посмотреть здесь) он предлагает всем нам уделить несколько минут, чтобы спросить себя, кто мы, чем мы занимаемся, для кого мы это делаем, что эти бенефициары нуждаются или хотят и каковы наши последние выплата есть.

    Ответы на эти вопросы, по его мнению, могут помочь нам лучше понять, какие действия поддерживают нас и почему мы в конечном итоге хотим их продолжать.

    Каковы ваши стратегии поиска или напоминания себе о своей цели в жизни? И помогает ли вам преодолевать проблемы по мере их возникновения? Дайте нам знать.

    Что такое логотерапия? | Betterhelp

    Автор: Габриэль Сеунагал

    Обновлено 27 января 2021 г.

    Медицинский обзор: Уитни Уайт, MS. CMHC, NCC., LPC

    Логотерапия — это форма лечения, в которой терапевт помогает клиентам найти личное значение. Виктор Франкл, создатель логотерапии, считал, что людьми движет потребность найти смысл в своей жизни.Франкл считал «волю» к поиску смысла достаточно сильной, чтобы преодолеть даже самые серьезные жизненные проблемы.

    Источник: pixabay.com

    Основы логотерапии

    Концепция логотерапии основана на ряде представлений как о людях, так и о самой жизни. В первую очередь это утверждение, что каждый человек обладает здоровым внутренним стержнем. Еще одна предпосылка логотерапии заключается в том, что разделение своих внутренних качеств с другими позволяет этим другим раскрыть свои собственные здоровые внутренние ядра.Наконец, логотерапия утверждает, что, хотя удовлетворенность и счастье не гарантированы в жизни, смысл и чувство цели доступны независимо от обстоятельств.

    Взгляд на Виктора Франкла внимательнее

    Франкл почти закончил свою работу по логотерапии, когда был арестован нацистскими войсками. После ареста и заключения в концлагерь эта работа была утеряна. Франкл был разлучен со своей женой и другими членами его семьи. Наблюдая за поведением тех, кто был с ним в лагере, от нацистских солдат до других заключенных, Франкл проводил различие между теми, кто выжил, и теми, кто не выжил.После освобождения последнего концентрационного лагеря американскими войсками Франкл написал «Человек в поисках смысла» . Эта книга посвящена открытиям, которые она сделала во время пребывания в концентрационном лагере. Одно из наиболее часто цитируемых утверждений Франкла состоит в том, что те, у кого есть «почему», могут пережить почти любое «как».

    В поисках смысла жизни через логотерапию

    Хотя логотерапия — это поиск смысла жизни, есть несколько способов добиться этого.Не каждый метод полезен для каждого человека, и логотерапия позволяет лечить уникальных людей.

    Работа и участие в деятельности

    Работа и участие в деятельности — один из способов найти смысл. Когда люди погружаются в свою карьеру, бизнес, семью, богослужения и другие дела, они могут найти большую ценность. Как часто мы слышим, как кто-то говорит, что занятие любимым делом дает им «чувство цели»?

    Когда у людей есть работа, карьера или деятельность, которые им небезразличны, это дает им возможность с нетерпением ждать и планировать свою жизнь, и это способствует их личному росту.Последовательное выполнение чего-либо может быть поучительным опытом. Это позволяет людям больше узнавать о себе и общаться с единомышленниками.

    Источник: rawpixel.com

    Имеющий смысл Опыт

    Идея о том, что определенный жизненный опыт может способствовать обретению смысла, является доминирующей темой во многих культурах. Каждый человек уникален, потому что все мы имеем разный опыт и происхождение. Справедливо сказать, что наш опыт формирует то, кем мы являемся как личности.Это не означает, что люди беспомощные существа, которые полностью зависят от обстоятельств, но наш опыт влияет на то, кем мы становимся.

    Логотерапия основана на вере в то, что эти разнообразные переживания помогают нам найти смысл в жизни. Было бесчисленное количество случаев, когда люди сообщали, что почувствовали вдохновение в результате чего-то, что они испытали или стали свидетелями. Это свидетельство того воздействия, которое опыт оказывает на человеческую психику. Наш опыт позволяет нам находить смысл в жизни, потому что он учит нас о себе, других и мире, в котором мы живем.

    Поиск смысла в невзгодах

    Согласно логотерапии, отношение, которое люди развивают перед лицом невзгод, — это еще один способ найти смысл в жизни.

    Столкнувшись с невзгодами, люди могут либо подняться над ними, либо рухнуть. Человек, решивший преодолеть невзгоды, обычно считает этот опыт чем-то, чему можно научиться, даже если он был болезненным или мучительным. Люди с таким мировоззрением часто рассматривают невзгоды как возможность для роста. Человек, придерживающийся этой точки зрения, скорее всего, узнает о жизни и о себе через невзгоды.

    Источник: rawpixel.com

    Не все поднимаются над невзгодами. Некоторые люди падают, когда сталкиваются с проблемами, борьбой или тяжелыми периодами жизни. Переменные, которые могут определить, поднимается ли кто-то в тяжелые времена или падает, бесчисленны. В логотерапии невзгоды рассматриваются как возможность, и терапевт помогает клиенту заново исследовать невзгоды, чтобы найти в них смысл и возможность для роста.

    Допущения логотерапии

    Как форма лечения логотерапия основана на ряде предположений о жизни и природе человека.Эти предположения следуют.

    Целостность человеческой психики

    Логотерапия твердо основана на предположении, что у каждого человека есть психика, то есть совокупность их разума.

    Все имеет смысл

    Еще одно предположение логотерапии состоит в том, что смысл существует при любых обстоятельствах. Независимо от того, насколько хорош или плох опыт, всегда есть чему поучиться. Логотерапия утверждает, что нахождение смысла во всех переживаниях, как хороших, так и плохих, может помочь людям расти и обрести смысл в своей жизни.

    Каждый волен раскопать Значение

    Одно из основных предположений логотерапии состоит в том, что людьми движет «воля к смыслу», и каждый может открыть для себя свою уникальную цель в жизни. Эта идея связана с тремя способами, с помощью которых лечение направлено на то, чтобы помочь людям узнать о себе и окружающем мире.

    Каждый уникален

    Идея о том, что каждый человек уникален, — еще одно ключевое предположение логотерапии.У каждого человека есть свой собственный опыт, мысли и идеи, которые влияют на то, кем они являются.

    Источник: rawpixel.com

    В закрытии

    Логотерапия фокусируется как на стремлении, так и на способности людей создавать смысл в своей жизни. Логотерапия используется для помощи людям, которые борются с психическими расстройствами, включая тревогу, депрессию и обсессивно-компульсивное расстройство. Во многих случаях логотерапия сочетается с другими формами лечения, чтобы максимизировать ее эффективность.

    Если вы хотите узнать больше о терапии или хотите работать с терапевтом, то вам повезло. Здесь, в BetterHelp, работает потрясающая команда профессионалов мирового уровня. Мы понимаем, что жизнь бросает вызов каждому, но никто не заслуживает того, чтобы чувствовать себя одиноким.

    Вы можете начать работу с BetterHelpanytime из любого места, просто нажав здесь.

    В поддержку логотерапии

    Франкл считал, что чувство бессмысленности связано с «невротической триадой» агрессии, депрессии и зависимости.В поддержку его теории, исследования показали, что логотерапия полезна при проблемах с наркотиками и алкоголем, депрессии, тревоге, психозах и отчаянии, связанном с неизлечимыми болезнями. Логотерапия также используется в таких областях, как реабилитация, работа с отклонениями в развитии и консультирование по вопросам семьи и отношений. Наконец, были разработаны специальные протоколы логотерапии для расстройств настроения, тревожных расстройств и расстройств личности. Терапевты часто используют логотерапию в сочетании с другими методами.

    Преимущества онлайн-терапии

    Как уже говорилось выше, работа с лицензированным терапевтом для поиска смысла в вашей жизни может помочь со многими проблемами и психическими расстройствами. Но психологические симптомы иногда затрудняют посещение очных занятий. Здесь на помощь приходит онлайн-терапия. Вы можете получить доступ к платформе BetterHelp, не выходя из дома. Нет необходимости сидеть в пробке или выделять время в загруженный рабочий день, чтобы ехать на встречу; вы можете поговорить со своим лицензированным терапевтом, где бы у вас ни было подключение к Интернету.Лицензированные терапевты BetterHelp помогли клиентам найти больший смысл в своей жизни, когда они переживают невзгоды. Ниже приведены некоторые отзывы о терапевтах BetterHelp от людей, испытывающих аналогичные проблемы.

    Отзывы консультанта

    «Синди добралась до самой сути моих проблем и того, что происходит здесь и сейчас. Только моя первая неделя с ней, но я чувствую, что она сможет помочь мне пережить невзгоды, которые я переживаю »

    «Я не решался снова начать терапию, это может быть действительно сложная работа.Но процесс был на моих условиях, и я действительно связался со своим консультантом Шонти. Я чувствовал, что меня слушают, меня понимают и меня вдохновляют. Я видел в себе такой большой прогресс и уверен, что смогу справиться с тем, с чем раньше действительно боролся. Я так благодарен, что меня встретили с Шонти, и я с нетерпением жду, когда у нас будут телефонные сеансы. Впервые за долгое время я решила сделать заботу о себе своим приоритетом «.

    https: // www.betterhelp.com/shaunt-sherwood/#testimonials

    Логотерапия — Therapedia


    Введение

    Логотерапия — это вид психодуховной психологии, созданный доктором Виктором Франклом. Эта терапия основана на идее, что у каждого человека есть потребность быть нужным для тех, кто ему небезразличен. Принципы, связанные с этой формой терапии, относятся к отношениям между пациентом и общению с окружающими.Основное внимание уделяется тому, чтобы жить с осознанием цели в отношениях вместо обращения к психотерапии или лекарствам. Логотерапия не предлагает лекарств или психиатрической помощи, изучаемые методы предназначены для тех, кто хочет найти свое собственное значение и исцелить свои собственные разочарования. Следуя принципам, связанным с этим лечением, заботясь о других, работая над получением того, чего хочет пациент, и ведя последовательную жизнь, человек научится контролировать себя и получать удовольствие от того, кем он является.

    Цели логотерапии

    Основная цель Логотерапии — найти связь между душой и здоровьем пациента. Сосредоточившись на духе, терапевт стремится удовлетворить основные потребности человечества. Часто дух заблокирован из-за болезни или психологической травмы. Хотя дух не болеет, психобиологический организм может быть поврежден. Основная цель этой терапии — снять ментальные и духовные блокировки. Когда замешательство устранено, пациент может начать ощущать свое внутреннее «я» в полной мере.Основная цель терапевта — заставить пациента сосредоточиться на своей цели, а не на проблеме, которая заставляет его подняться над этой проблемой. Когда клиент становится более восприимчивым к своему истинному «я» и может терпеть происходящие вокруг него действия, он начинает преодолевать эмоциональные или ментальные ограничения, которые мешают ему преследовать свои цели и мечты.

    Когда используется логотерапия?

    Логотерапия используется, когда пациент сталкивается с экзистенциальным расстройством.Трудности в их жизни могут быть результатом поисков цели. Поиск этого значения может быть предотвращен из-за внутренних блокировок из-за личных обстоятельств или травм. Иногда чувство бессмысленности является результатом скуки. Это обычное дело для многих людей, поэтому они приводят к вредным занятиям, чтобы восполнить скуку. Есть много людей, которые не знают своей цели и не имеют целей, которых они на самом деле желают. Логотерапия используется, когда человек маскирует это чувство пустоты, что ведет к внутреннему конфликту, разочарованию и развращению.

    Как работает логотерапия

    При диагностике и лечении пациента терапевт сосредоточится на трех элементах. Свобода воли, воля к смыслу и смысл жизни связаны друг с другом. Когда клиент осознает свою свободу воли, он понимает, что именно он может выбирать, как ему реагировать на ситуации, и выбирать свой жизненный путь. Свобода воли означает, что они могут выбирать свою собственную жизненную судьбу и через нее учиться ответственности и нравственности.

    Терапевт сосредоточится на стремлении пациента к смыслу, обучая его поиску цели. Людьми движут не инстинкты, а потребность реализовать смысл. Когда они найдут цель в своей жизни, они получат огромное удовлетворение, просто зная, что следование определенному пути может дать им цель. Это счастье позволяет им преодолевать страдания и невзгоды. Знание того, что смысл можно найти в худшие времена, означает, что существование жизни имеет цель в существовании человека, а не только в некоторых ситуациях.Подчеркивается, что человеческое измерение определяется тем, что он знает о своей цели. Когда люди осознают, что их жизнь имеет смысл и что у них есть цель, их дух может настроиться на высший смысл.

    Человеческая духовность важна, потому что она сосредоточена на том, что правильно, а не на том, что неправильно. Преувеличивая реакцию, которая дается в определенных ситуациях, мы можем начать подтверждать свое собственное существование, зная, что мы контролируем то, что происходит в нашей собственной жизни.Пациенты могут избавиться от этих негативных сил, контролируя позитивные. Логотерапия может применяться в различных областях медицины, консультирования и ухода. Это форма терапии, которую люди могут пройти, чтобы они могли полностью раскрыть свой потенциал и уверенно двигаться вперед по жизни.


    Список литературы

    Сомав П. (нет данных). Смысл жизни группы. Получено с http://www.eatingthemoment.com/logotherapy-adission/

    .

    Виктор франкл и логотерапия.(нет данных). Получено с http://www.timlebon.com/frankl.htm


    Помогите нам улучшить эту статью

    Вы нашли неточность? Мы прилагаем все усилия, чтобы предоставлять точную и достоверную с научной точки зрения информацию. Если вы обнаружили какую-либо ошибку, сообщите нам об этом, отправив электронное письмо по адресу [email protected], укажите название статьи и проблему, которую вы обнаружили.


    Поделиться Therapedia с другими

    Что такое логотерапия и может ли она мне помочь?

    Если вы студент или поклонник психологии, то я уверен, что вы слышали о популярных методах лечения: когнитивно-поведенческую терапию, психоанализ и терапию, ориентированную на человека, и многие другие.А как насчет логотерапии?

    В мире, ориентированном на благополучие и психическое здоровье, мне интересно, что так мало людей слышали о логотерапии. По общему признанию, даже имея степень магистра психологии, я никогда не слышал о логотерапии до недавнего времени (когда читал Франкла). И моя мама, психотерапевт, тоже никогда не слышала о логотерапии.

    Итак, что такое логотерапия? И что лучше всего хранить в секрете психологии — это скрытый драгоценный камень или просто полированный камень?

    Что такое Логотерапия

    Представленная австрийским психотерапевтом Виктором Франклом, логотерапия считается третьей венской школой психотерапии после психоанализа Фрейда и индивидуальной психологии Адлера.

    История Виктора Франкла поистине увлекательна. Пережив концентрационный лагерь холокоста, который он задокументировал в своей книге «Человек в поисках смысла», Франкл понял, что главный движущий фактор человеческого поведения — это наш поиск смысла. Франкл твердо уверен, что жизнь имеет смысл при любых обстоятельствах и что наша работа — найти этот «смысл».

    Основываясь на своих наблюдениях в такие ужасные времена в концентрационном лагере, Франкл ввел логотерапию. Логотерапия фокусируется на идее, что все мы столкнемся с какими-то страданиями в нашей жизни.Но не наши страдания вызывают отчаяние. Скорее, это ощущение, что нам не ради чего жить во время страданий.

    Таким образом, логотерапия направлена ​​на поиск смысла нашей жизни. Как только мы поймем смысл ситуаций, в которых мы находимся, качество нашей жизни значительно улучшится. Важно отметить, что Франкл считал, что, когда люди не могут найти смысл, они обращаются к погоне за удовольствием или властью (согласно теориям Фрейда и Адлера) в надежде заполнить пустоту.

    Как мне может помочь логотерапия?

    Франкл считает, что истинный смысл жизни можно открыть по:

    1. создание работы или совершение дела
    2. что-то испытывает или встречает кого-то
    3. по нашему отношению к неизбежным страданиям

    Во время логотерапии и клиент, и терапевт работают, чтобы найти эти вещи. На типичном сеансе логотерапевты будут использовать три метода, чтобы помочь клиенту найти его волю к значению:

    1. Dereflection используется, когда человек чрезмерно поглощен проблемой или достижением цели.Цель дерефлексии — отвлечь внимание клиентов от себя, чтобы они могли думать о других. Это побуждает их тратить меньше времени на то, чтобы думать о проблеме.
    2. Парадоксальное намерение используется в случае страха фобий. Парадоксальное намерение подразумевает, что клиент желает того, чего он больше всего боится. Например, человека, который боится выглядеть глупым, можно специально уговорить попытаться выглядеть глупо. Как это ни парадоксально, страх исчезнет, ​​если намерение связано с тем, чего боялись больше всего.
    3. Сократический диалог используется, чтобы помочь клиенту в процессе самопознания через его собственные слова. Терапевт внимательно выслушает, что говорит клиент, и укажет клиенту на конкретные шаблоны слов или решений. Это позволяет клиенту увидеть новый смысл в своих словах. Таким образом, клиент понимает, что ответы на его проблему приходят изнутри и просто ждут, чтобы их обнаружили.

    Но разве логотерапия хороша?

    Логотерапия действительно довольно сложна.И дать четкое объяснение в коротком сообщении в блоге оказалось непросто. Однако я надеюсь, что вы уловили общую идею.

    Но разве это хорошо?

    Что ж, в 2016 году Тир и Баттьяни провели систематическую оценку доказательств, связанных с логотерапией. Они нашли следующие вещи:

    • Пациенты с расстройствами имеют тенденцию к занижению смысла жизни
    • Существует взаимосвязь между людьми, ищущими и наличием смысла, и их удовлетворенностью жизнью
    • Существует связь между поиском и присутствием смысла и нашей устойчивостью
    • Логотерапия эффективна для детей с депрессией и онкологических подростков
    • Существует корреляция между наличием смысла и суицидальными мыслями у людей, страдающих раком
    • Логотерапия может эффективно снизить выгорание на работе

    Дальнейшие исследования также показали, что люди с более глубоким и широким пониманием смысла и цели своей жизни имеют лучшее здоровье и выражают большее удовлетворение жизнью, более высокий уровень психологического и физического благополучия и позитивного психического здоровья.

    Подведение итогов

    В целом логотерапия кажется скрытой жемчужиной в мире психотерапии. Часто игнорируемый, он предлагает простой ответ на наши проблемы: ищите в них смысл.

    Каков ваш опыт логотерапии? Вы слышали об этом раньше? Или даже пошли к логотерапевту? Как всегда, дайте мне знать в комментариях!

    Логотерапия (Энциклопедия аномальной и клинической психологии SAGE)

    Логотерапия, основанная неврологом, психиатром и пережившим Холокост Виктором Франклом (1905–1997), буквально означает «терапия через смысл.Он опирается на три взаимосвязанных столпа — свободу воли, волю к смыслу и смысл жизни — и его главный вклад в терапевтическое сообщество — это его акцент на жизненно важной роли смысла в исцелении и процветании. Эффективная логотерапия зависит от утверждения этих основных убеждений. В этой статье освещаются некоторые из основных принципов логотерапии, которые позволяют людям сохранять свое человеческое достоинство, преодолевать невзгоды и превращать трагедию в триумф.

    На фоне Холокоста Франкл подчеркнул ответственность человека за заботу о других и ведение осмысленной жизни.Франкл показал, что люди могут свободно выбирать, идти в газовые камеры с достоинством и с молитвами на устах.

    Подход Франкла к личному развитию и человеческому совершенству телеологичен: мы становимся полностью людьми только тогда, когда реализуем нашу духовную природу служения высшей цели для большего блага. С этой точки зрения наибольшее удовлетворение жизнью и высочайшая устойчивость являются естественными последствиями стремления к самопревосхождению, а не других конкурирующих ценностей, таких как удовольствие, сила и успех.Согласно Франклу, самопревосхождение — это уникальная человеческая способность и суть человеческого существования. Быть человеком — значит выйти из себя и подняться над всеми ограничениями, чтобы реализовать свою духовную природу — потерять себя в уникальном призвании в служении высшей цели. Исследования в области позитивной психологии доказали, что смысл и подлинное счастье рождаются в стремлении к чему-то большему, чем он сам.

    Концепция ответственности Франкла означает больше, чем свободу действий или автономию — это также означает «способность реагировать» на выбор ценностей и этики в любой ситуации, несмотря на существующие ограничения.В конце концов, жизнь человека можно оценить с точки зрения принятия на себя ответственности за то, чтобы поступать правильно в каждой ситуации и выполнять свое уникальное призвание. Сила концепции ответственности Франкла зависит от ее духовной основы и непреодолимой ценности самопревосхождения. Вместе самопревосхождение и ответственность составляют основу логотерапии.

    Свобода человека — это не свобода от условий, а свобода занять позицию и выбрать свой собственный путь, независимо от внутренних и внешних ограничений.Такую свободу можно рассматривать как духовную свободу, потому что она исходит из «умственного» или духовного измерения. Именно в этом духовном царстве человек черпает силу и мужество не только для того, чтобы выжить, но и для того, чтобы жить осмысленно независимо от обстоятельств.

    Согласно Франклу, воля к смыслу является основной мотивационной силой. Это глубоко укоренившееся врожденное стремление не только к смыслу жизни, но и к высшему смыслу существования. Этот поиск смысла может быть удовлетворен только через стремление и движение к самопревосхождению.С этой точки зрения воля к смыслу является подлинной и подлинной, потому что у каждого человека есть уникальное призвание.

    Однако стремление к смыслу не является ни потребностью, ни побуждением, потому что оно никогда не может быть удовлетворено. Это больше похоже на поиск совершенства, который приведет человека к все выше и выше. Другими словами, стремление к смыслу приводит в движение процесс, который продолжается всю жизнь. Следовательно, значение обнаруживается в процессе поиска, а не в достижении места назначения. Это важная концепция для исследователей, изучающих значение.

    Франкл также определяет волю к смыслу как смысловую ориентацию или установку. Смысловое мышление функционирует как базовая ценностная ориентация в жизни, с помощью которой мы интерпретируем весь наш человеческий опыт. Пол Т.П. Вонг разработал шкалу для измерения смыслового образа мыслей и предсказал, что люди с большей вероятностью выживут в трудностях и достигнут «эвдемонического» счастья, если они наберут высокие баллы в смысловом образе мышления ( эвдемонический, по-гречески означает «хорошее»). жизнь »или« человеческое процветание », основанное на добродетели и совершенстве, в отличие от« гедонического счастья », основанного на удовольствии).

    Франкл верил в истинный и высший смысл жизни. Он также подтвердил, что смысл можно найти в любой ситуации, вплоть до последнего вздоха. Жизнь каждого человека может быть наполнена смыслом, если он вносит свой вклад в мир, ценит жизнь и проявляет дерзкое отношение к судьбе. Короче говоря, логотерапия направлена ​​на то, чтобы дать людям возможность подняться над своими трудностями и жить полноценной жизнью.

    На практике логотерапевт стремится пробудить у клиентов осознание их собственных способностей и ответственности за поиск смысла.Основными логотерапевтическими техниками являются парадоксальное намерение и дерефлексия, которые предназначены для того, чтобы переориентировать клиентов от озабоченности собой своими проблемами на следование своим собственным путям к более желанной и полноценной жизни. Результаты эмпирических исследований показывают, что логотерапия или смысловая терапия эффективны в снижении депрессии и тревожности и повышении благополучия.

    См. Также Экзистенциальная теоретическая основа; Безнадежность; Гуманистическая теоретическая база; Теоретические основы позитивной психологии; Психотерапия; Духовность / Религия, Психическое здоровье

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.