Кто придумал страшилки: Страшилки, жуткие истории и городские легенды — в интервью с фольклористом и в подкасте «Афиши Daily»

как в СССР появились страшилки и что делает крипипасту страшной. Рассказывает фольклористка. «Бумага»

Зачем дети рассказывают друг другу страшные истории, почему некоторые из них пугают больше и какие страшилки придумывали советские пионеры?

Исследовательница фольклора Эста Матвеева рассказывает, как формируются современные страшные истории и почему они далеко не всегда пугают.

Аспирантка Центра типологии и семиотики фольклора РГГУ

Говоря о страшных историях, нужно начинать с так называемых пионерских страшных историй, которые еще называют классическим корпусом. Впервые их зафиксировала в середине 1960-х годов [ленинградская ученая] О.Н. Гречина. Позже их ввели в научный оборот вместе с термином «страшная история», куда и вошли многим знакомые истории про гробы на колесиках, желтые шторы, черные утюги и прочее.

Классический корпус сюжетно ограничен и более-менее фиксирован. Однако точное время и место его возникновения до сих пор не известны исследователям.


Отрывок из страшной истории про леггинсы-убийцы из архива Эсты Матвеевой:

«В общем, жила-была девушка, ей было лет 18. У нее была одна проблема: она была весьма полной. Ну то есть жирной, девушка жирной была жутко. Как-то раз она идет по городу и думает, как у нее все плохо, [какая] она жирная, и что нет у нее возлюбленного, ее гнобят. В общем, ей плохо, и тут она заходит в подворотню и видит там цыганку. А цыганка ей говорит: „Я смотрю, ты страдаешь, и смотрю, от избытка жира, я подарю тебе такие леггинсы, ты ходи в них на дискотеку и похудеешь“. Надела девушка эти леггинсы и пошла в клуб. Танцевала она там, танцевала, приходит домой, снимает их, смотрит в зеркало и понимает, что стала совсем худой. Она подумала, что это круто, и снова пошла на дискотеку. Но так получилось, что она опять зашла в подворотню. Там снова цыганка, и она обращается к девушке: „Ты похудела, так что теперь леггинсы не надевай“. Не послушалась девушка цыганку, надела леггинсы и пошла танцевать. Приходит домой, снимает леггинсы, смотрит в зеркало, а она скелет. И она умерла».


Еще есть масса, в том числе и по своей неоднородности, других историй той же жанровой прагматики, которые в классический корпус исследователями до некоторых пор не включалась.

Фото: wikimedia

До момента фиксации первых текстов в 60-х нет ни одного источника, в котором мы могли бы их найти. На самом деле, их просто не записывали: наука того времени не признавала и не видела пользы в изучении детских коллективов и бытующего в них фольклора. Тогда изучались лишь игры, сказки, песни и прочее.

При этом по косвенным источникам можно сказать, что жанр существовал и в первой половине XX века: информация о них зафиксирована в литературных мемуарах, воспоминаниях пожилых людей, чье детство приходилось на 40–50-е годы, газетах и журналах того времени, в некоторых случаях в художественной литературе. Однако их недостаточно для того, чтобы проследить истоки формирования корпуса этих историй.

Есть немалая вероятность, что распространение практики рассказывания страшных историй, наряду с более-менее фиксированным корпусом классических историй, связано с 1920-ми годами, когда впервые появились пионерлагеря. Уже в ранних выпусках газеты «Пионерская правда» можно найти описание практик бесед у костра и рассказывания «коллективных» историй. Тем не менее, до некоторых пор их тематика не подразумевает никаких страшных историй: там еще не фиксируется ни летающих простыней, ни красных глаз, ни другого.


Пересказ страшной истории про пастушка Гришку, опубликованной в газете «Пионерская правда» в 1927 году:

«Пастушка Гришку сильно напугали звуки, доносившиеся из склепа, когда он пас коров на кладбище. После этого случая по деревне начали ходить слухи про этот склеп, про старого барина, который будто бы стал выходить из него. Боялись все, но только пионеры продолжали ходить на кладбище и рассказывать там свои истории. Однажды они снарядились в город, где встретили двух приказчиков. Мужики  рассказали им историю о том, как во время сильного дождя залезли пьяные в кладбищенский склеп, а под утро с охами и вздохами выбрались наружу. После чего наблюдали удаляющегося с криками пастушка. Пионеры рассказали всем в деревне эту историю, и слухи про старого барина прекратились».


Несмотря на использование страшной тематики, первые тексты подобного наполнения отличались от классических пионерских текстов не только сюжетно, но и с точки зрения прагматики. В задачу авторов этих историй не входило напугать читателя, напротив — они хотели развенчать страх, подвергнуть его рационализирующему анализу, вскрыть его причину, тем самым продемонстрировав собственное превосходство над «темными» сельскими жителями, живущими с верой в домовых, мертвецов и невидимые силы.

Как именно истории, которые доказывали, что ничего страшного на самом деле нет, перешли к «страшным историям», неизвестно.

В XXI веке классические страшные истории за редким исключением бытуют в естественной для них ситуации — по-видимому, в среде младших школьников. Можно предположить, что такие истории перестали удовлетворять детскую потребность в «страшном», подводя к постепенному обновлению репертуара: тот же гроб на колесиках из-за того, что пересказан несколько раз за множество лет, уже не так пугает.

Слендермен — безликий персонаж в черном костюме с галстуком и длинными конечностями, обитающий в лесу и промышляющий кражей детей при помощи своих щупалец. Был создан участником интернет-форума Something Awful на конкурсе Create Paranormal Images в 2009 году

В своем изначальном виде термин «крипипаста» использовался для обозначения крипи-текстов, опубликованных на соответствующих тредах и далее путем репостов распространяющихся по соцсетям. Согласно этой логике, любые тексты — истории про призраков в заброшенных домах, бесплотных духов, отвратительных зомби, безумных маньяков и прочих характерных для страшного фольклора персонажей — могут именоваться крипипастой, если будут постоянно поститься и репоститься в интернете. Снова и снова.


Отрывок из крипипасты про Слендермена:

«С замиранием сердца я подошла и сорвала записку. На ней огромными буквами было написано единственное слово: „БЕГИ“. Кровь застыла в жилах, и сердце начало учащенно биться, когда я поняла, что сзади меня стоит ОН. Лесную тишину прорезал громкий крик; фонарик с камерой вывалились из рук. Я повернулась, чтобы убежать. Он стоял передо мной. И я поняла… это конец. Последнее, что я помню, это резкое головокружение и дикую боль, пронзившую всё мое тело. И лицо. Холодное, пустое, страшное лицо».


Наряду с большим количеством ничем не примечательных текстов в крипипасте выделяют некоторых персонажей, ассоциирующихся в устной среде в первую очередь с видом сайтов, на которых их распространяли. И это при том, что очень часто персонаж или сюжет — заимствование из других отслеживаемых источников.

Так, Слендермен — безликий персонаж в черном костюме с галстуком и длинными конечностями, обитающий в лесу и промышляющий кражей детей при помощи своих щупалец, был создан участником интернет-форума Something Awful в 2009 году в рамках конкурса Create Paranormal Images. Образ в том числе благодаря крипипасте приобрел широкую известность, он стал персонажем компьютерных игр, фан-артов.

Теперь довольно часто при упоминании крипипасты дети вспоминают именно Слендермена, а также не менее знаменитых Джеффа Убийцу, Смеющегося Джека, Оффендрмена и Бена-утопленника.

Однако если в самом начале практика подразумевала письменный обмен историями, в какой-то момент они вместе с модой на термин «крипипаста» начинают проникать в устную среду, рассказываться детьми наравне с другими текстами страшного фольклора. Здесь непонятно только, что теперь сами дети начинают подразумевать под крипипастой, которую так активно рассказывают.

Идеального рецепта создания действительно страшной «страшной истории» нет. Я уже не говорю о том, что существуют большие сомнения в том, что тексты подобных детских историй действительно имеют отношение к такой эмоции, как страх. На деле здесь замешан гораздо больший спектр эмоций и их оттенков: это может быть волнение, тревога, интерес, возбуждение, любопытство, удивление и даже смех.

Тем не менее, существуют попытки понять, какие из этих историй больше, а какие меньше эмоционально воздействуют на участников «страшной» практики. В своей работе я выделяю «лексические маркеры страха», то есть слова, словосочетания, в некоторых случаях полноценные предложения, которые сообщают о реакции человека, чаще всего главного персонажа событий, на эмоциональный раздражитель: «у него душа ушла в пятки», «от страха он не мог сказать ни слова», «ему было так страшно, что волосы встали дыбом» и прочее.


Отрывок из крипипасты про клоунов:

«Я не успел толком рассмотреть его, как увидел на земле записку. Мое сердце сжалось, а душа ушла в пятки. В записке было написано: „БЕГИ!“. Я побежал что есть мочи к этому сараю. А за мной бежали они. Трое людей в масках клоунов. Они бежали и смеялись, размахивая ножами. Я едва успел укрыться в этом сарае, но я знаю, что это ненадолго. Они найдут меня. Они смеются и говорят о том, что сделают с моим телом. Мне страшно. Вот один из них подобрался очень близко к месту моего обитания. Это конец».


Согласно моим наблюдениям, так как эти элементы можно спокойно включать и выключать из текста, их количество в речи рассказчика увеличивается соразмерно степени его включения в ситуацию рассказывания. Чем он больше ориентирован на эмоциональный отклик слушателей, тем вероятнее в его словах будут присутствовать «маркеры страха».

Их выделение, на мой взгляд, могло бы помочь при разграничении текстов, которые, по мнению рассказчика, способны вызвать эмоциональную реакцию, от текстов, которые в рамках конкретно взятой ситуации не выполняют функцию, предусмотренную жанром, то есть пугания.

Тем не менее до тех пор, пока не будет изобретен способ, позволяющий нам мерить эмоциональную реакцию рассказчика или слушателя страшной истории на исполняющийся текст, все рассуждения о лексических маркерах, о «страшном» и «нестрашном», по-видимому, действительно могут звучать голословно. В этом случае даже наблюдение за исполнением практики не совсем релевантно, так как мы имеем дело с игровой формой взаимодействия, при которой слова и действия не всегда соответствуют реальным эмоциями участников.

В 2014 году две 13-летние девочки из штата Висконсин совершили попытку ритуального убийства своей одноклассницы: они хотели принести ее в жертву Слендермену. Подростки опасались, что если они этого не сделают, то убийца придет за ними, так как основная его функция в текстах страшных историй – кража и убийство детей.

В ответ на это появился новый виток интернет-нарративов на соответствующих криписайтах. В них рассказывали истории о людях, совершающих похожие ритуальные убийства с самыми различными мотивировками: получить силу Слендермена, стать похожим на Слендермена, подружиться с ним и другое.

Эта ситуация — крайний случай того, как страшные истории влияют на детей. В действительности всё не так страшно, но тема широко обсуждается до сих пор: споров о пользе и вреде самих текстов страшных историй и практик, при которых они рассказываются, очень много.

Одни исследователи говорят, что страшные истории могут негативно воздействовать на неокрепшую психику ребенка. Другие же — их, по-видимому, большинство — утверждают обратное. В защиту пользы страшных текстов приводят терапевтическую функцию: вербализуя свои страхи, ребенок тем самым от них избавляется.

кого и чего боялись бывшие дети – Москва 24, 30.08.2016

Скоро 1 сентября, и многие дети в этот день отправятся первый раз в первый класс, а кто-то – в детский сад. Некоторые из них явно боятся такой перемены участи, но ничего тут не поделаешь. Взрослеть всегда ужасно волнительно и даже страшно.

К тому же многие из них еще явно не отделались от детских страхов, которые получили до этих знаковых этапов своего взросления.

Фото: YAY/ТАСС

Перед 1 сентября мы всей редакцией решили вспомнить, кто чего (или кого) боялся, когда был ребенком. И расспросили об этом некоторых других знакомых взрослых. Что из этого всего вышло – смотрите сами. Если честно, большинству из нас все это до сих пор не кажется смешным, но в какой-то степени позволяет оставаться детьми.

Робот-терминатор Т-1000 и крутящаяся голова из заставки «ВИД»

vid.ru

СЕРГЕЙ:»Я вот только сегодня проснулся в холодном поту от того, что за мной гнался какой-то жуткий…эээ… не помню, что это было! В детстве я боялся маньяка, который орудовал в нашем Бутове. Кажется, еще я боялся подкроватных монстров. А также не мог заснуть после очередного выпуска «Криминальной России».

Помню дико страшного Пинхеда (герой из серии фильмов «Восставший из ада» – прим. ред.) и Т-1000 из второго Терминатора (главный противник героя Шварценеггера из фильма «Терминатор 2: Судный день» – прим. ред.). Но это, скорее, разовый испуг. Крутящуюся башку (заставка телекомпании «ВИД» – прим. ред.) тоже боялся. А кто ее не боялся? Покажи мне этого храбреца! Не припомню, чтобы я закрывал глаза, когда видел ее, но вряд ли это было приятно наблюдать».

Банные домовые и полевые ведьмы

Легендарный коми-пермяцкий богатырь Кудым-Ош. Картина В. Онькова

РИТА: «Когда мне было лет 12, я прочитала сборник коми-пермяцкого фольклора со всякими историями про встречи с домовыми и прочей нечистью (кстати, перечитала бы сейчас). Это была дословная расшифровка записей рассказов деревенских жителей. У коми много, вообще, такого ужаса: все мифы парадоксальные и страшенно нелогичные.

В книжке были истории про то, например, как женщину из бани не выпускал банник (банный домовой) или как домовой к кому-то под бок ночью лез греться. Как кого-то душили, как кто-то разговоривал со своей домашней нечистью, какие-то визиты мертвых родственников и т.д. И вот прочитав эту книжку (нашла в библиотеке), я какое-то время не могла спать без света и боялась, что у нас в квартире тоже есть домовой. Но потом я решила, что он добрый и наливала ему немного молочка в кружку, а затем ставила в угол на кухне. И это помогло! Никто не щипал меня, не лез под одеяло и не душил».

ЮЛИЯ: «Моя мама сразу мне дала хорошо иллюстрированную книжку легенд Ирландии, Шотландии и прочих «дий», а еще русские сказки с кучей черепов вокруг Бабы-Яги, так что у меня автоматически выработался иммунитет к таким вещам. И даже интерес к ним. Вот мне очень нравится у Мусоргского «Ночь на Лысой горе». Или страшная сказка у Дебюсси про ведьму, живущую в полях, которая ворует детей и съедает их».

Старый ламповый телевизор, крик Якубовича и пьяница с чемоданом

1tv.ru

НАСТЯ: «Огромный ламповый советский телевизор был моим кошмаром и порталом во все чудесное одновременно. То, что он был черно-белым – последнему ничуть не мешало. Мы жили в достаточно стесненных условиях и когда ко взрослым по вечерам в пятницу иногда приходили гости, меня автоматически отсылали в единственную комнату и я не могла смотреть своею любимое «Поле чудес» (телевизор был только на кухне). Я очень любила эту программу, потому что желала всем крутящим там барабан выиграть автомобиль. Конечно, это было и мое желание тоже, но я тогда не умела еще писать и не могла отправить письмо Якубовичу.

В итоге я стояла под дверью в комнате, чтобы послушать, – выиграют автомобиль на этот раз или нет. Видимо, все это напряжение привело меня к тому, что телевизор стал мне сниться.

Особенно страшно ставилось в периоды болезней. Когда поднималась температура, мне казалось, что этот тяжеленный телевизор (из которого Якубович орет это свое: «А-а-а-автомоби-и-и-иль!») находится на кончике мизинца моей руки и что он вот-вот свалится, но мне его обязательно нужно удержать, ведь иначе автомобиль никто не выиграет, телевизор разобьется, а портал в мечту будет закрыт».

ВОВА – брат Ольги: «Мы шли с бабушкой и встретили чувака с таким большим советским чемоданом на защелках. Он явно был сильно пьющим и шатался. Ну для маленького ребенка страшновато! И когда моя сестра вела себя плохо, бабушка пугала ее, что этот дядька придет и заберет ее в чемодан! Она потом плохо засыпала, но лежала молча».

Великий и ужасный Бабайка

Художник Pete Revonkorpi

КСЕНИЯ: «Бабайка! Говорили, что придет Бабайка, если я не буду спать! Еще Бабайка жил под кроватью и я боялась спускать с нее руки и ноги. Он должен был появиться, если я плохо себя буду вести. И папой меня мама останавливала! Говорила, что сейчас папе позвонит и расскажет, как я себя веду. Баба-Яга еще была, но по мне – она нормальная баба, я не боялась ее! Даже собиралась в поход к ее избушке на курьих ножках».

Бабайка – герой русского фольклора, он часто встречается в колыбельных песенках:

Баю, баю, баю, бай
Приходил вечор бабай.
Приходил вечор бабай,
Просил: Леночку отдай.
Нет, мы Лену не дадим,
Лену надо нам самим.

Его имя образовано из двух слов: Баба (древ. покровительница детей – прим. ред.) + Айка (от междометья ай-яй-яй – прим. ред). Считалось, что бабайка бродит с мешком по улицам в поисках непослушных детей, которых складывает в него и утаскивает потом их на болото или в лес. Обычно им пугали детей, которые не желали засыпать.

Взгляд Софии Ротару, Фредди Крюгер, Сергей Минаев, акулы и голос попов

Фото: ТАСС/Артем Геодакян

ЛЮСИ: «Я очень мнительная и боялась привидений. Смотрела ужастики, а потом боялась одна в комнате торчать. А еще когда мы купили новый дом, там в кладовке висел плакат Софии Ротару. И мы с сестрами ее боялись! Она как-то злобно улыбалась. Я боялась смотреть ей в глаза».

ПАША: «Меня никем не пугали, но я боялся Фредди Крюгера (маньяк-убийца из сериала ужасов «Кошмар на улице Вязов» – прим. ред) и зубастиков (злые существа, похожие на ежей, из одноименного комедийного фильма ужасов – прим. ред). Ты просыпаешься такой и знаешь, что под кроватью и вокруг в комнате они – зубастики!»

ВАЛЕРА: «Фредди Крюгер пугал больше всего! Я боялся уснуть, так как думал, что он придет ко мне во сне (мне было лет 5–6). Причем через несколько дней страх проходил. Но когда показывали новую серию – все начиналось по новой».

КАТЯ: «Боялась Фредди и темноты. Там в фильме была эта жуткая считалочка, она вводила меня в ужас, снилась мне в кошмарах».

ИННА: «Безотчетный ужас вызывал у меня Сергей Минаев («первый поющий советский диск-жокей» – прим. ред.). Его часто крутили по ТВ, и я когда его видела, то сразу убегала в другую комнату. Мне казалось, что он плохой и злой, может мне навредить. Я думала, что он какой-то маньяк».

ЖЕНЯ: «Одна моя подруга в детстве боялась акул, хотя никогда их не видела. Родители говорили ей, что если она будет себя плохо вести, ее ночью съедят. И она засыпала и думала, что вокруг кровати вода и там акулы плавают».

АЛЕКСАНДР: «Когда мне в детстве прочитали историю о попе и его работнике Балде (сказка Пушкина – прим. ред.) и показали картинки в книжке, я стал бояться бородатых и пузатых попов! Страх усилился, когда я увидел и услышал их вживую! Они так страшно говорили своими голосами, как мне казалось. И ничего смешного в том не было».

Уличные туалеты и ночные похитители пупсов Барби

Фото: YAY/ТАСС

САША ГРЕЧА: «Я в детстве ничего и никого не боялась, хоть и пугали меня бабайками, ведьмами и другими различными мифичными персонажами. Когда родители пели песню про серого волка, который придет и схватит за бочок, я думала – ну и пусть, мне не жалко для волчонка ничего!

Темноты я тоже не боялась! Наоборот, частенько ночью притворялась спящей, чтобы увидеть «тайную» жизнь своих игрушек. Единственное, я была уверена, что у нас живет домовой, потому что пропадали мелкие игрушки и безделушки. Как-то исчез пупс от барби, я была очень расстроена и зла на этого гаденыша.

А еще я как-то с родителями смотрела X-files (популярный научно-фантастический сериал «Секретные материалы» – прим. ред) и меня очень напугала серия, где маньяк лезет через канализационные трубы и убивает своих жертв. На одну девушку он напал, когда та была в туалете. С тех пор я в туалет ходила очень быстро и с открытой дверью.

АЛЕНА: «Боялась дырки в уличном туалете. Не помню как, но меня напугали ей в детском лагере. До сих пор ее боюсь».

Братский Гугуй, бабушкина Гамашильда и мамина Румпумпель

Кадр из фильма «Женщина в черном 2: Ангел смерти»

ЛЕНА: «Все детство брат пугал меня неким Гугуем. Угрожал мне Гугуем! Если я плохо буду себя вести – меня утащит Гугуй. Если я чего-то не сделаю – ко мне придет Гугуй. И это работало. Боялась я страшно. Он был ростом почти под потолок, каким-то одутловатым, с огромным носом, да еще и в шляпе. И всегда выглядывал из угла, отчего его вид становился еще более ужасающим. Я часто видела его из своей кровати. Но пока я была хорошей девочкой, он не двигался, а только смотрел…

Наша семья жила в крошечной двушке с пятиметровой кухней и почти полным отсутствием коридора. И очень часто верхняя одежда оставалась висеть в прихожей. Когда я немного подросла, вдруг поняла, что Гугуй –это отбрасываемая от старого плаща тень! Тем не менее, я еще довольно долго шарахалась от этой тени».

ДАНЯ ХЭЛДОН: «Гамашильда! Это когда бабушка внезапно делала злобное лицо, представлялась этим странным именем и начинала меня гонять по всей квартире. Она была мастером страшных историй. Поэтому на ночь мне могли достаться приключения, в которых в ночном лесу на меня с дедом нападет страшенный человек-лось. Он будет за нами идти и в тишине чаще раздастся страшное «цок-цок-цок». Горящие глаза и кровь на губах прилагаются.

Или, например, сказка про то, как дети ложились спать и поочередно слышали, как кто-то царапает матрас снизу. Кто этот звук слышал – больше не просыпался. А виной всему был человеко-крыс. Кроме того, у меня был собственный монстр для себя. Ночью (известное дело) если ступить на пол – его проломит тиранозавр, который, конечно, тебя съест. Поэтому если нужно встать – делать это надо быстро и пола касаться минимальное количество раз».

ВАНЯ: «Меня в детстве иногда пугала мама. Мне было лет 5–7. Внезапно она менялась в лице и спокойным (даже, скорее, покойным) голосом, растягивая гласные, говорила, глядя мне в глаза: «Я-я не маа-маа, я-я злаа-яя РУМ-ПУМ-ПЕЛЬ». Я не понимал что происходит! Чуть не плача, кидался к ней и начинал стучать кулачками c криком: «Уходи, уходи, злая Румпумпель». Вдоволь наигравшись со мной в эту Румпумпель, она снова превращалась в маму. Недавно мама призналась, что это было довольно жестоко с ее стороны и извинилась. Но потом добавила: «Ты так боялся смешно, я не могла удержаться». Над своими детьми ни в жизнь так не буду измываться. Хотя…»

Лесной дух, высокий человек в болотных сапогах и Черный Дядька с запахом пломбы

Фото: ТАСС

ГЮЗЕЛЬ: «Бабайки в нашей семье не приветствовались, – это портит психику ребёнка, считали родители.

В три года мне частенько приходилось оставаться дома одной. Как-то раз в утренней радиопередаче я услышала композицию Арама Хачатуряна «Танец с саблями». Естественно, ни о каких саблях я и понятия не имела, но родители, придя домой, в ужасе доставали меня из-под кровати. Детское воображение рисовало душераздирающую картину: под динамичную музыку армянского музыканта танцевали ЧЕРТИ! Помните: та-та-та-тарата-тара…? Хотя, наверное, правильнее будет не черти, а шурале (дух леса из татарских и башкирских сказок – прим. ред). Умудрились же мамины коллеги трёхлетнему ребёнку книгу «Абжалиль» принести. Вот, там как раз и был шурале.

А еще я боялась летучих мышей. Взрослые пугали тем, что те пикируют на голову, запутываются в волосах и когтями раздирают глаза, кожу, сосут кровь… Думаю, они это сами придумали, чтобы мы, дети, затемно возвращались с прогулок.

Еще я боялась пиявок. У нас с огорода был свой проход к озеру. Были мосточки. Я видела, как к деревянным перекрытиям мосточка присасывались эти противные твари (это не те пиявки, что используют в гирудотерапии, они помельче и светлее). В общем, существовала легенда, что пиявка присосется к тебе и опять же выпьет всю кровь (наверное, это опять же родители придумали, чтобы мы, дети, не лезли в водоем – утонуть же можно)».

ВАСИЛИЙ: «Страшный высокий человек в болотных сапогах, громадного роста и с бородой, который ходит по опушке леса и ждет детей, которые туда неосторожно сунутся. Его звали Атабуй и я его боялся. Подробности того, что он делает с детьми, – не говорили. Но точно что-то страшное».

МАРГО: «Черный Дядька снился мне на протяжении нескольких лет. Как-то раз двоюродный брат рассказал мне о нем и надышал на окно (мол, это Дядька так оставляет следы). У брата болел зуб и от стекла веяло его дыханием с пломбой. После этого мне снились кошмары: каждую ночь Черный Дядька приходил ко мне и брал на руки, а потом меня засасывало в пол через потолок.

Во сне я чувствовала дыхание брата (которое воспринималось как дымок от дядьки – запах страха) и просыпалась в холодном поту. С тех пор, когда я шла к стоматологу и садилась в кресло, каждый раз меня держали четверо. И Черный Дядька приходил ко мне ночью каждый раз перед следующим визитом врача».

Ярко-зеленый король змей из «Гарри Поттера» – Василиск

Кадр из фильма «Гарри Поттер и Тайная комната»

СОФЬЯ: «Король змей василиск из книги «Гарри Поттер и Тайная комната» был моим абсолютным страхом. Я очень люблю воду, но в 13 лет близость к ней значила близость к ядовитому монстру.

Он поджидал меня в водопроводных трубах, в кранике умывальника, под землей и в мощеных переулках. Мне казалось, я слышу шелест его кожи, шепот его мыслей и ощущаю холод его глаз. Он был то сзади, то сбоку, то снизу, но никогда не был прямо передом мной, и от этого было еще хуже. Я не знала, как победить его, ведь он не нападал.

Никакие доступные мне средства защиты не работали против повелителя царства ужаса и мрака. Не помню, почему, но как-то вечером в ванной комнате под венецианской крышей он вдруг уполз из моей жизни раз и навсегда.

Меня никогда не нужно было пугать намеренно. Я превосходно это делаю сама».

Уличные клоуны, живые игрушки, серенький волчок и черная рука

Фото:ТАСС/Wolfram Kastl/DPA

ГРИША: «Клоунов я впервые увидел года в три на каком-то городском празднике и очень испугался их грима и необычного поведения. Некоторые из-них были на ходулях и эти великаны меня просто повергли в панику. Клоуны вытаскивали детей из толпы для каких-то фокусов, и я боялся, что до меня тоже дойдет очередь. Я расплакался, и мама меня оттуда увела. Потом я долго отказывался идти в цирк. В конце концов родителям как-то удалось меня уговорить, клоуны оказались смешными и больше я их не боялся».

ПОЛИНА: «Когда я узнала о существовании смерти, решила не покупать игрушки, чтобы моих плюшевых зверят не пришлось никому выбрасывать после моей кончины. Сейчас, кончено, странно звучит. Меня ничем не пугали. Ремнем иногда пытались запугивать. Но его я в своей биографии не помню, так как росла в семье пацифистов».

ВАСЯ: «Меня в детстве пугали два персонажа – это серенький волчок и Баба-Яга. Вторая была в моих представлениях как из любимого мультфильма про домовенка Кузю. Но серенький волчок, который укусит за бочок – это был просто ужас-ужас. Приходилось укутываться так, чтобы нигде никакого бочка видно не было и спать до самого утра».

ОЛЬГА: «Я начиталась книжки Успенского про черную руку, зеленую простыню и красные пальцы и страшно боялась черной руки: что она выберется из платяного шкафа и задушит меня. Поэтому одеяло подтыкалось со всех сторон, чтобы рука не могла под оделяло пролезть».

Анастасия Мальцева, психолог

«Маленьким детям рассказывают страшные сказки про Бабу-Ягу или серого волка для того, чтобы помочь им справиться с тревогой. В состоянии тревоги человек находится в постоянном напряжении, ожидании, что сейчас что-то произойдет опасное и страшное, но что именно, – он не знает.

Мы все хорошо знакомы с этим переживанием. В триллерах часто используется этот прием: когда зрителю показывают, например, обычную лужайку в лесу, по ней идет герой, играет тревожная музыка, а зритель в этот момент напряженно ждет, что вот сейчас в любой момент что-то случится.

Ребенку лучше долго не находиться в состоянии тревоги. Родители с помощью сказок помогают создать в воображении малыша конкретный страшный объект, которого можно бояться. Тогда тревога по поводу опасности всего мира превращается в локальный страх, например, Бабы-Яги, которую ребенок не встречает в своей повседневной жизни.

То есть, на первый взгляд, может показаться, что страшные сказки пугают детей, но на самом деле, они, наоборот, помогают ребенку успокоиться и почувствовать себя в безопасности».\

Ссылки по теме

Как написать страшилку — Литературные мастерские CWS

CWS / О нас / Медиатека / Библиотека / История и методики творческого письма / Как написать страшилку

Как жанр, хоррор имеет потрясающую силу, которая вызывает у людей эмоции. Почему? Потому что он обращается к коллективному страху и бессознательным импульсам. Но для каждого пишущего человека создание хорошей страшилки – настоящий вызов. Семь леденящих душу советов, которые помогут написать незабываемую историю ужасов составил автор портала Writerswrite Энтони Элерс. Практические задания помогут опробовать эти советы в собсвтенных произведениях. 

1. Домашние ужасы

Обратите внимание, сколько ужасных историй происходит внутри домов. Помните «Паранормальное явление» или «Сияние»? Всё потому, что для каждого из нас дом и домашнее окружение – своего рода защита, в которой мы уверены. Становится по-настоящему страшно, если всё это рушится.

Задание: Мама укладывает детей спать, и вдруг гаснет свет. Что дальше?

2. Игра в прятки

Та же мама сидит в парке на лавочке и читает свой журнал. Когда она отрывает взгляд от журнала, видит старуху в бальном платье, прыгающую по веткам деревьев. Моргание. Блик солнца. Крона дерева скрыла старуху. Дома женщина видит то же грязное бальное платье, поднимающееся по ступеням. И вдруг оно снова исчезает! В хорроре часто используются такие приемы “сейчас-ты-меня-видишь-а-сейчас-нет”.

Задание: Придумайте, кто или что может постоянно появляться и исчезать в вашей истории.

3. Боль это так хорошо

Мы идём кататься на американских горках, хотя боимся. Девушки встречаются с плохими парнями, хотя знают, что скорее всего они разобьют им сердца. Определённо существует связь между удовольствием и страхом, и это часто используется в хорроре. Подумайте про поцелуй вампира – невероятная боль и эротическая связь в то же время.

Задание: Перепишите сцену оргии из «Дракулы» на современный манер.

4. Монстр внутри

Интересно смотреть на отрицательные черты персонажа, если они вызваны тёмной силой внутри него. Да-да, он будет делать жуткие и опасные вещи, потому что внутри него что-то поселилось. Борьба света и тёмных импульсов не редкость для страшилок. Вспомните хотя бы Доктора Джекил и Мистера Хайда.

Задание: Опишите ночной кошмар вашего персонажа, с которым он придёт к терапевту, будучи напуганным своими действиями.

5. Городские легенды

Большинство страшных историй уходят корнями в городские легенды. Детали этих историй в каждой стране и культуре свои, но костяк один. Такое есть везде. Например, по Южной Африке бродит легенда о дьявольской медсестре, которая грозится вырезать весь Йоханнесбург.

Задание: Спросите своих друзей про самую страшную легенду или байку, которую они слышали. Обратите внимание, если сюжеты похожи.

6. Выжатый лимон

Кровь, рвота, молоко. Жидкости, которые могут быть «изгнаны» из тела каким-нибудь жутким способом, хорошо срабатывают в хорроре. Вспомните Керри из «Экзорциста». Кровь – мощная метафора в ужастиках. Кровь – это жизнь, её потеря означает смерть.

Задание: Ребёнку делают переливание крови, и вдруг…

7. Не сходите с ума

Ваша писательская задача – создать напряжение и вызвать страх читателя. Но это не значит, что на каждой странице должно быть по десятку мёртвых тел. Используйте одну мощную тему и сюжетную линию. Расскажите такую хорошую историю, что просто ужас!

Задание: Превратите ваши воспоминания о старшей школе в сценарий фильма ужасов для подростков.

В литературе и кино всегда есть место для хорошей страшилки. Пробуйте, и может, вы станете автором следующего леденящего душу бестселлера.

Источник: writerswrite.co.za

Перевод Дарьи Красовской

 

Страшные истории в русской литературе

Рассказы о встречах человека с нечистой силой — один из самых древних и живучих фольклорных жанров. В народе такие истории именовались былинками, а ученые делили их на былички и бывальщины. В быличках герои рассказывали о личных «приключениях», а бывальщины передавали те, кто при событиях не присутствовал. Писатели XIX века часто вплетали в сюжеты своих произведений старинные «страшилки». Предания о русалках и мертвых женихах, встречах с лешим и чертом — вспоминаем, кто из отечественных классиков особенно любил этот фольклорный жанр.

Василий Жуковский. «Светлана»

Василий Жуковский нередко выбирал для своих произведений исторические и фольклорные темы. Это роднило его литературные баллады с балладами народными — жанром, близким исторической песне. Одно из своих самых известных произведений в этом жанре, «Людмила», Жуковский написал на основе немецкого текста. Это была «Ленора» — «Подражание Биргеровой Леоноре» — немецкого поэта Готфрида Августа Бюргера. А он, в свою очередь, опирался на популярный фольклорный сюжет о том, как погибший жених забрал в могилу невесту. Вторая известная баллада Жуковского, «Светлана», имела выраженный русский колорит:

Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали:
За ворота башмачок,
Сняв с ноги, бросали;
Снег пололи; под окном
Слушали; кормили
Счетным курицу зерном;
Ярый воск топили…
Подпершися локотком,
Чуть Светлана дышит…
Вот… легохонько замком
Кто-то стукнул, слышит;
Робко в зеркало глядит:
За ее плечами
Кто-то, чудилось, блестит
Яркими глазами…

Во время крещенского гадания главной героине явился жених, «бледен и унылый», который увез девушку якобы на венчание. А на самом деле тоже оказался мертвецом. Однако, в отличие от Леноры и Людмилы, Светлана осталась жива: страшная история оказалась ночным кошмаром.

Орест Сомов. «Киевские ведьмы»

Орест Сомов включал в свои тексты былички и бывальщины в их исконном виде. С помощью деталей русского и украинского фольклора писатель старался отразить подлинные картины народной жизни. Его повесть «Русалка» вышла с подзаголовком «Малороссийское предание», а «Кикимора» — как «Рассказ русского крестьянина на большой дороге». В сказке «Оборотень» автор «вывел напоказ небывалого русского оборотня» — простодушного сына колдуна, который по примеру отца обратился в волка, не ведая, что с этим делать и как стать снова человеком.

Герой повести «Киевские ведьмы» — казак Федор Блискавка — женился на красавице Катрусе, которая оказалась колдуньей. Блискавка проследил за женой и стал свидетелем шабаша на Лысой горе:

Невдалеке от себя увидел он и тещу свою, Ланцюжиху, с одним заднепровским пасечником, о котором всегда шла недобрая молва, и старую Одарку Швойду, торговавшую бубликами на Подольском базаре, с девяностолетним крамарем Артюхом Холозием, которого все почитали чуть не за святого: так этот окаянный ханжа умел прикидываться набожным и смиренником. И мало ли кого там видел Федор Блискавка из своих знакомых, даже таких людей, о которых прежде бы никак не поверил, что они служат нечистому, хоть бы отец родной уверял его в том под присягой. Вся эта шайка пожилых ведьм и колдунов пускалась в плясовую так задорно, что пыль вилась столбом и что самым завзятым казакам и самым лихим молодицам было бы на зависть.

Вся история наполнена магическими деталями: Сомов описал страшные ингредиенты для «летательной» мази, которой молодая жена натиралась перед шабашем, дикую музыку на Лысой горе, гибель главного героя и казнь самой Катруси — ведьмы не пощадили ее за то, что она раскрыла тайну своему мужу.

Александр Бестужев-Марлинский. «Страшное гадание»

Александр Бестужев-Марлинский был известным беллетристом XIX века. Иван Тургенев писал в 1869 году: «Пушкин был еще жив, но правду говоря, не на Пушкине сосредотачивалось внимание тогдашней публики. Марлинский все еще слыл любимейшим писателем». Бестужев-Марлинский не стремился к правдивому описанию народной жизни, зато его повести и романы отличались закрученными сюжетами и эффектными подробностями. Герой рассказа «Страшное гадание», офицер, отправился в метель на званый вечер. Он заблудился и попал в деревню на святочные посиделки.

Читайте также:

— Мы будем гадать страшным гаданьем, — сказал мне на ухо парень, — закляв нечистого на воловьей коже. Меня уж раз носил он на ней по воздуху, и что видел я там, что слышал, — примолвил он, бледнея, — того… Да ты сам, барин, попытаешь все.
Я вспомнил, что в примечаниях к «Красавице озера» («Lady of the lake») Вальтер Скотт приводит письмо одного шотландского офицера, который гадал точно таким образом, и говорит с ужасом, что человеческий язык не может выразить тех страхов, которыми он был обуян. Мне любопытно стало узнать, так ли же выполняются у нас обряды этого гаданья, остатка язычества на разных концах Европы.

Во время страшного ритуала главному герою явился незнакомец — то ли человек, то ли нечистая сила. События развивались стремительно: поступки, на которые у героев раньше не хватало мужества, убийства, преследование и снова роковая встреча. Как и во многих традиционных «страшилках», в конце герой понял, что все это было просто страшным сном.

Николай Гоголь. «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Вий»

Николай Гоголь был настоящим знатоком страшных историй. Его первая большая книга «Вечера на хуторе близ Диканьки» поразила современников. Пушкин писал о ней: «Вот настоящая веселость, искренняя, непринужденная, без жеманства, без чопорности». Из восьми повестей сборника семь представляют собой по форме бывальщины, которые пересказывает пасечник Рудый Панько. Перед читателями оживают русалки, колдуны и черти, описанные не со страхом и трепетом — что было бы обычно для фольклора, — но с юмором, а иногда и поэтически возвышенно.

Левко посмотрел на берег: в тонком серебряном тумане мелькали легкие, как будто тени, девушки, в белых, как луг, убранный ландышами, рубашках; золотые ожерелья, монисты, дукаты блистали на их шеях; но они были бледны; тело их было как будто сваяно из прозрачных облак и будто светилось насквозь при серебряном месяце.

К повести «Вий», которая вошла в сборник «Миргород», Гоголь оставил комментарий: «Вся эта повесть есть народное предание. Я не хотел ни в чем изменить его и рассказываю почти в такой же простоте, как слышал». Вия — фольклорного персонажа, которого считали предводителем гномов и духом преисподней, — Гоголь описал так:

…Ведут какого-то приземистого, дюжего, косолапого человека. …Длинные веки опущены были до самой земли. С ужасом заметил Хома, что лицо было на нем железное.
— Подымите мне веки: не вижу! — сказал подземным голосом Вий — и все сонмище кинулось подымать ему веки.

Иван Тургенев. «Бежин луг»

Известность пришла к Ивану Тургеневу в конце 1840-х годов, когда в журнале «Современник» стали выходить рассказы из цикла «Записки охотника». Михаил Салтыков-Щедрин считал, что они «положили начало целой литературе, имеющей своим объектом народ и его нужды». Тургенев с таким состраданием описал в «Записках охотника» тяжелую жизнь крестьян, что цензора Владимира Львова, который пропустил рассказы к печати единым изданием, уволили без права пенсии по личному распоряжению Николая I.

В произведении «Бежин луг», которое входило в цикл, Тургенев собрал целую коллекцию быличек и бывальщин. Их по сюжету пересказывают у ночного костра мальчишки-пастухи. В рассказ вошли страшные истории про водяных и русалок, домового и призрак умершего барина.

Там не раз, говорят, старого барина видали — покойного барина. Его раз дедушка Трофимыч повстречал: «Что, мол, батюшка, Иван Иваныч, изволишь искать на земле?»
— Он его спросил? — перебил изумленный Федя.
— Да, спросил.
— Ну, молодец же после этого Трофимыч… Ну, и что ж тот?
— Разрыв-травы, говорит, ищу. — Да так глухо говорит, глухо: — Разрыв-травы. — А на что тебе, батюшка Иван Иваныч, разрыв-травы? — Давит, говорит, могила давит, Трофимыч: вон хочется, вон…

Одному из юных пастухов привиделся леший — звал его из реки голосом утонувшего приятеля. Конечно, мальчики посчитали такое видение дурной приметой. И как оказалось, не зря: по сюжету, герой погиб в том же году.


Автор: Екатерина Гудкова

«Не надо придумывать страшилок»: как в России разыскивают фейки о коронавирусе

  • Илья Барабанов
  • Би-би-си

Автор фото, Сергей Киселев/Агентство «Москва»

С начала апреля в России возбуждено больше десятка уголовных дел о распространении фейков о коронавирусе в интернете. Закон, ужесточающий ответственность за злонамеренную дезинформацию, российский президент Владимир Путин подписал в конце марта. Поиском фейков занимается, в частности, Информационный центр по мониторингу ситуации с коронавирусом. Би-би-си узнала у одного из его руководителей, как власти борются с распространением панических новостей и как центр сотрудничает со следователями.

Информационный центр по мониторингу ситуации с коронавирусом (ИЦК) заработал в середине марта, с приходом эпидемии Covid-19 в Россию. Центр создали на базе автономной некоммерческой организации «Диалог». 17 марта ИЦК посещал Владимир Путин, а 10 апреля он поручил превратить ИЦК на базе «Диалога» в единый информационный центр по борьбе с эпидемией.

Идея «Диалога» — центра мониторинга и анализа обратной связи с москвичами — появилась у мэрии Москвы еще в ноябре 2019 года. В феврале 2020 года стало известно, что «Диалог» возглавит бывший замначальника управления президента по общественным проектам Алексей Гореславский, курировавший интернет во время своей работы в Кремле. Организации поставили новую задачу — внедрить платформы обратной связи с гражданами по всей стране.

О том, как власти пытаются бороться с фейками о коронавирусе, Би-би-си поговорила с Тимофеем Ви — заместителем начальника аналитического управления АНО «Диалог», на базе которого заработал ИЦК.

Автор фото, Ирина Пашина

Подпись к фото,

Замначальника аналитического управления АНО «Диалог» Тимофей Ви

«Забрал все ресурсы»

Би-би-си: Какой штат в АНО «Диалог» и сколько сотрудников занимаются непосредственно мониторингом фейковых сообщений?

Тимофей Ви: Не могу сказать про весь штат, потому что не хочу наврать. Но весь АНО сейчас находится на удаленке, если приехать сейчас в офис, там никого нет. Мониторинг фейков круглосуточный, ночью это могут быть два человека, днем — больше.

Би-би-си: Но это человек 10-15?

Т.В.: Нет, но есть люди, которые занимаются мониторингом и аналитикой, есть люди, которые занимаются взаимодействием с регионами.

Би-би-си: Какие инструменты используются для мониторинга? Система «Инцидент менеджмент», например (система мониторинга сообщений в соцсетях, разработанная компанией «Медиалогия»)?

Т.В.: «Инцидент менеджмент» не имеет к этому вообще никакого отношения. СМИ почему-то решили, что это таинственная система, которая все отслеживает и читает личные сообщения, но это не так. «Инцидент» — работает по обратной связи власти с людьми.

Пишешь ты в Twitter, что «Билайн» плохо работает, и через пять минут приходит в реплаи их представитель и спрашивает: «Что у вас за проблема, давайте ее решим». «Инцидент» работает по этому же алгоритму: пишут в городском паблике Саратова, что в подъезде лампа разбилась, система находит этот пост и он попадает к тому человеку, который отвечает за замену лампочек.

Для нашего мониторинга есть разные инструменты. Я не готов называть конкретные платформы, потому что это некорректно. Это и ручной мониторинг и автоматизированные системы, которые находят интересующие посты по ключевым словам. Отдельная история с мониторингом мессенджеров и телеграм-каналов.

Би-би-си: С кем больше координируете свою работу: штабом [по коронавирусу], мэрией, администрацией президента?

Т.В.: Какого-то запроса сверху на координацию нет. Наша работа достаточно автономна, мы со всеми ними синхронизируемся по повестке, но нет такого, что кому-то отдается приоритет.

Би-би-си: Можете назвать бюджет, который вам выделили на год или на время борьбы с эпидемией?

Т.В.: Даже если бы хотел, этих цифр я, честно говоря, не знаю. Могу сказать, что коронавирус забрал на себя все ресурсы, которые у нас были для какой-то другой работы. Сейчас все работают только над этой задачей. Есть ли в этой связи какие-то дополнительные бюджетные выделения, я просто не знаю.

Би-би-си: «Коммерсантъ» писал, что власти специально вбрасывают манипулятивные страшилки, чтобы люди сидели дома. Например, сообщают, что 40% больных, вынужденных пользоваться ИВЛ, моложе 40 лет. Вы участвуете в этой работе?

Т.В.: Могу сказать, что сейчас не надо придумывать никаких страшилок, там уже все настолько нехорошо, это достаточно серьезная история. Так что достаточно рассказывать все, как есть, и ничего дополнительно не выдумывать. Все федералы, Москва, ИЦК «Диалог» — никто этим не занимается.

«Распространение фейков не должно оставаться безнаказанным»

Би-би-си: Число фейков выросло с распространением эпидемии? Сколько ложных сообщений в день вы выявляете?

Т.В.: Некорректно говорить, что мы выявляем сто или тысячу сообщений в день. Некоторые из них более виральные, некоторые менее. Вы может быть помните сумасшедшую историю про вертолеты, которые якобы будут распылять лекарства. Тема была одна, но копий было десятки тысяч всюду.

В десятых числах марта число фейков выросло, как только история с коронавирусом пришла в Россию как федеральная тема. Тогда начали приезжать люди из-за границы, у которых выявляли коронавирус. Тогда появилась вся эта чушь: история про вертолеты, про людей, которые обходят дома и грабят квартиры, усыпляя людей газом.

Тогда был пик и резкий рост [числа зараженных], и он держался несколько недель. Каждый день регистрировали 40-50 тем фейковых сообщений. Это не совсем вбросы, подавляющее большинство фейков органичны и представляют из себя искренние заблуждения. Кто-то что-то где-то услышал, не так понял, не так интерпретировал, кому-то рассказал и понеслось.

Среди них небольшое количество фейков были специально придуманной чушью. Тема распространялась локально в одном регионе, пять-шесть пабликов о них написали и всё. Какие-то темы были федеральными, шли по всей стране. Фейк быстро теряет географическую привязку: улицу, название города, номер больницы, — и становится универсальным. Какие-то фейки возникали на Дальнем Востоке и мигрировали по всей стране.

«Вертолеты» оказались настолько виральными, что вышли за пределы России и распространялись по СНГ. Вплоть до того что на Украине СБУ официально опровергла информацию, что вертолеты будут распылять вещества.

Как только санкции за распространение фейков привлекли внимание к тому, что за неосторожно написанный пост можно получить весомый штраф, количество фейков снизилось в 2-3 раза. Сейчас мы регистрируем в день 15-20 тем и они почти все нишевые, локального масштаба. Мы вышли на плато, сейчас количество фейков больше не растет, а где-то даже снижается.

Би-би-си: Люди моментально среагировали на принятие закона [об ответственности за распространение фейков в интернете]?

Т.В.: У этого был понятный результат. Но закон — не единственный фактор. Одна из главных причин — люди сильно перенасытились темой коронавируса. Новости в перегруженном информационном поле не вызывают ажиотажа. Даже если взять скандал, или выходящее на «Медузе» расследование, в обычное время оно бы гремело несколько дней, сейчас — история уходит в никуда и стихает в течение дня, если не часов.

Общество поняло, что есть такое явление как фейки. Страна глобально с этим столкнулась несколько лет назад, когда был пожар в «Зимней вишне». Блогер под псевдонимом Евгений Вольнов позвонил в морг, представился сотрудником МЧС и призвал готовить койки из-за 300 погибших. И пошло-поехало. Тогда все узнали, что не вся информация в сети достоверна и некоторые люди целенаправленно информацию подделывают, публикуют и распространяют.

Тогда начал появляться здоровый скепсис к информации в интернете и мессенджерах. Со временем скепсис продолжает расти. И когда мы видим публикацию очередного фейка в местном паблике или WhatsApp, в комментариях люди первым делом подвергают его сомнению.

Би-би-си: Насколько закон, быстро принятый и подписанный в марте, корректно написан, и не придется ли его в скором времени править? Как долгие годы споры шли вокруг антиэкстремистской статьи, по которой СК тоже активно возбуждал дела, и в итоге пришлось смягчать.

Т.В.:Любой закон дискуссионен, потому что всегда найдутся люди, которые считают, что он слишком жесткий или, наоборот, мягкий. По поводу фейков — это не наша придумка. Все любят ссылаться на международный опыт.

Все в какой-то момент столкнулись с этим явлением и с тем, что какой абсурдной не была бы информация, люди на нее ведутся, верят и иногда это приводит к серьезным последствиям. Многие страны вводят крупные штрафы за распространение фейков о коронавирусе, последнее, что я читал, — во Вьетнаме.

Я уверен, что распространение фейков не должно оставаться безнаказанным. Это сложный вопрос и с морально-этической точки зрения, и с правовой: как отделить тех, кто искренне заблуждался, от тех, кто делал это злонамеренно. Это вопрос доказательств, потому что любой преступник скажет, что искренне в это верил и не хотел ничего плохого.

Насколько закон гуманен или антигуманен, сложно сказать. Большая часть санкций — серьезные штрафы. В обществе давно идет дискуссия, что нельзя сажать людей за слова в интернете, в том числе в рамках статьи об экстремизме.

В какой-то степени это реализация пожелания не сажать за пост человека, если нет разрушительных последствий. Он отделается штрафом, достаточно серьезным, чтобы задуматься, прежде чем что-то публиковать.

«Практика взаимодействия с правоохранительными органами у нас есть»

Би-би-си: В первые недели апреля в работу по борьбе с фейками активно включился Следственный комитет (СК).

Т.В.: Это было довольно предсказуемо.

Би-би-си: Они сами ведут мониторинг сети или вы с ними делитесь своей информацией? Насколько у вас скоординированная работа?

Т.В.:У нас нет задачи наказывать людей и делать списки постов, за которые можно оштрафовать или посадить. Но они работают вместе с нами, потому что все правительственные структуры входят в координационный центр по коронавирусу.

Би-би-си: Информацию о том, что в таком-то регионе появился такой фейк, СК получает от вас или у них свой мониторинг?

Т.В.:Я точно знаю, что у них есть свой мониторинг и они тоже мониторят социальные сети и информационное пространство.

Автор фото, MIKHAIL KLIMENTYEV/AFP via Getty Images

Подпись к фото,

ИЦК открывали Путин, Мишустин и Собянин

Би-би-си: Сейчас уже около десяти уголовных дел заведено за распространение фейков, в их основе есть то, что вы обнаружили?

Т.В.: Я не могу сказать, есть ли в этом доля нашей работы. Результаты работы нашего аналитического подразделения по фейкам доступны всем партнерам, которые работают с информационным центром по коронавирусу. К этим данным имеют доступ все, кто находится внутри: и Минсельхоз, и Минтруд, и правоохранительные органы. Возбудились они по этим кейсам, потому что нашли их у нас, или нашли их сами — я не знаю.

Би-би-си: Пока в центр внимания правоохранителей попадают не злостные анонимы, которые специально что-то вбрасывают, а речь идет именно о тех случаях, когда человек что-то где-то услышал и об этом написал.

Т.В.: Уверен, СК активно пытается работать именно по тем случаям, когда люди злонамеренно пытаются что-то вбросить. Это наиболее важная часть работы. Я не готов оценивать их эффективность. Но понятно, что люди, целенаправленно вбрасывающие фейки, пытаются как-то себя защитить, пытаются скрыть свою личность, используют разные методы для того, чтобы их сложно было найти.

Есть кейсы, когда люди злонамеренно, из-за бизнес-интересов подделывали, например, приказ о введении карантина на Дальнем Востоке. Автора этой подделки нашли, не уверен, что на него завели дело по новой статье, а не по подделке документов.

Би-би-си: А у вас есть возможность что-то советовать или рекомендовать тому же СК, что вот тут речь идет о злостном фейке, а здесь история про глупость?

Т.В.: Безусловно да, и если к нам обращаются наши партнеры из правоохранительных органов за верификацией того или иного случая, практика такого взаимодействия у нас есть.

Т.В.: Там был размещен фейк, это история про трактовку закона. Я не юрист, чтобы говорить точно да или точно нет. У них претензия в том, что администратор площадки, поняв, что это фейковая информация, должен был эту историю удалить. Не готов комментировать действия правоохранительных органов, у них свой взгляд на эту историю.

Би-би-си: Там история в том, что публикацию на следующий же день удалила сама площадка. Тот случай, когда площадка сыграла на опережение и пост не провисел и суток.

Т.В.: Понятное дело, что к паблику «Омбудсмен полиции» пристальное внимание. Там могло хватить и нескольких часов, чтобы зафиксировать факт публикации фейковой информации. Если бы это был никому не известный паблик в регионе, площадка успела бы удалить пост раньше, чем к нему было привлечено внимание правоохранителей.

Что называть фейками?

Би-би-си: По каким критериям вы отличаете злонамеренный фейк с целью посеять панику от слухов-сплетен, которые человек услышал в электричке и решил поделиться?

Т.В.: Давайте на шаг назад, не совсем так. Мы фиксируем вброс подозрительной информации. Мы по умолчанию не знаем, достоверна она или нет. Все факты, которые обнаруживаем, мы проверяем: связываемся с регионом, профильным министерством, людьми, в чью компетенцию входит затрагиваемая тема, и уточняем: так это или не так.

Важный момент, мы не называем фейками все, что написано капслоком с припиской «Сообщили в достоверном источнике». Если пишут, что в больнице 25 погибших от коронавируса, даже если это очевидный вброс, мы связываемся с этой больницей и главврачом и уточняем: так это или не так, потому что разное может быть.

Би-би-си: Фейк — злонамеренная попытка создать, например, панику, а кто-то может по глупости написать ерунду.

Т.В.: В большинстве случаев человек где-то что-то услышал и поделился этим по глупости. Это очевидно, если человек пишет под своим именем, не скрываясь.

Если человек ведет аккаунт много лет, вряд ли он будет его использовать для вброса злонамеренной дезинформации. Большинство вбросов абсолютно анонимные. Есть методика: когда люди вбрасывают что-то с нескольких аккаунтов, их начинают репостить — и они, чтобы затереть следы, удаляют оригиналы сообщений. Остаются только репосты и сложнее найти первоисточник.

Подавляющее количество фейков распространяется в мессенджерах и там практически нереально найти исходник — все друг дружке пересылают эти сообщения и следов не сыскать.

Би-би-си: Когда вы видите, что человек от своего имени, не скрываясь, опубликовал глупость, как дальше действуете?

Т.В.: У нас есть определенный механизм по удалению этих сообщений из соцсетей. Подковерная история, что если человек или соцсеть не удалит этот пост, то рано или поздно он может попасть в поле зрения правоохранительных органов, которые запускают свои механизмы по реагированию. Они могут возбудить административное дело, что приведет в лучшем случае к штрафу.

Мы этой историей не занимаемся, наша задача — выявлять и удалять эти фейки в том числе через договоренности с площадками. Большинство сообщений, которые мы находим в соцсетях, удаляются. Это не задача уберечь кого-то от штрафа, это задача остановить распространение недостоверной информации, которая может повлиять на информационный фон и негатив в головах у людей. Это социально опасное явление.

Би-би-си: Когда вы работаете с площадками, вы обращаетесь к администрациям «ВКонтакте» или «Одноклассников» и они принимают решение об удалении?

Т.В.: Да, решение об удалении принимают, разумеется, площадки.

Би-би-си: Как строится работа с зарубежными площадками: «Фейсбук», «Твиттер»?

Т.В.: Российские площадки куда более эффективно справляются с удалением фейковой информации, чем зарубежные.

Важно не только удалить фейк, важно его опровергнуть со стороны официального органа. Если кто-то написал про двадцать погибших от коронавируса и мы понимаем, что это фейк, важно не только удалить первоисточник, но и сделать так, чтобы больница официально опровергла. Это и есть большая часть нашей работы.

Би-би-си: Если фейк распространяется не через соцсети, а через чаты в WhatsApp, как их удалить?

Т.В.: Оттуда ничего не удалить. Это нереально ни технически, ни организационно. У мессенджеров нет механизмов, программного кода, таких инструментов. Они с этим никогда раньше не сталкивались, сейчас столкнулись и уже начинают новые инструменты вводить: в WhatsApp придумали запрет на пересылку сообщения более чем пяти людям.

Но наша основная задача не удалить фейк, а распространить его опровержение. Если это родительский чат условной школы в Самаре, куда вбросили информацию, то мы организуем, чтобы в городе вышло официальное опровержение информации. Мы понимаем, что недостаточно, чтобы вышел чиновник и сказал: «Это ложь!» — и на этом все закончилось. Мы стараемся, чтобы власти объясняли людям, почему информация недостоверна, какое на самом деле число зараженных, если они вообще есть. Сколько на самом деле коек, если писали, что их не хватает.

Мясников ответил на страшилки о коронавирусе

https://ria.ru/20201230/strashilki-1591513282.html

Мясников ответил на страшилки о коронавирусе

Мясников ответил на страшилки о коронавирусе — РИА Новости, 30.12.2020

Мясников ответил на страшилки о коронавирусе

Врач и телеведущий Александр Мясников в беседе с «Вечерней Москвой» рассказал, что мутация — это естественный процесс для любого вируса. РИА Новости, 30.12.2020

2020-12-30T09:59

2020-12-30T09:59

2020-12-30T12:03

распространение коронавируса

общество

великобритания

здоровье — общество

александр гинцбург

виктор зуев

россия

александр мясников (врач)

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/07e4/05/16/1571840096_0:210:2894:1838_1920x0_80_0_0_0ede2320530ba9b360ac5e8ef82663eb.jpg

МОСКВА, 30 дек — РИА Новости. Врач и телеведущий Александр Мясников в беседе с «Вечерней Москвой» рассказал, что мутация — это естественный процесс для любого вируса. Он отметил, что вирус может мутировать раз в три месяца, а новые штаммы уже вытеснили первый вариант SARS-CoV-2, который был распространен в Ухане.По его словам, все штаммы, заменившие вариант из Уханя, более заразны и распространяются быстрее, но менее опасны, так как вирус меняется, проходя через организм человека, и теряет силу.»Увеличение скорости и потеря силы — закон механики. Бояться этого не нужно», — рассказал Мясников.Процессы мутации естественны, добавил он, признавшись, что не понимает, почему такие вопросы вызывают массовое обсуждение.О новой мутации коронавируса SARS-CoV-2, выявленной в Великобритании, стало известно в середине декабря. По оценкам Центра математического моделирования инфекционных заболеваний при Лондонской школе гигиены и тропической медицины, она на 56 процентов заразнее изначального вируса, что может привести к росту числа инфицированных и загрузке больниц.Что касается вакцин, то, как предполагают ученые, новые мутации не повлияют на их эффективность. С таким заявлением выступил, в частности, глава российского Центра имени Гамалеи Александр Гинцбург. Вирусолог из НИЦЭМ, доктор медицинских наук Виктор Зуев пояснил, что новый штамм сделал коронавирус лишь более заразным, но его антигенные свойства не изменились, поэтому вакцины будут работать и против него. По словам профессора Школы системной биологии Университета Джорджа Мейсона Анчи Барановой, мутации могут лишь немного снизить эффективность прививок, но не сделают их бесполезными.

https://ria.ru/20201230/vaktsina-1591499451.html

https://ria.ru/20201229/koronavirus-1591408403.html

великобритания

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn22.img.ria.ru/images/07e4/05/16/1571840096_82:0:2813:2048_1920x0_80_0_0_98c9b5ce4d44b32746a06ba5e8cb4961.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, великобритания, здоровье — общество, александр гинцбург, виктор зуев, россия, александр мясников (врач)

Миф или реальность: кто придумал страшилку о «чипировании» через прививку от COVID-19 и когда будут сняты ограничения

Эксперты в сфере вакцинации продолжают отвечать на вопросы о прививках против новой коронавирусной инфекции

Все больше жителей России и, в частности, Ленинградской области вакцинируется от коронавируса. Некоторые даже показывают личным примером важность этого шага – так, сегодня размышлениями поделился глава Приозерской администрации Александр Соклаков, который сделал себе прививку от COVID-19.

«Вакцинироваться или нет? Безусловно, каждый решает самостоятельно. Но, отказавшись от прививки в период пандемии, человек рискует не только заразиться сам, но и стать опасным для своих близких. Среди них наверняка есть люди, которым прививка пока противопоказана: дети, беременные, пожилые. Сделав прививку от COVID, когда количество заболевших растет изо дня на день, вы тем самым проявляете заботу о своих близких. Будьте здоровы. Не болейте», – написал он на своей странице «ВКонтакте».

Прививочная компания в России проходит спокойно – из последствий привитые отмечают только небольшое недомогание в течение дня-двух, которое характерно для практически всех вакцин.

Однако у некоторых людей по-прежнему остаются сомнения в необходимости, эффективности и безопасности вакцинации. Эту подозрительность подкрепляют и распространяемые в сети мифы о прививках. Поэтому эксперты в сфере вакцинации неустанно продолжают развеивать домыслы и отвечать на вопросы, а Online47 – слушать и рассказывать.

Не пропустите

  • FAQ по вакцине от COVID-19: кому можно ставить прививку от коронавируса и как это сделать в Ленобласти

Может ли помочь прививка против гриппа от коронавируса?

Жаль, но нет – вакцина против гриппозной инфекции защищает только от гриппа.

«К сожалению, это так не работает. Хотя мы понимаем, что прививка от гриппа – тоже благо, так как человек, защищенный от гриппа, в случае, если у него разовьется коронавирус, с высокой вероятностью будет защищен от развития двух инфекций одновременно», – отметил на конференции в пресс-центре МИА «Россия сегодня» и.о. директора ФГБУ «НИИ гриппа им. А.А. Смородинцева» Минздрава России Дмитрий Лиознов.

По мнению эксперта, случаи, когда человек не заболевал коронавирусом после вакцинации от гриппа, объясняются другим. Возможно, человек еще просто не встретился с возбудителем заболевания или же соблюдает все меры предосторожности.

Можно ли заболеть гриппом и коронавирусом одновременно?

Вопрос о том, не возникнет ли синергия коронавируса и гриппа в человеческой популяции, чрезвычайно интересный. Еще любопытнее он от того факта, что на фоне коронавирусной эпидемии практически не наблюдается вирус гриппа. Однако их взаимодействие – в теории – все же возможно.

«По опыту прошлых пандемий, которые доступны для анализа, можно сказать, что новый возбудитель зачастую оттеснял уже известные виды. Но все эти пандемии были вызваны гриппом. По прошествии этого или двух сезонов мы будем больше понимать, но есть ощущение, что сейчас один возбудитель вытесняет другой», – заметила заместитель директора по научной работе ФГБУ «НИИ гриппа им. А.А. Смородинцева» Минздрава России Дарья Даниленко.

Так что пока нет доказательной базы – лучше делать прививки, в частности, от гриппа. Это, уверены специалисты, позволит не допустить одновременного заболеваниями сразу двумя инфекциями.

Не пропустите

  • Ленобласть завершила первый этап вакцинации от Covid-19 и ждет новых поставок вакцины

  • «В приоритете – «красная» зона и группа риска»: Александр Дрозденко о вакцинации от COVID-19 в Ленобласти

А можно ли одновременно поставить прививку и от гриппа, и от коронавируса?

Безусловно, введение разных вакцин в течение одного года или даже сезона допустимо. Но лучше, рекомендуют в НИИ гриппа, привиться от гриппа и COVID-19 с интервалом в один месяц, в таком случае они точно будут совместимы.

pexels.com

Помогает ли вакцина от новых штаммов коронавируса?

Вирусы постоянно мутируют – это, как объясняют эксперты, связано с их жизненным циклом и возникновением ошибок при копировании генетического материала.

«У коронавируса есть система защиты, и тех изменения, которые фиксируются сегодня во всем мире, не так много по сравнению с другими вирусами, прежде всего – того же гриппа, – заметил Дмитрий Лиознов. – Изменения тщательно мониторируются и оцениваются. И мы видим, что некоторые новые виды вируса обладают определенными новыми эпидемиологическими характеристиками, но не вызывают более тяжелого течения заболевания и не приводят к изменениям эффективности вакцины».

Также специалист напомнил, что мутации могут как повышать эффективность возбудителя, так и быть негативным для него.

Вот бы ключевым стал штамм второго порядка…

Не пропустите

  • Ученый оценил возможность полного исчезновения коронавируса

  • Названа самая опасная мутация коронавируса

Каждая новая вакцина учитывает ошибки прежних?

Такой вопрос, безусловно, имеет место, поскольку уже «на подходе» третья российская вакцина от коронавируса. Но в самой формулировке есть нюанс: не получится учесть то, чего нет.

«Мы не знаем об ошибках предыдущих вакцин, потому что они без ошибок показали свою эффективность, – подчеркнул и.о. директора «НИИ гриппа им. А.А. Смородинцева». – Кроме того, все три препарата используют разные платформы и технологии, они не похожи друг на друга. У каждого производителя свой подход, свой опыт».

Так что ориентироваться в вопросе выбора вакцины стоит лишь на собственное желание и доступность того или иного препарата в конкретном населенном пункте.

Через сколько после коронавируса можно привиться?

Сегодня нет четких данных о том, как долго сохраняется иммунная защита – как естественная, так и так и послевакцинальная.

«Есть ряд исследований, которые показывают, что иммунная защита сохраняется после перенесенного заболевания в течение нескольких месяцев – до шести-восьми, – уточнил Дмитрий Лиознов. – Но сейчас в мире дефицит вакцин, и в любом случае в первую очередь мы должны привить тех, кто еще не болел, у кого вообще нет иммунной защиты».

Не пропустите

  • Назван предельный возраст для вакцинации от COVID-19

  • Сергей Вылегжанин: Ситуация с распространением Covid-19 улучшается, возвращаем койки в систему общего здравоохранения

Может ли привитый быть носителем вируса COVID-19?

Теоретически – конечно. Привитый человек защищен от заболевания, но возбудитель может попасть на слизистые оболочки, сохраняться какое-то время и выделяться во внешнюю среду – это так называемое транзиторное, или временное носительство.

«Поэтому мы и говорим о том, что и привитый человек должен соблюдать определенные меры, чтобы не заразить других», – подчеркивает эксперт.

Можно ли чипировать через вакцину от коронавируса?

Как правильно заметил Дмитрий Лиознов, в мире существует много конспирологических и совершенно фантастических идей – в том числе, вокруг коронавируса.

«Но это еще одна тема, поднятая антивакцинальными лоббистами для того, чтобы продвигать теорию отказа от вакцинопрофилактики. Я не поддерживаю эту теорию. И чипировать через вакцину просто невозможно», – подчеркнул специалист.

А насчет антипрививочников он лаконично добавил: объем накопленных данных о положительном эффекте вакцинации в целом настолько большой, что говорить о полезности прививок – равносильно объяснению, что Земля вертится вокруг Солнца.

Не пропустите

  • В комздраве рассказали, как прививка от коронавируса повлияет на спортсменов

  • Гинцбург объяснил новое предупреждение в инструкции к вакцине «Спутник V»

Когда будут сняты все антикоронавирусные ограничения?

Точного ответа на этот вопрос ни у кого сегодня, конечно, нет. Однако можно обозначить условия, при которых это может произойти.

«Необходим иммунитет. Четким маркером того, что мы достигли коллективного иммунитета, будет снижение заболеваемости до небольшого числа случаев в городе, районе, стране, мире. Это та ситуация, которую мы ждем. А достигается она получением иммунитета – через заболевание или вакцину. Поэтому, когда мы все с вами будем иметь хороший иммунитет – тогда будет снятие ограничений», – привел и.о. директора НИИ простое, но от того не менее объективное объяснение.

Пока непонятно, сколько еще ждать возвращения к привычной жизни. Впрочем, кажется, все мы уже адаптировались к новым условиям. А эксперты вдобавок оптимистично напоминают: многие новоприобретенные привычки – например, соблюдение гигиены и социальной дистанции – будут приносить пользу в течение всей оставшейся жизни.

Фото: pexels.com, Валентин Илюшин/Online47

Литературные корни ужасов — История фильмов ужасов

Литература ужасов имеет глубокие корни. Пока были истории, были истории о Other , нереальность, которую мы сегодня классифицируем как спекулятивную фантастику . Мифы о раннем творении во всех культурах населены демонами и тьмой. Ранняя авраамическая и египетская мифология изобилуют рассказами о мире за пределами физического мира, о царстве духов, которого следует уважать и бояться. Классические греческие и римские мифологические герои столкнулись с такими памятными монстрами, как Цербер, Минотавр, Медуза, Гидра, Сирены, Циклопы, Сцилла и Харибда.В Китае поклонение предкам и почитание умерших начинается с династии Чжоу, 1500 лет до нашей эры.

Современному жанру ужасов, каким мы его знаем, всего около 200 лет. Конкретный жанр литературы ужасов начинает обретать форму и условности к концу восемнадцатого века. Возвращаясь к прошлому, в каждой культуре есть свои истории, связанные с неизвестным и необъяснимым. Эти сказки успокаивают, провоцируют и заставляют задуматься слушателя: «А что, если …?» Современные фильмы ужасов — это современная версия эпических поэм и баллад, рассказываемых у костров наших предков.

Хотя этот сайт посвящен фильмам ужасов, ни один серьезный исследователь этого жанра не должен игнорировать литературную классику, которая сформировала жанровые парадигмы задолго до изобретения движущихся изображений.

Готическая традиция (1764-1832)

Термин «ужас» впервые используется в подзаголовке романа Горация Уолпола 1764 года, Замок Отранто Готическая история . Хотя это довольно неестественная история, она положила начало увлечению переутомленной беллетристикой, полной сверхъестественных потрясений и загадочной мелодрамы.Он породил множество подражателей, которые привлекли жанровое обозначение «готика». Лучшие писатели, чем Уолпол, такие как Энн Рэдклифф ( Тайны Удольфо, ) и Мэтью Грегори Льюис ( Монах ), достигли новых высот острых ощущений и напряженности.

Тайны Удольфо (1794)

Роман Рэдклиффа повествует о судьбе отважной и находчивой Эмили Сент-Обер, молодой аристократической женщины, которая должна найти свой путь в мире без защиты своего отца (который умирает пока они вместе путешествуют по французскому средиземноморскому побережью).Рэдклифф запоминает дикие пейзажи Южной Франции и Северной Италии:

… вид ограничивался величественными Пиренеями, вершины которых, скрытые облаками или представляющие ужасные формы, были замечены и снова потеряны, когда катились частичные испарения. вместе, иногда были бесплодны и сияли сквозь голубой оттенок воздуха, а иногда хмурились лесами мрачных сосен…

После смерти отца Эмили оказывается под контролем своей простодушной и поверхностной тети, мадам Шерон, и ее новый муж, жестокий Монтони.Монтони хочет, чтобы Эмили вышла замуж за его друга, графа Морано, но она уже отдала свое сердце Валанкуру, с которым познакомилась во время путешествия со своим отцом. Монтони заключает Эмили в тюрьму в своем родовом доме, в замке Удольфо, и после многих испытаний и невзгод она сбегает и, наконец, воссоединяется с Валанкуром.

© Leo Wilson, 2019

Ранние готические романы часто были сосредоточены на романе с элементами ужасов (злые злодеи, разрушенные замки, дурные предзнаменования, призраки), используемыми как способ сохранить путь истинной любви опасным.Когда Эпоха Просвещения уступила место романтизму, такие поэты, как Сэмюэл Тейлор Кольридж ( Иней древнего мореплавателя, Кристабель ) и Гете ( Эрлкинг ), отразили сильные эмоции движения сквозь темное стекло. Романтики признали, что страх и трепет — не такие уж разные ощущения.

Let The Vampires In

Вампиры начали появляться в поэзии во второй половине 18 века. У романтического воображения текла слюна при мысли о сверхъестественно красивых женщинах, парящих между жизнью и смертью среди надгробий, ожидающих, чтобы соблазнить ничего не подозревающего любовника.Книга Гете «Коринфская невеста » (1797) касается Филинниона, который восстает из могилы через шесть месяцев, чтобы очаровать своего жениха. В эпической поэме Роберта Саути Thalaba The Destroyer (1801) невеста, страдающая подобным же образом, умирает и возвращается из могилы в день своей свадьбы («Но в ее глазах обитала / Яркость более ужасная / Чем вся омерзительность смерти»).

Гравюра из романа Гете «Невеста из Коринфа»

Первый рассказ о вампирах в прозе опубликован на немецком языке около 1800 года, хотя на английский он не переводился до 1823 года.Книга Иоганна Людвига Тика Wake Not The Dead также касается невесты-вампира. Герой, Уолтер, обезумел после смерти своей первой жены Брунгильды («красавицы, далеко превосходящей по красоте всех своих соперниц»). Он обращает свое внимание на ее сестру, Сванхильду с гораздо более мягкими манерами («ее глаза ярко сияли, но сияли мягче, как звезды, успокаивая нежность, а не возбуждая тепло»). Хотя она похожа на свою сестру, Сванхильде не хватает ее страсти и огня.Разочарованный, Уолтер просит некроманта поднять Брунгильду из гробницы — как вы можете себе представить, с ужасными последствиями.

В эпической поэме Джорджа Байрона « Гиаур » (опубликованной фрагментарно в 1813 году) изображен вампир. Герой («гяур» — турецкий термин, обозначающий постороннего или неверного) убивает соперника и получает проклятие:

 Но сначала, на землю, как послал вампир,
Труп твой вырвется из могилы,
Тогда жутко броди по родному месту,
И соси кровь всего твоего народа.
От твоей дочери, сестры, жены,
В полночь истощите поток жизни,
Но ненавижу банкет, который по воле
Должен накормить твой мертвенно-бледный живой труп.
Твои жертвы еще не истекли
Должен знать демона для своего отца,
Проклиная тебя, ты проклинаешь их,
На стебле твои цветы засохли.
Мокрый от твоей лучшей крови будет капать
Скрежет твой зуб и изможденная губа;
Затем, идя к твоей угрюмой могиле,
Go - и с гулами и афритами рейв;
Пока они в ужасе не отступят
От Призрака более проклятого, чем они! 

Вилла Диодати, июнь 1816 года

Вилла Диодати

Литература ужасов изменила направление за одну ночь: 17 июня 1816 года.Два главных романа, Франкенштейн и Вампир , возникли в одной комнате и возникли в результате одной и той же серии разговоров о пространстве между жизнью и смертью.

Это была необычная ночь необыкновенного лета. В апреле 1815 года на горе Тамбора в Индонезии произошло извержение, выбросившее в атмосферу «12 кубических миль газа, пыли и камней». Десятки тысяч погибли. В течение следующих нескольких лет зола была основным загрязнителем в мире. Он блокировал солнечный свет и приводил к падению средней температуры примерно на 3ºC.

Эффект ощущался во всем мире в течение многих месяцев. Летом мороз и снег уничтожили посевы в Европе и Новой Англии. Китай затоплен. В течение восьми недель в Ирландии шел непрерывный дождь, что привело к вспышке тифа. Повсюду урожай был неурожаем, вызывая голод, болезни и массовую миграцию.

Была темная и бурная ночь…

Погода была еще ужасной, когда лорд Джордж Байрон арендовал виллу Диодати на берегу Женевского озера. Его сопровождал, все более неохотно, его личный врач и начинающий поэт Джон Полидори.К счастью, Перси Биши Шелли, Мэри Уоллстонкрафт Годвин и ее сводная сестра Клэр Клермонт жили практически по соседству. Два домочадца коротали вместе прохладные вечера.

Они часто говорили о сверхъестественном, о том, что происходит после смерти, и о привидениях. 17 июня они устроили соревнование, чтобы увидеть, кто сочтет самую фантастическую сказку. Байрон нацарапал отрывок, озаглавленный «Вампир», в то время как Мэри Годвин (которая вскоре станет Шелли) занялась историей безумного ученого, который хотел бросить вызов Богу и природе, основываясь на обсуждениях предыдущих вечеров:

Однажды ночью она сидела слушает разговор двух поэтов в Диодати.Они спросили, какова природа принципа жизни? Будет ли это когда-нибудь обнаружено и будет ли приобретена способность передавать жизнь? Возможно, будет реанимирован труп; гальванизм явился знаком таких вещей. В ту ночь Мэри лежала без сна… »

Цитируется в Дневнике доктора Джона Уильяма Полидори, 1816 г.

Рассказ Годвина, конечно, стал бы Франкенштейн: Современный Прометей , опубликованным в 1818 году.

Полидори сохранил фрагмент Байрона среди его документы, а несколько месяцев спустя, после того как они с Байроном расстались, он переработал их в полнометражный роман. «Вампир », опубликованный в 1819 году, ошибочно приписывают самому Байрону. Он скорее вдохновил, чем написал это: кровососущий злодей Полидори, лорд Рутвен, был байроником до мозга костей.

Викторианская литература ужасов

Некоторые из величайших романистов середины девятнадцатого века (по обе стороны Атлантики) пробовали свои силы в готическом ужасе, а не в готическом романе. Эмили Бронте пропитала свой величественный опус Wuthering Heights готическими ситуациями и чувствительностью.Диккенс написал несколько историй о привидениях (лучшая из них, пожалуй, The Signalman , самая известная — A Christmas Carol ). Герман Мелвилл включил множество сверхъестественных элементов в Moby Dick , как и Натаниэль Хоторн в The Scarlet Letter и The House of the Seven Gables .

По мере продвижения века многие писатели обращались к новелле или новелле, чтобы напугать своих читателей — Дж. С. Ле Фаню, сэр Артур Конан Дойл, Уилки Коллинз, Роберт Луи Стивенсон и, конечно же, Эдгар Аллан По.Драматурги адаптировали эти популярные романы для сцены.

Эдгар Аллан По

На долгие годы уволенный как алкоголик, По теперь занимает свое законное место в литературном каноне, а не только как писатель ужасов. Его краткий, но наводящий на размышления стиль прозы пронизывает его через несколько томов поразительно оригинальных рассказов и несколько душераздирающих стихов. Ему приписывают изобретение современного детектива ( Убийства на улице Морг, -1841) и то, что он был первым писателем, исследовавшим психоанализ в литературном формате.Погребальные пейзажи и гротескные персонажи, которые он вплел в свои рассказы, стали основой жанра ужасов. Читая его сейчас, трудно понять, насколько новаторской и творческой была его работа в 1830-х и 1840-х годах.

К сожалению, он опередил свое время и всю жизнь боролся с бедностью и непризнанием. Он встретил мрачный, пока неизвестный конец. В сентябре 1849 года он возвращался домой в Нью-Йорк из поездки в Ричмонд, штат Вирджиния, когда исчез. Неделю спустя его нашли сильно избитым и неистовым в Балтиморе, штат Мэриленд.Он умер в больнице до того, как восстановил свои способности, и по сей день последняя неделя его жизни остается загадкой. Его влияние на жанр огромно, и ни один поклонник литературы ужасов не должен остаться без Полных рассказов и стихов Эдгара Аллана По.

Fin de Siècle Литература ужасов

Когда венский академик Зигмунд Фрейд начал свои исследования глубин человеческого сознания, литература ужасов приняла более психологический оборот. Писатели, опираясь на идеи По, свободно торговали безумием.Эти страшилки рассказывают о медленном расплывчатом сознании, а не о внешних монстрах. 1890-е годы оказались десятилетием премиум-класса для литературы ужасов.

  • Генри Джеймс играет с разумом няни в Поворот винта в 1898 году
  • Шарлотта Перкинс Гилман сплетает обличительную речь против патриархата («Видите ли, он не верит, что я болен!») В . Желтые обои (1899)
  • Оскар Уайльд бросает вызов стойким викторианским моральным ценностям с помощью Изображение Дориана Грея в 1890 году
  • Брэм Стокер Дракула (1897) приправляет психологическое и сексуальное, создавая антигероя в мире. Графа, чья привлекательность не показывает никаких признаков ослабления через столетие

Герберт Дж. Уэллс развил концепцию спекулятивной фантастики в своих научно-тематических романах «Остров доктора Моро» (1896 г.), «Человек-невидимка» (1897 г.), «Машина времени». (1895) и Война миров (1898).Уэллс считал, что у научного прогресса есть темная сторона. В этих повествованиях используются элементы как ужасов, так и фэнтези, которые оставались резонансными на протяжении 20-го и 21-го века. По романам Уэллса экранизировали фильмы каждые десять лет с момента их первой публикации. Совсем недавно версия «Человек-невидимка» появилась в кинотеатрах в 2020 году.

Между тем, формировалась новая среда повествования, смесь карнавальных интермедий, фокус-фотографии и театральной виньетки: движущиеся картинки.Кинематографистам нужен был материал, который понравился бы публике, поэтому они искали истории, ставшие хитами на сцене. Поэтому неудивительно, что некоторые из самых ранних фильмов имеют темы ужасов или основаны на классической литературе ужасов.


Классическая литература ужасов, которую вы должны прочитать

Всегда приятно видеть на книжной полке нового друга хорошо вывернутые копии. Вот URL-адреса в электронном виде классической литературы ужасов, которая сейчас находится в открытом доступе.


Дополнительная литература

Новая история, от Гомера до Лавкрафта

Приведенное ниже эссе юриста и писателя Лесли С.Клингер, взят из введения к В тени Эдгара Аллана По: Классические рассказы ужасов, 1816–1914 , новой антологии, посвященной поискам тех писателей ужасов, которых скрывает надвигающаяся тень Эдгара Аллана По. Во введении Клингер определяет происхождение «сказки о ужасе» не в По, как это часто утверждается, а в Гомере. Затем Клингер продвигает свою историю ужасов через период их «расцвета» в конце 18 века, по сути, обеспечивая разумный контекст для того, что станет современной историей ужасов.В повествовании Клингера работы По, а также работы его учеников, становятся еще более увлекательными, потому что они помещены в новый контекст — новую историю ужасов.

X

Из В тени Эдгара Аллана По :

Эдгар Аллан По не был изобретателем ужаса. Гомер Odyssey описывает столкновения Одиссея с несколькими ведьмами, включая Цирцею. Библия (28 Царств, 3-25) сообщает о консультации Саула с Эндорской ведьмой, медиумом, вызывающим духа, которого Саул идентифицирует как пророка Самуила.В сочинениях греков есть несколько рассказов о древних вампирах, называемых лами или эмпусо. Флегонт из Тралл, писавший во 2 веке, рассказывает историю о Филиниуме, женщине, которая возвращается из могилы, чтобы спать с молодым человеком, Махатесом. Эмпусы также появляются в книге Аристофана The Frogs ( ca , 450 до н.э.). Флавий Филострат Жизнь Аполлония Тианского , ок. . 200 г. н. Э., Повествует о почти смертельных отношениях между Мениппом и «финикийской женщиной», признавшейся в том, что она вампир.Роман raconteur Lucius Apuleius, в The Golden Ass (переведенный на английский язык в 1566 году), сообщает о многочисленных встречах с ведьмами и колдунами, а также с существом вампира. И Чосер, и Шекспир хорошо знали традиции, и их сочинения включают многочисленные рассказы о привидениях и ведьмах. Эрудит эпохи Возрождения Никколо Макиавелли написал длинную повесть об архидемоне по имени «Бельфагор» (или «Белфагор»). В конце 17 — начале 18 века популярный английский писатель Даниэль Дефо написал ряд рассказов, которые сегодня классифицируются как сказки ужасов.

Однако настоящий «расцвет» ужасных историй (представьте себе появление ползучих пустулезных лоз, а не цветов) начался в конце 18 века. Гораций Уолпол Замок Отранто (1764) полностью изобрел жанр, который стал известен как готический ужас или готический роман. Уолпол стремился объединить средневековые представления о сверхъестественном с реализмом современного романа. Прежде всего, он стремился создать атмосферу ужаса, мира, в котором все могло случиться и часто случалось: гигантский шлем падает с небес, сокрушая Конрада в день его свадьбы; внутри самого замка появляются огромные конечности; течет таинственная кровь; и множество других призраков бродят по сказке и обратно.

Огромный успех романа Уолпола (который он написал под псевдонимом и выдавался как взятый из исторических записей) побудил других исследовать этот жанр. В 1777 году Клара Рив опубликовала анонимный труд, первоначально названный The Champion of Virtue . Автор бессовестно называл ее «литературным потомком» Otranto , и публика восприняла ее с таким же рвением, как мелодрама Уолпола. Хотя он был похож по стилю на Otranto , Рив попытался привнести больше реализма, избегая некоторых нелепостей Уолпола.

Энн Рэдклифф была, пожалуй, самым успешным представителем сочетания сверхъестественного и современного. Шесть романов Рэдклиффа, в первую очередь The Mysteries of Udolpho (1794) (блестяще пародированная Джейн Остин в Northanger Abbey (1817, хотя, вероятно, написана 1798-99)), все сосредоточены на молодых героинях, столкнувшихся с загадочными замками и даже более загадочными. дворяне. Книга Мэтью Грегори Льюиса Монах (1796), сенсационная история разврата, разврата и дьявола, также была чрезвычайно популярна, и некоторые критики рассматривают физическое описание Амбросио, титульного монаха, как основу для графа Дракулы Брэма Стокера.Огромный труд сэра Вальтера Скотта включал в себя множество ужасающих народных сказок, в том числе отрывок из Redgauntlet , известный как «Сказка странствующего Вилли» или «Пир Redgauntlet» (1824). Скотт также высоко оценил работу Рэдклиффа.

В Америке Вашингтон Ирвинг написал много рассказов о сверхъестественных явлениях в регионе, среди которых, несомненно, наиболее запомнились «Легенда о Сонной Лощине» и «Рип Ван Винкль» (1820). Хотя его психологические рассказы о Новой Англии принесли ему известность, Натаниэль Хоторн также был очарован странными историями, и среди его многочисленных рассказов об оккультизме «Доктор.«Эксперимент Хайдеггера» (1837) и опубликованный посмертно Септимиус Фелтон, или Эликсир жизни (1871), являются примерами постоянного интереса Хоторна к поискам бессмертия.

Феномен готической романтики не ограничивался англоязычными странами. Французский римский нуар («черные романы») и немецкий Schauerroman (буквально «содрогания») пользовались одинаковой популярностью. Причудливые сказки немецкого писателя Э. Гофман и польский дворянин Ян Потоцкий также были частью традиции.Эти континентальные кузены обычно были более жестокими, чем их английские коллеги.

Ранние этапы романтического движения, зародившегося в начале 19 века, породили две иконы ужаса: «научный монстр» и вампир. Любопытно, что оба вышли из ночи, посвященной рассказыванию ужасных историй. В 1816 году доктор Джон Уильям Полидори сопровождал своего пациента лорда Байрона в поездке в Италию и Швейцарию. Тем летом они остановились на вилле Диодати возле Женевского озера, где их посетили поэт Перси Биши Шелли, его будущая жена Мэри и ее сводная сестра Джейн «Клэр» Клермонт.Когда из-за непрекращающегося дождя пятеро друзей остались дома, они начали читать вслух книгу сказок о привидениях. По словам Мэри Шелли, Байрон предложил каждому из них написать историю о привидениях, чтобы конкурировать с рассказами в книге. Ее муж ничего не написал в ответ на вызов; Байрон начал рассказ, но, как сообщается, отказался от него.

Работа Мэри Шелли превратилась в Франкенштейн , опубликованный двумя годами позже. Сказка об ученом Викторе Франкенштейне и его незаконнорожденном существе стала чрезвычайно популярной, в результате чего появилось несколько театральных постановок, переработанное издание в 1831 году и, в конечном итоге, бесчисленное количество фильмов, пародий, комиксов, радиопостановок и рекламных изображений.Названный некоторыми первым научно-фантастическим романом, популярные образы рассказа выросли в росте, чтобы затмить оригинальную работу. Казалось бы, каждый школьник знает значение пошатнувшейся прогулки с раскинутыми руками; Каждому кинозрителю известен неизгладимый образ ужасающего монстра, который делится цветком с невинным ребенком. В то время как книга Шелли была скорее мечтой о моральной ответственности, чем прогнозом о том, что наука пошла не так, поколения читали ее как последний ужас, суровое предупреждение о высокомерии человечества.

Анонимный рецензент в 1818 году приветствовал Frankenstein за его оригинальность, превосходный язык, «особый интерес» и назвал его «смелым» и, возможно, «нечестивым». Позже в том же году сэр Вальтер Скотт, писавший для Blackwood’s Edinburgh Magazine (и приписывая книгу Перси Биши Шелли), заметил, что в произведении четко и убедительно выражены идеи. В своем обзоре Скотт размышлял о цели «чудесных романов», так как он классифицировал работу: «Более философское и утонченное использование сверхъестественного в художественных произведениях свойственно тому классу, в котором законы природы представлены как измененные. не для того, чтобы побаловать воображение чудесами, а для того, чтобы продемонстрировать вероятный эффект, который предполагаемые чудеса произведут на тех, кто был их свидетелем.В этом случае удовольствие, обычно получаемое от чудесных происшествий, вторично по сравнению с тем, которое мы извлекаем из наблюдения, как на таких смертных, как мы, повлияли бы подобные сцены, которые, осмеливаясь отступить от трезвой истины, по-прежнему остаются истинными для природы. . . . » Другими словами, Скотт считал, что такие работы, как Frankenstein , подготовили нас к встрече с ужасом.

Другим плодом того знаменитого летнего вечера (идиосинкразии в его фильме « Готика » 1986 года) был «Вампир» Полидори, первое популярное повествование о вампиризме, опубликованное в Англии в апреле 1819 года.Первоначально провозглашенная как произведение Байрона, а затем рассматриваемая как сатира на Байрона, история рассказывает о некоторых действиях вампира лорда Рутвена, дворянина, отмеченного его отстраненностью и «смертоносным оттенком его лица, который так и не получил должного внимания». более теплый оттенок ». В начале XIX века загадочная, но странно убедительная Рутвен подружилась с джентльменом по имени Обри, который обнаруживает, что даже смерть Рутвена не избавляет его от смертоносного компаньона. Когда Ратвен возвращается после смерти, он присоединяется к Обри, к ужасу последнего, и вскоре нападает и убивает Ианту, объект привязанности Обри.Погрузившись в нервный срыв, Обри выздоравливает и обнаруживает, что его любимая сестра также стала жертвой существа, которое затем исчезает.

Полидори не был великим писателем, как видно из заключительных строк книги: «Лорд Ратвен исчез, а сестра Обри утолила жажду вампира!» Работа Полидори считается первой из великих сказок о вампирах, в первую очередь за то, что в ней изображен вампир джентльмен — что далеко от отвратительных кровососущих трупов, подробно описанных в рассказах о вампирах, написанных Калметом и другими историками.Это было безмерно успешным; при жизни Полидори (он умер через два года после публикации) произведение было переведено на французский, немецкий, испанский и шведский языки и адаптировано в нескольких театральных пьесах, которые до начала 1850-х годов разыгрывались перед потрясенной публикой.

Другой запоминающейся работой ранних романтиков был Melmoth the Wanderer , опубликованный в 1820 году. Написанный Чарльзом Робертом Мэтьюрином, двоюродным дядей Оскара Уайльда, его главный герой, Джон Мельмот, продал свою душу, чтобы получить 150 дополнительных лет жизни. жизнь.Мельмот бродит по земле в поисках кого-нибудь, кто возьмет на себя этот контракт. Хотя книга запутанна, с многочисленными рассказами в сказках, Мельмота сравнивают с Дон Жуаном Мольера, Фаустом Гете и Манфредом Байрона как великой аллегорической фигурой, а Лавкрафт назвал это «огромным шагом в эволюции ужасов». -рассказ ».

Также чрезвычайно популярен был Varney the Vampyre , написанный Джеймсом Малкольмом Раймером и выпускаемый 109 еженедельными выпусками с 1845 по 1847 год.Первый роман о вампире на английском языке, проза Варни , является сенсационным: «Ее грудь вздымается, конечности дрожат, но она не может отвести глаз от этого мраморного лица. . . . Он резко вцепился ей в шею своими клыкастыми зубами — хлынул поток крови, и последовал ужасный звук сосания. Девушка упала в обморок, а вампир на своей ужасной трапезе! » Однако, несмотря на свои художественные недостатки, Varney представляет собой яркий, чудовищный портрет нежити.Вампир — сэр Фрэнсис Варни, родившийся в семнадцатом веке, часто возрождающийся из мертвых — «высокая изможденная фигура», чье лицо, как и у Рутвена, «совершенно белое, совершенно бескровное», с глазами, похожими на «полированное олово» и « устрашающе выглядящие зубы, выступающие, как у какого-то дикого животного, отвратительно, ярко-белые и похожие на клыки.

Рассказы Эдгара Аллана По стали вехой середины века на пути к истории ужасов. Начиная с 1835 года с «Беренис», мрачного рассказа о человеке, который становится одержимым зубами своего возлюбленного, рассказы По охватывают весь спектр научной фантастики, тайн и ужасов.Их влияние невозможно переоценить. Во многих своих работах По стремился создать «единый эффект» сказки, сосредоточив внимание на сильном эмоциональном переживании. По широко приветствовали в Европе, особенно после того, как Шарль Бодлер перевел свои работы на французский язык (между 1852 и 1865 годами), достигнув сомнительной репутации первого американского автора, которого за границей стали уважать лучше, чем дома. Например, хотя «Золотой жук» (1843 г.) и «Ворон» (1845 г.) сделали его именем нарицательным, он мало зарабатывал своим писательством, а после его смерти в народе его считали развратным, алкоголиком и наркоманом. сумасшедший.

Лучшие рассказы По пересекают границы экзистенциализма, размышляя о неумолимой природе времени и смерти, о безразличии Бога, а также о глубинах человеческой души. Они исследуют демонические души обычных людей и необычных преступников, а также патологию преступления и признания. Сегодня работы По читают гораздо шире, чем в 19 веке. По — «великий мастер» в написании фильмов ужасов, и неудивительно, что культовые изображения По и его ворона образуют логотипы Американских мистических писателей и Ассоциации писателей ужасов.

Непосредственным наследием По были рассказы об Амвросе Бирсе, Чарльзе Диккенсе и Уилки Коллинзе, каждый из которых написал чрезвычайно популярные рассказы о посещениях призраками и других странных происшествиях. Например, «» Диккенса «Рождественская песнь » (1843 г.) сегодня рассматривается как граничащая с сентиментальной кашей, но по своей сути она остается пугающей историей кризиса совести, вызванного могущественными духами. Коллинз Женщина в белом (1860) сочетает в себе атмосферу готического романса с недавно изобретенной мистической сказкой, подчеркивая рациональные умозаключения из подсказок.Бирс, многие из рассказов которого до сих пор читают, создал реалистичные рассказы о войне и ужасах, которые были правдивы для американской читающей публики, стремясь к «единому эффекту» По.

Среди множества фантастических произведений Джозефа Шеридана Ле Фану — его очень чувствительная «Кармилла» (1872 г.). Сказка описывает историю женщины-вампира. После автомобильной аварии очаровательную и красивую Кармиллу забирает Лора, рассказчик, одинокая юная леди. Лаура видит ужасные сны, в которых таинственная женщина приходит к ней в постели и целует ее в шею.Она вспоминает, что днем ​​любящая Кармилла иногда «сильнее прижимала меня к своим дрожащим объятиям, и ее губы мягкими поцелуями нежно светились на моей щеке. . . . В этом таинственном настроении она мне не нравилась. Я испытал странное бурное возбуждение, которое всегда доставляло мне удовольствие, смешанное со смутным чувством страха и отвращения. . . . Я чувствовал, как любовь перерастает в обожание, а также отвращение ».

Лаура обнаруживает, что Кармилла — двойник предка Кармиллы, графини Миркаллы Карнштейн (Штирии), умершей более века назад.С помощью друга своего отца, генерала Шпильсдорфа, она отправляется в деревню Карнштейн в Штирии, где узнает от генерала, что Кармилла (которая также называет себя Милларкой) — это графиня Миркалла, вампир. Лаура и группа мужчин эксгумируют тело графини Миркаллы и уничтожают ее, пронзив ее сердце колом.

В конце 19 века появилось много писателей, увлеченных ужасом. Артур Конан Дойл, Редьярд Киплинг, Ги де Мопассан, Генри Джеймс и Роберт Луи Стивенсон — все они написали множество историй в этом жанре, слишком много, чтобы рассматривать их здесь.Однако пик литературы ужасов 19 века возвышается над его предгорьями. В 1897 году Брэм Стокер — театральный критик, коммерческий директор, писатель романтической фантастики и второстепенных историй о фантастике и ужасе — представил Дракулу , произведение настолько пугающее, что оно установило стандарт для каждой последующей истории о ночных созданиях.

Когда появился Dracula (который Стокер первоначально назвал The Un-Dead ), некоторые критики сразу же обрадовались. Daily Mail охарактеризовал книгу как «мощную и ужасающую».. . . Воспоминания об этой странной и призрачной истории, несомненно, будут преследовать нас еще какое-то время ». «До последней степени жутко и жутко», — сказал The Pall Mall Gazette . «Это также превосходно и одна из лучших вещей в линии сверхъестественного, которую нам посчастливилось найти». Менее благоприятно, The Bookman выражал чувства, более соответствующие реакции большинства англичан: «Краткое изложение книги шокировало бы и вызвало отвращение; но мы должны признать, что хотя кое-где по ходу рассказа мы с отвращением спешили, мы почти все читаем с восхищением.

Хотя вампиры были на виду у публики в течение сотен лет, именно Дракула захватил воображение мира и возглавил «триумфальный марш немертвого трансильванского вампира», по словам одного критика, «через газеты, книги, киноэкраны и сцены англосаксонского мира ». За ним последовали сотни театральных постановок, радиопередач, фильмов и телесериалов (а также тысячи рассказов и романов на вампирскую тематику). Им восхищались и писатели ХХ века: Х.П. Лавкрафт в своем обзоре «Сверхъестественный ужас в литературе» писал: «Лучше всего знаменитый Дракула, который стал почти стандартным современным воплощением ужасного мифа о вампирах. Граф Дракула, вампир, живет в ужасном замке в Карпатах, но в конце концов мигрирует в Англию с намерением заселить страну собратьями-вампирами. То, как англичанин живет в твердыне ужасов Дракулы, и как заговор мертвого дьявола, стремящийся к господству, наконец разбит, — это элементы, которые объединяются в историю, которая теперь справедливо заняла постоянное место в английских буквах.

Хотя Артур Мейчен, Алджернон Блэквуд, лорд Дансани (все они дожили до середины века) и мистер Джеймс были провозглашены Лавкрафтом как лучшие фантастические писатели в первые годы века, сегодня о них мало что помнят. . Мачен, валлийский писатель, чьи сверхъестественные произведения впервые появились в 1890-х годах, очень интересовался оккультизмом. Он исповедовал веру, что за завесой «реальности» скрывается царство магии и древних существ. В 1920-х годах его труды приобрели популярность в Америке, причем Винсент Старретт и Джеймс Бранч Кэбелл были одними из самых сильных его сторонников.Работа Мачена оказала влияние на развитие целого хоррора, который можно найти в таких журналах, как Weird Tales , и на таких известных писателей-фэнтези, как Кларк Эштон Смит, Роберт Э. Ховард и Х. П. Лавкрафт.

Англичанин Алджернон Блэквуд во многом следовал традициям По и Бирса и написал множество романов и рассказов о сверхъестественном. Лавкрафт описал его как «вдохновленного и плодовитого». . . среди его объемных и неровных работ можно найти лучшую спектральную литературу этого или любого века.Его рассказы, как отмечал Лавкрафт, «детально описывают полные ощущения и восприятия, ведущие от реальности к сверхъестественной жизни или видению». Не обладая заметным владением поэтическим колдовством простых слов, он является абсолютным и непререкаемым властителем странной атмосферы ». Как журналист, Блэквуд написал сотни статей, эссе и художественных произведений, часто в очень сжатые сроки. Его последний сборник рассказов вышел в 1946 году.

Британский коллега Эдвард Джон Мортон Дракс Планкетт был 18-м бароном Дансани.Он был плодовитым драматургом, поэтом, романистом и писателем рассказов. Хотя он написал много сверхъестественных историй, его, вероятно, лучше всего помнят как фантаста, предшественника Дж. Р. Р. Толкина и К. С. Льюиса. Его Chronicles of Rodrigues (1922) и The King of Elfland’s Daughter (1924) высоко оценены, и последующие писатели в жанре фэнтези, такие же разные, как Хорхе Луис Борхес и Нил Гейман, и писатели-фантасты Майкл Муркок, Артур Кларк, Джин Вулф и Роберт Э.Ховард признал влияние произведений Дансени.

Монтегю Родс Джеймс был средневековым ученым, чьи истории о привидениях, многие из которых были написаны как рождественские сказки у камина для его друзей, были признаны лучшими в жанре, в основном сосредоточенными на зловредных сверхъестественных существах, внимание которых привлекает ничего не подозревающая жертва, открывающая старую книгу. книга или брошенный реликварий. После многих лет забвения его истории вновь открываются как давно утерянные жемчужины оккультизма.

В 1919 году с публикацией рассказа «Дагон» в жанре появился гигант.Ховард Филлипс Лавкрафт начал свою карьеру как поэт. В своем влиятельном «Сверхъестественном ужасе в литературе» он описал эту область как «узкую, но важную ветвь человеческого самовыражения, которая, как всегда, будет привлекать в основном ограниченную аудиторию с особой чувствительностью. Какой бы универсальный шедевр завтрашнего дня ни был сотворен из фантома или ужаса, он обязан своим принятием скорее высочайшему мастерству, чем сочувствующей теме ». Собственное мастерство Лавкрафта произвело огромный непрерывный поток рассказов, романов, стихов и эссе, закончившихся только его безвременной смертью в 1937 году в возрасте 47 лет.

«Дагон» был первым произведением Лавкрафта, в котором исследуются созданные им самим мифы о пантеоне внепространственных божеств, предшествовавших рождению человечества. Эти «старшие боги», как заметил Лавкрафт, можно было найти в недрах древних мифов и легенд. Август Дерлет, величайший ученик Лавкрафта, называл этих богов Ктулху. Темы Лавкрафта действительно были далеки от симпатии: он был глубоко циничным по отношению к человечеству, особенно в свете того, что он считал научным доказательством ничтожности человечества и случайной, вероятностной природы Вселенной.Его произведения выражали фатализм и чувство унаследованной вины за грехи предыдущих поколений. Он также постулировал широкое влияние нечеловеческих разумных существ на человеческие дела. Он считал, что людям лучше не исследовать работу богов. В «Зове Ктулху» (1928) он советовал: «Я думаю, что самым милосердным явлением в мире является неспособность человеческого разума соотносить все его содержание. . . когда-нибудь объединение разрозненных знаний откроет такие ужасающие перспективы реальности и нашего ужасного положения в ней, что мы либо сойдем с ума от откровения, либо убежим от света в мир и безопасность новой Темной Эпохи.

На протяжении большей части ХХ века окончательные издания произведений Лавкрафта (в частности, «В горах безумия» и «Другие романы» , «Дагон и другие жуткие сказки», , «Ужас Данвича и другие», и «Ужас в мире»). the Museum and Other Revisions ) были опубликованы в Arkham House Августа Дерлета, который Дерлет основал специально для публикации работ Лавкрафта. Лавкрафт намеренно использовал полуторный стиль письма с устаревшим написанием, чтобы вызвать серьезность и правдоподобность.На его творчество сильно повлияли древние боги Дансани и рассказы Мачена о старом зле. В свою очередь, его произведения были признаны влиятельными у ряда крупных авторов научной фантастики, фэнтези и ужасов конца 20-го века и были широко пародированы и скопированы во многих средствах массовой информации, в том числе в десятках фильмов.

В этом кратком обзоре невозможно отдать должное написанию ужасов после первой половины века. Современные мастера — Стивен Кинг, Питер Штрауб, Клайв Баркер, Роберт Блох, Ширли Джексон и многие другие — настолько хорошо известны, что не нуждаются в представлении, и любая попытка представить историю из этой непосредственной близости была бы неразумной.Нам повезло жить в то время, когда сад сверхъестественной сказки так пышно разросся.

X

Выдержка с разрешения из В тени Эдгара Аллана По: Классические рассказы ужасов, 1816-1914 , под редакцией Лесли С. Клингера. Перепечатано по договоренности с Pegasus Books. Все права защищены.

Краткая история литературы ужасов

Даже самые ранние записанные сказки содержат элементы ужаса, страха и отчаяния, а архетипы ужаса, вероятно, существовали гораздо дольше.Например, архетип вампира можно проследить вплоть до древней цивилизации Шумера; вампироподобное существо Эмикку будет населять тела людей, которые умерли насильственно или были похоронены неправильно.

Инквизиция подстегивает интерес к сверхъестественному

Но корни сегодняшней литературы ужасов можно найти сначала в инквизиции. В 1235 году Ватикан издал приказ восстановить ортодоксальность веры. Почти сразу же обвинения в ереси были неразрывно связаны с обвинениями в колдовстве.Возникшая в результате одержимость колдовством продлится до семнадцатого века.

Изображение Бартоломео Адского Данте (ок. 1435)

Затем в 1307 году Данте опубликовал первый том своей Божественной комедии , Ад. Видение сатаны, представленное Данте, окажет большое влияние, хотя сегодня его затмило видение, представленное Джоном Мильтоном в Потерянный рай (1667).

В следующем столетии произведения ужасов все еще будут в значительной степени связаны с религией. В 1486 году инквизиторы Генри Крамер и Якоб Шпренгер опубликовали Malleus Maleficarum ( The Hammer of Witches ). Книга, которая систематизировала веру в колдовство, была переиздана 14 раз по всей Европе к 1520 году. Она, безусловно, способствовала увлечению ведьмами, охватившему следующие два столетия.

К 1580-м годам на лондонской сцене появился новый вид ужасов.Серия ужасных пьес началась с « Испанская трагедия » Томаса Кида (1585 г.) и включала в себя «Тит Андроник» (1594) Шекспира, Гамлет (1600) и Макбет (1605). После представления Джона Вебстера Герцогиня Мальфи (1613) смерть не появлялась снова на английской сцене до тех пор, пока в 1830 году не была поставлена ​​постановка Виктора Гюго Hernani .

Появляется готический роман

Перенесемся в 1714 год, когда Томас Парнелл опубликовал «Ночная пьеса о смерти ».Это было первое произведение так называемых кладбищенских поэтов. Иногда также называемую поэтами церковного двора, группа состояла из доромантических поэтов, известных своей озабоченностью смертностью и смертью. Оливер Голдсмит, Уильям Каупер, Джеймс Макферсон, Роберт Блэр и Томас Чаттертон были среди Поэтов Кладбища. Хотя большинство критиков отвергали их работы, их усилия действительно способствовали развитию готического романа.

Шестнадцать лет спустя, в 1731 году, австрийское правительство приказало провести расследование массовой истерии, охватившей деревню Медвегья.Местный житель Арнольд Паоле умер в 1726 году, упав с фургона с сеном. Перед смертью Паоле намекнул, что его укусил вампир, когда он жил недалеко от Госсавы в Турецкой Сербии. Чтобы отменить проклятие, Паоле сказал, что он измазался грязью из могилы вампира и кровью вампира.

Примерно через месяц после смерти Паоле жители деревни заявили, что покойный мужчина поднялся из могилы и убил четырех человек. Полагая, что Паоле вампир, они извлекли его тело из тела через сорок дней после его смерти.Она была относительно незыблемой, что придавало дополнительную «достоверность» их теории. Они вонзили кол в сердце трупа Паоле и сожгли его. С телами его четырех предполагаемых жертв обращались так же. Несмотря на эти меры предосторожности, еще десять человек умерли при загадочных обстоятельствах в 1731 году, и деревня обвинила Паоле. (Узнайте больше об этом увлекательном футляре из библиотеки Wellcome.)

Йоханнес Флукингер сделал отчет, подтверждающий утверждения жителей деревни. История быстро привлекла внимание всей Европы.Сказка попала как в международные журналы, так и в воображение модной публики. Даже ученые и философы были очарованы. Из этого невероятного источника возникла наша современная одержимость вампирами.

В 1765 году Гораций Уолпол опубликовал Замок Отранто , который считается первым готическим романом. Книга окажет невероятное влияние на зарождающийся жанр ужасов. Следующим влиятельным романом в этом жанре станет книга Энн Рэдклифф « Тайны Удольфо », книга, оставившая неизгладимый след в лорде Байроне, сэре Вальтере Скотте и бесчисленном множестве других авторов.Легендарные авторы, такие как Мэтью Льюис и Чарльз Брикден Браун, также внесут свой вклад в готический роман как жанр.

Хотя эти авторы работали в одном жанре, они не всегда ценили работы друг друга. Вдохновленный Рэдклиффом, Мэтью Льюис анонимно опубликовал Монах в 1705 году (потому что в то время он был членом парламента). Но Рэдклифф была настолько потрясена мрачностью романа Льюиса, что написала в ответ The Italian (1797).

Готический роман совершит еще один драматический поворот в июне 1816 года. В течение трех дней лорд Байрон, Перси Шелли, Мэри Уолленстонкрафт Шелли и доктор Джон Полидори жили на вилле на берегу Женевского озера. Вероятно, под влиянием лауданума они решили устроить конкурс на написание рассказов о призраках. Результат: Мэри Шелли положила начало жанру научной фантастики с Франкенштейна (1818), в то время как доктор Полидори основал поджанр вампиров с публикацией The Vampyr в New Monthly Magazine (1819).Первоначально работа доктора Полидори была приписана лорду Байрону, и главный герой действительно является карикатурой на него.

Тем временем ужас снова процветал на британской сцене с 1790 по 1825 год. Три театра предлагали зрителям массу ужасающих возможностей: «Дьявольский эликсир» Фитц Болла; Мэттью Льюис Призрак замка; «» и «» Джеймса Планша «Вампир » (1819) были лишь несколькими популярными постановками. Последнее фактически привело к разработке нового сценического аппарата, получившего название «ловушка вампира».«Эти постановки были и кровавыми, и дорогими, поэтому они прекратились, как только« дьявол перестал быть в моде ».

Эдгар Аллан По принесет готические традиции в Америку; его первый рассказ, «MS, найденный в бутылке», появился в Baltimore Saturday Visitor в 1833 году. Он продолжил сочинять одни из самых выдающихся мрачных сказок в мире, и его также называли отцом детективного романа.

Ужас даже для детей

В течение следующего десятилетия ужас проникнет практически во все формы искусства.В 1819 году Франческо Гойя написал серию из восемнадцати фресок, известных как «Черные картины», в ответ на французское вторжение в Испанию. А в следующем году Гектор Берлиоз произвел фурор своим альбомом Symphonie Fantastique. Симфония шокировала публику шокирующими звуками и гротескными образами; Берлиоз назвал движения «Марш к эшафоту» и «Сон ведьмы о субботе».

Стоит отметить, что даже в наш век разума и научных достижений жизнь часто была жестокой и короткой.Люди всех возрастов часто были хорошо знакомы с реалиями смертности. Этот факт распространился и на детей. Современные читатели возмущены ужасностью книги Якоба и Вильгельма Гримм « Kinder und Hausmarchen » (1832 г.) и мрачными подробностями в « Рассказах для детей » Ганса Христиана Андерсена (1835 г.). Сегодня все эти истории обработаны, но кровавые подробности и уроки, извлеченные из насилия, в то время вовсе не были неслыханными.

И хотя они, конечно, не квалифицируются как ужасы сами по себе, фильмы Льюиса Кэрролла Алиса в стране чудес (1865) и Зазеркалье (1872) повлияли бы на авторов ужасов более века спустя, в 1980-х годах.Поэма Льюиса Кэрролла «Бармаглот» смешивает смешное с ужасающим, и авторы двадцатого века играли с этим сопоставлением, а также с воображаемыми мирами и параллельными вселенными.

Промышленная революция и Penny Dreadfuls

Промышленная революция привела к серьезным изменениям в литературе ужасов 1840-х годов. Уровень грамотности повысился. В городах было больше людей, чем когда-либо. И люди хотели отвлечься от далеко не идиллической жизни промышленно развитых городов.Ужас за это время стал более жестоким и жестоким. Penny Blood (или Penny Dreadful) возникла как дешевое развлечение для массовой аудитории. Сценический эквивалент был Пенни Гафф. Эдвард Ллойд нажил себе состояние на Пенни Бладс. Он уже погрузился в ужас с книгой Томаса Преста «Календарь ужасов » в 1830-х годах, и он просто приспособил ее к более узнаваемой форме.

Это Перст принес нам Суини Тодд, Демон-парикмахер (первоначально The String of Pearls, 1847).И Джеймс Малкольм Раймер стоял за Варни Вампир, или Праздник крови (1845), который оказал немалое влияние на жанр вампиров (включая Брэма Стокера Дракула в 1897 году). Книга Джорджа Рейнольда «Вагнер-оборотень » была опубликована в 1846 году. В то время люди считали знакомство с Penny Dreadfuls верным путем к преступности среди несовершеннолетних. Родители запрещали дешевые книги и часто сжигали их, если они находились у ребенка. Это неумолимое разрушение ставит перед коллекционерами Penny Dreadful интересную, хотя и не непреодолимую задачу, потому что оно сделало эти книги еще более редкими.

Готика начинает уступать дорогу

Роберт Браунинг опубликовал Кольцо и книгу в 1868 и 1869 годах, и это остается самым длинным повествовательным стихотворением на английском языке. Поэма также была первым известным произведением ужасов, основанным на современном преступнике; Браунинг основал стихотворение на старом судебном протоколе, который он нашел в 1860 году, в котором подробно описывалось убийство мужчиной своей жены. Несколькими годами позже, в 1872 году, Шеридан Ле Фаню опубликовал «Камиллу» в «Сквозь темное стекло» .В этом и других произведениях Ле Фаню начал демонтировать готические артефакты, привнося элементы ужаса и сверхъестественного в повседневную жизнь. Традиционные атрибуты готического ужаса начали исчезать.

Ричард Мэнсфилд сыграл мистера Хайда так свирепо, что Скотланд-Ярд доставил его для допроса по делу Джека-Потрошителя.

По мере того, как викторианские идеалы заменяли романтические, авторы также вернули свое сознание к индивидуальной морали.Переполненные города стали более безличными, более жестокими, и внезапно человек больше не мог рассчитывать на доброту других. Это было тревожное время, время, когда склонность человека ко злу нельзя было игнорировать, и поэтому созрело для такой работы, как Роберта Луи Стивенсона «Странная история доктора Джекилла и мистера Хайда » (1885). Как и The Ring and the Book, Jekyll and Hyde был основан на реальной истории, преступнике, с которым семья Стивенсона когда-то вела дела.Новелла имела мгновенный успех.

Между тем, всего три года спустя, Джек-Потрошитель проведет свою кровавую кампанию в Лондоне, дав нам еще один архетип ужаса. Однако самый ранний известный пример истории, основанной на Потрошителе, появился только в 1913 году, когда был выпущен The Lodger Беллока Лаундеса.

По другую сторону пролива во Франции движение, сначала известное как L’Esprit Decadent, а затем названное Symbolisme, прочно закрепилось среди таких авторов, как Шарль Бодлер, Жорис Карл Гюисманс и Ги де Мопассан.Они создали одни из лучших европейских произведений мрачного жанра. Поэт Поль Верлен сделал то, чего не пытался сделать ни один готический автор — он дал определение ужасу в контексте своего движения, сказав, что «он состоит из смеси плотского духа и грустной плоти, всего неистового великолепия. приходящая в упадок империя «.

Французская сцена 1890-х и 1900-х годов вернула явную кровь. Большой Гиньоль, термин, который когда-то относился к марионеткам, стал обозначать короткие пьесы, полные насилия, убийств, изнасилований, самоубийств и привидений.Со временем в Лондоне появятся свои собственные менее зловещие адаптации этих пьес, особенно с 1920 по 1922 год.

Переход к современному ужасу

Амброуз Бирс опубликовал Могут ли такие вещи быть? в 1893 году. Сборник историй о привидениях последовал за его суровыми военными историями, привнеся призраков в современность. Герберт Уэллс пошел еще дальше в 1898 году; Война миров , обычно классифицируемая как смесь научной фантастики и ужасов, перенесла ужас в будущее, представляя совершенно новый источник страха и беспокойства для современных читателей.

Томас Эдисон приложил руку к созданию первого настоящего фильма ужасов!

На рубеже веков также были начаты первые эксперименты с фильмами ужасов, которые имели тенденцию к ужасному и фантастическому. Первым настоящим фильмом ужасов была шестнадцатиминутная адаптация Уильяма Н. Селига «Джекила и Хайда» Стивенсона . Первая экранизация должна была появиться позже, в 1910 году. Режиссер Дж. Сирл Доули, для создания фильма потребовалась помощь никого, кроме Томаса Эдисона!

К этому времени рассказ окончательно заменил роман как modus operandi для большинства авторов ужасов.В 1907 году Алджернон Блэквуд опубликовал «Слушатель », в который вошел его самый ценный рассказ «Ивы». Блэквуд был членом Ордена Золотой Зари, оккультного общества, созданного Сэмюэлем Лидделлом МакГрегором Мазерсом в 1888 году. Организация была домом для многих выдающихся писателей, от печально известного Алистера Кроули до Уильяма Батлера Йейтса, лорда Дансани, Артура Мэчена, и Сакс Ромер (который ныне ушел в безвестность, но пользовался огромной популярностью у современников). Члены Ордена были ответственны за большинство фантастических и ужасающих фантастических произведений, созданных в то время в Великобритании.Их работа также знаменовала собой конец эпохи ужасов; вскоре после этого популярность жанра угаснет. Тем не менее Деннис Уитли был чрезвычайно популярным английским писателем между 1930-ми и 1960-ми годами. Он сосредоточился на оккультизме, и его триллеры послужили источником вдохновения для сериала Яна Флеминга о Джеймсе Бонде. Джеймс Герберт и Клайв Баркер начали публиковать фильмы ужасов в Великобритании 1970-х и 1980-х годов.

Weird Tales, ноя 1923

В Америке процветал ужас.В 1923 году вышел первый номер Weird Tales . Журнал никогда не приносил прибыли за свои 32 года, но в нем были представлены ряд все еще известных авторов, таких как Х.П. Лавкрафт и Рэй Брэдбери. Четыре года спустя Лавкрафт опубликовал Зов Ктулху , заработав признание критиков и признание как одного из выдающихся авторов фильмов ужасов того времени.

Влияние современной истории на ужасы

Великая депрессия только усилила интерес американцев к сверхъестественному и ужасающему.Возник ряд радиошоу на тему ужасов, в том числе «Тень» (1930) и «Паук» (1933). Оба были успешными спин-оффами в виде новелл и комиксов. Тем не менее, 1930-е годы также ознаменовали последнее десятилетие целлюлозы. Издатель Генри Стигер посетил французский театр Grand Guignol за вдохновением и вернулся, чтобы возродить серию Mystery Novels Dime Mystery Novels. Он добавил серии Terror Tales и Horror Stories в течение следующих двух лет. Все три целлюлозы просуществовали до 1941 года.

Самые настоящие ужасы Второй мировой войны затмили вымышленные. Хотя Брэдбери и несколько других известных авторов продолжали публиковать рассказы ужасов и научную фантастику, только в 1950-х годах ужасы снова стали популярными. « Я — легенда » Ричарда Мэтисона 1954 г. был первым современным вампирским романом, а «» Ширли Джексон 1959 г. «Дом на холме с привидениями » остается одним из самых признанных критиками жанровых романов последних шестидесяти лет.

Также в 1957 году произошло еще одно знаменательное событие в современной истории самого жанра ужасов.Эд Гейн, фермер из Висконсина, был арестован за убийство Бернис Уорден. Когда власти обыскали дом Гейна, они обнаружили останки по крайней мере пятнадцати разных женщин — в мелких частях. Гейн признался в эксгумации тел и совершении актов каннибализма. История потрясла и очаровала нацию. (Найдите ужасные подробности здесь.) Намного раньше фильм Фрица Ланга 1931 года « M, » стал первым серьезным фильмом о серийном убийце и был основан на реальном серийном убийце Питере Кюртене, «Вампире Дюссельдорфа».«Но серийный убийца еще не вошел в художественную литературу. История Гейна вдохновила Роберта Блоха на создание Psycho (1959) и проложила путь для таких работ, как сериал Томаса Харриса о Ганнибале Лектере. С тех пор серийный убийца стал незаменимым персонажем. архетип жанра.

Холодная война открыла новую эру паранойи и страха перед вторжением. Эти опасения были реализованы в таких произведениях, как роман Иры Левина «Младенец Розмари » (1967). Это было первое выдающееся произведение теоретической фантастики.Это также ознаменовало возврат к роману как к предпочтительной форме для авторов ужасов. 1970-е годы были отмечены потоком романов ужасов, начиная с Уильяма Питера Блатти «Экзорцист » (1971) и, возможно, воплощением Кэрри Стивена Кинга (1974). Стивен Кинг изрядно ворвался не только в американскую сцену ужасов, но и в мир литературы в целом. Питер Бенчли опубликовал Jaws в 1975 году, что стало настоящим достижением совершеннолетия для современной сказки о монстрах. А Энн Райс опубликовала «Интервью с вампиром » в 1976 году, привнеся новую жизнь и направление в беллетристику о вампирах.

Новые технологии открыли новые возможности для создателей фильмов ужасов 1980-х годов. Вскоре акцент сместился на кровь ради крови, и жанр фильма потерял популярность у основной аудитории. Но роман ужасов пользовался отличной репутацией благодаря качественному написанию, несмотря на рост шаблонных шокирующих историй. В 1981 году Томас Харрис опубликовал Red Dragon , первый роман из своей серии о Ганнибале Лектере. Роман остается одним из самых коммерчески успешных портретов серийного убийцы, и он возвестил начало повального увлечения серийными убийцами в последующие десятилетия.Сборник рассказов лондонского драматурга Клайва Баркера «Кровавые книги» (1984) ознаменовал новую эру ужасов в Великобритании и Европе. Он оставался влиятельной фигурой, раздвигая границы жанра и разжигая дискуссии о том, как следует определять жанр.

В последние годы архетипы вампиров, оборотней и зомби стали доминировать в жанре ужасов. 1990-е были для жанра временем компромиссов и самосознания. Серия Goosebumps Р.Л.Стайна была издательским феноменом десятилетия, в некотором смысле подготовив почву для J.Серия «Гарри Поттер» К. Роулинг; Сага Филипа Пуллмана « Его темные материалы »; и даже серия Сумерки Стефани Майер .

Хотя ужасы далеко ушли от своих готических корней, нет никаких сомнений в том, что жанр будет продолжать процветать и развиваться.

Дополнительная литература

‘Вампир в Венгрии’ (Библиотека Wellcome)

Эд Гейн (болезнь Висконсина)

Четыре рассказа Ганса Христиана Андерсена, которые намного страннее, чем вы думаете (книги говорят вам, почему)

Tabula Rasa

Эдгар Аллан По и его истории ужасов (У.S. Служба национальных парков)

Эдгар Аллан По не был первым автором страшилок, но его литературные приемы составляют основу чрезвычайно популярного литературного жанра, каким мы его знаем сегодня. Его использование психологического ужаса через повествование от первого лица вдохновило других писателей, таких как Амброуз Бирс и Х. Лавкрафту писать страшилки.

Готические сказки

Хотя Эдгар Аллан По начал свою литературную карьеру как поэт, он быстро осознал потребность в короткометражном художественном произведении.Первоначально По писал бурлески готического рассказа, но вскоре начал писать серьезно в готическом ключе. Готические сказки часто связаны с обстоятельствами тайны и ужаса, общей атмосферой мрака и гибели и такими элементами, как подземелья, призраки и разрушающиеся замки с секретными проходами.

Рассказчик

Во многих своих рассказах По использует своего главного героя как рассказчика от первого лица, чтобы усилить напряжение и вовлечь читателей в ситуацию персонажа. Это также дает читателям более близкое представление о психике персонажа и обеспечивает дополнительный уровень реализма рассказам По, позволяя читателям почувствовать себя более связанными с персонажами и, следовательно, больше бояться за них.

Одним из наиболее искусных способов повествования от первого лица в истории ужасов является его ненадежный рассказчик в «Сердце-обличье». В начале рассказа рассказчик-параноик спешит заверить читателя, что он в здравом уме и теле. Однако по мере развития истории читатель становится свидетелем того, как разум рассказчика распадается, поскольку он охвачен паранойей. В разгар душевного страдания этого человека читатель следует за его эмоциями, которые зарождаются в его сознании:

«Я говорил еще быстрее и громче.И звук тоже стал громче. Это был быстрый, низкий, мягкий звук, похожий на звук часов, слышимый сквозь стену, звук, который я хорошо знал. Он становился все громче и громче. Почему мужчины не пошли? Громче, громче.


Читатель не знает, поверить ли в то, что сердце мертвого человека не может продолжать биться, или же верить страстному утверждению рассказчика, что он в своем уме и что эти события действительно произошли именно так, как он их описывает. Эта неуверенность и загадочность добавляют к истории еще один слой ужаса, страх перед неопределенностью и изменчивым психическим состоянием рассказчика.

Название, символика и описательный язык

В «Падении дома Ашеров» По в полной мере использует двойное значение названия (разрушение семьи Ашеров и буквальное падение их дома). Он также использует почти аллегорический символизм, чтобы подчеркнуть смысл истории, описывая дом как имеющий «пустые окна, похожие на глаза» и другие черты лица. В этой и многих других ужасных историях По использует описательный язык и пугающие визуальные эффекты, чтобы придать историям наглядное и реалистичное чувство ужаса.

Сегодня сказки Эдгара Аллана По по-прежнему являются одними из лучших примеров жанра ужасов. От «Ямы и маятника» до «Чёрного кота» рассказы По продолжают держать нас в ужасных тисках хозяина.

История ужасов

с 1890 по 1900 годы

Первые изображения сверхъестественного на экране появились в нескольких короткометражных немых фильмах, созданных французским режиссером-пионером Жоржем Мельесом в конце 1890-х годов. Самым известным из этих ранних произведений, основанных на сверхъестественном, является 3-минутный короткометражный фильм Le Manoir du Diable (1896 г.), известный на английском языке как «Замок с привидениями» или «Дом дьявола».Этот фильм иногда называют первым в истории фильмом ужасов. В «Замке с привидениями» озорной дьявол появляется внутри средневекового замка, где он изводит посетителей. Другой популярный фильм ужасов Мельеса — La Caverne maudite (1898), что дословно переводится как «проклятая пещера». Фильм, также известный под английским названием «Пещера демонов», рассказывает историю женщины, спотыкающейся о пещеру, населенную духами и скелетами людей, которые там умерли. Мельес также снимал другие короткометражные фильмы, которые историки теперь считают комедиями ужасов.Une nuit ужасный (1896), что переводится как «Ужасная ночь», рассказывает историю человека, который пытается выспаться, но в итоге борется с гигантским пауком. Другой его фильм, L’auberge Ensorcelée (1897), или «Заколдованная таверна», рассказывает о постояльце отеля, которого разыгрывает и мучит невидимое присутствие.


Раскрашенная сцена из короткометражного фильма Жоржа Мельеса 1897 года Le Manoir du diable, или Замок с привидениями В 1897 году американский фотограф, ставший режиссером Джордж Альберт Смит, создал вышедший в свет комедийный фильм ужасов «Дьявол рентгена» (1897). всего через два года после изобретения рентгеновских лучей.В фильме пара скелетов ухаживает друг за другом. Аудитория, полная людей, не привыкших видеть движущиеся скелеты на экране, сочла бы это пугающим и потусторонним. В следующем году Смит создал короткометражный фильм «Фотографирование призрака» (1898), который считается предшественником поджанра паранормальных явлений. В фильме изображены трое мужчин, пытающихся сфотографировать призрак, но снова и снова терпят неудачу, поскольку призрак ускользает от мужчин и бросает в них стулья.


Satán se divierte, или Сатана в игре (1907) Япония также сделала первые набеги на жанр ужасов.В 1898 году японская кинокомпания Konishi Honten выпустила два фильма ужасов, написанные Эджиро Хаттой. Это были Шинин Но Сосей (Воскрешение трупа) и Бакэ Дзидзо (Призрак Дзидзо). Фильм Шинин Но Сосей рассказывал историю мертвого человека, который вернулся к жизни после того, как упал из гроба, который несли двое мужчин. Писатель Хатта сыграл мертвеца, а гробовщиков сыграли сотрудники Konishi Honten. Хотя нет никаких записей об актерском составе, съемочной группе или сюжете «Бакэ Дзидзо», скорее всего, он основан на японской легенде о статуях Дзидзо, которые, как считается, обеспечивают безопасность и защиту детей.В Японии Дзидзо — божество, которое считается опекуном детей, особенно детей, умерших раньше своих родителей. Дзидзо почитали как хранителя душ мизуко, а именно мертворожденных, выкидышей или абортированных плодов. Присутствие слова «выпечка», которое можно перевести как «привидение», «призрак» или «призрак», может означать наличие статуи с привидениями или одержимости.


Сегундо де Хомон снял несколько впечатляющих трюковых фильмов, в том числе этот; La casa hechizada, или Дом призраков, созданный в 1908 году.Испанский кинорежиссер Сегундо де Хомон также является одним из самых значительных режиссеров немого кино в раннем кинопроизводстве. Он был популярен своими частыми трюками с камерой и оптическими иллюзиями, нововведением, которое в значительной степени способствовало популярности трюковых фильмов в тот период. Его знаменитые произведения включают Satán se divierte (1907), что переводится как «Сатана развлекается» или «Сатана в игре»; La casa hechizada (1908), или Дом призраков, считается одним из самых ранних кинематографических изображений помещения дома с привидениями; и «Красный призрак» (1907) или «Красный призрак», фильм, созданный в сотрудничестве с французским режиссером Фердинандом Зекка, о демоническом маге, который пытается совершить свой поступок в таинственном гроте.


Компания Selig Polyscope в США произвела одну из первых экранизаций романа, основанного на ужасах. В 1908 году компания выпустила фильм «Доктор Джекил и мистер Хайд» режиссера Отиса Тернера с Хобартом Босвортом в главной роли. Однако сейчас фильм считается потерянным. История основана на классической готической новелле Роберта Луи Стивенсона «Странный случай доктора Джекила и мистера Хайда», опубликованной 15 лет назад, о человеке, который трансформирует свою личность между двумя противоположными персонажами.(В книге рассказывается классическая история о человеке с непредсказуемо двойственной природой: обычно очень хорошим, но иногда и шокирующе злым.)


Жоржу Мельесу также нравилось использовать легенду о Фаусте в своих фильмах. Фактически, французский режиссер снял как минимум шесть вариаций немецкой легенды о человеке, заключившем договор с дьяволом. Среди его известных фильмов о Фаусте — Faust aux enfers (1903), известный прежде всего своим английским названием «Проклятие Фауста» или «Фауст в аду».Это третья экранизация легенды Фауста, созданная режиссером. В нем Мельес черпал вдохновение из оперы Гектора Берлиоза «Фауст», но в нем меньше внимания уделяется сюжету и больше — спецэффектам, которые представляют собой путешествие в ад. Фильм использует технику сценического оборудования и включает специальные эффекты, такие как пиротехника, сращивание замещения, наложение на черный фон и растворение. Затем Мельес снял продолжение этого фильма под названием Damnation du docteur Faust (1904), выпущенного в США.С. как Фауст и Маргарита. На этот раз фильм был основан на опере Шарля Гуно. Другие фильмы Мельеса этого периода, вдохновленные дьяволом, включают Les quat’cents farces du diable (1906), известные на английском языке как Веселые шутки сатаны или 400 уловок дьявола, рассказ об инженере, который торгуется с дьяволом на сверхчеловеческие силы и вынуждены столкнуться с последствиями. Мельес также будет снимать другие короткометражные фильмы ужасов, не вдохновленные Фаустом, в первую очередь фантастический и тревожный Le papillon fantastique (1909), где фокусник превращает женщину-бабочку в зверя-паука.

1910-е годы

В 1910 году студия Edison Studios в Соединенных Штатах выпустила первую экранированную версию классического готического романа Мэри Шелли 1818 года «Франкенштейн» — популярной истории об ученом, который в ходе научного эксперимента создал ужасное разумное существо. Его фильм «Франкенштейн» (1910), впервые адаптированный для экрана режиссером Дж. Сирлом Доули, был специально разработан, чтобы не акцентировать внимание на ужасающих аспектах истории и сосредоточить внимание на ее мистических и психологических элементах.Тем не менее, мрачный характер исходного материала сделал фильм синонимом жанра фильмов ужасов.


Соединенные Штаты продолжали снимать фильмы, основанные на готической новелле 1886 года «Странный случай доктора Джекила и мистера Хайда», классической сказке о докторе или ученом, чей злой персонаж появляется после контакта с магической формулой. Однобарабанный фильм «Доктор Джекилл и мистер Хайд» (1912), снятый нью-йоркской кинокорпорацией Thanhouser Film Corporation, был снят Люциусом Хендерсоном, а в главной роли играет будущий режиссер Джеймс Круз.Год спустя вышли «Доктор Джекилл и мистер Хайд» (1913). На этот раз фильм был независимым продюсером IMP (будущая Universal Studios), а в роли доктора Кинг Бэггот играет.


Итальянский немой эпический фильм L’Inferno (1911), основанный на Inferno, первой песне из Божественной комедии Данте Алигьери. В марте 1911 года в Театре Меркаданте в Неаполе был показан часовой итальянский немой фильм-эпопея «Инферно». Фильм был адаптирован из первой части «Божественной комедии» Данте Алигьери и вдохновлен навязчивыми иллюстрациями Гюстава Доре.Он остается лучшей адаптацией «Ада» и рассматривается многими учеными как лучшая экранизация любого из произведений Данте на сегодняшний день. Фильм имел международный успех и, возможно, стал первым настоящим блокбастером во всем кино. Режиссером «Инферно» выступили три художника; Франческо Бертолини, Адольфо Падован и Джузеппе де Лигуоро. Их фильм хорошо запомнился потрясающей визуализацией девяти кругов ада и спецэффектами, передающими навязчивые визуальные эффекты. В фильме изображен массивный Люцифер с крыльями, которые простираются позади него перед черной пустотой.Он изображен пожирающим римских фигур Брута и Кассия на демонстрации двойной экспозиции и манипуляции масштабом. По мнению критиков, L’Inferno способна запечатлеть некоторые маниакальные, извилистые и причудливые образы и темы сложных шедевров Данте.


В 1910-е годы Жорж Мельес продолжал снимать свои фаустовские фильмы, наиболее значительным из которых был фильм 1912 года «Шевалье де Неж» («Рыцарь снегов»). Это был последний фильм Мельеса на фаустовские темы и последний из многих фильмов, в которых режиссер сыграл Дьявола.В фильме рассказывается история принцессы, похищенной сатаной и брошенной в темницу. Ее возлюбленный, храбрый рыцарь снегов, должен отправиться в путешествие, чтобы спасти ее. Специальные эффекты в фильме были созданы с помощью сценических механизмов, пиротехники, сращивания замещения, наложения и растворения. Это один из немногих лучших примеров трюковых фильмов, популяризации которых способствовали Жорж Мельес и Сегундо де Хомон.


Марфа Кутилофф (Стация Наперковская) танцует в образе летучей мыши-вампира во втором эпизоде ​​сериала «Вампиры» под названием «Кольцо, которое убивает». В 1912 году французский режиссер Абель Ганс выпустил свой короткометражный фильм «Маска ужаса» («Маска ужаса»).В фильме рассказывается история безумного скульптора, который ищет идеальную реализацию «маски ужаса». Он становится перед зеркалом после того, как размазал себя кровью стеклом масляной лампы. Затем он проглатывает ядовитый яд, чтобы наблюдать за болевыми эффектами.

br> В 1913 году немецкие режиссеры Стеллан Рай и Пауль Вегенер сняли немой фильм ужасов «Студент из Праги» («Студент из Праги») по мотивам рассказа Эдгара Аллана По. В фильме рассказывается история студента, который нечаянно заключает фаустовскую сделку.В фильме студент просит незнакомца превратить его в богатого человека. Незнакомец навещает студента позже в его комнате в общежитии и вызывает в воображении золотые монеты и контракт для подписания. Взамен незнакомец может взять из комнаты все, что ему заблагорассудится. Он решает взять зеркало ученика. Отодвинув его от стены, выскакивает двойник и создает проблемы. (В западной культуре двойник — это сверхъестественный или призрачный двойник или двойник определенного человека. Обычно его считают предвестником неудач.Кинематографист Гвидо Сибер использовал новаторские приемы камеры, чтобы создать эффект двойника с помощью двойного зеркала, которое дает бесшовную двойную экспозицию. Фильм был написан Хансом Хайнцем Эверсом, известным писателем ужасов и фэнтези. Его участие в написании сценария придало столь необходимый вид респектабельности молодой художественной форме фильма ужасов и немецкому экспрессионизму

.


С ноября 1915 года по июнь 1916 года французский писатель и режиссер Луи Фейяд выпускал еженедельный сериал под названием Les Vampires, в котором он с большим эффектом использовал силу образов ужасов.«Вампиры», состоящие из 10 частей или эпизодов и общей продолжительностью около 7 часов, считается одним из самых продолжительных фильмов, когда-либо созданных. В сериале рассказывается история преступной группировки Вампиры, которые используют свое сверхъестественное имя и стиль, чтобы внушить страх публике и полиции, отчаянно желающей их остановить. Отмеченный как легендарный опус Фейлада, «Вампиры» считается предшественником триллеров. Сериал также является близким родственником сюрреалистического движения.

Пауль Вегенер (в роли Голема) и Лида Салмонова (в роли Джессики) в немецком частично утраченном фильме ужасов 1915 года «Голем». Пол Вегенер продолжил успех «Пражского студента», адаптировав историю, вдохновленную древней еврейской легендой о големе, антропоморфном существе, волшебным образом созданном полностью из глины или грязи. Вегенер объединился с Хенриком Галином, чтобы создать Der Golem (1915). Фильм, который до сих пор частично утерян, рассказывает историю торговца антиквариатом, который находит голема, глиняную статую, ожившую столетия назад.Торговец воскрешает голема как слугу, но голем влюбляется в жену торговца антиквариатом. Поскольку она не отвечает на его любовь, голем совершает серию убийств. Два года спустя Вегенер снял продолжение фильма, на этот раз вместе с сорежиссером Рохусом Глизе и снял Der Golem und die Tänzerin (1917), или «Голем и танцующая девушка», как это называют по-английски. Сейчас это считается потерянным фильмом. Через три года Вегенер снимет третий фильм о големах, который завершит свою трилогию «Дер Голем».


В 1919 году австрийский режиссер Ричард Освальд выпустил немецкий немой фильм ужасов-антологию под названием Unheimliche Geschichten, также известный как «Жуткие сказки» или «Жуткие сказки». В фильме книжный магазин закрывается, портреты Проститутки, Смерти и Дьявола оживают и развлекаются чтением рассказов — о самих себе, конечно, в разных обличьях и эпохах. Фильм разделен на пять историй: Явление, Рука, Черный кот (на основе рассказа Эдгара Аллана По), Клуб самоубийц (на основе сборника рассказов Роберта Луи Стивенсона) и Der Spuk (что переводится как Spectre на английском языке).Фильм описывается как «связующее звено между более традиционными немецкими детективными и детективными фильмами середины 1910-х годов и революционным фантастическим кинематографом начала 1920-х».

1920-е годы

Хотя слово ужас для описания жанра фильма не использовалось до 1930-х годов (когда Universal Pictures начали выпускать свои первые фильмы о монстрах), в более ранних американских постановках часто использовались темы ужасов и готики. Многие из этих ранних фильмов считались мрачными мелодрамами из-за их стандартных персонажей и эмоционально насыщенных сюжетов, в которых основное внимание уделялось романтике, насилию, напряженности и сентиментальности.


В 1923 году Universal Pictures начала производить фильмы с элементами ужасов и в основном готическими элементами. Это задним числом станет первой фазой серии Universal Classic Monsters студии, которая продлится еще три десятилетия. В классических монстрах 1920-х годов Universal Pictures были ужасно деформированные персонажи, такие как Квазимодо, Фантом и Гуинплен.


Первым фильмом этой серии стал Горбун из Нотр-Дама (1923) с Лоном Чейни в роли горбака Квазимодо в главной роли.Фильм был адаптирован из одноименного классического французского готического романа Виктора Гюго, написанного в 1833 году, об ужасно деформированном звонарю в соборе Парижской Богоматери. Фильм поднял Чейни, уже известного характерного актера, до статуса полноценной звезды в Голливуде, а также помог установить стандарты для многих более поздних фильмов ужасов.


Два года спустя Чейни играет Призрака, который бродит по Парижской Опере, в немом фильме ужасов 1925 года «Призрак Оперы», основанном на детективном романе Гастона Леру, опубликованном 15 годами ранее.Роджер Эберт сказал, что фильм «создает под оперой одно из самых гротескных мест в кинотеатре, а игра Чейни превращает абсурдного персонажа в преследующего». Адриан Уоррен из PopMatters назвал фильм «потрясающим: тревожным, прекрасно снятым и проникнутым плотной и призрачной готической атмосферой». Фильм «Призрак оперы» 1925 года, включенный в книгу «1001 фильм, который вы должны увидеть, прежде чем умрешь», восхваляется мастерской игрой Лона Чейни, невероятным дизайном декораций Universal Pictures и множеством мастерских моментов, включая разоблачение обезображенного лица черепа трагического злодея, поэтому шокирует то, что даже камера в ужасе выходит на короткое время не в фокусе.


В 1927 году немецкий режиссер Пауль Лени снял свой первый из двух фильмов для Universal Pictures. Его немой фильм ужасов «Кот и Канарейка» является третьим фильмом из серии Universal Classic Monsters и считается «краеугольным камнем школы ужасов Universal». «Кот и канарейка» — экранизация одноименной черной комедии Джона Уилларда. Сюжет вращается вокруг смерти человека и прочтения его завещания 20 лет спустя. Его семья унаследовала его состояние, но когда они проводят ночь в его особняке с привидениями, их преследует таинственная фигура.Тем временем сумасшедший по имени «Кот» сбегает из приюта и прячется в особняке. Фильм является частью жанра комедийных фильмов ужасов, вдохновленных бродвейскими постановками 1920-х годов. В адаптации Пола Лени по пьесе Уилларда экспрессионизм сочетается с юмором — стиль, которым Лени была известна и признанная критиками уникальной. Альфред Хичкок назвал этот фильм одним из тех, на которые он повлиял, а Тони Рейнс назвал его «окончательным фильмом о доме с привидениями».


Вторым фильмом Пола Лени для Universal Pictures был «Человек, который смеется» (1928), экранизация другого романа Виктора Гюго.Фильм с Конрадом Вейдтом в главной роли известен мрачной карнавальной ухмылкой на лице персонажа Гуинплейна. Его преувеличенная улыбка послужила источником вдохновения для Джокера из комиксов DC. (Графический роман 2005 года, посвященный происхождению Джокера, также был назван «Бэтмен: Человек, который смеется» в честь этого фильма). Кинокритик Роджер Эберт заявил: «Человек, который смеется, — это мелодрама, иногда даже головорез, но она настолько пропитана мраком экспрессионизма, что играет как фильм ужасов».


Пятый и последний фильм из серии «Универсальные классические монстры» 1920-х годов — «Последний спектакль» (1929).Режиссер Пол Фейос, в главных ролях — Конрад Вейдт и Мэри Филбин. Вейдт играет фокусника средних лет, влюбленного в свою красивую юную помощницу. Она же влюблена в юную протеже волшебника, которая оказывается бомжем и вором. Фильм получил неоднозначные отзывы, и в статье New York Times 1929 года даже говорилось, что «Доктор Фейос справился со своими сценами с немалой степенью воображения». Рецензент Letterboxd назвал это «закулисной мелодрамой с жуткими намеками ужаса».

Все, чего я хотел бы знать как начинающий писатель ужасов

Эта статья изначально была опубликована под заголовком «Говоря об ужасе» в нашем выпуске за ноябрь 2020 года.

Я начал серьезно писать с целью сделать это своей карьерой почти 40 лет назад. Я исследовал несколько жанров — научную фантастику, фэнтези, литературную литературу, мистика и ужасы — прежде чем в конечном итоге сосредоточился на последнем. Полагаю, это было неизбежно. В конце концов, ужас был моей первой любовью, а я был одержим монстрами и всем темным и прекрасным с детства.Когда мне было чуть больше 20, в первые пробные дни в социальных сетях я начал заводить связи с другими писателями ужасов, и я быстро понял, что пословица «плати вперед» не была просто поговоркой в ​​сообществе ужасов — это была одна из них. его основных принципов. Но, несмотря на то, что я получил пользу от советов опытных писателей, я все же обнаружил, что многого не знал, и мне пришлось открыть для себя трудный путь. Итак, в соответствии с традицией сообщества ужасов платить вперед и с целью уменьшить вашу кривую обучения, я хотел бы поговорить о некоторых вещах, которые я хотел бы знать, когда начинал как начинающий писатель ужасов.

Не бойтесь писать ужас.

Я не хотел писать хорроры, когда начинал, особенно после краха бума ужасов 80-х. (Подробнее об этом позже.) Научная фантастика и фэнтези казались более респектабельными жанрами и, безусловно, более востребованными в то время. Время от времени я играл с ужасными рассказами, отправлял их в небольшие журналы, и даже некоторые из них принимали. Но я даже не думал попробовать свои силы в романе ужасов.Кто бы это опубликовал? Какой агент потрудится взглянуть на это? Но ужас был там, где было мое сердце, и даже когда я работал над другими видами романов, я продолжал возвращаться к жанру, который любил. Я публиковал больше историй и начал получать положительные отзывы от читателей, и это, наконец, побудило меня наконец сказать к черту рынок и написать то, что я чувствовал себя призванным писать. Мой первый роман ужасов назывался The Harmony Society , который вышел из издательства небольшой прессы в 2003 году, и с тех пор я не оглядывался назад.

Я совершил ошибку, прислушавшись ко всем советам, которые я слышал против написания ужасов. Я прочитал много статей о том, что ужас был мертв как рынок, и однажды у меня была презентация на конференции World Horror Convention с издателем хоррор-издателей, который начал с того, что сказал мне: «Ужасы — это дерьмо прямо сейчас». (Что заставило меня задуматься, почему она вообще потрудилась выступить на афишах.) Мой бывший агент однажды сказал мне, что писатели должны писать то, что горит им в животе, потому что это создаст вашу лучшую художественную литературу — и вашу лучшую художественную литературу. то, что будет иметь наибольшие шансы на успех.Но я прислушивался к другим голосам, которые говорили мне держаться подальше от ужаса, и мне потребовалось время, чтобы перестать их слушать и начать прислушиваться к своей интуиции. Я хотел бы выучить этот урок намного раньше.

Ужас — поле богатое. Знайте, что было раньше.

В детстве я глотал комиксы ужасов и смотрел все фильмы ужасов, которые мог найти по телевизору (сильно отредактированные в те дни, когда еще не было видеомагнитофона). Я прочитал лот Салема в седьмом классе, когда Стивен Кинг только начинал свою карьеру, и это поразило меня.Успех Кинга положил начало буму ужасов 1980-х, и каждый издатель был полон решимости нажиться на аппетите публики к этому жанру. Полки книжных магазинов заполонили романы ужасов, и большинство из них были рассказами, основанными на заезженных образцах — вампирах, оборотнях, призраках, одержимости демонами, злых детях — с черными обложками, обычно с изображением скелета на лицевой стороне. Большинство комиксов и книг, которые я читал, следовали традициям готического ужаса, и я понятия не имел, что есть что-то еще, кроме ужаса. Самыми ранними моими попытками создания художественной литературы ужасов были рассказы в стиле Tales from the Crypt, , с небольшими характеристиками или оригинальностью.По прошествии лет я узнал больше об истории ужасов и открыл для себя некоторых из лучших его практиков — таких авторов, как Рэмси Кэмпбелл, Чарльз Л. Грант и Деннис Этчисон, — а также основную серию антологий Borderlands Томаса Ф. Монтелеоне. Я получил более глубокое понимание поля ужасов и его возможностей, а также того, какие истории были созданы до смерти.

Полное понимание жанра — его прошлого, настоящего и того, куда он движется — может уберечь вас от изобретения велосипеда или невольного повторного использования безжизненных клише.Советую много читать по жанру, пробовать разных авторов, стили и подходы к ужастику. А если вы хотите получить быстрое образование, поищите в Интернете клише ужасов . Вы найдете множество списков идей, тем и типов историй, над которыми стоит переутомиться и которых лучше всего избегать (если только вы не хотите специально придать им новый смысл).

Ужасы — популярный жанр, но не всегда в массовой прессе.

После окончания бума 80-х рынка ужасов почти не существовало.Сценаристы ужасов стали называть свои работы сверхъестественными триллерами , темным саспенсом, или темным фэнтези — как угодно, чтобы избежать страшного слова Н. Опять же, мне не хотелось писать хоррор из-за его кажущейся нерентабельности. Но в конце концов я пришел к выводу, что популярность хоррора бывает приливной и отливой — только она часто определяется тенденциями в области кино и телевидения, а не книгопечатания. К счастью, сейчас этот жанр находится на подъеме благодаря популярности и положительной критической реакции на такие фильмы, как Get Out, Midsommar и Parasite , так что сейчас хорошее время для писателя ужасов. .Но независимо от непостоянного отношения мейнстрима к жанру, маленькая пресса — это темное бьющееся сердце ужаса. Он всегда рядом, выпускает хорошие материалы, и, конечно же, в наши дни независимые публикации позволяют писателям напрямую обращаться к читателям. У современных авторов хорроров есть много вариантов того, как получить свою работу в руки читателей, а это означает, что, несмотря на прихоти публикации, ужасы действительно очень востребованы и всегда будут ими.

Люди часто приравнивают фантастику к дешевым эксплуататорским фильмам ужасов.

Когда я рос как фанат хоррора, я прекрасно понимал, что не все любили этот жанр так сильно, как я, но люди в целом, казалось, принимали хоррор и наслаждались им, по крайней мере, с точки зрения кино, достаточно хорошо. Но после бума 80-х и появления таких слэшеров, как Friday the 13 th , отношение людей к ужасам изменилось. Они начали приравнивать все ужасов к слэшерам, и они думают, что это то, что мы пишем. Не поймите меня неправильно; Я люблю хороший слэшер, но большая часть публики считает, что фантастика ужасов состоит из исключительно историй о бессмысленной резне.Может быть пренебрежительное отношение к ужасу, которое в некотором смысле хуже презрения. Такое отношение может затруднить объяснение нашей работы фанатам, не относящимся к ужастикам, что, в свою очередь, затрудняет расширение нашей аудитории. Если вы хотите охватить более широкую аудиторию, вам, возможно, придется пойти на компромисс в типе ужасов, которые вы пишете, чтобы они были более приемлемыми для массового потребления. Но имейте в виду, что на каждого читателя, который пренебрегает ужасом, найдется другой, который любит его так же сильно, как и вы.

Будьте собой — пишите, исходя из собственных страхов, переживаний и наблюдений.

На мои первые истории ужасов повлияла художественная литература и фильмы, которые я просмотрел. Простые сказки о справедливости / мести, смертельные встречи с неизвестными историями, рассказы о хищниках и жертвах. Только когда я исследовал свои собственные страхи и переживания в поисках моих рассказов, я начал писать рассказы «Тим Ваггонер». Эффективный ужас является личным в том смысле, что он исходит из индивидуального, а не общего воображения.К универсальному мы попадаем через частное. Страхи, которые есть у всех нас — страх неудачи, брошенности, травмы, болезни, смерти — сами по себе не превращаются в эффективные истории, пока не воплотятся в конкретной ситуации. Несколько лет назад я бросил свою младшую дочь в средней школе. По дороге домой я увидел идущую по тротуару девушку, которая была одета так же, как моя дочь, и на мгновение мне показалось, что это было ее. Как она могла попасть туда? Что она делала? Я сказал себе, что это мое воображение, и продолжил ехать.Но позже я использовал этот опыт, чтобы написать рассказ под названием «Она ужасно и чудесно сделана», в котором отец в моей ситуации обнаруживает, что девушка, которую он видит на тротуаре, на самом деле является его дочерью, и после остановки, чтобы противостоять ей , он узнает, что она намного больше, чем просто его «маленькая девочка». Опыт, который у меня был, не был пугающим в традиционном смысле, но его последствия — что правила реальности могут быть не такими, как я думал, что я не знал свою дочь так хорошо, как я думал, что я знаю, что у нее была своя власть, над которой я не мог повлиять — это было для меня очень страшно.Выйдите за рамки простых и легких страхов в своих фильмах ужасов, и вы создадите ужасно жуткую работу, которая самым лучшим образом понравится вашим читателям.

Ужасы — это не про монстров.

Монстры того или иного сорта — самый очевидный элемент ужаса, особенно в фильмах. Но монстры сами по себе ничто. Они эффективны только тогда, когда показаны с точки зрения главного героя. Ужас — это реакция персонажей на монстров, на то, что друзья и семья становятся монстрами, на общество, становящееся монстром, на то, что они сами становятся монстром и т. Д.Ужасы, как и вся хорошая художественная литература, связаны с персонажами, и в моих самых ранних рассказах фигурировали персонажи, вырезанные из картона, которые существовали исключительно для того, чтобы дать чудовищной силе (какой бы она ни была) жертву, которую известный автор Гэри А. Браунбек называет «выпиванием». по глотку «. И только когда я понял, что я писал не о монстрах, а об опыте человека, противостоящего чудовищной силе, мои истории стали по-настоящему оживать.

Ужас скорее внутренний, чем внешний.

Поскольку многие из нас, даже те из нас, кто много читает, смотрели так много фильмов, мы впадаем в ужас с точки зрения стороннего наблюдателя. Мы видим эмоцию ужаса, проявляемую актерами снаружи. Но ужас бывает в пределах символов. Этот внутренний опыт — главный элемент хорошей истории ужасов, и именно на этом писатель должен сконцентрироваться. Опять же, мы пишем о чьем-то переживании встречи с чем-то ужасным, а не просто описываем события, как если бы мы были пассивным зрителем, наблюдающим, как они происходят на экране.

Изображение важно, но это еще не все.

Когда я только начал писать хоррор, я придумал изображение, и история была в первую очередь наращиванием этого изображения, почти как вступление / заявление художника к картине. И затем разлагающийся труп двинулся к нему… Этот тип истории, состоящей из одного изображения, вероятно, навеян визуальным ужасом в комиксах, фильмах и телешоу. Но слова никогда не могут иметь такого же воздействия, как изображение, и наоборот.Образ сам по себе пуст и пуст. А зачем заканчивать крутым имиджем? Подумайте о том, чтобы начать с него и развивать свою историю оттуда. Например, однажды я увидел в своей голове образ женщины, держащей своего мертвого ребенка посреди улицы во время кроваво-малинового дождя. Я попытался придумать историю, которая соответствовала бы изображению, в котором обстоятельства привели бы к этому изображению. В конце концов, я закончил рассказ, основанный на этом вдохновении, но я не чувствовал, что рассказ оправдывает визуальный образ, потому что все, что ему предшествовало, было лишь тусклым предварением образа.Поэтому я использовал базовую концепцию — женщину и ее ребенка, залитые кровавым дождем — и использовал его как начало новой, отдельной истории под названием «Долгий путь домой». Этот тоже был опубликован в антологии, и это один из моих любимых.

Ужас, как и вся фантастика, нуждается в эмоциональном стержне.

Эффектная художественная литература имеет эмоциональную основу, которая обеспечивает развитие персонажей, более глубокое вовлечение читателя и катарсис читателя. Это так же важно для ужаса, если не в большей степени, из-за его внутренней природы.Написание с близким отождествлением с точкой зрения персонажа — отображением его опыта ужаса — это один из способов развить эмоциональную основу. Другой — дать вашим персонажам какую-то личную связь с ужасом. Возьмем, к примеру, историю Кинга «Дети кукурузы», в которой пара сталкивается со странным кровавым языческим культом детей во время поездки по пересеченной местности. Сюжет сам по себе устрашающий, но персонажи не имеют личного отношения к культу. Это просто то, с чем они сталкиваются во время своего путешествия.Для сравнения, посмотрите на запоминающуюся «Лотерею» Ширли Джексон, которая также повествует о языческом культе. В этой классической истории культ — это не внешняя сила, которой следует опасаться, а скорее внутренняя, внутренняя сила в сообществе горожан. Все персонажи — участники лотереи и были в ней всю свою жизнь. Это часть их культуры, их идентичности. В фильме Полтергейст призрачные силы преследуют семейный дом в пригороде, но личная связь семьи с событиями усиливается, когда младшая дочь Кэрол Энн оказывается в ловушке в духовном измерении, прилегающем к их дому, и ее родители должны спасти ее.Чем больше вы сможете связать своих персонажей с ужасом в ваших историях, тем сильнее будет ваша фантастика.

Если вы собираетесь использовать троп, сделайте с ним что-нибудь другое.

Ужас — это страх перед неизвестным, а заезженные образы — это само определение известного. Частопосещаемый дом. Сумасшедший ученый. Вампир. Серийный убийца. Каждый раз, когда читатели сталкиваются с этими тропами, они становятся более знакомыми с ними, и каждый раз они теряют свою силу.Если вы хотите использовать старые тропы, вам нужно придумать для них новые вращения / повороты. Хотел бы я узнать об этом раньше. В моих первых (непубликуемых) ужасах рассказывались призраки, жаждущие мести своим убийцам, или мужчины, которые подбирали женщин в барах только для того, чтобы узнать это — ах! — они на самом деле вампиры (клише ужасов, известное как «Челюсти секса»). Вдохнуть новую жизнь в старые образы несложно. Просто нужно немного подумать. Вы можете перевернуть троп. Вместо дома с привидениями, как насчет дома, который пытается создать призраков, которые будут его преследовать? Вместо того, чтобы призрак пытается убить человека, ответственного за его смерть, что, если призрак будет работать, чтобы сохранить жизнь своему убийце — навсегда, — отказывая ему или ей в переходе в загробную жизнь? Вы также можете замаскировать образ, по сути, переодев его в новую одежду.Джейсон Вурхиз — это переосмысленный мрачный жнец (молчаливое существо в маске, напоминающей череп, владеющее косой, идущее, чтобы нанести смерть всем нам), а Ганнибал Лектер — современный Дракула (внешний вид изощренности, скрывающий монстр, питающийся людьми).

Как вы пишете рассказ — это рассказ.

Писатели не рассказывают читателям истории. Мы даем им инструменты, чтобы они могли рассказать себе историю. Слишком многие новички пишут простые наброски, которые больше похожи на скрипты.Эти истории не вызывают воображения. Это просто слова на странице, в которых нет жизни. Они передают простую формулировку основного повествования: «это происходит, потом происходит», но не дают читателям достаточно подробностей, чтобы создать в их сознании полностью конкретизированную вымышленную реальность. Ужас создается стилем, способом, которым мы представляем наши истории, и словами, которые мы используем. Сделайте свою художественную литературу яркой, используя близкую точку зрения и предоставляя эффективные детали. Используйте пять чувств. Изобразите мысли и чувства, эмоциональные и физические реакции вашего персонажа.Не торопитесь, чтобы создать напряжение, а не просто заявить: «то случилось, то случилось». Написание художественной литературы похоже на сочинение музыкального произведения, которое мы даем читателям для исполнения, используя инструмент их воображения. Подарите своим читателям самую лучшую «музыку», которую вы способны сочинять.

Не преступайте просто ради греха.

Несколько лет назад у меня был взрослый ученик в одном из моих классов творческого письма. У каждого написанного им рассказа была только одна цель: шокировать читателя.Эти истории всегда были короткими, от 500 до 1000 слов, и включали в себя различные тревожные сексуальные и насильственные элементы. Всякий раз, когда кто-то читал одну из его историй, этот ученик сидел и ждал, пока они дойдут до грубой части, и когда они корчили гримасу или издавали звук отвращения, он смеялся от восторга. Я не сильно отличался, когда только начал писать хоррор. Я думал, что мои рассказы должны быть резкими и выходить за рамки (или то, что я представлял, выходило за рамки). Я думал, что действительно эффективный хоррор должен глубоко проникнуть в умы читателей и искренне их беспокоить, а это означало, что мои ранние рассказы, как правило, были сосредоточены в первую очередь на зубах, когтях, крови и кишках.

Многие начинающие сценаристы ужасов проходят через эту фазу. Мы похожи на комиков, которые рассказывают рискованные (или откровенно грязные) анекдоты, чтобы получить немедленную реакцию аудитории. Нас не волнует, что это за ответ, лишь бы было ответом. Писатели, которые делают то же самое в своих фильмах ужасов, думают, что они смелы и полны приключений, идя туда, куда не осмелился бы пойти никто другой. На самом деле они похожи на ребенка, машущего мертвой ящерице перед лицом другого ребенка, чтобы тот отпрянул от отвращения.

Я был бы лицемером, если бы сказал вам, чтобы вы не писали о насилии и его последствиях. В конце концов, один из моих романов был номинирован на премию Splatterpunk (награда за выдающиеся достижения в жанре экстремального ужаса). Я, am , говорю, что вы не хотите, чтобы ваши рассказы были просто пытками, проливающими кровь по всей странице только для того, чтобы шокировать или возбудить ваших читателей. Наш долг — ответственно писать о насилии и смерти. Джек Кетчам был мастером написания экстремальных ужастиков, которые, прежде всего, являются хорошей художественной литературой.Посмотрите его классический роман Девушка по соседству. Это эмоционально грубое прочтение, но важное в данной области. Однако вам не нужно использовать крайние элементы, если вы этого не хотите. В ужасе они не нужны. Но если вы все же хотите их использовать, имейте в виду: ужас должен быть больше, чем испытанием на психологическую выносливость для читателей. Читатели хотят получать удовольствие от историй, а не травмироваться ими.

Ужас имеет историю сексизма, расизма, гомофобии и эйлизма.

женщин изображались жертвами — а только жертвами — во многих фильмах ужасов.Подумайте о культовом изображении кричащего лица Джанет Ли, когда на нее напали в душе в фильме « Психо ». Небелые люди изображались злыми культистами или просто низшими людьми в большей части H.P. Художественная литература Лавкрафта, а в фильме « Глубокое синее море » есть постоянный прикол, в котором говорится о том, как часто единственный черный персонаж в истории ужасов всегда умирает первым в фильме ужасов. Физические различия и инвалидность были представлены как чудовищные во множестве ужасов.Станьте свидетелем любого количества человеческих монстров, таких как Призрак Оперы и Горбун из Нотр-Дама, а также десятки злодеев из фильмов Диснея, многие из которых каким-то образом инвалиды или не соответствуют общественным стандартам физической красоты (но, конечно, герои). Часто ЛГБТК изображаются как девиантные / чудовищные, такие как лесбиянка-вампир в Кармилла или внешне транс-персонаж Баффало Билл в Молчание ягнят . Я совершенно не осознавал этих проблем, когда начал писать в позднем подростковом возрасте, но (надеюсь) я развился как личность за последние 40 лет, и теперь я более чувствителен к ним и больше осознаю ущерб, который они могут нанести. потенциальные читатели.Отчасти важность знания истории ужасов заключается не только в знании того, какие образы применялись раньше, но и в том, какой вред был нанесен маргинализованным сообществам. Мы хотим напугать читателей ужасов, но никогда не причинить им вреда, увековечивая устаревшие и вредные стереотипы в нашей художественной литературе. Наем чутких читателей поможет убедиться, что ваша работа не причиняет вреда людям за пределами вашей личности.

Люди, не относящиеся к ужастикам, подумают, что ты странный (или даже опасный).

И некоторые из них будут разочарованы, когда вы этого не сделаете.Они хотят противостоять тьме, в том числе и вам, и вашей художественной литературе. Люди не могут понять, как кто-то может просто вообразить то, что мы делаем. Мы должны писать исходя из опыта, верно? Страшный опыт !

Один джентльмен однажды написал мне по электронной почте в надежде, что я улажу спор, который он имел с его женой. Он прочитал один из моих романов и вступил в дискуссию со своей женой о том, откуда писатели ужасов черпают свои идеи. Он считал, что мы должны писать на собственном опыте, и хотел знать, что я сделал именно так.Я ответил следующим сообщением: Если бы я сделал что-то из того, что делают мои персонажи, я был бы либо сумасшедшим, либо в тюрьме — либо и тем и другим одновременно . Некоторые люди могут подумать, что вы больны и, возможно, даже опасны. Однажды женщина из Флориды прочитала мой роман Pandora Drive . Это ее очень обеспокоило (что заставляет меня задуматься, почему она продолжила читать это), и когда она увидела в моей биографии, что я был преподавателем в колледже, она написала письмо в полицию моего города, умоляя их расследовать меня, потому что любой, кто писал рассказы, которые я писал, должно быть, опасно для моих учеников.Полиция позвонила моему декану, чтобы спросить, действительно ли я опасен, декан рассмеялся, и на этом все закончилось. Люди могут смешно смотреть на вас, когда узнают, что вы пишете. Они могут спросить вас, когда вы начнете писать настоящих художественных произведений. (На самом деле они имеют в виду обычных, художественных произведений.) Они могут вообще неохотно разговаривать с вами или даже бояться. Старайтесь не обижаться и не обижаться на эти вещи. Бедняги ничего не могут с собой поделать.

И последнее, о чем я хотел бы знать, когда только начинаю.. .

У Horror есть замечательно поддерживающее сообщество.

На заре социальных сетей многие писатели тусовались на онлайн-досках объявлений, таких как CompuServe или сеть GEnie. Я присоединился к GEnie и смог общаться с писателями гораздо более опытными и образованными, чем я. Никто из них никогда не относился ко мне так, как будто я не принадлежу или не стою их времени. Я не побывал на своем первом конгрессе ужасов, пока мне не исполнилось 30, и когда я пришел, я обнаружил, что люди из ужасов были такими же добрыми и гостеприимными людьми, как и в Интернете.Как я сказал в начале: идея «заплатить вперед» ужасно реальна. Старшее поколение наставляет младшее. Мы все вместе странные. Мы знаем, каково быть аутсайдерами. Мы получаем друг друга.

Конечно, сообщество ужасов несовершенно. Это может быть банально, и это не всегда было инклюзивным. Мы работаем над этим, и хотя я заметил большие успехи за последние 30 лет или около того, нам еще предстоит проделать большой путь. Но мы приближаемся. Так что вступайте в Ассоциацию авторов ужасов, подписывайтесь на своих любимых авторов ужасов в социальных сетях, общайтесь с ними, задавайте вопросы, посещайте конвенции ужасов, если возможно.Мало того, что мы будем рады вас видеть, нам нужно вас, чтобы сохранить живое и живое поле ужасов (или нежить, если хотите).

Моя карьера в жанре хоррор была богатой и плодотворной. В ужасе я нашел художественное удовлетворение, но более того, я нашел дом, племя, жизнь .

И вы тоже можете.

—Лауреат премии Брэма Стокера Тим Ваггонер опубликовал более 50 романов и семь сборников рассказов.Он пишет оригинальные фильмы ужасов и темных фэнтези, а также материалы для СМИ, и недавно он выпустил книгу о написании фильмов ужасов под названием Writing in the Dark .

Добавить в избранное

Первоначально опубликовано

12 жутких и полных ужасов сборников рассказов для чтения при включенном свете

Удивительно, но я действительно не разбирался в рассказах до колледжа. Для студентов колледжа времени, мягко говоря, не хватает. Они часто увязли в чтении учебников, проведении исследований, написании статей и зубрежке перед экзаменами.Так что прочитать роман целиком ради развлечения может быть непросто (особенно если у вас есть работа). Самое замечательное в сборниках рассказов — это то, что они предлагают большое разнообразие. Вы найдете все, от загадок до научной фантастики и странных сказок. И в зависимости от того, насколько длинной будет каждая история, у вас может даже быть время прочитать или послушать несколько из них во время обеда.

Что приходит на ум, когда вы думаете о жутких сказках? Скорее всего, Эдгар Аллан По, потому что его имя является синонимом страшных историй.На самом деле, хотя большинство его работ было опубликовано более 100 лет назад, они остаются популярными по сей день. По — просто одна из тех фигур, которые навсегда укоренились в поп-культуре. И да, я знаю, что ужасы, интриги и страшные сказки выходят далеко за рамки По. Тем не менее, стоит отметить, что его работы продолжают вдохновлять писателей и авторов. В конце концов, он был просто отличным рассказчиком.

Одна из самых жутких, невероятно захватывающих и запоминающихся историй По — это рассказ «Сердце-рассказчик», опубликованный в 1843 году.Это история о человеке, который, кажется, теряет рассудок, убивает своего пожилого соседа по дому и впоследствии считает, что его бьющееся сердце преследует его из могилы. Это невероятно жуткий психологический хоррор. И кто может забыть печально известное стихотворение По «Ворон», опубликованное в 1845 году? Бесспорно, По определенно умел обращаться со словами. «Ворон» лирический, тревожный и просто вневременной. Если вы поклонник «Симпсонов», то, возможно, помните эту дань уважения «Ворону» в рассказе Джеймса Эрла Джонса, который транслировался в 1990 году во втором сезоне.Он был частью самого первого специального выпуска Хэллоуина «Дом ужасов на дереве» (30-е число должно выйти в эфир 21 октября 2018 года).

Жуткие сказки на аудио

Послушайте эти классические хоррор-сказки на аудио — они вызовут у вас мурашки по спине.

Мы надеемся, что вам понравятся подборки в этом сообщении в блоге, но если вам просто не нравятся страшные истории — дайте нам знать, в чем заключаются ваши интересы. Расскажите нам, что вам нравилось читать, смотреть или слушать в прошлом. На основе предоставленной вами информации один из наших опытных библиотекарей в штате отправит вам как минимум три персональные рекомендации в рамках нашей услуги «Дай 3 — получи 3»!

Призрачные и наполненные ужасом рассказы

1.Классические рассказы ужасов Г. Лавкрафт

Х. П. Лавкрафт (1890-1937) в межвоенные годы писал ужасные истории для американских журналов, специализирующихся на готике и научной фантастике. Он часто публиковался в Weird Tales и с тех пор стал ключевой фигурой в скользком жанре «странной фантастики». Лавкрафт разработал необыкновенное видение слабых людей, доведенных до предела здравомыслия при взгляде на злобных существ, которые выжили в доисторические времена, или в результате злонамеренных инопланетных посещений.Богато украшенный язык его рассказов строится на гротескных моментах откровения, в отличие от любого другого писателя.

2. Кукольник и другие ужасные истории Джойс Кэрол Оутс

Шесть ужасающих историй, заставляющих замораживать кровь, из уникального воображения Джойс Кэрол Оутс. Мальчик играет с куклами вместо фигурок. Но по мере взросления его страсть приобретает более темный оттенок … Белый мужчина застреливает чернокожего мальчика, создавая безумие СМИ.Но неужели это была самооборона, как он утверждает? Нервная женщина пытается убежать от мужа. Он говорит, что любит ее, но она убеждена, что он хочет ее убить … Эти тихие смертоносные истории раскрывают ужасы, которые обитают в нас всех.

Также доступно в электронной книге.

3. Страна Октябрь: Рассказы Рэя Брэдбери

Добро пожаловать в страну, которую Рэй Брэдбери называет «неизведанной страной» своего воображения — эту огромную территорию идей, концепций, понятий и замыслов, где родились истории, которые вы сейчас храните.Брэдбери, главный ныне живущий автор короткометражных произведений Америки, провел много жизней в этом замечательном месте — прогуливаясь в полночь по пустым, залитым тенями полям; исследуя давно забытые комнаты, пылящиеся за дверями, запертыми много лет назад, чтобы держать незнакомцев запертыми … и запертыми секретами. Ночи в этой стране длиннее. Холодные часы тьмы, как осенние туманы, все глубже и глубже продвигаются к зиме. Но лунный свет раскрывает здесь великую магию и захватывающий вид.

Также доступно в электронной книге.

4. Ночная музыка Джона Коннолли

Спустя десятилетие после того, как «Ноктюрны» впервые очаровали и напугали читателей, автор предлагает второй том сказок о сверхъестественном.

Также доступно в электронной книге.

5. Симпатичные монстры: Истории Келли Линк

Странно прекрасные и немного жуткие, девять рассказов переносят читателя в миры с элементами реальности, но также предлагают фантастический поворот.

6. Мэллори Ортберг «Веселая дева: рассказы повседневных ужасов».

Адаптировано из авторской серии «Ужасающие детские истории», сборник мрачно причудливых историй, основанный на классических сказках, обновляет знакомые фавориты элементами психологического ужаса, эмоциональной ясности и феминистского озорства.

Также доступно в электронной книге.

7. Сквозь лес: Истории Эмили Кэрролл

Откройте для себя ужасающий мир в лесу в этой коллекции из пяти навязчиво красивых графических историй.

Также доступно в электронной книге.

8. Кошмары: новое десятилетие современного ужаса под редакцией Эллен Датлоу

Известный редактор ужасов представляет 24 ужасающих сказки таких авторов, как Гарт Никс, Ливия Ллевеллин, Ричард Кадри, Кейтлин Р. Кирнан, Лэрд Бэррон, Марго Ланаган и Джин Вулф, которые напоминают нам, что зло окружает нас повсюду.

9. Призрак: сборник рассказов о привидениях, отредактированный, иллюстрированный и представленный Одри Ниффенеггер.

Сборник лучших историй о привидениях всех времен посвящен эволюции жанра историй о привидениях с восемнадцатого века до современной эпохи и включает произведения Эдгара Аллена По, Келли Линк, М.Р. Джеймс и Нил Гейман.

10. Магия для несчастных девушек А.А. Баласковиц

Четырнадцать фантастических историй в Magic For Unlucky Girls используют знакомые образы сказок и превращают их в новые удивительные формы. Эти несчастные девушки, борющиеся с обществом, которое слишком часто их угнетает, вынуждены перемещаться по странным мирам, пытаясь выжить. От плотоядных мужей до ванны с лимонами и кружащихся подвалов, сводящих людей с ума, — эти истории о демонах, которые прячутся в углах, и женщинах, которые отказываются подчиняться им, вместо этого отбиваясь иногда своим остроумием, иногда своей красотой. а иногда и с дробовиками глубокой ночью.

11. Наедине с ужасами: великий рассказ Рэмси Кэмпбелла, 1961–1991

Рэмси Кэмпбелл, пожалуй, самый заслуженный в мире автор романов ужасов. Он выиграл четыре премии World Fantasy Awards, десять премий British Fantasy Awards, три премии Брэма Стокера и премию Ассоциации авторов ужасов за заслуги перед жанром.

Спустя три десятилетия своей карьеры Кэмпбелл сделал паузу, чтобы просмотреть свои короткие художественные произведения, и выбрал рассказы, которые, по его мнению, были лучшими из его произведений.В «Наедине с ужасами» собрано около сорока сказок первых тридцати лет творчества Кэмпбелла, в том числе несколько отмеченных наградами.

12. Люди в замке: Избранные странные истории Джоан Эйкен

Вот шепот в ночи, собака, верность которой пережила смерть, скрип наверху, та полузабытая история о привидении, которая не дает вам уснуть, звук, вызывающий мурашки, желание, чтобы вы проверили замок на замке. дверь до наступления темноты.Вот рассказы о тревоге и сверхъестественном, которые будут охлаждать, развлекать и волновать.

Также доступно в электронной книге.


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Как владелец карты публичной библиотеки округа Толедо Лукас, вы имеете доступ к ресурсам на всей территории штата Огайо, потому что мы участвуем в таких библиотечных консорциумах, как Search Ohio и OhioLink. Чтобы запросить эти предметы, они должны быть доступны в каталоге. Обратитесь к библиотекарю за дополнительной информацией.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *