Кросскультурные исследования это: КРОССКУЛЬТУРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ • Большая российская энциклопедия

КРОССКУЛЬТУРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 16. Москва, 2010, стр. 109

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: А. В. Константинов

КРОССКУЛЬТУ́РНЫЕ ИССЛЕ́ДОВАНИЯ, ме­тод пси­хо­ло­гии, со­стоя­щий в со­пос­тав­ле­нии по­ве­де­ния лю­дей, при­над­ле­жа­щих к раз­ным куль­ту­рам, с це­лью изу­че­ния свя­зи ме­ж­ду осо­бен­но­стя­ми пси­хи­ки и куль­ту­ры (напр., ме­ж­ду при­ня­тым воз­рас­том от­лу­че­ния от гру­ди и тре­вож­но­стью). К. и. пред­по­ла­га­ют из­ме­ре­ние и срав­не­ние пси­хо­ло­гич. пе­ре­мен­ных у групп лю­дей, пред­став­ляю­щих изу­чае­мые со­об­ще­ст­ва. При­чи­ной зна­чи­мых раз­ли­чий из­ме­рен­ных свойств (черт лич­но­сти, осо­бен­но­стей вос­при­ятия, па­мя­ти, мыш­ле­ния, об­ще­ния, вос­пи­та­ния, ор­га­ни­за­ции тру­да и т. п.) счи­та­ют­ся куль­тур­ные фак­то­ры (ме­ж­ду тем воз­мож­но и об­рат­ное влия­ние рас­про­стра­нён­ных в том или ином об­ще­ст­ве пси­хо­ло­гич. осо­бен­но­стей лю­дей на ха­рак­тер их куль­ту­ры). Обыч­но ме­то­дом К. и. изу­ча­ют­ся пси­хо­ло­гич. раз­ли­чия ме­ж­ду эт­но­са­ми и ре­лиг. со­об­ще­ст­ва­ми, а так­же ме­ж­ду «го­род­ским» и «сель­ским», «ци­ви­ли­зо­ван­ным» и «при­ми­тив­ным», «за­пад­ным» и «вос­точ­ным» об­ще­ст­ва­ми.

Пер­вые К. и. бы­ли вы­пол­не­ны в кон. 19 в.; пик ин­те­ре­са к К. и. при­шёл­ся на 1960–70-е гг. С 1970 вы­хо­дит «Journal of Cross-Cultural Psychology», с 1972 ка­ж­дые два го­да про­хо­дят кон­фе­рен­ции Ме­ж­ду­нар. ас­со­циа­ции кросс­куль­тур­ной пси­хо­ло­гии.

К. и. по­зна­ва­тель­ной сфе­ры по­зво­ли­ли сде­лать вы­вод о не­за­ви­си­мо­сти уров­ня раз­ви­тия ос­нов­ных ког­ни­тив­ных спо­соб­но­стей (вос­при­ятия, па­мя­ти, ин­тел­лек­та) от куль­ту­ры: из­мен­чи­вость в их про­яв­ле­нии за­ви­сит пре­ж­де все­го от кон­крет­ных об­стоя­тельств их при­ме­не­ния, обу­слов­лен­ных раз­ны­ми ус­та­нов­ка­ми, при­выч­ка­ми ин­тер­пре­та­ции вос­при­ни­мае­мо­го и т. п. (напр., уче­ни­ки в афр. стра­не, ис­пы­ты­ваю­щие труд­но­сти с ариф­ме­ти­кой в шко­ле зап. ти­па, пре­крас­но счи­та­ют на рын­ке). В то же вре­мя ста­ла яс­на ог­ра­ни­чен­ность объ­яс­ни­тель­ных воз­мож­но­стей К. и. (напр., ста­ло оче­вид­ным, что тес­ты ин­тел­лек­та из­ме­ря­ют не об­щую спо­соб­ность к по­ни­ма­нию и по­зна­нию, а яв­ля­ют­ся по­ка­за­те­лем ус­пеш­но­сти обу­че­ния в куль­ту­ре зап. ти­па).

Кри­ти­ка «эт­но­цен­триз­ма» К. и., свя­зан­ная с ис­поль­зо­ва­ни­ем в них стан­дар­тов и ме­то­дик зап. куль­ту­ры в ка­че­ст­ве уни­вер­саль­ных, при­ве­ла в кон. 20 в. к пе­ре­ори­ен­та­ции К. и. на ме­то­ды пси­хо­ло­ги­че­ской ан­тро­по­ло­гии, де­лаю­щей ак­цент на спе­ци­фич. осо­бен­но­стях кон­крет­ной куль­ту­ры и стре­мя­щей­ся по­нять лич­ность в их кон­тек­сте, т. е. как бы «из­нут­ри» ми­ро­по­ни­ма­ния, свой­ст­вен­но­го дан­ной куль­ту­ре, а не с по­зи­ции внеш­не­го на­блю­да­те­ля.

Кросскультурный анализ в психологии

Кросс культурные исследования как междисциплинарные и психологические

Кросскультурные исследования широко используются не только в области психологии, но и в смежных гуманитарных дисциплинах, таких как психолингвистика, социология, культурная антропология, культурология и др.

Истоки кросскультурного анализа в качестве одного из методов социогуманитарных наук можно обнаружить в этнологии, культурной антропологии, этнографии, истории экономического развития и в общих науках, цель которых построение универсальных теорий сознания, общества и поведения. Суть данных исследований заключается в проведении сопоставительного анализа сознания, поведения и особенностей вида феноменов, которые наблюдаются в культуре различных этнических групп. Если рассматривать данные исследования с такой точки зрения, то они являются междисциплинарными исследованиями.

Замечание 1

Однако следует учесть, что в границах каждой дисциплины выделяются устоявшиеся вопросы и методы их решения и изучения, а также объяснительные теории и концепции имеют свои конкретные методологические предпочтения.

В психологической науке кросс-культурные исследования (ККИ) уже преодолели тип соотнесения эмпирического опыта и теоретических выводов, которые связывали этнические и культурные феномены с особенностями субъективной реальности. Важную роль в этом деле сыграли наработки касательно решения проблемы валидности кросскультурного анализа в психологии, которые показали недостаточность исследования и анализа различий, связанных с культурной принадлежностью к какой-либо группе, в смысле помещения причинных факторов внутри культурно-значимой специфики группы, что зацикливало объяснения воздействующих факторов на них же.

Этапы и развитие ККИ

Рассматривая общие этапы кросскультурных исследований и динамику их проблематики, невозможно не уделить внимание специфическим для ККИ в психологии этапам. Определение ККИ впервые появилось в сопоставительном анализе их с экспериментальными методами исследований, что позволило в широком смысле слова рассматривать ККИ в качестве квазиэкспериментов.

Определение 1

В Википедии кросскультурные психологические исследования – это квазиэкспериментальные схемы, сравнивающие однородные выборки, которые отличаются фактором культурной принадлежностью, для того, чтобы проверить влияние данного фактора на психологические показатели.

В рамках ККИ культура рассматривается как характерный образ жизни людей, объединенных языковой или территориальной общностью, а также своего рода контекстными переменными. Существует довольно серьезная проблема по определению зон распространения какой-либо культуры, а также ее единиц для анализа и уровней, в различных исследованиях данная проблема может иметь различные методы решения. Несмотря на это, для шести глобальных культурных зон (Азия, Африка, Южная и Северная Америки, Средиземноморский бассейн и Европа) сложились общие характеристики. В то же время нельзя смешивать понятие страны и культуры, также с точки зрения проверяемых гипотез, выделяют единицы анализа. В таких гипотезах допустимо присутствие конструктов как специфичных в рамках определенной культурной общности (например, советский народ – новая общность, которая постулировалась в СССР), так и общие для разных зон и стран, являющиеся изучаемыми переменными (например, разброс по практике социализации, образовательному уровню и т. д.).

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Тенденции кросскультурного анализа

В cross-культурном анализе в психологии выделяют две основные тенденции:

  • допущение принципиальной уникальности культур, то есть рассмотрение культуры в качестве предположения «изначального непонимания», которое связано с тем, что у людей иной культуры нет соответствующих конструктов (психологических, языковых, смысловых), которые изначально помогают людям понимать друг друга;
  • рассмотрение в качестве общих характеристик универсалий, которые помогают сравнивать различные культуры: тут также имеет место допущение об однородности психологической реальности в свете установленной какими-либо ограничениями культурной единицы.

В этих тенденциях можно выделить традиции следования идиографическому и номотетическому подходам, что непосредственно находит отражение в контексте предпочтительной методики исследования (анализ индивидуальных случаев, сравнительный анализ искомых общих или отличительных характеристик или анализ с позиции заранее выделенных характеристик, а также прочие способы качественной методологии для определения уникальности анализируемой реальности). В отличие от этнометодологии, культурной антропологии и прочих направлений, в ККИ психология выделила аспект их структурирования в качестве ведущего, что полностью соответствует целям исследования контекстных переменных как определяющих кросскультурные различия базовых психологических процессов.

Определение 2

Контекстные (контекстуальные) переменные (context variable) – это однородные и постоянные в определенный исторический промежуток времени реконструируемые условия жизни людей или факторы, рассматриваемы в качестве проводников культурного влияния на закономерности, психические процессы и структуры.

Переменные такого рода невозможно рассматривать в качестве выполняющих начальное условие причинного вывода, так как они не являются причиной какого-либо «отклика», человек в них просто живет, следовательно они могут играть роль аналогов НП, так как способны отмечать различия жизненных условий (в рамках определенных культурных единиц).

Контекстные переменные являются комплексными условиями, «вложенными» переменными, каждая из которых способна раскрыть пучок идущих из нее влияний; следовательно, в соответствии со структурой, подобные переменные временами называют «зонтичными». В их связях можно выделить группировки, но в отношении к определению эффектов которых были исследованы иерархические модели.

Определение 3

Объединение принятым образом жизни, языком и ценностями – это аспект рассмотрения культуры на уровне групп. Самоидентификация групп людей и отдельных лиц

– отличительный аспект подобной культурной единицы.

В своих работах Я. Вальсинер дал второе понимание культуры как системы организации жизни, задающей особенности культуры на уровне индивида. Третье понимание культуры при таком подходе – определяемость психики на уровне определенного человека знаковой среды. Такой подход к пониманию психологии культуры нашел отражение в работах Р. Низбетта, А. Р. Лурии, М. Коула.

Главными вопросами организации валидного исследования можно считать:

  • установление связей между измеряемыми ЗП и контекстными переменными;
  • обоснование фиксируемых психологических показателей (аналогов ЗП) и контекстных переменных;
  • рассмотрение спектра конкурирующих понятий установленных закономерностей, которые могут указать источники исследуемых различий или другую их интерпретацию.

В КИИ, как и в экспериментальном исследовании, контроль за выводом должен быть тем более строгим, чем меньше переменных контролировалось исследователем и чем больше простор для концепций другого направления, чем проверяемая.

Кросс-культурный подход изучения ценностей при анализе организационной культуры

Каковы основные методы изучения ценностей? Как их можно использовать при анализе организационной культуры? Каковы их возможности и ограничения?

© Емельяненко Т.В.

Статья была опубликована в журнале Социология: 4М, 1997, №9.

В настоящее время в мире наблюдается тенденция активизации взаимодействия между людьми совершенно разных ценностей, убеждений и верований. Все больше контактов устанавливается между представителями разных культур. Одновременно с этим на почве культурных различий возникают недоразумения и конфликты.

Возможно, установлению контактов и разрешению конфликтов как-то помогут сравнительные межкультурные, или как их еще называют, кросс-культурные исследования ценностей. Такие исследования сейчас становятся все более популярными. Всплеск интереса к этой тематике, наверное, не случаен. Любопытно, что лишь с недавнего времени западные ученые включают в свои выборки Россию и страны бывшего Советского Союза.

В сравнительных межкультурных исследованиях ценностей социологи, социальные психологи и психологи применяют разнообразные методики. Проблема выбора метода исследования ценностей представителей разных культур очень сложна и интересна. С одной стороны, исследование ценностей и так сопряжено со многими проблемами. С другой стороны, дополнительные сложности в формировании подхода прибавляет специфика межкультурных исследований. В статье представлен обзор методик, применявшихся в кросс-культурных исследованиях ценностей. Кроме того, в обзор включены методики изучения ценностей, не используемые в межкультурном контексте, но, на наш взгляд, для этого подходящие. Материал для данного обзора, в основном, почерпнут из источников, напечатанных по данной проблеме в России (СССР) и США в последние 50 лет. Значительная часть литературы была подобрана с помощью библиографии [1], включавшей публикации по ценностной тематике. К сожалению, не все первоисточники можно было найти в наших библиотеках. В таких случаях приходилось пользоваться литературой, описывающей первоисточники. В имеющихся публикациях метод исследования не всегда был описан достаточно подробно. Ввиду этих трудностей некоторые методики в обзоре будут лишь бегло упомянуты.

Говоря о методиках сравнительных межкультурных исследований ценностей, мы сталкиваемся с тремя основными проблемами. Одной из них является задача выбора оснований сравнения при кросс-культурном изучении ценностей. Следующая проблема, которая стоит перед исследователем ценностей в разных культурах, – это выбор основного метода исследования. Еще одна важная проблема, которая касается не только исследований ценностей, связана с обеспечением адекватной передачи смысла при работе с людьми в разных культурах. Каждая из этих проблем заслуживает внимания, и о каждой из них пойдет речь в ходе данного обзора.

Проблема выбора оснований сравнения.

Для того чтобы выяснить, чем в ценностном плане одна культура отличается от другой, нужно понять, что собственно сравнивать. Очень многие исследователи здесь действуют из предположения, что существуют ключевые ценностные дилеммы, по которым можно дифференцировать все культуры. Именно эти ключевые вопросы исследователи и считают основаниями сравнения, которые, как в любом сравнительном исследовании, должны быть универсальными, инвариантными категориями. Они должны быть одинаково применимы и понимаемы в изучаемых культурах. Это и создает проблему. Как можно полагать, что ценностные категории в одних культурах могут быть применимы к другим? С.Сьеберг в своей статье “Сравнительный метод в социальных науках” пишет, что выход – в определении “золотой середины” между слишком абстрактными и слишком конкретными основаниями сравнения [2]. Слишком конкретные категории, по его мнению, могут быть по-разному “окрашены” в разных культурах. При выходе на абстрактный уровень категории могут оказаться настолько общими, что будут пониматься людьми множеством различных способов.

Посмотрим теперь, как проблема выбора оснований сравнения решалась на практике. Для создания своей методики К.Клакхон провел большую теоретическую работу по определению ключевых ценностей для сравнения различных культур. [3] В методике К.Клакхона выделены три группы культурных ценностей: “человек и природа”, “человек-человек” и “о человеке и о природе”. К.Клакхон считал, что все культуры могут быть охарактеризованы с помощью присущих им признаков в этих группах. Группа “человек и природа” определяет фундаментальный взгляд человека на природу, что, по мнению К.Клакхона, всегда находит отражение в общей системе ценностей. В эту группу входят следующие пары признаков: определенность – неопределенность в мире, природа единая – множественная, злая – добрая. Общий взгляд на человека отражен в группе “человек-человек”. В этом классе К.Клакхон объединяет четыре пары признаков: человек-группа (что приоритетней?), эгоизм – альтруизм, автономность – зависимость, активность – пассивность. Последняя группа “о человеке и о природе” содержит две пары признаков, описывающих общие культурные позиции: качество – количество и уникальное – общее, по смыслу похожее на партикуляризм -универсализм Т.Парсонса.

Ф.Клакхон и Ф.Стродтбек [4] считают, что ценностных вопросов, на которые люди во все времена должны дать ответы, еще меньше. Они выделяют пять оснований сравнения для исследований ценностей разных культур, первые четыре из которых применяют в своей методике:

1) Каково отношение человека к природе?
Подчинение природе – гармония с природой – подчинение природы.
2) Каков временной фокус человеческой жизни?
Прошлое – настоящее – будущее.
3) Какова модальность человеческой активности?
Существование – становление – делание.
4) Какова модальность отношения человека к человеку?
Подчинение – сотрудничество – автономность.
5) Каков характер истинной человеческой натуры?
Злая – нейтральная – смесь добра и зла – добрая.

Эти основания сравнения практически повторяют некоторые из оснований, выделенных К.Клакхоном, на методику которого вероятнее всего и опирались Ф.Клакхон и Ф.Стродтбек.

Ценностный опросник Ф.Тромпенаарса построен на следующих ключевых ценностных дилеммах:

1) универсализм – партикуляризм;
2) достигнутое – предопределенное;
3) ориентация на себя – ориентация на других;
4) аффективность – нейтральность;
5) специфичность – диффузность;
6) внешнее – внутреннее.

Седьмое основание сравнения в опроснике измеряет временной фокус (направленность в будущее, прошлое или ориентация на настоящее). Ф.Тромпенаарс [5] опирался в своем выборе на работы Т.Парсонса, Дж.Роттера и Т.Коттела. Вызывает интерес тот факт, что здесь, в эмпирическом исследовании, практически используются теоретические постулаты Т.Парсонса, в то время как в нашей социологии работы Т.Парсонса, в основном, так и остаются теорией.

В результате исследования корпоративных ценностей в подразделениях международной организации в 53 странах Г.Ховстед [27] на выходе получил такие основания сравнения:

1) дистанция власти;
2) избегание неизвестности;
3) индивидуализм – коллективизм;
4) мускулинность – фемининность.

Интересным способом пришел к своим основаниям сравнения С.Моррис [6,7]. Его “способы жизни” представляют собой основные принципы мироощущения, заложенные в главных религиях и морально-этических системах мира. Переработав эти учения, Моррис представил в качестве оснований сравнения 13 “способов жизни”, изложенных в описаниях по 150 слов каждое. Приведем здесь лишь краткие трактовки-обозначения “способов жизни” Морриса:

1) умеренность, сдержанность и интеллигентность;
2) пройти путь в одиночестве;
3) заботиться о других людях;
4) воспринимать жизнь органами чувств;
5) слиться с обществом, радоваться общению;
6) постоянная активность;
7) динамичное единство наслаждения, деятельности и раз мышления;
8 ) простое, беззаботное, всецелое удовольствие, наслаждение;
9) смирение;
10) упорный жесткий самоконтроль;
11) сосредоточенность на внутренней жизни;
12) преодоление, властвование, завоевание;
13) жизнь – средство претворения великих целей во вселенной.

При проведении сравнительных исследований ценностей Моррис не считал нужным обобщать ценности в сводные показатели и в качестве оснований сравнения использовал эти 13 мировоззренческих позиций.

Методика «Способы жизни» была не раз модифицирована. В 1963-1970 гг. Килби предложил изменить способ формулировки способов жизни при предъявлении опросника респондентам. Он сократил описание каждой мировоззренческой позиции и попытался внести максимальную ясность в трактовки способов, убрав двусмысленные выражения. Видоизмененная методика получила название «Способы жизни II». [7]

Похожий принцип применяли для выбора оснований сравнения в своем опроснике Йилден и Хо. Их методика основана на сопоставлении восточных религий и западного мироощущения. [8].

Не все методики, применявшиеся для кросс-культурного анализа ценностей, были сконструированы специально для этой цели. Во многих случаях эта задача решалась с помощью известных и широко используемых методик для изучения ценностных ориентаций. В таких методиках основаниями сравнения являются типы или классы ценностных ориентаций. Кросс-культурное применение этого инструментария базируется на предпосылке, что выделяемые типы инвариантны по отношению к изучаемым культурам.

Методика “Изучение ценностей” Г.Олпорта и др. представляет известную типологию Э.Шпрангера в эмпирическом виде. По Шпрангеру существует шесть основных направленностей личности: теоретическая, экономическая, эстетическая, социальная, политическая и религиозная [9]. Сравнение культур с помощью методики Олпорта позволяет сопоставить представленность ценностных типов в разных странах.

В методике изучения ценностных ориентаций М.Рокича, как известно, ценности разделены на две группы: терминальные и инструментальные, или ценности-цели (здоровье, свобода, интересная работа и т.д.) и ценности-средства (аккуратность, воспитанность, жизнерадостность и т.д.) [10]. В качестве оснований сравнения при кросс-культурном применении используются выделенные Рокичем отдельные ценности.

Многолетние исследования ценностей в большом количестве стран проводились Р.Ингельхартом [8]. Опираясь на иерархию потребностей А.Маслоу, он разделил ценности на два основных типа: материалистические ценности соответствовали нижележащим, а постматериалистические – вышележащим уровням иерархии Маслоу. По степени ориентации на ту или другую группу ценностей Ингельхарт выделил четыре ценностных типа (ЦТ) людей:

ЦТ1 – носитель материалистической ориентации в наибольшей степени;

ЦТ4 – носитель постматериалистической ориентации в наибольшей степени;

ЦТ2 и ЦТ3 – промежуточные типы. Результаты исследования были представлены отношениями числа представителей преимущественно материалистической направленности к числу представителей постматериалистической направленности (так называемый М/ПМ сдвиг) в разных странах.

Ш.Шварц [11] посвятил проблеме выбора оснований сравнения при изучении ценностей в разных культурах специальное исследование. Проведя анализ отношения к 56 ценностям в 20 странах, Шварц сформулировал “теорию содержания и структуры ценностей”. Он заключил, что 44 отдельных ценности одинаково понимаются в изученных им культурах. Кросс-культурное ценностное пространство, по теории Шварца, определяется двумя осями (открытость переменам — консерватизм, альтруизм — эгоизм) и имеет круговую структуру. В пространстве этих осей располагаются 10 базовых ценностных ориентаций: творчество, разнообразие, гедонизм, достижение, власть, защищенность, традиции, приятие, великодушие и универсализм. Это пространство, по его мнению, универсально, и в его рамках могут быть сравнены любые культуры.

Следует отметить, что в большинстве случаев результаты кросс-культурных исследований ценностей констатируют лишь незначительные отличия и отмечают больше сходства, нежели различий в ценностных ориентациях представителей разных культур. Интересно было бы выяснить причину этого явления. Означает ли этот факт действительное отсутствие различий в ценностном плане между культурами или же отражает наличие ошибок в проведении исследований, например, применение слишком общих оснований сравнения, с помощью которых трудно уловить культурные отличия?

Основные методы исследования.

Пожалуй, одна из самых известных методик изучения ценностных ориентаций, которая в том числе используется для сравнительных межкультурных исследований, — это методика М.Рокича [8,10,12]. В основе методики Рокича и ее модификаций лежит метод ранжирования. В стандартной методике Рокича респонденты должны проранжировать два списка ценностей (по 18 ценностей в каждом), располагая их в порядке важности. Для удобства респондентов набор ценностей может быть предъявлен на карточках. Такая методика, например, была применена в сравнительном исследовании ценностей студентов США и Белоруссии в 1989г.

Ранжирование, тем более большого числа ценностей, это задача трудная и способная поставить в тупик любого респондента. Более адекватного результата можно добиться, предъявляя ценности к сравнению парами. Метод парных сравнений лежит в основе методики изучения мотивационных тенденций личности А. Эдвардса [13]. В методике Эдвардса, которая носит название “Список личностных предпочтений”, респонденту предлагают попарно сравнить 15 мотивационных тенденций. После обработки получается проранжированный список из этих 15 предпочтений, позволяющий судить о структуре ценностных ориентаций респондента. Недостатком метода является то, что этот опросник, состоящий из 210 пар высказываний, с точки зрения респондента, наверное, является достаточно громоздким.

В методиках, применявшихся для кросс-культурных исследований ценностей, достаточно распространено использование метода оценки высказываний. Этот метод взят за основу в опроснике С.Морриса “Способы жизни” [6,7]. В опроснике представлены описания 13 способов жизни, и респондент должен оценить каждый из них по шкале от 1 до 7. (Например, “Этот способ мне очень не нравится” — “очень нравится”). После этого оценивается частота выбираемости тех или иных высказываний представителями определенных культур. Методика из “Способов жизни” очень часто применялась в межкультурных исследованиях на Западе. Сам Моррис в 50-х годах использовал ее для кросс-культурных исследований в США, Канаде, Китае, Индии, Японии и Норвегии. В 1958г. Е.Протро сравнивал “способы жизни” арабов и американцев. При обработке Протро применял процедуру факторного анализа с целью выявления латентных факторов, которые отвечали бы ценностным ориентациям арабов и американцев.

Еще одна методика кросс-культурных исследований ценностей, использующая оценку высказываний, разработана сравнительно недавно. В 1987 г. Ш.Шварц предложил инструментарий под названием “Ценностный опросник”. В нем были представлены 56 ценностей, которые оценивались респондентами. “Ценностный опросник” применялся в кросс-культурных исследованиях в 1992 г. на выборках из 20 стран, в 1994 г. – для сравнения ценностей аборигенов и белых жителей Австралии, в 1994 г. – на выборках из 25 стран [11,14]. Метод, применявшийся Шварцем, очень похож на метод С.Морриса, за исключением того, что исследователи брали разные исходные списки ценностей.

На опросники этой группы похожа и методика исследования ценностей, предложенная Л.Б.Косовой [15]. Насколько видно из имеющейся литературы, методика Л.Б.Косовой не была использована в сравнительных межкультурных исследованиях, но применялась в массовом опросе на территории России (1993г.). В методике Косовой респондентам предлагали оценить 33 ценностные проблемы по двум пятибалльным шкалам: “не решена — решена, важно — не важно”. С помощью факторного анализа проводилось разделение 33 ценностных высказываний на факторы. Затем делались выводы о том, как связаны удовлетворенность и значимость той или иной группы ценностей.

Метод выбора из нескольких альтернатив лежит в основе другой группы исследований ценностей у представителей разных культур. Этот метод построен на следующей процедуре. Респондентам предъявляется стимульный материал в виде вопросов или ситуаций, имеющих несколько альтернативных решений. Каждый вопрос или ситуация олицетворяет ценностную дилемму или конфликт ценностей. Респондент должен сделать выбор, обозначая тем самым предпочитаемую им ценность.

Этот метод используется в небезызвестном опроснике “Изучение ценностей” Г.Олпорта и др. Опросник был разработан в 1931г. и стал наиболее популярным инструментом по изучению ценностей в США. Больше половины исследований ценностей, проводимых американскими социологами с 30-х годов, строились именно на этой методике [16]. Ее нередко применяли в сравнительных межкультурных исследованиях. К примеру, в 1957 г. было проведено исследование по сравнению ценностей японских и американских студентов, а в 1959 г. — по сравнению ценностей у тайваньцев, японцев, китайцев и американцев [7]. В методике респонденту предъявляли 120 вопросов, касающихся повседневных ситуаций. Для некоторых вопросов давалось по два возможных ответа, а для других — по четыре. Респондента просили выбрать из альтернатив наиболее приемлемую и приписать ей наибольший балл. При этом сумма баллов для вопросов с двумя вариантами ответов должна была составлять 3, а с четырьмя вариантами — 6. В первом случае, если респондент соглашался с одним высказыванием и не соглашался с другим, то он присваивал первому балл 3, а второму балл 0, если же он предпочитал одно другому, то высказываниям соответственно присваивались баллы 2 и 1. В случае с четырьмя вариантами, респондент должен был приписать балл 4 наиболее привлекательному и балл 1 – наименее привлекательному высказыванию [9, 13]. Далее путем суммирования определялись итоговые индексы отношения респондента к той или иной ценности.

В 1961 г. методику сравнения ценностей у представителей разных культур предложили Ф.Клакхон и Ф.Стродтбек. В анкете описывалось 22 ситуации, к каждой из которых задавались вопросы с двумя или тремя вариантами ответов. Респонденты ранжировали ответы на вопросы по степени предпочтения. В ходе математической обработки исследователи использовали критерий Кенделла для сравнения распределения ответов респондентов с равномерным распределением. Далее, с помощью дисперсионного анализа, Ф.Клакхон и Ф.Стродтбек пытались выяснить, влияет ли принадлежность к определенной культуре на выбор альтернатив. Методика Ф.Клакхона и Ф.Стродбека была использована при анализе ценностных ориентаций в пяти юго-западных американских культурах: навахо, зуни, атриско, римрок и хоумстед [4].

Опросник “Ценности личности” Л.Гордона, измеряющий шесть ценностных ориентаций, состоит из 30 блоков по 3 высказывания. Респондент должен выбрать в каждом блоке одно наиболее важное и одно наименее важное для него высказывание. Дальнейшая обработка, к сожалению, не освещена в источнике, описывающем эту методику. Опросник Гордона применялся на выборках Японии и США [7].

Методика из всероссийского исследования “Наши ценности сегодня” (1989-1991 гг.) [17] включала в себя вопросы, подготовленные Институтом Социологии АН СССР при проведении сравнительных международных исследований. Этот опросник также строился по принципу выбора альтернатив. Респонденту предлагали рассмотреть 22 пары ценностных суждений и выбрать в каждой паре вариант, наиболее соответствующий его убеждениям. По результатам исследования ценностные суждения были разделены на одобряемые и отрицаемые. Математическая обработка включала факторный анализ для определения характеризующих ценностное сознание факторов-позиций, вычисление парных корреляций между ценностными суждениями, структурно-корреляционный анализ взаимосвязей внутри двух групп ценностных суждений (одобряемых и отрицаемых).

Изучение ценностей не ограничивается вышеперечисленными группами методов, хотя большинство методик сравнительных межкультурных исследований основывается именно на них. В одном любопытном исследовании ценностей был применен метод контент-анализа. М.Гудман в 1957г. предложил японским и американским школьникам в начальной школе написать сочинение на тему: “Кем я хочу стать, когда вырасту, и почему”. Собрав результаты, он провел классификацию причин выбора детьми той или иной профессии. По частоте выделенных классов, Гудман судил о ценностях, свойственных американским и японским школьникам [18].

Интересен, на наш взгляд, метод из опросника «Способы жизни III» [7]. Эта модификация использует технику семантического дифференциала. В усовершенствованной методике каждый способ жизни оценивается по 10 шкалам: 5 денотативным и 5 коннотативным. (денотативные шкалы буквально описывают измеряемые объекты и фиксируют, в основном, когнитивный компонент; коннотативные шкалы метафоричны и фиксируют аффективный компонент установки респондента). Применение шкал семантического дифференциала вместо обычных шкал позволило смягчить метод сбора информации и получить более адекватное отношение респондентов к способам жизни, обозначенных Моррисом.

Здесь же хотелось бы упомянуть методику, использованную в проекте “Социальная идентификация личности”, выполненном под руководством В.А.Ядова [19]. Методика применялась для выявления идентификации личности, но, возможно, она с успехом могла бы служить для анализа ценностей. В методике Т.С.Барановой, основанной на технике семантического дифференциала, респондент оценивал набор объектов с помощью 21 коннотативной шкалы. Затем для выявления латентных факторов, определяющих пространство идентификации, проводился факторный анализ; вычислялись расстояния между объектами.

В ряду методик сравнительных межкультурных исследований ценностей, использующих несколько методов одновременно, выделяется ценностный опросник Тромпенаарса [5]. Группу таких методик, наверное, можно назвать комплексной. Опросник Тромпенаарса сочетает в себе два способа сбора информации: проективную методику и метод выбора из нескольких альтернатив. В одной части анкеты респонденту предъявляются проективные ситуации, обыгрывающие определенные ценности, и респондент должен ответить, каким образом он поступил бы в этих ситуациях. Далее в анкете респондент должен выбрать одну из ценностных альтернатив в каждой заданной паре. Этот инструментарий был использован в сравнительном исследовании ценностей сотрудников организаций в 43 странах (1996 г.). В число этих стран, кстати, была включена и Россия.

К разряду комплексных следует отнести и методику группы В.А.Ядова, построенную в соответствии с теорией о диспозиционной структуре личности. В ней поэтапно используются: методика Рокича, интервью, выбор из двух альтернатив и оригинальная методика ранжирования и оценки высказываний [12, 20, 21]. Эта методика не применялась в сравнительных межкультурных исследованиях, но тем не менее заслуживает внимания в контексте данной работы. Ценности представляют сложный для изучения феномен, и для его адекватного исследования оправдано применение комплекса различных методов.

В следующей группе кросс-культурных исследований ценностей хотелось бы отметить еще две интересные методики: М.А.Котика и К.Клакхона.

Методика, предложенная М.А.Котиком [22,23] для изучения ценностных ориентаций, построена на оригинальном нестандартном методе. В основе разработок Котика лежит теория поля К.Левина. М.А.Котик экспериментально вывел форму зависимости между значимостью какого-либо события, его валентностью (притягательностью или отвержением) и инструментальностью (ожиданием возможности реализации). В опроснике сравнительного исследования ценностных ориентаций эстонских и русских студентов респондентам предъявляются 12 вопросов, связанных с определенными ценностями. Респонденты оценивают возможность осуществления предложенного в вопросе события (“исключительно редко” — “всегда”) и интенсивность своих переживаний этого события (“исключительно слабо” — “исключительно сильно”). По соотношению оценок респондентов делается вывод о значимости соответствующей ценности.

Несколько необычна методика, с помощью которой К.Клакхон выполнил сравнительный анализ ценностей у 5 юго-западных американских народов [3,24]. Метод, который использовал К.Клакхон, можно назвать описательно-аналитическим. Проанализировав имеющуюся литературу и исследования по пяти американским культурам (мормоны, хоумстедеры, испанские американцы, зуни и навахо), К.Клакхон сделал выводы о том, какие позиции занимает каждая культура по выделенным им типам ценностей. Такой метод, чисто описательный, качественный, нечасто можно встретить в современном социологическом исследовании для изучения ценностей. Однако он также имеет право на существование, особенно если его применять в совокупности с другими, более точными методами.

Хотелось бы здесь же отметить и такие методики исследования ценностей, которые, судя по источникам, еще не применялись в кросс-культурных исследованиях.

Оригинальная методика, разработанная А.П.Вардомацким [8] для выявления жизненных ценностей отдельных личностей или социальных групп, носит название ”Аксиобиографическая”. Она основана на методе интервью. Каждый респондент заполняет 15 карточек, записывая 15 наиболее важных событий как из своего прошлого, так и из предполагаемого (желаемого) будущего. В ходе беседы с респондентом, исследователь пытается выявить ценностное содержание каждого события, проникнуть в более глубокие слои ценностного сознания респондента. Так, последовательным образом, для каждого события, отмеченного респондентом, выявляется ценность самого высокого уровня обобщения. На выходе получается набор ценностей, характеризующий данного человека или данную группу.

Еще один интересный подход заложен в тесте юмористических фраз, разработанном психологами А.Г.Шмелевым и В.С.Бабиной. [25] В этом тесте применяется стандартизированный опросник и проективная методика. Он состоит из 100 юмористических фраз, 40 из которых могут трактоваться неоднозначно. Опрашиваемый должен классифицировать данные фразы по 10 темам, в результате чего делается вывод о структуре его мотивационной сферы.

Таким образом, в области изучения ценностей было наработано многообразие методик, используются и количественные, и качественные приемы. Однако приходится констатировать, что исследователи весьма редко применяют их сочетание или комплексные методы, хотя, возможно, это является наиболее плодотворным подходом к решению столь сложной проблемы, как кросс-культурные исследования ценностей.

Проблема адекватной передачи смысла.

В статье [26] отмечается, что необходимо быть чутким к тому, как люди понимают то или иное слово. В ходе исследования ценностей российских граждан И.М.Клямкин выяснил, что категории “законность”, “свобода”, “демократия”, “равенство” респонденты воспринимают не как ценности, а как идеологические символы. C понятием “коллективизм” дело обстоит еще хуже. Смысл слова для многих людей стерся, и оно превратилось в штамп с негативным оттенком. Понятно, что предлагая оценить российским гражданам сформулированные подобным образом ценности, можно получить далекие от действительности результаты, что иллюстрируется в исследовании Клямкина.

Проблема еще более осложняется при предъявлении методики людям из разных культур. Дополнительные трудности здесь возникают также из-за необходимости перевода опросников.

Однако на практике авторы сравнительных меж-культурных исследований ценностей не уделяют этой проблеме должного внимания. В отчетах по исследованиям за небольшими исключениями отсутствуют описания процедур перевода и коррекции методик с учетом специфики культур.

Важность этой проблемы некоторые исследователи все же признают. К.Клакхон подчеркивал значение языка в кросс-культурных исследованиях ценностей [20]. При составлении своей методики Ф.Клакхон и Ф.Стродтбек обращали особое внимание на то, чтобы ситуации и вопросы были осмысленны для всех культур, на которые рассчитывалась методика. Перед применением своего инструментария они удостоверились, что темы ситуаций являются знакомыми, общими для изучаемых культур. Они также отмечали необходимость корректного перевода. [4]

Основательно к переводу подошли П.Смит, Ш.Дюган и Ф.Тромпенаарс, подготавливая исследование ценностей в 43 странах [5]. Для перевода методики Тромпенаарса использовался так называемый метод обратного перевода, который был предложен Вернером и Кэмпбэллом [7]. Он основан на следующей процедуре: один переводчик переводит методику с того языка, на котором она написана, на нужный язык; второй переводчик, не видя оригинала, осуществляет обратный перевод. Исходный материал и перевод, сделанный вторым переводчиком, сравниваются. В местах расхождения делаются замены, и процедура повторяется до тех пор, пока оригинал и обратный перевод не совпадут. Вернер и Кэмпбэлл считают, что таким образом можно более точно передать смысл источника.

Об интересных приемах адекватной передачи смысла рассказывают в своей работе Р.Брислин и В.Лунер [7]. Они пишут, что два основных принципа, которыми нужно руководствоваться при подготовке методики для представителей других культур, — это принцип повторения и принцип контекстности. Повторение и перефразировка помогают более точно обозначить смысл, несмотря на то, что подчас теряется красота речи. Контекст при передаче многозначных слов или фраз, имеющих разные оттенки, также помогает облегчить понимание. Так, например, обозначая ценность одним словом, исследователь рискует быть неправильно понятым в некоторых культурах. Этот риск уменьшается, если ценность трактуется в предложении или абзаце.

Кроме того Брислин и Лунер отмечают, что при задании вопросов в других культурах, возможно получение искаженных ответов именно из-за неверной формулировки. Это может произойти в следующих случаях:

– респонденту предъявлен вопрос, на тему которого он ничего не знает;
– респонденту предъявлен вопрос, тема которого является “больной” в данной культуре;
– респонденту предъявлен вопрос на тему, изучение которой требует сложной методики.

Существуют такие слова, которые представителями какой-либо культуры плохо понимаются. Например, в разговоре с японским респондентом лучше не использовать слов “муж”, “обязанность”, а в Германии скорее всего не поймут выражение “честная игра” и слово “одиночество”.

Ясно, что трудно создать работающую методику для определенной культуры без наличия глубоких знаний о ней.

Имеются разработки в области обеспечения корректных переводов, хотя, в основном, они, к сожалению, касаются переводов с английского языка. Тем не менее, многие рекомендации могут быть применены и нашими исследователями. Так, например, соблюдение следующих правил [7], облегчит процедуру перевода:

– использовать короткие простые предложения;
– повторять имена собственные, а не использовать местоимения;
– избегать метафор и разговорных выражений;
– избегать сослагательного наклонения.

Созданы также специальные методы осуществления корректных переводов. Один из таких методов – обратный перевод, уже был описан выше. Принц и Хомбур [5] предложили проводить перевод с использованием людей, свободно говорящих на нескольких языках (bilinguals). По их методу, являющемуся усовершенствованным методом обратного перевода, предпринимаются следующие шаги.

1. Делается перевод исходного материала наилучшей для этого кандидатурой.

2. Группа людей, свободно говорящих на двух нужных языках, делится на две части. Одна часть переводит исходную методику. Вторая часть переводит методику, полученную на первом шаге.

3. Полученные две версии методики на каждом языке сравниваются. В случае несоответствия производятся исправления. Далее шаги 2 и 3 повторяются максимум до 3 циклов.

4. В случае, если ошибки все еще сохраняются, вопросы или предложения с ошибками из методики убираются.

Еще один метод корректного перевода основан на использовании группы экспертов. Экспертный метод включает совместное обсуждение и перевод несколькими специалистами. Предложено несколько разновидностей этого метода. Например, возможна такая процедура: два эксперта переводят методику с исходного языка на заданный, а третий эксперт просматривает все варианты и выбирает наилучший.

Подводя итог этому обзору, хотелось бы еще раз подчеркнуть, что сравнительные межкультурные исследования ценностей очень сложны в методическом плане. Ясно, что выбор основного метода исследования, оснований сравнения и адекватная передача смысла — это не весь набор задач, стоящих перед исследователем ценностей у представителей разных культур. Например, заслуживает пристального внимания проблема выборки. Ведь абсолютное большинство межкультурных исследований, упомянутых в данном обзоре, было проведено на выборках студентов. Некоторые исследователи при этом делали выводы, касающиеся целых культур, хотя результаты, полученные на выборках студентов, не могут быть обобщены на всех представителей культуры из-за нерепрезентативности данных.

Решение этих проблем должно во многом улучшить качество результатов сравнительных межкультурных исследований ценностей, которые бесспорно представляют большой интерес и имеют полезные практические выходы.

ЛИТЕРАТУРА

1. Albert E.M., Kluckhohn C. A Selected Bibliography on Values, Ethics and Esthetics. IL, 1959.
2. Sjoberg C. Comparative Method in the Social Sciences// Philosophy of Science. 1955, Vol 22 (2).
3. White L.D. The State of the Social Sciences. 1956.
4. Kluckhohn F.R.,.Strodtbeck F.L Variations in Value Orientations. IL 1961.
5. B.Smith, Sh. Dugan, F.Trompenaars National Culture and the Values of Organizational Employees//Journal of Cross-Cultural Psychology. 1996, Vol.27(2).
6. Prothro E.T. Arab student’s choices of ways to live//The Journal of Social Psychology. 1958, Vol.47.
7. Brislin R.W., Looner W.J., Thorndike R.M. Cross-Cultural Research Methods. N.Y., 1973.
8. Вардомацкий А.П. Ценности социальной группы и личности. М., 1992.
9. Ed. S.Richardson. Manual. Study of Values. 1965, The Mere.
10. Лучшие психологические тесты для профотбора и профориентации. С-П, 1992.
11. Schwarts S.H., Sagiv L. Identifying Culture Specifics in the Content and Structure of Values//Journal of Cross-Cultural Psychology. 1995, Vol.26(1).
12. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности. Л., 1979.
13. Анастази А. Психологическое тестирование. М., 1982.
14. Fogarty G.J., White C. Differences Between Values of Australian Aboriginal and Non-Aboriginal Students// Journal of Cross-Cultural Psychology. 1994, Vol.25(3).
15. Косова Л.Б. Подходы к изучению ценностей и установок// Социологические исследования, 1994. №2.
16. Dukes W.F. Psychological Studies of Values//Psychological Bulletin. 1955, Vol. 52.
17. Кризисный социум: наше общество в трех измерениях. М., 1994.
18. M.E. Goodman Values, Attitudes, and Social Concepts of Japanese and American Children//American Anthropologist.957, Vol. 59.
19. Баранова Т.С. Психологическое исследование социальной идентичности личности//Социальная идентификация личности – 2. М., 1994, книга 2.
20. Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности//Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975.
21. Ядов В.А. Социально-психологический портрет инженера. М., 1977.
22. Котик М.А. Как студенты Тартусского университета смотрят в будущее//Вопросы психологии. 1995. №2.
23. Котик М.А. Новый метод оценки отношения людей к волнующим их событиям//Психологический журнал, 1992. №1.
24. Kluckhohn C. The Study of Values//Values in America. Univ. of Notre Dame, 1961.
25. Кроз М.В. Аннотированный указатель методов социально-психологической диагностики. М., 1991.
26. Клямкин И.М. Советское и западное: возможен ли синтез?//Полис, 1994. №4.
27. Hofstede G. et al Measuring Organizational Cultures: A Qualitative and Quantitative Study across Twenty Cases// Administrative Science Quarterly. 1990, Vol 35.

Похожие записи

Проблемы эксперимента в кросскультурных исследованиях ценностей

Межкультурные (или кросскультурные) исследования занимают особое место в психологии. Такие исследования способны установить изменчивые и неизменные, зависимые и независимые от культуры свойства психического, очертить диапазон и границы этой изменчивости. Именно поэтому велика их роль как в общепсихологическом, так и в социальном планах.

Одной из основных является проблема организации кросскультурного эксперимента. Здесь возникает несколько барьеров – языковые, административные, процедурные. В последнее время наиболее часто в качестве общего языка организаторов эксперимента выступает английский. Существует достаточное понимание сложности и трудоемкости кросскультурных исследований на уровне бюрократических и административных структур, отвечающих за финансирование.

Однако до сих пор процедурные моменты экспериментального исследования представляют достаточную сложность. Диагностический инструментарий часто либо имеет плохой перевод, либо не прошел процедуру адаптации к конкретной культуре.

В таких условиях наиболее адекватными в качестве стимульного материала выступают общезначимые зрительные и слуховые стимулы, несущие символическую составляющую. Задача выявления особенностей восприятия и интерпретации знаковой информации становится важной в силу частого обращения СМИ к элементам художественной коммуникации (символы, метафоры).

Экспериментальное исследование ценностей всегда представляло сложности в силу методологической неоднозначности. Многослойность и иерархичность ценностного поля каждого человека, входящего в социум и культуру со своим Я (самостью, Я-концепцией, Я-образом), приводит экспериментатора к постановке задачи со множеством параметров, имеющих множество степеней свободы. Здесь вcегдa важно не увлечься oбщими показателями («средней температурой по больнице»), уметь выделять группы внутри целого, соединяя тонкость дифференцировок с глoбальными тенденциями.

На современном этапе психологической науки значительный интерес вызывают психологические особенности эмиграции, наряду с такими явлениями социальной психологии общности, которые представлены психологией народов или массовой психологией, психологией исторического времени (дух времени, настроение эпохи).

«Психология эмиграции, как ее определяет Н. С. Хрусталева (1996) в качестве научной дисциплины, – это раздел психологической науки, изучающий механизмы интеграции и социально-психологической адаптации, а также индивидуальную типологию и личностные особенности человека в чужой языковой и социокультурной среде» (с. 12).

Адаптация порождает процесс и проблемы деформации личности в условиях эмиграции: маргинальности, алкоголизма, разводов, суицидальных форм поведения эмигрантов. Вместе с тем это не исключает и возможности эффективного использования агрессии эмигрантов для ускорения их адаптации.

«Одной из особенностей 4-й волны эмиграции является противоречие между относительным благополучием самого процесса адаптации, с одной стороны, и пессимистическим восприятием и прогнозами эмигрантов на будущее – с другой. Это противоречие между субъективной удовлетворенностью своей эмиграцией и низким уровнем интеграции в новой среде. Это особенно ощутимо для эмигрантов в немецком обществе с очень высоким уровнем его внутренней, психологической герметичности», – считает Б. Д. Парыгин (1999, с. 224).

Как проявляет себя человек, родившийся в России, в условиях немецкой культуры? Как смещаются акценты в его сознании и бессознательном? На эти вопросы мы пытались найти ответ в своем исследовании, которое можно назвать пилотажным, решающим задачу нахождения оптимальной процедуры исследования ценностей в кросскультурных исследованиях.

Широкий контекст в постановке проблемы исследования был ограничен областью восприятия, и еще более узко – зрительно воспринимаемых символов. Тем более что «восприятия «привязаны» к обстоятельствам жизни, воздействующим на органы чувств, обусловлены ими. Внешнее и внутреннее как бы соприкасаются друг с другом в точке настоящего – здесь и теперь, сохраняя зыбкое равновесие» (Барабанщиков, 2006).

Проблема исследования

Зависимость восприятия символов от социальной адаптации в условиях эмиграции русскоговорящих в Германии.

В исследовании анализировались различия в процессах восприятия представителей русской культуры в родной и эмигрантской среде. Иерархия ценностей была получена экспериментальным путем при помощи методики «Тест апперцепции символов» – «ТАС» (Нагибина, Афанасьева, 2002). Методика «ТАС» представляет собой набор из 24 карточек-символов, размером 6×10 (яблоко, роза, камин, меч, колодец, змея и т.д.). Перед испытуемыми ставится задача расклассифицировать карточки по любому основанию и дать название полученным группам.

Испытуемые

20 человек, проживающие в эмиграции более 10 лет в возрасте от 16 до 60 лет, 10 мужчин и 10 женщин. Анализ результатов на выборке из 224 человек (от 12 до 73 лет) разных социальных групп, постоянно проживающих в России, был взят из кандидатской диссертации А. П. Афанасьевой «Символ как средство понимания личности» (Москва, 2001).

Условия проведения

Методика проводилась с каждым индивидуально, текст беседы записывался дословно, фиксировались наиболее эмоциональные реакции.

Результаты и их обработка

В обработке данных использовались критерии восприятия символов, полученные в исследованиях А.П. Афанасьевой и Н. Л. Нагибиной (2002). В диссертации А. П. Афанасьевой (2002) было установлено, что ценности имеют достаточно устойчивый онтологический паттерн, который не зависит от расщепления выборки (по возрасту или полу). Предпочитаемые названия групп для русскоязычных в России по частоте повторяемости распределились следующим образом: «Любовь» (67), «Игра» (65), «Природа» (63), «Власть» (62), «Познание» (46), «Животные» (23), «Дом»

(21) и т. д. Исследования, проведенные с русскоязычным населением, эмигрировавшим в Германию, позволяют выявитъ самые многочисленные и эмоциональныe группы: «Материальное благополучие» («Богатство», «Деньги», «Банк», «Накопительство», Свой дом»), «Власть», «Игры» (Карты, Казино, Азарт, Удача).

Среди всех этих названий нас не интересовали те, которые связаны с объективной характеристикой действительности («Природа», «Животные», «Дом» и т. д.). Эта группа, названная нами «Объективная реальность», составляет 61% всех представленных названий.

Особый интерес вызывали те названия групп, которые давали представления о системе мировоззрения субъекта деятельности, позволяли судить о единстве мыслей, чувств, идеалов, убеждений.

Результаты этого эксперимента свидетельствуют об определенных различиях в оценке зрительно воспринимаемых символов. Здесь более важны не количественные, а качественные показатели различий в восприятии между испытуемыми.

Качественный анализ исследований вскрывает тенденцию к различию психологических особенностей народа, имеющего одни корни происхождения, но находящегося и развивавшегося в разных духовных культурах.

Так, испытуемый Николай (39 лет, 14 лет в Германии) выделяет группу «банк» как главную. В эту группу он поместил карточки: «деньги», «сундук», «ключ», «письмо». Причем «письмо» воспринимается как «ценные бумаги». Группу считает важной, так как благосостояние – основа счастливого существования. Особенно контрастно выделяется группа «деньги» на фоне того, что испытуемый является профессиональным музыкантом и не видит себя вне музыки, что подчеркивается группой «духовность» («лира», «книги», «шахматы»). Однако эта группа вытесняется на вторые позиции группой «деньги».

Испытуемая Лена (26 лет, 13 лет в Германии). Главной группой является «цель жизни – деньги и здоровье». В эту группу вошли символы: «сундук», «ключ», «деньги», «молоток», «лекарства». При трактовке их взаимосвязи Лена говорит: «У меня цель – быть счастливой и заработатъ много денег. Деньги достаются нелегко, так как находятся в сундуке и моя задача – получить „ключ“ от него. Если это не получится, я готова разбитъ „сундук“ „молотком“».

Людмила (38 лет, в Германии проживает 16 лет). У нее как главная выделена группа «накопительство», в которую вошли символы «сундук» и «деньги». При описании символов говорит следующее: «Деньги жизненно необходимы, пускай немного, но их должно хватать для нормальной жизни, чтобы можно было себе больше позволить – путешествия, покупки, помощь детям и родителям. Все сегодня упирается в деньги».

Владимир (51 год, в Германии 14 лет). Как главную группу выделяет «деньги, удача». В нее входят карточки «деньги» и «карты». При описании символов трактует «деньги» как высшую материальную фракцию от несуществующей реально, но играющей в судьбе человека первостепенную роль удачи.

Евгений (25 лет, в Германии проживает 12 лет). Испытуемый выделил важную для себя группу «Богатство», в которую включил «сундук», «ключ», «замок», «корону». При описании взаимосвязи символов тестируемый говорит: «В сундук я складываю денежки и запираю на ключ, чтобы никто не достал, – это самое ценное, это мое. Все остальное зависит от денег».

Обсуждение результатов и выводы

Эмпирическое исследование подтвeрдило гипотезу о существованиии различий в сложной иерархической структурe ценностей, в зависимости от механизмов влияния людей друг на друга в условиях различных культур, в зависимости от форм коллективного поведения, закономерностей общения. Ценности имеют различные нюансы толкований, которые отражают вариации личностных смыслов. Так, познание понимается как самопознание, познание окружающего мира, познание смысла бытия, познание как психический процесс и т. д. Деньги понимаются как символ благосостояния, как символ власти и силы, как универсальное мерило всех ценностей (в том числе и духовных) – если ты умный, значит, можешь быть и богатым, деньги можно накапливать, тратить и экономить как энергию.

Результаты выявили тенденции в структуре картины мира личности в условиях различных культур. Tакие ценности, как любовь, красотa, познание, оказались базовыми в жизни людей в России, a материальное благополучие богатство, деньги основополагающими для русских эмигрантов. Конечно, нельзя утверждать, что для наших соотечественников в России, вопрос о материальном благополучии менее важен. Но, как говорится, «дома и стены помогают». И на первый план выступают эмоциональные проблемы, чувственный аспект жизни. Что же происходит у эмигрантов? «Борьба за выживание», адаптация в новой социальной среде изменили иерархию ценностей. Личностные критерии сместились в сторону бизнеса.

Выводы нашего небольшого исследования (см. описание опросов) еще раз подтвердили результаты исследований А.Л. Журавлёва о влиянии кризисных условий на смещение ценностей. «Как более значимые оцениваются именно те условия жизнедеятельности, которые ближе касаются личности, с которыми она реально взаимодействует. Об этом свидетельствует то, что значимость будущего детей (1-й ранг) стоит значительно выше, чем будущего общества (11-й ранг)» (Журавлёв, 2005).

Проведенное пилотажное исследование вскрыло основные проблемы в экспериментальном изучении ценностей в кросскультурном аспекте: многослойность и гибкость ценностно-мотивационной структуры, влияние сознательных и бeccoзнательных компонентов на формирование образа Я, сложность адекватной качественной и количественной обработки полученной в эксперименте информации, а также организационные сложности – создание оптимальных и комфортных условий для подлинного самораскрытия испытуемых в условиях тестирования.

Кросскультурные исследования восприятия в психологии

Поскольку психология как академическая дисциплина была развита в основном в Северной Америке и Западной Европе, некоторые психологи стали беспокоиться из-за того, что конструкции, принятые ими как универсальные, не были столь гибкими и многовариантными, как предполагалось ранее, и не работали в рамках других стран, культур и цивилизаций. Поскольку есть вопросы относительно того, могут ли теории, связанные с основными вопросами психологии (теория аффектов, теория познания, Я-концепция, психопатология, тревожность и депрессия и др.), проявлять себя иначе в рамках других культурных контекстов. Кросскультурная психология пересматривает их с использованием методологий, призванных учитывать культурные различия, чтобы сделать психологические исследования более объективными и универсальными.

Отличия от культурной психологии

Кросскультурная психология отличается от культурной психологии, которая утверждает, что на человеческое поведение сильно влияют культурные различия, а это значит, что психологические явления можно сравнивать только в контексте разных культур и в весьма ограниченной степени. Кросскультурная психология же, напротив, направлена на поиск возможных универсальных тенденций в поведении и психических процессах. Она рассматривается, скорее, как тип методологии исследований, а не полностью отдельная область психологии.

Отличия от международной психологии

Кроме того, кросскультурную психологию можно отличить от международной, которая сосредотачивается вокруг глобальной экспансии психологии как науки, особенно в последние десятилетия. Тем не менее межкультурная психология, культурная и международная объединены общим интересом в расширении этой науки до уровня универсальной дисциплины, способной понимать психологические явления как в отдельно взятых культурах, так и в глобальном контексте.

Первые межкультурные исследования

Первые кросскультурные исследования были проведены антропологами XIX века. К ним относятся такие ученые, как Эдуард Бернетт Тайлор и Льюис Г. Морган. Одним из самых ярких кросскультурных исследований в исторической психологии считается исследование Эдуарда Тайлора, затронувшее центральную статистическую проблему межкультурных исследований — Гальтона. В последние десятилетия историки и особенно историки науки начали изучать механизм и сети, посредством которых знания, идеи, навыки, инструменты и книги перемещались по разным культурам, генерируя новые и свежие концепции, касающиеся порядка вещей в природе. Подобные изыскания украсили золотой фонд примеров кросскультурных исследований.

Изучая межкультурные обмены в Восточном Средиземноморье в 1560-1660-х годах, Авнер Бен-Закен пришел к выводу, что такие обмены происходят в культурном туманном локусе, где края одной культуры пересекаются с другой, создавая «взаимно охваченную зону», в которой обмены происходят мирным путем. Из такой стимулирующей зоны идеи, эстетические каноны, инструменты и практические методы перемещаются в культурные центры, заставляя их обновлять и освежать свои культурные представления.

Кросскультурные исследования восприятия

Некоторые из ранних полевых работ в области антропологии и межкультурной психологии были сосредоточены на восприятии. Многих людей, увлеченных этой темой, очень интересует, кем впервые было проведено кросскультурное этнопсихологическое исследование. Что же, обратимся к истории.

Все началось со знаменитой британской экспедиции на острова Торресского пролива (недалеко от Новой Гвинеи) в 1895 году. Уильям Холс Риверс, британский этнолог и антрополог, решил проверить гипотезу, согласно которой представители разных культур отличаются особенностями зрения и восприятия. Догадки ученого подтвердились. Его работа была далеко не окончательной (хотя последующий труд предполагает, что такие различия в лучшем случае незначительны), но ученый стал тем, кто заложил в академическую науку интерес к межкультурным различиям.

Позже в исследованиях, которые непосредственно связаны с релятивизмом, различные социологи утверждали, что представители культур с разными, довольно пестрыми словарями будут воспринимать цвета по-разному. Это явление получило название «лингвистический релятивизм». В качестве примера мы рассмотрим тщательную серию экспериментов Сегалла, Кэмпбелла и Херсковица (1966). Они изучали предметы из трех европейских и четырнадцати не европейских культур, тестировали три гипотезы о воздействии среды на восприятия различных визуальных явлений. Одна из гипотез заключалась в том, что жизнь в «плотном мире» — общая среда для западных обществ, в которой преобладают прямоугольные формы, прямые линии, квадратные углы — влияет на восприимчивость к иллюзии Мюллера-Лайера и иллюзия параллелограмма Зандера.

В результате этих исследований возникло предположение, что люди, живущие в очень «застроенной» среде, быстро учатся интерпретировать косые и острые углы как смещенные прямые углы, а также воспринимать двумерные рисунки с точки зрения их глубины. Это заставило бы их увидеть две фигуры в иллюзии Мюллера-Лиера как трехмерный объект. Если фигура слева считалась, скажем, краем коробки, это был бы передний край, а фигура справа будет задним краем. Это означало бы, что фигура слева была больше, чем мы ее видим. Аналогичные проблемы возникают с иллюстрацией параллелограмма Сандера.

Какие результаты получались бы у людей, живущих в безбарьерных средах, где прямоугольники и правые углы менее распространены? Например, зулусы живут в круглых хижинах и пашут свои поля в кругах. И они, как предполагалось, оказались менее восприимчивыми к этим иллюзиям, но более восприимчивы к некоторым другим.

Перцептивный релятивизм

Многие ученые утверждают, что то, как мы воспринимаем мир, сильно зависит от наших концепций (или наших слов) и убеждений. Американский философ Чарльз Сандерс Пирс отметил, что восприятие на самом деле является лишь видом интерпретации или формирования вывода о реальности, что нет необходимости выходить за рамки обычных наблюдений за жизнью, чтобы найти множество разных способов интерпретации восприятия.

Рут Бенедикт утверждает, что «никто не видит мир нетронутыми глазами», а Эдвард Сапир убеждает, что «даже сравнительно простые аспекты восприятия в гораздо большей степени зависят от социальных моделей, прививаемых нам с помощью слов, чем мы могли бы предположить». Им вторит Уорф: «Мы анализируем природу по линиям, установленным нашими родными языками… [Все определяют] категории и типы, которые мы выделяем из мира явлений и которые мы не замечаем, потому что они находятся прямо перед нами». Таким образом, восприятие одних и тех же явлений в разных культурах обусловлено прежде всего языковыми и культурными различиями, и любое кросскультурное этнопсихологическое исследование предполагает выявление этих различий.

Изыскания Герта Хофстеде

Голландский психолог Герт Хофстеде произвел революцию в области проведения исследований культурных ценностей для IBM в 1970-х годах. Теория культурных измерений Хофстеда — это не только трамплин для одной из самых активных исследовательских традиций в межкультурной психологии, но и коммерчески успешный продукт, вошедший в учебники по менеджменту и психологии бизнеса. Его первоначальная работа показала, что культуры различаются по четырем измерениям: восприятие власти, избегание неопределенности, мужественность-женственность и индивидуализм-коллективизм. После того как «Китайская культурная связь» расширила свое исследование с использованием местных китайских материалов, он добавил пятое измерение — долгосрочную ориентацию (первоначально называемую конфуцианским динамизмом), которую можно найти во всех культурах, кроме китайской. Это открытие Хофстеде стало, пожалуй, самым известным примером кросскультурного исследования стереотипов. Еще позже после работы с Майклом Миньковым, используя данные Мирового исследования цен, он добавил шестое измерение — снисходительность и сдержанность.

Критика Хофстеде

Несмотря на популярность, работа Хофстеда была поставлена ​​под сомнение некоторыми академическими психологами. К примеру, дискуссия об индивидуализме и коллективизме сама по себе оказалась проблематичной, а индийские психологи Синха и Трипати вовсе утверждают, что сильные индивидуалистические и коллективистские тенденции могут сосуществовать в рамках единой культуры, приводя в пример родную Индию.

Клиническая психология

Среди типов кросскультурных исследований едва ли не сильнее всех выделяется межкультурная клиническая психология. Кросскультурные клинические психологи (например, Джефферсон Фиш) и психологи-консультанты (например, Лоуренс Х. Герштейн, Рой Модлей и Пол Педерсен) применили принципы межкультурной психологии к психотерапии и консультированию. Для тех, кто хочет понять, что собой представляет классическое кросскультурное исследование, статьи этих специалистов станут подлинным откровением.

Кросскультурное консультирование

В книге Уве П. Гилена, Юриса Г. Драгунса и Джефферсона М. Фиша под названием «Принципы мультикультурного консультирования и терапии» содержатся многочисленные главы об учете культурных различий при консультировании. Кроме того, в книге утверждается, что в различных странах в настоящее время уже начинают включать кросскультурные методы в практики консультирования. В число перечисленных стран входят Малайзия, Кувейт, Китай, Израиль, Австралия и Сербия.

Пятифакторная модель личности

Хорошим примером кросскультурного исследования в психологии является попытка применения пятифакторной модели личности к людям разных национальностей. Могут ли общие черты, определенные американскими психологами, распространяться среди людей из разных стран? В связи с этой проблемой межкультурные психологи часто задавались вопросом о том, как сравнивать черты между культурами. Для изучения этого вопроса были проведены лексические исследования, измеряющие личностные факторы с использованием прилагательных-атрибутов с разных языков. Со временем эти исследования пришли к выводу, что факторы экстраверсии, согласия и добросовестности почти всегда появляются одинаково среди всех национальностей, но с невротизмом и открытостью к опыту иногда возникают трудности. Поэтому трудно определить, отсутствуют ли эти черты в определенных культурах или необходимо использовать различные наборы прилагательных для их измерения. Однако многие исследователи считают, что пятифакторная модель личности является универсальной моделью, может использоваться в рамках межкультурных исследований.

Различия в субъективном благополучии

Термин «субъективное благополучие» часто используется во всех психологических исследованиях и состоит из трех основных частей:

  1. Удовлетворенность жизнью (когнитивная оценка общей жизни).
  2. Наличие положительных эмоциональных переживаний.
  3. Отсутствие негативных эмоциональных переживаний.

В разных культурах люди могут иметь полярные представления об «идеальном» уровне субъективного благополучия. Например, согласно некоторым кросскультурным исследованиям, бразильцы на первое место ставят наличие ярких эмоций в жизни в то время, как для китайцев эта потребность оказалась на последнем месте. Следовательно, при сравнении представлений о благополучии в разных культурах важно учесть, как индивидуумы в рамках одной культуры способны оценивать различные аспекты субъективного благополучия.

Уровень удовлетворенности жизнью в различных культурах

Трудно определить универсальный показатель того, насколько субъективное благосостояние людей в разных обществах меняется в течение определенного периода времени. Одна из важных тем заключается в том, что люди из индивидуалистических или коллективистских стран имеют полярные представления о благополучии. Некоторые исследователи отмечали, что представители индивидуалистических культур в среднем гораздо более удовлетворены жизнью, чем представители коллективистских культур. Эти и многие другие различия становятся более понятными благодаря ученым-новаторам, проводящим кросскультурные исследования в психологии.

5.4.1 Кросскультурное исследование

5.4.1 Кросскультурное исследование

Кросскультурное исследование является, по сути, частным случа­ем плана сравнения группы. При этом число сравниваемых групп может колебаться (минимум — 2 группы).

Условно можно выделить 2 основных плана, используемых в кросскультурных исследованиях.

Первый план: сравнение 2 и более естественных или отобранных методом рандо­мизации групп из 2 популяций.

Второй план: сочетание плана сравнения 2 и более групп с лонгитюдом, при ко­тором сопоставляются не только различия в особенностях поведения этих групп, но изучается процесс изменения этих особенностей под влиянием времени либо вре­мени и дополнительных внешних факторов.

Однако содержание кросскультурных исследований настолько своеобразно, что большинство специалистов в области теории психологического метода выделяют их в особый тест.

Главная особенность кросскультурной психологии — предмет, который и опре­деляет специфику метода.

Кросскультурная психология берет свое начало в трудах В. Вундта [Вундт В., 1998] и французских социологов начала XX в.: Г. Лебона [Лебон Г., 1998], А. Фулье [Фулье А., 1998], Г. Тарда [Тард Г., 1998].

Однако эти ученые не проводили эмпирических исследований. Методологом кросскультурной психологии (как и эмпирической психологии) стал Вильгельм Вундт. В 1900-1920 гг. он предпринял издание грандиозной, 10-томной «Психоло­гии народов». Главным проявлением «народного духа» он считал языковую деятель­ность (в отличие от языковой системы — предмета исследования лингвистов). Этот труд наряду с «Основами физиологической психологии» стал основным вкладом В. Вундта в психологию. Работа «Проблемы психологии народов» является сборни­ком статей, представляющих собой краткое изложение исследовательской програм­мы В. Вундта, и служит введением в многотомную «Психологию народов».

Вундт выделял в науке о «национальном духе» по крайней мере 2 дисциплины: «историческую психологию народов» и «психологическую этнологию». Первая яв­ляется объяснительной дисциплиной, вторая — описательной.

Законы «психологии народов» — суть законы развития, а основа ее — 3 области, содержание которых «превышает объем индивидуального сознания: язык, мифы и обычаи». В отличие от французских психологов и австрийских психоаналитиков В. Вундта меньше всего интересовало массовое поведение и проблема «личность и масса», а больше — содержание «национального духа» (Volksgeist), что, впрочем, соответствовало представлению о психологии как «науке о сознании». Он подчер­кивает генетический приоритет «национального духа» перед индивидуальным: «В истории человеческого общества первым звеном бывает не индивидуум, но имен­но сообщество их. Из племени, из круга родни путем постепенной индивидуализа­ции выделяется самостоятельная индивидуальная личность, вопреки гипотезам ра­ционалистического Просвещения, согласно которым индивидуумы отчасти под гне­том нужды, отчасти путем размышления соединились в общество». Скрытая полемика с французскими социальными психологами присутствует и в трактовке роли подражания. В. Вундт на примерах усвоения индивидуумами 2 языков показы­вает, что подражание есть не основной, а лишь сопровождающий фактор при соци­альных взаимодействиях, аналогичной критике он подвергает и «теорию индивиду­ального изобретения». На место этих теорий он ставит процессы «общего творче­ства», «ассимиляции» и «диссимиляции», но до конца не раскрывает их природу.

Основным методом «психологии народов», по В. Вундту, являлось понимание, сравнительная интерпретация элементов культуры.

В современной кросскультурной психологии господствует эмпирический метод.

Предметом кросскультурных исследований являются особенности психики лю­дей с точки зрения их детерминации социокультурными факторами, специфичными для каждой из сравниваемых этнокультурных общностей.

Отсюда вытекает то, что для правильного планирования кросскультурного ис­следования следует, во-первых, как минимум, определиться с тем, какие особенно­сти психики могут быть потенциально подвержены влиянию культурных факторов, а также выявить множество параметров поведения, соответствующих этим особен­ностям. Во-вторых, требуется дать операциональные, а не теоретические определе­ния понятиям «культура» и «культурный фактор», а также описать множество этих факторов, которые предположительно могут повлиять на различия в психических особенностях и поведении людей, принадлежащих к разным культурным общностям.

В-третьих, следует выбрать адекватный метод исследования и адекватную мето­дику для измерения особенностей поведения людей, принадлежащих к разным куль­турам.

В-четвертых, следует определиться с объектом исследования. Нужно выбрать для изучения такие популяции, которые явно представляют собой субъекты разных культур. Кроме того, важнейшее значение имеет отбор или выбор групп из популя­ций, которые были бы репрезентативны с точки зрения принадлежности к сопостав­ляемым культурам.

Рассмотрим более подробно эти вопросы.

Кросскультурная психология начинается там, где кончается психогенетика. Ре­зультатом психологического исследования является определение относительного вклада генотипа и среды в детерминацию индивидуальных различий людей по како­му-либо психологическому свойству.

В состав средовой детерминации входят и культурные факторы. Следовательно, на первый взгляд, гипотеза любого кросскультурного исследования должна касать­ся тех свойств психики, которые в большей мере зависят от среды, чем от наслед­ственности, или же существенно зависят от среды.

Однако нет ни одного индивидуально-психологического параметра, который в той или иной степени не подвергался бы средовым влияниям. Поэтому гипотезы о культурной детерминации психологических свойств охватывают весь их спектр: от психофизиологических параметров до ценностных ориентации личности.

Среди факторов культуры, которые могут потенциально влиять на индивидуаль­но-психологические различия, выделяются универсальные и специфические [Лебе­дева Н. М., 1998].                                                     

Существует множество классификаций, характеризующих психологические осо­бенности культур.

Наиболее популярна классификация X. С. Триандиса [Triandis Н. С., 1994], ко­торый сформулировал понятие «культурный синдром» — определенный набор цен­ностей, установок, верований, норм и моделей поведения, которыми одна культур­ная группа отличается от другой.

Основными измерениями культуры он считает «простоту—сложность», «инди­видуализм—коллективизм», «открытость—закрытость». Ряд исследователей [в ча­стности, Хофстед Дж., 1984] выделяют такие параметры, как: 1) дистанция власти — степень неравномерности распределения власти с точки зрения данного об­щества, 2) избегание неопределенности и 3) маскулинность—фемининность.

Разумеется, эти параметры являются крайне примитивными. Даже «закорене­лый» этнопсихолог никогда не сочтет их достаточными и даже необходимыми для описания той или иной культуры.

Сам термин «культура» — крайне неопределенный. Можно вслед за К. Поппером считать культурой «третий мир», созданную людьми систему «преобразован­ной реальности».

Чаще всего культурные различия сводят к этническим, и под кросскультурным исследованием подразумевают этнопсихологическое исследование. Иногда культу­ры (точнее — группы людей, принадлежащие к разным культурам) различают по другим критериям: 1) место проживания — речь идет о «городской» и «сельской» культуре; 2) религиозная принадлежность — имеют в виду православную, мусуль­манскую, протестантскую и пр. культуры; 3) приобщенность к европейской циви­лизации и т.д.

Гипотезы, которые формируются при проведении кросскультурных исследова­ний, выражают причинно-следственные отношения между культурными факторами и психическими особенностями. Культурные факторы считаются причиной разли­чия психических свойств индивидуумов, принадлежащих к разным культурам.

Существует обоснованное предположение об обратном влиянии психических особенностей индивидуумов на характер культуры народов, к которым эти народы принадлежат.

В частности, такие гипотезы можно выдвинуть в отношении темпераментных, интеллектуальных и ряда других психических особенностей, наследственная детер­минация которых весьма существенна. Кроме того, биофизические факторы также влияют на индивидуально-психологические различия. Однако классические кросс-культурные исследования проводятся в рамках парадигм: «культура—причина, пси­хические особенности — следствие».

Очевидно, что любое кросскультурное исследование строится по неэксперимен­тальному плану, экспериментатор не может управлять культурными факторами. Следовательно, нет никаких методических оснований считать связь «культура — особенности психики» причинно-следственной. Правильнее было бы говорить о кор­реляционной зависимости.

В зависимости от методической направленности и предмета содержания крос-скультурные исследования делятся на несколько типов.

Ф. Ван де Вайвер и К. Леун (1997) предложили классифицировать кросскультур-ные исследования в зависимости от двух оснований: 1) конфирматорное (направ­ленное на подтверждение либо опровержение теории) — эксплораторное (поиско­вое) исследование, 2) наличие или отсутствие контекстных переменных (демогра­фических или психологических).

Обобщающее исследование проводится при наличии возможностей переноса или обобщения результатов, полученных при исследовании одной культурной общ­ности, на другие. Эти исследования опираются на некоторую теорию и не учитыва­ют влияния контекстных переменных, поэтому в строгом значении не могут быть отнесены к кросскультурным. Они проводятся для подтверждения универсальных гипотез, относящихся ко всем представителям вида Homo sapiens и уточняют внеш­нюю валидность.

Исследования, базирующиеся на теории, включают факторы кросскультурного контекста. В них проверяются гипотезы о конкретных связях культурных и психи­ческих переменных. В строгом значении термина «кросскультурное исследование» только их можно считать таковыми. Но чаще встречаются исследования психологи­ческих различий. Обычно применяется стандартная измерительная процедура и определяется существование значимых различий в среднем или стандартном раз­бросе измеряемых психических свойств 2 или более групп, принадлежащих к раз­ным культурам. Культурные факторы при планировании исследований не учитыва­ются, а привлекаются лишь для интерпретации полученных различий.

Последний тип исследований — «специальные исследования внешней валидно­сти» (точнее было бы сказать — экологической) направлены на выявление разли­чий в проявлении психических свойств под влиянием культурных факторов. Иссле­дуется влияние ряда факторов на 1 (реже 2 или 3) психические особенности. Для обработки данных привлекается техника регрессионного анализа. Как правило, у исследователей нет никаких предварительных соображений о том, какие культур­ные переменные и в какой мере влияют на психические особенности.

Главная проблема планирования кросскультурного исследования — конструи­рование или выбор методики для регистрации параметров поведения, валидных по описанию к изучаемым психическим особенностям. Любая психологическая изме­рительная методика является продуктом культуры, чаще всего — западной, и мо­жет иметь адекватное значение только в контексте этой культуры. Первая задача исследователя —добиться высокой (содержательной) валидности методики, иначе испытуемые попросту не будут «включаться» в процесс исследования.

То, что многие авторы считают достижением конструктной (концептуальной) ва­лидности, является не чем иным, как свидетельством того, что обобщенные пред­ставления об исследуемом психическом явлении у лиц, принадлежащих к изучае­мым культурным группам, соответствуют теоретическим представлениям исследо­вателя.

И в «кросскультурном треугольнике» (не путать с Бермудским) необходимо до­биться универсальности поведенческих признаков, измеряемого свойства и их вы­сокой валидности (рис. 5.20).

Хотя многие исследователи считают процедуру нахождения «культурно-поведен­ческих аналогов» основной, я не склонен разделять их позиции. В конце концов фи­зик-теоретик имеет право на свое суждение о причинах падения тел на землю, от­личное от представления, принятого в том или ином племени или социальной груп­пе. Равным образом это касается и психологии как естественной науки. Если же понятие «интеллект» кто-то трактует как социальный интеллект или сводит его к успешности решения учебных задач, а не рассматривает его теоретически как об­щую способность к умственной деятельности, то это его проблема. Другой вопрос, в какой мере на теоретическое представление автора исследования влияет его при­надлежность к определенной культуре? Является ли его взгляд универсальным?

Для того чтобы избежать «культуральной односторонности», предложены два подхода: конвергентный и дивергентный. Конвергентный подход состоит в том, что исследование проводят представители всех культурных групп, которые являются объектом.

Каждый исследователь разрабатывает свой тест, который затем предъявляется каждой группе.

Таким образом, план исследования можно отобразить следующей схемой (для 2 групп):

Группа I              О1 (I)   О2 (II)

Группа II            О3 (I)   О4 (II)

Очевидно, результаты сравнения О1 и О3 а также О2 и О4 будут свидетельство­вать о межгрупповых различиях. Причем сравнение DО13 и DО24 станет индикатором дифференцирующей силы методик О(I)и О(II).

Различия результатов О1  и О2 , а также О3 и О4  будут являться показателями вли­яния методики измерения на проявления поведения в разных группах. Сопоставле­ние DО12 и DО34 дает информацию об эффекте смещения: влияние взаимодействия методики измерения и состава группы.

Дивергентный подход состоит в учете представлений о природе явления, сло­жившихся у исследователей, принадлежащих к разным культурам, при составле­нии одной методики. Этот подход возможен лишь при разработке методики, где раз­нородность заданий не повлияет на ее надежность и валидность (например, при со­ставлении опросников на ценностные ориентации).

В иных случаях этот подход ничем не отличается от конвергентного.

И все же идеалом для большинства западных исследователей является создание универсальных или свободных от культуры методик.

Методика, составленная исследователем, принадлежащим к той же культурной среде, что и тестируемая группа, скорее всего даст иные результаты при ее примене­нии на группе лиц, принадлежащих другой культуре.

В частности, тест на социальный интеллект, разработанный на материале иссле­дований жизни и обычаев одного из кочевых племен Северо-Восточной Африки, бу­дет более успешно решен представителями этого племени, нежели тест, разрабо­танный российским психологом на материале жизни рабочих и инженеров Средне­го Урала.

Эффекты последовательности могут оказать влияние на результаты исследова­ния, проведенного с помощью «конвергентного» плана. Поэтому рекомендуется удвоить число групп и каждую группу тестировать в определенной последователь­ности.

Усовершенствованный план конвергентного кросскультурного исследования для 2 культуральных общностей выглядит следующим образом:

Культура             Группа 1         О1(I)                О2(II)

Группа 2         О3(I)                О4(II)

Культура II         Группа 3         О5(I)                О6(II) 

Группа 4         О7(I)                О8(II)

Но даже этот план недостаточен. Необходимо контролировать влияние иссле­дователя. В большинстве кросскультурных исследований тестирование проводит психолог, принадлежащий к одной из 2 тестируемых культуральных общностей или же к 3-й — чаще всего западноевропейской либо североамериканской. Коммуника­тивные проблемы могут быть основным источником погрешностей. Дело не только в знании испытуемым языка, которым владеет исследователь, или наоборот — зна­ния исследователем языка изучаемой национальной группы. Различия в поведен­ческих стереотипах, установках, способах общения и т.д. могут быть настолько ве­лики, что приведут к нарушению всей процедуры тестирования и полному искаже­нию результатов. Поэтому целесообразно, чтобы кросскультурные исследования проводились представителями обеих тестируемых культурных групп. Разумеется, применение балансировки, учитывающей личность экспериментатора, резко увели­чивает число тестируемых групп. В этом случае следует отказаться от полного пла­на и воспользоваться планом «латинский квадрат».

Наиболее подвержены влиянию культурных факторов результаты вербальных тестов. Требуется оценить адекватность в каждой исследуемой группе изучаемых психологических конструктов, способа предъявления материала и содержания во­просов или утверждений.

Д. Кэмпбелл и О. Вернер [Werner О., Campbell D. Т., 1970] предложили технику двойного перевода методики. Тест переводится с языка оригинала на язык культур­ной группы, а затем другой переводчик независимо переводит этот текст на язык оригинала. Рассогласования используют для устранения недостатков в формулиров­ке утверждений. Второй прием, предложенный теми же авторами, — «децентрация», а именно, исключение из оригинального текста методики понятий и выраже­ний, которые сложны для перевода или специфичны для культуры, к которой при­надлежит автор методики.

Однако до сей поры разработано лишь несколько методик, удовлетворяющих кри­терию культурной универсальности.

Американские этнопсихологи разделяют все методики на «культурно-специфич­ные» и «универсальные».

К числу тестов, «свободных от влияния культуры» (и то — по мнению авторов), принадлежат «прогрессивные матрицы» Дж. Равена, «Культурно-свободный тест» (CFT) Р. Б. Кеттелла, опросники Г. Ю. Айзенка ЕР1 и EPQ, тест МакКрея и Косты «Большая пятерка» (Big Five) и ряд других.

Большинство этнопсихологов считает, что попытки создания методик, свобод­ных от влияния культуры, сродни поискам «вечного двигателя».

Таблица. 5.15

Бланк методики «Культурно-ценностный дифференциал»

Инструкция испытуемому. Как вы считаете, насколько характерны данные качества для вашего народа (для другого народа)? Качества оцениваются по 4-балльной шкале: 1 — данное качество отсутствует, 2 — качество выражено слабо, 3 — качество выражено сред­не, 4 — качество выражено в полной мере.

Взаимовыручка

4321

1234

Разобщенность

Замкнутость

4321

1234

Открытость

Дисциплинированность

4321

1234

Своеволие

Агрессивность

4321

1234

Миролюбие

Верность традициям

4321

1234

Разрушение традиции

Осторожность

4321

1234

Склонность к риску

Уважение власти

4321

1234

Недоверие к власти

Сердечность

4321

1234

Холодность

Подчинение

4321

1234

Самостоятельность

Устремленность в прошлое

4321

1234

Устремленность в будущее

Законопослушность

4321

1234

Анархия

Уступчивость

4321

1234

Соперничество

К числу специализированных методических свойств относится «Атлас аффектив­ных значении», созданный Ч. Осгудом и его сотрудниками в 1975 г. Атлас содержит свыше 620 объективных индикаторов субъективных культур. Он является резуль­татом обобщения кросскультурных исследований психосемантических структур юношей и подростков. Однако даже этот атлас создавался на основе «универсаль­ной» психологической концепции — теории метода «семантического дифференциа­ла» Ч. Э. Осгуда [Osgood С. Е., 1962].

Процесс разработки измерительной методики для кросскультурного исследова­ния можно разделить на 3 этапа: 1) выбор группы «надкультурных» (универсаль­ных) переменных и создание культурно-универсальной методики; 2) выделение культурно-специфических переменных и дополнение методики; 3) корректировка методики путем ее кросскультурной валидизации. Такую кросскультурную валидизацию и модификации прошла методика измерения социальной дистанции Е. С. Богардуса [Bogardus Е. S., 1950].

В России очень мало методик, разработанных специально для кросскультурных исследований. Часто применяются модификации метода «Семантический дифферен­циал» Ч. Э. Осгуда (В. Ф. Петренко), модификации теста личностных конструктов Дж. Келли (Г. У. Солдатова).

К числу оригинальных следует отнести методику «Типы личностной идентично­сти», разработанную Г. У. Солдатовой и С. В. Рыжовой, а также методику — «Культурно-ценностный дифференциал» (Г. У. Солдатова, И. М. Кузнецов и С. В. Рыжо­ва). Рассмотрим последнюю в качестве примера. Цель этой методики — измерение групповых ценностных ориентаций: на группу, на власть, друг на друга и на соци­альные изменения.

Ценностные ориентации сформулированы в рамках психологического универ­сального измерения культуры «индивидуализм—коллективизм».

Шкала «ориентация на группу — ориентация на себя» рассматривается на осно­ве таких параметров, как внутригрупповая поддержка (взаимовыручка — разобщен­ность), подчиненность группе (подчинение — самостоятельность) и традицион­ность (верность традициям — разрушение традиций). Ориентация на изменения рассматривается в диапазоне «открытость к переменам — сопротивление переме­нам» по параметрам: открытости — закрытости культуры (открытость — замкну­тость), ориентации на перспективу (устремленность в будущее — устремленность в прошлое), степени риска (склонность к риску — осторожность). Ориентация друг на друга — в диапазоне «направленность на взаимодействие — отвержение взаи­модействия» по параметрам: толерантности — интолерантности (миролюбие — агрессивность), эмоциональности (сердечность — холодность) и мотивации дости­жения (уступчивость — соперничество). Ориентация на власть — в диапазоне «сильный социальный контроль — слабый социальный контроль» по параметрам: подчинения запретительным и регулирующим стандартам общества (дисциплини­рованность — своеволие, законопослушность — анархия) и значимость авторите­та (уважение к власти — недоверие к власти) (табл. 5.15.).

На основе «сырых» данных вычисляется степень выраженности измеряемого ка­чества и коэффициент совпадения степеней выраженности качеств в разных группах.

Перейдем к решающему моменту любого кросскультурного исследования: выбо­ру популяции, формированию и отбору групп.

Исследователь в первую очередь должен выбрать популяцию, соответствующую гипотезе и плану эмпирического исследования.

Возможны несколько вариантов. Во-первых, исследователь выбирает популя­цию, исходя из практических задач: часто исследования проводятся в рамках, фи­нансируемых государством, научными и общественными фондами, а также частны­ми лицами программ. Иногда исследования проводятся с целью прогнозирования, в частности, конфликтов на межэтнической почве.

Исследователь проводит работу с той популяцией, которая соответствует требо­ваниям заказчика.

Второй вариант: исследователь выбирает популяцию, исходя только из научных предпосылок. Кросскультурные популяции выбираются в соответствии с научной гипотезой, которая основана на психологической теории. Как правило, исследова­тели выбирают популяции, исходя из их положения на континууме свойства, харак­теризующего культуры: это могут быть «открытость—закрытость», «индивидуа­лизм—коллективизм» и пр. Выбор двух популяций позволяет проверить качествен­ную гипотезу о влиянии культуры на поведение, а 3 популяции, расположенные, соответственно, на краях и в центре континуума, позволяют проверить количествен­ную гипотезу. Реже популяции отбираются случайным образом из соображений удобства либо путем рандомизации. Часто приводят пример исследования С. Швар­цем [Schwartz S. Н., 1992] структуры ценностных ориентации у представителей 36 культур. Для этого С. Шварц приглашал исследователей, принадлежащих к раз­личным этносам и желающих с ним сотрудничать, принять участие в эксперименте.

Проведение исследований на естественных группах, которые «попались под руку», в современной методической практике не приветствуется, поскольку науч­ные результаты, полученные таким путем, недостаточно валидны и с трудом подда­ются теоретической интерпретации.

После выбора популяций исследователь, занимающийся межкультурным иссле­дованием, должен сформировать выборку и распределить испытуемых по группам.

В простейшем случае выборка состоит из двух групп испытуемых, принадлежа­щих к разным культурам.

Отбор испытуемых в группы из популяции определяется путем рандомизации либо путем стратометрической рандомизации.

Но проблема в том, каким путем привлечь испытуемых к участию в исследова­нии. Исследователь располагает ограниченным набором способов. Он может вклю­читься в практическую работу, например в деятельность школьной психологической консультации, и обследовать тех детей, которых приводят родители или которые сами обращаются за помощью.

В этом случае психолог может столкнуться с проблемой смещенности обследуе­мых групп. Предположим, ему надо сравнить особенности общения русских и ар­мянских детей. Если он консультирует детей, испытывающих трудности при адап­тации к условиям общения в русскоязычной школе, то можно предположить, что армянские дети будут испытывать большие проблемы в адаптации, но далеко не все­гда их родители будут обращаться к русскому психологу.

Исследователь может привлечь добровольцев (за плату или энтузиастов). Но из­вестно, что группы добровольцев отличаются по своим характеристикам от характе­ристик популяции в целом. К тому же многие добровольцы могут включаться в ис­следование по политическим, идеологическим и другим внешним мотивам.

Также психолог может уговорить людей принять участие в исследовании, но при этом он должен иметь в виду, что на уговоры поддаются люди, которым легче всту­пить в контакт с представителем той культуры, к которой принадлежит исследова­тель. Поэтому выборка «рекрутеров» будет нерепрезентативной по отношению к по­пуляции. Скорее всего, результаты будут смещены в сторону сходства психических характеристик двух культуральных групп. Это произойдет даже в том случае, если исследователь не принадлежит ни к одной из изучаемых культурных групп (хотя в этом случае эффект будет несколько ослаблен). Как правило, на контакт с исследо­вателем-психологом идут люди с высоким уровнем образования и доходов, знающие иностранные языки, открытые и толерантные, склонные к сотрудничеству.

Наконец, исследователь может отобрать испытуемых принудительно, если в этом заинтересованы представители власти. Такие исследования проводятся в ар­мии, в тюрьмах, в закрытых учебных заведениях — там, где поведение людей жест­ко контролируется.

Однако в этом случае исследователь может столкнуться с искажениями резуль­татов, саботажем и нежеланием испытуемых сотрудничать с ним.

Дополнительные способы контроля описаны в пособии, изданном под редакцией Т. В. Корниловой.*

* Корнилова Т. В. Методы исследования в психологии: квазиэксперимент. М.: 1998.

Кросскультурные исследования в психологии приобретают все больший размах и популярность. Интерес к кросскультурным исследованиям в наше время подогре­вается нерешенными политическими, социальными и экономическими проблемами, вспышками межнациональных конфликтов и бытового национализма.

Осознание того, что мы живем в поликультурном мире, что непривычное не обя­зательно плохо, приходит к человечеству с большим опозданием.

Оглавление

Понравилась статья? Поделись ею с друзьями и поддержи автора!

  • Вконтакте
  • Facebook

Хочешь узнавать больше? Получай новые статьи в час публикации

7.Кросскультурные исследования в решении задач возрастной психологии

вид сравнительного исследования, объектом и предметом которого выступает культура. Первыми их стали проводить представители социальной и культурной антропологии. Целью служило выяснение того, как один и тот же культурный артефакт (брачные церемонии, системы родства) функционирует в различных культурах. Они интересовались также тем, почему в одной культуре нечто считается нормой, а в другой — отклонением. Кросс-культурные исследования ведутся в настоящее время широко и пo многим позициям. Прежде всего, это традиционный анализ поведенческих универсалий — невербальное поведение, общие модели поведения в разных сферах человеческой жизни. В этологических работах можно найти убедительные примеры врожденности таких базовых чувств, как привязанность, ненависть, страх. Показано, что отдельные выводы М. Мид не соответствуют истине. Родительская любовь не результат развития культуры, а важнейшая филогенетическая адаптация, играющая первостепенную роль в сохранении нашего вида. Особый интерес представляет анализ поведенческих стратегий в ситуациях, когда факторы среды (социальной и физической) действуют вразрез с адаптациями, закрепившимися в поведении человека на протяжении тысяч лет его эволюции.  Главная особенность кросскультурной психологии — предмет, который и определяет специфику метода. Кросскультурная психология берет свое начало в трудах В. Вундта. Главным проявлением «народного духа» он считал языковую деятельность (в отличие от языковой системы — предмета исследования лингвистов). Основным методом «психологии народов», по В. Вундту, являлось понимание, сравнительная интерпретация элементов культуры. В частности, М. Мид показала, что анимистические представления (одушевление предметов, сил природы) не являются неотъемлемой принадлежностью детского способа восприятия мира (как, например, это было обнаружено ). Выделяются следующие цели кросс-культурной психологии: 1) проверка универсальности (всеобщности) существующих психологических знаний и теорий, предполагающая проверку существующих психологических гипотез и знаний в различных культурных средах, чтобы выяснить их применимость для других культурных групп и границы использования; 2) изучение других культур для открытия психологических феноменов, не представленных в ограниченном опыте собственной культуры ; 3) интеграция достижений, полученных в результате реализации первых двух целей и построение более универсальной психологии, данные которой будут применимы для более широкого спектра культур, и характеризующие человека как отдельный вид. Главная особенность кросскультурной психологии – предмет, который и определяет специфику метода. Однако ученые не проводили эмпирических исследований. Методологом кросскультурной психологии (как и эмпирической психологии) стал Вильгельм Вундт. В 1900-1920 гг. он предпринял издание грандиозной, 10-томной “Психологии народов”. Главным проявлением “народного духа” он считал языковую деятельность (в отличие от языковой системы – предмета исследования лингвистов). Этот труд наряду с “Основами физиологической психологии” стал основным вкладом В. Вундта в психологию. Работа “Проблемы психологии народов” является сборником статей, представляющих собой краткое изложение исследовательской программы В. Вундта, и служит введением в многотомную “Психологию народов”. Вундт выделял в науке о “национальном духе” по крайней мере 2 дисциплины: “историческую психологию народов” и “психологическую этнологию”. Первая является объяснительной дисциплиной, вторая – описательной. В современной кросскультурной психологии господствует эмпирический метод. Предметом кросскультурных исследований являются особенности психики людей с точки зрения их детерминации социокультурными факторами, специфичными для каждой из сравниваемых этнокультурных общностей. Для правильного планирования кросскультурного исследования следует, • во-первых — определиться с тем, какие особенности психики могут быть потенциально подвержены влиянию культурных факторов, а также выявить множество параметров поведения, соответствующих этим особенностям.

Во-вторых, требуется дать операциональные определения понятиям “культура” и “культурный фактор”, а также описать множество этих факторов, которые предположительно могут повлиять на различия в психических особенностях и поведении людей, принадлежащих к разным культурным общностям. • В-третьих, следует выбрать адекватный метод исследования и адекватную методику для измерения особенностей поведения людей, принадлежащих к разным культурам. • В-четвертых, следует определиться с объектом исследования. Нужно выбрать для изучения такие популяции, которые явно представляют собой субъекты разных культур. Кроме того, важнейшее значение имеет отбор или выбор групп из популяций, которые были бы репрезентативны с точки зрения принадлежности к сопоставляемым культурам. Чаще всего культурные различия сводят к этническим, и под кросскультурным исследованием подразумевают этнопсихологическое исследование. Иногда культуры (точнее – группы людей, принадлежащие к разным культурам) различают по другим критериям: 1) место проживания – речь идет о “городской” и “сельской” культуре; 2) религиозная принадлежность – имеют в виду православную, мусульманскую, протестантскую и пр.

Обзор кросс-культурных исследований | Файлы области человеческих отношений

Кросс-культурные исследования чаще всего включают сравнение некоторых культурных черт (или взаимосвязей между чертами) в выборке обществ. Самое главное помнить, что культуры меняются со временем, поэтому большинство межкультурных сравнений должны быть сосредоточены на определенных временных рамках (а иногда и на конкретных местах) для каждой культуры. Выбор фокуса часто зависит от вопроса исследования. Например, если вы хотите узнать о признаках, существовавших до колонизации, вы можете выбрать самые ранние временные рамки.Если вы хотите узнать о реакции на введение денег, возможно, более подходящими будут более поздние временные рамки.

Знакомство с кросс-культурными исследованиями, визуальный онлайн-курс, в котором рассматривается логика кросс-культурных исследований, формулировка исследовательского вопроса, вывод гипотез из теории, разработка показателей, процедуры кодирования, выборка, надежность и использование статистики для анализировать результаты. Основное руководство по кросс-культурным исследованиям HRAF – более текстовое – остается на нашей домашней странице.В нем также содержится обзор кросс-культурных методов, но он явно ориентирован на работу с Этнографической коллекцией HRAF в бумажном виде, в карточках и в Интернете ( eHRAF ​​World Cultures ).

Дизайн исследования должен зависеть от вопроса исследования.

Примеры:

    • Если вы хотите оценить частоту определенного признака, необходима репрезентативная выборка
    • Если ваш исследовательский вопрос касается относительно редкой черты, вам следует увеличить выборку обществ с этой чертой
    • Спросите себя, были ли какие-либо важные переменные закодированы другими исследователями? Эти коды вам нужны?

Выберите образец, соответствующий вашему дизайну.

Что представляет собой образец eHRAF ​​World Cultures в целом?
Поскольку коллекции HRAF содержат некоторые специальные программы, такие как иммигрантские и другие субкультуры в Северной Америке, вся коллекция не должна рассматриваться как хорошая основа выборки для научных исследований. См. маркер ниже для репрезентативных образцов в eHRAF ​​

.

Вы хотите сопоставить мировые культуры eHRAF ​​с другими кросс-культурными образцами?
Если вы хотите выбрать совпадение между eHRAF ​​и какой-либо другой кросс-культурной выборкой, такой как Этнографический атлас (EA) или Стандартная кросс-культурная выборка (SCCS), вам может быть полезно посмотреть на совпадения между HRAF и этими другие образцы.Обновленный список примеров случаев из SCCS, теперь включенных в eHRAF, теперь находится на нашей домашней странице, как и список случаев из Этнографического атласа, который теперь находится в eHRAF. После выполнения поиска в eHRAF ​​World Cultures теперь вы можете сузить выборку до образца SCCS или образца EA и найти соответствующие документы. Чтобы узнать, как это сделать, нажмите здесь для SCCS. Процедура для советника аналогична. Мы планируем добавлять дополнительные случаи SCCS каждый год, пока вся выборка не будет включена в список мировых культур eHRAF. Это должно быть выполнено к 2020 году.В настоящее время мы не планируем включать все случаи EA в eHRAF.

Репрезентативные образцы в рамках eHRAF: PSF и SRS
Перейдите по этой ссылке на соответствующий раздел в Базовом руководстве по межкультурным исследованиям

Образцы в eHRAF ​​Archeology
eHRAF ​​Archeology содержит репрезентативную выборку доисторических традиций мира. Он случайным образом взят из «Очерка археологических традиций», составленного Питером Перегрином. В eHRAF ​​Archeology он помечен как SRS (простая случайная выборка).Его можно использовать для проверки гипотез. Мы также включаем последовательности традиций, ведущие к цивилизациям. Хотя их можно сравнивать, eHRAF ​​Archeology еще не содержит всех известных последовательностей, и выбор не был случайным. Мы основывали обработку последовательностей на основе интереса участников.[/expand]

Кодирование данных в eHRAF ​​и предварительно закодированных данных.

При использовании закодированных данных из другой выборки выберите те же очаги в eHRAF ​​
В отличие от большинства кросс-культурных выборок, Этнографическая коллекция HRAF в целом (включая eHRAF) намеренно пытается включать этнографическую информацию более одного раза и более одно место.Это позволяет изучать изменения с течением времени и региональные различия. Почти все закодированные данные имеют временную и пространственную направленность, дающую «этнографический снимок» социальной и культурной жизни в определенное время и в определенном месте. Если вы используете некоторые данные от других исследователей и кодируете некоторые из них самостоятельно, вы внесете ошибку измерения, если не выберете тот же фокус.

Где я могу найти предварительно закодированные данные?
Большинство кросс-культурных исследователей предоставляют свои коды ученым либо в печатном виде, либо по запросу.Многие разместили свои коды в электронном журнале World Cultures. Мировые культуры в основном включают коды из Стандартной кросс-культурной выборки, но также включают коды из Этнографического атласа, а также из других источников данных. Коды для Этнографического атласа и Стандартной кросс-культурной выборки теперь также можно найти в Интернете на сайте D-PLACE (https://d-place.org/). Помимо закодированных культурных переменных, D-PLACE также содержит лингвистические данные и данные об окружающей среде. HRAF располагает ограниченным набором закодированных данных для файлов образцов вероятностей (свяжитесь с нами по адресу: [email protected]образование).

Рекомендации при использовании предварительно закодированных данных
Чрезвычайно важно прочитать оригинальную статью или книгу, из которой взяты коды. Именно здесь автор объясняет цель кода, инструкции по кодированию и шкалу кодирования. Если вам кажется, что вы хотите использовать код, также важно попытаться закодировать хотя бы часть обществ самостоятельно. Если вы сможете следовать инструкциям и принимать те же решения, это придаст вам больше уверенности.Однако это также может указывать на то, что он недостаточно близок к тому, что вы действительно хотите измерить. Если это так, вы можете разработать свой собственный код.

Разработка мер для самостоятельного кодирования
См. соответствующий раздел в Базовом руководстве по мерам.

Ссылки

Эмбер, CR (2007). Использование коллекции HRAF по этнографии в сочетании со стандартной кросс-культурной выборкой и этнографическим атласом. Межкультурные исследования , 41 (4), 396-427.

Межкультурные исследования: определение, типы и примеры

Люди разного происхождения имеют разные системы убеждений и модели поведения, в основном связанные с культурными различиями. Кросс-культурная психология, изучение взаимодействия между различными человеческими культурами, идеологиями и моделями поведения, возникла в результате этих культурных различий.

Чтобы лучше изучить эту область психологии, мы рассмотрим определение кросс-культурных исследований, методологии кросс-культурных исследований, их примеры, сильные и слабые стороны.

Кросс-культурная психология, также известная как кросс-культурные исследования , изучает влияние культурных факторов на поведение. Изучение поведения в разных культурах помогает исследователям понять, какое из них является врожденным, а какое приобретенным. Кросс-культурные исследования могут помочь исследователям избежать культурных предубеждений в психологии.

Полезно помнить, что такое культурная предвзятость.

Культурное предубеждение s применяет исследования, выводы или теории из одной культуры в другую.Западные психологи и ученые добились многочисленных результатов психологических исследований, которые не могут быть универсально применимы к другим культурам.

Таким образом, исследователи используют кросс-культурные исследования , чтобы узнать больше об общем человеческом поведении и о том, как оно может различаться в разных культурах.

Кросс-культурные исследования, Flaticon

Культурные различия могут вызвать проблемы в исследованиях и поиске решений глобальных проблем, поскольку результаты исследования в Америке могут быть неприменимы к населению Японии.

Диагностические критерии психических заболеваний варьируются от страны к стране и от культуры к культуре; то, что в одной культуре считается болезнью, в другой культуре может и не признаваться. По этой причине может быть трудно найти данные и сделать обобщение о распространенности психических заболеваний во всем мире. В этом случае для решения этой проблемы было бы полезно кросс-культурное исследование.

Как кросс-культурные исследования могут избежать предвзятости?

  • Он позволяет избежать предположений о том, что одна страна или культура является «нормой» или «стандартом», что называется этноцентризмом .
  • Он учитывает различия и сложность культурных норм, ценностей, обычаев и социализации, которые могут влиять на результаты исследований, культурные вариации . Например, андроцентризм означает, что поведение и социальные правила (связанные с эмпатией) смещены в сторону мужского мировоззрения, что часто является проблемой в психологических исследованиях.
  • Исследователи могут избежать предположений, предубеждений и бессознательных или неявных предубеждений, исследуя каждую культуру с точки зрения «инсайдера» (используя подход emic ).
  • Исследователи могут понять, что означает концепция, термин или поведение в каждой культуре, потому что они не везде одинаковы; мы называем это культурным релятивизмом . Например, то, что считается «приемлемым» методом скорби, выглядит по-разному в каждой культуре?

Методологии кросс-культурных исследований

При использовании методологий кросс-культурных исследований исследователи должны следить за тем, чтобы исследование не было предвзятым. Ниже приведены некоторые методологические соображения, относящиеся к проведению кросс-культурных исследований во избежание предвзятости.Если какое-либо из этих соображений применимо к кросс-культурному исследованию, это может повлиять на достоверность и надежность результатов.

Чтобы проиллюстрировать следующие соображения, предположим, что мы изучаем, как американская и японская культуры воспринимают власть .

Концептуальная предвзятость

Концептуальная предвзятость относится к тому, насколько сравниваемые теория, гипотеза или концепция схожи в разных культурах.

Имеет ли он одинаковое значение или актуальность во всех изучаемых культурах?

Если вы попросите американца подумать об «авторитете», он может подумать о правительстве или судебных органах, таких как полиция и судьи.Однако, когда вы просите японца подумать об «авторитете», он может также подумать о членах семьи, занимающих авторитетное положение, например, о родителях или старших родственниках.

Исследователи должны уточнить, что они хотят исследовать. Измеряют ли они восприятие авторитета в семье или по отношению к авторитетным фигурам?

Систематическая ошибка выборки

Систематическая ошибка выборки относится к характеру образцов и их репрезентативности сравниваемых культур.

Образцы всех культур эквивалентны друг другу? Правильно ли исследователи отбирают подходящих участников для исследования?

Если исследователи изучат 100 американцев, они «представят» американское восприятие власти.Чтобы получить эквивалентное представление о восприятии власти японцами, в идеале они должны также изучить 100 японцев. Было бы бессмысленно выбирать 100 американцев для изучения японской культуры.

Выборка выборки, Flaticon

Лингвистическая погрешность

Лингвистическая погрешность относится к эквивалентности языка, используемого в механике исследования, такого как язык инструкций и анкет, и влияет на понимание участниками вопроса.

Все ли переводы имеют одинаковое значение?

Если мы переведем набор английских инструкций на японский язык для японских участников, мы должны будем перевести японские инструкции обратно на исходный английский язык. Если обе английские версии идентичны, существует лингвистическая эквивалентность.

Большое межкультурное исследование может включать несколько языков. Исследователи должны убедиться в отсутствии языковых предубеждений и в том, что все механизмы в исследовании имеют одинаковое значение независимо от языка.

Систематическая ошибка измерения

Систематическая ошибка измерения относится к тому, насколько методы сбора данных одинаковы в разных культурах.

Исследователи во всех вовлеченных культурах измеряют данные одинаково?

Если в американском исследовании используется метод сбора данных неструктурированных интервью, они, вероятно, измеряют восприятие авторитета с использованием качественных данных. Если в японском исследовании используется опрос, они могут измерять восприятие власти с помощью количественных данных.

Исследователи должны попытаться использовать один и тот же метод сбора данных, чтобы данные измерялись одинаково в разных культурах.

Предвзятость интерпретации

Предвзятость интерпретации относится к применению результатов к рассматриваемой культуре.

Были ли результаты и выводы применены надлежащим образом и беспристрастно? Оправдывают ли данные сходства и различия между культурами?

Если результаты показывают незначительные различия между восприятием власти в США и Японии, выводы должны подтвердить это.

Пример кросс-культурного исследования

Теперь мы рассмотрим пример кросс-культурного исследования, а именно изучение культурных различий в привязанности. Van Ijzendoorn and Kroonenberg (1988) провели это исследование.

Исследователи Ван Эйзендорн и Круненберг провели метаанализ процедуры в странной ситуации Мэри Эйнсворт и сравнили стили привязанности в разных культурах. Первоначально Эйнсворт провела процедуру странной ситуации в Соединенных Штатах.В результате данное исследование можно охарактеризовать как этноцентрическое.

Мета-анализ — это статистический метод, при котором не проводится никаких новых исследований, а для выводов используются выводы и результаты предыдущих исследований.

Исследователи собрали данные о повторениях процедуры странной ситуации, проведенной в других странах. Однако метаанализ был направлен на то, чтобы определить, одинаковы ли стили привязанности в разных культурах или они различаются в зависимости от культуры. Таким образом, исследование Ван Айзендорна и Круненберга является прекрасным примером кросс-культурного исследования.

Вот лишь несколько результатов, которые они обнаружили:

  • Надежная привязанность была наиболее распространенным стилем привязанности в разных культурах.
  • Великобритания имела самый высокий процент этого стиля.

Статистика исследований кросс-культурного метаанализа, Flaticon

Сильные и слабые стороны кросс-культурных исследований

Рассмотрим некоторые сильные и слабые стороны кросс-культурных исследований в психологии.

Сильные стороны кросс-культурных исследований

  • Как упоминалось ранее, кросс-культурные исследования помогают исследователям оценить, какое поведение является универсальным, а какое нет.
  • Он может указать, где культура может играть значительную роль в поведении или восприятии.
  • Может выявить различия и сходства в социализации и развитии.
  • Может уменьшить этноцентризм и способствовать культурному релятивизму.
  • Результаты легче обобщить на популяцию в целом.
  • Кросс-культурные исследования могут иметь высокую достоверность и надежность.

Проблемы с кросс-культурным исследованием

  • Проведение кросс-культурного исследования может быть дорогостоящим и трудоемким.
  • Исследователи могут по-прежнему быть субъективными при проведении или интерпретации исследований и могут неправильно интерпретировать культурные различия.
  • Возможны проблемы с языковым барьером, особенно если исследование крупномасштабное.
  • Кросс-культурные исследования могут не точно отражать каждую культуру, так как внутрикультурные различия, скорее всего, не учитываются. Внутрикультурные различия относятся к различиям в каждой культуре, таким как субкультуры, которые могут привести к предвзятости в субкультурах.

    Например, в исследовании Ван Айзендорна и Круненберга исследователи обнаружили больше различий внутри каждой культуры (внутрикультурные), чем различий между культурами (межкультурных).


Кросс-культурные исследования – основные выводы

  • Кросс-культурные исследования изучают влияние культурных факторов на поведение. Изучение поведения в разных культурах помогает исследователям понять, какое из них является врожденным, а какое приобретенным.
  • Кросс-культурные исследования могут помочь исследователям избежать культурных предубеждений в психологии.Культурная предвзятость возникает, когда исследования, выводы или теории одной культуры применяются к другой.
  • Кросс-культурные исследования позволяют избежать предвзятости за счет уменьшения этноцентризма и учета культурного релятивизма и культурных различий.
  • Методы кросс-культурных исследований — это соображения, которые исследователи могут использовать, чтобы избежать предвзятости. Это концептуальные, выборочные, лингвистические, измерительные и интерпретационные предубеждения.
  • Метаанализ Van Ijzendoorn and Kroonenberg (1988) является примером межкультурного исследования.
  • У межкультурных исследований есть несколько сильных и слабых сторон.

Кросс-культурные исследования должны отдавать приоритет равноправному сотрудничеству

Более того, обход исследователей СНСД и национальной исследовательской инфраструктуры при производстве кросс-культурных социальных наук учеными с высоким уровнем дохода является просто «способом ведения бизнеса», устаревшей нормой руководствуются личными интересами и подлежат пересмотру. Исследовательские центры в странах с высоким уровнем дохода опираются на глубокую историю колониальных взаимодействий с институтами, исследователями и исследовательскими сообществами СНСД, которые выборочно поддерживают карьеру и приоритеты первых по сравнению со вторыми 5 .Следовательно, изменение статус-кво сопряжено с предполагаемыми жертвами для программы, основанной на HIC, продуктивности исследователей и карьерного роста. Это видно на всех уровнях.

По нашему опыту, аспирантам HIC, изучающим антропологию и кросс-культурную психологию, обычно рекомендуется устанавливать собственные связи с исследовательскими сообществами, и им редко рекомендуется обращаться в местные исследовательские центры за помощью и сотрудничеством. На собеседованиях кандидаты рекламируют привилегированный доступ к «своим» полевым объектам в качестве активов, которые будут добавлены в портфолио учреждений HIC.Приветствуется единоличное и ограниченное авторство. Предварительно работающим преподавателям не рекомендуется добавлять авторов в свои публикации, чтобы не преуменьшать их собственный предполагаемый вклад. Навигация по совместным партнерствам требует времени и усилий, но комитеты по продвижению требуют доказательств почти постоянной производительности. Основные исследователи не хотят направлять ограниченное финансирование исследований через исследовательские центры СНСД, если этого можно избежать. Финансирующие агентства обычно определяют «более широкое воздействие» только с точки зрения внутренних интересов, не вознаграждая проекты, которые повышают исследовательский потенциал в СНСД.Учреждения HIC, принимающие гранты, требуют высоких накладных расходов и часто ограничивают возможности оплаты накладных расходов зарубежным учреждениям. В некоторых контекстах исследователи HIC вообще игнорируют национальные советы по этике. В других случаях опасения местных исследователей по поводу недовольства «усталых от исследований» исследовательских сообществ игнорируются перед лицом требований HIC к быстрому и недорогому производству данных 11 . Наконец, даже начинающие исследователи HIC с благими намерениями могут колебаться в отношении принятия более справедливых методов, опасаясь «раскачать лодку» в полевых проектах, где руководящие должности занимают влиятельные старшие коллеги.

На каждом из этих уровней теперь мы должны требовать друг от друга ответственности за изменения. Устранение структурных барьеров в университетах, органах, финансирующих гранты, журналах и академических обществах представляет собой фундаментальную проблему. Учреждения HIC не всегда ценят наращивание потенциала, наставничество или время, затрачиваемое на установление партнерских отношений в процедурах оценки и продвижения по службе. Все чаще некоторые спонсоры приветствуют или даже требуют, чтобы сбор данных в СНСД сопровождался финансовой поддержкой институтов СНСД (например, Wellcome Trust и Global Challenges Research Fund в Соединенном Королевстве), но это остается более типичным для глобального здравоохранения. чем антропология или психология.Помимо финансовой поддержки, лидерство должно быть делегировано, чтобы признать полномочия и юрисдикцию учреждений СНСД. Это должно включать поиск и поддержку комиссий по этике LMIC, редакторов и рецензентов грантов, а также определение приоритетов национального законодательства и систем финансового учета. Важно отметить, что хотя институциональные барьеры могут медленно разрушаться, мы, как отдельные ученые, работающие как в СВД, так и в СНСД, должны признавать и использовать немедленные возможности для содействия наращиванию академического потенциала и поощрения равноправного сотрудничества (таблица 1).Индивидуальные действия являются фундаментальным и необходимым шагом в продвижении институциональных преобразований.

Таблица 1. Практические рекомендации по развитию равноправного сотрудничества в кросс-культурных социальных науках

Эти вопросы особенно актуальны в свете недавнего пробуждения среди социологов ценности кросс-культурных данных 9 . По мере того, как исследователи HIC расширяют выборку «разнообразных» групп населения (особенно среди цветных 12 ), настало время с таким же энтузиазмом отказаться от добывающих методов.Критически важным здесь является осознание того, что значимые изменения не могут быть достигнуты просто за счет принятия нынешних стандартов этических наблюдательных советов, которые часто сосредоточены исключительно на минимизации рисков для изучающих сообществ и исследователей, игнорируя при этом коммодификацию полевых исследований и справедливую долю их вознаграждений. . Недостаточна и экономическая компенсация участников локализованного исследования. Оплата времени, затраченного человеком на проведение опроса, оплата школьных учебников или медицинского обслуживания или предложение помощи в трудные времена — все это важные и полезные виды деятельности, характерные для многих долгосрочных полевых программ под руководством HIC.Методы совместных исследований также могут обеспечить вовлечение сообщества и эффективное распространение результатов исследований в местном масштабе 9 . Но давайте четко заявим, что такая деятельность редко создает национальный академический потенциал и исследовательскую инфраструктуру, которые слишком часто остаются зависимыми от внешнего опыта с ограниченными возможностями для независимого роста.

Центр межкультурных исследований


О Центре

Центр межкультурных исследований, входящий в состав факультета психологии Университета Западного Вашингтона, был основан в 1969 году Робертом Мидом (директор) и Уолтером Дж.Лоннер. Центр был основан в ответ на евро-американские предубеждения в психологической теории, исследованиях и практических приложениях, которые были распространены в то время. Миссия Центра состоит в том, чтобы способствовать научному изучению и просвещению о культурных влияниях на психологическое функционирование человека.

Центр был связан с развитием двух важных институтов, участвующих в развитии кросс-культурной психологии: Журнал кросс-культурной психологии и Международная ассоциация кросс-культурной психологии . Journal of Cross-Cultural Psychology (JCCP) является наиболее заметным и постоянным вкладом Департамента психологии и Центра в психологию в международном масштабе. JCCP был открыт в 1970 году, через год после создания Центра, и стал членом Международной ассоциации кросс-культурной психологии (IACCP) в 1972 году. Прежде всего, благодаря историческим связям CCCR с JCCP, он был тесно связан с организацией IACCP. около 700 психологов примерно из 75 стран.В 1998 году CCCR провела 14-й Международный конгресс IACCP, который также стал конференцией, приуроченной к Серебряному юбилею ассоциации. Отдельную информацию о IACCP, в том числе о ее публикациях и о том, как присоединиться по обычной или студенческой цене, можно найти на веб-сайте IACCP. С 2004 года по контракту JCCP издается Sage Publications для Международной ассоциации кросс-культурной психологии в сотрудничестве с Центром кросс-культурных исследований факультета психологии Университета Западного Вашингтона.Подписка на журнал кросс-культурной психологии и сопутствующая информация

С 1969 года произошло много важных событий, касающихся влияния культуры на все аспекты психологического функционирования. Благодаря коллективной деятельности своих сотрудников Центр внес существенный вклад в этот рост. Для факультета психологии необычно иметь так много преподавателей, интересующихся широкой областью влияния культуры на поведение; этот интерес, безусловно, указывает на растущее значение, которое психологи придают культуре и этнической принадлежности в своих размышлениях и исследованиях.

 

Кросс-культурные исследования – психология

Возможно, вы уже рассматривали кросс-культурные исследования на другом этапе своего курса. Однако в Paper 2 Clinical важно, чтобы вы могли продемонстрировать, почему клинические исследователи могут выбрать кросс-культурный дизайн и как это может помочь им в изучении определенной темы. Прежде чем перейти к этому, вам нужно напомнить себе о ключевых особенностях кросс-культурных исследований:

ccstudies-clinical 2018

Итак, давайте подумаем о кросс-культурных исследованиях в клинической психологии:

Лурманн и др. (2015)

В этом исследовании рассматривается опыт прослушивания голосов в трех разных культурах и используется опрос для сбора качественных данных: http://luhrmann.net/wp-content/uploads/2012/02/bjp-hearing-voices.pdf

Различия в опыте людей показывают, что культура влияет на то, как интерпретируется восприятие голоса, и имеет интересные последствия для биологического объяснения шизофрении.

Убедитесь, что вы можете описать, применить и оценить использование кросс-культурных исследований. PowerPoint дает много полезной информации о том, почему они используются в психологии.

Полезные термины:

  • Кросс-культурная против культурной психологии
  • Этнография или этнографический подход
  • Эмик и Этик
  • Альфа- и Бета-смещение
  • Этноцентризм
  • Европоцентризм
  • Афроцентризм

Дополнительная литература

Психологические исследования не всегда универсальны; исследования должны включать больше межкультурного сотрудничества, говорит исследователь: https://www.sciencedaily.com/releases/2010/05/100507142149.htm

Вы должны найти время, чтобы посмотреть этот УДИВИТЕЛЬНЫЙ документальный фильм о межкультурных исследованиях Маргарет Мид и о том, как ее работа была разгромлена Дереком Фридманом; это потрясающий документальный фильм, который поднимает бесчисленное количество полезных вопросов для вас, захватывающий просмотр. Он состоит из 6 частей, это 1 из 6, и вы можете легко перейти по ссылкам на YouTube, чтобы посмотреть остальные.

ютуб https://www.youtube.com/watch?v=cOa3ftAKnzo&w=560&h=315

Борьба с европоцентризмом и навязанной этикой в ​​кросс-культурных исследованиях

У психологов есть моральное обязательство бороться с культурными предубеждениями ( Howitt and Owusu-Bempah, (1994) .

Этого можно добиться различными способами:

  • Культурный релятивизм; признавая, что не существует универсальных стандартов, все виды поведения соотносятся с культурным контекстом, в котором они возникают.
  • Отказ от этического подхода: неизбежно предвзятый; провести все исследования с использованием эмического подхода, начать с наблюдения Pp, получить качественные данные, использовать местные источники и исследователей (заимствовать методологию из этнографического подхода в антропологии)
  • Тщательная операционализация культуры и дальнейшее исследование субкультур: операционализация культуры как страны может привести к ошибочным выводам, поскольку результаты могут относиться только к одной субкультуре, и этот подход игнорирует тот факт, что в рамках любой культуры будет существовать разнообразие и индивидуальные различия.
    • Один учебник по психологии граничит с расизмом, когда он использует термин «африканские племена» в совокупности, не указывая, какие племена, тем самым подразумевая, что они «все одинаковые». Ховитт и Овусу-Бемпах (1990)
  • Сообщение об индивидуальных различиях внутри культур, а также об основных эффектах между культурами.
  • Психология коренных народов:
    • Многие другие страны в настоящее время активно проводят психологические исследования в своих странах
    • Со временем обеспечит больший культурный баланс
    • может дать более глубокое понимание эмических подходов, которые можно использовать при проведении зарубежных расследований
    • Yamagishi (2002) отмечает, что сейчас в Азии больше социальных психологов, чем в Европе.

Заключение

  • Психологические знания и понимание пронизывают повседневную жизнь каждого через средства массовой информации, формируя отношение во всем мире к другим культурам и к самим себе
  • Непропорциональное количество американских и европейских психологов за первые 100 лет существования психологии означает, что это знание и понимание являются европоцентричными.
  • Тенденция считать, что европейская, белая культура является нормой, а все остальное затем сравнивается с этим
  • «Культуры, которые не соответствуют этому произвольному европоцентристскому стандарту, часто описываются как «примитивные», «недоразвитые» или в лучшем случае развивающиеся.Религия, мораль, дух сообщества и т. д. игнорируются в этой расистской идеологической таблице». Овусу-Бемпах и Ховитт (1994)
  • Афроцентризм Движение бросает вызов европоцентристской позиции в попытке восстановить баланс и выявить культурные предубеждения в большинстве существующих психологических исследований и теорий, подчеркивая, что большая часть психологии мало что делает для объяснения опыта чернокожих африканцев.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Методы и анализ данных кросс-культурных исследований 2-е издание | Культурная психология

В этой книге представлен современный обзор методологических и информационно-аналитических вопросов кросс-культурных исследований. Написанный ведущими экспертами в этой области, он представляет наиболее важные инструменты для проведения кросс-культурных исследований и описывает соображения, методы и аналитические приемы, которые могут повысить экологическую достоверность и помочь исследователям избежать ловушек в кросс-культурной психологии.Сосредоточив внимание на важных вопросах исследования, которые можно решить с помощью конкретных методов, он дает практическое руководство о том, как преобразовать концептуальные вопросы в решения по дизайну исследования и статистическим методам. Это краткое и доступное руководство, включающее примеры из когнитивной и образовательной оценки, личности, здоровья, межкультурной коммуникации и управления, а также иллюстрирующие ключевые методы в тематических блоках, является важным чтением для исследователей, аспирантов и специалистов, которые работают со сравнительными данными культур.

‘Это превосходная книга, написанная двумя ведущими авторитетами в этой области. Он охватывает ключевые вопросы измерения в кросс-культурной психологии и предоставляет простые в использовании процедуры и рекомендации по оценке последствий предвзятости. Очень приятно видеть это новое издание в печати». Дэвид Бартрам, профессор психологии Халлского университета, Великобритания, и директор по международным исследованиям SHL Group PLC

«С обновленной терминологией и пересмотренными методологическими подходами по сравнению с первым изданием это второе издание является золотой жилой информации для кросс-культурных исследователей, включая многоуровневый анализ, частичная и приблизительная инвариантность, а также введение выравнивания и моделирования байесовских структурных уравнений.’ Барбара Бирн, почетный профессор психологии, Университет Оттавы, Канада

«После знаменательного первого издания, второе издание этой книги расширяет наследие Ван де Вийвера и Люнга в области методологии кросс-культурных исследований с помощью обновленных подходов и новых инструментов, включая emic. и этические точки зрения, подходы смешанных методов, эквивалентность, предотвращение предвзятости, повышение достоверности и многоуровневый анализ. Эта книга — незаменимый помощник для исследователей, занимающихся сравнительным анализом культур». Фанни М.Чунг, почетный профессор психологии и бывший проректор Китайского университета Гонконга

«Это столь необходимое и ожидаемое второе издание учебника по классическим методам исследования, который послужил золотым стандартом для исследователей, проводящих кросскультурное исследование. В пересмотренном издании рассматриваются новые методы и обновленные исследовательские рамки, чтобы помочь исследователям улучшить качество и достоверность межкультурных сравнений». Рональд Фишер, профессор психологии, Университет Виктории в Веллингтоне, Новая Зеландия

«Это современный ресурс по кросс-культурному дизайну, который может быть вводным учебником или справочником для тех, кто беспокоится о дизайне поздно ночью.Он касается как дизайна, так и статистических вопросов, а также таких тем, как достоверность, различные систематические ошибки и проблемы с выборкой». Курт Ф. Гайзингер, заслуженный профессор университета В. К. Мейерхенри и директор Центра тестирования Buros, Университет Небраски в Линкольне, США

«Эта книга обязательна к прочтению всем, кто проводит межкультурные сравнения в любой научной области. Написанная ведущими авторитетами в этой области, она представляет собой демонстрацию методологических вопросов, возникающих при проведении кросс-культурных исследований.Браво авторам за предоставление золотого стандарта качества в этой области!» Мишель Гельфанд, заслуженный профессор психологии культуры, Университет Мэриленда, США

«Эта книга представляет собой чрезвычайно полезное и методологически обоснованное руководство для проведения кросс-культурных исследований. Читатели найдут удобочитаемую, краткую, хорошо организованную и тщательно аргументированную презентацию современного мышления о том, как планировать, проводить и понимать результаты кросс-культурных исследований.Это замечательный вклад». Gerard Saucier, профессор психологии, Орегонский университет, США

Центр межкультурных исследований | Cal State LA

О нас…

Основанный зимой 1994 года доктором Эриком Кохатсу , Центр межкультурных исследований широко занимается вопросами расовой идентичности, расизма, предрассудков и стереотипов, психического здоровья меньшинств. и психологические проблемы американцев азиатского и латиноамериканского происхождения. Доктор Кохатсу последовательно проводил исследования по вопросам расовой идентичности, расовых предрассудков и стереотипов, а также психологического воздействия расизма.В исследованиях, проводимых в Центре, использовались как количественные, так и качественные методы. Вторая основная цель Центра межкультурных исследований — предоставить студентам из числа меньшинств возможность получить необходимое наставничество и поддержку, чтобы максимально раскрыть их потенциал как будущих профессиональных психологов и как людей, приверженных вопросам социальных изменений / социальной справедливости.

На снимке выше, второй справа, доктор Кохатсу с несколькими студентами своей лаборатории на съезде АПА 2009 года.

 

Исследовательские проекты

Недавние проекты включают изучение антиазиатских предубеждений и негативного личного опыта общения с азиатами среди цветных людей с использованием моделей расовой идентичности и дальтонизма в качестве всеобъемлющей основы. В этой недавней серии эмпирических исследований использовались две различные модели антиазиатских предубеждений. Другие проекты включали в себя изучение того, как расовая идентичность связана с дальтонизмом к расовым отношениям среди расовых групп, таких как латиноамериканцы, азиаты и чернокожие, и использование расовой идентичности для объяснения поведенческих, установочных и аффективных компонентов межрасовых контактов с азиатами среди различных социально-расовых групп. группы.

 

Резюме и будущие направления

В свете неизменно высоких стандартов, поддерживаемых при обучении студентов, и активной исследовательской программы ожидается, что Центр кросс-культурных исследований будет продолжать процветать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.