Краткосрочная память также известна как: Что такое кратковременная память | Образование и учеба

Что такое кратковременная память | Образование и учеба

У людей есть два типа памяти: кратковременная память с коротким периодом воспроизведения (затем она удаляется) и долговременная память, в которой хранятся воспоминания, чтобы к ним можно было получить доступ при необходимости. В этой статье мы сосредоточимся на кратковременной памяти, поскольку ее понимание важно для понимания человеческой памяти.

Кратковременная память, также известная как первичная или активная память, — это информация, о которой мы в настоящее время знаем или о которой думаем. Информация, содержащаяся в кратковременной памяти, исходит от внимания к сенсорным воспоминаниям. Кратковременная память коротка, длится всего несколько секунд, а также имеет ограниченную емкость (она не может удерживать более 7 элементов).

Как долго длится кратковременная память?

Большая часть информации, хранящейся в кратковременной памяти, будет храниться приблизительно 20-30 секунд, но это может занять всего несколько секунд, если информация не хранится активно. Некоторая информация может храниться в кратковременной памяти до минуты, но большая часть информации спонтанно затухает довольно быстро.

Например, представьте, что вы хотите запомнить номер телефона, и человек, который его называет, произносит его, а вы быстро делаете заметку в уме. Спустя несколько мгновений вы понимаете, что уже забыли номер. Без репетиции или продолжения повторения числа до тех пор, пока память не будет зафиксирована, информация из кратковременной памяти быстро теряется.

Вы можете несколько увеличить продолжительность кратковременных воспоминаний, используя стратегии репетиции, такие как произнесение информации вслух или повторение ее мысленно. Однако информация в кратковременной памяти также очень восприимчива к помехам. Любая новая информация, попадающая в кратковременную память, быстро вытеснит любую предыдущую информацию.

. Только при активной работе с информацией можно было сохранить ее в долговременной памяти.

Кратковременная память и другие важные воспоминания

Различие между кратковременной памятью и рабочей памятью

Кратковременная память часто используется взаимозаменяемо с рабочей памятью, но они должны использоваться отдельно. Под рабочей памятью понимаются процессы, используемые для временного хранения, организации и обработки информации. С другой стороны, кратковременная память относится только к временному хранению информации в памяти.

Отличить краткосрочную память от долговременной

Каждое из воспоминаний можно отличить по объему и продолжительности хранения. В то время как долговременная память имеет неограниченный объем, краткосрочная память относительно коротка и ограничена. Фрагментация

информация в небольших группах помогает запомнить больше предметов за короткий период.

С точки зрения обработки информации память предполагает, что человеческая память функционирует как компьютер. В этой модели информация сначала вводится в кратковременную память (временное хранилище для последних вещей), а затем часть этой информации переносится в долговременную память (относительно постоянное хранилище), подобно тому, как информация в компьютере сохраняется в жесткий диск или удален.

Как краткосрочные воспоминания могут стать долгосрочными?

Поскольку кратковременная память ограничена как по емкости, так и по продолжительности, сохранение памяти требует передачи информации из кратковременной памяти в долговременную. Как именно это происходит? Есть несколько различных способов передачи информации с помощью долговременной памяти.

Фрагментация — это метод запоминания, который может облегчить передачу информации в долговременную память. Этот подход предполагает разделение информации на более мелкие сегменты. Например, если вы пытаетесь запомнить последовательность чисел, вы должны разделить их на три или четыре блока элементов.

Эссе также может помочь информации закрепиться в долговременной памяти. Такой подход можно использовать при изучении материалов к экзамену. Вместо того, чтобы просто проверять информацию один или два раза

, вы можете просматривать свои заметки снова и снова, пока критическая информация не будет подтверждена в памяти.


Кратковременная память: функции, средний объем и виды

Если вы когда-либо готовились к экзамену за одну-две ночи, то знаете, как много информации может вместить человеческий мозг, и как быстро забывается запомненное впоследствии. Так работает один из видов нашей памяти — кратковременная память.

Кратковременная память — это промежуточное “хранилище” данных, в котором поступающая в мозг информация находится до того как перейдет на долговременное хранение, либо забудется окончательно.

Кратковременная память. Принцип работы

Как понятно из названия, здесь воспоминания находятся довольно недолго — от нескольких секунд до нескольких дней. Происходит это так:

Мозг обрабатывает сигналы, поступающие к нему из различных источников и хранит до тех пор, пока они необходимы для какой-либо задачи. Основным механизмом сохранения информации на данном этапе является простое повторение. Прекращая повторение, человек, как правило, начинает забывать запомненное, освобождая таким образом место для хранения новых данных, которые кажутся ему более актуальными.

Объем кратковременной памяти тоже невелик. В среднем это 7 +-2 единицы информации — число Миллера, выявленное экспериментальным путём.

Отличие кратковременной памяти от оперативной и долговременной видов памяти

Поскольку кратковременная память тесно связана с выполнением какой-либо задачи — например, выучить билет к экзамену, либо запомнить список покупок, за которыми нужно отправиться в ближайшее время, она тесно связана с оперативной (рабочей) памятью.

При этом оперативная память позволяет работать с данными, поступившими в кратковременную память — подскажет цифры телефонного номера, чтобы вы успели их записать, либо напомнит, зачем вы вышли в другую комнату — а затем сотрет ненужную более информацию.

Но почему же мы до сих пор помним, что 2*2=4, что день рождения любимой бабушки в Июне, или то, что Архимед кричал “Эврика!”? Дело в том, что эти и другие подобные факты перешли в долговременную память. Именно там хранятся те данные, которые мы повторили достаточное количество раз, чтобы убедить мозг в их важности и актуальности.

Таким образом, кратковременная память — это та самая золотая середина, которая лежит между оперативной и долговременной видами памяти и “отфильтровывает” нужные воспоминания от ненужных, сохраняя первые и стирая вторые.

Другие виды памяти

Разумеется, существуют и другие виды памяти. Например:

  1. Cенсорная

    Сюда поступают сигналы от органов чувств, мимолётные ощущения, чтобы впоследствии трансформироваться в материал для кратковременной памяти.

  2. Механическая память

    Она позволяет телу двигаться, функционировать и принимать нужное положение, в автоматическом режиме. Именно благодаря ей мы не забываем, как нужно ходить или, скажем сидеть на стуле.

  3. Эмоциональная память

    Она специализируется на пережитых ранее чувствах и эмоциях.

  4. Логическая память

    Запоминание данных блоками. Например: не просто продовольственный рынок, а где находится, что там продается, какие цены, у какого продавца лучше покупать товар …

Прочитайте о различных видах памяти подробнее.

Однако эти виды памяти больше связаны с источниками воспоминаний или с механизмами восприятия, говоря же о сроках хранения, деление памяти на оперативную, кратковременную и долговременную более целесообразно.

Рекомендации по улучшению кратковременной памяти

Кратковременную память можно и даже необходимо развивать. Это поможет не только научиться сохранять нужные воспоминания, но и избежать всевозможных расстройств памяти в старости. Существует несколько простых способов, благодаря которым можно изменить гибкость ума и скорость мышления.

  1. Тренировка внимания
  2. Использование мнемотехники
  3. Правильное питание и физическая активность

Рассмотрим каждый из этих советов подробнее.

  1. Тренировка внимания

    Оперативная и кратковременная память требуют полной включенности в выполняемый процесс. Произвольное внимание, направленное на объект, связанный с запоминанием, помогает лучше запомнить материал, а затем — перенести его в долгосрочную память. Именно поэтому упражнения, направленные на развитие внимания, благотворно повлияют и на память.

  2. Использование мнемотехники

    Мнемонические приёмы рекомендовано использовать тем, кто имеет ярко выраженные проблемы с кратковременной памятью. Они также помогают переводить информацию в долговременную память, оказывая положительное влияние на скорость и качество запоминания. Действуют такие приёмы так: незнакомые и/или абстрактные понятия необходимо превратить в конкретные и понятные образы-ассоциации. Таким образом незнакомые данные прочно связываются с теми, которые уже хранятся в памяти, и информация максимально быстро закрепляется и не забывается.

  3. Правильное питание и физическая активность.

    Правильное с точки зрения потребностей мозга. Известно, что на улучшение памяти — как кратковременной, так и долговременной — положительно влияет употребление определённых продуктов:

    • содержащие витамины группы В (в особенности В6, В9, В12): зелёные овощи, белковые продукты, мёд.
    • витамины С, Е и бета-каротин. Они содержатся в ягодах и свежевыжатых соках.
    • жирные кислоты и Омега-3. Их источником являются морская рыба и грецкие орехи.

    Необходимо помнить, что недостаточно съесть горсть орехов, чтобы моментально улучшить память. Только ежедневное систематическое потребление необходимых продуктов даст хороший эффект в долгосрочной перспективе.

    Что касается физической активности, то несложные физические упражнения и прогулки на свежем воздухе обеспечивают мозг кислородом и питательными веществами, что благотворно сказывается на его работе в целом и на способностях к запоминанию в частности.

Упражнения на развитие кратковременной памяти

Чтобы развить кратковременную память, необходимо регулярно ее тренировать с помощью специальных упражнений, направленных и на укрепление памяти, и на внимание.

Упражнения на внимание

  • Устный счет Решайте простые математические примеры на скорость в течение 3-5 минут. Это поможет научиться вспоминать ответы быстро и не отвлекаться.
  • Корректурные пробы Тренируйтесь находить определенные буквы или символы в поле с похожими знаками на скорость.
  • Найди отличия Тренируйтесь находить различия между картинками. Это научит вас быть внимательным к деталям.

Упражнения для развития памяти

  • Пары слов

    Запоминайте пары несвязанных между собой существительных, представляя их в одних обстоятельствах:

    Сумка — Дерево (Сумка зацепилась ручками за ветки раскидистого Дерева)
    Блокнот — Бегемот (Бегемот с упоением листает блокнот)

    Проверьте, легко ли вспомнить пару к одному из слов. Это упражнение тренирует скорость запоминания и наращивает объем запоминаемой информации.

  • Последовательности

    Запоминание последовательностей из чисел или из слов обладает схожим эффектом. Правда, для того, чтобы их запомнить придется соединить не два образа, а целую цепочку-историю, включающую в себя нужные элементы. Так, чтобы запомнить такую последовательность:

    Бабочка
    Стол
    Самолет
    Корзинка
    Книга

    Нужно представить бабочку, которая приклеилась лапками к столу, в стол на всём ходу врезается самолет, а по его трапу спускается корзина, полная книг.

  • Скрытые предметы

    Попросите друга, коллег или любого, кто оказался с вами в одной комнате, убрать, например, со стола любой предмет. Разумеется, таким образом, чтобы вы этот предмет не видели. Затем постарайтесь вычислить, какой предмет пропал. Так вы натренируете и память, и внимание.

Важное условие для выполнения всех подобных упражнений и рекомендаций — регулярность.

Иными словами, если вы не хотите через несколько лет обнаружить пробелы в памяти, начать работать над её развитием и укреплением нужно как можно скорее и чаще.

Виды памяти (Анхельс Наварро)

Оба эти утверждения в корне неверны. Память не оценивается с точки зрения плохого или хорошего и не имеет ничего общего с врожденными способностями человека.

Память характеризуется эффективностью используемых им техник и приемов. Поэтому если тренировать эту способность, то можно улучшить ее.

Иными словами, не бывает хорошей или плохой, короткой или долгой памяти, есть память хорошо или плохо тренированная.

Каждый человек способен запоминать очень разную информацию: слова, звуки, движения, лица, образы — словом, многое. Согласно результатам недавно проведенных исследований, существует множество видов памяти, которые описываются и классифицируются с разных точек зрения.

Приведенная ниже классификация учитывает содержание информации и время ее хранения.

Сенсорная память

Сенсорная память регистрирует сигналы, полученные органами чувств (зрение, слух, вкус, обоняние и осязание) в течение очень короткого времени, от миллисекунд до секунд. На этом этапе происходит первая регистрация, или поступление необработанной информации в кратковременную память, и часто случаются помехи. Этот этап представляет собой часть процесса восприятия. Полученный сигнал регистрирует соответствующая сенсорная система. Если полученная сенсорная информация нас не интересует, через короткое время она стирается. Интересующие нас данные передаются другим системам памяти. Словом, этот вид памяти можно назвать автоматической памятью мозга, в которой полученные органами чувств сигналы окружающей среды задерживаются в течение нескольких мгновений.

Кратковременная память

Кратковременная память, называемая также непосредственной или первичной, служит для запоминания в течение очень короткого времени. Ее задача — повторение некой информации (например, телефонного номера, диктуемого в настоящий момент) и ее анализ в целях дальнейшего хранения в долговременной памяти.

Регистрирующие возможности ее очень малы. Без волевого усилия, направленного на сохранение информации, она теряется. Эта практическая память предназначена для того, чтобы мгновенно вызывать воспоминания.

Соответственно, у нее ограниченный объем (максимум семь-восемь единиц) и ограниченное время хранения (самое большее — две-три минуты). Новая информация тут же вытесняет и заменяет старую.

Рабочая память

Рабочая память облегчает нам работу с информацией, необходимой для понимания и решения повседневных проблем. Этоттип памяти позволяет анализировать полученные данные и одновременно использовать уже имеющиеся. Она также является практической, хотя и отличается от предыдущего вида. Все время бодрствования мы используем ее, так как она позволяет поддерживать беседу, складывать числа в уме и выполнять многие другие рутинные операции.

Представление о рабочей памяти появилось недавно, после того как была лучше изучена кратковременная память. Помимо временного хранения информации, в рабочей памяти обрабатываются уже сохраненные в ней данные.

Это необходимо для временного удержания определенного количества информации, пока происходит ее обработка или оперирование ею для выдачи адекватного ответа.

Например, рабочая память не только позволяет запомнить телефонный номер, но и повторить его в обратном порядке. Таким образом, она не просто временно хранит данные, а помогает нам оперировать находящейся в ней информацией. Этот вид памяти мы постоянно используем в течение дня, поэтому очень важно, чтобы она функционировала наилучшим образом.

Долговременная память

Долговременная память позволяет мозгу хранить информацию в течение долгого времени. Этот вид памяти считается практически постоянным, в ней все зависит от консолидации (объединения) запомненного.

Если информация представляет собой объект истинного внимания, она хранится, в ином случае утрачивается. Информация, рассматриваемая как подходящая для повторного использования, передается из кратковременной памяти в долговременную. Последняя же служит хранилищем прочно усвоенных данных. Похоже, ее объем неограничен.

Ученые считают, и по этой теме можно заказать отчет по практике, что в долговременной памяти данные, требующие длительного хранения, содержатся в закодированном виде. В ней есть различные «стоки» информации: знания человека об окружающем мире и научные знания (семантическая память), его биография (эпизодическая память), моторные навыки и контент, который никогда не забывается (процедурная память).

В соответствии с типом хранения и содержания информации долговременная память подразделяется на несколько видов.

Эксплицитная, или декларативная память

Этот вид памяти содержит информацию, поступающую в ходе сознательного размышления, которую легко вербализовать, то есть выразить словами, воспроизвести в речи. Это память об усвоенных знаниях, например об именах, датах и других фактах. Однако эти знания не включают лица, формы и цвета. Этот вид памяти характеризуется изменяемостью, гибкостью и чувствительностью к внешним воздействиям. Эксплицитная память кодируется в мозговой структуре, называемой гиппокампом (в переводе с греческого — «морской конек», поскольку по форме напоминает эту морскую рыбу). В дальнейшем данные передаются на хранение в разные участки коры головного мозга.

Эксплицитная память подразделяется на эпизодическую и семантическую.

Эпизодическая память — это память о конкретных событиях, пережитых лично нами. Например, сюда можно отнести свою биографию, а также знание о том, что мы съели вчера на завтрак. Помещая себя в определенный про странственно-временной контекст, мы вызываем к жизни события, которые когда-либо и где-либо с нами произошли. Эту память не назовешь очень верной, потому что она связана с эмоциями. Легче всего из нее извлекаются самые старые воспоминания.

Семантическая память хранит все, что мы знаем о мире: имена и названия, буквы, фактические данные, общую информацию в основном абстрактного характера. Все эти знания можно выразить словами. В отличие от эпизодической, семантическая память не предназначена для запоминания дня, места или обстоятельств, при которых мы усвоили информацию. В качестве примера такой памяти можно привести знание названий столиц разных стран мира.

Имплицитная память

Имплицитную память также называют процедурной или процессуальной. Запоминание в этом случае происходит непроизвольно и выражается потом в двигательных навыках, позволяя застегивать пуговицу, кататься на велосипеде, правильно держать ножницы и делать многое другое автоматически.

Эти умения невозможно утратить. Имплицитная память содержит знания о рефлекторныхдвижениях. Запоминание здесь происходит постепенно, по возрастающей, и улучшается с практикой.

Имплицитная память выражается не в словах, она связана с моторными навыками и не полностью доступна сознанию. Здесь действует обратный принцип: если при езде на велосипеде концентрироваться на выполнении движений, его эффективность снизится.

Большая часть получаемых нами сведений запоминается эксплицитно, но с течением времени наш опыт становится имплицитным. Становясь неосознаваемым, воспоминание превращается в автоматический навык.

Из книги Анхельс Наварро Память не изменяет. Задачи и головоломки для развития интеллекта и памяти

Виды памяти — Закономерности памяти

Существуют различные типологии памяти:

  • по сенсорной модальности — зрительная (визуальная) память, моторная (кинестетическая) память, звуковая (аудиальная) память, вкусовая память, болевая память.
  • по содержанию — образная память, моторная память, эмоциональная память;
  • по организации запоминания — эпизодическая память, семантическая память, процедурная память;
  • по временным характеристикам — долговременная (декларативная) память, кратковременная память, ультракратковременная память;
  • по физиологическим принципам — определяемая структурой связей нервных клеток (она же долговременная) и определяемая текущим потоком электрической активности нервных путей (она же кратковременная)
  • по наличию цели — произвольная и непроизвольная;
  • по наличию средств — опосредованная и неопосредованная;
  • по уровню развития — моторная, эмоциональная, образная, словесно-логическая.[6]
КритерийВид
Содержание
  • образная память
  • словесно-логическая память
  • сенсорная память
  • эмоциональная память
Время
  • кратковременная память
  • долговременная память
  • оперативная
  • промежуточная
Организация запоминания
  • эпизодическая память
  • семантическая память
  • процедурная память

Сенсорная память

Сенсорная память сохраняет стимульную информацию, возникающую при воздействии стимулов на органы чувств. В сенсорной памяти сохраняется сенсорная информация после прекращения воздействия стимула.

Иконическая память

Разновидностью сенсорной памяти является иконическая память. Иконическая память — дискретный сенсорный регистратор зрительных стимулов. Особенностью иконической памяти является фиксация информации в целостной, портретной форме.

С исследованием иконической сенсорной памяти, её объёма связаны эксперименты Джорджа Сперлинга. В экспериментах Сперлинг использовал как процедуру «общего отчета» (Whole Report Procedure), так и собственную разработку — процедуру «частичного отчета» (Partial Report Procedure). В силу скоротечности иконической памяти процедура общего отчета не позволяла объективно оценить объём регистрируемой в сенсорной памяти информации, поскольку в ходе самого процесса отчета происходило «забывание» портретной информации, стирание её из сенсорной иконической памяти. Процедура частичного отчета показала, что в иконической памяти осуществляется регистрация 75 % зрительного поля. Эксперименты Сперлинга показали, что информация затухает в иконической памяти быстро (в течение десятых долей секунды). Также было выяснено, что процессы, связанные с иконической памятью, не контролируются ментально. Даже тогда, когда испытуемые не могли наблюдать символы, они по-прежнему сообщали, что продолжают их видеть. Таким образом, субъект процесса запоминания не различает содержание иконической памяти и объекты, которые находятся в окружающей среде.

Стирание информации, находящейся в иконической памяти, другой информацией, поступающей от ощущений, позволяет зрительному ощущению быть более восприимчивым. Такое свойство иконической памяти — стирание — обеспечивает запоминание информации в иконической памяти, учитывая её ограниченный объём, даже в том случае если скорость поступления сенсорной информации превышает скорость затухания сенсорной информации в иконической памяти. Исследования показали, что если зрительная информация поступает достаточно быстро (до 100 миллисекунд), то происходит наложение новой информации на прежнюю, которая ещё находится в памяти, не успев затухнуть в ней и перейти на другой уровень памяти — более долговременный. Эта особенность иконической памяти называется эффектом обратной маскировки. Так, если показать букву, а затем в течение 100 миллисекунд на той же позиции зрительного поля — кольцо, то испытуемый будет воспринимать букву в кольце.

Эхоическая память

Эхоическая память сохраняет стимульную информацию, поступающую через органы слуха.

Тактильная память

Тактильная память регистрирует стимульную информацию, поступающую через соматосенсорную систему.

Долговременная и кратковременная память

Нейробиологические исследования обнаруживают 2 основных вида памяти: кратковременная и долговременная.Одно из важнейших открытий Эббингауза состояло в том, что если список не очень велик (обычно 7), то его удаётся запомнить после первого прочтения (обычно список элементов, которые можно запомнить сразу, называют объёмом кратковременной памяти).

Другой закон, установленный Эббингаузом, — количество сохраняющегося материала зависит от промежутка времени с момента заучивания до проверки (так называемая «кривая Эббингауза»). Был открыт позиционный эффект (возникающий, если запоминаемая информация по объёму превышает кратковременную память). Он заключается в том, что лёгкость запоминания данного элемента зависит от места, которое он занимает в ряду (легче запоминаются первые и последние элементы).

В теории памяти Д. О. Хебба считается, что кратковременная память основана на электрофизиологических механизмах, поддерживающих возбуждение связанных нейронных систем, а долговременная память фиксируется структурными изменениями в отдельных клетках, входящими в состав нейронных систем, и связана с химической трансформацией, образованием новых веществ.

Кратковременная память

Кратковременная память существует за счет временных паттернов нейронных связей, исходящих из областей фронтальной (особенно дорсолатеральной, префронтальной) и теменной коры. Сюда попадает информация из сенсорной памяти. Кратковременная память позволяет вспомнить что-либо через промежуток времени от нескольких секунд до нескольких минут без повторения. Повторение сохраняет содержимое кратковременной памяти. Её емкость весьма ограничена.Джордж Миллер во время своей работы в Bell Laboratories провел опыты, показывающие, что ёмкость кратковременной памяти составляет 7±2 объекта (название его знаменитой работы гласит «Волшебное число 7±2»). Современные оценки ёмкости кратковременной памяти несколько ниже, обычно 4-5 объектов, причем известно, что ёмкость кратковременной памяти увеличивается за счёт процесса, называемого «Chunking» (группировка объектов).  Также Герберт Саймон показал, что идеальный размер для чанков букв и цифр, неважно осмысленных или нет, составляет три единицы. Возможно, в некоторых странах это отражается в тенденции представлять телефонный номер как несколько групп по 3 цифры и конечной группы из 4-х цифр, разделенных на 2 группы по две.

Существуют гипотезы о том, что кратковременная память опирается преимущественно на акустический (вербальный) код для хранения информации и в меньшей степени на зрительный код. В своём исследовании (1964) Конрад показал, что испытуемым труднее вспоминать наборы слов, которые акустически подобны.

Современные исследования коммуникации муравьёв доказали, что муравьи способны запоминать и передавать информацию объёмом до 7 бит. Более того, продемонстрировано влияние возможной группировки объектов на длину сообщения и эффективность передачи. В этом смысле закон «Волшебное число 7±2» выполнен и для муравьёв.

Долговременная память

Хранение в сенсорной и кратковременной памяти обычно имеет жестко ограниченную емкость и длительность, то есть информация остается доступной некоторое время, но не неопределенно долго. Напротив, долговременная память может хранить гораздо большее количество информации потенциально бесконечное время (на протяжении всей жизни). Например, некоторый 7-значный телефонный номер может быть запомнен в кратковременной памяти и забыт через несколько секунд. С другой стороны, человек может помнить за счет повторения телефонный номер долгие годы. В долговременной памяти информация кодируется семантически: Бэддли (Baddeley, 1960) показал, что после 20-минутной паузы испытуемые имели значительные затруднения во вспоминании списка слов с похожим значением (например: большой, огромный, крупный, массивный).

Долговременная память поддерживается более стабильными и неизменными изменениями в нейронных связях, широко распределенных по всему мозгу. Гиппокамп важен при консолидации информации из кратковременной в долговременную память, хотя, по-видимому, собственно в нем информация не хранится. Скорее гиппокамп вовлечен в изменение нейронных связей в период после 3 месяцев от начального обучения.

Одной из первичных функций сна является консолидация информации. Возможно показать, что память зависит от достаточного периода сна между тренировкой и тестом. Причем гиппокамп воспроизводит активность текущего дня во время сна.

Разница между рабочей памятью и кратковременной памятью | Сравните разницу между похожими терминами — Жизнь

Разница между рабочей памятью и кратковременной памятью — Жизнь

Ключевое различие — рабочая память и краткосрочная память
 

Рабочая память и Краткосрочная память — это два термина, которые часто сбивают с толку большинство людей, хотя между ними есть ключевое различие. Память имеет очень сложное определение. Память из-за ее сложной природы определяется и описывается по-разному. Рабочая память и кратковременная память — это два термина, которые используются как синонимы. Но важно понимать, что на самом деле они означают две разные вещи. Эти два термина чаще всего используются в психологических исследованиях и неврологии.

Что такое рабочая память?

Термин «рабочая память» был введен Миллером, Галантером и Прибрамом в 1960 году. теоретическая концепция, которая используется в когнитивной психологии и нейробиологии. Если рабочую память можно рассматривать как систему, это система, которая содержит временную информацию и процессы, которые позволяют манипулировать этой информацией. Некоторые процессы, которые хранятся в рабочей памяти, — это рассуждение и понимание. Подсистемы рабочей памяти могут содержать вербальные воспоминания, визуальные воспоминания и контроллеры, которые позволяют манипулировать.

Иногда рабочая память используется вместо краткосрочной памяти. Но эти двое разные. Фактически кратковременная память — это часть рабочей памяти. Кроме того, рабочая память содержит контроллеры, которые позволяют интегрировать, удалять и извлекать информацию о краткосрочной памяти. Этим процессам подвержен возраст. Следовательно, рабочая память имеет тенденцию к снижению с возрастом. Несколько исследователей определили части мозга, такие как лобная кора, теменная кора, передняя поясная извилина и базальные ганглии, которые имеют решающее значение для функций рабочей памяти.

Что такое кратковременная память?

Кратковременная память — это концепция, которая родилась с теориями сознательного разума фрейдистской психологии. Он также известен под названиями первичная память или активная память. Кратковременная память — это информация, которая сохраняется в памяти от нескольких секунд до примерно 30 секунд. Это временно. Большая часть информации быстро забывается, но если информация репетируется и используется каким-либо процессом, она может перейти на более глубокие уровни разума, известные как долговременная память. Объем краткосрочной памяти варьируется от человека к человеку. Обычно он может содержать до семи плюс-минус два (5-9) элементов. Кратковременная память активна и легко доступна для использования в течение короткого периода времени. Кратковременная память — это часть рабочей памяти.

В чем разница между рабочей памятью и кратковременной памятью?

Определения рабочей памяти и кратковременной памяти:

Рабочая память: Рабочая память — это система, которая состоит из кратковременной памяти, а также структур и процессов, которые помогают временно хранить и обрабатывать информацию.

Краткосрочная память:Кратковременная память — это временная память, охватывающая несколько секунд.

Характеристики оперативной и кратковременной памяти:

Система:

Рабочая память: Рабочая память — это система.

Краткосрочная память:Кратковременная память — одна из подсистем оперативной памяти.

Изображение предоставлено:

1. «Рисунок человеческого мозга NIA», подготовленный Национальным институтом старения, филиалом NIH. [Public Domain] через Commons

2. «Сон во время учебы» от Psy3330 W10 — Собственная работа. [CC BY-SA 3.0] через Commons

В поисках материальной основы памяти

«На долгую память» — пишем мы на открытках или подарках. Эти слова означают, что подаренная вещь будет напоминать о нас и радовать (или нет) её обладателя долгие годы. Ведь, к сожалению, с возрастом память человека слабеет. Поэтому её нужно тренировать и поддерживать в хорошей форме. О формировании памяти, её типах и главных нейробиологических особенностях — наша беседа с Павлом Милославовичем Балабаном. 

Название изображения

Павел Милославович Балабан – доктор биологических наук, главный научный сотрудник Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии Российской академии наук, член-корреспондент РАН.

— Что такое память с точки зрения нейробиологии?

— Память — это процесс адаптации или приспособления любого организма к внешней среде. У высших животных — млекопитающих, человека — память приобрела особые черты: речь идет об ассоциативных формах, а также о разделении по времени действия (кратковременная, промежуточная и долговременная память). Особый интерес для ученых представляет именно долговременная память — то, что остается у нас в голове, в нашем мозге после того, как мы чему-то научились.

Представьте память компьютера. Когда в него загружают множество разных файлов, память переполняется очень быстро. У нас в голове происходит примерно то же самое, однако переполнения нет. Считается, что лимита памяти у позвоночных животных нет. Между тем, устройство мозга, организация памяти — остаются главными загадками науки в XXI веке.

— Какие элементы нашего организма имеют непосредственное отношение к формированию памяти?

— Учитывая, что память — это адаптивное изменение в поведении, в работе нервных сетей, в молекулярной субклеточной структуре, то можно сказать, что практически все части организма имеют отношение к памяти. Поведение — это движение, которое изменяется в процессе обучения (обучение напрямую связано с памятью). Однако изменения в поведении должны где-то сохраняться. Должен быть некий материальный носитель.

Ученые последние 20-30 лет пытались найти ответ, исследуя белки. Блокируя синтез белков, специалисты заметили, что новая память не образуется. Сейчас ясно, что белки наверняка участвуют в механизме формирования памяти, но не являются определяющими. В любом процессе важную роль играет исполнитель. В армии, например, есть главнокомандующий и есть солдаты, которые воюют. Без солдат, разумеется, война невозможна. Однако войну выигрывают генералы, старшие офицеры. Без их команд солдаты будут бессмысленно передвигаться. В рамках этой метафоры белки в нашем организме — это солдаты. Без них невозможно образование новой памяти, нормальной жизнедеятельности и т.д. Но, судя по всему, в организме существует некий командный центр.

Считается, что ядро каждой нервной клетки и работа ее генетического аппарата и есть командный пункт нервной системы. Именно эти участки отвечают за то, сколько белков будет синтезировано. Далее уже синтезированные белки будут идти «в бой» и занимать свое рабочее место.

Дальнейшие исследования показали, что белки действительно не могут быть материальными носителями памяти, поскольку их средний срок жизни — 2-3 дня. Потом их заменяют новые «солдаты». Тем не менее, блокировка синтеза белка или целой биохимической системы реально влияет на память. Однако это влияние не специфическое.

— Долгое время научное сообщество искало так называемые молекулы памяти. Что известно о них сегодня?

— Таблетка памяти вызывает интерес, особенно среди молодежи. Множество фильмов снято на эту тему. Конечно, всем очень хочется съесть какую-нибудь «химию» и не тратить время на обучение. Сегодня известны молекулы, которые обеспечивают возникновение новой памяти в определенных местах. Если бы у нас была техническая возможность доставить молекулы избирательно только в тысячу нужных точек из триллионов возможных, то можно было бы изменить долговременную память. Конечно, часть новой информации осталась бы на короткое время. Но всё дело в том, что такие молекулы (как правило, это белки) живут дни. Поэтому нам нужно воздействовать на управляющую систему. А здесь возникает сложность.

На сегодняшний день неизвестно, где ее искать. Серьезные исследования на эту тему только начинают проводить некоторые специалисты.

Существует молекула под названием протеинкиназа М-зета. Это фермент, который отвечает за связи между нервными клетками. Если ее уничтожить избирательно в нужном месте, то какой-то вид памяти пропадает. При этом управляющая система может восстановить утраченный фрагмент, если нужная порция белка вновь вернется на место.

Важно понимать, что природа разработала уникальные, фантастические методы избирательной доставки элементов в нужные места. А у экспериментаторов таких методов пока нет.

По сравнению с многообразием и красотой природы, с тем, как всё устроено, наши методы абсолютно не совершенны.

Например, нервная система человека включает сто миллиардов нейронов. У каждого нейрона есть связь с десятками тысяч «соседей». Чтобы сформировать новую память, предположим, о том, что на стене висит белый листок бумаги, необходимо изменить связи в тысячах мест, не затронув при этом остальные связи между нейронами. Как эту задачу решает природа? В нашем мозге одновременно (при этом избирательно) активируются тысячи связей ровно в тот момент, когда мы смотрим на листок бумаги, висящий на стене. Другие нейроны и связи между ними никак не затрагиваются. Меняется только то, что активируется. Примитивнейший способ, но элегантный и простой.

Сегодня над решением подобной задачи бьются фармакологи, медики. Если бы мы умели избирательно в нужных местах менять связи между нейронами, так как это делает природа, многие патологии удалось бы вылечить.

Многие годы ученые пытались повлиять на эту адресность. Как оказалось, эту задачу можно решить с помощью методов нейрогенетики. Ясно, что мозг — самый сложный элемент в организме человека. Работа с нейронами на генетическом уровне намного сложнее, чем с другими типами клеток. Поэтому данных пока не так много. Сейчас появляются новые способы управления. Например, в конкретные нейроны внедряются нужные гены. Далее этими клетками можно управлять с помощью света, химических веществ или с помощью температуры. Способы довольно экзотичные, поэтому пока они рассматриваются в рамках фундаментальных научных исследований. Но я уверен, что в ближайшие 10 лет подобные методы войдут в практику медицины.

— Вы уже упомянули, что память бывает кратковременной, долговременной, промежуточной. Насколько сильно отличаются процессы их формирования?

— Момент запуска формирования памяти всегда один. Вопрос в том, почему некоторые вещи мы забываем через минуту, а другие откладываются на всю жизнь? По большей части это связано с тем, как долго происходят изменения в молекулярной среде, то есть в каждой конкретной клетке, которая отвечает за память. Ясно, что кратковременные изменения, которые длятся несколько секунд, сформируют кратковременную память. Если изменения длятся на протяжении десятков минут, формируется промежуточная память. Изменения на протяжении 5-6 часов, и это доказано экспериментально, меняют работу генетического аппарата в ядре клетки, поэтому в данном случае образуется долговременная память.

Как это происходит? Большинство людей уверены, что в рамках этого процесса меняются и гены. Поэтому сразу оговорюсь, что это не так, и память не передается по наследству, память не изменяет структуру наших генов или последовательность ДНК.

У каждой клетки организма, будь то клетка печени или клетка мозга, одинаковый набор генов. При этом в клетке печени работают около 20% имеющихся генов, а в клетках мозга — до 80%. В этом и состоит главное отличие: в мозге работают много тысяч разных нервных клеток, тогда как клетки печени и других органов почти одинаковые. Речь идет не только о разнообразии, а в целом об ином способе метаболического действия. Кстати, мозг потребляет большую часть энергии, вырабатываемую организмом. Это необходимо для работы нервных клеток. И именно на этом основаны пластичность и процесс запоминания мозгом новой информации.

Память для мозга — это основа жизнедеятельности. Каждый нейрон, каждая нервная клетка существует в собственном диапазоне активности и биохимической системы. Еще 10 лет назад не было даже гипотез о том, что есть основа памяти. Сегодня известна довольно простая схема: у каждого нейрона есть предыстория. Из стволовой клетки получается либо нейрон, либо глия. Нейрон встает на свое место и образует связи. До конца жизни конкретный нейрон будет стоять на своем месте и отвечать за образованные им связи и за выработку определенных медиаторов.

Медиаторы играют в этом процессе не последнюю роль. Возьмем, например, серотонин — известный гормон счастья. Ген, вырабатывающий серотонин может работать на 40% от максимально возможного уровня. У каждого гена есть активаторы и репрессоры. Не меняя структуру гена, мы можем изменять степень его активности и уровень работы. Такой тип регуляции называется эпигенетическим. Интересно и то, что в мозге есть собственный механизм регуляции. Если организму недостает чего-то, он сам посылает сигналы — сигнальные молекулы, которые заставляют гены работать эффективнее. Если ничего не изменится, то клетка может погибнуть от собственного плохого существования.

Память основана как раз на подобных надгенетических изменениях, когда меняется уровень экспрессии генов. Из-за этого меняется и количество белка. Транспортная система активируется, чтобы доставить этот белок для создания связей между нейронами. Эти обратные связи, а, главное, адресность чрезвычайно важны. Без обратной связи ни один живой организм не проживет и часа. Обратные связи не только отвечают за правильную работу систем организма, но и возвращают эффективность работы генетического аппарата в норму.

Вернемся к типам памяти. Если клетка не изменилась, память не образовалась. Если произошли небольшие изменения, эффективность связей изменилась, следовательно, информация задействовала уже другие точки. Внешне это проявляется в том, что поведение человека меняется, адаптируется.

Мы входим в ванную и твердо знаем, что полотенце висит справа. Переехав в новую квартиру, мы вешаем полотенце слева. Вначале мы путаемся, но через несколько дней уже автоматически тянемся к полотенцу слева. Адаптация — это основа жизнедеятельности организма, в которой главенствующую роль играет именно память.

— Можно ли изменить память?

— Вмешаться в развитие памяти можно, блокируя синтез белка через определенные промежутки времени после какого-то события. Это как раз то, чем занимались экспериментаторы, пытаясь исследовать долговременную память. Если в течении 2-6 часов после события нарушить нормальную работу нервной системы, то память, скорее всего, не образуется. Так проявляется эффект амнезии. Если человека ударили тяжелым предметом по голове, то он просто забывает о том, что с ним происходило последние несколько часов. Это связано с тем, что при травме выделяются химические вещества, которые стирают информацию о том, что происходило ранее.

— В какой части мозга сосредоточена память?

— Этот вопрос долгое время не давал покоя ученым в XIX и XX веках, когда еще не было генетических инструментов и методов электрофизиологии. Что делали ученые? Например, удаляли мозжечок. Единственное, что удалось показать, что точные движение страдают. То есть мозжечок имеет отношение к точности выполнения определенных операций или движений.

Помимо этого, пытались извлекать зрительную кору и другие части мозга. Всё это было сделано для того, чтобы грубо установить, за какую сенсорную модальность — звук, зрение, движение и прочее — ответственна та или иная часть мозга. Однако с памятью возникли сложности. Почему?

Если убрать всю кору больших полушарий мозга собаки (подобные опыты проводил И.П. Павлов), она всё равно адаптируется, живет, пусть и медленнее, но обучается. Существует такое понятие как «компенсация». Мозг обладает гигантской компенсаторной возможностью. Это связано, прежде всего, с огромным количеством нервных клеток. Если мы удалим половину мозга, остальная половина будет хорошо работать. Известны случаи, когда люди жили без целого полушария мозга.

Сказать точно, где расположена память до сих пор невозможно. Есть понимание, что зрительная образная память связана со зрением, слуховая память связана с корковыми структурами, которые первыми воспринимают слуховую информацию. Известно также и то, что за процесс принятия решений, который неразрывно связан с памятью, с накопленным опытом, ответственны определенные места в так называемой новой коре. Подозрения на эти ассоциативные области коры падали неоднократно. Благодаря развитию новых методов точно установлено, что принятие решений связано именно с этими областями и поведенческими явлениями.

На молекулярном уровне мы пока не можем определить, какие структуры клеток отвечают за формирование памяти. Набор экспрессированных генов разный в разных областях мозга. Сложность в том, что современные исследователи могут работать лишь с малыми кусочками мозга. Информации о работе сотни или даже тысячи нейронов недостаточно, чтобы точно понимать работу всей структуры. К тому же, каждый нейрон уникален. И таких уникальных нейронов — сотня миллиардов.

Сейчас одно из главных направлений, требующих огромных вложений, посвящено исследованию генома каждой отдельной нервной клетки. Это вызов для современных нейробиологов. Во многих странах разрабатываются серьезные исследовательские программы в области изучения мозга. Надеюсь, что и в нашей стране программа, которая уже рассматривается правительством, также будет принята.

— Множество книг, различных интернет-вебинаров предлагают людям «прокачать» память с помощью определенных практик. Как вы считаете, реально ли с помощью каких-то инструментов или приложений улучшить память?

— Это очень важный и интересный вопрос. С одной стороны, мозг, конечно, уникален. С другой стороны, это один из многих органов нашего организма. У каждого из нас есть мышцы. И все знают, что если эти мышцы не тренировать, то они могут атрофироваться. При этом количество мышечных волокон не меняется. Просто они становятся слабее и тоньше, а мышцы уменьшаются в объеме. Если вновь начать упражняться, мышцы становятся сильнее и больше.

На самом деле, в мозге происходит примерно то же самое. Если его не развивать, связи ослабевают и отмирают. Любая мыслительная деятельность создает новые крепкие связи между нейронами. Это особенно важно для детей до 14-16 лет. Но здесь важно не допускать ошибку, которой подвержены многие родители. Они пытаются развивать память у детей 2-3 лет. Это неправильно. Ученые и медики доказали, что до 6 лет у детей активно образуются и отмирают новые связи. И не нужно бороться с тем, что дети многое забывают. Это нормально.

Поэтому дети идут в школу в возрасте 6-7 лет. Здесь они уже знакомятся с абстрактно-логическими понятиями, категориальностью окружающей среды и так далее. Примерно к 25 годам мозг завершает процесс морфологического развития. После 25 лет каждый человек существует в том диапазоне связей, который он сам для себя создал. Но даже с этим набором связей можно улучшать память с помощью мыслительной деятельности и упражнений.

— Расскажите, над чем вы работаете сегодня?

— В целом наш Институт работает по всем направлениям нейробиологии. Мой личный интерес всегда был связан с ассоциативной памятью в рамках простых моделей памяти животных, когда можно «пощупать» каждую нервную клетку, каждый синаптический контакт. На протяжении долгих лет мы исследовали память на уровне «солдат», то есть исполнителей — молекул белков, ионных каналов, электрических проявлений.

Сегодня мы пытаемся понять, какие процессы происходят на уровне регуляции геномного аппарата нервной клетки при формировании памяти. В целом, эпигенетика — наиболее актуальное, на мой взгляд, направление современных исследований. Необходимо также изучить, как меняется эпигенетическое управление при патологии — болезни Альцгеймера или Паркинсона. Любая патология связана с неправильной экспрессией определенных генов. Если мы поймем, где содержится ошибка, то найдем и способы исправить ее, подправив работу генов.

— Каковы главные задачи современной нейробиологии?

— Я бы не выделял одну главную задачу. Она сразу ограничивает ваше видение научной картины. Поэтому расскажу о значимых исследованиях. Например, мы участвуем в международном проекте по изучению эволюции нервной системы и памяти на самом примитивном уровне. Речь идет о скоплении нескольких сотен клеток — о невидимом глазу организме трихоплаксе, напоминающем капельку слизи. Считалось, что донервные животные не обладают нервной системой. Однако при анализе каждой клетки выяснилось, что у них в геноме есть гены натриевых каналов и гены медиаторов. Даже на таком раннем этапе эволюции нервной системы уже заложены последовательности ДНК, которые определяют будущее развитие нейронов. Подобные исследования, как мне кажется, проливают свет на эволюцию нервной системы, в том числе памяти.

Название видео

 

Жить одним мгновением. Как одна неудачная операция открыла ученым механизмы нашей памяти

Две сестры из Норвегии, нейропсихолог и известная писательница, искусно вплетают в повествование историю, науку и собственные исследования, открывая перед читателем захватывающую панораму понимания памяти — от эпохи Возрождения и открытия гиппокампа, напоминающего по форме морского конька, до нашего времени. В свете самых актуальных научных идей XXI века показана роль различных отделов мозга, причины забывания детских воспоминаний и трудностей с памятью при стрессе и депрессивных состояниях. Авторы берут интервью у специалистов всех мастей, от крупнейших нейробиологов планеты до дочери Ингмара Бергмана, которые помогают разобраться, как работает наша память, почему она иногда подводит и что нам делать, чтобы ее укрепить.

Освещение самых передовых научных сведений и захватывающее изложение делают эту книгу о человеческой памяти по-настоящему незабываемой.

Вплоть до 1935 года человечество не вполне понимало, насколько тесно связаны гиппокамп и память. До этого момента велось бесчисленное множество дискуссий о том, в какой именно части мозга хранятся воспоминания. Одной из популярных была теория, что мысли текут по жидкости внутри полостей в нашем мозге. К 1953 году идею полностью опровергли. Согласно господствующей в то время теории, воспоминания возникают и хранятся распределенно во всех частях мозга. Однако одно роковое событие навсегда изменило это представление. Роковое для одного человека — но поистине потрясающее для всех нас. Ключ к пониманию того, что именно Юлий Цезарь обнаружил 400 лет назад, нам дала неудачная операция.

Реклама на Forbes

В течение нескольких лет хирург Уильям Бичер Сковилл планировал операцию на мозге своего пациента, на тот момент 27-летнего Генри Молейсона. Генри страдал тяжелой формой эпилепсии. Несколько раз в день — а порой и в час — молодого человека мучили кратковременные приступы, во время которых его сознание на несколько секунд отключалось. Минимум раз в неделю случался серьезный приступ — Генри терял сознание, а ноги и руки несколько минут сотрясали судороги. Живи Генри Молейсон сейчас, его бы лечили иначе, а предполагаемую операцию отменили бы после предварительных исследований. Однако лекарства ему не помогали, сейчас есть мнение, что они даже вредили — юноше становилось хуже, приступы учащались.

Но этого доктор Сковилл не знал. Он слышал об одном канадском хирурге — чтобы вылечить эпилепсию, тот вырезал пациенту гиппокамп. Сковилл решил, что, если убрать гиппокамп из обоих полушарий, лечение будет в два раза эффективнее, чем если убрать только один. Генри послушался своего врача. Разумеется, заболевание превращало Генри в инвалида и повергало в отчаяние. Он пошел на эксперимент, и это решение сделало его самым известным человеком в истории посвященных памяти исследований. Проснувшись после операции, он не помнил событий последних двух-трех лет, а также не мог запомнить ничего нового, осталась только кратковременная память. Медсестры каждый раз заново показывали ему дорогу в туалет. Они постоянно объясняли ему, где он находится — он забывал это, как только мысли переключались на что-нибудь другое.

Следующие 50 лет Генри будет жить лишь одним мгновением. Он не помнил, что делал всего полчаса назад и как шутил совсем недавно. Не помнил, что ел на обед и сколько ему лет, пока не смотрелся в зеркало и не видел седые волосы. Не знал, какое сейчас время года, но мог догадаться, посмотрев в окно. Так как Генри ничего не помнил, он не мог распоряжаться деньгами, готовить пищу и справляться с повседневными домашними делами, поэтому жил у родителей. В целом он был доволен своей жизнью, но временами приходил в сильное замешательство — как, например, тогда, когда умер его отец.

Печаль от утраты отца забылась на следующий день. Но однажды утром он проснулся и обнаружил, что кто-то украл прекрасную коллекцию оружия — раньше она всегда висела на стене. Коллекцию получил в наследство его дядя, и ее отсутствие стало для Генри явным сигналом, что что-то не так, — Генри не помнил, что это произошло из-за смерти отца. Он-то решил, что ночью в дом забрались воры. Объяснять ему положение дел смысла не было. Следующим утром он снова обнаруживал признаки грабежа. В конце концов дяде пришлось вернуть коллекцию. Постепенно Генри привык к мысли, что его отец домой больше не вернется — появилось своего рода знание, что он умер.

Хирург Сковилл провел эксперимент, о результатах которого в то время никто не догадывался. Кстати, Сковилл прооперировал таким образом десятки пациентов, но никто из них не демонстрировал сколь-нибудь явных, связанных с памятью осложнений. Все прооперированные до Генри Молейсона страдали от очень тяжелых форм шизофрении, имели искаженные представления о действительности, проявляли признаки психоза. Естественно, они и до операции вели себя довольно странно, потому проблемы с памятью приписали психозам. Кстати, после операции степень тяжести шизофрении не уменьшилась. Но в те времена лоботомия была в моде, и Сковилл решил развивать это направление, убирая гиппокамп, тогда как обычно удаляли передние отделы мозга. Стоявшая за этой теорией идея — тема для отдельной книги.

Нас же интересуют последствия знаменитой операции, сделанной Генри Молейсону. И они весьма пригодились Сковиллу. Он признал ошибку, написав в 1957 году статью совместно с канадским психологом Брендой Миллер. Последняя подробно изучала нарушение памяти Генри и верила, что вместе они смогут объяснить, как именно устроена человеческая память.

Что говорили ученые, осмотрев Генри Молейсона? Лишь побеседовав с ним, можно было выявить базовые законы, по которым работает наша память. Он был вполне способен поддерживать беседу, пока не начинал думать о чем-нибудь другом или его что-то не отвлекало. Значит, у него была абсолютно нормальная кратковременная память. Благодаря ей мы удерживаем в сознании события, происходящие здесь и сейчас. Пропуская через себя наши впечатления, она превращает их в воспоминания. Набирая новый номер телефона, мы удерживаем числа в памяти лишь недолгое время. То же самое происходит, когда мы получаем новую информацию или учим новые слова. Данные хранятся всего несколько секунд, ну или пока мы думаем о них. Часть проходящего через нашу голову потока информации долговременная память отправляет на длительное хранение. Но у Генри осталась лишь кратковременная память, причем выдающаяся. Однажды он проходил тест на восприятие времени — проверялось, как у него работает эта функция. Проводившая эксперимент женщина-ученый сказала Генри, что выйдет из комнаты, а когда вернется, спросит его, сколько прошло времени. Генри почти не верил, что у него что-нибудь получится, и потому решил схитрить.

Он посмотрел на часы (исследовательница не обратила на них внимания), запомнил время и постоянно повторял про себя, пока сотрудница не вернулась. Когда она открыла дверь, он снова посмотрел на часы и высчитал разницу. Поскольку он сосредоточил на этой задаче все свое внимание, он по-прежнему помнил про эксперимент, но не помнил ни саму женщину, ни ее имя.

Генри любил задачи, требующие умственных усилий. Он с удовольствием их выполнял и всегда носил с собой журнал с кроссвордами. Поэтому Бренда Миллер с легкостью уговорила его на эксперимент. Помимо всего прочего, она показывала ему на доске лабиринт — от Генри требовалось найти выход. Генри сделал 226 попыток — и у него ничего не получилось. Воспоминаний о прошлых неудачах у него не было, поэтому каждый раз он приступал к задаче совершенно неподготовленным. Однажды Бренда Миллер попросила его нарисовать звезду, однако руку и карандаш Генри видел только в зеркале — таковы были условия эксперимента. Задача непростая: когда мы видим зеркальное отображение, обычно ведем линию совсем не туда, куда нужно. Но постепенно испытуемые улучшают свои результаты. Этому можно научиться — с каждым разом мы, скажем так, запоминаем порядок действий. В отличие от пережитых событий или лабиринтов, сознательно думать о выполнении данного задания не нужно. Отчасти напоминает езду на велосипеде: мы не запоминаем, как именно необходимо двигать ногами или перемещать тело, чтобы поддерживать равновесие. Это ощущение есть в теле (на самом деле в мозге). Генри попытался рисовать, глядя на отражение в зеркале, и у него с каждым разом получалось все лучше. Точно так же, как и любой человек с неповрежденным гиппокампом, он постепенно добился почти идеальных результатов. Его это поразило, ведь он не помнил своих предыдущих попыток, когда навык постепенно все улучшался и улучшался.

«Я думал, будет сложнее», — в растерянности произнес он.

Бренда Миллер тоже растерялась, но сделала открытие — долговременная память состоит из непохожих друг на друга отдельных структур. Гиппокамп не нужен, чтобы обучиться тому, что не требует сознательного обращения к памяти, то есть моторным навыкам. Иначе Генри не справился бы с заданием.

Со временем изучать память Генри начала уже студентка Бренды Миллер. Сьюзан Коркин проработала с ним 40 лет, до самой его смерти. Хотя она видела Генри множество раз и считала его старым другом, для него Сьюзан каждый раз оказывалась новым человеком. Лишь когда она настойчиво спрашивала, узнает ли он ее, он отвечал, что, кажется, что-то знакомое есть. И начинал гадать — может, они вместе учились в школе? Возможно, из вежливости, а возможно, в его мозге сохранилось нечто похожее на след памяти, благодаря чему у него появлялось чувство узнавания — хоть он и не понимал, откуда оно взялось.

Генри спокойно жил своей жизнью — жил одним мгновением — в доме матери, постепенно превращаясь в ходячую теорию памяти и становясь все более знаменитым. К счастью, до смерти Генри ученые сохраняли его личные данные в тайне, чтобы дверь его дома не вынесли с петель слишком активные исследователи и журналисты. Были известны лишь его инициалы — Г. М. Все занимающиеся памятью ученые называют его именно так и по сей день. Благодаря Генри исследователи выяснили, что у нас есть кратковременная память (у Генри она вполне сохранилась) и долговременная (процедурная) — у Генри уцелела лишь половина, то есть неосознанно выученные навыки. Именно благодаря той самой половине, что отсутствовала у Генри, мы храним свои впечатления, словно в дневнике, — это эпизодическая память, а также факты о себе и о мире, которые можно осознанно вспомнить, называемые семантической памятью.

Теория памяти, появившаяся благодаря Генри, различает уже имеющиеся воспоминания и новые, зарождающиеся. Он ведь помнил то, что было до операции. Помнил, кто он, откуда родом; помнил множество событий из детства и юности. Но на месте периода, берущего начало где-то за три года до операции, образовалась пустота. То есть задача гиппокампа состоит не в том, чтобы хранить воспоминания — по крайней мере они хранятся не только в нем. Было бы удивительно, если бы все полученные за жизнь воспоминания поместились в столь крохотной и хрупкой структуре, расположенной так глубоко в мозге. Воспоминания хранятся и в других отделах мозга, а задача гиппокампа — заботиться о них до тех пор, пока они не созреют и не закрепятся как следует в коре головного мозга. Логично предположить, что этот процесс занимает около трех лет, раз Генри не помнил события за этот период, предшествовавший операции.

Генри пожертвовал науке свою жизнь — или по крайней мере воспоминания о жизни. Он участвовал в одном эксперименте за другим, а исследователи фиксировали работу его памяти. Хотя после операции Генри ничего не запоминал, он помнил разговоры с врачом за годы до нее — у него сложилось впечатление, что из-за операции произошла какая-то ошибка. Потому он много раз говорил ученым, что хотел бы сделать все, чтобы произошедшее с ним не случилось больше ни с кем. «Мы учимся всю жизнь», — говорил Генри, а затем подчеркивал, что «учитесь вы, а жизнь моя».

Реклама на Forbes

Изучение памяти Генри дало еще один важный результат: подобных операций больше не проводилось. Сковилл больше не удалял гиппокампы пациентов — и с эпилепсией, и с шизофренией. Эпилепсию лечат операциями по сей день. При определенной форме эпилепсии очаг заболевания расположен недалеко от гиппокампа, и иногда одну половинку гиппокампа удаляют оперативным путем. Но вторую сохраняют, чтобы у воспоминаний остался хотя бы один вход в долговременную память.

Если наш мозг цел и невредим, воспоминания кажутся нам чем-то само собой разумеющимся. Мы с легкостью говорим: «Я это точно запомню и даже не буду записывать». А все мгновения жизни останутся с нами в виде воспоминаний, разве нет? Вообразим, что память — компьютерный диск с видеофрагментами событий нашей жизни и их можно включить в любой момент. Но она так не работает. Например, мы едем на машине в магазин или сидим за столом с родственниками и друзьями — как узнать, что мы запомним именно этот момент? Он чем-то важен или пригодится в будущем? Разумеется, какие-то мгновения мы бережно храним в памяти: дни рождения, свадьбы, первый поцелуй, первый гол, забитый в футбольном матче. А как же все остальные события? Мы наводим в голове порядок, сберегая место для того, что случится в будущем. Это, можно сказать, и к лучшему, потому что, если бы нам нужно было помнить каждое мгновение жизни, мы бы только этим и занимались. Было бы у нас тогда время на саму жизнь?

Но кому-то удается запомнить больше, чем всем остальным. Знакомьтесь: Соломон, человек, который ничего не забывает!

В 1929 году Соломон Шерешевский поступил работать репортером в ленинградскую газету. Главного редактора раздражало, что Соломон никогда ничего не записывал, что бы ему ни говорили. На планерке раздавались задания на день, и все репортеры старательно записывали все, что касалось их работы. Соломон же спокойно сидел на стуле, словно происходящее его не касалось.

«Ты не слышал, что я сказал?» — спросил его как-то главный редактор.

Реклама на Forbes

Соломон слышал и зафиксировал каждую мелочь. Названные адреса, имена, детали дела — Соломон пересказал все. Он не видел в этом ничего удивительного. Тот факт, что другим людям нужно делать заметки, он считал странным: у него все услышанное закреплялось в памяти естественным образом. Соломона показали специалисту. У нейропсихолога Александра Лурии он, как и Генри, прошел множество тестов. А сколько вообще информации способен запомнить человек?

Как оказалось, сколь угодно много. Во всяком случае, установить границы памяти Соломона оказалось затруднительно. Выслушивая длинные списки несуществующих слов, он мог безошибочно повторить их в любой последовательности. Мгновенно выучивал стихи на иностранных языках, таблицы и формулы высшей математики. Через 17 лет Лурия и Соломон снова встретились — Соломон по-прежнему помнил те самые списки слов, услышанные им много лет назад.

Со временем Соломон бросил работу в газете и стал мнемонистом, то есть специалистом по запоминанию. Стоя на сцене, он запоминал бесконечные таблицы с числами или написанные зрителями слова, а затем, к удивлению публики, идеально и без ошибок их воспроизводил. Однако жизнь Соломона текла не так гладко, как могло бы показаться: память, о которой мы все мечтаем, не принесла Соломону богатства, влияния, да и счастья особо тоже. Он часто менял работу, а умер в 1958 году — в полном одиночестве, без семьи и друзей.

Поражающая воображение память Соломона отчасти была связана с таким явлением, как синестезия, когда каждое сенсорное ощущение сопровождается другими — зрительными, слуховыми, обонятельными и вкусовыми. У Соломона это состояние приобрело крайнюю форму. Все события его жизни сопровождались различными образами: яркими цветами, запахами, вкусами или особого рода картинами — например, они возникали у него в голове, когда он слышал определенные слова. Звуки голосов рождали изображения. Однажды он покупал в киоске мороженое и даже отшатнулся от отвращения: он увидел, как к нему движутся кучи черного угля и золы, — настолько неприятен был голос продавца. Благодаря такого рода образам воспоминания врезались в его память намного сильнее, чем у обычного человека. По рассказам свидетелей, он был неспособен отделаться от воспоминаний — даже бессмысленные последовательности чисел не исчезали, если только он не пытался сознательно их забыть.

Разумеется, Соломон был особенным человеком. Почти ни у кого нет такой памяти, какая была у него. По сравнению с его способностями память среднестатистического человека просто ничтожна. Но с другой стороны — хотелось бы вам помнить не только номера телефонов родителей и расписание автобуса, на котором вы ездили в школьные годы, но вообще все увиденные вами номера телефонов и расписания всех автобусов, на которых вы ездили?

Реклама на Forbes

Кратковременная память – обзор

Формы и этапы декларативной памяти

В общем смысле память относится к способности мозга хранить и извлекать информацию, что является необходимой предпосылкой для любого обучения. Некоторые воспоминания настолько ярки, что кажутся повторным переживанием прошлого опыта, как, например, внезапные воспоминания Марселя Пруста о своей юности, когда он откусил пирожное Мадлен. Другие воспоминания более расплывчаты или вызывают ряд фактов, а не перцептивный опыт.Память была разделена на несколько типов и стадий, что привело к запутанному набору терминов и понятий. Клинические неврологи исторически делят память на три временных этапа. Эти этапы могут быть полезны при концептуализации диагноза и трудностей самостоятельной жизни и в целом соответствуют этапам и концепциям памяти, предложенным когнитивными нейробиологами. Первая стадия, называемая клиницистами непосредственной памятью , соответствует концепции Баддели о рабочей памяти (Baddeley, 2010). Непосредственная или рабочая память относится к системе, которая активно удерживает фрагменты временной информации в сознании, где ею можно впоследствии манипулировать или использовать для выполнения задачи. Недавно велись споры об истинной емкости рабочей памяти (Cowan, 2001), но все согласны с тем, что нормальный взрослый человек может сохранять в рабочей памяти 5–9 значимых элементов (Miller, 1956). Эта информация, как правило, может оставаться в сознании неопределенно долго при внимании и повторении.Однако без репетиции эта информация теряется примерно через 18–20 секунд (Браун, 1958; Петерсон и Петерсон, 1959). Например, большинство людей могут услышать или увидеть телефонный номер, пройти через комнату и без труда набрать номер. После набора номера и начала разговора номер исчезает из рабочей памяти. Опираясь в первую очередь на префронтальные области мозга, рабочая память снижается с нормальным старением. Кроме того, расстройства внимания, очаговые поражения верхней лобной коры, поражающие поля Бродмана 8 и 9, и пациенты с афазией, вторичной по отношению к поражениям левой лобной доли, могут демонстрировать серьезные нарушения рабочей памяти (Goldman-Rakic, 1996).

Второй этап памяти, называемый клиницистами кратковременной или недавней памятью , включает способность кодировать и извлекать определенные элементы, такие как слова или события, с задержкой в ​​несколько минут или часов. Некоторая вышеупомянутая путаница в терминологии связана с тем фактом, что когнитивные психологи утверждают, что рабочая память лежит в основе кратковременной памяти, и считают ее отличной от эпизодического обучения и памяти. На клиническом языке кратковременная память является синонимом недавней эпизодической памяти, тогда как некоторые когнитивные психологи используют термин «кратковременная» для обозначения немедленной памяти.Кратковременная или недавняя эпизодическая память требует функции гиппокампа и парагиппокампальных областей медиальной височной доли как для кодирования, так и для хранения. Миндалевидное тело, структура, примыкающая к медиальной височной коре, не является существенной для эпизодической памяти, но, по-видимому, имеет решающее значение для кодирования эмоциональных или социальных контекстов конкретных событий (Markowitsch and Staniloiu, 2011). Напротив, извлечение недавних эпизодических воспоминаний, как правило, зависит от тонкого взаимодействия между префронтальными областями и медиальными височными областями.Бадсон и Прайс (2005) предлагают простую аналогию для запоминания анатомической организации недавней эпизодической памяти. В этой аналогии лобные доли считаются «клерком» системы памяти, решающим, какие воспоминания извлекать и откуда их извлекать. Медиальные височные доли — это «картотечный шкаф недавней памяти», где хранятся недавние воспоминания. У пациентов с медиальным поражением височной доли (например, при болезни Альцгеймера) повреждена картотека, в которой невозможно хранить воспоминания.Напротив, у пациентов с повреждением лобной доли (например, инсультом, опухолью) возникают трудности с правильной организацией файлов в шкафу или трудностями с их поиском во время извлечения. Наконец, у пациентов с патологией подкоркового белого вещества (например, ишемической болезнью, рассеянным склерозом) делопроизводителю трудно получить доступ к картотеке, что затрудняет поиск. Однако, получив выбор между несколькими файлами — посредством теста распознавания или множественного выбора — файл-клерк может правильно идентифицировать нужный файл.Обычно используемые прикроватные тесты оценивают недавнюю эпизодическую память. Пациента просят вспомнить от трех до пяти не связанных друг с другом предметов за 5 минут (проверка картотеки). На любые невостребованные слова пациенту дается подсказка или реплика (проверка файл-клерка). Вопросы о сегодняшнем завтраке также эффективны. Относительно легко проверить наличие нарушений в недавней эпизодической памяти, включив общие вопросы о недавних событиях в жизни или новостях в установление взаимопонимания и интервью.

Кратковременная память – обзор

Нарушения кратковременной памяти

Нарушение кратковременной памяти проявляется снижением способности временно хранить и воспроизводить вербальную и/или зрительно-пространственную информацию, которая только что была представлена.Таким образом, дети с нарушенной кратковременной вербальной памятью будут демонстрировать плохую способность к непосредственному воспроизведению вербальных последовательностей (например, списков цифр, слов или незнакомых слов) и/или зрительно-пространственных паттернов (например, копирование объектов, воспроизведение пространственных последовательностей). Учитывая важность кратковременной памяти как первого шага к долговременному изучению новой информации, эти дети, как правило, также испытывают трудности с усвоением новой вербальной информации, такой как новый словарь, новые определения, и с изучением ассоциаций между абстрактными понятиями, такими как например, необходимо в химии (Baddeley et al., 1998). Кроме того, учитывая значение кратковременной памяти во время умственных вычислений и рассуждений, трудности также будут наблюдаться при арифметике и понимании предложений. Дефицит может быть избирательным для вербальной или визуальной информации или включать обе модальности. Хотя нарушения кратковременной памяти не мешают успешному окончанию начальной и средней школы, они, тем не менее, вызывают значительные затруднения, замедляя скорость обучения пострадавшего ребенка и его/ее понимание объяснений и заданий, данных педагогическим составом.

Избирательное нарушение кратковременной памяти при отсутствии других когнитивных нарушений наблюдается крайне редко. Отчасти это связано с тем, что дефицит кратковременной памяти является следствием поражения нижней теменной дольки и/или нижней лобной извилины, чаще всего в результате нарушения мозгового кровообращения на территории левой средней мозговой артерии. Такой несчастный случай редко встречается у детей. Кроме того, черепно-мозговая травма, более распространенная в детской популяции, редко приводит к очаговым и избирательным поражениям в этих областях, хотя нарушения кратковременной памяти являются частым следствием черепно-мозговой травмы в сочетании с другими нарушениями памяти (эпизодическая память).Описано три случая избирательного нарушения краткосрочной вербальной памяти при отсутствии какого-либо документально подтвержденного повреждения головного мозга, но с прогнозируемыми сопутствующими трудностями в усвоении новой вербальной информации (Baddeley, 1993; Baddeley and Wilson, 1993; Hanten and Martin, 2001). ). Однако, по крайней мере, в двух из этих случаев нельзя было полностью исключить более общие языковые нарушения.

В то же время нарушения кратковременной памяти чаще всего наблюдаются на фоне более широких когнитивных нарушений.Дети с определенными языковыми нарушениями и дети с дислексией обычно имеют плохую кратковременную вербальную память и объем рабочей памяти; снижение краткосрочной вербальной памяти у этих детей не может быть полностью объяснено их плохими языковыми способностями, и, следовательно, вполне вероятно, что дефицит кратковременной памяти еще больше способствует и без того затяжному развитию речи у этих детей. В более общем плане дефицит краткосрочной вербальной памяти является остаточным дефицитом во многих популяциях, которые первоначально имели более глобальные языковые нарушения. Пациенты, у которых в детстве проявлялись специфические языковые нарушения, детская афазия или эпилептическая детская афазия (синдром Ландау-Клеффнера), могут относительно хорошо говорить. восстановление во взрослом возрасте, но нарушение кратковременной вербальной памяти все еще будет присутствовать (Majerus et al., 2004).

Ряд генетических синдромов также характеризуется плохим объемом кратковременной памяти, либо кратковременной вербальной памяти, например, при синдроме Дауна (трисомия 21), либо кратковременной зрительной памяти, например, при синдроме Вильямса (7q11). .23) и Х-связанные синдромы (фрагильный Х, синдром Тернера, синдром Клайнфельтера и синдром Ретта). Велокардиофациальный синдром (микроделеция 22q11.21) здесь особенно интересен, поскольку наблюдается специфический дефицит сохранения информации о порядке: больные дети могут точно сохранять и воспроизводить элементы (например,например, слова, цифры), которые им были представлены, но у них возникнут более серьезные трудности с поддержанием и воспроизведением порядка, в котором предметы были представлены (Majerus et al., 2007). Недавние исследования действительно предполагают, что одной из основных функций кратковременной памяти является поддержание порядка только что произошедших событий, причем сами события непосредственно кодируются посредством временной активации соответствующих долговременных баз знаний (т. е. языковой системы для вербальная информация) (Majerus, 2009).Наконец, мы должны отметить, что при синдроме Fragile X нарушение кратковременной памяти обычно носит более общий характер, включая плохое запоминание вербальной, зрительной и упорядоченной информации, что, скорее всего, связано с более фундаментальными трудностями внимания во время кодирования информации в краткосрочной памяти. Память.

Кратковременная память и рабочая память

Кратковременная память действует как своего рода «блокнот» для временного вызова информации, которая обрабатывается в любой момент времени и на которую ссылались как «заметка для мозга».Это можно рассматривать как способность помнить и обрабатывать информацию одновременно. Он удерживает небольшое количество информации (обычно около 7 элементов или даже меньше) в активном, легкодоступном состоянии в течение короткого периода времени (обычно от 10 до 15 секунд, а иногда и до минуты).

Знаете ли вы ?
Исследование Университета Стерлинга, проведенное в 2010 году, показало возможную связь между плохой кратковременной или рабочей памятью и депрессией .

От 10 до 15% с самой плохой рабочей памятью в исследовании, как правило, обдумывали вещи и слишком много размышляли о , что приводило к риску депрессии.
Люди с хорошей оперативной памятью, с другой стороны, более склонны быть оптимистичными и уверенными в себе , и с большей вероятностью проведут счастливую и успешную жизнь.

Например, чтобы понять это предложение, нужно помнить начало предложения, пока читается остальная часть, задача, выполняемая кратковременной памятью.Другими распространенными примерами кратковременной памяти в действии являются временное удержание фрагмента информации для выполнения задачи (например, «перенос» числа в сумму вычитания или запоминание убедительного аргумента, пока другой человек не закончит говорить). и синхронный перевод (когда переводчик должен хранить информацию на одном языке, устно переводя ее на другой). Однако на самом деле в кратковременной памяти хранятся не полные концепции, а скорее ссылки или указатели (такие как слова, например), которые мозг может конкретизировать из других накопленных им знаний.

Однако эта информация быстро исчезнет навсегда, если мы не предпримем сознательных усилий для ее сохранения, а кратковременная память является необходимым шагом на пути к следующему этапу сохранения, долговременной памяти. Перенос информации в долговременную память для более постоянного хранения может быть облегчен или улучшен путем мысленного повторения информации или, что еще более эффективно, путем придания ей значения и связывания ее с другими ранее приобретенными знаниями. Мотивация также является соображением, поскольку информация, относящаяся к предмету, представляющему большой интерес для человека, с большей вероятностью сохраняется в долговременной памяти.


??? Вы знали ???

Недавнее исследование, проведенное в Мичиганском университете, показало, что внимание и обработка кратковременной памяти напрямую зависят от окружения человека и окружающей среды .
Две группы людей были проверены на их внимание и производительность рабочей памяти, одна группа после спокойной прогулки в тихом парке, а другая группа после навигации оживленных городских улиц .
Те, кто гулял по улицам города, набрали на тестах гораздо меньше .

Термин рабочая память часто используется взаимозаменяемо с краткосрочной памятью, хотя технически рабочая память больше относится ко всей теоретической структуре структур и процессов, используемых для временного хранения и обработки информации, из которых короткие Временная память — это всего лишь один компонент.

Центральная исполнительная часть префронтальной коры в передней части мозга, по-видимому, играет фундаментальную роль в кратковременной и рабочей памяти.Он одновременно служит временным хранилищем кратковременной памяти, где информация остается доступной, пока она необходима для текущих процессов рассуждения, но он также «вызывает» информацию из других частей мозга. Центральный исполнительный орган управляет двумя нейронными петлями , одной для зрительных данных (которая активирует области вблизи зрительной коры мозга и действует как зрительная блокнот) и одной для языка ( «фонологическая петля» , которая использует область Брока как своего рода «внутренний голос», который повторяет звуки слов, чтобы запомнить их).Эти две блокноты временно хранят данные до тех пор, пока они не будут стерты следующим заданием.

Хотя префронтальная кора является не единственной задействованной частью мозга — она также должна взаимодействовать с другими частями коры , из которых она извлекает информацию в течение коротких периодов времени — она является наиболее важной, и Карлайл Якобсен сообщил, еще в 1935 году это повреждение префронтальной коры у приматов вызывало дефицит кратковременной памяти.

Кратковременная память имеет ограниченную емкость , что можно легко проиллюстрировать на примере простого способа запомнить список случайных элементов (не допуская повторения или подкрепления) и наблюдая, когда начинают появляться ошибки.Часто цитируемые эксперименты Джорджа Миллера в 1956 году предполагают, что количество объектов, которое средний человек может удерживать в рабочей памяти (известное как объем памяти ), составляет от 5 до 9 ( 7 ± 2 , что Миллер описал как «магическое число», которое иногда называют законом Миллера ). Однако, хотя это может быть приблизительно верно для популяции студентов колледжа, например, объем памяти сильно варьируется в зависимости от протестированной популяции, а современные оценки обычно ниже, порядка всего 4 или 5 элементов.


??? Вы знали ???

Кратковременная рабочая память работает фонологически .
Например, в то время как носители английского языка обычно могут удерживать в кратковременной памяти семь цифр, носители китайского языка обычно могут запомнить десять цифр.
Это потому, что все числовые слова в китайском языке состоят из односложных , тогда как в английском нет.

Тип или характеристики информации также влияют на количество элементов, которые могут быть сохранены в кратковременной памяти.Например, можно вспомнить больше слов, если они короче или чаще употребляются, или если они фонологически схожи по звучанию, или если они взяты из одной семантической категории (такой как спорт, например), а не из различные категории и т. д. Имеются также некоторые данные о том, что объем и продолжительность кратковременной памяти увеличиваются, если слова или цифры произносятся вслух вместо того, чтобы читать их глухо (в голове).

Относительно малая емкость кратковременной памяти по сравнению с огромной емкостью долговременной памяти некоторые приписывают эволюционному преимуществу выживания при уделении внимания относительно небольшому количеству важных вещей (например, ).грамм. приближение опасного хищника, близость безопасного убежища и т. д.), а не множество других второстепенных деталей, которые только мешали бы быстрому принятию решений.

«Разбивка» информации может привести к увеличению объема кратковременной памяти. Разделение на фрагменты — это организация материала в более короткие значимые группы, чтобы сделать их более управляемыми. Например, номер телефона через дефис, разделенный на группы из 3 или 4 цифр, как правило, легче запомнить, чем один длинный номер.Эксперименты, проведенные Гербертом Саймоном , показали, что идеальный размер для разделения букв и цифр, независимо от того, имеют они значение или нет, равен трем. Однако значимые группы могут быть длиннее (например, четыре числа, составляющие дату в длинном списке чисел). При разделении на фрагменты каждый фрагмент представляет только один из 5-9 элементов, которые могут быть сохранены в кратковременной памяти, что увеличивает общее количество элементов, которые могут храниться.


??? Вы знали ???
Использование мнемонических устройств может значительно увеличить память, особенно запоминание длинных списков имен, чисел и т. д.
Один ящик, известный как «С.Ф.» , смог увеличить свой диапазон из цифр (самый длинный список чисел, который человек может повторить в правильном порядке) с 7 до 79 с использованием мнемонических стратегий.
Акира Харагути и Лу Чао Рекордные повторения цифр числа Пи (100 000 и 67 890 цифр соответственно) также используют мнемонические системы.

Обычно предполагается, что кратковременная память самопроизвольно угасает с течением времени, обычно в районе 10-15 секунд, но элементы могут сохраняться до минуты, в зависимости от содержания.Однако его можно расширить повторением или репетицией (либо чтением вслух, либо мысленным моделированием), так что информация снова попадает в краткосрочное хранилище и сохраняется в течение дальнейшего периода. Когда несколько элементов (например, цифры, слова или изображения) одновременно удерживаются в кратковременной памяти, они эффективно конкурируют друг с другом за припоминание. Таким образом, новый контент постепенно вытесняет старый контент (известный как вытеснение ), если только старый контент активно не защищается от вмешательства путем репетиции или привлечения к нему внимания.Любое внешнее вмешательство имеет тенденцию вызывать нарушения кратковременной памяти, и по этой причине люди часто испытывают отчетливое желание как можно скорее завершить задачи, хранящиеся в кратковременной памяти.

забывание кратковременных воспоминаний включает процесс, отличный от процесса забывания долговременной памяти. Когда что-то в кратковременной памяти забывается, это означает, что нервный импульс просто перестал передаваться через конкретную нейронную сеть .Как правило, если импульс не активируется повторно, он перестает проходить через сеть уже через несколько секунд.

Как правило, информация переносится из кратковременной или рабочей памяти в долговременную всего за несколько секунд, хотя точные механизмы, с помощью которых происходит этот перенос, и то, сохраняются ли все воспоминания или только некоторые из них навсегда, остаются неизвестными. спорные вопросы среди специалистов. Ричард Шиффрин , в частности, хорошо известен своей работой в 1960-х годах, предполагающей, что ВСЕ воспоминаний автоматически переходят из кратковременного в долговременное хранилище через короткое время (известное как модальное или мульти -магазин или модель Atkinson-Schiffrin ).

Однако это оспаривается, и теперь кажется все более вероятным, что имеет место какая-то процедура проверки или редактирования . Некоторые исследователи (например, Eugen Tarnow ) предположили, что между кратковременной и долговременной памятью вообще нет никакого реального различия, и, конечно же, трудно провести четкую границу между ними. Однако данные пациентов с некоторыми видами антероградной амнезии и эксперименты по изучению того, как отвлечение влияет на краткосрочное припоминание списков, позволяют предположить, что на самом деле существуют две более или менее отдельные системы.

Хранение | Введение в психологию

Модель Аткинсона и Шиффрин — не единственная модель памяти. Другие, такие как Baddeley и Hitch (1974), предложили модель, в которой кратковременная память сама по себе имеет разные формы. В этой модели хранение воспоминаний в кратковременной памяти похоже на открытие различных файлов на компьютере и добавление информации. Тип кратковременной памяти (или компьютерного файла) зависит от типа полученной информации. Существуют воспоминания в визуально-пространственной форме, а также воспоминания об устном или письменном материале, и они хранятся в трех краткосрочных системах: зрительно-пространственном блокноте, эпизодическом буфере и фонологической петле.Согласно Баддели и Хитчу, центральная исполнительная часть памяти контролирует или контролирует поток информации к трем краткосрочным системам и от них.

Кратковременная память

Кратковременная память (STM) — это система временного хранения, которая обрабатывает входящую сенсорную память. Термины кратковременная и рабочая память иногда используются взаимозаменяемо, но это не совсем одно и то же. Кратковременная память более точно описывается как компонент рабочей памяти.Кратковременная память берет информацию из сенсорной памяти и иногда связывает эту память с чем-то, что уже находится в долговременной памяти. Кратковременная память длится от 15 до 30 секунд. Думайте об этом как об информации, отображаемой на экране вашего компьютера, например, в документе, электронной таблице или на веб-сайте. Затем информация в STM попадает в долговременную память (вы сохраняете ее на жесткий диск) или отбрасывается (вы удаляете документ или закрываете веб-браузер).

Репетиция перемещает информацию из кратковременной памяти в долговременную.Активная репетиция — это способ внимания к информации, чтобы перевести ее из кратковременной памяти в долговременную. Во время активной репетиции вы повторяете (практикуете) информацию, которую нужно запомнить. Если вы будете повторять это достаточно часто, это может быть перемещено в долговременную память. Например, этот тип активной репетиции — это то, как многие дети изучают азбуку, напевая песенку с алфавитом. В качестве альтернативы, детальное повторение — это акт связывания новой информации, которую вы пытаетесь изучить, с существующей информацией, которую вы уже знаете.Например, если вы встречаете кого-то на вечеринке, и ваш телефон разряжен, но вы хотите запомнить его номер телефона, который начинается с кода города 203, вы можете вспомнить, что ваш дядя Абдул живет в Коннектикуте и имеет код города 203. Таким образом, когда вы попытаетесь вспомнить номер телефона вашего нового потенциального друга, вы легко запомните код города. Крейк и Локхарт (1972) предложили гипотезу уровней обработки, согласно которой чем глубже вы о чем-то думаете, тем лучше вы это помните.

Вы можете задаться вопросом: «Сколько информации может обрабатывать наша память одновременно?» Чтобы изучить объем и продолжительность вашей кратковременной памяти, попросите партнера прочитать вам вслух цепочки случайных чисел (рис. 8.5), начиная каждую строку со слов «Готов?» и заканчивая каждый, говоря «Вспомнить», после чего вы должны попытаться записать строку чисел по памяти.

Рисунок 2 . Проработайте эту серию чисел, используя описанное выше упражнение на запоминание, чтобы определить самую длинную последовательность цифр, которую вы можете запомнить.

Обратите внимание на самую длинную строку, в которой вы получили правильный ряд. Для большинства людей емкость, вероятно, будет близка к 7 плюс-минус 2. В 1956 году Джордж Миллер проанализировал большую часть исследований емкости кратковременной памяти и обнаружил, что люди могут сохранять от 5 до 9 элементов, поэтому он сообщил емкость кратковременной памяти была «магическим числом» 7 плюс-минус 2. Однако более современные исследования показали, что емкость рабочей памяти составляет 4 плюс-минус 1 (Cowan, 2010). Как правило, припоминание случайных чисел несколько лучше, чем случайных букв (Jacobs, 1887), а также часто немного лучше для информации, которую мы слышим (акустическое кодирование), чем информации, которую мы видим (визуальное кодирование) (Anderson, 1969).

Затухание следа памяти и интерференция — два фактора, влияющих на краткосрочное сохранение памяти. Петерсон и Петерсон (1959) исследовали кратковременную память, используя последовательности из трех букв, называемые триграммами (например, CLS), которые нужно было вызывать через различные промежутки времени от 3 до 18 секунд. Участники запомнили около 80% триграмм после 3-секундной задержки, но только 10% после 18-секундной задержки, из чего они сделали вывод, что кратковременная память угасает за 18 секунд. При распаде след памяти со временем становится менее активным, и информация забывается.Однако Кеппель и Андервуд (1962) изучили только первые попытки выполнения задачи с триграммами и обнаружили, что упреждающее вмешательство также влияет на сохранение кратковременной памяти. При упреждающем вмешательстве ранее усвоенная информация мешает способности узнавать новую информацию. И распад следа памяти, и упреждающее вмешательство влияют на кратковременную память. Как только информация достигает долговременной памяти, она должна быть консолидирована как на синаптическом уровне, что занимает несколько часов, так и в системе памяти, что может занять недели или дольше.

Долговременная память

Долговременная память (LTM) — это непрерывное хранение информации. В отличие от кратковременной памяти, объем долговременной памяти считается неограниченным. Он включает в себя все, что вы можете вспомнить, что произошло больше, чем несколько минут назад. Нельзя по-настоящему рассматривать долговременную память, не задумываясь о том, как она организована. Действительно быстро, какое первое слово приходит на ум, когда вы слышите «арахисовое масло»? Вы подумали о желе? Если да, то вы, вероятно, ассоциировали в своем уме арахисовое масло и желе.Общепризнано, что воспоминания организованы в семантические (или ассоциативные) сети (Collins & Loftus, 1975). Семантическая сеть состоит из понятий, и, как вы помните из того, что вы узнали о памяти, понятия — это категории или группы лингвистической информации, образов, идей или воспоминаний, таких как жизненный опыт. Хотя индивидуальный опыт и знания могут влиять на расположение концептов, считается, что концепты располагаются в уме иерархически (Anderson & Reder, 1999; Johnson & Mervis, 1997, 1998; Palmer, Jones, Hennessy, Unze, & Pick, 1989; Rosch, Мервис, Грей, Джонсон и Бойс-Брэм, 1976; Танака и Тейлор, 1991).Связанные понятия связаны, и сила связи зависит от того, как часто два понятия были связаны.

Семантические сети различаются в зависимости от личного опыта. Что важно для памяти, активация любой части семантической сети также активирует понятия, связанные с этой частью, в меньшей степени. Этот процесс известен как распространяющаяся активация (Collins & Loftus, 1975). Если активирована одна часть сети, проще получить доступ к связанным понятиям, поскольку они уже частично активированы.Когда вы что-то вспоминаете или вспоминаете, вы активируете концепцию, а связанные с ней концепции легче запоминаются, потому что они частично активированы. Однако активации не распространяются только в одном направлении. Когда вы что-то вспоминаете, у вас обычно есть несколько способов получить информацию, к которой вы пытаетесь получить доступ, и чем больше у вас ссылок на концепцию, тем выше ваши шансы на запоминание.

Существует два типа долговременной памяти: явная и неявная (рис. 8.6). Понимание разницы между эксплицитной и имплицитной памятью важно, потому что старение, определенные типы травм головного мозга и определенные расстройства могут по-разному влиять на эксплицитную и имплицитную память. Явные воспоминания — это те воспоминания, которые мы сознательно пытаемся запомнить, вспомнить и сообщить. Например, если вы готовитесь к экзамену по химии, материал, который вы изучаете, будет частью вашей явной памяти. В соответствии с аналогией с компьютером, некоторая информация в вашей долговременной памяти будет похожа на информацию, которую вы сохранили на жестком диске. Ее нет на вашем рабочем столе (ваша кратковременная память), но в большинстве случаев вы можете извлечь эту информацию, когда захотите. Не все долговременные воспоминания являются сильными воспоминаниями, а некоторые воспоминания можно вызвать только с помощью подсказок.Например, вы можете легко вспомнить какой-то факт, например, столицу Соединенных Штатов, но вам может быть трудно вспомнить название ресторана, в котором вы обедали, когда прошлым летом были в соседнем городе. Подсказка, например, что ресторан был назван в честь его владельца, может помочь вам вспомнить название ресторана. Эксплицитную память иногда называют декларативной памятью, потому что ее можно выразить словами. Эксплицитная память делится на эпизодическую память и семантическую память.

Рисунок 3 .Есть два компонента долговременной памяти: эксплицитная и имплицитная. Эксплицитная память включает эпизодическую и семантическую память. Имплицитная память включает в себя процедурную память и информацию, полученную в результате обусловливания.

Эпизодическая память — это информация о событиях, которые мы лично пережили (т. е. эпизод). Например, воспоминание о вашем последнем дне рождения — это эпизодическая память. Обычно эпизодическая память описывается как история. Концепция эпизодической памяти впервые была предложена примерно в 1970-х годах (Tulving, 1972).С тех пор Тулвинг и другие переформулировали теорию, и в настоящее время ученые считают, что эпизодическая память — это память о событиях в определенных местах в определенное время — что, где и когда произошло событие (Талвинг, 2002). Это включает в себя припоминание визуальных образов, а также чувство знакомства (Hassabis & Maguire, 2007). Семантическая память — это знания о словах, понятиях, языковых знаниях и фактах. Семантическая память обычно сообщается как факты.Семантический означает, что он имеет отношение к языку и знаниям о языке. Например, в вашей семантической памяти хранятся ответы на такие вопросы, как «что такое определение психологии» и «кто был первым афроамериканцем-президентом США».

Неявные воспоминания — это долговременные воспоминания, не являющиеся частью нашего сознания. Хотя имплицитные воспоминания усваиваются вне нашего сознания и не могут быть вызваны сознательно, имплицитная память проявляется при выполнении какой-либо задачи (Roediger, 1990; Schacter, 1987).Имплицитная память изучалась с помощью когнитивных задач, таких как выполнение искусственных грамматик (Reber, 1976), словесная память (Jacoby, 1983; Jacoby & Witherspoon, 1982) и изучение невысказанных и неписаных обстоятельств и правил (Greenspoon, 1955; Giddan). & Eriksen, 1959; Krieckhaus & Eriksen, 1960). Возвращаясь к компьютерной метафоре, имплицитные воспоминания подобны программе, работающей в фоновом режиме, и вы не осознаете их влияния. Имплицитные воспоминания могут влиять на наблюдаемое поведение, а также на когнитивные задачи.В любом случае вы обычно не можете выразить память словами, адекватно описывающими задачу. Существует несколько типов имплицитных воспоминаний, в том числе процедурные, прайминговые и эмоциональные.

Неявная процедурная память часто изучается с использованием наблюдаемого поведения (Adams, 1957; Lacey & Smith, 1954; Lazarus & McCleary, 1951). Неявная процедурная память хранит информацию о том, как что-то сделать, и это память на искусные действия, такие как чистка зубов, езда на велосипеде или вождение автомобиля.Вы, вероятно, не так хорошо катались на велосипеде или вели машину в первый раз, когда попробовали, но вы стали намного лучше после того, как занимались этим в течение года. Ваше улучшение езды на велосипеде произошло из-за того, что вы научились балансировать. Вы, вероятно, думали о том, чтобы оставаться в вертикальном положении в начале, но теперь вы просто делаете это. Более того, вы, вероятно, умеете сохранять равновесие, но не можете рассказать кому-то, как именно вы это делаете. Точно так же, когда вы впервые учились водить машину, вы, вероятно, думали о многих вещах, которые сейчас просто делаете без особых размышлений.Когда вы впервые научились выполнять эти задачи, кто-то, возможно, рассказал вам, как их выполнять, но все, что вы узнали после этих инструкций, что вы не можете с готовностью объяснить кому-то еще, как это сделать, — это имплицитная память.

Связь на каждый день: можете ли вы вспомнить все, что вы когда-либо делали или говорили?

Эпизодические воспоминания также называют автобиографическими воспоминаниями. Давайте быстро проверим вашу автобиографическую память. Что ты был одет ровно пять лет назад сегодня? Что вы ели на обед 10 апреля 2019 года? Вероятно, вам будет трудно, если не невозможно, ответить на эти вопросы.Можете ли вы вспомнить каждое событие, которое вы пережили в течение своей жизни, — приемы пищи, разговоры, выбор одежды, погодные условия и так далее? Скорее всего, никто из нас даже близко не смог бы ответить на эти вопросы; однако американскую актрису Мэрилу Хеннер, наиболее известную по телешоу Taxi, , можно вспомнить. У нее потрясающая и превосходная автобиографическая память (рис. 7).

Рисунок 7 . Суперавтобиографическая память Мэрилу Хеннер известна как гипертимезия.(кредит: Марк Ричардсон)

Очень немногие люди могут вспоминать события таким образом; прямо сейчас менее 20 человек обладают этой способностью, и лишь немногие изучены (Parker, Cahill & McGaugh, 2006). И хотя гипертимезия обычно проявляется в подростковом возрасте, у двоих детей в Соединенных Штатах, по-видимому, есть воспоминания задолго до своего десятого дня рождения.

Посмотрите это видео о превосходной автобиографической памяти из телепрограммы новостей 60 минут , чтобы узнать больше.

Как долго длится кратковременная память? Короче, чем вы думаете.

Вам может быть интересно, для чего мы используем кратковременную память? Несмотря на то, что краткосрочное очень короткое, на самом деле вы постоянно его используете. Вы используете его, чтобы запомнить начало этого предложения по мере того, как вы добираетесь до конца. Вы используете его для поддержания разговора, который включает в себя слушание, формулирование того, что вы собираетесь сказать, а затем произнесение этого. Когда вы выпекаете, вы используете кратковременную память, чтобы запомнить количество муки, которое вам нужно взвесить.Ваша официантка будет использовать свою рабочую память, чтобы записывать ваш заказ, пока вы его произносите, но учтите, что если она возьмет заказ со всего стола, а затем пойдет к машине, чтобы вбить его, она, вероятно, перенесет ваш заказ в долговременную память. !

Причина, по которой когнитивные психологи считают, что есть что-то действительно особенное в 15-30-секундном диапазоне, который можно отделить от всех других воспоминаний за пределами этого периода, заключается в том, что пациенты, которые обращаются с очевидной полной потерей памяти, все еще способны удерживать в памяти информацию в течение 15-30 секунд.

Первого пациента, продемонстрировавшего глубокую потерю долговременной памяти при совершенно сохранной кратковременной памяти, звали Х.М. Он лечился от эпилепсии, когда ему было за 20; поскольку это были 1950-е годы, и они не знали ничего лучшего, врачи удалили часть его мозга, пытаясь вылечить его от приступов. Это действительно привело к улучшению эпилепсии, но с огромными последствиями: H.M. также потерял способность формировать новые долговременные воспоминания. За 40 лет, которые он прожил после операции, у него не сформировалось никаких значимых новых воспоминаний о своей жизни.

Если спросить, что он делал вчера, Х.М. не знал, а если бы его спросили, когда он начал страдать от потери памяти (да, он знал, что что-то не так), то сказал бы, может быть, год, независимо от того, сколько десятилетий прошло. Когда он видел исследователя, который проверял его, наверное, хотя бы раз в неделю в течение этих 40 лет, он каждый раз представлялся заново. Все это говорит о том, что, несмотря на то, насколько серьезно пострадала его долговременная память, его кратковременная память осталась такой же хорошей, как моя или ваша.То есть, если вы прочитаете номер телефона Х. М., он сможет повторить его вам точно так же, как и любой другой человек. Это также объясняет, почему Х.М. на самом деле был в состоянии вести относительно нормальные разговоры, пока их тема не выходила за рамки настоящей ситуации.

Х.М. умер в 2008 году, а исследователь, изучавший его всю послеоперационную жизнь, недавно выпустил о нем книгу (1) (а потом, к сожалению, тоже умер). В этой книге, которую я очень рекомендую, она использует метафору, чтобы различать кратковременную и долговременную память, что я считаю блестящим и достойным повторения.Сюзанна Коркин описывает память, как если бы это был отель, где краткосрочная память представлена ​​вестибюлем, а долговременная память — номерами для гостей. Вот что она говорит о H.M.:

«Информация могла быть собрана в холле отеля мозгом Генри, но не могла зарегистрироваться в номерах» (с. 53).

Чтобы проиллюстрировать, насколько чувствительна память Г. М. к этому различию между кратковременной (15–30 секунд) и долговременной памятью, рассмотрим следующий эксперимент (2) .Х.М. ему показывали две фигуры, одну за другой, и его работа заключалась в том, чтобы указать, одинаковы ли они или разные. Промежуток времени между предъявлением двух форм варьировался от 15 до 60 секунд. Вот примеры одинаковых и разных пар фигур:

 

границ | О разнице между рабочей памятью и кратковременной памятью

Введение

Принято считать, что хранение новой информации проходит через различные этапы, что приводит к постоянному хранению информации в долговременной памяти (ДВП).Две теоретические модели были предложены в отношении временного хранения: кратковременная память (STM) и рабочая память (WM). STM относится к когнитивной системе, которая используется для хранения сенсорных событий, движений и когнитивной информации, такой как цифры, слова, имена или другие элементы, в течение короткого периода времени (Kolb and Wishaw, 2009). Было высказано предположение, что средний человек может удерживать около семи (Miller, 1956) или четырех (Cowan, 2001) порций информации в STM. Хотя нейронная диссоциация между STM и LTM подвергалась сомнению (Ranganath and Blumenfeld, 2005), ясно, что концептуальная разница между ними заключается в периоде времени, в течение которого запоминается информация.

Термин WM стал известен благодаря омонимической модели Baddeley and Hitch (1974). Модель WM имеет больше внутренних функций, чем модель STM. Основываясь на экспериментальных исследованиях когнитивной психологии, предполагается, что система с ограниченными возможностями функционирует как интерфейс между восприятием, LTM и действием (Baddeley, 2003). В классической модели WM, предложенной Baddeley and Hitch (1974), можно выделить три различных компонента: центральную исполнительную систему и две подчиненные системы, используемые для хранения информации (фонологическая петля и зрительно-пространственный блокнот).Эти хранилища памяти также называются STM в многокомпонентной модели WM. Центральный исполнительный орган не является системой памяти как таковой , а вместо этого координирует процессы двух подчиненных систем. Позже к модели был добавлен новый компонент, эпизодический буфер (Baddeley, 2000).

Несмотря на различные теоретические предпосылки, STM и WM часто используются взаимозаменяемо, а клиническая и исследовательская литература размыта неоднозначным использованием обеих конструкций. Многие исследования признают сосуществование как STM, так и WM (например,г., Гатеркоул и Аллоуэй, 2006 г.; Nadel and Hardt, 2011), но также утверждается, что термин WM заменил старый термин STM (Gray, 2007) или что WM является теоретической концепцией STM (Nairne and Neath, в печати). Кроме того, некоторые авторы определяют STM как способность сохранять информацию временно в течение нескольких секунд (например, Neath et al., 2005; Klingberg, 2010), тогда как другие используют это определение для описания WM (например, Fletcher and Henson, 2001). Однако, согласно Baddeley (1992), WM определяется как поддержание и контролируемое манипулирование ограниченным объемом информации перед отзывом.В большинстве исследований используется это определение применительно к WM (например, Cowan et al., 2005; Ranganath and D’Esposito, 2005; Postle, 2006), но иногда нет четкого различия между STM (т. е. техническое обслуживание) и WM (т. е. техническое обслуживание). плюс манипуляции) (например, Davidson et al., 2006; Jensen et al., 2007). Кроме того, экспериментальные исследования WM часто сосредоточены исключительно на компоненте поддержания WM (см., например, обзор D’Esposito, 2007). Наконец, было также высказано предположение, что обе концепции представляют один и тот же когнитивный процесс (т.г., Ансворт и Энгл, 2007b).

Предыдущие примеры иллюстрируют сложную путаницу терминов и определений, которые можно встретить в современной литературе. Эта проблема еще более осложняется отсутствием единого мнения о том, что такое WM. Помимо ведущей модели Баддели существует еще несколько моделей, но общего между ними обнаружить сложно (Мияке, Шах, 1999). Принимая во внимание огромное количество публикуемой литературы по STM и/или WM, такое несоответствие примечательно.Судя по всему, принятие терминов опережает его демаркацию. Кажется, существует несоответствие между современной научной поддержкой различия между STM и WM и тем, как оба термина используются в «повседневной» науке. В то время как некоторые авторы могут использовать эти термины в общем, другие явно ссылаются на две разные конструкции при обсуждении STM и WM.

В этом обзоре мы обсудим малозаметные в настоящее время вопросы взаимоотношений между STM и WM. Подчеркивается неоднозначность употребления конструктов, в связи с чем возникает вопрос, отличаются ли они по существу.Можно предложить несколько моделей, чтобы проиллюстрировать взаимосвязь между STM и WM (см. рис. 1). Модели A, E и G мыслимы, если предположить, что STM и WM являются разными объектами. Если STM и WM нельзя разделить, то модели B, C, D и F являются моделями-кандидатами. Модель F можно рассматривать как абстрактное отображение WM Баддели. Аргументы, поддерживающие или противоречащие моделям, обсуждаются на протяжении всего обзора.

Рисунок 1. Гипотетические модели связи между STM и WM .Есть несколько способов выдвинуть гипотезу о связи между STM и WM. Их можно рассматривать как два независимых (A) или идентичных (B) объектов. В моделях (C,D) предполагается, что STM является частью WM и наоборот. Это будет означать, что нет передачи информации от WM к STM или от STM к WM. В этих моделях часть информации в WM находится в STM, или часть информации в STM находится в WM. Модель (E) также не предполагала бы передачу информации от STM к WM (или наоборот).Модель (F) предполагает, что WM представляет собой STM плюс дополнительные процессы. Эта модель абстрактно соответствует моделям Баддели и Коуэна. В модели (G) предполагается, что информация, поступающая в STM, может быть передана в WM для проведения манипуляций. После манипуляции информация отправляется обратно в STM. Модель (G) рассматривает WM и STM как два разных, но сильно взаимодействующих объекта. Однако термин WM здесь не подходит, так как фактическое запоминание происходит в компоненте STM.

Другим важным аспектом является то, как мы можем измерить STM и WM. Каковы особенности задачи STM или WM? Ясно, что связанные с задачей характеристики того, как измерять эти понятия, связаны с их фундаментальными особенностями. По нашему мнению, эти вопросы еще недостаточно решены и могут лежать в основе запутанного использования обеих конструкций. Здесь мы обсуждаем различные темы, связанные с задачами STM и WM, и то, как они могли вызвать размытое использование STM и WM.

В целом, этот обзор не претендует на полный обзор литературы по этой теме.Цель этой статьи — проиллюстрировать концептуальные вопросы, касающиеся различия между WM и STM и их соответствующими задачами, с помощью последних данных экспериментальной и статистической методологии, а также когнитивных и нейробиологических исследований. Статья выявляет несколько несоответствий и направлена ​​на повышение осведомленности о неоднозначном использовании обоих терминов. Прежде чем подробно остановиться на этих вопросах, сначала обсуждаются основные характеристики задач, которые, как предполагается, измеряют STM и WM.

Простой пролет в сравнении со сложным пролетом

Обнаружение того, что одновременная задача по решению проблем нарушает запоминание списка элементов лишь в незначительной степени, является важным аргументом в поддержку модели WM Баддели (Baddeley and Hitch, 1974). По-видимому, две задачи не сильно мешают, что противоречит единой системе как для кратковременного хранения, так и для онлайн-обработки (т. е. рис. 1Б). Этот вывод также лежит в основе различия между задачами, которые используются для измерения STM и WM (таблица 1).

Таблица 1 . Примеры простых и сложных задач на пролет (неполный список) .

Типичными задачами измерения STM являются простые задачи измерения диапазона, в то время как WM обычно измеряется с использованием сложных задач измерения диапазона. Простые задания на диапазон обычно требуют, чтобы участник поддерживал набор символов, элементов или пространственных положений в течение короткого периода времени (Unsworth and Engle, 2007b). Сложные задачи на диапазон создаются путем добавления сложной вторичной когнитивной задачи к простой задаче на диапазон (Unsworth and Engle, 2007b), такой как решение математических операций (в задачах на диапазон операций) или определение того, является ли предложение синтаксически или семантически правильным (в задачах на диапазон чтения). задачи).Сложные задачи охвата отражают идею о том, что WM всегда включает компонент STM. Эта идея также отражена в моделях C, E и F на рис. 1. Так же, как STM и WM, простые и сложные задачи на диапазон часто используются взаимозаменяемо, и исследователи склонны создавать новые задачи специально для целей исследования. Это привело к увеличению количества задач WM, и часто неясно, в какой степени эти задачи затрагивают конструкцию, которую они должны измерять. Например, в исследовании предела производительности STM была создана задача сложного диапазона путем добавления задачи обработки к задаче с отложенным сопоставлением с образцом (Todd and Marois, 2004).Таким образом, авторы создали задачу WM, заявив, что измеряют STM. Тем не менее, в других исследованиях, предназначенных для измерения визуального WM, испытуемым просто требовалось сохранить изображение лица (Courtney et al., 1997) или местоположение круга (Klingberg et al., 2002) в течение короткого периода времени. Обе эти задачи напоминают простые задачи span.

Можно также подвергнуть сомнению справедливость довольно грубого различия между простыми задачами span и сложными span задачами. Существует множество задач WM и STM (таблица 1), но неизвестно, в какой степени эти разнообразные задачи используют одни и те же или разные конструкции (Conway et al., 2005). Другими словами, маловероятно, что эти задачи являются чисто процессными. Задачи STM и WM измеряют комбинацию процессов, и степень, в которой процесс влияет на производительность в любой области, может различаться между задачами. То есть задача STM может отражать ту же комбинацию процессов, что и задача WM, но некоторые из этих процессов могут решаться более подробно с помощью задач STM, а другие — с помощью задач WM. Это не только фактор между задачами STM и WM, но и внутри. Например, некоторые задачи WM явно включают в себя второстепенную задачу, конкурирующую с хранением информации.Эта вторичная задача может быть связана (например, задачи диапазона чтения) или не связана (например, диапазон операций) с основной задачей. В других тестах WM второстепенная задача менее ясна. Например, цель задачи с обратным диапазоном состоит в том, чтобы воспроизвести последовательность элементов, как в простых задачах с диапазоном, но на этот раз в обратном порядке. Другим примером является часто используемая задача n -back, в которой участнику предлагается отслеживать и постоянно обновлять информацию, которую нужно запомнить. Например, в задаче 3 — назад требуется определить, похож ли отображаемый элемент на элемент, показанный тремя элементами ранее.В попытке разрешить противоречивые результаты в метаанализе Вейгера и Смита (2003) эта задача n -back даже не рассматривается как задача манипулирования. Короче говоря, эта большая изменчивость задач WM может затруднить дифференциацию от задач STM.

Другим осложняющим фактором является перекрытие с когнитивными областями скорости обработки информации и внимания. Когнитивные процессы более высокого порядка иерархически зависят от этих основных когнитивных процессов, и различные простые и сложные объемные задачи не всегда одинаково требовательны к этим функциям.Когнитивная нагрузка комплексных задач может варьироваться, например, за счет увеличения количества элементов, которые необходимо запомнить, в задачах STM или за счет снижения требований к второстепенной задаче в задачах WM. Таким образом, сложные комплексные задачи, включающие относительно простые вторичные задачи, которые касаются лишь незначительной скорости обработки или внимания, могут быть более тесно связаны с простыми комплексными задачами, чем сложные комплексные задачи, включающие более требовательные вторичные операции.

Таким образом, различие между простыми и сложными задачами Span следует воспринимать с осторожностью.Такая дихотомия предполагает разницу между STM и WM, как показано на рисунке 1A. Однако эти два типа задач не являются чисто процессными; явно большое перекрытие. На самом деле включение компонента СТМ в задачи WM, а не наоборот, поддерживает, в частности, модели C и F и противоречит моделям A и D (рис. 1).

Перекрытие между конструкциями

С момента введения модели Baddeley and Hitch (1974) были предприняты попытки объяснить характеристики WM.В недавней модели памяти Коуэна WM рассматривается как активированная часть LTM. Эта модель включает СТМ и другие центральные исполнительные процессы, такие как внимание, которые помогают использовать СТМ (Cowan, 2008). На очень абстрактном уровне эта модель сравнима с моделью Баддели (рис. 1F). По словам Коуэна, одна из причин использования термина WM заключается в том, что производительность задач WM коррелирует с гибким интеллектом лучше, чем производительность задач STM. Хотя грубое различие между задачами STM и WM может быть проблематичным, есть признаки того, что WM важен для сложной когнитивной деятельности, о чем свидетельствуют корреляции с показателями подвижного интеллекта (например,г., Данеман и Карпентер, 1980; Энгл и др., 1999; Конвей и др., 2002, 2003; Колом и др., 2005b; Коуэн, 2008).

В то же время утверждалось, что STM не так хорошо предсказывает подвижный интеллект, как WM (например, Engle et al., 1999; Conway et al., 2002; Kane et al., 2004). Однако факторы, лежащие в основе этого различия, неясны. Делаются попытки объяснить это включением третьей переменной. Например, показано, что задачи WM часто более сложны с точки зрения контроля внимания по сравнению с задачами STM (Cowan et al., 2005), и что индивидуальные различия в объеме внимания важны для индивидуальных различий в WM (Kane et al., 2001) и интеллектуальных способностях (Cowan et al., 2005). То есть разные корреляции между СТМ и РВ, с одной стороны, и интеллектом, с другой стороны, могут быть напрямую связаны не с существенными различиями между СТМ и РВ, а с различиями в требованиях к вниманию, которые решают эти две концепции. Действительно, и Baddeley (2003), и Cowan et al. (2005) отводят важную роль функциям внимания в своих теориях WM, и утверждается, что внимание является общим фактором, лежащим в основе WM и общего интеллекта (Conway et al., 2003; Энгл и Кейн, 2004). Это также включено в рисунок 1F.

В последнее время в когнитивных исследованиях можно наблюдать изменение взаимосвязи между WM и подвижным интеллектом. Несколько исследований решительно выступили против несоответствия между STM и WM для прогнозирования интеллекта. Например, Аккерман и др. (2005) сообщили об оценочной популяционной корреляции между интеллектуальными способностями и WM и STM, равной 0,479 и 0,347 соответственно. Это эквивалентно 22% общей дисперсии между WM и интеллектуальными способностями и 12% общей дисперсии между STM и интеллектуальными способностями.Сомнительно, насколько значима такая небольшая разница. Кроме того, Колом и соавт. (2006a) провели повторный анализ ключевых наборов данных из исследований в пользу более высокой прогностической способности WM. В этом анализе компонент STM, являющийся частью как задач STM, так и задач WM, был отделен от дополнительных исполнительных процессов, используемых только задачами WM. Следовательно, все задачи включали общий фактор СТМ, но только задача WM содержала остаточный фактор WM, который не мог коррелировать с фактором STM.С помощью этого иерархического подхода авторы показали, что компонент STM обоих типов задач является критическим компонентом, способствующим развитию интеллекта (Colom et al., 2006a). Кроме того, после факторного анализа 12 различных задач на память в выборке из 403 участников было обнаружено большое перекрытие дисперсии между задачами STM и WM (Colom et al., 2006b). На самом деле 37% от общей суммы дисперсии всех объемных заданий объяснялось одним фактором более высокого порядка, и средняя нагрузка показателей WM и STM на этот фактор была довольно близкой (0,0.65 и 0,56 соответственно).

Эти результаты подтверждаются Ансуортом и Энглом (2007b), которые провели метаанализ и повторный анализ ключевых наборов данных. Они пришли к выводу, что простой и сложный диапазон коррелирует с когнитивными функциями более высокого порядка, которые схожи по величине, и что на задачи WM и STM одинаково влияют несколько экспериментальных переменных, таких как фонологическое сходство между элементами списка. Кроме того, они заявили, что обе конструкции схожи с точки зрения показателей эффективности.Ансуорт и Энгл предположили, что дисперсия, характерная для простых и сложных задач с размахом, отвечает за их прогностическую силу, и отвергли представление о том, что STM и WM в значительной степени являются разными конструкциями. Таким образом, согласно этому исследованию, простые и сложные задачи охвата, вероятно, измеряют схожие процессы (т. е. не являются чисто процессными), но различаются по степени, в которой эти процессы работают в конкретной задаче (Unsworth and Engle, 2007b).

Другое исследование также продемонстрировало, что WM и STM едва различимы, и даже предположило, что подвижный интеллект почти идеально коррелирует с обеими конструкциями (Martinez et al., 2011). Стойкие результаты были получены у детей в возрасте 5–7 лет. Были обнаружены столь же сильные корреляции между STM и подвижным интеллектом ( r = 0,52) и WM и подвижным интеллектом ( r = 0,59), что свидетельствует об общей дисперсии STM и WM, которые могут предсказывать интеллект (Hornung et al., 2011). . Наконец, STM также был идентифицирован как конструкт, учитывающий взаимосвязь между сложными показателями размаха и рассуждениями (Krumm et al., 2009).

В целом, эти исследования показывают, что при оценке вклада показателей STM в интеллект до вклада показателей WM остаточная дисперсия показателей WM не связана или слабо связана с интеллектом (т.г., Колом и др., 2005a,b, 2008). Поскольку модели WM обычно включают в себя STM (например, Baddeley, 2000; Cowan, 2008), это неудивительно. Тем не менее, эти результаты снова поднимают вопрос о том, в какой степени различаются обе конструкции и не объясняются ли измерения как WM, так и STM лучше одним общим фактором. Если производительность WM не может объяснить различия в интеллекте в дополнение к производительности STM, можно рассматривать STM и WM как аналогичные концепции, как также утверждают Unsworth и Engle (2007b). В этом случае модель B верна (рис. 1).

Существует несколько теорий, пытающихся определить факторы, ответственные за корреляцию между выполнением задач WM и когнитивными способностями. Колом и др. (2006a) предположили, что более высокие требования к обработке сложных задач имеют решающее значение. Параллельная обработка, необходимая для решения дополнительной задачи, может использовать часть емкости, которая обычно используется для хранения информации. Это приводит к снижению надежности хранимой информации и снижению производительности.Другими словами, люди с более общими когнитивными способностями, о чем свидетельствует подвижный интеллект, лучше справляются с задачами WM. Это сильно отличается от идеи о том, что сложные задания на размах измеряют что-то дополнительное к простым заданиям на размах, например, внимание или скорость обработки информации. Однако неясно, к какому процессу относится термин «когнитивная нагрузка». Барруйе и др. (2007) утверждают, что продолжительность промежуточных задач является наиболее важным фактором. В соответствии с их моделью распределения ресурсов когнитивная нагрузка сложной задачи определяется долей времени, которое тратится на второстепенную задачу.То есть внимание отвлекается от исходной задачи во время выполнения мешающей деятельности, что приводит к распаду элементов, которые необходимо запомнить. Чем дольше внимание переключается с задачи памяти и захватывается одновременными действиями, тем сильнее снижается производительность WM (Barrouillet et al., 2007). Это также означает, что когнитивная нагрузка задач СТМ зависит от внутренних отвлекающих факторов, поскольку в этих задачах нет внешних отвлекающих факторов.

Unsworth и Engle (2007a) повторно ввели термины «первичная» и «вторичная память», чтобы предложить другое объяснение индивидуальных различий в производительности WM.Во-первых, они утверждают, что задание на немедленное свободное припоминание может быть использовано для измерения способности WM и является таким же хорошим предиктором когнитивных функций более высокого порядка, как и сложные задания на диапазон. Затем они предполагают, что выполнение этой задачи зависит от двух факторов: поддержания производительности в первичной памяти и эффективного поиска репрезентаций, перемещенных из первичной памяти во вторичную (Unsworth and Engle, 2007a). Первичная память считается краткосрочным компонентом с ограниченной емкостью.Процесс обслуживания в этом хранилище зависит от общих процессов, которые также описаны в других моделях, таких как фокус внимания (Cowan, 2008) или общие возможности хранения (Colom et al., 2006a). Информация перемещается из первичной памяти во вторичную, когда первичная память полностью занята или когда внимание отвлекается от удерживаемых элементов, например, при выполнении отвлекающей второстепенной задачи. Согласно этой модели, у людей, выполняющих мало задач на WM, нарушено сохранение информации в первичной памяти (т.т. е., краткосрочный компонент) или с большей вероятностью отвлекают внимание (Unsworth and Engle, 2007a; Unsworth et al., 2010). Как показали Unsworth et al. (2010), эта двухкомпонентная модель применима как к классическим задачам STM (например, немедленное свободное воспроизведение), так и к задачам WM. Однако эффекты могут быть более глубокими на задачах WM из-за большего отвлечения внимания.

В конце концов, эти объяснения во многом сопоставимы. Разница между взглядами заключается в том, что некоторые считают когнитивную нагрузку общей истощаемой способностью (Colom et al., 2006a), в то время как другие подчеркивают важность процессов внимания (Barrouillet et al., 2007; Unsworth and Engle, 2007b; Cowan, 2008). Ясно, что первоначальное утверждение о том, что WM лучше предсказывает интеллект, чем STM, подвергается критике. Имеются существенные доказательства большой связи между интеллектом и производительностью как WM, так и STM, и основной конструкцией, объясняющей эту связь, может быть простое кратковременное хранение, процессы внимания или и то, и другое. Эти выводы затрудняют разделение STM и WM и соответствующих им задач.Лучшим подходом может быть рассмотрение различных задач как части континуума с вариациями упомянутых факторов. Это будет означать, что модель B (рис. 1) является допустимым описанием отношений между STM и WM.

Нейробиологические данные

Согласно большинству моделей, STM является важнейшим компонентом WM (например, Baddeley, 2000; Cowan, 2008), и это понятие также отражено в разработке задач STM и WM. Одной из областей мозга, в первую очередь связанной с WM и STM, является префронтальная кора (PFC), в частности дорсолатеральная часть (dlPFC).Например, у пациентов с изолированными поражениями длПФК обычно наблюдаются нарушения при выполнении задач с отсроченной реакцией, которые требуют активного хранения информации (Gazzaniga et al., 2009), а исследования с использованием изображений связывают период задержки при выполнении задач на память с активностью в префронтальной коре. (например, Нараянан и др., 2005; Заран и др., 2005). В дополнение к dlPFC есть несколько других областей, связанных с WM. Визуализирующие исследования выявили активность во время выполнения задачи n -back в dlPFC и вентролатеральной префронтальной коре (vlPFC), латеральной премоторной коре, дорсальной поясной коре и медиальной премоторной коре, лобных полюсах, а также медиальной и латеральной задней теменной коре (PPC; Owen и другие., 2005). Эти регионы составляют сложную распределенную корковую сеть, участвующую в активации и распределении ресурсов (Khan and Muly, 2011). Поскольку компоненты обслуживания и особенно манипулирования трудно выделить в задаче n -back, невозможно определить, какие регионы в этой разветвленной сети соответствуют либо WM, либо STM. Тем не менее, такая диссоциация желательна для поддержки различия между обоими процессами. Чтобы продемонстрировать разницу в активации нейронов, связанную с обеими концепциями, необходимо разработать задачи, которые могут изолировать активность, связанную с манипулятивным компонентом WM, от активности, связанной с поддержанием.Поскольку обсуждение всех структур мозга, связанных с СТМ и РМ, выходит за рамки этой статьи, оставшаяся часть этого раздела будет сосредоточена в основном на длПФК и ее связи с поддержанием и манипулированием.

Во-первых, важно понимать, что проблемы, подобные тем, которые обсуждались в предыдущих двух абзацах, также могут возникать при исследованиях изображений. Например, было показано, что активность длПФК выше во время выполнения задачи манипуляции (т.е., переупорядочивание последовательности букв в алфавитном порядке) относительно выполнения задачи обслуживания (т. е. сохранения последовательности букв; D’Esposito et al., 1999). Похоже, это нейробиологическая поддержка различия между WM и STM. Если мы действительно рассматриваем STM и WM как две отдельные системы, то возникает вопрос, почему активация dlPFC также наблюдалась при сохранении информации. Поскольку dlPFC также играет важную роль во внимании (Kane et al., 2001), более экономным объяснением было бы то, что увеличение активности этой области просто отражало увеличение когнитивной нагрузки, поскольку задача манипулирования была более требовательной, чем задача обслуживания. (Д’Эспозито и др., 1999). Действительно, есть исследования, показывающие, что повышенная активность длПФК соответствует повышенной поддерживающей нагрузке (Veltman et al., 2003; Narayanan et al., 2005). Например, было показано, что изменение нагрузки по обслуживанию и манипулированию связано с активностью длПФК и что обе задачи затрагивают виртуальные идентичные системы (Veltman et al., 2003). Эти результаты также согласуются с моделями, утверждающими, что способность к вниманию имеет решающее значение как для WM, так и для интеллекта (Conway et al., 2003; Энгл и Кейн, 2004). То есть задачи WM обычно состоят из двух чередующихся задач и, таким образом, требуют большего разделения внимания, отражаемого активностью dlPFC, по сравнению с задачами STM. Другие предположили, что взаимосвязь между WM и подвижным интеллектом можно частично объяснить контролем помех. Берджесс и др. (2011) показали, что активация во время задачи n -back коррелирует с активацией во время набора задач WM span и изменчивого интеллекта. Эти паттерны активации были сосредоточены на длПФК и теменной коре и отражали общую зависимость от интерференционного контроля во время выполнения задач.Однако, как признали авторы, было неясно, в какой степени контроль помех независимо связан с обработкой или хранением, поскольку задачи WM, используемые в этом исследовании, измеряют и то, и другое (Burgess et al., 2011).

В другом интересном направлении исследований использовалась транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС) для определения процессов, связанных с префронтальной корой, связанных с периодами задержки задач WM и STM. Исследования показали, что применение повторяющихся ТМС (рТМС) на префронтальной коре не ухудшало выполнение задач на СТМ, требующих поддержания вербальной речи (Feredoes et al., 2007) или пространственной (Hamidi et al., 2008) информации. Постл и др. (2006) использовали рТМС, чтобы отделить мозговую активность, решающую роль в поддержании и манипулировании. Во-первых, они проинструктировали участников либо сохранить, либо расположить в алфавитном порядке последовательность букв. В поддерживающих испытаниях испытуемые должны были воспроизвести последовательность букв в том же порядке, тогда как в алфавитных испытаниях они должны были изменить порядок букв в алфавитном порядке (т. Е. Поддерживать и манипулировать информацией). Анализ активности фМРТ показал, что активность, связанная с манипуляциями, не зависела от активности, связанной с поддержанием, как в dlPFC, так и в верхней теменной доле (SPL).Во второй части исследования испытуемые снова выполняли те же задачи, но на этот раз импульсы рТМС вводились в длПФК и СПЛ. Эта процедура дала другой результат. rTMS на dlPFC избирательно нарушала манипуляции, но не обслуживание. Другими словами, эти результаты согласуются с моделью отделения манипуляции от поддерживающих функций в префронтальной коре (Postle et al., 2006). Соглашаясь с этим, Постл утверждает, что активность префронтальной коры, наблюдаемая во время задач WM, связана не с краткосрочным удержанием, а с процессами управления, не ограничивающимися исключительно WM (Postle, 2006).Согласно этой точке зрения, WM — это не специализированная система, а возникающее свойство, возникающее в результате скоординированного включения различных систем мозга. PFC участвует в управлении этим процессом, но не в хранении информации. С этой точки зрения контроль WM качественно не отличается от контроля любой другой поведенческой или психической функции, что согласуется с большим разнообразием функций, связанных с активацией префронтальной коры (Postle, 2006). Это также согласуется с исследованием, показывающим интерференционное влияние пТМС на длПФК для задачи 2 — назад, но не для задачи 1 — спина (Sandrini et al., 2008). В этом исследовании предполагалось, что 1- обратная задача измеряет техническое обслуживание, а 2 -задняя задача измеряет техническое обслуживание плюс манипуляции. Можно подвергнуть сомнению справедливость этого предположения, но тем не менее эти результаты также намекают на контролирующую функцию длПФК, а не на функцию хранения. Наконец, результаты исследования изображений также показали, что повышенная активность в медиальной части dlPFC во время задач WM связана с мониторингом информации, которой манипулируют (Champod and Petrides, 2007).

Общность между WM и интеллектом также изучалась с нейробиологической точки зрения. Колом и др. (2007) продемонстрировали перекрытие интенсивностей серого вещества, коррелирующих с показателями общего интеллекта и способности WM. Они обнаружили только небольшое перекрытие в длПФК, но определили правую верхнюю лобную извилину и левую среднюю лобную извилину и, в меньшей степени, правую нижнюю теменную дольку как общую анатомическую основу для WM и общего интеллекта.Примечательно, что в этом исследовании для измерения WM использовался тест на диапазон цифр в прямом и обратном направлении. Этот выбор удивителен, поскольку, по признанию авторов, далеко не ясно, в какой степени эти задачи измеряют WM или STM. В частности, диапазон передних пальцев был отнесен к классу простых задач на диапазон (Engle et al., 1999; Colom et al., 2005b), и нет единого мнения о процессах, связанных с обратным диапазоном (Richardson, 2007). Последнее требует изменения порядка, которое можно рассматривать как дополнительную задачу в комплексной задаче на размах (Hornung et al., 2011), но также утверждалось, что задача с обратным диапазоном принадлежит к классу простых задач с диапазоном (например, Rosen and Engle, 1997; Engle et al., 1999). Колом и др. (2007) утверждают, что прямой и обратный тест перекрываются как с поведенческой, так и с биологической точек зрения. Другими словами, задачи конкретно не затрагивают ни STM, ни WM. Следуя этим рассуждениям, нейроанатомическое перекрытие между WM и интеллектом, продемонстрированное в этом исследовании, идентично перекрытию между STM и интеллектом.

Наконец, есть также заявления о том, что повышенная активность dlPFC и vlPFC вызывается стратегиями кодирования (например, фрагментированием) и что увеличение когнитивной нагрузки задачи WM может привести к изменению стратегии, что может отражать усиление активации dlPFC ( Бор и др., 2004). В соответствии с этим, другое исследование продемонстрировало дифференциальную вовлеченность левой и правой ППК при выполнении задач 1 и 2 со спиной. Этот вывод также может быть связан со сменой стратегии (Sandrini et al., 2012).

Таким образом, в то время как dlPFC раньше широко ассоциировалась с задачей задержки-периода протяжения, теперь есть доказательства более конкретной роли ее в манипулировании информацией или управлении другими структурами мозга. В то же время роль dlPFC в поддержании информации оспаривается. Есть исследования, которые предполагают, что активность dlPFC связана с процессами, которые необходимы для задач WM в дополнение к краткосрочному запоминанию, таким как внимание, использование стратегии или общие когнитивные способности.Это соответствует моделям, утверждающим, что WM состоит из STM и дополнительных процессов. Модели C и, в частности, F (рис. 1) соответствуют этому критерию, хотя, по мнению Постла, задействовано гораздо больше функций и областей мозга. Однако это не согласуется с теориями, утверждающими, что простые и сложные задачи охвата в основном измеряют одни и те же процессы, как показано в модели B на рисунке 1 (например, Ackerman et al., 2005; Colom et al., 2006b; Unsworth and Engle, 2007а). Эти теории основаны на совпадении различий между STM и WM, с одной стороны, и интеллектом, с другой стороны.Модель B также, по-видимому, подтверждается данными структурной визуализации. Одним из важных факторов, усложняющих интерпретацию этих результатов, является тот факт, что для измерения STM или WM используется множество различных задач на размах. До сих пор ведутся споры о достоверности этих задач, и различия между исследованиями могут быть объяснены различиями между используемыми задачами. Дополнительным усложняющим фактором является то, что техническое обслуживание (предположительно STM) не может быть легко отделено от манипулирования (предположительно WM), поскольку манипулирование также влечет за собой обслуживание информации.В совокупности это говорит о том, что для дальнейшего понимания локализации процессов обслуживания и манипулирования в мозге необходимо больше согласия в использовании задач памяти.

Заключение

Взаимозаменяемое использование STM, WM, простых задач на диапазон и сложных задач на диапазон, встречающееся в современной литературе, указывает на то, что различие между STM и WM далеко не ясно. Хотя они могут быть концептуально различны, взаимозаменяемое использование STM и WM более или менее понятно, поскольку между ними явно существует большое совпадение.До сих пор в исследованиях с использованием корреляционных планов не всегда удавалось однозначно провести различие между STM и WM. На самом деле есть веские аргументы в пользу большого или даже полного совпадения обеих конструкций, что говорит в пользу модели E или даже B (рис. 1). Модель B может быть верной моделью, если предположить, что только другие факторы (например, когнитивная нагрузка, внимание, скорость обработки) опосредуют разницу между простыми и сложными заданиями. Однако в этой модели не учитывается, что СТМ и ВМ теоретически являются разными когнитивными сущностями.В этом отношении модели C и E являются более точным дисплеем. В моделях C и D предполагается отсутствие передачи информации от WM к STM или от STM к WM. Модель C более вероятна, чем модель D. Трудно представить себе модель, в которой WM является частью STM, а есть утверждения, что WM состоит из STM плюс дополнительные процессы. Модель F также соответствует этой идее. Это также подтверждается недавними нейробиологическими данными. Исполнительные процессы, такие как внимание (т. Е. Центральный исполнительный орган), направляют информацию в подчиненное устройство кратковременного хранения, чтобы поддерживать информацию.dlPFC является кандидатом на нейронный коррелят этих процессов, и исследования rTMS, касающиеся этой области, подтверждают диссоциацию между поддержанием и манипуляцией. Модель (G) рассматривает WM и STM как два разных, но сильно взаимодействующих объекта. Однако термин WM здесь не подходит, так как фактическое запоминание происходит в компоненте STM. Наконец, модель А не является действительной моделью. Из того факта, что сложные пролетные задачи и модели WM всегда включают компонент STM, следует, что STM и WM не являются независимыми процессами.

Здесь важно учитывать тот факт, что определения STM и WM зависят от задач, которые используются для измерения обеих конструкций. В настоящее время дифференциация простых и сложных пролетных задач осуществляется в соответствии с моделями WM, включающими компоненты STM (т. е. моделями C и F на рис. 1). Однако большое разнообразие простых и сложных задач (которые также различаются по когнитивной нагрузке) затрудняют различие между STM и WM. Стандартных задач STM или WM нет, что затрудняет сравнение разных исследований и задач.Кроме того, тесная связь между STM и WM оправдывает вопрос о том, идентичны ли эти две концепции в значительной степени или производные задачи STM и WM просто не способны различать их. Игнорирование этого вопроса путем приравнивания WM к STM было бы простым выходом, но не отражало бы нынешнее использование этой терминологии. Эти два термина используются в бесчисленных научных и клинических отчетах, и обеим конструкциям часто назначаются разные определения и задачи. Хотя в некоторых работах эти два термина не имеют никакого значения для предлагаемого описания, в других делается фактическое различие, указывая на то, что есть причины предполагать существенные различия между ними.Как справедливо отмечают Unsworth и Engle (2007b), различие между STM и WM важно не только с чисто когнитивной точки зрения, но и из-за психологических батарей, которые основаны на задачах, которые, как предполагается, измеряют эти конструкты. Кроме того, исследования памяти в нескольких областях зависят от таких задач, и многие нейрокогнитивные и нейробиологические исследования направлены на то, чтобы связать структуры мозга и биологические процессы либо с СТМ, либо с WM. Неоднородное использование терминологии и задач может привести к несоответствию между интерпретациями и выводами таких исследований.Следовательно, очень важно быть в курсе научных дебатов о разграничении СТМ и WM и в конечном итоге прийти к консенсусу по этому вопросу.

Независимо от поддерживаемой модели памяти важно понимать, что может быть несколько переменных, которые опосредуют разницу между STM и WM. В отличие от простых комплексных задач сложные комплексные задачи часто связаны с более высокой когнитивной нагрузкой, а различия в выполнении задач могут быть объяснены различиями в краткосрочной емкости памяти, требованиях к вниманию, скорости обработки или стратегии.Однако можно задаться вопросом, оправдывают ли вариации этих факторов существенное различие между STM и WM. Вероятно, существует не только разница в требованиях между простыми и сложными пролетными задачами, но и внутри них. Сложная задача может в некоторых случаях требовать обработки, отличной от простой. Например, испытуемые могут выбрать применение таких стратегий, как разбиение на части, визуализация или категоризация элементов в сложных задачах, в то время как они не используют эти стратегии, когда их просят просто вспомнить одну последовательность цифр.Следовательно, не задача сама по себе имеет решающее значение для типа используемой памяти, а процесс, применяемый субъектом. В случае, если испытуемый добавляет значение к элементам, которые нужно запомнить, или выполняет какие-либо другие манипуляции с информацией, задача будет измерять больше WM, чем STM. Другими словами, экономное объяснение различий, обнаруженных между производительностью простого и сложного диапазона, может заключаться в том, что некоторые задачи (например, сложный диапазон) просто более требовательны, чем другие (например, простой диапазон) и, следовательно, требуют другой или дополнительной обработки.

Чтобы решить эту проблему, необходимы дополнительные исследования, которые изменяют когнитивную нагрузку в задачах обслуживания и манипулирования. Таким образом, различия в производительности задач могут быть обоснованно приписаны различиям в задачах или нагрузках, или тому и другому вместе. Вопрос о том, отражает ли нагрузка внимание, СТМ или другие (комбинации) когнитивные процессы, остается открытым. Между тем, прагматичным решением проиллюстрированной проблемы было бы указание как задач STM, так и задач WM с точки зрения продолжительности (например,, секунды) и вычислительная нагрузка (например, количество элементов или характеристики задачи). Таким образом, задачи легче сравнивать с точки зрения когнитивной сложности. Кроме того, чтобы прояснить путаницу задач STM и WM, необходимо достичь консенсуса в отношении того, что представляет собой типичные задачи STM и какие типичные задачи WM. Эти условия важны для понимания сложности концепций STM и WM.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

Баддели, А., и Хитч, Г. (1974). «Рабочая память», в Психология обучения и мотивации , изд. GH Bower (Нью-Йорк: Academic Press), 47–89.

Барруйе П., Бемардин С., Портрат С., Вергауве Э. и Камос В. (2007). Время и когнитивная нагрузка на рабочую память. Дж. Экспл. Психол. Учить. Мем. Познан. 33, 570–585.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Берджесс, Г.К., Грей, Дж. Р., Конвей, А. Р. А., и Брейвер, Т. С. (2011). Нейронные механизмы контроля интерференции лежат в основе взаимосвязи между подвижным интеллектом и объемом рабочей памяти. Дж. Экспл. Психол. Генерал 140, 674–692.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Шампод, А.С., и Петридес, М. (2007). Диссоциируемые роли задней теменной и префронтальной коры в процессах манипулирования и мониторинга. Проц. Натл.акад. науч. США 104, 14837–14842.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Колом, Р., Абад, Ф.Дж., Кирога, М.А., Ших, П.К., и Флорес-Мендоса, К. (2008). Рабочая память и интеллект тесно связаны между собой, но почему? Разведка 36, 584–606.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Колом, Р., Абад, Ф.Дж., Реболло, И., и Ших, П.С. (2005a). Объем памяти и общий интеллект: латентно-переменный подход. Разведка 33, 623–642.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Колом, Р., Флорес-Мендоса, К., Кирога, М. А., и Привадо, Дж. (2005b). Рабочая память и общий интеллект: роль кратковременной памяти. чел. Индивид. Диф. 39, 1005–1014.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Колом, Р., Реболло, И., Абад, Ф.Дж., и Ших, П.С. (2006a). Сложные задачи на диапазон, простые задачи на диапазон и когнитивные способности: повторный анализ ключевых исследований. Мем. Когнит. 34, 158–171.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Колом, Р., Ших, П. К., Флорес-Мендоса, К., и Кирога, Массачусетс (2006b). Реальная связь между кратковременной памятью и рабочей памятью. Память 14, 804–813.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Конвей, А.Р.А., Коуэн, Н., Бантинг, М.Ф., Террио, Д.Дж., и Минкофф, С.Р.Б. (2002). Скрытый переменный анализ объема рабочей памяти, объема кратковременной памяти, скорости обработки и общего подвижного интеллекта. Разведка 30, 163–184.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Конвей, А.Р.А., Кейн, М.Дж., Бантинг, М.Ф., Хамбрик, Д.З., Вильгельм, О., и Энгл, Р.В. (2005). Задания на объем рабочей памяти: методический обзор и руководство пользователя. Психон. Бык. Ред. 12, 769–786.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Коуэн, Н., Эллиот, Э. М., Скотт Солтс, Дж., Мори, К. С., Маттокс, С., Хисмятуллина, А., и Конвей, А.Р. (2005). О способности внимания: ее оценка и роль в рабочей памяти и когнитивных способностях. Когн. Психол. 51, 42–100.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Данеман, М., и Карпентер, П.А. (1980). Индивидуальные различия в рабочей памяти и чтении. J. Глагол. Учить. Глагол. Поведение 19, 450–466.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Дэвидсон, М.К., Амсо Д., Андерсон Л.С. и Даймонд А. (2006). Развитие когнитивного контроля и исполнительных функций от 4 до 13 лет: данные манипуляций с памятью, торможения и переключения задач. Нейропсихология 44, 2037–2078.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Д’Эспозито, М., Постл, Б. Р., Баллард, Д., и Лиз, Дж. (1999). Поддержание и манипулирование информацией, хранящейся в рабочей памяти: исследование фМРТ, связанное с событием. Познание мозга. 41, 66–86.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Энгл Р.В. и Кейн М.Дж. (2004). Исполнительное внимание, объем рабочей памяти и двухфакторная теория когнитивного контроля. Психология. Учить. Мотив. 44, 145–199.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Engle, R.W., Tuholski, S.W., Laughlin, J.E., and Conway, A.R.A. (1999). Рабочая память, кратковременная память и общий подвижный интеллект: латентно-вариативный подход. Дж. Экспл. Психол. Генерал 128, 309–331.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Фередоэс, Э., Тонони, Г., и Постл, Б.Р. (2007). Нейронные основы кратковременного хранения вербальной информации анатомически различаются у разных людей. J. Neurosci. 27, 11003–11008.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Gathercole, SE, and Alloway, TP (2006).Практический обзор: нарушения кратковременной и рабочей памяти при нарушениях развития нервной системы: диагностика и лечебная поддержка. Дж. Детская психология. Психиатрия 47, 4–15.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Газзанига, М.С., Иври, Р.Б., и Мангун, Г.Р. (2009). «Когнитивный контроль — латеральная префронтальная кора и рабочая память», в Cognitive Neuroscience: The Biology of the Mind , 3-е изд., редакторы M.S. Gazzaniga, R.Б. Иври и Г. Р. Мангун (Нью-Йорк: WW Norton & Company, Inc.), 558–564.

Грей, П. (2007). «Память и сознание», в Психология , 5-е изд., изд. П. Грей (Нью-Йорк: Worth Publishers), 303–339.

Хамиди М., Тонони Г. и Постл Б. Р. (2008). Оценка лобных и теменных вкладов в пространственную рабочую память при повторяющейся транскраниальной магнитной стимуляции. Мозг Res. 1230, 202–210.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Хорнунг, К., Бруннер, М., Рейтер, Р.А.П., и Мартин, Р. (2011). Детская рабочая память: ее структура и связь с подвижным интеллектом. Разведка 39, 210–221.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Кейн М.Дж., Хамбрик Д.З., Тухольски С.В., Вильгельм О., Пейн Т.В. и Энгл Р.В. (2004). Общая емкость рабочей памяти: латентно-вариативный подход к объему вербальной и зрительно-пространственной памяти и рассуждению. Дж. Экспл. Психол. Генерал 133, 189–217.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Клингберг Т., Форссберг Х. и Вестерберг Х. (2002). Повышенная мозговая активность в лобной и теменной коре лежит в основе развития зрительно-пространственной рабочей памяти в детстве. J. Cogn. Неврологи. 14, 1–10.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Колб, Б., и Уишоу, И. К. (2009). Основы нейропсихологии человека .Нью-Йорк: издательство Worth.

Крамм С., Шмидт-Ацерт Л., Бюнер М., Зиглер М., Михальчик К. и Эрроу К. (2009). Хранение и не-хранение компонентов рабочей памяти, предсказывающих рассуждения: одновременное исследование широкого спектра факторов способностей. Разведка 37, 347–364.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Лезак, М. Д., Хоуисон, Д. Б., Лоринг, Д. В., Ханней, Х. Дж., и Фишер, Дж. С. (2004). Нейропсихологическое обследование .Нью-Йорк: Oxford University Press, Inc.

.

Мартинес К., Бургалета М., Роман Ф.Дж., Эскориал С., Чун Ши П., Анхелес Кирога М. и Колом Р. (2011). Можно ли свести подвижный интеллект к «простому» краткосрочному запоминанию? Разведка 39, 473–480.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Мияке, А., и Шах, П. (ред.). (1999). Модели оперативной памяти: механизмы активного обслуживания и исполнительного контроля . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Нэрн, Дж. С., и Нит, И. (в печати). «Сенсорная и рабочая память», в Всеобъемлющем справочнике по психологии , 2-е изд., ред. А. Ф. Хили и Р. В. Проктор (Нью-Йорк: Wiley).

Нараянан, Н.С., Прабхакаран, В., Бунге, С.А., Кристофф, К., Файн, Э.М., и Габриэли, Дж.Д.Э. (2005). Роль префронтальной коры в поддержании вербальной рабочей памяти: анализ фМРТ, связанный с событиями. Нейропсихология 19, 223–232.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Нит, И., Браун, Г.Д., Пуарье, М., и Фортин, К. (2005). Кратковременная и рабочая память: прошлое, прогресс, перспективы. Память 13, 225–235.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Оуэн, А. М., Макмиллан, К. М., Лэрд, А. Р., и Буллмор, Э. (2005). Парадигма рабочей памяти N-back: метаанализ нормативных функциональных нейровизуализационных исследований. Гул.Карта мозга. 25, 46–59.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Постл Б.Р., Феррарелли Ф., Хамиди М., Фередоэс Э., Массимини М., Петерсон М., Александр А. и Тонони Г. (2006). Повторяющаяся транскраниальная магнитная стимуляция отделяет манипуляции с рабочей памятью от ретенционных функций в префронтальной, но не в задней теменной коре. J. Cogn. Неврологи. 18, 1712–1722 гг.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Розен, В.М. и Энгл Р.В. (1997). Прямой и обратный серийный отзыв. Разведка 25, 37–47.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Сандрини, М., Фертонани, А., Коэн, Л.Г., и Миниусси, К. (2012). Двойная диссоциация эффектов загрузки рабочей памяти, вызванная билатеральной теменной модуляцией. Нейропсихология 50, 396–402.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Сандрини, М., Россини, П. М., и Миниуссия, К.(2008). Латерализованный вклад префронтальной коры в контроль информации, не относящейся к задаче, во время задач вербальной и пространственной рабочей памяти: свидетельство рТМС. Нейропсихология 46, 2056–2063.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Ансуорт, Н., и Энгл, Р. В. (2007a). Характер индивидуальных различий в объеме рабочей памяти: активное обслуживание в первичной памяти и контролируемый поиск во вторичной памяти. Психология.Ред. 114, 104–132.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Ансуорт, Н., и Энгл, Р. В. (2007b). О разделении кратковременной и оперативной памяти: исследование простого и сложного объема и их отношения к способностям высшего порядка. Психология. Бык. 133, 1038–1066.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Ансуорт, Н., Спиллерс, Г.Дж., и Брюэр, Г.А. (2010). Вклад первичной и вторичной памяти в объем рабочей памяти: анализ индивидуальных различий в немедленном свободном воспоминании. Дж. Экспл. Психол. Учить. Мем. Познан. 36, 240–247.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Заран, Э., Ракитин, Б., Абела, Д., Флинн, Дж., и Стерн, Ю. (2005). Положительные доказательства участия гиппокампа человека в поддержании рабочей памяти знакомых стимулов. Церебр. Кора 15, 303–316.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Кратковременная память | О памяти

Есть два места, где мы храним воспоминания.Большая часть наших воспоминаний хранится в нашей долговременной памяти. (Вы можете посмотреть видео об этом безграничном хранилище памяти в другом видео.) В этом видео мы сосредоточимся на кратковременном хранении памяти.

Это хранилище имеет ограничения, а в некоторых случаях может быть полностью уничтожено. Но исследования кратковременной памяти дали ученым важную информацию о том, как мы храним и обрабатываем воспоминания, а также о том, как мы можем улучшить нашу способность запоминать информацию.

Начнем.

Что такое кратковременная память?

Кратковременная память — это способность удерживать в уме небольшое количество информации в течение короткого периода времени. Два важных качества кратковременной памяти заключаются в том, что вы не можете манипулировать информацией (в отличие от рабочей памяти) и она не длится более 18 секунд.

Наше хранилище кратковременной памяти часто утилизируется. Мы можем помнить только краткосрочные вещи так долго! Но сколько информации вы можете хранить в своей кратковременной памяти и как долго информация будет храниться в этой части нашей памяти?

Точные цифры у всех разные, но исследования кратковременной памяти дали нам точную оценку средней продолжительности и емкости кратковременной памяти.

Какая емкость?

В мире психологии «магическим числом» объектов, которое вы можете сохранить в своей кратковременной памяти, является «Семь плюс или минус два». Это магическое число основано на статье, написанной американским психологом Джорджем Миллером. Есть способы «взломать» эту емкость, но об этом мы поговорим далее в статье.

Где хранится кратковременная память?

Многие различные области мозга работают вместе, чтобы хранить и воспроизводить воспоминания, но большинство краткосрочных воспоминаний хранятся в префронтальной коре головного мозга.Другие области, в том числе височная доля и гиппокамп, могут играть роль, поскольку эти воспоминания связаны с другими воспоминаниями или, в конечном итоге, образуют долговременные воспоминания.

Как долго длится кратковременная память?

Кратковременная память длится около 18 секунд, однако вы можете увеличить эту продолжительность до 30 секунд или более, если будете активно репетировать или повторять элементы в своей голове. Если вы не приложите усилий, чтобы запомнить эти предметы, они исчезнут за считанные секунды.

Вы можете так долго удерживать в голове только семь (плюс-минус два) элементов.Некоторые исследования показывают, что эта 30-секундная продолжительность может увеличиваться до одной минуты, но для большинства людей 30 секунд являются пределом.

Существует несколько теорий, объясняющих, почему фрагменты информации покидают нашу кратковременную память. В этом видео мы поговорим о том, как отвлекающие факторы и помехи могут взять верх, или же информация просто «затухает». Лучший способ запомнить то, что находится в вашей кратковременной памяти, — сохранить это в долговременной памяти.

Теория распада и кратковременная потеря памяти

Почему мы забываем? Почему фрагменты информации покидают нашу кратковременную память через некоторое время?

Одним из объяснений является Теория Распада или Теория Забвения Распада Следа.Эта теория относительно проста; говорится, что воспоминания со временем распадаются. Когда память создается изначально, она оставляет «след» химических изменений в мозгу. Со временем этот след исчезает.

С одной стороны, эта теория вполне разумна. Мы с большей вероятностью запомним номер телефона, который нам сказали две минуты назад, чем номер телефона, который нам сказали две недели назад. Мы, скорее всего, вспомним, что ели вчера, но с меньшей вероятностью вспомним что-то значимое из определенной даты четыре года назад.

…в большинстве случаев.

Эта теория была оспорена отчасти потому, что у людей очень сильные воспоминания о событиях из определенных дат и событий в их жизни. Люди могут вспомнить важные (или кажущиеся незначительными) фрагменты информации из давно минувших дней, но могут не помнить, что они ели на завтрак. Не все воспоминания просто исчезают. Вот график, показывающий, какая часть списка сохраняется в процессе «переучивания»: 

Эту теорию нелегко проверить и доказать, отчасти потому, что трудно контролировать повторение и отвлечение внимания.

Перемещение и отвлечение

Давайте вернемся к идее, что вы можете помнить, что ели на завтрак вчера, но не то, что ели на завтрак два года назад. Существует лот , который произошел между двумя годами назад и вчерашним днем. У вас было более 600 завтраков, 600 обедов, 600 ужинов.

Вас попросили запомнить номера телефонов и подготовиться к тестам, а также отметить в уме день рождения вашего лучшего друга. Даже если вы изо всех сил пытались вспомнить, что вы ели на завтрак в определенный день, есть так много вещей, которые могут отвлечь вас от этих воспоминаний.

Это еще одна теория, которая пытается объяснить, почему мы что-то забываем. Мы вытесняем предыдущие воспоминания другими воспоминаниями.  

Одно исследование, подтверждающее эту теорию, также внесло свой вклад в теорию эффекта последовательного положения и теории недавности. В ходе исследования исследователи дали участникам список информации для запоминания. Участники были разделены на две группы. Первая группа немедленно вспомнила предметы. Второй группе дали задание на отвлечение, которое нужно было выполнить в течение нескольких секунд, прежде чем их попросили вспомнить информацию.

Результаты обеих групп подтвердили эффект серийного позиционирования: участники с большей вероятностью вспоминали информацию в начале и в конце. Однако группа, выполнившая отвлекающие задания, с гораздо меньшей вероятностью вспомнила элементы в конце списка.

Эти предметы были сохранены в кратковременной памяти, но при отвлечении внимания они быстро перемещались.

Нравится ли вам многозадачность?

Теория замещения является одним из доказательств, подтверждающих идею о том, что многозадачность не так продуктивна.

Каждая новая задача, на которую вы ссылаетесь, является отвлечением . Мем, который вы видели на Facebook, скорее всего, мешает хранить информацию, которую вы пытаетесь изучить. Это постоянное отвлечение и смещение памяти потенциально может повлиять на вашу способность хранить информацию в долгосрочной перспективе.

Антероградная амнезия

Мы не можем говорить о кратковременной памяти, не упомянув о нашей любимой рыбке, которая… не имеет кратковременной памяти . Да, я говорю о Дори.Самой уникальной характеристикой Дори была ее неспособность удерживать информацию дольше нескольких секунд. Хотя это и комично, многие люди задаются вопросом: а кратковременная потеря памяти — это реальное состояние?

Так и есть! Антероградная амнезия называется.

Антероградная амнезия — это состояние, при котором у людей развивается частичная или полная неспособность вспомнить недавнее прошлое. Воспоминания создаются, но часто сразу же забываются или распадаются. Даже через пять секунд человек с антероградной амнезией не может вспомнить то, что ему только что сказали.

Как развивается антероградная амнезия? Есть несколько способов:

  • Бензодиазепиновые препараты (также известные как «бензо»)
  • Чрезмерное употребление алкоголя (также известное как «отключение сознания»)
  • Черепно-мозговая травма
  • Эмоциональные расстройства
  • Заболевания, вызывающие неврологические нарушения

Можно ли увеличить кратковременную память?

Все мы знаем кого-то, у кого отличная память. И все мы знаем кого-то, кто… должен все записывать.Память — это хорошо! Отсутствие кратковременной памяти может быть неприятным или даже опасным. Но есть ли способы научить свой мозг запоминать больше вещей за короткий промежуток времени?

Да!

Фрагментирование

Теперь вы знаете, что ваша кратковременная память ограничена. Мозг может одновременно удерживать в кратковременной памяти только 5-9 элементов. Но есть способ «взломать» этот предел и сохранить больше информации в кратковременной памяти на более длительный период времени.Этот хак называется «дроблением».

Фрагментирование просто требует, чтобы вы «соединяли» несколько фрагментов информации вместе, чтобы сформировать единую группу элементов для запоминания. В то время как мозг может хранить только 5-9 частей из отдельных данных, исследования показывают, что вы можете хранить до четырех блоков информации. Если к каждому фрагменту прикреплено четыре части информации, вы можете взломать свой путь к воспроизведению 16 вещей, которые вам нужно запомнить.

Одним из наиболее распространенных примеров фрагментации является запоминание телефонных номеров.Запоминать десять отдельных чисел за раз — непростая задача. Но когда вы разделяете вещи на три части (код города, первые три цифры и последние четыре цифры), запоминание этого телефонного номера вполне возможно.

Другие способы улучшения кратковременной памяти

Разделение на фрагменты можно использовать вместе с другими «хаками» памяти, которые расширяют вашу способность хранить больше элементов в кратковременной памяти. Эти хаки включают в себя трюки с памятью, такие как:

  • Акроним
  • Акростик
  • Другие мнемонические трюки

Пользователи Reddit также предложили свои советы, когда u/thephilbot попросил Reddit помочь с их «ужасной кратковременной памятью».Ответы были разнообразными и поучительными!

u/wtfisthat рекомендует конкретные упражнения: 

Попробуйте выполнить двойную задачу n-back. 30 минут, каждый день. Это должно помочь вашей концентрации, что должно помочь вашей памяти. Это также должно улучшить интеллект.

u/dessmond сказал:

Я думаю, что ваша проблема больше связана с планированием и выбором времени, и в какой-то степени я думаю, что многие люди разделяют вашу проблему. Я имею в виду, ты не забыл свой обед, ты просто не подумал об этом в нужный момент.Как и в случае со счетами, если бы я спросил вас, есть ли у вас непогашенные счета, вы бы знали.

Почему бы не использовать списки задач и контрольные списки для конкретных ситуаций? Повесьте у двери записку с вещами, которые вы должны иметь при себе каждый день: бумажник, обед, мобильный телефон, презервативы, сигареты. На работе ситуация, которую вы описываете, требует списка дел.  

u/dweckl рекомендуется:

Два угла атаки. Во-первых, не пытайтесь запомнить на этом этапе, старайтесь записывать вещи или вносить их в электронный календарь/электронную почту.

Во-вторых, попытайтесь улучшить свою память ИЛИ устранить препятствия на пути к запоминанию. Последнее может иметь место, если вы человек, чьи мысли быстро перескакивают с темы на тему, или если у вас проблемы с концентрацией внимания. Вот такой я, так что я понимаю. для таких людей дело не в том, что у вас плохая память, а в том, что ваш ум не может сосредоточиться, как у других людей, и у вас даже нет возможности вспомнить.

Есть вещи, которые вы хорошо помните, но мимолетные мысли к ним не относятся.Вот только угадай!

Тесты кратковременной памяти

Хотите проверить свою кратковременную память? Воспользуйтесь следующими ссылками, чтобы проверить свою память: 

Нам еще далеко до полного понимания того, как работает кратковременная память, и что мы можем сделать, чтобы предотвратить забывание и смещение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.