Когнитивный диссонанс что такое: Что такое когнитивный диссонанс? — все самое интересное на ПостНауке

КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС — это… Что такое КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС?

КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС

КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС (лат. dissonans — нестройно звучащий, cognitio — знание, познание) — концепция в социальной психологии, объясняющая влияние на человеческое поведение системы когнитивных элементов, описывающая формирование под их воздействием мотиваций социальных действий. Теория К.Д. — одна из «теорий соответствия», основывающихся на приписывании личности стремления к связному и упорядоченному восприятию своего отношения к миру. Впервые сформулирована Ф. Хайдером (1944). Модель когнитивного поля субъекта описывается понятием баланса — ситуации, в которой воспринимаемые единицы и эмоции сосуществуют без стресса, поэтому нет давления к изменению ни когнитивной организации, ни эмоциональных проявлений. Основываясь на теории Хайдера, Т. Ньюком ввел понятие баланса в межличностную коммуникацию — было высказано предположение, что увеличение контактов способствует симметрии ориентации, т.е. балансу в группе. Ч. Ос-гуд и П. Танненбаум предприняли попытку предсказать изменение отношения, которое произойдет у личности под влиянием стремления установить соответствие внутри ее когнитивной структуры в зависимости от их интенсивности по определенной шкале. Собственно разработка теории К.Д. принадлежит Л. Фестингеру (1957): диссонанс понимается как существование отношения несоответствия между когниция-ми (знание, представление, мнение) в пределах социальной общности. Диссонанс проявляется как неудовлетворительное оправдание выбора, которое ведет к нарушению психологического комфорта. В свою очередь, обнаружение явлений К.Д. приводит к стремлению понизить (минимизировать) возникшие рассогласования (несоответствия) или к избеганию ситуаций, в которых диссонанс может повыситься. В 1970-е «диссонансные эффекты» были переосмыслены в информационных терминах и представлены как частный случай функционирования каузальных схем. В настоящее время теория К.Д. занимает одно из первых мест в исследовании закономерностей социального поведения и оказания коммуникативного воздействия в условиях массовой коммуникации.

Новейший философский словарь. — Минск: Книжный Дом. А. А. Грицанов. 1999.

Полезное


Смотреть что такое «КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС» в других словарях:

  • КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС — (англ. cognitive dissonance) переживание дискомфорта, возникающее из за действий, идущих вразрез с собственными убеждениями (аттитюдами). Внутренняя проблема, внутриличностный конфликт может разрешиться, если изменить убеждения или интерпретацию… …   Большая психологическая энциклопедия

  • КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС — (сognitive dissonance) Состояние, характеризующееся столкновением в сознании индивида противоречивых знаний, убеждений, поведенческих установок относительно некоторого объекта или явления. Человек стремится преодолеть когнитивный диссонанс путем… …   Словарь бизнес-терминов

  • КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС — интеллектуальный конфликт, возникающий, когда имеющимся мнениям и представлениям противоречит новая информация. Дискомфорт или напряжение, вызванные конфликтом, могут быть устранены при помощи одного из нескольких защитных действий: индивид… …   Философская энциклопедия

  • КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС — англ. dissonance, cognitive; нем. kognitive Dissonanz. По Л. Фестингеру состояние, характеризующееся столкновением в сознании индивида противоречивых знаний, убеждений, поведенческих установок относительно к. л. объекта или явления, вызывающих у… …   Энциклопедия социологии

  • когнитивный диссонанс — сущ., кол во синонимов: 1 • неадекватное состояние (1) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • Когнитивный диссонанс — (от англ. слов: cognitive  «познавательный» и dissonance  «отсутствие гармонии»)  состояние индивида, характеризующееся столкновением в его сознании противоречивых знаний, убеждений, поведенческих установок относительно некоторого… …   Википедия

  • когнитивный диссонанс — pažinimo disonansas statusas T sritis švietimas apibrėžtis Asmenybės būsena, atsirandanti dėl žinojimo, įsitikinimų ir veiklos bei elgesio prieštaravimų. Esant pažinimo disonanso būsenai, išgyvenamas vidinis nepatogumas (diskomfortas) arba… …   Enciklopedinis edukologijos žodynas

  • КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС

    — (cognitive dissonance) случай несовпадения, противопоставления или противоречия мыслей, отношений или действий, ведущий к ощущению напряженности я потребности в достижении согласия. Термин внедрен Фестингером (1957). Согласно его определению,… …   Большой толковый социологический словарь

  • КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС — (COGNITIVE DISSONANCE) Теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера заключается в том, что люди находят неприемлемым диссонанс или отсутствие соответствия между своими установками или между установками и поведением, поскольку испытывают… …   Социологический словарь

  • когнитивный диссонанс — (от лат. cognitio знание + dissonans разнозвучный) состояние психического дискомфорта, вызванное одновременным наличием в психике субъекта противоречивых, логически несовместимых представлений, взглядов, взаимоисключающих потребностей, мотивов… …   Этнопсихологический словарь


Когнитивный диссонанс как проблема перевода Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

О.В.Вахонина

зав. кафедрой иностранной филологии,доцент кафедры иностранной филологии,Кубанский государственный университет,

филиал в г. Новороссийске O.V. Vakhonina The head of the foreign philology department, The senior lecturer of the foreign philology department, Kuban state university, subsidiary in Novoros-siysk(vakhonin a. [email protected] ru,89184477904)

КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС КАК ПРОБЛЕМА ПЕРЕВОДА

Аннотация.В статье рассмотрена проблема когнитивного диссонанса, неизбежно возникающая при переводе с одного языка на другой. Изложенынесколькоосновныхуровнейкогнитивногодиссонанса. Annotation.The article deals with the problem of cognitive discord that inevitably appears while translating from one language to another. Severalkeylayersof-cognitivediscord.

Ключевыеслова:когнитивный диссонанс, лингвистика, проблема перевода, уровни когнитивного диссонанса.

Key words:cognitive discord, linguistics, problem of translation, layers of cognitive discord.

В последние десятилетия XX века и в начале XXI века в сфере особого внимания науки, в том числе лингвистики, оказывается человек, который, являясь носителем языка и культуры, пользуется языком для хранения и передачи знаний о действительности. Современный этап развития научной мысли в исследовании языка как в отечественной, так и в зарубежной лингвистике, характеризуется тем, что на смену исследованиям, построенным на формальных критериях, пришло понимание необходимости учета «человеческого фактора» в языкознании, так как для того, чтобы понять и познать язык, прежде всего, следует обратиться непосредственно к его носителю — человеку, личности говорящей и мыслящей.

Как известно, большая часть знаний о мире поступает к человеку через язык. Когнитивное направлениеизучает язык как одну из важнейших сфер проявления когнитивных процессов, где целью является выявления определенных когнитивных структур и характера их взаимодействия. Данный подход представляется целесообразным в процессе изучения феноменов, связанных с проблемами понимания сообщения как его адекватной интерпретации.

Согласно теории когнитивного диссонанса, в рамках которой в последнее время проводятся активные изыскания исследователей, относящихся к смежным с языковедческой наукой областям, существует комплекс знаний об объектах и людях, названный когнитивной системой, которая может быть разной степени сложности, согласованности и взаимосвязанности. При этом сложность когнитивной системы зависит от количества и разнообразия включенных в нее знаний

Когнитивный диссонанс понимается как «любое несоответствие между когнициями, т.е. между знаниями; мнениями» или убеждениями, относящимися

к окружению либо поведению людей. Появление диссонанса, дискомфортного в психологическом отношении, заставляет человека осуществить попытку нейтрализовать его и добиться консонанса — соответствия когниций, в первую очередь на уровне речевой коммуникации. Вместе с тем, при наличии диссонанса человек, как правило, активно избегает ситуаций и информации, которые могут привести к возрастанию подобного дискомфорта.Ученые отмечают, что в наши дни наблюдаются тенденции, когда речемыслительные процедуры выходят из условий лингвистического исследования и пользуются аппаратами психологии и психолингвистики.Возникает трудность междисциплинарных отношений; она преодолевается в результате когнитивной идеологии. Переводчик-практик решает проблемы с точки зрения когнитивной лингвистики.Когнитивный подход к теории перевода требует особых идеологических оснований. Признание важности когнитивных элементов заставляет по-другому взглянуть на технологию перевода и прежде всего на фигуру переводчика, то есть на саму процедуру перехода информации от говорящего к наблюдателю. Когнитивные процессы при переводе усложняются, ведь между говорящим и наблюдателем появляется дополнительный когнитивный элемент — переводчик. Он является уникальной фи__и Т-Ч и

гурой в коммуникации. В стандартной интерпретации его нельзя рассматривать ни в качестве наблюдателя, ни в качестве говорящего. Переводчик осуществляет этап перехода от источника к переводу.Когнитивный диссонанс свойствен переводческой рефлексии самостоятельной или направляемой на всех уровнях переводческой компетенции. На начальных этапах переводческой деятельности когнитивный диссонанс осознается переводчиком как ограниченное понимание дискурса, которому принадлежит переводимый текст. Без постоянного когнитивного диссонанса профессиональный рост переводчика едва ли возможен.

Можно выделить несколько разновидностей когнитивного диссонанса. Это аксиологический диссонанс, информационно-психологический, личное отношение переводчика к человеку, к идее, самооценка переводчиком собственной профессиональной деятельности, диссонанс вероятностных ожиданий — это несовпадение тезаурусов, ‘экстренный’ когнитивный диссонанс.Все диссонантные отношения имеют различную силу и интенсивность. Фактор, определяющий степень диссонанса- это характеристики тех элементов, между которыми возникает диссонантные отношения. Чем более значимы элементы для индивида, тем больше степень диссонантного отношения между ними. Сегодня выделяются разновидности когнитивного диссонанса как диалектическое взаимодействие трех сторон вербальной коммуникации: системы (языка), текста (речи), речевой деятельности (дискурс). Существует несколько уровней когнитивного диссонан-са.Если текст ИЯ принадлежит персональному дискурсу, то есть ориентирует на следование интенции «соответствовать цели», то при переводе поэтического текста на первом уровне когнитивного диссонанса текст перевода далек от оригинала. Зато передается настроение (дух), тональ-ность(атмосфера)эмоциональность целого. На первом уровне переводческой компетенции диссонансы возникают в когнитивном пространстве «дискурс ИЯ -дискурс ПЯ». Обладание анализом дискурса в целях профессиональной переводческой работы — диалектический познавательный процесс, следующий законам расширения первоначального контекста интерпретации. Представление о целостности на уровне концептуальной метафоры «текст есть живой организм», не

сопряженное с проработкой его отдельных частей, чревато ошибками интерпретации. Переводчик еще не готов к аналитической работе. Интенция «соответствовать цели» ориентирует переводчика на завершенность интерпретации, ибо цель такого персонального дискурса как поэтический текст воплощается в единообразной субстанции уже в силу единичности уникальности автора. Так может выглядеть типичная ситуация когнитивного диссонанса первого уровня.

Второй уровень когнитивного диссонанса представлен попыткойперевод-чика соотнести часть и целое. На этом уровне переводчики могут принять решение, например, проконсультироваться у автора оригинального текста. Это разновидность работы с дискурсом, не текстом, так как в результате расширяется контекст интерпретации содержания. Есть и более сложный и трудоемкий путь к выравниванию когнитивного диссонанса, к которому вынужден прибегать переводчик, если автор не доступен. Высокопрофессиональный переводчик связал бы текст с реалиями, а чтение специальной литературы позволило бы узнать об этих реалиях. Самое сильное различие между первым и вторым уровнем когнитивного диссонанса заключается в том, что у переводчика нет простого понимания концептуальной метафоры «Текст есть живой организм».Диссонанс второго уровня формируется преимущественно в когнитивном пространстве «(дискурс (текст))ИЯ — (дискурс(текст)) ПЯ».

На третьем уровне когнитивного диссонанса характерно формирование диссонансов в полном когнитивном пространстве.Для переводчиков персонального дискурса действительна формула «дискурс(текст((система)))ИЯ — (дис-курс(текст((система)))ПЯ».В смысле диалектической многосложности работа высокопрофессионального переводчика над персональным дискурсом -особенно над поэтическим текстом -прослеживается намного труднее.Необходимо рассматривать поэтический текст в 3-х аспектах: смысловом (что сказано), стили-стическом(как сказано), прагматическом(какую реакцию вызывает сказанное у читателя).

Таким образом, когнитивный диссонанс имеет очень большое значение в теории и практике перевода. Каждый переводчик неизбежно сталкивается с некими диссонансами в своей работе.Когнитивный диссонанс -это несоответствие в системе знаний,оно ведет к появлению психологического дискомфорта,а он в свою очередь побуждает к действию. В теории перевода когнитивный диссонанс определяется как осознание ограничений в выборе средств ПЯ, необходимых для адекватного воспроизведения подлинника.

Переводчик осознает, что не может перевести важные элементы текста, но ему это сделать надо и он ищет выход из ситуации,уменьшая или устраняя когнитивный диссонанс. Когнитивный диссонанс динамичен. Он существует на всех уровнях переводческой компетенции.Очевидно, что нельзя стать профессиональным переводчиком без когнитивного диссонанса.Теория когнитивного диссонанса по-другому заставляет взглянуть на понятие непереводимости.Чтобы перевести,переводчик должен найти способ выравнивания когнитивного диссонанса в пространстве»(дискурс(текст))система)))»для ИЯ и ПЯ.

Поэтический текст со всеми своими особенностями- метрически-ми,фоническими,фонетическими,синтаксическими,мелодическими формирует основу для когнитивного диссонанса,который и следует уменьшить в переводе. Методы по уменьшению когнитивного диссонанса следует положить в практику.

Источники:

1. Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). — М.: «Высшая школа», 1990. — 252с.

2. Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса.Санкт-Петербург: «Речь»,2000.

— 317с.

Что такое когнитивный диссонанс — примеры простыми словами?

Ярким примером диссонансом может служить наша потребность в нездоровой еде или вредных привычках.

Человек с лишним весом идет в магазин и покупает тортики пончики коробку печенье и шоколадный сироп какие мысли у него в голове мне нельзя печенье от него толстеют, вторая мысль я хочу печенье она очень вкусно с шоколадными кусочками

Теория когнитивного диссонанса

Эти мысли друг другу противоречат и создают диссонанс.

Состоянии когнитивного диссонанса является абсолютно естественным для человека, мы все стремимся к четкому правильному логичному построению мира по определенным законам, а еще лучше соответствующим нашим представлением, поэтому неудивительно, что в ситуации когда наше желание и верование не совпадают с желаниями других людей или с устоявшимися нормами окружающего мира мы испытываем дискомфорт.

Столкнувшись с противоречием человек пытается достигнуть консонанса,  то есть соответствие и бессознательно пытается избавиться от неудобства достичь состояния комфорта, чтобы выйти из диссонанса мы пользуемся одним из следующих приемов:

Примеры когнитивного диссонанса

  1. можно изменить свое поведение в указанном примере — это отказ от сладкого переход на диету посещение спортзала человек может решить что совершил ошибку и больше никогда ни за что не притронется к булочкам
  2. второй прием убеждение самого себя несостоятельности одного из утверждений например сладкое не так уж и вредно а в чем-то полезна и вообще на упаковке с печеньем написано, что-то про злаки и витамины, а бабушка всегда снабжает пирожками не могу же я обидеть бабушку  это одна из мощных движущих сил ведь нет человека более увлеченного и старательного чем тот кто хочет себя оправдать
  3. третий это по сути закупоривание себя в бутылке всячески отказ от потребления информации, «меньше знаешь крепче спишь»

Так как люди не очень любят находиться в состоянии дискомфорта иногда они предпочитают просто избегать появление диссонанса.  Человек может быть абсолютно уверен:

  • что солнце вращается вокруг земли
  • деревья растут корнями вверх
  • а улитки летают по небу

и никакие уговоры научной литературы и дискуссии не смогут убедить его в обратном, мы просто не хотим вызвать диссонанс ведь тогда придется мучиться выбирая анализируя сравнивая факты, а это гораздо сложнее чем быть абсолютно уверенным в своей правоте. Каждый раз пытаясь выйти из диссонанса, ты будешь натыкаться на сопротивление его элементов и для этого есть разные причины.

Сильный эмоциональный дискомфорт любителю сладкую придется пережить много болезненных ощущений прежде чем он привыкнет к новому образу жизни понимая это люди стремятся избежать боли тем самым продолжай употреблять сахар вопреки своим убеждениям у одного и того же действия могут быть и положительные и отрицательные стороны если ты устал после работы, а друзья зовут в кино, то ты хочешь и не хочешь идти ты мечтаешь поспать но и насладиться фильмом в приятной компании тоже не против.

Бывают ситуации когда изменения просто невозможны если ты продал квартиру, то вернуть ее назад уже не получится уже стало очевидным, что совершена ошибка то есть ты бы с радостью изменил свое поведение, но уже не можешь и диссонанс остается иногда тебе может казаться, что совершив выбор ты помахал диссонанса рукой это не совсем верно, потому что даже после того как решение принято ты все же отказался от всех преимуществ другого варианта и так как это тебя совершенно не устраивает.

Нереализованный вариант начинает обесцениваться мы можем сказать себе, что именно эту машину и хотели самого начала и посидев за рулем понимаем, что это даже лучше чем ожидали, а во второй подвеска похуже и салон гремит и вообще цвет не тот таким образом мы успокаиваемся и диссонанс уменьшается.

Когнитивный диссонанс вещь неприятная и во многом не полезное, но есть в ней и положительной особенности определенные личности могут встретить противоречие с вызовом постараться разобраться в проблеме кусочек за кусочком собирая пазл быстрый полную картину своих мыслей и прийти к согласию с собой, а нет более счастливого человека чем тот, что живет в мире со своими чувствами и действиями.

Что такое когнитивный диссонанс и как он помогает нам оправдывать свои ошибки

Борьба с когнитивными диссонансами доведена в нас до такого автоматизма, что мы научились десятками в день удалять раздражающие ментальные колючки, не отдавая себе в этом отчета. Выяснение способов, с помощью которых люди, сами того не замечая, оправдывают свои решения, и является основной задачей ТКД.

Прежде чем мы перейдем к рассказу о типичных примерах самообмана и самооправдания, скажем, что формула «предупрежден — значит вооружен» тут не работает. Применение жульнических приемов в борьбе с когнитивными диссонансами — неотъемлемая часть процесса мышления. Вести эту ежедневную войну честно у нас никогда не получится, и слава богу. Нам же нужно спокойно спать по ночам.

Средства оправдывают цель

Помнишь мышей, которые плакали, кололись, но продолжали грызть кактус? Так вот, потом в своих отзывах на сайте заведения, где происходила трапеза, они писали о «незабываемом знакомстве с экзотической кухней», «невероятных вкусовых ощущениях», «не вызывающей сомнений аутентичности блюда». Одна из мышей даже отметила, что ужин ее «духовно обогатил». И никто из них не поставил меньше пяти звезд.

ТКД объясняет это так: чем больше неприятных моментов переживет человек в процессе получения вещи, тем он сильнее будет ею удовлетворен. Точнее, заставит себя в это поверить.

В 1959 году ученые Эллиот Аронсон и Джадсон Миллс поставили следующий эксперимент. Две команды студентов были приглашены присоединиться к закрытой группе, занимающейся психологией секса. В качестве своеоб­разного обряда вступления от членов первой команды потребовали пересказать со всеми подробностями самые вызывающие сексуальные сцены из романа «Любовник леди Чаттерлей». Вторую команду попросили просто зачитать из словаря термины, имеющие отношение к сексу. Затем обеим командам дали послушать дискуссию, якобы записанную во время заседания закрытой группы, в которую студентов агитировали вступить. Тема записи была намеренно скучной: вторичные половые признаки у птиц. Участники диспута делали долгие паузы, экали и мекали, недоговаривали начатые предложения, перебивали друг друга, а один из говоривших и вовсе признался, что ничего не изучил по предмету обсуждения и не готов говорить о птицах.

После прослушивания команды попросили оценить запись. Те, кто во время «инициации» всего лишь зачитывал слова, сочли дискуссию о пернатых унылой и бессмысленной, а ее участников неинтересными занудами. Особенно досталось остолопу, который даже не почесался, чтобы подготовиться к теме. Зачем вообще таких берут в закрытые группы?

А вот команда, которой пришлось пройти через унижение, пересказывая пятьдесят оттенков взаимоотношений леди Чаттерлей и ее любовника-лесника, нашли полемику о птицах захватывающей, а запинающихся ораторов увлекательными рассказчиками. Что до безответственного бедолаги, не сделавшего домашнее задание, то его охарактеризовали как честного человека, который не боится признаться в своих недочетах. А это очень ценное качество!

Такой разброс мнений легко объясняется ТКД. Все дело в самооправдании. Мы считаем себя здравомыслящими и неглупыми людьми, и тут появляется диссонирующее чувство, что мы ввязались в какую-то глупейшую затею ради неясной цели, в данном случае — ради вступления в закрытую группу. И вдруг это избранное сообщество оказывается полной шляпой… Нет! Так быть не должно! Мы, такие умные, не могли участвовать в нелепом действе, чтобы в итоге выслушать часовую лекцию о длине перьев у самцов куропаток. Поэтому мы докажем, что все было не зря, а если какие-то факты говорят об обратном, мы их проигнорируем или интерпретируем в выгодном свете.

Если ради обладания чем-то мы потратили нервы, усилия, деньги, мы с большой вероятностью внушим себе, что полученная награда гораздо ценнее, чем она есть. Без системы пригласительных «Клабхаус» забылся бы еще раньше. Если бы в романе Уоллеса «Бесконечная шутка» было не 1000 страниц, а 250, рецензии на него оказались бы менее восторженными. Женщина, которая в минуту слабости переспала с тобой, не испытывая ни тени влечения, позже найдет в тебе сотню положительных качеств.

Так что высказывание о том, что лучший подарок — это подарок, сделанный своими руками, судя по всему, придумал не тот, кто получил лебедя из шины, а тот, кто две недели, пыхтя, вырезал его вечерами в гараже.

Слишком хорошо, чтобы быть неправдой

Единственная формула из наследия гениального советского математика Андрея Николаевича Колмогорова, которая может быть понятна неспециалисту, это «формула женской логики»: если из P следует Q и Q приятно, то P — истинно. Сексизм застил глаза Колмогорову, и он не смог понять, что его формула в равной степени верна для обоих полов.

Оживим сухие буквенные обозначения наглядным примером.

  • Ты встречаешь заголовок «ЮрКисс был в шоке, когда узнал, из чего на самом деле сделана его шоколадная медаль „За заслуги перед Отечеством“!» (P).

  • От мысли, что ЮрКисс в шоке, на душе у тебя становится как-то тепло и радостно (Q приятно).

  • Ты охотно веришь тому, что изложено в статье (P истинно).

В психологии этот феномен называется «предвзятость подтверждения». Любую информацию, которая созвучна нашим воззрениям, мы заглатываем с крючком, червячком и поплавком, а факты, вызывающие когнитивный диссонанс, встречаем в штыки.

4 способа общаться с теми, c кем не согласен

Александра Киракасянц

узнала о новых приемах ведения дискуссии

Профиль автора

Нередко споры о политике приводят к конфликтам.

Кажется, что вторая сторона ничего не понимает и не готова прислушиваться к разумным аргументам. Но все же есть способы не поругаться при разных взглядах — мы о них уже писали. Наш список дополнили читатели Тинькофф Журнала: они рассказали, какой тактики придерживаются в разговорах на чувствительные темы.

Это комментарии читателей из Сообщества. Собраны в один материал, бережно отредактированы и оформлены по стандартам редакции.

Способ № 1

Демонстрировать уважение

Моя тактика формируется от обратного. Я точно представляю, чего не надо делать в дискуссиях.

Начать стоит с вопроса самому себе. Мне действительно необходимо, чтобы мой собеседник разделил мою точку зрения? И если да, то следует воздержаться от демонстрации на публике его неудачных высказываний. Для меня это выглядит так, словно я показываю пальцем на юродивого на улице и предлагаю всем посмеяться над ним.

Еще стоит воздержаться от демонстрации снисхождения и улыбки. Это вообще какой-то запрограммированный с детства способ показать: тебе тяжелая дискуссия дается так легко и просто, что ты улыбаешься. Мнимое ощущение неуязвимости.

И еще мне помогает проговаривать, как обсуждаемый вопрос касается конкретно меня и почему мне очень важно то, что я говорю и к чему призываю.


Никого не убеждаю. Всегда присоединяюсь к мнению другого человека, каким бы абсурдным оно ни было. Это позволяет мне наладить контакт с человеком. А ему — расслабиться и не видеть во мне оппонента. Потом через уточняющие вопросы приходим к какому-то общему знаменателю. Есть ли вообще смысл обсуждать то, в чем ни одна из сторон не компетентна?

Есть у меня родственник — ярый противник вакцинации. Приводит мне кучу доводов. Я сама за вакцинацию — и вместе с тем соглашаюсь, что его точка зрения имеет место быть. В моей семье дело дошло бы до развода, если бы мы с мужем были противоположных мнений относительно вакцинации наших детей. Благо тут мы солидарны.

ГДЕ СЛЕДИТЬ ЗА СИТУАЦИЕЙ

Главные новости — в нашем Телеграме

Подпишитесь, чтобы следить за разборами новых законов и анализом финансовой ситуации

Подписаться

Самый эффективный способ — соглашаться, доводя до абсурда сказанное собеседником. Всегда так делаю — и негатива нет, и собеседник в офигении 🙂


Я обычно стараюсь излагать аргументы так, чтобы оппоненту было максимально трудно увидеть во мне шаблонный образ идеологического врага, рисуемый пропагандой, которую он потребляет. Я строю аргументацию с позиции человека, который разделяет его ценности, но смотрит на ситуацию под совершенно иным углом; развиваю его же логику так, чтобы приблизить к моей позиции.

Тут еще помогает культурная мимикрия: например, отсылки к советской культуре позволяют добиться расположения у поклонников СССР. Такой разрыв шаблона, когда вроде как идейно близкий тебе человек бросает вызов твоей картине мира, сильно ограничивает оппонента в возможности защиты заготовленными пропагандистскими мантрами и позволяет дать ему новый угол зрения. Это уже само по себе создает в нем когнитивный диссонанс, для устранения которого оппоненту вряд ли удастся обойтись без действительно самостоятельных размышлений, что уже неплохо.

Но можно не останавливаться и, пользуясь этой временной брешью, накидать еще информации для размышления. Это, конечно, не гарантирует никакого результата, но вода камень точит.

Способ № 2

Предлагать больше информации

С родственниками общаться сложно обычно, поэтому стараюсь не влезать. Правда, когда речь заходит про другие страны, я обычно крою тем, что я много где был и реально что-то видел, а они — нет. И все их аргументы идут мимо.

С друзьями у нас часто разные точки зрения, но как-то так получилось, что для нас это не имеет особого значения. Можем обсуждать что угодно, и никто это близко к сердцу не воспримет никогда.


Чтобы объяснить себе свое поведение и поведение окружающих, можно вспомнить про принцип работы нейросетей — тех самых программ, которые распознают текст, картинки и так далее. И принять тот факт, что человек — это и есть большая нейросетка. Упрощенно, конечно.

А главный принцип такой: выход напрямую зависит от объема и качества информации на входе. Дали на вход массив фото кошек и собачек — умеем различать кошек и собачек. Не дали — не умеем.

Так и с людьми. Они просто не получили каких-то знаний, а получили другие. Просто скармливайте им большие объемы информации. Долго и упорно. Они сами переобучатся.

Способ № 3

Не навязывать свою позицию

Мне помогает принцип декомпозиции. Когда сложный процесс разбирается до простых бытовых ситуаций, доступных для понимания любому человеку. По сути, это антипод пропаганды, которая тяготеет к максимальным обобщениям, хлестким формулировкам и полному пренебрежению к деталям.

Полная версия истории


Я не проповедник и своих взглядов никому не навязываю. Просто высказываю свою позицию, и все.

Способ № 4

Не касаться чувствительных тем

Уважение — вот спасение семейной жизни. Супруги не разделяют политических взглядов друг друга? Не обсуждайте!

Мой муж терпеть не может мою работу. Я люблю мужа и свою работу. Мы просто договорились не обсуждать ее дома.

В чем, я считаю, стоит иметь общую точку зрения, — это семейные ценности, традиции, бюджет, методы воспитания детей, сексуальные предпочтения. Политика и религия — на грани.


Один раз поругались сильно с женой. С тех пор договорились, что политику друг с другом не обсуждаем.


Лучше политику вообще не обсуждать. Бессмысленные споры, где каждый останется при своем мнении, а отношения могут ухудшиться. Политика, религия и деньги — табу для споров.


Ссоры и дискуссии о политике надо просто пресекать. Никогда ничем хорошим это не заканчивается. За три недели умудрилась ни с кем не поссориться. Считаю, что моя тактика работает.

Принципы дизайна: Когнитивный диссонанс — UXPUB

Война мыслей в голове пользователя.

Статья этой недели рассказывает о психологическом дискомфорте, который испытывают люди и лисы, которые одновременно придерживаются двух или более противоречащих друг другу мыслей и / или убеждений. Давайте посмотрим, что такое когнитивный диссонанс и какое отношение он имеет к дизайну.

Что такое когнитивный диссонанс

Басню Эзопа “Лиса и виноград”, можно рассматривать в качестве примера когнитивного диссонанса.

Ведомая голодом, лиса попыталась добраться до винограда, висящего высоко на лозе, но не смогла, хотя и прыгнула со всей силой. Уходя, лиса заметила: “О, да ты еще даже не созрел! Мне не нужен кислый виноград”.

Кажется, что лиса одновременно держала в голове две несовместимые мысли: желание и разочарование. Критика, используемая лисой, была способом нейтрализовать этот дисбаланс и уменьшить психический конфликт.

Люди подсознательно стремятся к внутренней последовательности. Ощущение непоследовательности приводит к психологическому дискомфорту. Это приводит к более высокой мотивации, чтобы избежать информации, которая может противоречить нашим собственным убеждениям и ценностям. Таким образом, мы можем оставаться в равновесии и быть счастливыми.

Большую часть времени люди пытаются уменьшить свой когнитивный диссонанс четырьмя способами:

  1. Изменение поведения или восприятия. “Я больше не ем мясо”, – сказал вегетарианец
  2. Оправдание поведения или восприятия, путем изменения конфликтующего восприятия. “У меня может быть выходной день с мясом один раз в неделю”, – сказал несостоявшийся вегетарианец (я)
  3. Оправдание поведения или восприятия, путем добавления новых условий. “Я пойду на пробежку, чтобы сжечь лишние калории, которые я сейчас съем”, – сказал парень, который не сделал это позже.
  4. Игнорировать или опровергнуть информацию, которая конфликтует с существующими убеждениями. “Это мясо без консервантов и химии, так что у животного, должно быть, была хорошая жизнь”, – сказал несостоявшийся вегетарианец (я)

Как использовать когнитивный диссонанс в дизайне

Создание и разрешение когнитивного диссонанса может иметь очень мощное воздействие на пользователей. Оно может быть использовано для воздействия на поведение людей.

Хороший способ его использования

Когнитивный диссонанс может быть использован как средство убеждения. Часто в дизайне его можно увидеть, в виде метода нога в двери.

Представьте, что вы работаете над процессом обучения новых пользователей вашего продукта. Прежде чем просить пользователей о большом одолжении (стать платным участником), вы сначала попросите их оказать небольшую услугу (зарегистрируйтесь бесплатно одним кликом мыши), это такая небольшая услуга, что они почти наверняка сделают это.

Как только они ступят в дверь, и вы немного подождете, вы можете попросить их о большей услуге. В конце концов, вы можете попросить их о большой услуге – стать платным пользователем вашего продукта.

Этот метод работает и был проверен много раз многими сервисами.

Часто, когда люди подписываются на бесплатные услуги или ограниченные рекламные акции, они, возможно, делают это, потому что это предлагалось им, а не потому, что они, действительно, нуждались в этом. Здесь возникает небольшой когнитивный диссонанс. Поэтому они начинают бороться с когнитивным диссонансом, используя один из четырех типичных способов из предыдущего раздела.

Использование метода “нога в двери” повышает вероятность того, что кто-то сделает то, что вы хотите от него. Важно не быть слишком назойливым с просьбой о помощи, потому что это заставит пользователя вылететь из двери. 🙂 Предоставление пользователям времени для отдыха и упорядочивания мыслей имеет решающее значение, если вы хотите, чтобы этот метод хорошо работал.

Всякий раз, когда вы просите пользователя об одолжении в своем дизайне, вы создаете небольшой когнитивный диссонанс, который пропорционален размеру одолжения. Вот почему поток продуктов / услуг должен быть спроектирован таким образом, чтобы у пользователя был период отдыха, чтобы самостоятельно решить когнитивный диссонанс.

Представьте себе, мысли пользователя после бесплатной регистрации “Почему я зарегистрировался на этом продукте? … Думаю, это может быть полезно для меня… Наверное, он мне также нравится”.

Настало время попросить об еще одной небольшой услуге, а затем снова подождать до следующей.

Чем больше услуг пользователь оказал ранее, тем больше вы можете попросить у него в следующий раз. Инвестирование пользователя в ваш продукт создает доверие и зависимость.

Как только вы взбаламутите воду, чтобы поймать рыбу, подождите, пока вода успокоится, прежде чем вы сможете поймать другую рыбу.

Используйте когнитивный диссонанс расчетливо, и вы сможете подружить многих пользователей с вашим дизайном.

Не очень хороший способ использования когнитивного диссонанса

Создание диссонанса в сознании пользователя часто используется в маркетинге. Это очень эффективная стратегия, поэтому многие компании ее используют.

Однако иногда им злоупотребляют. Вместо того чтобы использовать его для разогрева пользователей и предоставления им хорошего опыта, маркетологи (в том числе дизайнеры) становятся слишком агрессивными. Они пытаются напрямую втолкнуть пользователя в дверь и перевернуть его вверх ногами, чтобы вытряхнуть все деньги из карманов. Это не круто!

Например, всплывающие модальные окна, которые создают сильный когнитивный диссонанс ради конверсии.

Модальное окно, вызывающее сильный когнитивный диссонанс

Модальное окно выше пытается сказать мне: “Эй, ты такой глупый, что не хочешь бесплатных ресурсов и 10% скидку?” Это создает когнитивный диссонанс в моей голове. Но нет места для паники. Дизайнеры предоставили “OUT” способ этого диссонанса. Он перед моим лицом, мне просто нужно нажать “Продолжить”.

У меня есть идея по улучшению. Они могут сделать второе всплывающее окно после того, как я закрою первое. “Вы уверены, что действительно не хотите скидку 10%?”, чтобы заставить меня усомниться в моем первом решении. Таким образом, они перегружают мою способность когнитивного диссонанса, и я закрою всю вкладку браузера! Лично у меня есть несколько сайтов, которые я перестал посещать, встретившись с таким типом модальных окон.

Дизайнеры должны избегать создания таких манипуляторных и неэтичных дизайнов. Даже если это поможет повысить показатели конверсии в краткосрочной перспективе, в долгосрочной перспективе это создает плохой пользовательский опыт.

Мысли в заключение

Когнитивный диссонанс дает вам силу убеждать пользователей и превращать их в “друзей” вашего продукта. Но только, если вы используете его с умом. Будьте хорошим дизайнером и убеждайте пользователей этически, чтобы у них был приятный опыт в ваших творениях.

Чрезмерное давление на восприятие пользователя может разрушить опыт.

Эта статья была вдохновлена книгой “Универсальные принципы дизайна” пера Уильяма Лидвелла.

Призыв к действию

Спасибо за внимание! Пишите мне в LinkedIn и Twitter.

Другие принципы дизайна

Перевод статьи Anton Nikolov

Что такое когнитивный диссонанс и можно ли его избегать?

Когнитивный диссонанс – понятие, которым оперируют многие, но чаще всего рассказать о том, что это такое, могут только общими фразами. Нередко из объяснений даже не получается понять, как к этому явлению относиться. Так что же это, и хорошо оно или плохо? Разберёмся.

Что такое когнитивный диссонанс?

Понятие когнитивного диссонанса появилось в 1957 году. Сформулировал его Леон Фестингер, американский психолог. А началось всё с изучения реакции человека на внезапное изменение в его представлениях о каком-либо предмете, явлении. В ситуации, когда понимание человека расходится с реальностью, он стремится путём добавления новых элементов устранить это различие, вернув себе привычную картину мира.

Итак, когнитивный диссонанс – это состояние психического дискомфорта, вызванное столкновением конфликтующих идей в сознании человека.

Хорошие новости: когнитивный диссонанс эффективно проходит у людей, использующих способность к критическому мышлению. У остальных просто достаточно хорошо работает эффект первенства: какая информация поступила к ним первой, такая и будет считаться достоверной, а остальные – будут отметаться без раздумий.

Плохие новости: когнитивный диссонанс – это выход из зоны комфорта. Он ведёт к продуктивности, но делает это через стресс. Обстоятельства вынуждают человека покинуть привычные спокойные условия, и он ищет способ в них вернуться. Для этого приходится чему-то научиться и что-то преодолеть.

Варианты ухода от когнитивного диссонанса

Возьмём в пример автомобилиста, который не пристёгивает ребёнка в автокресле. Ему так удобно, ребёнку тоже. Во время движения ребёнок может передвигаться по заднему сиденью, лежать, принимать удобную позу. Он меньше капризничает, его не укачивает. Но вот однажды автомобилист, просматривая смешные видео на ютубе, находит случайно краш-тесты детских кресел. Он смотрит видео и понимает, что кресло действительно помогает сохранить здоровье ребёнка в случае аварии. И это означает, что он, как любящий родитель, должен теперь пересмотреть свой подход.

Варианты развития событий:

  1. Изменение поведения. Автолюбитель отодвигает на задний план удобство своё и ребёнка, приучает его ездить в автокресле, несмотря на капризы и частые остановки в пути. Он знает, что эта перестраховка рациональна.
  2. Подкрепление поведения. Автолюбитель знает, что нет единственно верного мнения и ищет подтверждение своим привычным действиям. И находит статистические данные о том, что количество пристёгнутых детей, погибших в тонущей машине или задавленных при сильном столкновении, сравнимо с количеством детей, погибших от вылета в лобовое стекло при отказе от использования ремней безопасности. Так что, может, автокресло не так уж и полезно. А самое приятное, что не нужно будет менять привычек.
  3. Компромисс. Автолюбитель готов пойти на уступки фактам, если только они будут достаточно убедительны. При этом, информацию о том, что можно не пристёгивать ребёнка в машине, он будет воспринимать без критического осмысления, с готовностью. Получается этакая предвзятость. Быть может, он выберет бустер и обычные ремни безопасности – они дают больше свободы движений и ребёнку с ними удобно. Совесть родителя будет чиста, и даже сотрудник ГИБДД не сможет укорить его в нарушении правил.
Любой из вариантов отражает в некоторой степени черты личности человека, обобщает же их одно общее для всех стремление – вернуться в зону комфорта.

Так полезен или вреден когнитивный диссонанс для развития человека?

С одной стороны, получается, что это состояние мотивирует нас на поиск новой информации, пополнение копилки знаний, принятие рациональных решений. Но так случается далеко не во всех случаях.

Человек может просто сохранять противоречивую картину мира. «Я подумаю об этом завтра» – говорила Скарлетт О`Хара. И другие могут так же. Они просто будут избегать неудобных вопросов и мыслей, и крепости нервной системы этих людей можно только позавидовать.

К тому же, когнитивный диссонанс может вызываться незначительными фактами, которые при дальнейшем анализе покажутся недостаточно важными, чтобы учитывать их в формировании собственной позиции. Это ведь логично в отношении незначительных деталей – отбрасывать их и не подвергать сомнению более важные факты. Только вот важность каждой информации человек присваивает сам. Поэтому в мире и существуют прививочники и антипрививочники, сторонники строгого воспитания и родители, разрешающие детям всё и т. д.

Приходится признать, что когнитивный диссонанс практически не влияет на развитие человечества в целом. Взять хотя бы историю из жизни одной молодой мамы. Она рассказывает о том, что батюшка во время крещения сглазил ребёнка, и тот весь вечер плакал. Очевидное противоречие двух разных систем мировоззрения совершенно не смущает их «носителя» – они прекрасно уживаются в нём и не подвергаются никакой критической оценке.

В книге популяризатора науки Карла Сагана «Мир, полный демонов» описывается механизм зарождения самых популярных человеческих заблуждений – об НЛО, похищении людей инопланетянами, явлении душ умерших, о библейских чудесах, о таинственных кругах на полях и многом другом. Люди по всему миру не готовы подвергать критике получаемую информацию. Они и сами готовы поверить в чудо, и рассказам других о чудесах верят с большой охотой. Когнитивный диссонанс тут, увы, бессилен.

Дискомфортных ситуаций вообще немало. Их с удовольствием подкидывает нам наш ум. Но лидером среди «ментальных суперзлодеев» считается перфекционизм. О нём читайте в этой статье.

границ | Респектабельные вызовы респектабельной теории: теория когнитивного диссонанса требует разъяснения концептуализации и оперативных инструментов

Введение

Среди основных теорий психологии почетное место занимает теория когнитивного диссонанса (CDT; Festinger, 1957) (Haggbloom et al., 2002; Devine and Brodish, 2003; Gawronski and Strack, 2012; Kruglanski et al., 2018). На протяжении более шести десятилетий CDT предполагает, что когнитивная непоследовательность приводит к мотивационному состоянию, которое способствует регуляции, которая возникает в основном через изменение мнений или поведения.Многие исследования этой теории основывались на несоответствии между установками и поведением, что обычно приводило к сдвигу установки в сторону большей согласованности с поведением (например, Festinger and Carlsmith, 1959). Несмотря на количество публикаций, поддерживающих модель (Harmon-Jones and Mills, 1999; Vaidis, 2014; Harmon-Jones, 2019), и несмотря на нашу глубокую приверженность этой теории, мы считаем, что исследования CDT имеют недостатки, которые ставят под сомнение актуальность методологии, лежащей в основе теории.В настоящей статье мы подчеркиваем и перечисляем то, что кажется нам основными проблемами, угрожающими достоверности CDT, и предлагаем способы справиться с ними. Наконец, мы приглашаем ученых воспользоваться этими важными проблемами для продвижения вперед и, таким образом, улучшить или завершить всю теорию.

Общая потребность в разъяснении

Примерно за двадцать шесть веков до нашей эры философия Сунь-Цзы утверждала, что «Если вы знаете врага и знаете себя, вам не нужно бояться результата сотни сражений.«Знание слабых сторон так же важно, как и осознание сильных сторон. Точно так же ученые должны быть внимательны к методологическим недостаткам, связанным с их моделями, чтобы спокойно противостоять эмпирическим проблемам.

В последнее время несколько важных теорий, внесших вклад в социально-психологические знания, были частично отвергнуты или отведены на второстепенное место (Open Science Collaboration, 2015). Это относится к теории истощения эго (Hagger et al., 2016), а также к эффектам прайминга на формирование впечатления (McCarthy et al., 2018) и когнитивные способности (O’Donnell et al., 2018). Эти пересмотры являются следствием методологического кризиса и кризиса репликации, начавшегося в 2011 г. (см. Nelson et al., 2018), знаменательного года для социальной психологии, связанного с публикацией Бема (Bem, 2011), которая возвела статистическую и методологическую стену щита, а также с изложением мошенничество известного ученого (Levelt Noort and Drenth Committees, 2012), выявившее существование нечестной практики. Область отреагировала повышением стандартов научных доказательств в социальной психологии.Некоторыми этот процесс воспринимался как сомнительный (например, Schwarz and Clore, 2016), а иногда и как суровый (Fiske, 2016), а иногда его называли «полицией данных», «инквизицией» или даже «методологическими террористами». ” Однако, реагируя на бедствие, мы считаем, что эти трудные времена способствуют дискуссии и совершенствованию психологической науки. Действительно, вопросы о методологии поля и просьбы о мета-анализе или множественных лабораторных повторениях следует рассматривать не как пугающих врагов, а как ценные активы с единственной целью — внести вклад в прояснение того, что является реальным, надежным и может представлять собой прочные знания для будущей социальной психологии.

В этом контексте нужно ли CDT беспокоиться о своем будущем и можно ли перевести его из высшей лиги в классическую, но ошибочную теорию? До сих пор проекты репликации не были сосредоточены на CDT и обходили стороной эту теорию. Но повода для радости нет. Мы определенно многому научились за шесть десятилетий существования CDT, и это повлияло на многие области и теоретических потомков (например, Aronson, 1992; Harmon-Jones and Mills, 1999; Gawronski and Strack, 2012). Тем не менее, даже самые ярые сторонники теории, включая нас самих, должны признать, что эта область избегала рассмотрения некоторых серьезных критических замечаний, которые сохранялись на протяжении многих лет и которые все еще актуальны сегодня.Эти вопросы настойчиво звучат в это время методологического кризиса, и мы считаем, что наука должна приложить особые усилия для их решения. Более того, как одна из редких теорий социальной психологии, которые предлагают общую модель, характеризующую человеческую психику и построение реальности, CDT является очень важной теорией в этой области. Этот статус должен мотивировать к тщательному исследованию и оценке. Несмотря на свой статус старой леди дисциплины, CDT следует подвергать сомнению так же тщательно, как и молодую теорию.

В следующих разделах мы обсудим недостатки операционализации CDT и предложим методологические улучшения. По нашему мнению, эти основные вопросы необходимо решать, и сосредоточение внимания на них должно помочь теории, области и всей дисциплине двигаться вперед.

Проблема операционализации: проблемы и пути решения

Фестингер (1957) утверждает, что несоответствующие отношения между когнициями порождают состояние дискомфорта, которое в настоящее время обычно рассматривается как связанное с негативным возбуждением, которое побуждает людей справляться с этой ситуацией, обычно путем приспособления одного когниции к другому.Термин, который он использовал для обозначения этого состояния дискомфорта, был диссонансом. Чтобы подчеркнуть гомеостатическую природу диссонанса, он провел параллель с голодом: лишенные еды люди чувствуют голод и находят способ справиться со своим голодом. Однако, как если бы один и тот же конструкт определял лишение пищи и голод, Фестингер использовал термин «диссонанс» как для триггерного отношения, так и для возникающего состояния дискомфорта. Хотя CDT был значительно пересмотрен, исходная теория по-прежнему является центральной точкой согласия и составляет ядро ​​​​теории (см. Vaidis, 2014; Harmon-Jones, 2019).В результате этого совпадения возникли две основные проблемы: одна касается определения диссонанса, а другая — его операционализации. Из этого вытекают некоторые дополнительные проблемы, требующие решения: ключевые переменные страдают от серьезных теоретических заблуждений, а отсутствие методологической стандартизации сдерживает прорывы.

Определение «диссонанса»

Один термин для одного понятия: диссонанс или несоответствие?

В науке считается нормативным и уместным использовать определенные слова для определения конкретных понятий.Основная проблема с CDT связана с двусмысленным термином диссонанса . В своей первоначальной публикации Фестингер (1957) использовал термин диссонанс для обозначения трех разных сущностей: самой теории, запускающей ситуации и порожденного состояния. Эта единственная терминология до сих пор широко используется и приводит к неточностям в исследованиях (например, Martinie et al., 2017; McGrath, 2017; Cancino-Montecinos et al., 2018). Здравый смысл предлагает рассмотреть возможность использования трех разных терминов для определения этих сущностей.Для большей ясности Вайдис и Бран (2018) предложили называть триггер несоответствием , вызванное возбуждение состоянием когнитивного диссонанса (CDS), а теорию теорией когнитивного диссонанса (CDT).

Использование термина несоответствие для указания на наличие неподходящих соотношений уже предлагалось в литературе (например, Harmon-Jones, 2002; Gawronski and Strack, 2012). Однако состояние когнитивного диссонанса, или КДС, не всегда отделяют от термина теории, и их следует четко разграничивать.Существуют различные более или менее точные предложенные альтернативы. Proulx and Inzlicht (2012), например, озорно предложили термин disanxiousuncertlibrium для обозначения состояния когнитивного диссонанса, в то время как Harmon-Jones et al. (2009) предлагают сохранить термин диссонанс для состояния и ссылаться на когнитивное несоответствие для триггерной ситуации. Хотя использование уникальной терминологии, безусловно, улучшило бы ясность, наша цель здесь не в том, чтобы указать общепринятые термины, которые следует использовать, а в том, чтобы подчеркнуть необходимость использования конкретных терминов для обозначения различных понятий вместо того, чтобы полагаться на один общий термин, такой как диссонанс. .

Уточнение терминологии, используемой в CDT, может не только прояснить теорию, но и повлиять на всю концепцию теории относительно способов справиться с «диссонансом» (Vaidis and Bran, 2018). По мнению Фестингера (1957), стратегии регуляции должны уменьшать «диссонанс», но означает ли это устранение несоответствия или ослабление возбуждения? Этот вопрос никогда не проясняется в первоначальном изложении теории, и различия в неявных определениях ученых могут привести к радикально разным взглядам на природу регуляции диссонанса.На наш взгляд, чтобы избежать запутанной концептуализации CDT, необходимо указать, что стратегия регулирования направлена ​​на CDS, а не обязательно непосредственно на несоответствие. Чтобы служить этой цели, термин регулирование лучше всего соответствует идее общего снижения мотивационного состояния, в то время как термин сокращение может быть зарезервирован для регулирования, специально направленного на уменьшение непоследовательности. На наш взгляд, эта терминология более интегрирована в общую теорию (см. Vaidis and Bran, 2018), а также больше связана с текущими знаниями (см. также Proulx et al., 2012; Джонас и др., 2014 г.; Леви и др., 2017).

Оценка редукции не является оценкой «диссонанса»

Изучение стратегий сокращения исторически было основным направлением исследований CDT. В течение десятилетий исследования были сосредоточены только на изменении отношения (исторические обзоры см. Vaidis and Gosling, 2011; Vaidis and Bran, 2018), но стратегий регулирования может быть множество (см. McGrath, 2017). Традиционно правила используются для вывода о существовании CDS, и авторы считают, что если люди изменили свое отношение, то они, должно быть, испытали когнитивный диссонанс (Devine et al., 1999). Фундаментальная точка зрения, которую мы принимаем в этой статье, заключается в том, что изменение отношения является лишь средством регулирования, которое происходит в определенных условиях, но не является синонимом CDS или какой-либо другой стратегии регулирования. Предположение об эквивалентности между возникновением регулирования и существованием СДУ является логической ошибкой, и ее следует избегать. В самом деле, если процесс, концептуализированный CDT, включает в себя три этапа (несогласованность-CDS-регуляция), то регуляция является лишь третьей частью триптиха причинно-следственной связи.Поскольку существует множество возможных стратегий регуляции и предполагается, что многие переменные влияют на них (McGrath, 2017; Vaidis and Bran, 2018), отсутствие или наличие любого заданного режима регуляции не подтверждает и не опровергает наличие CDS.

В то время как изменение отношения и поведения является наиболее изученными стратегиями регуляции, может иметь место множество регуляций, включая, например, тривиализацию (Simon et al., 1995), отрицание ответственности (Gosling et al., 2006), самоутверждение (Steele and Liu, 1983) или даже утверждение ценностей (Randles et al., 2015). Учитывая количество возможных стратегий регулирования, оценка только одной из них ограничивает вывод, который можно сделать. Например, отсутствие использования одной стратегии не означает, что никакое регулирование не происходило посредством других, тем более что мы очень мало знаем о том, что влияет на выбор стратегии (Weick, 1965; McGrath, 2017; Vaidis and Bran, 2018). Следовательно, серьезная оценка стратегий регулирования, позволяющих избежать ложноотрицательных результатов, должна включать все возможности.Поскольку трудно предсказать, какая стратегия будет использована, кажется ненадежным постулировать существование CDS и его масштабы исключительно на основе использования стратегии регулирования.

В совокупности методологические вопросы, касающиеся оценки в CDT, предполагают рассмотрение вопроса о регулировании в качестве второстепенной цели на данный момент. В качестве первого шага представляется важным направить усилия на разработку четкого инструмента для измерения CDS, прежде чем ожидать четкой связи с регулированием.Эти пункты будут развиваться дальше.

Правильные операционализации для проверки теории

Особой силой CDT является простота основных гипотез. Обнаружение несоответствия вызывает состояние дискомфорта (т. е. CDS), которое побуждает человека уменьшить его. Так как же проверить такую ​​теорию? Экспериментальный метод предлагает манипулировать гипотетической ответственной переменной и оценивать предполагаемые эффекты. Это кажется тривиальным с методологической точки зрения, но большинство парадигм когнитивного диссонанса не соответствуют этому принципу.Действительно, классические парадигмы в CDT манипулировали, например, оплатой за противоречивое поведение (Festinger and Carlsmith, 1959), серьезностью давления, направленного на сдерживание поведения (Aronson and Carlsmith, 1962), или затраченными усилиями присоединиться к группе. (Аронсон и Миллс, 1959). С теоретической и методологической точки зрения эти переменные представляют собой не манипуляции с непоследовательностью, а переменные-модераторы, связанные с ситуацией (т.203–204). Действительно, предполагается, что когниции, согласующиеся с поведением (предположительно, наиболее устойчивые), уменьшают величину CDS, а несовместимые — увеличивают ее. Таким образом, предполагается, что эти переменные модулируют величину CDS, а в некоторых конкретных случаях (например, приверженность) они усиливают сопротивление изменениям и, таким образом, определяют применение стратегий сокращения (Vaidis and Gosling, 2011; Vaidis and Bran, 2018). ). Следовательно, эти модераторы могут влиять на величину диссонанса, но не представляют собой манипуляцию несоответствием, как это было бы сравнением непоследовательной ситуации с нейтральной или последовательной.

В этом ключе переменная обязательства является архетипом смешанной переменной. При использовании задания на контрустановку центральная переменная, начиная с Linder et al. (1967) оказывается приверженностью, которой в основном манипулируют посредством выбора (например, Zanna and Cooper, 1974; Elliot and Devine, 1994; Simon et al., 1995). В рамках этой концепции проблемное поведение, выбранное свободно (т. е. Высокий выбор), является «состоянием диссонанса», в то время как такое же поведение, возникающее под давлением (т. е. Низкий выбор), считается «состоянием отсутствия диссонанса».В этом и загвоздка: переменная выбора принципиально отличается от непостоянства (см. Kiesler, 1971). Фактически, эти эксперименты не изучают, как люди реагируют на несоответствие, они изучают, как обязательство (через выбор) влияет на реакцию людей на несоответствие. Другими словами, мы хотим подчеркнуть, что непоследовательность без обязательства по-прежнему является непоследовательностью, и что переменная обязательства является прежде всего фактором, влияющим на разрешение (Kiesler, 1971; Vaidis and Gosling, 2011).Ранние предупреждения об этой ошибке были сделаны в прошлом (Chapanis and Chapanis, 1964; Kiesler, 1971; Festinger, 1987/1999), но эта проблема актуальна и сегодня, поскольку приверженность продолжает оставаться парадигмальной переменной во многих недавних публикациях (например, , Blackman et al., 2016; Martinie et al., 2017).

Эта проблема может быть устранена путем переопределения основных понятий и изменения парадигмы для систематического манипулирования несоответствиями. Самый простой способ добиться этого — сравнить контр-установочные задачи с нейтральными или про-установочными задачами.Некоторые недавние парадигмы действительно сместили акцент на манипулирование непоследовательностью. Например, парадигма лицемерия (Aronson, 1992; Stone and Fernandez, 2008; Priolo et al., 2019) сравнивает непоследовательные условия с нейтральными или последовательными. Точно так же некоторые новые парадигмы сосредотачиваются на минимальных несоответствиях, то есть несоответствиях, которые включают очень мало знаний, кроме несоответствия как такового (например, Леви и др., 2017), и сравнивают несовместимые условия с нейтральными. Эти новые парадигмы обнадеживают, но исследователи в этой области должны по-прежнему четко осознавать, что различные факторы, такие как приверженность, не равнозначны различной непоследовательности.

Несоответствие: операционализация как манипуляции, так и меры

Операционализация переменных относится к двум разным вещам (например, Leary, 2014): с одной стороны, это может быть перевод переменной на экспериментальный язык, а с другой стороны, это может относиться к измерению указанной переменной. Например, это может быть средство управления голодом в экспериментальных условиях, а также измерение такого голода. Обе операционализации предоставляют важные средства для оценки модели и, что касается CDT, обе нуждаются в доработке.

Учитывая, что CDT имеет дело с несоответствием, следует систематически проверять наличие несоответствия и в идеале оценивать его. Действительно, модель предполагает связь между переменными, участвующими в несоответствии, CDS и его регулировании. Фестингер считал, что «величина диссонанса будет зависеть от важности элементов» (стр. 16, 1957/1985). Следовательно, более высокий уровень CDS вызывается, когда вовлеченные когниции важны (Festinger, 1957). Например, воздействие легкого опровержения убеждений вызовет более низкую степень CDS, чем воздействие сильного опровержения.Аналогичным образом, необходимость убить улитку должна повысить CDS несколько ниже, чем необходимость убить милого котенка. В качестве индикатора мы можем поспорить, что последняя часть предыдущего предложения вызвала более сильную реакцию у читателей. Это связано с тем, что задействованные элементы субъективно более важны и, таким образом, генерируют больше CDS.

Отношение между несогласованностью и CDS — это больше, чем отношение присутствия-отсутствия, и оно формирует основную аксиому CDT. Как следствие, для проверки модели и четких прогнозов необходимо измерить степень несогласованности или другие факторы, ответственные за ее величину, которые, как предполагается, влияют на CDS (т.г., сила, важность, центральность). Эта связь между непоследовательностью и CDS недостаточно изучена в литературе, и необходимо приложить усилия, чтобы строго операционализировать непоследовательность. Это означает, что требуется операционализация как оценки несоответствия, так и манипулирования несоответствием, и что только систематические меры позволят исследовать взаимосвязь между несоответствием, СДУ и процессом регулирования. Более того, в нынешнем состоянии концептуализации оценка несоответствия также может быть наиболее подходящим способом оценки конструкта «диссонанс».Как следствие, решение проблемы взаимосвязи между несогласованностью и CDS может быть достигнуто путем использования условий, которые включают несколько степеней несогласованности (например, низкая, средняя, ​​высокая), их оценки и измерения CDS, генерируемого этими различными условиями. .

О природе состояния когнитивного диссонанса

В фундаментальной статье Эллиот и Дивайн (1994) сделали большой шаг вперед, подтвердив существование дискомфорта до изменения отношения (Эксперт 1) и уменьшение такого дискомфорта после изменения отношения (Эксперт.2). В этой статье подчеркивается фундаментальный момент путем изучения гипотетического состояния, но остается несколько вопросов, касающихся природы и точной роли CDS. Действительно, насколько нам известно, существующие исследования, изучающие CDS, связаны с теми же методологическими проблемами, которые мы поднимали ранее, и в этой области отсутствует надежный инструмент для оценки CDS. Дальнейшие исследования имеют решающее значение для определения и изучения точной природы CDS.

О природе CDS нам пока известно довольно мало.Под природой мы подразумеваем параметры, позволяющие четко определить это «состояние», такие как переживание конкретной эмоции или интенсивность состояния, валентность или мотивационная способность. Концептуально Фестингер (1957) определил когнитивный диссонанс как состояние психологического дискомфорта, которое мотивирует его регулирование, а затем как состояние возбуждения (например, Лоуренс и Фестингер, 1962). Точно так же другие авторы описывают CDS как состояние напряжения (Croyle and Cooper, 1983; Kruglanski and Shteynberg, 2012), неприятное чувство (Harmon-Jones, 2000) или состояние аверсивного возбуждения (Proulx et al., 2012). Из всех этих определений неясно, предполагается ли, что CDS является отдельным и специфическим состоянием, или же оно может быть выражено эмоциями. Некоторые исследователи, например, рассматривали чувство вины (Stice, 1992), удивление (Noordewier and Breugelmans, 2013) и гнев (Geschwender, 1967) как свидетельство CDS. Однако эта точка зрения не является общепризнанной. При составлении анкеты для самоотчета Эллиот и Дивайн (1994) использовали только три пункта для оценки характера CDS ( дискомфорт, беспокойство, беспокойство ), исключая многие другие пункты, такие как чувство вины .Впоследствии они подчеркнули, что различные оценки аффекта могут отражать природу когнитивного диссонанса в зависимости от ситуации (Devine et al., 1999). Несмотря на это уточнение, большинство исследователей, использующих шкалу, продолжают использовать индекс в его первоначальном виде, тем самым отделяя CDS от других пунктов (Galinsky et al., 2000; Harmon-Jones, 2000; Norton et al., 2003; Monin et al. ., 2004; Вайдис и Гослинг, 2011). С другой точки зрения, Kenworthy et al. (2011) предположили, что вина может быть наиболее релевантным предиктором эффектов диссонанса, а не конкретной CDS, тем самым проводя четкое различие между ними.Со своей стороны, Гослинг и др. (2006) использовали шкалу Эллиота и Девайна, но полагались на негативный аффект, ориентированный на себя, для оценки диссонанса, а не на их специфический индекс диссонанса. Хотя эти различные взгляды сосуществуют в литературе, до сих пор не было четкой дискуссии о природе и специфике CDS. В целом, в соответствии с разнообразием изученных эмоций, сосредоточение внимания на одном конкретном аффекте или на коктейле аффектов для понимания природы CDS кажется неуместным.

Другая точка зрения состоит в том, чтобы рассматривать CDS как неспецифическую эмоцию и искать более общие черты CDS.С этой точки зрения большинство согласны с отрицательной валентностью и отталкивающей чертой (т. Е. Люди мотивированы избегать этого). Тем не менее, это не так очевидно и может даже обсуждаться. На самом деле в этой области редко возникают ситуации, которые могли бы вызвать что-то иное, кроме отрицательной валентности: большинство исследований посвящено нежелательным несоответствиям (т. вызванное непоследовательным, но позитивным познанием (т.г., работает лучше, чем ожидалось; Аронсон и Карлсмит, 1963). В недавней модели Kruglanski et al. (2018) предполагают, что вызванный аффект может различаться в зависимости от ожидаемых и желаемых результатов. Это предположение подразумевает, что неподтверждение положительного ожидания вызывает отрицательный аффект, а неподтверждение отрицательного ожидания вызывает положительный аффект. Можно провести интересную параллель с удивлением (см. Noordewier et al., 2016): первоначальное обнаружение удивления имеет отрицательную валентность, но окончательная валентность зависит от валентности результата.Аналогичным образом Martinie et al. (2013) продемонстрировали темпоральность валентности: оценивая мимическую активность, первоначальная реакция на диссонанс недифференцирована и только через некоторое время появляется отрицательная валентность. Это предлагает изучить природу CDS, принимая во внимание ход времени.

Наконец, еще одна возможная черта CDS касается ее отношения к тенденциям действия. Для модели, основанной на действиях (ABM; Harmon-Jones, 1999; Harmon-Jones et al., 2015), CDT служит конечной цели уменьшения помех эффективным и бесконфликтным действиям.Как следствие, предполагается, что CDS активируется, когда она конфликтует с действием и запускает состояние, ориентированное на приближение. Эта модель подтверждается несколькими наблюдениями, включая нейронную активацию зон, связанных с конфликтом и его разрешением, таких как передняя поясная кора (Harmon-Jones et al., 2008a,b; van Veen et al., 2009; Izuma and Murayama, 2019). ). Однако некоторые модели предполагают, что такой подход не обязательно является единственным ответом. Основываясь на обширном анализе низкоуровневых процессов в ответ на угрозу, Jonas et al.(2014) предполагают, что несогласованность в самом начале запускает систему торможения (BIS), а затем, если не происходит разрешения, только на втором этапе активируется система поведенческого подхода (BAS). Следовательно, еще раз временной ход может иметь значение для понимания процесса CDS.

Что касается текущих знаний, мы должны признать, что, несмотря на то, что CDS является ядром модели, мы знаем о ней очень мало. Его аффективные свойства неясны, а временной ход еще недостаточно изучен.Мы считаем, что тщательное изучение его природы необходимо для разработки оперативной оценки CDS, что является фундаментальным требованием, прежде чем делать дальнейшие выводы о CDT. Наконец, как отмечалось ранее, разнообразие задач индукции также может объяснить большую часть различий в наблюдаемой природе CDS, а отсутствие четких парадигм ограничивает текущее понимание. Кроме того, большая часть исследований, изучающих природу диссонанса, опирается на манипулирование выбором, а не на непоследовательность, что может частично повлиять на выводы.Специфичность вызываемых эмоций, валентность или тенденции к действию могут зависеть от задачи, а также от операционализации и дизайна, и можно предположить, что конкретное состояние или регуляция этого могут проистекать из специфики индукции. Таким образом, в дополнение к лучшей операционализации и лучшему инструменту измерения, мы также призываем к лучшей стандартизации.

Аргументы в пользу стандартизации процедур

Парадигмы можно определить как научные «традиции»: модели, методы и ожидаемые результаты.Хотя они могут быть хорошими или плохими для эволюции науки (см. Kuhn, 1962), их основной интерес заключается в том, что они должны сводить вариации к минимальному уровню, чтобы можно было оценить результаты в кумулятивной научной перспективе. Что касается CDT, то в течение многих лет общая парадигма основывалась на манипулировании выбором и оценке отношения, хотя в то же время многие другие моменты подвергались вариациям. Например, важность задействованных когниций (например, темы) сильно варьировалась от исследования к другому, а также наличие и вид контрольного условия (например,г., без несоответствия, непротиворечивости), или оценку СДУ. Мы считаем, что изменение парадигмы, в большей степени учитывающее центральные переменные теории, было бы важным шагом. Кроме того, стандартизация как индукции, так и оценки поможет проверить основные гипотезы теории.

Стандартизация индукционной задачи

Область CDT плодотворна: сотни исследований охватывают широкий спектр задач и тем. Такое количество исследований является сильным аргументом в пользу концептуальной обоснованности теории.Однако некоторые из основных гипотез CDT не были так тщательно изучены, и в их случае область может выиграть от большей стандартизации. Одна из наших главных проблем здесь связана с CDS и ее расследованием. В целом, исследования когнитивного диссонанса имеют много вариаций друг с другом. Например, были исследованы эссе контрустановок с различными темами и многими различиями, касающимися инструкций, хода времени (например, длины, временного расстояния между индукцией и оценками) и задачи (например.г., аргумент, сочинение, речь). Кроме того, эти исследования тесно связаны с социальным контекстом и, таким образом, могут иметь различное влияние в зависимости от места, культуры и времени. Все эти вариации, вероятно, изменят ряд переменных, теоретически связанных с CDS и ее регуляцией, таких как важность вовлеченного познания, вызванные эмоции, уровень самоучастия или воспринимаемый выбор. Как мы подчеркивали выше, этот большой разброс в индукции полезен для концептуальной достоверности теории.Однако все эти вариации могут быть и помехами при попытке изучения некоторых конкретных гипотез, например, о природе и роли СДУ и ее регламентах. Каждая вариация между двумя исследованиями создает место для потенциально смешанной переменной.

В том же духе природа индукции может фундаментально отличаться друг от друга (например, эссе с противоположным отношением, парадигма лицемерия, парадигма свободного выбора). Эти различия могут оказать существенное влияние на следующие оценки.Например, ранее мы выяснили, что CDS может быть связан с различными эмоциями, такими как чувство вины или удивление . В зависимости от характера индукции кажется логичным, что одни эмоции могут вызываться сильнее, чем другие. Например, когда кто-то намеренно и публично соглашается написать эссе, противоречащее установкам, или вспоминает поведение, несовместимое с ранее проповедуемыми ценностями, это с большей вероятностью вызовет чувство вины . Между тем, наблюдение аномалии восприятия, скорее всего, будет связано с удивлением .Интересной точкой зрения также является рассмотрение несоответствий, которые могут вызвать положительные эмоции, такие как ожидание низкой оценки на экзамене и получение высокой оценки (Gawronsky and Branon, 2019). Если для всех этих ситуаций существует общая CDS, то ее исследование особенно затруднено из-за фактических вариаций индукций, а также усложняет изучение процесса регуляции, поскольку эти эмоции могут стимулировать различные стратегии (Higgins, 1987; Devine). и другие., 1999; Ниденталь и др., 2006). Те же рассуждения применимы при оценке CDS с помощью физиологических показателей. Поскольку, вероятно, будут вызваны несколько эмоций, как отличить физиологическую активность, связанную с CDS, от «шума», вызванного этими эмоциями? На самом деле здесь, по-видимому, есть некоторые вариации в зависимости от характера индукции: эссе с противоположным отношением были связаны с повышением КГР (Croyle and Cooper, 1983; Elkin and Leippe, 1986), а обратная связь, несовместимая с ожиданиями, — нет (Etgen и Розен, 1993).Точно так же парадигма свободного выбора связана с учащением сердечных сокращений (Etgen and Rosen, 1993), а эссе, противоречащие установкам, — нет (Croyle and Cooper, 1983).

Таким образом, мы считаем, что эта область выиграла бы от большей стандартизации. Эта стандартизация индукции будет опираться как на лучшее операционное определение управляемых переменных, как мы упоминали выше, так и на отчет о переменных, которые могут повлиять на CDS и, следовательно, на ее регулирование.Например, парадигма лицемерия исследовалась с использованием самых разных тем и методов, и Priolo et al. (2019) в своем метаанализе не нашли доказательств существования CDS. Этот вывод может подвергнуть сомнению либо теорию, либо актуальность методологии. Эти авторы подчеркивают отсутствие доступных исследований и их важных вариаций для объяснения этого нулевого результата, что соответствует нашим опасениям.

По нашему мнению, мы считаем, что большая стандартизация могла бы позволить исследовать такие конкретные гипотезы и более точно исследовать эффекты.Для достижения этой цели и уменьшения различий между исследованиями стандартизация индукции также потребует отказа от задач, основанных на социальном происхождении, временных или культурных ориентирах. Это уменьшит многие погрешности и позволит проводить многолабораторные исследования. Кроме того, чтобы зафиксировать мелкие вариации с меньшим уровнем шума и иметь возможность моделировать процесс, эти требования предполагают переход к процессам более низкого уровня. Это может потребовать рассмотрения самой минимальной предпосылки для CDT, то есть манипулирования несоответствием, в то время как другие социально контекстуализированные переменные сводятся к их строгому минимуму (т.г., обязательство). Наконец, в соответствии с проблемой операционализации, вероятно, одной из первых вещей, которую необходимо оценить, является несоответствие, что может позволить проводить более релевантные сравнения между исследованиями и помочь скорректировать локальные или индивидуальные погрешности. Оценка дополнительных параметров, которые могут влиять на CDS и ее регуляцию (например, самоучастие), также может облегчить исследования и в конечном итоге позволить оценить независимые эффекты, связанные с каждой из этих переменных. Наконец, в дополнение к этой стандартизации индукционной задачи, нужно полагаться на стандартную оценку CDS.

Стандартная оценка состояния когнитивного диссонанса

Для изучения природы CDS необходимы надежные инструменты. Поскольку CDS является основным мотивом модели и может варьироваться в зависимости от ситуации индукции, мы должны приблизиться к стандартизированным инструментам. Преобладание уникального инструмента должно обеспечивать возможность сравнения и надежных ожидаемых эффектов (т. е. размера и качества).

Временами были полезны эксплицитные шкалы самооценки (например, Elliot and Devine, 1994), но они имеют ограничения.Действительно, они подразумевают, что люди могут сознательно и точно оценивать свои эмоции и сообщать о них. Кроме того, отсутствует стандартизация используемых инструментов. Например, даже ссылаясь на одну и ту же шкалу, ученые используют разные методы оценки, разные инструкции и даже разные наборы элементов. Это отсутствие стандартных правил говорит в пользу HARKing (Kerr, 1998) при выборе индикаторов для CDS.

Мы выделяем три основные точки зрения на захват CDS.Один классический подход основан на оценке конкретной эмоции. Таким образом, он предлагает перечислить аффекты, которые могут соответствовать когнитивному диссонансу, и оценить их все. Это, вероятно, наихудшая перспектива, потому что аффект может варьироваться в зависимости от характера задачи и потому, что этот метод в основном полагается на то, что люди надежно оценивают свои эмоции, что не гарантируется (Niedenthal et al., 2006). Второй вариант заключается в оценке специфических особенностей CDS. Он подразумевает четкое определение этих признаков (т.г., валентность, аверсивность, интенсивность, склонность к действию). Это также требует учета временного хода, поскольку он должен быть актуальным. Наконец, последняя и дополнительная точка зрения опирается на физиологические прокси. Не так сильно отличающийся от измерения субъективной интенсивности, его основной интерес заключается в том, что это можно делать параллельно с предыдущими подходами для обеспечения конвергентной достоверности. Наконец, разработка эффективного инструмента для оценки СДУ, вероятно, должна основываться на множестве показателей.

Представляется, что для достижения этой стандартизации необходимы еще три момента: Оценка CDS должна быть (а) неявной, (б) неинвазивной и (в) соответствовать принципам открытой науки.(а) Под неявным мы подразумеваем, что респондент не должен знать, что оценивается. В противном случае участники могут ложно сообщить о своих чувствах, например, из-за социальной желательности или ошибок атрибуции (например, Rosenthal and Rosnow, 1969; Nisbett and Wilson, 1977). С этой целью использование имплицитных оценок, на которые меньше всего влияет осознание и сознательный контроль, таких как время реакции или имплицитная ассоциация (например, Nosek and Banaji, 2001; Quirin et al., 2009), могло бы надежно оценить вызов. CDS (т.г., Леви и др., 2017). (b) Под неинвазивностью мы подразумеваем, что респонденты не должны подвергаться влиянию самой оценки. Действительно, исследования показали, что участники могли ошибочно отнести CDS к другим источникам (например, Zanna and Cooper, 1974). Если участники приписывают возбуждение инструменту измерения, это может изменить процесс регуляции (например, Croyle and Cooper, 1983). Этот момент особенно важен для физиологических показателей, которые полезны для создания инструмента стандартизации.Что касается физиологических показателей, то многие из них были вложены в прошлое, такие как GSR/EDA (например, Croyle and Cooper, 1983), частота сердечных сокращений (например, Gerard, 1967) или даже МРТ f (например, de Vries et al. ., 2014), но большинство из них, вероятно, будут восприняты как агрессивные и могут спровоцировать процесс неправильной атрибуции. Интересное развитие может быть связано с пупиллометрией, потому что этот метод не требует инвазивного оборудования или потенциально опасного контекста (как f МРТ), и участники могут не знать об оценке.Некоторые первоначальные результаты указывают на то, что расширение зрачка является потенциальным косвенным показателем для обнаружения несоответствия и может быть использовано для фиксации пробуждения CDS, а также определенного образа действий (например, Sleegers et al., 2015; Proulx et al., 2017). Хотя эти два предложения не могут эффективно отразить природу CDS, они могут, таким образом, представить интересные методы для обнаружения и оценки величины CDS с низким коэффициентом смещения ответа и неправильной атрибуции.

Наконец, согласно (c) открытой науке (e.g., Klein et al., 2018), инструмент и, в частности, данные должны быть общедоступными, доступными и прозрачными. Важным моментом является то, что необработанные данные должны быть предоставлены и общедоступны. На наш взгляд, это особенно важно для текущих выпусков CDT. Например, исследование временного хода CDS и некоторого его влияния уже было бы возможным, если бы авторы делились своими данными вместе с временным ходом своего протокола. Аффективный характер CDS — еще одна область, которую можно было бы осветить, если бы было доступно больше данных, готовых к агрегированию.Было бы полезно, если бы данные собирались с использованием полностью информированных стандартизированных планов и были доступны, что позволило бы исследователям получить достаточное количество наблюдений, чтобы полностью понять процесс.

Тестирование общей модели

Общая модель CDT предполагает, что обнаружение несоответствия вызовет CDS, который мотивирует стратегию регулирования. Большинство исследований были сосредоточены на этих стратегиях регуляции, однако они могли быть сделаны слишком рано, и некоторые выводы могли быть сделаны без достаточного понимания предшествующих частей модели (см. Weick, 1965; Greenwald and Ronis, 1978; Vaidis and Gosling, 2011).В предыдущих абзацах мы сделали несколько предложений по более надежному тестированию CDT, и, поскольку модель является последовательной, предложения также должны учитывать последовательность шагов. Таким образом, регулирование должно быть последней частью экзамена, а не первой. Кроме того, серьезная оценка теории требует оценки всей модели, а не только последней последовательной части. В текущем состоянии общая модель когнитивного диссонанса (несогласованность-CDS-регуляция) должна быть подвергнута испытанию.Это соображение может подразумевать пересмотр многих прежних выводов, сделанных в первые десятилетия CDT. Вся информация, собранная в результате этого исследования, может обеспечить глубокое понимание теории и помочь восстановить связь CDT со всей областью.

Вердикт недоказанности

Наука требует времени. Как только проблема индукции несоответствия и CDS будет устранена — и только после этого — исследование сможет, наконец, серьезно сосредоточиться на последовательности регуляции и модели в целом. Действительно, подлинная модель считает, что регулирование управляется CDS, и, таким образом, теория предполагает, что люди будут мотивированы на регулирование.Следовательно, при явной операционализации несоответствия и CDS полное отсутствие регулирования должно стать опровержением теории. Но поскольку оценить все стратегии почти невозможно, было бы интереснее изучить факторы, влияющие на выбор регулирования.

Как указывалось ранее, хотя эта оценка пока преждевременна, всестороннее понимание первых последовательностей могло бы облегчить идентификацию надежных факторов, которые определяют наиболее вероятные стратегии в данной ситуации.Эта оценка может также подтвердить некоторые ранее предложенные факторы (см. McGrath, 2017), а также пересмотреть большую часть литературы. Однако это исследование требует пошагового процесса, начиная с первой предложенной последовательности и заканчивая предикторами регуляции. Наконец, только изучение всей последовательности несогласованность-CDS-регулирование позволит проверить теорию в целом.

Пока эти предварительные шаги не выполнены, исследования не могут полагаться на стратегии регуляции как на уникальную подсказку для изучения модели.Что еще более важно, когда CDS отсутствует, выводы, сделанные из единственного частичного появления одной или двух стратегий сокращения, могут привести к искажению оценки модели. Конечно, это не исключает исследования конкретных стратегий, таких как изменение отношения или поведения, в соответствующих прикладных условиях. Но мы хотели бы подчеркнуть, что при современном состоянии знаний изучение стратегий регулирования малоинтересно для оценки общей модели или ее улучшения. Таким образом, эта позиция не означает отказа от регулирования измерения, но подчеркивает необходимость оценки СДУ.

С небольшой помощью сообщества

Проверка достоверности теории требует изучения всех ее основных основ. Многие гипотезы потребуют повторной проверки в свете новых инструментов и знаний, в то время как некоторые другие основные гипотезы пока еще не изучены и могут иметь решающее значение для оценки модели. Насколько нам известно, ни одно исследование не исследовало четко, например, функциональную связь между триптихом несоответствие-CDS-регулирование, тем не менее этот пункт является центральным элементом теории.Несмотря на то, что эта функция ожидаемого положительного отношения занимает центральное место в модели, она еще серьезно не исследовалась. Кроме того, важно изучить форму отношения. Однако для проверки такой модели потребовалось бы огромное количество данных с высокой степенью точности, чего можно было бы достичь только при сотрудничестве ученых, занимающихся когнитивным диссонансом.

Проверка теории потребует мощных исследований со строго соответствующими переменными. Мы не рекомендуем вкладывать ресурсы в крупномасштабные проекты повторения предыдущих исследований.Действительно, как мы подчеркивали ранее, эти исследования имеют методологические недостатки, которые ограничивают их интерпретацию. Вместо того, чтобы повторять ошибки, допущенные в прошлом, следует направить ресурсы на разработку надежных, умных и эффективных тестов теории и ее гипотез. Чтобы ограничить систематическую ошибку, эти планы должны быть основаны на компьютере, чтобы избежать влияния экспериментатора (например, Rosenthal and Rosnow, 1969). Использование стандартизированных скриптов должно также облегчить тиражирование и вариации по всему миру.Более того, с небольшой помощью сообщества, краудсорсинговые исследовательские инструменты (например, Collaborative Replications and Education Project, 2018; Moshontz et al., 2018) могут обеспечить быструю, четкую и мощную оценку теории.

Связь с более широкими теориями

Наконец, предлагаемый рабочий план огромен. Что может дать это обширное исследование для CDT и для области социальной психологии? Модель диссонанса — одна из немногих моделей, предлагающих общую основу человеческого функционирования, но, к сожалению, в ней отсутствует связь с другими областями.Чрезмерная специализация его операционализации и его исторически ограничивающие парадигмы могли бы частично объяснить эту боковую линию (например, Aronson, 1992; Swann, 1992). В некотором смысле мы предполагаем, что большинство согласится с тем, что CDT оказала глубокое влияние на эту область и сформировала концепцию основных тенденций, таких как, например, теории атрибуции (Jones and Davis, 1965; Kelley, 1967), социальное познание (Fiske and Taylor). , 1984), мотивированное мышление (Kunda, 1990) и модели саморегуляции (например, Scheier and Carver, 1988; Blascovich and Tomaka, 1996), но некоторые также утверждают, что CDT застыла, с устаревшими парадигмами и далека от наука с тавтологическими или нефальсифицируемыми соображениями (например,г., Лилиенфельд, 2005; Гриффин, 2012). В связи с недавним методологическим кризисом появились призывы к концептуальной очистке и слиянию общих моделей. Это может стать поводом для CDT воссоединиться с более широкими теориями, и несколько попыток уже были предприняты. Например, модель поддержания смысла (MMM; Heine et al., 2006; Proulx and Inzlicht, 2012) представляет собой предложение для такого слияния. Для МММ нарушение ожидания, значимость смертности или подверженность несоответствию следуют общему феномену нарушения смысла, который запускает одни и те же нейрокогнитивные и психофизиологические системы (см., 2014) и мотивирует компенсаторное поведение. Это означает, что какими бы ни были индукция и конкретная установка теории, общий процесс может быть одним и тем же. Недавние данные (Randles et al., 2015) подтверждают, что CDT похож на многие другие нарушения смысла, и такие предположения дают реальную возможность глубже понять человеческое функционирование. Исследования CDT в социальной нейробиологии (например, van Veen et al., 2009; Harmon-Jones et al., 2015; Izuma and Murayama, 2019) также показывают сходство в активированных областях с другими теориями.Например, передняя поясная кора постоянно активируется в парадигмах CDT, а также в парадигмах MMM (см. Proulx et al., 2012) и в парадигмах значимости смертности (Quirin et al., 2012). Наконец, предложения о процедуре индукции, такие как использование неявного выявления несоответствия (Levy et al., 2017), также позволяют объединить несколько процедур, которые широко распространены в близких полях (например, задача Струпа), но которые были необычны для CDT.

Включение CDT в более широкие модели также предлагает расширить наши представления о теории.С точки зрения эволюции, процесс, лежащий в основе CDT, должен выполнять важную функцию, чтобы присутствовать сегодня. Более того, он не является специфическим для человека процессом, поскольку многие другие виды демонстрируют признаки когнитивного диссонанса (Egan et al., 2007, 2010; Harmon-Jones, 2017). Для основанной на действии модели CDT (Harmon-Jones, 1999; Harmon-Jones and Harmon-Jones, 2002; Harmon-Jones et al., 2009) этот процесс сохраняет эффективность действия: когда мы сталкиваемся с выбором, регулируя наши отношение к этому выбору помогает идти вперед и поощрять действие вместо бездействия.С нашей личной точки зрения, можно также считать, что процесс когнитивного диссонанса служит конечной цели контроля над окружающей средой: при воздействии событий, противоречащих ожиданиям, физиологическая реакция запускает мотивацию для регулирования; то есть пересмотреть ожидания или отвергнуть новую информацию. Наконец, процесс когнитивного диссонанса мог сыграть важную роль во всей эволюции человечества. Следуя этой последней точке зрения, Перловский (Масатака и Перловский, 2012; Перловский, 2013, 2017) считает, что CDT может объяснить фундаментальную роль музыки и просодии в человечестве.По его мнению, музыка могла бы стать средством, позволяющим преодолеть СДС, тем самым способствовала бы принятию новых знаний. В целом это способствует пересмотру CDT вместе с его связью с другими психологическими процессами. Это представляет собой широкую область исследований, но мы думаем, что есть много преимуществ в расширении сферы применения CDT.

Заключение

CDT — старая и респектабельная теория, но в то же время все еще находящаяся в стадии разработки. Можно признать впечатляющий вклад этой теории в психологию, но нельзя не признать, что остается много критических вопросов и явно присутствуют многие методологические недостатки.

В текущей статье мы выявили то, что мы считали основными недостатками теории, которые в основном связаны с концептуальными недостатками и необходимостью более строгой операционализации. Поскольку лучшее понимание методологических недостатков важно для будущего теоретического прогресса, мы предложили несколько способов устранения этих недостатков. Наше важное важное сообщение состоит в том, чтобы, во-первых, сосредоточиться на операционном различии элементов триптиха CDT, то есть на несоответствии, состоянии диссонанса (CDS) и стратегиях регулирования.В дополнение к усилиям, направленным на систематическую и стандартную операционализацию этих концепций, изучение всей модели может значительно улучшить теорию и понимание человеческой психологии.

Наконец, с другой стороны, социальная психология не переживает десятилетия кризиса. Это только прокладывает путь для следующего поколения исследователей, которые предпримут шаги, чтобы продвинуть дисциплину к более сильным и надежным знаниям о человеческом разуме. В заключение, и как ярые сторонники CDT, мы утверждаем, что это определенно элегантная теория.Однако наука не должна заботиться об изяществе теории, а только о надежности доказательств, подтверждающих ее, и ее собственной фальсифицируемости.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, непосредственный и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Финансирование

AB совместно поддерживается Pacifica и Национальной ассоциацией исследований и технологий (номер гранта/награды: ANRT, грант CIFRE 2017/0245).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Ссылки

Аронсон, Э. (1969). «Теория когнитивного диссонанса: современная перспектива», в, Достижения в области экспериментальной социальной психологии , Vol. 4. Изд. Л. Берковиц (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press), 2–34.doi: 10.1016/S0065-2601(08)60075-1

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Аронсон, Э. (1992). Возвращение вытесненного: теория диссонанса возвращается. Психолог. Запрос 3, 303–311. doi: 10.1207/s15327965pli0304_1

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Аронсон, Э., и Карлсмит, Дж. М. (1962). Ожидаемая производительность как детерминант фактической производительности. Дж. Ненормальный. соц. Психол. 65, 178–182. дои: 10.1037/h0042291

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Аронсон, Э.и Карлсмит, Дж. М. (1963). Влияние серьезности угрозы на девальвацию запрещенного поведения. Дж. Ненормальный. соц. Психол. 66, 584–588. дои: 10.1037/h0039901

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Аронсон, Э., и Миллс, Дж. (1959). Влияние серьезности инициации на симпатию к группе. Дж. Ненормальный. соц. Психол. 59, 177–181. дои: 10.1037/h0047195

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бем, DJ (2011).Ощущение будущего: экспериментальные доказательства аномального ретроактивного влияния на познание и аффект. Дж. Лица. соц. Психол. 100, 407–425. дои: 10.1037/a0021524

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Блэкман, С. Ф., Келлер, К. Т., и Купер, Дж. (2016). Эгоцентризм и викарный диссонанс. Дж. Экспл. соц. Психол. 62, 1–6. doi: 10.1016/j.jesp.2015.09.001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бласкович Дж. и Томака Дж.(1996). Биопсихосоциальная модель регуляции возбуждения. Доп. Эксп. соц. Психол. 28, 1–51. doi: 10.1016/S0065-2601(08)60235-X

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кансино-Монтесинос, С., Бьорклунд, Ф., и Линдхольм, Т. (2018). Уменьшение диссонанса как регуляция эмоций: изменение отношения связано с положительными эмоциями в парадигме индуцированного согласия. PLoS ONE 13:e0209012. doi: 10.1371/journal.pone.0209012

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Чапанис, Н.П. и Чапанис А. (1964). Когнитивный диссонанс: пять лет спустя. Психолог. Бык. 61, 1–22. дои: 10.1037/h0043457

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Образовательный проект по совместной репликации (2018 г.). Получено с: https://osf.io/wfc6u/ (по состоянию на 15 февраля 2019 г.).

Кройл, Р. Т., и Купер, Дж. (1983). Диссонансное возбуждение: физиологические данные. Дж чел. соц. Психол. 45, 782–791. дои: 10.1037/0022-3514.45.4.782

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

де Врис, Дж., Бирн, М., и Кехо, Э. (2014). Индукция когнитивного диссонанса в повседневной жизни: исследование фМРТ. Соц. Неврологи. 10, 268–281. дои: 10.1080/17470919.2014.9

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Девайн, П.Г., и Бродиш, А.Б. (2003). Современная классика социальной психологии. Психолог. Запрос 14, 196–202. дои: 10.1207/S15327965PLI14034_3

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Дивайн, П. Г., Тауэр, Дж. М., Бэррон, К.Э., Эллиот, А.Дж., и Вэнс, К.М. (1999). «Выйти за рамки изменения отношения в изучении процессов, связанных с диссонансом», в Cognitive Dissonance: Progress on a Pivotal Theory in Social Psychology , eds E. Harmon-Jones and J. Mills (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация), 297–323. дои: 10.1037/10318-012

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Иган, Л. К., Блум, П., и Сантос, Л. Р. (2010). Предпочтения, вызванные выбором, при отсутствии выбора: данные слепой парадигмы с двумя вариантами выбора с маленькими детьми и обезьянами-капуцинами. Дж. Экспл. соц. Психол. 46, 204–207. doi: 10.1016/j.jesp.2009.08.014

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Иган, Л. К., Сантос, Л. Р., и Блум, П. (2007). Истоки когнитивного диссонанса: свидетельства детей и обезьян. Психолог. науч. 18, 978–983. doi: 10.1111/j.1467-9280.2007.02012.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Элькин, Р. А., и Лейппе, М. Р. (1986). Физиологическое возбуждение, диссонанс и изменение отношения: свидетельство связи диссонанс-возбуждение и эффект «не напоминай мне». Дж. Лица. соц. Психол. 51, 55–65. дои: 10.1037/0022-3514.51.1.55

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Эллиот А. и Дивайн П. (1994). О мотивационной природе когнитивного диссонанса: диссонанс как психологический дискомфорт. Дж. Лица. соц. Психол. 67, 382–394. дои: 10.1037/0022-3514.67.3.382

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Этген, М.П., ​​и Розен, Э.Ф. (1993). Когнитивный диссонанс: физиологическое возбуждение в парадигме ожидания результатов. Бык. Психон. соц. 31, 229–231. дои: 10.3758/BF03337331

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Фестингер, Л. (1957). Теория когнитивного диссонанса. Эванстон, Иллинойс: Роу, Петерсон и компания. Переиздано в 1962/1985 в Stanford University Press.

Академия Google

Фестингер, Л. (1987/1999). «Размышления о когнитивном диссонансе: 30 лет спустя. расшифровано в», в «Когнитивный диссонанс: прогресс в ключевой теории социальной психологии », под редакцией Э.Хармон-Джонс и Дж. Миллс (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация) 381–385.

Фестингер, Л., и Карлсмит, Дж. М. (1959). Когнитивные последствия принудительного подчинения. Дж. Ненормальный. соц. Психол. 58, 203–211. дои: 10.1037/h0041593

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Фиске, С. Т. (2016). Призыв изменить научную культуру стыда. АПС Обс. 29:9.

Академия Google

Фиске, С. Т., и Тейлор, С.Э. (1984). Социальное познание. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рэндом Хаус.

Академия Google

Галинский А.Д., Стоун Дж. и Купер Дж. (2000). Восстановление диссонанса и психологического дискомфорта после неудачных аффирмаций. евро. Дж. Соц. Психол. 30, 123–147. doi: 10.1002/(SICI)1099-0992(200001/02)30:1 <123::AID-EJSP981>3.0.CO;2-T

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гавронски Б. и Страк Ф. (ред.). (2012). Когнитивная последовательность: фундаментальный принцип социального познания. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press.

Академия Google

Гавронски Б. и Бранон С. М. (2019). «Что такое когнитивная согласованность и почему она важна?» в Когнитивный диссонанс: пересмотр ключевой теории в психологии , изд. Э. Хармон-Джонс (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация), 91–116. дои: 10.1037/0000135-005

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Джерард, HB (1967). Сложность выбора, диссонанс и последовательность решений. Дж.Человек. 35, 91–108. doi: 10.1111/j.1467-6494.1967.tb01417.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гешвендер, Дж. А. (1967). Преемственность в теориях согласованности статуса и когнитивного диссонанса. Соц. Сил 46, 160–171. дои: 10.2307/2574596

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гослинг П., Денизо М. и Оберле Д. (2006). Отрицание ответственности: новый способ снижения диссонанса. Дж. Лица. соц. Психол. 90, 722–733. дои: 10.1037/0022-3514.90.5.722

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гринвальд, А. Г., и Ронис, Д. Л. (1978). Двадцать лет когнитивного диссонанса: тематическое исследование эволюции теории. Психолог. Ред. 85, 53–57. doi: 10.1037/0033-295X.85.1.53

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гриффин, Э. М. (2012). Первый взгляд на теорию коммуникации. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: McGraw-Hill.

Академия Google

Хаггблум, С.J., Warnick, R., Warnick, J.E., Jones, V.K., Yarbrough, G.L., Russell, T.M., et al. (2002). 100 самых выдающихся психологов 20 века. Rev. General Psychol. 6:139. дои: 10.1037/1089-2680.6.2.139

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Hagger, M.S., Chatzisarantis, N.L.D., Alberts, H., Anggono, C.O., Batailler, C., Birt, A.R., et al. (2016). Зарегистрированная в нескольких лабораториях репликация эффекта истощения эго. Перспектива. Психол. науч. 11, 546–573.дои: 10.1177/1745691616652873

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хармон-Джонс, Э. (1999). «К пониманию мотивации, лежащей в основе эффектов диссонанса: необходимо ли создавать неприятные последствия», в Cognitive Dissonance: Progress on a Pivotal Theory in Social Psychology , eds E. Harmon-Jones and J. Mills (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация), 71–99. дои: 10.1037/10318-004

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Хармон-Джонс, Э.(2000). Когнитивный диссонанс и пережитый негативный аффект: свидетельство того, что диссонанс усиливает пережитый негативный аффект даже при отсутствии неприятных последствий. человек. соц. Психол. Бык. 26, 1490–1501. дои: 10.1177/01461672002612004

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хармон-Джонс, Э. (2002). «Взгляд теории когнитивного диссонанса на убеждение», в Handbook of Persuasion: Developments in Theory and Practice , под редакцией М. Пфау и Дж.Диллард (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates), 99–116. дои: 10.4135/9781412976046.n6

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Хармон-Джонс, Э. (2017). Уточнение концепций теории когнитивного диссонанса. Аним. Предложение . 1:5.

Академия Google

Хармон-Джонс, Э. (2019). Когнитивный диссонанс: пересмотр ключевой теории психологии . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация. дои: 10.1037/0000135-000

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Хармон-Джонс, Э., Амодио, Д.М., и Хармон-Джонс, К. (2009). Модель диссонанса, основанная на действии: обзор, интеграция и расширение концепций когнитивного конфликта. Доп. Эксп. соц. Психол. 41, 119–166. doi: 10.1016/S0065-2601(08)00403-6

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Хармон-Джонс, Э., Брем, Дж. В., Гринберг, Дж., Саймон, Л., и Нельсон, Д. Э. (1996). Доказательства того, что производство неприятных последствий не обязательно для создания когнитивного диссонанса. Дж. Лица. соц. Психол. 70, 5–16. дои: 10.1037/0022-3514.70.1.5

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хармон-Джонс, Э., Герджиков, Т., и Хармон-Джонс, К. (2008a). Влияние индуцированного подчинения на относительную активность левой лобной коры: тест модели диссонанса, основанной на действии. евро. Дж. Соц. Психол. 38, 35–45. doi: 10.1002/ejsp.399

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хармон-Джонс, Э., и Хармон-Джонс, К. (2002). Тестирование основанной на действии модели когнитивного диссонанса: влияние ориентации на действие на отношение после принятия решения. человек. соц. Психол. Бык. 28, 711–723. дои: 10.1177/0146167202289001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хармон-Джонс, Э., Хармон-Джонс, К., Ферн, М., Сигельман, Дж. Д., и Джонсон, П. (2008b). Ориентация на действие, относительная активация левой лобной коры и распространение альтернатив: проверка основанной на действии модели диссонанса. Дж. Перс. соц. Психол. 94, 1–15. дои: 10.1037/0022-3514.94.1.1

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хармон-Джонс, Э., Хармон-Джонс, К., и Леви, Н. (2015). Основанная на действии модель процессов когнитивного диссонанса. Курс. Реж. Психол. науч. 24, 184–189. дои: 10.1177/0963721414566449

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хармон-Джонс, Э., и Миллс, Дж. (1999). Когнитивный диссонанс: развитие ключевой теории социальной психологии . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация. дои: 10.1037/10318-000

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гейне, С.J., Proulx, T., and Vohs, K.D. (2006). Модель поддержания смысла: о согласованности социальных мотивов. человек. соц. Психол. Ред. 10, 88–110. дои: 10.1207/s15327957pspr1002_1

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хиггинс, И. Т. (1987). Самонесоответствие: теория, связывающая себя и аффект. Психолог. Ред. 94, 319–340. doi: 10.1037/0033-295X.94.3.319

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Изума К. и Мураяма К.(2019). «Нейронная основа когнитивного диссонанса», в Когнитивный диссонанс: пересмотр ключевой теории в психологии , под редакцией Э. Хармон-Джонс (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация), 227–245. дои: 10.1037/0000135-011

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Джонас Э., МакГрегор И., Клакл Дж., Агроскин Д., Фриче И., Холбрук С. и др. (2014). Угроза и защита: от тревоги к приближению. Доп. Эксп. соц. Психол. 49, 219–286. doi: 10.1016/B978-0-12-800052-6.00004-4

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Джонс, Э. Э., и Дэвис, К. Э. (1965). От поступков к диспозициям процесс атрибуции в восприятии личности. Доп. Эксп. соц. Психол. 2, 219–266. doi: 10.1016/S0065-2601(08)60107-0

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Келли, Х. Х. (1967). «Теория атрибуции в социальной психологии», 90 025, Небраска, Симпозиум по мотивации, 90 026. Линкольн, Небраска: Университет Небраски Press.

Кенворти, Дж.Б., Миллер Н., Коллинз Б.Е., Рид С.Дж. и Эрливайн М. (2011). Транспарадигмальный теоретический синтез теории когнитивного диссонанса: освещение природы дискомфорта. евро. Преподобный Соц. Психол. 22, 36–113. дои: 10.1080/10463283.2011.580155

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Керр, Н.Л. (1998). HARKing: выдвижение гипотез после того, как известны результаты. человек. соц. Психол. Ред. 2, 196–217. doi: 10.1207/s15327957pspr0203_4

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кислер, К.(1971). Психология обязательств . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Academic Press.

Академия Google

Кляйн, О., Хардвик, Т.Е., Ост, Ф., Брейер, Дж., Даниэльссон, Х., Хофелич Мор, А. Франк, М.С., и соавт. (2018). Практическое руководство по прозрачности в психологической науке. Коллабра 4:20. doi: 10.1525/collabra.158

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Круглански А.В., Яско К., Милявский М., Черникова М., Уэббер Д., Пьеро А., и другие. (2018). Когнитивная теория непротиворечивости в социальной психологии: пересмотр парадигмы. Психолог. Инк. 29, 45–49. дои: 10.1080/1047840X.2018.1480619

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Круглански, А. В., и Штейнберг, Г. (2012). «Когнитивная согласованность как средство для достижения цели: как субъективная логика дает знание», в Cognitive Consistency: A Fundamental Principle in Social Cognition , редакторы Б. Гавронски и Ф. Страк (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press), 245–264. .

Кун, Т. С. (1962). Структура научных революций . Чикаго, Иллинойс: University of Chicago Press.

Академия Google

Лоуренс, Д. Х., и Фестингер, Л. (1962). Сдерживающие факторы и подкрепление: психология недостаточного вознаграждения. Лондон: Тависток.

Академия Google

Лири, М. Р. (2014). Введение в методы исследования поведения . Окленд: Pearson Education.

Академия Google

Леви, Н., Хармон-Джонс, К., и Хармон-Джонс, Э. (2017). Диссонанс и дискомфорт: вызывает ли простая когнитивная несогласованность негативное аффективное состояние? Мотив. Наука . 4, 95–108. дои: 10.1037/mot0000079

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Лилиенфельд, С.О. (2005). 10 заповедей, помогающих студентам отличить науку от лженауки в психологии. АПС Обс. 18, 49–51.

Академия Google

Линдер, Д. Э., Купер, Дж.и Джонс, Э.Е. (1967). Свобода принятия решений как детерминант роли величины стимула в изменении отношения. Дж. Перс. соц. Психол. 6, 245–254. дои: 10.1037/h0021220

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мартини, М.-А., Олив, Т., Милланд, Л., Джоуль, Р.-В., и Капа, Р.Л. (2013). Свидетельство того, что возбуждение диссонанса изначально недифференцировано и только позже помечается как отрицательное. Дж. Экспл. соц. Психол. 49, 767–770. doi: 10.1016/j.jesp.2013.03.003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мартини, Массачусетс, Альмесия, Ю., Рос, К., и Гил, С. (2017). Случайное состояние настроения до возникновения диссонанса влияет на изменение отношения. PLoS ONE 12:e0180531. doi: 10.1371/journal.pone.0180531

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Масатака, Н., и Перловски, Л. (2012). Эффективность музыкальных эмоций, вызванных музыкой Моцарта, для примирения когнитивного диссонанса. наук.Респ. 2:694. дои: 10.1038/srep00694

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

McCarthy, R.J., Skowronski, J.J., Verschuere, B., Meijer, E.H., Jim, A., Hoogesteyn, K., et al. (2018). Зарегистрированный отчет о репликации на srull and wyer 1979. Adv. Методы Практика. Психол. науч. 1, 321–336. дои: 10.1177/2515245918777487

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

МакГрат, А. (2017). Работа с диссонансом: обзор уменьшения когнитивного диссонанса. Соц. Личный. Психол. Компас , 11:e12362. doi: 10.1111/spc3.12362

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Монин, Б., Нортон, М.И., Купер, Дж., и Хогг, М.А. (2004). Реакция на предполагаемую ситуацию и подчинение предполагаемой реакции: роль воспринимаемого отношения говорящего в замещающем диссонансе. Групповой процесс. Межгрупповые отношения 7, 207–220. дои: 10.1177/1368430204046108

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мошонц, Х., Campbell, L., Ebersole, C.R., IJzerman, H., Urry, H.L., Forscher, P.S., et al. (2018). Акселератор психологических наук: продвижение психологии через распределенную совместную сеть. Доп. Методы Практика. Психол. науч. 1, 501–515. дои: 10.1177/2515245918797607

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Нельсон, Л. Д., Симмонс, Дж., и Симонсон, У. (2018). Возрождение психологии. год. Преподобный Психолог. 69, 511–534. doi: 10.1146/annurev-psych-122216-011836

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ниденталь, П.М., Крут-Грубер С. и Рик Ф. (2006). Психология эмоций: межличностные, эмпирические и когнитивные подходы. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Фрэнсис и Тейлор.

Нисбетт, Р. Э., и Уилсон, Т. Д. (1977). Рассказывая больше, чем мы можем знать: словесные отчеты о психических процессах. Психолог. Откр. 84:231. doi: 10.1037/0033-295X.84.3.231

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Нордевьер, М.К., и Брейгельманс, С.М. (2013). О валентности неожиданности. Познан. Эмот. 27, 1326–1334. дои: 10.1080/02699931.2013.777660

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Нордевьер М.К., Тополински С. и Ван Дейк Э. (2016). Временная динамика неожиданности. Соц. Личный. Психол. Компас 10, 136–149. doi: 10.1111/spc3.12242

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Нортон М.И., Монин Б., Купер Дж. и Хогг М.А. (2003). Замещающий диссонанс: изменение отношения из-за непоследовательности других. Дж. Перс. соц. Психол. 85, 47–62. дои: 10.1037/0022-3514.85.1.47

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Носек, Б.А., и Банаджи, М.Р. (2001). Ассоциативное задание «да/нет». Соц. Познан. 19, 625–666. doi: 10.1521/soco.19.6.625.20886

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

О’Доннелл М., Нельсон Л.Д., Акерманн Э., Аксель Б., Ахтар А., Альдрованди С., Зрубка М. и др. (2018). Отчет о зарегистрированной репликации: Дейкстерхуис и ван Книппенберг (1998). Перспектива. Психол. науч. 13, 268–294. дои: 10.1177/1745691618755704

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Открытое научное сотрудничество (2015 г.). Оценка воспроизводимости психологической науки. Наука 349:aac4716. doi: 10.1126/science.aac4716

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Перловский, Л. (2013). Вызов эволюции человека – когнитивный диссонанс. Фронт. Психол. 4:179. doi: 10.3389/fpsyg.2013.00179

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Перловский Л. (2017). Музыка, увлечения и познавательные функции . Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.

Академия Google

Приоло Д., Пелт А., Сен-Бозель Р., Рубенс Л., Вуазен Д. и Фоантиа В. (2019). Три десятилетия исследований индуцированного лицемерия: метаанализ. человек. соц. Психол. Бык. 13:146167219841621. дои: 10.1177/0146167219841621

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Пру, Т.и Инзлихт, М. (2012). Пять «А» поддержания смысла: поиск смысла в теориях смыслообразования. Психолог. Инк. 23, 317–335. дои: 10.1080/1047840X.2012.702372

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Пру, Т., Инзлихт, М., и Хармон-Джонс, Э. (2012). Понимание всех компенсаций непостоянства как паллиативной реакции на нарушенные ожидания. Тенденции Cogn. науч. 16, 285–291. doi: 10.1016/j.tics.2012.04.002

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Пру, Т., Слигерс, В., и Тритт, С.М. (2017). Предвзятость ожидания: лица, нарушающие ожидание, вызывают более раннее расширение зрачков, чем нейтральные или негативные лица. Дж. Экспл. соц. Психол. 70, 69–79. doi: 10.1016/j.jesp.2016.12.003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Квирин, М., Казен, М., и Куль, Дж. (2009). Когда глупости звучат радостно или беспомощно: тест имплицитных позитивных и негативных аффектов (IPANAT). Дж. Перс. соц. Психол. 97, 500–516. дои: 10.1037/a0016063

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Куирин, М., Локтюшин А., Арндт Дж., Кюстерманн Э., Ло Ю.Ю., Куль Дж. и соавт. (2012). Экзистенциальная нейробиология: исследование с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии нейронных реакций на напоминания о смерти. Соц. Познан. Оказывать воздействие. Неврологи. 7, 193–198. doi: 10.1093/scan/nsq106

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Рэндлс Д., Инзлихт М., Пру Т., Таллетт А. М. и Хайне С. Дж. (2015). Является ли уменьшение диссонанса частным случаем компенсации жидкости? Доказательства того, что диссонанс когниций вызывает компенсаторное утверждение и абстрагирование. Дж. Лица. соц. Психол. 108, 697–710. дои: 10.1037/a0038933

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Розенталь, Р., и Рознов, Р.Л. (1969). Артефакт в поведенческих исследованиях . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Academic Press.

Шайер, М.Ф., и Карвер, К.С. (1988). Модель поведенческой саморегуляции: перевод намерения в действие. Доп. Эксп. соц. Психол. 21, 303–346. doi: 10.1016/S0065-2601(08)60230-0

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шварц, Н.и Клор, Г.Л. (2016). Оценка психологических исследований требует большего, чем внимание к N: комментарий к «маленьким телескопам» Симонсона (2015). Психолог. науч. 27, 1407–1409. дои: 10.1177/0956797616653102

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Саймон, Л., Гринберг, Дж., и Брем, Дж. (1995). Тривиализация: забытый способ уменьшения диссонанса. Дж. Перс. соц. Психол. 68, 247–260. дои: 10.1037/0022-3514.68.2.247

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Слигерс, В.В., Пру, Т., и ван Бист, И. (2015). Экстремизм снижает возбуждение конфликта и усиливает утверждение ценностей в ответ на нарушения смысла. биол. Психол. 108, 126–131. doi: 10.1016/j.biopsycho.2015.03.012

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Стил, К.М., и Лю, Т.Дж. (1983). Диссонансные процессы как самоутверждение. Дж. Перс. соц. Психол. 45:5. дои: 10.1037/0022-3514.45.1.5

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Стайс, Э.(1992). Сходства между когнитивным диссонансом и виной: признание как облегчение диссонанса. Курс. Психол. 11, 69–77. дои: 10.1007/BF02686829

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Стоун, Дж., и Купер, Дж. (2001). Модель самостандартов когнитивного диссонанса. Дж. Экспл. соц. Психол. 37, 228–243. doi: 10.1006/jesp.2000.1446

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Стоун, Дж., и Фернандес, Северная Каролина (2008). Чтобы практиковать то, что мы проповедуем: использование лицемерия и когнитивного диссонанса для мотивации изменения поведения. Соц. Личный. Психол. Компас 2, 1024–1051. doi: 10.1111/j.1751-9004.2008.00088.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Вайдис, Д., и Гослинг, П. (2011). Нужна ли приверженность для возбуждения информационного диссонанса? Междунар. Преподобный Soc.Psychol. 24, 33–63.

Академия Google

Вайдис, округ Колумбия, и Бран, А. (2018). Некоторые предварительные соображения о диссонансе для понимания его редукции: комментарий к McGrath (2017). Соц. Личный. Психол. Компас 92, 1–13. doi: 10.1111/spc3.12411

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

ван Вин, В., Круг, М.К., Шулер, Дж.В., и Картер, К.С. (2009). Нейронная активность предсказывает изменение отношения при когнитивном диссонансе. Нац. Неврологи. 12, 1469–1474. doi: 10.1038/nn.2413

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Вейк, К. Э. (1965). Когда меркнет пророчество: судьба теории диссонанса. Психолог.Респ. 16, 1261–1275. doi: 10.2466/pr0.1965.16.3c.1261

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Занна, М.П., ​​и Купер, Дж. (1974). Диссонанс и таблетка: атрибуционный подход к изучению возбуждающих свойств диссонанса. Дж. Перс. соц. Психол. 29, 703–709. дои: 10.1037/h0036651

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Когнитивный диссонанс — Лаборатория принятия решений

Что это такое

Когнитивный диссонанс — это теория, предлагающая избегать противоречивых убеждений и взглядов, потому что это доставляет нам дискомфорт.Столкновение обычно разрешается путем отклонения, опровержения или избегания новой информации.

Почему это происходит

Когнитивный диссонанс возникает, когда возникает неприятное напряжение между двумя или более убеждениями, которых придерживаются одновременно. Чаще всего это происходит, когда наши взгляды и поведение не совпадают с нашими взглядами — мы верим в одно, но действуем вопреки этим убеждениям. Возникающий в результате дискомфорт побуждает нас выбирать между убеждениями, рационализируя одно и отвергая или делегитимизируя другие.Мы склонны выбирать наиболее глубоко укоренившееся в нас убеждение или идею, которой мы уже придерживаемся. Для нас естественно искать внутреннюю психологическую согласованность, поскольку она формирует нашу идентичность и позволяет нам осмысливать мир.

Пример № 1. Избегание врача

Анализ двух исследований, проведенных исследователями Майклом Энтом и Мэри Геренд в 2016 году, подробно описывает наше нежелание проходить полезные медицинские осмотры. В одном из исследований участникам рассказали о неприятном тесте на вирус.Половине из них сказали, что они подходят для тестирования, а другой половине сказали, что нет. Результаты показали, что подходящие участники сообщали о менее благоприятном отношении к неприятному скринингу, чем те, кто не подходил. Участники столкнулись с конфликтом между обязательством, которое они чувствуют в отношении поддержания своего здоровья посредством скрининга, и дискомфортом, связанным с прохождением скрининга. Чтобы справиться с этим диссонансом, многие участники посмотрели на просмотр свысока.

Пример №2. Не слушая другую сторону

У нас есть склонность интерпретировать информацию, предоставленную нашими политическими противниками, таким образом, который соответствует нашим собственным политическим убеждениям.В исследовании 2002 года изучалась тенденция политических противников умалять компромиссные предложения друг друга путем проведения исследований палестино-израильских восприятий. Было обнаружено, что израильские евреи менее благосклонно оценивают мирный план, когда он приписывается палестинцам, чем когда он приписывается их собственному правительству. На самом деле мирный план был разработан Израилем. Одной из причин этого, заключают исследователи, является когнитивный диссонанс. Противники могут обесценивать или отвергать мирные предложения, чтобы рационализировать свою историю и убеждения.

Как этого избежать

Невозможно избежать самого когнитивного диссонанса. Что можно смягчить, так это нашу естественную реакцию на это. Изменение наших убеждений, когда им бросает вызов новая информация, часто лучше, чем игнорирование этой информации или рационализация существующих убеждений, которые могут быть ошибочными. Негативное мышление об изменениях может привести к тому, что мы будем избегать их использования, когда мы находимся в диссонансе. Итак, вместо этого мы должны стремиться ассоциировать изменения с удовлетворением и выгодой. Это называется условной или «выученной рефлекторной реакцией».Приучив себя к переменам в качестве реакции на ментальный конфликт, мы можем избежать отклонения, рационализации или избегания противоречивой информации. И, как всегда, знание когнитивной предвзятости, которая обычно возникает подсознательно, может помочь нам распознать, когда она влияет на наши решения.

Что такое когнитивный диссонанс в бизнесе?

Когнитивный диссонанс может быть термином, с которым вы смутно знакомы из курса психологии в колледже, но понимаете ли вы его значение в деловом мире?

Леон Фестингер впервые исследовал то, что стало пониматься как когнитивный диссонанс, после наблюдения за тем, как люди реагировали, когда их убеждения оказывались ошибочными.Он обнаружил, что те, кто не полностью привержен своим убеждениям, были более склонны признать свою неправоту, в то время как те, кто был предан своим предположениям, испытывали душевные страдания. Чтобы уменьшить этот диссонанс между своими убеждениями и результатами, приверженные делу люди начали переинтерпретировать доказательства, чтобы доказать, что их убеждения изначально были правильными.

Исследование доказало, что человеческой природе свойственно пытаться уменьшить психический дискомфорт, изменяя поведение, однако это легче сказать, чем сделать.Рассмотрим людей, которые курят или обычно превышают скоростной режим. Они понимают, что такое поведение может иметь негативные последствия, но избавиться от привычек становится чрезвычайно сложно, и эти люди могут оставаться в состоянии когнитивного диссонанса до тех пор, пока их поведение или последствия не изменятся.

На индивидуальном уровне когнитивный диссонанс истощает — так что только представьте последствия, когда он присутствует в деловой среде. Организации не застрахованы от его последствий, и руководители предприятий должны обеспечить его смягчение, чтобы каждый мог работать с максимальной отдачей.

Случаи когнитивного диссонанса в бизнесе

Хотя когнитивный диссонанс присутствует во множестве ситуаций, есть три конкретных случая, когда он обычно возникает в организационной среде:

1. Принудительное подчинение: Часто люди выбирают должности, на которых им будет удобно выполнять поставленные задачи, по сути, активно работая над уменьшением когнитивного диссонанса в своей трудовой жизни. Однако могут быть случаи, когда им говорят что-то сделать или использовать определенный инструмент, с которым им неудобно или они не знают, как использовать.

В частности, в аналитике это происходит, когда бизнес-лидер развертывает модель, которую все в организации должны использовать для ответа на вопросы. У других сотрудников практически нет возможности изменить процесс или систему, если это не разрешено уполномоченным лицом. Если сотрудникам не нравится система, но они обязаны ее использовать, они испытывают диссонанс, который мешает им принимать решения на благо компании.

2. Принятие решений: Каждый день лица, принимающие бизнес-решения, вкладывают средства и делают выбор, чтобы продвигать компанию вперед.Но когда результаты оказываются не такими, как они ожидали, люди испытывают диссонанс. Например, если бизнес-лидер решил снизить цены, чтобы увеличить продажи, но доля рынка продолжает снижаться, они конфликтуют. Информация, связанная с их решением, расходилась с исходом.

The Hustle отмечает, что у потребителей часто возникает разобщенность в принятии решений, и это то, что мы обычно называем угрызениями совести покупателя. Потребители принимают решение в тот момент, когда оно считается разумным и удовлетворит потребность, но впоследствии испытывают чувство вины или сожаления по поводу своего выбора и задаются вопросом, могла ли альтернатива лучше удовлетворить их потребности.

Это тот же самый диссонанс, который испытывают лица, принимающие бизнес-решения, когда делают выбор, разумный для достижения результатов в данный момент, но не приводящий их к ожидаемому или желаемому результату.

3. Усилия и результаты: Представьте себе, что вы работаете над проектом или стратегией месяцами или даже годами, а ожидаемый вами результат не впечатляет. Когда усилия, вложенные в проект, не соответствуют ожидаемой отдаче, это вызывает когнитивный диссонанс. Подумайте, когда бизнес вкладывает время и деньги в аналитическую модель только для того, чтобы понять, что она не предоставляет необходимую информацию.Это не только подрывает моральный дух компании, но и выглядит как пустая трата ресурсов.

Бизнес постоянно сталкивается с действиями, вызывающими когнитивный диссонанс. Противоречивые чувства по поводу того, как вещи развернуты, и ожидаемых результатов истощают мотивацию и снижают производительность. К счастью, в организации есть способы смягчить эти явления.

Преодоление дискомфорта

Столкнувшись с когнитивным диссонансом в бизнесе, человек должен предпринять несколько действий, чтобы смягчить его.Они известны как рычаги перемен — по сути, действия, которые сотрудник контролирует, чтобы снова найти свой внутренний баланс.

1. Изменить поведение: Это, несомненно, проще, чем изменить свои убеждения. Чтобы уменьшить диссонанс, нужно изменить свое поведение — и если вы руководитель бизнеса, вы должны помочь сотрудникам в этом. Например, если сотрудникам не нравится работать с определенной аналитической моделью, примите решение изменить ее или способ взаимодействия с ней.

2.Смягчить влияние убеждений: Убеждения трудно, если вообще возможно, изменить. Однако их можно смягчить. Если сотруднику говорят работать с процессом, который, по его мнению, не работает, предоставьте ему информацию или ресурсы, которые медленно работают, чтобы показать им, что их убежденность может быть не настолько сильной, чтобы уменьшить диссонанс.

3. Получение новой информации: Трансформация без новой информации вызывает стресс. Продолжать получать новую информацию, которая делает диссонанс более понятным, — эффективная стратегия.Поиск множества различных источников информации и подтверждений помогает уменьшить диссонанс, вызванный склонностью к одному из них.

Предписывающая аналитика, основанная на наблюдаемых фактах

Новые бизнес-технологии еще больше упрощают преодоление дискомфорта внутри организации. Предписывающая аналитика и моделирование рынка предоставляют лицам, принимающим бизнес-решения, наблюдаемые факты и план действий для достижения своих целей с предельной точностью (до 95 % с Concentric).

В нынешних бизнес-климатах, когда продажи падают по всем направлениям, а потребители не решаются совершать покупки, важно внедрить гибкое аналитическое решение, которое уменьшает когнитивный диссонанс в организации.В Concentric наука лежит в основе нашей внутренней платформы. Ваш бизнес должен начать отслеживать эти реалии рынка быстрее, чтобы соответствовать и превосходить их ожидания и цели продаж в беспрецедентные времена.

Для получения дополнительной информации о нашей модели свяжитесь с членом нашей команды сегодня.

Определение когнитивного диссонанса и примеры

Психолог Леон Фестингер впервые описал теорию когнитивного диссонанса в 1957 году. Согласно Фестингеру, когнитивный диссонанс возникает, когда мысли и чувства людей несовместимы с их поведением, что приводит к дискомфортным, дисгармоничным ощущениям.

Примеры таких несоответствий или диссонансов могут включать в себя человека, который мусорит, несмотря на заботу об окружающей среде, человека, который лжет, несмотря на то, что ценит честность, или человека, который совершает экстравагантную покупку, но верит в бережливость.

Переживание когнитивного диссонанса может привести к тому, что люди попытаются уменьшить чувство дискомфорта — иногда неожиданными или неожиданными способами.

Из-за того, что переживание диссонанса настолько неприятно, у людей возникает сильное желание попытаться уменьшить свой диссонанс.Фестингер заходит так далеко, что предполагает, что уменьшение диссонанса является фундаментальной потребностью: человек, который испытывает диссонанс, будет пытаться уменьшить это чувство во многом так же, как человек, который чувствует голод, вынужден есть.

По мнению психологов, наши действия, скорее всего, вызовут больший диссонанс, если они связаны с тем, как мы себя видим, и впоследствии у нас возникают проблемы с оправданием того, почему наши действия не соответствуют нашим убеждениям.

Например, поскольку люди обычно хотят видеть себя этичными людьми, неэтичное поведение приведет к более высокому уровню диссонанса.Представьте, что кто-то заплатил вам 500 долларов за небольшую ложь. Обычный человек, вероятно, не упрекнет вас за ложь — 500 долларов — это большие деньги, и для большинства людей, вероятно, будет достаточно, чтобы оправдать относительно незначительную ложь. Однако, если бы вам заплатили всего пару долларов, у вас может быть больше проблем с оправданием своей лжи, и вы чувствовали бы себя менее комфортно при этом.

Как когнитивный диссонанс влияет на поведение

В 1959 году Фестингер и его коллега Джеймс Карлсмит опубликовали влиятельное исследование, показывающее, что когнитивный диссонанс может неожиданным образом влиять на поведение.В этом исследовании участников исследования попросили потратить час на выполнение скучных задач (например, на повторную загрузку катушек на лоток). После выполнения заданий некоторым участникам сообщалось, что существует два варианта исследования: в одном (вариант, в котором участвовал участник) участнику заранее ничего не сообщалось об исследовании; в другом участнику сказали, что исследование было интересным и приятным. Исследователь сказал участнику, что вот-вот начнется следующая учебная сессия, и что им нужен кто-то, чтобы сказать следующему участнику, что исследование будет приятным.Затем они попросили участника сказать следующему участнику, что исследование было интересным (что означало бы ложь следующему участнику, поскольку исследование было задумано скучным). Некоторым участникам предложили за это 1 доллар, а другим предложили 20 долларов (поскольку это исследование проводилось более 50 лет назад, для участников это были бы большие деньги).

На самом деле не было «другой версии» исследования, в которой участников убеждали, что задания были забавными и интересными — когда участники говорили «другому участнику», что исследование было забавным, они на самом деле (неизвестно им) говорили члену исследовательского коллектива.Фестингер и Карлсмит хотели создать у участников ощущение диссонанса — в данном случае их убеждение (что следует избегать лжи) расходится с их действием (они только что солгали кому-то).

После лжи началась решающая часть исследования. Затем другой человек (который, похоже, не участвовал в первоначальном исследовании) попросил участников сообщить, насколько интересным было исследование на самом деле.

Результаты исследования Фестингера и Карлсмита

Участники, которых не просили лгать, и участники, которые солгали в обмен на 20 долларов, как правило, сообщали, что исследование действительно не было очень интересным.В конце концов, участники, которые солгали за 20 долларов, чувствовали, что могут оправдать ложь, потому что им платили относительно хорошо (другими словами, получение крупной суммы денег уменьшило их чувство диссонанса).

Однако у участников, которым заплатили всего 1 доллар, было больше проблем с оправданием своих действий перед самими собой — они не хотели признаваться себе в том, что солгали из-за такой небольшой суммы денег. Следовательно, участники этой группы уменьшили диссонанс, который они чувствовали, другим способом — сообщив, что исследование действительно было интересным.Другими словами, кажется, что участники уменьшили диссонанс, который они чувствовали, решив, что они не солгали, когда сказали, что исследование было приятным, и что исследование им действительно понравилось.

Исследование Фестингера и Карлсмита имеет важное наследие: оно предполагает, что иногда, когда людей просят действовать определенным образом, они могут изменить свое отношение, чтобы соответствовать поведению, которое они только что совершили. Хотя мы часто думаем, что наши действия проистекают из наших убеждения, Фестингер и Карлсмит предполагают, что может быть и наоборот: наши действия могут влиять на то, во что мы верим.

Культура и когнитивный диссонанс

В последние годы психологи отмечают, что во многих исследованиях по психологии набираются участники из западных стран (Северная Америка и Европа) и что при этом игнорируется опыт людей, живущих в незападных культурах. Фактически, психологи, изучающие культурную психологию, обнаружили, что многие явления, которые когда-то считались универсальными, на самом деле могут быть уникальными для западных стран.

Как насчет когнитивного диссонанса? Люди из незападных культур тоже испытывают когнитивный диссонанс? Исследования показывают, что люди из незападных культур действительно испытывают когнитивный диссонанс, но контексты , которые приводят к ощущению диссонанса, могут различаться в зависимости от культурных норм и ценностей.Например, в исследовании, проведенном Эцуко Хосино-Браун и ее коллегами, исследователи обнаружили, что европейские канадские участники испытывали более высокий уровень диссонанса, когда принимали решения самостоятельно, в то время как японские участники чаще испытывали диссонанс, когда они несли ответственность за принять решение за друга.

Другими словами, кажется, что все время от времени испытывают диссонанс, но то, что вызывает диссонанс у одного человека, может не вызывать диссонанс у другого.

Уменьшение когнитивного диссонанса

По словам Фестингера, мы можем работать над уменьшением диссонанса, который мы чувствуем, несколькими различными способами.

Изменение поведения

Один из самых простых способов справиться с диссонансом — изменить свое поведение. Например, Фестингер объясняет, что курильщик может справиться с несоответствием между своими знаниями (о том, что курить плохо) и своим поведением (о том, что он курит), бросив курить.

Изменение окружающей среды

Иногда люди могут уменьшить диссонанс, изменив что-то в своем окружении, в частности, в своем социальном окружении.Например, курильщик может окружить себя другими курильщиками, а не людьми, которые неодобрительно относятся к сигаретам. Другими словами, люди иногда справляются с чувством диссонанса, окружая себя «эхо-камерами», где их мнения поддерживаются и подтверждаются другими.

Поиск новой информации

Люди также могут справиться с чувством диссонанса, обрабатывая информацию предвзятым образом: они могут искать новую информацию, которая поддерживает их текущие действия, и они могут ограничивать свое воздействие на информацию, которая заставит их чувствовать более высокий уровень диссонанса.Например, любитель кофе может искать исследования о пользе употребления кофе и избегать чтения исследований, которые предполагают, что кофе может иметь негативные последствия.

Источники

  • Фестингер, Леон. Теория когнитивного диссонанса. Stanford University Press, 1957. https://books.google.com/books?id=voeQ-8CASacC&newbks=0
  • Фестингер, Леон и Джеймс М. Карлсмит. «Когнитивные последствия принудительного подчинения». Журнал ненормальной и социальной психологии  58.2 (1959): 203-210. http://web.mit.edu/curhan/www/docs/Articles/15341_Readings/Motivation/Festinger_Carlsmith_1959_Cognitive_consequences_of_forced_compliance.pdf
  • Фиске, Сьюзен Т. и Шелли Э. Тейлор. Социальное познание: от мозга к культуре . McGraw-Hill, 2008 г. https://books.google.com/books?id=7qPUDAAAQBAJ&dq=fiske+taylor+social+cognition&lr
  • .
  • Гилович, Томас, Дачер Келтнер и Ричард Э. Нисбетт. Социальная психология. 1-е издание, W.W. Norton & Company, 2006 г. https://books.google.com/books?id=JNcVuwAACAAJ&newbks=0
  • .
  • Хосино-Браун, Эцуко и др. «О культурных проявлениях когнитивного диссонанса: случай жителей Востока и Запада». Журнал личности и социальной психологии  89.3 (2005): 294–310. https://www.researchgate.net/publication/7517343_On_the_Cultural_Guises_of_Cognitive_Dissonance_The_Case_of_Easterners_and_Westerners
  • Уайт, Лоуренс.«Является ли когнитивный диссонанс универсальным?». Блог Psychology Today (28 июня 2013 г.). https://www.psychologytoday.com/us/blog/culture-сознательный/201306/is-cognitive-dissonance-universal

Когнитивный диссонанс — этика в развернутом виде

Когнитивный диссонанс — это психологический дискомфорт, который мы испытываем, когда в нашем уме одновременно возникают две противоречивые концепции.

Вопросы для обсуждения

1. В 1954 году лидер культа предсказал конец света.Конец света не наступил, но ее последователи поверили в нее горячее, чем когда-либо, когда она начала делать новые предсказания. Похоже ли это на когнитивный диссонанс? Объяснять.
2. Можете ли вы вспомнить время, когда вы страдали от когнитивного диссонанса? Объяснять.
3. Как насчет морального диссонанса?
4. Видели ли вы когда-нибудь, чтобы кто-то, возможно, в вашей личной жизни или, возможно, общественный деятель, за которым вы наблюдали, действовал так, как описывает профессор Любан? Возможно, они долгое время выступали против определенной политики или практики, а затем, когда их интересы внезапно изменились, изменилась и их позиция в отношении этой политики или практики.Объяснять.
5. Можете ли вы вспомнить время, когда ваше нутро испытывало чувство вины и удерживало вас от совершения моральной ошибки?
6. Можете ли вы вспомнить время, когда вы игнорировали свою интуицию, а потом жалели об этом?

Тематические исследования

Центральный парк Пять
В 1989 году молодая женщина, занимавшаяся пробежкой в ​​Центральном парке Нью-Йорка, была изнасилована и избита почти до смерти. Это громкое нападение на белого инвестиционного банкира в центре города было быстро названо «преступлением века».”  Общество оказывало сильное давление с целью раскрытия дела, и действительно, полиция быстро арестовала пятерых молодых (от 14 до 16 лет) чернокожих мужчин латиноамериканского происхождения. Они были частью большой группы молодых людей, которые беспокоили прохожих в другой части парка.
После интенсивных допросов продолжительностью от 14 до 30 часов четверо из пяти дали признательные показания. Пятеро были обвинены в нападении. Важно отметить, что (а) мальчики вскоре отказались от своих признаний, которые они обвинили в принуждении полиции, (б) никаких вещественных доказательств, связывающих молодых людей с преступлением, (в) никаких вещественных доказательств не указывало на то, что нападавших было более одного, (г) сперма, обнаруженная у жертвы, не соответствовала ни одному из молодых людей, и (e) четыре признания не соответствовали друг другу и вещественным доказательствам с места преступления.Тем не менее, молодые люди были осуждены и отправлены в тюрьму. Застройщик Дональд Трамп призвал к их скорейшему исполнению в газетной рекламе на всю страницу.
Тринадцать лет спустя Матиас Рейес, отбывавший пожизненный срок за убийство, признался в преступлении. Действительно, его ДНК совпала со спермой, извлеченной у жертвы. Это была единственная сперма, полученная от жертвы. Атака на бегуна была похожа на М.О. к другим его изнасилованиям, ни в одном из которых не участвовал какой-либо другой преступник.
В конце концов, Центральный парк 5 урегулировал иск о неправомерном осуждении с городом Нью-Йорком на 41 миллион долларов.
Однако неопровержимые и неопровержимые доказательства их невиновности не изменили мнение:
Главного прокурора, который утверждал, что пятеро молодых людей действительно все еще виновны и что Рейес был просто дополнительным преступником — «необвиняемым со-эякулятором». ”
Главный детектив, который сказал: «Этот сумасшедший [Рейес] состряпал эту дикую историю, и эти люди на нее попались».
Дональд Трамп, который в 2013 году написал в Твиттере о отмеченном наградами документальном фильме Кена Бернса о невиновности Центрального парка 5: «Документальный фильм о Центральном парке 5 был однобоким куском мусора, который не объяснял ужасные преступления этих молодых людей, когда они находились в парк.
Второй адвокат обвинения, который в 2018 году по-прежнему считает записанные на пленку признания «довольно убедительными», несмотря на их несоответствия и тот факт, что из первых 325 реабилитаций ДНК в США 27% были связаны с ложными признаниями.

Вопросы для обсуждения
1. Видите ли вы случаи когнитивного диссонанса в этом тематическом исследовании?
2. Как вы думаете, почему двум прокурорам и полицейскому было трудно принять новые доказательства вины Рейеса?
3.Как вы думаете, почему Дональду Трампу трудно принять новые доказательства вины Рейеса?
4. Сирс и его коллеги предполагают, что следующие факторы могут сделать когнитивный диссонанс особенно острым. Кто-нибудь из них участвовал в деле о Центральном парке 5?
Безотзывное обязательство — чем сильнее человек привержен какой-либо позиции, тем интенсивнее будет диссонанс, проистекающий из фактов, указывающих на ошибочность позиции.
Предсказуемые последствия —чем легче предвидеть последствия принятия ошибочной позиции, тем острее будет диссонанс, когда начнут возникать свидетельства того, что позиция ошибочна.

Ответственность за последствия — чем больше кто-то чувствует личную ответственность за ошибочную позицию, тем острее он будет ощущать диссонанс, когда начнут возникать доказательства того, что позиция ошибочна
Усилие — тем больше усилий кто-то приложил занять ошибочную позицию, тем больше он или она будут преданы ей и тем больше они будут сопротивляться новым, непоследовательным доказательствам.
5. Трудно ли вам принять доказательства того, что позиция, которую вы публично отстаивали в прошлом, неверна?
6.К тому времени, когда Рейес признался, Центральный парк 5 был освобожден из тюрьмы. Если бы они все еще находились в тюрьме, а прокуратура и полиция сопротивлялись их освобождению, несмотря на признание Рейеса и подтверждающие доказательства, было бы это неэтичным поступком с их стороны?
7. Какие факторы, обсуждавшиеся в других видеороликах Ethics Unwrapped, могли способствовать «поспешению суждения» полицией и прокуратурой в 1989 г.?
Библиография
Сара Бернс, The Central Park Five: A Chronicle of a City Wilding (2011).

http://www.worldcat.org/oclc/753625952

Марк Годси, Слепая несправедливость (2017).

http://www.worldcat.org/oclc/1054834948

Джонатан Лоуэлл, «Менеджеры и моральный диссонанс: самооправдание как большая угроза этичному управлению?», 105 Journal of Business Ethics 17 (2012).

http://www.worldcat.org/oclc/765322154

Грэм Рэйман, «Прокурор Пятого Центрального парка нарушил молчание и заявил, что было ошибкой снимать приговоры и откупаться от обвиняемых подростков», Daily News, 19 июля 2018 г.

https://www.nydailynews.com/new-york/ny-news-tim-clements-central-park-five-20180713-story.html

Эми Дэвидсон Соркин, Дональд Трамп и пятерка в Центральном парке, The New Yorker, 23 июня 2014 г.

https://www.newyorker.com/news/amy-davidson/donald-trump-and-the-central-park-five

Сидней Шанберг, «Когда правосудие — это игра: путешествие по запутанному делу бегуна из Центрального парка», The Village Voice, 19 ноября 2002 г.

https://www.villagevoice.com/2002/11/19/путешествие-путешествие-по-запутанному-делу-бегуна-центрального-парка/

Дэвид Сирс и др., Социальная психология (1991).

http://www.worldcat.org/oclc/984477314

Учебные заметки

В этом видеоролике представлено понятие когнитивного диссонанса, которое стало популярным термином в психологии с тех пор, как Леон Фестингер ввел его в 1950-х годах. Как отмечается в видео, когда диссонанс связан с моральными проблемами, его часто называют «моральным диссонансом» или «этическим диссонансом».«Если я сопротивляюсь противоречивым свидетельствам относительно заявленной мной позиции, что я самый умный человек, которого я знаю, это, вероятно, проявление когнитивного диссонанса. Если я сопротивляюсь противоречивым свидетельствам относительно моего личного мнения о себе как о хорошем человеке, это, вероятно, проявление морального диссонанса.
При обучении когнитивному диссонансу некоторые любят цитировать Аптона Синклера: «Трудно заставить человека что-то понять, если его зарплата зависит от непонимания». Похоже ли это на версию когнитивного диссонанса на работе?
Поскольку действия прокуроров и полицейских в данном исследовании имели серьезные последствия для других людей, их действия имели сильное моральное измерение, поэтому дело определенно вызывает вопросы о моральном диссонансе.
Как отмечается в видео, один из основных способов уменьшить когнитивный диссонанс, возникающий из-за столкновения между их представлением о себе как о хороших людях и реальностью, что они сделали что-то, чего им не следовало делать, — это прибегнуть к рационализации. Поэтому просмотр нашего видео «In It to Win» — «Jack and Rationalizations» определенно уместно при обсуждении когнитивного диссонанса.
Пример влияния когнитивного диссонанса возникает из-за того, что фармацевтические компании платят врачам за то, чтобы они рассказывали об эффективности их лекарств:

[Большая фармацевтика] обнаружила, что после короткой лекции о пользе определенного лекарства говорящий начинал верить своим собственным словам и вскоре выписывал соответствующие рецепты.Психологические исследования показывают, что мы быстро и легко начинаем верить всему, что исходит из наших собственных уст, даже когда первоначальная причина выражения мнения уже не актуальна (в случае врачей, что им заплатили за то, чтобы они это сказали). Это когнитивный диссонанс в игре.

Последний вопрос для обсуждения спрашивает, какие еще видеоролики Ethics Unwrapped могут иметь отношение к первоначальному осуждению Центрального парка 5. Среди прочих могут быть: (а) склонность к конформизму, (б) групповое мышление, (в) предвзятость самоуверенности, (г) ) неявная предвзятость и (e) моральная близорукость.

Дополнительные ресурсы

Последний обучающий ресурс от Ethics Unwrapped — это статья, написанная Карой Биасуччи и Робертом Прентисом, в которой описываются основы поведенческой этики, представлены видеоролики и вспомогательные материалы вместе с примерами обучения, а также данные об эффективности Ethics Unwrapped для улучшения педагогики этики в разных дисциплинах. Он был опубликован в журнале Journal of Business Law and Ethics Pedagogy (том 1, август 2018 г.), и его можно скачать здесь: «Преподавание поведенческой этики (с использованием видеоматериалов и учебных материалов «Этика в развернутом виде»).”
Дополнительные ресурсы по обучению поведенческой этике можно найти в статье, написанной авторами Ethics Unwrapped Минетт Драмрайт, Робертом Прентисом и Карой Биасуччи, в которых представлены ключевые концепции поведенческой этики и подходы к эффективному обучению этике, включая примеры классных заданий. Статью, опубликованную в журнале Decision Sciences Journal of Innovative Education, , можно скачать здесь: «Поведенческая этика и преподавание этического принятия решений».
Подробную статью Роберта Прентиса с обширными ресурсами для обучения поведенческой этике, опубликованную в Journal of Legal Studies Education, , можно скачать здесь: «Преподавание поведенческой этики.
Статью Роберта Прентиса, посвященную тому, как поведенческая этика может повысить этичность принятия решений человеком, опубликованную в Журнале права, этики и государственной политики Нотр-Дама , можно скачать здесь: «Поведенческая этика: может ли она помочь юристам» (И другие) Быть лучшими личностями?»
Устаревшую, но все еще полезную вводную статью о преподавании поведенческой этики можно найти в Google Scholar, выполнив поиск: Prentice, Robert A. 2004. «Teaching Ethics, Heuristics, and Biases. Журнал образования в области деловой этики  1 (1): 57–74.

Стенограмма повествования

Написано и рассказано
Робертом Прентисом, JD
Департамент бизнеса, правительства и общества
Школа бизнеса Маккомбса
Техасский университет в Остине

Когнитивный диссонанс наши умы принимают две противоречивые концепции одновременно. Например: Я должен курить, потому что мне это нравится, и не должен курить, потому что это вызывает рак.Когда концепции имеют этические последствия, этот дискомфорт называется моральным диссонансом или этическим диссонансом.
Почти все люди, кроме психопатов, представляют себя нравственными людьми. Но иногда люди поступают неэтично. Это вызывает когнитивный диссонанс. Важно то, как люди разрешают этот моральный диссонанс.
Предположим, вы считаете себя хорошим человеком, но ваш начальник попросил вас ввести клиентов в заблуждение относительно надежности нового продукта вашей компании.Эта ситуация создает когнитивный диссонанс, который психологически и эмоционально неудобен. В этом контексте диссонанс, кажется, проявляется как вина, неприятная эмоция, которую вы захотите разрешить.
Теперь некоторые люди будут реагировать на этот диссонанс, отказываясь вводить клиентов в заблуждение, решив разрешить конфликт, действуя честно, чтобы сохранить свою самооценку.
К сожалению, многие люди разрешат диссонанс, не делая правильных действий. Например, они могут решить, что искажение сведений о продуктах не так уж и неэтично, потому что покупатели должны иметь возможность позаботиться о себе сами.Или они могут рационализировать, что они делают только то, что им приказали делать, и поэтому они все еще хорошие люди, даже если они делают плохие вещи — это вина кого-то другого. Или они могут попытаться узнать о продукте как можно меньше, чтобы считать свои искажения невинными, а не намеренно нечестными.
Профессор Дэвид Лубан отметил: «Ситуация за ситуацией, буквально сотни экспериментов показывают, что, когда наше поведение вступает в противоречие с нашими прежними убеждениями, наши убеждения переходят в соответствие с нашим поведением, даже если мы этого не замечаем.Другими словами, мы слишком часто напоминаем себе, что мы хорошие люди, и приходим к выводу, что то, что мы делаем, не должно быть плохим, потому что мы не из тех людей, которые стали бы делать плохие вещи. Человеческая способность рационализировать или иным образом дистанцироваться от своих плохих поступков иногда кажется безграничной, и, к сожалению, мы можем быстро начать воспринимать наши проступки как приемлемые.
Нет простых ответов на вопрос о возможном неблагоприятном влиянии когнитивного диссонанса на наши моральные решения и действия.Но вот три простых совета, которые помогут свести к минимуму или устранить когнитивный или моральный диссонанс. Во-первых, никогда не игнорируйте чувство вины, которое вы иногда испытываете. Остановитесь и честно проанализируйте, почему вы это чувствуете. Во-вторых, изучите множество средств, которые наш разум использует, чтобы отдалить нас от наших аморальных поступков и защититься от них. В-третьих и последнее, познакомьтесь с самыми распространенными доводами, которые люди используют, чтобы оправдать себя за то, что они не соблюдают свои собственные этические стандарты, и пусть эти доводы станут для вас предупреждением всякий раз, когда вы слышите, что сами их используете.

Поведенческие финансы: предвзятость подтверждения, когнитивный диссонанс и новизна

Краткий обзор:

  • Предвзятость подтверждения возникает, когда мы выборочно собираем доказательства, которые переоценивают или подтверждают наши утверждения или убеждения и сводят к минимуму противоречивые доказательства.
  • Когнитивный диссонанс возникает, когда вновь полученная информация противоречит ранее существовавшему пониманию, вызывая дискомфорт.
  • Недавность относится к нашей способности вспоминать информацию, которая появляется в конце списка сложных данных, а не ту, которая появляется раньше.

В книге «Поведенческие финансы: оптимизм и самоуверенность» мы обсудили врожденные предубеждения, которые могут негативно повлиять на решения инвесторов. Область поведенческих финансов, как она известна сегодня, берет свое начало от новаторских исследований Дэниела Канемана и Амоса Тверски (K&T) в области поведенческой экономики и финансов, которые узаконили эту область исследований и проложили путь для дополнительного анализа и теорий.

В этом сегменте нашей серии «Поведенческие финансы» мы рассмотрим предвзятость подтверждения, когнитивный диссонанс и новизну — дополнительные модели поведения, которые могут привести к ошибкам при инвестировании.

Подтверждение

Подсознательная предвзятость подтверждения возникает, когда мы выборочно собираем доказательства, которые переоценивают или поддерживают наши утверждения или убеждения, при этом преуменьшая или игнорируя доказательства, которые им противоречат. Например, когда мы покупаем новую машину, нам хочется верить, что мы приняли самое разумное решение. Чтобы поддержать это убеждение, мы часто замечаем, что модель, которую мы только что купили, встречается чаще, чем раньше.

Понимание утверждения должно начинаться с попытки поверить в него.

Дэниел Гилберт, автор книги «Как верят ментальные системы» 1  , утверждает, что понимание утверждения должно начинаться с попытки поверить в него. Даниэль Канеман, автор книги «Думай быстро и медленно», считает, что попытка поверить объясняет предвзятость подтверждения. Он утверждает: «Сначала вы должны знать, что означала бы эта идея, если бы она была правдой. Только тогда вы сможете решить, верить этому или нет». 2  Кроме того, Канеман утверждает, что первоначальная попытка поверить является действием Системы 1, автоматическим и не требующим усилий мыслительным процессом.Однако принятие решения о том, стоит ли не верить, требует преднамеренного использования Системы 2, требующей больше усилий для опровержения идеи. 3

Предвзятость подтверждения может возникнуть, когда наш портфель сильно сконцентрирован на акциях компании, в которой мы работаем. Как «инсайдеру», нам легко увидеть свидетельство успеха в нашей фирме и обосновать свое решение (например, «Все получили повышение в этом году» или «У нас большие планы на следующий год»). В то время как высококонцентрированные инвестиции иногда оправданы, соотношение риска и доходности высококонцентрированного портфеля с гораздо большей вероятностью приведет к более изменчивой доходности, чем диверсифицированный портфель.

Чтобы справиться с предвзятостью подтверждения, мы должны знать, когда Система 1 задействована, и понимать, что наше мышление переключилось на автопилот. Затем мы можем тактически бороться с предвзятостью подтверждения, активно ища информацию, опровергающую наши идеи или убеждения. Понимая, что безупречные инвестиционные идеи редко бывают, мы можем отказаться действовать в соответствии с любой идеей, пока не рассмотрим ее на основании достаточной противоречивой информации.

Когнитивный диссонанс

Плодовитый автор поведенческих финансов Майкл Помпиан отмечает: «Когда вновь полученная информация противоречит ранее существовавшим представлениям, люди часто испытывают ментальный дискомфорт… когнитивный диссонанс.” 4  Когнитивный диссонанс частично объясняет причины, по которым мы поддаемся предвзятости подтверждения; подтверждение наших убеждений предотвращает или облегчает душевную боль.

Пример этого можно увидеть, когда мы принимаем инвестиционные решения, которые приводят к убыткам и часто рационализируются, чтобы уменьшить диссонанс. Однако рационализация для облегчения когнитивного диссонанса (например, «Мой брокер купил это для меня» или «Цена ее акций достигла нового максимума, так что все подумали, что это хорошая ставка») мешает нам научиться избегать подобных ошибок.

Чтобы преодолеть это, Помпиан предлагает нам обращаться к источнику чувства беспокойства и предпринимать соответствующие рациональные действия, а не адаптировать убеждения или действия, чтобы обойти когнитивный диссонанс. 5

Предубеждение относительно недавнего времени — это наша способность легче вспоминать недавнюю информацию, чем информацию, полученную в более далеком прошлом.

Недавность

Предубеждение относительно недавности похоже на предубеждение доступности, поскольку оно связано с нашей способностью легче вспоминать недавнюю информацию, чем информацию, полученную в более отдаленном прошлом.Например, рассмотрим нашу способность запоминать элементы, которые появляются в конце длинного списка сложных данных, а не те, которые появляются раньше. Рыночные данные могут включать длинные списки сложной информации, и у многих инвесторов нет систем для автоматического сбора важных данных за несколько лет. Кроме того, мы можем не придавать достаточного значения более старым точкам данных, даже если собираем данные.

В начале 2000 года, после четырех лет бушующего бычьего рынка акций технологий, средств массовой информации и телекоммуникаций, поднявшего весь фондовый рынок до новых высот, было легко убедить инвесторов — профессионалов и любителей — в том, что «на этот раз все по-другому»; и что, несмотря на опыт прошлых циклов подъемов и спадов, акции, поднявшиеся на фоне технологического безумия, будут продолжать неуклонно расти.Это, конечно, было не так, и технологический пузырь сдулся в трагическом зрелище.

Инвесторы могут противостоять предубеждению относительно новизны, помня, что долгосрочные отношения обычно сохраняются по уважительной причине. Например, существует долгосрочная зависимость между денежным потоком, который фирма может предоставить, и ценой акций, которую она поддерживает. Это соотношение не будет сильно меняться в течение длительных периодов времени; и, в конце концов, отношения регрессируют к среднему значению. Сегодня одним из соотношений, которое, по-видимому, в течение довольно долгого времени двигалось к крайности, является доля корпоративной прибыли в процентах от выручки — маржа корпоративной прибыли.Инвесторы должны задаться вопросом, действительно ли на этот раз все по-другому.

Заключение

Предвзятость подтверждения, когнитивный диссонанс и новизна — это модели поведения, к которым мы обращаемся, чтобы облегчить дискомфорт, подтвердить наши убеждения и получить доступ к информации при принятии инвестиционных решений. Однако полагаться на это автоматическое и почти рефлексивное поведение как на единственную основу для принятия решений — значит сбиваться с курса. Хорошая новость заключается в том, что после распознавания их можно проверить с помощью дополнительной информации, чтобы подтвердить их достоверность.

В нашей следующей и последней статье мы кратко рассмотрим модели поведения и предубеждения, которые могут привести к принятию ошибочных инвестиционных решений. Мы также коснемся того, какие преимущества, если таковые имеются, инвесторы могут извлечь из такого поведения при работе с богатыми информацией предметами (такими как финансовые данные).

Еще из нашей серии статей о поведенческих финансах

Правовая информация

1. Гилберт, Дэниел. «Как верят ментальные системы.Американский психиатр. Том 46, номер 2, февраль 1991 г.
2,3. Канеман, Дэниел. Мышление, быстрое и медленное. Penguin Books Limited, © 2011. п. 81.
4. Помпиан, Михаил. Поведенческие финансы и управление капиталом, Как построить оптимальные портфели с учетом предубеждений инвесторов, 2-е издание. John Wiley & Sons, Inc. © 2012. п. 81.
5. Помпиан, Михаил. Поведенческие финансы и управление капиталом, Как построить оптимальные портфели с учетом предубеждений инвесторов, 2-е издание.John Wiley & Sons, Inc. © 2012. п. 81.

Этот материал представляет собой оценку рыночной среды в конкретный момент времени и не предназначен для использования в качестве прогноза будущих событий или гарантии будущих результатов. Читатель не должен полагаться на эту информацию в качестве исследовательского или инвестиционного совета относительно Фондов или каких-либо акций в частности, а также не должен толковаться как рекомендация по покупке или продаже ценных бумаг, включая фьючерсные контракты. На дату настоящего материала нет никаких гарантий того, что упомянутые ценные бумаги остаются в фондах SEI или вне их.
Существуют риски, связанные с инвестированием, в том числе потеря основной суммы. Текущие и будущие портфельные активы также подвержены риску.
Диверсификация может не защитить от рыночного риска. Нет никакой гарантии, что обсуждаемые цели будут достигнуты. Прошлые показатели не гарантируют будущих результатов.
Информация предоставлена ​​SEI Investments Management Corporation, дочерней компанией SEI Investments Company.

Теория когнитивного диссонанса и ее роль в связях с общественностью

Аннотация

В статье обсуждаются аспекты теории когнитивного диссонанса.Когнитивный диссонанс впервые появился в социальной психологии, но до сих пор играет фундаментальную роль в связях с общественностью. Когнитивный диссонанс объясняет, почему люди меняют свое отношение или поведение, когда их знакомят с новой и противоречивой информацией. В данной работе будут проанализированы основные компоненты когнитивного диссонанса, а также будет обсуждено значение этой теории в сфере связей с общественностью.

Ключевые слова : когнитивный диссонанс, убеждения, поведение, изменение

Введение

Теория когнитивного диссонанса не чужда миру связей с общественностью.Когнитивный диссонанс — это причина, по которой люди определенным образом реагируют на новые знания и меняют свое поведение или отношение. Людям нравится жить в стабильности, и когда они сталкиваются с противоречивыми представлениями об их собственных ранее существовавших убеждениях или действиях, они испытывают стресс. Этот уровень дискомфорта известен как когнитивный диссонанс, и люди реагируют на него по-разному, пытаясь вернуться к последовательности. В связях с общественностью ответственность профессионала состоит в том, чтобы заставить целевую аудиторию изменить свои устоявшиеся взгляды или поведение.Один из основных способов, которым эксперт по связям с общественностью может заставить аудиторию что-то сделать, — это когнитивный диссонанс. В этой статье подробно объясняется, как компоненты теории когнитивного диссонанса также играют фундаментальную роль в сфере связей с общественностью. Прежде чем понять, как эта теория относится к связям с общественностью, важно получить всестороннее представление о том, что такое когнитивный диссонанс.

Описание теории

Леон Фестингер впервые разработал теорию когнитивного диссонанса с помощью социальной психологии в 1957 году.Согласно когнитивному диссонансу, если человек придерживается двух убеждений, которые имеют отношение друг к другу, но несовместимы, возникает диссонанс. Согласно Марсии Грубер (2003), «диссонанс относится к личному напряжению или стрессу, испытываемому, когда действия человека противоречат или несовместимы с его или ее ценностями или убеждениями» (стр. 242). В своем исследовании Фестингер называет непоследовательность «диссонансом», а последовательность — «созвучием». Теория когнитивного диссонанса состоит из двух частей.Во-первых, наличие диссонанса заставит человека попытаться его устранить и достичь созвучия. Во-вторых, при наличии диссонанса человек будет избегать ситуаций и раздражителей, которые могут усугубить его страдания. Диссонанс возникает каждый день из-за взаимодействия с другими людьми и постоянного обмена информацией. Согласно Фестингеру (1962), «поскольку человек не имеет полного и совершенного контроля над поступающей к нему информацией и над событиями, происходящими в его окружении, такие диссонансы могут легко возникнуть» (с.4). Насколько сильно человек хочет вернуться к стабильности в своих познаниях, зависит от величины диссонанса, который он ощущает. Если принято мнение или решение, обычно возникает диссонанс. Многие из этих ситуаций вызывают лишь незначительный диссонанс, и большинство людей могут продолжать жить своей жизнью, но именно ситуации, в которых несоответствие остается, побуждают людей изменять познания и поведение или добавлять новые убеждения. Теперь понятно, что когда человек чувствует непоследовательность, он, скорее всего, изменит либо свои убеждения, либо действия.Например, если молодая женщина является активным курильщиком и смотрит рекламу о миллионах смертей, вызванных раком легких каждый год, она отреагирует определенным образом. Она может изменить свое поведение и бросить курить. Бросив курить, она вернется к осознанию того, что курение вредно для вас. Или эта женщина может создать себе новые представления о курении, исследуя положительные стороны курения и анализируя другие привычки, которые намного хуже, чем ее собственные. Благодаря этому ее убеждения теперь согласуются с ее привычкой курить.Наконец, эта женщина может изменить свое восприятие акта курения. Для этого она могла сказать себе: «Да, я курю, но это успокаивает мои нервы и помогает справиться с беспокойством» или «Да, я курю, но я не курю достаточно, чтобы заболеть раком легких; Мне не о чем беспокоиться». Сделав это, она изменила свое восприятие курения и вернется к созвучию. Как указывалось ранее, люди будут активно избегать усиления диссонанса, чтобы сохранить стабильность. Избегая диссонанса, человек будет искать других людей или информацию, которые поддержат его ранее существовавшие убеждения, а не то, что вызывает у него диссонанс.Согласно Фестингеру (1962), «человек подвергал себя воздействию источников информации, которые, как он ожидал, добавят новые элементы, увеличивающие консонанс, но, безусловно, избегали источников, которые усиливали бы диссонанс» (стр. 30). По сути, люди будут обращать внимание только на информацию или говорить с людьми, которые поддерживают то, во что они уже верят, и игнорировать любые другие факты, которые этому противоречат. Когда теория когнитивного диссонанса была представлена ​​миру психологии, это заставило пересмотреть множество теорий, особенно теорию подкрепления.Теория подкрепления утверждала, что человек в конечном итоге меняет свое поведение за счет последовательного подкрепления положительных или отрицательных стимулов, которые ему даются сразу после завершенного действия. Согласно подробному обзору, сделанному Эллиотом Аронсоном (1997), «теория диссонанса позволила исследователям обнаружить и указать некоторые ограничивающие условия теории подкрепления и иногда приводила нас к пониманию того, что, когда дело доходит до предсказания человеческого поведения, просто гипотезы, выведенные из подкрепления, могут быть совершенно неверными» (с.129). Введение теории когнитивного диссонанса показывает, что человек намного сложнее, чем то, что изображала теория подкрепления, и люди не могут просто изменить убеждения или отношения, получив положительное подкрепление. Существует множество исследований, подтверждающих теорию когнитивного диссонанса в различных областях. Хотя когнитивный диссонанс был впервые представлен в социальной психологии, он также наблюдается в коммуникациях, маркетинге и даже в уходе за больными. Пример, проведенный Марсией Грубер, был проведен в клинике, где медсестры не ладили друг с другом.Большая часть персонала и даже пациенты жаловались на негатив и отсутствие сотрудничества между восемью медсестрами, работавшими здесь. Вопрос, связанный с когнитивным диссонансом, на который хотел ответить Грубер (2003), звучит так: «Является ли признание несоответствия отношения и поведения мотивом для изменений на рабочем месте» (стр. 243). Шесть медсестер приняли участие в исследовании и заполнили анкету, оценивающую отношения между медсестрами по шкале Лайкерта. После опроса менеджер медсестры и вице-президент опросили каждую медсестру.Интервью началось с вопроса каждой медсестре, почему они хотят быть медсестрами и соответствует ли их работа их личным ценностям. Затем их спросили, каковы их личные ценности; многие ответы включали сочувствие, заботу, терпение и многие другие вещи, которые лучше описывают, что значит быть медсестрой. После этого вице-президент зачитал список жалоб, которые каждая медсестра имела против них, и спросил их, соответствует ли это их ценностям и убеждениям. Каждая медсестра заявила, что их действия, указанные в этих жалобах, не отражают их убеждений и ценностей.Была проведена вторая встреча, на которой у медсестер спросили их мнение об интервью, и многие из них сказали, что чувствовали себя некомфортно во время него. Дискомфорт, который испытывали эти медсестры, — прекрасный пример когнитивного диссонанса. Медсестры узнали о новой информации, которая противоречила ранее существовавшим убеждениям или поведению, что привело их к диссонансу. Когнитивный диссонанс применяется в самых разных областях, но в связях с общественностью он чрезвычайно полезен и должен быть понятен любому профессионалу в этой отрасли.

Заявление по связям с общественностью

Хотя теория когнитивного диссонанса была впервые представлена ​​в психологии, она стала очень важной в мире коммуникаций. В связях с общественностью заставить аудиторию изменить свое поведение или отношение, пожалуй, самая важная часть работы. В обязанности специалиста по связям с общественностью входит предоставление информации целевой аудитории. Часто эта информация противоречит предвзятым убеждениям или поведению человека.Когда это происходит, специалист по связям с общественностью должен убедить аудиторию в достаточной степени, чтобы заставить ее делать то, что она хочет. Например, если агентство по связям с общественностью проводит кампанию, нацеленную на женщин, чтобы купить дезодорант определенной марки, потому что он не содержит токсинов, которые есть у других марок, многие женщины столкнутся с когнитивным диссонансом из-за этого. Это произойдет из-за того, что некоторые женщины либо используют другой тип дезодоранта, либо не знают, что некоторые дезодоранты даже содержат токсины.Некоторые женщины могут сменить бренд, чтобы вернуться к стабильности, а другие могут изучить бренд, который они обычно покупают, чтобы чувствовать себя лучше при его покупке. Работа специалиста по связям с общественностью в кампаниях такого типа состоит в том, чтобы изменить поведение и убеждения этих женщин и заставить их покупать их дезодоранты вместо тех, которые они обычно делают. Еще одна задача специалиста по связям с общественностью — полностью понять свою целевую аудиторию. При проведении любого типа кампании специалист по связям с общественностью пытается вызвать изменение в поведении, но прежде чем он сможет даже это сделать, он должен знать, кому он продает.Если специалист по связям с общественностью хорошо справляется со своей работой, то он должен быть в состоянии заставить свою аудиторию предпочесть их продукт другому и будет использовать для этого когнитивный диссонанс. Предоставляя аудитории убедительную и обширную информацию, которую специалист по связям с общественностью тщательно изучил, изменение поведения должно быть легким для любой целевой аудитории, которой они продают. Кампания Free Killer Tan, проводимая Фондом Молли Бигган, использовала когнитивный диссонанс, чтобы заставить свою аудиторию прекратить пользоваться соляриями.Молли была второкурсницей колледжа и умерла от рака кожи в возрасте 20 лет, и эта организация была создана в память о ней. Эта кампания была проведена в Нью-Йорке в последнюю неделю ноября, когда из-за холодной погоды все больше людей загорают. Люди, участвовавшие в кампании, стояли на углах улиц и раздавали листовки, рекламирующие «свободный загар». Для людей, пришедших за бесплатным загаром, был открыт салон искусственного загара. Однако, когда они закончили «загорать», они вышли на похороны со своей фотографией, лежащей на гробу в передней части комнаты.Эти люди были явно удивлены и расстроены тем, что вышли на это. Когда съемочная группа спросила их, как они себя чувствуют, увидев это, многие из них сказали, что чувствуют себя ужасно и никогда больше не загорят. Эти кадры теперь являются рекламным роликом, который также наглядно показывает пугающую статистику и непосредственные опасности от использования соляриев. Эта кампания определенно вызывает у людей чувство диссонанса, особенно если они сами пользуются соляриями. После того, как эти люди вышли на похороны, которые должны были быть их собственными, ясно, что все они сожалели о том, что пришли, и многие из них поклялись никогда больше не загорать.Хотя это очень болезненная кампания, использование когнитивного диссонанса очевидно, и организация добилась изменений в поведении и отношении, которых они хотели.

Заключение

Когнитивный диссонанс — это когда у человека есть два противоречащих друг другу убеждения, которые приводят его к огорчению и побуждают снова прийти к созвучию. Чтобы достичь стабильности, человек либо изменит свои убеждения, поведение, либо добавит новые убеждения. Согласно когнитивному диссонансу, люди будут избегать всего, что усиливает у них диссонанс.Людям наиболее комфортно в стабильном состоянии, и все, что его нарушает, вызывает сильный стресс, поэтому избегание или изменения вносятся, чтобы вернуться к созвучию. Хотя когнитивный диссонанс впервые появился в психологии, он оказывает большое влияние на связи с общественностью. Одной из наиболее важных частей работы в сфере связей с общественностью является возможность изменить убеждения и поведение аудитории, что идет рука об руку с когнитивным диссонансом. Эксперты по связям с общественностью сталкиваются с трудностями, пытаясь убедить аудиторию что-то сделать или почувствовать, поэтому им важно иметь представление о когнитивном диссонансе, чтобы добиться успеха в этой отрасли.

Ссылки

Аронсон, Э. (1997). Назад в будущее: ретроспективный обзор теории когнитивного диссонанса Леона Фестингера.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.