Как называется провоцирование человека на агрессию: Как называется провоцирование человека на агрессию с помощью нападок и неуважительных

Как называется провоцирование человека на агрессию с помощью нападок и неуважительных

Дано натуральное число N. Выведите все четырехзначные числа в порядке возрастания, сумма цифр которых равна N. Язык c++

Python. Как в словаре к ключу добавить новое значение?

В команде есть: 1. Синьерестый аналитик 2. 2 разработчика: джун и сеньор 3. Мидл тестировщик Аналитик разговаривает с заказчиком, после чего пишет спе … цификацию. Эта спецификация попадает разработчикам, которые пишут код. А после этого тестировщик проверяет, что всё сделано в соответствии с требованиями. Каждый раз, когда задача уходит на прод (после каждой итерации разработки), заказчик оценивает своё недовольство по шкале от 0 до 10. Где 0 — это, всё замечательно, а 10 — ужасно. Аналитик с вероятностью 0.1 допускает ошибку в требованиях, что приводит к повышению недовольства заказчика на 4. С вероятностью 0.4 задачу делает джун разработчик. При этом, после разработки джун генерирует задачу на техдолг с вероятностью 0.5, а синьор с вероятностью 0.2. Тестировщик пропускает баг на прод с вероятностью 0.2, что повышает недовольство заказчика на 3. Если баг был найден, то задача остаётся на следующую итерацию. С задачей всё ок в 60% случаев. Сейчас в бэклоге есть 10 задач. В одну итерацию от анализа до разработки берется 2 задачи. Если есть задачи на тех-долг, то хотя бы одна задача должна быть сделана в итерации. Каждый раз, когда задача заказчика не берётся из бэклога в работу это приводит к росту недовольства на 1. Нужно определить: 1. Количество итераций за которые будут сделаны все задачи в самом хорошем случае и какова вероятность наступления этого события. То же самое для самого плохого случая. 2. Общий уровень недовольства заказчика в самом плохом случае по прошествии 5 итераций и какова вероятность наступления этого события.

Единицы длины пронумерованы следующим образом: 1 — дециметр, 2 — километр, 3 — метр, 4 — миллиметр, 5 — сантиметр. Дан номер единицы длины (целое числ … о в диапазоне 1 — 5) и длина отрезка в этих единицах (вещественное число). Найти длину отрезка в метрах. Язык — С++

PYTHONнапишите функцию которая определяет есть ли цифра в строке переданной функции функция должна вернуть значение типа Boolнапишите функцию которая … определяет есть ли буква в строке переданной функции функция должна вернуть значение типа Boolя сделал так но не работает в чем моя ошибка def number(x): print(x, x.isdigit())number (‘дай 5’)​

Протокол матча. Помогите, пожалуйста, на языке Python В последнее время в одной из школ Н. Новгорода, а также на одном из факультетов ННГУ стала очень … популярна игра в настольный теннис. Игроки часто сталкиваются со следующей проблемой: довольно трудно уследить за всем ходом матча и при этом не сбиться со счёта, поэтому очень хотелось бы иметь программу, подсчитывающую счёт. Напишите программу, которая по данному протоколу матча восстановит итоговый счёт. Протокол состоит из последовательности следующих событий: service, net, out, goal, return, eom. События обозначают следующее: * service — подача (при этом игрок ударяет по мячу). service — всегда первое событие во входном файле. После него могут следовать net, out, goal, return. * net — мяч ударяется о половину поля того игрока, который ударял по мячу последним, слишком много раз. Игрок, который ударял по мячу последним, проигрывает розыгрыш. После этого события могут идти service или eom. * out — мяч уходит в аут. Игрок, который ударял по мячу последним, проигрывает розыгрыш. После этого события могут идти service или eom. * goal — игрок, который ударял по мячу последним, забивает гол (т.,е. выигрывает розыгрыш). Далее может быть service или eom. * return — игрок отбивает мяч, ударяя по нему (игроки ударяют по мячу по очереди). Далее может быть net, out, goal, return. * eom — матч окончен. Это всегда последнее событие. Когда игрок выигрывает розыгрыш, ему начисляется очко. Когда игрок проигрывает розыгрыш, очко начисляется его противнику. Подачи подаются по пять штук, т.,е. первые пять подач подаёт первый игрок, следующие пять — другой и т.д. Полное количество подач может быть не кратным пяти, в таком случае последняя серия подач будет короче пяти штук. Конечно, в реальном матче может произойти ситуация, которую невозможно описать этими событиями, но ваша программа должна считать, что весь матч описывается данными во входном файле событиями. Входные данные Во входном файле находится список событий. События расположены по одному на строке без пробелов. Последовательность событий удовлетворяет всему, что было сказано выше; пустых строк во входном файле нет (кроме, возможно, строк после события eom). Всего событий не более 50000. Выходные данные В выходной файл выведите два числа: очки того, кто подавал первым, потом — очки его противника. Пример #1 Входные данные service goal service out service net service return return return out service return goal service goal eom Выходные данные 2 4 Пример #2 Входные данные service out eom Выходные данные 0 1

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

что будет если установить wnindows на диск с файлами? удалятся они или нет?​

Инфрмация НЕ должна быть ​

Компакт-диск (CD) хранит около 4,8 x 109 бит информации на площади 96см2. Эта информация записана в виде двоичного кода (т.н. каждый бит — это или 1, … или 0). Сколько CD-дисков потребуется, чтобы записать информацию, хранящуюся в геноме человека?

дан текст, состоящий из двух символов, принимающих значения в диапазоне «a»-«z» или «0»-«9», сколько бит необходимо для записи такого текста минимальн … о?

Профилактика суицидального поведения

Подготовила:  зав. 3-м терапевтическим отделением Князева Е.С.

Суицидальное поведение является сложной философской, этической, социальной и медицинской проблемой. Ежегодно в мире совершается около 1 млн. самоубийств и примерно в 10 раз больше суицидальных попыток. Самоубийство, как причина смерти, занимает второе место после ДТП в возрастном диапазоне 15-35 лет в Европе. Среднемировой уровень суицидов составляет около 14-16 на 100000 населения в год. Предупреждение самоубийств представляет собой весьма непростую, но выполнимую комплексную задачу, решение которой возможно при взаимодействии различных структур общества (социальный сектор, государственные органы, учреждения образования, охраны правопорядка, здравоохранения, религиозные организации), так как причины этого явления весьма многообразны.

ФАКТОРЫ РИСКА СУИЦИДАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ

К суицидальному поведению принято относить самоубийство (суицид), суицидальные попытки (парасуициды), мысли и высказывания о самоубийстве. Причины суицидального поведения многообразны. Их невозможно свести только к психическому расстройству, соматическому заболеванию или тяжелой жизненной ситуации, которую переживает человек. Однако, в многочисленных исследованиях выявлены факторы, которые увеличивают риск суицидов и суицидальных попыток. Их наличие не обозначает обязательного «вердикта» суицида, но их сочетание увеличивает его риск. Большое значение принадлежит социально-психологическим факторам: нарушенные детско-родительские и партнерские отношения, одиночество и другие. Тяжелые кризисы: смерть близких, развод, финансовые потери, уголовная ответственность, потеря работы, значительное снижение социального статуса, тяжелые конфликты и другие кризисы могут также стать пусковыми факторами СП. Психические расстройства также являются серьезным фактором риска суицида. Результаты исследований ВОЗ демонстрируют, что во многих случаях состояние человека на момент смерти в результате суицида соответствует диагнозу какого-либо психического расстройства. Самые частые среди них — расстройства настроения (депрессия), зависимость от психоактивных веществ (алкоголизм и наркомания), расстройства личности и другие. Так, депрессия предшествует 45-70% суицидов; зависимостью от алкоголя страдает 10-22% умирающих в результате суицида. Почти в половине случаев имеет место сочетание нескольких из этих расстройств. Наиболее частой является комбинация зависимости от алкоголя или наркотиков и депрессии. К сожалению, большинство из тех, кто умирает от своих рук, не обращаются при жизни за помощью психолога, психиатра или психотерапевта. Можно предположить, что это связано с рядом причин.

Во-первых, те состояния, которые специалисты считают психическими расстройствами, часто не расцениваются в обществе как «болезнь», а воспринимаются либо как вариант нормы, либо как проявления «слабости характера». Так, депрессия может рассматриваться индивидом и его близкими, как проявление «слабодушия», «лени» и пр. Зависимость от алкоголя часто скрывается или оправдывается культуральными нормами употребления алкоголя. Расстройства личности могут восприниматься только как «дурной характер» или «невоспитанность». Наиболее «узнаваемыми» и расцениваемыми как психическая патология даже неспециалистами, являются психозы с ярким бредом и галлюцинациями, эпизоды явно нарушенного поведения, которые часто свойственны шизофрении. И хотя риск суицида при этом расстройстве является высоким, большинство самоубийств, как было сказано выше, совершают люди со значительно более «привычными» формами поведения. Во-вторых, психиатрия и, в меньшей степени, психотерапия являются в сознании многих людей достаточно стигматизированными отраслями медицинской помощи. В связи с этим, своевременному обращению к специалисту могут мешать опасения социального остракизма, стыд, страх предвзятого отношения родственников, друзей и коллег по работе. Группу повышенного суицидального риска составляют также больные тяжелыми хроническими соматическими (физическими) заболеваниями. Например, онкологические заболевания, потеря органа или телесной функции приносят массу страданий и социальных ограничений и поэтому часто сочетаются с депрессией. Имеет значение также ряд демографических характеристик. Уровень суицидов у мужчин в 3-6 раз выше, чем у женщин. Частота суицидальных попыток, наоборот, выше примерно в 1,5 раза среди женщин. Уровень суицидов в населении увеличивается с возрастом, и достигает максимума после 45-50 лет. Максимум суицидальных попыток приходится на молодой возраст – 20-29 лет.

ПСИХОЛОГИЯ СУИЦИДАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ

 Несмотря на значимость психического расстройства как фактора риска, суицидальное поведение не является его прямым следствием. Большая часть людей, даже с тяжелыми психическими расстройствами, никогда не совершают суицидальных действий. В то же время, некоторые люди, ранее не страдавшие психическими расстройствами, но попавшие в тяжелую социально-психологическую ситуацию, могут совершать суицидальные попытки и суициды. Обычно, провоцирующим фактором суицидальных действий, даже при наличии тяжелой психической патологии, является конфликт или кризис. Например, для многих людей известие о диагнозе тяжелого заболевания (онкология, СПИД) или смерти любимого человека может провоцировать мысли о суициде. Ситуации межличностных конфликтов являются источниками эмоций страха, вины, стыда, которые также тяжело переносятся. Суицидальный акт обычно совершается в состоянии «суженного» сознания, когда доминирует аффект, ощущение тупика или отсутствует способность к поиску иных выходов из ситуации. Стремление к смерти и воздействие на других. Суицидальное поведение изначально имеет двойственную природу: с одной стороны, оно связано с идеей смерти или саморазрушения, с другой стороны, бессознательно направлено на изменение поведения окружающих и психологическое воздействие на них. В большинстве суицидальных актов присутствуют оба элемента.

Чем больше выражены мотивы «прервать страдание», тем выше риск того, что акт самоповреждения закончится смертью или будет иметь тяжелые медицинские последствия. В то же время, очень немногие суицидальные акты, направленные «вовне», носят только манипулятивный характер. Часто те угрозы, которые воспринимаются окружающими как «шантаж», могут заканчиваться летально вследствие недоучета обстоятельств или желания индивида «доказать» серьезность своих намерений. В данном случае, сам способ манипуляции другими – с помощью самоповреждения – является признаком психологического неблагополучия и основанием для оказания психотерапевтической помощи.

 Большинство людей не воспринимают собственные суицидальные намерения как «окончательное решение». Людям свойственно сомневаться, они часто испытывают колебания «за» и «против» определенных поступков. Это касается и ситуации кризиса. Человек колеблется между желанием «остаться живым и изменить ситуацию» и «желанием умереть или причинить себе боль». Эти колебания обычно проявляются в поведении и могут быть использованы окружающими для усиления тенденций к жизни. Отношение к суициду в обществе связано с культурным и религиозным контекстом. Независимо от характеристик индивида, совершившего суицидальный акт, сама тема самоубийства вызывает ряд специфических ассоциаций и эмоциональных реакций, схожих у большинства представителей данной культуры.

Частой реакцией является неоправданное моральное осуждение, как самого индивида, так и его близких, что стигматизирует семью и препятствует получению психологической помощи ее членами. Суицидальный акт сильнейшим образом влияет на близких людей. Тяжелая реакция горя является обычным следствием суицида члена семьи, т.к. к переживанию утраты присоединяется чрезмерное чувство вины, связанное с ощущением собственной причастности к поступку умершего.

Прижизненные конфликты или суицидальные записки обвиняющего содержания значительно усиливают ощущение «виновности» или являются причиной характерного для людей, переживших суицид близкого, «поиска виновного третьего». Стыд, страх общественного осуждения, сокрытие причины смерти, снижение социальной продуктивности также являются характерными компонентами этих переживаний. Суицидальные угрозы часто порождают тревогу и опасения их реализации. Раздражение, гнев и недоверие являются типичным ответом на ощущение манипулятивного давления, «суицидального шантажа». Возможным (и недопустимым) следствием этих чувств может стать провоцирование человека совершить суицидальные действия. Презрение и обесценивание связаны с традиционным «стигматизирующим» отношением к людям с психическими расстройствами, и с восприятием суицида как греха, нравственной слабости, неполноценности. Попытки «морализировать», «наставлять на путь истинный» обычно усиливают у индивида чувство вины и стыда, препятствуют открытому диалогу. Несмотря на то, что суицидальный акт происходит в поле человеческих отношений и зачастую является своеобразным «аргументом» в противостоянии с эмоционально значимыми людьми, они не могут нести всю ответственность за суицидальные действия, так как индивид совершает их самостоятельно и полный контроль над его поступками невозможен.

Суицидальные высказывания, мысли и акты являются показанием для консультации соответствующего специалиста (психолог, психотерапевт, психиатр).

ПРОФИЛАКТИКА СУИЦИДА

Сегодня существует Международная ассоциация по предотвращению самоубийств, по рекомендации которой во многих городах мира и нашей страны были созданы службы предупреждения самоубийств. Это новая форма организации медицинской и социально-психологической помощи людям, нуждающимся в квалифицированном совете или медикаментозном лечении. Службы ориентированы на широкие круги населения и, в первую очередь, на лиц, испытывающих состояние психологического кризиса, людей, подверженных влиянию стрессогенных факторов и являющихся потенциально суицидо — опасными.

Одним из главных принципов деятельности служб является их анонимность. Сознание, что личные, мучительные для человека вопросы не получат огласку, делает пациента более раскованным, облегчает установление с ним контакта. Неукоснительно соблюдается еще один принцип, рекомендуемый международными суицидологическими организациями — подразделение службы не должно располагаться на территории психиатрических учреждений. Это устраняет барьер, мешающий человеку обратиться к психотерапевту.

Основным звеном в деле предотвращения самоубийств является анонимная телефонная служба (“телефон доверия”), которая была основана в 1953 г. в Лондоне священником Чад Вара и стала быстро распространяться во всех государствах Европы и Америки. Цель телефонной службы — стремление предложить любому человеку, находящемуся в кризисной ситуации и помышляющему о самоубийстве, телефонный контакт с сотрудником, готовым выслушать его как друг, способным помочь абоненту преодолеть кризисную ситуацию, с которой он столкнулся.

В работе службы придается особое значение профилактике суицидального поведения у практически здоровых людей с пограничными расстройствами, поскольку эта группа, во-первых, наиболее многочисленная, а во-вторых, состоит преимущественно из лиц молодого возраста.

ЧТО ВЫ МОЖЕТЕ СДЕЛАТЬ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ПОМОЧЬ СВОИМ БЛИЗКИМ

I. Подбирайте ключи к разгадке суицида. Суицидальная превенция состоит не только в заботе и участии друзей, но и в способности распознать признаки грядущей опасности. Ваше знание ее принципов и стремление обладать этой информацией может спасти чью-то жизнь. Делясь ими с другими, вы способны разрушить мифы и заблуждения, из-за которых не предотвращаются многие суициды. Ищите признаки возможной опасности: суицидальные угрозы, предшествующие попытки самоубийства, депрессии, значительные изменения поведения или личности человека, а также приготовления к последнему волеизъявлению. Уловите проявления беспомощности и безнадежности и определите, не является ли человек одиноким и изолированным. Чем больше будет людей, осознающих эти предостережения, тем значительнее шансы исчезновения самоубийства из перечня основных причин смерти.

2. Примите суицидента как личность. Допустите возможность, что человек действительно является суицидальной личностью. Не считайте, что он не способен и не сможет решиться на самоубийство. Иногда соблазнительно отрицать возможность того, что кто-либо может удержать человека от суицида. Именно поэтому тысячи людей — всех возрастов, рас и социальных групп — совершают самоубийства. Не позволяйте другим вводить вас в заблуждение относительно несерьезности конкретной суицидальной ситуации. Если вы полагаете, что кому-либо угрожает опасность самоубийства, действуйте в соответствии со своими собственными убеждениями. Опасность, что вы растеряетесь, преувеличив потенциальную угрозу, — ничто по сравнению с тем, что кто-то может погибнуть из-за вашего невмешательства.

3. Установите заботливые взаимоотношения. Не существует всеохватывающих ответов на такую серьезную проблему, какой является самоубийство. Но вы можете сделать гигантский шаг вперед, если станете на позицию уверенного принятия отчаявшегося человека. В дальнейшем очень многое зависит от качества ваших взаимоотношений. Их следует выражать не только словами, но и невербальной эмпатией; в этих обстоятельствах уместнее не морализирование, а поддержка.  Вместо того, чтобы страдать от самоосуждения и других переживаний, тревожная личность должна постараться понять свои чувства. Для человека, который чувствует, что он бесполезен и нелюбим, забота и участие отзывчивого человека являются мощными ободряющими средствами. Именно таким образом вы лучше всего проникнете в изолированную душу отчаявшегося человека.

4. Будьте внимательным слушателем.Суициденты особенно страдают от сильного чувства отчуждения. В силу этого они бывают не настроены принять ваши советы. Гораздо больше они нуждаются в обсуждении своей боли, фрустрации и того, о чем говорят: «У меня нет ничего такого, ради чего стоило бы жить». Если человек страдает от депрессии, то ему нужно больше говорить самому, чем беседовать с ним.

У вас может появиться фрустрация, обида или гнев, если человек не ответит немедленно на ваши мысли и потребности. Понимание, что у того, о ком вы заботитесь, существует суицидальная настроенность, обычно вызывает у помощника боязнь отвержения, нежеланности, бессилия или ненужности. Несмотря на это, помните, что этому человеку трудно сосредоточиться на чем-то, кроме своей безысходности. Он хочет избавиться от боли, но не может найти исцеляющего выхода. Если кто-то признается вам, что думает о самоубийстве, не осуждайте его за эти высказывания. Постарайтесь по возможности остаться спокойным и понимающим. Вы можете сказать: «Я очень ценю вашу откровенность, ведь для того, чтобы поделиться своими чувствами, сейчас от вас требуется много мужества». Вы можете оказать неоценимую помощь, выслушав слова, выражающие чувства этого человека, будь то печаль, вина, страх или гнев. Иногда, если вы просто молча посидите с ним, это явится доказательством вашего заинтересованного и заботливого отношения.

Как психологи, так и неспециалисты должны развивать в себе искусство «слушать третьим ухом». Под этим подразумевается проникновение в то, что «высказывается» невербально: поведением, аппетитом, настроением и мимикой, движениями, нарушениями сна, готовностью к импульсивным поступкам в острой кризисной ситуации. Несмотря на то, что основные предвестники самоубийства часто завуалированы, тем не менее, они могут быть распознаны восприимчивым слушателем.

5. Не спорьте. Сталкиваясь с суицидальной угрозой, друзья и родственники часто отвечают: «Подумай, ведь ты же живешь гораздо лучше других людей; тебе бы следовало благодарить судьбу». Этот ответ сразу блокирует дальнейшее обсуждение; такие замечания вызывают у несчастного и без того человека еще большую подавленность. Желая помочь таким образом, близкие способствуют обратному эффекту.

Можно встретить часто и другое знакомое замечание: «Ты понимаешь, какие несчастья и позор ты навлечешь на свою семью?» Но, возможно, за ним скрывается именно та мысль, которую желает осуществить суицидент. Ни в коем случае не проявляйте агрессию, если вы присутствуете при разговоре о самоубийстве, и постарайтесь не выражать потрясения тем, что услышали. Вступая в дискуссию с подавленным человеком, вы можете не только проиграть спор, но и потерять его самого.

6. Задавайте вопросы. Если вы задаете такие косвенные вопросы, как: «Я надеюсь, что ты не замышляешь самоубийства?», — то в них подразумевается ответ, который вам бы хотелось услышать. Если близкий человек ответит: «Нет», — то вам, скорее всего, не удастся помочь в разрешении суицидального кризиса.

Лучший способ вмешаться в кризис, это заботливо задать прямой вопрос: «Ты думаешь о самоубийстве?» Он не приведет к подобной мысли, если у человека ее не было; наоборот, когда он думает о самоубийстве и, наконец, находит кого-то, кому небезразличны его переживания, и кто согласен обсудить эту запретную тему, то он часто чувствует облегчение, и ему дается возможность понять свои чувства и достичь катарсиса.

Следует спокойно и доходчиво спросить о тревожащей ситуации, например: «С каких пор вы считаете свою жизнь столь безнадежной? Kaк вы думаете, почему у вас появились эти чувства? Есть ли у вас конкретные соображения о том, каким образом покончить с собой? Если вы раньше размышляли о самоубийстве, что вас останавливало?» Чтобы помочь суициденту разобраться в своих мыслях, можно иногда перефразировать, повторить наиболее существенные его ответы: «Иными словами, вы говорите…» Ваше согласие выслушать и обсудить то, чем хотят поделиться с вами, будет большим облегчением для отчаявшегося человека, который испытывает боязнь, что вы его осудите, и готов к тому, чтобы уйти.

7. Не предлагайте неоправданных утешений. Одним из важных механизмов психологической защиты является рационализация. После того, что вы услышали от кого-то о суицидальной угрозе, у вас может возникнуть желание сказать: «Нет, вы так на самом деле не думаете». Для этих умозаключений зачастую нет никаких оснований за исключением вашей личной тревоги.

Причина, по которой суицидент посвящает в свои мысли, состоит в желании вызвать обеспокоенность его ситуацией. Если вы не проявите заинтересованности и отзывчивости, то депрессивный человек может посчитать суждение типа: «Вы на самом деле так не думаете», — как проявление отвержения и недоверия. Если вести с ним беседу с любовью и заботой, то это значительно снизит угрозу самоубийства. В противном случае его можно довести до суицида банальными утешениями как раз тогда, когда он отчаянно нуждается в искреннем, заботливом и откровенном участии в его судьбе.

Суицидальные люди с презрением относятся к замечаниям типа: «Ничего, ничего, у всех есть такие же проблемы, как у тебя», — и другим аналогичным клише, поскольку они резко контрастируют с их мучениями. Эти выводы лишь минимизируют, уничижают их чувства и заставляют ощущать себя еще более ненужными и бесполезными.

8. Предложите конструктивные подходы. Вместо того, чтобы говорить суициденту: «Подумай, какую боль принесет твоя смерть близким», — попросите поразмыслить об альтернативных решениях, которые, возможно, еще не приходили ему в голову.

Отчаявшегося человека необходимо уверить, что он может говорить о чувствах без стеснения, даже о таких отрицательных эмоциях, как ненависть, горечь или желание отомстить. Если человек все же не решается проявить свои сокровенные чувства, то, возможно, вам удастся навести на ответ, заметив: «Мне кажется, вы очень расстроены», — или: «По моему мнению, вы сейчас заплачете». Имеет смысл также сказать: «Вы все-таки взволнованы. Может, если вы поделитесь своими проблемами со мной, я постараюсь понять вас».

Если кризисная ситуация и эмоции выражены, то далее следует выяснение, как человек разрешал сходные ситуации в прошлом. Это называется «оценкой средств, имеющихся для решения проблемы». Она включает выслушивание описания предыдущего опыта в аналогичной ситуации. Для инициирования можно задать вопрос: «Не было ли у вас раньше сходных переживаний?» Существует уникальная возможность совместно раскрыть способы, которыми человек справлялся с кризисом в прошлом. Они могут быть полезны для разрешения и настоящего конфликта.

Постарайтесь выяснить, что остается, тем не менее, позитивно значимым для человека. Что он еще ценит. Отметьте признаки эмоционального оживления, когда речь зайдет о «самом лучшем» времени в жизни, особенно следите за его глазами. Что из имеющего для него значимость достижимо? Кто те люди, которые продолжают его волновать? И теперь, когда жизненная ситуация проанализирована, не возникло ли каких-либо альтернатив? Не появился ли луч надежды?

9. Вселяйте надежду. Работа со склонными к саморазрушению депрессивными людьми является серьезной и ответственной. Психотерапевты давно пришли к выводу, что очень ценным является сосредоточение на том, что они говорят или чувствуют. Когда беспокоящие скрытые мысли выходят на поверхность, беды кажутся менее фатальными и более разрешимыми. Терзаемый тревогой человек может прийти к мысли: «Я так и не знаю, как разрешить эту ситуацию. Но теперь, когда ясны мои затруднения, я вижу, что, быть может, еще есть какая-то надежда».

Надежда помогает человеку выйти из поглощенности мыслями о самоубийстве. В недавней истории примером может служить поведение евреев во время холокоста, когда Гитлер стремился их полностью истребить. Перед 1940 годом среднемесячное число самоубийств составляло 71,2. В мае того года, сразу после вторжения нацистов, оно возросло до 371. Люди шли на самоубийства из-за страха попасть в концентрационные лагеря. Евреи, которые не избежали этой кошмарной участи, вначале сохраняли веру в освобождение или воссоединение семей. Пока оставалась хотя бы искра надежды, происходило сравнительно мало суицидов. Когда же война стала казаться бесконечной и начали доходить слухи о расправах гитлеровцев над миллионами людей, то суициды среди узников лагерей приняли форму эпидемии. Еще одна волна самоубийств прокатилась в самом конце войны, когда люди узнали о смерти своих близких или в полной мере прониклись ужасом смертников, содержащихся в лагере.

Потерю надежд на достойное будущее отражают записки, оставленные самоубийцами. Саморазрушение происходит, если люди утрачивают последние капли оптимизма, а их близкие каким-то образом подтверждают тщетность надежд. Кто-то по этому поводу остроумно заметил: «Мы смеемся над людьми, которые надеются, и отправляем в больницы тех, кто утратил надежду». Как бы то ни было, надежда должна исходить из реальности. Не имеет смысла говорить: «Не волнуйся, все будет хорошо», когда все хорошо быть не может. Надежда не может строиться на пустых утешениях. Надежда возникает не из оторванных от реальности фантазий, а из существующей способности желать и достигать. Умерший любимый человек не может возвратиться, как ни надейся и ни молись. Но его близкие могут открыть для себя новое понимание жизни. Надежды должны быть обоснованны: когда корабль разбивается о камни, есть различия между надеждой «доплыть до ближайшего берега или достичь противоположного берега океана». Когда люди полностью теряют надежду на достойное будущее, они нуждаются в поддерживающем совете, в предложении какой-то альтернативы. «Как бы вы могли изменить ситуацию?», «Какому вмешательству извне вы могли бы противостоять?», «К кому вы могли бы обратиться за помощью?» Поскольку суицидальные лица страдают от внутреннего эмоционального дискомфорта, все окружающее кажется им мрачным. Но им важно открыть, что не имеет смысла застревать на одном полюсе эмоций.

Человек может любить, не отрицая, что иногда испытывает откровенную ненависть; смысл жизни не исчезает, даже если она приносит душевную боль. Тьма и свет, радости и печали, счастье и страдание являются неразделимо переплетенными нитями в ткани человеческого существования. Таким образом, основания для реалистичной надежды должны быть представлены честно, убедительно и мягко. Очень важно, если вы укрепите силы и возможности человека, внушите ему, что кризисные проблемы обычно преходящи, а самоубийство не бесповоротно.

10. Оцените степень риска самоубийства. Постарайтесь определить серьезность возможного самоубийства. Ведь намерения могут различаться, начиная с мимолетных, расплывчатых мыслей о такой «возможности» и кончая разработанным планом суицида путем отравления, прыжка с высоты, использования огнестрельного оружия или веревки. Очень важно выявить и другие факторы, такие, как алкоголизм, употребление наркотиков, степень эмоциональных нарушений и дезорганизации поведения, чувство безнадежности и беспомощности. Неоспоримым фактом является то, что чем более разработан метод самоубийства, тем выше его потенциальный риск. Очень мало сомнений в серьезности ситуации остается, например, если депрессивный подросток, не скрывая, дарит кому-то свой любимый магнитофон, с которым он ни за что бы не расстался. В этом случае лекарства, оружие или ножи следует убрать подальше.

11. Не оставляйте человека одного в ситуации высокого суицидального риска. Оставайтесь с ним как можно дольше или попросите кого-нибудь побыть с ним, пока не разрешится кризис или не прибудет помощь. Возможно, придется позвонить на станцию скорой помощи или обратиться в поликлинику. Помните, что поддержка накладывает на вас определенную ответственность.

Для того, чтобы показать человеку, что окружающие заботятся о нем, и создать чувство жизненной перспективы, вы можете заключить с ним так называемый суицидальный контракт — попросить об обещании связаться с вами перед тем, как он решится на суицидальные действия в будущем для того, чтобы вы еще раз смогли обсудить возможные альтернативы поведения. Как это ни странно, такое соглашение может оказаться весьма эффективным.

12. Обратитесь за помощью к специалистам.Суициденты имеют суженное поле зрения, своеобразное туннельное сознание. Их разум не в состоянии восстановить полную картину того, как следует разрешать непереносимые проблемы. Первая просьба часто состоит в том, чтобы им была предоставлена помощь. Друзья, несомненно, могут иметь благие намерения, но им может не хватать умения и опыта, кроме того, они бывают склонны к излишней эмоциональности.

Для испытывающих суицидальные тенденции возможным помощником может оказаться священник. Уильям Джеймс считал суицид религиозным заболеванием, излечить которое может вера. Многие священнослужители являются превосходными консультантами — понимающими, чуткими и достойными доверия. Но есть среди них и такие, которые не подготовлены к кризисному вмешательству. Морализированием и поучающими банальностями они могут подтолкнуть прихожанина к большей изоляции и самообвинениям.

Надежным источником помощи являются семейные врачи. Они обычно хорошо информированы, могут правильно оценить серьезность ситуации и направить человека к знающему специалисту. Вначале же, пока пациент не получил квалифицированной помощи, семейный врач может назначить ему препараты для снижения интенсивности депрессивных переживаний.

Ни в коем случае при суицидальной угрозе не следует недооценивать помощь психиатров или клинических психологов. В противоположность общепринятому мнению психиатрическая помощь не является роскошью богатых. В настоящее время существуют как частные, так и государственные учреждения, финансируемые из национальных или региональных фондов, которые предоставляют различные виды помощи за низкую цену. Благодаря своим знаниям, умениям и психотерапевтическому влиянию эти специалисты обладают уникальными способностями понимать сокровенные чувства, потребности и ожидания человека.

Во время психотерапевтической консультации отчаявшиеся люди глубже раскрывают свое страдание и тревоги. Если депрессивный человек не склонен к сотрудничеству и не ищет помощи специалистов, то еще одним методом лечения является семейная терапия. В этом случае об отчаявшемся не говорят «пациент». Все члены семьи получают поддержку, высказывают свои намерения и огорчения, конструктивно вырабатывая более комфортный стиль совместной жизни. Наряду с конструктивным снятием эмоционального дискомфорта при семейной терапии могут быть произведены персональные изменения в окружении.

Иногда единственной альтернативой помощи суициденту, если ситуация оказывается безнадежной, становится госпитализация в психиатрическую больницу. Промедление может быть опасным; госпитализация может принести облегчение, как больному, так и семье. Тем не менее, больницы, конечно, не являются панацеей. Самоубийство может быть совершено, если больному разрешат навестить домашних, вскоре после выписки из больницы или непосредственно во время лечения. Исследования показали, что существенным является то, как суициденты воспринимают ситуацию интернирования. Не рассматривают ли они больницу как «тюрьму», в которую заточены? Установлено, что те, кто негативно относится к лечению в психиатрическом стационаре, обладают наивысшим суицидальным риском при поступлении и выписке из больницы.

Кроме того, известно, что наиболее склонные к саморазрушению относятся к своему кризису очень личностно, а не как к какому-то расплывчатому состоянию. Они реагируют на актуальные проблемы яростными, гневными поступками, направленными на значимых людей, а потом в качестве расплаты переносят неистовство на себя. Из-за длительных неудач в налаживании контактов они смотрят на семьи, как на негативных «других». После выписки из больницы имеющие высокий суицидальный риск очень плохо приспосабливаются к жизни в окружении. Некоторые из них в дальнейшем кончают с собой, другие повторяют суицидальные попытки, в результате чего вновь попадают в больницу.

13. Важность сохранения заботы и поддержки. Если критическая ситуация и миновала, то специалисты или семьи не могут позволить себе расслабиться. Самое худшее может не быть позади. За улучшение часто принимают повышение психической активности больного. Бывает так, что накануне самоубийства депрессивные люди бросаются в водоворот деятельности. Они просят прощения у всех, кого обидели. Видя это, вы облегченно вздыхаете и ослабляете бдительность. Но эти поступки могут свидетельствовать о решении рассчитаться со всеми долгами и обязательствами, после чего можно покончить с собой. И, действительно, половина суицидентов совершает самоубийство не позже, чем через три месяца после начала психологического кризиса.

Иногда в суматохе жизни окружающие забывают о лицах, совершивших суицидальные попытки. По иронии судьбы к ним многие относятся, как к неумехам и неудачникам. Часто они сталкиваются с двойным презрением: с одной стороны, они «ненормальные», так как хотят умереть, а с другой — они столь «некомпетентны», что и этого не могут сделать качественно. Они испытывают большие трудности в поисках принятия и сочувствия семьи и общества.

Эмоциональные проблемы, приводящие к суициду, редко разрешаются полностью, даже когда кажется, что худшее позади. Поэтому никогда не следует обещать полной конфиденциальности. Оказание помощи не означает, что необходимо соблюдать полное молчание. Как правило, подавая сигналы возможного самоубийства, отчаявшийся человек просит о помощи. И, несомненно, ситуация не разрешится до тех пор, пока суицидальный человек не адаптируется в жизни.

Почему Россия — самое агрессивное общество в Европе и как его успокоить. Интервью психолога

https://www.znak.com/2019-06-17/pochemu_rossiya_samoe_agressivnoe_obchestvo_v_evrope_i_kak_ego_uspokoit_intervyu_psihologa

2019.06.17

Сообщения только последних дней: в Москве полицейские проявили неадекватную жестокость при разгоне стихийного мирного шествия в поддержку Ивана Голунова, в частности избили подростка, а в Подмосковье сломали ребро активистке, выступавшей против строительства мусорного полигона; в Якутии пенсионер убил соседей по даче, в том числе беременную женщину и 14-летнюю девочку, и застрелился; задержан 15-летний сын известного хоккеиста, подозреваемый в убийстве матери и ранении брата; в Саратове компания девушек избила и зарезала мужчину, сделавшего замечание из-за выброшенной пачки сигарет; на Кавказе — очередной конфликт из-за границы между Чечней и Дагестаном, Рамзан Кадыров пригрозил соседям: «пальцы поломаем, язык вырвем», в Пензенской области — массовая драка с убийством между местными жителями и цыганами. И даже приветливый теледоктор Елена Малышева опустилась до того, что на всю страну объявила детей с особенностями развития «кретинами» и «идиотами». И это, безусловно, только «верхушка айсберга» — наиболее резонансные новости.  

По словам известного психолога Сергея Ениколопова, повышенная агрессивность свойственна не только России: после краха нравственных устоев во Второй мировой войне, сексуальной революции бурных 60-х,  тем более в связи с информационной революцией в 2000-х человечество находится в состоянии «морального бездорожья». Если раньше общества жили по жестким этическим канонам, религиозным или партийным, и человек сызмальства усваивал готовые рецепты «что такое хорошо и что такое плохо», сейчас он как будто посреди чистого поля: прежние духовные принципы обесценены, и каждый сам выбирает, по какой дороге идти. А это сложная задача, к которой — при упадке авторитета родителей, школы и других институтов наставничества — подготовлены далеко не все.

И все же Россия в этом глобальном «бездорожье» — на особинку. По данным Института психологии РАН, по уровню взаимной агрессии и даже ненависти россияне занимают первое место в Европе. По каким причинам и что с этим делать? На эту тему Сергей Ениколопов выступил в Ельцин Центре в рамках серии публичных интервью журналиста Валерия Выжутовича. Предлагаем вашему вниманию основное содержание беседы — ответы Сергея Ениколопова на вопросы ведущего и аудитории.

«Масса людей полностью пошли вразнос»

— Сергей Николаевич, откуда столько взаимного неуважения, агрессии, столько конфликтов в нашем обществе?

— Агрессия может быть просто привычным способом поведения. Я учился вместе со второгодниками, когда мне было восемь — им было 12, не все учатся одинаково, некоторые остаются на уровне младших классов. Если дамы будут честны, то вспомнят, как за ними ухаживали в младших классах: дергали за косичку, наступали на пятку, выбивали портфель — чтобы обратила внимание. Среди нас много людей, которые не вышли дальше этого и уверены, что только сильно хлопнув по плечу другого человека, можно дать понять, чтобы на тебя обратили внимание, другого способа у них нет. Так же — с матерщиной: у них нет другого языка.

Znak.com

— Школа не научила?  

— Со Средних веков школа была достаточно сакральным зданием. Свобода — только в туалете или за школой. Только там можно было драться, курить, даже выпивать. Но школа десакрализировалась, учитель стал бессилен, его фигура потеряла какой-либо авторитет. И каждый может позволить себе все что ему угодно, насколько он воспитан. Масса людей полностью пошли вразнос.

Мы говорим: как замечательно работает школа в Финляндии! Так там у учителей особо высокий статус и средняя зарплата выше зарплат многих квалифицированных специалистов. А когда у нас учитель начинает говорить: ты не найдешь себя, своего места в жизни… А кто он такой? Лузер, аутсайдер, и зачем его слушать? Поэтому и многие родители теряют свой авторитет. «Надо быть честным». — «Ну и к чему привела твоя честность?» Ребенок может не говорить это вслух, но размышляет. Это первое. 

Второе: когда появляются сообщения об убийствах, самоубийствах и тому подобном, они подталкивают к повторениям. Недавно отмечалось 20-летие стрельбы в школе «Колумбайн» (20 апреля 1999 года двое учащихся этой американской школы устроили стрельбу, в ходе которой были убиты 13 человек, нападавшие застрелились; у стрелявших появилось много последователей в США и во всем мире, наиболее известный российский «стрелок» — Владислав Росляков, в октябре 2018 года убивший в Керчи 20 человек. — Прим. ред.). Американцы проанализировали и выяснили, что каждое сообщение о таком расстреле повышает риск последующей стрельбы. Это называется «эффектом Вертера» (в конце XVIII века роман Гете «Страдания юного Вертера» вызвал в Европе эпидемию самоубийств. — Прим. ред.). Когда в Подмосковье девочки спрыгнули с 16-го этажа, я посчитал, что волна шла по стране в течение еще двух-трех недель, 32 случая.  

— Вспомним историю, как в Барнауле затравили учительницу, потому что она сфотографировалась в купальнике. Почему это стало возможным? 

— Эта учительница показала, что она свободный человек: надела на себя купальник, она себе нравится — и выложила [фото в социальную сеть]. Это удар по тем, кто не может себе такого позволить, удар по их мировосприятию: как это можно позволить ходить в купальнике да еще и фотографироваться! Отсюда зависть к свободному человеку. 

Самое печальное во всем этом, что те, кто травит, не чувствуют, что ведут себя безобразно. Иди и бурчи себе под нос, что никогда не надела бы купальник, ну и не надевай, твое дело, ты так же свободна, как и эта дама, одна в купальнике — другая в шубе. Она же не голая снялась, купальник — нормальная форма одежды для летнего пляжа. 

Но со стороны власти нет окрика, что нельзя так себя вести, что нужно снимать директора [школы] или вынести ей выговор, если она начинает [травлю учителя]. А когда люди чувствуют, что можно сообщить про человека гадость и «ничего не будет», эта безнаказанность способствует нарастанию злобы вокруг. 

Znak.com

— Способствует ли нарастанию агрессии раскол общества на богатых и бедных?

— Обычно мы мыслим дихотомией: бедные и богатые. Для меня было почти открытием, когда социологи проранжировали старшеклассников по уровню достатка — от высокого к среднему и низкому — и в каждой из этих трех групп выделили еще три. Выяснилось, что все ненавидят всех. Понятно, почему бедные ненавидят богатых, но почему богатые не только ненавидят бедных, которые представляются им опасными, но и не любят таких же, как они — средне богатых внутри своей группы? Это общее состояние, на мой взгляд, не только нашей школы, но и всего нашего общества. Потеряно то, что можно назвать социальными связями, взаимной удовлетворенностью стратами, общество индивидуализируется. 

Потому что, действительно, за последние 30 лет произошел разлом: кто-то стал богатым, а кто-то бедным. Но проблема еще и в том, что большая часть наших богатых — не Ротшильды, не Дюпоны, не Рокфеллеры, естественно богатые, как потомки и наследники. У нас вчерашний студент, аспирант, младший научный сотрудник вдруг становится миллиардером, и мало кто понимает, за счет чего. «Добился своим интеллектом, трудом, изобрел, заработал» — у нас это еще не устоялось. Тем более когда непонятно, почему кто-то получил доступ к «трубе», а кто-то нет, к этому относятся со скепсисом: почему мы должны любить такого? 

— В стране 22 миллиона бедных. Нищета вызывает агрессию? 

— Частично — да, но не всегда. Большое число бедных людей ведет себя не так агрессивно, как от них ожидают. Если бы нищета провоцировала агрессию, у нас бы постоянно происходили революции, но революций, как известно, мало. 

Но бедный может часто воспринимать любое замечание как попытку его опустить, не воспринимать всерьез из-за того, что он бедный, плохо одет. Это способствует индивидуальной агрессии. Агрессия — это часто реакция на угрозу «я-концепции» данного человека. Угроза может быть и мнимой, и реальной, главное — что он так считает. Поэтому даже простые замечания человек может воспринимать как «наезд» на свой статус, на представления о себе, как унижение достоинства, которому требуется немедленно дать отпор. 

Я уж не говорю о рациональном варианте, когда дают по голове, чтобы забрать деньги. 

Тут очень важно, в каком состоянии живет общество — оптимизма или пессимизма. В 60-е годы, несмотря на то что жизнь была достаточно тяжелой, в советском обществе наблюдался социальный оптимизм: если люди еще не переезжали в новые квартиры сами, то знали тех, кто уже переехал. Что характерно: в Москве в 1957 году было только 9% корыстных убийств. Высокий показатель корыстных убийств очень четко демонстрирует, что в стране отсутствует социальный оптимизм.

— Общество расколото и в политическом смысле. Это добавляет агрессивности? 

— Да, конечно. Любой раскол — политический, религиозный, национальной, по цвету кожу, по возрасту, полу и так далее — способствует агрессии. Я «не», мне угрожают — и, естественно, возникает желание агрессивно проявить себя. А если еще включаешь телевизор и видишь, как полиция разгоняет митингующих, неважно — правых, левых, то возникает ощущение, что только сильный, наглый и агрессивный хорошо существует в этом обществе.

Znak.com

— Власть заинтересована в агрессивности общества? 

— Если люди принимают окружающих за врагов, они будут атомизированы, никогда не объединятся и не свергнут никакой власти. 

— Какова роль в провоцировании агрессии средств массовой информации, телешоу, сериалов? 

— У средств массовой информации абсолютное чувство безответственности. С другой стороны, есть много работ, еще с 30-х годов, о том, что после выхода фильма «На Западном фронте без перемен» (американская лента 1930 года по одноименному роману Эриха Марии Ремарка. — Прим. ред.) был отмечен рост пацифизма. Но есть такой феномен: все плохое усваивается лучше, чем хорошее. Слова, написанные на заборе, запоминаются с первого раза, а умные и сложные, которые учат в вузе, нужно повторить несколько раз. В поведении — то же самое. Поэтому, когда выяснилось, что можно показом фильма формировать пацифистские установки, сразу появились рекомендации: показывайте [такие фильмы] чаще и стабильно. Лично я не верю в изменения к лучшему, но если общество хочет жить спокойно, оно должно требовать изменений в средствах массовой информации. 

— Соцсети тоже фактор распространения агрессии? 

— Мы когда-то проводили исследование обитателей интернета. В середине 90-х туда уходили одинокие, не очень коммуникабельные, беззащитные люди. Уровень их агрессивности был низким. Это были жертвы, которые убегали из социума, где им было не очень уютно. Через 20 лет мы посмотрели: бешеная злоба. Люди пользуются тем, что в интернете можно безнаказанно выплеснуть свою высокую агрессивность, оскорбить, этому способствует и анонимность: на улице-то опаснее, вдруг кто-то окажется сильнее. И вместо того чтобы у человека вырабатывался собственный контроль над своим поведением, он, наоборот, исчезает. 

«Если не возникнет сопротивления хамству, оно будет побеждать»

— Есть ли связь между уровнем агрессии и образованностью?  

— Однажды я был помощником эксперта по делу о человеке, который должен был стать генеральным ракетным конструктором, при этом очень хотел развестись со своей женой. Поскольку это было в советское время, он боялся, что развод плохо скажется на его карьере по линии партийной организации. И просто отравил супругу. Будучи абсолютно «яйцеголовым», талантливым, он сделал все, чтобы подать отравление как самоубийство. Но ему не повезло: была такая выдающаяся следователь по особо важным делам Зоя Касьяновна Шейкина, которая открывала убийства, как в романах Агаты Кристи, буквально по фотографии. Она обложила его экспертизами и доказала его виновность. Так что не спасает не только образование, но и коэффициент интеллекта. Спасает культура.  

— А Церковь может снизить агрессивность в обществе? 

— Должна была бы, но не может. Дело не в том, что она не делает чего-то [конкретно в России], одно и то же — во всех странах мира: она становится аутсайдером, многим плевать на религию. Это во-первых. Во-вторых, одни верующие «мочат» других. Католики с протестантами «мочили» друг друга тысячами. Сейчас та же вещь — с мусульманами. Как только вы начинаете разговор со специалистом по мусульманству, он тут же подчеркивает, что это миролюбивая религия. Но мы видим, что это не совсем так. 

Znak.com

У Фрейда есть такое высказывание: чтобы кого-то любить, надо обязательно кого-то ненавидеть. Он цитирует Гейне: для полного счастья мне нужно очень немногое — маленький садик, возможность творить, каждое утро выпивать чашечку кофе и видеть пять-шесть повешенных врагов. Все время присутствует этот элемент: чтобы любить своих, надо чтобы обязательно были чужие. В этом объяснение, почему религия не может направлять нас в мирное русло. 

— Дмитрий Быков говорит, что молодежь, с которой он работает, вызывает у него восторг, уважение. Вы разделяете его мнение, что молодежь может изменить общество? Или, как говорил Даниил Гранин, русский — это три «х»: холоп, хам и холуй?

— Я не надеюсь на то, что молодежь может что-то изменить. В отличие от Быкова, я этой замечательной молодежи не вижу. Может, к нему и тянутся «два с половиной» человека, которые любят его поэзию. Я преподаю в некоторых вузах и два месяца назад испытал шок, когда студентка четвертого курса психфака МГУ на голубом глазу сообщила мне: а я не знаю, кто такой Шекспир. Я уж не говорю про «Отелло» и «Ромео и Джульетту». Ее соседка, видя удивление на моем лице, сказала: «Вы же понимаете, Шекспира нет в программе». Кто читает немного больше, тот, может быть, и встречается с Быковым. 

Кстати, сказать, что сам Быков добрый, я не могу. Когда я слушаю некоторые его тексты, понимаю, что он не хуже и не лучше тех, кто создает атмосферу ненависти, он тоже делит на «наших» и «не наших». «Наши» — те, кто любят общаться с Быковым. 

На мой взгляд, ситуация еще хуже, потому что на общую волну индивидуализации, атомизации, когда социальные связи не держат и никто никем не регулируется, накладывается обучение насилию, агрессии. В 70-е годы мы хотели собрать в колониях воровские легенды и рассказы, и мне принесли выше метра стопку тетрадей, половина этих тетрадей была исписана стихами Есенина и Высоцкого. И когда я начал возмущаться: но ведь есть определенная культура легенд, сказов, песен! — один старый вор мне сказал: «Да ладно, мы лепим нового человека, глину замесили. То, что через 20 лет вам будут петь по матюгальнику (то есть по радио), то будут петь и у нас». А сейчас я вижу: то, что поется у них, поется и у нас. В соревновании Быкова с радио «Шансон» я бы ставил не на Быкова. 

— Различаются ли регионы по уровню агрессии? 

— В малых городах буллинга меньше, чем в больших. Важный фактор буллинга — анонимность, а в маленьком городе все друг друга знают, там не разгуляешься. Кроме того, в некоторых регионах есть свои культурные феномены: например, там всегда были лагеря для заключенных, многие по выходе [из зон] селились вокруг, поэтому в Коми, в сибирских регионах агрессии больше. Как и в Москве: там злобы тоже больше, чем в провинции. Это, кстати, очень серьезная задача: нельзя создавать профилактические программы, не учитывая региональные культуральные особенности. 

С другой стороны, телевидение — в первую очередь, а также миграция выравнивают различия. Могу сказать на примере той же Москвы: в автобусе или метро молодые ребята с Кавказа тут же вскакивают и уступают место старшим, но проходит несколько месяцев, и они перестают уступать. Они понимают, что в этом городе все, чему их учили — уважать старших, уступать место, — коту под хвост. 

— Что каждый из нас может сделать, чтобы уравновесить агрессию, проявляющуюся в сегодняшней борьбе за выживание? 

— Но почему вы решили, что идет борьба за выживание? Как только человек сам себе говорит: все кругом — гады, я живу в борьбе и буду вести себя агрессивно — он разрешает себе нанести превентивный удар. Очень модная сейчас на Западе эволюционная психология обосновывает агрессию тем, что наши предки боролись за пищу, за «место под солнцем» и так далее. Та же концепция объясняет, почему превентивно бьют женщин — чтобы не изменяли. Но если это не наука о древних, а правила жизни, то понятно, почему у нас сплошь и рядом растет семейное насилие. Исследование, которое проводилось 10 лет назад (после этого никто таких больших исследований не проводил), показало, что только 44% пар, не обязательно расписанных, но ведущих совместное хозяйство, не бьют друг друга, больше половины — бьют, а 24% бьют регулярно. Это не значит, что всегда бьют женщин, мужчинам тоже достается. Американские исследования показывают, что на 2,5 миллиона избитых жен приходится 2,7 миллиона избитых мужей, несколько больше, просто бьют их послабее и в полицию они не бегут. 

Что делать? На ум приходит уже забытая песня: никто не даст нам избавленья… Если мы сами не будем что-то предпринимать, совсем не обязательно с ружьями и булыжниками, если не возникнет сопротивления хамству, оно будет побеждать. Я обрадовался примеру Екатеринбурга: люди готовы объединяться, видят в соседе не врага, а защитника общих интересов. Со стороны активистов я здесь не вижу агрессии. Чего не скажешь о противоположной стороне: до чего по-хамски и оскорбительно нужно было вести себя, чтобы такое большое число людей осознало, что необходимо сопротивляться. 

В подготовке материала принимал участие Юрий Гребенщиков.

Викторина «Информационная безопасность»

Викторина «Информационная безопасность»

Автор: Л.Ю. Черновалова

Онлайн викторина  по теме «Информационная безопасность» проводилась на сервисе MyQuiz в рамках проведения конкурса профессионального мастерства по профессии «Мастер по обработке цифровой информации» для студентов 3 курса «Турнир мастеров». Состоит из 10 вопросов с одиночным выбором. Викторина состоит из 10 вопросов с одиночным выбором. Правильный ответ оценивается в 2 балла. Максимальное количество баллов  —  20 баллов.

Ссылка на он-лайн викторину: 
​​​​​​​
https://myquiz.ru/q/d9029c19-993f-4160-99ca-bc146a55e75b  

1.         Вам пришло письмо: «Новые снимки на сервере Яндекс.Фотки.Открой и увидишь! www.fotoyandex11234.ru ». Как вы поступите?

a)         Обязательно посмотрю фотографии

b)         Поделюсь ссылкой с друзьями

c)         Удалю письмо

2.         Что из нижеперечисленного не относится к антивирусным программам?

a)         Dr. Web

b)         AVP

c)         Norton Disk Doktor

d)        Kaspersky Free

3.         Вы поехали в командировку в другой город и зашли в кафе чтобы отправить письма своим коллегам относительно текущих проектов. Для обеспечения безопасности при использовании этих общедоступных сетей нужно всегда:

a)         Найти поблизости самый сильный сигнал WiFi

b)         Отключить сервис обмена файлами

c)         Использовать виртуальную частную сеть Virtual Private Network (VPN)

4.         Какие типы атак приводят к нарушению нормальной работы web-сайта или другого сетевого ресурса?

a)         Атака DoS

b)         Атака POS

c)         Фишинг

5.         При установке приложения по обработке фотографий на смартфон просят доступ к СМС-сообщениям и вашей телефонной книге. Согласитесь ли вы?

a)         Да, поскольку это безопасно

b)         Нет, это небезопасно

6.         Что из перечисленного является примером фишинга?

a)         К вам пришло письмо по электронной почте от человека, с которым вы редко контактируете, и оно содержит только ссылку на адрес в web.

b)         К вам пришло письмо по электронной почте из вашего банка с просьбой ввести номер вашего счета в этом банке и пароль, но адрес отправителя не похож на адрес вашего банка.

c)         Вы получили сообщение о том, что вы выиграли в конкурсе, и для получения приза нужно щелкнуть по ссылке.

d)        Все ответы верны

7.         ВКонтакте просит ввести ваш мобильный номер для подтверждения аккаунта. Как вы поступите?

a)         Откажусь. Вдруг мне будут присылать смс-спам

b)         Откажусь:мне удобнее вводить логин, чем номер телефона.

c)         Введу свой номер, чтобы в случае кражи аккаунта его можно было восстановить с помощью мобильного номера.

8.         Хакер заблокировал пользователей и зашифровал хранящиеся на их персональных компьютерах файлы и данные, и предлагает восстановить доступ к ним если ему заплатят выкуп. Как называет такой тип кибератаки?

a)         Browser hijacker

b)         Ransomware (программа-вымогатель)

c)         Brute-force

9.         Какой из предложенных паролей лучше выбрать?

a)         NH5te1A*

b)         Ivan2003

c)         Дата рождения родственника

10.       Как называется провоцирование человека на агрессию с помощью нападок и неуважительных высказываний?

a)         Мерчендайзинг

b)         Троллинг

c)         Джампинг

​​​​​​​

Вашингтонское эхо Фултонской речи — Парламентская газета

75 лет тому назад — 5 марта 1946 года — великий политик ХХ века, бывший премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль в американском университетском городке Фултоне произнёс речь, из которой, по словам 40-го президента США Рональда Рейгана, родился современный Запад — с американским лидерством и глобальным присутствием, НАТО и политикой сдерживания коммунизма.

Участие в мероприятии тогдашнего президента США Трумэна придало речи Черчилля стратегический поворотный характер. Вероятно, Трумэн счел целесообразным, чтобы слова, которые он хотел бы произнести сам, прозвучали из уст известной знаменитости, но при этом отставника и иностранца.

То, что Черчилль произнёс более полувека назад, в наши дни поразительно схоже с развёртываемой сегодня внешнеполитической стратегией Вашингтона по отношению к России (тогда СССР) и миру.

Основные положения речи

Говоря о международной обстановке, Черчилль заявил, что в данный момент «миллионы людей в мире должны быть защищены от двух чудовищных врагов — войны и тирании». Война — это фашизм, а что касается тирании, то из речи следует, что народы должны быть защищены именно от Советского Союза.

Мастер публичных выступлений — Черчилль сразу вводит в дискурс яркую метафору — «От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике (советами. — Авт.) на Европу опущен железный занавес…». Отмечу — с лёгкой руки Черчилля выражение «железный занавес» («iron curtain») стало затем одним из самых известных политических клише XX века.

Далее он развешивает ярлыки, обвиняя своих — ещё вчера союзников по антигитлеровской коалиции — в агрессивности намерений и милитаристском мышлении. И на основании чего заявляет, что отныне (с февраля 1946 года) политика Запада по отношению к советской России должна строиться с позиции силы:

«Русские больше всего восхищаются силой и ни к чему не питают меньше уважения, чем к военной слабости… Потому мы должны отказаться от изжившей себя доктрины равновесия сил, или, как её ещё называют, доктрины политического равновесия между государствами. Мы не можем и не должны строить свою политику, исходя из минимального преимущества и тем самым провоцируя кого бы то ни было померяться с нами силами».

Интересный нюанс — первоначально тема лекции была заявлена нейтрально как «Мир во всём мире» («World Peace»). В последний момент автор поменял заглавие на «Sinews of Peace», которое можно перевести, как «Мускулы мира».

Черчилль даёт рецепт эффективной стратегии противостояния «советской тирании» — действовать с позиции силы, формируя международный антисоветский блок — военно-политическую коалицию (НАТО появился вскоре). Основой блока должна стать англосаксонская цивилизация: «Средство предотвращения опасности — братская ассоциация народов, говорящих на английском языке».

Встреча американских и советских солдат 25 апреля 1945 года. Фото: РИА Новости/Аркадий Шайхет

Ниже я покажу, как удивительно схоже сегодня, по лекалам Черчилля, разворачивается стратегия байденовских глобалистов. Здесь же отмечу, что словосочетание «железный занавес» Черчилль «украл» для своей речи у известного пропагандиста, которого звали Йозеф Геббельс из статьи, опубликованной в нацистской газете «Райх» 24 февраля 1945 года.

Для полноты и завершенности картины — Черчилль набирает цивилизационный масштаб, сталкивая советскую и христианскую цивилизации! Он пишет: «Коммунистические партии и их пятые колонны во всех этих странах представляют собой огромную и, увы, растущую угрозу для христианской цивилизации, и исключением являются лишь Соединённые Штаты Америки и Британское Содружество наций, где коммунистические идеи пока что не получили широкого распространения…».

Через неделю после Фултона вышло большое интервью И.В. Сталина, в котором он подробно отвечал на все выпады, сделанные в сторону СССР: «Немецкая расовая теория привела Гитлера и его друзей к тому выводу, что немцы как единственно полноценная нация должны господствовать над другими нациями. Английская расовая теория приводит господина Черчилля и его друзей к тому выводу, что нации, говорящие на английском языке, как единственно полноценные должны господствовать над остальными нациями мира».

Как и полагается — у разыгранного Трумэном и Черчиллем фултонского спектакля была увертюра. Менее чем за месяц до этого выступления, в феврале 1946 года, американский дипломат — советник-посланник посольства США в СССР Джордж Кеннан в так называемой «длинной телеграмме», изложил основные принципы политики „сдерживания“ СССР. По мнению историков, именно эта «длинная телеграмма» стала содержательной основой речи Черчилля (с сопутствующими пояснениями, она была в июле 1947 года опубликована Кеннаном анонимно за подписью «Х» в журнале «Foreign Affairs» — отметим это обстоятельство! — под названием «Источники советского поведения»).

С точки зрения Кеннана, США надлежало сдерживать СССР, жёстко и последовательно, с позиции силы реагируя на каждую попытку СССР расширить сферу влияния: «Советская власть невосприимчива к логике рассуждений, но она весьма восприимчива к логике силы… Таким образом, если противник СССР достаточно силён и ясно показывает готовность использовать свою силу, ему редко приходится применять силу. Если выбрать правильную линию поведения в таких ситуациях, то не возникнет необходимости проводить унизительные переговоры с противником…».

Не правда ли — весьма напоминает пассажи Черчилля, произнесённые месяцем позже.

Фултонский сценарий для современного мира

А теперь перенесёмся в наши дни. И сразу обнаружим, что сегодня партию мощного дуэта «Кеннан-Черчилль» исполняет бойкое трио «Макфолл-Мунк-Блинкен», а увертюрой звучит манифест главы Давоса Клауса Шваба… Но обо всём по порядку.

Лейтмотив прошедшего в феврале Давоса-2021 — пандемия коронавируса изменила мир безвозвратно, показав недееспособность национальных государств, а потому (в этом суть!) глобальные корпорации намерены взять ситуацию под контроль и, забрав этот мир себе, переустроить его строго по собственному разумению.

Об этом писал глава Давоса — Клаус Шваб. Стратегия построения этого «нового глобального мира» была изложена им в 2016 году — в книге «Четвёртая промышленная революция». Её суть — в переходе мировой экономики на безотходное производство, снижение выбросов CO2 до нуля. Собственно, для этого глобалистами сегодня — наряду с «ковидной», активно продвигается «зелёная повестка».

Фото: PIXABAY

Если отбросить иллюзии и «пробиться» через благостный словесный эко-камуфляж, то картина открывается весьма неприглядная — в «прекрасном будущем Шваба & Ko» мировые богатства создаются на якобы «безотходной основе» роботами при минимальном участии людей-специалистов.

Все активы принадлежат элите (не более 5 процентов населения так называемых развитых стран Запада) и управляются через транснациональные корпорации. Остальные же люди низводятся до статуса «служебных», с низшего уровня пирамиды Маслоу, работая «за еду», а, по сути, получая минимально необходимые для существования пособия. Они — накопившиеся издержки и нагрузка на экосферу планеты. Они никому не нужны, и должны быть утилизированы, однако не грубо и сразу, а потом, постепенно.

Кастовое общество и тотальный контроль за каждым через IT-технологии — основа социальной модели глобалистов.

Фактически Шваб сформулировал стратегию построения мира при доминировании транснациональных корпораций! Заявлено цивилизационное переустройство всего мира, примерно того же масштаба, что фултонская «развилка Черчилля»…

Вскоре за немецким глобалистом Швабом американцы Макфол, Мунк и Блинкен явили штатовскую проекцию «нового мира» глобалистов.

Запевалой здесь выступил бывший посол США в России Макфол (вспоминаем «длинную телеграмму» дипломата Кеннана!) в своей январской статье «Как сдержать Путинскую Россию. Стратегия противодействия растущей ревизионистской власти».

Он пишет — для сдерживания и перенапряжения России администрация Байдена должна приоритетно поддерживать Украину, а также стремиться расширить влияние США на другие страны по границам России: Армению, Азербайджан, Грузию, Молдову, Центральную Азию, Причерноморье и Каспийский регион. Кроме того, США будут выискивать слабые места внутри России, целиться в «несуверенную» экономику России, продвигать несогласие, распространять раскол и недоверие в российском обществе. Для чего Америка должна — подчёркивает Макфолл — «минуя Путина», напрямую работать с российским обществом!

Вслед за ним — другой ведущий американский специалист по России — Яша Мунк в своей февральской статье «Демократия в обороне. Нужно заставить авторитаризм отступить!» (Foreign Affairs, США — там же, где была опубликована «длинная телеграмма» Кеннана — опять фултонские параллели!), имея в виду Россию и Китай, прежде всего, пишет: «В ближайшие десятилетия предстоит долгая и затяжная борьба между демократией и диктатурой. Позорный период бездействия перед лицом возрождения авторитарной власти, наконец-то, подходит к концу. Победа Джо Байдена на прошлогодних президентских выборах вернула к власти политиков, глубоко приверженных демократическим ценностям…».

Кстати, Мунк — доцент университета Джона Хопкинса (частный исследовательский университет в г. Балтимор, крупнейший после МТИ университет США по объёму военных заказов), старший научный сотрудник Совета по международным отношениям США, наиболее мощной частной организацией по влиянию на внешнюю политику Соединённых Штатов.

Демократическое наступление начинается. На смену трамповскому «Make America great again!», приходит байденовское общечеловеческое «Make democracy great again!». Под руководством нового главы — Энтони Блинкена — государственный департамент США снова озаботился ущемлением прав человека и нападением на институты свободы по всему миру.

Байден уже подал сигнал о своём намерении созвать авторитетный мировой саммит демократий — то есть налицо та же самая технология формирования военно-политического блока для мирового похода против «тирании» и «авторитаризма», что выдвинул в Фултоне Черчилль, — основа лишь немного другая.

Напомню — ещё год назад «ещё тогда не президент» Байден писал на страницах всё того же Foreign Affairs: «Победа демократии и либерализма над фашизмом и авторитаризмом создала свободный мир. Но борьба между ними — это отнюдь не вопрос нашего прошлого. Она определяет и наше будущее».

Неправда ли — почти дословные цитаты Черчилля «про тиранию и войну»!

Ничто не ново в этом мире. Драма повторяется — теперь уже в виде фарса — весьма опасного, впрочем, ибо Черчилль и Трумэн с Кеннаном прошли войну и видели все её кошмары — в США же к ядерным кнопкам ныне приходят политики, которые оттачивали свои воинственные навыки на компьютерных стрелялках и голливудских агитках, понукаемые безответственными «спящими» старцами, которым уже всё равно…

Таким образом — однополярный мир и доминирование (через транснациональные корпорации и военно-политические блоки) гегемона — США — в этом суть политики глобалистов на новом этапе!

«Соединённые Штаты Америки находятся сегодня на вершине могущества, являясь самой мощной в мире державой, и это можно расценить как своего рода испытательный момент для американской демократии, ибо превосходство в силе означает и огромную ответственность перед будущим…», — это Черчилль в 1946 году ровно 75 лет тому.

«Мир нуждается в руководящей роли Америки!», — это госсекретарь Блинкен в 2021 году две недели тому.

Как метко написал в своё время легендарный советский разведчик, руководитель СВР КГБ СССР генерал-лейтенант Леонид Шебаршин: «Выяснилось, что «общечеловеческие ценности» полностью совпадают с национальными интересами США…».

Воистину — так!

Атака на Россию. На войне — как на войне

И тут — без иллюзий… Россию ждёт жестокая конфронтация с США. Угрозы нашей стране будут носить экзистенциальный характер. И если при Трампе ставка делалась в основном на санкции и работу на нашем внешнем контуре, то при глобалистах Байдена будет активно готовиться очередная цветная революция — уже на территории России.

Для этого Западом во главе с США против России развязана информационно-гибридная война. Её задача перенапрячь Россию, сбить нас с поставленных целей, разбалансировать ситуацию.

Фото: REUTERS/Rick Wilking

Россия (напомню, наряду с Китаем, Ираном и Северной Кореей) закреплена в официальных доктринах США как оппонент, а по сути — противник и враг. А с врагом принято, если не воевать, то жёстко конфликтовать.

«Китай представляет растущий вызов, Россия является угрозой на многих фронтах…», — заявил недавно помощник министра обороны США Джон Кирби.

Наш ядерный щит и самая современная армия в мире обеспечивают безопасность развития России как минимум на десятилетие, исключая возможность прямого военного столкновения. Потому противник использует гибридные методы ведения войны — от экономических до информационных — атакуя нас по всему фронту национальных интересов России.

США в своём противостоянии с Китаем и Россией переходят к практике «горизонтальной эскалации», где соперничество будет преимущественно проходить ниже порога перерастания в реальные боевые действия — в границах диапазона, получившего известность как «серая зона».

Великий немецкий военный стратег Клаузевиц писал: «Война — это продолжение политики иными средствами». Суть переживаемого момента в том, что инструменты ведения войны и мира стали схожими до степени смешения, наводя тот самый «туман войны» в «серой зоне». Для ведения такой войны Пентагоном более десяти лет тому назад под кураторством военной разведки АНБ создано Киберкомандование, статус которого ныне повышен до единого боевого.

Для «развязывания рук» этой и подобным ей структурам (напомню, американское разведсообщество включает 17 основных разведывательных служб) руководством США декларировано упрощение режима санкционирования киберопераций, принята на вооружение концепция «перманентной информационной и киберактивности на передовых рубежах» за счёт перенесения борьбы на вражескую (читай — в Россию) «виртуальную территорию».

Давосский манифест Путина

Для начала — нам надо признать серьёзность ситуации. Против России системно работает противник, имеющий свою пятую колонну и агентов влияния в российском истеблишменте. Его агрессивные информационно-гибридные действия, прежде всего, направлены на:

  • институт Президента — а точнее на Владимира Путина персонально;
  • силовые структуры и армию России;
  • РПЦ;
  • молодёжь.

По молодёжи, церкви, силовым структурам и Президенту системная атака уже ведётся, действия против Армии России только разворачиваются.

Но как нас будут «перенапрягать»?

Прошедший в феврале 2021 года Давосский форум во многом прояснил ситуацию. Наш президент произнёс здесь речь, которую, полагаю, ещё долго — как ранее его же мюнхенскую 2007 года, как и фултонскую речь Черчилля 1946 года, — будут разбирать на цитаты. Она не только фиксирует поворотный момент, но даёт российское ВИДЕНИЕ контуров нового мира.

Вот тезисно некоторые ключевые моменты его речи.

Главная проблема мира — растущее неравенство, которое основывается на неверных принципах конструирования экономического роста (рост на основе частного долга, кредитования, финансовых спекуляций и валютной монополии доллара).

Неравенство перестало быть проблемой третьего мира и развивающихся стран. Оно пришло в страны «золотого миллиарда». Прогресс и общество потребления закончились, средний класс «сбрасывается в исторический аут».

Бенефициаром ситуации становятся крупные наднациональные корпорации, принадлежащие к евро-американскому миру.

Кроме того, впервые так ясно и жёстко Путин заявил об угрозе перехвата IT-гигантами власти над миром, странами, людьми. Он подчеркнул, что опасность представляет не глобализация как таковая, а бенефициары нынешней модели глобализации — транснациональные корпорации с акцентом на «держателей цифровых платформ».

Путин дал понять — Давосский проект «прекрасного завтра» Россию не устраивает. Это несправедливый мир, а потому мы в этом проекте не участвуем.

Фото: Пресс-служба Государственной Думы

Пожалуй, впервые после Мюнхена, где Путин 13 лет тому назад анонсировал новую холодную войну Запада, он обозначил возможность горячей войны как риска, вытекающего из попытки США доминировать над миром. Серьёзная констатация. И да — это прямая отсылка к Фултону!

Разумеется, это идёт вразрез с планами глобалистов, и надо ожидать, что они сделают всё, чтобы сбить Россию с суверенного пути, ослабить и, по возможности, уничтожить нас как цивилизацию. И тут для Запада все средства хороши. Кроме, может быть, военных и особенно ядерных — ибо боязно и страшно с Россией и её армией связываться на этом поле.

Потому-то Байден и подписал ДСНВ-3.

Суверенитет — основа нашей цивилизации

Путин на «Давосском клубе» обозначил наше видение путей и сценариев мирового развития. Думаю и надеюсь, что уже в ближайшее время на геополитическом поле будут проведены «красные линии» и расставлены вешки НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ РОССИИ, заступать за которые никому не будет позволено!

Каковы эти «красные линии»? По каким направлениям, на какой повестке оппонентами и врагами России будут предприниматься попытки пересечения этих линий? Примерные контуры:

Зелёная — экологическая повестка. Почему? Потому что, по сути, это разрушение реального, индустриального, прежде всего, сектора экономики России и её инфраструктуры. Это то, что может лишить нас экономического суверенитета окончательно.

Цифровизация России на глобальных платформах и технологиях.

Трансгуманизм взамен традиционных консервативных ценностей, замещение российской национальной идентичности на общечеловеческую идентичность жителя планеты Земля.

Полное ядерное разоружение и ограничение нестратегических (гиперзвуковых, прежде всего) вооружений!

Важно понимать суть — Западу от России надо только одно — чтобы её не было! Определяя стратегию противодействия, необходимо принять во внимание — новые технологии это не только новые возможности, но и новые угрозы и уязвимости.

Зарубежные цифровые платформы и технологии искусственного интеллекта могут быть активным оружием десуверенизации России, создающие бреши в национальной безопасности. По этим уязвимостям и будут работать наши враги, снижая устойчивость и живучесть системы общество-государство.

России для успешного противодействия этому наступлению транснациональных IT-гигантов, продвигаемых Пентагоном и американской разведкой, — необходимо «закрыть все бреши» в информационном и киберпространстве, действовать наступательно, работая «первым номером»!

Об этом в насыщенном событиями феврале говорил Путин на Коллегии ФСБ: «Глобальное цифровое пространство уже стало полем весьма жёсткого геополитического соперничества. В этих условиях нам нужна долгосрочная, выверенная стратегия действий по защите национальных интересов в цифровой сфере, основанная на прогнозировании ситуации, на учёте потенциальных рисков для общества и государства и, конечно, опирающаяся на самые передовые технологии и технологические решения…».

Передавая «условный привет» фултонским речам Байдена-Блинкена и Макфолла, — Путин чётко даёт понять — мы всё про вас знаем, господа, уроки прошлого учим и действовать будем соответственно: «Нас пытаются сковать экономическими и иными санкциями, блокировать крупные международные проекты, в которых заинтересованы, кстати говоря, не только мы, но и наши партнёры, прямо вмешаться в общественную и политическую жизнь, в демократические процедуры нашей страны и, конечно же, активно используются инструменты из арсенала спецслужб…»

Выступая в ФСБ, как и ранее на коллегии Министерства обороны, президент подчеркнул — суверенитет России, её национальные интересы, безопасность наших граждан, право нашего народа самому определять своё будущее — это базовая платформа политики России.

Фото: PIXABAY

И эти ценности, основы нашего развития — должны быть надёжно защищены!

«Только одна держава в мире может разгромить Россию. Это сама Россия», — утверждал генерал-лейтенант КГБ Леонид Шебаршин.

Россия должна мобилизоваться и сосредоточиться на себе, понимая — если мы НЕ ЗАЙМЁМСЯ СОБОЙ — нами займутся ИЗВНЕ! Точнее — УЖЕ ЗАНЯЛИСЬ!

Что делать? Лишь некоторые необходимые первоочередные меры:

Суверенизация Интернета. Жёсткое блокирование деятельности иностранных соцсетей за любую информацию о несанкционированных митингах и за любое провоцирование протеста.

Запуск программ подготовки кадров по информационному противодействию для силовой и гражданской сферы.

Перезагрузка молодёжной политики.

Возобновление активного и широкого диалога с консервативным большинством — опорным электоратом действующей власти.

Вместо заключения

И кодой в завершение — всем русофобам в научение — приведу интересный факт. В 1997 году «Нью-Йорк Таймс» напечатала статью того самого провозвестника «холодной войны» Джорджа Кеннана, в которой он назвал решение администрации Клинтона расширить НАТО до границ бывшего Советского Союза «самой роковой ошибкой американской политики за весь период после конца холодной войны».

Позднее — будучи глубоким мудрым старцем — Кеннан произнёс о политике США следующее: «Склонность видеть себя центром политического просвещения и учителем всего остального мира поражает меня непродуманностью, тщеславием и неуместностью. Я хотел бы, чтобы наше правительство постепенно отказалось от публичных проповедей о демократии и правах человека…».

Уроки истории надо учить!

Автор выражает признательность Институту Военной истории МО РФ за подготовку материалов к статье.

Агрессия и насилие

Агрессия и насилие — термины, которые часто используются как синонимы; однако они отличаются. Насилие можно определить как применение физической силы с намерением причинить вред другому человеку или уничтожить собственность, в то время как агрессия обычно определяется как гневные или агрессивные чувства или поведение. Агрессивный человек не обязательно проявляет насилие. Проблемы, связанные с агрессией и насилием или их последствиями, можно решить в ходе терапии с помощью специалиста по психическому здоровью.

Понимание агрессии и насилия

Агрессия и насилие — это не одно и то же. В то время как человек, совершающий акт насилия, может действовать агрессивно, человек с агрессивным характером не обязательно будет участвовать в насильственных действиях. Хотя агрессия может привести к физическому или словесному нападению, иногда оно может быть защитным или импульсивным и не иметь вредного намерения. Насилие, которое часто считается физическим выражением агрессии, может носить хищный, импульсивный, реактивный или защитный характер.Насилие может развиваться из-за ситуационных факторов или факторов окружающей среды и может быть результатом психического состояния, личных или культурных убеждений.

И насилие, и агрессия могут иметь негативные последствия как на социальном, так и на индивидуальном уровне. Акты насилия могут быть направлены против конкретного человека или группы людей, иметь сексуальный характер или иметь место в результате употребления алкоголя или наркотиков. По оценкам Центров по контролю за заболеваниями (CDC), в Соединенных Штатах ежегодно 2 миллиона обращений в отделения неотложной помощи происходят из-за насильственных нападений, и каждый год будут убиты около 16 000 человек.Молодые люди в возрасте от 18 до 24 лет чаще становятся жертвами или виновниками насилия. Более трети американских женщин и более четверти американских мужчин подвергались преследованию или физическому или сексуальному насилию со стороны интимного партнера, и почти половина всех американских женщин испытали психологическую агрессию со стороны интимного партнера.

Хотя трудно определить все факторы, которые могут привести к развитию агрессивных тенденций или агрессивного поведения, социальный статус, личные проблемы и институциональные силы могут быть факторами.Виновные в насилии могут неоднократно терять работу, отношения и членов семьи. Издержки насилия в уголовном судопроизводстве также высоки: люди, неоднократно совершающие акты насилия, могут провести в тюрьме несколько лет или даже десятилетий своей жизни.

Управлению агрессией можно облегчить перенаправление, урегулирование конфликтов, а также установление границ и соответствующих взаимоотношений с коллегами. Такого рода стратегии могут помочь предотвратить повторное проявление агрессивных тенденций через насилие, особенно когда такое поведение рассматривается в детстве.

Типы агрессии

Агрессию можно определить по-разному, и исследования в различных областях часто описывают разные типы агрессии, но четыре основных типа агрессивного поведения следующие:

  • Случайное нападение не является преднамеренным и может быть результатом неосторожности. Эта форма агрессии часто наблюдается у играющих детей, а также может возникать, когда человек спешит. Например, бегущий на автобусе человек может столкнуться с кем-нибудь или сбить ребенка.
  • Выразительная агрессия — это преднамеренный акт агрессии, который не предназначен для причинения вреда. Ребенок, который бросает игрушки или пинает песок, демонстрирует выразительную агрессию: хотя такое поведение может расстраивать другого человека или причинять вред, причинение вреда не является целью такого поведения.
  • Враждебная агрессия призвана причинить физическую или психологическую боль. Издевательства и злонамеренные сплетни или распространение слухов являются формами враждебной агрессии.Реактивная агрессия или агрессивное действие в результате провокации также является формой враждебной агрессии.
  • Инструментальная агрессия может быть результатом конфликта из-за объектов или того, что считается чьими-то правами. Например, ученик, который хотел сесть за парту, которую занял другой ученик, может отомстить, сбив его вещи со стола.

Эти четыре типа агрессивного поведения часто наблюдаются у детей, но также могут описывать действия взрослых.Некоторые давние популярные идеи могут утверждать, что мужчины более агрессивны, чем женщины, но исследования показали, что это не так. Хотя женщины могут использовать агрессивную тактику вербально или косвенно и реже прибегать к физической агрессии, чем мужчины, исследования показали, что между мужчинами и женщинами нет существенной разницы в отношении агрессии.

Психические расстройства и агрессивное или агрессивное поведение

Агрессивные или насильственные наклонности могут быть результатом нескольких различных состояний психического здоровья.Злоупотребление алкоголем и наркотиками может привести к агрессивному поведению, даже если человек обычно не проявляет агрессии. Посттравматический стресс и биполярное расстройство также могут привести к насильственному выражению агрессивных мыслей. В некоторых случаях травмы головного мозга заставляют человека проявлять агрессию, и дети, выросшие в травмирующей или небрежной среде, могут быть более склонны демонстрировать агрессию и прибегать к насилию. Любые жизненные обстоятельства, вызывающие стресс, такие как бедность, проблемы в отношениях или жестокое обращение, также могут способствовать агрессии и насилию.

Дети, которые растут с агрессивными родителями или имеют агрессивные образцы для подражания, такие как тренеры и учителя, также могут начать демонстрировать агрессивное поведение или в результате у них могут развиться психические расстройства. Например, акт запугивания в значительной степени связан с психическим здоровьем: дети, которые непоследовательно или ненадлежащим образом дисциплинируют, а также дети, подвергшиеся насилию, с большей вероятностью станут хулиганами, а затем могут жестоко обращаться с собственными детьми в более позднем возрасте. Они также с большей вероятностью будут испытывать депрессию и тревогу и могут обратиться к наркотикам, алкоголю или другому поведению, вызывающему зависимость, чтобы справиться с этим.Дети, над которыми издеваются братья и сестры, более чем в два раза чаще испытывают депрессию или совершают самоповреждающие действия до совершеннолетия и в два раза чаще испытывают тревогу, чем те, над кем не издевались братья и сестры. Они также чаще страдают парасомниями, такими как ночные кошмары и лунатизм, чем дети, которые не подвергались издевательствам со стороны братьев и сестер.

Продемонстрированное агрессивное и / или агрессивное поведение может также указывать на такие состояния, как прерывистое взрывное расстройство (СВУ) или расстройство поведения.IED, поведенческое состояние, которое обычно проявляется в подростковом или раннем взрослом возрасте, классифицируется в Диагностическом и статистическом руководстве (DSM) как расстройство контроля над импульсами. На это состояние часто указывают крайние проявления гнева, несоразмерные ситуации, которые могут перерасти в неконтролируемую ярость. Расстройство поведения, состояние, которое обычно начинается в подростковом возрасте, указано в DSM как дефицит внимания и деструктивное поведение и частично характеризуется физической и вербальной агрессией, деструктивным поведением и жестоким поведением по отношению к людям и животным.

Недавно были идентифицированы два гена, которые, как было установлено, увеличивают вероятность совершения человеком насильственных преступлений: MAOA, или ген воина, и вариант кадгерина 13, который был связан со злоупотреблением психоактивными веществами и СДВГ. В сочетании с другими факторами, такими как употребление психоактивных веществ или влияние окружающей среды, присутствие этих генов может увеличить вероятность того, что человек будет действовать в ответ на сильные побуждения.

Влияние агрессии и насилия на психическое здоровье

Насилие встречается во многих сферах жизни: на рабочем месте, дома, на спортивных мероприятиях и в общественных местах.Обычно люди не могут предвидеть этого, и жертвы насильственных действий могут в результате испытывать серьезные проблемы с психическим здоровьем, такие как посттравматический стресс, депрессия и беспокойство. Например, человек, находящийся в отношениях с насилием, может опасаться дальнейших последствий и чувствовать себя неспособным разорвать отношения, что потенциально может причинить себе еще больший вред.

Иногда виновные в насилии имеют проблемы с психическим здоровьем, такие как нарциссизм, антисоциальность или пограничная личность.Хотя эти состояния психического здоровья не обязательно указывают на агрессивное поведение, нарушение навыков совладания часто может способствовать агрессивному или агрессивному поведению, а антисоциальная личность частично характеризуется жестокостью по отношению к животным, которая может включать насилие. Пассивная агрессия или слегка агрессивное поведение характеризуется не насилием, а скрытой критикой действий другого человека. Человек, демонстрирующий пассивную агрессию, может спорить или крайне критически относиться к авторитету, жаловаться на то, что его недооценивают или неправильно понимают, или пассивно сопротивляется поставленным задачам, откладывая на потом или «забывая».«

Лечение агрессивного или агрессивного поведения в терапии

Многие различные виды терапии могут быть полезны при лечении агрессивного или агрессивного поведения, в зависимости от причин такого поведения, а также от личности и жизненного опыта человека, проходящего лечение. Однако в ситуациях домашнего насилия психотерапия для пар не всегда может быть лучшим способом действий, поскольку этот процесс может еще больше подвергнуть опасности жертву насилия, и некоторые терапевты не будут работать с агрессором, который, кажется, не желает или не может измениться.

Когнитивно-поведенческая терапия фокусируется на обучении тех, кто демонстрирует агрессивное и агрессивное поведение, лучшему пониманию и контролю своей агрессии, изучению различных механизмов выживания, чтобы лучше направить мысли и чувства, связанные с агрессивным поведением, и научить правильно оценивать последствия агрессии или насилия. .

В подходах психодинамической терапии людям, которые прибегают к насилию, чтобы скрыть более глубокие эмоции, поощряют осознавать более уязвимые чувства, которые могут лежать в основе их агрессии.Когда эти чувства, которые могут включать такие эмоции, как стыд, унижение или страх, выражаются, защитная агрессия может исчезнуть.

Когда насилие происходит в результате жестокого обращения, например, когда физическое насилие, имевшее место в детстве, заставляет взрослого прибегать к насильственному самовыражению, может оказаться полезной терапия для лечения последствий жестокого обращения.

Примеры случаев

  • Мать начинает терапию, чтобы перенаправить насильственные побуждения: Аня, 25 лет, начинает посещать терапевта, потому что боится своего гнева.Она несет ответственность за большую часть заботы о своем трехлетнем сыне, так как ее муж работает много часов, а поскольку ее сын находится в состоянии неповиновения, она часто испытывает стресс из-за его непослушания и нападок на него. его физически. Аня сообщает терапевту, что в своем разочаровании она часто дает сыну несколько сильных ударов по ягодицам или ноге, достаточно, чтобы кожа покраснела, или сильно хлопает его рукой, когда он беспокоит ее, пока она занимается домашними делами. Она защищает себя, говоря, что делает это только тогда, когда он не слушается ее, когда она слишком расстроена, чтобы оставаться спокойной, но затем ломается, признавая, что она чувствует себя ужасно, когда ее сын плачет, и решает никогда не делать этого снова, но что она не может помочь поведению.На сеансах она также показывает, что, когда она злится, она часто ударяет предметами достаточно сильно, чтобы сломать их, пинает стены или испытывает желание повредить имущество. Терапевт работает с Аней, исследуя идею о том, что она, возможно, не научилась адекватным способам выражения своей агрессии в подростковом возрасте, и помогает ей понять, что физическое наказание ребенка бесполезно и может рассматриваться как жестокое обращение с ребенком. Они обсуждают, как Аня могла бы справиться со своим разочарованием, когда с сыном трудно справиться, и как она могла бы перенаправить побуждения наказать его или вмешаться, например, в искусство или энергичную игру.Психотерапевт предлагает Ане присоединиться к группе поддержки. После нескольких сеансов Аня сообщает, что у нее улучшилось настроение и помогает группа поддержки.
  • Мальчик-подросток проходит санкционированную судом терапию в связи с агрессивным поведением: Исаака, 17 лет, несколько раз отстраняли от занятий в школе за драки, и в настоящее время ему грозит исключение за несколько месяцев до окончания школы за то, что он бросил книгу на парту учителя, когда она назначила ему заключение под стражу за невыполнение задания. В его последнюю ссору вмешалась полиция, и судья приказал ему посетить сеансы терапии или поместить его в исправительное учреждение для несовершеннолетних.Терапия Исаака несколько смущена и извиняется. Он говорит терапевту, что никогда не намеревается начинать ссоры или проявлять агрессивное поведение, но иногда он становится очень зол по небольшой причине: бросает парту своего одноклассника на пол, когда он сделал грубый комментарий, несколько раз ударил мальчика за то, что он споткнулся. его в коридоре. В ответ на вопросы терапевта он сообщает, что его настроение часто бывает раздражительным, но не до такой степени, что оно становится агрессивным, но что, когда он действительно действует агрессивно, его агрессия часто сопровождается истощением.Исаак также говорит терапевту, что его голова часто болит, а грудь становится напряженной, прежде чем он, как он выразился, «взорвется». Исаак также сообщает, что он живет со своими старшими братьями и сестрами, которые ушли из дома как можно скорее, чтобы уйти от частых кричащих поединков и физических драк своих родителей (хотя он заявляет, что ни один из его родителей никогда не применял к нему физического насилия). Терапевт диагностирует у Исаака СВУ и начинает работать с ним, чтобы определить его триггеры и изучить способы контролировать его сильные побуждения, такие как расслабление и когнитивная реструктуризация.По совету терапевта Исаак также начинает посещать группу по управлению гневом для подростков, и в течение нескольких недель сообщает об улучшении своего поведения.

Каталожные номера:

  1. Нападение или убийство. (2013, 17 апреля). Центры по контролю и профилактике заболеваний . Получено с http://www.cdc.gov/nchs/fastats/homicide.htm.
  2. Björkqvist, K., Österman, K., & Lagerspetz, K. (1994). Половые различия в скрытой агрессии среди взрослых.Агрессивное поведение, 20, 27-33.
  3. Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств: DSM-5. (5-е изд.). (2013). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация.
  4. Дотинга, Р. (8 сентября 2014 г.). Братья-хулиганы могут оставить неизгладимые последствия. Получено с http://consumer.healthday.com/mental-health-information-25/anxiety-news-33/sibling-bullies-may-leave-lasting-effects-6

    .html.

  5. Хогенбум, М. (28 октября 2014 г.). Два гена связаны с насильственными преступлениями.Получено с http://www.bbc.com/news/science-environment-29760212.
  6. Херли, К. (2012, 17 апреля). Хулиганами не рождаются, их воспитывают. Получено 26 мая 2015 г. с сайта http://www.kevinmd.com/blog/2012/04/bullies-born-raised.html.
  7. Насилие со стороны интимного партнера. (нет данных). Получено с http://www.apa.org/topics/violence/partner.aspx.
  8. Костельник, М. (2010). Помощь детям разрешить конфликт: агрессивное поведение детей. NebGuide. Получено с http: // ianrpubs.unl.edu/live/g2016/build/g2016.pdf.
  9. Перри, Б. (нет данных). Агрессия и насилие: нейробиология опыта. Получено 21 мая 2015 г. с веб-сайта http://teacher.scholastic.com/professional/bruceperry/aggression_violence.htm.
  10. Шепер-Хьюз, Н., и Бургуа, П. И. (2004). Насилие на войне и в мире . Молден, Массачусетс: Blackwell Pub.

«Ген воина» предсказывает агрессивное поведение после провокации — ScienceDaily

Лица с так называемым «геном воина» демонстрируют более высокий уровень агрессии в ответ на провокацию, согласно новому исследованию, в соавторстве с Роуз Макдермотт, профессором политических наук. наука в Университете Брауна.В эксперименте, который является первым исследованием поведенческой меры агрессии в ответ на провокацию, испытуемых просили причинить физическую боль противнику, который, по их мнению, забрал у них деньги, вводя различное количество острого соуса.

Результаты опубликованы в Proceedings of the National Academy of Sciences. Помимо Макдермотта, в исследовательскую группу входили Дастин Тингли из Принстонского университета, Джонатан Кауден из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, Джованни Фразетто из Лондонской школы экономики и Доминик Джонсон из Эдинбургского университета.В их эксперименте были синтезированы работы по психологии и поведенческой экономике.

Моноаминоксидаза A — это фермент, расщепляющий важные нейротрансмиттеры в головном мозге, включая дофамин, норэпинефрин и серотонин. Фермент регулируется геном моноаминоксидазы А (МАОА). У людей есть разные формы гена, что приводит к разным уровням ферментативной активности. Люди с низкоактивной формой (MAOA-L) производят меньше фермента, в то время как высокоактивная форма (MAOA-H) производит больше фермента.

Несколько исследований обнаружили корреляцию между малоактивной формой МАОА и агрессией в исследованиях на основе наблюдений и опросов. Лишь около трети людей в западном населении имеют низкоактивную форму МАОА. Для сравнения, МАОА с низкой активностью, как сообщается, гораздо чаще встречается (приближается к двум третям людей) в некоторых группах населения, которые в прошлом были воевали. Это привело к разногласиям по поводу того, что MAOA окрестили «геном воина».

Документ PNAS — это первая экспериментальная проверка того, проявляют ли люди MAOA-L более высокий уровень реальной поведенческой агрессии в ответ на провокацию.Всего в эксперименте над компьютерами, подключенными к сети, приняли участие 78 человек (все студенты мужского пола из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре). Каждый испытуемый (A) сначала выполнил задание на лексику, на котором они заработали деньги. Затем им сказали, что анонимный партнер (B), связанный через сеть, может забрать у них часть их доходов. Первоначальный субъект (A) мог затем наказать принимающего (B), заставив его съесть неприятно острый (острый) соус, но за это ему пришлось заплатить, поэтому наказание было дорогостоящим.На самом деле «партнером», который забирал деньги, был компьютер, который позволял исследователям контролировать ответы. На самом деле никто не ел острый соус.

Их результаты показывают, что

  • субъектов с МАОА с низкой активностью в целом проявляли несколько более высокий уровень агрессии, чем субъекты с МАОА с высокой активностью.
  • Существовали убедительные доказательства взаимодействия генов с окружающей средой, так что МАОА меньше ассоциируется с возникновением агрессии в условиях низкой провокации (когда сумма взятых денег была низкой), но значительно предсказывала агрессию в условиях высокой степени провокации. -провокационная ситуация (когда взятая сумма была высокой).

Результаты подтверждают предыдущие исследования, предполагающие, что MAOA влияет на агрессивное поведение с потенциально важными последствиями для межличностной агрессии, насилия, принятия политических решений и преступности. Обнаружение генетических влияний на агрессию и наказательное поведение также ставит под сомнение недавно предложенную идею о том, что люди являются «альтруистическими» карателями, которые охотно наказывают безбилетников на благо группы. Эти результаты подтверждают теории сотрудничества, которые предполагают, что среди населения существуют смешанные стратегии.Некоторые люди могут наказывать больше, чем другие, и для этого может быть основная эволюционная логика.

История Источник:

Материалы предоставлены Brown University . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Как действуют эмоционально интеллигентные люди, когда их спровоцировали

У всех нас есть (по крайней мере) один — тот человек, который действительно лезет вам под кожу. Иногда они бросают вам пассивно-агрессивные раскопки, а иногда нападают прямо на вас.Другой метод, тот же результат: Вы их не выносите.

Вы могли бы подписаться на философию «не сердись, даже», но это, вероятно, только ухудшит ситуацию. С другой стороны, если вы попытаетесь просто улыбнуться и вытерпеть это, вы, вероятно, в конечном итоге взорвете свою вершину, заставив вас сказать или сделать то, о чем позже сожалеете.

Есть более разумный способ справиться с такими людьми. Это эмоционально разумный подход.

Эмоциональный интеллект — это способность определять, понимать эмоции и управлять ими.Мне нравится называть это заставлением эмоций работать на вас, а не против вас.

Итак, как вы используете эмоциональный интеллект, чтобы направлять вас, когда вас провоцируют?

Подойдите к человеку напрямую.

Убедитесь, что вы делаете это наедине, а не в конфронтационной манере. Вместо этого подойдите к ним из искреннего любопытства, спросите, почему они делают то, что делают.

Можно сказать что-то вроде: «Я могу ошибаться, но у меня такое чувство, что ты на меня расстроен.Я сделал что-то, чтобы вас обидеть? »

Вы не поверите, но этот человек может не иметь представления о том, как вы его воспринимаете. Этот простой разговор может быть всем, что нужно, чтобы изменить его поведение.

Но что, если человек признает это вы им просто не нравитесь? Или вы чувствуете, что они будут продолжать пытаться залезть вам под кожу?

Когда я писал EQ Applied: The Real World Guide to Emotional Intelligence , я брал интервью у доктора Дрю Брэннон, психолог, который более десяти лет консультировал высококлассных спортсменов, команды и тренеров о том, как бороться с пустыми разговорами.

«Если кто-то пытается залезть вам в голову, — сказал Брэннон, — это должно укрепить ваше доверие в некотором отношении, потому что это подтверждает, что вы представляете угрозу для них и их целей».

Но как сохранить баланс эмоций?

Попробуйте метод «зеленого света».

Браннон говорит, что это помогает думать наперед и подготовиться к тому, как вы отреагируете. Он называет этот навык «Зеленый свет», потому что он позволяет вам двигаться вперед со своими собственными планами и целями, не отвлекаясь на действия других.

«С помощью Green Light я учу клиентов составлять план, заранее установленный порядок действий в ответ на чушь», — сказал Брэннон. «Благодаря этому типу запрограммированного реагирования вы точно знаете, куда идти со своими мыслями, когда противники говорят о чуши, помогая вам сосредоточиться на текущей задаче. Зеленый свет работает, потому что наш разум работает лучше всего, когда мы знаем, что у нас есть возможность встретить вызов. Когда наступает момент, вы просто делаете то, для чего тренировались ».

Вы можете применить метод зеленого света к своему заклятому врагу.

Например, вы можете просто проигнорировать этого человека. Не вступайте в бой и избегайте любых провокаций. Или вы можете мысленно заблокировать их.

В те моменты, когда они действительно проникли в вашу кожу, это помогает отвлечься от преступления. Попробуйте прогуляться, позвонить по телефону, посмотреть что-нибудь, что вам нравится на YouTube — все, что заставляет ваш мозг отвлекаться и отвлекать от собеседника, дает вам время остыть и вернуть свои эмоции в равновесие.

Прежде всего запомните следующее:

Хотя эмоциональный интеллект может помочь вам управлять своими отношениями, в конечном итоге вы не можете контролировать поведение другого человека.

Но вы можете полностью контролировать свою реакцию на попытки других спровоцировать вас. Поступая так, вы продемонстрируете свой EQ — и заставите свои эмоции работать на вас, а не против вас.

Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc.com.

ответная агрессия возникает из-за нейронного дисбаланса по отношению к награде

Soc Cogn Affect Neurosci.2016 июл; 11 (7): 1173–1182.

Департамент психологии, Университет Кентукки, Лексингтон, штат Кентукки 40506, США

Автор для переписки. Для переписки с Дэвидом С. Честером, Департамент психологии, Университет Кентукки, 0003 Кастл-Холл, Лексингтон, KY 40506, США . Электронная почта: [email protected]

Поступило 4 февраля 2015 г .; Пересмотрено 16 июня 2015 г .; Принята к печати 24 июня 2015 г.

Copyright © Автор (2015). Опубликовано Oxford University Press. Для получения разрешений, пожалуйста, напишите: журналы[email protected]Эта статья цитируется другими статьями в PMC.
Дополнительные материалы

Дополнительные данные

GUID: EE13F97D-A5E8-4912-BD4F-3F6CD2D537E0

GUID: 3C7A880E-7D23-46D9-9034-CECAAFB72B4E

Абстракция

Большая часть повседневной жизни протекает мирно, но провокации склоняют чашу весов к агрессии. Негативные чувства часто используются для объяснения того, почему люди набрасываются на оскорбление. Тем не менее, люди могут нанести ответный удар, потому что провокация делает агрессию гедонически выгодной.Чтобы проверить эту альтернативную гипотезу, 69 участников прошли функциональную нейровизуализацию во время выполнения задания на поведенческую агрессию, которое неоднократно манипулировало тем, предшествовал ли агрессии случай провокации или нет. После провокации более высокая активность прилежащего ядра (NAcc) (область мозга, надежно связанная с вознаграждением) во время агрессивных решений предсказывала более громкие звуковые взрывы, применяемые в ответ. Большая активация NAcc также была связана с историей насилия участниками в реальном мире.Функциональная связь между NAcc и регуляторной областью в латеральной префронтальной коре связана с более низкой ответной агрессией. Эти данные свидетельствуют о том, что провокация склоняет нервный баланс к гедонистическому вознаграждению, которое способствует ответной агрессии. Хотя такое удовольствие от причинения боли может способствовать ответной агрессии, процессы саморегулирования могут сдерживать такие агрессивные побуждения. Обсуждаются последствия для теории и снижения уровня насилия.

Ключевые слова: агрессия, прилежащее ядро, награда, латеральная префронтальная кора, саморегуляция

Введение

Месть сладкая и не жирная. –Альфред Хичкок

Представьте, что ваш сжатый кулак ломает челюсть другого человека. Каково это? Ответ, скорее всего, зависит от нескольких факторов. Важным среди них является то, спровоцировал ли вас недавно сенокоситель. Украденные парковочные места, грубые электронные письма и драчливость родителей часто вызывают такие агрессивные вспышки в повседневной жизни. Традиционно научные объяснения насилия сосредоточены на том, как негативные чувства, такие как гнев, предшествуют агрессивной реакции на провокацию (Berkowitz, 1989; Anderson and Bushman, 2002).Однако повседневный опыт и появляющаяся литература показывают, что месть сладка, а ответная агрессия может быть вызвана гедонической наградой (Bushman et al. , 2001; Krämer et al. , 2007). Настоящее исследование дает эмпирическую оценку этой возможности.

Мы предлагаем спровоцированным людям реагировать агрессивно, потому что это гедонистически выгодно. Кроме того, мы прогнозируем, что процессы саморегулирования могут вмешиваться в эту связь между вознаграждением и агрессией, уменьшая такое поведение.Мы проверили эти гипотезы с помощью методов поведенческой и функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ) на относительно большой выборке ( N = 69).

Тайна катарсиса

Идея о том, что агрессию можно воспринимать как приятную, возникла еще в младенчестве психологии. Зигмунд Фрейд начал эту тенденцию с популяризации понятия катарсиса, который часто принимал форму «высвобождения» гнева посредством агрессивных действий. Концепция катарсической агрессии прочно вошла в современность, поскольку вспышки насилия обычно воспринимаются как жизнеспособное средство для замены негативного аффекта позитивным аффектом, который подпитывает агрессивное поведение (см. Bushman, 2002).Отражая эту тенденцию, ответная агрессия наиболее высока среди людей, которые ожидают, что агрессия будет совпадать с улучшением настроения (Bushman et al. , 1999, 2001). Когда спровоцированные люди считают, что агрессия не улучшит их настроение, они больше не ведут себя так агрессивно (Bushman et al. , 2001). Но разве агрессия действительно хороша? Или понятие катарсической агрессии основано на ложной предпосылке?

Удовольствие от причинения боли

Предварительные поведенческие свидетельства подсказывают, что спровоцированная агрессия приносит гедонистическое вознаграждение.В одном исследовании участники оценили агрессивную реакцию на провокацию как более приятную, чем неспровоцированную агрессию (Ramírez et al. , 2005). Внешнее вознаграждение за возмездие уменьшало самооценку удовольствия от агрессивных задач против провокаторов, что поддерживает внутренне вознаграждающую модель такого поведения (Carré et al. , 2010). Мотивация участников причинить вред нелюбимым членам внешней группы положительно коррелировала с тем, насколько они задействовали мышцы, используемые для улыбки (Cikara and Fiske, 2011).Взятые вместе, эти результаты показывают, что агрессия может быть вознаграждением, но что этот опыт зависит от предшествующего случая провокации.

Данные нейровизуализации подтвердили поведенческие данные о том, что возмездие приносит гедонистическое вознаграждение. После оскорбления участники показали как большую агрессию, так и большую лобную асимметрию левого полушария, что является показателем активации системы поведенческого подхода (BAS; Harmon-Jones and Sigelman, 2001). Активация BAS надежно связана с гедонистическим опытом положительного аффекта (Gray, 1994).Однако мотивация подхода и гедоническое вознаграждение различаются тем, что первое представляет собой поведенческую склонность, а второе относится к субъективному, валентному опыту. Методы электроэнцефалографии сыграли решающую роль в понимании роли BAS в агрессивных тенденциях, но другие методы нейровизуализации с пространственным разрешением для изучения подкорковых функций дали другое понимание нейронных коррелятов агрессивного поведения.

Исследования нейронной основы наказания показали, что денежные штрафы, наложенные на несправедливых людей, были связаны с активностью в двух областях мозга, ранее связанных с обработкой вознаграждения: хвостатым ядром и вентромедиальной префронтальной корой (VMPFC; de Quervain et al., 2004; Lotze et al. , 2007). Эти результаты были интерпретированы как указание на то, что люди испытывают удовольствие в ответ на наказание людей, которые, как считается, заслуживают такого возмездия. Дорсальный MPFC (DMPFC) также активен, когда люди выбирают уровень вреда для причинения провокатору, предполагая, что социальные когнитивные процессы (например, ментализация) являются критическими компонентами агрессии (Lotze et al. , 2007). DMPFC, наряду с дорсальной передней поясной корой, гиппокампом и передним островком, имеет устойчивые ассоциации с переживанием гнева, гневными размышлениями и смещенной агрессией в ответ на провокацию (Denson et al., 2008 г.). Эти данные из нейробиологической литературы о наказаниях дают нам основу для понимания нейронных коррелятов ответной агрессии, поскольку такие насильственные действия сами по себе являются формой наказания.

Основное нейровизуализационное исследование для изучения нейронных коррелятов ответной агрессии показало большую активность в хвостатом ядре, когда участники проявляли большую ответную агрессию (Krämer et al. , 2007). Эта активность хвостатого ядра была интерпретирована как индикатор вознаграждения.Однако роль хвостатого в гедонистическом опыте вознаграждения явно не подтверждается. Эта область, наряду с остальной частью спинного стриатума, больше функционирует в областях выбора поведенческой реакции на службе мотивационных и целевых состояний (Grahn et al. , 2008) и привыкания к положительному поведению (Graybiel, 2008). Крупномасштабные мета-анализы парадигм реактивности аппетитных реплик не позволяют достоверно выявить хвостатую активность, что ставит под сомнение предполагаемую роль этого региона в опыте гедонического вознаграждения (Chase et al., 2011). Если хвостатое отросток не является надежным маркером гедонистического вознаграждения, какова область мозга?

NAcc и VLPFC: их противоположные отношения к ответной агрессии

NAcc и награда

Вентральное полосатое тело, в частности прилежащее ядро ​​(NAcc), является областью мозга, которую лучше всего описать как « слугу многих хозяев » (Флореско , 2015, с. 27). NAcc является важным узлом в цепочках обучения, мотивации и вознаграждения, который способствует достижению цели (Shohamy, 2011; Floresco, 2015).Из этих различных психологических процессов NAcc наиболее надежно связан с субъективным переживанием гедонического вознаграждения и удовольствия (Diekhof et al. , 2012; Kühn and Gallinat, 2012; Bartra et al. , 2013; Berridge and Kringelbach, 2013). Используя Neurosynth (neurosynth.org; Yarkoni et al. , 2011), общедоступную метааналитическую базу данных тысяч исследований нейровизуализации, мы обнаружили, что ключевое слово «вознаграждение» дает два относительно больших кластера обратного вывода об активности мозга в двусторонняя NAcc (левая вершина Z = 25.42, x = 10, y = 8, z = −7; правая вершина Z = 25,00, x = 12, y = 9, z = −8; 560 исследований). В то время как ключевое слово «обучение» давало относительно меньшие и более слабые кластеры активности NAcc (левый пик Z = 6,83, x = -12, y = 8, z = -10; правый пик Z = 4.66, x = 12, y = 8, z = −10; 807 исследований). В совокупности это множество доказательств демонстрирует, что NAcc — это не просто «центр удовольствия», но все же это важный и надежный нейронный коррелят опыта вознаграждения.

NAcc и агрессия

Если ответная агрессия действительно является полезным поведением, ее следует соотносить с активностью в NAcc. В задачах поведенческой экономики, таких как игра Ultimatum, наказание перебежчиков, которые ранее действовали несправедливо, было предсказано деятельностью NAcc (Strobel et al. , 2011). Однако это наказание имело форму отмены денежного вознаграждения. Этот тип поведения не соответствует типичному определению агрессии, которое представляет собой акт намеренного причинения вреда другим людям, у которых есть мотивация избежать этого вреда (Anderson and Bushman, 2002).Активность NAcc также была связана с пассивным наблюдением за страданиями других людей, которым не нравятся (например, перебежчиков, завидующих одноклассников, членов чужой группы; Singer и др. , 2006; Takahashi и др. , 2009; Cikara и др. , 2011). ). Предполагая связь с поведением, активность NAcc в ответ на несчастья других также коррелирует с мотивацией причинить им вред (Singer et al. , 2006; Cikara et al. , 2011). Но на сегодняшний день ни одно исследование не показало, что NAcc является субстратом фактической ответной агрессии.

VLPFC, NAcc и агрессия

Несмотря на отсутствие прямой анатомической связи, NAcc существует в регулирующем равновесии с латеральными частями префронтальной коры (Heatherton and Wagner, 2011). Вентральный аспект боковой префронтальной коры (VLPFC) демонстрирует функциональную связь с NAcc и служит для подавления и регулирования генерируемых им импульсов (Wagner et al. , 2013; Chester and DeWall, 2014). Правое полушарие VLPFC демонстрирует особую регуляторную функцию (Aron et al., 2004; Chester and DeWall, 2014), хотя VLPFC также связан с другими процессами, такими как генерация языка (Nagel et al. , 2008). Когда этот баланс между VLPFC и NAcc меняется в пользу последнего, происходит сбой саморегуляции (Wagner et al. , 2013). VLPFC был определенно вовлечен в подавление агрессии (Mehta and Beer, 2010). Агрессия чаще всего выражается как сбой саморегуляции, когда агрессивные импульсы преодолевают саморегуляцию (Denson et al., 2012). Таким образом, дисбаланс, который способствует основанной на вознаграждении обработке NAcc и ставит в невыгодное положение регулирующие функции VLPFC, может способствовать агрессии.

Текущее исследование

Мы предсказали, что после провокации активность NAcc во время принятия агрессивных решений будет положительно коррелировать с агрессией. Мы не ожидали увидеть эту корреляцию без каких-либо провокаций. Мы также предсказали, что большая функциональная связность VLPFC-NAcc, представляющая ингибирование NAcc, будет отрицательно коррелировать с ответной агрессией.Чтобы проверить эти гипотезы, 68 участников прошли фМРТ, выполняя модифицированное соревновательное задание против оппонента, которое позволяло им управлять чрезвычайно громкими шумовыми взрывами (как использовалось Кремером и др. , 2007). Затем мы оценили взаимосвязь между нейронной активностью, когда участники определяли, насколько громко шумовой взрыв, чтобы управлять, и их уровнем агрессии (т. Е. Громкостью шумового взрыва), вытекающим из этого решения. Эти анализы проводились отдельно для агрессивных решений, последовавших за провокацией или нет.

Чтобы помочь сделать обратный вывод о том, что деятельность NAcc будет отражать опыт гедонического вознаграждения, 21 участник также полностью составил личностный опросник (т. Е. Опросник разгневанного настроения; Bushman et al. , 2001), который измеряет степень, в которой Агрессивное поведение человека мотивируется желанием испытать положительный эффект. Мы предположили, что активность NAcc будет положительно коррелировать с этим показателем, отражая, что активность NAcc действительно отражает положительно валентный, полезный опыт во время агрессивных действий.См. Дополнительные материалы, доступные в Интернете, с описанием двух крупных поведенческих экспериментов (вместе N = 908), которые проверяли эту подтверждающую гипотезу.

Методы

Участники

В эксперименте приняли участие 69 студентов (68% женщин; возраст: M = 18,70, SD = 0,93). Предыдущее нейровизуализационное исследование с использованием этой парадигмы агрессии протестировало примерно 20 участников (Krämer et al. , 2007). Однако мы стремились привлечь гораздо больше участников в ответ на недавнюю критику относительно небольших размеров выборки в исследованиях функциональной нейровизуализации (Button et al., 2013). Мы попытались зарегистрировать 80 участников, следуя правилу остановки, согласно которому участники должны были завершить исследование к концу учебного года, в котором они начали исследование. Участники получили кредит на курс и деньги в качестве компенсации. Потенциальные участники были набраны из вводного пула субъектов психологии на основании их способности чувствовать себя комфортно и безопасно в среде МРТ, а также отсутствия патологий, которые могли бы повлиять на нейронную активность.

Материалы

Инвентарь улучшения злого настроения (AMII)

AMII содержит подшкалу из восьми пунктов, которая имеет особое отношение к нашим проблемам обратного вывода с NAcc, подшкале «Выражение гнева — выход» (Bushman et al., 2001). Эта подшкала оценивает тенденцию внешне выражать гневное настроение как агрессивное поведение (например, я наносю удар по тому, что меня злит). Три других подшкалы из восьми пунктов измеряют тенденцию к внутреннему выражению гнева, контролируют внешнее проявление гнева и контролируют внутреннее выражение гнева. Каждый пункт относится к поведению, которое участники оценивают по пятибалльной шкале, которая указывает степень, в которой они хотели бы выполнить данное поведение , чтобы попытаться почувствовать себя лучше , когда они злятся или разъярены.

Процедура

Участники прибыли в нашу лабораторию, где они предоставили информированное согласие в соответствии с руководящими принципами, установленными Управлением целостности исследований Университета Кентукки, и снова прошли проверку на безопасность в условиях МРТ. Затем участники заполнили ряд анкет, которые включали Опросник для улучшения настроения гнева (Bushman et al. , 2001) и вопрос «Были ли вы когда-нибудь в драке?» Только последний 21 участник исследования заполнили AMII из-за технической ошибки.Хотя AMII продемонстрировал отличную внутреннюю надежность и надежность при повторном тестировании (Bushman et al. , 2001), его конструктивная валидность еще предстоит установить. Более конкретно, наша подшкала интереса, подшкала «Выражение гнева — выход», еще не продемонстрировала, чтобы предсказать повышение настроения (то есть положительный аффект) после агрессивного действия. С этой целью мы провели два поведенческих эксперимента, чтобы установить конструктивную валидность этой меры (методы и результаты см. В дополнительных материалах, доступных в Интернете).

Через несколько дней после первого посещения лаборатории участники прибыли в Центр магнитно-резонансной томографии и спектроскопии Университета Кентукки. Участникам сказали, что они выполнят задание на МРТ-сканере против однополого студента Университета Кентукки, у которого также был МРТ-сканер, подключенный через Интернет. Затем участники завершили парадигму агрессии во время фМРТ.

Для оценки нейронных коррелятов ответной и не ответной агрессии мы использовали версию классической парадигмы агрессии Тейлора, адаптированную для сканера фМРТ (Taylor, 1967; Krämer et al., 2007; Dambacher et al. , 2015). В этом задании участники неоднократно соревнуются с фиктивным противником, чтобы увидеть, кто может нажать кнопку быстрее, проигравший в соревновании затем получает отталкивающий шумовой удар, громкость которого определяется противником. Громкость настройки шума является зависимой мерой агрессии. Парадигма агрессии была реализована в виде блокированного дизайна, который близко соответствовал параметрам предыдущих исследований фМРТ, в которых использовалась эта парадигма фМРТ ().Это задание было представлено участникам как соревновательное задание на время реакции, в котором участники будут соревноваться с однополым студентом бакалавриата, который был подключен к ним через Интернет. Каждый из 12 блоков задачи начинался с испытания фиксации, моделировавшего базовую нейронную активность (20 с), за которым следовало испытание агрессии (7,5 с), в котором участники устанавливали громкость звукового сигнала, который должен быть доставлен своему партнеру, если их партнер проиграл конкуренцию. Настройки громкости варьировались от 1 (не слышно) до 4 (очень громко).Затем участники просматривали пустой экран с дрожащей продолжительностью (0,5 / 1,0 / 1,5 с), который был заменен испытанием «Соревнование», в котором участники быстро нажимали кнопку, когда на экране появлялся красный квадрат (3,5 / 4,0 / 4,5 с). Затем участники просмотрели заранее запрограммированные настройки громкости своих оппонентов, которые были классифицированы как низкие (например, 1, 2) или высокие (например, 3, 4) для провокации (7,5 с). Наконец, участники увидели, выиграли они или проиграли соревнование, и получили шумовой сигнал, если проиграли (7,5 с).Судебные процессы с применением ответной агрессии — это те, которые следовали за высокими уровнями провокаций, а судебные процессы без ответной агрессии — это те, которые следовали за низким уровнем провокаций. Для 12 блоков было проведено 5 ответных и 7 испытаний без возмездия, которые были рандомизированы в случайном порядке, но оставались неизменными для всех участников (см. Порядок). Выигрыши и проигрыши также были рандомизированы, но оставались неизменными для всех участников.

Схема задачи агрессии фМРТ.

Таблица 1.

Временной порядок блоков агрессии

31 31 Возмездие 3 9029

данные были получены с использованием 3.0-тесла сканер Siemens Magnetom Trio с 32-канальной головной катушкой. Эхо-планарные BOLD-изображения были получены с T2 * -весовым градиентом по всему мозгу с помощью 3D-прокладки (размер матрицы = 64 × 64, поле зрения = 224 мм, время эхо = 28 мс, время повторения = 2,5 с, толщина среза = 3,5 мм, 40 чередующихся осевых срезов, угол переворота = 90 °). Чтобы обеспечить регистрацию в естественном пространстве, копланарный T1-взвешенный MP-RAGE также был получен от каждого участника (размер изотропного вокселя 1 мм

3 , время эхо = 2.56 мс, время повторения = 1,69 с, угол поворота = 12 °).

Программная библиотека Оксфордского центра функциональной МРТ головного мозга (FMRIB) (FSL версия 5.0) использовалась для проведения всех предварительных обработок и анализов фМРТ (Smith et al. , 2004; Woolrich et al. , 2009 ). Первый функциональный объем был удален для облегчения уравновешивания ЖИРНОГО сигнала. Восстановленные функциональные объемы подверглись коррекции движений головы до среднего функционального объема. Затем ткань, не относящуюся к головному мозгу, была удалена из всех функциональных и структурных объемов.Функциональные объемы подверглись временной коррекции срезов, предварительному отбеливанию, пространственному сглаживанию с использованием 5-миллиметрового ядра Гаусса на половину максимальной ширины и временной фильтрации верхних частот (отсечка 100 с).

Предварительно обработанные данные фМРТ из задачи агрессии были затем проанализированы с использованием двухуровневого подхода общей линейной модели. Во-первых, ЖИРНЫЙ сигнал каждого участника был смоделирован с помощью анализа фиксированных эффектов, который моделировал испытания агрессии как события с использованием канонической функции гемодинамического ответа двойной гаммы с временной производной.Испытания агрессии моделировались отдельно в зависимости от того, предшествовал ли им высокий провокационный блок (ответная агрессия), низкий провокационный блок или его отсутствие (ненастная агрессия). Процессы агрессии не моделировались по-разному, если им предшествовала или следовала победа или поражение, потому что агрессия отражает попытку причинить вред другому человеку против его воли (Anderson and Bushman, 2002) и, таким образом, происходит независимо от того, является ли агрессивный акт (громкий шум) взрыв) реализовано (выигрыш) или нет (проигрыш).Соревновательные испытания, предсоревновательные экраны, испытания оппонента по настройке объема и испытания результатов, а также все шесть параметров движения были включены в модель в качестве факторов регрессии мешающих факторов. В этом анализе не моделировались испытания фиксации. Затем линейные контрасты сравнивали каждое условие агрессии с неявным исходным уровнем (т. Е. Ответная агрессия> исходный уровень; не ответная агрессия> исходный уровень). Полученные в результате этого анализа контрастные изображения сначала были линейно зарегистрированы в структурных объемах естественного пространства, а затем пространственно нормализованы в стереотаксическое изображение шаблона пространства Монреальского неврологического института.

Во-вторых, объемы контрастов каждого участника вводились в анализ смешанных эффектов на уровне группы, который создавал карты средних групп для обоих контрастов по всему мозгу. К каждому изображению применялось пороговое значение на основе кластеров (Worsley, 2001; Heller и др. , 2006) (пороговое значение кластера: Z > 2,3, P <0,05). Семейная коррекция ошибок на основе теории случайного поля Гаусса была затем применена ко всему мозгу. Оценки параметров в единицах процентного изменения сигнала были извлечены отдельно для левой и правой масок NAcc и правой VLPFC-маски области интереса (ROI).Маски NAcc ROI были созданы из Университета Уэйк Форест, Pickatlas (Maldjian et al. , 2003), тогда как правая маска VLPFC была сконструирована из атласа автоматической анатомической маркировки с использованием орбитальной части правой нижней лобной извилины (Tzourio-Mazoyer и др. , 2009). Выбросы определялись как любые точки данных ± 2,5 SD от выборочного среднего.

Результаты

Настройки шума из задачи агрессии охватывают четырехбалльную шкалу и показывают нормальное распределение вокруг средней точки шкалы (т.е. 2,5), M = 2,27, SD = 0,82. Шумовые взрывы после сильной провокации, M = 2,51, SD = 0,94, были громче, чем взрывы после слабой провокации, M = 2,09, SD = 0,80, t (68) = 6,46, P <0,001, d = 0,78. Ни одна из оценок агрессии не вышла за пределы порогового значения ± 2,5 стандартного отклонения. Из 69 участников 20 указали, что участвовали в драке. Среди подгруппы из 21 участника, заполнивших AMII, все субшкалы AMII показали достаточную надежность, α s 0 Кронбаха.76–0,90, за исключением подшкалы «Выражение гнева — In», α = 0,60, которая была исключена из всех последующих анализов.

Анализ ROI: активность NAcc и ответная агрессия

Значения процентного изменения сигнала были извлечены из левого и правого NAcc отдельно в ответных и не ответных испытаниях. Одна участница-женщина была сочтена выбросом, поскольку ее левая активность NAcc была на 4,10 SD ниже среднего и была исключена из анализа. Во всех анализах учитывался эффект пола, который достоверно влияет на агрессию (Archer, 2004).После учета пола активность левой NAcc во время ответных испытаний была связана с большей агрессией, β = 0,27, t (65) = 2,24, P = 0,029 (). Этот эффект не наблюдался для правого NAcc, β = 0,12, t (65) = 0,98, P = 0,329, во время безответных испытаний, β = 0,07, t (65) = 0,54, P = 0,594, или когда выброс был сохранен в анализе, β = 0,20, t (66) = 1.67, P = 0,099. Корреляция ответной агрессии с активностью левой NAcc во время ответных испытаний была значительно сильнее, чем с активностью левой NAcc во время испытаний без возмездия, Z = 2,23, P = 0,026 (Lee and Preacher, 2013).

Маски области интереса красного цвета для левого и правого NAcc, с анатомическими координатами Монреальского неврологического института для оси y. Диаграмма рассеяния показывает положительную связь между объемом шумовых импульсов, издаваемых после провокации (т.е. ответная агрессия) и процентное соотношение единиц изменения сигнала в левой NAcc во время испытаний ответной агрессии (с учетом пола). Изогнутые линии представляют 95% ДИ. вокруг линии частичной регрессии.

Активность левого NAcc во всех испытаниях агрессии также была связана со значительно большей вероятностью участия в драке, отношение шансов (OR) = 38,86, Wald = 5,11, P = 0,024, даже если выброс был сохранен в анализ, OR = 39,43, Wald = 5,22, P = 0.022. Этот эффект не наблюдался для правого NAcc, OR = 6,20, Wald = 1,41, P = 0,235.

Предполагая, что активность NAcc представляет собой позитивно валентный опыт вознаграждения, индивидуальные различия в склонности к использованию агрессии для получения положительного аффекта (по оценке с помощью подшкалы Anger Expression — Out AMII) были связаны с большей двусторонней активностью NAcc в обоих случаях. ответные и безответные испытания, β = 0,65, t (14) = 2.69, P = 0,018, после учета влияния пола и двух других подшкал AMII. Эта связь не наблюдалась при сохранении выброса в модели: β = 0,47, t (15) = 1,66, P = 0,118. Как подробно описано в наших дополнительных материалах, подшкала «Выражение гнева — выход из AMII» связана с переживанием положительного аффекта по отношению к агрессии. Таким образом, похоже, что связанная с вознаграждением деятельность в NAcc связана с большей агрессией как внутри, так и за пределами лаборатории.

Функциональный анализ связности: соединение NAcc-VLPFC и ответная агрессия

Чтобы оценить корреляцию между агрессией и функциональной связностью между правыми VLPFC и NAcc, мы извлекли временные ряды задачи агрессии для каждого участника из левого NAcc и правого VLPFC, используя маски ROI, описанные ранее. После выделения временных рядов испытаний ответной и не ответной агрессии мы коррелировали временные ряды правого VLPFC и левого NAcc, давая коэффициент Пирсона r для каждого участника и для каждого условия (как у Chester and DeWall, 2014; Denson et al. al., 2014). Две женщины-участницы были сочтены выбросами, поскольку их функциональные оценки связности были более чем на 2,5 SD ниже среднего по выборке (т.е. — 2,85, — 2,54 SD) и были исключены из анализа. После учета пола функциональная связь между правым VLPFC и левым NAcc во время ответных испытаний была связана с меньшей агрессией, β = 0,25, t (64) = -2,09, P = 0,041 (). Этот эффект не сохранялся для испытаний без ответных мер, β = 0.13, t (64) = 1,08, P = 0,284, или когда два выброса были сохранены в модели, β = 0,16, t (66) = −1,34, P = 0,185. Корреляция ответной агрессии с активностью левой NAcc во время ответных испытаний была значительно сильнее, чем с активностью левой NAcc во время испытаний без возмездия, Z = -2,53, P = 0,011 (Lee and Preacher, 2013). Поскольку испытаниям как ответной, так и не ответной агрессии предшествовал 20-секундный экран фиксации, нет никаких опасений, что ЖИРНЫЙ ответ предыдущего испытания испортил полученные нами оценки связности.

Маски области интереса для двусторонней NAcc (красный) и правого VLPFC (зеленый). Стрелка представляет функциональную связь между левым NAcc и правым VLPFC. Диаграмма рассеяния отображает отрицательную связь между объемом шумовых импульсов, введенных после провокации (т. Е. Ответной агрессии), и оценками функциональной связи между левым NAcc и правым VLPFC (с учетом пола). Изогнутые линии представляют 95% C.I. вокруг линии частичной регрессии.

Анализ всего мозга

Чтобы оценить другие потенциальные нейронные корреляты агрессии и предоставить дополнительные доказательства связи между NAcc и ответной агрессией, мы провели два анализа всего мозга.В первом анализе мы противопоставили нейронную активацию, связанную с ответной> не ответной агрессией. Однако, поскольку эти типы испытаний представляли только возможность агрессии и не фиксировали ассоциации с самой агрессией, мы провели регрессионный анализ всего мозга, в котором оценки ответной агрессии моделировались как регрессор для нейронной активности во время ответной> не ответной агрессии. контраст. Этот регрессионный анализ позволил нам оценить нервные области, которые были связаны не только с испытаниями ответной агрессии, но и с фактическими уровнями проявленной агрессии.

Анализ основного эффекта

Испытания ответной агрессии после сравнения с испытаниями не ответной агрессии были связаны с несколькими большими кластерами нейронной активности (). Мы повторили результаты предыдущих исследований в том, что испытания ответной агрессии были связаны с активностью в нижней лобной извилине, задней поясной извилине, прецентральной извилине и верхней височной извилине (Krämer et al. , 2007). Однако мы также наблюдали большую двустороннюю активность в гиппокампе, которая простиралась рострально в миндалину, а также большую активность в задней островке и постцентральной извилине.Активированных вокселей в NAcc не наблюдалось.

Таблица 2.

Основной эффект фМРТ всего мозга является результатом ответной> не ответной агрессии Контраст (10 329 вокселов)

Блок Тип агрессии
1 Безответный
2
4 Без ответных мер
5 Без ответных мер
6 Ответных
7
9 Ответное действие
10 Ответное действие
11 Безответное действие
12 Безответное действие
Средняя височная извилина извилина 56, −10, 2
Область мозга Пик Z Координаты пика MNI ( x , y , z )
Гиппокамп / парагиппокамп Gyrus 5,17 −56, −14, 0
4.38 −18, −22, −16
4.06 36, −30, −14
4.03 36, −20, −16
30, −12, −18
3,66 40, −42, −16
Нижняя лобная извилина 4,36 −30, 32, −18
4,40 −62, −22, −18
Постцентральная извилина 4.83 −20, −38, 72
3,88 −10, −42, 74
Задняя поясная извилина кора 3,88 −10, −22, 44
4,00 −16, −18, 74
3,86 14, −28, 74
Верхняя теменная долька 4,04 −12, −12, −12, 7 Верхняя височная извилина 5.17 −56, −14, 0
4,45 −58, −4, 6
3,98 60, 4, −10
Регрессионный анализ

Когда оценки ответной агрессии коррелировали с активностью мозга, мы увидели очень похожую картину результатов, что и при анализе основного эффекта (;) с большими кластерами, охватывающими миндалину, гиппокамп, задний островок, пре- и постцентральные извилины и верхняя височная извилина.Однако эти результаты регрессии, если они лежат в основе основных эффектов контрастной активации, выявили дополнительные, ранее не наблюдавшиеся кластеры в левой NAcc, дорсальном полосатом теле, дорсальной передней поясной коре и DMPFC (2).

регрессионный анализ фМРТ всего мозга, в котором нервная активность от контраста ответной> не ответной агрессии регрессировала на баллы ответной агрессии участников.

Анализ фМРТ всего мозга для контраста ответной> не ответной агрессии, в котором красные воксели представляют собой нейронную активность, регрессировавшую на оценки ответной агрессии, а синие воксели представляют собой перекрытие с основным эффектом типа испытания.Кластеры, специфичные для регрессионного анализа, изображены как на сагиттальном виде ( A ), демонстрирующем кластер MPFC, так и на корональном виде ( B ), изображающем кластер в левой NAcc.

Таблица 3.

Результаты регрессии фМРТ всего мозга, в которых нейронная активность из контраста ответной> не ответной агрессии была регрессирована до оценок ответной агрессии (25 651 вокселей)

32 временная извилина
Область мозга Пик Z Координаты максимума MNI ( x , y , z )
Мозжечок 4.93 2, −58, −8
Нижняя затылочная доля 4,54 −42, 74, 0
Средняя лобная извилина 3,35 −24, 32, 30
Nucleus accumbens 2,85 −12, 4, −10
Постцентральная извилина 4,91 −22, −38, 72
4,56 −64 9036, −32
Задний островок 4.69 −36, −12, −8
Верхняя лобная извилина / передний полюс 3,68 −22, 22, 38
3,53 −4, 64, 30
3,46 −22, 38, 28
3,32 −6, 64, 16
3,21 −18, 62, 20
5,42 −56, −12, 2

Обсуждение

Ущерб, нанесенный человеческой агрессией, хорошо известен, но то, что мотивирует такое поведение, менее понятно.Возможно, наиболее известными причинами агрессии являются провокация и возникающие из нее негативные чувства (Anderson and Bushman, 2002). Однако провокация, похоже, делает ответную агрессию полезным опытом (Ramírez et al. , 2005), хотя прямая проверка этой гипотезы отсутствует. Пытаясь эмпирически обосновать это утверждение, мы попытались представить функцию схемы вознаграждения мозга как субстрат ответной агрессии. Подтверждая это предположение, активность левой NAcc во время агрессивных решений была связана с более агрессивным поведением после провокации.Эта ассоциация представляет собой первый шаг к тому, чтобы сделать гедонистическое вознаграждение ключевым фактором ответной агрессии.

В дополнение к этому вкладу наши результаты в значительной степени повторяли предыдущие исследования нейронных коррелятов ответной агрессии, которые включали области поясной коры, дорсальное полосатое тело, островок, латеральные и медиальные аспекты префронтальной коры и верхние височные извилины (Krämer et al. др. , 2007; Lotze и др. , 2007; Dambacher и др., 2015). Отсутствие активности NAcc во время ответной агрессии из этих предыдущих исследований может происходить из-за их относительно меньшего размера выборки и связанной с этим способности обнаруживать более тонкую, подкорковую нервную активность. Большие кластеры активации, которые мы наблюдали в гиппокампе и DMPFC во время ответной агрессии, хорошо согласуются с предыдущими исследованиями, которые предполагают, что эти области являются критическими нейронными субстратами гнева и гневных размышлений в ответ на провокацию (Denson et al., 2008) и наказание (Lotze et al. , 2007). Будущие исследования агрессии значительно выиграют от изучения конкретной роли, которую каждая из этих областей играет в мотивации и регулировании агрессивного поведения. Модуляция этих различных областей с помощью стимуляции мозга и психоактивных препаратов представляет собой многообещающий путь для разделения их различных вкладов.

Если большая активность NAcc способствует агрессии, то ингибирование этой области также должно предсказывать подавленную агрессию.Мы продемонстрировали, что чем больше левый NAcc участников демонстрировал функциональную связь с правым VLPFC во время агрессивных решений, тем меньше ответной агрессии они совершали. Это открытие подтверждает основные положения теории баланса, согласно которой сбои саморегуляции (например, агрессия) возникают из-за дисбаланса в мозге, который благоприятствует подкорковым структурам по сравнению с их регулирующими аналогами в префронтальной коре (Heatherton and Wagner, 2011). Хотя мы сделали двусторонний прогноз в отношении NAcc, наблюдаемые нами эффекты были специфичны для левого полушария.Специфика наших ассоциаций с левым, а не с правым NAcc, возможно, связана с латерализацией положительной валентности в доминантном левом полушарии даже среди таких подкорковых структур, как NAcc (Kühn and Gallinat, 2012; Berridge and Kringelbach, 2013).

Этот акцент на гедонистическом вознаграждении как на мощном источнике агрессии резко контрастирует с традиционными подходами к исследованию агрессии, которые подчеркивают роль негативного аффекта и отталкивающих состояний, таких как жара (Anderson, 1989; Berkowitz, 1989).Однако наши результаты не предназначены для сравнения с такими моделями, скорее, мы надеемся, что они добавят им нюансов. В соответствии с предыдущими исследованиями, показавшими, что агрессия часто воспринимается и используется как средство смягчения негативного аффекта (Bushman et al. , 1999, 2001), мы ожидаем, что отрицательный аффект может побудить людей искать источники гедонической награды для восстановления аффективных эмоций. гомеостаз. Как показывают наши результаты, таким воспринимаемым источником удовольствия может быть агрессия. Эти результаты имеют четкое значение для лечения и вмешательств, направленных на снижение агрессии.В самом деле, если агрессия мотивируется вознаграждением, тогда такие методы лечения должны основываться на моделях лечения зависимости, которые часто стремятся смягчить роль тяги и ожидаемого вознаграждения.

Остается нерешенным вопрос, представляет ли наблюдаемая нами активность NAcc ощущаемым в настоящее время вознаграждением, ожидаемым вознаграждением или каким-либо другим психологическим процессом в целом. Проблемы с обратным выводом, присущие функциональной нейровизуализации, затрудняют решение этого вопроса (Poldrack, 2006).Следует отметить, что обратный вывод является проблематичным аспектом почти всех исследований (например, действительно ли самоотчет о гневе отражает опыт этого процесса?). Действительно, активность NAcc не является чистой нейронной сигнатурой вознаграждения, учитывая роль NAcc в более широком обучении и мотивационных схемах (Floresco, 2015). Тем не менее, множество метааналитических данных из сотен функциональных нейровизуализационных исследований свидетельствует о том, что NAcc наиболее надежно связан с вознаграждением (Diekhof et al., 2012 г .; Кюн и Галлинат, 2012; Bartra et al. , 2013; Берридж и Крингельбах, 2013). Чтобы подтвердить этот обратный вывод в рамках нашего собственного исследования, мы обнаружили, что в контексте нашей задачи на агрессию активность NAcc представляет собой положительно валентную награду в виде наблюдаемой корреляции между активностью NAcc и тенденцией использовать агрессию для получения положительного аффекта. Эта корреляция предполагает, что активность NAcc представляла ожидание положительного эффекта. Действительно, исследования NAcc, по-видимому, предполагают, что он связан с ожиданием полезного стимула в большей степени, чем текущее гедонистическое ощущение (Berridge and Kringelbach, 2013).Таким образом, наблюдаемая нами активность NAcc может представлять собой ожидаемое вознаграждение за агрессию и в меньшей степени — ощущаемый в настоящее время уровень вознаграждения. Эта упреждающая функция NAcc и ее связь с агрессией хорошо согласуется с недавними метатеоретическими данными о том, что ожидаемые эмоции являются мощным мотиватором социального поведения (Baumeister et al. , 2007; DeWall et al. , в печати).

Мы не можем понять, в какой степени активность NAcc, которую мы наблюдали во время ответной агрессии, была вызвана вознаграждением за агрессию или результатом наказания провокатора за свои подстрекательские действия.Предыдущие исследования, связывающие акт простого наблюдения за наказанием провокаторов, также показали реактивность NAcc (Singer et al. , 2006; Krämer et al. , 2007). Дальнейшие исследования должны стремиться разобраться в полезном характере агрессии как таковой и в достижении намеченного результата. Кроме того, мы не можем быть уверены, что активность в rVLPFC представляет собой процессы саморегуляции, поскольку эта область также вовлечена в такие психологические процессы, как формирование языка (Nagel et al., 2008 г.).

Но почему эти эффекты наблюдаются только при ответной агрессии? В литературе по поведению очень четко показано, что агрессия считается приятной только в том случае, если она возникает после провокации (Carré et al. , 2010). Мы предполагаем, что эта специфика связи вознаграждения с ответной агрессией, вероятно, связана с эволюционными силами, выбранными для мотивационной системы, которые побудили людей нанести ответные издержки тем, кто снизил свою репродуктивную пригодность (McCullough et al., 2013). Имея в виду мотивацию к поддержанию справедливости, положительный аффект, связанный с «исправлением ошибки», по-видимому, мотивирует агрессивное поведение (Gollwitzer and Bushman, 2012). Таким образом, древние мотивы возмездия и более современные стремления к справедливости могут лежать в основе специфики вознаграждения в мотивации ответной агрессии. Однако способность саморегулирования подрывать эффект вознаграждения за агрессию дает надежду на сокращение человеческого насилия.

Выражение признательности

Авторы несут исключительную ответственность за содержание и не обязательно отражают официальную точку зрения Национальных институтов здравоохранения.Мы благодарим Ричарда Милича и Дональда Линама за их помощь в разработке и проведении этого исследования.

Финансирование

Этот эксперимент финансировался за счет гранта Центра перевода исследований злоупотребления наркотиками Университета Кентукки (CDART; спонсор: Национальный институт злоупотребления наркотиками, номер гранта: DA005312) последнему автору.

Дополнительные данные

Дополнительные данные доступны по адресу SCAN онлайн.

Конфликт интересов .Ничего не объявлено.

Ссылки

  • Anderson C.A. (1989). Температура и агрессия: повсеместное влияние жары на случаи человеческого насилия. Психологический бюллетень, 106, 74–96. [PubMed] [Google Scholar]
  • Андерсон К.А., Бушман Б.Дж. (1997). Внешняя валидность «истинных» экспериментов: случай лабораторной агрессии. Обзор общей психологии , 1, 22. [Google Scholar]
  • Андерсон К.А., Бушман Б.Дж. (2002). Человеческая агрессия. Ежегодный обзор психологии, 53, 27–51.[PubMed] [Google Scholar]
  • Арчер Дж. (2004). Половые различия в агрессии в реальных условиях: метааналитический обзор. Обзор общей психологии, 8, 291–322. [Google Scholar]
  • Арон А.Р., Роббинс Т.В., Полдрак Р.А. (2004). Торможение и правая нижняя лобная кора. Тенденции в когнитивных науках, 8, 170–7. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бартра О., Макгуайр Дж. Т., Кейбл Дж. У. (2013). Система оценки: основанный на координатах метаанализ экспериментов BOLD fMRI, изучающих нейронные корреляты субъективной ценности.NeuroImage, 76, 412–27. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Баумейстер Р.Ф., Вос К.Д., ДеУолл С.Н., Чжан Л. (2007). Как эмоция формирует поведение: обратная связь, ожидание и размышление, а не прямая причинность. Обзор личности и социальной психологии, 11, 167–203. [PubMed] [Google Scholar]
  • Берковиц Л. (1989). Аффективная агрессия: роль стресса, боли и негативного аффекта. В: Гин Р.Г., Доннерштейн Э., редакторы. Человеческая агрессия: теории, исследования и последствия для социальной политики.Сан-Диего: Academic Press, стр. 49–72. [Google Scholar]
  • Берридж К.С., Крингельбах М.Л. (2013). Неврология аффекта: мозговые механизмы удовольствия и неудовольствия. Текущее мнение в нейробиологии, 23, 294–303. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Bushman B.J. (2002). Выдувание гнева питает или гасит пламя? катарсис, размышления, отвлечение, гнев и агрессивная реакция. Бюллетень личности и социальной психологии, 28, 724–31. [Google Scholar]
  • Бушман Б.J., Baumeister R.F., Phillips C.M. (2001). Люди агрессивны, чтобы улучшить свое настроение? Катарсисные убеждения, влияют на возможность регулирования и агрессивное реагирование. Журнал личности и социальной психологии, 81, 17–32. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бушман Б.Дж., Баумейстер Р.Ф., Стек А.Д. (1999). Катарсис, агрессия и убедительное влияние: самореализующиеся или обреченные на провал пророчества? Журнал личности и социальной психологии, 76, 367–76. [PubMed] [Google Scholar]
  • Баттон К.С., Иоаннидис Дж.П.А., Мокрыш К. и др. (2013). Сбой питания: почему небольшой размер выборки подрывает надежность нейробиологии. Nature Reviews Neuroscience, 14, 365–76. [PubMed] [Google Scholar]
  • Карре Дж. М., Гилкрист Дж. Д., Моррисси М. Д., Маккормик К. М. (2010). Мотивационные и ситуационные факторы и взаимосвязь между динамикой тестостерона и агрессией человека во время соревнований. Биологическая психология, 84, 346–53. [PubMed] [Google Scholar]
  • Чейз Х.В., Эйкхофф С.Б., Лэрд А.Р., Хогарт Л. (2011). Нейронная основа обработки и влечения к наркотическим стимулам: метаанализ оценки вероятности активации. Биологическая психиатрия, 70, 785–93. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Chester D.S., DeWall C.N. (2014). Префронтальная рекрутация во время социального отторжения предсказывает более серьезный последующий дисбаланс и нарушение саморегуляции: нейронные и лонгитюдные данные. NeuroImage, 101, 485–93. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Cikara M., Фиске С. (2011). Ограниченная эмпатия: нейронные реакции на неудачи чужих целей. Журнал когнитивной нейробиологии, 23, 3791–803. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Dambacher F., Sack A.T., Lobbestael J., Arntz A., Brugman S., Schuhmann T. (2015). Из-под контроля: доказательства участия передней части островка в двигательной импульсивности и реактивной агрессии. Социальная когнитивная и аффективная нейробиология, 10, 508–16. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Denson T.Ф., ДеУолл К.Н., Финкель Э.Дж. (2012). Самоконтроль и агрессия. Современные направления психологической науки, 21, 20–5. [Google Scholar]
  • Denson T.F., Dobson-Stone C., Ronay R., von Hippel W., Schira M.M. (2014). Функциональный полиморфизм гена МАОА связан с нейронными ответами на контроль индуцированного гнева. Журнал когнитивной нейробиологии, 26, 1418–27. [PubMed] [Google Scholar]
  • Denson T.F., Pedersen W.C., Ronquillo J., Nandy A.S. (2008). Злой мозг: нейронные корреляты гнева, гневного размышления и агрессивной личности.Журнал когнитивной неврологии, 21, 734–44. [PubMed] [Google Scholar]
  • Де Кервен Д.Дж.-Ф., Фишбахер У., Трейер В. и др. (2004). Нейронная основа альтруистического наказания. Science (Нью-Йорк, Нью-Йорк), 305, 1254–58. [PubMed] [Google Scholar]
  • ДеУолл К.Н., Баумейстер Р.Ф., Честер Д.С., Бушман Б.Дж. (под давлением). Как часто текущие эмоции предсказывают социальное поведение и суждения? Метааналитический тест двух теорий. Обзор эмоций . [Google Scholar]
  • ДеУолл К.Н., Финкель Э.Дж., Ламберт Н.М. и др. (2013). Задача куклы вуду: представить и проверить новый метод изучения агрессивных наклонностей. Агрессивное поведение, 39, 419–39. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дихоф Э.К., Капс Л., Фалкаи П., Грубер О. (2012). Роль вентрального полосатого тела человека и медиальной орбитофронтальной коры в представлении величины вознаграждения — метаанализ оценки вероятности активации нейровизуализационных исследований ожидания пассивного вознаграждения и обработки результатов.Neuropsychologia, 50, 1252–66. [PubMed] [Google Scholar]
  • Джанкола П., Чермак С. (1998). Построить валидность парадигм лабораторной агрессии: ответ Тедески и Куигли (1996). Агрессия и агрессивное поведение , 3, 16. [Google Scholar]
  • Голлвитцер М., Бушман Б.Дж. (2012). Наказывают ли жертвы несправедливости, чтобы улучшить свое настроение? Социально-психологическая наука и наука о личности, 3, 572–80. [Google Scholar]
  • Grahn J.A., Parkinson J.A., Owen A.M.(2008). Когнитивные функции хвостатого ядра. Прогресс нейробиологии, 86, 141–55. [PubMed] [Google Scholar]
  • Gray J.A. (1994). Три фундаментальные эмоциональные системы. В: Экман П., Дэвидсон Р.Дж., редакторы. Природа эмоций: Фундаментальные вопросы. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, стр. 243–7. [Google Scholar]
  • Graybiel A.M. (2008). Привычки, ритуалы и оценочный мозг. Ежегодный обзор неврологии, 31, 359–87. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хармон-Джонс Э., Сигельман Дж. (2001). Состояние гнева и префронтальная активность мозга: доказательства того, что относительная лево-префронтальная активация, связанная с оскорблением, связана с пережитым гневом и агрессией. Журнал личности и социальной психологии, 80, 797–803. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хизертон Т.Ф., Вагнер Д.Д. (2011). Когнитивная нейробиология отказа саморегуляции. Тенденции в когнитивных науках, 15, 132–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Heller R., Stanley D., Yekutieli D., Рубин Н., Бенджамини Ю. (2006). Кластерный анализ данных фМРТ. NeuroImage, 33, 599–608. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кремер У.М., Янсма Х., Темпельманн К., Мюнте Т.Ф. (2007). Око за око: нейронная основа реактивной агрессии. NeuroImage, 38, 203–11. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кюн С., Галлинат Дж. (2012). Нейронные корреляты субъективной приятности. NeuroImage, 61, 289–94. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ли И.А., Проповедник К.Дж. (2013). Расчет для проверки разницы между двумя зависимыми корреляциями с одной общей переменной [Компьютерное программное обеспечение].[Google Scholar]
  • Лотце М., Вейт Р., Андерс С., Бирбаумер Н. (2007). Доказательства различной роли вентральной и дорсальной медиальной префронтальной коры в социальной реактивной агрессии: интерактивное исследование фМРТ. NeuroImage, 34, 470–8. [PubMed] [Google Scholar]
  • Maldjian J.A., Laurienti P.J., Kraft R.A., Burdette J.H. (2003). Автоматизированный метод нейроанатомического и цитоархитектонического атласа опроса наборов данных фМРТ. NeuroImage, 19, 1233–9. [PubMed] [Google Scholar]
  • Маккалоу М.Э., Курцбан Р., Табак Б.А. (2013). Когнитивные системы мести и прощения. Поведенческие науки и науки о мозге, 36, 1–15. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mehta P.H., Beer J. (2009). Нейронные механизмы связи тестостерон-агрессия: роль орбитофронтальной коры. Журнал когнитивной нейробиологии, 22, 2357–68. [PubMed] [Google Scholar]
  • Нагель И.Э., Шумахер Э.Х., Гебель Р., Д’Эспозито М. (2008). Функциональное МРТ-исследование механизмов вербального отбора в боковой префронтальной коре.NeuroImage, 43, 801–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Poldrack R.A. (2006). Можно ли вывести когнитивные процессы на основании данных нейровизуализации? Тенденции в когнитивных науках, 10, 59–63. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рамирес Дж. М., Бонниот-Кабанак М.-К., Кабанак М. (2005). Может ли агрессия доставлять удовольствие? Европейский психолог, 10, 136–45. [Google Scholar]
  • Шохами Д. (2011). Обучение и мотивация в полосатом теле человека. Текущее мнение в нейробиологии, 21, 408–14.[PubMed] [Google Scholar]
  • Сингер Т., Сеймур Б., О’Догерти Дж. П., Стефан К. Э., Долан Р. Дж., Фрит К. Д. (2006). Эмпатические нейронные реакции модулируются воспринимаемой справедливостью других. Природа, 439, 466–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Смит С.М., Дженкинсон М., Вулрич М.В. и др. (2004). Достижения в области функционального и структурного анализа МРТ изображений и реализации в качестве FSL. NeuroImage, 23, S208–19. [PubMed] [Google Scholar]
  • Штробель А., Циммерманн Дж., Schmitz A., et al. (2011). Помимо мести: нейронные и генетические основы альтруистического наказания. NeuroImage, 54, 671–80. [PubMed] [Google Scholar]
  • Такахаши Х., Като М., Мацуура М., Моббс Д., Сухара Т., Окубо Ю. (2009). Когда ваша выгода — моя боль, а ваша боль — моя выгода: нейронные корреляты зависти и злорадства. Наука, 323, 937–9. [PubMed] [Google Scholar]
  • Тейлор С. (1967). Агрессивное поведение и физиологическое возбуждение как функция провокации и тенденции подавлять агрессию.Журнал личности , 35, 297–310. [PubMed] [Google Scholar]
  • Цурио-Мазойер Н., Ландо Б., Папатанассиу Д. и др. (2002). Автоматическая анатомическая маркировка активаций в SPM с использованием макроскопической анатомической разбивки мозга одного пациента MNI MRI. NeuroImage, 15, 273–89. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wagner D.D., Altman M., Boswell R.G., Kelley W.M., Heatherton T.F. (2013). Саморегулирующееся истощение усиливает нейронные реакции на награды и ухудшает контроль сверху вниз.Психологическая наука, 24, 2262–71. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Woolrich M.W., Jbabdi S., Patenaude B., et al. (2009). Байесовский анализ данных нейровизуализации в FSL. NeuroImage, 45, S173–86. [PubMed] [Google Scholar]
  • Уорсли К.Дж. (2001). Статистический анализ активационных образов. Функциональная МРТ: Введение в методы, 14, 251–70. [Google Scholar]
  • Яркони Т., Полдрак Р.А., Николс Т.Э., Ван Эссен, округ Колумбия, Уэджер Т.Д. (2011). Масштабный автоматизированный синтез данных функциональной нейровизуализации человека.Природные методы, 8, 665–70. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Как бороться с агрессией | SkillsYouNeed

К сожалению, многим из нас приходится иметь дело с агрессивными людьми, будь то по работе или в повседневной жизни. Родители с детьми ясельного возраста часто ежедневно сталкиваются с разочарованием и агрессией, но с этим может быть легче справиться, чем с агрессией у другого взрослого! В конце концов, недопустимо давать взрослому «тайм-аут», даже если вы думаете, что это, вероятно, поможет вам обоим.

Имея дело с агрессией, важно правильно реагировать. Гневный ответ почти наверняка приведет к обострению ситуации и затруднит ее разрядку — что почти наверняка подтвердят родители малышей. На этой странице представлены некоторые предложения о способах управления агрессией в других людях, в частности, с помощью вербального и невербального общения.


Первая линия обороны — самоконтроль

Агрессия часто связана с глубокими эмоциональными реакциями: это реакция на угрозы или гнев.Следовательно, это вызывает эмоциональную реакцию у других людей.

Если вы собираетесь эффективно бороться с агрессией в других, важно, чтобы вы понимали и могли управлять своими собственными эмоциональными реакциями.

Например, вам нужно знать, какое поведение или человек заставляет вас злиться и потенциально агрессивно. Какие виды поведения вызывают у вас «нос»? Вам также необходимо понять, как вы реагируете, а затем научиться контролировать свои чувства и следить за тем, чтобы ваша реакция соответствовала обстоятельствам.

Вы можете узнать больше об этом на нашей странице Распознавание эмоций и управление ими . Вы также можете найти другие наши страницы на Emotional Intelligence полезными.

Правильный ответ может помочь другому человеку справиться со своими эмоциями, даже неосознанно. Например, напористый ответ (вместо пассивного или агрессивного) может помочь другому человеку стать более напористым, а не агрессивным.

Подробнее об этом читайте на наших страницах Assertiveness и, в частности, на нашей странице Dealing with Non-Assertive Behavior .

Одна из самых важных вещей, которую нужно понять, это то, что это, вероятно, не личное: вы просто находитесь на «линии огня». Следовательно, вам не нужно принимать это на свой счет и защищаться, потому что это не критика вас.

Важность слушания и принятия

Мы все хотим, чтобы нас слушали, особенно когда мы говорим о чем-то важном для нас.

Один из основных провоцирующих факторов агрессии — это чувство разочарования или гнева.

Вы можете распознать эти эмоции у кого-то другого или можете вступить в контакт с кем-то, кто проявляет признаки агрессии (подробнее об этом см. На нашей странице Что такое агрессия? ).

Когда вы это делаете, важно дать другому человеку время полностью выразить свои мысли . Слушайте, что они говорят, и побуждайте их рассказать вам о проблеме. Открытый, дружелюбный подход помогает определить ваши отношения как поддерживающие, а не конфронтационные.Проявите сочувствие и понимание их ситуации.

СОВЕТ!


Особенно полезно распознавать и отражать эмоциональные реакции другого человека. Это показывает, что вы поняли не только ситуацию, но и свои чувства. Вы также можете сказать, как вам жаль, что они так себя чувствуют.

Например:

« Я вижу, что это вас очень рассердило, и я не удивлен. Звучит действительно ужасно. «
» Я могу сказать, что вы очень расстроены этим. Мне очень жаль, что тебя заставили так себя чувствовать.

Следует проявлять осторожность, чтобы не усиливать агрессивное поведение, особенно через агрессивное или оборонительное поведение.



Факторы, снижающие агрессивное поведение

Существует ряд факторов, которые снижают вероятность агрессивного поведения человека. Они могут быть связаны с человеком, окружающей средой или другими вовлеченными людьми.

Например, люди, которые по своей природе довольно пассивны, с меньшей вероятностью станут агрессивными. Люди также менее склонны к агрессии, если у них есть опыт агрессивного поведения, которое не получает вознаграждения, или если они считают, что агрессия вряд ли поможет.

Люди также с меньшей вероятностью проявят агрессию, если они:

  • Почувствуйте себя в безопасности и без угроз;
  • Ожидайте, что к вам будут относиться с уважением, возможно, из-за предыдущего опыта в этой среде или с этим человеком;
  • Понимать ожидаемое поведение или социальные нормы; или
  • Умеют эффективно общаться.

Спокойная обстановка, в которой большинство людей чувствует себя комфортно и где к людям относятся с уважением, поэтому с меньшей вероятностью будет вызывать агрессию. Также намного сложнее быть агрессивным, если все вокруг ведут себя спокойно и уважительно друг к другу и к вам.

Если вы работаете в организации, которой регулярно приходится иметь дело с агрессивными людьми, вам может быть полезно подумать о том, можете ли вы внести какие-либо изменения в окружающую среду, которые могут снизить вероятность агрессии.

Например, менее формальная среда или более эгалитарный подход могут быть менее пугающими и, следовательно, менее опасными, чем столы и барьеры. Предложение чашки чая или стакана воды в качестве рутинной части встречи также может помочь наладить отношения заботы с самого начала. Такая простая вещь, как размещение экрана компьютера, чтобы другой человек мог его видеть, может помочь сделать отношения более равными, особенно если вам нужно делать записи во время встречи.

Снижение агрессии в других

Существует ряд методов борьбы с агрессией, включая вербальное и невербальное поведение.

Эти методы будут особенно полезны для всех, кому приходится справляться с агрессией в течение своей профессиональной жизни.

К невербальному поведению, которое может помочь ослабить агрессию, относятся:

  • Знать свой язык тела и демонстрировать открытую стойку без угроз.

  • Поддерживать зрительный контакт, но следить, чтобы это не выглядело конфронтационным.

  • Движемся медленно и уверенно. Старайтесь сохранять спокойствие в своих физических движениях.

  • Уважать личное пространство другого человека.

Вербальные манеры поведения, которые помогут стимулировать уверенные ответы, включают:

  • Слушать то, что говорит другой человек, и принимать, распознавать и подчеркивать положительные аспекты того, что говорится, — без минимизации отрицательных.

  • Проявление уважения посредством вежливых формальностей, но стремление приблизиться к общению.

  • Проявление понимания и сочувствия к человеку путем отражения, разъяснения и обобщения его мыслей и чувств.

  • Избегать любых проявлений силы, например: «Вы должны успокоиться».

  • Поощрение другого человека к тому, чтобы он взял на себя ответственность за свое поведение и направил его на более творческие или позитивные аспекты, например, путем подачи письменной жалобы, а не словесной критики кого-либо / организацию.

См. Также наш раздел: Напористость

Как справиться с агрессией после события

Люди по-разному реагируют на агрессию других людей.

Реакция человека может зависеть от многих факторов, таких как предыдущий опыт и подверженность агрессии, воспитание, нормы поведения, пол, культура, возраст, состояние здоровья и ожидания, а также физиологические различия и реакции на стресс в целом.

Способы справиться с агрессией после того, как она случилась, включают:

  • См. Любые инструкции вашей организации .

  • Сообщите о событии супервизору.

  • Расскажите другим о своем опыте . Выражение чувств и реакций может помочь вам смириться с тем, что произошло, и понять, что многие такие реакции являются нормальной реакцией на враждебное поведение.

  • Попытка проанализировать, что произошло , почему другой человек вел себя так, как он, и ваши реакции. Обсудите это с руководителем или другим членом вашей организации.

  • Применяем на практике методы снятия стресса и методы релаксации .

  • Помните о возможных симптомах, которые могут возникнуть после такого опыта , например чувство тревоги, нарушение сна, постоянные воспоминания о событии, повторяющиеся сны, физические реакции, депрессия или трудности с концентрацией.

  • Не стоит недооценивать стресс события ни для себя, ни для других. Не позволяйте другим относиться к нему как к незначительному. Если это вас беспокоит, важно с этим справиться.


Последняя мысль

Чтобы развить понимание агрессивного поведения, людям важно осознавать свои собственные чувства и то, как они реагируют и справляются с агрессией — как внутри себя, так и в других.Первая линия защиты определенно не является атакой, в данном случае это самоконтроль.

Слушание людей и обращение с ними как с людьми может иметь очень большое значение для того, чтобы помочь вам ослабить агрессию в других. Очень немногие люди на самом деле хотят, чтобы был злым и агрессивным.


насилия | поведение | Британника

насилие , акт физической силы, который причиняет или имеет целью причинить вред. Ущерб, нанесенный насилием, может быть физическим, психологическим или и тем, и другим.Насилие можно отличить от агрессии, более общего типа враждебного поведения, которое может иметь физический, словесный или пассивный характер.

Насилие — это относительно распространенный тип человеческого поведения, имеющий место во всем мире. Люди любого возраста могут проявлять насилие, хотя подростки старшего возраста и молодые люди чаще всего склонны к насилию. Насилие имеет ряд негативных последствий для тех, кто становится его свидетелем или свидетелем, и дети особенно восприимчивы к его вреду.К счастью, различные программы оказались успешными в предотвращении и сокращении насилия.

Подробнее по этой теме

Телевидение в Соединенных Штатах: насилие на телевидении и саморегулирование

Хотя FCC запрещено регулировать телевизионный контент (за исключением контента, не защищенного Первой поправкой и подпадающего под действие …

Виды насилия

Насилие можно разделить на несколько категорий.Насильственные преступления обычно делятся на четыре основные категории в зависимости от характера поведения: убийство (убийство одного человека другим, иногда по законным причинам), нападение (физическое нападение на другого человека с намерением причинить вред), грабеж (насильственное изъятие чего-либо у другого человека) и изнасилование (насильственный половой акт с другим человеком). Другие формы насилия частично совпадают с этими категориями, например, сексуальное насилие над детьми (вступление в половые отношения с ребенком) и насилие в семье (агрессивное поведение между родственниками, обычно супругами).

Насилие также можно классифицировать по его мотивам. Реактивное или эмоциональное насилие обычно включает в себя выражение гнева — враждебного желания причинить кому-либо боль, — которое возникает в ответ на предполагаемую провокацию. Проактивное или инструментальное насилие более расчетливо и часто совершается в ожидании некоторой награды. Американский психолог Кеннет Додж обнаружил, что эти два типа насилия связаны с разными физиологическими состояниями: человек, совершающий реактивное насилие, испытывает повышенное возбуждение вегетативной нервной системы (т.е. учащенное сердцебиение и дыхание, потоотделение), тогда как человек, совершающий акт активной агрессии, испытывает низкое вегетативное возбуждение.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Другой метод категоризации агрессивного поведения включает различие между хищническим и аффективным насилием. Хищническое насилие предполагает спланированные враждебные действия. Аффективное насилие более импульсивно и незапланированно. Предлагались и другие типы насилия, включая раздражительное насилие (мотивированное разочарованием) и территориальное насилие (мотивированное вторжением на воспринимаемую территорию или пространство).

Причины насилия

Один момент, с которым, похоже, согласны все исследователи, заключается в том, что насилие является многокомпонентным, а это означает, что ни один из факторов не ответственен за агрессивное поведение. Напротив, насилие является результатом сочетания факторов, в том числе тех, которые проистекают из социальной или культурной среды человека, совершающего насилие, и факторов, представляющих непосредственные ситуативные силы. Исследователи изучили множество факторов внутри человека, которые могут способствовать насилию, включая генетическую предрасположенность, нейрохимические аномалии (например,ж., высокий уровень тестостерона), личностные характеристики (например, отсутствие сочувствия к другим), дефицит обработки информации (например, склонность рассматривать действия других как враждебные) и опыт жестокого обращения или пренебрежения в детстве.

Последствия насилия

Вне зависимости от причины насилие оказывает негативное воздействие на тех, кто его переживает или становится свидетелем. Насилие может нанести как физический, так и психологический вред. Некоторые психологические расстройства, включая посттравматическое стрессовое расстройство, диссоциативное расстройство личности и пограничное расстройство личности, связаны с переживанием или наблюдением насилия.Другие психологические симптомы, такие как депрессия, тревога и перепады настроения ( см. биполярное расстройство), часто встречаются у жертв насилия.

Дети особенно подвержены негативным последствиям насилия. У тех, кто пережил или стал свидетелем насилия, может развиться множество проблем, включая тревогу, депрессию, неуверенность, гнев, плохое управление гневом, плохие социальные навыки, патологическую ложь, манипулятивное поведение, импульсивность и отсутствие сочувствия. Как показывают такие примеры, некоторые дети могут реагировать на насилие «интернализирующими» способами, например, развивая чувства незащищенности, беспокойства и депрессии, тогда как другие могут реагировать «экстернализирующими» способами, например, чувствуя гнев и проявляя антиобщественное поведение. манера.Хотя некоторые из последствий насилия могут проявляться в детстве, другие могут проявляться только в зрелом возрасте. Например, девочки, подвергшиеся насилию, чаще, чем девочки, не подвергавшиеся насилию, имеют проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами во взрослом возрасте.

Более того, насилие может усилить агрессивное поведение детей. Американский психолог Альберт Бандура показал, что дети часто имитируют агрессивное поведение, особенно если эти действия совершаются взрослыми, которым доверяют (например, родителями). Дети также имитируют насилие, показываемое по телевидению и в других средствах массовой информации.Те, кто подвергается большему количеству насилия со стороны СМИ, с большей вероятностью, чем другие дети, станут агрессивными взрослыми. Это особенно верно, если ребенок идентифицирует себя с жестокими персонажами и если ребенок считает, что насилие в СМИ представляет собой реальность.

Предупреждение насилия

Поскольку склонность к агрессивному поведению развивается в детстве, большинство программ профилактики нацелены на молодых людей. Многие такие программы проводятся на базе школы, хотя в некоторых участвуют семья или сообщество.Наиболее успешными программами предотвращения насилия являются те, которые нацелены на всех детей, а не только на тех, кто, как считается, подвергается риску насилия. Кроме того, наибольшего успеха добились школьные программы с преданными и вовлеченными учителями, а также программы, которые включают обучение родителей.

Разнообразные программы были разработаны для уменьшения или предотвращения насилия среди людей, которые уже проявили склонность к насилию. Например, ряд тюремных программ пытается снизить вероятность повторного совершения преступления среди насильственных и ненасильственных преступников.Такие программы часто включают в себя множество компонентов. Преступники, совершившие насильственные преступления, могут пройти обучение, чтобы улучшить родительские и другие навыки взаимоотношений. Может быть включен компонент психического здоровья, такой как лечение наркозависимости. Профессиональное обучение — еще один распространенный компонент программ профилактики в тюрьмах. Иногда в дополнение к другим методам могут использоваться такие препараты, как антидепрессанты, бета-блокаторы или бензодиазепины. В целом, наиболее успешными программами предотвращения насилия являются те, которые влияют на изменение поведения.

Кристин М. Жакен

Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

Биологические и эмоциональные причины агрессии — Принципы социальной психологии — 1-е международное издание

  1. Объясните, как агрессия может быть эволюционно адаптивной.
  2. Опишите, как разные части мозга влияют на агрессию.
  3. Обобщите влияние тестостерона и серотонина на агрессию.

Когда мы видим вокруг себя столько насилия каждый день, мы можем сделать вывод, что у людей есть врожденная склонность или даже инстинкт к агрессии.Некоторые известные философы и психологи утверждали, что это действительно так. Например, философ Томас Гоббс (1588–1679) придерживался этой точки зрения, утверждая, что люди по своей природе злы и что только общество может сдерживать их агрессивные тенденции. С другой стороны, философ Жан-Жак Руссо (1712–1778) был более позитивным. Он считал, что люди от природы мягкие существа, которые агрессивны только потому, что нас так учат в нашем обществе. Влиятельный психолог Зигмунд Фрейд, переживший катастрофу Первой мировой войны, в которой были убиты миллионы его собратьев, утверждал, что, хотя у людей действительно есть «инстинкт жизни», у них также есть «инстинкт смерти» — импульс к уничтожение себя и других.

Является ли агрессия эволюционно адаптивной?

Вера в врожденные склонности человека к агрессии — что способность быть агрессивным по отношению к другим, по крайней мере, при некоторых обстоятельствах, является частью нашего фундаментального человеческого устройства — согласуется с принципами эволюционной психологии. В конце концов, цель сохранения и совершенствования себя в некоторых случаях потребует, чтобы мы не позволяли другим причинять вред нам и тем, кто нам небезразличен. Мы можем нападать на других, потому что это позволяет нам получить доступ к ценным ресурсам, таким как еда и желанные спутники жизни, или защитить себя от прямого нападения со стороны других.И мы можем агрессивно вести себя, когда чувствуем, что нашему социальному статусу угрожает опасность. Следовательно, если агрессия помогает либо нашему индивидуальному выживанию, либо выживанию наших генов, то процесс естественного отбора вполне может заставить людей, как и любое другое животное, быть агрессивными. Люди должны уметь проявлять агрессию в определенных ситуациях, и природа дала нам эти навыки (Buss & Duntley, 2006). В правильной ситуации почти все из нас станут агрессорами.

Однако только потому, что мы можем агрессии не означает, что мы будем.Он не обязательно эволюционно адаптируется к агрессии во всех ситуациях. Во-первых, агрессия может дорого обойтись, если другой человек агрессивен в ответ. Поэтому ни люди, ни животные не всегда агрессивны. Напротив, они используют агрессию только тогда, когда чувствуют, что им это абсолютно необходимо (Berkowitz, 1993a). У животных реакция «бей или беги» на угрозу иногда заставляет их атаковать, а иногда и спасаться бегством. У людей есть еще более широкий спектр потенциальных ответов на угрозу, только одна из которых — агрессия.Опять же, социальная ситуация критическая. Мы можем бурно реагировать в ситуациях, когда нам неудобно или страшно, или когда другой человек нас спровоцировал, но мы можем реагировать более спокойно в других ситуациях. И есть культурные различия, так что насилие более распространено в одних культурах, чем в других.

Нет сомнений в том, что агрессия отчасти определяется генетически. Животных можно разводить так, чтобы они были агрессивными, скрещивая друг с другом наиболее агрессивное потомство (Lagerspetz & Lagerspetz, 1971).Дети, которые агрессивны в младенчестве, также агрессивны во взрослом возрасте (Coie & Dodge, 1998; Dubow, Huesmann, & Boxer, 2003; Raine, 1993), и однояйцевые близнецы более похожи, чем разнояйцевые близнецы, по своим агрессивным наклонностям и судимости. Исследования поведенческой генетики показали, что криминальное и агрессивное поведение коррелирует примерно на 0,70 для однояйцевых близнецов и только на 0,40 для разнояйцевых близнецов (Tellegen et al., 1988).

Авсалом Каспи и его коллеги (2002) нашли доказательства того, что при определении агрессии происходит индивидуальное взаимодействие.Они сосредоточились на влиянии определенного генетического фактора, гена моноаминоксидазы (МАОА), расположенного на Х-хромосоме, который производит фермент, который влияет на выработку серотонина, нейротрансмиттера, который влияет на настроение, аппетит и сон и который подавляет агрессия. Подтверждая роль генетики в агрессии, они обнаружили, что люди, у которых был более низкий уровень активности этого гена, были более подвержены риску проявить разнообразие агрессивного поведения во взрослом возрасте. Однако они также обнаружили, что генетический фактор важен только для детей, с которыми также жестоко обращались.Эффект индивидуального взаимодействия показан на рисунке 9.4. Хотя требуется гораздо больше исследований, похоже, что на агрессивное поведение, как и на большинство других форм поведения, влияет взаимодействие между генетическими и средовыми вариациями.

Рис. 9.4 Эффект индивидуального взаимодействия

Каспи и его коллеги (2002) нашли доказательства индивидуального взаимодействия относительно роли генетики и родительского отношения в агрессии. Антисоциальное поведение и агрессия были сильнее у детей, подвергшихся жестокому обращению, но этот эффект был еще сильнее у детей с вариациями гена, которые снижали выработку серотонина.

Принципы эволюции предполагают, что у нас меньше шансов причинить вред тем, кто генетически связан с нами, чем тем, кто отличается от нас. И исследования подтвердили этот вывод — например, биологические родители гораздо реже подвергают жестокому обращению или убивают своих собственных детей, чем приемные родители могут причинить вред своим приемным детям (Daly & Wilson, 1998, 1999). Фактически, эти исследователи обнаружили, что у детей дошкольного возраста, живущих с отчимом или приемным родителем, вероятность быть убитым своим родителем во много раз выше, чем у детей, живущих с обоими биологическими родителями.

Роль биологии в агрессии

Агрессия в значительной степени контролируется областью в более старой части мозга, известной как миндалевидное тело (рис. 9.5, «Ключевые структуры мозга, участвующие в регулировании и подавлении агрессии»). Миндалевидное тело — это область мозга, отвечающая за регулирование нашего восприятия и реакции на агрессию и страх. Миндалевидное тело имеет связи с другими системами организма, связанными со страхом, включая симпатическую нервную систему, лицевые реакции, обработку запахов и высвобождение нейротрансмиттеров, связанных со стрессом и агрессией.

Миндалевидное тело не только помогает нам переживать страх, но и помогает нам извлекать уроки из ситуаций, вызывающих страх. Миндалевидное тело активируется в ответ на положительные результаты, но также и на отрицательные, и особенно на раздражители, которые мы рассматриваем как угрожающие и вызывающие страх. Когда мы переживаем опасные события, миндалевидное тело стимулирует мозг запоминать детали ситуации, чтобы мы учились избегать ее в будущем. Миндалевидное тело активируется, когда мы смотрим на выражения лиц других людей, испытывающих страх, или когда мы сталкиваемся с представителями чужих расовых групп (Morris, Frith, Perrett, & Rowland, 1996; Phelps et al., 2000).

Хотя миндалевидное тело помогает нам воспринимать опасность и реагировать на нее, и это может привести к агрессии, другие части мозга служат для контроля и подавления наших агрессивных тенденций. Одним из механизмов, который помогает нам контролировать наши негативные эмоции и агрессию, является нейронная связь между миндалевидным телом и областями префронтальной коры (Гибсон, 2002).

Префронтальная кора головного мозга, по сути, является центром контроля агрессии: когда она более активна, мы в большей степени способны контролировать наши агрессивные импульсы.Исследования показали, что кора головного мозга менее активна у убийц и заключенных, приговоренных к смертной казни, что позволяет предположить, что насильственные преступления могут быть, по крайней мере частично, вызваны неспособностью или сниженной способностью регулировать эмоции (Davidson, Jackson, & Kalin, 2000; Davidson, Putnam , & Ларсон, 2000).

Рис. 9.5 Ключевые структуры мозга, участвующие в регуляции и подавлении агрессии

Области мозга, которые влияют на агрессию, включают миндалевидное тело (область 1) и префронтальную кору (область 2). Индивидуальные различия в одной или нескольких из этих областей или во взаимосвязях между ними могут увеличивать склонность к импульсивной агрессии.

Гормоны влияют на агрессию: тестостерон и серотонин

Гормоны также важны для создания агрессии. Наиболее важным в этом отношении является мужской половой гормон тестостерон, который связан с повышенной агрессией как у животных, так и у людей. Исследования, проведенные на различных животных, обнаружили сильную корреляцию между уровнем тестостерона и агрессией. Эти отношения кажутся более слабыми среди людей, чем среди животных, но все же они значительны (Dabbs, Hargrove, & Heusel, 1996).

В одном исследовании, показывающем взаимосвязь между тестостероном и поведением, Джеймс Даббс и его коллеги (Dabbs, Hargrove, & Heusel, 1996) измерили уровень тестостерона у 240 мужчин, которые были членами 12 братств двух университетов. Они также получили описания братств от университетских чиновников, офицеров братств, фотографии из ежегодников и отделений, а также полевые заметки исследователей. Исследователи сопоставили уровни тестостерона и описания каждого из братств.Они обнаружили, что братства, у которых был самый высокий средний уровень тестостерона, также были более дикими и непослушными, а в одном случае были известны всему университетскому городку своим грубым поведением. С другой стороны, братства с самым низким средним уровнем тестостерона были более воспитанными, дружелюбными, академически успешными и социально ответственными. Другое исследование показало, что несовершеннолетние правонарушители и заключенные с высоким уровнем тестостерона также вели себя более агрессивно (Banks & Dabbs, 1996).Тестостерон влияет на агрессию, влияя на развитие различных областей мозга, контролирующих агрессивное поведение. Гормон также влияет на физическое развитие, такое как мышечная сила, масса тела и рост, которые влияют на нашу способность успешно проявлять агрессию.

Хотя уровень тестостерона у мужчин намного выше, чем у женщин, связь между тестостероном и агрессией не ограничивается мужчинами. Исследования также показали положительную взаимосвязь между тестостероном и агрессией и соответствующим поведением (например, конкурентоспособностью) у женщин (Cashdan, 2003).Хотя у женщин в целом уровень тестостерона ниже, они больше подвержены меньшим изменениям этих уровней, чем мужчины.

Следует иметь в виду, что наблюдаемые взаимосвязи между уровнем тестостерона и агрессивным поведением, которые были обнаружены в этих исследованиях, не могут доказать, что тестостерон вызывает агрессию — отношения только корреляционные. Фактически, влияние агрессии на тестостерон, вероятно, сильнее, чем влияние тестостерона на агрессию.Участие в агрессии вызывает временное повышение уровня тестостерона. Люди, которые чувствуют, что их оскорбили, проявляют как большую агрессию, так и больше тестостерона (Cohen, Nisbett, Bosdle, & Schwarz, 1996), и опыт стресса также связан с более высоким уровнем тестостерона, а также с агрессией. Даже игра в агрессивную игру, такую ​​как теннис или шахматы, увеличивает уровень тестостерона у победителей и снижает уровень тестостерона у проигравших (Gladue, Boechler, & McCaul, 1989; Mazur, Booth, & Dabbs, 1992).Возможно, именно поэтому фанаты профессиональной хоккейной команды Montreal Canadiens взбунтовались после того, как их команда выиграла важный матч против Pittsburgh Penguins в 2010 году.

Тестостерон — не единственный биологический фактор, связанный с агрессией человека. Недавние исследования показали, что серотонин также важен, поскольку серотонин имеет тенденцию подавлять агрессию. Было обнаружено, что низкий уровень серотонина предсказывает агрессию в будущем (Kruesi, Hibbs, Zahn, & Keysor, 1992; Virkkunen, de Jong, Bartko, & Linnoila, 1989).У жестоких преступников уровень серотонина ниже, чем у ненасильственных преступников, а у преступников, осужденных за импульсивные насильственные преступления, уровень серотонина ниже, чем у преступников, осужденных за умышленные преступления (Virkkunen, Nuutila, Goodwin, & Linnoila, 1987).

В одном эксперименте по оценке влияния серотонина на агрессию Берман, Макклоски, Фаннинг, Шумахер и Коккаро (2009) сначала выбрали две группы участников, одна из которых указала, что они часто проявляли агрессию (всплески гнева, физические драки и т. Д.). словесная агрессия, нападения и агрессия по отношению к объектам) в прошлом, а вторая группа сообщила, что не проявляла агрессивного поведения.

Затем в лабораторных условиях участники из обеих групп были случайным образом распределены для приема либо препарата, повышающего уровень серотонина, либо плацебо. Затем участники выполнили соревновательное задание с тем, что, по их мнению, было другим человеком в другой комнате. (Ответы оппонента фактически контролировались компьютером.) Во время выполнения задания человек, выигравший каждое испытание, мог наказать проигравшего испытание, применив электрический ток к пальцу. По ходу игры «соперник» продолжал наносить участникам все более сильные удары.

Как вы можете видеть на рисунке 9.6, участники, которые в прошлом проявляли агрессию, были значительно более склонны принимать ответные меры, нанося сильные удары током своему противнику, чем менее агрессивные участники. Однако агрессивные участники, которым давали серотонин, показали значительно сниженный уровень агрессии во время игры. Повышенный уровень серотонина, по-видимому, помогает людям и животным подавлять импульсивные реакции на неприятные события (Soubrié, 1986).

Рисунок 9.6

Участники, которые сообщили, что они проявляли много агрессивного поведения (правая панель), показали более агрессивные ответы в соревновательной игре, чем те, кто сообщил, что они менее агрессивны (левая панель). Уровни агрессии для более агрессивных участников увеличились в ходе эксперимента у тех, кто не принимал дозу серотонина, но агрессия не увеличилась значительно у тех, кто принимал серотонин. Данные взяты из Berman et al. (2009).

Употребление алкоголя увеличивает агрессию

Возможно, неудивительно, что исследования показали, что употребление алкоголя увеличивает агрессию.Фактически, чрезмерное употребление алкоголя является причиной большинства насильственных преступлений, включая изнасилования и убийства (Abbey, Ross, McDuffie, & McAuslan, 1996). Доказательства очень ясны, как из корреляционных исследований, так и из экспериментов, в которых участники случайным образом распределяются между употреблением или не потреблением алкоголя, что алкоголь увеличивает вероятность того, что люди будут агрессивно реагировать на провокации (Bushman, 1997; Graham, Osgood, Wells , & Stockwell, 2006; Ito, Miller, & Pollock, 1996).Даже люди, которые обычно не агрессивны, могут реагировать агрессией в состоянии опьянения (Bushman & Cooper, 1990).

Алкоголь увеличивает агрессию по нескольким причинам. Во-первых, алкоголь нарушает управляющие функции, то есть когнитивные способности, которые помогают нам планировать, организовывать, рассуждать, достигать целей, контролировать эмоции и подавлять поведенческие тенденции (Séguin & Zelazo, 2005). Исполнительное функционирование происходит в префронтальной коре, которая является областью, которая позволяет нам контролировать агрессию.Следовательно, алкоголь снижает способность человека, употребляющего его, подавлять свою агрессию (Steele & Southwick, 1985). Острое употребление алкоголя с большей вероятностью будет способствовать агрессии у людей с низкими, а не высокими исполнительными способностями.

Во-вторых, когда люди находятся в состоянии алкогольного опьянения, они становятся более сосредоточенными на себе и менее осведомленными о социальной ситуации, состояние, известное как алкогольная миопия . В результате они с меньшей вероятностью замечают социальные ограничения, которые обычно мешают им действовать агрессивно, и с меньшей вероятностью будут использовать эти социальные ограничения в качестве руководства.Обычно мы можем замечать присутствие полицейского или других людей вокруг нас, которые напоминают нам, что агрессивность неуместна, но когда мы пьяны, мы с меньшей вероятностью осознаем это. Сужение внимания, которое происходит в состоянии опьянения, также мешает нам осознавать негативные последствия нашей агрессии. Когда мы трезвы, мы понимаем, что агрессивность может вызвать возмездие, а также вызвать множество других проблем, но мы с меньшей вероятностью осознаем эти потенциальные последствия, когда пьем (Bushman & Cooper, 1990).

Алкоголь также влияет на агрессию через ожидания. Если мы ожидаем, что алкоголь сделает нас более агрессивными, тогда мы, как правило, становимся более агрессивными, когда пьем. Вид бутылки с алкоголем или рекламы алкоголя усиливает агрессивные мысли и враждебное отношение к другим (Bartholow & Heinz, 2006), а вера в то, что мы употребляли алкоголь, увеличивает агрессию (Bègue et al., 2009).

Отрицательные эмоции вызывают агрессию

Если бы вы попытались вспомнить случаи, когда вы были агрессивны, вы, вероятно, сообщили бы, что многие из них случались, когда вы были злы, в плохом настроении, уставали, испытывали боль, были больны или разочарованы.И вы были бы правы — мы гораздо больше склонны к агрессии, когда испытываем негативные эмоции. Когда мы плохо себя чувствуем, когда мы получаем плохую оценку на экзамене или когда наша машина не заводится — короче говоря, когда мы в целом злимся и расстроены, — у нас, вероятно, будет много неприятных мыслей и чувств, и эти могут привести к агрессивному поведению. Агрессия в значительной степени вызвана негативными эмоциями, которые мы испытываем в результате неприятных событий, которые происходят с нами, и нашими негативными мыслями, которые их сопровождают (Berkowitz & Heimer, 1989).

Один из видов негативного аффекта, который увеличивает возбуждение, когда мы его переживаем, — это фрустрация (Berkowitz, 1989; Dollard, Doob, Miller, Mowrer, & Sears, 1939). Разочарование происходит , когда мы чувствуем, что не достигаем важных целей, которые мы перед собой поставили . Мы расстраиваемся, когда наш компьютер выходит из строя, когда мы пишем важную статью, когда мы чувствуем, что наши социальные отношения не ладятся или когда наша школьная работа идет плохо.То, насколько мы разочарованы, также во многом определяется социальным сравнением. Если мы можем провести нисходящие сравнения с важными другими людьми, в которых мы видим себя такими же или лучшими, чем они, то мы с меньшей вероятностью будем разочарованы. Но когда мы вынуждены сравнивать себя снизу вверх с другими, мы можем испытывать разочарование. Когда мы получаем более низкую оценку, чем наши одноклассники, или когда нам платят меньше, чем нашим коллегам, это может нас расстраивать.

Хотя разочарование является важной причиной негативного аффекта, который может привести к агрессии, существуют и другие источники.Фактически, все, что вызывает дискомфорт или отрицательные эмоции, может усилить агрессию. Возьмем, к примеру, боль. Берковиц (1993b) сообщил об исследовании, в котором участников заставляли чувствовать боль, помещая руки в ведро с ледяной водой, и было обнаружено, что этот источник боли также усиливал последующую агрессию. В качестве другого примера известно, что работа при очень высоких температурах увеличивает агрессию — когда нам жарко, мы более агрессивны. Гриффит и Вейч (1971) попросили студентов заполнить анкеты либо в комнатах с нормальной температурой, либо в комнатах с температурой выше 32 градусов по Цельсию (90 градусов по Фаренгейту).Студенты в последнем состоянии выразили значительно большую враждебность.

Более высокие температуры связаны с более высоким уровнем агрессии (рис. 9.7) и насилия (Anderson, Anderson, Dorr, DeNeve, & Flanagan, 2000). В более жарких регионах, как правило, выше уровень насильственных преступлений, чем в более прохладных регионах, а количество насильственных преступлений выше в жаркие дни, чем в более прохладные дни, и в более жаркие годы, чем в более прохладные годы (Bushman, Wang, & Anderson, 2005). Даже количество бейсбольных игроков, пораженных полем, выше, когда температура на игре выше (Reifman, Larrick, & Fein, 1991).Исследователи, изучающие взаимосвязь между жарой и агрессией, предположили, что глобальное потепление, вероятно, приведет к еще большему насилию (Anderson & Delisi, 2011).

Рисунок 9.7. Тепло создает негативные переживания, которые усиливают агрессию. Было предсказано, что глобальное потепление повысит общий уровень человеческой агрессии. Источник: Тепловая волна освежает его водой с мгновенной выгодой (http://en.wikipedia.org/wiki/File:Heat_wave_refresh_it_with_water.jpg), используемой в соответствии с CC BY SA 2.0 (http://creativecommons.org/licenses/by-sa/2.0/deed.en)

Центр исследований

Влияние провокации и страха смерти на агрессию

McGregor et al. (1998) продемонстрировали, что люди, которых спровоцировали другие, могут быть особенно агрессивными, если они также испытывают негативные эмоции по поводу страха собственной смерти. Участники исследования были отобраны на основе предшествующих отчетов, которые придерживались политически либеральных или политически консервативных взглядов.Когда они прибыли в лабораторию, их попросили написать короткий абзац, описывающий их мнение о национальной политике. Кроме того, половину участников (условие значимости смертности ) попросили «кратко описать эмоции, которые вызывает у вас мысль о собственной смерти» и «как можно конкретнее записать, что, по вашему мнению, произойдет. для вас, когда вы физически умираете, и когда вы физически мертвы ». Участники контрольного условия экзамена также думали о негативном событии, но не о том, что связано со страхом смерти.Им было сказано: «Пожалуйста, кратко опишите эмоции, которые вызывает у вас мысль о следующем важном экзамене» и «Запишите как можно конкретнее, что, по вашему мнению, произойдет с вами, когда вы будете физически сдавать следующий экзамен, и как только вы физически сдадите следующий экзамен ».

Затем участники прочитали эссе, которое предположительно было написано другим участником исследования. (Другой человек не существовал, но участники не знали об этом до конца эксперимента.) Эссе, которое читали участники, было подготовлено экспериментаторами для осуждения политически либеральных взглядов или политически консервативных взглядов. Таким образом, половина участников была спровоцирована другим человеком, прочитав утверждение, которое сильно противоречило их собственным политическим убеждениям, тогда как другая половина прочитала эссе, которое поддерживало их убеждения (либеральные или консервативные).

На этом этапе участники перешли к тому, что, по их мнению, было совершенно отдельным исследованием, в котором они должны были дегустировать и создавать свои впечатления о некоторых продуктах питания.Кроме того, им сказали, что участникам исследования необходимо передать образцы пищи друг другу. Затем участники узнали, что еда, которую они собирались попробовать, была острым острым соусом, и что они собирались давать соус тому же человеку, чье эссе они только что прочитали! Кроме того, участники прочитали некоторую информацию о другом человеке, которая указала на то, что этот человек очень не любит острую пищу. Участникам дали попробовать острый соус (который был очень острым), а затем попросили перелить его некоторое количество в чашку, чтобы другой человек мог попробовать.Кроме того, им сказали, что другой человек должен съесть весь соус.

Как вы можете видеть на Рисунке 9.8, «Смертность и агрессивность», это исследование дает еще один пример того, как негативные чувства могут привести нас к агрессии после того, как нас спровоцировали. Эссе с угрозами мало повлияло на участников экзаменационного контроля. С другой стороны, участники, которые оба были спровоцированы другим человеком и которым также напомнили об их собственной смерти, проявляли значительно большую агрессию, чем участники в трех других условиях.

Рисунок 9.8 Смертность и агрессивность

Угроза мировоззрению увеличивала агрессию, но только для участников, которые думали о собственной смерти. Данные взяты из McGregor et al. (1998).

Подобно тому, как отрицательные чувства могут усиливать агрессию, положительные эмоции могут ее уменьшить. В одном исследовании (Baron & Ball, 1974) участников сначала спровоцировал экспериментальный сообщник. Затем участникам в случайном порядке показывали забавные мультфильмы или нейтральные картинки.Когда участникам была предоставлена ​​возможность отомстить, устроив шок в рамках эксперимента по обучению, те, кто видел позитивные карикатуры, испытали меньше шока, чем те, кто видел нейтральные картинки.

Кажется, что хорошее отношение к себе или к другим несовместимо с гневом и агрессией. Вы можете видеть, что это, по сути, оборотная сторона результатов, которые мы обсуждали в главе 8 «Помощь и альтруизм» относительно альтруизма: так же, как плохое самочувствие ведет нас к агрессии, хорошее самочувствие заставляет нас с большей вероятностью помочь и с меньшей вероятностью. причинять боль другим.Это, конечно, имеет смысл, поскольку эмоции являются сигналами об уровне угрозы вокруг нас. Когда нам хорошо, мы чувствуем себя в безопасности и не думаем, что нам нужно агрессию.

Конечно, отрицательные эмоции не всегда приводят к агрессии по отношению к источнику нашего разочарования. Если мы получим плохую оценку от нашего учителя или билет от полицейского, маловероятно, что мы будем напрямую агрессировать против него или нее. Скорее, мы можем смещать нашу агрессию на других, особенно на других, которые кажутся похожими на источник нашего разочарования (Miller, Pedersen, Earleywine, & Pollock, 2003). Вытесненная агрессия происходит , когда отрицательные эмоции, вызванные одним человеком, вызывают агрессию по отношению к другому человеку . Недавний метаанализ обнаружил четкие доказательства того, что люди, которых спровоцировали, но не могут отомстить спровоцировавшему их человеку, более агрессивны по отношению к невиновному другому человеку, и особенно к людям, внешне похожим на истинного источника провокации. по сравнению с теми, кого раньше не провоцировали (Marcus-Newhall, Pedersen, Carlson, & Miller, 2000).

Понятно, что отрицательный аффект увеличивает агрессию. И вы помните, что эмоции, которые сопровождаются сильным возбуждением, более интенсивны, чем эмоции с низким уровнем возбуждения. Таким образом, можно ожидать, что агрессия более вероятна, когда мы более возбуждены, и это действительно так. Например, в своем важном исследовании возбуждения Дольф Зиллманн обнаружил, что многие типы стимулов, вызывающие возбуждение, в том числе езда на велосипеде, прослушивание эротической истории и громкие звуки, имеют тенденцию увеличивать как возбуждение, так и агрессию (Zillman , Hoyt, & Day, 1974; Zillman, Katcher, & Milavsky, 1972).Возбуждение, вероятно, влияет на агрессию отчасти из-за неправильного приписывания эмоций. Если мы испытываем возбуждение, которое на самом деле было вызвано громким шумом или какой-либо другой причиной, мы можем ошибочно принять это возбуждение за гнев по отношению к кому-то, кто недавно разочаровал или спровоцировал нас.

Можем ли мы уменьшить негативные эмоции путем агрессивного поведения?

Мы увидели, что когда мы испытываем сильные отрицательные эмоции, сопровождаемые возбуждением, например, когда мы расстроены, злимся, испытываем дискомфорт или тревожимся по поводу собственной смерти, у нас больше шансов на агрессию.Однако, если мы осознаем, что испытываем эти негативные эмоции, мы можем попытаться найти решение, чтобы не наброситься на других. Возможно, мы могли бы подумать, что если мы сможем высвободить наши негативные эмоции относительно безвредным способом, то вероятность того, что мы будем агрессивны, может уменьшиться. Возможно, вы пробовали этот метод. Пытались ли вы когда-нибудь кричать по-настоящему громко, ударить по подушке или пнуть что-нибудь, когда вы злитесь, в надежде, что это избавит вас от ваших агрессивных наклонностей?

Идея о том, что менее вредные агрессивные действия снизят склонность к агрессии в дальнейшем более опасным образом , известная как катарсис , является давней.Греческий философ Аристотель упомянул о нем как о способе уменьшения насилия и был важной частью теорий Зигмунда Фрейда. Многие также верят в катарсис. Рассел, Армс и Бибби (1995) сообщили, что более двух третей опрошенных ими людей верили в катарсис, соглашаясь с утверждениями о том, что участие в агрессивных видах спорта и других агрессивных действиях и наблюдение за ними является хорошим способом избавиться от них. агрессивные позывы. Люди, которые верят в ценность катарсиса, используют его, потому что думают, что это поможет им почувствовать себя лучше (Bushman, Baumeister, & Phillips, 2001).Вера в катарсис побуждает людей прибегать к таким популярным методам, как вентиляция и катарсическая терапия, или даже играть в жестокие видеоигры (Whitaker, Melzer, Steffgen & Bushman, 2013), хотя многочисленные исследования показали, что эти подходы неэффективны.

Это правда, что уменьшение негативного аффекта и возбуждения может снизить вероятность агрессии. Например, если мы можем отвлечься от наших негативных эмоций или разочарования, делая что-то еще, а не размышляя об этом, мы можем чувствовать себя лучше и с меньшей вероятностью будем агрессивны.Однако, насколько удалось определить социальным психологам, попытки избавиться от негативных эмоций путем участия или наблюдения за агрессивным поведением (то есть идея катарсиса) просто не работают.

В одном соответствующем исследовании Бушман, Баумейстер и Стэк (1999) сначала попросили своих участников написать статью о своем мнении по социальной теме, такой как аборты. Затем они убедили их, что другой участник прочитал статью и дал очень отрицательный отзыв о ней.Другой человек сказал такие вещи, как: «Это одно из худших эссе, которое я читал!» Затем участники прочитали сообщение о том, что катарсис действительно сработал. (В нем утверждалось, что агрессивные действия — хороший способ расслабиться и уменьшить гнев.) На этом этапе половине участников было разрешено катарсическое поведение — им дали боксерские перчатки, некоторые инструкции по боксу, а затем они получили шанс ударить боксерскую грушу за две минуты.

Затем у всех участников появилась возможность вступить в агрессию с тем же человеком, который разозлил их ранее.Участник и партнер играли в игру, в которой проигравший в каждом испытании слышал шум. В начале каждого испытания каждому участнику разрешалось установить интенсивность шума, который другой человек получит, если он или она проиграет испытание, а также продолжительность страданий проигравшего, поскольку продолжительность шума зависела от как долго победитель нажимал кнопку.

Вопреки гипотезе катарсиса, ученики, которые ударили боксерской грушей, не расслабились и не уменьшили свою агрессию, поскольку прочитанное ими сообщение предполагало, что произойдет.Скорее, эти студенты на самом деле устанавливали более высокий уровень шума и производили более продолжительные звуковые волны, чем участники, у которых не было возможности ударить боксерскую грушу. Кажется, что если мы ударяем боксерской грушей, ударяем по подушке или кричим так громко, как только можем, с идеей избавиться от разочарования, происходит обратное — вместо того, чтобы уменьшать агрессию, такое поведение фактически усиливает ее (Bushman et al. , 1999). Участие в агрессии просто делает нас более , не менее агрессивными.

Одно из предсказаний, которое может быть получено из идеи катарсиса, состоит в том, что страны, которые в настоящее время ведут войны, будут демонстрировать меньшую внутреннюю агрессию, чем те, которые этого не делают.В конце концов, граждане этих стран читают о войне в газетах и ​​регулярно видят ее кадры по телевидению — разве это не уменьшит их потребности и желания к агрессии? Опять же, ответ отрицательный. Агрессия не уменьшается, а увеличивается на , когда страна, в которой человек живет, в настоящее время или недавно ведет войну, возможно, отчасти потому, что война укрепляет групповые союзы (Bauer, Cassar, Chytilová & Heinrich, 2014). В ходе архивного исследования Арчер и Гартнер (1976) обнаружили, что в странах, которые участвовали в войнах, наблюдался значительный послевоенный рост количества убийств.Это увеличение было значительным по величине, имело место как после крупных войн, так и после войн меньшего масштаба, с несколькими типами показателей уровня убийств, в странах-победителях, а также в побежденных странах, в странах как с улучшенной, так и с ухудшившейся послевоенной экономикой, среди правонарушителей как мужчин, так и женщин, и среди правонарушителей нескольких возрастных категорий. Повышение уровня убийств происходило с особой последовательностью среди стран с большим количеством боевых смертей.

Повышение агрессии в результате агрессивного поведения не является неожиданным — и происходит по разным причинам.Во-первых, поведение, связанное с насилием, например удары кулаком по подушке, увеличивает наше возбуждение. Кроме того, если нам нравится заниматься агрессивным поведением, мы можем быть вознаграждены, повышая вероятность повторения этого поведения. А агрессия напоминает нам о возможности проявить агрессию в ответ на разочарование. Короче говоря, полагаться на катарсис, проявляя агрессию или наблюдая за ней, является опасным поведением — это скорее усилит огонь агрессии, чем потушит его. Лучше просто позволить разочарованию улетучиться со временем или, возможно, заняться другими ненасильственными, но отвлекающими действиями.

  • Способность к агрессии — часть эволюционной адаптации человека. Но агрессия — не единственный и не всегда лучший способ разрешения конфликтов.
  • Миндалевидное тело играет важную роль в отслеживании пугающих ситуаций и создании агрессивных реакций на них. Префронтальная кора служит регулятором наших агрессивных импульсов.
  • Мужской половой гормон тестостерон тесно связан с агрессией как у мужчин, так и у женщин. Нейромедиатор серотонин помогает нам подавлять агрессию.
  • Отрицательные эмоции, включая страх, гнев, боль и разочарование, особенно когда они сопровождаются сильным возбуждением, могут вызвать агрессию.
  • Вопреки идее катарсиса, социально-психологические исследования показали, что участие в агрессии не снижает дальнейшую агрессию.
  1. Вспомните время, когда вы испытали разочарование. Вы отреагировали агрессией? Если да, то какой это был тип агрессии?
  2. Рассмотрим случай, когда вы или кто-то из ваших знакомых совершили агрессивный акт с целью уменьшить дальнейшую агрессию (катарсис).Попытка удалась?

Список литературы

Эбби, А., Росс, Л. Т., Макдаффи, Д., и Макослан, П. (1996). Факторы риска сексуального насилия среди женщин-студенток, связанного с алкоголем и свиданиями. Psychology of Women Quarterly, 20 (1), 147–169.

Андерсон, К. А., и Делиси, М. (2011). Последствия глобального изменения климата для насилия в развитых и развивающихся странах. В J. Forgas, A. Kruglanski, & K. Williams (Eds.), Социальный конфликт и агрессия .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

Андерсон, К. А., Андерсон, К. Б., Дорр, Н., ДеНев, К. М., и Фланаган, М. (2000). Температура и агрессия. В М. П. Занна (ред.), Успехи экспериментальной социальной психологии (том 32, стр. 63–133). Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.

Арчер Д. и Гартнер Р. (1976). Насильственные действия и жестокие времена: сравнительный подход к послевоенным уровням убийств. Американский социологический обзор, 41 (6), 937–963.

Бэнкс, Т., И Даббс, Дж. М., младший (1996). Тестостерон и кортизол в слюне в преступной городской субкультуре. Журнал социальной психологии, 136 (1), 49–56.

Барон Р. А. и Болл Р. Л. (1974). Подавляющее агрессию влияние не враждебного юмора. Журнал экспериментальной социальной психологии, 10 (1), 23–33.

Бартолоу Б. Д. и Хайнц А. (2006). Алкоголь и агрессия без потребления: алкогольные сигналы, агрессивные мысли и враждебное восприятие. Психологическая наука, 17 (1), 30–37.

Бауэр, М., Кассар, А., Хитилова, Дж., И Генрих, Дж. (2014). Устойчивое влияние войны на развитие эгалитарных мотивов и внутригрупповых предубеждений. Психологическая наука, 25 (1), 47-57.

Бег, Л., Субра, Б., Арверс, П., Мюллер, Д., Брико, В., и Зорман, М. (2009). Сообщение в бутылке: Экстрафармакологические эффекты алкоголя на агрессию. Журнал экспериментальной социальной психологии, 45 (1), 137–142.

Берковиц, Л. (1989). Гипотеза фрустрации-агрессии: исследование и переформулировка. Психологический бюллетень, 106 (1), 59–73.

Берковиц, Л. (1993a). Агрессия: ее причины, последствия и контроль . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Берковиц, Л. (1993b). Боль и агрессия: некоторые выводы и выводы. Мотивация и эмоции, 17 (3), 277–293.

Берковиц, Л., и Хеймер, К. (1989). О построении переживания гнева: события, вызывающие отвращение, и негативное воздействие на формирование чувств.В Л. Берковиц (ред.), Успехи экспериментальной социальной психологии (том 22, стр. 1–37). Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.

Берман, М. Э., Макклоски, М. С., Фаннинг, Дж. Р., Шумахер, Дж. А., и Коккаро, Э. Ф. (2009). Увеличение серотонина снижает реакцию на нападение у агрессивных людей. Психологическая наука, 20 (6), 714–720.

Бушман, Б. Дж. (Ред.). (1997). Влияние алкоголя на агрессию человека: обоснованность предлагаемых объяснений .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Plenum Press.

Бушман, Б. Дж., И Купер, Х. М. (1990). Влияние алкоголя на агрессию человека: обзор интегративного исследования. Психологический бюллетень, 107 (3), 341–354.

Бушман Б. Дж., Баумейстер Р. Ф. и Филлипс К. М. (2001). Люди агрессивны, чтобы улучшить свое настроение? Катарсисные убеждения, влияют на возможность регулирования и агрессивное реагирование. Журнал личности и социальной психологии, 81 (1), 17–32.

Бушман, Б.Дж., Баумейстер Р. Ф. и Стек А. Д. (1999). Катарсис, агрессия и убедительное влияние: самореализующиеся или обреченные на провал пророчества? Журнал личности и социальной психологии, 76 (3), 367–376.

Бушман, Б. Дж., Ван, М. К., и Андерсон, К. А. (2005). Кривая зависимости температуры от агрессии является линейной или криволинейной? Повторное рассмотрение нападений и температуры в Миннеаполисе. Журнал личности и социальной психологии, 89 (1), 62–66.

Бусс, Д.М., и Дантли, Дж. Д. (ред.). (2006). Развитие агрессии . Мэдисон, Коннектикут: Психосоциальная пресса.

Кашдан, Э. (2003). Гормоны и соревновательная агрессия у женщин. Агрессивное поведение, 29 (2), 107–115.

Каспи, А., Макклей, Дж., Моффит, Т., Милл, Дж., Мартин, Дж., Крейг, И. В. Каспи, А., Макклей, Дж., Моффит, Т., Милл, Дж., Мартин , J., Craig, IW, et al. # 8230; Poulton, R. (2002). Роль генотипа в цикле насилия в отношении детей, подвергшихся жестокому обращению. Science, 297 (5582), 851–854.

Коэн Д., Нисбетт Р. Э., Босдл Б. и Шварц Н. (1996). Оскорбление, агрессия и южная культура чести: «Экспериментальная этнография». Журнал личности и социальной психологии, 70 , 945–960.

Кой, Дж. Д., и Додж, К. А. (1998). Агрессивность и антиобщественное поведение. В N. Eisenberg & W. Damon (Eds.), Справочник по детской психологии (5-е изд., Том 3, стр. 779–862). Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

Даббс, Дж. М., младший, Харгроув, М. Ф., & Хойзель, К. (1996). Различия в тестостероне между студенческими братствами: хорошее поведение или шумное поведение. Личность и индивидуальные различия, 20 (2), 157–161.

Дейли М. и Уилсон М. (ред.). (1998). Эволюционная социальная психология насилия в семье . Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум

Дейли М. и Уилсон М. (ред.). (1999). Эволюционно-психологический взгляд на убийства .Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

Дэвидсон Р. Дж., Джексон Д. К. и Калин Н. Х. (2000). Эмоции, пластичность, контекст и регуляция: перспективы аффективной нейробиологии. Психологический бюллетень, 126 (6), 890–909.

Дэвидсон, Р. Дж., Патнэм, К. М., и Ларсон, К. Л. (2000). Дисфункция нейронной схемы регуляции эмоций — возможная прелюдия к насилию. Science, 289 (5479), 591–594.

долларов, Дж., Миллер, Н., и Дуб, Л.(1939). Разочарование и агрессия . Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Дубов Э. Ф., Хьюсманн Л. Р. и Боксер П. (2003). Теоретические и методологические соображения в межпоколенческих исследованиях воспитания и агрессивного поведения детей. Журнал аномальной детской психологии, 31 (2), 185–192.

Гибсон, К. Р. (2002). Эволюция человеческого интеллекта: роль размера мозга и умственного строительства. Поведение и эволюция мозга, 59 , 10–20.

Глэду, Б. А., Бёхлер, М., и МакКол, К. Д. (1989). Гормональный ответ на конкуренцию у мужчин. Агрессивное поведение, 15 (6), 409–422.

Грэм К., Осгуд Д. В., Уэллс С. и Стоквелл Т. (2006). Насколько интоксикация связана с агрессией в барах? Многоуровневый анализ. Журнал исследований по алкоголю, 67 (3), 382–390.

Гриффит У. и Вейтч Р. (1971). Жарко и многолюдно: влияние плотности населения и температуры на аффективное межличностное поведение. Журнал личности и социальной психологии, 17 (1), 92–98.

Ито Т. А., Миллер Н. и Поллок В. Е. (1996). Алкоголь и агрессия: метаанализ смягчающих эффектов тормозящих сигналов, запускающих событий и сосредоточенного внимания. Психологический бюллетень, 120 (1), 60–82.

Крузи, М. Дж., Хиббс, Э. Д., Зан, Т. П., и Кейсор, К. С. (1992). Двухлетнее проспективное катамнестическое исследование детей и подростков с деструктивными поведенческими расстройствами: прогнозирование спинномозговой жидкости 5-гидроксииндолеуксусной кислоты, гомованилиновой кислоты и вегетативные показатели? Архив общей психиатрии, 49 (6), 429–435.

Лагерспец, К. М., & Лагерспец, К. Ю. (1971). Изменения агрессивности мышей в результате селективного разведения, обучения и социальной изоляции. Скандинавский журнал психологии, 12 (4), 241–248.

Маркус-Ньюхолл, А., Педерсен, В. К., Карлсон, М., и Миллер, Н. (2000). Замещенная агрессия жива и здорова: метааналитический обзор. Журнал личности и социальной психологии, 78 (4), 670–689.

Мазур А., Бут А. и Даббс Дж.М. (1992). Тестостерон и шахматные соревнования. Social Psychology Quarterly, 55 (1), 70–77.

МакГрегор, Х.А., Либерман, Дж. Д., Гринберг, Дж., Соломон, С., Арндт, Дж., Саймон, Л., и Пищински, Т. (1998). Управление терроризмом и агрессия: доказательства того, что значимость смертности мотивирует агрессию против других, угрожающих мировоззрению. Журнал личности и социальной психологии, 74 (3), 590–605.

Миллер Н., Педерсен В. К., Эрливайн М. и Поллок В.Э. (2003). Теоретическая модель вызванной вытесненной агрессии. Обзор личности и социальной психологии, 7 (1), 75–97.

Моррис, Дж. С., Фрит, К. Д., Перретт, Д. И., и Роуленд, Д. (1996). Дифференциальная нейронная реакция миндалины человека на испуганные и счастливые выражения лица. Nature, 383 (6603), 812–815.

Фелпс, Э.А., О’Коннор, К.Дж., Каннингем, В.А., Фунаяма, Э.С., Гатенби, Дж. К., Гор, Дж. К., и Банаджи, М. Р. (2000). Результаты косвенных оценок расы позволяют прогнозировать активацию миндалины. Журнал когнитивной неврологии, 12 (5), 729–738.

Рейн, А. (1993). Психопатология преступности: преступное поведение как клиническое расстройство . Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.

Рейфман А.С., Ларрик Р. П. и Фейн С. (1991). Характер и температура на алмазе: отношения между жарой и агрессивностью в бейсболе высшей лиги. Бюллетень личности и социальной психологии, 17 (5), 580–585.

Рассел, Г. У., Армс, Р. Л., и Бибби, Р.W. (1995). Вера канадцев в катарсис. Социальное поведение и личность, 23 (3), 223–228.

Сеген, Дж. Р., & Зелазо, П. Д. (2005). Исполнительная функция при ранней физической агрессии. В: Р. Э. Тремблей, У. У. Хартуп и Дж. Арчер (ред.), Истоки агрессии, связанные с развитием, (стр. 307–329). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Субри, П. (1986). Согласование роли центральных нейронов серотонина в поведении человека и животных. Поведенческие науки и науки о мозге, 9 (2), 319–335.

Стил, К. М., и Саутвик, Л. (1985). Алкоголь и социальное поведение: I. Психология пьяных эксцессов. Журнал личности и социальной психологии, 48 (1), 18–34.

Теллеген А., Ликкен Д. Т., Бушард Т. Дж., Уилкокс К. Дж., Сегал Н. Л. и Рич С. (1988). Сходство личности у близнецов, воспитанных отдельно и вместе. Журнал личности и социальной психологии, 54 (6), 1031–1039.

Вирккунен, М., де Йонг, Дж., Бартко, Дж. Дж., И Линнойла, М. (1989). Психобиологические сопутствующие факторы истории попыток суицида среди насильственных преступников и импульсивных поджигателей. Архив общей психиатрии, 46 (7), 604–606.

Вирккунен, М., Нуутила, А., Гудвин, Ф. К., и Линнойла, М. (1987). Уровни метаболитов моноаминов в спинномозговой жидкости у мужчин-поджигателей. Архив общей психиатрии, 44 (3), 241–247.

Уитакер, Дж. Л., Мельцер, А., Штеффген, Г. и Бушман, Б. Дж. (2013).Очарование запретного: нарушение табу, разочарование и влечение к жестоким видеоиграм. Психологическая наука, 24 (4), 507.513.

Зиллман Д., Хойт Дж. Л. и Дэй К. Д. (1974). Сила и продолжительность воздействия агрессивных, жестоких и эротических коммуникаций на последующее агрессивное поведение. Коммуникационные исследования, 1 (3), 286–306.

Зиллман Д., Катчер А. Х. и Милавский Б. (1972). Переход возбуждения от физических упражнений к последующему агрессивному поведению.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.