Интеракция в психологии это: Интеракция — Психологос

Интеракция в психологии общения

Сущность интеракции

Определение 1

Интеракция в психологии – это концепция межличностной коммуникации с помощью вербальных и невербальных средств.

Для совместной деятельности люди объединяются путем согласования своих позиций, как мировоззренческих, так и практических. Интерактивная сторона общения заключается в обмене идеями, знаниями, действиями.

Рисунок 1. Интерактивный метод. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Интеракция общения представляет собой условный термин, который обозначает характеристику компонентов общения, связанных с взаимодействием людей, с их непосредственной деятельностью.

В социальной психологии проблема взаимодействия имеет давнюю традицию и, на первый взгляд, кажется, что между общением и взаимодействием существует явное сходство. Ряд авторов общение и взаимодействие просто отождествляют, интерпретируя их как коммуникацию. Другие авторы рассматривают оба понятия как отношение формы какого-то процесса и его содержания. Межличностные отношения, особенности субъектов и их поведение, ведущее к согласию или к противоречиям в общении, подвергаются анализу.

Понятие интеракция родом из социологии и его рассмотрение начинать надо с микроуровня, которым является семья.

Семья – это базовая модель взаимодействия людей. Переходя на другие социальные уровни, человек переносит с собой отработанные модели взаимоотношений, корректируя их под новые обстоятельства.

Интеракция в психологии подразумевает реализацию совместных действий участников общения или их взаимное влияние.

Готовые работы на аналогичную тему

Рассматривая общение людей в интерактивном ключе, можно выделить три процесса:

  1. возникновение интеракции в общей деятельности, объединенной общими задачами и целями;
  2. влияние одного индивида на другого через внушение и убеждение;
  3. взаимовлияние сторон.

Таким образом, получается, что интеракция является совокупностью реакций участников общения друг на друга. Другими словами – это умение примерить чужую роль на себя.

Суть классификации интеракции заключается в четком разграничении людей по принципу воздействия и результативности.

Социальная совместная деятельность может быть эффективной и неэффективной. Если эффективная деятельность предполагает значимость партнера с продуктивным обменом информацией и опытом, то во втором случае каждый индивид не желает понять другого и концентрируется только на своих желаниях. Понятно, что такое взаимодействие приводит к конфликтной ситуации.

Чтобы социальная интеракция была реализована, необходимы сигналы, устанавливающие межличностный контакт – это вербальные и невербальные средства. Вербальная – это речевая интеракция, а невербальная предполагает систему сигналов и жестов.

Замечание 1

Сущность интеракции заключается в том, что она составляет основу общения в реальном мире, и успех такого общения невозможен без установления контакта с другим человеком.

Формы интеракции и её влияние на человека

Интеракция предполагает, что люди, в группе постоянно взаимодействуют между собой. Свои отношения они могут строить по разным причинам и принципам. Социальная психология делала неоднократные попытки создания дробной структуры для описания взаимоотношений, попытки выделения форм интеракций.

Наиболее популярная схема создана Робертом Байлзом – американским психологом, который объединил совместные действия членов группы в 12 категорий, распределив их по трем осям:

  1. дружелюбие и враждебное отношение к другим участникам группы;
  2. доминирование и подчинение;
  3. совместная работа и нежелание брать на себя какие-либо полномочия.

Данную схему подвергли критике, аргументом для которой стало то, что внимание акцентировалось только на формальных критериях интеракции, что не учитывало содержание групповой деятельности.

Среди других классификаций также была представлена классификация по 4-м областям, где две оси представляли эмоциональную сферу, а другие две оси – постановку проблем и способы их решений.

Общение между людьми – это всегда взаимовлияние, происходящее не на равных позициях, как правило, в любой группе есть доминирующие личности, что значит, в группу психологического анализа попадает интеракция, имеющая элементы манипуляции.

Такое скрытое управление идет против воли человека – к таким манипулятивным действиям относится суггестия или внушение, а также введение в транс. Вовлечь партнера в игру можно на чувстве вины или страха. Лесть тоже является манипулятивной техникой.

В середине XX века в социальной психологии сформировалось интеракционистское направление. По мнению представителей этого направления поведение человека ориентируется на социум и является результатом взаимодействия людей. Ребенок, взаимодействуя с взрослыми людьми в процессе своего развития, приобретает человеческие формы поведения. Для малыша, не умеющего ещё говорить и ходить, сложные виды деятельности пока недоступны, только повзрослев, он следует нормам и стереотипам поведения, которые сформировались в процессе интеракции.

Частью поведения человека становятся простые и привычные действия, усвоенные с детства – утренний подъем, санитарно-гигиенические процедуры, завтрак – так принято в социуме, так человек и делает.

Даже если для человека характерно что-то индивидуальное, только ему присущее, то и в этом случае источником будут известные и усвоенные им нормы поведения.

Проявляется сущность интеракции в зависимости индивида от социальных отношений.

В основе формирования и развития общества и социальных групп лежит взаимодействие людей. С самых древних времен группы рождались из потребностей в совместной деятельности для достижения общих целей. Группа дает защиту и уверенность, возможность решать сложные задачи. Даже самые маленькие группы будут существовать до тех пор, пока существуют интерактивные процессы, т.е. существует потребность во взаимодействии, общее дело. Как только интерактивные процессы исчезают, распадаются браки, бывшие одноклассники чувствуют себя чужими, затухает крепкая юношеская дружба.

Замечание 2

Главным фактором, влияющим на успех интеракции, является психологическая совместимость.

Психологическая совместимость как фактор интеракции

Психологическая совместимость становится заметной только тогда, когда её уже нет. О психологической совместимости никто не задумывается, пока она в группе существует. Несовместимость возникает тогда, когда позитивно взаимодействовать друг с другом люди не в состоянии, когда любой контакт – это повод для конфликта. Психологическая несовместимость является настоящей бедой для любого коллектива, поэтому руководитель должен знать её основные параметры. Психологическая совместимость представляет собой оптимальное сочетание индивидуальных особенностей людей. Эти особенности делают интеракцию эффективной.

Сойтись могут только те люди, которые имеют много общего, имеют это оптимальное сочетание особенностей. Зависит это от эмоционального уровня и от характера совместной деятельности. Люди, совместимые в области профессиональной деятельности, могут быть совершенно несовместимы в семейных отношениях.

Абсолютной совместимости и несовместимости не бывает. В конфликт чаще всего вступают холерики, считая своего напарника флегматика ленивым, который будет ждать, когда его партнер успокоится – в таком случае, задача может быть не выполнена. Если правильно распределить роли, то в другой ситуации холерик и флегматик смогут быть продуктивным тандемом.

Уровни совместимости зависят от разных факторов, проявляются они тоже по-разному. В психологии выделяют несколько их видов:

  • физиологический уровень, связанный с врожденными особенностями индивида, такими, как пол, возраст, конституция тела, выносливость и др.;
  • психологический уровень – темперамент, характер, интеллект, способности;
  • социально-психологический уровень, включающий интересы, ценности, идеалы, верования и др.

Очень редко, когда партнеры сочетаются по всем трем уровням, а это значит, что неотъемлемой сферой интеракции являются конфликты, кстати, они несут не только вред, но и пользу.

Социальная психология выделяет пять стратегий интеракции – сотрудничество, соперничество, компромисс, приспособление, избегание.

Три первые – сильные стратегии, две последние – слабые и неэффективные, не способные решить ту или иную проблему.

ИНТЕРАКЦИЯ — это… Что такое ИНТЕРАКЦИЯ?

  • интеракция — сущ., кол во синонимов: 1 • коммуникация (10) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • ИНТЕРАКЦИЯ — англ. interaction; нем. Interaktion. Динамическое взаимодействие и соотношение между двумя или более переменными, когда величина одной переменной влияет на величину других переменных. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 …   Энциклопедия социологии

  • ИНТЕРАКЦИЯ — (от лат. inter между, посреди и actio действие, деятельность), взаимодействия организмов в биоценозе. Экологический энциклопедический словарь. Кишинев: Главная редакция Молдавской советской энциклопедии. И.И. Дедю. 1989 …   Экологический словарь

  • ИНТЕРАКЦИЯ — ИНТЕРАКЦИЯ. Устный и / или письменный обмен информацией между двумя и более людьми, в ходе которого процессы восприятия и порождения информации могут чередоваться, либо накладываться друг на друга. Собеседники часто говорят и слушают одновременно …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • интеракция

    — взаимодействие, воздействие друг на друга. Словарь практического психолога. М.: АСТ, Харвест. С. Ю. Головин. 1998 …   Большая психологическая энциклопедия

  • Интеракция —   1. Интеракция социальная социальное взаимодействие индивидов;   2. Интеракция речевая речевое взаимодействие индивидов на уровне речи.   «Интеракция» термин символико интеракционистской теории в социологии. Деятельность понимается как… …   Словарь социолингвистических терминов

  • Интеракция — (англ. interaction, лат. inter между и actio деятельность) определяется как взаимодействие, взаимное влияние людей или групп друг на друга. В зап. социальной психологии, базирующейся на концепции американского психолога Дж. Мида, под И.… …   Психология общения. Энциклопедический словарь

  • интеракция — sąveika statusas T sritis Kūno kultūra ir sportas apibrėžtis Dviejų ar daugiau asmenų tarpusavio sąveika, supratimas ir grįžtamasis poveikis. atitikmenys: angl. interaction vok. Interaktion, f rus. интеракция …   Sporto terminų žodynas

  • интеракция — sąveika statusas T sritis Kūno kultūra ir sportas apibrėžtis Sportininko parengtumo (pvz., fizinio, techninio) ir asmenybės ypatybių (fiziologinių, psichologinių) abipusis poveikis organizmo prisitaikymo prie fizinių krūvių bei sportinės kovos… …   Sporto terminų žodynas

  • интеракция — sąveika statusas T sritis Kūno kultūra ir sportas apibrėžtis Sąveika, atsirandanti tarp dviejų arba daugiau sportininkų, jų grupių. Kai kuriose sporto šakose (pvz., sportinių žaidimų, akademinio irklavimo) veiksminga sąveika, pasireiškianti… …   Sporto terminų žodynas

  • Интеракция в психологии: суть и виды

    Общение – это поистине глобальное социальное явление, в нем отражается сама сущность человеческого бытия. Даже полноценным человеком ребенок может стать только в контакте со взрослыми. Однако в обыденной жизни мы нередко сводим общение к коммуникации, то есть к обмену информацией. И забываем, что это невозможно без его другой, важнейшей составляющей – без взаимодействия, или интеракции.

    Сущность интеракции

    Общение между людьми – это всегда контакт, хоть и опосредованный. Даже читая книгу, мы вступаем в контакт с писателем, ее написавшим, обдумываем основные идеи, рассуждаем, спорим. Правда, долгое время этот контакт был односторонним, но эту проблему успешно решил интернет. Теперь мы можем подискутировать с заинтересовавшим нас писателем по вопросам, которые он поднимает в книге. Если, конечно, этот писатель – наш современник.

    В реальном же мире взаимодействие, или интеракция составляет основу общения, успех которого невозможен без установления контакта с партнером.

    Влияние интеракции на поведение человека

    Интеракция настолько важна, что в середине XX века сформировалось даже целое направление в социальной психологии – интеракционистское. Представители этого направления считают, что все поведение человека так или иначе ориентировано на социум и является результатом взаимодействия людей. И с этим трудно спорить.

    Ребенок в процессе своего развития приобретает человеческие формы поведения, только взаимодействуя со взрослыми представителями своего вида. От рождения он не умеет ни говорить, ни ходить на двух ногах, не говоря уже о более сложных видах деятельности.

    Да и став взрослым, человек следует нормам и стереотипам поведения, сформированным у него в процессе интеракции. Подумайте, что из тех простых и привычных действий, которые вы совершаете по утрам, не является социотипическим поведением? Мы встаем с кровати (так принято спать в нашем обществе) по будильнику, кем-то изобретенному, чтобы идти взаимодействовать с другими людьми для достижения какой-то общей цели. Мы умываемся, чистим зубы, завтракаем, пьем чай или кофе, так как это принято в социуме, усвоено нами с детства и стало частью нашего поведения.

    А где же тут индивидуальное, только нам присущее? Даже если человек захочет продемонстрировать свою оригинальность, то и в этом он будет отталкиваться от известных и усвоенных им норм поведения.

    Часто кажется, что наша личность теряется в переплетении социальных контактов и отношений, а процессы интеракции ее стирают. Это, конечно, не так. Человек – единство индивидуального и социального, и нельзя личность оценивать только с точки зрения обыденных, малозначимых дел.

    Роль интеракции в социуме

    Сущность интеракции проявляется не только в зависимости индивида от социальных отношений и в социотипическом поведении. Взаимодействие людей лежит в основе формирования и развития общества и его структурных единиц – социальных групп. Любая группа рождается из потребности людей в совместной деятельности, в согласованных усилиях для достижения общей цели. Так было с тех времен, когда человек и человеком-то еще не стал.

    Группа обеспечивает защиту, дает уверенность в завтрашнем дне и возможность решить те задачи, которые одиночкам решить не по силам. И любая группа, даже очень маленькая, из 2-3 человек существует до тех пор, пока есть интерактивные процессы, то есть потребность во взаимодействии, общие усилия для достижения цели, общие интересы, общее дело.

    Задумайтесь над этим, и тогда станет ясно, почему распадаются браки, почему встретившись через 5-10 лет после окончания школы, бывшие одноклассники чувствуют себя чужими, почему со временем затухает казалось бы крепкая юношеская дружба.

    Успех интеракции зависит от многих факторов, влияющих на взаимодействие людей, но главный из них – психологическая совместимость.

    Психологическая совместимость как фактор взаимодействия

    Есть в нашей жизни такие явления, которые становятся заметными, только когда их нет. Парадокс? Ничего подобного, просто это настолько естественные вещи, что мы не обращаем на них внимания. К таким явлениям относятся дружба, взаимовыручка, мир, здоровье и многое другое, в том числе и психологическая совместимость.

    Что такое психологическая совместимость

    Пока она существует в группе, никто о ней и не задумывается. В социальной психологии даже само это понятие впервые появилось в своей негативной форме – «психологическая несовместимость». Проявляется она в той ситуации, когда в силу индивидуальных особенностей люди просто не могут друг с другом позитивно взаимодействовать и любой контакт становится поводом для конфликтов. Наличие психологической несовместимости – беда для любого коллектива: нетерпимость и личная неприязнь, несочетаемость на уровне психологическом, а то и физиологическом, могут иметь катастрофические последствия. Любой руководитель, лидер, управленец должен знать основные параметры психологической совместимости и уметь их выявлять в процессе взаимодействия сотрудников.

    Под психологической совместимостью понимают оптимальное сочетание индивидуальных особенностей, которые делают интеракцию людей эффективной. Часто можно слышать, что противоположности сходятся или, напротив, нормальные отношения возможны, только если у людей много общего. Оба эти утверждения неверны. Дело не в сходстве и различии, а в оптимальном сочетании, как у шестеренок в сложном механизме. И это оптимальное сочетание, во-первых, должно быть и на эмоциональном уровне, во-вторых, зависит от характера совместной деятельности. Вполне совместимые в сфере профессиональной деятельности люди могут быть несовместимы, например, в семейных отношениях.

    Уровни психологической совместимости

    Психологическая совместимость (как и несовместимость) очень редко бывает абсолютной. Отлично взаимодействующие в процессе теоретической разработки проекта люди могут плохо сочетаться в условиях практической деятельности. Или, например, при выполнении какой-то сложной, требующей терпения задачи торопливый эксцентричный холерик и медлительный, но обстоятельный флегматик обречены на конфликты. Точнее, конфликтовать будет человек с чертами холерического темперамента, считающий напарника тупым и ленивым. А его флегматичный напарник будет терпеливо ждать, пока партнер перебесится или пока ему самому не надоест исправлять косяки торопыги. Задача же, скорее всего, так и останется невыполненной.

    В другой ситуации, при правильном распределении ролей и функций, флегматик и холерик вполне могут составить продуктивный и эффективный тандем. Например, холерик будет выступать генератором идей, а флегматик их тщательно проверять.

    В психологии выделяют несколько видов или уровней совместимости, которые зависят от разных факторов и проявляются по-разному:

    • Физиологический уровень связан с врожденными особенностями физиологии индивида: с возрастом, полом, физическими качествами и телесной конституцией, метаболизмом и скоростью протекания нервных процессов. Например, часто психологически несовместимыми оказываются люди, между которыми большая разница в возрасте. А в походных условиях совместимость может зависеть от уровня физической выносливости – одни члены группы уже устали и еле плетутся, а другие бодры и считают первых лентяями.
    • Психологический уровень: особенности темперамента, характера, способностей, уровня интеллекта и т. д. Если существенное различие в уровне интеллекта почти всегда гарантирует психологическую несовместимость, то сочетание черт темперамента и характера просчитать значительно сложнее. Они проявляются более разнообразно, и само сочетание зависит от характера взаимодействия, его цели и значимости. Чем более важен и значим для нас партнер, тем более терпеливо мы относимся к его психическим особенностям.
    • Социально-психологический уровень включает в себя сочетание (чаще всего сходство) интересов, ценностей, идеалов, верований и т. д.

    Оптимальное сочетание партнеров по всем трем уровням – большая редкость, поэтому конфликты – это неотъемлемая сфера интеракции. Это тоже взаимодействие, имеющее свои законы и приносящее не только вред, но и пользу.

    Виды или стратегии интеракции

    Стратегии интеракции – это особые типы поведения человека в процессе его взаимодействия с другими людьми. Несмотря на разнообразие человеческих отношений в современной социальной психологии выделяют всего 5 стратегий:

    1. Сотрудничество – такой тип взаимодействия, когда партнеры заинтересованы в совместной деятельности, так как цель ее может быть достигнута только согласованными усилиями. Эта стратегия наиболее эффективна, когда участники взаимодействия принимают друг друга и на социальном, и на личном уровне, то есть между ними есть психологическая совместимость и не только взаимная заинтересованность, но и взаимная симпатия.
    2. Соперничество – противоположная сотрудничеству стратегия, в которой тоже имеется общая цель, но она может быть достигнута только одним из участников взаимодействия. Другие же воспринимаются как препятствия, которые нужно устранить. Необязательно в буквальном смысле, но в любом случае полная или частичная нейтрализация соперников необходима. Поэтому следствием этой стратегии часто бывают конфликты. Ее примером может служить влюбленность двух человек в один и тот же объект или желание занять одну должность.
    3. Компромисс – своеобразная промежуточная и, пожалуй, самая сложная стратегия. В ней нет полного принятия партнера, но есть понимание необходимости мирного решения проблемы и взаимодействия для достижения цели. Компромисс – это стратегия взаимных уступок, когда ради основных интересов, базовых ценностей партнеры готовы пожертвовать чем-то менее значимым. Этот тип взаимодействия часто встречается в социуме, так как идеальное совпадение целей и интересов – это редкость. Умение использовать стратегию компромисса – важное условие успеха и собственного психического равновесия. Можно сказать, что и человеческая цивилизация выжила только благодаря тем, кто способен идти на компромисс.
    4. Приспособление. Люди, выбирающие подобный тип поведения, предпочитают жертвовать собственными интересами в угоду более сильному и уверенному в себе партнеру. Как правило, стратегию приспособления выбирают люди с заниженной самооценкой или сильно зависимые от своего партнера, опасающиеся разрыва отношений и неспособные к активному противостоянию.
    5. Избегание – это и не взаимодействие в собственном смысле слова, а стремление уклониться от контактов. Это пассивная позиция, когда человек отказывается от удовлетворения собственных интересов, лишь бы не связываться с неприятным партнером.

    Первые три стратегии считаются сильными, а последние две – слабыми. Они нерезультативны, неэффективны и неспособны решить проблемы, которые только накапливаются и приводят в конечном счете либо к открытым конфликтам, либо к психологическим проблемам: фрустрациям и неврозам.

    Наша жизнь – сложная и разнообразная штука, поэтому в разных ситуациях мы выбираем различные стратегии взаимодействия. На этот выбор влияет множество факторов: и наши индивидуальные особенности, и цели деятельности, и качества партнера, и наша заинтересованность в нем. Поэтому процессы интеракции так разнообразны и отражают нашу неповторимую уникальность, позволяют нам проявляться как личности.

    Ничего не найдено для % request_words%

    Рубрики

    РубрикиВыберите рубрикуДети   Взрослые и дети   Воспитание детей   Дети и родители   Дети с особыми потребностями   Детская психология   Особый ребенок   Развитие детейЖизнь   Активность человека   Безопасность и комфорт   Болезни   Быт   Вера   Дизайн и интерьер   Добро и зло   Жизненные силы   Организация жизни   Паранормальные явления   Позитив   Свобода   Смерть   Смысл жизни   Стресс   Суеверия и мифы   Счастье   Творчество   Трудности и неудачи   Успех и богатство   Человек-творец жизни   ЮморНовостиОбщество   Взаимоотношения на предприятии   Влияние (манипуляции)   Возрастные отличия   Гендерные отличия   Гениальность   Групповое сознание   Группы   Досуг   Знакомство   Идеалы и кумиры   Классовые, социальные отличия   Конфликты   Красота   Культура   Личность в группе   Малая группа и коллектив   Межличностные отношения   Обучение   Общение   Поддержка при безработице и трудоустройстве   Преступность   Прогресс   Професиональное ориентирование   Психология влияния   Психология масс   Психология толпы   Психология управления и лидерства   Психология экстримальных ситуаций   Регресс   Секты   СМИ   Состояние общества   Социальные роли и социальный статус   Стереотипы   Субкультуры   Ценности   Человек и общество   Этнические отличияОтношения   Вражда   Девочки   Дружба   Любовь   Мальчики   Мужчина и женщина   Особенности поведения   Самопожертвование   Сожительство   ТорговляПо возрастам   Дошкольники   Зрелость   Младенчество   Подростки   Раннее детство   Старость   ЮностьПомощь психолога   Воспитание и перевоспитание, самовоспитание   Диагностика   Дыхательные техники   Консультации   Коррекция   Профилактика   Психотерапия   Реабилитация   Релаксация   Советы и рекомендации   Тренинги   УпражненияПопулярноеПсихологические нарушения   Депрессия и суицид   Личностные нарушения и расстройства   Пищевые проблемы   Поведенческие проблемы   Проблемы в отношениях   Психологические травмы   Тревоги и фобииРабота   Вхождение в коллектив   Выбор работы   Как правильно отдыхать   Лидеры и ведомые   Отношения на работе   Увольнение и потеря работы   Удовлетворенность работойРазделы психологии   Возрастная психология   Дифференциальная психология   Клиническая психология   Педагогическая психология   Пренатальная, перинатальная и неонатальная психология   Психология брака   Психология личности   Психология познавательных процессов   Психология семьи   Психология труда   Социальная психологияСемья   Бабушки и дедушки   Брак   Взаимоотношения партнеров, состояние и помощь супруга   Выбор партнера   Заключение брака и развод   Материнство и родительство   Насилие   Неполная семья   Обучение ребенка   Обязанности и права   Особенности становления брака   Повторный брак   Поддержка и состояние матерей-одиночек   Психологическая подготовка к родам   Психологические проблемы роженицы   Работа над отношениями   Разлад   Сексуальная жизнь   Семейное воспитание   Семья в индивидуально-психологическом контексте   Семья в историческом контексте   Семья как социальный институт   Становление и развитие семьиЧеловек   Будущее, прошлое, настоящее   Внимание   Внутренний мир   Воля   Воображение   Восприятие   Выбор жизненного пути   Деятельность   Душа   Здоровье (психическое и физическое)   Знания, умения, навыки и привычки   Зона комфорта   Индивидуальность   Интересы   Кривая дорожка   Критика и самооценка   Личностные проблемы и дискомфортные состояния   Личность   Мотивация   Мотивы   Мышление   Образ жизни   Ощущения   Память   Потребности   Представления   Психические состояния   Работа над собой   Развитие   Речь   Самоконтроль   Самопринятие   Сознание и подсознание   Способности   Тело   Темперамент   Характер   Эмоции   Эмоции и чувства   Эмоционально-волевая регуляция

    Ничего не найдено для % request_words%

    Рубрики

    РубрикиВыберите рубрикуДети   Взрослые и дети   Воспитание детей   Дети и родители   Дети с особыми потребностями   Детская психология   Особый ребенок   Развитие детейЖизнь   Активность человека   Безопасность и комфорт   Болезни   Быт   Вера   Дизайн и интерьер   Добро и зло   Жизненные силы   Организация жизни   Паранормальные явления   Позитив   Свобода   Смерть   Смысл жизни   Стресс   Суеверия и мифы   Счастье   Творчество   Трудности и неудачи   Успех и богатство   Человек-творец жизни   ЮморНовостиОбщество   Взаимоотношения на предприятии   Влияние (манипуляции)   Возрастные отличия   Гендерные отличия   Гениальность   Групповое сознание   Группы   Досуг   Знакомство   Идеалы и кумиры   Классовые, социальные отличия   Конфликты   Красота   Культура   Личность в группе   Малая группа и коллектив   Межличностные отношения   Обучение   Общение   Поддержка при безработице и трудоустройстве   Преступность   Прогресс   Професиональное ориентирование   Психология влияния   Психология масс   Психология толпы   Психология управления и лидерства   Психология экстримальных ситуаций   Регресс   Секты   СМИ   Состояние общества   Социальные роли и социальный статус   Стереотипы   Субкультуры   Ценности   Человек и общество   Этнические отличияОтношения   Вражда   Девочки   Дружба   Любовь   Мальчики   Мужчина и женщина   Особенности поведения   Самопожертвование   Сожительство   ТорговляПо возрастам   Дошкольники   Зрелость   Младенчество   Подростки   Раннее детство   Старость   ЮностьПомощь психолога   Воспитание и перевоспитание, самовоспитание   Диагностика   Дыхательные техники   Консультации   Коррекция   Профилактика   Психотерапия   Реабилитация   Релаксация   Советы и рекомендации   Тренинги   УпражненияПопулярноеПсихологические нарушения   Депрессия и суицид   Личностные нарушения и расстройства   Пищевые проблемы   Поведенческие проблемы   Проблемы в отношениях   Психологические травмы   Тревоги и фобииРабота   Вхождение в коллектив   Выбор работы   Как правильно отдыхать   Лидеры и ведомые   Отношения на работе   Увольнение и потеря работы   Удовлетворенность работойРазделы психологии   Возрастная психология   Дифференциальная психология   Клиническая психология   Педагогическая психология   Пренатальная, перинатальная и неонатальная психология   Психология брака   Психология личности   Психология познавательных процессов   Психология семьи   Психология труда   Социальная психологияСемья   Бабушки и дедушки   Брак   Взаимоотношения партнеров, состояние и помощь супруга   Выбор партнера   Заключение брака и развод   Материнство и родительство   Насилие   Неполная семья   Обучение ребенка   Обязанности и права   Особенности становления брака   Повторный брак   Поддержка и состояние матерей-одиночек   Психологическая подготовка к родам   Психологические проблемы роженицы   Работа над отношениями   Разлад   Сексуальная жизнь   Семейное воспитание   Семья в индивидуально-психологическом контексте   Семья в историческом контексте   Семья как социальный институт   Становление и развитие семьиЧеловек   Будущее, прошлое, настоящее   Внимание   Внутренний мир   Воля   Воображение   Восприятие   Выбор жизненного пути   Деятельность   Душа   Здоровье (психическое и физическое)   Знания, умения, навыки и привычки   Зона комфорта   Индивидуальность   Интересы   Кривая дорожка   Критика и самооценка   Личностные проблемы и дискомфортные состояния   Личность   Мотивация   Мотивы   Мышление   Образ жизни   Ощущения   Память   Потребности   Представления   Психические состояния   Работа над собой   Развитие   Речь   Самоконтроль   Самопринятие   Сознание и подсознание   Способности   Тело   Темперамент   Характер   Эмоции   Эмоции и чувства   Эмоционально-волевая регуляция

    Ничего не найдено для % request_words%

    Рубрики

    РубрикиВыберите рубрикуДети   Взрослые и дети   Воспитание детей   Дети и родители   Дети с особыми потребностями   Детская психология   Особый ребенок   Развитие детейЖизнь   Активность человека   Безопасность и комфорт   Болезни   Быт   Вера   Дизайн и интерьер   Добро и зло   Жизненные силы   Организация жизни   Паранормальные явления   Позитив   Свобода   Смерть   Смысл жизни   Стресс   Суеверия и мифы   Счастье   Творчество   Трудности и неудачи   Успех и богатство   Человек-творец жизни   ЮморНовостиОбщество   Взаимоотношения на предприятии   Влияние (манипуляции)   Возрастные отличия   Гендерные отличия   Гениальность   Групповое сознание   Группы   Досуг   Знакомство   Идеалы и кумиры   Классовые, социальные отличия   Конфликты   Красота   Культура   Личность в группе   Малая группа и коллектив   Межличностные отношения   Обучение   Общение   Поддержка при безработице и трудоустройстве   Преступность   Прогресс   Професиональное ориентирование   Психология влияния   Психология масс   Психология толпы   Психология управления и лидерства   Психология экстримальных ситуаций   Регресс   Секты   СМИ   Состояние общества   Социальные роли и социальный статус   Стереотипы   Субкультуры   Ценности   Человек и общество   Этнические отличияОтношения   Вражда   Девочки   Дружба   Любовь   Мальчики   Мужчина и женщина   Особенности поведения   Самопожертвование   Сожительство   ТорговляПо возрастам   Дошкольники   Зрелость   Младенчество   Подростки   Раннее детство   Старость   ЮностьПомощь психолога   Воспитание и перевоспитание, самовоспитание   Диагностика   Дыхательные техники   Консультации   Коррекция   Профилактика   Психотерапия   Реабилитация   Релаксация   Советы и рекомендации   Тренинги   УпражненияПопулярноеПсихологические нарушения   Депрессия и суицид   Личностные нарушения и расстройства   Пищевые проблемы   Поведенческие проблемы   Проблемы в отношениях   Психологические травмы   Тревоги и фобииРабота   Вхождение в коллектив   Выбор работы   Как правильно отдыхать   Лидеры и ведомые   Отношения на работе   Увольнение и потеря работы   Удовлетворенность работойРазделы психологии   Возрастная психология   Дифференциальная психология   Клиническая психология   Педагогическая психология   Пренатальная, перинатальная и неонатальная психология   Психология брака   Психология личности   Психология познавательных процессов   Психология семьи   Психология труда   Социальная психологияСемья   Бабушки и дедушки   Брак   Взаимоотношения партнеров, состояние и помощь супруга   Выбор партнера   Заключение брака и развод   Материнство и родительство   Насилие   Неполная семья   Обучение ребенка   Обязанности и права   Особенности становления брака   Повторный брак   Поддержка и состояние матерей-одиночек   Психологическая подготовка к родам   Психологические проблемы роженицы   Работа над отношениями   Разлад   Сексуальная жизнь   Семейное воспитание   Семья в индивидуально-психологическом контексте   Семья в историческом контексте   Семья как социальный институт   Становление и развитие семьиЧеловек   Будущее, прошлое, настоящее   Внимание   Внутренний мир   Воля   Воображение   Восприятие   Выбор жизненного пути   Деятельность   Душа   Здоровье (психическое и физическое)   Знания, умения, навыки и привычки   Зона комфорта   Индивидуальность   Интересы   Кривая дорожка   Критика и самооценка   Личностные проблемы и дискомфортные состояния   Личность   Мотивация   Мотивы   Мышление   Образ жизни   Ощущения   Память   Потребности   Представления   Психические состояния   Работа над собой   Развитие   Речь   Самоконтроль   Самопринятие   Сознание и подсознание   Способности   Тело   Темперамент   Характер   Эмоции   Эмоции и чувства   Эмоционально-волевая регуляция

    Интеракция в психологии: что это простыми словами

    Общение включает в себя три основные составляющие – коммуникацию, перцепцию и интеракцию. Отдельного внимания заслуживает анализ последнего феномена с позиции психологии и социологии.

    Что такое интеракция?

    Интеракция — это процесс взаимодействия отдельных субъектов между собой, протекающий в виде непрерывного диалога, в ходе которого прослеживается психологическое или социальное воздействие одного человека на другого.

    В содержании интеракции представлены те компоненты общения, которые характеризуются наличием тесной связи с взаимодействием людей, с организацией их совместной деятельности, направленной на достижение поставленных целей.

    В рамках общения его участники могут совершать множество действий, среди которых можно выделить:

    • обмен информацией, опытом;
    • организация обмена действиями;
    • планирование общей работы;
    • разработка и внедрение форм и норм совместных действий.

    В общем виде интеракция рассматривается как частный случай общения, в ходе которого осуществляется не только принятие информации, но и взаимно обусловленное влияние двух субъектов друг на друга и на окружающую действительность.

    Структура интеракции

    Сущность интеракции как процесса взаимодействия субъектов заключается в том, что в ходе общей деятельности возникает контакт, который имеет следующие характерные признаки:

    • индивидуальные особенности человека;
    • специфику отдельной социальной ситуации;
    • преобладающие поведенческие установки;
    • цели участников;
    • возникающие противоречия.

    Интеракция в общении как компонент социальной психологии характеризуется проявлением следующих особенностей:

    • возможность обмена накопленным опытом и знаниями;
    • достижение компромисса в общих вопросах;
    • обозначение одобренной стратегии или поведенческих установок;
    • возникновение интроспекции (т.е. самонаблюдения) или возможность примерить на себя роль другого человека;

    В условиях неэффективного общения интеракция с высокой долей вероятности приводит к конфликту или конкуренции.

    Практическая реализация интеракции

    Анализирую общение людей с позиции интеракции, можно обозначить три процесса:

    • возникновение интеракции в общей деятельности, направленной на достижение общих задач и целей;
    • влияние одного участника на другого посредством использования совокупности психологических или социальных приемов;
    • взаимовлияние сторон.

    Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что интеракция – это набор реакций участников общения друга на друга. Проще говоря, речь идет об умении примерить на себя роль другого человека. Сущность разделения интеракции на отдельные виды заключается в строго обозначенном разграничении людей на основе принципа воздействия и результативности.

    Совместная деятельность людей, направленная на достижение общих целей может быть эффективной или неэффективной. Под эффективной деятельностью принято понимать значимость партнера в рамках продуктивного обмена опытом и информацией. В рамках неэффективной деятельности каждый человек не проявляет желания понять другого и выдвигает на первый план свои желания, а результатом такого взаимодействия может являться конфликт.

    Для реализации социальной интеракции обязательным условием является наличие сигналов, обеспечивающих возможность налаживания межличностного контакта. Сюда можно отнести вербальные средства в виде речевой интеракции и невербальные средства, выражающиеся в мимике и жестах.

    Психологическая совместимость как фактор интеракции

    Психологическая совместимость – это оптимальное сочетание индивидуальных особенностей людей, и как следствие — высокие показатели эффективности интеракции. Несовместимость возникает в том случае, когда люди лишаются возможности для позитивного взаимодействия между собой — в таких условиях любой контакт с высокой долей вероятности может окончиться конфликтом.

    Взаимодействие может быть налажено между людьми, у которых есть общие интересы, что обуславливает оптимальное сочетание взаимных особенностей. Большое влияние оказывает актуальный эмоциональный уровень и специфика совместной деятельности.

    На уровни совместимости оказывают влияние множество факторов, также могут по-разному проявляться. С точки зрения психологии принято выделять следующие виды:

    • физиологический уровень, связанный с врожденными особенностями индивида, к ним можно отнести пол, возраст, конституцию тела;
    • психологический уровень. В данном случае речь идет о темпераменте, особенностях характера, уровне интеллекта и способностях;
    • социально-психологический уровень. Сюда принято относить интересы, ценностные ориентации, мировоззрение, приверженность к определенной вере.

    Стратегии интеракции

    Исследователи выделяют 5 основных стратегий, складывающихся в рамках интеракции:

    • Сотрудничество – характеризуется наличием заинтересованности сторон в осуществлении совместных действий. Проявляется в согласованных усилиях, направленных на достижение общей цели. Участники имеют общие интересы и проявляют симпатию друг к другу;
    • Соперничество – характеризуется наличием общей цели, при этом достичь ее может только один из участников интеракции. Другие участники воспринимаются как препятствие, их нейтрализация является обязательным условием;
    • Компромисс – самый сложный с точки зрения практической реализации вид интеракции, базирующийся на необходимости взаимных уступок. Даже с учетом этого, данный вид интеракции активно используется в социуме — это обусловлено наличием человеческого разнообразия и большого количества разнообразных социальных групп. В таких условиях полное совпадение интересов является редким явлением;
    • Приспособление. В данном случае речь идет о стратегии, в рамках которой человек или группа жертвует своими интересами, подчиняясь партнеру, превосходящему их по силе. Может проявляться осознанно и неосознанно;
    • Избегание. В рамках этого вида интеракции человек пытается всеми способами избежать контактов с другими людьми, избавиться от ответственности и не принимать решений.

    Первые три стратегии принято относить к категории результативных, так как они решают проблему. Оставшиеся стратегии считаются неэффективными, потому что приводят к обострению ситуации.

    Значение интеракции

    Интеракция оказывает большое влияние на эффективность социальных отношений. Социальная группа выступает в качестве основы для успешного выживания и нормальной жизни для каждого человека. Она удовлетворяет потребности людей и является инструментом для организации осуществления совместной деятельности. Группа защищает своих участников, позволяет решать актуальные задачи, особенно те, которые не могут быть решены в одиночку. Роль интеракции заключается в том, что на ее основе осуществляется процесс формирования группы.

    Воздействие интеракции проявляется сразу после рождения человека. Только вступая во взаимодействие с другими людьми, ребенок может научиться говорить, передвигаться на двух ногах, придерживаться правил гигиены.

    По мере своего взросления человек разделяет нормы и стереотипы поведения, которые ретранслируются обществом. Общество оказывает влияние на поступки человека — это обусловлено тем, что человек сочетает в себе единство как индивидуальных факторов, так и социальных.

    Заключение

    На протяжении всей своей жизни человек встречается с разными людьми и попадает в разные ситуации, в каждой из которых он реализует различные стратегии взаимодействия. Их выбор зависит от множества факторов. Следствием такого взаимодействия является большое разнообразие процессов интеракции — они отражают уникальность человека, дают ему возможность проявляться как личности.

    Понимание взаимодействий

    Понимание взаимодействий

     

    Находка Взаимодействия

    Концепция взаимодействие может быть трудным для студентов, плохо знакомых с областью психологии исследований, тем не менее взаимодействия являются часто встречающимся и важным аспектом поведенческих наука. Следующий урок познакомит вас с концепцией статистического взаимодействия, предоставить примеры взаимодействий и показать вам, как обнаружить взаимодействие.

    Что является взаимодействием?

    Когда два или более независимые переменные участвуют в дизайне исследования, есть еще что рассмотреть чем просто «главный эффект» каждой из независимых переменных (также называемые факторами). То есть влияние одной независимой переменной интересующая зависимая переменная может быть неодинаковой на всех уровнях другая независимая переменная. Другими словами, эффект одна независимая переменная может зависеть от уровня другой независимой переменной.

    Для того, чтобы найти взаимодействия, вы должны иметь факторный план, в котором два (или более) независимые переменные «скрещиваются» друг с другом так, что являются наблюдениями при каждой комбинации уровней двух независимых переменных.

    Например, если вы интересовались влиянием практики и уровня стресса на выполнение задач памяти, вы можете решить использовать факторный план. Вы манипулируете практикой попросив участников прочитать список слов один или пять раз . Вы также манипулируете уровнем стресса , используя два условия: в одном (низкий стресс) , участникам сообщают, что количество слов, которые они вспоминают, неважно, а в другом (высокий стресс) участникам говорят что большинство людей могут вспомнить все слова в списке, и что они ожидается, что он тоже сможет это сделать. Ваша зависимая переменная — это число слов, воспроизведенных из списка из 30 слов.

    В этот дизайн, вам нужно было бы иметь участников в каждой из четырех ячеек конструкции : низкий уровень стресса и одна практика, низкий уровень стресса и пять методов, высокий стресс и одна практика, и высокий стресс и пять практик. скажем вот что у вас было 25 участников в каждой из этих четырех ячеек.

    Сейчас, если два фактора в исследовании (практика и стресс) взаимодействуют, это означает что влияние одного фактора зависит от уровня другого фактора.Давайте вставьте некоторые данные, чтобы увидеть, есть ли взаимодействие в этом исследовании.

    В приведенной выше таблице указаны средние значения ячеек, а также предельные средние значения и большое значение, для исследования. Например, среднее количество воспоминаемых слов при низком уровне стресса одно практическое условие равно 8. Это среднее значение ячеек . Однако среднее количество слов, вспоминаемых во всех условиях с низким уровнем стресса (независимо от практики) 16.Это предельное среднее .

    Итак, есть ли у нас доказательства взаимодействия в этом исследовании? Один из способов ответить на это вопрос заключается в том, чтобы начать с описания основных эффектов: , если нам нужно квалифицировать наши заявления об основных эффектах, говоря «это зависит», тогда у нас есть доказательства того, что может быть взаимодействие . Оказывается, там может быть основным следствием стресса. В условиях сильного стресса вспоминается меньше слов, чем в условиях низкого стресса.Также представляется, что существует основная эффект практики: пять практик приводят к лучшему запоминанию слов, чем всего одна практика. Однако эффект практической переменной зависит на уровне стресса (и наоборот): в условиях низкого стресса, практика, кажется, имеет существенный положительный эффект (в среднем 8 слов вспоминается с одной практикой и 24 слова вспоминается с пятью практиками), но в условиях сильного стресса практика дает лишь небольшой эффект (4 против 6 слова в двух условиях практики соответственно).

    Следовательно, у нас есть доказательства взаимодействия в этом исследовании. Конечно, вам понадобится провести соответствующий статистический тест, прежде чем вы сможете сделать вывод, что ваши доказательства достаточно убедительны, чтобы поддержать утверждение о наличии взаимодействия среди населения. Возможно, вы захотите узнать, есть ли другие способы обнаружения это взаимодействие помимо изучения клеточных средств.

    Использование графики для обнаружения возможных взаимодействий

    Визуально проверка данных с помощью гистограмм или линейных графиков — еще один способ поиска для доказательства взаимодействия.Каждый из приведенных ниже графиков (графики 1-8) изображает иная ситуация в отношении основных эффектов двух независимых переменные и их взаимодействие. Вы можете визуализировать основные эффекты и эффекты взаимодействия (если они есть) на обоих линейных графиках, как нарисовано и в гистограммах, которые становятся видимыми при наведении курсора на «Просмотр в виде гистограммы» кнопка.

     

     

     

     

     

     

     

     


    Упражнение

    Изображать данные из примера задачи (влияние практики и ударения на слово вспомнить) как гистограмму, так и линейный график.Есть ли доказательства возможного взаимодействие? Откуда вы знаете?

     

     

    Эффект взаимодействия, статистические взаимодействия и взаимодействующая переменная

    Экспериментальный дизайн > Эффект взаимодействия

    Что такое эффект взаимодействия?

    Эффект взаимодействия возникает, когда одна независимая переменная взаимодействует с другой независимой переменной в переменной отклика. Это противоположно «основному эффекту», который представляет собой действие одной независимой переменной на зависимую переменную.

    Предположим, вы изучаете влияние диетического напитка и диетической таблетки (объясняющие переменные) на потерю веса. «Основные эффекты» — это эффект диетического напитка на потерю веса и эффект таблетки для похудения на потерю веса. Эффект взаимодействия возникает, когда напиток и таблетка принимаются одновременно. Возможно, комбинация может ускорить потерю веса или даже замедлить ее. Синергия в медицине, где два лекарства работают вместе, чтобы произвести эффект, больший, чем их аддитивные индивидуальные эффекты, является особым случаем эффекта взаимодействия.

    Две (или более) переменные, которые взаимодействуют друг с другом для создания эффекта взаимодействия, называются взаимодействующими переменными . Если переменные вообще не влияют друг на друга, то мы говорим, что нет статистического взаимодействия, или что эффект одной объясняющей переменной постоянен на всех уровнях другой.

    Поиск статистических взаимодействий

    Если вы подозреваете, что существует статистическое взаимодействие, факторный план может помочь вам определить, каковы эффекты взаимодействия.В факторном плане вы запускаете все возможные комбинации уровней (в приведенном выше примере уровнями независимой переменной будут диетический напиток и диетическая таблетка).

    Между напитком и таблеткой существует эффект взаимодействия, что приводит к увеличению потери веса при совместном приеме.

    Простое изображение выше показывает, что вам потребуются четыре варианта лечения, чтобы полностью исследовать взаимодействия:

    • И таблетки для похудения, и напиток одновременно.
    • Только таблетки для похудения.
    • Только напиток.
    • Ни напитка, ни таблетки («контрольная группа»).

    Факторный анализ не ограничивается двумя уровнями (так называемое двустороннее взаимодействие): его можно применять на нескольких уровнях.


    ————————————————— ————————-

    Нужна помощь с домашним заданием или контрольным вопросом? С Chegg Study вы можете получить пошаговые ответы на ваши вопросы от эксперта в данной области.Ваши первые 30 минут с репетитором Chegg бесплатны!

    Комментарии? Нужно опубликовать исправление? Пожалуйста, оставьте комментарий на нашей странице в Facebook .

    9.2 Интерпретация результатов факторного эксперимента – Методы исследования в психологии

    Цели обучения

    1. Различать основные эффекты и взаимодействия, узнавать и приводить примеры каждого из них.
    2. Нарисуйте и интерпретируйте гистограммы и линейные графики, показывающие результаты исследований с простыми факторными планами.
    3. Различать основные эффекты и простые эффекты и определять, когда требуется анализ простых эффектов.

    Графики результатов факторных экспериментов

    Результаты факторных экспериментов с двумя независимыми переменными можно представить в виде графика, представив одну независимую переменную на оси x , а другую — с помощью полос или линий разного цвета. (Ось y всегда зарезервирована для зависимой переменной.) На рис. 9.3 показаны результаты двух гипотетических факторных экспериментов. На верхней панели показаны результаты дизайна 2 × 2. Время суток (день и ночь) представлено разными точками на оси 90 106 x 90 107, а использование мобильного телефона (нет или да) представлено полосами разного цвета. (Также можно было бы представить использование мобильного телефона на оси 90 106 x 90 107 и время суток в виде полос разного цвета. Выбор сводится к тому, какой способ наиболее четко передает результаты.) Нижняя панель на рис. 9 .3 показаны результаты плана 4 × 2, в котором одна из переменных является количественной. Эта переменная, продолжительность психотерапии, представлена ​​по оси x , а другая переменная (тип психотерапии) представлена ​​линиями другого формата. Это линейный график, а не гистограмма, потому что переменная на оси X является количественной с небольшим количеством различных уровней. Линейные графики также подходят для представления измерений, сделанных за интервал времени (также называемый информацией о временных рядах) по оси x .

    Рисунок 9.3. Два способа построения графика результатов факторного эксперимента с двумя независимыми переменными

    Основные эффекты

    В факторных планах интерес представляют три вида результатов: главные эффекты, эффекты взаимодействия и простые эффекты. Главный эффект  – это влияние одной независимой переменной на зависимую переменную, усреднение по уровням другой независимой переменной. Таким образом, для каждой независимой переменной в исследовании необходимо учитывать один основной эффект.На верхней панели рисунка 9.3 показан основной эффект использования мобильных телефонов, поскольку эффективность вождения в среднем была выше, когда участники не использовали мобильные телефоны, чем когда они ими пользовались. Синие столбцы в среднем выше красных. Он также показывает основное влияние времени суток, поскольку эффективность вождения днем ​​была выше, чем ночью — как тогда, когда участники использовали мобильные телефоны, так и когда они не пользовались ими. Основные эффекты независимы друг от друга в том смысле, что наличие или отсутствие основного эффекта одной независимой переменной ничего не говорит о наличии основного эффекта другой.Нижняя часть рисунка 9.3, например, ясно показывает основной эффект продолжительности психотерапии. Чем дольше психотерапия, тем лучше она работала.

    Взаимодействие

    Существует эффект взаимодействия  (или просто «взаимодействие»), когда эффект одной независимой переменной зависит от уровня другой. Хотя это может показаться сложным, у вас уже есть интуитивное понимание взаимодействий. В качестве повседневного примера предположим, что ваш друг приглашает вас сходить в кино с другим другом.Ваш ответ ей: «Ну, это зависит от того, какой фильм вы собираетесь посмотреть и кто еще придет». Вы действительно хотите посмотреть большой летний блокбастер, но мало заинтересованы в просмотре дрянной романтической комедии. Другими словами, основное влияние на ваше решение оказывает тип фильма. Если ваше решение пойти на любой из этих фильмов зависит от того, кого она приведет с собой, то это взаимодействие. Например, если вы пойдете на дурацкую романтическую комедию, если она приведет с собой свою сексуальную подругу, с которой вы хотите познакомиться поближе, но вы не пойдете на этот фильм, если она приведет кого-то еще, тогда взаимодействие будет.Взаимодействие с наркотиками — еще одна хорошая иллюстрация повседневного взаимодействия. Многие пожилые мужчины принимают Виагару, чтобы помочь себе в постели, а многие мужчины принимают нитраты для лечения стенокардии или болей в груди. Таким образом, каждый из этих препаратов полезен сам по себе (имеются основные эффекты каждого из них на самочувствие пожилых мужчин). Но сочетание этих двух препаратов может привести к летальному исходу. Другими словами, существует очень важная взаимосвязь между Виагарой и сердечными препаратами, о которой пожилые мужчины должны знать, чтобы предотвратить преждевременную кончину.

    Давайте теперь рассмотрим несколько примеров взаимодействий из исследований. Вас, вероятно, не удивит, если вы услышите, что эффект психотерапии сильнее проявляется у людей, сильно мотивированных к изменению, чем у людей, не мотивированных к изменениям. Это взаимодействие, потому что эффект одной независимой переменной (независимо от того, получает человек психотерапию или нет) зависит от уровня другой (мотивации к изменению). Шналл и ее коллеги также продемонстрировали взаимодействие, потому что влияние того, была ли комната чистой или грязной, на моральные суждения участников зависело от того, было ли у участников низкое или высокое сознание собственного тела.Если у них было высокое сознание собственного тела, то те, кто находился в грязной комнате, выносили более суровые суждения. Если у них было низкое сознание частного тела, тогда не имело значения, была ли комната чистой или грязной.

    Во многих исследованиях основной исследовательский вопрос касается взаимодействия. Исследование Браун и ее коллег было вдохновлено идеей о том, что люди с ипохондрией особенно внимательно относятся к любой негативной информации, связанной со здоровьем. Это привело к гипотезе о том, что люди с высоким уровнем ипохондрии будут вспоминать негативные слова, связанные со здоровьем, более точно, чем люди с низким уровнем ипохондрии, но помнят слова, не связанные со здоровьем, примерно так же, как люди с низким уровнем ипохондрии.И, конечно же, именно это и произошло в этом исследовании.

    Типы взаимодействий

    Влияние одной независимой переменной может зависеть от уровня другой несколькими различными способами. Во-первых, может быть распространяющих взаимодействий .   Примеры расширяющих взаимодействий показаны на двух верхних панелях рисунка 9.4. На верхней панели независимая переменная «B» оказывает влияние на уровне 1 независимой переменной «A» (есть разница в высоте синего и красного столбцов в левой части графика), но не влияет на уровень 2. независимой переменной «А.(разницы в высоте синих и красных столбиков в правой части графика нет). Это очень похоже на исследование Шналль и ее коллег, в котором наблюдался эффект отвращения к тем, у кого было высокое сознание частного тела, но не к тем, у кого было низкое сознание частного тела. На средней панели независимая переменная «В» оказывает более сильное влияние на уровень 1 независимой переменной «А», чем на уровень 2 (большая разница в высоте синих и красных столбцов в левой части графика и меньшая разница в высоте синих и красных полос в правой части графика).Это похоже на гипотетический пример вождения, где был сильный эффект от использования мобильного телефона ночью и более слабый эффект от использования мобильного телефона в течение дня. Подводя итог, можно сказать, что для распространяющих взаимодействий одна независимая переменная влияет на один уровень другой независимой переменной, а на другом уровне другой независимой переменной эта независимая переменная оказывает слабое влияние или не оказывает никакого влияния.

    Второй тип взаимодействия, который можно найти, — это перекрестное взаимодействие . Перекрестное взаимодействие изображено на нижней панели рисунка 9.4, независимая переменная «В» снова оказывает влияние на оба уровня независимой переменной «А», но эти эффекты имеют противоположные направления. Другой пример перекрестного взаимодействия можно найти в исследовании Кэти Гиллиланд о влиянии кофеина на результаты вербальных тестов интровертов и экстравертов (Гиллиланд, 1980). Интроверты работают лучше, чем экстраверты, когда не употребляют кофеин. Но экстраверты работают лучше, чем интроверты, когда они потребляют 4 мг кофеина на килограмм веса тела.

    Рисунок 9.4 Гистограммы, показывающие три типа взаимодействий. На верхней панели одна независимая переменная влияет на один уровень второй независимой переменной, но не на другой. На средней панели одна независимая переменная оказывает более сильное влияние на один уровень второй независимой переменной, чем на другой. На нижней панели одна независимая переменная оказывает противоположное влияние на один уровень второй независимой переменной, чем на другой.

    На рис. 9.5 показаны примеры таких же взаимодействий, когда одна из независимых переменных является количественной, а результаты нанесены на линейный график.Обратите внимание, что на двух верхних рисунках изображены два типа взаимодействий распространения, которые могут быть обнаружены, а на нижнем рисунке показано перекрестное взаимодействие (две линии буквально «пересекаются» друг с другом).

    Рис. 9.5 Линейные графики, показывающие различные типы взаимодействий. На верхней панели одна независимая переменная влияет на один уровень второй независимой переменной, но не на другой. На средней панели одна независимая переменная оказывает более сильное влияние на один уровень второй независимой переменной, чем на другой.На нижней панели одна независимая переменная оказывает противоположное влияние на один уровень второй независимой переменной, чем на другой.

    Простые эффекты

    Когда исследователи находят взаимодействие, это предполагает, что основные эффекты могут немного вводить в заблуждение. Подумайте о примере перекрестного взаимодействия, когда интроверты показали лучшие результаты в тесте на выполнение вербального теста, чем экстраверты, когда они не принимали никакого кофеина, но было обнаружено, что экстраверты работали лучше, чем интроверты, когда они принимали 4 мг кофеина в день. килограмм массы тела.Чтобы изучить основной эффект потребления кофеина, исследователи усреднили интроверсию и экстраверсию и просто посмотрели, были ли в целом у тех, кто принимал кофеин, лучшие или худшие результаты теста на вербальную память. Поскольку положительное влияние кофеина на экстравертов было бы стерто отрицательным воздействием кофеина на интровертов, не было бы обнаружено никакого основного эффекта потребления кофеина. Точно так же, чтобы изучить основной эффект личности, исследователи должны были усреднить уровни переменной кофеина, чтобы посмотреть на эффекты личности (интроверсия против интроверсии).экстраверсия) независимо от кофеина. В этом случае положительные эффекты экстраверсии в состоянии кофеина будут стерты отрицательными эффектами экстраверсии в состоянии отсутствия кофеина. Означает ли отсутствие каких-либо основных эффектов отсутствие эффекта кофеина и эффекта личности? Нет, конечно нет. Наличие взаимодействия указывает на то, что история более сложная, что влияние кофеина на выполнение вербального теста зависит от личности. Здесь в игру вступают простые эффекты. Простые эффекты — это способ разбить взаимодействие, чтобы точно понять, что происходит. Взаимодействие просто информирует нас о том, что эффекты по крайней мере одной независимой переменной зависят от уровня другой независимой переменной. Всякий раз, когда обнаруживается взаимодействие, исследователям необходимо проводить дополнительный анализ, чтобы определить, откуда исходит это взаимодействие. Конечно, можно визуализировать и интерпретировать взаимодействие на графике, но простой анализ эффектов предоставляет исследователям более изощренные средства анализа взаимодействия.В частности, простой анализ эффектов позволяет исследователям определять влияние каждой независимой переменной на каждом уровне другой независимой переменной. Таким образом, в то время как исследователи усредняли два уровня личностной переменной, чтобы изучить влияние кофеина на выполнение вербального теста в анализе основных эффектов, для простого анализа эффектов исследователи изучали влияние кофеина на интровертов, а затем изучали эффекты. кофеина у экстравертов. Как мы видели ранее, исследователи также изучили влияние личности в условиях отсутствия кофеина и обнаружили, что в этом состоянии интроверты работали лучше, чем экстраверты.Наконец, они изучили влияние кофеина на личность и обнаружили, что экстраверты справляются с этим лучше, чем интроверты. Для конструкции 2 x 2, подобной этой, исследователи могут исследовать два основных эффекта и четыре простых эффекта.

    Шналль и его коллеги обнаружили основное влияние отвращения на моральные суждения (те, кто находился в грязной комнате, выносили более суровые моральные суждения). Однако они также обнаружили взаимодействие между сознанием частного тела и отвращением.Другими словами, эффект отвращения зависел от частного телесного сознания. Наличие этого взаимодействия предполагает, что основной эффект может немного вводить в заблуждение. То есть не совсем правильно говорить, что те, кто находился в грязной комнате, выносили более суровые моральные суждения, потому что это было верно только для половины участников. Используя анализ простых эффектов, они смогли дополнительно продемонстрировать, что у людей с высоким уровнем сознания собственного тела на моральные суждения оказывалось влияние отвращения. Кроме того, они обнаружили, что у людей с низким сознанием собственного тела отвращение не влияло на моральные суждения.Изучив эффект отвращения на каждом уровне телесного сознания с помощью простого анализа эффектов, Шналль и его коллеги смогли лучше понять природу взаимодействия.

    Как описано ранее, Браун и его коллеги обнаружили взаимосвязь между типом слов (связанных со здоровьем или не связанных со здоровьем) и ипохондрией (высокой или низкой) при запоминании слов. Чтобы разрушить это взаимодействие с помощью простого анализа эффектов, они исследовали влияние ипохондрии на каждом уровне типа слова.В частности, они исследовали влияние ипохондрии на запоминание слов, связанных со здоровьем, а затем исследовали влияние ипохондрии на запоминание слов, не связанных со здоровьем. Они обнаружили, что люди с высоким уровнем ипохондрии могли вспомнить больше слов, связанных со здоровьем, чем люди с низким уровнем ипохондрии. Напротив, ипохондрия не влияла на запоминание слов, не связанных со здоровьем.

    Опять же, изучение простых эффектов дает возможность разбить взаимодействие, и поэтому необходимо проводить этот анализ только при наличии взаимодействия.Когда нет взаимодействия, то основные эффекты расскажут полную и точную историю. Подводя итог, вместо усреднения по уровням другой независимой переменной, как это делается в анализе основных эффектов, анализ простых эффектов используется для изучения эффектов каждой независимой переменной на каждом уровне другой независимой переменной (переменных). Таким образом, исследователь, использующий план 2×2 с четырьмя условиями, должен будет рассмотреть 2 основных эффекта и 4 простых эффекта. Исследователю, использующему план 2 x 3 с шестью условиями, нужно будет рассмотреть 2 основных эффекта и 5 простых эффектов, а исследователю, использующему план 3 x 3 с девятью условиями, нужно будет рассмотреть 2 основных эффекта и 6 простых эффектов.Как видите, в то время как количество основных эффектов зависит просто от количества включенных независимых переменных (для каждой независимой переменной можно исследовать один главный эффект), количество анализов простых эффектов зависит от количества уровней независимых переменных ( потому что отдельный анализ каждой независимой переменной проводится на каждом уровне другой независимой переменной).

    Ключевые выводы

    • В факторном плане основным эффектом независимой переменной является ее общий эффект, усредненный по всем другим независимым переменным.Для каждой независимой переменной существует один главный эффект.
    • Существует взаимодействие между двумя независимыми переменными, когда эффект одной зависит от уровня другой. Некоторые из наиболее интересных исследовательских вопросов и результатов в психологии касаются именно взаимодействия.
    • Простой анализ эффектов предоставляет исследователям средства для анализа взаимодействий путем изучения влияния каждой независимой переменной на каждом уровне другой независимой переменной.

    Упражнения

    1. Практика: Нарисуйте 8 различных гистограмм, чтобы изобразить каждый из следующих возможных результатов факторного эксперимента 2 x 2:
      • Нет основного эффекта А; нет основного эффекта B; нет взаимодействия
      • Основной эффект А; нет основного эффекта B; нет взаимодействия
      • Нет основного эффекта А; основной эффект Б; нет взаимодействия
      • Основной эффект А; основной эффект Б; нет взаимодействия
      • Основной эффект А; основной эффект Б; взаимодействие
      • Основной эффект А; нет основного эффекта B; взаимодействие
      • Нет основного эффекта А; основной эффект Б; взаимодействие
      • Нет основного эффекта А; нет основного эффекта B; взаимодействие

    Взаимодействия в факторном дизайне — видео и стенограмма урока

    Взаимодействия

    Допустим, Николь получила свои результаты обратно.Она вводит данные в свой компьютер и составляет график, чтобы увидеть, как это выглядит. Когда она это делает, она видит кое-что интересное: и интроверты, и экстраверты чувствуют себя лучше, когда они одни, чем когда они находятся в комнате с другими людьми. Но интроверты имеют более крутой наклон на своей линии, чем экстраверты.

    Другими словами, интроверты более чувствительны к другим людям, находящимся в комнате. Им гораздо хуже, когда с ними в комнате находятся другие люди, и намного лучше, когда они одни.Экстраверты, с другой стороны, немного лучше справляются сами по себе, но не намного лучше.

    Что происходит с результатами Николь? То, что она видит, — это взаимодействие ее факторов. Другими словами, интроверсия и количество людей в комнате работают вместе, чтобы повлиять на уровень концентрации. Если бы не было взаимодействия, то интроверсия повлияла бы на концентрацию, а присутствие других людей в комнате или их отсутствие повлияло бы на концентрацию. Но они не будут работать вместе.

    Если бы Николь не взаимодействовала, линии на ее графике были бы параллельны друг другу.Но поскольку ее линии не параллельны, у нее есть взаимодействие. Возможно, интроверты и экстраверты концентрируются на разных уровнях, и, возможно, они оба лучше концентрируются, когда остаются одни. Но если эффект от работы в одиночку одинаков как для интровертов, так и для экстравертов, они не взаимодействуют.

    Подумайте об умножении и сложении. Если интроверсия — это 3, а одиночество — 4, вы можете сложить их, чтобы получить 7. Но если вы умножите их, вы получите 12. По сути, это то, что происходит с взаимодействиями: эффекты обоих факторов умножаются, чтобы получить гораздо большее число. чем то, что каждый приносит на стол в одиночку.

    Взаимодействия также могут происходить с более чем двумя факторами. Например, представьте, что Николь хотела узнать, влияет ли интроверсия, одиночество и насколько знакомый предмет на концентрацию. Она может смотреть на интровертов и экстравертов в комнате в одиночестве или с другими, читая отрывок, посвященный их специальности, а не незнакомой теме.

    В этом случае может иметь место трехстороннее взаимодействие, включающее интроверсию, одиночество и знакомство с предметом.Если это звучит сложно, то это потому, что это может очень быстро стать очень сложным!

    Перекрестные взаимодействия

    Вернемся ненадолго к исходному исследованию Николь. Она смотрит, насколько хорошо интроверты по сравнению с экстравертами концентрируются, когда они находятся в комнате одни или в комнате с другими. Представьте, что она получает свои результаты и находит что-то интересное. Интроверты лучше концентрируются в одиночестве, а экстраверты лучше концентрируются, когда находятся в комнате с другими людьми.

    Если один фактор повышается, а другой понижается, это называется перекрестным взаимодействием. Вы можете запомнить это, представив графическое представление. Если Николь представит свои результаты на графике, она получит «X» или крестик, и, таким образом, это называется перекрестным взаимодействием.

    Обратите внимание, что не каждое взаимодействие является перекрестным взаимодействием, но когда вы получаете перекрестное взаимодействие, на него стоит обратить внимание, потому что оно может многое вам рассказать. В случае с Николь она узнает, что уровень концентрации является продуктом интроверсии и одиночества, и что влияние этих двух факторов на интровертов и экстравертов совершенно противоположно.

    Резюме урока

    Факторный план — это тип плана эксперимента, в котором используются две независимые переменные или факторы и одна зависимая переменная. Одним из результатов исследования факторного плана является взаимодействие, когда два фактора взаимодействуют друг с другом, влияя на зависимую переменную. Особый тип взаимодействия называется перекрестным взаимодействием, которое происходит, когда один фактор увеличивается, а другой уменьшается, что приводит к крестообразному графику.

    Результаты обучения

    После просмотра этого видеоурока вы, возможно, сможете:

    • Понять, что такое факторный план
    • Интерпретировать два типа результатов, которые исследователь может получить с помощью факторного плана
    • Упомяните об особом типе взаимодействия, называемом перекрестным взаимодействием

    Анализ взаимодействия (статистика) | Психология Вики

    Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающие | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
    Методы | Статистика | Клинический | Образовательные | промышленный | Профессиональные товары | Мировая психология |

    Статистика: Научный метод · Методы исследования · Экспериментальная конструкция · Курсы статистики бакалавриата · Статистические тесты · Теория игры · Теория принятия решений


    Эта статья нуждается во внимании психолога/академического эксперта по предмету .
    Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если вы квалифицированы.
    Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

    Анализ взаимодействия – это область статистического анализа, связанная с взаимодействием между переменными

    Графическое изображение статистического взаимодействия, в котором степень влияния опыта на стоимость зависит от времени принятия решения.

    В статистике взаимодействие — это термин в статистической модели, в которой влияние двух или более переменных не является просто аддитивным.

    Таким образом, для ответа y и двух переменных x 1 и x 2 аддитивная модель будет:

    — пока,

    — пример модели с взаимодействием между переменными x 1 и x 2 (слово «ошибки» не следует понимать буквально; переменная, на которую y отличается от ожидаемого значения y ).Посмотрите на ошибки и невязки в статистике и обратите внимание, что ошибки легко спутать с остатками, хотя они разные.

    Очень часто взаимодействующие переменные являются категориальными переменными, а не действительными числами. Например, члены населения могут быть классифицированы по религии и роду занятий. Если кто-то хочет предсказать рост человека, основываясь только на религии и роде занятий человека, простая аддитивная модель , т. е. модель без взаимодействия, добавит к общему среднему росту поправку на конкретную религию, а другую — на конкретную профессию. .Модель с взаимодействием, в отличие от аддитивной модели, может добавить дополнительную корректировку «взаимодействия» между этой религией и этим занятием. Этот пример может вызвать подозрение, что слово взаимодействие является неправильным.

    Следствием взаимодействия является то, что эффект одной переменной зависит от значения другой. Это имеет значение при планировании экспериментов, поскольку изменение одного фактора за раз вводит в заблуждение.

    Реальные примеры систем, демонстрирующих взаимодействие, включают:

    • Взаимодействие между добавлением сахара в кофе и перемешиванием кофе.Ни одна из двух отдельных переменных не оказывает большого влияния на сладость, но их комбинация оказывает влияние.
    • Взаимодействие между добавлением углерода в сталь и закалкой. Ни один из этих двух факторов по отдельности не оказывает большого влияния на силу, но их комбинация оказывает существенное влияние.

    Геничи Тагучи утверждал, что взаимодействия могут быть исключены из системы путем соответствующего выбора переменной отклика и преобразования. Однако Джордж Бокс и другие утверждали, что в целом это не так.

    См. также

    Библиография

    • Box, GEP (1990) Имеют ли значение взаимодействия? Инжиниринг качества , том 2, стр. 365-369.

    Границы | Взаимодействие и самокоррекция

    Введение

    Концептуальность, как представляется, традиционно бросает вызов возможности натуралистического описания разума. Вопрос, который я рассматриваю в этой статье, заключается в том, как определить нормативные способности, связанные с концептуальной компетентностью, чтобы ответить на очень популярный вызов в последних разработках философии Разума, который я называю натуралистическим вызовом (NC).Я не собираюсь давать полное или даже общее описание концептуальности, но, говоря более скромно, я пытаюсь указать определенные условия, которые должно учитывать натуралистическое объяснение концептуальности, условия, определяющие рамки конкретных вопросов и проблем, в частности, в отношении наши способности к концептуальной самокоррекции, которые, как я утверждаю, заставляют нас отдавать приоритет одному подходу по отношению к другим : теории взаимопонимания взаимопонимания. В контексте этого общего подхода я утверждаю, что самокоррекцию можно объяснить способом, совместимым с рассматриваемой проблемой.

    Решение проблемы концептуальной компетентности в рамках натурализма требует соблюдения НК, то есть учета:

    (1) эволюционный путь от существ без языка и мышления к существам с обеими способностями без постулирования какого-либо объяснительного и/или эволюционного разрыва.

    (2) способности изучать или приобретать концептуальное содержание — и естественный язык — без создания или предположения какого-либо объяснительного и/или эволюционного пробела или подтверждения существования неестественных сущностей.

    И еще одно ограничение:

    (3) Ответы на (1) и (2) должны быть в состоянии обосновать атрибуцию преднамеренного отношения к детям и нечеловеческим животным.

    Есть две основные стратегии, которые были приняты для решения этой задачи. Оба они, если их толковать широко, определяют две общие модели концептуальных способностей, которые можно описать в терминах принятия точки зрения первого или третьего лица. Первая, которую можно назвать моделью первого человека, включает в себя те попытки понять концептуальные способности, которые сосредотачиваются на состояниях мозга человека, воспринимая их как диспозиции или информационные состояния, которые соответствующим образом связаны с окружающей средой, так что их можно использовать. понимается как конститутивная компетенция, включающая конкретное понятие.Согласно этой модели, NC выполняется, потому что объяснительная работа выполняется с помощью натуралистически определяемого понятия, т. е. такого, которое широко распространено в естественных науках, понятия причинности . Что делает состояние конститутивным для компетентности в соответствии с понятием, так это то, что оно, собственно, обусловлено тем, к чему понятие относится или о чем идет речь. В этом смысле эти подходы являются каузалистскими объяснениями природы концептуальной компетентности.

    Второй подход, который я исследую, фокусируется не на индивидуальных состояниях мозга, а на атрибутивной точке зрения интерпретатора, который может концептуально понять поведение индивидуума, тем самым используя точку зрения третьего лица.Эта стратегия известна как интерпретационистский подход к концептуальным способностям. NC соблюдается — как утверждают защитники этой позиции — потому что эта точка зрения не привержена тому, чтобы существовала какая-то конкретная реальность понятий сверх интерпретационной деятельности, заключающейся в том, что рассматриваемое поведение должно быть объяснено в терминах атрибуции понятий в вопрос.

    В этой статье я преследую две цели:

    (a) Утверждать, что как каузалистское, так и интерпретационистское объяснение концептуальных способностей не могут соответствовать NC.Причина этой неудачи в том, что обе модели неадекватны для учета ошибок в применении концепций.

    (b) Предложить альтернативную модель — интеракционистскую модель второй личности, — которая соответствует НК, по-другому учитывая способность совершать концептуальные ошибки.

    Концептуальные способности: основные понятия и ограничения

    Кажется, есть веские основания полагать, что независимо от того, как мы определяем понятийные способности или какую позицию мы занимаем в отношении объема понятийного содержания и его артикуляции с опытом, способность применять понятия предполагает в качестве необходимого условия — хотя, конечно, не достаточного – умение различать правильное и неправильное их применение в реальных случаях.Это то, что мы можем назвать нормативным ограничением концептуальных способностей .

    Такое ограничение можно определить следующим образом:

    (1) Обладание концептуальными способностями предполагает в качестве базовой способности способность правильно применять понятия, т. е. различать правильное и неправильное их использование в данных обстоятельствах. Это означает, что для учета природы понятийных способностей необходимо учитывать способность распознавать правильное применение понятия и отличать его от неправильных.

    (2) Концептуальная компетентность включает не только распознавание неправильного использования понятия, но также предполагает готовность в этом случае отказаться от этого использования и при необходимости изменить его, т. е. исправить себя, заметив неправильное использование понятия. концепция самостоятельно. Это означает, что для учета природы концептуальных способностей необходимо учитывать самокоррекцию.

    Для правильного понимания ограничения требуются дополнительные уточнения. Как может быть очевидно, нормативное измерение, связанное со способностью применять понятия, предполагает возможность ошибки.

    Тем не менее, следует различать два понятия ошибки или ошибки. В частности, есть два разных вида ошибок, которые мы приписываем другим при использовании ими понятий. С одной стороны, мы можем приписать ошибку кому-то, когда он неправильно применяет концепцию. Я называю это неправильным применением или концептуальной ошибкой . С другой стороны, мы можем приписать человеку некомпетентность в отношении концепции, когда у него отсутствует концепция или она просто не применяет концепцию вообще.Это то, что я называю отсутствием приложения . Такое разграничение окажется особенно плодотворным при оценке того, может ли модель концептуальных способностей соответствовать нормативным ограничениям, отвечающим требованиям НК.

    Рассмотрим следующие случаи:

    (i) Джон правильно складывал и вдруг говорит: «57 + 124 = 171».

    (ii) Джон не знает, как ответить на вопрос о сумме двух чисел (отвечает как попало или просто пожимает плечами).

    В первом случае мы приписываем Джону, что он неправильно добавляет, во втором, что он просто не добавляет. В то время как (i) является случаем концептуальной ошибки, (ii) является просто случаем отсутствия применения. Принципиальное различие заключается в том, что в первом случае рассматриваемое понятие релевантно оценке действия, т. е. релевантно способу осуществления исполнения; во втором случае понятие не имеет отношения к объяснению его действия, оно просто отсутствует.Следуя нашим предыдущим ограничениям, чтобы учесть нормативное ограничение, указанное в (1) и (2) выше, необходимо иметь возможность учитывать способности, лежащие в основе приписывания субъекту того, что он совершает ошибку при использовании понятие (понятийная ошибка), и отличать этот случай от случая, когда субъект просто не применяет понятие (отсутствие применения), т. е. необходимо учитывать, когда и как тот, кто использует понятие, совершает и распознает концептуальные ошибки и, соответственно, самостоятельно исправляет свое использование, чтобы отличить этот случай от того, в котором субъект вообще не применяет это понятие.

    Как же тогда понимать самокоррекцию в применении понятий? Самокоррекция в соответствующем смысле, по-видимому, включает в себя три аспекта деятельности:

    (a) Применение концепций (действия по применению или неправильному применению концепции).

    (б) Способность оценивать (а).

    (в) Модификация (а) по результатам (б).

    Как будет показано в следующих разделах, как каузалистское, так и интерпретационистское объяснение концептуальных способностей терпят неудачу при учете различия между случаями неправильного применения или концептуальных ошибок и случаями отсутствия применения, и следствием этой неудачи является их неспособность удовлетворить NC .

    Каузалистская концепция концептуальных способностей

    Компетентность в отношении конкретной концепции X может быть определена в каузальных терминах следующим образом:

    Джон компетентен в отношении концепции X тогда и только тогда, когда при определенных условиях C Джон готов применить X к y тогда и только тогда, когда X(y) истинно.

    В этой структуре концептуальные ошибки моделируются с точки зрения отказа механизма: условия C не заданы. Причина этого сбоя может быть внутренней по отношению к механизму, то есть механизм работает со сбоями, или это может быть отсутствие одного из условий, необходимых для работы механизма.

    Я утверждаю, что при таком способе понимания концептуальной компетентности не существует бесспорного способа различения концептуальных ошибок и неприменимости.

    Важно иметь в виду, что если ошибки Джона могут быть объяснены в равной степени как концептуальные ошибки в соответствии с концепцией или как случай отсутствия применения, то не было бы никакого способа объяснить способность делать концептуальные ошибки. Скажем, Джон говорит: «5 + 6 = 12». Мы были бы немедленно склонны думать, что он добавлял и добавлял неправильно.Но с таким же успехом он мог бы выполнять и другую операцию, скажем, + , и делать это правильно. Если бы объяснение концептуальных способностей не могло бы различить оба случая, оно не смогло бы объяснить, что значит для Джона иметь какие-либо концептуальные способности, и не смогло бы отличить это от случая, когда эта способность просто отсутствует.

    Каузалистская модель не обеспечивает правдоподобного различия между концептуальными ошибками и отсутствием применения по крайней мере по двум причинам:

    Первая причина заключается в том, что, согласно этой модели, реакции/предрасположенности субъекта к применению понятий могут быть описаны в терминах разных понятий.Таким образом, в этой модели невозможно провести различие между случаями концептуальных ошибок и случаями отсутствия применения. Как заметил Boghossian (1989), одни и те же реакции могут быть описаны с использованием разных концепций. Кроме того, для этого требуется, чтобы модель различала различные ответы как соответствующие или не соответствующие в определенных контекстах, и для определения правильного набора ответов нам необходимо отличать хорошие случаи от плохих, рассматривая их как случаи, в которых условия C не выполняются. в рассматриваемом примере условия C будут включать нормально работающие когнитивные механизмы Джона, в том числе нормальное функционирование внимания, памяти и т. д.Проблема в том, что мы можем различить два случая, только используя понятие, которое мы хотим реконструировать, оговаривая, какое понятие является рассматриваемым, например, оговаривая, что, когда Джон говорит, что «6 + 5 = 12», он использует понятие дополнения. Но это означает, что мы должны предполагать его содержание, не объясняя его в терминах реакций, открывая объяснительную брешь. Важно отметить, что нет различия между отсутствием применения и неправильным применением, которое не зависит от установления рассматриваемого понятия и, таким образом, предполагает уместность самого этого различия.Важно иметь в виду, что эта проблема возникает независимо от того, считает ли автор эти процессы происходящими на субличностном или на личностном уровне. В любом случае не существует не вызывающего вопросов способа отличить, что поведение соответствует одному понятию и, таким образом, является случаем концептуальной ошибки, а не просто отсутствием применения этого понятия. Таким образом, предложение не соответствует НК.

    Вторая причина, по которой эта точка зрения не проводит различия между неправильным применением и отсутствием применения, заключается в том, что эта версия не дает надлежащего описания самоисправления.Согласно теории такого рода, источником ошибки является сбой в условиях С, но такая ошибка не зависит от способности испытуемых идентифицировать ее на практике. Ошибки имеют такой характер, что субъект может быть не в состоянии их идентифицировать (непосредственный доступ к ним может быть даже невозможен для субъекта) и модифицировать свое использование понятий в соответствии с распознаванием ошибки и ее источников.

    На самом деле условия С концептуально не связаны с понятиями, которые субъект применяет или пытается изучить.Но самокоррекция, по-видимому, является ключевой способностью объяснять процесс изучения нового концептуального содержания посредством обучения. Может ли эта теория объяснить связь между идентификацией ошибок и концептуальными способностями, которые кажутся составляющими процесса изучения концептуального содержания и связанных с ним лингвистических терминов? Как было показано ранее, они не могут. Это равносильно несоответствию НК, поскольку существует пробел в объяснении/эволюции в отношении того, как усваиваются новые понятия, и с этой точки зрения тот факт, что пользователи понятий способны правильно применять понятия и самоисправляться в случае ошибки, кажется полным провалом. тайна.

    Однако кто-то может считать, что существуют диспозиции второго порядка к оценке реакций (соответствующие компоненту (б) самокоррекции, описанному выше). Тогда идея состоит в том, что, постулируя их, можно объяснить самокоррекцию и при этом защитить чисто диспозиционное объяснение концептуальной компетентности.

    Но возникает похожая проблема: если бы эти диспозиции (второго порядка) допускали ошибки и выучились, они потребовали бы выучивания диспозиций более высокого порядка.Это предполагает порочный регресс. Если, напротив, эти диспозиции не подвержены ошибкам и не выучены, то они представляют собой своего рода sui generis диспозиций. Это оставляет их природу необъяснимой: должны ли они быть поняты в каузальных терминах? Кажется, что их не должно быть, чтобы избежать предыдущих трудностей, но тогда другое понятие концептуальной способности должно работать здесь. Это приводит к объяснительному пробелу. Таким образом, теория не может объяснить NC (2), поскольку она не может объяснить изучение и усвоение понятийного содержания натуралистическим способом (она терпит неудачу, открывая пробел в объяснении при введении sui generis диспозиций, участвующих в самокоррекции).И он также не может объяснить NC (1), поскольку его неспособность объяснить самокоррекцию показывает соответствующую неспособность провести важные различия между возможностями артефактов и других видов сущностей, некоторые из которых способны к самокоррекции способами, которые другие нет. Согласно этой модели, существует только один основной тип механизма, который объясняет все эти prima facie различных явлений. Но тогда это предложение не может объяснить природу и сложность различных способностей с точки зрения более базовых или предшествующих способностей и, следовательно, не может провести соответствующие различия между способностями и способностями различной сложности в естественной и постепенной шкале.

    Интерпретационистский отчет о концептуальных способностях

    Я представил три измерения, которые участвуют в самокоррекции:

    (a) Применение концепций (действия по применению или неправильному применению концепции).

    (б) Способность оценивать (а).

    (в) Модификация (а) по результатам (б).

    Если каузализм думает об уровне (b) по аналогии с (а) и не учитывает (с), интерпретационизм подчеркивает уровень (b).

    Вкратце, согласно этой модели, быть концептуальным существом значит быть пользователем языка. Оба понятия объясняются с точки зрения интерпретации: быть концептуальным существом значит быть способным интерпретировать действия других существ как осмысленные. Интерпретация языка — это лишь часть глобальной задачи по приписыванию смысла поведению других существ. Интерпретировать кого-либо — значит придавать смысл их поведению, воспринимая его как ориентированное на желания и убеждения в контексте общего воспринимаемого мира.В общем, интерпретировать кого-либо — значит имплицитно конструировать теорию о содержании их убеждений, желаний и т. п. в контексте мира, в котором обычно находятся как интерпретатор, так и интерпретируемый.

    Акцент в этом представлении делается на компоненте (б), оценке действий субъекта в соответствии с понятиями. Соответственно, модель определяет концептуальную компетентность следующим образом:

    Джон компетентен в отношении концепции X тогда и только тогда, когда Джон применяет X к y только в том случае, если интерпретатор применил бы X к y, или если y таково, что интерпретатор применил бы к нему X, если бы его убеждения немного отличались таким образом, что совпадает с мнением Джона (при условии, что приписывание веры в то, что y есть X, Джону соблюдает принципы рациональности, милосердия, человечности и причинности в отношении интерпретации поведения Джона в целом).

    Атрибуция ошибки – в смысле концептуальных ошибок – фиксируется как различие между точкой зрения интерпретатора и точкой зрения интерпретируемого в отношении особого случая применения. Это может произойти несколькими способами. Это может быть случай, когда субъект выносит перцептивное суждение о чем-то, что открыто доступно как для переводчика, так и для говорящего, или может быть, что утверждение включает суждение, которое не связано непосредственно с общедоступными перцептивными свидетельствами как для говорящего, так и для говорящего. устный переводчик.Согласно этой теории, оба случая структурно схожи, даже если они различны с точки зрения роли, которую каждый вид суждения играет для переводчика в построении продолжающегося понимания дискурса говорящего. В то время как первое представляет собой начало процесса интерпретации, второе зависит от предыдущих суждений относительно того, во что говорящий верит, что он намеревается и желает.

    Структурное сходство заключается в том, что для того, чтобы интерпретатор мог интерпретировать суждение говорящего, ему пришлось бы предположить, что говорящий разделяет с ним подавляющее оптимизированное большинство истинных убеждений.Из-за общей теории о том, что говорящий пытается передать в данный конкретный момент, переводчик может затем приписать локальные ошибки тому, что утверждается. Разница между этими двумя случаями заключается в том, что для того, чтобы интерпретатор понял смысл того, что утверждается, он должен начать с приписывания говорящему того, что он связан с той же средой, что и она, и тем маркером, который он воспринимает и удерживает. быть истинными убеждениями об этом окружении, такими же, как те, которых она придерживается сама.Только при наличии конкретных доказательств обратного интерпретатор откажется от этой конкретной атрибуции и затем припишет говорящему ошибочное суждение относительно того, что оба обычно воспринимают. В этом случае ошибка будет объяснена разницей между тем, что интерпретатор принимает за правду, и тем, что он может понять из того, что пытается передать говорящий, принимая во внимание все другие имеющиеся у нее свидетельства о его убеждениях, желаниях и тому подобном. . Цена приписывания ошибки общепринятым суждениям настолько велика, что ограничения рациональности на интерпретацию диктуют необходимость приписывать различие между ее точкой зрения и точкой зрения говорящего в отношении какого-либо другого суждения.Все это остается в руках переводчика, который затем может объяснить поведение различными способами, совместимыми со свидетельством. Правило всегда состоит в том, чтобы приписывать менее возможную ошибку, что и является содержанием принципа милосердия, управляющего интерпретацией.

    Эта модель оказывается проблематичной при попытке провести различие между концептуальными ошибками и отсутствием применения — и, следовательно, объяснить концептуальные способности. Стоит упомянуть как минимум три трудности:

    (1) Следуя принципам толкования, поведение интерпретируемого может быть описано как в случае неправильного применения определенного понятия, так и в случае его отсутствия.Понятие ошибки — всего лишь инструмент для интерпретации поведения другого человека, атрибуция, которая может быть отменена лучшей интерпретацией. Следовательно, эта теоретическая реконструкция не делает различий между концептуальными ошибками и отсутствием применения.

    (2) Теория предполагает понятие ошибки именно как понятие, которое интерпретатор может и должен использовать. Быть интерпретатором — значит иметь понятие убеждения: иметь возможность взаимодействовать с кем-то другим — значит быть способным приписывать ему убеждения.Понятие веры в повороты предполагает наличие понятия ошибки, лжи. Но теория не объясняет, как получается это понятие, а скорее предполагает необходимость такого инструмента; и, таким образом, создает объяснительный пробел в объяснении овладения концептуальными способностями. Более того, приобретение мысли, т. е. понятия убеждения, понимается как возникающее из эволюционного разрыва, поскольку модель как бы привержена идее, что в какой-то момент эта способность возникает, но неясно, как она развивается из предшествующей. более основные.Затем модель не соответствует ни NC (1), ни NC (2).

    (3) Из-за отождествления мысли, разговора и интерпретации теория не может объяснить способность мыслить, но не говорить на языке (как это может быть в случае с некоторыми нечеловеческими животными), или возможность имеют рудиментарные формы мышления и речи (как в случае с маленькими детьми), и a fortiori не могут описать эти способности как образующие непрерывный путь маленьких шагов.

    Таким образом, модель не соответствует НС (2), так как не может объяснить обучение концептуальным способностям как постепенный процесс.Это подразумевает объяснительный пробел в отношении овладения языком, в частности, в овладении концепцией ошибки, которую следует приписывать себе и другим. По этим причинам модель не может объяснить преемственность в природе, т. е. то, каким образом сложные способности некоторых природных объектов проявляются посредством постепенных изменений и комбинаций более базовых способностей, демонстрируемых другими природными объектами, и это не соответствует требованиям. НК (2). А это также означает, что такого рода теории не могут объяснить наше приписывание мышления животным и детям, такие приписывания были бы в лучшем случае просто «способами говорить», которые не были бы оправданы с точки зрения способностей, проявляемых поведением таких животных. агенты, т.т. е. теория не может ответить на НК (3). Это оставляет необъяснимой природу их способностей и связь между их путями в мире и нашими.

    Моя стратегия встречи с NC: концептуальная ошибка и стандарты исправления

    Приведенные выше рассуждения показали, что как каузалистские, так и интерпретационистские подходы терпят неудачу при учете компонента (b) самокоррекции, т. е. способности оценивать исполнение (а). Таким образом, чтобы преодолеть их трудности, нам необходимо предложить объяснение уровня (б) измерений самокоррекции, которое (i) не сводится к простым каузальным реакциям, как в случае каузалистских моделей.Стратегия состоит в том, чтобы включить оценочный компонент, который не рассматривается с точки зрения уровня (а). Во-вторых, объяснение (b) не должно (ii) предполагать артикулированную содержательную мысль, как в случае объяснения интерпретаторов. Как и в предыдущих случаях, учетная запись (b) должна (iii) иметь соответствующие последствия для (c).

    Прежде чем представить мою стратегию, стоит сделать некоторые уточнения и уточнения. Цель дать отчет о концептуальной компетентности кажется очень амбициозной, и, конечно, существует ряд различных предложений, каждое из которых заслуживает серьезного рассмотрения при анализе того, каким может быть правильный ответ на NC.Одним из вопросов, который имеет особое значение в этой области, является различие между концептуальным и неконцептуальным содержанием. Как известно, многие современные теории концептуальной компетентности пытаются обратиться к тому, что я называю НК, именно проводя это различие. Тем не менее, я не затрагиваю эту конкретную тему в этой статье и не исследую альтернативные попытки преодолеть разрыв между концептуальной и неконцептуальной сферами. Я могу обойтись без этого, так как то, за что я бы ратовал, нейтрально по отношению к этим дальнейшим заботам.Следует отметить, что мое утверждение состоит не в том, что все познание должно быть концептуальным, а скорее в том, что для учета концептуальных способностей при встрече с NC объяснение должно соответствовать ограничению нормативности. Итак, моя точка зрения такова: независимо от того, где вы проводите грань между концептуальным и неконцептуальным, встреча с НК требует объяснения некоего базового познания, которое не может быть сведено к простым диспозициям, но которое, в то же время, может быть объяснено в терминах, не предполагающих схватывания пропозициональных мелкозернистых мыслей.

    Мое предложение состоит в том, чтобы рассматривать эту более базовую компетенцию как нормативную и моделировать рассматриваемую минимальную концептуальную способность как способность реагировать на стандарты правильного поведения таким образом, чтобы было достаточно различать случаи отсутствия применения и случаи неправильное применение стандарта. Затем предлагается описать это поведение как поведение, отвечающее определенным стандартам исправления (следовательно, оцениваемое как правильное или неправильное в соответствии с этими стандартами).Такой отчет должен представлять концептуальные способности в терминах большего, чем просто каузальные механизмы, не допуская при этом пробела в объяснении возникновения пропозициональной мелкозернистой артикулированной мысли.

    Теперь мы можем более точно сформулировать наш вопрос о возможности объяснения нормативного ограничения концептуальных способностей, приспосабливающихся к НК, в следующих терминах: какими чертами должно обладать поведение, чтобы считаться поведением, чувствительным к паттернам правильности (в отличие от поведения, чувствительного к паттернам правильности). поведение, описываемое просто в терминах диспозиции), не связывая тем самым его объяснение как зависящее от пропозиционально артикулированной мысли, что ведет к эволюционному и объяснительному разрыву.

    Удивительно, как это может показаться на первый взгляд, но я полагаю, что решающим шагом для ответа на этот вопрос является сосредоточение нашего внимания на видах взаимодействий, которые могут использовать простейшие разумные существа. Этот ход не является полностью новым в литературе. Возможно, Дьюи (1929) был первым, кто подчеркнул, что взаимодействие второго человека является ключом к изучению языка, и эту традицию можно найти в примерах более позднего Витгенштейна, а также в работах Дэвидсона и Брэндома.Важным моментом, который необходимо прояснить, является то, о каком взаимодействии мы говорим. В частности, нам нужно указать, какие особенности поведения поставлены на карту, если таковые (1) отражают чувствительность к стандартам исправления и (2) являются одновременно базовыми и в то же время достаточно сложными, чтобы соответствовать НК.

    Последнее дополнительное ограничение на предложение такого рода состоит в том, что оно должно учитывать доступные эмпирические данные, касающиеся усвоения языка и понятий. Тогда первым шагом может быть рассмотрение имеющихся данных, касающихся овладения языком.Эмпирическое исследование того, как такие способности приобретаются и используются, может помочь нам определить природу вовлеченных способностей. Кроме того, с эмпирической точки зрения очевидно — или, по крайней мере, отрицать это было бы крайне неправдоподобно, — что маленькие дети с самого начала не обладают мелкозернистым артикулированным мышлением, поэтому изучение детского развития должно демонстрировать возможность приобретения способность улавливать пропозициональные артикулированные мысли, отходящие от предыдущих непропозициональных способностей, которые характеризуют более ранние стадии развития ребенка.

    Я полагаю, что естественным кандидатом для объяснения правильного типа поведения, способного приспосабливаться к нормативным ограничениям, является то, что я называю чувствительностью к исправлению , то есть склонностью изменять свое поведение в свете существенных оценок других, с которыми мы общаемся. взаимодействует. Это утверждение все еще нуждается в подтверждении как эмпирическими, так и концептуальными основаниями, и я попытаюсь предоставить такую ​​поддержку в оставшихся разделах этой статьи. Имеющиеся данные из психологии развития также дадут несколько интересных примеров того, как может быть задумано это взаимодействие второй личности.Следовательно, взглянув на эмпирические данные, я рассчитываю подтвердить как мое утверждение о том, что средний путь между диспозиционализмом и интерпретационизмом является правильным, так и то, что такой срединный путь следует рассматривать в терминах второго личного типа взаимодействия.

    Изучение эмпирических данных психологии развития

    Как я уже сказал, естественно искать ответ на этот вопрос, имея в виду NC, — это то, как дети учат понятия.

    Csibra и Gergely (2009) утверждали, что взаимодействие взрослых и детей необходимо для изучения концептуального содержания.Они провели ряд экспериментов, которые предполагают, что последующее поведение младенцев существенно различается в зависимости от того, чему они научились, просто наблюдая — когда дети просто наблюдают за поведением взрослых — или путем явного обучения, т. е. когда существует явная демонстративная ссылка посредством использования языка на объекты, к которым применяются понятия в контексте, в котором обращаются к ребенку. Они отметили, что только в последнем случае дети обобщают результат на все подобные случаи, в то время как в первом они воспринимают случай как контекстуально и ситуационно связанный.Это дает нам первое указание на то, что взаимодействие играет решающую роль в обучении и проявлении концептуальных способностей, в отличие от других видов обучения, где язык не задействован.

    Второй признак того, что тип взаимодействия, на который способны люди, может быть ключом к развитию их концептуальных способностей, исходит из приматологии. Tomasello (1999) и Tennie et al. (2010) утверждали, что шимпанзе способны подражать поведению, но не абстрагировать это поведение от ситуационного связанного контекста, в котором они впервые воспринимают его.Это означает, что, хотя они и способны имитировать использование орудий при выполнении конкретной задачи, обусловленной их собственными интересами и целями, они не улавливают общего значения объекта и цели, которая проявляется в поведении таким образом, чтобы могут быть отделены от контекста и объектов, которые они наблюдают и используют в этом конкретном случае. Это хорошо согласуется с исследованиями Csibra и Gergely (2009), предполагающими, что интерактивный аспект обучения у людей включает в себя способность понимать общее, похожее на правила содержание лингвистических терминов и поведения способом, недоступным для других существ, и что это специфическое изучение общих значений происходит посредством конкретных случаев обучения в контексте взаимодействия взрослого и ребенка, что невозможно для детей, изолированных от этих взаимодействий, или для приматов, кроме человека, которые не способны к такого рода взаимодействиям (там же).

    Кроме того, Tomasello and Racokzy (2003) и Schmidt and Tomasello (2012) изучали поведение детей в отношении соблюдения норм и заметили, что в возрасте двух лет дети не только оценивают свое поведение в соответствии с нормами, сопровождая то, что они делать заявления типа «это то, что мы делаем» или «вот как это делается», но также и то, что они учат других (марионеток, но также и взрослых, которых они считают аутсайдерами для сообщества) и что они жалуются, когда другие делают не соответствуют тому, что они понимают под социальной нормой, диктуемой в данной конкретной ситуации.Это означает, что дети готовы понимать нормативные стандарты поведения и обучать им других на очень ранней стадии развития своих концептуальных способностей и что они обобщают уместность того, что они склонны делать, для всех других, с кем они взаимодействуют. , ожидая, что они будут действовать так, как они делают, и жалуясь, если они отказываются это делать.

    Как это может тогда помочь нам справиться с NC, учитывая, что такое поведение демонстрируют маленькие дети, но не другие приматы?

    Как я уже говорил, существует ряд философских теорий, которые сосредоточены на природе человеческого межсубъективного обмена, чтобы объяснить нашу способность схватывать лингвистические значения.Хаугеланд (1990) и Брэндом (1994), например, предположили, что наше отношение к восприятию действия как правильного или неправильного в определенных контекстах делает это поведение правильным или неправильным, и что это социально структурированная практика, в которой мы относитесь друг к другу как к приверженным и имеющим или не имеющим права на дальнейшие действия, как если бы мы играли в социальную игру, правила которой определяются нами, рассматривая различные ходы как соответствующие или нет. Витгенштейн (1953) также был прочитан как защищающий точку зрения, согласно которой язык следует рассматривать как набор игр, в которые мы играем вместе, и что внутри этих игр разрешены или запрещены определенные ходы.Тогда ходы будут правильными или неправильными в зависимости от игры, в контексте которой они оцениваются. Тем не менее, эти теории проблематичны, если, как в теории Брэндома, считается, что ходы игры пропозиционально артикулированы или если они подразумевают интерпретационную позицию со стороны участников, как это делают интерпретационисты. Как я утверждал ранее, такие позиции, если рассматривать их как всю историю, оказываются несовместимыми с НК. Поэтому я полагаю, что правильное место для поиска — это не область интерпретационной теории, а скорее другой вид интеракционизма, в частности интеракционистские теории, основанные на феноменологии.

    Такие теории исходят из одного основного понимания природы социального познания: того факта, что мы способны прямо и правильно понимать эмоции на лице других и их поведение как преднамеренное и целенаправленное с самого первого опыта встречи с другими. Это было названо «первичной интерсубъективностью». Он включает в себя своего рода узнавание других, которое демонстрируется новорожденными и которое характеризуется именно отсутствием участия каких-либо логических когнитивных механизмов или какого-либо опосредования посредством артикулированных мыслей, таких как приписывание состояний другим.Несмотря на это, он включает в себя нечто большее, чем просто реакции на раздражители. Точнее, это включает в себя понимание смысла реакций другого человека. Как известно, Шелер описал это так: «То, что переживания происходят там [в другом человеке], дано нам в выразительных явлениях — […] не в виде вывода, а непосредственно, как своего рода первичное «восприятие». Именно в румянце мы воспринимаем стыд, в смехе радость» (Шелер, 1954, с. 10).

    Затем феноменология предоставляет нам другой путь к пониманию эмпирических данных психологии развития о природе нормативного поведения.Это позволяет нам понять, в каком смысле мы способны уловить правильность или неправильность того, что мы делаем, не заставляя нас думать об этом пропозиционально нагруженным образом. Согласно этим теориям, основанным как на психологических исследованиях раннего развития, так и на их феноменологическом объяснении, с самого начала нашей жизни существует способ настройки эмоций другого человека, и именно эта настройка, как мы могли бы подумать, сначала учит нас различать правильное и неправильное, хорошее и плохое, так или не так.

    Взглянув на некоторые недавние работы по феноменологии и психологии развития, мы обнаружили совпадающую поддержку необходимости отказа от точки зрения от третьего лица, характерной для интерпретационизма, а также от ограничения точки зрения от первого лица, характерной для каузализма. Такие работы предполагают удобство установления приоритетов взаимодействия собеседников при личных встречах, в которых эмоциональное распознавание эмоций других может играть ключевую роль в нашем освоении языка.Я утверждаю, что именно в этой области мы обнаруживаем такое поведение, которое позволяет различать концептуальные ошибки и отсутствие применения таким образом, который еще не предполагает рефлексивного и явного схватывания стандарта, на который мы, тем не менее, реагируем. В частности, я утверждаю, что именно наша эмоциональная реакция на установки одобрения и неодобрения, выраженные в эмоциональном поведении собеседников, позволяет нам учиться у других людей языку и критериям правильного употребления слов в контекстах употребления.Таким образом, это отзывчивое поведение представляет собой своего рода минимальную концептуальную компетентность по отношению к естественным и нормативным ограничениям. Как это позволяет нам приспосабливаться к нормативным ограничениям, отвечающим в то же время NC, будет темой следующего и последнего раздела.

    Взаимодействие и чувствительность к коррекции

    Как я утверждал, если серьезно отнестись к проблемам интерпретационизма и каузализма, то нам необходимо найти такую ​​форму поведения, которая не сводилась бы к каузальным реакциям, но и не предполагала бы способности поддерживать артикулированные мысли.Кроме того, я показал, что, принимая во внимание данные психологии развития, касающиеся изучения языка и норм, правильное поведение кажется интерактивным.

    Сторонники интеракционистской теории, основанной на феноменологии, обычно проводят различие между двумя разными видами интерсубъективности, характеризующими способности, проявляющиеся на разных стадиях развития ребенка. Во-первых, первичная интерсубъективность (обнаруживаемая с рождения) состоит из способности распознавать эмоции и реакции на лицах других людей без использования какого-либо теоретического инструмента во встречах лицом к лицу.Это первичная способность, не приобретенная, а врожденная. Поведение других признается преднамеренным, направленным на достижение цели. Он включает временную, слуховую и зрительную координацию с кем-то, с кем ребенок взаимодействует. Оно не заменяется другими видами взаимодействия, а сосуществует с ними как предпосылка других способностей и как дополнение к ним. Позже дети вовлекаются во вторичную интерсубъективность, вид взаимодействия, который характеризуется способностью идентифицировать объекты и события в прагматически значимых контекстах с помощью механизмов общего внимания (на основе способностей, приобретенных в результате участия в предыдущем виде интерсубъективности).На этом этапе дети обращаются к взгляду взрослых, когда значение объекта неоднозначно или неясно. Именно в контексте такого взаимодействия с другими дети изучают естественный язык, обучаясь и подвергаясь ему во всех видах взаимодействия.

    Мое предположение состоит в том, что правильное место для поиска способности к самокоррекции находится в контексте способности участвовать в первичной интерсубъективности. Именно в этой области дети проявляют склонность реагировать на других, характеризующуюся приспособленностью к их ожиданиям и способностью формировать свое поведение как способ реагирования и удовлетворения требований других, уделяя особое внимание тому типу реакции, которая их поведение вызывает у взрослых.Такого рода обмены возможны благодаря общим встречам лицом к лицу, когда эмоции обоих непосредственно воспринимаются друг другом. Общие контексты, в которых происходят эти взаимодействия, включают в себя объекты и их свойства, которые, по мере того как взаимодействие развивается и ответы становятся более стабильными, начинают пониматься как независимые постоянные качества и объекты. На протяжении всего этого процесса на сцену выходят механизмы совместного внимания среди других способностей, которые помогают развить концептуальное понимание на ранней стадии и примитивную форму использования понятий, которые впоследствии станут гораздо более изощренными, обретя независимость от конкретных оценок и ответов.Тем не менее, они никогда не потеряют связи с реальным использованием и оценками других.

    Как же тогда мы можем отличить концептуальные ошибки от отсутствия применения на этой ранней стадии разработки? В предыдущем разделе я рассмотрел некоторые важные работы по психологии развития, посвященные природе нормативного поведения и обучения. Эти исследования показывают, что взаимодействия являются ключевыми, поскольку они вызывают и демонстрируют нормативно информированное поведение, которое проявляется в том, как дети реагируют на взрослых в процессе обучения посредством двух основных установок: обобщения (что они считают правильным ) и 3 навязывая другим норму (активно исправляя друг друга, показывая, что они не только пассивно реагируют на окружающую среду, но и спонтанно воспринимают то, что они делают, как стандарт исправления , которому они и все остальные должны соответствовать ).Соответственно, в контексте только что описанного типа взаимодействия я предполагаю, что существует определенная способность, которая представляет собой лучшего кандидата, чем простые реакции или артикулированные мысли, для удовлетворения НК. Я называю такую ​​способность чувствительностью к коррекции . Его можно определить как склонность к изменению собственного поведения в отношении применения определенной концепции в свете согласия и несогласия других, с которыми человек взаимодействует в личных встречах. Чувствительность к коррекции, определяемая таким образом, как раз и есть та черта человеческого поведения, которая позволяет нам приспосабливаться к ограничениям нормативности, не отказываясь от натуралистических условий адекватности, составляющих НК.

    Характеризуя различные уровни, вовлеченные в самокоррекцию (проникающая черта нормативного поведения), я упомянул: (а) применение понятий (действия применения или неправильного применения понятия), (б) способность оценивать (а ) и (в) модификацию (а) по результатам (б). Как каузалистское, так и интерпретационистское объяснение концептуальных способностей не могут дать последовательного ответа на объяснение разницы между концептуальной ошибкой и отсутствием применения, в котором чрезмерно подчеркивается один из элементов, (а) в качестве модели для (б) в случае каузализма, (б ) как всеобъемлющую точку зрения интерпретатора в случае интерпретационизма.Мое предложение, напротив, состоит в том, чтобы думать об уровне (b) как о чувствительности к исправлению , то есть способности исправлять и контролировать свои собственные действия в свете реакции других на эти самые действия. В этом случае (а) соответствует типу поведения, демонстрирующему интенциональность, направленность на объект, на который реагирует поведение, и (б) соответствует измерению, в котором мы самостоятельно контролируем нашу реакцию на объект, настраивая ее на то, как другие реагируют на нас и наше направленное поведение.Восприимчивость к исправлению — это социальная установка, то есть склонность приспосабливать свое поведение к оценкам и нормативным отзывам, которые мы получаем от других в конкретных взаимодействиях. Тогда это оценочное отношение, которое включает в себя восприятие и настройку на одобрение или неодобрение со стороны других. Наконец, в соответствии с пунктом (с) способ, которым мы применяем понятия, конечно, модифицируется посредством оценок, включенных в пункт (б): на самом деле, мы можем сказать, что оценка нашего поведения значительна — по крайней мере, на самых ранних стадиях приобретения языковые и концептуальные способности – к их модификации в соответствии с одобрением или неодобрением окружающих.

    Теперь мы можем охарактеризовать разницу между концептуальными ошибками и отсутствием применения, учитывая структуру, которую я только что представил. Это различие будет принимать разные формы на разных стадиях обучения и усвоения понятий. Сначала оно будет заключаться в способности исправлять себя, настраивая оценки другого человека (контролируя себя через вас, пытаясь сформировать свою точку зрения другого, с которым происходит взаимодействие). Это механизм самоконтроля, основанный на слиянии механизмов совместного внимания, которые определяют, что является важным в контексте, и наблюдения другого за моей собственной работой; индивидуум следит за своим поведением, принимая во внимание как то, к чему он направлен (уровень а), так и оценивая его в соответствии с оценкой других (уровень б), а затем соответствующим образом модифицируя поведение (уровень с).Именно через реакцию на взгляд другого и его отношение одобрения или неодобрения можно считать, что критерии применения концепции на практике действуют как стандарт исправления, тем самым отличая рассматриваемый случай от случая в что понятие вообще не актуально, случай отсутствия применения. Рассматриваемое понятие на данном этапе было бы бедно по содержанию, а его границы размыты. Таким образом, концептуальная компетентность на данном этапе понимается как минимум концептуального понимания: но этот минимум проявляется именно в том факте, что поведение чувствительно к различению между правильными и неправильными способами действия в соответствии с определенными стандартами исправления (понятиями), и это в свою очередь эквивалентно тому, что существует правильный образ действий в мире, который мы разделяем с другим.Чувствительность к исправлению есть, можно сказать, феноменологическое проявление нормативности понятий. Таким образом, мы можем отличить концептуальные ошибки от случаев отсутствия применения в том, что субъект реагирует на оценку своего поведения, модифицируя ее соответствующим образом, чего не было бы в случае отсутствия применения. Итак, решающее значение имеет чувствительность к исправлениям, чувствительность, которая проявляется в реальных взаимодействиях. Теперь, по мере обучения, самокоррекция становится независимой от присутствия настоящих оценщиков.А затем субъект самокорректируется в соответствии с различными реальными или воображаемыми сценариями и точками зрения, которые он может воспроизвести. Общительность по-прежнему является всепроникающим и решающим элементом самокорректирующего поведения, но теперь она проявляется как сама идея о том, что я могу ошибаться в соответствии с разными стандартами (что приравнивается к идее о том, что существуют другие точки зрения).

    Наконец, пришло время рассмотреть, способны ли только что представленные инструменты должным образом соответствовать NC при учете нормативного измерения, связанного с использованием концепции.Я не могу дать в этой статье подробный и всеобъемлющий ответ на NC, но, как будет показано далее, это предложение может дать правильную общую стратегию для удовлетворения NC. Эта общая стратегия состоит в определении чувствительности к коррекции как среднего шага между простыми каузальными реакциями на окружающую среду и содержательными пропозициональными установками. В то время как последние подразумевают полную независимость, гибкость, отделимость и общую дедуктивную артикуляцию; первое, напротив, сводится только к номологическим ковариациям между состояниями и объектами, которые могут не сработать при открытом количестве контекстуальных вариаций.Важно то, что между этими двумя концами невидимой линии развития и эволюции есть и разные промежуточные ступени.

    Следуя этой стратегии, мы можем дать общую схему эволюционного пути от существ без языка и мышления к существам с обеими способностями. На первом, самом элементарном уровне могут быть только реакции на стимулы, а ошибка — это всего лишь сбой в каузальных механизмах. Истинное нормативное измерение возникает именно тогда, когда вступает в стадию чувствительность к исправлению, демонстрирующая способность взаимодействовать с другими (того же вида, между видами) в первичном интерактивном обмене.Эта гипотеза подтверждается тем фактом, подчеркиваемым многими эволюционными теориями (Tomasello, 1999, 2014; Tomasello and Racokzy, 2003), что основной эволюционной ступенью, отличающей человека от других видов, является способность участвовать в социальных взаимодействиях высокосложного природа. Соответственно, на этой стадии субъекты способны применять понятия независимо от стимулов и способны применять одно и то же понятие к разным предметам и разные понятия к одному и тому же предмету, в конечном итоге приобретая способность ассоциировать языковые единицы со значениями (нормами употребления звуков и Метки).Таким образом, общепризнанное представление о социальности как черте, характерной для возникновения человека, понимаемое в терминах чувствительности к коррекции, также может объяснить возникновение нормативного поведения без какого-либо объяснительного пробела. Возможность однозначно интерпретировать других и самих себя как следующих или не следующих определенным нормам или правилам, способность, которая включает в себя уже пропозиционно сформулированные мысли, должна быть достигнута путем вовлечения в более ранние формы социальности.

    Аналогичное замечание можно сделать в отношении вопроса об онтогенезе, когда практические взаимодействия с другими в контактах лицом к лицу (первичная интерсубъективность), демонстрирующие примитивную форму чувствительности к коррекции, постепенно приводят к вторичной интерсубъективности как форме взаимодействия, включающего механизмы совместного внимания, контроль и коррекция, в контексте которых изучается язык.Обучение — это процесс, в ходе которого ребенок в конечном итоге становится компетентным пользователем. В начале она может нуждаться в руководстве и, в основном, в самокоррекции при отрицательной оценке, но позже она попытается повторить это корректирующее поведение, обобщив тем самым то, чему научилась, и приобретя автономию в самооценке своего поведения. Опять же, интерпретационная позиция от третьего лица может появиться в картине гораздо позже, когда будут созданы все возможности для логического вывода и возможности сложных интерпретационных процессов.

    Заключительные замечания

    Я утверждал, что две наиболее популярные теории, объясняющие концептуальную компетентность, терпят неудачу, если их рассматривать на фоне как НК, т. е. проблемы объяснения как онтогенеза, так и филогенеза концептуального мышления без объяснительных или эволюционных пробелов, нормативное ограничение, т. е. различие между поведением, которое руководствуется нормой исправления, и поведением, которое может быть оценено только внешне как отвечающее понятиям.

    Следуя некоторым выводам из психологии развития и феноменологии, я представил альтернативную структуру, интеракционистскую теорию, в контексте которой ограничение нормативности приспосабливается к области реальных взаимодействий с другими при изучении языка и понятий. Мое главное утверждение заключалось в том, что чувствительность к исправлению — это социальная, оценочная установка, которая настраивает нас на оценки другими людьми нашего поведения в реальных взаимодействиях и позволяет нам учиться у них стандартам исправления наших действий.Этот вид диспозиции является тем, что имеет значение в эволюционном плане и с точки зрения индивидуального развития. Тот факт, что человеческая социальность является основным отличием между нами и другими видами, повсеместно признается и имеет независимое обоснование в эволюционных исследованиях. Если мы сможем понять связь между концептуально информированным поведением и социальным поведением, как мы предполагали, то это косвенно подкрепит идею о том, что это может быть решающим шагом в эволюционной истории человеческого вида.Что касается случая человеческого обучения, я утверждал, что недавние исследования в области психологии развития предполагают, что именно наши способы взаимодействия с другими и их понимания лежат в основе нашей способности учиться друг у друга тому виду общих и абстрактных значений, которые мы затем используем. в нашей социальной жизни. Так часто подчеркиваемый социальный характер человеческой жизни может найти в идее чувствительности к исправлению дальнейшее уточнение, способное пролить свет на то, как возникают язык и мышление.

    Заявление о конфликте интересов

    Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Исследование для этой статьи было поддержано сетью начального обучения Марии-Кюри, «TESIS: на пути к воплощенной науке об интерсубъективности» (FP7-PEOPLE-2010-ITN, 264828), Национальным советом по научным исследованиям (Аргентина) и PICT. 02344-2011, Национальное агентство содействия науке, Аргентина.

    Сноски

    1. Дж. Левин первым использовал это выражение в контексте обсуждения редуктивистских представлений о разуме. Он сказал: «В конце концов, мы вернулись к тому, с чего начали. Аргумент объяснительного пробела демонстрирует не пробел в природе, а пробел в нашем понимании природы. Конечно, правдоподобное объяснение пробела в нашем понимании природы состоит в том, что в природе действительно существует пробел. Но пока у нас есть уравновешивающие причины сомневаться в последнем, мы должны искать объяснение первого в другом месте» (http://cognet.mit.edu/posters/TUCSON3/Levine.html). Даже если Левин имел в виду другой аспект разума, это положение по-прежнему применимо к развитию и эволюции концептуальных способностей. Использование выражения «эволюционный разрыв» призвано подчеркнуть необходимость объяснения того, как одни способности развились из других, вместо того, чтобы постулировать разрыв в природе. «Объяснительный пробел» относится к тому, что Левин называет пробелом в нашем понимании, т. е. недостаточностью определенного набора объяснительных инструментов для вывода или иного объяснения концептуальных способностей.
    2. «Оправдание» в этом условии следует понимать в широком смысле. Таким образом, он предназначен для охвата широкого круга пояснений этих атрибуций, а не просто объяснений, которые будут считать эти атрибуции буквально истинными. Тем не менее, существует минимальное ограничение, которое обоснование накладывает на эти объяснения. Он требует, чтобы объяснение атрибуций основывалось на способностях, проявляющихся в поведении организма, которому приписываются атрибуции.
    3. Полный список необходимых условий для обладания концептуальными способностями см. в Camp (2009) and Scotto (2010).
    4. Конечно, есть такие случаи, как (ii), в которых мы говорим, что Джон должен был добавлять и анте , что тогда возникает ошибка производительности . Но в таких случаях мы имеем в виду, что он должен был знать понятие : проблема заключается именно в отсутствии применения этого понятия, а не в его неправильном применении.
    5. Forbes (1984), Ginet (1992) и Fodor (1998) являются сторонниками этого подхода, хотя он получил гораздо более широкое признание.
    6. В зависимости от концепции условия C будут различаться. Они могут, например, включать в себя нормальность когнитивных функций субъекта, а также надлежащие внешние условия, так, например, если понятие перцептивное, то будут включены надлежащие условия освещения, а также надлежащее функционирование зрительной системы.
    7. Крипке (1982) и Райт (1989) также пришли к такому же заключению. Основное утверждение, как мы увидим, состоит в том, что каузалистский способ определения концептуальной компетентности является круговым, поскольку он предполагает само понятие, которое должно быть специфицирующим посредством идентификации релевантных диспозиций. Обсуждение этого см. в Satne (2005, глава 3).
    8. Кто-то может подумать, что я предполагаю, что самокоррекция, как я ее определяю, является концепцией личностного уровня и, таким образом, не может оспаривать подличностные описания концептуальных способностей.Наоборот, определение нейтрально по отношению к этому. Я благодарю одного из анонимных рефери за то, что он нажал на этот момент.
    9. Фодор (1990a) конкретизирует рассматриваемую концепцию в терминах отношений более высокого порядка асимметричной зависимости между причинными отношениями такого рода. Но проблема возникает снова в несколько иной форме: постулирование асимметричных отношений между причинными отношениями в отсутствие натуралистического объяснения того, почему эти отношения должны сохраняться, просто повторяет рассматриваемую проблему (Hutto, 1999, 2009, стр.47–48, с. 22; Камминс, 1989).
    10. Опять же, автор может разумно утверждать, что этот механизм следует понимать как работающий на субличностном уровне.
    11. Другим подходящим кандидатом для объяснения нормативности концептуальных способностей является телеосемантика, модель, которая обращается к понятию биологической функции и эволюционной истории организмов для объяснения репрезентативного содержания. Я бы не стал подробно рассматривать это предложение в этой статье.Основная причина заключается в том, что, как утверждал Фодор (1990b), биологической функции недостаточно для интенсиональности: мы можем объяснить рассматриваемое поведение в соответствии с той или иной концепцией до тех пор, пока они соэкстенсиональны в релевантных де-факто ситуациях. . В данном контексте это равносильно неспособности различать концептуальные ошибки в связи с концепцией и неприменением этой концепции. Подробное рассмотрение телеосемантики и проблем, возникающих при объяснении концептуального содержания, см. в Hutto and Satne (2014), где я утверждаю, что история такого рода является частью объяснения соответствующих способностей, но еще недостаточно для объяснения нормативности. концептуального содержания.
    12. Дэвидсон (1975, 1982, 1984, 1986, 1992, 1994, 2001, 2005), Сталнакер (1984), Деннет (1991) и Брэндом (1994) являются одними из основных сторонников этого подхода. Требуются дополнительные спецификации, которые различают их позиции. Я могу обойтись здесь без введения таких различений, так как из проведения этих различений не следует ничего особенно важного для рассуждений, изложенных в этом разделе.
    13. Я буду в основном следить за представлением Дэвидсоном основных черт теории, хотя аналогичный случай с соответствующими корректировками может быть сделан для счетов Деннета, Сталнакера и Брэндома.
    14. Предложение точно в этом направлении см. в Hutto (2008).
    15. Обзор основных взглядов, поддерживающих неконцептуальный контент, и его обсуждение см. в York (2003).
    16. Некоторые могут подумать, что реакцию на конкретный стандарт исправления следует классифицировать не как концептуальное поведение, а как репрезентативное, и что мы должны оставить термин «концептуальный» для пропозиционально артикулированных мыслей и поведения.На данном этапе, возможно, это будет терминологический вопрос. Предложения в этом направлении см. в Schmitz (2012, 2013).
    17. Витгенштейн (1953), Дэвидсон (1984, 2001) и Брэндом (1994). Также Хатто и Мьин (2013).
    18. Csibra и Gergely (2009) назвали этот особый аспект того, как люди учат друг друга и учатся друг у друга, «естественной педагогикой». Томаселло (1999, 2014) утверждает, что приматы неспособны участвовать в совместных действиях с другими приматами или людьми, потому что у них нет способности формировать намерения относительно намерений других людей.Здесь я не берусь ни за конкретное объяснение способностей, лежащих в основе такого рода взаимодействий, которое дают Сибра и Гергели (2009), ни за объяснение Томаселло, поскольку в обоих случаях требуются очень сложные способности Теории разума. Независимо от их объяснений, данные указывают на ключевую роль взаимодействия в способности изучать и применять концептуальное содержание. С идеей встречи с NC я даю другое и менее требовательное понимание того, что является проблемой во взаимодействии, которое объясняет эти различия.
    19. Тревартен (1978, 1979), Хобсон (2002), Редди (2008) и Роша (2012) защитили и развили эту теорию с психологической точки зрения. Галлахер (2001, 2004, 2007), Галлахер и Хатто (2008) и Галлахер и Захави (2008) привели доводы в пользу «если» с философской точки зрения.
    20. Среди сторонников интеракционистской теории ведутся споры о том, когда именно это происходит, от 6 до 18 месяцев в зависимости от автора.
    21. Галлахер и Хатто (2008) утверждали, что повествования играют решающую роль в том, как дети изучают разные точки зрения и строят представление о себе и других, которое обогащается по сравнению с первичным и эмоциональным типом вовлеченность, характерная для первоначальных встреч с другими людьми. Даже если это может быть так, следует задать предыдущий вопрос, после наших предыдущих соображений: как получается, что дети учатся реагировать на понятия как на стандарты для оценки собственного поведения.
    22. Варга и Галлахер (2012) утверждали, что понятие признания как межличностного требования, которое играет центральную роль в дискуссиях о моральной нормативности, следует проследить до его первоначального положения в этом первом сильно психологически обоснованном виде взаимодействия. с другими. Я утверждаю, что эта компетенция узнавания также играет роль в концептуальной нормативности.
    23. Согласно этой точке зрения непосредственно воспринимаются эмоции, связанные с положительными и отрицательными реакциями на чужое поведение при восприятии его правильным или неправильным.Таким образом, в более широком смысле понимание такой оценки можно рассматривать как основанное на способности воспринимать эти положительные и отрицательные эмоции и настраиваться на них, соответствующим образом меняя свое поведение. Намеренное направленное поведение взрослых или сверстников, которое также воспринимается, также будет играть ключевую роль в понимании ожидаемого результата. Я благодарен одному из анонимных рецензентов за настойчивость в этом вопросе.
    24. Важно отметить, что, вопреки взглядам Хатто (1999) и Дэвидсона (2001), идея состоит не в том, что восприятие других перспектив как таковых придает нормативное измерение тому, что я делаю, а в том, что сначала я настраиваю свое поведение на то, что я делаю. другие ожидают от меня , и только в последнем случае разница точек зрения может стать заметной и предметом моего собственного размышления.Эта последняя возможность присутствует только тогда, когда есть также возможность четкого понимания стандартов, которые представляют эти другие точки зрения, и их отношения к оцениваемому поведению.
    25. Это удовлетворение упрощенной версии ограничения общности (см. Camp, 2009). Все эти способности вместе составляют приобретение минимальных концептуальных способностей (условия минимальной концептуальности см. в Camp, 2009; Scotto, 2010).
    26. См. Sterelny (2012) и Tomasello (2014).
    27. Я провожу различие между тремя парадигмальными и различными способностями: (i) каузальные реакции на окружающую среду; (ii) чувствительность к коррекции во взаимодействии; (iii) развлечение пропозиционально сформулированных мыслей. Это различие является схематичным и предназначено для различения важных вех в развитии и эволюции. Но эту тройную классификацию не следует рассматривать как противопоставление одной стадии развития другим. Напротив, эти способности появляются в интеракционистской теории только как парадигмы некоторых стадий, которые порождают другие (и множество других промежуточных стадий между ними) путем постепенного усложнения.Соответственно, каждая стадия эволюции и развития по-разному интегрирует предыдущие стадии, не заменяя их, а дополняя новыми способностями.

    Каталожные номера

    Богосян, П. (1989). Правило следующих соображений. Разум 98, 507–549. doi: 10.1093/mind/XCVIII.392.507

    Полнотекстовая перекрестная ссылка

    Брэндом, Р. (1994). Сделать это явным . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Кэмп, Э.(2009). Заставить мысль работать: концепции, систематичность и независимость от стимулов. Филос. Феноменол. Рез. 78, 275–311. doi: 10.1111/j.1933-1592.2009.00245.x

    Полнотекстовая перекрестная ссылка

    Чейни, Д.Л., и Сей-Фарт, Р.М. (2007). Бабуин Метафизика. Эволюция социального разума. Чикаго: Издательство Чикагского университета. doi: 10.7208/чикаго/9780226102429.001.0001

    Полнотекстовая перекрестная ссылка

    Камминс, Р. (1989). Значение и ментальное представление. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Дэвидсон, Д. (1975). «Мысли и разговоры», в «Исследованиях истины и интерпретации». Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 155–170.

    Дэвидсон, Д. (1982). «Разумные животные», в Субъективное, Интерсубъективное, Объективное. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 95–106.

    Дэвидсон, Д. (1984). Исследования истины и интерпретации. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Дэвидсон, Д. (1986).«Прекрасное искажение эпитафий», в Truth, Language and History , Oxford: Clarendon Press, 89–107.

    Дэвидсон, Д. (1992). «Второе лицо», в Субъективное, Интерсубъективное, Объективное. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 107–121.

    Дэвидсон, Д. (1994). «Социальный аспект языка», в «Правда, язык и история». Оксфорд: Clarendon Press, 109–125.

    Дэвидсон, Д. (2001). Субъективное, Интерсубъективное, Объективное .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. дои: 10.1093/0198237537.001.0001

    Полнотекстовая перекрестная ссылка

    Дэвидсон, Д. (2005). Правда, язык и история. Оксфорд: Clarendon Press. дои: 10.1093/019823757X.001.0001

    Полнотекстовая перекрестная ссылка

    Деннет, Д. (1991). Объяснение сознания. Лондон: Пингвин.

    Дьюи, Дж. (1929). Опыт и природа. Ла Саль, Иллинойс: Открытый суд.

    Фодор, Дж. (1990a). Теория содержания и другие очерки. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Фодор, Дж. (1990b). «Информация и представление», в Информация, язык и познание , изд. PP Hanson, Ванкувер: University of British Columbia Press.

    Фодор, Дж. (1998). Концепции: где когнитивная наука пошла не так . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. дои: 10.1093/0198236360.001.0001

    Полнотекстовая перекрестная ссылка

    Форбс, Г. (1984). Скептицизм и знание семантики. Проц.Аристотель. соц. 1983–1984, 223–237.

    Галлахер, С. (2001). Практика разума: теория, симуляция или первичное взаимодействие. Дж. В сознании. Стад. 8, 83–108.

    Галлахер, С. (2004). Понимание межличностных проблем при аутизме: теория взаимодействия как альтернатива теории разума. Филос. психиатр. Психол. 11, 199–217. doi: 10.1353/ppp.2004.0063

    Полнотекстовая перекрестная ссылка

    Галлахер, С. (2007). «Феноменологическое и экспериментальное исследование воплощенного опыта», в Body, Language and Mind , Vol.1, ред. Т. Зимке, Дж. Златев, Р. Франк и Р. Дирвен (Берлин: Mouton de Gruyter), 241–263.

    Галлахер, С., и Хатто, Д. (2008). «Понимание других через первичное взаимодействие и повествовательную практику», в The Shared Mind: Perspectives on Intersubjectivity, eds J. Zlatev, TP Racine, C. Sinha, and E. Itkonen (Amsterdam: John Benjamins), 17–38.

    Галлахер, С., и Захави, Д. (2008). Отвечает, в симпозиуме по Галлахеру и Захави, феноменологический ум. Abstracta 2, 86–107.

    Гине, К. (1992). Скептический парадокс Крипкенштейна и его решение. Конный завод Среднего Запада. Филос. 17, 53–73. doi: 10.1111/j.1475-4975.1992.tb00142.x

    Полнотекстовая перекрестная ссылка

    Хаугеланд, Дж. (1990). Все звезды преднамеренности. Филос. Перспектива. 4, 383–427. дои: 10.2307/2214199

    Полнотекстовая перекрестная ссылка

    Хобсон, П. (2002). Колыбель мысли. Лондон: Пэлгрейв-Макмиллан.

    Хатто, Д. (1999). Присутствие разума. Филадельфия, Пенсильвания: Джон Бенджаминс. doi: 10.1075/aicr.17

    Полнотекстовая перекрестная ссылка

    Хатто, Д. (2008). Народно-психологические сказки. Социокультурная основа понимания причин. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Хатто, Д. (2009). Психическое представление и сознание. Энциклопедия сознания. 2, 19–32. дои: 10.1016/B978-012373873-8.00050-5

    Полнотекстовая перекрестная ссылка

    Хатто, Д.и Мьин, Э. (2013). Радикализация энактивизма. Базовые умы без содержания. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Хатто, Д., и Сатне, Г. (2014). Естественное происхождение контента. Филос. В. Иср. (в печати).

    Крипке, С. (1982). Витгенштейн о правилах и частном языке. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Редди, В. (2008). Как младенцы познают разум. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Роша, П.(2012). «Ранняя воплощенная субъективность и интерсубъективность», в Dimensoes da Intersubjectividede , редакторы Н. Э. Коэльо, младший П. Салем и П. Клаутау (Сан-Паулу: Эскута), 280.

    Сатне, Г. (2005). Эль Аргументо Эскептико. Де Витгенштейн и Крипке . Буэнос-Айрес: Grama Ediciones.

    Шелер, М. (1954). Природа симпатии. Лондон: Рутледж и Кеган Пол.

    Шмитц, М. (2012). «Фон как преднамеренный, сознательный и неконцептуальный», в «Знание без мышления: разум, действие, познание и феномен фона », изд.З. Радман (Palgrave: Macmillan), 57–82.

    Шмитц, М. (2013). «Социальные правила и социальное происхождение», в «Основы социальной реальности: избранные материалы учредительного собрания ENSO». Исследования по философии социальности , ред. М. Шмитц, Б. Кобов и Х.-Б. Шмид (Берлин: Springer), 107–126. дои: 10.1007/978-94-007-5600-7_7

    Полнотекстовая перекрестная ссылка

    Скотто, К. (2010). Базовые концепции. Доклад, представленный на семинаре по понятиям и восприятию , Кордова, Аргентина.

    Сталнакер, Р. (1984). Запрос. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Стерельный, К. (2012). Развитый ученик. Как эволюция сделала людей уникальными. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Тенни, К., Колл, Дж., и Томаселло, М. (2010). Доказательства подражания шимпанзе в социальных условиях с использованием задачи с плавающим арахисом. PLoS ONE 5:e10544. doi: 10.1371/journal.pone.0010544

    Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

    Томаселло, М.(1999). Эволюция человеческого познания. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Томаселло, М. (2014). Естественная история человеческого мышления. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Томаселло, М., и Ракоци, Х. (2003). Что делает человеческое познание уникальным? От индивидуальной к общей и к коллективной интенциональности. Язык разума. 18, 121–147. дои: 10.1111/1468-0017.00217

    Полнотекстовая перекрестная ссылка

    Тревартен, К.(1978). «Вторичная интерсубъективность: уверенность, доверие и осмысленные акты в первый год», в Жест и символ действия, Появление языка , изд. А. Лок (Лондон: Academic Press), 588.

    .

    Тревартен, К. (1979). «Общение и сотрудничество в раннем младенчестве: описание первичной интерсубъективности», в «До речи: начало межличностного общения» , изд. М. Буллова (Кембридж: Camrbidge University Press), 410.

    Варга, С.и Галлахер, С. (2012). Критическая социальная философия, Хоннет и роль первичной интерсубъективности. евро. Дж. Соц. Теория 15, 243–260. дои: 10.1177/1368431011423606

    Полнотекстовая перекрестная ссылка

    Витгенштейн, Л. (1953). Philosophical Investigations , eds GEM Anscombe and E. Rhees, пер. GEM Anscombe (Оксфорд: Блэквелл).

    Райт, К. (1989). «Соображения Витгенштейна о следовании правилам и центральный проект теоретической лингвистики», в Rails to Infinity , изд.К. Райт (Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета) (перепечатано Райтом в 2001 г.).

    Йорк, Г. (ред.). (2003). Очерки неконцептуального содержания. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Анализ взаимодействия и психология: диалогическая перспектива

  • Антаки, К., Барнс, Р., и Леудар, И. (2005). Диагностические формулировки в психотерапии. Дискурсивные исследования, 7 (6), 627–647.

    Артикул Google ученый

  • Апотелос, Д.и Гроссен, М. (1995). L’activité de reformulation comme marqueur de la Construction du Sens [Активность переформулирования как маркер смысловой конструкции]. Cahiers de l’Institut de Linguistique et des Sciences du Langage (7), 177–198.

  • Бахтин М. (1981). Дискурс в романе (К. Эмерсон и М. Холквист, Пер.). In M. Holquist (Ed.), Диалогическое воображение: четыре эссе М.М. Бахтин (стр. 259–422). Остин: Техасский университет Press.(Оригинальная работа опубликована в 1935 г.).

  • Бахтин М. (1986). Жанр речи и другие поздние эссе (К. Эмерсон и М. Холквист, пер.). Остин: Техасский университет Press. (Оригинальная работа опубликована в 1953 г.).

  • Балс, РФ (1950). Анализ процесса взаимодействия. Метод исследования малых групп . Кембридж: Аддисон-Уэсли.

    Google ученый

  • Биллиг, М. (1996). Спорить и думать (2-е изд.). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Брунер, Дж. (1990). Акты значения . Лондон: Издательство Гарвардского университета.

    Google ученый

  • Брунер, Дж. С. (1996). Культура образования . Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

    Google ученый

  • Баттни Р.(1996). Совместное конструирование клиентом и терапевтом проблем клиента. Исследование языка и социального взаимодействия, 29 (2), 125–153.

    Артикул Google ученый

  • Кэндлин, К. Н. (ред.). (2002). Исследования и практика профессионального дискурса . Гонконг: Городской университет Гонконгской прессы.

    Google ученый

  • Кавалери Пендино, А.(2008). Se raconter pour sortir de l’impasse des alimentaires. Approche Историко-культурные d’une genèse de l’auto-control de la Prize alimentaire [Я-нарративы как способ выхода из тупика. Историко-культурологический подход к генезису самоконтроля в пищевом поведении. Берн: Питер Ланг.

  • Чикурель, А. В. (1992). Взаимопроникновение коммуникативных контекстов: примеры из медицинских встреч. В А. Дюранти и К. Гудвин (ред.), Переосмысление контекста.Язык как интерактивный феномен (2-е изд., стр. 290–310). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Смейркова, С., и Превиньяно, К.Л. (2003). Об анализе разговора. Интервью с Эмануэлем А. Шеглоффом. В CL Prevignano & PJ Thibault (Eds.), Обсуждение анализа разговора. Работа Эмануэля А. Шеглоффа (стр. 11–55). Амстердам/Филадельфия: Джон Бенджаминс.

    Google ученый

  • Коэльо, Н.Э. и Фигейредо, Л. К. (2003). Паттерны интерсубъективности в конституции субъективности: измерения инаковости. Культура и психология, 9 (3), 193–208.

    Артикул Google ученый

  • Дональдсон, М. (1978). Детский разум . Глазго: Фонтана.

    Google ученый

  • Дрю П. и Херитэдж Дж. (ред.). (1992). Разговор на работе .Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Дрю П. и Сорйонен М.-Л. (1997). Институциональный диалог. В Т. А. Ван Дейк (ред.), Дискурс как социальное взаимодействие (стр. 92–118). Лондон: Сейдж.

    Google ученый

  • Элберс, Э., и Келдерман, А. (1994). Основные правила тестирования: Ожидания и недоразумения в тестовой ситуации. Европейский журнал психологии образования, 9 (1), 110–120.

    Google ученый

  • Энгестрём Ю. и Миддлтон Д. (ред.). (1996). Познание и общение на работе . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Фиваз-Депёрсинж, Э., и Корбоз-Уорнери, А. (1999). Первичный треугольник . Нью-Йорк: Основные книги.

    Google ученый

  • Франсуа, Ф. (2005). Интерпретация и диалог у детей и других детей [Интерпретация и диалог у детей и некоторые другие] . Париж: ЭНС.

    Google ученый

  • Гонсалвес М.М. и Сальгадо Дж. (2001). Картирование множественности себя. Культура и психология, 7 (3), 367–377.

    Артикул Google ученый

  • Гудвин, К.(2006). Ретроспектива и перспективная ориентация в построении аргументативных ходов. Text and Talk, 26 (4–5), 443–461.

    Google ученый

  • Гудвин, К., и Гудвин, М. Х. (1992). Оценка и реконструкция контекста. В A. Duranti & C. Goodwin (Eds.), Переосмысление контекста (стр. 147–190). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Гудвин, К.и Дюранти, А. (2002). Переосмысление контекста: введение. В A. Duranti & C. Goodwin (Eds.), Переосмысление контекста (стр. 1–42). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Грожан М. и Лакост М. (1999). Коллективная связь и разведка [Связь и коллективная разведка] . Париж: Presses Universitaires de France.

    Google ученый

  • Гроссен, М.(1996). Консультирование и контроль: определение проблемы и ситуации в первом терапевтическом интервью. Текст, 16 (2), 161–198.

    Google ученый

  • Гроссен, М. (2000). Институциональная структура мышления, обучения и преподавания. В H. Cowie & G. van der Aalsvoort (Eds.), Социальное взаимодействие в обучении и обучении. Значение дискурса для построения знаний (стр. 21–34). Амстердам: Elsevier Science.

    Google ученый

  • Гроссен, М. (2008). Методы изучения совместного творчества: оригинальная и авантюрная смесь. Навыки мышления и творчество, 3 (3), 246–249.

    Артикул Google ученый

  • Гроссен М. и Перре-Клермон А.-Н. (1994). Психосоциальный взгляд на когнитивное развитие: построение интерсубъективности взрослого и ребенка в логических задачах.В R. Maier & W. de Graaf (Eds.), Пересмотренный социогенез (стр. 243–260). Нью-Йорк: Спрингер.

    Google ученый

  • Гроссен М. и Апотелос Д. (1996). Общение об общении в терапевтическом интервью. Журнал языка и социальной психологии, 15 (2), 101–132.

    Артикул Google ученый

  • Гроссен М. и Салазар Орвиг А.(ред.). (2006). L’entretien clinique en pratiques. Анализ вербальных взаимодействий гетерогенного жанра [Клиническое интервью на практике. Анализ вербальных взаимодействий в разнородном жанре] . Париж: Белин.

    Google ученый

  • Гроссен, М., Льенгме Бессире, М.-Дж., и Перре-Клермон, А.-Н. (1997). Construction de l’interaction et dynamiques social-cognitives [Конструирование взаимодействия и социально-когнитивной динамики].В M. Grossen & B. Py (Eds.), Pratiques sociales et médiations symboliques (стр. 221–247). Берн: Питер Ланг.

    Google ученый

  • Гроссен, М., Флорес, Д., и Ловержон, С. (2006). Les tests en pratiques: le discours des Psychologues sur les Conditions d’usage des tests [Тесты на практике: дискурс психологов об условиях использования тестов]. Actualités Psychologiques (18), 93–111.

  • Гумперц, Дж. Дж. (1982). Дискурсивные стратегии . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Книга Google ученый

  • Гуннарссон Б.Л., Линелл П. и Нордберг Б. (ред.). (1997). Построение профессионального дискурса . Лондон: Лонгман.

    Google ученый

  • Хит, К., и Луфф, П. (2000). Технология в действии.Учимся делать . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Германс, Х. Дж. (2001). Диалогическое «я»: к теории личного и культурного позиционирования. Культура и психология 7 (3), 243–281.

    Артикул Google ученый

  • Германс, Х. Дж.-М. (2002). Диалогическое Я как общество разума. Теория и психология, 12 (2), 147–160.

    Google ученый

  • Германс, Х.Дж., и Кемпен, Х.Дж.Г. (1993). Диалогическая самость . Сан-Диего: Академическая пресса.

    Google ученый

  • Германс, Х. Дж., и Димаджио, Г. (2007). Я, идентичность и глобализация во времена неопределенности: диалогический анализ. Американская психологическая ассоциация, 11 (1), 31–61.

    Google ученый

  • Хатчинс, Э.и Клаузен, Т. (1996). Распределенное познание в кабине самолета. В Ю. Энгестрём и Д. Миддлтон (редакторы), Познание и общение на работе (стр. 15–34). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Джозеф, И. (1994). Распределение внимания и фокусирование внимания. Les protocoles de coopération au PCC de la ligne A du RER [Распределенное внимание и сосредоточенное внимание. Порядок взаимодействия в КПК службы А РЖД. Sociologie du Travail, 4 , 563–585.

    Google ученый

  • Джозефс, И. Э. (1998). Вы знаете Рагнара Ромметвейта? О диалоге и молчании, поэзии и педантизме, ловкости и мудрости в психологии (интервью с Рагнаром Ромметвейтом. Культура и психология, 4 (2), 189–212.

    Статья Google ученый

  • Латур, Б. (1996). Об интеробъективности. Разум, культура и деятельность, 3 (4), 228–245.

    Артикул Google ученый

  • Левин, К. (1951a). Теория поля и эксперимент в социальной психологии. В Д. Картрайт (ред.), Теория поля в социальных науках. Избранные теоретические статьи. Курт Левин (стр. 130–169). Нью-Йорк: Харпер и Роу.

    Google ученый

  • Левин, К. (1951b). Определение «поля в данный момент времени».В Д. Картрайт (ред.), Теория поля в социальных науках. Избранные теоретические статьи. Курт Левин (стр. 43–58). Нью-Йорк: Харпер и Роу.

    Google ученый

  • Лайт П. и Баттерворт Г. (ред.). (1992). Контекст и познание: способы обучения и познания . Лондон: Harvester Wheatsheaf.

    Google ученый

  • Линелл, П. (1998). Приближение к диалогу: Разговор, взаимодействие и контексты в диалогической перспективе . Амстердам: Джон Бенджаминс.

    Google ученый

  • Линелл, П. (2005). Письменный языковой уклон в языкознании: его природа, происхождение и трансформации . Лондон, Нью-Йорк: Рутледж.

    Google ученый

  • Линелл, П. (2009). Диалогическое переосмысление языка, разума и мира .Шарлотта: Издательство информационного века.

    Google ученый

  • Линелл П. и Маркова И. (1993). Действия в дискурсе: от монологических речевых актов к диалогическим взаимодействиям. Журнал теории социального поведения, 23 (2), 173–195.

    Артикул Google ученый

  • Линелл П. и Саранджи С. (1998). Дискурс через границы: о реконтекстуализации и смешении голосов в профессиональном дискурсе. Текст, 18 , 143–157.

    Google ученый

  • Мякитало, А. (2006). Демонстрация усилий: безработица и интерактивное управление моральной ответственностью. Символическое взаимодействие, 29 (4), 531–556.

    Артикул Google ученый

  • Маркова, И. (1990). Трехшаговый процесс как единица анализа в диалоге. В I. Marková & K. Foppa (Eds.), Динамика диалога (стр. 129–146). Хемел Хемпстед: Комбайн.

    Google ученый

  • Маркова, И. (1997). О двух концепциях взаимодействия. В M. Grossen & B. Py (Eds.), Pratiques sociales et médiations symboliques (стр. 23–44). Берн: Питер Ланг.

    Google ученый

  • Маркова, И. (2003). Диалогичность и социальные представления.Динамика разума . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Маркова, И. (2006). О «внутреннем альтере» в диалоге. Международный журнал диалогической науки, 1 (1), 125–147.

    Google ученый

  • Маркова И., Грауманн К. и Фоппа К. (ред.). (1995). Взаимность в диалоге . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Маркова, И., Линелл, П., Гроссен, М., и Салазар Орвиг, А. (2007). Диалог в фокус-группах: Изучение общих знаний . Лондон: Равноденствие.

    Google ученый

  • МакХоул, А., Рэпли, М., и Антаки, К. (2008). Тебе нужно зажечь? О роскоши контекста для понимания разговора во время общения. Журнал прагматики, 40 , 42–54.

    Артикул Google ученый

  • Мид, Г. Х. (1932). Физическая вещь. В г. Философия настоящего г. (стр. 119–139). Чикаго: Открытый суд.

  • Мид, Г. Х. (1967). Разум, личность и общество (изд. В мягкой обложке). Чикаго: Издательство Чикагского университета.

  • Мерсер, Н., и Литтлтон, К. (2007). Диалог и развитие детского мышления: социокультурный подход .Лондон: Рутледж.

    Google ученый

  • Морсон Г.С. и Эмерсон К. (1990). Михаил Бахтин. Создание прозаики . Стэнфорд: Издательство Стэнфордского университета.

    Google ученый

  • Мюллер Мирза, Н., и Перре-Клермон, А.-Н. (ред.). (2009). Аргументация и образование: теоретические основы и практика . Нью-Йорк: Спрингер.

    Google ученый

  • Перакюля, А. (2004). Две традиции исследования взаимодействия. Британский журнал социальной психологии, 43 (1), 1–20.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Перакюля, А., Антаки, К., Вехвиляйнен, С., и Леудар, И. (2008). Разговорный анализ и психотерапия . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Книга Google ученый

  • Перре-Клермон, А.-Н. (1980). Социальное взаимодействие и когнитивное развитие детей . Нью-Йорк: Академическая пресса.

    Google ученый

  • Перре-Клермон, А.-Н., Перре, Ж.-Ф., и Белл, Н. (1991). Социальное смыслопостроение и познавательная деятельность младших школьников. В Л. Б. Резнике, Дж. М.Levine & SD Teasley (Eds.), Социально разделяемое познание (стр. 41–62). Вашингтон: Американская психологическая ассоциация.

    Глава Google ученый

  • Рохас-Драммонд, С. М., Масон, Н., Фернандес, М., и Вегериф, Р. (2006). Явное рассуждение, творчество и совместное конструирование в совместной деятельности младших школьников. Журнал навыков мышления и творчества, 1 (2), 84–94.

    Артикул Google ученый

  • Ромметвейт, Р.(1976). Об архитектуре интерсубъективности. В LH Strickland, KJ Gergen & FJ Aboud (Eds.), Социальная психология в переходный период (стр. 163–175). Нью-Йорк: Пленум Пресс.

    Google ученый

  • Ромметвейт, Р. (1992). Контуры диалогически обоснованного социально-когнитивного подхода к человеческому познанию и общению. В AH Wold (Ed.), Диалогическая альтернатива. К теориям языка и сознания (стр.19–44). Осло: Издательство Скандинавского университета.

    Google ученый

  • Ромметвейт, Р. (2003). О роли «психологии второго лица» в исследованиях смысла, языка и сознания. Разум, культура и деятельность, 10 , 205–218.

    Артикул Google ученый

  • Салазар Орвиг, А. (1999). Les mouvements du discours [Движения дискурса] .Париж: L’Harmattan.

    Google ученый

  • Салазар Орвиг, А. (2005). Les facettes du dialogisme dans une discusory ordinaire [Грасти диалогизма в обычной дискуссии]. В P. Haillet & G. Karmaoui (Eds.), С уважением к наследию Михаила Бахтина (стр. 35–66). Амьен: Разъяриться.

    Google ученый

  • Салазар Орвиг, А., и Гроссен, М.(2004). Représentations sociales et analysis de discours produit dans des focus groups: un point de vue dialogique [Социальные репрезентации и анализ дискурсов, созданных в фокус-группах: диалогическая точка зрения]. Bulletin de Psychologie, 57 (3), 263–272.

    Google ученый

  • Салазар Орвиг, А., и Гроссен, М. (2008). Le dialogisme dans l’entretien clinique [Диалогизм клинического интервью]. Langage & Société, 123 , 37–52.

    Google ученый

  • Сальгадо, Дж., и Феррейра, Т. (2004). Диалогические отношения как триады: значение для теории диалогического Я. В P. Oles & H. Hermans (Eds.), Диалогическое «я»: теория и исследования (стр. 141–152). Люблин: Wydawnictwo.

    Google ученый

  • Сальгадо, Дж., и Гонсалвеш, М. (2007). Диалогическое Я: социальное, личное и (не)сознательное.В J. Valsiner & A. Rosa (Eds.), . Кембриджский справочник по социокультурной психологии (стр. 608–624). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Сальё, Р. (1991). Споры Пиаже, когнитивная компетентность и предположения о человеческом общении. Обзор педагогической психологии, 3 (2), 117–126.

    Артикул Google ученый

  • Саранджи, С.и Робертс, К. (ред.). (1999). Разговор, работа и институциональный порядок: дискурс в медицинских, посреднических и управленческих учреждениях . Берлин, Нью-Йорк: Мутон и де Грюйтер.

    Google ученый

  • Schegloff, EA (1992). В другом контексте. В A. Duranti & C. Goodwin (Eds.), Переосмысление контекста (стр. 191–228). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Шоттер Дж.и Биллиг, М. (1998). Бахтинская психология: Из голов индивидуумов в диалог между ними. В М. Майерфельд Белл и М. Гардинер (ред.), Бахтин и гуманитарные науки (стр. 13–29). Лондон: Сейдж.

    Google ученый

  • Стерн, Д. (1995). Созвездие материнства . Нью-Йорк: Основные книги.

    Google ученый

  • Стайлз, В.Б. (1992). Описание разговора: систематика способов вербальной реакции . Лондон: Сейдж.

    Google ученый

  • Томас В. и Знанецкий Ф. (1981). Польский крестьянин в Европе и Америке. В A. Furnham & M. Argyle (Eds.), Психология социальных ситуаций . Оксфорд: Пергамон Пресс.

    Google ученый

  • Тодоров, Т. (1984). Михаил Бахтин: Диалогический принцип (В.Годзич, пер.). Миннеаполис: Издательство Миннесотского университета. (Оригинальная работа опубликована в 1981 г.)

  • Trognon, A., & Grusenmeyer, C. (1997). Решить техническую проблему путем разговора. В LB Resnick, R. Säljö, C. Pontecorvo & B. Burge (Eds.), Discourse, tools, and Reasoning. Очерки познания ситуации (стр. 87–110). Берлин: Спрингер.

    Google ученый

  • Валсинер, Дж.(1998). Направляемый разум: социогенетический подход к личности . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Валсинер, Дж. (2002). Формы диалогических отношений и семиотическая саморегуляция внутри себя. Теория и психология, 12 (2), 251–265.

    Артикул Google ученый

  • Валсинер, Дж. (2005). Строительные леса в структуре диалогического Я: иерархическая динамика семиотического опосредования. Новые идеи в психологии, 23 , 197–206.

    Артикул Google ученый

  • Вехвиляйнен, С. (2003). Подготовка и предоставление интерпретаций в психоаналитическом взаимодействии. Текст, 23 (4), 573–606.

    Google ученый

  • Волошинов Ю. Н. (1986). Марксизм и философия языка (Л. Матейка и И. Р. Титуник, Пер.). Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. (Оригинальная работа опубликована в 1929 г.).

  • Выготский Л.С. (1988). Мысль и язык . Лондон: Cambridge University Press и MIT Press (Оригинальная работа опубликована в 1934 г.)

  • Венгер, Э. (1998). Практикующие сообщества: обучение, значение и идентичность . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Верч, Дж.(1991). Голоса разума: социокультурный подход к опосредованному действию . Лондон: Harvester Wheatsheaf.

    Google ученый

  • Верч, Дж. В., Миник, Н., и Арнс, Ф. Дж. (1984). Создание контекста при совместном решении проблем. В Б. Рогофф и Дж. Лэйв (редакторы), Повседневное познание: его развитие в социальном контексте (стр. 151–171). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Зиттун, Т.(2006). Переходы. Развитие через символические ресурсы . Гринвич (Коннектикут): Издательство информационного века.

    Google ученый

  • .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.