Идеомоторная тренировка презентация: Презентация по физической культуре » Идеомоторная тренировка»

Идеомоторная тренировка. | Консультация по физкультуре на тему:

ИДЕОМОТОРНАЯ ТРЕНИРОВКА

 Психологическая подготовка

       «Идеа» — слово греческого происхождения, соответствующее таким русским словам, как мышление, мысленный образ, представление, идея, то есть, таким, которые относятся к психическим процессам, к деятельности головного мозга.

       Движение начинается в головном мозгу в виде мысленного образа предстоящего движения, в виде его идеи. Этот мысленный образ  («картинка») переходит затем в исполняющую часть организма (мышцы, суставы и  т. д.), которая уже физически реализует идею движения, предварительно запрограммированную в головном мозгу. Почему так происходит?

      Академик И. П. Павлов писал: «Давно было замечено и научно доказано, что, раз вы думаете об определенном движении,  вы его невольно, этого не замечая, производите». Следовательно, мысленное представление движения автоматически порождает едва заметные сокращения и расслабления в соответствующих мышечных волокнах. На глаз эти микропроцессы не заметны. Но есть  простая возможность убедиться в их реальном существовании. Для этого нужно взять обычную нитку длиной около метра, привязать к одному ее концу грузик весом в 5-15 граммов (например, колечко, небольшой ключик или винтик), а другой конец намотать на последнюю фалангу указательного пальца ведущей руки (правой — у правшей, левой — у левшей). Намотать так, чтобы расстояние между пальцем и грузиком было приблизительно 70-80 сантиметров. После этого надо вытянуть прямую руку перед собой на уровне плеча и уравновесить груз. А затем, спокойно сосредоточившись на висящем предмете, мысленно представить, что он начинает раскачиваться, как маятник: слева — направо, справа-налево. И буквально через несколько секунд груз действительно придет в соответствующее движение. Его можно изменить — представить, например, что грузик движется вперед-назад или вращается по кругу. И он начнет двигаться по заданной мыслью траектории.  По размаху раскачиваний можно судить,  насколько хороши связи между мозгом и  мышцами у данного человека. Если расстояние между крайними точками маятникообразных движений составит около метра, такая связь по пятибалльной системе оценивается на «пятерку». Если же это расстояние будет около 5 сантиметров, то тут оценка уже «единица» и т. д.

       Процессы, которые в виде мысленных представлений движений, или, говоря другими словами, в виде идей, родившись в сознании, затем реализуются в моторике — в реальном физическом движении соответствующих мышц, получили в науке название идеомоторных актов. Точность разучиваемого движения и быстрота его освоения зависит от трех основных факторов.

       Первый — чем точнее мысленный образ будущего движения, тем оно будет точнее при его реальном физическом исполнении. Поэтому начальная задача — любыми доступными средствами и способами заложить в сознании  предельно точный мысленный образ нужного движения или действия.  Наблюдая за качественным выполнением данного движения, нужно запомнить его настолько хорошо, чтобы затем суметь уже самостоятельно мысленно его представить в самом наилучшем варианте.  Всегда можно найти источник, демонстрирующий разучиваемое движение в его идеальном исполнении. Это крайне важно — изначально заложить в сознании предельно точный мысленный образ того движения, которое необходимо освоить. И заложить настолько прочно, чтобы этот предельно точный мысленный образ конкретного движения  можно было представить в любой момент. Почему это так важно?  Дело в том, что любое произведенное физическое действие оставляет в памяти соответствующий след.  Если же неточных движений много, они подчас настолько «засоряют» мозг, что становятся доминирующими в сознании, после чего очень трудно в таком «засоренном» мозгу создать точный образ нужного движения — вместо точного движения невольно начинает представляться такое, которое было заучено неправильно. И требуется немало времени и специальных усилий, чтобы утвердить в сознании мысленный образ нужного движения.

       Достижению предельно точных движений необходимо постоянно уделять самое пристальное внимание и не жалеть времени и упорства для успешного решения этой очень важной задачи.   Качественное выполнение любого движения становится стабильно прочным лишь тогда, когда в сознании был изначально заложен правильный мысленный образ нужного движения. Запомните эту формулировку:

                                      «Я знаю, что надо делать, и знаю, как нужно делать!»

       Прежде чем выполнять новое для вас движение или действие   убедитесь, что можете мысленно представить предельно точный образ того движения, которое от вас требуется.  О том, что связи между мозгом и телом обретают идеомоторный характер, говорят те микродвижения, которые появляются в мышцах  при идеомоторном обдумывании тех или иных действий, совершенно невольно возникают первоначальные сокращения и расслабления в соответствующих мышцах.

       Несколько слов об имитациях. Имитируя, человек помогает себе почувствовать нужный ему элемент движения, от периферии, от опорно-двигательного аппарата к центру, к головному мозгу. Но этого недостаточно. Чтобы имитация принесла максимальную пользу, необходимо мысленно «видеть», а еще лучше называть движение, перед тем как их физически производить. Причем видеть и называть предельно точно. Если же имитацию проводить формально или думать при этом о другом,  имитирующие действия не принесут желаемой пользы.

       Рассмотрим роль речи в достижении точных движений.  Исследования ученых показали, что использование слов помогает выполнить нужное движение более точно. Кстати, можете вспомнить, что маятникоподобное раскачивание грузика, подвешенного на нитке к указательному пальцу, отчетливо усиливалось, если говорить — «налево-направо, налево-направо». Словесные формулы способствуют также достижению высоко сосредоточенного внимания.  Первоначальные формулы идеального действия довольно быстро претерпевают изменения, главным образом, в сторону сокращения их количества и своеобразного уплотнения отдельных элементов в особые блоки. Здесь идет процесс, именуемый минимизацией, то есть сведением к минимуму словесного материала, обеспечивающего желаемый результат. Со временем слова заменяются соответствующими мысленными образами.  Если на первых порах овладения формулами приходится проговаривать их, то потом в этом нет необходимости, они применяются  беззвучно. Не проговариваются  слова про себя, а оперируют лишь их мысленными образами.

  Психофизические качества

На боевом знамени физической культуры значатся названия четырех понятий, которые принято объединять под именем психофизических качеств. Эти качества — сила, быстрота, выносливость и ловкость.

Нельзя сказать, чтобы эти четыре сестры были уж очень однородны.

Сила — это почти целиком физическое качество организма. Она непосредственно зависит от объема и качества мышечной массы и только второстепенным образом от других обстоятельств.

Быстрота — уже сложное качество, в составе которого есть кое-что и от физиологии и от психологии.

Еще больше сложно, или, как говорят, комплексно, качество выносливости.

Оно целиком основывается на дружной кооперации решительно всех органов и систем тела. Для его проявления необходима высокая степень налаженности: и обмена веществ в непосредственно работающих органах, и транспорта — кровеносной системы, снабжающей их питанием и удаляющей из них отходы, и органов снабжения — пищеварительной и дыхательной систем, и, наконец, всех органов верховного управления и регулирования — центральной нервной системы. В сущности, выносливый организм обязан удовлетворять трем условиям: он должен располагать богатыми запасами энергии, чтобы иметь, что расходовать. Он должен уметь в нужную минуту отдать — «выложить» их широкою рукой, не позволяя залеживаться ни одной единице энергии. Наконец, он должен при этом уметь тратить эти ресурсы с жесткой, разумной расчетливостью, чтобы их хватило на покрытие как можно большего количества полезной работы. Формулируя коротко, быть выносливым — значит: иметь много, тратить щедро, платить скупо. Как видим, это качество характеризует собой все многосложное хозяйство организма в его целом.

Еще сложнее и комплекснее качество ловкости. О нем уже трудно сказать, чего в нем больше — физического или психического. Во всяком случае, — и мы подробно увидим это в дальнейшем — ловкость — это дело, или функция, управления, а в связи с этим главенствующее место по ее осуществлению занимает центральная нервная система. Управлять же для реализации ловкости ей приходится очень и очень многим.

И в других отношениях качество ловкости выделяется из ряда прочих. Оно, несомненно, гибче, разностороннее, универсальнее каждого из них. Ловкость — это такая валюта, на которую охотно и во всякое время производится размен всех других психофизических качеств. Ловкость — козырная масть, которая кроет все остальные карты.

Принципы идеомоторной тренировки

 

Идеомоторную тренировку в основном применяют высококвалифицированные спортсмены, которые пришли к убеждению её необходимости в результате длительных эмпирических поисков. Низкоквалифицированные спортсмены не имеют навыков её проведения. Они мысленно воспроизводят упражнение только визуально, в зрительных образах, которые не дают должного эффекта. Суть же идеомоторного метода состоит в умении сознательно, преднамеренно вызывать кинестезические представления – комплекс тех ощущений и восприятий, от которых зависит успех выполнения реального действия.

Использование идеомоторной настройки перед соревнованием в течение 10 – 15 занятий подготавливает спортсмена к успешному выступлению. Все это происходит только в том случае, если спортсмен путём усиленной тренировки развивает у себя способность в нужный момент вызывать мышечно-двигательные представления о движении. Этому способствуют следующие приёмы:

— систематическое индивидуальное планирование предстоящих действий;

— проговаривание заданий;

— мысленное выполнение упражнений с применением волевых усилий, мышечным напряжением и расслаблением, имитационными движениями;

— умение разделять движение на части и находить в них основные фазы двигательных действий;

— сравнение и анализ мышечно-двигательных ощущений реального действия с представляемыми;


— внушение и самовнушение;

— выполнение упражнения после сокращенной специальной разминки.

При этом процесс обучения идеомоторному методу надо строить на основе общеизвестных дидактических принципов: последовательности, доступности, систематичности, индивидуализации и др.

Кроме них необходимо учитывать и следующие специальные принципы:

1 Принцип мотивированной заинтересованности, предполагающий привитие спортсменам серьёзного отношения к методу.

2 Принцип универсальной эффективности. Идеомоторная подготовка эффективна во многих аспектах: обучении технике, настройке на выступление, воспитании психических, волевых, интеллектуальных качеств, воспитании творческого отношения к тренировочному процессу.

3 Принцип доминирующей эффективности. В наибольшей степени тренирующий эффект проявляется в овладении пространственными характеристиками движения, затем временными и в определенной степени силовыми. Чем сложнее по координации действие, тем более необходима идеомоторная подготовка.

4 Принцип отсроченного эффекта. Первые занятия по этому методу не дают результата. Это происходит из-за отсутствия программ представления движения и связей в коре головного мозга.

5 Принцип индивидуальности. Варианты идеомоторной настройки зависят от индивидуально-психологических различий спортсмена. Спортсмены с сильной нервной системой обычно начинают идеомоторные выполнения движения непосредственно перед стартом. Лица со слабой нервной системой проделывают это намного раньше, и используют её чаще и намного эффективнее. Индивидуальна также и содержательная сторона идеомоторной программы.

6 Принцип содержательной эффективности. Наибольший реальный тренирующий эффект представления движения достигается при идеомоторном воспроизведении в мышечно-двигательных образах узловых моментов действия, его результативной сути.

7 Принцип вербализации. Проговаривание или чёткое словесное обозначение (вслух или про себя) основных моментов действия усиливает тренирующий эффект представления движения.

8 Принцип дозирования. Многократное повторение (мысленное) движения утомляет нервные центры. В итоге двигательные представления теряют ясность и чёткость, становятся беспорядочными, что снижает результативность идеомоторной подготовки. Целесообразно мысленно повторять задание 5 раз, а сложные задания однократно.

 

 

15.4 Методические рекомендации по идеомоторной тренировке

 

При организации идеомоторной тренировки со спортсменами решаются следующие задачи:

Задача 1 – создать у занимающихся устойчивый интерес к идеомоторной тренировке, стремление полноценно использовать её в тренировочном процессе.

Средство – беседы.

Методические указания: разъяснить занимающимся, что качество выполняемого упражнения зависит в основном от того, какой образ движения складывается в сознании человека. Главная причина ошибок в технике – неправильное или расплывчатое представление о движениях. Спортсмены, не умеющие сосредотачивать своё внимание на деталях техники движения, не способны «прислушиваться» к своему телу, не могут вызвать в нужный момент необходимые мышечно-двигательные ощущения, с трудом овладевают новыми упражнениями, испытывают непонятный застой при овладении техникой движений. Тренировка у них сводится к бездумному механическому повторению упражнений.

Средство – анализ тренировочных занятий.

Методические указания: необходимо выяснить, как понимает спортсмен направленность и значимость каждого занятия и выполняемых упражнений. Предметом обсуждения должны быть целесообразность каждого повторного выполнения упражнения, приемлемость того или иного варианта техники. Спортсмен должен понять, что при механическом, бездумном повторении движения в нём нередко закрепляются ошибки, ускользающие от внимания. Со временем их число увеличивается. Представления искажаются. Надо научить спортсмена прислушиваться к себе, ощущать свои мышцы, контролировать своё состояние. Такому спортсмену не страшны будущие срывы, неудачи.

Средство – анализ специальной разминки.

Методические указания: спортсмену должно быть ясно, что очень часто они выполняют её суетливо и поспешно, не всегда есть время для пробных попыток. Надо указать на необходимость планирования специальной разминки с обязательным включением идеомоторной подготовки. Это позволит избежать нервозности и срывов на старте.

Средство – сравнение сложившихся двигательных представлений с оптимальным эталоном движения.

Методические указания: напомнить о том, что субъективные мышечно-двигательные представления только тогда способствуют успешному формированию навыка, когда они соответствуют оптимальному варианту техники. Ошибки в представлении движения неизбежно приводят к искажению реального исполнения.

Задача 2 – научить спортсменов находить в движении основные моменты.

Средство – объяснение с анализом кинограмм, графических зарисовок, кинокольцовок и других наглядных пособий. Показ и самостоятельное выполнение действий. Самоотчёт спортсмена. Моделирование (проволочная, пластмассовая модели).

Задача 3 – развитие у занимающихся умений вызывать мышечно-двигательные представления и ощущения.

Средства – самоанализ, самоконтроль. Мысленное выполнение упражнений и действий. Идеомоторное воспроизведение с акцентированием внимания на силовых компонентах представления движения. Идеомоторное воспроизведение с акцентированием внимания на временных компонентах представления движения. Идеомоторное воспроизведение с акцентированием внимания на пространственных характеристиках движения. Идеомоторное воспроизведение с пересказом двигательных представлений и ощущений движения. Вторичный анализ двигательных представлений и ощущений движения.

 

Темы рефератов

 

1 Идеомоторика как средство спортивной тренировки.

2 Содержание идеомоторных представлений в конкретном виде спорта.

3 Методика овладения идеомоторной тренировкой.

 

Литература

 

1 Белкин, А. А. Идеомоторная тренировка в спорте / А. А. Белкин. – М. : Фис, 1983.

2 Найдиффер, Р. Психология соревнующегося спортсмена / Р. Найдиффер. – М. : Фис, 1979.

3 Общая и спортивная психология : учебник для физкультурных вузов / под ред. Г. Д. Бабушкина. – Омск : СибГУФК, 2004.

Психомышечная тренировка (ПМТ). Техники скрытого гипноза и влияния на людей

Читайте также

Аутогенная тренировка (АТ)

Аутогенная тренировка (АТ) И.Г.Шульц, врач-практик, ездил в Индию, где познакомился с учением и системой йогов. Дома, в Германии, занимаясь лечением больных, часто пользовался гипнотическим внушением. После каждого сеанса он требовал от своих пациентов письменного отчета о

Аутогенная тренировка

Аутогенная тренировка Аутогенная тренировка (аутотренинг, АТ) — одна из самых распространенных методик самовнушения, разработанная в начале 1930-х гг. немецким врачом Иоганном Генрихом Шульцем (1886–1970). В основе метода — синтез древних представлений (учение йогов) и

Тренировка

Тренировка Приступим к тренировке. Для начала повторим последовательность действий для успешного запоминания.Когда вы откроете список слов для запоминания, который напечатан ниже, делайте точно так, как описано:1. Прочтите вслух первое слово.2. Закройте глаза,

3 Аутогенная тренировка

3 Аутогенная тренировка Человек не что иное, как то, чем он сам делает себя. Ж.-П.

Тренировка чувствительности

Тренировка чувствительности Этот метод иногда называется еще сенситивным или социально-психологическим тренингом. Он формирует у человека умение управлять стилем своего поведения за счет осознания того, как он воспринимается окружающими, какие действия провоцируют

Тренировка, тренировка и еще раз тренировка

Тренировка, тренировка и еще раз тренировка Используйте любую возможность, чтобы упражнять свою интуицию.* Старайтесь угадать, кто вам звонит, кто пришлет письмо и какими будут вести – хорошими или дурными.* Проверяйте свою способность предвидеть, который из лифтов

Тренировка

Тренировка Многие читатели, возможно, знакомы с тренировочной функцией снов. Сновидения о важных событиях, ожидающих нас впереди, помогают нам развить разнообразные качества, способности, привычки и позволяют выработать наиболее эффективный план действий. Сны могут

16.3. Аутогенная тренировка

16.3. Аутогенная тренировка Аутогенная тренировка (АТ) – активный метод психотерапии, психопрофилактики и психогигиены, повышающий возможности саморегуляции исходно непроизвольных функций организма. Этот метод основан на использовании приемов самовнушения для

Тренировка сдержанности

Тренировка сдержанности Этот навык легко дается интровертам и крайне тяжело – экстравертам. Так или иначе практиковать сдержанность полезно и тем и другим. Интроверту может не хватить сдержанности, когда речь идет о том, чтобы приспособиться к требованиям другого

Комплексная тренировка

Комплексная тренировка Для каждого человека процесс своего собственного обучения — тоже творчество, и нужно дать каждому возможность создавать самого себя. То есть это всё тот же «фитнесс мышления». Кстати, приступая к накачке мускулов, каждый человек тоже вначале

Литературная тренировка

Литературная тренировка Впрочем, для научения творчеству полезна и литература, которую принято именовать реалистической — то есть заботящаяся о вписывании авторских фантазий в реальные контексты. Полезна не в последнюю очередь потому, что вдумчивый читатель может по

УРОК № 8. Тема: тренировка представлений. Идеомоторная тренировка.

УРОК № 8. Тема: тренировка представлений. Идеомоторная тренировка. Этот урок состоит из двух частей. Каждую из них необходимо усваивать отдельно.Тренировка представленийНастала пора научиться представлять мысленные образы, сопереживать их. Эти представления помогут

Психорегулирующая тренировка (регуляция психических состояний)

⇐ ПредыдущаяСтр 3 из 3

Психорегулирующая тренировка (ПТР) представляет собой вариант аутогенной тренировки, адаптированной к условиям занятий спортом. Она адресована людям, хорошо владеющим релаксацией мышц, практически здоровым, уделяющим большое внимание развитию координации движений. В связи с этим в ПРТ не применяются формулы, вызывающие чувство тяжести в конечностях. Иногда, напротив, включаются формулы преодоления этого чувства (если оно все-таки возникает). Главной задачей ПРТ является управление уровнем психического напряжения.

Психомышечная тренировка (регуляция психических состояний)Психомышечная тренировка (ПМТ) направлена на совершенствование двигательных представлений главным образом за счет сосредоточения внимания и обеспечения сознательного контроля движений. Методика более проста в сравнении с АТ и ПРТ, доступна юным спортсменам. В ней используются разработки различных школ психотренинга, в частности, дыхательные упражнения, максимальное изометрическое напряжение мышц и покой после него, а также закрывание глаз. В ПМТ выделяют четыре ступени перехода расслаблению и от него к активизации: общая перестройка и гармонизация состояния, целенаправленная психомышечная регуляция, общее расслабление мышц тела и активизация, обусловленная характером деятельности.

Идеомоторная тренировка.Во многих работах указывается, что действенное улучшение может быть достигнуто только при сочетании идеомоторной и физической тренировки. При этом влияние идеомоторной тренировки на формирование умений и навыков наиболее эффективно, когда обучаемый предварительно ознакомлен с упражнениями и действиями или имеет определенный двигательный опыт.

Первое положение — чем точнее мысленный образ движения, тем точнее, «чище» выполняемое движение.

Второе положение — идеомоторным называется мысленный образ движения обязательно связан с мышечно-суставным чувством человека. Мысленные представления могут быть «зрительными». В этом случае человек видит себя как бы со стороны, будто на экране телевизора. Мысленно представьте себя как бы в «зеркале», «посмотрите» на себя со стороны и попытайтесь, глядя на тот, «зеркальный», висящий сбоку груз, представить, что он раскачивается, — получится намного хуже.

Рассогласованность между программирующим органом — головным мозгом и исполняющим аппаратом — мышцами и суставами особенно хорошо заметна во время наблюдении за обнаженным телом неподвижно сидящего или лежащего с закрытыми глазами человека. В тех случаях, когда он мыслит идеомоторно, «пропускает» представления о движении «через себя», в его мышцах довольно отчетливо видны микросокращения и микрорасслабления. Если же представления имеют чисто зрительный характер, то никаких микродвижений в мышцах не возникает, хотя человеку кажется наоборот. Третье положение – Нужно не просто представлять то или иное движение, а одновременно проговаривать его суть про себя или шепотом. В одних случаях слова нужно произносить параллельно с представлением движения, а в других — непосредственно перед ним. В том, что слова заметно усиливают эффект мысленного представления, легко убедиться во время опыта с висящим на пальце предметом. Если не просто представлять, что груз начинает раскачиваться, предположим, вперед-назад, а начать произносить слова «вперед-назад» вслух, то амплитуда колебаний сразу же увеличится.

Четвертое положение — начиная разучивать новый элемент техники, надо представлять его исполнение в замедленном темпе, так, как мы это видим при демонстрации кинопленки, заснятой рапид-методом. Замедленное промысливание технического элемента позволит точнее представить все тонкости изучаемого движения и вовремя отсеет возможные ошибки.

Пятое положение — при овладении новым техническим элементом мысленно представлять его лучше в той позе, которая наиболее близка к реальному положению тела в момент выполнения этого элемента.

Шестое положение — во время идеомоторного промысливания движения оно иногда осуществляется настолько сильно и явственно, что человек начинает невольно двигаться. И это хорошо, так как говорит о налаживании прочной связи между двумя системами — программирующей и исполняющей. Поэтому такой процесс полезен — пусть тело как бы само по себе включается в исполнение того движения, которое рождается в сознании. Такую картину приходилось видеть наиболее часто при занятиях с фигуристами. Стоя на коньках с закрытыми глазами, они неожиданно для себя начинали плавно и медленно двигаться вслед за мысленными идеомоторными представлениями. Как они говорили, их «ведет».


Седьмое положение — неправильно думать о конечном результате непосредственно перед выполнением упражнения. Это одна из довольно распространенных ошибок.

Когда в сознании доминирующее положение занимает забота о результате, она вытесняет самое главное — представление о том, как достичь этого результата. Вот и выходит, что, например, стрелок думает о том, что ему необходимо попасть в «десятку», эта мысль начинает мешать точным представлениям о тех технических элементах, без выполнения которых попасть в «десятку» просто невозможно. Поэтому он и не попадает. «Перестарался, очень хотел», — говорят в таких случаях, забывая о том, что для достижения желаемого результата надо думать не о нем, а опираться на мысленные образы тех действий, которые ведут к этому результату.

В умении непосредственно перед выполнением движения представить его идеомоторно и точно, назвать исполняемое движение соответствующими точными словами — и заключается суть «идеомоторного принципа построения движений».

Итак, чтобы достичь высокой точности движения, надо:

-во-первых, создать предельно точный мысленный образ данного движения, на первых порах хотя бы зрительный;

-во-вторых, перевести этот образ, сохраняя его высокую точность, на рельсы идеомоторики, то есть сделать движение таким, чтобы вслед за его мысленным образом начали (пусть еле заметно) функционировать соответствующие мышечные группы;

-в-третьих, подобрать программирующее словесное оформление хотя бы для наиболее главных — опорных — элементов в отрабатываемом движении.

-К четвертому этапу — физическому исполнению движения — можно переходить только после того, как будут выполнены предыдущие условия, после того, как идеомоторный образ движения станет точным и устойчивым и будут хорошо «размяты» мышцы, которым предстоит выполнить намеченное движение.

Соблюдение такого принципа построения движений, как показывает практика, избавляет от многих осложнений и дает нужный результат намного скорее, чем обычный метод «проб и ошибок».

Идеомоторная тренировка (ИТ) состоит в сознательном представлении техники движений. В идеомоторной тренировке принято выделять три основных функции представлений: программирующую, тренирующую и регуляторную.

Заключение

 

Выполненная работа дополняет представление о психологии волевых процессов и способов развития волевых качеств на уроках физической культуры, и в следствии проведенной работы и анализа материалов и методик, можно подвести итоги и сделать следующие выводы:

Методика воспитания волевых качеств предусматривает постепенное увеличение степени трудностей, которые должны преодолеваться спортсменами-учениками во время урока, тренировки и выступлений.

Для того чтобы стимулировать волевые усилия на преодоление все возрастающих трудностей, в уроке применяется ряд методов психологического воздействия. При помощи этих методов учитель не только стимулирует волевые качества спортсмена, но и вырабатывает у тренируемого соответствующие установки.

Воспитывая волевые качества в процессе спортивной тренировки и занятий физической культурой, необходимо стремиться к тому, чтобы все они формировались не только в спортивной тренировке, а проявлялись в жизни, в быту, труде и поведении, т. е. стали чертами характера спортсмена.

Надо всегда иметь ввиду, что формирование волевых качеств — это не эпизодическая работа педагога, которую он проводит перед соревнованием или спортивным мероприятием, а постоянный кропотливый труд , требующий от него большой затраты сил , времени, упорства и энтузиазма в течении всех лет обучения в школе.

Преподаватель физической культуры может использовать некоторые методики и системы методик, разработанные для волевой подготовки профессиональных спортсменов в работе со школьниками. Но в воспитании волевых качеств посредством занятий физической культурой, да и в спортивной подготовке, нужно следовать важному принципу:

Подход к оценке степени развитости воли и воспитанию волевых качеств, как в возрастном, так и в индивидуальном аспекте должен быть дифференцированным, исходя из многокомпонентной структуры воли. По мере развития психики волевая регуляция меняется, так же она меняется в зависимости от эмоциональной структуры и уровня интеллекта личности. Поэтому применяя методы развития волевых качеств и мотивацию в занятиях физической культурой, педагог должен принимать индивидуальный подход, основанный на выявлении и учете на всех вышеперечисленных факторов.

Литература

 

1. Гоноблин Ф.Н. Психология. Учебное пособие.-М., 1976.- с.42 Высоцкий

2. Брихцин М. Воля и волевые качества//Психология личности в социалистическом обществе.-М., 1989

3. Божович Л.И. Что такое воля? // Семья и школа.- 1981.- №1.- с. 32-35.

4. А.И. Волевая активность школьников и методы ее изучения.-Рязань, 1979. –с.9.

5. Ильин Е.П. Психология физического воспитания. — М.: Просвещение, 1987. — 287 с.

6. Калин В.К. На путях построения теории воли //Психологический журнал.-1989.-№2

7. Психология спорта высших достижений / Под ред. А.В. Родионова. — М. : ФиС, 1979. — 144 с.

8. Психология физического воспитания и спорта / Под ред. Т.Т. Джамгарова и А.Ц. Пунин. — М. : ФиС, 1979. — 143 с.

9. Пуни А.Ц. Психологические основы волевой подготовки в спорте.-М., 1977.- с. 23

10. Рудик П.А. Психология воли спортсмена.-М., 1973. -с. 26

11. Селиванов В.И. Воля и ее воспитание.-Рязань, 1992. -с.13

12. Материалы сайта посвященного спорту философии спорта, спортивной психологии и медицины. http://def.kondopoga.ru/2007

 


Читайте также:

Презентация «Мотивация подростка к самовоспитанию» 7 класс (родительское собрание)

МОТИВАЦИЯ ПОДРОСТКА К САМОВОСПИТАНИЮ Родительское собрание 7 класс Цели и задачи
  • Цель: освоение родителями конкретных приемов и методов семейного воспитания.
  • Задачи: актуализировать значение самовоспитания в развитии личности подростка; определить роль родителей в мотивации под­ростка к самовоспитанию.
  • форма проведение: традиционное собрание с элементами тренинга.
  • Участники: классный руководитель, родители учащихся.
Словарь практиче­ского психолога/Сост. С.Ю. Головин
  • «Самовоспитание — сознательная деятельность, направленная на возможно более полную реализацию себя как личности. Необхо­димые компоненты самовоспитания — самоанализ личностного раз­вития, самоотчет и самоконтроль. В приемы самовоспитания входят самоприказ, самоодобрение и самовнушение»
Иоанн Лествичник в книге «Лествица»
  • Советует не спеша подниматься по лестнице жизни. На каждой ступеньке человек должен побороть какой-то свой недостаток: зависть, гордость, уныние, лживость, болтливость, обжорство.
  • Каждая ступенька – это обретение таких ценностей, как вера, любовь к людям, милосердие, доброта, смирение, скромность
Типы мотивации
  • Достижение успеха
  • Избегание неудачи

Какая из этих разновидностей мотивации в боль­шей степени приведет к успеху?

Направляет человека на достижение успеха и обычно связана с высокой само­оценкой

«самопрограммирование»

на неудачу

«Идеомоторная тренировка» у спортсменов
  • Мысленное проигрывание предстоящей деятельности
  • Позволяет сократить время на формирование двигательного навыка, корректировать ошибки
Цель (с точки зрения психофизиологии)
  • модель потребного будущего, закодированная в мозге человека, образ требуемого ре­зультата, определяющий отбор действий, ведущих к его достижению
  • предвосхищение в сознании субъекта результата, на достижение которого направлена деятельность
Определение целей и задач самовоспитания имеет большое тео­ретическое и практическое значение
  • Целеполагание в самовоспита­нии — выбор личностно значимых целей и задач самовоспитания
  • Для того чтобы учащийся по-настоящему включился в работу, ему требуется мотивация.
  • Мотив — это направленность школьника на отдельные стороны работы, связанная с внутренним отношением ученика к ней
Мотивы
  • Внутренние — собственное развитие, действие вместе с другими и для других, познание нового, неизвестного
  • Внешние — стремление к лидерству, престижу, стремление оказаться в центре внимания, получить денежное вознаграждение от родителей
Как побудить подростка к действию?
  • Без по­требности не побуждается активность ребенка, у него не возникают мотивы, он не готов к постановке целей.
  • В обучении мотивом является направленность активности на овладение знаниями, на получение хорошей отметки, на похвалу родителей, на установление желаемых отношений со сверстниками.
Реализация мотивов
  • Нужно овладеть приемами само­воспитания, научиться ставить (и достигать) промежуточные цели: видеть отдаленные результаты своей деятельности.
  • Важно развивать и поддерживать максимально высокий уровень мотивации подростка, который окажет большое влияние на успеш­ность его дальнейшего развития.
Анализ результатов анкетирования «Я хочу заниматься самовоспитанием, потому что хочу (в %):
  • получить одобрение со стороны учителей — %;
  • получить одобрение со стороны родителей — %;
  • развить трудолюбие, упорство — %;
  • развить память, внимание — %;
  • хорошо учиться — %;
  • быть ответственным перед учителями — %;
  • быть ответственным перед товарищами — %;
  • развить терпеливость, доброжелательность-%;
  • быть лучшим — %;
  • занять достойное место среди товарищей — %;
  • понравиться девочке — %;
  • понравиться мальчику — %;
  • порадовать бабушку, дедушку — %;
  • доказать себе, что что-то могу — %;
  • показать пример младшему брату, сестре и т. д. — %.
«Я хочу заниматься самовоспитанием, потому что хочу (в %):
  • 1 место — № 2 – 6 человек, № 3 – 5 чел., № 4 – 1 чел., № 5 – 1 чел., № 10 – 2 чел., № 13 – 1 чел., № 14 – 5 чел., № 15 – 2 чел.
  • 2 место — № 1 – 1 чел., № 2 – 4 чел., № 3 – 5 чел., № 4 – 2 чел., № 5 – 4 чел., № 8 – 2 чел., № 13 – 2 чел., № 15 – 1 чел.
  • 3 место — № 1 – 4 чел., № 3 – 2 чел., № 4 – 3 чел., № 5 – 5 чел., № 6 – 1 чел., № 7 – 1 чел., № 10 – 2 чел., № 13 – 2 чел., № 14 – 3 чел.
Методика «Мотивация к достижению успеха»
  • методика включает в себя 31 вопрос, на каждый из них нужно ответить «да» или «нет».
  • Результаты
  • Подсчитать сумму, оценивая каждый ответ «да» в 1 балл.
  • От 1 до 10 баллов: низкая мотивация к успеху – 1 человек
  • От 11 до 16 баллов: средний уровень мотивации – 4 человека
  • От 17 до 20 баллов: умеренно высокий уровень мотивации – 9 человек
  • Свыше 21 балла: слишком высокий уровень мотивации к успеху – 9 человек
Методика «Мотивация к избеганию неудач»
  • Инструкция: перед тобой список слов из 30 строк, по 3 слова в каждой строке. В каждой строке выбери только одно из трех слов, которое наиболее точно тебя характеризует, и отметь его.
  • Результаты
  • От 2 до 10 баллов: низкая мотивация к избеганию неудач – 2 человека
  • От 11 до 16 баллов: средний уровень мотивации – 14 человек
  • От 17 до 20 баллов: высокий уровень мотивации – 6 человек
  • Свыше 20 баллов: слишком высокий уровень мотивации к избе­ганию неудач, защите от возможных неприятностей – 1 человек
В какой деятельности нужно самовоспитание?
  • Самовоспитание подростка не должно ограничиваться только школьными достижениями, он дол­жен переживать успехи во всех видах деятельности
  • Необ­ходимо соблюдение условий, таких, как реальность, оптимальность, доступность, осознанность достижений, мотивация подростка на достижение поставленных целей.
Практические упражнения
  • Упражнение «Способность мотивировать»
  • Цель: создание атмосферы заинтересованности и непринужден­ности, ориентация участников группы на работу в рамках заданной проблемы.
  • Ведущий. Сейчас я предлагаю ответить на такой вопрос: «Что мне помогает мотивировать других людей?». Например: я могу ска­зать о себе, что мне помогает мотивировать других мой оптимизм. Я не теряю оптимизма даже в самых трудных ситуациях, и этим
  • я заражаю других, они чувствуют в себе силы что-то делать. А как у вас?
  • Далее участники по кругу высказываются по заданному вопросу.
  • У каждого есть что-то в запасе, чтобы мотивировать других людей. Хотя одни и те же особенности могут помогать, а могут и мешать мотивировать других людей.
Упражнение «Предложение»
  • Цель: научиться выбирать способы и методы создания и усиления мотивации другого человека.
  • Ведущий. Сейчас я предлагаю вам разбиться на две команды. Задача каждой из команд — разработать план создания или усиле­ния мотивации у участника противоположной команды. Кого вы бу­дете мотивировать, вы выбираете сами. Главная ваша цель — суметь использовать такие мотивы, которые помогли бы вам переманить участника другой группы в вашу команду. Вы можете использовать самые разные мотивы, главное, чтобы они мотивировали участника противоположной команды на переход в вашу команду.
  • Командам дается пять минут на совещание.
  • Ведущий. Теперь начинаем мотивирующие воздействия. По­жалуйста, первая команда. Вы работаете с одним из участников этой команды. Кто это будет, кого вы выбрали в качестве адресата?
  • Команда называет своего адресата.
  • Хорошо. Вы можете расположиться в пространстве так, как счи­таете нужным.
  • Команда организует пространство.
  • Пожалуйста, начинайте!
  • Далее все участники обсуждают, какие мотивы оказали наиболее су­щественное влияние на решение игроков перейти или не перейти в другую команду.
Упражнение «Борьба мотивов»
  • Цель: анализ и согласование собственных противоречивых мо­тивов.
  • Ведущий. Зачастую в нас борются противоречивые импуль­сы и желания. Этот феномен известен в психологии под названием «борьба мотивов». Иногда нам даже трудно понять, чего мы больше хотим. Предлагаю сейчас каждому вспомнить ситуацию, в которой вы испытывали борьбу мотивов. Вы хотели сделать что-то важное, но не делали это, потому что одновременно вам хотелось чего-то другого.
  • Постарайтесь вспомнить такую ситуацию. Будет даже лучше, если эта ситуация актуальна для вас сейчас: хотите сделать что-то, но при этом вам хочется чего-то другого. Кто мог бы рассказать о своей борь­бе мотивов?
  • Сначала нужно дать высказаться тем участникам, которые поже­лают рассказать о подобных ситуациях. Затем выбрать ту ситуацию, которая кажется наиболее перспективной для анализа, и предложить группе рассмотреть ее по вопросам.
  • Хочу ли я достичь своей цели?
  • Хочется ли мне сейчас этим заниматься?
  • Что мне хочется делать?
  • Как соединить это с тем, что я решил(а) сделать?
Например:
  • А. решила переосмыслить, переписать и довести до
  • сведения своего персонала новые должностные обязанности. Однако она так устала, что ей хочется одного — спать. В результате она не мо­жет ни писать инструкции, ни спать.
  • Хочу ли я достичь своей цели?
  • В принципе — да. Это моя цель, я сама ее перед собой поставила.
  • Хочется ли мне сейчас этим заниматься?
  • Сейчас мне этим заниматься не хочется.
  • Что мне хочется делать?
  • Мне хочется выспаться, а потом уехать в отпуск. Ну — хотя бы вы­спаться. Для этого мне дня два нужно валяться в постели.
  • Как соединить это с тем, что я решила сделать?
  • Уйти с работы на два дня, валяться в постели и на диктофон запи­сывать свои мысли об инструкции!
  • Результатом упражнения должно быть ощущение возможности и полезности соединения противоречивых стремлений вместо борь­бы с одним из них.
Спасибо за внимание!

Презентация » Применение методов психорегуляции в учебно-тренировочном процессе»

МБОУ «Оборонинская средняя общеобразовательная школа»

Педагогический проект Применение методов психорегуляции в учебно-тренировочном процессе

Автор: Гаранова А.В. учитель физической культуры

  • Автор: Гаранова А.В. учитель физической культуры

Мордово

Тамбовская область

Творческое название проекта:

Сильнее всех – владеющий собой

« Обучая каким-либо двигательным действиям, мы в первую очередь используем силу и возможность головного мозга».

А. В. Алексеев,

профессор психогигиены, автор книги

«Себя преодолеть!».

Аннотация:

Проект охватывает разделы «Индивидуально-ориентированные здоровьесберегающие технологии», «Элементы аутотренинга и релаксации», учебного курса «Физкультурно-оздоровительная деятельность», предмета «Физическая культура», и имеет своей целью сформировать умение использовать технику психорегуляции на уроках, тренировках и соревнованиях.

Овладев техникой психорегуляции человек постигает великую силу мысли и слова и имеет возможность целенаправленно влиять на различные функции организма.

Основополагающий вопрос: Возможно ли, используя мысли и слова, влиять на различные функции организма?

Проблемные вопросы:

Каким образом оптимизировать

процесс освоения новых технико-тактических действий?

Как изменить своё эмоциональное состояние?

Каким образом снизить влияние стресса?

Под влиянием каких факторов можно ускорить процесс восстановления?

Как побороть волнение на соревнованиях?

Цель проекта: Формирование навыков в сфере управления психофизическим состоянием организма.

Задачи:

освоить ключевые понятия психорегуляции;

— овладение навыками самоконтроля психического состояния;

— научить использовать скрытые резервы организма;

— оптимизировать процесс освоения новых двигательных действий;

— научить самостоятельно анализировать и синтезировать информацию, применять освоенные умения и навыки на практике.

Проблема: Как повысить эффективность учебно-тренировочных занятий и снизить восприимчивость к стрессовым ситуациям?

Гипотеза: Оптимальное сочетание тренировки психических функций и процессов с подготовкой других видов позволяет проводить занятия с наибольшей пользой и эффективностью.

Ключевые понятия:

— аутогенная тренировка;

— психорегулирующая тренировка;

— психомышечная тренировка;

— активизация и тонизация;

— оптимальное боевое состояние;

— идеомоторная тренировка;

— психическая десенсибилизация.

Аутогенная тренировка (самовнушение)

Самостоятельное воздействие на собственное психическое состояние (и через него на другие функции организма) путём использования слов и соответствующих словам мысленных образов.

АТ помогает снять нервное напряжение, успокоиться, укрепляет волю, развивает самообладание.

Психорегулирующая тренировка

Модифицированный вариант аутогенной тренировки. ПРТ используется для снятия перевозбуждения (успокаивающая часть) или излишней апатии (мобилизующая часть), путём «промысливания» ряда специальных формул.

ПРТ является базой для дальнейшей процедуры самовнушения.

Психомышечная тренировка

ПМТ даёт возможность при помощи мысленных формул и образов управлять тонусом мышц, снимая мешающее напряжение.

Техника ПМТ помогает снизить уровень бодрствования головного мозга, для того чтобы с наибольшей силой воздействовать на него словами и мысленными образами.

Активизация

Активизация требуется для достижения ощущения бодрости после успокаивающей части ПМТ и достигается за счёт использования «активизирующих» формул в конце сеанса психомышечной тренировки.

Тонизация

Психическое самовоздействие в результате которого уровень активности организма становится выше обычного.

Тонизация используется для подготовки к занятиям с высокой физической и психической активностью, приводит организм в мобилизованное состояние, которое позволяет выполнить поставленную задачу с максимальным успехом. Достигается с помощью «тонизирующих» формул.

Оптимальное боевое состояние (ОБС)

ОБС – это психофизическое состояние, при котором наиболее полно реализуются возможности человека.

ОБС включает в себя три компонента: физический, эмоциональный и мыслительный.

Достижение оптимального боевого состояния помогает максимально успешно выступить на соревнованиях.

Идеомоторная тренировка

Идеомоторика (или идеомоторные акты) – это непроизвольные движения, выполняемые в момент представления о них. Идеомоторная тренировка способствует повышению внимания к деятельности и её осознанности. Благодаря этому улучшается качество выполнения упражнений, повышается точность движений и ускоряется процесс обучения.

Психическая десенсибилизация

Десенсибилизация (от латинского: «де» уменьшение, отрицание, «сенсибилис» — чувственно воспринимаемый) Процесс уменьшения или ликвидации неприятных чувств, тех или иных отрицательных эмоций (боли, страха, голода, жажды и т. п.) за счёт силы слов и их мысленных образов.

ПД применяется для снятия чрезмерного волнения перед соревнованиями и вовремя них.

Этапы и сроки проведения проекта:

Подготовительный этап ( II четверть, 1-я неделя)

Обсуждение темы, формирование групп, сбор,

обобщение и систематизация материала, освоение

ключевых понятий.

Начальный этап ( II четверть, 2-я и 3-я недели)

Подбор формул, начальное овладение

методиками.

Практико-диагностический этап ( II-IV четверти)

Совершенствование владения методами и приёмами

психорегуляции, сочетание с подготовкой других

видов, диагностика результатов.

Итоговый этап ( IV четверть, 3-я неделя)

Оформление результатов. Представление

дидактических материалов. Презентация.

Внедренческий этап (в течении последующих лет

обучения)

Использование методики на уроках, тренировках и

соревнованиях.

Предполагаемые результаты:

В результате реализации проекта учащиеся

должны овладеть умениями:

— воздействовать на своё психическое

состояние путём использования слов и

мысленных образов;

— быстро восстанавливаться и мобилизоваться

при помощи психорегулирующей тренировки;

— достигать оптимального боевого состояния;

— использовать идеомоторный метод для

овладения новыми двигательными действиями;

— ликвидировать страх и другие

отрицательные эмоции за счёт силы мысли.

Способы диагностики:

Тест самооценки работоспособности

Наблюдение

Письменные отчёты

Психофункциональный тест

Показатель

ЧСС

Фон

Силовой компонент

Радость

Покой

ОБС

Результаты психофункционального теста

Измерение ЧСС

Измерение силового компонента

Достигнутые результаты

Научились воздействовать на своё психическое состояние – 47 %.

Восстанавливаться и мобилизоваться – 42 %.

Достигать оптимального боевого состояния – 15 %.

Использовать идеомоторный метод – 20 %.

Ликвидировать отрицательные эмоции – 40 %.

Влияние методов психорегуляции на учебно-тренировочный процесс

Выводы:

Гипотеза подтвердилась.

Сочетание методов психорегуляции с физической, технической и тактической подготовкой позволяет проводить занятия с наибольшей пользой и эффективностью.

Кроме этого в результате реализации проекта выявилась способность средств психорегуляции благотворно воздействовать на эмоциональный фон занятий, повышать устойчивость к стрессовым ситуациям, и как следствие, положительно влиять на здоровье.

Информационные ресурсы:

Алексеев А. В. Себя преодолеть. Москва. «Физкультура и спорт» 1985 год.

  • Аросьев Д. А. Система формирования специальной готовности спортсмена. Методические указания. Москва. «Физкультура и спорт». 1989 год.
  • Верхошанский Ю. В.. Программирование и организация тренировочного процесса. Москва. «Физкультура и спорт». 1985 год.
  • Василевская З. А. Любинская С. М. Резервы здоровья. Москва. «Медицина» 1984 год.
  • Нежнов П. Г. Организационно-психологический подход к подготовке спортсменов. Москва. «Физкультура и спорт». 1991 год.
  • Плахтиенко В. А. Надёжность в спорте. Москва. «Физкультура и спорт». 2003 год.
  • http://www.erudition.ru/referat/ref/id.32594_/.html
  • http://www.antistressapg.ru/str31.html
  • http://www.myvibor.ru/sport/psyhology/metod_15.php.
  • www.ambox.su/673-dykhatelnaja-psikhoreguljacija/html

22 января 2019 г. в 18.00 (мск) состоится бесплатный вебинар «Я смогу!» Пошаговый алгоритм психологической подготовки к соревнованиям».

Вы – спортсмен, тренер или родитель юного спортсмена? И у Вас совсем скоро соревнования? Неважно, на первенство спортивной школы, города, области или федерального округа. И Вы так волнуетесь и никак не можете справиться со своими нервами? Так хочется получить прямо сейчас дельный совет спортивного психолога и показать на этих соревнованиях свой самый лучший результат! 

 Многие спортсмены и тренеры совершают ошибку, отказывая себе в помощи психолога-профессионала. Они думают, что победа в спорте достигается только тренировкой тела, только усилием мышц. На самом деле, все победы и все поражения человека – в его голове. А у многих и самой возможности пообщаться с психологом нет. А без спортивной психологии справиться с собой, своими переживаниями на старте и в ходе соревнований, просто невозможно. 

Приглашаю Вас 22 января 2019 г. в 18.00 (мск) на бесплатный вебинар «Я смогу!» Пошаговый алгоритм психологической подготовки к соревнованиям». 
Этот вебинар – для всех интересующихся спортом и спортивной психологией, занимающихся любительским и профессиональным спортом, тренеров и родителей юных спортсменов. Для тех, кто хочет сам научиться или научить других управлять психологическим состоянием на старте, знать о причинах возможных неудач, найти тот источник внутри себя, который позволяет преодолеть трудности спорта и смело идти к вершине спортивного успеха. 

 В программе вебинара: 
1) Определение понятия психологической подготовки к соревнованиям, ее задач и этапов, а также видов предстартовых состояний. 
2) Изложение последовательности шагов психологической подготовки к соревнованию 
• Шаг первый – диагностика исходного состояния психологической, функциональной и эмоциональной готовности спортсмена к старту. 
• Шаг второй – инвентаризация необходимых ресурсов, сбор информации о соперниках, времени и месте соревнований. 
• Шаг третий – постановка цели и задач на данное соревнование, формирование целевой установки. 
• Шаг четвертый – обучение элементарным приемам саморегуляции. 
• Шаг пятый– отработка и закрепление навыка вхождения в оптимальное предстартовое состояние. Методы коррекции предстартового состояния. 
• Шаг шестой – идеомоторная тренировка как обязательный компонент подготовки к старту. 
• Шаг седьмой – проведение разминки в соответствии с предстартовым состоянием. Предстартовый самоконтроль состояния. Включение «кнопки» оптимального предстартового состояния. 
3) Подведение итогов. 
4) Презентация основного курса «Я смогу!» Программа психологической подготовки спортсмена» 

Итак, если Вы готовы получить эти знания, регистрируйтесь на этот бесплатный вебинар по ссылке: https://vk.com/app5898182_-148907814#u=322653&s=1..

 Ведущая – Ирина Левина, доктор медицинских наук, профессор, спортивный психолог, психотерапевт, автор и ведущая курса «Секреты спортивной психологии для тренеров и родителей юных спортсменов», «Лестница спортивного успеха», «Методы психологической саморегуляции» и др. 

После регистрации Вы получите доступ к подготовительным видео занятиям. 

Спортивный психолог

Идеомоторная апраксия – обзор

Идеомоторная апраксия

Идеомоторная апраксия (ИМА) характеризуется нарушением выбора позы, пространственных движений, скорости и пространственной ориентации переходных и непереходных движений (Видео 40, Апраксия). Можно выделить две формы ИМА. Задняя форма может быть вызвана поражениями левой теменной коры (угловой или супрамаргинальной извилины), тогда как передняя форма может возникнуть после поражений кпереди от супрамаргинальной извилины, которые отсоединяют зрительно-кинестетические моторные инграммы от премоторных и моторных областей.Пациенты с задней НМА испытывают трудности в ответ на команды и подражание и плохо различают плохо выполненные и хорошо выполненные действия. Пациенты с передним типом НМА также плохо выполняют команды или имитацию, но могут понимать и различать пантомимы (см. Таблицу 4-1).

При выполнении умелых действий пациенты с ИМА совершают преимущественно пространственных и временных производственных ошибок (см. табл. 4-2). Пространственные ошибки можно разделить на постуральные (или внутреннюю конфигурацию), пространственную ориентацию и подтипы пространственного движения.Постуральные ошибки наблюдаются у пациентов с апраксией, когда их просят изобразить в пантомиме квалифицированную двигательную задачу и использовать часть тела в качестве инструмента, а не действовать так, как если бы они использовали конкретный инструмент (Видео 102, Идеомоторная апраксия). 14 Например, когда некоторых пациентов с НМА просят изобразить в пантомиме использование ножниц, они могут использовать пальцы вместо лезвий. Хотя многие нормальные субъекты могут делать подобные ошибки, важно специально проинструктировать пациента не использовать часть тела в качестве инструмента.В отличие от нормальных субъектов, пациенты с ИМА продолжают использовать части своего тела в качестве инструментов, несмотря на эти инструкции. 15

Также в отличие от нормальных субъектов, которые, когда их просят использовать инструмент, ориентируют этот инструмент на воображаемую цель действия инструмента, пациенты с ИМА часто не могут ориентировать свои передние конечности на воображаемую цель. Это ошибки пространственной ориентации . Например, когда пациентов с ИМА просят изобразить разрезание листа бумаги ножницами вместо того, чтобы держать ножницы в сагиттальной плоскости, пациенты с ИМА могут либо ориентировать ножницы латерально 11 , либо не поддерживать какую-либо постоянную плоскость.

Когда пациенты с ВМА пытаются выполнить заученное умелое движение, они часто делают правильное движение кора (например, скручивание, удары и резание), но их конечность движется в пространстве неправильно. 11,12 Эти ошибок пространственного движения вызваны неправильными движениями суставов. Пациенты с апраксией часто стабилизируют сустав, в котором они должны двигаться, и двигают суставами, которые не должны двигаться. Например, изображая использование отвертки, пациент с ИМА может вращать рукой в ​​запястье и фиксировать локоть.Вращение запястья перемещает руку по дуге, тогда как рука должна вращаться вокруг фиксированной оси. Когда необходимо координировать несколько движений суставов, пациент с апраксией может быть не в состоянии координировать эти действия для достижения желаемой пространственной траектории. Например, когда его просят изобразить в пантомиме нарезку хлеба ножом, плечевой и локтевой суставы должны попеременно сгибаться и разгибаться. Однако, когда плечо сгибается, локоть должен разгибаться. Когда движения в суставах плохо скоординированы, пациенты могут совершать преимущественно рубящие или колющие движения.

Пациенты с НМА могут также совершать ошибок во времени , включая длительные задержки перед началом движения и короткие множественные остановки (заикание движений), особенно при смене направления. 11 Кроме того, когда обычные субъекты совершают криволинейное движение, они уменьшают скорость движения, а когда они движутся по прямой линии, они увеличивают скорость. Однако пациенты с ИМА не демонстрируют плавной синусоидальной скорости рук при выполнении циклических движений, таких как резание ножом.

Границы | Исследование идеомоторного познания с помощью парадигм моторно-визуального прайминга: основные выводы, методологические проблемы и направления на будущее

Введение

Человеческое поведение в значительной степени предвосхищает и целенаправленно. Это означает, что большинство наших действий являются не просто прямой реакцией на стимулы окружающей среды, но выбираются с учетом ожидаемой цели действия. То, как ожидаемые цели действия когнитивно обрабатываются при выборе действия, является широко исследуемой областью когнитивной психологии (например,г., Николаев и др., 2008; Натткемпер и др., 2010; Пфистер и др., 2012). В настоящее время одной из самых влиятельных теорий в этой области является идеомоторная теория (Massen and Prinz, 2009; Shin et al., 2010). Фундаментальное утверждение идеомоторной теории состоит в том, что ожидаемые цели действия, обрабатываемые при выборе действия, представлены как сенсорных последствий достижения этих целей. Иными словами, выбор действия включает перцептивные репрезентации эффектов действия (Kunde et al., 2007; Waszak et al., 2012). За последние три десятилетия в литературе по когнитивной психологии появились различные версии идеомоторной теории (см. Kunde et al., 2007; Nattkemper et al., 2010; Shin et al., 2010, обзоры). Несмотря на некоторые концептуальные различия между этими версиями, все варианты основаны на двух существенных гипотезах: во-первых, целенаправленное поведение достигается за счет целевых представлений, которые играют функциональную роль в выборе действия. Во-вторых, целевые репрезентации представлены в том же формате, что и сенсорный ввод из этих целевых состояний (Prinz, 1997).

Хотя идеомоторная теория имеет долгую историю в философии и психологии (Stock and Stock, 2004; Pfister and Janczyk, 2012), она развивалась все быстрее только с конца 1990-х годов благодаря растущему числу эмпирических данных, подтверждающих вовлеченность восприятия при обработке действий (см. обзоры Nattkemper et al., 2010; Shin et al., 2010). За это время сформировался набор классических идеомоторных парадигм.

Одним из примеров является парадигма «реакция-эффект-совместимость» (Kunde, 2001, 2003, 2004; Koch and Kunde, 2002; Rieger, 2007; Janczyk et al., 2009; Пфистер и др., 2010). В экспериментах по совместимости «реакция-эффект» участники дают ответы со свободным или вынужденным выбором, которые не имеют отношения к задаче. Эффекты могут быть совместимыми (т. е. естественно вытекающими из текущей реакции, например, левый стимул после нажатия левой клавиши) или несовместимыми. Ответы в среднем быстрее, когда за ними следуют совместимые эффекты, чем несовместимые. Снижение производительности при постоянном несоответствии действия и эффекта указывает на то, что обработка ответа чувствительна к согласованию действия и эффекта и, таким образом, включает некоторые представления эффектов (Hoffmann et al., 2001).

Другой классической парадигмой идеомоторных исследований является парадигма обучения эффекту (Elsner and Hommel, 2001, 2004; Hommel et al., 2003; Kray et al., 2006; Hoffmann et al., 2009). Логика аналогична плану совместимости «реакция-эффект» с той лишь разницей, что ассоциации «действие-эффект» приобретаются только во время эксперимента, на начальной фазе обучения. В основополагающем исследовании, проведенном Элснером и Хоммелем (2001), участники нажимали две клавиши в произвольно выбранной ими последовательности.За клавишами условно следовали тональные эффекты. После этого применялась фаза принудительного или свободного выбора (в зависимости от эксперимента и исследования). На этапе принудительного выбора прежние действия-эффекты теперь фигурировали как сигналы действия. Участники были быстрее, когда картирование реплики соответствовало картированию эффекта реплики, испытанному на этапе обучения, чем когда картирование было обратным (см. Также Herwig et al., 2007; Herwig and Waszak, 2009). В фазе теста со свободным выбором, где прежние эффекты действия фигурировали в качестве сигналов Go, участники выбирали чаще, чем случайность предполагала реакцию, за которой на фазе обучения последовал текущий сигнал Go (см. также Hoffmann et al. др., 2009; Пфистер и др., 2011).

Другие известные парадигмы в контексте идеомоторной теории включают версии парадигмы серийного времени реакции (Nissen and Bullemer, 1987), которые подчеркивают формирование ассоциаций RS (Ziessler, 1998; Ziessler and Nattkemper, 2001), а также исследования, в которых движения человека стимулы вызывают у наблюдателей сходные тенденции реагирования (Knuf et al., 2001; De Maeght and Prinz, 2004; Prinz et al., 2005; Häberle et al., 2008; Watanabe, 2008).

Хотя исследования с использованием этих парадигм позволили получить значительные знания об идеомоторных механизмах, они обеспечивают лишь относительно косвенный доступ к обработке перцептивных репрезентаций в действии.В этих парадигмах процесс выбора действия может быть запущен только заранее посредством перцептивной активации. Эффективность перцептивных эффектоподобных праймов на последовательное действие интерпретируется как свидетельство участия перцептивных репрезентаций в выборе этих действий. Более прямой экспериментальный доступ к идеомоторному познанию потребует измерения перцептивной обработки в режиме онлайн, во время планирования действий. Эта стратегия реализуется в парадигмах моторно-визуального прайминга.

Моторвизуальная грунтовка

В парадигмах моторно-визуального прайминга ответное действие (R1) выбирается и выполняется в ответ на перцептивный сигнал (S1), в то время как одновременно должен быть обнаружен или идентифицирован стимул (S2) (см. Рисунок 1). Экспериментатор манипулирует тем, совместим ли S2 идеомоторно с R1 (т. е. похож ли он в любом измерении на эффект R1) или нет. Эта совместимость обычно влияет на скорость или точность восприятия S2. Такие эффекты совместимости обычно рассматриваются как происходящие от вовлечения перцептивных репрезентаций стимулов, совместимых с эффектами, в планирование действий (Kunde and Wühr, 2004).

Рисунок 1. Схематическое изображение моторно-зрительных одиночных заданий и моторно-зрительных двойных заданий . В обоих типах задач R1 выбирается в соответствии с сигналом восприятия S1. Во время подготовки R1 предъявляется целевой стимул S2. Экспериментатор манипулирует тем, совместимы ли R1 и S2 идеомоторно или нет, то есть напоминает ли S2 в каком-либо отношении эффект R1. В одиночных задачах S2 фигурирует как Go-стимул для R1. В двойных задачах идентификация S2 сообщается вторичным ответом R2.Таким образом, R1 и S2 функционально не связаны. Эффект моторно-визуального прайминга присутствует, когда совместимость R1-S2 влияет на производительность R1 в одиночных задачах или когда совместимость R1-S2 влияет на производительность R2 в двойных задачах.

Парадигмы моторно-визуального прайминга могут, с одной стороны, быть реализованы в виде отдельных версий задач (Craighero et al., 2002). В этом случае S2 в основном фигурирует как сигнал Go для R1 (см. рис. 1). Личность R1 сообщается S1, но R1 скрывается до представления S2.Хотя идентичность Go-Signal не имеет отношения к задаче, его идеомоторная совместимость с задержанной реакцией все же влияет на правильность и латентность реакции (Craighero et al., 1999). Эти эффекты обычно интерпретируются как отражение обработки перцептивных репрезентаций при планировании действий (Craighero et al., 2002; Bortoletto et al., 2011).

С другой стороны, парадигмы моторно-визуального прайминга также были реализованы в версиях для двойного задания .В этих исследованиях R1 планируется в соответствии с S1 и выполняется либо немедленно (Müsseler and Wühr, 2002; Wühr and Müsseler, 2002), в собственном темпе участника (Eder and Klauer, 2007; Oriet et al., 2007), либо после нейтральный к совместимости Go-Signal (Кунде и Вюр, 2004; Хоммель и Мюсселер, 2006). В разное время во время подготовки или выполнения R1 отображается второй стимул S2. S2, в отличие от версий с одной задачей, здесь не является Go-Signal для R1, а вместо этого принадлежит второй несвязанной задаче (см. рис. 1).Вторая задача состоит в том, чтобы сообщить об идентичности S2 по вторичному — ускоренному (Zwickel et al., 2007; Pfister et al., 2012) или неускоренному (Müsseler and Hommel, 1997a; Stevanovski et al., 2002) — ответу R2. . Хотя R1 и S2 относятся к разным задачам и функционально не связаны между собой, часто наблюдалось влияние идеомоторной совместимости между R1 и S2 на выполнение R2. Эти эффекты обычно интерпретируются как связанные с участием перцептивных репрезентаций в обработке R1.В испытаниях, совместимых с R1-S2, это участие мешает восприятию S2, и это вмешательство отражается на производительности R2 (Müsseler, 1999; Eder and Klauer, 2009).

Моторно-зрительный прайминг, конечно, не единственный способ воздействия действий на восприятие идеомоторно-совместимых стимулов. Накоплены данные о том, что двигательные навыки с определенными типами движений (например, легкой атлетикой или танцами) могут избирательно улучшать восприятие движений этого типа (Calvo-Merino et al., 2005; Крейг и др., 2009 г.; Хохманн и др., 2011; Каньял-Бруланд и др., 2012 г.; Дирш и др., 2012). Подобный долговременный моторно-зрительный эффект наблюдался в экспериментально контролируемых исследованиях моторно-зрительного обучения. Эксперименты по моторно-визуальному обучению обычно включают фазу моторного обучения, когда участники осваивают новые модели движений, и фазу визуального тестирования, когда участники должны наблюдать за похожими моделями движений. Результаты обычно показывают, что двигательная практика избирательно улучшает или искажает способности восприятия стимулов, сходных с двигательными (Hecht et al., 2001; Касилье и Гизе, 2006 г.; Энгель и др., 2008a,b; Битс и др., 2010 г.; Гленберг и др., 2010). Оба феномена обучения можно интерпретировать как свидетельство участия перцептивных репрезентаций в двигательных действиях (Vogt and Thomaschke, 2007).

Хотя такие исследования передачи моторно-зрительного обучения имеют большое значение для определения зрительно-моторной обработки при приобретении навыков, они, тем не менее, имеют ограниченную ценность для детального изучения идеомоторных механизмов. Как и в вышеупомянутых парадигмах обучения эффекту, выводы делаются на основе отношений между различными экспериментальными фазами.Эти выводы информативны в отношении того, как приобретаются ассоциации действия-эффекта, но менее информативны в отношении механизмов, с помощью которых приобретенные действия-эффекты приводят к намеченным действиям. По этой причине исследования моторно-визуального прайминга представляют собой гораздо более мощный и точный во времени инструмент, потому что эти парадигмы позволяют манипулировать и измерять идеомоторные процессы в режиме онлайн, пробным образом. Следовательно, в настоящем обзоре основное внимание уделялось исследованиям моторно-зрительного прайминга, хотя время от времени приводятся данные из исследований обучения, когда они непосредственно связаны с результатами исследований прайминга.

Моторно-зрительная подготовка и идеомоторная теория

Исследования моторно-зрительного прайминга часто цитируются в поддержку идеомоторной теории (Stoet and Hommel, 1999; Kunde and Wühr, 2004; Shin et al., 2010). На самом деле лишь в редких случаях предлагалось какое-либо иное объяснение моторно-зрительного прайминга, кроме обработки перцептивных репрезентаций в действии (см., однако, Oades and Kreul, 2001, в качестве исключения). В самом деле, кажется трудным объяснить, почему действия должны воздействовать на несвязанные перцептивные события, если репрезентации восприятия участвуют в обработке действия.Таким образом, моторно-визуальное прайминг можно рассматривать как один из наиболее убедительных примеров эмпирического доказательства центрального утверждения идеомоторной теории о том, что планирование действия обрабатывает перцептивные эффекты действия. Однако ссылка на моторно-зрительную подготовку в идеомоторной литературе носит довольно общий характер. Обычно это не выходит за рамки цитирования моторно-зрительного прайминга в поддержку теории в целом. Это резко контрастирует с высокой информативностью исследований моторно-визуальной подготовки для понимания многих аспектов обработки репрезентаций перцептивных эффектов при выборе действия.

Целью настоящего обзора является показать, что предыдущие исследования моторно-зрительного прайминга позволяют делать точные выводы о подробной функциональной роли, которую перцептивные репрезентации играют в планировании действий. Кроме того, я обсуждаю потенциальные методологические ловушки при разработке исследований моторно-визуального прайминга и намечаю направления для будущих исследований моторно-зрительного прайминга, которые могли бы дополнительно пролить свет на механизмы идеомоторного познания.

Как представления эффектов восприятия обрабатываются в планировании действий?

В следующих двух подразделах я рассматриваю данные исследований моторно-зрительного прайминга по различным аспектам идеомоторного познания.Во-первых, будет доказано, что результаты исследований моторно-визуального прайминга позволяют определить характер перцептивных репрезентаций, обрабатываемых при планировании действий, и что полученные результаты согласуются с предсказаниями современных теорий идеомоторного познания. Во-вторых, обсуждаются моторно-визуальные доказательства связывания перцептивных действий-эффектов в планах действий. Исследования моторно-визуального прайминга показали, что выбор действия активирует и связывает репрезентации эффекта на всем протяжении планирования и выполнения, чтобы стабилизировать план действий от помех.

Процессы идеомоторного познания Категориальные представления действий-эффектов

Как рассмотрено выше, существует множество свидетельств участия перцептивных репрезентаций в обработке действий. Один важный вопрос, на который не был дан ответ в ранее обсуждавшихся исследованиях обучения эффекту действия, — это формат, который имеют эти репрезентации восприятия. Являются ли они репрезентациями восприятия категориально-символической природы или метрическими пространственными репрезентациями? В этом подразделе я покажу, что исследования моторно-зрительной подготовки могут ответить на этот вопрос и что они говорят в пользу категориальных репрезентаций.

Накоплены междисциплинарные данные о том, что когнитивная обработка человека использует два принципиально разных вида ментальных репрезентаций (Kosslyn, 1987, 2006; Logan, 1995; Kosslyn et al., 1998; Okubo et al., 2010). Один класс ментальных репрезентаций обычно называют категориальными . Категориальные представления имеют реляционную природу. Они используются для представления когнитивных объектов, таких как стимулы или ответы, в качестве членов категорий. Типичные примеры включают словесные тождества, аффективные категории (положительные/отрицательные) или абстрактные пропозициональные пространственные категории (т.г., сверху/снизу или слева/справа).

Категориальные представления обычно определяются в противоположность метрическим представлениям. Метрические представления — это координатные представления точных пространственных отношений. Примеры включают координаты расположения стимула или эффектора, точный размер или угол поворота объекта (Kosslyn, 1994).

Категориальные представления в планировании и контроле

Чтобы ответить на вопрос, какие представления подлежат идеомоторному познанию, необходимо принять во внимание, что обработка действия обычно понимается как состоящая из двух различных подпроцессов, планирования и контроля, и что эти подпроцессы различаются в отношении к обработанным представлениям.

Большинство теорий двигательного познания различают процессы планирования движения и процессы управления движением (Elliott et al., 2001; Glover et al., 2012). Процессы планирования объединяют мотивационные, экологические и предвосхищающие факторы, чтобы определить подходящее действие в данной ситуации. Планирование действий не определяет заранее весь ход движения до его завершения, а вместо этого определяет только грубые параметры, чтобы инициировать движение (т.г., какой эффектор, какое начальное направление и т. д. см. Schmidt, 1975; Хоммель, 2005, 2010).

Управление движением, с другой стороны, вступает в игру, как только движение выбрано и инициировано. Управление движением задает точные параметры движения в режиме онлайн с помощью быстрых циклов обратной связи. Управление постоянно сравнивает прогнозы, основанные на фактическом состоянии движения, с поступающей сенсорной информацией, чтобы свести к минимуму несоответствие между целью движения и предполагаемым направлением движения (Wolpert et al., 1998; Уолперт и Гахрамани, 2000 г.; Бубич и др., 2010). Управление движением работает на высокой скорости и может быстро скорректировать нарушения движения и отклонения в размере, расположении или ориентации цели (Prablanc and Pélisson, 1990; Gosselin-Kessiby et al., 2008; Hesse and Franz, 2009; van de Kamp et al. ., 2009).

Гловер (Glover, 2002, 2004; Glover and Dixon, 2002) предположил, что планирование движения в первую очередь обрабатывает категориальные представления, тогда как управление обрабатывает только метрическую информацию.Это предположение было поддержано значительным количеством данных эмпирических исследований, в которых сравнивалось влияние категориальных и/или метрических манипуляций на процессы планирования и контроля (см. обзоры Glover, 2004; Thomaschke et al., 2012a). Например, Кеулен и др. (2004) показали, что предварительная подготовка к задаче на дотягивание общей схемы распределения целевых отвлекающих факторов, имеющая отношение к категориальному кодированию, влияет только на раннюю стадию планирования схватывания. С другой стороны, локационное координатное расстояние между дистрактором и мишенью, которое, вероятно, определялось метрической обработкой, влияло только на более поздние стадии контроля хватательных движений.В исследовании с двумя задачами Liu et al. (2008) показали, что задача идентификации буквы повлияла на задачу вторичного движения указывания только в RT (показатель продолжительности планирования), но не по точности (показатель эффективности контроля). Точно так же Spiegel et al. (2012) обнаружили, что планирование хватательного движения ухудшает задачу вторичной вербальной рабочей памяти, а контроль хватания — нет. Hesse and Deubel (2011) показали, что задача идентификации пальцев повлияла на исходные параметры движения в ранней фазе хватательного движения, тогда как более поздняя фаза движения, основанная на контроле, не изменилась.См. Glover and Dixon (2002) и Thomaschke et al. (2012b) для дополнительных доказательств того, что планирование обрабатывает категориальную информацию, а управление обрабатывает метрическую информацию.

Эти данные позволяют сделать четкий вывод о типе перцептивных представлений в идеомоторном познании. Поскольку идеомоторный принцип, согласно которому выбор действия включает обработку перцептивного эффекта, касается выбора действия, а не контроля действия, обычно предполагается, что идеомоторная теория связана исключительно со стадией планирования действия, а не с контролем действия (Kunde et al., 2007; Шин и др., 2010 г.; Янчик и др., 2012). Следовательно, идеомоторная теория предполагает, что репрезентации восприятия, обрабатываемые при моторном познании, имеют категориальный характер.

Типы ментальной репрезентации при моторно-зрительной подготовке

Исследования моторно-зрительного прайминга обеспечивают простую прямую проверку предсказания идеомоторной теории о том, что репрезентации восприятия при планировании действий являются категоричными. Если моторно-зрительные праймирующие эффекты обусловлены перцептивной обработкой при выборе действия, то можно предположить, что такие эффекты можно наблюдать только для двойных задач, где перекрытие между R1 и S2 является категориальным, а не метрическим.

На первый взгляд, эмпирические данные явно расходятся с этим предсказанием. Моторно-визуальный прайминг наблюдался для категориального перекрытия R1-S2 (например, Kunde and Wühr, 2004), но также и для случаев, когда перекрытие можно однозначно описать как метрическое (например, совместное использование определенного пространственного положения, см. Deubel et al., 1998). ), а также для стимулов, где неясно, является ли перекрытие категориальным или метрическим (например, биологические стимулы, Jacobs and Shiffrar, 2005; Miall et al., 2006).

Однако при ближайшем рассмотрении обнаруживается, что направление эффекта в исследованиях моторно-зрительной подготовки систематически различается в разных исследованиях в зависимости от типа вовлеченных репрезентаций. Некоторые сообщали о нарушениях моторного зрения, в то время как в других исследованиях восприятию способствовали совместимые действия (Schütz-Bosbach and Prinz, 2007; см. Muthukumaraswamy and Johnson, 2007; Press et al., 2009; Thomaschke et al., 2012a; и Zwickel and Prinz). , 2012, за систематическое обсуждение этого вопроса).Направление эффекта позволяет провести четкое различие между моторно-зрительными эффектами, обусловленными планированием действия, и моторно-зрительными эффектами, обусловленными другими процессами, связанными с действием.

Одним из важных аспектов процессов планирования действий является то, что они объединяют и стабилизируют особенности выбранного движения. Это гарантирует, что основные характеристики движения (например, какой эффектор перемещается) остаются постоянными на протяжении всего его хода. Это, однако, требует, чтобы особенности движения были защищены от доступа других когнитивных процессов, включая другие альтернативы действия, включая процессы восприятия (Müsseler, 1999; Stoet and Hommel, 1999).Поскольку репрезентации перцептивных эффектов, согласно идеомоторной теории, также являются чертами плана действий, эти черты также экранированы от других когнитивных процессов, включая восприятие. Таким образом, идеомоторная теория предсказывает, что планирование действий ухудшает восприятие совместимых с эффектом стимулов, а не облегчает его (Hommel et al., 2001; Hommel, 2009).

Типы ментальной репрезентации при моторно-зрительных интерференциях. Если среди исследований моторно-зрительного прайминга мы рассматриваем только исследования моторно-зрительных нарушений, т. е. исследования, в которых эффект моторно-зрительного прайминга можно однозначно отнести к перцептивной обработке при планировании действий, то совпадение между R1 и S2 происходит исключительно в категориальном измерении.Нарушения моторного зрения были выявлены при произнесении и определении слов-указателей (Hommel and Müsseler, 2006) или цветовых слов (Kunde and Wühr, 2004), а также при написании и распознавании букв определенных форм (James and Gauthier, 2009). Другие примеры включают нарушения от нажатия левой/правой клавиши на символах со стрелками, указывающими влево/вправо (Müsseler and Hommel, 1997b), и ухудшение от положительно/отрицательно заряженных движений рычага при обнаружении положительных/отрицательных слов (Eder and Klauer, 2007, 2009). ).Следовательно, исследования моторно-визуального прайминга подтвердили предсказание идеомоторной теории о том, что идеомоторное познание связано исключительно с категориальными представлениями (см. также Zwickel et al., 2010a, обсуждение этого вопроса).

Некоторые авторы далее разделили категориальные представления на вербальных категориальных представлений и пространственных категориальных представлений (Kemmerer and Tranel, 2000; Tranel and Kemmerer, 2004; van der Ham and Postma, 2010; van der Ham and Borst, 2011).Исследование моторно-визуальной подготовки, проведенное Хоммелем и Мюсселером (2006), показало, что оба вида категориальных репрезентаций могут фигурировать как репрезентации перцептивных эффектов при выборе действия. В одном эксперименте произнесение слов «левый/правый» нарушило идентификацию написанных слов «левый/правый» в совместимых испытаниях по сравнению с несовместимыми испытаниями (Эксперимент 3B). Перекрытие в этом эксперименте можно однозначно расценивать как категориальное вербальное. В аналогичном эксперименте (Эксперимент 1А) с нажатиями левой/правой клавиши как R1 и символами со стрелками, указывающими влево/вправо, как S2, перекрытие было категориально-пространственным.Вновь наблюдался эффект моторно-зрительных нарушений. В дальнейших экспериментах с перекрестными условиями, произносимыми словами с наконечниками стрелок (Эксперт 2Б) и нажатиями клавиш с письменными словами (Эксперт 3А) не наблюдалось эффекта моторно-зрительных нарушений. Отсутствие эффекта в последних экспериментах подтвердило, что применялись два различных вида категориальных представлений. Таким образом, выбор действия включает пространственные и словесные категориальные представления.

Дальнейшее подтверждение строгого ограничения идеомоторного познания категориальными репрезентациями исходит из открытия, что моторно-визуальные эффекты прайминга, которые не связаны с выбором действия (см. Категориальные размеры.Эти исследования можно отнести к исследованиям моторно-зрительного прайминга с перекрытием небиологических показателей R1-S2 и с биологическими стимулами движения. Я обсуждаю каждый тип по очереди.

Моторно-визуальная помощь с метрическими представлениями. Когда R1 и S2 перекрываются в метрическом измерении, эффекты либо отсутствуют (Bonfiglioli et al., 2002), либо имеют положительное направление (Hommel and Schneider, 2002; например, Paprotta et al., 1999; Wykowska et al., 2009, 2011, 2012) в смысле лучшей производительности, когда R1 и S2 метрически совместимы, чем когда они несовместимы.Считается, что эффекты моторно-визуальной фасилитации отражают контроль над действием, а не выбор действия (Hommel, 2009, 2010; Thomaschke et al., 2012a). Управление действиями представляет собой процесс замкнутого цикла, ведущий к быстрому постоянному онлайн-обновлению точной метрической информации для исправления потенциальных несоответствий движения цели (Wolpert et al., 1998; Wolpert and Ghahramani, 2000). Этот процесс значительно выигрывает от предварительного отбора внимания в пространстве восприятия, связанного с движением. Таким образом, однажды выбранные действия значительно облегчают обработку совместимых метрических представлений, таких как эффекторная латеральность (Hommel and Schneider, 2002; Koch et al., 2003; Мюсселер и др., 2005 г.; Пресс и др., 2009; Gherri and Eimer, 2010), местоположение цели (Fischer, 1997; Linnell et al., 2005), ориентация (Lindemann and Bekkering, 2009; Janczyk et al., 2012) или размер (Fagioli et al., 2007a,b; Саймс и др., 2008, 2010). Этот эффект моторно-визуальной фасилитации, в отличие от планирования действий, не зависит от контекста действия (Fischer et al., 2007; Thomaschke et al., 2012b), но является избирательным в отношении конкретных требований к контролю различных типов движений (Fischer и Hoellen). , 2004).Например, указательные движения особенно облегчают обработку метрических данных о местоположении (Deubel and Schneider, 2004; Collins et al., 2008), тогда как хватание облегчает обработку метрических размеров (Symes et al., 2008) и обработку ориентации (Lindemann and Bekkering, 2009; см. Memelink and Hommel, 2012, за обзор моторно-визуальной фасилитации с различными типами движений).

В двух недавних работах проводилось прямое сравнение облегчения моторного зрения и нарушений в одном и том же исследовании, и было подтверждено, что нарушение достигается при категориальном перекрытии R1-S2, а облегчение можно наблюдать при перекрытии показателей R1-S2.Кох (2009) обнаружил эффект облегчения моторно-визуальной двойной задачи во времени отклика на метрическую визуальную задачу (оценка ориентации) и моторно-визуальную интерференцию с аналогичной категориальной зрительной задачей (называние объектов). Томасшке и др. (2012b) обнаружили, что нажатие левой клавиши ухудшает восприятие символов, указывающих влево (категориальное перекрытие), но облегчает восприятие стимула в левом поле зрения (метрическое перекрытие).

Таким образом, данные исследований моторно-зрительного прайминга с перекрытием показателей R1-S2 полностью подтверждают предсказание идеомоторной теории.Поскольку метрические репрезентации не участвуют в идеомоторном познании, эти парадигмы не приводили к эффектам моторно-зрительных нарушений (как это было бы характерно для перцептивных эффектов от выбора действия), а вызывали исключительно эффекты моторно-зрительного облегчения.

На этом этапе необходимо сделать два уточнения, чтобы четко различать процессы, связанные с выбором действия, и процессы, связанные с управлением действием. Один касается обработки петли обратной связи в двигательном познании, а другой касается категориальной активации по относительному местоположению.

Замкнутые циклы в планировании действий . Обратите внимание, что некоторые версии идеомоторной теории также предполагают своего рода петлю обратной связи (обзоры см. Nattkemper et al., 2010; Hughes et al., 2012; Waszak et al., 2012). В частности, предполагается, что процесс выбора действия определяется информацией о том, достигли ли действия своего предполагаемого эффекта действия или нет. Следовательно, перцептивные репрезентации эффектов действия могут быть более точно связаны с соответствующими генеративными действиями, что, в свою очередь, делает выбор действия более эффективным (Ziessler et al., 2004). Однако эти петли обратной связи связаны скорее с приобретением ассоциаций действие-эффект, а не с фактической онлайн-обработкой перцептивного представления в восприятии действия. Следовательно, они вряд ли повлияют на восприятие при выборе действия.

Категориальная активация по относительному расположению . Реакции и стимулы всегда имеют метрическое представление местоположения просто потому, что стимулы и реакции обязательно занимают место в физическом пространстве.Когда метрическая информация важна для управления реакцией, обработка метрически совместимых стимулов облегчается (например, в левом поле зрения, для указательных движений влево, см. выше). Однако в зависимости от контекста задачи местоположение стимула может также активировать категориальное, относительное представление его положения, которое используется при планировании действий. Когда, например, стимул часто появляется в разных местах, которые являются относительными слева/справа друг к другу, он автоматически активирует категориальные представления слева/справа, даже если местоположение стимула не имеет отношения к задаче.Такие эффекты наблюдались в исследованиях эффекта Саймона (Proctor and Vu, 2006) и в исследованиях совместимости реакции-эффекта (см. введение) с местами, совместимыми с реакцией. Кунде (2001), например, показал, что горизонтально расположенные реакции нажатия пальцев на непространственные императивные стимулы облегчаются в большей степени, когда за реакциями следуют локальные совместимые визуальные стимулы, чем когда за ними следуют несовместимые стимулы (см. выше). В этом исследовании планирование реагирования активировало категориальные представления о месте реагирования и категориальные представления о месте воздействия, которые были совместимы в одном условии и несовместимы в другом.Следовательно, в первом случае планирование реагирования облегчалось. Обратите внимание, что результаты исследований моторно-визуальной фасилитации, рассмотренные здесь, убедительно свидетельствуют о том, что (из-за перекрытия метрик и релевантности контроля) восприятие эффекта облегчалось в совместимом состоянии по сравнению с несовместимым. Однако это не было измерено в исследовании Кунде.

Моторно-визуальная стимуляция движений человека. Имеются накопленные поведенческие и нейробиологические данные о том, что быстрые метрические петли зрительно-моторной обратной связи, используемые для контроля действий, также играют роль в восприятии и предсказании движений других.Поведенческие (Catmur and Heyes, 2011; Heyes, 2011; Martel et al., 2011; Boyer et al., 2012) и нейробиологические (Saygin et al., 2004) исследования показали, что наблюдение за движениями других людей тайно активирует собственные двигательную систему совместимым образом (см. также примеры идеомоторной индукции в разделе Введение). Скрытая моторная активация, вероятно, запускает те же процессы управления движением, что и активные движения (Wilson and Knoblich, 2005; Fagioli et al., 2007a). Эти процессы управления постоянно производят прогнозы для следующего немедленно ожидаемого перцептивного входа, вызванного движением, на основе текущего состояния двигательной системы (Wolpert et al., 1995). Для реально выполняемых движений такие прогнозы имеют функцию обнаружения и исправления несоответствий между целью действия и прогнозируемым ходом действия (см. выше). Уилсон и Кноблих (2005) недавно утверждали, что эти предсказания также используются при наблюдении за действиями других. Они могут служить для стабилизации текущего восприятия, помогая устранению неоднозначности восприятия (Wilson and Knoblich, 2005). Эта зрительная функция моторного контроля отражается в моторно-зрительных эффектах облегчения в двойных задачах, в которых применяются биологические отображения движения (Miall et al., 2006). В частности, метрическое позиционное предсказание будущих состояний зрительного движения облегчается, когда планируются или выполняются совместимые движения (Graf et al., 2007; Springer et al., 2011, 2012; Saygin and Stadler, 2012; Stadler et al., 2012). .

Поскольку эта перцептивная функция действия не зависит от планирования действия и, таким образом, не относится к области идеомоторного познания, идеомоторная теория не предсказывает никаких моторно-зрительных интерференционных эффектов биологических стимулов. Данные исследований моторно-зрительного прайминга согласуются с этим прогнозом.Эффекты в основном облегчающие. Только тогда, когда временная асинхронность между выполняемым и наблюдаемым движением слишком велика, чтобы прогнозы могли поддерживать восприятие, наблюдались интерференции (см. обзор Christensen et al., 2011).

Заключение

Данные исследований моторно-визуальной подготовки показывают, что идеомоторное познание ограничивается категориальными представлениями. Моторно-зрительный прайминг показан почти для всех видов представлений. Однако направление эффекта позволяет идентифицировать моторно-зрительный эффект, вызванный идеомоторными процессами, поскольку эти процессы обычно приводят к моторно-зрительным нарушениям.Нарушения моторного зрения наблюдались только при категориальных стимулах. С другой стороны, моторно-визуальные эффекты облегчения были показаны только с метрическими представлениями и с биологическими стимулами. Эти эффекты обусловлены процессами моторного контроля и, следовательно, не относятся к области идеомоторной теории.

Планы действий связывают активные представления восприятия во время выполнения действия

Парадигмы моторно-визуального прайминга информативны не только в отношении природы перцептивной репрезентации при планировании действий, но и в отношении того, как эти репрезентации обрабатываются.Длительность моторно-визуального прайминга предполагает, что репрезентации восприятия связаны планами действий, чтобы оградить их от конкурирующих процессов. Кроме того, граничные условия для двигательно-зрительного прайминга предполагают, что планирование действий сначала активирует перцептивные репрезентации, прежде чем связывать их. Я обсуждаю каждый вопрос по очереди.

Продолжительность моторно-зрительной помехи

В ранних исследованиях прайминга моторно-зрительных нарушений эффект объяснялся рефрактерностью перцептивной репрезентации при планировании действий (Müsseler and Hommel, 1997a).Эти объяснения предполагали, что репрезентации восприятия кратковременно активируются во время выбора действия, как раз в тот момент, когда они используются для информирования о выборе двигательных параметров идеомоторным способом. Согласно этим объяснениям, нарушение доступности репрезентации действие-следствие для параллельных перцептивных процессов является результатом рефрактерного торможения репрезентации после ее кратковременной идеомоторной активации. Следовательно, ограниченная доступность репрезентаций действия-следствия для других процессов была бы лишь побочным продуктом идеомоторного познания, не имеющим собственной функциональной ценности.Этот отчет о моторно-зрительных нарушениях предполагает довольно узкое временное окно для эффекта, близкое ко времени выполнения действия (см. Wühr and Müsseler, 2001 для обсуждения).

Однако, вопреки этому прогнозу, в дальнейших исследованиях моторно-зрительных нарушений эффект наблюдался в течение относительно длительного временного окна, охватывающего по крайней мере 2000 мс до выполнения действия (Wühr and Müsseler, 2001, Exp. 2) до 1000 мс. после выполнения действия (Müsseler and Wühr, 2002; Stevanovski et al., 2002, эксп. 1; Ориет и др., 2003a,b; Вюр и Мюсселер, 2002).

Эти результаты привели к интерпретации эффекта моторно-зрительных нарушений как индикатора чего-то более существенного в идеомоторном познании, чем побочный продукт, вызванный рефрактерностью. Стоет и Хоммель (1999) предположили, что выбор действия влечет за собой процессы связывания, которые связывают все важные для выбора характеристики действия в общий файл событий (Хоммель, 2004). Перцептивные представления о действиях-следствиях также являются чертами действия и, согласно идеомоторной теории, релевантны отбору.Таким образом, эти представления также связаны с файлами событий. Эти связывающие механизмы стабилизируют планы действий в ходе их выполнения и, следовательно, защищают план действий от вмешательства со стороны других когнитивных процессов, таких как, например, другие конкурирующие планы действий. Они также могут предотвращать циклическое запуск одного и того же действия снова и снова из-за ожиданий активированного эффекта (Müsseler, 1999). С середины 2000-х годов было накоплено значительное количество доказательств в пользу привязки файлов событий при планировании действий (см.г., Колзато и др., 2006; Хоммель, 2007; Мэттсон и Фурнье, 2008 г.; Видигер и Фурнье, 2008). Включение характеристик в планы действий также называют «занятием» (Schubö et al., 2004) или «инкапсуляцией» (Müsseler, 1999). Основываясь на длительном течении моторно-зрительных помех, Вюр и Мюсселер (2001) пришли к выводу, что моторно-зрительные нарушения вызваны связыванием перцептивных репрезентаций событий в составных репрезентациях плана действий. Эта точка зрения в настоящее время стала общепринятой в исследованиях моторно-визуальных помех (Hommel, 2004; Nishimura and Yokosawa, 2010a; Thomaschke et al., 2012б).

Границы привязки

Stoet and Hommel (1999) предполагают, что выбор действия состоит из двух фаз. Сначала активируются соответствующие функции действия, а после активации они быстро связываются в составное представление действия. Привязка активированных функций действия остается неизменной на протяжении всего движения. Исследования моторно-визуального прайминга подтвердили эту точку зрения в отношении перцептивных репрезентаций эффектов действия. Особенно информативны исследования ситуаций, когда вторая фаза модели Стоэта и Хоммеля — фаза связывания — либо еще не началась, либо уже завершилась, либо ей помешали определенные требования задачи.Я рассмотрю каждый из этих вопросов по очереди.

Моторно-визуальная грунтовка перед оклейкой. Согласно Стоуту и ​​Хоммелю, признаки действия сначала активируются, а затем связываются. Чтобы исследовать переход между обеими фазами напрямую, нужно было бы измерить моторно-зрительные эффекты прайминга в момент, когда функции активированы, но еще не связаны. Однако в большинстве исследований моторно-зрительных помех это условие не соблюдается. Обычно R1 выполняется на досуге после S1, а восприятие S2 измеряется незадолго до, вскоре после или во время выполнения R1 (т.г., Мюсселер и др., 2000, 2001; Эдер и Клауэр, 2007 г.; Нисимура и Йокосава, 2010а). При таком сценарии можно предположить, что функции R1 долго активируются и связаны, когда участники инициируют движение и представлен S2.

В исследовании Müsseler and Wühr (2002), однако, применялись ускоренные ответы R1 и измерялось восприятие S2 почти сразу после S1. В этот момент можно предположить, что перцептивные репрезентации, совместимые с S2, уже активированы отбором R1, но еще не связаны.Müsseler and Wühr (2002, Exp. 2) применили относительно сложную ускоренную задачу с четырьмя вариантами ответов с интервалами 200, 400 или 1000 мс между S1 и S2. Они наблюдали типичный эффект ухудшения на 400 и 1000 мс, но эффект моторно-зрительного облегчения наблюдался на 200 мс. Участникам требовалось в среднем около 600 мс для ускоренной реакции на сигналы. Это указывает на то, что трансляция S1-R1 была особенно сложной в этой задаче, и связывание следовало за активацией более чем через 200 мс.

Моторно-визуальная грунтовка после оклейки. В других исследованиях изучалась моторно-визуальная подготовка после фазы связывания. Когда S2 предъявляется через увеличивающиеся промежутки времени после выполнения R1, эффект моторно-зрительной интерференции становится значительно слабее (Oriet et al., 2003b, Exp. 1, 2007; Wühr and Müsseler, 2001, Exp. 1). В некоторых исследованиях прайминг-эффект переходил в облегчение на самом длинном интервале. Например, Müsseler et al., 2001, Exp. 2) имел три временных условия. R1 должен был быть выполнен сразу после двойного нажатия нейтральной клавиши в собственном темпе.S2 предъявлялся при двойном нажатии клавиши, при R1 или через 500 мс после R1. Типичный эффект моторно-зрительных нарушений был обнаружен в прежних условиях. Однако, когда S2 предъявлялся через 500 мс после R1, наблюдался эффект моторно-зрительного облегчения (похожий паттерн см. в Schubö et al., 2004).

Эти результаты можно рассматривать как дополнительную поддержку двухэтапного взгляда на планирование действий. После выполнения действия связывание больше не требуется и, следовательно, высвобождается, но активация характеристик действия, включая перцептивные репрезентации эффектов действия, все еще сохраняется и, следовательно, вызывает моторно-зрительное облегчение, когда S2 предъявляется поздно после R1 (см. также James и Gauthier, 2009, для соответствующего обсуждения).

Мотовизуальный грунт без обвязки. Другим важным источником информации, касающейся точки зрения активации/связывания при планировании действий, являются исследования моторно-зрительной подготовки с двигательными заданиями, противодействующими процессу связывания. Исследование Caessens and Vandierendonck (2002) особенно показательно в этом отношении. Они применили парадигму стоп-сигнала, в которой участники должны были выполнять ускоренные боковые нажатия клавиш как R1 в ответ на визуальный S1. В половине испытаний стоп-сигнал появлялся через 200 мс после S1.В последнем случае участники должны были воздержаться от выполнения R1. После переменной SOA замаскированный наконечник стрелки был представлен как S2. В одном эксперименте (Эксперимент 1А) наблюдались типичные нарушения моторного зрения от R1, планирующего восприятие совместимого S2. Однако в следующем эксперименте (Эксперимент 1B) Цессенс и Вандирендонк усложнили процедуру подачи стоп-сигнала. Опять же, в половине испытаний подавался стоп-сигнал, но интервал между S1 и стоп-сигналом индивидуально адаптировался с помощью ступенчатой ​​процедуры, так что участники могли воздерживаться от ответа только в половине испытаний со стоп-сигналом.Таким образом, привязка характеристик отклика к составному представлению, чтобы оградить их от других процессов, была бы здесь контрпродуктивной. В половине испытаний от этого плана действий пришлось бы отказаться в пользу нового плана подавления подготовленного действия. Высвобождение признаков действия потребовало бы времени, что препятствовало бы быстрому торможению. В этих экспериментальных условиях наблюдался эффект моторно-зрительного облегчения, отражающий активацию функции, но не связывание.

Это открытие предполагает, что связывание происходит только тогда, когда стабилизация выбранного действия дает преимущество.В ситуациях с высокой неопределенностью действий, когда от планов действий необходимо быстро отказаться и очень часто быстро перепланировать, признаки действия активируются идеомоторными процессами, но не связываются.

Заключение

Исследования моторно-визуального прайминга предоставили убедительные доказательства обработки перцептивных репрезентаций при планировании действий. Когда перцептивные представления используются для выбора действий идеомоторным образом, эти представления сначала активизируются, что облегчает совместимые перцептивные процессы.Затем эти представления быстро объединяются вместе с другими чертами действия в составное представление действия, ограждая их от участия в других познавательных процессах. От процесса привязки отказываются только в ситуациях, когда нужно быстро переключаться между противоположными вариантами действий.

Методологические соображения

Несмотря на важность парадигм моторно-визуального прайминга для исследования идеомоторных процессов, существует неотъемлемая методологическая трудность измерения таких эффектов, которая требует тщательного рассмотрения и контроля.Большинство парадигм поведенческой когнитивной психологии являются зрительно-моторными парадигмами в самом общем смысле. Экспериментатор систематически манипулирует перцептивной стимуляцией участника как независимой переменной и записывает ответы участника. Эта основная логика психологических экспериментов предназначена для проверки гипотез о причинно-следственном влиянии предъявления стимула на выработку реакции. Считается, что работая таким интуитивным образом, манипулирование стимулами и измерение реакции выявляют закономерности в умственной обработке от восприятия до действия.Стимулы прекрасно поддаются контролю и напрямую влияют на процессы восприятия, в то время как реакции обычно вызываются внутренними психическими процессами. Этот экспериментальный план кажется интуитивно осуществимым, поскольку он соответствует нашему повседневному опыту с восприятием и действиями. Перцептивная стимуляция переживается как в значительной степени вызванная окружающей средой. Обычно нам приходится изменять окружающую среду (например, перемещать объекты в поле зрения), чтобы воздействовать на стимуляцию восприятия (однако иногда утверждалось, что научное описание восприятия не должно следовать этой интуиции, т.г., Гибсон, 1979; Ноэ, 2004; Бомпас и О’Реган, 2006). Действия, напротив, переживаются как производимые или, по крайней мере, в значительной степени формируемые нашей собственной когнитивной системой. Эксперименты по моторно-зрительному праймингу должны изменить это в высшей степени интуитивное каузальное направление (точно так же, как это делает идеомоторная теория на концептуальном уровне). Такие эксперименты направлены на установление причинно-следственной связи выполнения реакции на восприятие стимула. Для этого экспериментатор должен был бы непосредственно контролировать намерения участников к действию как независимую переменную и непосредственно измерять содержание или другие особенности их зрительного восприятия как зависимую переменную.И то, и другое практически невозможно. Хотя можно вызвать непроизвольные движения с помощью нервной стимуляции или приложения внешних сил к эффекторам, планирование произвольных действий (часто представляющее центральный интерес в моторно-зрительных исследованиях и составляющее главную объяснительную цель идеомоторной теории) не может напрямую физически контролироваться экспериментатором способом, сравнимым с с манипулированием стимулом в зрительно-моторных экспериментах. Точно так же зрительное восприятие — это событие внутри мозга участника, которое нельзя наблюдать напрямую, а нейробиологические измерения недостаточно точны, чтобы различать состояния восприятия до такой степени, чтобы можно было разумно предположить, что на них влияет действие.Следовательно, моторно-визуальные исследователи должны применять косвенные методы манипулирования реакцией и косвенные измерения зрительного восприятия. И то, и другое может привести к характерным методологическим проблемам, что будет обсуждаться в свою очередь.

В оставшейся части этого раздела я обсуждаю потенциальные альтернативные немоторно-визуальные объяснения исследований моторно-визуальной подготовки, вытекающие из этих методологических проблем. Я также показываю, как эти потенциальные путаницы решались в предыдущих исследованиях.

Транзитивность сходства стимулов

Косвенное манипулирование процессами планирования действий участников как независимой переменной обычно достигается путем изменения экспериментальных инструкций.В некоторых парадигмах блокируется инструкция по подготовке определенного вида действия. Однако, чтобы избежать эффекта обучения, большинство парадигм моторно-визуального прайминга случайным образом изменяют реакцию от испытания к испытанию. Обычно это делается путем отображения сигнала ответа перед каждым испытанием. Сигнал сигнализирует о реакции, необходимой в текущем испытании. В некоторых испытаниях сигнальная реакция совместима с наблюдаемым визуальным стимулом, в других — несовместима. Моторно-визуальное взаимодействие выявляется путем сравнения зрительных характеристик совместимых и несовместимых пар «реакция-стимул».Отношения совместимости между стимулом и реакцией обычно очень естественны и являются отличительной чертой каждого из них (например, соответствие жестов, слов, направлений движения или общего пространственного положения). Однако инструктируемое сопоставление между сигналом и реакцией также часто является естественным и интуитивным. Это гарантирует, что перевод реплики ответа не поглощает слишком много когнитивных способностей, требуя от участников запоминания и применения сложных правил, что может привести к дефициту правильности ответа.

Эти требования, направленные на то, чтобы как инструктированное сопоставление отклика-сигнала, так и оцениваемое отношение совместимости ответ-стимул были простыми и интуитивно понятными, делают заманчивым выбор похожих или даже идентичных сопоставлений совместимости для обоих. Это, однако, приводит к серьезным проблемам, связанным с интерпретацией потенциального взаимодействия совместимости, потому что в таких ситуациях совместимость между реакцией и стимулом всегда сопровождается совместимостью между реакцией и стимулом.Когда совместимость между репликой и реакцией и между реакцией и стимулом определяется в одних и тех же терминах, тогда любой систематический эффект совместимости подготовки к реакции на восприятие стимула неотличим от эффекта совместимости реплики на восприятие стимула (см. также Hommel and Müsseler, 2006). , для обсуждения этого вопроса).

Следовательно, исследования, в которых применяются аналогичные определения совместимости для карт реакции реплики и для соответствия реакции-стимула, не могут рассматриваться как однозначное свидетельство моторно-зрительного эффекта.Любой эффект совместимости может быть обусловлен каузальной связью восприятия стимул-подготовка к реакции, а также каузальной связью восприятия-стимул-восприятие-сигнал (последняя является зрительно-визуальным взаимодействием). Тем не менее, литература по двигательно-зрительному праймингу предлагает несколько стратегий для решения этой потенциальной проблемы интерпретации.

Например, Müsseler and Hommel (1997a, Exp. 1, 2), Müsseler and Hommel (1997b, Exp. 1, 2) использовали одни и те же стимулы (наконечники стрелок) для сигналов S1 и для стимулов S2 с идентичными сигнальной реакцией и реакцией. — определения совместимости стимулов.Однако этот эффект также был обнаружен в экспериментах с двигательными нарушениями зрения, в которых применялось более сложное картирование реакции на сигнал. Мюсселер и Хоммель обозначали ответ словами-направлениями вместо стрелок (Müsseler and Hommel, 1997a, Exp. 4) и обращали естественное отображение ответа-сигнала из исходного эксперимента (Müsseler and Hommel, 1997a, Exp. 5), в то время как Müsseler et al. . использовали слуховые сигналы (Müsseler et al., 2000, Exp. 1) и требовали, чтобы участники эндогенно генерировали ответы в чередующейся последовательности (Exp.2).

Эти результаты показывают, что одна из наиболее широко исследованных парадигм моторно-визуального прайминга (т. е. прайминг восприятия стрелок боковыми нажатиями клавиш) не может быть объяснена зрительно-зрительными эффектами.

Транзитивность сходства ответов

Аналогичная проблема интерпретации возникает из-за необходимости косвенного измерения восприятия стимула в моторно-зрительных экспериментах. Восприятие обычно оценивается путем включения вторичной реакции в дизайн.Вторичная реакция R2 представляет собой либо ускоренное обнаружение/идентификацию стимула (например, Craighero et al., 2002; Pfister et al., 2012), либо небыстрое сообщение об определенных характеристиках стимула (например, Müsseler and Hommel, 1997a), либо воспроизведение движения стимула (Schubö et al., 2004). Скорость или точность R2 является мерой скорости или точности процесса восприятия. Однако, что касается отображения S1-R1, есть аргументы в пользу того, чтобы отображение S2-R2 оставалось относительно естественным и интуитивно понятным.Это особенно важно для ускоренных вторичных ответов. Сложный перевод, вероятно, потребует дополнительного времени когнитивной обработки и, таким образом, добавит дополнительный источник дисперсии ко времени отклика, что помешает статистическому обнаружению любых эффектов совместимости ответ-стимул. Тем не менее, когда совместимость R1-S2 и совместимость S2-R2 определяются одними и теми же правилами сопоставления, совместимости не могут меняться независимо друг от друга. В такой ситуации праймирующий эффект совместимости нельзя однозначно отнести к моторно-зрительному праймингу, поскольку он будет неотличим от первично-вторичного прайминг-эффекта.Эффекты прайминга ответ-ответ часто наблюдались в двойных задачах с отношениями совместимости между функционально не связанными ответами (Шуч и Кох, 2004; Венке и Френш, 2005). Однако эту проблему интерпретируемости также можно контролировать. Например, Müsseler and Hommel (1997a, Exp. 1), Müsseler and Hommel (1997b, Exp. 1) использовали одни и те же движения нажатия клавиш в качестве первичной и вторичной реакции с тем же определением совместимости, но они также получили эффект моторно-зрительной интерференции, когда: в контрольном эксперименте вторичными реакциями были вербальные ответы (слова-указания) вместо нажатия клавиш (Müsseler and Hommel, 1997a, Exp.2).

Аналогичная критика относится к Schubö et al. (2001, 2004) парадигма моторно-визуальной интерференции. Вторичная реакция в их парадигме фигурирует как первичная реакция в последующем испытании. Таким образом, отображение совместимости между реакцией и стимулом идентично отображению между стимулом и вторичной реакцией. Шубо и др. (2004, Exp. 2) попытались исключить вторичное объяснение реакции путем включения дополнительной двигательной задачи (рисование кругов) между испытаниями.Они обнаружили сопоставимые эффекты совместимости с такой задачей и без нее. Согласно их интерпретации, двигательная задача должна была помешать и, таким образом, устранить эффект совместимости вторичной реакции.

Зрительно-моторные объяснения в экспериментах по моторно-зрительному праймингу

Как было рассмотрено во введении, визуальная обработка может напрямую влиять на двигательную обработку, о чем свидетельствует влияние нерелевантных для задачи аспектов зрительной стимуляции на двигательные действия. Когда стимулы и ответы совместимы, ответы быстрее и точнее, чем при несовместимых.Некоторые из этих зрительно-моторных эффектов были интерпретированы как свидетельство идеомоторной теории. Когда отношение совместимости между стимулом и реакцией представляет собой отношение действие-эффект, т. е. когда выполнение реакции лучше, когда реакции вызываются их типичными перцептивными эффектами, чем когда они вызываются не-эффектами, такие результаты можно явно приписать идеомоторной обработке. , потому что они показывают, что представления эффектов восприятия играют роль в выборе действия.

Однако существует также множество свидетельств зрительно-моторного прайминга, когда связь между стимулом и реакцией является не следствием, а аффордансом.В таких случаях стимул не является типичным последствием действия, а обычно предшествует действию в том смысле, что обеспечивает его. Например, сторона ручки чашки, не имеющая отношения к задаче, запускает ипсилатеральную ответную руку (Fischer and Dahl, 2007; Bub and Masson, 2010; Goslin et al., 2012). Эти виды зрительно-моторных эффектов прайминга также могут быть объяснены ассоциативным обучением (Heyes, 2001) вместо идеомоторной теории, без предположения о какой-либо перцептивной обработке при выборе действия.В некоторых исследованиях зрительно-моторного прайминга совершенно очевидно, основывается ли совместимость между стимулом и реакцией на стимуле, обычно являющемся внешней императивной причиной реакции (прайминг аффорданса), или же она основывается на стимуле, обычно являющемся внешним эффектом реакции. (идеомоторное возбуждение).

Для многих других зрительно-моторных исследований, однако, неясно, является ли связь между стимулом и реакцией отношением аффорданса или следствием. Это привело к разногласиям по поводу правильной интерпретации зрительно-моторных эффектов с парами аффорданс/эффект-неоднозначный стимул-реакция.

Например, ведутся споры о том, обязан ли зрительно-моторный прайминг биологическим двигательным стимулам, иногда называемый «имитационным праймингом», ассоциативному обучению (Heyes, 2001, 2003; Heyes and Ray, 2004; Bird and Heyes, 2005; Heyes). et al., 2005; Wiggett et al., 2011) или идеомоторным принципам (Brass et al., 2000; Stürmer et al., 2000), поскольку при подражании совместимый стимул может быть сигналом аффорданса с точки зрения имитатора. и эффект с точки зрения модели (см., однако, Leighton et al., 2010, для комплексного взгляда). Подобная неоднозначность интерпретации относится к эффекту Саймона – эффекту запуска от нерелевантной латеральности стимула к ипсилатеральным реакциям (Proctor and Vu, 2006). С одной стороны, действия часто вызываются ипсилатеральными стимулами (Michaels, Stins, 1997), но, с другой стороны, они столь же часто имеют ипсилатеральные эффекты (Greenwald, Shulman, 1973).

Этот вопрос имеет особое значение для интерпретации парадигм моторно-зрительного прайминга, потому что для многих типов стимулов S2, обычно применяемых в этих парадигмах, неясно, совместимы ли они с R1 в смысле аффорданса или в смысле эффекта.Однако, если автор моторно-визуального эксперимента с неоднозначными стимулами аффорданса/эффекта может убедиться, что эксперимент действительно демонстрирует влияние обработки действий на обработку перцепции, то этот эффект определенно можно отнести к идеомоторной обработке, несмотря на неоднозначность эксперимента. раздражители. Только что описанные альтернативные неидеомоторные объяснения зрительно-моторного прайминга с неоднозначными стимулами аффорданса/эффекта неприменимы к моторно-зрительным парадигмам. Эти неидеомоторные описания могут легко объяснить, почему восприятия, которые обычно вызывают определенные реакции, обуславливают эти реакции, но они не могут объяснить, почему эти реакции должны обусловливать восприятия, которые обычно их вызывают.Таким образом, моторно-визуальные парадигмы по теоретическим причинам превосходят зрительно-моторные парадигмы в отношении исследования идеомоторной обработки довольно неоднозначных стимулов. Это важное преимущество, потому что существует мало стимулов, которые можно без сомнения классифицировать как эффект, а не как аффорданс реакции, если только они не связаны с реакцией на доэкспериментальной фазе обучения (как, например, у Кардозо). -Leite et al., 2010; Pfister et al., 2012).

Однако, как упоминалось выше, это преимущество реализуется только в том случае, если экспериментальный план исследования моторно-зрительной подготовки не допускает альтернативного зрительно-моторного объяснения.В некоторых исследованиях моторно-визуальной подготовки это не так. Когда в этих исследованиях применяются неоднозначные стимулы аффорданса/эффекта, их нельзя однозначно считать информативными в отношении идеомоторной обработки. Это относится, в частности, к моторно-визуальным парадигмам одной задачи и к параллельным моторно-визуальным парадигмам двойной задачи. Я буду обсуждать каждый по очереди.

Отдельные задачи

Для обоих классов аффордансных/неоднозначных эффектов, обсуждавшихся выше (латеральные стимулы и стимулы движения человека), одиночные задачи были интерпретированы как свидетельство моторно-зрительных эффектов.Ван дер Люббе и его коллеги (Van der Lubbe and Abrahamse, 2011; Van der Lubbe et al., 2012), например, предложили схему, объясняющую стандартный эффект Саймона с точки зрения моторно-зрительных эффектов (см. также Metzker and Dreisbach, 2009). , 2011; Nishimura and Yokosawa, 2010b), и Stürmer et al. (2000) и Craighero et al. (2002) интерпретировали имитацию прайминга с точки зрения идеомоторной теории.

Craighero et al. (2002), например, инициировали восприятие стимула подготовкой совместимых или несовместимых хватательных движений.Вторичной реакцией было ускоренное выполнение заранее подготовленного движения. Они объяснили эффект влиянием двигательной подготовки на восприятие стимула. Однако этот эффект также можно интерпретировать как влияние восприятия стимула на выполнение ответа, как Grosjean and Mordkoff (2001), Vogt et al. (2003) и Miall et al. (2006) отмечают.

Линдеманн и Беккеринг (2009) применили стратегию, позволяющую избежать двусмысленности интерпретации. Они исследовали моторно-зрительные эффекты с помощью серии одиночных задач и защищали эффекты от зрительно-моторных объяснений с помощью дополнительной моторно-визуальной двойной задачи.

Параллельные двойные задачи

Альтернативное зрительно-моторное объяснение моторно-зрительных двойных задач возможно только тогда, когда стимул и реакция являются циклическими, растянутыми во времени событиями (например, Hamilton et al., 2004; Schubö et al., 2004; Jacobs and Shiffrar, 2005; Miall et al. , 2006; Цвикель и др., 2010b). Отныне я буду называть такие задачи термином одновременных моторно-зрительных задач.

Параллельные моторно-зрительные эффекты прайминга поведенчески неотличимы от зрительно-моторных эффектов.Несколько предыдущих исследований показали, что синхронизировать совместимые циклические движения с совместимой стимуляцией труднее, чем с несовместимой стимуляцией (Kilner et al., 2003; Bouquet et al., 2011; Capa et al., 2011; Press, 2011; Gowen). и Поляков, 2012). Это означает, что сложность двигательной задачи различается между совместимыми и несовместимыми испытаниями в параллельных исследованиях моторно-зрительного прайминга. В совместимых испытаниях двигательная задача усложняется. Выполнение более сложной задачи может привести к неспецифическим ухудшению общего восприятия в несовместимых испытаниях.Неспецифический означает, что нарушение само по себе не зависит от совместимости действия с событием восприятия, но может повлиять на восприятие любого стимула (см. Müsseler and Wühr, 2002, анализ специфических и неспецифических моторно-зрительных помех). Эффекты неспецифического моторно-зрительного прайминга часто демонстрировались в двойных задачах, где совместимость R1-S2 либо не изменялась, либо добавлялась к неспецифическим нарушениям (Band et al., 2006; Johnston and McCann, 2006; Brisson and Jolicœur, 2007).Однако неспецифические моторно-зрительные нарушения нельзя рассматривать как явное свидетельство идеомоторной обработки. Это также можно объяснить ограничениями только двигательных или перцептивных процессов, таких как передача информации в кратковременную зрительную память (Jolicœur and Dell’Acqua, 1998) или выбор реакции (Pashler, 1994; Marois et al. ., 2006) из-за ограниченных общих вычислительных мощностей. Моторно-визуальные доказательства идеомоторной теории требуют, чтобы действия нарушали восприятие в зависимости от содержания и совместимости, потому что только это показывает, что конкретные репрезентации перцептивных эффектов обрабатываются при планировании действий.

Наилучшей стратегией для того, чтобы гарантировать, что моторно-визуальный прайминг-эффект может быть объяснен моторно-зрительными нарушениями, специфичными для совместимости, вместо комбинации специфичных для совместимости зрительно-моторных нарушений и неспецифических моторно-зрительных нарушений, было бы, чтобы стимул S2 во времени следовал за реакцией R1 (например, , Ориет и др., 2003b).

Заключение

Хотя исследования моторно-визуального прайминга являются мощным инструментом для изучения перцептивной обработки в двигательном познании, они иногда допускают альтернативные объяснения.Эта двусмысленность объяснения проистекает из требования косвенно манипулировать ответами как независимыми переменными и косвенно измерять процессы восприятия как зависимую переменную. Однако альтернативные объяснения можно исключить, используя двойные задачи, в которых реакция и стимул не перекрываются во времени и где сопоставление S1-R1 определяется в другом измерении как совместимость R1-S2.

Направления будущих исследований

Хотя предыдущие исследования моторно-визуальной подготовки существенно расширили наши знания об идеомоторной обработке, многие вопросы о перцептивной обработке в планировании действий все еще остаются без ответа, и существует огромный потенциал для будущих исследований моторно-зрительной подготовки.В следующих подразделах я обрисую некоторые из наиболее неотложных идеомоторных проблем, которые могут быть решены с помощью исследования моторно-зрительного прайминга.

Функция привязки

Исследование двигательно-зрительного прайминга показало, что особенности восприятия связаны с планами действий и, следовательно, не полностью доступны параллельным процессам восприятия. Однако функция этого процесса связывания пока не ясна. Некоторые предполагают, что связывание репрезентаций перцептивных эффектов не позволяет этим репрезентациям снова и снова запускать одно и то же действие с помощью идеомоторных механизмов.В этом случае выполнение будет заблокировано повторяющейся цепочкой запуска одного и того же действия (например, Müsseler, 1999). Согласно этой версии, функцией связывания эффекта должно быть торможение исходящей активации от репрезентаций перцептивных эффектов к другим двигательным процессам. Таким образом, нарушение восприятия будет просто перцептивным побочным эффектом подавления репрезентаций, чтобы оградить их от действий.

Koch и Prinz (2002) предложили объяснение связывания эффектов, которое представляет моторно-зрительные нарушения не как побочный эффект, а как основную функцию связывания.Они говорят, что «… код, обеспечивающий выполнение ответа, защищен от помех со стороны визуального ввода, что затем приводит к ухудшению восприятия совместимых стимулов» (Кох и Принц, 2002, стр. 200). Согласно этой точке зрения, производство R1 защищено от любых помех со стороны нерелевантной визуальной информации, которая может повлиять на него. S2 не имеет отношения к задаче для производства R1, но может быть потенциальным идеомоторным триггером в испытаниях, совместимых с R1-S2. Таким образом, экранирование особенно важно в совместимых исследованиях и может привести к ухудшению моторного зрения.

Имеются предварительные данные по обоим счетам. Вывод о том, что привязка может также влиять на совместимые ответы в двойных задачах (например, Mattson and Fournier, 2008; Eder et al., 2012), скорее поддерживает предположение о том, что функция привязки заключается в том, чтобы избежать избыточного повторяющегося планирования ответов.

Поддержка учетной записи экранирования исходит из исследований модуляции процессов экранирования. Согласно Дрейсбаху (2012), процесс защиты реакций от помех со стороны нерелевантных стимулов сильно зависит от применяемого набора задач, то есть от того, как сигнализируется реакция.Когда речь идет о простом произвольном отображении S-R, такое экранирование практически отсутствует, тогда как постоянное (Dreisbach and Wenke, 2011) и основанное на правилах (Dreisbach and Haider, 2008, 2009) отображение приводит к существенным эффектам экранирования.

Этот паттерн действительно также отражается в моторно-зрительных нарушениях. Томасшке и др. (2012b), а также Вюр и Мюсселер (2002) исследовали роль различных правил отображения S1-R1 в влиянии моторно-зрительных нарушений. В обоих исследованиях сравнивали эффекты моторно-зрительных нарушений (R1-S2) при совместимых правилах отображения S1-R1 с эффектами ухудшения при несовместимых правилах отображения S1-R1.R1 были боковыми нажатиями клавиш, а S2 были стрелками, указывающими влево/вправо. Оба исследования выявили одну и ту же закономерность: когда картирование S1-R1 выполнялось в соответствии с простым, совместимым правилом картирования, был обнаружен существенный эффект ухудшения, но эффект отсутствовал, когда картирование S1-R1 требовало запоминания несовместимых трансляций S1-R1.

Окончательное решение потребует дальнейших исследований, в частности, более систематического изучения роли правил отображения S1-R1 в двигательно-зрительном прайминге.

Модальность S2 в моторно-перцептивном прайминге

Исследования моторно-зрительного прайминга, рассмотренные в этой статье, были ограничены зрительной областью. Однако идеомоторная теория утверждает, что сенсорные воздействия в любой модальности могут вызывать действия. Предыдущие исследования восприятия действия редко применяли другие модальности (см. Schütz-Bosbach and Prinz, 2007).

Интересным вопросом для дальнейших исследований может быть вопрос о том, применимы ли временные паттерны, обнаруженные в исследованиях моторно-визуального прайминга, к моторно-аудиальному или моторно-тактильному праймингу, или репрезентации эффектов в разных модальностях по-разному участвуют в идеомоторном познании.

Еще один интересный вопрос связан с взаимодействием различных модальностей. Исследования мультисенсорных взаимодействий показали, что репрезентации восприятия в одной модальности тесно связаны с восприятиями в других модальностях, когда они часто встречаются одновременно (Driver and Spence, 2000; Craig, 2006; Butz et al., 2010). Сторонники идеомоторной теории часто предполагали, что репрезентации восприятия, участвующие в выборе действия, имеют мультисенсорную природу (например, Hommel, 2004).

В связи с этим возникает вопрос, могут ли действия также быть косвенно вызваны, например, слуховым перцептивным представлением, когда это представление не является типичным следствием действия, а часто сопутствует его зрительным следствиям. На этот вопрос можно ответить с помощью моторно-перцептивного прайминга. В частности, на этапе обучения нужно было бы ассоциировать действие со слуховым эффектом, совместимым с определенным зрительным ощущением, например высокие тона со стимулами в правом поле зрения (см.г., Рускони и др., 2006; Нисимура и Йокосава, 2009 г.; Эйтан и Тиммерс, 2010). Если это действие на более поздней фазе теста с двойным заданием нарушило восприятие в другой модальности, можно было бы сделать вывод, что идеомоторные представления являются мультисенсорными.

Тип R1 в грунтовке Motorvisual

Исследования моторно-зрительного прайминга, рассмотренные в настоящей статье, были ограничены мануальными или вербальными ответами R1, потому что они были преобладающими в идеомоторной литературе по моторно-зрительным эффектам.

Однако еще одним хорошо изученным моторно-зрительным явлением является влияние планирования движения глаз на зрительное внимание. Движения глаз очень тесно связаны со зрением, потому что они почти всегда напрямую влияют на визуальную информацию. Давно известно, что планирование и выполнение движений глаз оказывают большое влияние на зрительное внимание (Rizzolatti et al., 1987; Atabaki et al., 2009; Land and Tatler, 2009). Влияние движений глаз на восприятие совместимых стимулов может быть облегчающим (Shepherd et al., 1986; Шелига и др., 1994; Хоффман и Субраманиам, 1995 г.; Коулер и др., 1995; Smith et al., 2004), но и вредным (Tibber et al., 2009). Однако в сравнительных исследованиях уже есть данные о том, что движений глаз, движений оказывают качественно иное воздействие на восприятие, чем движений рук, (Fischer et al., 1999, 2003; Deubel and Schneider, 2003). Важной задачей будущих исследований является определение того, можно ли хотя бы частично объяснить движения глаз идеомоторными процессами (см. Herwig and Horstmann, 2011; Huestegge and Kreutzfeldt, 2012, о начальных шагах в этом направлении) и, возможно объяснение, почему идеомоторные процессы приводят к различным поведенческим эффектам для движений глаз и рук?

Заключение

Предыдущее исследование идеомоторной обработки показало, что планирование действий связывает перцептивные представления в стабильное составное представление о действии.Однако до сих пор неясно, какую когнитивную функцию выполняет это связывание. Другими открытыми вопросами являются степень мультисенсорности идеомоторных репрезентаций и какие типы действий используют идеомоторную обработку. Эти проблемы потенциально могут быть решены будущими исследованиями моторно-зрительного прайминга.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Каталожные номера

Атабаки А., Игнащенкова А., Камфуис С. и Тьер П. (2009). К нейронным основам пространственного внимания: исследования обезьян и человека. Нейроофтальмология 33, 132–141.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Band, GPH, Jolicœur, P., Akyurek, EG, and Memelink, J. (2006). Интегративные представления о затратах на выполнение двух задач. евро. Дж. Когн. Психол. 18, 481–492.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Свекла, И.А. М., Рёслер Ф. и Филер К. (2010). Невизуальное моторное обучение улучшает зрительное восприятие движения: свидетельство нарушения степенного закона двух третей. J. Нейрофизиол. 104, 1612–1624.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Бонфильоли, К., Дункан, Дж., Рорден, К., и Кеннет, С. (2002). Действие и восприятие: доказательства против сходящихся процессов отбора. Виз. Познан. 9, 458–476.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Букет, С.А., Шипли, Т. Ф., Капа, Р. Л., и Маршалл, П. Дж. (2011). Моторное заражение: целенаправленные действия более заразны, чем бесцельные. Экспл. Психол. 58, 71–78.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Бойер, Т.В., Лонго, М.Р., и Бертенталь, Б.И. (2012). Является ли автоматическое подражание особой формой совместимости стимул-реакция? Диссоциация подражательной и пространственной совместимости. Acta Psychol. (Амст.) 139, 440–448.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Брасс М., Беккеринг Х., Вольшлегер А. и Принц В. (2000). Совместимость между наблюдаемыми и выполняемыми движениями пальцев: сравнение символических, пространственных и имитационных сигналов. Познание мозга. 44, 124–143.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Бриссон, Б., и Жоликер, П. (2007). Ранние интерференции кроссмодальной многозадачности, выявленные потенциалами, связанными с событиями. Виз. Познан. 15, 77–80.

Бубик, А., фон Крамон, Д.Ю., и Шуботц, Р.И. (2010). Предсказание, познание и мозг. Фронт. Гум. Неврологи. 4:25. doi:10.3389/fnhum.2010.00025

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Calvo-Merino, B., Glaser, D.E., Grezes, J., Passingham, R.E., и Haggard, P. (2005). Наблюдение за действием и приобретенные моторные навыки: исследование фМРТ с опытными танцорами. Церебр. Кора 15, 1243–1249.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Каньял-Бруланд, Р., Крейнбухер, К., и Удежанс, Р. Р. Д. (2012). Двигательные навыки влияют на оценку ударов и мячей в бейсболе. Междунар. Дж. Спортивная психология. 43, 137–152.

Капа, Р. Л., Маршалл, П. Дж., Шипли, Т. Ф., Салес, Р. Н., и Буке, К. А. (2011). Возникают ли помехи в двигателе из-за активации системы зеркал? Влияние предыдущей зрительно-моторной практики на автоматическое подражание. Психология. Рез. 75, 152–157.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Cardoso-Leite, P., Mamassian, P., Schütz-Bosbach, S., and Waszak, F. (2010). Новый взгляд на сенсорное затухание: ожидание действия-эффекта влияет на чувствительность, а не на смещение реакции. Психология. науч. 21, 1740–1745.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Колзато, Л. С., Уоррен, М.Дж. и Хоммель Б. (2006). Подготовка и связывание в восприятии и действии и через них: корреляционный анализ внутренней структуры файлов событий. QJ Exp. Психол. 59, 1785–1804 гг.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Craig, C.M., Goulon, C., Berton, E., Rao, G., Fernandez, L., and Bootsma, R.J. (2009). Оптические переменные, используемые для оценки будущего положения мяча у опытных и начинающих футболистов. Аттен. Восприятие. Психофиз. 71, 515–522.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Deubel, H., and Schneider, W. X. (2004). «Отбор внимания в последовательных ручных движениях, движениях вокруг препятствия и хватании», в Attention in Action: Advances from Cognitive Neuroscience , eds GW Humphreys and J. Riddoch (Hove: Psychology Press), 69–90.

Deubel, H., Schneider, W.X., and Paprotta, I. (1998). Избирательная дорсальная и вентральная обработка: свидетельство общего механизма внимания при достижении и восприятии. Виз. Познан. 5, 81–107.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Дирш Н., Кросс Э. С., Штадлер В., Шютц-Босбах С. и Ригер М. (2012). Представление действий других: роль опыта в стареющем уме. Психология. Рез. 76, 525–541.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Драйсбах, Г. (2012). Механизмы когнитивного контроля: функциональная роль правил задания. Курс. Реж.Психол. науч. 21, 227–231.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Эдер, А.Б., и Клауэр, К.С. (2007). Кодирование общей валентности в действии и оценке: аффективная слепота по отношению к стимулам, совместимым с реакцией. Познан. Эмот. 21, 1297–1322.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Эльснер, Б., и Хоммель, Б. (2001). Ожидание эффекта и контроль действия. Дж. Экспл. Психол. Гум. Восприятие. Выполнять. 27, 29–240.

Энгель, А., Берк, М., Филер, К., Бьен, С., и Рёслер, Ф. (2008a). Моторное обучение влияет на нейронную обработку зрительного восприятия. Междунар. Дж. Психол. 43, 450–451.

Энгель, А., Берк, М., Филер, К., Бьен, С., и Рёслер, Ф. (2008b). Моторное обучение влияет на зрительное восприятие движения. евро. Дж. Нейроски. 27, 2294–2302.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Фаджоли С., Ферлаццо Ф. и Хоммель Б.(2007а). Управление вниманием через действие: наблюдение за действиями активирует измерения стимула, связанные с действием. Нейропсихология 45, 3351–3355.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Fagioli, S., Hommel, B., and Schubotz, R.I. (2007b). Преднамеренный контроль внимания: планирование действий определяет параметры стимула, связанные с действием. Психология. Рез. 71, 22–29.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Фишер, М. Х. (1997). Распределение внимания во время подготовки и выполнения ручного движения. евро. Дж. Когн. Психол. 9, 17–51.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Фишер, М. Х., и Хоеллен, Н. (2004). Пространственное и объектное внимание зависит от двигательного намерения. J. Общая психология. 131, 365–377.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Герри, Э., и Эймер, М. (2010). Ручная подготовка реакции нарушает пространственное внимание: электрофизиологическое исследование связи между действием и вниманием. Нейропсихология 48, 961–969.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Гибсон, Дж. Дж. (1979). Экологический подход к зрительному восприятию . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Гленберг А. М., Лопес-Мобилия Г., Макбит М., Тома М., Сато М. и Каттанео Л. (2010). Зная бобы: человеческие зеркальные механизмы, выявленные посредством моторной адаптации. Фронт. Гум. Неврологи. 4:206. 10.3389/fnhum.2010.00206

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Гослин, Дж., Диксон, Т., Фишер, М. Х., Кангелоси, А., и Эллис, Р. (2012). Электрофизиологическое исследование воплощения в видении и действии. Психология. науч. 23, 152–157.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Госселин-Кессиби, Н., Мессье, Дж., и Каласка, Дж. Ф. (2008). Доказательства автоматической онлайн-корректировки ориентации руки во время естественных движений до стационарных целей. J. Нейрофизиол. 99, 1653–1671.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Граф, М., Рейцнер, Б., Корвес, К., Касиле, А., Гизе, М., и Принц, В. (2007). Прогнозирование точечных действий в режиме реального времени. Нейроизображение 36, T22–T32.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Грожан М. и Мордкофф Дж. Т. (2001). О влиянии двигательной подготовки на перцептивную обработку. Дж. Вис. 1, 139.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Хервиг А., Принц В. и Васзак Ф. (2007). Два режима сенсомоторной интеграции в действиях, основанных на намерениях и действиях, основанных на стимулах. QJ Exp. Психол. 60, 1540–1554.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Хервиг, А., и Васзак, Ф. (2009). Намерение и внимание в идеомоторном обучении. QJ Exp. Психол. 62, 219–227.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Хоффманн, Дж., Ленхард, А., Себальд, А., и Пфистер, Р. (2009). Движения или цели: что делает действие в обучении действием-эффектом? QJ Exp. Психол. 62, 2433–2449.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Хохманн, Т., Трое, Н. Ф., Олмос, А., и Мунцерт, Дж. (2011). Влияние двигательных навыков и двигательного опыта на действия и узнавание актеров. Дж. Когн. Психол. (Хоув) 23, 403–415.

Хоммель, Б. (2005). Восприятие в действии: множественные роли сенсорной информации в управлении действиями. Познан. Обработать. 6, 3–14.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Хоммель, Б. (2010). «Заземление внимания в контроле действия: преднамеренный контроль выбора», в «Внимание без усилий: новая перспектива в когнитивной науке о внимании и действии» , изд. BJ Bruya (Кембридж, Массачусетс: MIT Press), 121–140.

Хоммель, Б., Алонсо, Д., и Фуэнтес, Л.Дж. (2003). Приобретение и обобщение эффектов действия. Виз.Познан. 10, 965–986.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Хоммель, Б., и Мюсселер, Дж. (2006). Интеграция действия и функции скрывает перекрывающиеся функции перцептивных событий: свидетельство ручных и голосовых действий. QJ Exp. Психол. 59, 509–523.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Hommel, B., and Schneider, W. X. (2002). Визуальное внимание и ручной выбор ответа: разные механизмы, работающие с одними и теми же кодами. Виз.Познан. 9, 392–420.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Хьюз Г., Десантис А. и Васзак Ф. (2012). Механизмы преднамеренного связывания и сенсорного ослабления: роль временного прогнозирования, временного контроля, прогнозирования идентичности и моторного прогнозирования. Психология. Бык. doi:10.1037/a0028566

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Janczyk, M., Pfister, R., Crognale, M.A., and Kunde, W. (2012). Эффективные вращения: эффекты действия определяют взаимодействие мысленных и ручных вращений. Дж. Экспл. Психол. Генерал 141, 489–501.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Джонстон, Дж. К., и Макканн, Р. С. (2006). О локусе двухзадачной интерференции: есть ли узкое место на этапе классификации стимулов? QJ Exp. Психол. 59, 694–719.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Кеулен, Р.Ф., Адам, Дж.Дж., Фишер, М.Х., Койперс, Х., и Джоллес, Дж. (2004). Избирательное достижение: влияние дистрактора на кинематику движения в зависимости от разделения цели и дистрактора. J. Общая психология. 131, 345–363.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Кох И. и Принц В. (2002). Взаимодействие процессов и код перекрываются при выполнении двух задач. Дж. Экспл. Психол. Гум. Восприятие. Выполнять. 28, 192–201.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Косслин, С. М. (1994). Образ и мозг: разрешение спора об образах . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Косслин С.М., Томпсон В.Л., Гительман Д.Р. и Альперт Н.М. (1998). Нейронные системы, которые кодируют категориальные и координатные пространственные отношения: исследования ПЭТ. Психобиология 26, 333–347.

Край, Дж., Эншуйстра, Р., Керстнер, Х., Вайдема, М., и Хоммель, Б. (2006). Язык и контроль действий: приобретение целей действия в раннем детстве. Психология. науч. 17, 737–741.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Земля, М.Ф. и Татлер Б.В. (2009). Взгляд и действие: зрение и движения глаз в естественном поведении . Оксфорд: Университетское издательство.

Линдеманн, О., и Беккеринг, Х. (2009). Манипуляции с объектами и восприятие движения: свидетельство влияния планирования действий на визуальную обработку. Дж. Экспл. Психол. Гум. Восприятие. Выполнять. 35, 1062–1071.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Линнелл, К. Дж., Humphreys, G.W., McIntyre, D.B., Laitinen, S., and Wing, A.M. (2005). Действие модулирует выбор на основе объектов. Видение рез. 45, 2268–2286.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Мартель, Л., Биде-Ильдеи, К., и Коэльо, Ю. (2011). Предвидение конечного положения наблюдаемого действия: эффект кинематической, структурной и идентификационной информации. Виз. Познан. 19, 785–798.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Массен, К.и Принц В. (2009). Движения, действия и действия с использованием инструментов: идеомоторный подход к подражанию. Филос. Транс. Р. Соц. Б биол. науч. 364, 2349–2358.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Маттсон, П.С., и Фурнье, Л.Р. (2008). Последовательность действий, хранящаяся в памяти, может мешать выбору реакции на целевой стимул, но не мешает активации реакции на шумовые раздражители. Мем. Когнит. 36, 1236–1247.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Мемелинка, Дж.и Хоммель, Б. (2012). Преднамеренное взвешивание: основной принцип когнитивного контроля. Психология. Рез. doi:10.1007/s00426-012-0435-y

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Мецкер, М., и Драйсбах, Г. (2011). Процессы прайминга в задаче Саймона: свидетельство задачи лексического решения для третьего маршрута в эффекте Саймона. Дж. Экспл. Психол. Гум. Восприятие. Выполнять. 37, 892–902.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Миалл, Р.К., Стэнли Дж., Тодхантер С., Левик К., Линдо С. и Миалл Дж. Д. (2006). Выполнение движений руками помогает визуально различать похожие положения рук. Нейропсихология 44, 966–976.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Майклс, К.Ф., и Стинс, Дж.Ф. (1997). «Экологический подход к совместимости стимул-реакция», в Теоретические вопросы совместимости стимул-реакция , редакторы Б. Хоммель и В.Принц (Северная Голландия: Elsevier), 333–360.

Мюсселер, Дж. (1999). «Насколько независимо от контроля действий восприятие? Учет кодирования событий для более равнозначных перекрестных помех», в Cognitive Contributions to the Perception of Spatial and Temporal Events , eds G. Aschersleben, T. Bachmann, and J. Müsseler (Amsterdam: Elsevier), 121–147.

Мюсселер, Дж., и Хоммель, Б. (1997a). Слепота на стимулы, совместимые с реакцией. Дж. Экспл. Психол.Гум. Восприятие. Выполнять. 23, 861–872.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Мюсселер, Дж., и Хоммель, Б. (1997b). Обнаружение и идентификация стимулов, совместимых с реакцией. Психон. Бык. Ред. 4, 125–129.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Мюсселер, Дж., и Вюр, П. (2002). «Вызванное реакцией вмешательство в визуальное кодирование», в Common Mechanisms in Perception and Action: Attention and Performance IXI , eds W. Prinz and B.Хоммель (Оксфорд: University Press), 520–537.

Мюсселер, Дж., Вюр, П., и Принц, В. (2000). Изменение кода реакции при слепоте на стимулы, совместимые с реакцией. Виз. Познан. 7, 743–767.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Мутукумарасвами, С. Д., и Джонсон, Б. В. (2007). Нейронная структура двойного механизма для социального понимания. Филос. Психол. 20, 43–63.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Николаев, А.Р., Цисслер М., Димова К. и ван Леувен К. (2008). Ожидаемые последствия действия как связь между действием и восприятием: свидетельство потенциалов, связанных с событием. Биол. Психол. 78, 53–65.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Нисимура, А., и Йокосава, К. (2009). Влияние латеральности и высоты тона слухового дополнительного стимула на выбор горизонтальной реакции: эффект Саймона и эффект SMARC. Психон.Бык. Ред. 16, 666–670.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Нисимура, А., и Йокосава, К. (2010a). Эффекторная идентичность и ортогональная совместимость стимул-реакция при слепоте на стимулы, совместимые с реакцией. Психология. Рез. 74, 172–181.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Нисимура, А., и Йокосава, К. (2010b). Сигнал к действию, определяющий реакцию, мешает восприятию стимулов с общими признаками. QJ Exp. Психол. (Хоув) 63, 1150–1167.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Ниссен, М.Дж., и Буллемер, П. (1987). Требования к вниманию для обучения: данные по показателям производительности. Познан. Психол. 19, 1–32.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Ноэ, А. (2004). Действие в восприятии . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Оадес, Р. Д., и Креул, К. (2001). Аномальная обработка при шизофрении предполагает, что для адаптивного кодирования события-действия требуется несколько исполнительных механизмов мозга. Поведение. наук о мозге. 24, 895–896.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Окубо, М., Лаенг, Б., Санеёси, А., и Мичимата, К. (2010). Экзогенное внимание по-разному модулирует обработку категориальных и координатных пространственных отношений. Acta Psychol. (Амст.) 135, 1–11.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Oriet, C., Stevanovski, B., and Jolicœur, P. (2003a). Слепота, вызванная конгруэнтностью: анализ затрат и выгод. Acta Psychol. (Амст.) 112, 243–258.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Oriet, C., Stevanovski, B., Jolicœur, P., и Cowan, WB (2003b). Увеличение продолжительности выполнения ответа не модулирует слепоту к стимулам, совместимым с действием. Кан. Дж. Эксп. Психол. 57, 11–22.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Oriet, C., Stevanovski, B., and Jolicœur, P. (2007). Связывание признаков и эпизодическое извлечение при слепоте на конгруэнтные стимулы: данные анализа последовательной конгруэнтности. Психология. Рез. 71, 30–41.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Paprotta, I., Deubel, H., and Schneider, W. X. (1999). «Распознавание объектов и целенаправленные движения глаз или рук связаны зрительным вниманием», в Current Oculomotor Research: Physiological and Psychological Aspects , eds W. Becker, H. Deubel, and T. Mergner (New York, NY: Kluwer ), 241–248.

Пфистер Р., Хайнеманн А., Кизель А., Томашке Р. и Янчик М. (2012). Эндогенный и экзогенный контроль действия конкурируют за восприятие? Дж. Экспл. Психол. Гум. Восприятие. Выполнять. 38, 279–284.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Праблан, К., и Пелиссон, Д. (1990). «Ориентация саккады взгляда и указание рукой привязаны к своей цели быстрыми внутренними петлями», в Attention and Performance , Vol. XIII, изд. М. Джиннерод (Хиллсдейл: Эрлбаум), 653–676.

Press, C., Gherri, E., Heyes, C., and Eimer, M. (2009). Подготовка к действию помогает и мешает восприятию действия. Дж. Когн. Неврологи. 22, 2198–2211.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Принц, В. (1997). Восприятие и планирование действий. евро. Дж. Когн. Психол. 9, 129–154.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Принц, В., де Майт, С., и Кнуф, Л. (2005). «Намерение в действии», в «Внимание в действии: достижения когнитивной нейронауки », под редакцией Г.У. Хамфрис и М. Дж. Риддох (Сассекс: Psychology Press), 93–107.

Проктор Р.В. и Ву К.Л. (2006). Принципы совместимости стимул-реакция: данные, теория и применение . Бока-Ратон, Флорида: CRC Press.

Риццолатти Г., Риджио Л., Даскола И. и Умилта К. (1987). Переориентация внимания по горизонтальным и вертикальным меридианам: свидетельство в пользу премоторной теории внимания. Нейропсихология 25, 31–40.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Рускони, Э., Кван, Б., Джордано, Б.Л., Умилта, К., и Баттерворт, Б. (2006). Пространственное представление высоты тона: эффект SMARC. Познание 99, 113–129.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Сайгин А.П., Уилсон С.М., Хаглер Д.Дж. мл., Бейтс Э. и Серено М.И. (2004). Восприятие биологического движения точечным светом активирует премоторную кору человека. J. Neurosci. 24, 6181–6188.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Шмидт, Р. А. (1975). Теория схемы дискретного обучения двигательным навыкам. Психология. Ред. 82, 225–260.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Шух, С., и Кох, И. (2004). Цена изменения представления действия: повторение ответа и совместимость ответа-ответа в двойных задачах. Дж. Экспл. Психол.Гум. Восприятие. Выполнять. 30, 566–582.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Шеперд, М., Финдли, Дж. М., и Хоккей, Р. Дж. (1986). Взаимосвязь между движениями глаз и пространственным вниманием. QJ Exp. Психол. (Хоув) 38, 475–491.

Шпигель, М. А., Кестер, Д., Вайгельт, М., и Шак, Т. (2012). Издержки изменения намеченного действия: планирование движения, но не его выполнение, мешает вербальной рабочей памяти. Неврологи. лат. 509, 82–86.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Springer, A., Brandstädter, S., Liepelt, R., Birngruber, T., Giese, M., Mechsner, F., et al. (2011). Моторное выполнение влияет на предсказание действия. Познание мозга. 76, 26–36.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Стоет, Г., и Хоммель, Б. (1999). Планирование действий и временная привязка кодов ответов. Дж. Экспл. Психол. Гум. Восприятие. Выполнять. 25, 1625–1640.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Штюрмер Б., Ашерслебен Г. и Принц В. (2000). Эффекты соответствия с ручными жестами и позами: исследование подражания. Дж. Экспл. Психол. Гум. Восприятие. Выполнять. 26, 1746–1759.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Саймс Э., Оттобони Г., Такер М., Эллис Р. и Тессари А. (2010).Когда моторное внимание улучшает избирательное внимание: диссоциирующая роль значимости. QJ Exp. Психол. 63, 1387–1397.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Саймс Э., Такер М., Эллис Р., Вайнио Л. и Оттобони Г. (2008). Подготовка захвата улучшает обнаружение изменений для конгруэнтных объектов. Дж. Экспл. Психол. Гум. Восприятие. Выполнять. 34, 854–871.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Томасшке, Р., Хопкинс, Б., и Миалл, Р. К. (2012a). Модель планирования и контроля (PCM) моторно-визуальной подготовки: согласование моторно-зрительных нарушений и эффектов облегчения. Психология. Ред. 119, 388–407.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Томасшке, Р., Хопкинс, Б., и Миалл, Р. К. (2012b). Роль картирования реплики-реакции при моторно-зрительных нарушениях и облегчении: доказательства различных ролей планирования действий и контроля действий в моторно-визуальном прайминге с двумя задачами. Дж.Эксп. Психол. Гум. Восприятие. Выполнять. 38, 336–349.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

ван дер Хам, И. Дж. М., и Борст, Г. (2011). Природа обработки категориальных и координатных пространственных отношений: исследование интерференции. Дж. Когн. Психол. (Хоув) 23, 922–930.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Wiediger, MD, и Fournier, LR (2008). Последовательность действий, удерживаемая в памяти, может задержать выполнение визуально управляемых действий: генерализация помех совместимости ответов. Дж. Экспл. Психол. Гум. Восприятие. Выполнять. 34, 1136–1149.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Виггетт, А. Дж., Хадсон, М., Типпер, С. П., и Даунинг, П. Е. (2011). Изучение ассоциаций между действием и восприятием: влияние несовместимого обучения на части тела и пространственную подготовку. Познание мозга. 76, 87–96.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Вюр, П.и Мюсселер, Дж. (2002). Слепота к совместимым с реакцией стимулам в парадигме психологического рефрактерного периода. Виз. Познан. 9, 421–457.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Выковска, А., Хоммель, Б., и Шубо, А. (2011). Воздействие на восприятие, вызванное действием, не зависит ни от уровня элемента, ни от сходства на уровне набора между наборами стимулов и ответов. Аттен. Восприятие. Психофиз. 73, 1034–1041.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Выковска, А., Хоммель, Б., и Шубо, А. (2012). Воображение при действии: образы, а не словесные подсказки вызывают предвзятость визуального внимания, связанную с действием. Фронт. Психол. 3:388. doi:10.3389/fpsyg.2012.00388

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Выковска, А., Шубо, А., и Хоммель, Б. (2009). Как вы двигаетесь, так вы и видите: планирование действий искажает выбор в визуальном поиске. Дж. Экспл. Психол. Гум. Восприятие. Выполнять. 36, 1755–1769.

Цисслер, М.(1998). Обучение с эффектом отклика как основной компонент неявного последовательного обучения. Дж. Экспл. Психол. Учить. Мем. Познан. 24, 962–978.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Цисслер, М., и Натткемпер, Д. (2001). Изучение последовательности событий основано на обучении по принципу «реакция-эффект»: еще одно свидетельство последовательной реакции. Дж. Экспл. Психол. Учить. Мем. Познан. 27, 595–613.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Цвикель, Дж., Грожан М. и Принц В. (2010a). О интерференционных эффектах при одновременном восприятии и действии. Психология. Рез. 74, 152–171.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Цвикель, Дж., Грожан, М., и Принц, В. (2010b). Какая часть действия мешает текущему восприятию? Acta Psychol. (Амст.) 134, 403–409.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Физиотерапевт Рафаэль Родригес проведет презентацию по переобучению идеомоторных навыков

6.2kviews

18 июня в NeuronUP Academy физиотерапевт Рафаэль Родригес проведет бесплатную онлайн-презентацию по перевоспитанию двигательных навыков при идеомоторной апраксии. Вы можете зарегистрироваться прямо сейчас!

Зарегистрироваться для презентации

Информация о бесплатной онлайн-презентации

Название конференции: Ремонт навыков двигателя IDEOMOTOR APRAXIA

Дата: 06/19/2018

Расписание:

  • Нью-Йорк: 9.30. а. м
  • Лондон: 2,30   р. M

Зарегистрироваться для презентации

Rafael Rodrígegez Profile Prozano

Rafael Rodrígegez Lozano имеет степень физиотерапии из Университета Овьедо и степени физиотерапии из Университета Саламанка. Он также имеет степень магистра в области управления и исследований инвалидности и зависимости Университета Коруньи. Он является профессором неврологической физиотерапии в Государственном университете Наварры и директором центра восстановления после повреждений головного мозга, Neurofisio . .

Что такое NeuronUP Academy?

Платформа нейрореабилитации NeuronUP запускает NeuronUP Academy , учебную академию, ориентированную на специалистов, работающих в области реабилитации и когнитивной стимуляции.

Эта инициатива возникла из-за того, что специалисты в области нейрореабилитации расширяют свои знания, посещая бесплатные курсы, проводимые национальными и международными органами в области реабилитации и когнитивной стимуляции.

Эта онлайн-академия открыта для всех специалистов и студентов, вовлеченных в процессы реабилитации и когнитивной стимуляции, и будет проходить эксклюзивное обучение для пользователей NeuronUP.

Узнайте, как использовать Neuronup

Зарегистрируйтесь в наш бесплатный онлайн курс

Зарегистрироваться

Подписаться

1

Подтвержденные докладчики включают в себя:
    • Pablo Duque (законченная презентация)
    • Lucía Zumárraga (законченная презентация)
    • ángel Санчес Кабеса (законченная презентация)
    • Маркос Риос (законченная презентация)
    • Елена Муньос (законченная презентация)
    • Хуан Карлос Аранго
    • Игнасио Санчес Кубильо
    • Хосе Лопес
    • в ближайшие недели мы объявим новых спикеров!

      Если вы хотите узнать больше о спикерах NeuronUP Academy, перейдите по следующей ссылке: https://blog.neuronup.com/en/neuronup-academy-neurorehabilitation/

      Herramienta profesional de neurorrehabilitación


      Изучение идеомоторного познания с помощью парадигм моторно-зрительного прайминга: основные выводы, методологические проблемы и направления развития

      Abstract

      действия-следствия функционально участвуют в планировании действий. Веские доказательства этого утверждения исходят из явления, называемого моторно-визуальным праймингом.Моторно-визуальное прайминг относится к обнаружению того, что планирование действий напрямую влияет на восприятие и что эти эффекты избирательны для стимулов, которые имеют общие черты с запланированным действием. Исследования моторно-визуального прайминга дали подробное представление об обработке перцептивных репрезентаций при планировании действий. Один важный вывод заключается в том, что такие представления в планировании действий имеют категориальный формат, тогда как метрические представления в планировании не предусмотрены. Дальнейшие важные выводы касаются механизмов обработки и временного хода идеомоторного познания.Перцептивные представления действий-эффектов сначала активируются планированием действий, а затем связываются в составное представление плана действий. Это составное представление стабилизируется на протяжении всего действия за счет экранирования всех задействованных представлений от других когнитивных процессов. Несмотря на быстрый рост числа исследований моторно-зрительного прайминга в современной литературе, многие аспекты идеомоторного познания еще не исследованы. Эти аспекты включают объем идеомоторной обработки в отношении типов действия и типов стимулов, а также точную природу задействованных механизмов связывания и защиты.

      Ключевые слова: моторно-зрительная подготовка, двойная задача, идеомоторная теория, связывание, модель планирования и контроля, слепота действия-следствия, категориальное восприятие

      Введение

      Поведение человека в значительной степени предвосхищает и целенаправленно. Это означает, что большинство наших действий являются не просто прямой реакцией на стимулы окружающей среды, но выбираются с учетом ожидаемой цели действия. То, как ожидаемые цели действия когнитивно обрабатываются при выборе действия, является широко исследуемой областью когнитивной психологии (например,г., Николаев и др., 2008; Натткемпер и др., 2010; Пфистер и др., 2012). В настоящее время одной из самых влиятельных теорий в этой области является идеомоторная теория (Massen and Prinz, 2009; Shin et al., 2010). Фундаментальное утверждение идеомоторной теории состоит в том, что ожидаемые цели действия, обрабатываемые при выборе действия, представлены как сенсорных последствий достижения этих целей. Иными словами, выбор действия включает перцептивные репрезентации эффектов действия (Kunde et al., 2007; Waszak et al., 2012). За последние три десятилетия в литературе по когнитивной психологии появились различные версии идеомоторной теории (см. Kunde et al., 2007; Nattkemper et al., 2010; Shin et al., 2010, обзоры). Несмотря на некоторые концептуальные различия между этими версиями, все варианты основаны на двух существенных гипотезах: во-первых, целенаправленное поведение достигается за счет целевых представлений, которые играют функциональную роль в выборе действия. Во-вторых, целевые репрезентации представлены в том же формате, что и сенсорный ввод из этих целевых состояний (Prinz, 1997).

      Хотя идеомоторная теория имеет долгую историю в философии и психологии (Stock and Stock, 2004; Pfister and Janczyk, 2012), она развивалась все быстрее только с конца 1990-х годов благодаря растущему числу эмпирических данных, подтверждающих участие восприятия в обработке действий (см. обзоры Nattkemper et al., 2010; Shin et al., 2010). За это время сформировался набор классических идеомоторных парадигм.

      Одним из примеров является парадигма «реакция-эффект-совместимость» (Kunde, 2001, 2003, 2004; Koch and Kunde, 2002; Rieger, 2007; Janczyk et al., 2009; Пфистер и др., 2010). В экспериментах по совместимости «реакция-эффект» участники дают ответы со свободным или вынужденным выбором, которые не имеют отношения к задаче. Эффекты могут быть совместимыми (т. е. естественно вытекающими из текущей реакции, например, левый стимул после нажатия левой клавиши) или несовместимыми. Ответы в среднем быстрее, когда за ними следуют совместимые эффекты, чем несовместимые. Снижение производительности при постоянном несоответствии действия и эффекта указывает на то, что обработка ответа чувствительна к согласованию действия и эффекта и, таким образом, включает некоторые представления эффектов (Hoffmann et al., 2001).

      Другой классической парадигмой в идеомоторных исследованиях является парадигма обучения эффекту (Elsner and Hommel, 2001, 2004; Hommel et al., 2003; Kray et al., 2006; Hoffmann et al., 2009). Логика аналогична плану совместимости «реакция-эффект» с той лишь разницей, что ассоциации «действие-эффект» приобретаются только во время эксперимента, на начальной фазе обучения. В основополагающем исследовании, проведенном Элснером и Хоммелем (2001), участники нажимали две клавиши в произвольно выбранной ими последовательности.За клавишами условно следовали тональные эффекты. После этого применялась фаза принудительного или свободного выбора (в зависимости от эксперимента и исследования). На этапе принудительного выбора прежние действия-эффекты теперь фигурировали как сигналы действия. Участники были быстрее, когда картирование реплики соответствовало картированию эффекта реплики, испытанному на этапе обучения, чем когда картирование было обратным (см. Также Herwig et al., 2007; Herwig and Waszak, 2009). В фазе теста со свободным выбором, где прежние эффекты действия фигурировали в качестве сигналов Go, участники выбирали чаще, чем случайность предполагала реакцию, за которой на фазе обучения последовал текущий сигнал Go (см. также Hoffmann et al. др., 2009; Пфистер и др., 2011).

      Другие известные парадигмы в контексте идеомоторной теории включают версии парадигмы последовательного времени реакции (Nissen and Bullemer, 1987), которые подчеркивают формирование ассоциаций RS (Ziessler, 1998; Ziessler and Nattkemper, 2001), и исследования, в которых человек стимулы движения вызывают у наблюдателей сходные тенденции реагирования (Knuf et al., 2001; De Maeght and Prinz, 2004; Prinz et al., 2005; Häberle et al., 2008; Watanabe, 2008).

      Хотя исследования с использованием этих парадигм позволили получить значительные знания об идеомоторных механизмах, они обеспечивают лишь относительно косвенный доступ к обработке перцептивных репрезентаций в действии.В этих парадигмах процесс выбора действия может быть запущен только заранее посредством перцептивной активации. Эффективность перцептивных эффектоподобных праймов на последовательное действие интерпретируется как свидетельство участия перцептивных репрезентаций в выборе этих действий. Более прямой экспериментальный доступ к идеомоторному познанию потребует измерения перцептивной обработки в режиме онлайн, во время планирования действий. Эта стратегия реализуется в парадигмах моторно-визуального прайминга.

      Моторно-визуальное прайминг

      В парадигмах моторно-зрительного прайминга ответное действие (R1) выбирается и выполняется в ответ на перцептивный сигнал (S1), в то время как одновременно должен быть обнаружен или идентифицирован стимул (S2) (см. Рисунок ) . Экспериментатор манипулирует тем, совместим ли S2 идеомоторно с R1 (т. е. похож ли он в любом измерении на эффект R1) или нет. Эта совместимость обычно влияет на скорость или точность восприятия S2. Такие эффекты совместимости обычно рассматриваются как происходящие от вовлечения перцептивных репрезентаций стимулов, совместимых с эффектами, в планирование действий (Kunde and Wühr, 2004).

      Схематическое изображение одиночных моторно-зрительных заданий и двойных моторно-зрительных заданий . В обоих типах задач R1 выбирается в соответствии с сигналом восприятия S1. Во время подготовки R1 предъявляется целевой стимул S2. Экспериментатор манипулирует тем, совместимы ли R1 и S2 идеомоторно или нет, то есть напоминает ли S2 в каком-либо отношении эффект R1. В одиночных задачах S2 фигурирует как Go-стимул для R1. В двойных задачах идентификация S2 сообщается вторичным ответом R2. Таким образом, R1 и S2 функционально не связаны.Эффект моторно-визуального прайминга присутствует, когда совместимость R1-S2 влияет на производительность R1 в одиночных задачах или когда совместимость R1-S2 влияет на производительность R2 в двойных задачах.

      Парадигмы моторно-визуального прайминга могут, с одной стороны, быть реализованы в виде отдельных версий задач (Craighero et al., 2002). В этом случае S2 в основном фигурирует как сигнал Go для R1 (см. рис. ). Личность R1 сообщается S1, но R1 скрывается до представления S2. Хотя идентичность Go-Signal не имеет отношения к задаче, его идеомоторная совместимость с задержанной реакцией все же влияет на правильность и латентность реакции (Craighero et al., 1999). Эти эффекты обычно интерпретируются как отражение обработки перцептивных репрезентаций при планировании действий (Craighero et al., 2002; Bortoletto et al., 2011).

      С другой стороны, парадигмы моторно-визуального прайминга также были реализованы в версиях для двойного задания . В этих исследованиях R1 планируется в соответствии с S1 и выполняется либо немедленно (Müsseler and Wühr, 2002; Wühr and Müsseler, 2002), в собственном темпе участника (Eder and Klauer, 2007; Oriet et al., 2007), либо после нейтральный к совместимости Go-Signal (Кунде и Вюр, 2004; Хоммель и Мюсселер, 2006).В разное время во время подготовки или выполнения R1 отображается второй стимул S2. S2, в отличие от версий с одной задачей, здесь не является Go-Signal для R1, а принадлежит второй несвязанной задаче (см. рис. ). Вторая задача состоит в том, чтобы сообщить об идентичности S2 по вторичному — ускоренному (Zwickel et al., 2007; Pfister et al., 2012) или неускоренному (Müsseler and Hommel, 1997a; Stevanovski et al., 2002) — ответу R2. . Хотя R1 и S2 относятся к разным задачам и функционально не связаны между собой, часто наблюдалось влияние идеомоторной совместимости между R1 и S2 на выполнение R2.Эти эффекты обычно интерпретируются как связанные с участием перцептивных репрезентаций в обработке R1. В испытаниях, совместимых с R1-S2, это участие мешает восприятию S2, и это вмешательство отражается на производительности R2 (Müsseler, 1999; Eder and Klauer, 2009).

      Моторно-зрительный прайминг, конечно, не единственный способ воздействия действий на восприятие идеомоторно-совместимых стимулов. Накоплены данные о том, что двигательные навыки с определенными типами движений (например,г., легкая атлетика или танцы) могут избирательно улучшать восприятие движений этого типа (Calvo-Merino et al., 2005; Craig et al., 2009; Hohmann et al., 2011; Cañal-Bruland et al., 2012; Дирш и др., 2012). Подобный долговременный моторно-зрительный эффект наблюдался в экспериментально контролируемых исследованиях моторно-зрительного обучения. Эксперименты по моторно-визуальному обучению обычно включают фазу моторного обучения, на которой участники осваивают новые модели движений, и фазу визуального тестирования, на которой участники должны наблюдать аналогичные модели движений.Результаты обычно показывают, что двигательная практика избирательно улучшает или искажает способности восприятия стимулов, сходных с моторными (Hecht et al., 2001; Casile and Giese, 2006; Engel et al., 2008a,b; Beets et al., 2010). ; Гленберг и др., 2010). Оба феномена обучения можно интерпретировать как свидетельство участия перцептивных репрезентаций в двигательных действиях (Vogt and Thomaschke, 2007).

      Хотя такие исследования передачи моторно-зрительного обучения имеют большое значение для определения зрительно-моторной обработки при приобретении навыков, они, тем не менее, имеют ограниченную ценность для детального изучения идеомоторных механизмов.Как и в вышеупомянутых парадигмах обучения эффекту, выводы делаются на основе отношений между различными экспериментальными фазами. Эти выводы информативны в отношении того, как приобретаются ассоциации действия-эффекта, но менее информативны в отношении механизмов, с помощью которых приобретенные действия-эффекты приводят к намеченным действиям. По этой причине исследования моторно-визуального прайминга представляют собой гораздо более мощный и точный во времени инструмент, потому что эти парадигмы позволяют манипулировать и измерять идеомоторные процессы в режиме онлайн, пробным образом.Следовательно, в настоящем обзоре основное внимание уделялось исследованиям моторно-зрительного прайминга, хотя время от времени приводятся данные из исследований обучения, когда они непосредственно связаны с результатами исследований прайминга.

      Моторно-визуальное прайминг и идеомоторная теория

      Исследования моторно-зрительного прайминга часто приводились в поддержку идеомоторной теории (Stoet and Hommel, 1999; Kunde and Wühr, 2004; Shin et al., 2010). На самом деле лишь в редких случаях предлагалось какое-либо иное объяснение моторно-зрительного прайминга, кроме обработки перцептивных репрезентаций в действии (см., однако, Oades and Kreul, 2001, в качестве исключения).В самом деле, кажется трудным объяснить, почему действия должны воздействовать на несвязанные перцептивные события, если репрезентации восприятия участвуют в обработке действия. Таким образом, моторно-визуальное прайминг можно рассматривать как один из наиболее убедительных примеров эмпирического доказательства центрального утверждения идеомоторной теории о том, что планирование действия обрабатывает перцептивные эффекты действия. Однако ссылка на моторно-зрительную подготовку в идеомоторной литературе носит довольно общий характер. Обычно это не выходит за рамки цитирования моторно-зрительного прайминга в поддержку теории в целом.Это резко контрастирует с высокой информативностью исследований моторно-визуальной подготовки для понимания многих аспектов обработки репрезентаций перцептивных эффектов при выборе действия.

      Целью настоящего обзора является показать, что предыдущие исследования моторно-зрительного прайминга позволяют сделать точные выводы о подробной функциональной роли, которую перцептивные репрезентации играют в планировании действий. Кроме того, я обсуждаю потенциальные методологические ловушки при разработке исследований моторно-визуального прайминга и намечаю направления для будущих исследований моторно-зрительного прайминга, которые могли бы дополнительно пролить свет на механизмы идеомоторного познания.

      Методологические соображения

      Несмотря на важность парадигмы моторно-визуального прайминга для исследования идеомоторных процессов, существует неотъемлемая методологическая трудность измерения таких эффектов, которая требует тщательного рассмотрения и контроля. Большинство парадигм поведенческой когнитивной психологии являются зрительно-моторными парадигмами в самом общем смысле. Экспериментатор систематически манипулирует перцептивной стимуляцией участника как независимой переменной и записывает ответы участника.Эта основная логика психологических экспериментов предназначена для проверки гипотез о причинно-следственном влиянии предъявления стимула на выработку реакции. Считается, что работая таким интуитивным образом, манипулирование стимулами и измерение реакции выявляют закономерности в умственной обработке от восприятия до действия. Стимулы прекрасно поддаются контролю и напрямую влияют на процессы восприятия, в то время как реакции обычно вызываются внутренними психическими процессами. Этот экспериментальный план кажется интуитивно осуществимым, поскольку он соответствует нашему повседневному опыту с восприятием и действиями.Перцептивная стимуляция переживается как в значительной степени вызванная окружающей средой. Обычно нам приходится изменять окружающую среду (например, перемещать объекты в поле зрения), чтобы воздействовать на стимуляцию восприятия (однако иногда утверждалось, что научное описание восприятия не должно следовать этой интуиции, например, Gibson, 1979; Noë, 2004). ; Бомпас и О’Реган, 2006). Действия, напротив, переживаются как производимые или, по крайней мере, в значительной степени формируемые нашей собственной когнитивной системой. Эксперименты по моторно-зрительному праймингу должны изменить это в высшей степени интуитивное каузальное направление (точно так же, как это делает идеомоторная теория на концептуальном уровне).Такие эксперименты направлены на установление причинно-следственной связи выполнения реакции на восприятие стимула. Для этого экспериментатор должен был бы непосредственно контролировать намерения участников к действию как независимую переменную и непосредственно измерять содержание или другие особенности их зрительного восприятия как зависимую переменную. И то, и другое практически невозможно. Хотя можно вызвать непроизвольные движения с помощью нервной стимуляции или приложения внешних сил к эффекторам, планирование произвольных действий (часто представляющее центральный интерес в моторно-зрительных исследованиях и составляющее главную объяснительную цель идеомоторной теории) не может напрямую физически контролироваться экспериментатором способом, сравнимым с с манипулированием стимулом в зрительно-моторных экспериментах.Точно так же зрительное восприятие — это событие внутри мозга участника, которое нельзя наблюдать напрямую, а нейробиологические измерения недостаточно точны, чтобы различать состояния восприятия до такой степени, чтобы можно было разумно предположить, что на них влияет действие. Следовательно, моторно-визуальные исследователи должны применять косвенные методы манипулирования реакцией и косвенные измерения зрительного восприятия. И то, и другое может привести к характерным методологическим проблемам, что будет обсуждаться в свою очередь.

      В оставшейся части этого раздела я обсуждаю потенциальные альтернативные немоторно-визуальные объяснения исследований моторно-зрительной подготовки, вытекающие из этих методологических проблем.Я также показываю, как эти потенциальные путаницы решались в предыдущих исследованиях.

      Транзитивность сходства стимулов

      Косвенное манипулирование процессами планирования действий участников как независимой переменной обычно достигается путем варьирования экспериментальных инструкций. В некоторых парадигмах блокируется инструкция по подготовке определенного вида действия. Однако, чтобы избежать эффекта обучения, большинство парадигм моторно-визуального прайминга случайным образом изменяют реакцию от испытания к испытанию.Обычно это делается путем отображения сигнала ответа перед каждым испытанием. Сигнал сигнализирует о реакции, необходимой в текущем испытании. В некоторых испытаниях сигнальная реакция совместима с наблюдаемым визуальным стимулом, в других — несовместима. Моторно-визуальное взаимодействие выявляется путем сравнения зрительных характеристик совместимых и несовместимых пар «реакция-стимул». Отношения совместимости между стимулом и реакцией обычно очень естественны и являются отличительной чертой каждого из них (например, соответствие жестов, слов, направлений движения или общего пространственного положения).Однако инструктируемое сопоставление между сигналом и реакцией также часто является естественным и интуитивным. Это гарантирует, что перевод реплики ответа не поглощает слишком много когнитивных способностей, требуя от участников запоминания и применения сложных правил, что может привести к дефициту правильности ответа.

      Эти требования, направленные на сохранение простоты и интуитивности как инструктируемого сопоставления отклика-сигнала, так и оцениваемого отношения совместимости ответ-стимул, делают заманчивым выбор похожих или даже идентичных сопоставлений совместимости для обоих.Это, однако, приводит к серьезным проблемам, связанным с интерпретацией потенциального взаимодействия совместимости, потому что в таких ситуациях совместимость между реакцией и стимулом всегда сопровождается совместимостью между реакцией и стимулом. Когда совместимость между репликой и реакцией и между реакцией и стимулом определяется в одних и тех же терминах, тогда любой систематический эффект совместимости подготовки к реакции на восприятие стимула неотличим от эффекта совместимости реплики на восприятие стимула (см. также Hommel and Müsseler, 2006). , для обсуждения этого вопроса).

      Следовательно, исследования, в которых применяются аналогичные определения совместимости для карт реакции реплики и для соответствия реакции-стимула, не могут рассматриваться как однозначное свидетельство моторно-зрительного эффекта. Любой эффект совместимости может быть обусловлен каузальной связью восприятия стимул-подготовка к реакции, а также каузальной связью восприятия-стимул-восприятие-сигнал (последняя является зрительно-визуальным взаимодействием). Тем не менее, литература по двигательно-зрительному праймингу предлагает несколько стратегий для решения этой потенциальной проблемы интерпретации.

      Например, Müsseler and Hommel (1997a, Exp. 1, 2), Müsseler and Hommel (1997b, Exp. 1, 2) использовали одни и те же стимулы (наконечники стрелок) для сигналов S1 и для стимулов S2 с одинаковой реакцией на сигнал и определения совместимости ответ-стимул. Однако этот эффект также был обнаружен в экспериментах с двигательными нарушениями зрения, в которых применялось более сложное картирование реакции на сигнал. Мюсселер и Хоммель определяли ответ словами-направлениями вместо стрелок (Müsseler and Hommel, 1997a, Exp. 4) и обращали естественное отображение ответа-сигнала из исходного эксперимента (Müsseler and Hommel, 1997a, Exp.5), тогда как Müsseler et al. использовали слуховые сигналы (Müsseler et al., 2000, Exp. 1) и требовали, чтобы участники эндогенно генерировали ответы в чередующейся последовательности (Exp. 2).

      Эти результаты показывают, что одна из наиболее широко исследованных парадигм моторно-визуального прайминга (т. е. прайминг восприятия стрелы боковыми нажатиями клавиш) не может быть объяснена зрительно-зрительными эффектами.

      Транзитивность сходства ответов

      Проблема сопоставимой интерпретации возникает из-за необходимости косвенного измерения восприятия стимула в моторно-зрительных экспериментах.Восприятие обычно оценивается путем включения вторичной реакции в дизайн. Вторичная реакция R2 представляет собой либо ускоренное обнаружение/идентификацию стимула (например, Craighero et al., 2002; Pfister et al., 2012), либо небыстрое сообщение об определенных характеристиках стимула (например, Müsseler and Hommel, 1997a), либо воспроизведение движения стимула (Schubö et al., 2004). Скорость или точность R2 является мерой скорости или точности процесса восприятия. Однако, что касается отображения S1-R1, есть аргументы в пользу того, чтобы отображение S2-R2 оставалось относительно естественным и интуитивно понятным.Это особенно важно для ускоренных вторичных ответов. Сложный перевод, вероятно, потребует дополнительного времени когнитивной обработки и, таким образом, добавит дополнительный источник дисперсии ко времени отклика, что помешает статистическому обнаружению любых эффектов совместимости ответ-стимул. Тем не менее, когда совместимость R1-S2 и совместимость S2-R2 определяются одними и теми же правилами сопоставления, совместимости не могут меняться независимо друг от друга. В такой ситуации праймирующий эффект совместимости нельзя однозначно отнести к моторно-зрительному праймингу, поскольку он будет неотличим от первично-вторичного прайминг-эффекта.Эффекты прайминга ответ-ответ часто наблюдались в двойных задачах с отношениями совместимости между функционально не связанными ответами (Шуч и Кох, 2004; Венке и Френш, 2005). Однако эту проблему интерпретируемости также можно контролировать. Например, Müsseler and Hommel (1997a, Exp. 1), Müsseler and Hommel (1997b, Exp. 1) использовали одни и те же движения нажатия клавиш в качестве первичной и вторичной реакции с тем же определением совместимости, но они также получили эффект моторно-зрительной интерференции, когда: в контрольном эксперименте вторичными реакциями были вербальные ответы (слова-указания) вместо нажатия клавиш (Müsseler and Hommel, 1997a, Exp.2).

      Аналогичная критика относится к Schubö et al. (2001, 2004) парадигма моторно-визуальной интерференции. Вторичная реакция в их парадигме фигурирует как первичная реакция в последующем испытании. Таким образом, отображение совместимости между реакцией и стимулом идентично отображению между стимулом и вторичной реакцией. Шубо и др. (2004, Exp. 2) попытались исключить вторичное объяснение реакции путем включения дополнительной двигательной задачи (рисование кругов) между испытаниями.Они обнаружили сопоставимые эффекты совместимости с такой задачей и без нее. Согласно их интерпретации, двигательная задача должна была помешать и, таким образом, устранить эффект совместимости вторичной реакции.

      Зрительно-моторные объяснения в экспериментах по двигательно-зрительному праймингу

      Как было рассмотрено во введении, визуальная обработка может напрямую влиять на двигательную обработку, о чем свидетельствует влияние нерелевантных для задачи аспектов зрительной стимуляции на двигательные действия. Когда стимулы и ответы совместимы, ответы быстрее и точнее, чем при несовместимых.Некоторые из этих зрительно-моторных эффектов были интерпретированы как свидетельство идеомоторной теории. Когда отношение совместимости между стимулом и реакцией представляет собой отношение действие-эффект, т. е. когда выполнение реакции лучше, когда реакции вызываются их типичными перцептивными эффектами, чем когда они вызываются не-эффектами, такие результаты можно явно приписать идеомоторной обработке. , потому что они показывают, что представления эффектов восприятия играют роль в выборе действия.

      Однако существует также множество свидетельств зрительно-моторного прайминга, когда связь между стимулом и реакцией является не следствием, а аффордансом.В таких случаях стимул не является типичным последствием действия, а обычно предшествует действию в том смысле, что обеспечивает его. Например, сторона ручки чашки, не имеющая отношения к задаче, запускает ипсилатеральную ответную руку (Fischer and Dahl, 2007; Bub and Masson, 2010; Goslin et al., 2012). Эти виды зрительно-моторных эффектов прайминга также могут быть объяснены ассоциативным обучением (Heyes, 2001) вместо идеомоторной теории, без предположения о какой-либо перцептивной обработке при выборе действия.В некоторых исследованиях зрительно-моторного прайминга совершенно очевидно, основывается ли совместимость между стимулом и реакцией на стимуле, обычно являющемся внешней императивной причиной реакции (прайминг аффорданса), или же она основывается на стимуле, обычно являющемся внешним эффектом реакции. (идеомоторное возбуждение).

      Для многих других зрительно-моторных исследований, однако, неясно, является ли связь между стимулом и реакцией отношением аффорданса или следствием. Это привело к разногласиям по поводу правильной интерпретации зрительно-моторных эффектов с парами аффорданс/эффект-неоднозначный стимул-реакция.

      Например, ведутся споры о том, обязан ли зрительно-моторный прайминг биологическим стимулам движения, иногда называемый «имитационным праймингом», ассоциативному обучению (Heyes, 2001, 2003; Heyes and Ray, 2004; Bird and Heyes, 2005; Heyes et al., 2005; Wiggett et al., 2011) или идеомоторным принципам (Brass et al., 2000; Stürmer et al., 2000), поскольку при имитации совместимый стимул может быть сигналом аффорданса с точки зрения имитатор и эффект с точки зрения модели (см., однако, Leighton et al., 2010, для комплексного взгляда). Подобная неоднозначность интерпретации относится к эффекту Саймона – эффекту запуска от нерелевантной латеральности стимула к ипсилатеральным реакциям (Proctor and Vu, 2006). С одной стороны, действия часто вызываются ипсилатеральными стимулами (Michaels, Stins, 1997), но, с другой стороны, они столь же часто имеют ипсилатеральные эффекты (Greenwald, Shulman, 1973).

      Этот вопрос имеет особое значение для интерпретации парадигм моторно-зрительного прайминга, потому что для многих типов стимулов S2, обычно применяемых в этих парадигмах, неясно, совместимы ли они с R1 в смысле возможности или в смысле эффекта.Однако, если автор моторно-визуального эксперимента с неоднозначными стимулами аффорданса/эффекта может убедиться, что эксперимент действительно демонстрирует влияние обработки действий на обработку перцепции, то этот эффект определенно можно отнести к идеомоторной обработке, несмотря на неоднозначность эксперимента. раздражители. Только что описанные альтернативные неидеомоторные объяснения зрительно-моторного прайминга с неоднозначными стимулами аффорданса/эффекта неприменимы к моторно-зрительным парадигмам. Эти неидеомоторные описания могут легко объяснить, почему восприятия, которые обычно вызывают определенные реакции, обуславливают эти реакции, но они не могут объяснить, почему эти реакции должны обусловливать восприятия, которые обычно их вызывают.Таким образом, моторно-зрительные парадигмы, по теоретическим причинам, превосходят зрительно-моторные парадигмы в отношении исследования идеомоторной обработки довольно неоднозначных стимулов. Это важное преимущество, потому что существует мало стимулов, которые можно без сомнения классифицировать как эффект, а не как аффорданс реакции, если только они не связаны с реакцией на доэкспериментальной фазе обучения (как, например, у Кардозо). -Leite et al., 2010; Pfister et al., 2012).

      Однако, как упоминалось выше, это преимущество реализуется только в том случае, если экспериментальный план исследования моторно-зрительной подготовки не допускает альтернативного зрительно-моторного объяснения.В некоторых исследованиях моторно-визуальной подготовки это не так. Когда в этих исследованиях применяются неоднозначные стимулы аффорданса/эффекта, их нельзя однозначно считать информативными в отношении идеомоторной обработки. Это относится, в частности, к моторно-визуальным парадигмам одной задачи и к параллельным моторно-визуальным парадигмам двойной задачи. Я буду обсуждать каждый по очереди.

      Одиночные задания

      Для обоих классов стимулов с неоднозначным аффордансом/эффектом, обсуждавшихся выше (латеральные стимулы и стимулы движения человека), одиночные задания интерпретировались как свидетельство моторно-зрительных эффектов.Ван дер Люббе и его коллеги (Van der Lubbe and Abrahamse, 2011; Van der Lubbe et al., 2012), например, предложили схему, объясняющую стандартный эффект Саймона с точки зрения моторно-зрительных эффектов (см. также Metzker and Dreisbach, 2009). , 2011; Nishimura and Yokosawa, 2010b), и Stürmer et al. (2000) и Craighero et al. (2002) интерпретировали имитацию прайминга с точки зрения идеомоторной теории.

      Craighero et al. (2002), например, инициировали восприятие стимула подготовкой совместимых или несовместимых хватательных движений.Вторичной реакцией было ускоренное выполнение заранее подготовленного движения. Они объяснили эффект влиянием двигательной подготовки на восприятие стимула. Однако этот эффект также можно интерпретировать как влияние восприятия стимула на выполнение ответа, как Grosjean and Mordkoff (2001), Vogt et al. (2003) и Miall et al. (2006) отмечают.

      Линдеманн и Беккеринг (2009) применили стратегию, позволяющую избежать двусмысленности интерпретации. Они исследовали моторно-зрительные эффекты с помощью серии одиночных задач и защищали эффекты от зрительно-моторных объяснений с помощью дополнительной моторно-визуальной двойной задачи.

      Параллельные двойные задачи

      Альтернативное зрительно-моторное объяснение моторно-зрительных двойных задач возможно только тогда, когда стимул и реакция являются циклическими, растянутыми во времени событиями (например, Hamilton et al., 2004; Schubö et al., 2004; Jacobs and Shiffrar, 2005; Miall et al., 2006; Zwickel et al., 2010b). Отныне я буду называть такие задачи термином одновременных моторно-зрительных задач.

      Параллельные моторно-зрительные прайминг-эффекты поведенчески неотличимы от зрительно-моторных эффектов.Несколько предыдущих исследований показали, что синхронизировать совместимые циклические движения с совместимой стимуляцией труднее, чем с несовместимой стимуляцией (Kilner et al., 2003; Bouquet et al., 2011; Capa et al., 2011; Press, 2011; Gowen). и Поляков, 2012). Это означает, что сложность двигательной задачи различается между совместимыми и несовместимыми испытаниями в параллельных исследованиях моторно-зрительного прайминга. В совместимых испытаниях двигательная задача усложняется. Выполнение более сложной задачи может привести к неспецифическому ухудшению общего восприятия в несовместимых испытаниях.Неспецифический означает, что нарушение per se не зависит от совместимости действия с событием восприятия, но может повлиять на восприятие любого стимула (см. Müsseler and Wühr, 2002, анализ специфических и неспецифических моторно-зрительных помех). Эффекты неспецифического моторно-зрительного прайминга часто демонстрировались в двойных задачах, где совместимость R1-S2 либо не изменялась, либо добавлялась к неспецифическим нарушениям (Band et al., 2006; Johnston and McCann, 2006; Brisson and Jolicœur, 2007).Однако неспецифические моторно-зрительные нарушения нельзя рассматривать как явное свидетельство идеомоторной обработки. Это также можно объяснить ограничениями только двигательных или перцептивных процессов, таких как передача информации в кратковременную зрительную память (Jolicœur and Dell’Acqua, 1998) или выбор реакции (Pashler, 1994; Marois et al. ., 2006) из-за ограниченных общих вычислительных мощностей. Моторно-визуальные доказательства идеомоторной теории требуют, чтобы действия нарушали восприятие в зависимости от содержания и совместимости, потому что только это показывает, что конкретные репрезентации перцептивных эффектов обрабатываются при планировании действий.

      Наилучшей стратегией, позволяющей объяснить моторно-визуальный праймирующий эффект моторно-зрительными нарушениями, специфичными для совместимости, а не комбинацией зрительно-моторных нарушений, характерных для совместимости, и неспецифических моторно-зрительных нарушений, будет использование стимула S2 во времени, следующего за реакцией R1 ( например, Oriet et al., 2003b).

      Заключение

      Хотя исследования моторно-визуального прайминга являются мощным инструментом для изучения перцептивной обработки в двигательном познании, они иногда допускают альтернативные объяснения.Эта двусмысленность объяснения проистекает из требования косвенно манипулировать ответами как независимыми переменными и косвенно измерять процессы восприятия как зависимую переменную. Однако альтернативные объяснения можно исключить, используя двойные задачи, в которых реакция и стимул не перекрываются во времени и где сопоставление S1-R1 определяется в другом измерении как совместимость R1-S2.

      Направления будущих исследований

      Хотя предыдущие исследования моторно-зрительной подготовки существенно расширили наши знания об идеомоторной обработке, многие вопросы о перцептивной обработке в планировании действий до сих пор остаются без ответа, и существует огромный потенциал для будущих исследований моторно-зрительной подготовки.В следующих подразделах я обрисую некоторые из наиболее неотложных идеомоторных проблем, которые могут быть решены с помощью исследования моторно-зрительного прайминга.

      Функция связывания

      Исследование моторно-визуального прайминга показало, что особенности восприятия связаны с планами действий и, следовательно, не полностью доступны параллельным процессам восприятия. Однако функция этого процесса связывания пока не ясна. Некоторые предполагают, что связывание репрезентаций перцептивных эффектов не позволяет этим репрезентациям снова и снова запускать одно и то же действие с помощью идеомоторных механизмов.В этом случае выполнение будет заблокировано повторяющейся цепочкой запуска одного и того же действия (например, Müsseler, 1999). Согласно этой версии, функцией связывания эффекта должно быть торможение исходящей активации от репрезентаций перцептивных эффектов к другим двигательным процессам. Таким образом, нарушение восприятия будет просто перцептивным побочным эффектом подавления репрезентаций, чтобы оградить их от действий.

      Koch и Prinz (2002) предложили теорию связывания эффектов, в которой нарушение моторного зрения представлено не как побочный эффект, а как основная функция связывания.Они говорят, что «… код, обеспечивающий выполнение ответа, защищен от помех со стороны визуального ввода, что затем приводит к ухудшению восприятия совместимых стимулов» (Кох и Принц, 2002, стр. 200). Согласно этой точке зрения, производство R1 защищено от любых помех со стороны нерелевантной визуальной информации, которая может повлиять на него. S2 не имеет отношения к задаче для производства R1, но может быть потенциальным идеомоторным триггером в испытаниях, совместимых с R1-S2. Таким образом, экранирование особенно важно в совместимых исследованиях и может привести к ухудшению моторного зрения.

      Имеются предварительные данные по обоим счетам. Вывод о том, что привязка может также влиять на совместимые ответы в двойных задачах (например, Mattson and Fournier, 2008; Eder et al., 2012), скорее поддерживает предположение о том, что функция привязки состоит в том, чтобы избежать избыточного повторяющегося планирования ответов.

      Поддержка учетной записи экранирования исходит из исследований модуляции процессов экранирования. Согласно Дрейсбаху (2012), процесс защиты реакций от помех со стороны нерелевантных стимулов сильно зависит от применяемого набора задач, то есть от того, как сигнализируется реакция.Когда речь идет о простом произвольном отображении S-R, такое экранирование практически отсутствует, тогда как постоянное (Dreisbach and Wenke, 2011) и основанное на правилах (Dreisbach and Haider, 2008, 2009) отображение приводит к существенным эффектам экранирования.

      Этот паттерн действительно также отражается в моторно-зрительных нарушениях. Томасшке и др. (2012b), а также Вюр и Мюсселер (2002) исследовали роль различных правил отображения S1-R1 в влиянии моторно-зрительных нарушений. В обоих исследованиях сравнивали эффекты моторно-зрительных нарушений (R1-S2) при совместимых правилах отображения S1-R1 с эффектами ухудшения при несовместимых правилах отображения S1-R1.R1 были боковыми нажатиями клавиш, а S2 были стрелками, указывающими влево/вправо. Оба исследования выявили одну и ту же закономерность: когда картирование S1-R1 выполнялось в соответствии с простым, совместимым правилом картирования, был обнаружен существенный эффект ухудшения, но эффект отсутствовал, когда картирование S1-R1 требовало запоминания несовместимых трансляций S1-R1.

      Окончательное решение потребует дальнейших исследований, в частности, более систематического изучения роли правил отображения S1-R1 в моторно-зрительной подготовке.

      Модальность S2 в моторно-перцептивном прайминге

      Исследования моторно-зрительного прайминга, рассмотренные в этой статье, были ограничены зрительной областью. Однако идеомоторная теория утверждает, что сенсорные воздействия в любой модальности могут вызывать действия. Предыдущие исследования восприятия действия редко применяли другие модальности (см. Schütz-Bosbach and Prinz, 2007).

      Интересным вопросом для дальнейших исследований будет вопрос о том, применимы ли временные паттерны, обнаруженные в исследованиях моторно-зрительного прайминга, к моторно-аудиальному или моторно-тактильному праймингу, или репрезентации эффектов в разных модальностях по-разному участвуют в идеомоторном познании.

      Еще один интересный вопрос связан с взаимодействием различных модальностей. Исследования мультисенсорных взаимодействий показали, что репрезентации восприятия в одной модальности тесно связаны с восприятиями в других модальностях, когда они часто встречаются одновременно (Driver and Spence, 2000; Craig, 2006; Butz et al., 2010). Сторонники идеомоторной теории часто предполагали, что репрезентации восприятия, участвующие в выборе действия, имеют мультисенсорную природу (например, Hommel, 2004).

      В связи с этим возникает вопрос, могут ли действия также быть косвенно инициированы, например, слуховым перцептивным представлением, когда это представление не является типичным последствием действия, а часто сосуществует с его визуальными эффектами. На этот вопрос можно ответить с помощью моторно-перцептивного прайминга. В частности, на этапе обучения нужно было бы ассоциировать действие со слуховым эффектом, совместимым с определенным зрительным ощущением, например высокие тона со стимулами в правом поле зрения (см.г., Рускони и др., 2006; Нисимура и Йокосава, 2009 г.; Эйтан и Тиммерс, 2010). Если это действие на более поздней фазе теста с двойным заданием нарушило восприятие в другой модальности, можно было бы сделать вывод, что идеомоторные представления являются мультисенсорными.

      Тип R1 в двигательно-зрительном прайминге

      Исследования моторно-зрительного прайминга, рассмотренные в настоящей статье, были ограничены мануальными или вербальными реакциями R1, потому что они были преобладающими в идеомоторной литературе по моторно-зрительным эффектам.

      Однако еще одним хорошо изученным моторно-зрительным явлением является влияние планирования движения глаз на зрительное внимание. Движения глаз очень тесно связаны со зрением, потому что они почти всегда напрямую влияют на визуальную информацию. Давно известно, что планирование и выполнение движений глаз оказывают большое влияние на зрительное внимание (Rizzolatti et al., 1987; Atabaki et al., 2009; Land and Tatler, 2009). Влияние движений глаз на восприятие совместимых стимулов может быть облегчающим (Shepherd et al., 1986; Шелига и др., 1994; Хоффман и Субраманиам, 1995 г.; Коулер и др., 1995; Smith et al., 2004), но и вредным (Tibber et al., 2009). Однако в сравнительных исследованиях уже есть данные о том, что движений глаз и движений оказывают качественно иное воздействие на восприятие, чем движений рук и движений (Fischer et al., 1999, 2003; Deubel and Schneider, 2003). Важной задачей будущих исследований является определение того, можно ли хотя бы частично объяснить движения глаз идеомоторными процессами (см. Herwig and Horstmann, 2011; Huestegge and Kreutzfeldt, 2012, о начальных шагах в этом направлении) и, возможно объяснение, почему идеомоторные процессы приводят к различным поведенческим эффектам для движений глаз и рук?

      Заключение

      Предыдущее исследование идеомоторной обработки показало, что планирование действий связывает перцептивные представления в стабильное составное представление действия.Однако до сих пор неясно, какую когнитивную функцию выполняет это связывание. Другими открытыми вопросами являются степень мультисенсорности идеомоторных репрезентаций и какие типы действий используют идеомоторную обработку. Эти проблемы потенциально могут быть решены будущими исследованиями моторно-зрительного прайминга.

      Идеомоторная совместимость обеспечивает автоматический выбор ответа

      Затраты на двойное задание часто объясняются центральным узким местом, которое не позволяет выполнять основные этапы заданий (например, выбор ответа) одновременно (Pashler, 1994).Одно возможное исключение, однако, было предложено для пар идеомоторных (ИМ) совместимых задач, определенных Гринвальдом и Шульманом (1973; далее G&S) как задачи, для которых «стимул напоминает сенсорную обратную связь от реакции» (стр. 70). . Из-за очень высокого концептуального перекрытия между стимулом и реакцией задачи, совместимые с ИМ, представляют собой особый случай совместимости стимул-реакция. G&S сообщили о затратах на двойное задание, которые были небольшими, если не полностью отсутствовали, когда их участники выполняли задачу слежения (т.д., повторение вслух устного произведения) с указанием направления стрелки влево/вправо движением в соответствующем направлении. Последующие исследования подтвердили, что затраты на выполнение двух задач могут быть очень низкими даже без обучения, когда обе задачи совместимы с IM (Greenwald, 2003, 2004; Halvorson, Ebner, & Hazeltine, 2013; Halvorson & Hazeltine, 2015).

      Предположение предыдущих исследований о том, что обе задачи должны быть совместимы с IM, чтобы обеспечить возможность обхода — в смысле параллельного выполнения центральных этапов (т.g., выбор ответа) двух задач Сноска 1 , однако, противоречит типичному определению автоматизма (Shiffrin & Schneider, 1977). Автоматическая задача не должна требовать ограниченных ресурсов и, следовательно, должна работать без них. Таким образом, даже когда задача, несовместимая с IM, задействует ограниченные центральные ресурсы, это не должно мешать выполнению задачи, совместимой с IM. Настоящее исследование было посвящено этому вопросу.

      Исходная информация

      Согласно модели центрального узкого места Пашлера (1994), внимание уделяется центральным операциям (т.г., выбор ответа) только одной задачи за раз: пока идет центральная обработка Задачи-1, центральная обработка Задачи-2 задерживается (см. рис. 1А). Это центральное ограничение было проверено в многочисленных исследованиях с использованием процедуры психологического рефрактерного периода (PRP), которая включает изменение асинхронности начала стимула (SOA) между двумя стимулами (S1 и S2), каждый из которых требует ускоренной реакции (R1 и R2). Исследования PRP показывают более длительное время реакции Task-2 (RT2) при коротких SOA по сравнению с длинными SOA, устойчивое явление, называемое эффектом PRP.

      Рис. 1

      ( A ) Узкое место должно привести к большим затратам на выполнение двух задач (представлено пунктирной линией), при этом R1 выдается раньше R2. ( B ) Обход узких мест должен приводить к небольшим затратам на двойную задачу или вообще не приводить к ним, при этом R2 обычно происходит раньше R1. S = стимул, R = ответ

      Идеомоторная теория предполагает, что ответы централизованно кодируются репрезентациями их сенсорной обратной связи (Greenwald, 1970). Исходя из этого, Гринвальд (1972) выдвинул гипотезу, что «стимул высоко идеомоторно-совместимых комбинаций должен эффективно выбирать реакцию, не отягощая процессы принятия решений с ограниченными возможностями» (стр.52). Чтобы проверить эту гипотезу, G&S провела два эксперимента PRP, сочетая слухово-речевую (AV) задачу, которая была либо IM-совместимой (повторение вслух слуховой буквы «A» или «B»), либо несовместимой с IM (скажем «ONE» на «A» или «ДВА» на «B»), а также визуально-ручную (VM) задачу, которая была либо IM-совместима (движение влево/вправо к стрелке, указывающей влево/вправо), либо нет (влево/вправо). движение к зрительному слову «влево» или «вправо»). После усреднения RT по двум задачам G&S сообщила, что эффекты PRP отсутствовали, когда оба были совместимы с IM, но все еще присутствовали, когда по крайней мере одно из них не было совместимо с IM.

      Начиная с G&S, виртуальное устранение помех от двух задач часто рассматривалось как прямое указание на обход узких мест, когда два ответа выбираются параллельно (например, Schumacher et al., 2001). Лиен, Проктор и Аллен (2002) сообщили об эффектах PRP в диапазоне от 85 мс до 119 мс в экспериментах, повторяющих эксперимент 2 G&S, и поэтому выступали против обхода. Последующие исследования продолжали обсуждать, действительно ли объединение двух задач, совместимых с IM, устраняет эффект PRP (например,г., Гринвальд, 2003, 2004; Лиен, Макканн, Рутрафф и Проктор, 2005 г.).

      Халворсон и др. (2013) исследовали, почему затраты на выполнение двух задач невелики при объединении двух задач, совместимых с IM. В первых двух экспериментах использовались две задачи, совместимые с IM: задача AV (затенение букв) и задача VM (нажатие клавиши, расположенной в направлении стрелки). Существенные затраты на двойное задание были обнаружены с классической инструкцией PRP для определения приоритета задачи 1 над задачей 2 (Эксперимент 1). Но когда одни и те же стимулы и задачи предъявлялись 90 039 одновременно, 90 040 с инструкциями относиться к ним одинаково, было обнаружено почти идеальное разделение времени (Эксперимент 2).Эксперимент 3 был аналогичен эксперименту 2, за исключением того, что задача АВ состояла в том, чтобы затенить слово, а задача ВМ состояла в том, чтобы имитировать позу изображений рук. Затраты на выполнение двух задач на ВМ, совместимой с IM, Задание 2 были небольшими, когда обе задачи были совместимы с IM, но большими (200+ мс), когда в Задаче 1 AV использовалось произвольное (не IM) сопоставление стимул-реакция.

      На основании этих данных Halvorson et al. (2013) пришли к выводу, что структура парадигмы двойного задания имеет значение: устранение затрат на двойное задание требует одновременного представления S1 и S2.Они также пришли к выводу, что «обе задачи должны быть совместимы с IM, чтобы почти исключить затраты на выполнение двух задач» (Halvorson et al., 2013, стр. 413). Этот последний вывод серьезно ставит под сомнение предположение идеомоторной теории о том, что простое предъявление стимула напрямую активирует соответствующий ответный код. Действительно, в исходной статье Гринвальда (1972) прямо утверждалось, что «…высокоэффективное разделение времени может быть достигнуто, даже если одна из двух одновременных задач не очень хорошо идеомоторно совместима» (стр.57).

      Текущее исследование

      Мы повторно проверили, может ли одна задача, совместимая с мгновенными сообщениями, выполняться автоматически и тем самым обходить узкое место, даже если другая задача не совместима с мгновенными сообщениями. Истинный автоматизм выбора ответа, предложенный оригинальной теорией G&S, предполагает, что это должно быть возможно. Однако большинство доказательств, описанных выше, говорят, что это невозможно (например, Greenwald, 2003; Halvorson et al., 2013). Мы подозреваем, что этот вывод неверен из-за чрезмерной зависимости от затрат на выполнение двух задач как основного индикатора обхода узких мест.Скромные затраты на выполнение двух задач не обязательно указывают на наличие узкого места. Например, Hazeltine, Ruthruff, and Remington (2006) сообщили о скромных затратах на двойное задание, хотя они утверждали, что их участники выбирали два ответа параллельно после обучения двойному заданию. Поскольку периферические конфликты были в значительной степени сведены к минимуму (задачи не имели ни одной сенсорной модальности, ни одной и той же моторной модальности), Hazeltine et al. предположил, что интерференция двух задач возникает не из-за центрального узкого места, а скорее из-за конфликта между центральными кодами задач, находящихся в рабочей памяти во время параллельной центральной обработки.

      И наоборот, незначительные затраты на выполнение двух задач не являются убедительным доказательством обхода узких мест. При объединении двух задач, совместимых с ИМ, их соответствующие основные этапы могут быть настолько короткими по продолжительности, что редко требуют одновременного внимания, что делает узкое место скрытым (Ruthruff, Johnston, Van Selst, Whitsell, & Remington, 2003). Соответственно, нельзя однозначно определить, действительно ли центральное узкое место было обойдено или просто скрыто. В самом деле, и узкие места, и обход предсказывают в основном одно и то же: очень маленькую стоимость двойной задачи.Андерсон, Таатген и Бирн (2005) прекрасно проиллюстрировали этот тупик: они смоделировали отчет Хазелтина, Тига и Иври (2002) об отсутствии затрат на двойное задание после практики двойного задания с моделью, включающей центральное узкое место.

      Чтобы выйти из теоретического тупика, связанного с объединением двух быстрых задач (см. Anderson et al., 2005), мы использовали подход, разработанный в наших предыдущих исследованиях PRP по автоматизации двух задач: медленная/быстрая процедура, которая объединяет медленную задачу 1. вместе с быстрой задачей 2.Такое сочетание медленных и быстрых действий позволяет избежать проблемы скрытых узких мест, гарантируя, что ответ Задачи 1 будет медленным, что (как более подробно объяснено ниже) приводит к очень четким и проверяемым прогнозам на основе узких мест по сравнению с обходом (см. рис. 1; Maquestiaux, Laguë). -Beauvais, Ruthruff, & Bherer, 2008; Maquestiaux, Ruthruff, Defer, & Ibrahime, 2018).

      В дополнение к двухзадачным испытаниям PRP мы случайным образом смешали однозадачные испытания Задачи 1 и однозадачные испытания Задачи 2. Это побуждало участников готовить оба задания перед каждым испытанием (любое задание может быть выполнено следующим), таким образом смягчая влияние одного потенциального недостатка традиционного подхода PRP: чрезмерного определения приоритетов Задачи 1.

      Важно отметить, что смешанные однозадачные испытания по Задаче 2 также обеспечивают более точную исходную линию, относительно которой можно оценить удлинение RT2 при самом коротком SOA (например, Schumacher et al., 2001). Традиционно исследования PRP использовали длинную SOA в качестве базового уровня, но у этого подхода есть небольшая проблема. До начала испытания участники, по-видимому, сосредотачивают подготовку на Задаче 1 (например, создание отображения S-R в рабочей памяти), а затем также готовят Задание 2 с любыми оставшимися ресурсами. На длинном SOA участники могут закончить Задание 1 и затем начать загружать подготовку исключительно к Заданию 2, что искусственно ускорит RT2.Такой же импульс подготовки невозможен на коротких SOA, потому что нет свободного времени на подготовку. Смешанные испытания с одним заданием позволяют избежать этой путаницы при подготовке, потому что Задача 2 появляется в начале испытания, не оставляя свободного времени для ускорения подготовки. Таким образом, нашим основным индикатором затрат на двойную задачу будет разница RT2 между самой короткой SOA и условием одной задачи (хотя мы по-прежнему указываем эффект PRP для полноты картины).

      Мы исследовали возможность обхода узких мест по сравнению с устранением узких мест с помощью трех различных сходящихся показателей: затраты на двойное задание, количество обращений в ответ (т.т. е., R2 перед R1) при самых коротких корреляциях SOA и RT1:RT2 (см. Maquestiaux et al., 2018). Обход узких мест предсказывает незначительные затраты на двойную задачу, частые изменения ответа при коротких SOA (поскольку быстрая задача 2 надежно выигрывает параллельную гонку против более медленной задачи 1) и слабую корреляцию RT1:RT2 во всех SOA (поскольку задачи выполняются больше или меньше). менее самостоятельно). Но узкое место предсказывает большие затраты на двойную задачу (поскольку центральная обработка Задачи 2 задерживается), редкие реверсивные реакции (т.т. е., R1 почти всегда должен излучаться перед R2) на всех SOA, и более высокие корреляции RT1:RT2 на коротких SOA (поскольку случайная вариация в предцентральной и центральной стадиях Задачи-1 наследуется Задачей 2 после задержки узкого места), чем при длительных задержках. Таким образом.

      Влияние ассоциаций действие-следствие, приобретенных идеомоторным обучением, на подражание

      Abstract

      В соответствии с идеомоторной теорией действия представляются с точки зрения их перцептивных эффектов, предлагая решение проблемы соответствия имитации (как перевести наблюдаемое действие в соответствующий двигательный результат).Предполагается, что это кодирование действия, основанное на эффекте, приобретается посредством обучения эффекту действия. Соответственно, выполнение действия приводит к интеграции перцептивных кодов эффектов действия с моторными командами, которые их вызвали. В то время как идеомоторная теория используется для объяснения подражания, влияние обучения «действие-эффект» на подражательное поведение остается неизученным. В двух экспериментах имитационная производительность измерялась в задаче на время реакции после фазы приобретения эффекта действия.Во время приобретения действия-эффекта участники свободно выполняли движение пальца (поднятие указательного пальца или мизинца), а затем наблюдали аналогичное (совместимое обучение) или другое (несовместимое обучение) движение. В эксперименте 1 движения пальцев левой и правой рук были представлены как действие-эффект во время приобретения. В эксперименте 2 во время приобретения эффекта действия были представлены только движения пальцев правой руки, а в задаче на имитацию наблюдаемые руки были ориентированы ортогонально рукам участников, чтобы избежать эффектов пространственной конгруэнтности.Эксперименты 1 и 2 показали, что подражательная производительность улучшилась после совместимого обучения по сравнению с несовместимым обучением. В эксперименте 2, хотя обучение действию-эффекту включало восприятие движений пальцев только правой руки, имитационные способности движений пальцев правой и левой руки были затронуты в равной степени. Эти результаты показывают, что наблюдаемый двигательный стимул, обработанный как результат действия, может впоследствии стимулировать выполнение этого действия, подтверждая идеомоторный подход к подражанию.Далее мы обсудим эти результаты в связи с предыдущими исследованиями обучения эффекту действия и в рамках современных идеомоторных подходов к подражанию.

      Образец цитирования: Бунлон Ф., Маршалл П.Дж., Квандт Л.С., Букет К.А. (2015) Влияние ассоциаций «действие-эффект», приобретенных в результате идеомоторного обучения, на подражание. ПЛОС ОДИН 10(3): е0121617. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0121617

      Академический редактор: Марко Якобони, Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, США

      Получено: 30 сентября 2014 г.; Принято: 2 февраля 2015 г.; Опубликовано: 20 марта 2015 г.

      Авторское право: © 2015 Bunlon et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника

      Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в пределах бумага.

      Финансирование: Это исследование было поддержано MENESR (Ministère de l’Education Nationale, de l’Enseignement Supérieur et de la Recherche) и грантом Национального центра научных исследований (PICS, DRI CNRS).FB был поддержан The Ecole Doctorale «Познание, поведение, язык (и)». Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

      Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

      ВВЕДЕНИЕ

      Подражание относится к открытому воспроизведению наблюдаемого действия. Чтобы имитировать, наблюдатель должен перевести воспринимаемые аспекты поведения другого человека в двигательные команды [1-2].Центральный вопрос в имитационной литературе, известный как проблема соответствия, заключается в том, как сенсорные коды трансформируются в моторные коды [2–3].

      Решение проблемы соответствия может быть обеспечено, если принять общее кодирование между восприятием и действием [2, 4–6]. Например, гипотеза активного интермодального картирования [7] объясняет подражание лицу младенцев, постулируя процесс сравнения между проприоцептивной обратной связью наблюдателя и визуальной информацией о наблюдаемом акте.Такое интермодальное отображение возможно, поскольку воспринимаемые и выполняемые действия кодируются в рамках общих репрезентативных рамок с точки зрения отношений между органами, то есть пространственного расположения между значимыми частями тела (например, языком и губами) [7]. Идея о том, что действие и восприятие имеют общий репрезентативный формат, также является центральным утверждением идеомоторных теорий ([2, 8]; обзор см. в [9]). В рамках идеомоторики предполагается, что действия контролируются представлениями об их воспринимаемых эффектах, включая информацию, относящуюся к телу (проприоцептивная обратная связь и визуальная информация о положении руки во время и/или после движения) и более дистальные, отдаленные действия. -воздействия (изменения в окружающей среде) [8–10].Этот подход основан на основном предположении, что повторное выполнение движения и восприятие его эффектов в тесной временной последовательности приводит к двунаправленным ассоциациям между моторными кодами действия и кодами сенсорных эффектов действия (т. е. идеомоторное обучение или действие-эффект). связывание ) [2, 11–12]. Эти ассоциации составляют основу моторных представлений, и как только они установлены, предполагается, что предвосхищение или размышление о перцептивных последствиях действия вызывает выполнение этого действия.Важно отметить, что этот принцип распространяется и на восприятие: действие может быть вызвано событием восприятия, которое аналогично эффектам, связанным с этим действием, например, при восприятии действия другого [2]. Таким образом, идеомоторная теория может объяснить подражание: при виде чужого действия и его последствий у наблюдателя активируются планы действий, которые привели бы к этим последствиям [13].

      Ряд сходящихся направлений исследований поддерживает общее кодирование воспринимаемых и выполняемых действий, предложенное идеомоторной теорией.На нейрофизиологическом уровне открытие 90 007 зеркальных нейронов из 90 008 в области F5 премоторной коры обезьян свидетельствует о том, что наблюдение и выполнение действия имеют общее нейронное представление [14]. Зеркальные нейроны срабатывают как тогда, когда обезьяна выполняет действие, так и когда обезьяна наблюдает за тем же действием, которое выполняет экспериментатор. Похоже, что аналогичная система зеркального соответствия существует у людей, хотя природа и функция этой системы обсуждались. Нейрофизиологические исследования (т.g., ЭЭГ, фМРТ) выявили цепь, включающую заднюю часть верхней височной борозды, ростральную часть нижней теменной дольки, заднюю часть нижней лобной извилины (НЛГ) и прилегающую вентральную премоторную кору, которая активируется, когда люди наблюдают, как кто-то другой выполняет действие, а также когда они сами совершают то же действие (обзоры см. в [6, 13]).

      На поведенческом уровне идеомоторная теория предсказывает, что выполнение или инициация действия облегчается наблюдением за аналогичным действием, тогда как наблюдение за другим действием мешает выполнению действия.В соответствии с этим предсказанием было продемонстрировано, что наблюдение за постукивающим движением пальца мешало выполнению движения поднятия пальца и наоборот [15]. Сходные эффекты моторного вмешательства и облегчения были продемонстрированы для многих видов действий, таких как открывание и закрывание рук [16], движения рта [17] и движения рук [18].

      Как было показано выше, еще одно основное допущение идеомоторной теории состоит в том, что связь между перцептивными эффектами и двигательными кодами выстраивается на основе опыта: мы учимся ассоциировать наши действия с их эффектами.Это предположение было подтверждено несколькими исследованиями, показавшими, что восприятие эффекта выученного действия вызывает ту реакцию, которая ранее вызывала этот эффект [12, 19–23]. Например, в недавнем эксперименте [19] участники прошли фазу приобретения, в которой самостоятельное нажатие клавиши (влево/вправо) запускало определенный тон (низкий/высокий тон). На более позднем этапе тестирования те же тона использовались в качестве императивных стимулов. Половина участников (подгруппа, совместимая с приобретением) должна была ответить ключом, который предшествовал тону на этапе приобретения.Другая половина (подгруппа, несовместимая с получением) должна была ответить ключом, который предшествовал другому тону в фазе сбора данных. Авторы заметили, что нажатия клавиш производились быстрее при реагировании на тон, который ранее запускался действием (совместимый с захватом), чем при ответе на тон, который запускал альтернативный тон (несовместимый с захватом) [19]. Этот результат интерпретируется как свидетельство идеомоторного (действие-эффект) научения: восприятие выученного эффекта действия активирует действие, с которым оно связано.

      Связывание отдаленных эффектов окружающей среды с действием может играть важную роль в подражании [24–26]. Большинство целей действия относятся к отдаленным эффектам и/или целевым объектам (включение света, взятие чашки и т. д.) [10], а исследования младенцев продемонстрировали важность целей для подражания [24, 26–27]: они стремятся воспроизвести эффекты действия в окружающей среде, не обязательно используя те же средства (движения), что и модель [26, 28]. При имитации целенаправленных действий восприятие последствий действия в окружающей среде активизирует действие, наиболее сильно связанное с этим отдаленным эффектом, что приводит к имитации цели, не обязательно копируя точные движения модели [24].

      Однако мы также способны имитировать бессмысленные движения или нецеленаправленные, непереходные действия (например, коммуникативные жесты, танцевальные движения). При имитации этого типа действия целью является само движение, и мы стремимся воспроизвести двигательную часть действия [24]. При этом предполагается, что восприятие движений тела запускает соответствующие моторные команды, позволяющие точно копировать движения модели [13, 29–30]. Это сопоставление наблюдаемых движений с соответствующими двигательными командами у наблюдателя называется моторным резонансом [13, 31].Некоторые современные теории считают, что копирование движений является ядром процесса подражания [29], и, согласно последним моделям, моторный резонанс имеет решающее значение для подражательного обучения [25, 31].

      Механизмы контроля действий, предложенные идеомоторной теорией, также обеспечивают основу для подражания. В этих рамках наблюдаемое действие может быть скопировано наблюдателем, потому что когнитивные коды, представляющие наблюдаемое движение или его отдаленные эффекты, связаны с моторными кодами действия, производящего эти эффекты.Эта ассоциация является результатом предыдущего сенсомоторного опыта, связывающего выполнение действия с его перцептивными эффектами (обучение действие-эффект). Однако для более полного описания подражательного поведения с помощью идеомоторных принципов необходимо продемонстрировать, что обучение эффекту действия может влиять на нашу способность имитировать определенные движения тела, как предсказывает теория.

      Способность резонировать с конкретными движениями модели и копировать их требует приобретенных ассоциаций между зрительным восприятием движений и их двигательными кодами [13, 25, 32].Этот тип обучения «действие-эффект» и его потенциальное влияние на подражание в значительной степени игнорировались в литературе по идеомоторному обучению. С одной стороны, существует мало экспериментальных данных об идеомоторном обучении, когда заученные эффекты действия состоят из двигательных стимулов. Предыдущие исследования по обучению «действие-эффект» обычно изучали интеграцию новых удаленных эффектов-действий в окружающую среду, состоящую из неодушевленных стимулов (например, звуков основного тона, визуальных букв, слов, символов; [12, 19–23; 33–35]; но см. [36] об использовании социальных стимулов).С другой стороны, обучение эффекту действия оценивалось путем представления этих бывших стимулов-эффектов в качестве императивных стимулов в задаче на ответ по выбору, т.е. никакого подражания не было.

      Таким образом, важный, но неизученный вопрос заключается в том, могут ли подражательные способности быть изменены путем приобретения связанных с телом действий-эффектов посредством идеомоторного обучения. Изучение этого вопроса имеет решающее значение для подтверждения идеомоторного объяснения подражания и может способствовать лучшему пониманию лежащих в основе процессов сопоставления с зеркалом.Один из возможных подходов состоит в том, чтобы продемонстрировать, что наблюдаемое движение, обработанное как результат действия, может приобрести способность инициировать это действие при последующем подражании.

      В одном недавнем исследовании изучалось влияние идеомоторного обучения на подражательное поведение [37]. В этом исследовании авторы обнаружили, что после фазы обучения, когда движение рук вызывало наблюдение за движением ног, эффект подготовки тела, вызванный наблюдением за движениями рук, уменьшался. Такой эффект подготовки тела является выражением автоматической имитации, которая относится к непреднамеренной и автоматической тенденции воспроизводить наблюдаемое движение, не относящееся к задаче [38].Напротив, преднамеренное подражание относится к добровольному открытому воспроизведению действий или движений другого человека.

      Необходимо расширить рассмотрение влияния идеомоторного научения на преднамеренное подражание по нескольким причинам. Во-первых, как объяснялось выше, демонстрация влияния идеомоторного обучения на подражание ограничена, и поэтому важно воспроизвести и расширить предыдущие результаты. Во-вторых, данные исследований поведения и нейровизуализации подтверждают мнение о том, что двигательные резонансные процессы лежат в основе как преднамеренной, так и автоматической имитации [1, 13, 39–40].Тем не менее известно, что наблюдение за действием с целью подражания включает в себя процессы, отличные от тех, которые задействованы при пассивном наблюдении за действием [41]. Помимо участия лобно-теменной системы согласования с зеркалом, префронтальные области также могут быть вовлечены в преднамеренную имитацию, которая может отражать поддержание двигательных репрезентаций или нисходящий контроль над репрезентациями действия [13, 42]. Наконец, особенно уместно проверить предсказание идеомоторной теории об интенциональном подражании, поскольку идеомоторный подход подчеркивает важность интенциональных процессов в управлении имитационным поведением [2, 9].

      Цель настоящего исследования состояла в том, чтобы проверить, влияет ли на преднамеренное выполнение имитации предшествующее обучение действию-эффекту, когда выполнение самостоятельно выбранного действия сопровождалось восприятием того же или другого действия. Наше обоснование было следующим: в реальных жизненных условиях выполнение движения А (например, движение руки) часто сопровождается перцептивными эффектами, в том числе видением движения А. Повторяющийся опыт выполнения А приводит к ассоциации зрительных кодов. представление А моторными кодами для выполнения А, как это предсказывает идеомоторная теория.Затем мы можем имитировать движение А, потому что вид А запускает соответствующие двигательные коды. Основываясь на этой логике, мы предположили, что условие обучения, при котором видение движения А является «новым» эффектом действия Б, должно привести к интеграции зрительного восприятия А с моторными кодами для В. Следовательно, этот выученный эффект действия должно мешать способности имитировать движение А, поскольку видение А теперь запускает двигательные коды, связанные с выполнением действия Б. Мы предсказали, что имитационная деятельность после этого типа обучения должна быть изменена по сравнению с следованием условиям обучения, в которых видение А является следствие казни А.

      ЭКСПЕРИМЕНТ 1

      В этом эксперименте имитация измерялась в задаче на время реакции (ВР), где участников просили имитировать движения пальцев, отображаемые на экране. Таким образом, задача включала преднамеренное подражание, когда участники добровольно воспроизводили целевое движение. Мы проверили, повлияло ли на подражательную производительность в задаче RT предшествующее обучение эффекту реакции. Мы сопоставили два типа отображения действия-эффекта. Группа совместимого сопоставления (CM) прошла фазу сбора данных, на которой выполнялось самовыбранное действие A (т.грамм. подъем указательного пальца) сопровождалось наблюдением того же действия. Группа несовместимого картирования (IM) прошла фазу сбора данных, в которой выполнение действия A (например, поднятие указательного пальца) сопровождалось наблюдением за действием B (поднятие мизинца).

      В дополнение к нашему основному утверждению о том, что IM-обучение должно ухудшать последующую имитационную производительность по сравнению с CM-обучением, можно сделать конкретные прогнозы относительно производительности на этапе приобретения знаний. В рамках идеомоторики репрезентации ответных эффектов автоматически активируются в ходе инициирования реакции.В соответствии с этим предыдущие исследования показали, что в условиях, когда участники производят ответы, которые последовательно приводят к пространственно несовместимым эффектам, RT более длительны по сравнению с условиями, когда ожидаемые эффекты совместимы с выполненным ответом [43-45]. Кроме того, было обнаружено, что влияние ожидаемых эффектов увеличивается по мере того, как реакция выполняется позже [43–44], что позволяет предположить, что активация кодов эффектов требует времени. Таким образом, на этапе сбора данных мы ожидали более длительные RT в группе IM по сравнению с группой CM и что эта разница должна увеличиваться с увеличением RT.Таким образом, на этапе сбора данных мы ожидали более длительные RT в группе IM по сравнению с группой CM и что эта разница должна увеличиваться с увеличением RT.

      Метод

      участников.

      Сорок шесть студентов Университета Пуатье приняли участие в эксперименте 1 в обмен на кредиты курса. Возраст участников (7 мужчин) варьировался от 18 до 33 лет (средний возраст = 20,0 лет). Все были правшами, имели нормальное или скорректированное до нормального зрение и были наивны в отношении цели эксперимента.Участники были случайным образом распределены по группам CM и IM.

      Перед тем, как принять участие в эксперименте, каждый участник прочитал и подписал форму информированного согласия. Все аспекты этого исследования проводились в соответствии с этическими стандартами, изложенными в Хельсинкской декларации 1964 года. Исследование было одобрено локальным этическим комитетом лаборатории — Центром исследований в области познания и обучения (CeRCA) — и проводилось в соответствии с национальными нормами и рекомендациями по защите людей.

      Оборудование и материалы.

      Представление стимулов и регистрацию ручных ответов контролировали с помощью программного обеспечения E-prime (версия 2.0, http://www.pstnet.com/). Стимулы предъявлялись на 20-дюймовом экране. Нокиа монитор.

      Участники сидели примерно в 60 см от экрана, их указательный и мизинец правой руки опирались на две кнопки на ящике для ответов, расположенном перед ними. Расстояние между этими двумя кнопками составляло примерно 9 см, так что, когда участник клал руку на коробку, указательный и мизинец нажимали на левую и правую кнопки соответственно.

      В различных заданиях участники наблюдали явные движения пальца (на руке), отображаемые на экране. Последовательности стимулов состояли из 2 изображений правой или левой руки женщины. Рука не имела отличительных признаков и могла рассматриваться как нейтральная рука. Он был представлен в цвете на черном фоне в центре экрана, по той же оси, что и рука участника, как если бы он смотрел сверху. Рука занимала примерно 7,6° угла зрения по горизонтали и 13.3° по вертикали.

      Кажущееся движение пальцев было воспроизведено путем предъявления изображения руки в состоянии покоя (нейтрального) с последующим изображением той же руки с поднятым и слегка отведенным указательным пальцем или мизинцем (рис. 1). Замена исходного изображения конечным положением пальца приводила к кажущемуся движению. Движения пальцев составляют угол 2,6° (указательный) и 2,2° (маленький) от нейтрального положения. Стимулы левой руки были сделаны путем отражения изображений правой руки вдоль оси ординат.

      Рис. 1. Примеры стимулов, использованных для задания на преднамеренное подражание в эксперименте 1 (верхняя панель) и эксперименте 2 (нижняя панель).

      Каждая попытка начиналась с пустого интервала в 800 мс. Затем предъявлялось изображение руки в нейтральном положении в течение 800 или 1200 мс, после чего следовал императивный стимул: изображение руки с поднятым указательным или мизинцем (показывалось до ответа испытуемого). Участники должны были ответить, подняв один и тот же палец.

      https://дои.org/10.1371/journal.pone.0121617.g001

      Эти стимулы использовались в качестве целевых стимулов (т. е. движений для имитации) в задаче на преднамеренное подражание и в качестве сенсорной обратной связи на этапе приобретения.

      Умышленное имитационное задание.

      Участников обеих групп просили правой рукой имитировать движения указательного или мизинца левой или правой руки. Когда указательный палец был поднят на экране, они должны были поднять свой указательный палец, а когда был поднят мизинец, они должны были поднять свой мизинец.Участников просили отвечать как можно быстрее, избегая при этом ошибок.

      Каждое испытание начиналось с пустого интервала в 800 мс, за которым следовало изображение правой или левой руки в нейтральном положении, предъявляемое в течение 800 или 1200 мс (выбирается случайным образом). Эта картина затем заменялась императивным раздражителем: изображением той же руки со смещением указательного или мизинца (см. выше). Этот стимул оставался на экране до ответа участника. Следующее испытание начиналось сразу после ответа, если только не была допущена ошибка, в этом случае сообщение об ошибке отображалось в течение 750 мс.

      Каждый блок состоял из 48 попыток, при этом рука (левая или правая) и движение (мизинец или указательный палец) выбирались случайным образом, так что каждая комбинация рука × движение была представлена ​​12 раз.

      Участники выполнили 5 блоков до и 5 блоков сразу после этапа приобретения (см. ниже). Участникам разрешалось сделать перерыв и убрать руку из ящика для ответов между каждым блоком. После каждого блока участники получали отзывы о своей работе (среднее значение RT и точность).

      Перед экспериментальными испытаниями участники выполнили 2 блока из 8 испытаний, чтобы убедиться, что они поняли задание, после чего последовал один практический блок из 48 испытаний. Практические испытания были исключены из дальнейшего анализа.

      Фаза приобретения.

      Эта фаза сбора данных была проведена сразу же после получения базового уровня перед тестированием. На этом этапе участники обеих групп получали одну и ту же инструкцию: когда на экране появлялась белая точка, они должны были поднять либо указательный, либо мизинец.

      Каждое испытание начиналось с предъявления правой или левой руки в нейтральном положении (как в процедуре, описанной выше для до и после теста). После задержки 800–1200 мс примерно в центре экрана между указательным и средним пальцами появлялась белая точка. Участникам было предложено ответить, подняв указательный или мизинец. Им было предложено попытаться поднять указательный и мизинец случайным образом. За ответом участника немедленно следовал показ одного изображения руки с поднятым указательным пальцем или мизинцем.Это окончательное изображение отображалось в течение 550 мс. Затем был представлен пустой экран на 800 мс, прежде чем началось следующее испытание

      .

      Таким образом, в каждом испытании движение участника сопровождалось видимым движением пальца на экране. Для группы CM, когда участник поднимал указательный палец (или мизинец), это вызывало поднятие указательного пальца (или мизинца) на экране. Для группы IM, когда участник поднимал указательный палец, это вызывало поднятие мизинца на экране, и наоборот (рис.2).

      Рис. 2. Иллюстрация этапа сбора данных.

      За движением участника последовало представление аналогичного (совместимое картирование) или другого (несовместимое картирование) движения. В эксперименте 2 в качестве визуальной обратной связи предъявлялись только правые руки.

      https://doi.org/10.1371/journal.pone.0121617.g002

      Участники прошли 10 блоков по 40 испытаний. Им разрешали делать перерыв между каждым блоком, а между 5 -м и 10 -м блоком устанавливалась двухминутная пауза.Участникам не сказали, что эта часть эксперимента является фазой «обучения».

      Чтобы участники оставались сосредоточенными на экране, в 8,25% испытаний на кончике указательного или мизинца отображаемой руки появлялась цифра (от 1 до 9). Участников просили сообщить экспериментатору, какая цифра появляется каждый раз, когда они ее видят.

      Кроме того, над рукой участников надевали картонный чехол, чтобы они не видели движения собственных пальцев.Мы предсказывали, что эта процедура гарантирует, что визуальное восприятие собственного движения участника не повлияет на интеграцию перцептивных особенностей действия, отображаемого на экране, с моторными командами.

      Важно отметить, что на этом этапе сбора участников просили произвольно поднимать указательный палец или мизинец и избегать использования какой-либо стратегии, например систематического чередования ответов или чередования серий одного и того же движения пальцев. Соблюдение этой инструкции было важно, потому что оно способствовало выбору данного движения в каждой попытке.Таким образом, это благоприятствовало временной близости между выбором действия и визуальной обратной связью. Поскольку временная смежность имеет решающее значение для обучения действию-эффекту [46], мы предположили, что эта процедура необходима для создания связи между выбранным действием и его визуальным эффектом. Ответы участников проверялись в офлайн-режиме, чтобы определить, действительно ли они следовали правилу, т. е. произвели примерно одинаковое количество чередований и повторений ответов. Мы также проверили, похожи ли группы CM и IM в этом отношении.

      Результаты и обсуждение

      Шесть участников эксперимента 1 были исключены из всех дальнейших анализов. Пять были исключены, потому что они демонстрировали нетипичные паттерны на этапе приобретения, при этом более 75% ответов следовали чередующемуся паттерну. Один участник был исключен, потому что его среднее значение RT в имитационном задании превышало три стандартных отклонения от среднего значения в группе. Это исключение не влияет ни на один из результатов, описанных ниже, за исключением увеличения статистической мощности для обнаружения влияния условия сбора данных.

      Приобретение.

      В среднем 63 % участников давали чередующиеся ответы (т. е. доли попыток, в которых движение пальцев в данной попытке отличалось от движения пальцев в предыдущей попытке). Соотношение повторений/чередования было одинаковым в группах CM и IM, хи-квадрат Пирсона = 0,83, p = 0,36.

      Средние RT участников в группах CM и IM составили 404 мс (SD = 64) и 462 мс (SD = 128) соответственно. Разница между группами не достигла значимости, F (1, 38) = 3.33, p = 0,08, η² p = 0,081. Чтобы изучить временную динамику различий между группами, мы провели анализ распределения данных RT с использованием метода винцентизации [47]. ВУ были ранжированы отдельно для каждого участника, разделены на пять бинов (квинтилей), а затем было рассчитано среднее ВУ для каждого бина и каждого участника.

      Как и ожидалось, разница между группами IM и CM имела тенденцию к численному увеличению с увеличением времени ожидания (среднее время IM — среднее время CM = 34 мс в бине 1, 45 мс в бине 2, 57 мс в бине 3, 67 мс в бине 4 и 98 мс в ячейке 5).Дисперсионный анализ с картированием «действие-эффект» (CM vs. IM) в качестве фактора между участниками и интервалами (1–5) в качестве фактора внутри участников выявил значительное влияние интервалов, F (4, 152) = 246, р <. 001, η ² p = 0,86, и незначительно значимый эффект отображения действия-эффекта, F (1, 38) = 3,87, p = 0,057, η ² p = 0,092, но взаимодействие между этими двумя факторами было недостоверным, F (4, 152) = 1,39, p = .24, η² р = 0,035.

      Умышленное имитационное задание.

      Для анализа RT мы отбросили все испытания с ошибкой (4,5%). Из остальных испытаний с правильными ответами были исключены испытания с ВУ ниже 100 мс или выше 2,5 стандартных отклонений среднего значения каждого участника (2,5% допустимых в остальном ВУ).

      Перед приобретением мы сначала протестировали возможные различия в производительности между группами CM и IM. ANOVA, проведенный на RT с отображением действия-эффекта (CM vs.IM) в качестве межсубъектного фактора не указывало на значимую разницу между группами, F(1, 38) = 0,62, p = 0,43, η² p = 0,016. Тот же анализ, проведенный для частоты ошибок, показал значительный эффект, F (1, 38) = 4,50, p = 0,04, η² p = 0,10, из-за большего количества ошибок в CM (5,7%), чем в IM. группа (4,2%).

      Чтобы проверить влияние приобретения эффекта действия на преднамеренное подражание, контролируя при этом потенциальные различия в выполнении перед тестом, мы использовали метод ковариационного анализа [48–49].Послетестовые RT были введены в однофакторный анализ ANCOVA с сопоставлением «действие-эффект» (CM vs. IM) в качестве фактора между участниками и средними RT до тестирования в качестве ковариации. Этот анализ выявил значительный эффект отображения действия-эффекта, F (1, 37) = 4,88, p = 0,033, η ² p = 0,12. Участники, получившие совместимое картирование, показали лучшие результаты (более короткие RT), чем участники, получившие несовместимое картирование (рис. 3). Тот же анализ ошибок, проведенный для ошибок, не выявил значительного влияния картирования «действие-эффект», F(1, 37) = .54, p = 0,47, η ² p = 0,01. Важно отметить, что характер ошибок был аналогичен таковому для RT, что указывает на отсутствие компромисса между скоростью и точностью в качестве объяснения наблюдаемых эффектов RT.

      Рис. 3. Среднее значение RT до и после испытаний в эксперименте 1 для группы совместимого картирования (CM) и группы несовместимого картирования (IM).

      Вертикальные полосы показывают стандартную ошибку среднего. Приведены p значений совместимых и несовместимых сравнений.

      https://doi.org/10.1371/journal.pone.0121617.g003

      Подтверждая наши прогнозы, мы обнаружили, что на преднамеренное подражание влияет приобретение ассоциаций действие-эффект посредством идеомоторного обучения. Имитационная производительность была лучше после обучения с совместимым, чем с несовместимым действием-эффектом. Этот результат можно интерпретировать как свидетельство действия-эффекта (или идеомоторного) обучения. Для группы КМ наблюдаемое действие в имитационном задании ранее было следствием требуемой реакции.Напротив, для группы ИМ имитируемое действие ранее было следствием реакции, отличной от требуемой. В рамках идеомоторики предполагается, что выученный эффект действия активирует соответствующую реакцию. Таким образом, при выполнении имитационного задания после обучения на основе совместимого действия-эффекта воспринимаемое действие запускало требуемую реакцию, облегчая подражание, тогда как после несовместимого усвоения наблюдаемое действие запускало другую — несовместимую — реакцию, мешающую подражанию.В соответствии с более ранними выводами о том, что действия-эффекты могут приобретать способность представлять действия [12, 19–23], наши результаты показывают, что наблюдаемое движение, обрабатываемое как результат другого действия, может впоследствии инициировать выполнение этого действия.

      Наша имитационная задача заключалась в том, чтобы рассмотреть левую и правую руки. Следовательно, когда на экране предъявлялась правая рука, наблюдалось пространственное соответствие между наблюдаемым движением и реакцией участника, тогда как при предъявлении левой руки имело место пространственное несоответствие.Анализ производительности по группам, до и после испытаний подтверждает, что по сравнению с конгруэнтными испытаниями неконгруэнтные испытания действительно ассоциировались с более длительным RT (306 против 248 мс), F(1, 39) = 285,99, p <. 001, η ² p = 0,88 и более высокие частоты ошибок (7,8 против 1,1%), F (1, 39) = 134,30, p <. 001, η² p = 0,77.

      Таким образом, возможно, что влияние выученных эффектов действия на выполнение имитационного задания было результатом модуляции эффектов пространственной конгруэнтности.До сбора данных эффект конгруэнтности (разница между неконгруэнтными и конгруэнтными испытаниями) для RT был одинаковым в обеих группах (65 мс против 64 мс для групп IM и CM соответственно), F (1, 38) = 0,04, p = 0,85, η² p = 0,00. Эффект конгруэнтности с точки зрения частоты ошибок также был одинаковым в обеих группах (6,2 против 8,3% для групп IM и CM соответственно), F (1, 38) = 2,53, p = 0,12, η² р = 0,06.

      Мы выполнили ANCOVA для эффектов конгруэнтности после теста с сопоставлением «действие-эффект» (CM vs.IM) как фактор между субъектами и эффект конгруэнтности, измеренный в предварительном тесте, как ковариата. Этот анализ показал, что эффект конгруэнтности, измеренный в группе CM (49 мс), не отличался от измеренного в группе IM (56 мс), F (1, 37) = 1,41, p = 0,24, η ² р = 0,04. Тот же анализ эффектов конгруэнтности с точки зрения частоты ошибок не выявил различий между группами CM (6,6) и IM (5,5), F (1, 37) = 0,96, p = 0,33, η² p знак равно02.

      Поведенческие и нейровизуализационные исследования показали, что эффекты пространственной конгруэнтности не взаимодействуют с имитационными действиями и не опосредованы нервной системой зеркального соответствия [50–52]. Тот факт, что мы не обнаружили модуляции пространственной совместимости условием приобретения действия-эффекта, свидетельствует о том, что наша манипуляция специфически затронула процессы, ответственные за соответствие между выполняемым и наблюдаемым действием.

      ЭКСПЕРИМЕНТ 2

      Эксперимент 1 показал, что на способность произвольно имитировать наблюдаемое движение может влиять предварительное идеомоторное обучение.Эксперимент 2 был направлен на воспроизведение и расширение результатов эксперимента 1 с немного другим дизайном. Мы изменили ориентацию ручных стимулов в имитационном задании, чтобы устранить эффект пространственной конгруэнтности. Наблюдаемая рука на экране теперь отображалась ортогонально руке участника (рис. 1). Эта процедура ранее использовалась другими для устранения пространственной конгруэнтности в протоколах имитации [52].

      Важно отметить, что ориентация стимулов в фазе приобретения осталась неизменной, поэтому руки, наблюдаемые во время приобретения, были ориентированы иначе, чем те, которые наблюдались в задаче на имитацию.Таким образом, этот второй эксперимент позволил нам проверить, можно ли получить модуляцию подражания путем обучения действию-эффекту, даже если нет строгого визуального соответствия между стимулами, наблюдаемыми на этапе приобретения, и задачей имитации. Это также позволило нам дополнительно исследовать представления, развитые посредством идеомоторного обучения. Важным аспектом является то, что на этапе приобретения были представлены только правые руки. Если идеомоторное обучение создает перцептуомоторные коды, представляющие как движение пальцев, так и латеральность наблюдаемой руки, то последующая имитация движений пальцев правой руки должна быть особенно затронута.

      Наконец, мы также немного сократили количество испытаний как в задаче на преднамеренное подражание, так и в фазе приобретения, поскольку участники эксперимента 1 неофициально описали эксперимент как утомительный и сообщили о дискомфорте в пальцах.

      Метод

      участников.

      Шестьдесят восемь студентов (18 мужчин) в возрасте от 17 до 28 лет (в среднем = 19,3 года) приняли участие в эксперименте в обмен на кредит курса. Все имели нормальное или скорректированное до нормального зрение и были наивны в отношении цели эксперимента.Каждый участник прочитал и подписал форму информированного согласия до участия в эксперименте. Участники были случайным образом распределены по группам CM и IM.

      Оборудование и материалы.

      Аппаратура и материал (за исключением ориентации стимулов рук в имитационном задании) были такими же, как и в эксперименте 1.

      Умышленное имитационное задание.

      Задание и процедуры были идентичны тем, что использовались в эксперименте 1, за исключением того, что ориентация наблюдаемой руки была ортогональна руке участника (рис.1). Участники выполнили 4 блока из 40 испытаний до и после приобретения эффекта действия. Исключив пространственную совместимость из нашего дизайна, мы надеялись уменьшить изменчивость производительности, что позволило нам сократить количество испытаний.

      Фаза приобретения.

      Процедура была такой же, как и в эксперименте 1, за исключением того, что участники выполняли 9 блоков тестов на приобретение, и в качестве стимулов предъявлялись только правые руки.

      Результаты и обсуждение

      Трое участников эксперимента 2 были исключены из всех последующих анализов, потому что они демонстрировали аномальные паттерны на этапе приобретения: два участника показали более 90% повторяющихся ответов, а еще один участник показал 76% чередующихся ответов.Это исключение не влияет ни на один из основных результатов, описанных ниже.

      Приобретение.

      В среднем 55% участников давали чередующиеся ответы. Отношение повторения/чередования было одинаковым в группах IM и CM, хи-квадрат Пирсона = 0,01, p = 0,94.

      Средние RT участников в группах CM и IM составляли 380 мс (SD = 100) и 415 мс (SD = 111) соответственно, но достоверно не отличались, F (1, 63) = 1,73, р = .19, η² p = 0,027. Был проведен анализ распределения ВУ, аналогичный выполненному в эксперименте 1. Опять же, разница между группами IM и CM имеет тенденцию к численному увеличению с увеличением RT (среднее IM RT — среднее CM RT = 15 мс в бине 1, 21 мс в бине 2, 28 мс в бине 3, 40 мс в бине 4 и 58 мс). в ячейке 5). Однако дисперсионный анализ с сопоставлением «действие-эффект» (CM vs. IM) в качестве фактора между участниками и интервалами (1–5) в качестве фактора внутри участников выявил значительное влияние интервалов, F (4, 252) = 297, р <.001, η² p = 0,82, но нет значительного эффекта картирования «действие-эффект», F (1, 63) = 1,73, p = 0,19, η² p = 0,027, и нет значимого взаимодействия между этими двумя факторами F (4, 252) = 1,18, p = 0,32, η² p = 0,018.

      Как в эксперименте 1, так и в эксперименте 2 закономерности данных в фазе приобретения соответствовали предсказаниям идеомоторики и предыдущим демонстрациям совместимости действия и эффекта [43–45, 53], но статистический анализ не выявил значительных эффектов.Однако важно отметить, что на этом этапе участников просили свободно выбирать движение при поступлении императивного стимула, но не предписывали им как можно быстрее инициировать ответ, что отличается от предыдущих исследований. демонстрируя совместимость ответ-эффект [43–45, 53]. Тот факт, что скорость отклика не имела решающего значения на этапе сбора данных, делает ВУ менее надежной мерой и может объяснить, почему анализ ВУ не выявил существенных эффектов.

      Умышленное имитационное задание.

      Испытания с ошибками (4,0%) были исключены из анализа ВУ. К данным RT была применена та же процедура исключения, что и в эксперименте 1, что привело к исключению 2,57% испытаний.

      Как и в эксперименте 1, мы сначала проанализировали данные до тестирования. ANOVA, проведенный на средних значениях RT в предварительном тестировании с картированием действие-эффект (CM против IM) в качестве фактора между участниками, не показал существенной разницы между группами, F (1, 63) = 0,38; р = .54, η² p = 0,01. Тот же анализ частоты ошибок не выявил существенной разницы между группами IM (3,5%) и CM (4,5%), F (1, 63) = 2,46, p = 0,12, η² p = 0,04.

      Чтобы оценить влияние приобретения «действие-эффект» на имитационную производительность, мы выполнили ANCOVA для RT после теста с картированием «действие-эффект» (CM vs. IM) в качестве фактора между субъектами и RT до теста как ковариата. Этот анализ показал значительный эффект картирования действие-эффект, F (1, 62) = 5.79, p = 0,02, η² p = 0,09. Участники группы CM показали лучшие результаты (более короткие RT), чем участники группы IM (рис. 4). Тот же анализ частоты ошибок (3,8% и 4,1% для групп ИМ и СМ соответственно) не выявил влияния обучения, F (1, 62) = 0,55, p = 0,46, η² p = .01. Характер ошибок подтверждает, что результаты RT нельзя объяснить компромиссом между скоростью и точностью.

      Рис. 4. Среднее значение RT до и после испытаний в эксперименте 2 для группы совместимого картирования (CM) и группы несовместимого картирования (IM).

      Вертикальные полосы показывают стандартную ошибку среднего. Приведены p значений совместимых и несовместимых сравнений.

      https://doi.org/10.1371/journal.pone.0121617.g004

      Этот эксперимент повторяет результаты эксперимента 1, показывая, что обучение на основе действия-эффекта влияет на производительность участников в задании на преднамеренное подражание. После фазы обучения «совместимое действие-эффект», когда движения участников сочетались с наблюдением за совпадающими движениями, имитационная производительность была улучшена по сравнению с производительностью после фазы несовместимого обучения, когда движения участников сочетались с наблюдением за несовпадающими движениями.

      В эксперименте 2 руки, наблюдаемые на этапе приобретения знаний, были ориентированы иначе, чем те, которые наблюдались в задаче на имитацию. Кроме того, на этапе приобретения были представлены только правые руки, в то время как движения пальцев как правой, так и левой руки должны были быть имитированы впоследствии. Тем не менее, на эффективность имитации повлияло предварительное приобретение эффекта действия.

      Дополнительный анализ влияния карты «действие-эффект» на RT после теста был проведен с включением латеральности наблюдаемой руки (левая против левой).справа) как внутрисубъектный фактор. Этот анализ показал, что участники медленнее имитировали движения пальцев левой руки, чем правой, 232 мс против 217 мс соответственно, F (1,62) = 11,84, p = 0,001, η² p = .16. Отмечался значительный эффект картирования Действие-эффект, F (1,62) = 5,88, p = 0,02, η² p = 0,09, который не модулировался латеральностью наблюдаемой руки, F (1,62) = 0,2, p = 0,61, η² p = .01. Таким образом, на способность к подражанию движениям пальцев правой и левой руки в равной степени влияло обучение «действие-эффект», которое включало выполнение и восприятие движений пальцев только правой руки.

      Этот результат может указывать на то, что обучение «действие-эффект» создало интегрированную сенсомоторную репрезентацию, кодирующую характеристики действия, такие как идентификация пальцев, но не латеральность наблюдаемой руки. Другая возможность заключается в том, что все характеристики действий и эффектов были интегрированы, а представленным характеристикам был присвоен разный вес.Эта интерпретация согласуется с предыдущими выводами и теоретическими объяснениями, предполагающими, что обучение «действие-эффект» опосредуется и контекстуализируется через механизм «намеренного взвешивания» [33, 54–56]. Этот механизм работает с представлениями о характеристиках действия и эффектов, придавая больший вес тем характеристикам, которые имеют отношение к предполагаемым действиям [54–56]. В нашем эксперименте участники производили действия только пальцами правой руки (как в фазе усвоения, так и в задаче на имитацию).Кроме того, фаза приобретения имела место после первого теста имитации, в котором латеральность наблюдаемой руки не имела значения (участники должны были копировать движения пальцев всякий раз, когда наблюдалась правая или левая рука). Следовательно, возможно, что во время обучения «действие-эффект» параметру латеральности придавался небольшой вес по сравнению с идентификацией пальцев. Наконец, это открытие также согласуется с нейрофизиологическими исследованиями моторного резонанса — коррелята общего кодирования между действием и восприятием.Было обнаружено, что наблюдение за движениями правой руки может запускать двигательную активность в обоих полушариях [57], а левая премоторная кора активируется как при наблюдении за движениями правой, так и левой руки [58], подтверждая, что двигательный резонанс влияет на двигательную активность. не обязательно кодировать латеральность наблюдаемой руки.

      ОБЩЕЕ ОБСУЖДЕНИЕ

      Цель этого исследования состояла в том, чтобы проверить, может ли имитация быть модифицирована предварительным обучением действие-эффект, как это предсказывает идеомоторный подход к действию и восприятию.В двух экспериментах мы сравнили влияние двух типов приобретения действия-эффекта на последующее выполнение преднамеренной имитации. В условиях совместимого отображения выполнение действия (поднятие указательного пальца или мизинца) ассоциировалось с наблюдением аналогичного действия. В несовместимом состоянии выполняемое действие (например, поднятие мизинца) сочеталось с наблюдением за другим действием (поднятие указательного пальца). В обоих экспериментах, в соответствии с нашими прогнозами, мы обнаружили, что подражательная производительность была лучше после обучения с эффектом совместимого действия, чем после обучения с эффектом несовместимого действия.Наше исследование впервые демонстрирует, что такой тип обучения «действие-эффект» может влиять на подражательное поведение, предоставляя новую линию доказательств в поддержку идеомоторного объяснения подражания [2, 25].

      Идеомоторная теория предполагает, что имитация возможна благодаря ассоциациям действие-эффект, которые закодированы в интегрированных сенсомоторных представлениях [2, 9, 33]. Эти представления используются для управления действием, а также для восприятия действия, решая «проблему соответствия».Далее утверждается, что ассоциации действие-эффект строятся на опыте. Идея состоит в том, что агенты постоянно интегрируют перцептивные коды последствий своих движений с моторными командами, которые их вызвали [2, 11]. Предполагается, что в наших экспериментах фаза приобретения с несовместимым картированием реакции-эффекта установила новые ассоциации между моторными кодами действия «А» и зрительным кодом действия «Б». Однажды установившись, эта новая связь должна мешать подражанию Б, так как возбуждение зрительного представления Б индуцировало возбуждение моторных команд на выполнение А.Таким образом, мы ожидали снижения подражательной способности после этой несовместимой фазы освоения по сравнению с оценкой после освоения совместимого действия-эффекта, которое включало коррелированный опыт наблюдения и выполнения одного и того же действия. Два описанных здесь эксперимента подтвердили это предсказание.

      Настоящая работа показывает, что имитация может быть модифицирована ассоциациями действие-эффект, приобретаемыми в результате идеомоторного научения. Этот вывод согласуется с предыдущей работой по преднамеренной имитации, показывающей, что на нейронную обработку действий, которые нужно имитировать, влияет предшествующий сенсомоторный опыт этих действий [59–60].

      Этот вывод также согласуется с современными идеомоторными теориями, которые подчеркивают важность эффектов действия в контроле действия [2, 9]. В соответствии с этим исследования по идеомоторному обучению показали, как эффекты дистанционного действия могут приобретать способность запускать действие, которое их вызвало [12, 19, 21–23, 34–35]. В этих исследованиях выполняемым действием обычно было нажатие клавиши, которое запускало такой эффект, как звук [12] или цветной визуальный стимул [61]. Однако наша работа предполагает, что идеомоторная логика также применима к телесным эффектам движения, таким как видение движения эффектора.Наши результаты также предполагают, что этот тип эффекта выученного действия может быть особенно важен для контроля и имитации нецеленаправленных, непереходных действий.

      Показывая влияние обучения «действие-эффект» на имитацию определенных движений тела, мы также поддерживаем недавнюю модель имитационного обучения, основанную на идеомоторном подходе [38]. Соответственно, подражательное обучение становится возможным благодаря приобретению каскадных двунаправленных ассоциаций действия и эффекта посредством наблюдения за своими действиями и действиями других.Наблюдение за собственными движениями приводит к приобретению ассоциаций действия и эффекта первого порядка, которые связывают двигательные коды с типичными визуальными эффектами действия, включая визуальное представление смещения эффектора. При восприятии другого индивидуума, выполняющего действие, у наблюдателя активируется двигательный код, соответствующий этому действию, т. е. моторный резонанс, благодаря ассоциациям первого порядка. Затем этот двигательный код связывается с заметными эффектами, вызванными наблюдаемым действием в окружающей среде.Это создает ассоциации действия-эффекта второго порядка, позволяющие позже имитировать наблюдаемое действие [25]. Экспериментальные доказательства приобретения ассоциаций второго порядка были предоставлены в недавней работе, демонстрирующей приобретение ассоциации действие-эффект посредством наблюдения за чужим действием [31]. Настоящие результаты можно рассматривать как иллюстрацию приобретения ассоциаций действие-эффект первого порядка: мы продемонстрировали идеомоторное обучение, которое связывало выполняемое действие с его визуальными эффектами, состоящими в эффекторных смещениях.

      Кроме того, наши результаты подтверждают и расширяют результаты недавнего исследования Wiggett et al. [37], которые показали влияние сенсомоторного опыта на автоматическое подражание с использованием процедуры идеомоторного обучения, аналогичной используемой в настоящей работе. В этом исследовании авторы обнаружили, что после фазы обучения, когда движение рук вызывало наблюдение за движением ног, автоматическая имитация, вызванная наблюдением за движениями рук, уменьшалась. В нашем исследовании участники группы несовместимого картирования продемонстрировали снижение производительности в задаче на преднамеренное подражание по сравнению с группой совместимого картирования.Таким образом, объединенные вместе, наши результаты и результаты, полученные Wiggett et al. [37] поддерживают гипотезу о том, что общие двигательные резонансные процессы лежат в основе как преднамеренной, так и автоматической имитации [1, 13, 39–40]. Кроме того, отдельные исследования автоматической и преднамеренной имитации показали, что это имитационное поведение было изменено нарушением функционирования IFG (часть предполагаемой зеркальной системы) при повторяющейся транскраниальной магнитной стимуляции [42, 62–63]. Тем не менее прямых доказательств того, что преднамеренная и автоматическая имитация поддерживаются сходными процессами сопоставления с зеркалом, по-прежнему нет.Только несколько исследований сравнивали активность мозга, связанную с преднамеренной и автоматической имитацией, и они дали противоречивые результаты, поскольку исследования показали общие и другие различные церебральные субстраты [42, 64]. Будущее направление исследований, направленное на выяснение этого вопроса, могло бы проверить влияние обучения с эффектом действия на оба типа подражания в одном и том же исследовании.

      Общая репрезентативная основа для выполнения и восприятия действия, подразумеваемая идеомоторной теорией, перекликается с теорией системы сопоставления с зеркалом, которая подпитывается открытием зеркальных нейронов [6, 13–14].Система зеркальных нейронов (ЗНС) фактически считается нейронным субстратом функциональных принципов, постулируемых идеомоторными теориями [13]. В соответствии с этим, одна точка зрения состоит в том, что ЗНС служит подражанию у людей [6, 13]. С этой точки зрения наши результаты могут указывать на то, что функционирование MNS может быть изменено идеомоторным обучением. Эта точка зрения согласуется с исследованиями, предполагающими, что активность в MNS человека модифицируется относительно короткими периодами сенсомоторного опыта [65-68].

      Наконец, предыдущие исследования показали, что, когда за ответом постоянно следует несовместимый эффект, инициация ответа происходит медленнее, чем когда за ним следует совместимый эффект [43–44].Например, в исследовании, в котором участники реагировали на стимулы, представленные в центре, было продемонстрировано, что нажатия правой клавиши инициировались быстрее, если они сопровождались появлением объектов, расположенных справа, чем если бы они вызывали эффекты слева, и наоборот. 44]. Такого рода результаты поддерживают центральное утверждение идеомоторной теории, согласно которой представления об эффектах связаны с реакцией, которая их вызвала, и затем эти представления автоматически активируются в ходе инициирования этой реакции [44].В настоящем исследовании мы обнаружили незначительную тенденцию к более длительному RT в группе IM по сравнению с группой CM на этапе приобретения. Эта тенденция согласуется с идеей о том, что ассоциации действие-эффект развивались во время идеомоторного обучения и влияли на способность инициировать движения, как это и предсказывалось идеомоторной теорией. Это вызывает вопрос о том, была ли разница в имитационном выполнении между группами IM и CM связана с модификацией подражательных способностей или просто с изменением способности инициировать подлежащее выполнению движение.К сожалению, имеющиеся данные не позволяют прямо ответить на этот вопрос, так как у нас отсутствовала проверка контрольных условий начала движения. Будущие исследования могли бы изучить этот вопрос путем проверки того, начинаются ли движения, производимые в ответ на другие движения (подражательное действие) или на абстрактные стимулы (неимитационное действие), более или менее медленно после фазы обучения, когда выполнение этих движений было связано с восприятием. разные и похожие движения тела.

      В заключение, наше исследование демонстрирует, что обучение эффекту действия может влиять на преднамеренное подражание.В соответствии с идеомоторным подходом этот результат предполагает, что подражание поддерживается приобретенными возбудительными связями между моторными кодами действия и кодами сенсорных эффектов действия.

      Авторские взносы

      Задумал и разработал эксперименты: FB PJM LCQ CAB. Выполнены эксперименты: FB PJM LCQ CAB. Проанализированы данные: FB CAB. Предоставленные реагенты/материалы/инструменты анализа: FB CAB. Написал статью: FB PJM LCQ CAB.

      Каталожные номера

      1. 1.Херли С. Модель общих цепей (SCM): как контроль, отражение и симуляция могут способствовать подражанию, обдумыванию и чтению мыслей. J Behav Brain Sci. 2008 г.; 31: 1–22.
      2. 2. Принц В. Идеомоторный подход к подражанию. В: Херли С., Чатер Н., редакторы. Перспективы имитации: от неврологии к социальным наукам. Кембридж (Массачусетс): MIT Press. 2005 г.; стр. 141–156.
      3. 3. Даутенхан К., Неханив К.Л. Подражание животным и артефактам, MIT Press.2002.
      4. 4. Маршалл П.Дж., Мельцофф А.Н. Механизмы нейронного зеркального отображения и имитация у младенцев человека. Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci. 2014; 369: 1644.
      5. 5. Мельцов АН. Подражание и другие умы: гипотеза «как я». В: Херли С., Чатер Н., редакторы. Перспективы имитации: от неврологии к социальным наукам: Vol. 2: Подражание, человеческое развитие и культура. Кембридж (Массачусетс): MIT Press. 2005 г.; стр. 55–77.
      6. 6. Риццолатти Г., Крайгеро Л.Система зеркальных нейронов. Annu Rev Neurosci 27: 169–192. пмид:15217330
      7. 7. Мельцофф А.Н., Мур М. Объяснение имитации лица: теоретическая модель. Ранний родитель-разработчик. 1997 год; 6: 179–192. пмид:24634574
      8. 8. Хоммель Б., Мюсселер Дж., Ашерслебен Г., Принц В. Теория кодирования событий (TEC): основа для восприятия и планирования действий. J Behav Brain Sci. 2001 г.; 24: 849–878. пмид:12239891
      9. 9. Шин Ю., Проктор Р.В., Капальди Э.Дж. Обзор современной идеомоторной теории.Психологический бык. 2010 г.; 136: 943–974. пмид:20822210
      10. 10. Hommel B. Взаимодействия между конгруэнтностью стимул-стимул и совместимостью стимул-реакция. Психолог Рез. 1997 год; 59: 248–260.
      11. 11. Натткемпер Д., Цисслер М., Френш П.А. Связывание в управлении произвольными действиями. Neurosci Biobehav Rev. 2010; 34: 1092–1101. пмид:20036685
      12. 12. Элснер Б., Хоммель Б. Ожидание эффекта и контроль действия. J Exp Psychol Hum Percept Perform. 2001 г.; 27: 229–240.пмид:11248937
      13. 13. Якобони М. Имитация, эмпатия и зеркальные нейроны. Анну Рев Психол. 2009 г.; 60: 653–670. пмид:18793090
      14. 14. Ди Пеллегрино Г., Фадига Л., Фогасси Л., Галлезе В., Риццолатти Г. Понимание двигательных событий: нейрофизиологическое исследование. Опыт Мозг Res. 1992 год; 91: 176–180. пмид:1301372
      15. 15. Брасс М., Беккеринг Х., Вольшлегер А., Принц В. Совместимость между наблюдаемыми и выполняемыми движениями пальцев: сравнение символических, пространственных и имитационных сигналов.Познание мозга 2000 г.; 44: 124–143. пмид:11041986
      16. 16. Штюрмер Б., Ашерслебен Г., Принц В. Эффекты соответствия с ручными жестами и позами: исследование имитации. J Exp Psychol Hum Percept Perform. 2000 г.; 26: 1746–1759. пмид:11129371
      17. 17. Лейтон Дж., Хейс СМ. Из рук в рот: автоматическая имитация через эффекторные системы. J Exp Psychol Hum Percept Perform. 2010 г.; 36: 1174–1183. пмид:20731510
      18. 18. Букет К.А., Шипли Т.Ф., Капа Р.Л., Маршалл П.Дж.Моторное заражение: целенаправленные действия более заразны, чем нецеленаправленные. Опыт психолог. 2011 г.; 58: 71–78. пмид:20494864
      19. 19. Хервиг А., Васзак Ф. Намерение и внимание в идеомоторном обучении. Q J Exp Psychol. 2009 г.; 62: 219–227. пмид:18932052
      20. 20. Хервиг А., Васзак Ф. Связи действие-эффект и идеомоторное обучение в действиях, основанных на намерениях и стимулах. Фронт Псих. 2012 г.; 3: 444. pmid:23112785
      21. 21. Хоммель Б., Алонсо Д., Фуэнтес Л.Дж.Приобретение и обобщение эффектов действия. Познан. 2003 г.; 10: 965–986.
      22. 22. Кунде В. Запуск реакции надпороговыми и подсознательными эффектами действия. Психолог Рез. 2004 г.; 68: 91–96. пмид:14634809
      23. 23. Васзак Ф., Хервиг А. Ожидание эффекта модулирует обработку отклонений в мозгу. Мозг Res. 2007 г.; 1183: 74–82. пмид:17927968
      24. 24. Элснер Б. Имитация целенаправленных действий младенцев: роль движений и эффектов действия.Акта Психол. 2007 г.; 124: 44–59. пмид:17078915
      25. 25. Паулюс М. Идеомоторный подход к подражательному обучению (ИМАИЛ) в младенчестве: проблемы и перспективы на будущее. Eur J Dev Psychol. 2014; 11: 662–673.
      26. 26. Вольшлагер А., Гаттис М., Беккеринг Х. Генерация действия и восприятие действия в подражании: пример идеомоторного принципа. Фил. Транс. Р. Соц. Лонд. Б. 2003; 358: 501–515. пмид:12689376
      27. 27. Хауф П., Эльснер Б., Ашерслебен Г.Роль эффектов действия в управлении действиями младенцев. Психолог Рез. 2004 г.; 68: 115–125. пмид:14652756
      28. 28. Гергели Г., Беккеринг Х., Кирали И. Рациональная имитация у довербальных младенцев. Природа. 2002 г.; 415: 755. pmid:11845199
      29. 29. Лейтон Дж., Берд Дж., Хейс СМ. «Цели» не являются неотъемлемым компонентом подражания. Познание. 2010 г.; 114: 423–435. пмид:19945096
      30. 30. Subiaul F. Анализ способности к подражанию: гипотеза множественных механизмов подражания (MIM).Поведенческие процессы. 2010 г.; 83: 222–234. пмид:19969050
      31. 31. Паулюс М., Хунниус С., Виссерс М., Беккеринг Х. Преодоление разрыва между другим и мной: функциональная роль двигательного резонанса и эффектов действия в имитации младенцев. Dev Sci. 2011 г.; 14: 901–910. пмид:21676109
      32. 32. Дель Джудиче М., Манера В., Кайзерс К. Запрограммированы на обучение? Онтогенез зеркальных нейронов. Dev Sci. 2009 г.; 12: 350–363. пмид:107
      33. 33. Хоммель Б. Когнитивное представление действия: автоматическая интеграция воспринимаемых эффектов действия.Психолог Рез. 1996 год; 59: 176–186. пмид:8923816
      34. 34. Зисслер М., Натткемпер Д. Изучение последовательностей событий основано на обучении «реакция-эффект»: дополнительные доказательства из задачи на серийную реакцию. J Exp Psychol Learn Mem Cogn. 2001 г.; 27: 595–613. пмид:11394669
      35. 35. Цисслер М., Натткемпер Д. Ожидание эффекта при планировании действий. В: Prinz W, Hommel B, редакторы. Общие механизмы восприятия и действия. Внимание и производительность XIX. Англия: Издательство Оксфордского университета.2002 г.; стр. 645–672. пмид:17825813
      36. 36. Флач Р., Пресс С., Бадетс А., Хейес С. Рукопожатие: прайминг эффектами социальных действий. Бр Дж Психол. 2010 г.; 101: 739–749. пмид:20100397
      37. 37. Wiggett AJ, Hudson M, Tipper SP, Downing PE. Изучение ассоциаций между действием и восприятием: влияние несовместимых тренировок на части тела и пространственную подготовку. Познание мозга 2011 г.; 76: 87–96. пмид:21481998
      38. 38. Привет КМ. Автоматическое подражание. Психологический бык.2011 г.; 137: 463–483. пмид:21280938
      39. 39. Феррари П.Ф., Бонини Л., Фогасси Л. От зеркальных нейронов обезьян до поведения приматов: возможные «прямые» и «косвенные» пути. Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci. 2009 г.; 364: 2311–2323. пмид:19620103
      40. 40. Хейс С. Новый подход к зеркальным нейронам: история развития, теория системного уровня и эксперименты по вмешательству. кора. 2013; 49: 2946–2948. пмид:23962893
      41. 41. Десити Дж., Грезес Дж.Нейронные механизмы, обслуживающие восприятие человеческих действий. Тенденции Cogn Sci. 1999 г.; 3: 172–178. пмид:10322473
      42. 42. Бьен Н., Робрук А., Гебель Р., Сак А.Т. Намерение мозга подражать: нейробиология преднамеренного против автоматического подражания. Кора головного мозга. 2009 г.; 19: 2338–2351. пмид:108
      43. 43. Келлер П.Е., Кох И. Экзогенная и эндогенная реакция на слуховые раздражители. Достижения в Cogn Psychol. 2006 г.; 2: 269–276.
      44. 44. Кунде В.Совместимость ответ-эффект в задачах реакции с ручным выбором. J Exp Psychol Hum Percept Perform. 2001 г.; 27: 387–394. пмид:11318054
      45. 45. Пфистер Р., Мельхер Т., Кизель А., Дехент П., Грубер О. Нейронные корреляты ожидания идеомоторного эффекта. Неврология. 2014; 259: 164–171. пмид:24333210
      46. 46. Элснер Б., Хоммель Б. Смежность и непредвиденные обстоятельства в приобретении эффектов действия. Психолог Рез. 2004 г.; 68: 138–154. пмид:14685854
      47. 47. Рэтклифф Р.Распределение времени групповой реакции и анализ статистики распределения. Психологический бык. 1979 год; 86: 446–461. пмид:451109
      48. 48. Сенн С. Изменение по сравнению с исходным уровнем и пересмотр анализа ковариации. Стат мед. 2006 г.; 25: 4334–4344. пмид:16921578
      49. 49. Van Breukelen G. ANCOVA по сравнению с изменением исходного уровня: больше мощности в рандомизированных исследованиях, больше систематической ошибки в нерандомизированных исследованиях [исправлено]. Дж. Клин Эпидемиол. 2006 г.; 59: 920–925. пмид:16895814
      50. 50. Катмур С., Хейс С.Анализ динамики во времени подтверждает независимость подражательной и пространственной совместимости. J Exp Psychol Hum Percept Perform. 2011 г.; 37: 409–421. пмид:20731523
      51. 51. Кросс К.А., Торриси С., Лосин Э., Якобони М. Управление автоматическими подражательными тенденциями: взаимодействие между зеркальными нейронами и системами когнитивного контроля. Нейроизображение. 2013; 83493–83504.
      52. 52. Хименес Л., Ресио С., Мендес А., Лорда М., Пермуй Б., Мендес С. Автоматическая имитация и пространственная совместимость в задаче нажатия клавиш.Acta Psychol (Амст). 2012 г.; 141: 96–103. пмид:22864312
      53. 53. Кизель А., Хоффманн Дж. Переменные эффекты действия: управление реакцией с помощью ожиданий контекстно-зависимых эффектов. Психолог Рез. 2004 г.; 68: 155–162. пмид:14595560
      54. 54. Хоммель Б. Восприятие и действие. В: Кинч В., редактор. Международная энциклопедия социальных и поведенческих наук: когнитивная психология и когнитивная наука, Оксфорд: Пергамон. 2001 г.; стр. 11195–11198.
      55. 55. Мемелинк Дж., Хоммель Б.Преднамеренное взвешивание: основной принцип когнитивного контроля. Психолог Рез. 2013; 77: 249–259. пмид:22526717
      56. 56. Шин Ю.К., Проктор Р.В. Проверка граничных условий идеомоторной гипотезы с помощью задачи с отложенным ответом. Acta Psychol (Амст). 2012 г.; 141: 360–372. пмид:23089044
      57. 57. Боррони П., Монтанья М., Черри Г., Балдиссера Ф. Двусторонний моторный резонанс, вызванный наблюдением за движением одной руки: роль первичной моторной коры. Евр Джей Нейроски.2008 г.; 28: 1427–1435. пмид:18973569
      58. 58. Сартори Л., Беглиомини С., Кастьелло У. Моторный резонанс у левшей и правшей: свидетельство независимых от эффекторов двигательных представлений. Передний шум нейронов. 2013; 7.
      59. 59. Маршалл П.Дж., Буке К.А., Шипли Т.Ф., Янг Т. Влияние краткого имитационного опыта на десинхронизацию ЭЭГ во время наблюдения за действием. Нейропсихология. 2009 г.; 47: 2100–2106. пмид:19467360
      60. 60. Quandt LC, Marshall PJ, Bouquet CA, Young T, Shipley TF.Опыт с новыми действиями модулирует десинхронизацию фронтальной альфа-ЭЭГ. Нейроски Летт. 2011 г.; 499: 37–41. пмид:21624433
      61. 61. Muhle-Karbe PS, Кребс RM. О влиянии вознаграждения на привязку действия к эффекту. Фронт Behav Neurosci. 2012 г.; 3: 450.
      62. 62. Катмур С., Уолш В., Хейес К.М. Обучение ассоциативной последовательности: роль опыта в развитии имитации и зеркальной системы. Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci. 2009 г.; 364: 2369–2380. пмид:19620108
      63. 63.Хайзер М., Лакобони М., Маэда Ф., Маркус Дж., Мацциотта Дж.К. Существенная роль зоны Брока в подражании. Евр Джей Нейроски. 2003 г.; 17: 1123–1128. пмид:12653990
      64. 64. Ньюман-Норлунд Р.Д., ван Ши Х.Т., ван Зейлен А.Дж., Беккеринг Х. Система зеркальных нейронов более активна во время комплементарного действия по сравнению с имитационным. Нат Нейроски. 2007 г.; 10: 817–818. пмид:17529986
      65. 65. Wiggett AJ, Hudson M, Tipper SP, Downing PE. Изучение ассоциаций между действием и восприятием: влияние несовместимых тренировок на части тела и пространственную подготовку.Познание мозга 2011 г.; 76: 87–96. пмид:21481998
      66. 66. Капа Р.Л., Маршалл П.Дж., Шипли Т.Ф., Салес Р.Н., Буке К.А. Возникают ли помехи в двигателе из-за активации системы зеркал? Влияние предыдущей зрительно-моторной практики на автоматическое подражание. Психолог Рез. 2011 г.; 75: 152–157. пмид:20668875
      67. 67. Гиллмейстер Х., Катмур С., Лиепельт Р., Брасс М., Хейес С. Прайминг частей тела на основе опыта: исследование имитации действия. Мозг Res. 2008 г.; 1217: 157–170. пмид:18502404
      68. 68.Квандт Л.С., Маршалл П.Дж. Влияние опыта действия на сенсомоторные ритмы ЭЭГ при наблюдении за действием. Нейропсихология. 2014; 56: 401–408. пмид: 24568874

      Психологические аспекты мини-футбола « Alberto Cei

       Презентация онлайн-курса

      Психологические аспекты мини-футбола  

        Эмилиано Бернарди

      Футзал зародился в Уругвае в 30-х годах и быстро распространился по Латинской Америке и Европе, особенно в Испании и Италии, где движение значительно выросло за последние 30 лет.

      Многие из величайших бразильских футбольных чемпионов начинали свою карьеру как игроки в мини-футбол: Пеле, Зико, Сократес, Роналдо и Роналдиньо и многие другие. Даже знаменитая Cantera of Barcelona (молодежная академия) обычно использует поля и правила мини-футбола для обучения своих юных спортсменов с отличными результатами.

      Футзал идеально подходит для ребенка: уменьшенное поле, короткие поля, скорость делают его самой быстрой и напряженной игрой, идеально подходящей для технического и психологического роста.

      Основные психологические аспекты, связанные с мини-футболом:

      Для проведения вмешательства профессионального качества важно знать, каковы основные психологические аспекты, которые неотъемлемо присущи спорту: прежде всего важно подчеркнуть, что это дисциплина «открытых навыков» с таким количеством переменных и возможностью выбора. , это игра с высокой интенсивностью, в которой непрерывная стрельба быстро снижает умственную и физическую энергию игроков, время реакции и принятие решений должны быть очень быстрыми, а также физический контакт может быть вызван импульсивными и неконтролируемыми реакциями.Еще один важный аспект, который следует учитывать, заключается в том, что ошибка игрока может быть фатальной для результата.

      В игре, где вы играете на ограниченном пространстве и с четырьмя полевыми игроками, ошибка одного из них может привести соперников в хорошее состояние, чтобы забить гол.

      В мини-футболе требуется постоянный и высокий уровень сплоченности, учитывая ограниченное количество игроков на отличном сотрудничестве, особенно во время более высокого соревновательного стресса, поэтому эмоциональный контроль игроков должен быть тотальным.

      Психолог, работающий в мини-футболе:

      Фигура психолога в этом виде спорта растет очень быстро, и многие топ-клубы мира имеют эту фигуру в своих организациях. Неуклонный рост молодежного сектора и повсеместное расширение футзальных академий в Италии все больше и больше подстегивают спрос на специалистов в области спортивной психологии с опытом работы в этой дисциплине.

      Консультативная программа может быть по следующим темам:

      1.  Тренер и его сотрудники с помощью психологических инструментов, таких как индивидуальные и групповые интервью, тесты и анкеты, такие как CBAS (Система оценки поведения тренера, Смит, Смолл и Хант, 1976 г.) или Программа 5C (Харвуд и Пейн, 2004 г.) или использование таких инструментов, как Шкала лидерства в спорте (Челладурай, Салех, 1980).
      2.  Психическая тренировка для спортсменов с помощью методов активации и релаксации, таких как тренировка Джейкобсона, рутина перед выступлением, управление эмоциями с помощью таких инструментов, как L ‘IZOF (Ханин, 1980), идеомоторная тренировка, образы, тренировка внимания с такими тестами, как как TAIS (Nideffer, 1976).
      3.  Подготовка и повышение квалификации менеджеров в области лидерства и эффективной коммуникации.
      4. Молодежная сфера, в частности отношения с родителями юных спортсменов и роль тренера как воспитателя.
      5.  Социальные проекты и интеграция для людей с ограниченными физическими и психологическими возможностями, в зонах риска и совместные проекты со школами.

      Кто не знаком с этим видом спорта, может подумать, что это похоже на футбол в одиннадцать лет, но с меньшим количеством игроков. На самом деле многие великие тренеры используют методы тренировок, основанные на размере футзального поля, когда они хотят развивать спортсменов в их конкретных технических навыках или тренировать интенсивность игры и сплоченность группы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.