Гиппенрейтер введение в общую: Введение в общую психологию | Гиппенрейтер Юлия Борисовна

Читать онлайн «Введение в общую психологию: курс лекций» автора Гиппенрейтер Юлия Борисовна — RuLit

Юлия Гиппенрейтер

Введение в общую психологию: курс лекций

Моему мужу и другу

Алексею Николаевичу Рудакову

посвящаю

Предисловие

ко второму изданию

Настоящее издание «Введения в общую психологию» полностью повторяет первое 1988 г.

Предложение переиздать книгу в ее первоначальном виде оказалось для меня неожиданным и вызвало некоторые сомнения: возникла мысль, что, если уж переиздавать, то в измененном, а главное – дополненном виде. Было очевидно, что такая доработка потребует немало сил и времени. Вместе с тем высказывались соображения в пользу ее быстрого переиздания: книга пользуется большим спросом и давно стала остродефицитной.

Хочу очень поблагодарить многих читателей за положительные отзывы о содержании и стиле «Введения». Эти отзывы, спрос и ожидания читателей определили мое решение согласиться на переиздание «Введения» в его настоящем виде и одновременно взяться за подготовку нового, более полного его варианта. Надеюсь, силы и условия позволят осуществить этот замысел в не очень отдаленном будущем.

Проф. Ю. Б. Гиппенрейтер

Март, 1996 г.

Настоящее пособие подготовлено на основе курса лекций «Введение в общую психологию», который я читала для студентов I курса факультета психологии Московского университета на протяжении ряда последних лет. Первый цикл этих лекций был прочитан в 1976 г. и отвечал новой программе (ранее первокурсники изучали «Эволюционное введение в психологию»).

Замысел новой программы принадлежал А. Н. Леонтьеву. Согласно его пожеланию, в вводном курсе следовало раскрыть фундаментальные понятия, такие как «психика», «сознание», «поведение», «деятельность», «бессознательное», «личность»; рассмотреть основные проблемы и подходы психологической науки. Это, по его словам, следовало делать так, чтобы посвятить студентов в «загадки» психологии, пробудить к ним интерес, «завести мотор».

В последующие годы программа «Введения» неоднократно обсуждалась и дорабатывалась широким составом профессоров и преподавателей кафедры общей психологии. В настоящее время вводный курс охватывает уже все разделы общей психологии и читается в течение первых двух семестров. По общему замыслу он в сжатой и популярной форме отражает то, что студенты затем подробно и углубленно проходят в отдельных разделах основного курса «Общая психология».

Главная методическая проблема «Введения», на наш взгляд, состоит в необходимости сочетать широту охватываемого материала, его фундаментальность (ведь речь идет о базовой подготовке профессиональных психологов) с его относительной простотой, доходчивостью и занимательностью изложения. Как ни заманчиво звучит известный афоризм, что психология делится на научную и интересную, в преподавании он не может служить ориентиром: неинтересно поданная на первых шагах изучения научная психология не только не «заведет» никакого «мотора», но, как показывает педагогическая практика, будет просто плохо понята.

Сказанное делает очевидным, что к идеальному решению всех задач «Введения» можно прийти только методом последовательного приближения, только в результате продолжающихся педагогических поисков. Настоящее пособие следует рассматривать как начало подобных поисков.

Моя постоянная забота состояла в том, чтобы делать изложение трудных, а иногда и весьма запутанных вопросов психологии доступным и по возможности живым. Для этого приходилось идти на неизбежные упрощения, максимально сокращать изложение теорий и, наоборот, широко привлекать фактический материал – примеры из психологических исследований, художественной литературы и просто «из жизни». Они должны были не только иллюстрировать, но также раскрывать, уточнять, наполнять смыслом научные понятия и формулировки.

Практика преподавания показывает, что начинающим психологам, особенно молодым людям, пришедшим со школьной скамьи, очень не хватает жизненного опыта и знания психологических фактов. Без этой эмпирической основы их знания, приобретаемые в учебном процессе, оказываются весьма формальными и потому неполноценными. Усвоив научные формулы и понятия, студенты слишком часто затрудняются в их применении.

Вот почему обеспечение лекций возможно более солидным эмпирическим фундаментом мне представлялось совершенно необходимой методической стратегией данного курса.

Жанр лекций допускает в рамках программы некоторую свободу в выборе тем и определении объема, отводимого на каждую из них.

Выбор тем лекций данного курса определился рядом соображений – их теоретической значимостью, особенной разработанностью их в рамках советской психологии, традициями преподавания на факультете психологии МГУ, наконец, личными предпочтениями автора.

Некоторые темы, особенно те из них, которые до сих пор недостаточно освещены в учебной литературе, нашли в лекциях более обстоятельную проработку (например, «Проблема самонаблюдения», «Неосознаваемые процессы», «Психофизическая проблема и др.). Конечно, неизбежным следствием явилось ограничение круга рассматриваемых тем. Кроме того, в пособие включены лекции, читаемые лишь в первом семестре I курса (т. е. не вошли лекции по отдельным процессам: «Ощущение», «Восприятие», «Внимание», «Память» и др.). Таким образом, настоящие лекции следует рассматривать как избранные лекции «Введения».

Несколько слов о структуре и композиции пособия. Основной материал распределен по трем разделам, причем они выделены не по какому-либо одному, «линейному» принципу, а по достаточно разным основаниям.

Первый раздел представляет собой попытку подвести к некоторым основным проблемам психологии через историю развития взглядов на предмет психологии. Такой исторический подход представляется полезным в нескольких отношениях. Во-первых, он вовлекает в главную «загадку» научной психологии – в вопрос о том, что и как она должна изучать. Во-вторых, помогает глубже понять смысл и даже пафос современных ответов. В-третьих, приучает корректно относиться к существующим конкретно-научным теориям и взглядам, понимая их относительную истинность, необходимость дальнейшего развития и неизбежность смены.

Во втором разделе рассматривается ряд фундаментальных проблем психологической науки с позиций диалектико-материалистического представления о психике. Он начинается со знакомства с психологической теорией деятельности А. Н. Леонтьева, которая служит затем теоретической базой для раскрытия остальных тем раздела. Обращение к этим темам осуществляется уже по «радиальному» принципу, т. е. от общей теоретической основы – к разным, не обязательно непосредственно связанным между собой проблемам. Тем не менее они объединяются в три крупных направления: это рассмотрение биологических аспектов психики, ее физиологических основ (на примере физиологии движений), наконец, социальных аспектов психики человека.

Третий раздел служит непосредственным продолжением и развитием третьего направления. Он посвящен проблемам человеческой индивидуальности и личности. Основные понятия «индивид» и «личность» здесь также раскрываются с позиций психологической теории деятельности. Темам «Характер» и «Личность» уделено в лекциях относительно большое внимание потому, что они не только интенсивно разрабатываются в современной психологии и имеют важные практические выходы, но и наиболее соответствуют личным познавательным потребностям студентов: многие из них пришли в психологию, чтобы научиться понимать себя и других. Эти их стремления, конечно, должны найти поддержку в учебном процессе, и чем раньше, тем лучше.

Мне казалось также очень важным знакомить студентов с именами наиболее крупных психологов прошлого и настоящего, с отдельными моментами их личной и научной биографии. Такое приближение к «личностным» аспектам творчества ученых очень способствует собственному включению учащихся в науку, пробуждению эмоционального отношения к ней. В лекциях содержится большое количество обращений к оригинальным текстам, знакомство с которыми облегчено выходом в издательстве МГУ серий хрестоматий по психологии. Несколько тем курса раскрываются путем прямого анализа научного наследия того или иного ученого. Среди них – концепция развития высших психических функций Л. С. Выготского, теория деятельности А. Н. Леонтьева, физиология движений и физиология активности Н. А. Бернштейна, психофизиология индивидуальных различий Б. М. Теплова и др.

Юлия Гиппенрейтер — Введение в общую психологию: курс лекций читать онлайн бесплатно

Юлия Гиппенрейтер

Введение в общую психологию: курс лекций

Моему мужу и другу

Алексею Николаевичу Рудакову

посвящаю

Предисловие

ко второму изданию

Настоящее издание «Введения в общую психологию» полностью повторяет первое 1988 г.

Предложение переиздать книгу в ее первоначальном виде оказалось для меня неожиданным и вызвало некоторые сомнения: возникла мысль, что, если уж переиздавать, то в измененном, а главное — дополненном виде. Было очевидно, что такая доработка потребует немало сил и времени. Вместе с тем высказывались соображения в пользу ее быстрого переиздания: книга пользуется большим спросом и давно стала остродефицитной.

Хочу очень поблагодарить многих читателей за положительные отзывы о содержании и стиле «Введения». Эти отзывы, спрос и ожидания читателей определили мое решение согласиться на переиздание «Введения» в его настоящем виде и одновременно взяться за подготовку нового, более полного его варианта. Надеюсь, силы и условия позволят осуществить этот замысел в не очень отдаленном будущем.

Проф. Ю. Б. Гиппенрейтер

Март, 1996 г.

Настоящее пособие подготовлено на основе курса лекций «Введение в общую психологию», который я читала для студентов I курса факультета психологии Московского университета на протяжении ряда последних лет. Первый цикл этих лекций был прочитан в 1976 г. и отвечал новой программе (ранее первокурсники изучали «Эволюционное введение в психологию»).

Замысел новой программы принадлежал А. Н. Леонтьеву. Согласно его пожеланию, в вводном курсе следовало раскрыть фундаментальные понятия, такие как «психика», «сознание», «поведение», «деятельность», «бессознательное», «личность»; рассмотреть основные проблемы и подходы психологической науки. Это, по его словам, следовало делать так, чтобы посвятить студентов в «загадки» психологии, пробудить к ним интерес, «завести мотор».

В последующие годы программа «Введения» неоднократно обсуждалась и дорабатывалась широким составом профессоров и преподавателей кафедры общей психологии. В настоящее время вводный курс охватывает уже все разделы общей психологии и читается в течение первых двух семестров. По общему замыслу он в сжатой и популярной форме отражает то, что студенты затем подробно и углубленно проходят в отдельных разделах основного курса «Общая психология».

Главная методическая проблема «Введения», на наш взгляд, состоит в необходимости сочетать широту охватываемого материала, его фундаментальность (ведь речь идет о базовой подготовке профессиональных психологов) с его относительной простотой, доходчивостью и занимательностью изложения. Как ни заманчиво звучит известный афоризм, что психология делится на научную и интересную, в преподавании он не может служить ориентиром: неинтересно поданная на первых шагах изучения научная психология не только не «заведет» никакого «мотора», но, как показывает педагогическая практика, будет просто плохо понята.

Сказанное делает очевидным, что к идеальному решению всех задач «Введения» можно прийти только методом последовательного приближения, только в результате продолжающихся педагогических поисков. Настоящее пособие следует рассматривать как начало подобных поисков.

Моя постоянная забота состояла в том, чтобы делать изложение трудных, а иногда и весьма запутанных вопросов психологии доступным и по возможности живым. Для этого приходилось идти на неизбежные упрощения, максимально сокращать изложение теорий и, наоборот, широко привлекать фактический материал — примеры из психологических исследований, художественной литературы и просто «из жизни». Они должны были не только иллюстрировать, но также раскрывать, уточнять, наполнять смыслом научные понятия и формулировки.

Практика преподавания показывает, что начинающим психологам, особенно молодым людям, пришедшим со школьной скамьи, очень не хватает жизненного опыта и знания психологических фактов. Без этой эмпирической основы их знания, приобретаемые в учебном процессе, оказываются весьма формальными и потому неполноценными. Усвоив научные формулы и понятия, студенты слишком часто затрудняются в их применении.

Вот почему обеспечение лекций возможно более солидным эмпирическим фундаментом мне представлялось совершенно необходимой методической стратегией данного курса.

Жанр лекций допускает в рамках программы некоторую свободу в выборе тем и определении объема, отводимого на каждую из них.

Выбор тем лекций данного курса определился рядом соображений — их теоретической значимостью, особенной разработанностью их в рамках советской психологии, традициями преподавания на факультете психологии МГУ, наконец, личными предпочтениями автора.

Некоторые темы, особенно те из них, которые до сих пор недостаточно освещены в учебной литературе, нашли в лекциях более обстоятельную проработку (например, «Проблема самонаблюдения», «Неосознаваемые процессы», «Психофизическая проблема и др.). Конечно, неизбежным следствием явилось ограничение круга рассматриваемых тем. Кроме того, в пособие включены лекции, читаемые лишь в первом семестре I курса (т. е. не вошли лекции по отдельным процессам: «Ощущение», «Восприятие», «Внимание», «Память» и др.). Таким образом, настоящие лекции следует рассматривать как избранные лекции «Введения».

Несколько слов о структуре и композиции пособия. Основной материал распределен по трем разделам, причем они выделены не по какому-либо одному, «линейному» принципу, а по достаточно разным основаниям.

Первый раздел представляет собой попытку подвести к некоторым основным проблемам психологии через историю развития взглядов на предмет психологии. Такой исторический подход представляется полезным в нескольких отношениях. Во-первых, он вовлекает в главную «загадку» научной психологии — в вопрос о том, что и как она должна изучать. Во-вторых, помогает глубже понять смысл и даже пафос современных ответов. В-третьих, приучает корректно относиться к существующим конкретно-научным теориям и взглядам, понимая их относительную истинность, необходимость дальнейшего развития и неизбежность смены.

Во втором разделе рассматривается ряд фундаментальных проблем психологической науки с позиций диалектико-материалистического представления о психике. Он начинается со знакомства с психологической теорией деятельности А. Н. Леонтьева, которая служит затем теоретической базой для раскрытия остальных тем раздела. Обращение к этим темам осуществляется уже по «радиальному» принципу, т. е. от общей теоретической основы — к разным, не обязательно непосредственно связанным между собой проблемам. Тем не менее они объединяются в три крупных направления: это рассмотрение биологических аспектов психики, ее физиологических основ (на примере физиологии движений), наконец, социальных аспектов психики человека.

Читать дальше

курс лекций читать книгу онлайн бесплатно

Юлия Гиппенрейтер

Введение в общую психологию: курс лекций

Моему мужу и другу

Алексею Николаевичу Рудакову

посвящаю

Предисловие

ко второму изданию

Настоящее издание «Введения в общую психологию» полностью повторяет первое 1988 г.

Предложение переиздать книгу в ее первоначальном виде оказалось для меня неожиданным и вызвало некоторые сомнения: возникла мысль, что, если уж переиздавать, то в измененном, а главное — дополненном виде. Было очевидно, что такая доработка потребует немало сил и времени. Вместе с тем высказывались соображения в пользу ее быстрого переиздания: книга пользуется большим спросом и давно стала остродефицитной.

Хочу очень поблагодарить многих читателей за положительные отзывы о содержании и стиле «Введения». Эти отзывы, спрос и ожидания читателей определили мое решение согласиться на переиздание «Введения» в его настоящем виде и одновременно взяться за подготовку нового, более полного его варианта. Надеюсь, силы и условия позволят осуществить этот замысел в не очень отдаленном будущем.

Проф. Ю. Б. Гиппенрейтер

Март, 1996 г.

Настоящее пособие подготовлено на основе курса лекций «Введение в общую психологию», который я читала для студентов I курса факультета психологии Московского университета на протяжении ряда последних лет. Первый цикл этих лекций был прочитан в 1976 г. и отвечал новой программе (ранее первокурсники изучали «Эволюционное введение в психологию»).

Замысел новой программы принадлежал А. Н. Леонтьеву. Согласно его пожеланию, в вводном курсе следовало раскрыть фундаментальные понятия, такие как «психика», «сознание», «поведение», «деятельность», «бессознательное», «личность»; рассмотреть основные проблемы и подходы психологической науки. Это, по его словам, следовало делать так, чтобы посвятить студентов в «загадки» психологии, пробудить к ним интерес, «завести мотор».

В последующие годы программа «Введения» неоднократно обсуждалась и дорабатывалась широким составом профессоров и преподавателей кафедры общей психологии. В настоящее время вводный курс охватывает уже все разделы общей психологии и читается в течение первых двух семестров. По общему замыслу он в сжатой и популярной форме отражает то, что студенты затем подробно и углубленно проходят в отдельных разделах основного курса «Общая психология».

Главная методическая проблема «Введения», на наш взгляд, состоит в необходимости сочетать широту охватываемого материала, его фундаментальность (ведь речь идет о базовой подготовке профессиональных психологов) с его относительной простотой, доходчивостью и занимательностью изложения. Как ни заманчиво звучит известный афоризм, что психология делится на научную и интересную, в преподавании он не может служить ориентиром: неинтересно поданная на первых шагах изучения научная психология не только не «заведет» никакого «мотора», но, как показывает педагогическая практика, будет просто плохо понята.

Сказанное делает очевидным, что к идеальному решению всех задач «Введения» можно прийти только методом последовательного приближения, только в результате продолжающихся педагогических поисков. Настоящее пособие следует рассматривать как начало подобных поисков.

Моя постоянная забота состояла в том, чтобы делать изложение трудных, а иногда и весьма запутанных вопросов психологии доступным и по возможности живым. Для этого приходилось идти на неизбежные упрощения, максимально сокращать изложение теорий и, наоборот, широко привлекать фактический материал — примеры из психологических исследований, художественной литературы и просто «из жизни». Они должны были не только иллюстрировать, но также раскрывать, уточнять, наполнять смыслом научные понятия и формулировки.

Практика преподавания показывает, что начинающим психологам, особенно молодым людям, пришедшим со школьной скамьи, очень не хватает жизненного опыта и знания психологических фактов. Без этой эмпирической основы их знания, приобретаемые в учебном процессе, оказываются весьма формальными и потому неполноценными. Усвоив научные формулы и понятия, студенты слишком часто затрудняются в их применении.

Вот почему обеспечение лекций возможно более солидным эмпирическим фундаментом мне представлялось совершенно необходимой методической стратегией данного курса.

Читать дальше

Введение в общую психологию: курс лекций

О книге

Добавлена в библиотеку 25.12.2017 пользователем ЛитРес

Издание 2008 года

Размер fb2 файла: 1.55 MB

Объём: 312 страниц

4.64

Книгу просматривали 256 раз, оценку поставили 53 читателя

Аннотация

В учебном пособии раскрываются основные понятия психологической науки, освещаются ее важнейшие проблемы и методы. Книга, созданная на основе курса лекций, читавшегося автором в течение многих лет на факультете психологии МГУ для студентов 1 курса, сохраняет непринужденность общения с аудиторией, содержит большое количество примеров из экспериментальных исследований, художественной литературы, жизненных ситуаций. В ней удачно сочетаются высокий научный уровень и популярность изложения фундаментальных вопросов обшей психологии.

Для студентов, начинающих изучать психологию; представляет интерес для широкого круга читателей.

Скачать или читать онлайн книгу Введение в общую психологию: курс лекций

На этой странице свободной электронной библиотеки fb2.top вы можете ознакомиться с описанием книги «Введение в общую психологию: курс лекций» и другой информацией о ней, а затем начать читать книгу онлайн с помощью читалок, предлагаемых по ссылкам под постером, или скачать книгу в формате fb2 на свой смартфон, если вам больше по вкусу сторонние читалки. Книга написана автором Юлия Борисовна Гиппенрейтер, относится к жанру Психология и психотерапия, добавлена в библиотеку 25.12.2017.

С произведением «Введение в общую психологию: курс лекций», занимающим объем 312 печатных страниц, вы наверняка проведете не один увлекательный вечер. В онлайн читалках, которые мы предлагаем посетителям библиотеки fb2.top, предусмотрен ночной режим чтения, который отлично подойдет для тёмного времени суток и чтения перед сном. Помимо этого, конечно же, можно читать «Введение в общую психологию: курс лекций» полностью в классическом дневном режиме или же скачать книгу на свой смартфон в удобном формате fb2. Желаем увлекательного чтения!

С этой книгой читают:

Читать онлайн «Введение в общую психологию: курс лекций»

Юлия Гиппенрейтер

Введение в общую психологию: курс лекций

Моему мужу и другу

Алексею Николаевичу Рудакову

посвящаю

Предисловие

ко второму изданию

Настоящее издание «Введения в общую психологию» полностью повторяет первое 1988 г.

Предложение переиздать книгу в ее первоначальном виде оказалось для меня неожиданным и вызвало некоторые сомнения: возникла мысль, что, если уж переиздавать, то в измененном, а главное – дополненном виде. Было очевидно, что такая доработка потребует немало сил и времени. Вместе с тем высказывались соображения в пользу ее быстрого переиздания: книга пользуется большим спросом и давно стала остродефицитной.

Хочу очень поблагодарить многих читателей за положительные отзывы о содержании и стиле «Введения». Эти отзывы, спрос и ожидания читателей определили мое решение согласиться на переиздание «Введения» в его настоящем виде и одновременно взяться за подготовку нового, более полного его варианта. Надеюсь, силы и условия позволят осуществить этот замысел в не очень отдаленном будущем.

Проф. Ю. Б. Гиппенрейтер

Март, 1996 г.

Предисловие

Настоящее пособие подготовлено на основе курса лекций «Введение в общую психологию», который я читала для студентов I курса факультета психологии Московского университета на протяжении ряда последних лет. Первый цикл этих лекций был прочитан в 1976 г. и отвечал новой программе (ранее первокурсники изучали «Эволюционное введение в психологию»).

Замысел новой программы принадлежал А. Н. Леонтьеву. Согласно его пожеланию, в вводном курсе следовало раскрыть фундаментальные понятия, такие как «психика», «сознание», «поведение», «деятельность», «бессознательное», «личность»; рассмотреть основные проблемы и подходы психологической науки. Это, по его словам, следовало делать так, чтобы посвятить студентов в «загадки» психологии, пробудить к ним интерес, «завести мотор».

В последующие годы программа «Введения» неоднократно обсуждалась и дорабатывалась широким составом профессоров и преподавателей кафедры общей психологии. В настоящее время вводный курс охватывает уже все разделы общей психологии и читается в течение первых двух семестров. По общему замыслу он в сжатой и популярной форме отражает то, что студенты затем подробно и углубленно проходят в отдельных разделах основного курса «Общая психология».

Главная методическая проблема «Введения», на наш взгляд, состоит в необходимости сочетать широту охватываемого материала, его фундаментальность (ведь речь идет о базовой подготовке профессиональных психологов) с его относительной простотой, доходчивостью и занимательностью изложения. Как ни заманчиво звучит известный афоризм, что психология делится на научную и интересную, в преподавании он не может служить ориентиром: неинтересно поданная на первых шагах изучения научная психология не только не «заведет» никакого «мотора», но, как показывает педагогическая практика, будет просто плохо понята.

Сказанное делает очевидным, что к идеальному решению всех задач «Введения» можно прийти только методом последовательного приближения, только в результате продолжающихся педагогических поисков. Настоящее пособие следует рассматривать как начало подобных поисков.

Моя постоянная забота состояла в том, чтобы делать изложение трудных, а иногда и весьма запутанных вопросов психологии доступным и по возможности живым. Для этого приходилось идти на неизбежные упрощения, максимально сокращать изложение теорий и, наоборот, широко привлекать фактический материал – примеры из психологических исследований, художественной литературы и просто «из жизни». Они должны были не только иллюстрировать, но также раскрывать, уточнять, наполнять смыслом научные понятия и формулировки.

Практика преподавания показывает, что начинающим психологам, особенно молодым людям, пришедшим со школьной скамьи, очень не хватает жизненного опыта и знания психологических фактов. Без этой эмпирической основы их знания, приобретаемые в учебном процессе, оказываются весьма формальными и потому неполноценными. Усвоив научные формулы и понятия, студенты слишком часто затрудняются в их применении.

Вот почему обеспечение лекций возможно более солидным эмпирическим фундаментом мне представлялось совершенно необходимой методической стратегией данного курса.

Жанр лекций допускает в рамках программы некоторую свободу в выборе тем и определении объема, отводимого на каждую из них.

Выбор тем лекций данного курса определился рядом соображений – их теоретической значимостью, особенной разработанностью их в рамках советской психологии, традициями преподавания на факультете психологии МГУ, наконец, личными предпочтениями автора.

Некоторые темы, особенно те из них, которые до сих пор недостаточно освещены в учебной литературе, нашли в лекциях более обстоятельную проработку (например, «Проблема самонаблюдения», «Неосознаваемые процессы», «Психофизическая проблема и др.). Конечно, неизбежным следствием явилось ограничение круга рассматриваемых тем. Кроме того, в пособие включены лекции, читаемые лишь в первом семестре I курса (т. е. не вошли лекции по отдельным процессам: «Ощущение», «Восприятие», «Внимание», «Память» и др.). Таким образом, настоящие лекции следует рассматривать как избранные лекции «Введения».

Несколько слов о структуре и композиции пособия. Основной материал распределен по трем разделам, причем они выделены не по какому-либо одному, «линейному» принципу, а по достаточно разным основаниям.

Первый раздел представляет собой попытку подвести к некоторым основным проблемам психологии через историю развития взглядов на предмет психологии. Такой исторический подход представляется полезным в нескольких отношениях. Во-первых, он вовлекает в главную «загадку» научной психологии – в вопрос о том, что и как она должна изучать. Во-вторых, помогает глубже понять смысл и даже пафос современных ответов. В-третьих, приучает корректно относиться к существующим конкретно-научным теориям и взглядам, понимая их относительную истинность, необходимость дальнейшего развития и неизбежность смены.

Во втором разделе рассматривается ряд фундаментальных проблем психологической науки с позиций диалектико-материалистического представления о психике. Он начинается со знакомства с психологической теорией деятельности А. Н. Леонтьева, которая служит затем теоретической базой для раскрытия остальных тем раздела. Обращение к этим темам осуществляется уже по «радиальному» принципу, т. е. от общей теоретической основы – к разным, не обязательно непосредственно связанным между собой проблемам. Тем не менее они объединяются в три крупных направления: это рассмотрение биологических аспектов психики, ее физиологических основ (на примере физиологии движений), наконец, социальных аспектов психики человека.

Третий раздел служит непосредственным продолжением и развитием третьего направления. Он посвящен проблемам человеческой индивидуальности и личности. Основные понятия «индивид» и «личность» здесь также раскрываются с позиций психологической теории деятельности. Темам «Характер» и «Личность» уделено в лекциях относительно большое внимание потому, что они не только интенсивно разрабатываются в современной психологии и имеют важные практические выходы, но и наиболее соответствуют личным познавательным потребностям студентов: многие из них пришли в психологию, чтобы научиться понимать себя и других. Эти их стремления, конечно, должны найти поддержку в учебном процессе, и чем раньше, тем лучше.

Мне казалось также очень важным знакомить студентов с именами наиболее крупных психологов прошлого и настоящего, с отдельными моментами их личной и научной биографии. Такое приближение к «личностным» аспектам творчества ученых очень способствует собственному включению учащихся в науку, пробуждению эмоционального отношения к ней. В лекциях содержится большое количество обращений к оригинальным текстам, знакомство с которыми облегчено выходом в издательстве МГУ серий хрестоматий по психологии. Несколько тем курса раскрываются путем прямого анализа научного наследия того или иного ученого. Среди них – концепция развития высших психических функций Л. С. Выготского, теория деятельности А. Н. Леонтьева, физиология движений и физиология активности Н. А. Бернштейна, психофизиология индивидуальных различий Б. М. Теплова и др.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19


Гиппенрейтер Ю. Б. Введение в общую психологию, 2002


www.koob.ru

Моему мужу и другу
Алексею Николаевичу Рудакову
посвящаю

3


ПРЕДИСЛОВИЕ
ко второму изданию

Настоящее издание «Введения в общую психолгию» полностью повторяет первое 1988 г.

Предложение переиздать книгу в ее первоначальном виде оказалось для меня неожиданным и вызвало некоторые сомнения: возникла мысль, что, если уж переиздавать, то в измененном, а главное — дополненном виде. Было очевидно, что такая доработка потребует немало сил и времени. Вместе с тем высказывались соображения в пользу ее быстрого переиздания: книга пользуется большим спросом и давно стала остродефицитной.

Хочу очень поблагодарить многих читателей за положительные отзывы о содержании и стиле «Введения». Эти отзывы, спрос и ожидания читателей определили мое решение согласиться на переиздание «Введения» в его настоящем виде и одновременно взяться за подготовку нового, более полного его варианта. Надеюсь, силы и условия позволят осуществить этот замысел в не очень отдаленном будущем.

Проф. Ю. Б. Гиппенрейтер
Март, 1996 г

4
***********************************

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящее пособие подготовлено на основе курса лекций «Введение в общую психологию», который я читала для студентов I курса факультета психологии Московского университета на протяжении ряда последних лет. Первый цикл этих лекций был прочитан в 1976 г. и отвечал новой программе (ранее первокурсники изучали «Эволюционное введение в психологию»).

Замысел новой программы принадлежал А. Н. Леонтьеву. Согласно его пожеланию, в вводном курсе следовало раскрыть фундаментальные понятия, такие как «психика», «сознание», «поведение», «деятельность», «бессознательное», «личность»; рассмотреть основные проблемы и подходы психологической науки. Это, по его словам, следовало делать так, чтобы посвятить студентов в «загадки» психологии, пробудить к ним интерес, «завести мотор».

В последующие годы программа «Введения» неоднократно обсуждалась и дорабатывалась широким составом профессоров и преподавателей кафедры общей психологии. В настоящее время вводный курс охватывает уже все разделы общей психологии и читается в течение первых двух семестров. По общему замыслу он в сжатой и популярной форме отражает то, что студенты затем подробно и углубленно проходят в отдельных разделах основного курса «Общая психология».

Главная методическая проблема «Введения», на наш взгляд, состоит в необходимости сочетать широту охватываемого материала, его фундаментальность (ведь речь идет о базовой подготовке профессиональных психологов) с его относительной простотой, доходчивостью и занимательностью изложения. Как ни заманчиво звучит известный афоризм, что психология делится на научную и интересную, в преподавании он не может служить

5


ориентиром: неинтересно поданная на первых шагах изучения научная психология не только не «заведет» никакого «мотора», но, как показывает педагогическая практика, будет просто плохо понята.

Сказанное делает очевидным, что к идеальному решению всех задач «Введения» можно прийти только методом последовательного приближения, только в результате продолжающихся педагогических поисков. Настоящее пособие следует рассматривать как начало подобных поисков.

Моя постоянная забота состояла в том, чтобы делать изложение трудных, а иногда и весьма запутанных вопросов психологии доступным и по возможности живым. Для этого приходилось идти на неизбежные упрощения, максимально сокращать изложение теорий и, наоборот, широко привлекать фактический материал — примеры из психологических исследований, художественной литературы и просто «из жизни». Они должны были не только иллюстрировать, но также раскрывать, уточнять, наполнять смыслом научные понятия и формулировки.

Практика преподавания показывает, что начинающим психологам, особенно молодым людям, пришедшим со школьной скамьи, очень не хватает жизненного опыта и знания психологических фактов. Без этой эмпирической основы их знания, приобретаемые в учебном процессе, оказываются весьма формальными и потому неполноценными. Усвоив научные формулы и понятия, студенты слишком часто затрудняются в их применении.

Вот почему обеспечение лекций возможно более солидным эмпирическим фундаментом мне представлялось совершенно необходимой методической стратегией данного курса.

Жанр лекций допускает в рамках программы некоторую свободу в выборе тем и определении объема, отводимого на каждую из них.

Выбор тем лекций данного курса определяется рядом соображений — их теоретической значимостью, особенной разработанностью их в рамках советской психологии, традициями преподавания на факультете психологии МГУ, наконец, личными предпочтениями автора.

Некоторые темы, особенно те из них, которые до сих пор недостаточно освещены в учебной литературе, нашли в лекциях более обстоятельную проработку (например,

6

«Проблема самонаблюдения», «Неосознаваемые процессы», «Психофизическая проблема и др.). Конечно, неизбежным следствием явилось ограничение круга рассматриваеымых тем. Кроме того, в пособие включены лекции, читаемые лишь в первом семестре I курса (т. е. не вошли лекции по отдельным процессам: «Ощущение», «Восприятие», «Внимание», «Память» и др.). Таким образом, настоящие лекции следует рассматривать как избранные лекции «Введения».

Несколько слов о структуре и композиции пособия. Основной материал распределен по трем разделам, причем они выделены не по какому-либо одному, «линейному» принципу, а по достаточно разным основаниям.

Первый раздел представляет собой попытку подвести к некоторым основным проблемам психологии через историю развития взглядов на предмет психологии. Такой исторический подход представляется полезным в нескольких отношениях. Во-первых, он вовлекает в главную «загадку» научной психологии — в вопрос о том, что и как она должна изучать. Во-вторых, помогает глубже понять смысл и даже пафос современных ответов. В-третьих, приучает корректно относиться к существующим конкретно-научным теориям и взглядам, понимая их относительную истинность, необходимость дальнейшего развития и неизбежность смены.

Во втором раздел рассматривается ряд фундаментальных проблем психологической науки с позиций диалектико-материалистического представления о психике. Он начинается со знакомства с психологической теорией деятельности А. Н. Леонтьева, которая служит затем теоретической базой для раскрытия остальных тем раздела. Обращение к этим темам осуществляется уже по «радиальному» принципу, т. е. от общей теоретической основы — к разным, не обязательно непосредственно связанным между собой проблемам. Тем не менее они объединяются в три крупных направления: это рассмотрение биологических аспектов психики, ее физиологических основ (на примере физиологии движений), наконец, социальных аспектов психики человека.

Третий раздел служит непосредственным продолжением и развитием третьего направления. Он посвящен проблемам человеческой индивидуальности и личности. Основные понятия «индивид» и «личность» здесь также

7

раскрываются с позиции психологической теории деятельности. Темам «Характер» и «Личность» уделено в лекциях относительно большое внимание потому, что они не только интенсивно разрабатываются в современной психологии и имеют важные практические выходы, но и наиболее соответствуют личным познавательным потребностям студентов: многие из них пришли в психологию, чтобы научиться понимать себя и других. Эти их стремления, конечно, должны найти поддержку в учебном процессе, и чем раньше, тем лучше.

Мне казалось также очень важным знакомить студентов с именами наиболее крупных психологов прошлого и настоящего, с отдельными моментами их личной и научной биографии. Такое приближение к «личностным» аспектам творчества ученых очень способствует собственному включению учащихся в науку, пробуждению эмоционального отношения к ней. В лекциях содержится большое количество обращений к оригинальным текстам, знакомство с которыми облегчено выходом в издательстве МГУ серий хрестоматий по психологии. Несколько тем курса раскрываются путем прямого анализа научного наследия того или иного ученого. Среди них — концепция развития высших психических функций Л. С. Выготского, теория деятельности А. Н. Леонтьева, физиология движений и физиология активности Н. А. Бернштейна, психофизиология индивидуальных различий Б. М. Теплова и др.

Как уже отмечалось, главной теоретической канвой настоящих лекций явилась психологическая теория деятельности А. Н. Леонтьева. Эта теория органически вошла в мировоззрение автора — со студенческих лет мне посчастливилось учиться у этого выдающегося психолога и затем многие годы работать под его руководством.

А. Н. Леонтьев успел просмотреть первый вариант этой рукописи. Его замечания и рекомендации я постаралась реализовать с максимальной ответственностью и чувством глубокой благодарности.

Профессор Ю. Б. Гиппенрейтер

8
Раздел I

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПСИХОЛОГИИ.
ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ
ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПРЕДМЕТЕ ПСИХОЛОГИИ

Лекция 1
ОБЩЕЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ПСИХОЛОГИИ КАК НАУКЕ

ЗАДАЧА КУРСА.
ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИИ КАК НАУКИ.
НАУЧНАЯ И ЖИТЕЙСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ.
ПРОБЛЕМА ПРЕДМЕТА ПСИХОЛОГИИ.
ПСИХИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ.
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТЫ

Эта лекция открывает курс «Введение в общую психологию». Задача курса — познакомить вас с основными понятиями и проблемами общей психологии. Мы коснемся также немного ее истории, в той мере, в какой это будет необходимо для раскрытия некоторых фундаментальных проблем, например проблемы предмета и метода. Мы познакомимся также с именами некоторых выдающихся ученых далекого прошлого и настоящего, их вкладами в развитие психологии.

Многие темы вы будете изучать затем более подробно и на более сложном уровне — в общих и специальных курсах. Некоторые же из них будут обсуждены только в этом курсе, и их освоение совершенно необходимо для вашего дальнейшего психологического образования.

Итак, самая общая задача «Введения» — заложить фундамент ваших психологических знаний.

Скажу несколько слов об особенностях психологии как науки.

В системе наук психологии должно быть отведено совершенно особое место, и вот по каким причинам.

Во-первых, это наука о самом сложном, что пока известно человечеству. Ведь психика — это «свойство высокоорганизованной материи». Если же иметь в виду психику человека, то к словам «высокоорганизованная материя» нужно прибавить слово «самая»: ведь мозг

9


человека — это самая высокоорганизованная материя, известная нам.

Знаменательно, что с той же мысли начинает свой трактат «О душе» выдающийся древнегреческий философ Аристотель. Он считает, что среди прочих знаний исследованию о душе следует отвести одно из первых мест, так как «оно — знание о наиболее возвышенном и удивительном» [8, с. 371].

Во-вторых, психология находится в особом положении потому, что в ней как бы сливаются объект и субъект познания.

Чтобы пояснить это, воспользуюсь одним сравнением. Вот рождается на свет человек. Сначала, пребывая в младенческом возрасте, он не осознает и не помнит себя. Однако развитие его идет быстрыми темпами. Формируются его физические и психические способности; он учится ходить, видеть, понимать, говорить. С помощью этих способностей он познает мир; начинает действовать в нем; расширяется круг его общения. И вот постепенно из глубины детства, приходит к нему и постепенно нарастает совершенно особое ощущение — ощущение собственного «Я». Где-то в подростковом возрасте оно начинает приобретать осознанные формы. Появляются вопросы: «Кто я? Какой я?», а позже и «Зачем я?». Те психические способности и функции, которые до сих пор служили ребенку средством для освоения внешнего мира — физического и социального, обращаются на познание самого себя; они сами становятся предметом осмысления и осознания.

Точно такой же процесс можно проследить в масштабе всего человечества. В первобытном обществе основные силы людей уходили на борьбу за существование, на освоение внешнего мира. Люди добывали огонь, охотились на диких животных, воевали с соседними племенами, получали первые знания о природе.

Человечество того периода, подобно младенцу, не помнит себя. Постепенно росли силы и возможности человечества. Благодаря своим психическим способностям люди создали материальную и духовную культуру; появились письменность, искусства, науки. И вот наступил момент, когда человек задал себе вопросы: что это за силы, которые дают ему возможность творить,

10

исследовать и подчинять себе мир, какова природа его разума, каким законам подчиняется его внутренняя, душевная, жизнь?

Этот момент и был рождением самосознания человечества, т. е. рождением психологического знания.

Событие, которое когда-то произошло, можно коротко выразить так: если раньше мысль человека направлялась на внешний мир, то теперь она обратилась на саму себя. Человек отважился на то, чтобы с помощью мышления начать исследовать само мышление.

Итак, задачи психологии несоизмеримо сложнее задач любой другой науки, ибо только в ней мысль совершает поворот на себя. Только в ней научное сознание человека становится его научным самосознанием.

Наконец, в-третьих, особенность психологии заключается в ее уникальных практических следствиях.

Практические результаты от развития психологии должны стать не только несоизмеримо значительнее результатов любой другой науки, но и качественно другими. Ведь познать нечто — значит овладеть этим «нечто», научиться им управлять.

Научиться управлять своими психическими процессами, функциями, способностями — задача, конечно, более грандиозная, чем, например, освоение космоса. При этом надо особенно подчеркнуть, что, познавая себя, человек будет себя изменять.

Психология уже сейчас накопила много фактов, показывающих, как новое знание человека о себе делает его другим: меняет его отношения, цели, его состояния и переживания. Если же снова перейти к масштабу всего человечества, то можно сказать, что психология — это наука, не только познающая, но и конструирующая, созидающая человека.

И хотя это мнение не является сейчас общепринятым, в последнее время все громче звучат голоса, призывающие осмыслить эту особенность психологии, которая делает ее наукой особого типа.

В заключение надо сказать, что психология — очень молодая наука. Это более или менее понятно: можно сказать, что, как и у вышеупомянутого подростка, должен был пройти период становления духовных сил человечества, чтобы они стали предметом научной рефлексии.

11


Официальное оформление научная психология получила немногим более 100 лет назад, а именно в 1879 г.: в этом году немецкий психолог В. Вундт открыл в г. Лейпциге первую лабораторию экспериментальной психологии.

Появлению психологии предшествовало развитие двух больших областей знания: естественных наук и философий; психология возникла на пересечении этих областей, поэтому до сих пор не определено, считать психологию естественной наукой или гуманитарной. Из вышесказанного следует, что ни один из этих ответов, по-видимому, не является правильным. Еще раз подчеркну: это — наука особого типа. Перейдем к следующему пункту нашей лекции — вопросу о соотношении научной и житейской психологии.

Любая наука имеет в качестве своей основы некоторый житейский, эмпирический опыт людей. Например, физика опирается на приобретаемые нами в повседневной жизни знания о движении и падении тел, о трении и энерции, о свете, звуке, теплоте и многом другом.

Математика тоже исходит из представлений о числах, формах, количественных соотношениях, которые начинают формироваться уже в дошкольном возрасте.

Но иначе обстоит дело с психологией. У каждого из нас есть запас житейских психологических знании. Есть даже выдающиеся житейские психологи. Это, конечно, великие писатели, а также некоторые (хотя и не все) представители профессий, предполагающих постоянное общение с людьми: педагоги, врачи, священнослужители и др. Но, повторяю, и обычный человек располагает определенными психологическими знаниями. Об этом можно судить по тому, что каждый человек в какой-то мере может понять другого, повлиять на его поведение, предсказать его поступки, учесть его индивидуальные особенности, помочь ему и т. п.

Давайте задумаемся над вопросом: чем же отличаются житейские психологические знания от научных?

Я назову вам пять таких отличий.

Первое: житейские психологические знания, конкретны; они приурочены к конкретным ситуациям, конкретным людям, конкретным задачам. Говорят, официанты и водители такси — тоже хорошие психологи. Но в каком

12


смысле, для решения каких задач? Как мы знаем, часто — довольно прагматических. Также конкретные прагматические задачи решает ребенок, ведя себя одним образом с матерью, другим — с отцом, и снова совсем иначе — с бабушкой. В каждом конкретном случае он точно знает, как надо себя вести, чтобы добиться желаемой цели. Но вряд ли мы можем ожидать от него такой же проницательности в отношении чужих бабушки или мамы. Итак, житейские психологические знания характеризуются конкретностью, ограниченностью задач, ситуаций и лиц, на которые они распространяются.

Научная же психология, как и всякая наука, стремится к обобщениям. Для этого она использует научные понятия. Отработка понятий — одна из важнейших функций науки. В научных понятиях отражаются наиболее существенные свойства предметов и явлений, общие связи и соотношения. Научные понятия четко определяются, соотносятся друг с другом, связываются в законы.

Например, в физике благодаря введению понятия силы И. Ньютону удалось описать с помощью трех законов механики тысячи различных конкретных случаев движения и механического взаимодействия тел.

То же происходит и в психологии. Можно очень долго описывать человека, перечисляя в житейских терминах его качества, черты характера, поступки, отношения с другими людьми. Научная же психология ищет и находит такие обобщающие понятия, которые не только экономизируют описания, но и за конгломератом частностей позволяют увидеть общие тенденции и закономерности развития личности и ее индивидуальные особенности. Нужно отметить одну особенность научных психологических понятий: они часто совпадают с житейскими по своей внешней форме, т. е. попросту говоря, выражаются теми же словами. Однако внутреннее содержание, значения этих слов, как правило, различны. Житейские термины обычно более расплывчаты и многозначны.

Однажды старшеклассников попросили письменно ответить на вопрос: что такое личность? Ответы оказались очень разными, а один учащийся ответил так: «Это то, что следует проверить по документам». Я не буду сейчас говорить о том, как понятие «личность» определяется в научной психологии, — это сложный вопрос, и мы им

13


специально займемся позже, на одной из последних лекций. Скажу только, что определение это сильно расходится с тем, которые было предложено упомянутым школьником.

Второе отличие житейских психологических знаний состоит в том, что они носят интуитивный характер. Это связано с особым способом их получения: они приобретаются путем практических проб и прилаживаний.

Подобный способ особенно отчетливо виден у детей. Я уже упоминала об их хорошей психологической интуиции. А как она достигается? Путем ежедневных и даже ежечасных испытаний, которым они подвергают взрослых и о которых последние не всегда догадываются. И вот в ходе этих испытаний дети обнаруживают, из кого можно «вить веревки», а из кого нельзя.

Часто педагоги и тренеры находят эффективные способы воспитания, обучения, тренировки, идя тем же путем: экспериментируя и зорко подмечая малейшие положительные результаты, т. е. в определенном смысле «идя на ощупь». Нередко они обращаются к психологам с просьбой объяснить психологический смысл найденных ими приемов.

В отличие от этого научные психологические знания рациональны и вполне осознанны. Обычный путь состоит в выдвижении словесно формулируемых гипотез и проверке логически вытекающих из них следствий.

Третье отличие состоит в способах передачи знаний и даже в самой возможности их передачи. В сфере практической психологии такая возможность весьма ограничена. Это непосредственно вытекает из двух предыдущих особенностей житейского психологического опыта — его конкретного и интуитивного характера. Глубокий психолог Ф. М. Достоевский выразил свою интуицию в написанных им произведениях, мы их все прочли — стали мы после этого столь же проницательными психологами? Передается ли житейский опыт от старшего поколения к младшему? Как правило, с большим трудом и в очень незначительной степени. Вечная проблема «отцов и детей» состоит как раз в том, что дети не могут и даже не хотят перенимать опыт отцов. Каждому новому поколению, каждому молодому человеку приходится самому «набивать шишки» для приобретения этого опыта.

14


В то же время в науке знания аккумулируются и передаются с большим, если можно так выразиться, КПД. Кто-то давно сравнил представителей науки с пигмеями, которые стоят на плечах у великанов — выдающихся ученых прошлого. Они, может быть, гораздо меньше ростом, но видят дальше, чем великаны, потому что стоят на их плечах. Накопление и передача научных знаний возможна благодаря тому, что эти знания кристаллизуются в понятиях и законах. Они фиксируются в научной литературе и передаются с помощью вербальных средств, т. е. речи и языка, чем мы, собственно говоря, и начали сегодня заниматься.

Четверное различие состоит в методах получения знаний в сферах житейской и научной психологии. В житейской психологии мы вынуждены ограничиваться наблюдениями и размышлениями. В научной психологии к этим методам добавляется эксперимент.

Суть экспериментального метода состоит в том, что исследователь не ждет стечения обстоятельств, в результате которого возникает интересующее его явление, а вызывает это явление сам, создавая соответствующие условия. Затем он целенаправленно варьирует эти условия, чтобы выявить закономерности, которым данное явление подчиняется. С введением в психологию экспериментального метода (открытия в конце прошлого века первой экспериментальной лаборатории) психология, как я уже говорила, оформилась в самостоятельную науку.

Наконец, пятое отличие, и вместе с тем преимущество, научной психологии состоит в том, что она располагает обширным, разнообразным и подчас уникальным фактическим материалом, недоступным во всем своем объеме ни одному носителю житейской психологии. Материал этот накапливается и осмысливается, в том числе в специальных отраслях психологической науки, таких, как возрастная психология, педагогическая психология, пато- и нейропсихология, психология труда и инженерная психология, социальная психология, зоопсихология и др. В этих областях, имея дело с различными стадиями и уровнями психического развития животных и человека, с дефектами и болезнями психики, с необычными условиями труда — условиями стресса, информационных перегрузок или, наоборот, монотонии и информационного

15


голода и т. п., — психолог не только расширяет круг своих исследовательских задач, но и сталкивается с новыми неожиданными явлениями. Ведь рассмотрение работы какого-либо механизма в условиях развития, поломки или функциональной перегрузки с разных сторон высвечивает его структуру и организацию.

Приведу короткий пример. Вы, конечно, знаете, что у нас в г. Загорске существует специальный интернат для слепоглухонемых детей. Это дети, у которых нет слуха, нет зрения, нет зрения и, конечно, первоначально нет речи. Главный «канал», через который они могут вступать в контакт с внешним миром, — это осязание.




Поделитесь с Вашими друзьями:

Материалы и отчётность во ВОП


Подборка по базе: Любимые книги о войне.pptx, Презентация по книге Линевского _Листы каменной книги_.ppt, План-проспект книги — ПИТЕР.doc, Какова роль книги в жизни людей.docx, По страницам Красной книги Брестской области.docx, незабываемые страницы моей любимой книги.docx, биотехнология книги.docx, ПР № 14. Дист. Создание электронной книги. Относительная и абсол, 5,3 перевод книги .docx, Вторая революция книги.docx

Материалы для самостоятельной работы и отчётность

по дисциплине «Введение в общую психологию — 2020-2021
Необходимы учебники и книги:


  1. Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию. Курс лекций. – М.: «ЧеРо», 2005. – 336 с.

  2. Общая психология. Тексты. П/р В.В. Петухова

  3. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики

  4. Леонтьев А.Н. Лекции по общей психологии

Есть в библиотеке МГМСУ:


  1. Завершнева Е.Ю. Основные направления российской психологии XX века: Учебно-методическое пособие / Е.Ю. Завершнева. – М.: МГМСУ. Ч.1: Культурно-историческая психология Л.С. Выготского. – 2014. – 53 с.

  2. Завершнева Е.Ю. Основные направления российской психологии XX века: Учебно-методическое пособие / Е.Ю. Завершнева. – М.: МГМСУ. Ч.2: Деятельностный подход в отечественной психологии (А.Н. Леонтьев, П.Я. Гальперин, С.Л. Рубинштейн). – 2014. – 41 с.

  3. Марцинковская Т.Д. Общая психология: учебное пособие / Т. Д. Марцинковская. — М.: Академия, 2016. — 381 с.

Монографии для самостоятельного изучения (одна по выбору студента):


  1. А.Р. Лурия, «Романтические эссе» (два эссе – «Маленькая книга о большой памяти» и «Потерянный и возвращённый мир»)

  2. Н.А. Бернштейн, «Ловкость и её развитие»

Текущая отчётность:


  1. Работа на семинарах (участие в дискуссии, опросах, подготовка сообщений, ведение дискуссии)

  2. Монография

  3. 3 контрольные работы

  4. Экзамен

Вадим Гиппенрейтер. Остановка момента. Легендарный фотограф Вадим Гиппенрейтер умер

Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер — выдающийся мастер фотографии, автор 28 альбомов. Выпускник скульптурного факультета Суриковского института стал художником совсем в другой области. Ему подвластно то, что удается немногим: удержать ускользающую красоту живой природы, остановить мгновение. Энергичный, легкий на подъем, фанатично преданный любимым местам, он «пишет» на пленку старинные русские города, унылую природу средней полосы, фантастические труднодоступные края Камчатки и Урала.Он не снимает за границей, хотя в мире нет более страстного путешественника, чем Гиппенрейтер. Он просто не турист. Фраза, которую с иронией произносят виртуозы этого искусства, как нельзя кстати подходит ему: «Великий фотограф земли русской».

В.Г. Я вообще не занимаюсь отдельной фотографией. Я всегда делаю книгу, вне зависимости от того, будет она опубликована или нет. У меня есть только идея, которую я методично нанизываю на визуальный материал. Во-первых, я нахожу место, которое меня привлекает, интересует, волнует, вызывает особое отношение.Это может быть старый город, природа какого-то края или просто вид с одной точки — с обрыва на Волгу, например. Меня привлекают поистине средневековые города, не моложе 16 века, лучше всего — 12 века. Позже произошел открытый упадок в архитектуре и живописи. Все, что последовало за Стоглавским церковным собором, когда были введены каноны в иконописи и строительстве православных храмов, лишившие художников права на творчество, положило начало гибели древнерусского искусства.


Борисоглебский монастырь


КИЖИ. Русская зима


Кижи


Кижи

В.Г. По предложению Виктора Руйковича, известного фотографа, большую часть жизни проработавшего в журнале «Советский Союз», я попал к художественному редактору газеты «Известия» по фамилии Волчек. Он фотографировал охотников, стариков, болота, костры и охотничьи избы на Севере и принес Волчеку пачку черно-белых фотографий (в цвете он еще не снимал).Едва взглянув, он предложил превратить их в следующую экспозицию «Окна Известий». Это была моя первая профессиональная школа. Потом вышло несколько моих «Виндов», и я впервые получил хорошие деньги. Волчек сказал мне: «Стреляй, как стреляешь. Ни на кого не обращай внимания. Каждый стреляет по-своему. И постарайся быть не похожим ни на кого». Отсюда мои фоторепортажи пошли в журналы «Смена», «Огонек», «Вокруг света» и другие.

Кирилло-Белозерский монастырь

Н.К. Вы действительно ни у кого не учились и сами взяли камеру в руки?

В.Г. В нашей семье все умели пользоваться фотоаппаратом. Когда мне было 8-10 лет, в семье не считали трудным вставить пластинку и кассету и на старый деревянный фотоаппарат сфотографировать своих гостей или родственников на празднике. Загрузили пару кассет со стеклянными пластинами в красном свете, поставили аппарат на штатив, накрылись тряпкой, матовым стеклом построили «рамку» и сразу пошли в комнату проявлять тоже в красном свете.Высушивали негатив на улице, потом печатали на дневной аристотипной бумаге, потом замачивали в фиксаже — и все. После войны я стал снимать на «Лейку» — узкоформатную камеру. Мой отчим (отец, дворянин и белый офицер, умер в 1917 году, когда я родился), тихий, очень интеллигентный человек, без конца проектировавший всевозможные фотоаппараты, не доверявший новой технике и любивший повторять: «Это все игрушки — ты все равно накроешься тряпкой». В чем-то он был прав: если бы я не стал фотографом, то мог бы стать пианистом или профессиональным спортсменом.Меня даже водили к знаменитой Елене Фабиановне Гнесиной, которая била меня по рукам за то, что я не хотел заниматься сольфеджио. Я предпочитал ловить пескарей в Сетуни и был и остаюсь очень беспокойным. Еще с пеленок он умел грести на всех лодках, а в более зрелом возрасте начал заниматься горнолыжным спортом и альпинизмом.

Монастырь

Н.К. Но горные лыжи для нашей страны — это такой элитный вид спорта, особенно в прошлом. Как вы к этому пришли?

В.Г. В 1934 году в Россию прибыли австрийцы, члены антифашистской партии Шуцбунд.Все они были альпинистами и лыжниками. Со многими нашла общий язык. Моим первым учителем был легендарный Густав Деберль, профессиональный гид по австрийским Альпам, консультант известной горнолыжной компании Kneissl. Горнолыжный спорт в России начался с этих австрийцев. Альпинизмом я заинтересовался после войны, когда появились первые альплагеря. Мы ходили пешком, асфальтированных дорог там не было, лезли на какие хотели горы, несли все свое снаряжение. Каждое лето я проводил в горах, взбирался на наши кавказские вершины, бывал на Эльбрусе.Часто он брал с собой лыжи на восхождение — в горы и зимой летом. Впервые я поднялся на Эльбрус на лыжах в 1939 году… Давайте пересядем, а то глаза плохо видят против света. Я много лет играл в регби и боялся, что мне выбьют зубы и выбьют глаз. Год я был слеп на один глаз, потом вылечился.

Старая Ладога

Псковский кремль

Соловецкий монастырь

Н.К. Боже мой, что это — для молодежи? Когда вы все успели?

В.Г. В юности я успел все: и регби поиграть, и прыжки с трамплина, и даже марафон пробежать. И узнать больше. Хотел бы я сейчас столько же сделать, сколько тогда! Я очень хорошо учился в мединституте, получал двойную стипендию. Пройдя три очень интересных курса и получив хорошее фундаментальное образование, я понял, что не смогу заниматься узкой медицинской специальностью всю жизнь. Первая же практика в клинике дала понять, что для меня это неприемлемо.Так и закончилась моя карьера врача, так и не начавшись. Со скандалом бросив мединститут, я поступил в Суриковский институт. Окончил после войны, в 1948 году. Но тогда скульпторы получали деньги только за «лики святых» — вождей, ударников, стахановцев. И я стал работать тренером по горным лыжам, чертежником, принял какие-то нормы ГТО.
Н.К. Как вы пережили войну?

В.Г. Война обошла меня довольно странным образом. Сначала мне сразу пришла повестка явиться с вещами в военкомат, что я и сделала.В моей анкете значилось «мастер спорта по горным лыжам такого-то разряда по академической гребле». Документы вернули «до особого распоряжения», видимо, рассчитывая использовать меня в боевых действиях в горах. Затем институт был эвакуирован в Самарканд на два года. Во время эвакуации я был бригадиром на сельскохозяйственных работах. Но мы продолжали учиться в Самарканде. У нас были отличные учителя. Я смотрел, как работает Фальк; Рядом с нами работал профессор художественно-промышленного училища Фаворский; Матвеев жил по соседству на Регистане.Именно поэтому много лет спустя я сделал альбом о Средней Азии, что хорошо ее знаю, много раз туда возвращался, снимал. Там все красиво: природа, архитектура, люди. Меня даже хотели женить на таджичке. В Самарканде много таджиков — открытых, хороших, красивых людей… Но на севере, в Москве, они не живут, болеют, а я не азиат, не могу все время жить в Азии.

Ярославский кремль

Троице-Сыпановский монастырь.Костромская область

Юрьев монастырь. Новгородская область

Н.К. Вы не изображали «лики святых» как профессиональный скульптор и всегда были «вольным стрелком» как фотограф?

В.Г. Никогда нигде не работал, никогда не служил. Звучит кощунственно, хотя это не значит, что он ничего не делал — наоборот. Он просто не числился ни в одном издании и не сидел на одном месте. Он стал снимать спорт, который знал досконально, и стал активно публиковаться в спортивной прессе.Горные лыжи, альпинизм, всевозможные сложные походы, рафтинг. Совершенно случайно сфотографировала художественную гимнастику — только из-за знакомых девочек. До этого я никогда не снимал в помещении и в такой динамике. Получилось эффектно, с размытыми движениями и летящими лентами. Прошло сразу несколько журнальных обложек. Но к таким экспериментам больше не возвращался, хотя все были довольны: и девочки, и я. Постепенно он перешел к серьезным темам: сегодня снял спорт, завтра опубликовал, послезавтра выбросил.Хотелось чего-то более значительного и непосредственного.

Н.К. О чем была ваша первая книга?

В.Г. Про альпинизм она называлась «В горах Карачаево-Черкесии». А потом я сделал книгу о зубрах в Беловежской пуще. Впервые увидев зубров, я был просто ошеломлен, какие это замечательные животные. Я год снимал их, жил рядом, постоянно приезжал. Передо мной открылся первобытный мир, в который можно было попытаться проникнуть. Ведь зубры были практически полностью уничтожены, в частных парках сохранились лишь отдельные особи.Зубра скрещивали с бизоном и по закону Менделя отбирали потомство для скрещивания с более высоким процентом крови бизона, чем у бизона, и в итоге вывели почти чистопородную породу. Это поголовье в настоящее время в лучшем виде мчится через горы-леса, проблема сохранения вида отпала. Я до сих пор, если предоставляется возможность, фотографирую этих животных. Альбом «Беловежская пуща» напечатан из цветных фотографий. Расставил картинки по номерам и отправил вместе с текстом в сталинскую типографию в Минске.Текст был опубликован на белорусском языке и под другой фамилией (кому-то нужна была публикация), но деньги мне заплатили сразу. У меня до сих пор прекрасные отношения с работниками Беловежской пущи.

Камчатка. Вулкан спит

Н.К. Итак, вы выбрали своих героев: природу и животных?

В.Г. В общем, да. Книга «Сказки русского леса» — без единого лица, черно-белая, посвященная временам года. Леонид Жданов, известный танцор, заслуженный деятель искусств России и фотохудожник, пилил меня до тех пор, пока не заставил.Несмотря на опасения издательства по поводу «безыдейности и неактуальности», до прилавков она не дошла, была распродана на корню со склада в типографии.

Н.К. Ты часто сам пишешь тексты для альбомов. Почему?

В.Г. Кто, кроме меня, напишет текст про Командорские острова? Или про зубров? Или про извержения вулканов на Камчатке? Мы с вулканологами стояли у истоков изучения вулканов Камчатки! Все началось с нас.

Молния и луна

Вулкан, ночь, луна, молния

Сев.К. Как вы попали на Камчатку? По приглашению вулканологов?

В.Г. Нет, история совсем другая. Я развелся с женой, думал, что жизнь сломана, все кончено. И я решил уехать на Камчатку, проветрить мозги. Никогда раньше там не был, никого не знал. Я только знал, что там недавно был основан институт вулканологии. Приехал в Петропавловск — и сразу туда. Дали ключ от жилого дома и сказали: «Живи.»Это было начало 60-х, вулканологи ждали извержения — иначе зачем был организован институт? Как раз в год, когда я приехал, было извержение Ключевского вулкана. Мы туда вместе ездили. До этого мы поехали в Ключи на вулканостанцию ​​у подножья дымящегося Ключевского вулкана.Вулкан почти 5000 метров в высоту,неизвестно что происходит внутри.Нет смысла сидеть и ждать внизу,надо лезть наверх Боюсь, но необходимо.Поднялись: кратер глубиной 400 метров, диаметром 800, под ним вибрирует, кипит, шипит и фонтанирует лава. Гора трясется: когда стоишь на краю кратера и фотографируешь, то замечаешь, что все движется. Вся гора как будто стоит на яичнице. Потрясающее зрелище!

Н.К. Боитесь оказаться в непосредственной близости от извергающегося вулкана?

В.Г. Страшно попасть под троллейбус, а не камень, летящий из воронки. В извержении все естественно.Пришлось бежать от раскаленной лавы… Главное в первые дни извержения — осмотреться и оценить обстановку. Взрывы и выбросы горячих пород происходят не хаотично, а строго направленно. Не по центру, не по вертикали, а под углом. Вулканологи знали примерно столько же, сколько и я, им приходилось ориентироваться на месте. Во время извержения всегда плохая погода, в атмосферу выбрасывается водяной пар и щебень. В ней масса газов — вся периодическая система Менделеева.Постоянное трение горячих камней, паров воды и всей этой химии образует электрические разряды. Связь на рации нарушена — сплошной треск. Выбросы даже не всегда видны в черных облаках над кратером. И только отдельные выбросы выдают молнии, которые мне удалось запечатлеть на серии фотографий.


Извержение вулкана Толбачек

Рождение Вулкана

Извержение.Старт

Извержение продолжается…

Извержение

Вулкан. Камчатка. Извержение

Камчатка

Лава идет… извержение на Камчатке

Пепел… после извержения

Над облаками… А на тебя ничего не упало?

В.Г. Он падал. Хочешь стрелять ближе, вот и лезешь, забыв об осторожности.Может произойти изменение направления разряда. Камни летят вверх на многие километры, так что вы успеваете о них забыть. Именно тогда они падают на голову. Однажды мы с другом попали под взрыв лавового пузыря, осколки которого летели над головой: мой пуховик был разорван настежь, вонь от сгоревшего была ужасная. Однажды в меня попал камень прямо в деревянную клетку. А при первом знаменитом извержении Ключевского вулкана в 1965 году мы с вулканологами испортили все свои приборы.Когда крошечная пыль, похожая на осколки стекла, падает с неба и попадает в оправу объектива, он перестает двигаться. Мы обиделись — извержение только началось. Зашли в магазин в Ключах, где были аппараты «Москва», по образцу модели Rolleiflex. Во время дождя протекла крыша, их затопило, и они, никому не нужные, лежали в коробке. Выбрали более-менее подходящие устройства, заплатили рубль, разобрали, привели в порядок. На эту скромную камеру я заснял все извержение. Я до сих пор использую эти слайды.

Н.К. А чем ты стреляешь? Как сказал твой отчим: «Все равно тряпкой прикроешься»?

В.Г. Все-таки движение нужно снимать на более эффективную камеру. Но снимаю не узкими камерами, а широкими, 6х7 — «Асахи-Пентакс» и «Мамия РБ-67». И все, что можно сделать не спеша, я делаю старым большим фотоаппаратом: ставлю штатив, накрываюсь тряпкой и, пока не стряхну кадр, не сойду с этого места. Я показываю это себе в ванной.Зачем ехать тренироваться куда-то через всю Москву, если можно делать то же самое дома в любое время суток? Я всегда должен знать, где я был не прав, если со съемкой что-то не так. Этому меня научил опыт работы с «Правдой». Однажды я снимал Таллиннскую регату. Мой друг Тимир Пинегин, легендарная личность, чемпион Олимпийских игр и мира, подарил мне лодку, чтобы я мог работать в любых условиях — и в шторм, и на волне. Яхты перевернулись, погода была ужасная.Я снял то, что мало кому удавалось. Съемки в «Правде» испортили. С тех пор я все делаю сам.

Н.К. Скажите, нормально ли снимать один кадр в течение дня?

В.Г. Это нормально и за день не делается ни одного кадра. Это совершенно нормально. Я был на Байкале дважды. Ничего не снимал. Тусклое пустое небо, отражающееся в озере, выгоревшее летом, без склонов — что тут снимать, да и кому это надо? Байкал очень интересный и сложный объект.Чтобы его правильно снять, надо там пожить — ищите интересные временные состояния ранней весной или поздней осенью… Когда лед начинает крошиться и бури гонят льдины. Чтобы хорошо прочувствовать любой пейзаж, нужно пожить в нем какое-то время.

Н.К. Здесь великий Клод Моне годами сидел на берегу крохотного пруда недалеко от своего дома в Живерни и ловил мгновения — ракурсы, солнечные всплески, изменение цвета. Благодаря этому у нас есть 300 картин, разбросанных по всему миру…

В.Г. Он определенно жил в этом пейзаже. Но не беспокойтесь по пустякам, большой человек… Это я о фотографии и о Моне. Живопись и фотография — совершенно разные вещи, хотя точки соприкосновения есть. Книга, составленная из фотографий, представляет собой большую мозаику, в результате которой получается некая картина, создающая определенное состояние. Съемка видов не может быть проще. И в то же время сложнее. Я не снимаю Москву, потому что я ее «не вижу», у меня нет к ней своего отношения.А снимать не хочу. Но я могу сто раз съездить в Псков, пока не сниму так, как я думаю — так, как мне нравится. Или в Новгород, или в Кижи. Решая такие задачи, вы приближаете фотографию к ИСКУССТВУ. Тогда в результате, хотя картинка и остается плоской, создается некий объем, образ определенного города. Кадры самолета раздвигаются, и рождается состояние — то, что делает пейзажную фотографию искусством.

Н.К. Как вы думаете, правильно ли будет сказать, что с помощью фотографии человек, не видевший своими глазами красоту природы того или иного края или шедевр древнерусского зодчества, может составить правильное представление о их?

В.Г. Очень грубо. Наши великие искусствоведы Виктор Никитович Лазарев, Михаил Владимирович Алпатов и Андрей Дмитриевич Чегодаев преподавали в Суриковском институте, где я учился. Их книги до сих пор являются базой для студентов. Читая лекции, они показывали нам иллюстрации. Чегодаев отнес его в запасники ГМИИ. Его все доставали, всегда шли ему навстречу — он был очень человечным человеком. Алпатов же, наоборот, был требователен – не дай бог ошибиться с датой создания какой-нибудь иконы! Часто на занятиях проецировались на стену слайды: Феофан Грек, Дионисий, Андрей Рублев… Позже я оказался в Новгороде, в церкви Спаса на Ильине, расписанной до самого верха Феофаном Греком. Когда я взобрался на леса и увидел их нос к носу, спина к спине, я был поражен. А потом написал заявление в издательство «Планета»: «Снимаем Новгород». И Планета отреагировала быстро. Итак, из-за потрясения от фресок Феофана Грека я снял альбом о Новгороде. Примерно так соотносятся фотография и реальность.

Н.К. Сейчас нет издательства «Планета» или «Искусство». Кто сейчас издает альбомы?

В.Г. Здесь никого. Никто не публикует. У меня горы готовых материалов с текстами — Новгород, Псков. Никто не хочет рисковать своими деньгами: чтобы выпустить альбом, нужно вложить 150 тысяч долларов, а когда они вернутся, неизвестно. Магазины теперь все время спрашивают, есть ли альбомы о России, а предложить нечего.

Н.К. О чем твой последний альбом?

В.Г. О Карелии. Он называется «Гармония вечного». Естественно, такое название мне не хотелось — так решила редакция. Название у меня было простое: «Природа и искусство Карелии». Гармония вечного есть, в сущности, общее место. Это можно сказать о любой природе вообще.

Н.К. Есть ли места, куда вы хотели бы вернуться?

В.Г. Я всегда хочу вернуться на Север. И на побережье Белого моря, и на Кольском полуострове. В старую Ладогу попасть не могу — там старинная русская крепость и отличные средневековые памятники, фрески 12 века.Осенью я снова поеду на Соловки, которые после кошмаров ГУЛАГа недавно восстановили.

Н.К. О чем мечтаешь?

В.Г. Мечтаю сделать здоровенный альбом «Заповедная Россия», в который вошли бы всякие примечательные природные места — Камчатка, Урал, заповедники плюс старое русское искусство, которое сохранилось до сих пор. Теперь без конца езжу в Псков, где на берегу реки Великой стоит собор Мирожского монастыря и есть возможность убрать из лесов фрески XII века, которые никто и никогда не копировал.Это, пожалуй, единственные в России фрески такой редкой сохранности, невероятно красивые. Искусство высочайшего уровня.

В долине гейзеров

Горячее озеро Долины гейзеров

Я шла к Вадиму Гиппенрейтеру как на первое свидание: волнуюсь, нервничаю, опаздываю. Мы давно его не видели. Он очень много для меня значит — и , и , и человеческий, и фотографический. Есть такие редкие волшебные люди.Вадим Евгеньевич — один из них. Когда я работал в «Огоньке», то приходил к нему фотографироваться. Мы разговаривали, он рассказывал о своей жизни и ее перипетиях. Странно, но я никогда не чувствовал разницы в возрасте. Никогда не было ощущения, что он человек другого поколения, заблудившийся во времени, отставший или чего-то не понимающий в этой жизни. Он был абсолютно во всем осведомлен, абсолютно современен. И я принял его формулу долголетия «не сидеть на диване, а двигаться». Когда мне совсем плохо, я вспоминаю его, и мне становится легче, выход из, казалось бы, совсем безнадежной ситуации возникает сам собой.

Текст: Наталья Ударцева.

Он произвел на меня впечатление с первой встречи. Невозможно было поверить, что энергичному, подтянутому мужчине больше семидесяти лет. Он резко отличался от знакомых фотографов: немногословность, масштабность личности и мышления, чувство собственного достоинства, отсутствие зависти, умение держать дистанцию ​​в общении, взвешенные суждения, за которыми чувствовался большой опыт. И еще кое-что, что трудно описать словами, что иногда называют словом «энергия», вкладывая в него иной смысл.

Благодаря Гиппенрейтеру, нашим с ним беседам я понял, что фотография – это концентрация энергии человека, который снимает и снимается, нисхождение энергии фотографа, объекта и энергии пространства в точку в время. А кадр — всего лишь способ архивации и передачи этой энергии зрителю. Если фотография содержит мощную энергию, она попадает зрителю прямо в солнечное сплетение. То же самое происходит и в живописи, и в других изобразительных искусствах.Произведения, заряженные энергией созидания, живут долго и пробиваются на поверхность сквозь толщу времени, остаются в истории искусства независимо от того, когда они были созданы.

А вот с моей публикацией в «Огоньке» о Вадиме Гиппенрейтере произошло следующее. Написала текст, собрала картинки и уехала на фотофестиваль в Арле. Вернувшись, я обнаружил, что текст урезан пополам, решив дать большую фотографию. Дежурный редактор особо не читал, только «хвост» подрезал.Это оказалось полной чушью. Я позвонил Вадиму Евгеньевичу, чтобы извиниться. Он засмеялся и приказал не волноваться, чтобы не портить цвет лица.

В очередной раз сканер «Огонек», получив слайд Вадима Евгеньевича «Мещера. Разлив реки Пра», решил его «улучшить» и сделал небо голубым, а воду зеленоватой. Удалось исправить на страницах подписки

В этот раз, как обычно, навстречу мне вышел Вадим Евгеньевич. Он крепко пожал мне руку.Глаза живые. Поза та же. Он сказал, что никуда не ходил, но каждый день ходил гулять и проходил около километра. Его дочь Мария Вадимовна, удивительно похожая на отца, перебирает его архивы и готовит к печати четырехтомник Вадима Гиппенрейтера. Ей помогает Вадим Евгеньевич. Альбом, в который войдут все лучшие фотографии за 60 лет работы — его давняя мечта.

Два года назад Вадим Евгеньевич встал на горные лыжи.Потом его сбил трамвай, когда он ехал в клинику. Он долго болел, Мария Вадимовна ухаживала за ним, ставила на ноги. О поездке в горы пришлось забыть.

В этом году у Мастера юбилей. 22 апреля ему исполнилось 95 лет. 3 мая в Кремле Президент наградил его орденом Почета за большие заслуги в развитии отечественной культуры и искусства, многолетнюю плодотворную деятельность.

Выставка его работ «Древние памятники Руси.Золотое кольцо» с большим успехом прошло в апреле в выставочном комплексе «Рабочий и колхозница». Его работы активно покупаются коллекционерами. Его имя само по себе является брендом. Он ввел моду на Камчатку, Командоры и Курилы. Нет ни одного успешного фотографа-пейзажиста, который не пошел бы «по стопам Гиппенрейтера».

Когда я думаю о масштабе и значении творчества Вадима Евгеньевича в мировой фотографии, то понимаю, что оно не меньше, чем значение, например, Ансела Адамса.Только он предпочитал черно-белую пленку, а Вадим Гиппенрейтер предпочитал цветную. Их высказывания о съемке природы, о технике фотосъемки во многом совпадают, как будто они знакомы, как роднит их любовь к природе, внутренняя свобода и сила впечатления, производимого их технически безупречной работой.

Родился 22 апреля 1917 года в деревне Потылиха, напротив нынешнего стадиона «Лужники». Отца не помнит, убит в 1917 году.Его отец был офицером царской армии, четырежды награжден орденом Святой Анны за храбрость. Мать Вадима Евгеньевича из крестьян, сельская учительница. Вадиму Гиппенрейтеру пришлось рано начать зарабатывать — разгружать баржу с дровами, перевозить песок из реки на дорогу в тачке, людей в лодке с одного берега Москвы-реки на другой.

В школу пошел без проблем. Через десять лет он поступил на биологический факультет Московского университета — его интересовало все, что связано с природой.Через три месяца после поступления его отчислили из-за дворянского происхождения отца. Поступил в медицинский институт. Там открыли спецкурс, и Вадим к тому времени стал чемпионом СССР по горнолыжному спорту. Его наставником был лыжник Густав Деберль, профессиональный гид в австрийских Альпах.

Вадим Евгеньевич успел все: поиграть в регби, попрыгать с трамплина, пробежать марафон. В институте учился легко, получал повышенную стипендию… В свободное время ходил в мастерскую, занимался рисованием.В 1937 г. начались судебные процессы над врагами народа, а в 1939 г. – война с Финляндией. Всех лыжников мобилизовали, в том числе и Вадима Евгеньевича, но через два дня отпустили домой. С медициной расстался, проучившись три года. Осенью 1940 года он стал студентом Московского художественного института. В 1941 году грянула война. Пришла повестка из военкомата — Гиппенрейтер пришел с вещами, но его отпустили «до особого распоряжения». Московский художественный институт был эвакуирован в Самарканд.Занятия продолжались вперемежку с сельскохозяйственными работами. Среди преподавателей были великие художники: Роберт Фальк, Владимир Фаворский, Александр Матвеев.

В конце зимы 1945 года институт был возвращен в Москву. Занятия продолжались в холодных комнатах. Работа была трудной. Стабильный доход обеспечивала только работа спортивным тренером. В 1948 году Вадим окончил институт, получив диплом скульптора, но в творчестве лучше не стало: культ личности процветал, платили только за портреты вождей и ударников социалистического труда.Вадим Евгеньевич занялся фотографией.

Сначала я снимал спорт. Потом увлекся охотой и «через охоту пришел к фотографированию природы во всех ее проявлениях». Впервые он получил хорошие деньги за свои фоторепортажи, опубликовав их в «Известиях Окна». Я навсегда запомнил слова художественного редактора «Известий Волчек»: «Снимай, как снимаешь. Не обращайте внимания ни на кого. Все стреляют по-своему. Старайтесь быть не похожим ни на кого. »

После «Окон Известий» фоторепортажи Вадима Гиппенрейтера стали печататься в журналах «Смена», «Огонек», «Вокруг света».С этого момента фотография стала работой, и Вадим Евгеньевич уже думал не об одной фотографии, а о теме:

— Отдельной фотографией вообще не занимаюсь. Я всегда делаю книгу, вне зависимости от того, будет она опубликована или нет. У меня есть только идея, которую я методично нанизываю на визуальный материал. Во-первых, я нахожу место, которое меня привлекает, интересует, волнует, вызывает особое отношение. Это может быть старый город, природа какого-то края или просто вид с одной точки.Я смотрю на любой объект с точки зрения будущего альбома.

Наступила хрущевская оттепель. Журналы стали публиковать его фотографии архитектурных памятников и пейзажей, но постоянной работы не имели. В 1959 году Гиппенрейтер был принят в Союз журналистов СССР, несмотря на то, что не состоял в штате ни одной редакции. Из экспедиций, сложных походов, с вулканов Камчатки, китобойного промысла он привозил материалы, которые охотно публиковали журналы.Его фоторепортажами заинтересовались издательства — и были изданы первые альбомы с его фотографиями: «Справочник охотника» (1955 г.), «Беловежская пуща» (1964 г.), «В горах Карачаево-Черкесии» (1967 г.).

В 1967 году вышел альбом о природе без единого лица «Сказки русского леса». Главный художник издательства взял на себя ответственность за «аполитичность» книги и за то, что она должна была осесть в магазинах.Книгу смели с полок!

Он не был пионером и комсомольцем, никогда не входил в состав ни одной редакции или издательства. Всю жизнь он был независимым фотографом, имя которого было больше известно на Западе, чем в России.

— Есть ли что-то, о чем вы жалеете или что-то не успели сделать? — попрощался я с Вадимом Евгеньевичем.

— Я ни о чем не жалею, — коротко ответил он.

Вадим Гиппенрейтер о фотографии.Из книги «Моя Россия». АСТ, 2011

«Фотография сама по себе не искусство. Это констатация факта. Художник создает свои объекты, фотограф констатирует существующие. Единственный способ «поднять» фотографию — это собственным отношением, попытаться реализовать это отношение в некоторых изображениях. »

«Я снимаю то, что мне нравится. Вы должны иметь собственное отношение и восприятие пейзажа. Пейзаж – это, прежде всего, соотношение вашего внутреннего состояния и состояния природы.Это может быть интересно, а может быть безразлично. »

«Чтобы хорошо прочувствовать пейзаж, нужно пожить в нем какое-то время».

«Сама природа во всех ее проявлениях, во все времена года невероятно активна. Это всегда перемены, которые приходят то легко, солнечно, то со снегопадами, метелями. Когда разрабатывал сам, кое-что регулировал при разработке, вводил какие-то элементы условности с помощью фильтров.

Самая трудная задача — уйти от натурализма.Использую светофильтры разной дистанции, выстраивая кадр».

«Это мое отношение, мой способ построения, я узнаю его среди тысяч других. Посадить пятерых художников, перед ними — одного человека, чтобы все пятеро нарисовали одного — будет пять разных портретов, то есть это будет не что иное, как автопортрет каждого из художников. Это его отношение, его решение, его задача. Примерно так же я решаю, когда снимаю природу. Как я это представляю. Я снимаю только то, что мне интересно.Я точно знаю, что если я как-то воспринял это, понравилось самому, то рано или поздно оно найдет применение. Понравилось — найдутся и те, кому тоже понравится, кто как-нибудь войдет в это дело».

«Я путешествовал по Камчатке сорок пять лет. Сделал несколько альбомов: извержения, пейзажи, животные, птицы. На Тобачике торчал от первого до последнего извержения, которое длилось почти год — фотографировал, вел дневники. Жизнь вулкана — это история Земли.»

«Натюрморт — это, прежде всего, настроение — собственное настроение и настроение предметов, из которых он составлен. У меня есть два разных типа натюрмортов: одни натуральные, с ветками, овощами, фруктами, другие концептуальные. Они, в общем-то, одно и то же, хотя и дают совершенно разные ощущения.

Прежде чем ставить натюрморт, нужно представить эти предметы в голове. Нет смысла переставлять их с места на место и смотреть, что получится. Пока не представишь, ясности в этом не будет.Натюрморт нужно организовать так, чтобы все было органично и осмысленно. И, конечно же, качество поверхности должно быть читаемым.

Фон может быть разным, как и освещение.

Натюрморт в фотографии решает те же задачи, что и в живописи — взаимосвязь предметов с плоскостью. Самолет означает создание пространства. Как между двумя стенками плоского аквариума: чтобы сзади не рушилась плоскость, а спереди обрамлялась. По этому принципу построен барельеф.Пронзить поверхность в бесконечность — значит разрушить плоскость.

При создании композиции все должно быть подчинено ритму. В отношениях между предметами существует определенный ритм, при этом предметов не должно быть много: натюрморт из двух, трех или пяти предметов решает те же задачи, что и многофигурная постановка. »

«Все храмы всегда располагались в самых красивых местах, и храмы визуально объединяли огромную территорию. Они стали центром целой области.Храм подобен памятнику, вокруг которого разворачиваются основные события истории, человеческой жизни. А раньше храмы были близки по духу человеческому состоянию».

«Важную роль играют материалы и фотооборудование. Излишнее количество объективов, фотоаппаратов и фотоматериалов усложняют работу, отвлекают от возможности множества вариантов. К тому же они физически связаны в условиях полевых экспедиций, когда каждый грамм на учете, все таскаешь на себе.Три основных объектива решают все мои проблемы. Также фотопленка, которую я уже знаю, и деревянная камера. У камеры большого формата 13х18 есть все уклоны, видно качество поверхности, есть возможность коррекции перспективы, введения отдельных кадров в резкость, чего нет в обычных узкоформатных камерах. Работа с устройством большого формата накладывает большие обязательства, расширяет возможности. Вы действительно начинаете заниматься фотографией. »

Обращение к поклонникам таланта Вадима Гиппенрейтера

Фонд «Фотографическое наследие Вадима Гиппенрейтера» обращается ко всем, неравнодушным к творчеству Вадима Гиппенрейтера, с просьбой поддержать проект издания авторского фотоальбома «Заповедная Россия».

Посильная финансовая помощь в издании позволит осуществить давнюю мечту Вадима Евгеньевича — издать книгу, которая вобрала бы в себя все самое лучшее из его огромного архива, собранного за 60 лет активной киносъемки.

Предлагаемое издание представляет собой четырехтомное издание, состоящее из равнозначных логических частей, охватывающих совершенно разные в эмоциональном отношении регионы России: «Природа Средней полосы», «Великие горы и реки России» (Кавказ, Урал, Саяны, Сибирь), « Русский Север» и «Край великих вулканов и островов» (Курилы, Командоры, Камчатка).Наряду с широко известными работами в авторский альбом войдут ранее нигде не публиковавшиеся фотографии. Этот альбом, посвященный заповедной России, станет последней работой Вадима Евгеньевича.

22 апреля Вадиму Евгеньевичу исполнилось 95 лет, и издание этого альбома станет для него лучшим подарком.

Также в рамках юбилейного года мы планируем провести большую фотовыставку «Заповедная Россия» и приурочить к выходу этого альбома. Для сбора средств предлагаем для реализации на особых условиях работы Вадима Гиппенрейтера, для начала формирования корпоративных коллекций, частных коллекций и интерьерного дизайна (коллекция из десяти работ на сумму 20 000 долларов).Работы, выполненные в современной технике, имеют сертификат происхождения, подписанный автором. Также есть возможность приобрести ограниченный тираж будущей книги автора (100 экземпляров – 20 000 долларов).

Издание фотоальбома «Заповедная Россия» и одноименной выставки планируется за счет средств, привлеченных Фондом, а реализация альбома позволит собрать необходимые средства для продолжения работы с архивом для его оцифровки и систематизации, а также для будущих фотовыставок.

Общая стоимость проекта 80 000 долларов. Мы будем рады любым денежным пожертвованиям – как от частных лиц, так и от организаций. Мы будем благодарны вам за помощь и поддержку в начале большого пути, который мы надеемся пройти вместе с поклонниками таланта Вадима Евгеньевича Гиппенрейтера.

С уважением, Директор Фонда Марии Гиппенрайтер.

«… Я никогда не пользовался цифровыми технологиями.70 лет назад его просто не было, а сейчас я предпочитаю аналоговую камеру любым современным изыскам. Почему? — ты спрашиваешь. Это тема для отдельного разговора. »

Каждый фотограф создает свою визуальную летопись мира, в котором живет и который исследует. Кто-то концентрируется на человеческом отражении в повседневной жизни общественных событий, кто-то переплетает окружающую действительность выдуманными историями… кто-то пытается показать мир таким, каким его создала природа, где человек лишь часть огромного пространства, красоты из которых идеально.Мастер пейзажной фотографии чувствует природу и ее законы изнутри, имея связь, необъяснимую словами, но благодаря которой его снимки наполняются живым дыханием. Что нужно сделать, чтобы найти эту способность видеть природу в себе? Однозначного ответа, конечно же, нет. Пожалуй, главное любить мир, как его любит легендарный русский фотограф Вадим Гиппенрейтер.

Сообщение спонсировано: Naruto Games: Браузерная онлайн-игра, в которой вам предстоит выбрать ниндзя-чибику (маленького персонажа) из известного аниме.

1. Извержение вулкана Толбачик, 1975 г. © Вадим Гиппенрейтер

Вадим Гиппенрейтер родился 22 апреля 1917 года в Москве. По его словам, с раннего детства он был предоставлен самому себе, по-детски любознательно гуляя и изучая все вокруг. Он мог бы просидеть у реки с костром всю ночь. «Большую часть жизни я прожил под открытым небом, в Москве — наездами. С ранних лет он скитался и ночевал в лесу, разжигал костры в ненастье, встречал рассветы у реки.Ожидая пробуждения рыбы, я загипнотизировал едва заметный в предрассветном тумане поплавок удочки, — рассказывает мастер. Фотографировать начал еще в юности, потому что в каждой образованной семье были фотоаппараты деревянного формата. И, конечно же, он не мог не научиться пользоваться всеми технологиями самостоятельно, ведь в этом возрасте любознательность и желание увидеть все в этом мире толкают на совсем другие приключения. Поставил камеру на штатив, накрыл тряпкой, построил картинку на матовом стекле, всех с родственником сфотографировал.Делая снимки на стеклянные пластины, он сам проявлял их красным цветом.

2. Вулкан Толбачик, Камчатка, 1975 г. © Вадим Гиппенрейтер

3. © Вадим Гиппенрейтер

«Я родился и вырос на высоком берегу Москвы-реки. Первые детские воспоминания – лыжи. И только потом, как сейчас каюсь, научился ходить», — вспоминает Вадим Гиппенрейтер. Его юношеское увлечение переросло в серьезное занятие горными лыжами, и в 1937 году он стал первым в СССР мастером спорта, в 1939 году первым в мире покинул вершину Эльбруса.Учился на биологическом факультете, однако был отчислен из-за дворянских корней. Меня перевели в медицинский университет, но мне не нравилась узкая направленность учебы, желание познавать мир во всех его проявлениях мешало учиться строго по правилам. Гиппенрейтер перевелся в художественный институт, который окончил в 1948 году. Он не умел и не хотел писать портреты вождей, как того требовали в то время. Решение заняться тренерской карьерой было закономерным, впоследствии ставшим для Вадима Гиппенрейтера основной профессией на 20 лет.Однако именно любовь к фотографии была истинной внутренней составляющей его жизни, которой он посвящал все свое время.

4. Вулкан Толбачик, Камчатка, 1975 г. © Вадим Гиппенрейтер

5. © Вадим Гиппенрейтер

«Многие из нас в юности пытаются доказать себе, что способны преодолевать нестандартные ситуации. Для меня такая ситуация была автономной жизнью в лесу. Вскоре я понял, что могу убить животное или птицу, использовать грибы, ягоды, но зачем? Все оказалось более сложной задачей: нужно снимать то, что видишь, превращать увиденное в видимые образы.Вот и снимаю природу всю жизнь», — говорит мастер. Желание увидеть своими глазами заповедные уголки природы превратило Вадима Гиппенрейтера в путешественника. Он объездил почти всю Россию, потому что увидеть ее всю, по словам мастера, просто невозможно. Больше всего Гиппенрейтер любил север. Карелия, Кольский полуостров, Урал, Дальний Восток, Чукотка, Командорские острова. Он объездил все Курильские острова, несколько раз был на Байкале. Мастер путешествовал по Камчатке 40 лет.«Я долгое время жил на Камчатке, снимал извержения вулканов; нерест лосося в реках; бурые медведи, которых можно увидеть средь бела дня у реки или в ягодной тундре. Отстреливать медведей крупным планом на открытом месте — испытание не для слабонервных и, пожалуй, неразумное, учитывая их непредсказуемость и вспыльчивый характер.

6. Курильские острова © Вадим Гиппенрейтер

7. © Вадим Гиппенрейтер

8.© Вадим Гиппенрейтер

«Стремлюсь к местам, до которых нельзя добраться на машине. Привезенный фотоматериал – это всего лишь инструмент, которым нужно овладеть, чтобы получить этот результат. Вадим Гиппенрейтер никогда не водил просто так, у него всегда были свои четкие цели и задачи. Место очередной фотоэкспедиции всегда выбиралось с расчетом на работу. А у меня всегда все было при себе: рюкзак с палаткой, снаряжение, топор, спальный мешок… Он всегда путешествовал один, чтобы побыть наедине с местом, которое хотел захватить.Чтобы фото получилось, он был готов ждать несколько дней заветного состояния погоды. «Времена года в природе имеют свой тон, настроение. Весенний лёт птиц не такой, как осенний. Дождливая осень с тяжелым небом поражает пестрой листвой на увядшей траве. Зимой все замерзает, но в этой тишине жизнь продолжается. Изменения в природе вызывают разные чувства, и фотография должна передавать эти изменения. »

9. Берег Белого моря © Вадим Гиппенрейтер

10.© Вадим Гиппенрейтер

«Раньше мои пейзажные фотографии требовались в качестве иллюстраций на тему «Широка страна моя родная» в альбомах к партийным съездам, чтобы разбавить портреты генеральных секретарей. Постепенно просветы в этой темноте расширялись. Журнал «Смена» публиковал очерки о временах года. Пейзажи публиковались в журналах «Вокруг света» и «Советский Союз», которые распространялись за рубежом. После шумных дебатов в издательстве «Советский артист» вышел альбом «Сказки русского леса».Главный художник взял на себя всю ответственность, ведь на фотографиях не было ни одного человека. Но издание с черно-белыми фотографиями было продано до того, как попало на прилавки. Это был один из первых альбомов с моими текстами, а сейчас их уже тридцать. Они были изданы в США, Англии, Германии, Франции, Чехословакии. Ну, у нас, конечно», — говорит Вадим Гиппенрейтер. Его фотографии стали эталонами жанра, сделав его автора всемирно признанным мастером.13. © Вадим Гиппенрейтер

«Собираю «свою» заповедную Россию: нетронутую природу, памятники архитектуры XII-XVIII веков, органично вписанные в окружающий ландшафт. Вершиной русского искусства являются старинные иконы и фрески. То, что может сделать один человек в своей жизни, — это лишь фрагмент картины. Хорошо, если такая мозаика когда-нибудь сложится», — Вадим Гиппенрейтер.

Творческое наследие Вадима Гиппенрейтера является общепризнанным национальным достоянием, а сам фотограф заслуженно носит неофициальный титул Патриарха русской пейзажной фотографии.Работы Гиппенрейтера сочетают в себе изобразительное мастерство и академическую достоверность. Именно поэтому творчество Вадима Гиппенрейтера представляет большую историческую ценность, как и другие выдающиеся архивы его времени, такие как архивы Сергея Прокудина-Горского, Александра Родченко, Евгения Халдея и других фотографов разных жанров и художественных направлений.

Работа фотографа всегда автобиографична, но может быть и национальной или транснациональной. Творчество Вадима Евгеньевича Гиппенрейтера является образцом абсолютно национального культурного наследия фотографа, посвятившего всю свою жизнь одной идее — идее красоты и разнообразия великой страны, в которой он жил.От самых дальних уголков Камчатки, высочайших среднеазиатских гор до ледяных берегов северных морей фотограф старался запечатлеть узнаваемые образы природы России и красоты ее государств, что приближает его работы к лучшим картинам. русских классиков.

Помимо разнообразия тем и сюжетов поражает методичность и неиссякаемое трудолюбие художника. Его архив содержит более 50 000 фотографий, в основном снятых на двустороннюю цветную пленку.

Идея природы Заповедной России как национального достояния является ключевой в творчестве Вадима Евгеньевича Гиппенрейтера. Можно с уверенностью сказать, что ни одному другому живописцу или фотографу не удалось так глубоко и разносторонне реализовать эту тему в своем творчестве.

Вадим Штрик, главный редактор, GeoPhoto

Вадим Гиппенрейтер, о себе:

— Многие приписывают фотографа к слову — «художник», повышая их значимость. И наоборот, сказать художнику, что его работа прекрасна, как фотография, равносильно оскорблению.Принципиальная разница в том, что художник будет писать картину сидя в пустой комнате. Картина является продуктом его воображения, зрительного опыта и т. д. Фотограф оперирует реальными объектами. И то, и другое может стать произведением искусства. Или не. Просто не надо путать понятия.

— Я интересовался политикой только для того, чтобы быть в курсе общей ситуации. И моя работа напрямую связана с защитой природы. Я снимаю то, что мне близко, к чему у меня есть свое отношение: нетронутая природа, без телеграфных столбов и заводских труб.Я стремлюсь в места, до которых нельзя добраться на машине. Привезенный фотоматериал — результат моих ощущений состояния природы, ее целостности и гармонии в данный момент… А фототехника — это всего лишь инструмент, которым нужно владеть, чтобы получить этот результат.

— Я все время работаю, собирая «свою» заповедную Россию: нетронутую природу, памятники архитектуры XII — XVIII веков, органично вписанные в окружающий ландшафт. Вершиной русского искусства являются старинные иконы и фрески.То, что может сделать один человек в своей жизни, это лишь фрагмент картины. Хорошо, если такая мозаика когда-нибудь сложится.

— Я снимаю природу, потому что по моему восприятию я биолог. Большую часть жизни он прожил на пленэре, в Москве — наездами. С ранних лет он скитался и ночевал в лесу, разжигал костры в ненастье, встречал рассветы у реки, ожидая пробуждения рыбы, гипнотизировал едва заметный в предрассветном тумане поплавок удочки.

— Раньше в каждой интеллигентной семье были фотоаппараты. Умение стрелять было обычным явлением. Когда собирались родственники или гости, они называли нас парнями. Я должен был быть серьезным. Так фотография из игры и любопытства превратилась в навык.

— Мой отчим сказал, что хороший фотограф будет снимать стеклянной кнопкой. Отца я знал только по фотографиям. В 1917 году, в год моего рождения, он был убит, когда возвращался домой с фронта в офицерской форме после контузии.Гиппенрейтеры — известный в России дворянский род. Они приехали из Австрии во времена Петра I. А в 1936 году, через полгода после поступления на биофак МГУ, меня отчислили, потому что мой отец был дворянином.

— Родился и вырос на высоком берегу Москвы-реки. Первые детские воспоминания – лыжи. И только тогда, как мне кажется сейчас, я научился ходить. В 1937 году он выиграл первый чемпионат СССР по горнолыжному спорту, в 1939 году первым встал на лыжах и спустился с восточной вершины Эльбруса.Зимой того же года он выиграл чемпионат СССР, а в 1947 году вместе с Андреем Малеиновым и Константином Спиридоновым впервые прошел траверс обеих вершин на лыжах со спуском на юго-восток.

— Многие из нас в юности пытаются доказать себе, что способны преодолевать нестандартные ситуации. Для меня такая ситуация была автономной жизнью в лесу. Вскоре я понял, что могу убить животное или птицу, использовать грибы, ягоды, но зачем? Все оказалось более сложной задачей: нужно снимать то, что видишь, превращать увиденное в видимые образы.Поэтому я всю жизнь снимаю природу.

— По образованию — скульптор. В 1948 году окончил Московский художественный институт имени Сурикова. Преподавателями были выдающиеся искусствоведы и профессора. Это было прекрасное время, расширившее мой кругозор, определившее ход и смысл жизни. После института я не рвался вступать в Союз художников, и вряд ли меня туда примут с моим прошлым. Он не был ни пионером, ни комсомольцем. Я тоже не был в партии.Какой там социалистический реализм? Я занимался фотографией, а деньги зарабатывал самыми разными способами… Много лет работал лыжным тренером.

— Раньше мои пейзажные фотографии требовались в качестве иллюстраций на тему «Широка страна моя родная» в альбомах к партийным съездам, чтобы разбавить портреты генеральных секретарей. Постепенно просветы в этой темноте увеличивались, в журнале «Смена» публиковались очерки о временах года, «Пейзажи» публиковались в журналах «Вокруг света» и «Советский Союз», которые распространялись за границей.

— После шумных дебатов в издательстве «Советский художник» вышел альбом «Сказки русского леса». Главный художник взял на себя всю ответственность, ведь на фотографиях не было ни одного человека, а издание с черно-белыми фотографиями было продано еще до того, как попало на прилавки. Это был один из первых альбомов с моими текстами, а сейчас их уже тридцать. Они были изданы в США, Англии, Германии, Франции, Чехословакии. Ну, с нами, конечно.

— Времена года в природе имеют свой тон, настроение. Весенний лёт птиц не такой, как осенний. Дождливая осень с тяжелым небом поражает пестрой листвой на увядшей траве. Зимой все замерзает, но в этой тишине жизнь продолжается. Изменения в природе вызывают разные чувства, и фотография должна передавать эти изменения.

— Долгое время жил на Камчатке, снимал извержения вулканов; нерест лосося в реках; бурые медведи, которых можно увидеть средь бела дня у реки или в ягодной тундре.Фотографировать медведей вблизи, когда они на просторе, — испытание не для слабонервных и, пожалуй, неразумное, учитывая их непредсказуемость и вспыльчивый характер.

— Снимаю деревянной камерой. Он более удобен, чем современные металлические. А вот старый деревянный корпус оснащен самой современной техникой и пленкой.

97 лет. «Он до сих пор снимает деревянным фотоаппаратом 1895 года выпуска, сам технически совершенствуя его под современные объективы и светочувствительные материалы.»

Оригинал взят из nandzed в Легендарный российский фотограф

«…Я никогда не пользовался цифровой техникой. 70 лет назад его просто не было, а сейчас я предпочитаю аналоговую камеру любым современным изыскам. Почему? — ты спрашиваешь. Это тема для отдельного разговора.
Вадим Гиппенрейтер

Извержение вулкана Толбачик, Камчатка, 1975 Вадим Гиппенрейтер

Вадим Гиппенрейтер родился 22 апреля 1917 года в Москве.По его словам, с раннего детства он был предоставлен самому себе, гуляя и изучая все вокруг. «Большую часть жизни я прожил на пленэре, в Москве — наездами. С ранних лет он скитался и ночевал в лесу, разжигал костры в ненастье, встречал рассветы у реки. Ожидая пробуждения рыбы, я загипнотизировал едва заметный в предрассветном тумане поплавок удочки, — рассказывает мастер. Фотографировать начал еще в юности, потому что в каждой образованной семье были фотоаппараты деревянного формата.Я научился пользоваться всем оборудованием самостоятельно.

Вулкан Толбачик, Камчатка, 1975 Вадим Гиппенрейтер


Вадим Гиппенрейтер

«Я родился и вырос на высоком берегу Москвы-реки. Первые детские воспоминания – лыжи. И только потом, как сейчас каюсь, научился ходить», — вспоминает Вадим Гиппенрейтер. Его юношеское увлечение переросло в серьезное занятие горными лыжами, и в 1937 году он стал первым в СССР мастером спорта, в 1939 году первым в мире покинул вершину Эльбруса.Учился на биологическом факультете, однако был отчислен из-за дворянских корней. Меня перевели в медицинский университет, но мне не нравилась узкая направленность учебы, желание познавать мир во всех его проявлениях мешало учиться строго по правилам. Гиппенрейтер перевелся в художественный институт, который окончил в 1948 году. Он не умел и не хотел писать портреты вождей, как того требовали в то время. Решение заняться тренерской карьерой было закономерным, впоследствии ставшим для Вадима Гиппенрейтера основной профессией на 20 лет.Однако именно любовь к фотографии была истинной внутренней составляющей его жизни, которой он посвящал все свое время. Вулкан Толбачик, Камчатка, 1975 г. Привезенный фотоматериал – это всего лишь инструмент, которым нужно овладеть, чтобы получить этот результат. «Вадим Гиппенрейтер никогда не ездил просто так, у него всегда были свои четкие цели и задачи.Место очередной фотоэкспедиции всегда выбиралось с расчетом на работу. А у меня всегда все было при себе: рюкзак с палаткой, снаряжение, топор, спальник. Он всегда путешествовал один, чтобы побыть наедине с местом, которое хотел захватить.

Вадим Гиппенрейтер

Вадим Гиппенрейтер

Вадим Гиппенрейтер

Все фотографии мастера являются слайдами среднего и большого формата. Он до сих пор снимает деревянным фотоаппаратом 1895 года выпуска, технически совершенствуя его самостоятельно под современные объективы и светочувствительные материалы.Старый деревянный корпус оснащен самой современной оптикой и пленками. Коллекция его работ представлена ​​на официальном сайте мастера.

Вадим Гиппенрейтер

«Собираю «свою» заповедную Россию: нетронутую природу, памятники архитектуры XII-XVIII веков, органично вписанные в окружающий ландшафт. Вершиной русского искусства являются старинные иконы и фрески. То, что может сделать один человек в своей жизни, — это лишь фрагмент картины.Хорошо, если такая мозаика когда-нибудь сложится», — Вадим Гиппенрейтер.

Вадим Гиппенрайтер

Qgden, Robert Morris: 9780332814117: Amazon.com: Books

Отрывок из Введения в общую психологию

Главные мотивы для написания настоящей книги были двумя. Первая из них заключалась в том, чтобы предоставить общий элементарный учебник, который удовлетворял бы требованиям среднего студента-новичка несколько более адекватно, чем это делалось до сих пор.После десятилетнего опыта преподавания первого курса психологии я пришел к убеждению, что обычно применяемый способ атаки не дает учащемуся такого введения в науку о разуме, которое позволило бы ему, с одной стороны, связать свою психологию с повседневной жизнью и, с другой стороны, уловить связь этой науки с философией, образованием, социологией и биологией.

По моему опыту, на изучение нервной системы и экспериментальных данных по ощущению и восприятию уходило так много времени, что в кратком курсе нельзя было уделить должного внимания разуму в целом, и к важным темам личности и характера.Познакомить студента с изучением психологии — это одно, и, несомненно, подробное изучение психофизиологических данных с соответствующими лабораторными упражнениями — наиболее удовлетворительное средство для достижения этой цели. Но функция психологии в курсе бакалавриата в колледже — это другое дело, и она не является чисто ведомственной. Средний студент не проходит дальше первого краткого курса. Однако он часто выбирает дальнейшую работу в области философии и образования, социологии и биологии. Приступая к этим предметам, он должен принести с собой общие психологические концепции, которые будут ему полезны.

Именно осознание этой потребности послужило первым мотивом для этой книги. Насколько хорошо я мог преуспеть, я не могу сказать. Критичному читателю, несомненно, будут очевидны многие недостатки. Я могу только надеяться, что они не окажутся достаточно серьезными, чтобы свести на нет цель, которую я имел в виду.

В трактовке каждой темы постоянно стоял вопрос: сколько и как мало следует говорить? В моем стремлении уложить книгу в такие рамки, которые позволили бы охватить всю тему за один семестр.

Об издательстве

Forgotten Books издает сотни тысяч редких и классических книг. Дополнительную информацию см. на сайте www.forgottenbooks.com

Эта книга является репродукцией важной исторической работы. Forgotten Books использует самые современные технологии для цифровой реконструкции произведения, сохраняя исходный формат и устраняя недостатки, присутствующие в устаревшей копии. В редких случаях несовершенство оригинала, например дефект или отсутствующая страница, может быть воспроизведено в нашем издании.Однако мы успешно устраняем подавляющее большинство дефектов; любые оставшиеся несовершенства намеренно оставлены, чтобы сохранить состояние таких исторических произведений.

Интродукция и акклиматизация, сезонное заселение. Как климат влияет на людей? Резкое изменение климата, последствия

Акклиматизация – процесс приспособления организма к новому климату и условиям окружающей среды. Этот процесс наблюдается довольно часто у детей после нескольких дней пребывания в море.Симптомы этого расстройства напоминают обычную простуду.

Малыши до трех лет наиболее тяжело переносят смену климата, но и у детей старшего возраста сохраняется основной признак акклиматизации — незначительное повышение температуры тела, которое очень часто проходит самостоятельно через несколько дней. Но не только дети подвержены такому специфическому расстройству. Взрослые довольно часто испытывают на себе признаки акклиматизации, особенно при перелетах на самолете.

Часто признаки акклиматизации нападают на взрослого или ребенка уже через несколько дней пребывания в новом климате.Такой процесс вполне естественен для каждого человека любой возрастной группы, поэтому родителям не стоит пугаться, когда их ребенок вдруг почувствует ухудшение самочувствия. Кроме того, признаки, характерные для акклиматизации к новому климату, будут наблюдаться и после возвращения к привычным условиям жизни. Это означает только одно, организму всегда нужно приспосабливаться к абсолютно любым климатическим условиям. Но такой процесс несет в себе не только отрицательные стороны. В период привыкания к новому климату организм «научится» приобретать новые адаптационные способности, благодаря которым в будущем практически невозможно будет замечать дискомфорт.

Этиология

Основной причиной возникновения акклиматизации является необходимость перестройки организмом своих защитных реакций в соответствии с новыми климатическими условиями и географическим положением. Конкретные условия внешней среды, в том числе температура и влажность, давление, избыточное количество света или, наоборот, его недостаток, требуют от человека изменения не только определенных функций организма, но и психики.

Подобные адаптационные изменения характерны для протекания акклиматизации у детей, и они переносят смену среды в более сложной форме, чем взрослые.Это связано с возрастом и не до конца сформированным иммунитетом. Кроме того, есть несколько групп людей, которые составляют группу риска и которым следует уделять особое внимание своему самочувствию в случае изменения климата. К ним относятся люди, которые имеют:

  • есть проблемы с сердечно-сосудистой системой;
  • Наблюдается
  • патологий опорно-двигательного аппарата;
  • имеются хронические заболевания легких или бронхов.

Важна и возрастная категория, ведь не только дети плохо себя чувствуют после смены обстановки, но и пожилые люди.Специалисты в области кардиологии, гинекологии и дерматологии рекомендуют людям старше сорока пяти лет воздержаться от дальних поездок или длительного отдыха на море. Таким личностям нужно постараться спланировать отпуск в знакомом климате. В частности, от поездок в теплые страны следует отказаться представительницам женского пола, у которых есть ребенок с гинекологическими патологиями, а также женщинам в периоде.

Разновидности

Вопреки ошибочному мнению, что акклиматизация у детей и взрослых может происходить только после переезда в теплые страны для отдыха на море, признаки этого процесса могут возникать при любой смене климата.Таким образом, акклиматизация бывает следующих видов:

  • тепловая — предполагает пребывание человека в условиях повышенной температуры и влажности. Именно это сочетание обуславливает проявление всех симптомов такого расстройства;
  • высокогорный – любители туристического отдыха на горнолыжных курортах также столкнутся с таким неприятным процессом, как акклиматизация. Такого рода адаптация организма происходит из-за того, что человек находится намного выше уровня моря, и добавляется низкая концентрация кислорода, к чему не привыкли жители мегаполисов.Для этого процесса характерен ряд определенных признаков, например, снижение артериального давления и уровня и;
  • холода — людям придется столкнуться с недостатком ультрафиолетовых лучей, низкой температурой воздуха и сильными магнитными бурями. У любителей такого экстремального отдыха полное отвращение к еде и нарушениям сна.

Отдельным видом акклиматизации является повторное привыкание к постоянным условиям окружающей среды, то есть при возвращении после длительного отдыха домой.

Акклиматизация может происходить в несколько этапов:

  • начальный — протекает без специфических симптомов.Именно в этот период начинается подготовка организма к новым климатическим условиям;
  • высокая реактивность – появляются первые признаки акклиматизации, состояние человека значительно ухудшается;
  • расклад
  • – состояние человека постепенно нормализуется;
  • полная акклиматизация.

Классификация этого процесса по схемам течения:

  • острый — продолжительность стадии не более семи дней;
  • обычный — длительностью от десяти до четырнадцати дней.

Таким образом, чтобы организм полностью освоился в новых климатических условиях, а человек смог полноценно отдохнуть, необходимо провести в новом месте не менее двадцати дней.

Симптомы

В большинстве случаев первые признаки акклиматизации начинают проявляться в промежутке, начиная со вторых и заканчивая четвертыми сутками в новом климате. Для взрослых и детей они абсолютно одинаковы, только их интенсивность будет отличаться. Основные симптомы акклиматизации следующие:

  • незначительное повышение температуры тела.В большинстве случаев она не превышает 38 градусов и проходит самостоятельно через несколько дней;
  • приступов головной боли;
  • снижение артериального давления;
  • нарушение сна в виде бессонницы, а у детей раннего возраста, наоборот, в виде постоянной сонливости;
  • тошнота и рвота;
  • общая слабость организма;
  • усталость;
  • нарушение работы кишечника в виде продолжительных запоров;
  • внезапные смены настроения;
  • плаксивость у младенцев;
  • снизился аппетит;
  • равнодушие к происходящему вокруг;
  • появление беспричинных страхов или тревог;
  • снижены физические и умственные способности.

Диагностика

Диагностические мероприятия при акклиматизации направлены на то, чтобы отличить этот процесс от других заболеваний. Именно поэтому при появлении первых признаков этого явления у ребенка или взрослого на море или на горнолыжном курорте следует немедленно обратиться к участковому терапевту. После осмотра также необходимо взять анализы крови, кала и мочи для последующего лабораторного исследования.

Лечение

После полного подтверждения того, что симптомы вызваны именно акклиматизацией у ребенка или взрослого, необходимо принять некоторые меры для облегчения течения признаков этого процесса.Стоит отметить, что у взрослого симптомы исчезают самостоятельно. При лечении акклиматизации у детей не следует сразу давать лекарства – это можно сделать только после консультации со специалистом. Во время терапии назначают:

  • средства жаропонижающие — при высокой температуре;
  • сиропы или таблетки от кашля. От спреев лучше отказаться, так как они слишком агрессивны по отношению к слабому иммунитету ребенка;
  • капель в нос с растительными компонентами;
  • противорвотные или антибактериальные вещества следует давать только по назначению врача.

При акклиматизационной терапии не следует заниматься самолечением.

Профилактика

Для облегчения или полной защиты взрослого или ребенка от возникновения акклиматизации после прибытия на море или горнолыжный курорт необходимо:

  • правильно спланируй свой отпуск. Она не должна длиться менее двух недель;
  • далеко не ходить, максимум, что может выдержать малыш — разница часовых поясов не должна отличаться более чем на три часа;
  • проезд только поездом или собственным автомобилем;
  • за месяц до поездки начать укреплять иммунитет ребенка;
  • давайте ребенку больше витаминов с пищей;
  • избегать слишком резких перепадов температуры;
  • пользуйтесь солнцезащитным кремом — если отдыхаете на море, специальными кремами от холода — если в качестве отдыха выбрали горный курорт;
  • подберите время прибытия на новое место так, чтобы оно выпадало вечером — чтобы тело могло расслабиться и заодно адаптироваться к новым климатическим условиям.

Переселение в жаркие страны вызывает разной степени адаптационные сдвиги в обмене веществ, функции дыхания, гемодинамики и других функциональных систем. У некоторых наблюдаются явления дезадаптации, циркуляторной астении и снижение трудоспособности. Физическая трудовая подготовка в период акклиматизации помогает начинающим работникам быстро адаптироваться и не уступать аборигенам в производительности труда.

Жаркий сухой климат относительно благоприятен для кровообращения.По наблюдениям многих авторов, в Узбекистане, Туркмении, Таджикистане у здоровых людей в период летней жары снижается артериальное давление, у больных гипертонией, в том числе приезжих, оно иногда нормализуется.

На основании специальных исследований больных с пороками сердца И. А. Кассирский сделал вывод, что течение болезней сердца в жарких районах Средней Азии ничем не отличается от их течения в средней полосе СССР.

В условиях климата тропических пустынь очень велик риск перегревания организма из-за прямого солнечного излучения и излучения почвы, особенно при ходьбе и работе на солнце.Высокая температура воздуха, превышающая температуру тела, высокая интенсивность прямого и отраженного излучения исключают обычный перенос тепла в окружающую среду путем конвекции. В этих условиях основным фактором терморегуляции остается потоотделение. При большом количестве пота в крови отмечают сгущение плазмы.

Специальные исследования в самых жарких районах Средней Азии показали, что водный баланс в покое составляет до 3 литров в сутки в самое жаркое время, а при физической нагрузке достигает 6 литров.Выраженные нарушения водно-солевого обмена, значительная потеря хлоридов, длительное калиевое голодание, снижение экскреции соляной кислоты в желудке, нарушение химического состава панкреатического и кишечного соков подавляют аппетит, нарушают деятельность кишечника. Снижается устойчивость к инфекционным заболеваниям. Появляется чувство неутолимой жажды и изнуряющее ощущение постоянной влажности во всем теле. Слюноотделение резко падает, слизистые оболочки сохнут, несмотря на всасывание большого количества жидкости.Резкое уменьшение объема плазмы, повышение общей концентрации сыворотки и вязкости крови при нарастающей недостаточности периферического кровообращения приводят к тепловому истощению организма, к его обезвоживанию.

Среди патологических состояний, возникающих у людей в условиях пустыни, выделяют: 1) тепловой удар с высокой температурой тела, прострацией и бредом, 2) тепловое (обезвоживание) истощение (с явлениями адинамии и коллапса с незначительным повышением температуры тела ) и 3) тепловые судороги, возникающие у крайне неадаптированных людей при большой потере минеральных солей.

Э. Адольф считает, что поддержание водно-солевого баланса возможно при своевременном восполнении дефицита воды. А. А. Летавет подчеркивает важность соблюдения диеты (кратность, объем отдельных порций воды, ее температура, сочетание с приемами пищи) и придает особое значение солевому составу воды для восполнения потери хлоридов.

Опыт борьбы с перегреванием в промышленности позволил отечественным физиологам и гигиенистам разработать эффективную систему мероприятий по рационализации труда, питьевых режимов, воздушных душей, комнат отдыха и др., благодаря чему исчезли случаи острого перегрева и «судорожной болезни» в горячих цехах. Эта деятельность окупилась и работает в пустынном климате Центральной Азии.

В качестве утоляющих жажду напитков, нормализующих водный баланс, применяют газированную или газированную воду, подкисленный чай, кока-чай (зеленый чай), вишневый отвар, витаминные напитки и др.

Процесс адаптации к пустынному климату длится около недели, возможно, некоторые адаптационные изменения длятся несколько недель.В качестве одного из критериев учитывается, что по мере начала акклиматизации сохраняется более медленный пульс, а также более эффективное потоотделение.

Особенно болезненна акклиматизация человека в климате влажных тропических лесов, где высокая температура воздуха и чрезвычайно высокая относительная влажность (особенно ночью) сочетаются с почти полным затишьем, создавая дискомфорт, вызывающий наибольшую нагрузку на адаптационные механизмы. Человек может переносить очень большую жару при условии, что воздух сухой, но относительно небольшая жара (например, 32 °С) вскоре становится для него трудно воспринимаемой при насыщении воздуха влагой.Верхний предел адаптации t° 30-31° при относительной влажности 85% и t° 40° при низкой относительной влажности.

Следует также учитывать распространение в жарком климате различных тропических инфекций и инвазий (тропическая малярия, желтая лихорадка, лейшманиоз, лептоспироз и др.). Эти заболевания и авитаминоз сильно усугубляют процесс акклиматизации.

В жарких странах ритмы жизни и труда коренного населения адаптированы к природным условиям.Активная жизнь людей ограничивается часами ранней утренней и вечерней прохлады. Самые жаркие полуденные часы отводятся для отдыха и расслабления (в тенистых местах). В крайне некомфортных условиях тропической жары необычному человеку необходим искусственный микроклимат жилища и рабочих помещений (кондиционирование воздуха) для нормального теплочувствия и сохранения работоспособности. Важнейшую роль играет проведение профилактических мероприятий против тропических инфекций, а также рациональное питание и утоление жажды и гигиеническая одежда.

1.4. Акклиматизация

При длительном пребывании на высоте в организме происходит ряд изменений, суть которых заключается в поддержании нормальной жизнедеятельности человека. Этот процесс называется акклиматизацией. Акклиматизация представляет собой сумму адаптационно-компенсаторных реакций организма, в результате которых сохраняется хорошее общее состояние, постоянство веса, нормальная работоспособность и нормальное течение психических процессов. Различают полную и неполную, или частичную, акклиматизацию.

В связи с относительно непродолжительным пребыванием в горах для горных туристов и альпинистов характерна частичная акклиматизация и адаптация — кратковременная (в отличие от окончательной или долговременной) адаптация организма к новым климатическим условиям.

В процессе адаптации к недостатку кислорода в организме происходят следующие изменения:

Поскольку кора головного мозга чрезвычайно чувствительна к дефициту кислорода, организм в высокогорных условиях в первую очередь стремится поддерживать надлежащее снабжение кислородом центральной нервная система за счет снижения снабжения кислородом других, менее важных органов;
— Дыхательная система очень чувствительна к дефициту кислорода.

Органы дыхания реагируют на недостаток кислорода сначала более глубоким дыханием (увеличением его объема):

таблица 2

и затем учащением частоты дыхания:

таблица 3

Характер движения Частота дыхания
на уровне моря на высоте 4300 м
Ходьба со скоростью 6,4 км/ч 17,2 29
Ходьба со скоростью 8.0 км/ч 20 36

В результате некоторых реакций, вызванных недостатком кислорода, в крови увеличивается не только количество эритроцитов (эритроцитов, содержащих гемоглобин), но и количество самого гемоглобина (рис. 4). Все это вызывает увеличение кислородной емкости крови, то есть повышается способность крови переносить кислород к тканям и тем самым снабжать ткани необходимым количеством. Следует отметить, что увеличение числа эритроцитов и процентного содержания гемоглобина более выражено, если подъем сопровождается интенсивной мышечной нагрузкой, т. е. при активном процессе адаптации.Степень и скорость увеличения количества эритроцитов и содержания гемоглобина зависят также от географических особенностей тех или иных горных районов.

Увеличение гор и общего количества циркулирующей крови. Однако нагрузка на сердце не увеличивается, так как при этом расширяются капилляры, увеличивается их количество и длина.

В первые дни пребывания человека в высокогорье (особенно у малотренированных) увеличивается сердечный выброс, учащается пульс.Так, у физически плохо подготовленных альпинистов на высоте 4500 м пульс увеличивается в среднем на 15, а на высоте 5500 м — на 20 ударов в минуту.

По окончании процесса акклиматизации на высотах до 5500 м все эти параметры снижаются до нормальных значений, характерных для обычной деятельности на малых высотах. Также восстанавливается нормальная работа желудочно-кишечного тракта. Однако на больших высотах (более 6000 м) пульс, дыхание, работа сердечно-сосудистой системы не снижаются до нормальных значений, так как здесь некоторые органы и системы человека постоянно находятся в условиях определенного напряжения.Так, даже во время сна на высотах 6500-6800 м частота сердечных сокращений составляет около 100 ударов в минуту.

Совершенно очевидно, что у каждого человека период неполной (частичной) акклиматизации имеет разную продолжительность. Значительно быстрее и с меньшими функциональными отклонениями она протекает у физически здоровых людей в возрасте от 24 до 40 лет. Но в любом случае 14-дневного пребывания в горах в условиях активной акклиматизации достаточно для адаптации нормального организма к новым климатическим условиям.

Для исключения вероятности серьезной горной болезни, а также для сокращения сроков акклиматизации можно рекомендовать следующий комплекс мероприятий, проводимых как перед выходом в горы, так и во время похода.

Перед дальним высокогорным походом, включающим перевалы выше 5000 м по маршруту своего следования, все кандидаты должны пройти специальное физиолого-медицинское обследование. К участию в таких поездках не должны допускаться лица, плохо переносящие дефицит кислорода, физически неподготовленные, а также перенесшие во время предстартовой подготовки пневмонию, ангину или тяжелый грипп.

Период частичной акклиматизации может быть сокращен, если участники предстоящего похода заблаговременно, за несколько месяцев до выхода в горы, начнут регулярные занятия по общефизической подготовке, особенно по повышению выносливости организма: бег на длинные дистанции, плавание, подводные виды спорта, катание на коньках и лыжах. При таких тренировках в организме возникает временная нехватка кислорода, которая тем выше, чем больше интенсивность и продолжительность нагрузки. Поскольку здесь организм работает в условиях, несколько сходных по кислородному голоданию с нахождением на высоте, у человека при мышечной работе вырабатывается повышенная сопротивляемость организма недостатку кислорода.Впоследствии в горных условиях это облегчит адаптацию к высоте, ускорит процесс адаптации и сделает его менее болезненным.

Следует знать, что у физически неподготовленных к альпийскому путешествию туристов емкость легких в начале похода даже несколько снижается, максимальная работа сердца (по сравнению с тренированными участниками) также становится меньше на 8-10%, а реакция повышения гемоглобина и эритроцитов при недостатке кислорода запаздывает.

Непосредственно во время похода проводятся следующие мероприятия: активная акклиматизация, психотерапия и психопрофилактика, организация соответствующего питания, применение витаминов и адаптогенов (средств, повышающих работоспособность организма), полный отказ от курения и алкоголь, систематический контроль за состоянием здоровья, употребление некоторых лекарственных препаратов.

Активная акклиматизация к скалолазанию и к горным походам имеет разные методы.Эта разница в первую очередь связана со значительной разницей высот объектов лазанья. Так, если для альпинистов эта высота может быть 8842 м, то для наиболее подготовленных туристических групп она не превысит 6000-6500 м (несколько перевалов в районе Высокой стены, Заалайский и некоторые другие на Памире). Отличие состоит еще и в том, что восхождение на вершины по технически сложным маршрутам занимает несколько дней, а по сложным траверсам даже недели (без существенной потери высоты на отдельных промежуточных этапах), в то время как в высокогорных пеших походах, имеющих, как правило, большей протяженности требуется меньше времени на преодоление перевалов.

Меньшие высоты, меньшее время пребывания на этих высотах и ​​более быстрый спуск со значительной потерей высоты облегчают акклиматизацию туристов, а достаточно многократное чередование подъемов и спусков смягчает или даже останавливает развитие горной болезни.

Поэтому альпинисты при высотных восхождениях вынуждены в начале экспедиции отводить до двух недель на тренировочные (акклиматизационные) восхождения на более низкие пики, отличающиеся от основного объекта восхождения на высоту около 1000 метров.Для туристических групп, маршруты которых проходят через перевалы высотой 3000-5000 м, специальных акклиматизационных выходов не требуется. Для этого, как правило, достаточно выбрать такой маршрут маршрута, при котором в течение первой недели — 10 дней высота пройденных группой перевалов постепенно увеличивалась.

Поскольку наибольшее недомогание, вызванное общей усталостью туриста, еще не втянутого в походную жизнь, обычно ощущается в первые дни похода, даже при организации дня в это время рекомендуется проводить занятия в техники движения, для строительства снежных хижин или пещер, а также для ознакомительных или учебных выходов на высоту.Эти практические занятия и выходы следует проводить в хорошем темпе, что заставляет организм быстрее реагировать на разреженный воздух, активнее приспосабливаться к изменениям климатических условий. Интересны в этом отношении рекомендации Н. Тенцинга: даже на бивуаке нужно быть физически активным на высоте — греть снеговую воду, следить за состоянием палаток, проверять снаряжение, больше двигаться, например, после установки палаток брать участие в строительстве снежной кухни, помощь в раздаче готовой еды по палаткам.

Правильное питание также необходимо для профилактики горной болезни. На высоте более 5000 м в дневном рационе должно быть не менее 5000 больших калорий. Содержание углеводов в рационе должно быть увеличено на 5-10% по сравнению с обычным питанием. В областях, связанных с интенсивной мышечной деятельностью, следует в первую очередь употреблять легкоусвояемый углевод – глюкозу. Повышенное потребление углеводов способствует образованию большего количества углекислого газа, которого не хватает организму.Количество потребляемой жидкости в высокогорных условиях и особенно при выполнении интенсивной работы, связанной с передвижением по сложным участкам маршрута, должно быть не менее 4-5 литров в сутки. Это самая решительная мера борьбы с обезвоживанием. Кроме того, увеличение объема потребляемой жидкости способствует выведению из организма через почки недоокисленных продуктов обмена.

Организм человека, выполняющий длительную интенсивную работу в условиях высокогорья, нуждается в повышенном (в 2-3 раза) количестве витаминов, особенно входящих в состав ферментов, участвующих в регуляции окислительно-восстановительных процессов и тесно связанных с обменом веществ.Это витамины группы В, где наиболее важны В 12 и В 15, а также В 1, В 2 и В 6. Так вот, витамин В 15, помимо сказанного, способствует повышению работоспособности организма в условиях высокогорья. , значительно облегчая выполнение больших и интенсивных нагрузок, повышает эффективность использования кислорода, активизирует кислородный обмен в клетках тканей, повышает высотную устойчивость. Этот витамин усиливает механизм активной адаптации к дефициту кислорода, а также окислению жиров в условиях высокогорья.

Кроме них важную роль играют витамины С, РР и фолиевая кислота в сочетании с глицерофосфатом железа и метацилом. Такой комплекс оказывает влияние на увеличение количества эритроцитов и гемоглобина, то есть на увеличение кислородной емкости крови.

На ускорение адаптационных процессов влияют также так называемые адаптогены — женьшень, элеутерококк и акклиматизин (смесь элеутерококка, лимонника и желтого сахара).Э. Гиппенрейтер рекомендует следующий комплекс препаратов, повышающих приспособляемость организма к гипоксии и облегчающих течение горной болезни: элеутерококк, диабазол, витамины А, В 1 , В 2 , В 6 , В 12 , С, РР, пантотенат кальция, метионин, глюконат кальция, глицерофосфат кальция и хлорид калия. Эффективна и смесь, предложенная Н. Сиротининым: 0,05 г аскорбиновой кислоты, 0,5 г лимонной кислоты и 50 г глюкозы на один прием. Можно рекомендовать сухой черносмородиновый напиток (в брикетах по 20 г), содержащий лимонную и глутаминовую кислоты, глюкозу, хлорид натрия и фосфат.

Сколько времени после возвращения на равнину в организме сохраняются изменения, произошедшие в нем при акклиматизации?

По окончании похода в горах, в зависимости от высоты маршрута, достаточно быстро проходят приобретенные в процессе акклиматизации изменения со стороны дыхательной системы, кровообращения и состава самой крови. Так, повышенное содержание гемоглобина снижается до нормы за 2-2,5 месяца. За этот же период снижается повышенная способность крови переносить кислород.То есть акклиматизация организма к высоте длится только до трех месяцев.

Правда, после неоднократных походов в горы в организме вырабатывается своеобразная «память» на приспособительные реакции к высоте. Поэтому при очередном походе в горы его органы и системы уже по «проторенным дорожкам» быстро находят правильный путь для адаптации организма к недостатку кислорода.

Подавляющее большинство отдыхающих предпочитают путешествовать в страны, расположенные в зоне жаркого климата.Несомненно, думая, что привыкнуть к таким климатическим условиям довольно просто, вы ошибаетесь. Стремительный рост температуры влияет на организм человека точно так же, как и другие изменения погоды. Акклиматизация наиболее сложна для людей преклонного возраста и людей, страдающих хроническими заболеваниями. Чаще это выражается истощением, головной болью, рецидивами заболеваний, гипертонией, бессонницей и многими другими досадными проявлениями. Климат в жарких странах бывает двух типов: 1) с сухим воздухом и 2) с повышенной влажностью.В первом случае акклиматизация протекает менее болезненно, человек сильно потеет, а, следовательно, повышается теплоотдача его тела и не чувствуется резких перепадов температуры. В другом случае, когда воздушные массы также имеют повышенную влажность, привыкнуть к изменению климата гораздо сложнее. При этом, как и в первом, наблюдается обильное потоотделение, но потоотделения не бывает. В результате нарушается регуляция тепловых процессов организма, и организм человека просто перегревается, учащается пульс, затрудняется дыхание, медленнее циркулирует кровь по внутренним органам, возникает обезвоживание и ряд других не менее опасных проявлений.

Насадки для легкой акклиматизации.

К середине отпуска все вышеперечисленные симптомы постепенно исчезнут. Но вряд ли найдется человек, который мечтает провести половину отпуска в гостиничном номере, чувствуя себя некомфортно. Поэтому лучше воспользоваться советами и заранее подготовить свой организм, чтобы не испытывать неудобств от акклиматизации.

Во-первых, следует постоянно охлаждать и проветривать помещение, в котором вы находитесь. Воздух в нем не должен «застаиваться», иначе вы будете постоянно чувствовать усталость.

Во-вторых, правильно утолить жажду. После еды можно пить сколько угодно, но во всех остальных случаях для питья достаточно прополоскать рот негазированной водой.

Третий совет касается еды. На отдыхе старайтесь питаться как местные, а именно есть два раза в день – завтракать и ужинать. Обед следует пропустить, можно лишь перекусить некалорийными овощными блюдами или фруктовой нарезкой.

Носите легкую одежду; он не должен мешать вашему движению. Идеальная одежда в жарких странах из льна, а также не стоит забывать о панамах, кепках, шарфах и других головных уборах.

В-пятых, чаще освежайтесь. Можно принять прохладный душ или просто обрызгать открытые участки тела прохладной водой.

И в заключение, если у Вас повышается температура тела, ее необходимо сбить, принимая соответствующие препараты.

Любые поездки, связанные со сменой климатических зон, как известно, могут вызвать ощущение благополучия на новом месте. Особенно это касается людей со слабым здоровьем и вообще всех, кто в принципе не переносит резких перепадов погодных условий.Так что любой отдых в регионе с необычным климатом может быть источником не только удовольствия, но и опасностей для человеческого организма.

Акклиматизация человека — это, по существу, процесс приспособления к изменяющимся климато-географическим условиям, приспособление к новым непривычным факторам внешней среды. Происходит своеобразная перестройка организма — привычный уровень его баланса с внешней средой, сложившийся в условиях постоянного места жительства, на какое-то время (возможно, и надолго) сменяется новым один адаптирован к меняющейся среде с другим климатом.Человеческий организм как бы «выдернут» из привычной среды, вынужден приспосабливаться к новым условиям, восстанавливая равновесие с окружающей средой. И, конечно, такой процесс не всегда легко переносится людьми. Даже здоровые и привыкшие к различным нагрузкам люди в первые дни после перемены места могут чувствовать некоторые недомогания, терять аппетит, работоспособность, иметь проблемы со сном.

Это особенно актуально для экстремальных климатических условий. Скажем, человек с Урала внезапно уезжает в Перу или в жаркую западноафриканскую страну, например, в Камерун.В первом случае ему предстоит пройти акклиматизацию в высокогорных условиях с пониженным содержанием кислорода и атмосферным давлением. Во втором – акклиматизация в экстремально жарком климате, сочетающемся с повышенной влажностью. Для смены климата добавьте смену часовых поясов, и получите не слишком веселую картину первых дней.

Акклиматизация в условиях жаркого климата

Большинство туристов волнует вопрос акклиматизации в жарком климате, который преобладает на популярных курортах, куда каждый сезон стекаются тысячи отдыхающих.Оно и понятно – очень не хочется, чтобы весь отпуск прошел насмарку из-за возможных проблем со здоровьем. И они вполне могут возникнуть, особенно у пожилых людей или людей с хроническими заболеваниями, которые традиционно хуже переносят смену климата. Обычными признаками трудной акклиматизации для них являются общая слабость, головные боли, нарушение сна, расстройства нервной и сердечно-сосудистой систем и обострение хронических заболеваний, таких как, например, гипертоническая болезнь, ревматизм и др.

В некоторых странах с жарким климатом человек акклиматизируется более-менее спокойно. Основным фактором в этом случае является сухой воздух, когда тело человека отдает тепло посредством потоотделения. Пот, испаряющийся с поверхности тела, таким образом, сохраняет нужную терморегуляцию. Правда, в чрезмерно засушливых или, например, пустынных районах вездесущая пыль действует как раздражитель, к которому, впрочем, человек со временем тоже приспосабливается.

Другое дело страны, где на жаркий климат накладывается высокая влажность и отсутствие ветра.Здесь пот не может так легко испаряться, из-за чего происходит нарушение терморегуляции. Результатом этого является перегревание тела, учащение дыхания и пульса, снижение кровоснабжения внутренних органов и некоторые другие не очень приятные явления. Человек в таких условиях постоянно испытывает жажду.

В целом все эти признаки при акклиматизации постепенно смягчаются и исчезают, но многие люди до сих пор не могут окончательно адаптироваться к таким климатическим условиям. Отдельно стоит сказать, что процесс акклиматизации в жарких странах с повышенной влажностью может привести к более серьезным последствиям, чем банальное недомогание.Это, например, термический шок, вызванный чрезмерным перегреванием тела, и термические судороги с большой потерей минеральных солей с потом.

Все это, конечно же, можно предотвратить различными профилактическими методами. Это в первую очередь охлаждение и кондиционирование воздуха в помещении, а также правильный водно-солевой режим – пить, полностью утоляя жажду, стоит только после еды, а в остальное время просто полоскать рот. Что касается приемов пищи, то лучше всего это делать утром и вечером, избегая самых тяжелых дневных часов.В жарких регионах стоит носить свободную и легкую одежду, а также не отказывать себе в прохладе для души и перерывах на отдых. Конечно, не лишним будет взять с собой в поездку аптечные продукты, которые могут пригодиться на новом месте. Такими препаратами могут быть жаропонижающие препараты – парацетамол, ибупрофен или диклофенак. Учитывая частые случаи повышения температуры и перегрева в первые дни, их наличие в дорожной аптечке будет более чем оправдано. Также в ряде случаев может быть полезен лавомакс, подавляющий распространение вируса гриппа, ОРВИ и гепатита, которые часто подстерегают отдыхающих на курортах.

Горная акклиматизация

Иногда акклиматизация в горах бывает очень сложной, особенно в высокогорных условиях, например, при путешествии в Андах. Основными факторами, ответственными за плохое самочувствие в такой местности, являются низкое атмосферное давление и недостаток кислорода в воздухе, что может привести к кислородному голоданию у человека выше 2000 метров. При адаптации к высокогорным условиям у человека повышается вентиляция легких, увеличивается содержание гемоглобина и эритроцитов в крови.Иногда увеличение высоты приводит к тому, что у человека возникает так называемая горная, или высотная болезнь, вызванная кислородным голоданием. Симптомы этого заболевания хорошо известны – учащенное сердцебиение, одышка, появление шума в ушах, постоянные головные боли и головокружения, тошнота, общая слабость организма и некоторые другие. При этом больной должен прекратить подъем в горы, спуститься в более низкую местность и находиться в полном покое. В качестве лечебных мероприятий дыхание кислородом и карбогеном, прогревание тела грелками.

Чтобы горная акклиматизация прошла без серьезных проблем, стоит придерживаться нескольких правил. Во-первых, соблюдать особую тактику восхождений, не преодолевая более 500 метров в день и задерживаясь на достигнутой высоте пару дней, которую, например, можно разнообразить прогулками по местности и горным аулам. Банально — не спешите лезть. Общий рацион необходимо сократить, так как в условиях высокогорья хуже работает пищеварение, а из пищи предпочтение следует отдавать нежирным и кислым продуктам.Также в этом климате организму требуется большое количество воды (около 4 литров в сутки), и нелишним будет баловать его горячей пищей хотя бы пару раз в день. Среди фармацевтических препаратов, которые могут быть полезны при акклиматизации в горах, можно назвать поливитамины, ферменты, эубиотики и препараты, улучшающие мозговую деятельность.

Акклиматизация в холодном климате

Вкратце можно упомянуть об особенностях акклиматизации в северных широтах – ведь желающих понаблюдать за северным сиянием или отправиться в арктический круиз тоже немало.Помимо известных всем низких температур, в этом регионе также может наблюдаться недостаток ультрафиолетового излучения (так называемое «световое голодание») и сильные магнитные бури, не способствующие удовлетворительному самочувствию. Беспокоящие световые условия, например, приводят к бессоннице. Другими возможными неприятными моментами являются потеря аппетита, быстрая утомляемость, сонливость в течение дня. Для облегчения акклиматизации стоит соответствующим образом организовать питание, употребляя более калорийные продукты, чем обычно (на 15-25%).Не помешает постоянное употребление аскорбиновой кислоты и других витаминов. Конечно, о теплой и непродуваемой одежде стоит позаботиться отдельно. Не рекомендуется баловаться алкоголем в холодном климате — здесь он только мешает акклиматизации.

В целом, как бы ни был сложен процесс акклиматизации в той или иной климатической зоне, при грамотном подходе и минимальных знаниях его негативных последствий можно во многом избежать, и отдых не окажется безнадежно испорченным проблемами со здоровьем.

Образ и характеристика клубники в комедии Ревизора Гоголя. Клубника. `Инспектор`. Цитата характеристики Составьте персонажей мэра и клубнички

Ответ оставил: Гость

Городской голова Антон Антонович Пассник-Дмухановский описан Гоголем в его «замечаниях господам актерам» как серьезный, несколько грубоватый человек. «говорит не много, не меньше, не громко, не тихо». переход от страха к радости, от низости к высокомерию быстр.его характер непостоянен, изменчив, он несколько труслив, умеет приспосабливаться к ситуации. Попечитель благотворительных учреждений Артемий Филиппович Земляничка — человек смелый. он же подлец, сплетник, мошенник, подхалим. об этом свидетельствует эпизод с Хлестаковым «как только этот Добчинский выйдет куда-нибудь из дома, он уже сидит там с женой, я присягу на верность». оба героя полезны, как и все остальные в городе. оба в какой-то степени не могут содержать вверенные им учреждения (или весь город в случае мэра).в больницах грязь и хаос, во всем городе разруха и беспорядок. оба взяточники. только есть существенные отличия. рисовальщик-Дмухановский серьезный человек, «по-своему неглупый», а клубничка в какой-то мере веселый, легкомысленный человек, ничего не боящийся. Артемий Филиппович суетлив, а мэр спокоен и размерен. Я считаю, что у всех героев произведения совершенно разные характеры, дополняющие друг друга. мы смогли убедиться в этом на примере мэра и попечителя благотворительного учреждения.

Ответ оставил: Гость

План.
Описание леса
Какие действия в нем происходят
Действующие лица
Мое отношение к русскому лесу

Ответ оставил: Гость

Еще во время учебы в Бурсе сыновья Тараса Бульбы отличались непохожестью персонажи. Старший, Остап, с детства был упрям ​​и славился настойчивостью в достижении целей. Сначала он не хотел учиться. Несколько раз он убегал из школы и прятал книги, пока отец не пригрозил ему, что Остап «не увидит Запорожья вовеки, если не выучит всех наук в академии».С тех пор Остап стал учиться с «необычайным прилежанием» и вскоре стал одним из лучших учеников. Как и его славный отец, Остап, прежде всего, ценил чувство товарищества, был честен и «прямодушен с равными». , Остап был «суров к другим мотивам, кроме войны и разгульного кутежа».

Младший сын Тараса — Андрей — учился «более охотно и без напряга». , часто приводил его к довольно опасным предприятиям.Он был уклончив и изобретателен, особенно когда дело доходило до ухода от наказания, Андрей был мягок, молод, красив, и в его сердце рано проснулась потребность в любви. Именно в это время он увидел и влюбился в молодую польку, сыгравшую важную роль в его дальнейшей жизни.

Казалось, что Остапу «был написан боевой путь и трудные знания для ведения ратного дела». Выдержка и хладнокровие, умение благоразумно взвешивать опасность и быстро и точно находить верное решение, настойчивость и уверенность в себе помогли увидеть в нем задатки будущего лидера.Гоголь сравнивает Остапа со львом.

Андрей в бою не отличается ни хладнокровием, ни терпением — он весь во власти чувств. Нетерпение, необузданный порыв направляют его действия и руководят им. Он смелый, потому что не дает себе ни времени, ни возможности оценить опасность. Не случайно Гоголь говорит, что «мчится, как пьяный», потому что в битве Андрей видел для себя «безумное блаженство и упоение». Для него бой — это всего лишь «чарующая музыка пуль и мечей», он не помнит, за что ведется бой, чего хотят добиться казаки.Суть нетерпеливого и пылкого характера Андрея проявилась в его поведении во время боя.
Между боями Андрей скучает, чувствует «какую-то духоту на сердце».









1 из 8

Слайд № 1

Описание слайда:

Попечитель богоугодных заведений, очень толстый, неуклюжий и неуклюжий человек, но при всем том хитрый и проходимец.Очень услужливый и суетливый. Клубничка – плут, казнокрад и доносчик. Он знает, как, когда и что сказать. Попечитель богоугодных заведений, очень толстый, неуклюжий и неуклюжий человек, но при всем том хитрый и проходимец. Очень услужливый и суетливый. Клубничка – плут, казнокрад и доносчик. Он знает, как, когда и что сказать.

Слайд № 2

Описание слайда:

Артемий Филиппович Земляничка служит в уездном городке и ведет жизнь «по чину и положению», о государственных интересах не заботится, при этом собственное благополучие для него превыше всего, милосердие в руках мошенника.Богоугодные заведения для Земляники — кормушка, В лечении больных своим кредо: «Чем ближе к природе, тем лучше», Артемий Филиппович Земляничный служит в маленьком уездном городке и ведет жизнь «соответственно своему чину и положению», вовсе не заботится об интересах государства, а собственное благополучие превыше всего, милосердие в руках мошенника. Богоугодные заведения для Земляники — кормушка, В лечении больных его кредо: «Чем ближе к природе, тем лучше»,

Номер слайда3

Описание слайда:

Артемий Филиппович не утруждает себя установлением диагноза болезни больного и его лечением. Он говорит по этому поводу: «Человек простой: если и умрет, то все равно умрет; если выздоровеет, то выздоровеет в любом случае. Артемий Филиппович не утруждает себя определением диагноза болезни больного и его лечением. Он говорит по этому поводу: «Человек простой: если умрет, то все равно умрет; если выздоровеет, то все равно выздоровеет.»

Слайд № 4

Описание слайда:

До приезда Ревизора, в богоугодных заведениях Клубнички царит грязь и беспорядок. У поваров грязные шапки, а у больных одежда, как будто они работали в кузнице. Кроме того, больные постоянно курят. До приезда Ревизора в богоугодных заведениях Землянички царит грязь и беспорядок. У поваров грязные шапки, а у больных одежда, как будто они работали в кузнице.Кроме того, больные постоянно курят.

Слайд № 5

Описание слайда:

Клубника боится инспектора, а потому, узнав о приезде инспектора, готов «принять косметические меры»: надеть на больных чистые колпачки, над табличкой написать название болезни коек и уменьшить количество больных, чтобы их избыток не приписывался дурному зрению или неискусству врача.Клубника боится инспектора, а потому, узнав о приезде инспектора, готов «принять косметические меры»: надеть на больных чистые колпаки, написать название болезни на табличке над грядками. , и уменьшить число больных, чтобы их избыток не приписывался дурному зрению или неискусству врача.

Слайд № 6

Описание слайда:

Узнав, что дочь Дмухановского выходит замуж за вымышленного ревизора, он спешит поздравить мэра с предстоящей свадьбой и будущей карьерой.Причину «взлета» мэра Артемий Филиппович видит в его заслугах. Он внутренне проклинает своего начальника, намеревающегося получить генеральское звание. Правда, он говорит это в сторону, как бы про себя. При этом он по привычке спешит напомнить о себе: «И нас не забудь… Узнав, что дочь Дмухановского выходит замуж за вымышленного ревизора, спешит поздравить мэра с предстоящей свадьбой. и будущая карьера. Причину «взлета» мэра Артемий Филиппович видит в его заслугах.Он внутренне проклинает своего начальника, намеревающегося получить генеральское звание. Правда, он говорит это в сторону, как бы про себя. При этом по привычке спешит напомнить о себе: «И нас не забудь…

Слайд № 7

Описание слайда:

Узнав, что Инспектор не Хлестаков, неохотно воспринимает отзывы о себе из письма Хлестакова, в гневе пытается выяснить, кто «распустил слух» о приезде Инспектора.Узнав, что ревизор не Хлестаков, он с неохотой воспринимает отзывы о себе из письма Хлестакова, в гневе пытается выяснить, кто «распустил слух» о приезде ревизора.

Клубничка Артемий Филиппович — один из самых скользких, гадких и отвратительных персонажей гоголевской комедии «Ревизор». И хотя он играет второстепенную роль, уродство его человеческих черт просматривается в мелких деталях.

Кто он? В первую очередь карьерист, занимающийся подставкой своих знакомых чиновников.Ему отводится роль попечителя благотворительных учреждений.

Действие комедии происходит в 1831 году, когда были широко распространены доносы и сплетни о своих товарищах, и Земляничка преуспел в этом более других: как только ему встречается фальшивый ревизор, Артемий Филиппович тут же выкладывает всю подноготную на его коллеги. Об одном из них он говорит, что не понимает, как ему вообще присвоили должность смотрителя школ. По словам Строберри, он «хуже якобинца.»

Клубничка выглядит внушительно, хотя тело у нее крупное, движения неуклюжие. А его суетливость, желание обслужить как можно лучше и как можно быстрее, делает его забавным слоном, впервые попавшим в квартиру, ведет себя с «хозяином» крайне уступчиво, перечить не смеет. Но как только появляется возможность свергнуть «хозяина», он готов за это продать родную мать. Артемию Филипповичу было наплевать на нравственные устои и нравственные стороны своей жизни.Именно потому, что Земляничка умеет выслужиться лучше других, предполагаемый ревизор и ведётся в первую очередь на него.

Во время ситуации в больнице мы понимаем, что наш неуклюжий друг еще и очень жаден. И оправдывает свою жадность как для себя, так и для окружающих как бы благородными побуждениями, буквально заставляющими его не покупать необходимые для своего заведения дорогие лекарства, ведь, по его словам, «чем ближе к природе, тем лучше». Далеко не все проблемы, которые есть в больнице: пациенты здесь не стесняются угощаться сигаретами, повара носят давно не стираные шапки.И вообще во всей больнице царит грязь и уныние. Сам Земляничка больничными делами не занимается: не лечит и даже не ставит диагнозов.

Артемий Филиппович — лентяй с большой буквы, не желающий работать, улучшать жизнь своих пациентов и работников своей больницы. Ему все равно, что чувствуют пациенты, он думает о деньгах, чести и статусе. Образ такого человека был актуален при жизни Гоголя, но сейчас мы можем повсюду наблюдать точно такие же персонажи, что очень печально.

Сочинение о персонаже Клубничка

Земляничка — один из второстепенных персонажей комедии Н. В. Гоголя «Ревизор». Артемий Филиппович Земляничка — глава церквей, больниц, приютов, учебных заведений, монастырей, словом, богоугодных учреждений. Гоголь описывает героя как интригана, человека, томящегося от сплетен, лжи и доносов. Клубничка болтает весь сброд Хлестакову, чем занимаются его коллеги и городские чиновники.Это было описание персонажа в двух словах. Теперь раскроем этот образ более подробно.

Клубничка — толстяк с добрым лицом. Но это не так. За его доброй личиной скрывается лживый, лицемерный чиновник, который ради своей выгоды легко может переступить через любого человека.

Клубника — собирательный образ всех чиновников. Его суть будет раскрываться читателю поэтапно, от главы к главе, но уже с первых страниц становится понятно, что ничего хорошего от такого персонажа ждать не приходится.

Земляника крайне небрежна. Как и все его коллеги, он не заботится о своей работе. Хаос, неразбериха и абсурд разворачиваются там, где он должен руководить. Посетители его больницы грязные, ходят в лохмотьях и ужасно пахнут. В больнице пахнет табаком. О лекарствах часто забывают. Над их кроватями нет табличек, на которых были бы указаны их имена и фамилии.

Кроме того, в Строберри сильно развита надменность.Считает себя лучше и умнее других. Чиновники ниже него считаются инвалидами в его глазах.

Герой лжет. Ему нетрудно очень правдоподобно притвориться, что он любит свою работу, что он любит посетителей своих заведений. Вся деятельность Строберри в том, что он имитирует эту деятельность.

Герой по натуре — это человек, который легко может предать ради своей карьеры. Если есть такой друг, то враг точно не нужен.Ради своего благополучия Клубничка может предать тех людей, которые очень давно с ним работают, и глазом при этом не моргнет. Выживать коллег с работы — его хобби. Клубника придерживается принципа «Цель оправдывает средства». Дескать, в работе нужно делать все, что хочется, ради получения выгоды. Самое интересное, что всем своим аморальным поступкам герой находит оправдания. Он пытается убедить всех, что все его действия могут принести большую пользу обществу.

Таким образом, в Strawberry нет ни одного приличного качества. Гоголь считает, что такие люди, как он, могут разрушить русское общество.

Несколько интересных композиций

  • Тема Родины в «Слове о полку Игореве» сочинение

    Произведение погружает читателя в историю. Кажется, что она перенесена на несколько тысячелетий назад. Во времена правления князей было много споров и разногласий.

  • Описание фотографии (картины) Гиппенрейтера Бурого медведя (описание)
  • Речи и дела Хлестакова сочинение
  • Птицы — легко узнаваемые животные.Они произошли от группы мелких динозавров, тело которых со временем покрылось перьями, а из передних конечностей образовались крылья. На Земле насчитывается более 8700 видов птиц, и открываются все новые и новые виды.

  • Сочинение Взаимоотношения учителя и ученика 11 класс ЕГЭ

    Учитель – важная личность в жизни каждого ученика, ведь именно он вооружает ребенка всем багажом необходимых для жизни знаний, а также способствует формирование у него многих навыков и умений.

Артемий Филиппович Земляничка — попечитель богоугодных заведений в комедии Николая Гоголя «Ревизор», типичный представитель чиновничества. Его образ прекрасно говорит о равнодушии чиновников к государственной службе. У него пятеро детей: Николай, Иван, Мария, Елизавета и Перепетуя. Этому герою присуща серьезность и готовность донести до коллег. Именно это он и делает, когда приходит Хлестаков. Ради корыстных интересов он выдает фальшивому аудитору всю подноготную своих коллег-чиновников.У него принято подсаживаться к коллегам и занимать их места.

Карьеристка и лицемерка, Клубничка очень услужлива и суетлива. Он был назначен главой социального обеспечения и смотрителем благотворительных учреждений. Он всегда оправдывает свои действия благими намерениями. Он умеет ловко выйти из любой неприятной ситуации. Внешне Клубничка — толстяк, а внутренне — худощавый проходимец. Когда в его больнице массово умирают люди, а врач даже слова по-русски не знает, он говорит, что умирать обычному человеку свойственно.При этом он предпочитает не покупать дорогие лекарства, так как «чем ближе к природе, тем лучше». Зная о постоянном желании Землянички выслужиться, городской голова первым делом приводит Хлестакова в свои богоугодные заведения.

Замечательная комедия Николая Гоголя «Ревизор» создана автором в начале 19 века, но до сих пор остается актуальной. Проницательный классик сумел написать портреты чиновников — детей своего времени, а между тем их черты можно найти и в людях — наших современниках.Познакомимся с характеристикой Земляники из «Ревизора», выделим основные черты образа этого чиновника и выясним, почему Гоголь включил его в сюжет своей пьесы.

Краткое введение

Впервые встреча с Клубничкой происходит у читателя при ознакомлении со списком персонажей. Далее Гоголь кратко описывает своего героя как толстого и крайне неуклюжего человека, отличающегося услужливостью и суетливостью.

Прочитав эти вступительные фрагменты, можно составить краткую характеристику Землянички из «Ревизора»: этот попечитель богоугодных заведений нечестен, за его добродушной внешностью скрывается аферист и проходимец. Он достигает своих целей не честным трудом, а заискиванием и заискиванием перед теми, кто выше по рангу.

Дальнейшее знакомство с пьесой покажет, что Гоголь с удивительным талантом создал образ беспринципного чиновника, описав его всего в двух строчках.

Персонаж

Артемий Филиппович Клубничка из «Ревизора», характеристики которого представлены ниже, появляется в первом появлении первого акта, этим автор подчеркивает, что этот чиновник является одним из ключевых персонажей пьесы. В то время, когда жил и работал писатель, было много благотворительных учреждений. Это больницы, приюты и дома престарелых. Земляничка должен был помогать самым слабым и ранимым людям, у которых уже нечего отнять, но он цинично использует свое положение в корыстных целях.

Рассмотрим, какие черты характера нужно указать при характеристике Клубнички из «Ревизора»:

  • Ложь. Чиновник врет, что добросовестно подходит к своим обязанностям и заботится о вверенных ему людях.
  • Цинизм. Этот человек ничего не хочет делать, однако, готовясь к приезду инспектора, готов раздать больным чистые шапочки, под маской приличия скрыть бардак в больницах.
  • Невежество. Попечитель благотворительных учреждений ничего не смыслит в медицине и не покупает дорогие лекарства. Он считает, что человек прост — «если умрет, то все равно умрет, если выздоровеет, то все равно выздоровеет». Больные в его учреждениях больше похожи на кузнецов, чем на людей, нуждающихся в медицинской помощи.

Этот чиновник заискивает перед якобы ревизором, но вместо того, чтобы пытаться навести порядок в учреждениях, предпочитает более легкий путь — давать взятки.

Отношения с другими чиновниками

Давая характеристику Клубничке из «Ревизора», следует отметить, что этот герой является доносчиком и предателем. Желая выслужиться, он без тени сомнения выдает все секреты своих друзей. В разговоре с Хлестаковым Земляничка начинает разоблачать своих коллег лже-ревизором, конфиденциально сообщая, что почтмейстер — бомж, задерживает все посылки и ничего не делает, у судьи довольно близкие отношения с женой помещика Добчинский.Он даже готов представить всю эту информацию в письменной форме, то есть написать донос.

Черты речи

Рассмотрим основные речевые черты, помогающие охарактеризовать Землянику из «Ревизора». В разговорах с другими чиновниками он на равных, предлагает методы, как задобрить ревизора. Значит, именно он начал речь о необходимости дать Хлестакову взятку.

Разговаривая с гостем, Клубничка очень вежлив, отметим его обороты: «Честь имею представиться», «Рад попробовать», «Пожалуйста, спросите.Они помогают ему быть уважительным, выказывать свое уважение перед воображаемым аудитором.

Интересны его косые реплики, отражающие истинное отношение героя к другим чиновникам.

Разоблачение

Продолжить характеристику Клубнички из «Ревизора» по тексту следует анализ последней сцены, когда чиновники, к своему ужасу, узнают, что Хлестакова приняли за ревизора. Каким в этих действиях предстает перед читателями Артемий Филиппович?

  • Очень радуется, когда при чтении письма оглашаются факты, порочащие других чиновников, но начинает врать и баловаться, когда приходится читать вслух о себе.
  • Хлестаков назвал его «поросенком в ермолке», что искренне растрогало полного героя. Здесь речь идет о сравнении и по чертам внешности, и по поведению.
  • Не выбиваясь из толпы разгневанных чиновников, Клубничка начинает активно обвинять Добчинского и Бобчинского в том, что это они изначально приняли приезжего мастера за инспектора.

Характеристика Клубнички из «Ревизора» становится полной, читатель понимает, что этот человек всегда пытается найти виноватых, не может взять на себя ответственность за собственные поступки, завистлив и лжив.Если совсем недавно он возмущался на мэра, которому посчастливилось выдать свою дочь замуж за важного чиновника, то теперь он готов с ним объединиться и обрушить свой гнев на Добчинского и Бобчинского.

Роль и значение

Гоголь умышленно не указывает места действия, говоря лишь, что все события разворачиваются в уездном городе N. Этим писатель подчеркивает, что такие недобросовестные чиновники могут существовать по всей России.

Зрители и читатели забавлялись, наблюдая за поведением попечителя богоугодных учреждений, который, однако, при всей своей забаве, оказывается страшным человеком.Ему дана великая сила, способность творить добрые дела и помогать людям, но Артемий Филиппович предпочитает только наживаться на экономии на больных.

В кратком описании Земляника из «Ревизора» определенно должна указывать на то, что этот персонаж, хотя и наделенный Гоголем речевой индивидуальностью (чего стоит одна фраза, что больные выздоравливают, как мухи), типичен для своего времени. недобросовестный чиновник, небрежно выполняющий свои обязанности; завистник, лжец, доносчик и лох — таковы попечители богоугодных заведений и многие чиновники его времени.Гоголь смело смеется над ними, выставляя их в нелепом виде, но на самом деле писателю грустно и больно видеть, что таких недостойных людей в жизни очень много.

Мы рассмотрели характеристику Земляники в гоголевском «Ревизоре». Следует отметить, что этот персонаж представляет собой совокупность отрицательных черт, которые были присущи беспринципным чиновникам-карьеристам XIX века.

Введение в развитие ребенка – развитие младенцев и малышей

После этой главы вы сможете:

  1. Описать принципы, лежащие в основе разработки.
  2. Различают периоды развития человека.
  3. Оценка проблем в разработке.
  4. Различать разные методы исследования.
  5. Объясните, что такое теория.
  6. Сравните и сопоставьте различные теории развития ребенка.

Введение

Добро пожаловать в раздел «Развитие и рост детей». Этот текст представляет собой презентацию о том, как и почему дети растут, развиваются и учатся.

Мы рассмотрим, как мы меняемся физически с течением времени от зачатия до подросткового возраста.Мы изучаем когнитивные изменения, или то, как меняется наша способность думать и запоминать в течение первых 20 лет жизни или около того. И мы посмотрим, как меняются наши эмоции, психологическое состояние и социальные отношения на протяжении детства и юности.

Принципы разработки

Следует помнить о нескольких основополагающих принципах разработки:

  • Развитие продолжается всю жизнь, и изменения очевидны на протяжении всей жизни (хотя этот текст заканчивается в подростковом возрасте).И ранний опыт влияет на дальнейшее развитие.
  • Развитие идет по разным направлениям. Мы показываем рост в одних областях развития и потери в других областях.
  • Развитие многомерно. Мы меняемся в трех основных областях/измерениях; физические, когнитивные, социальные и эмоциональные.
  • Физическая сфера включает изменения роста и веса, изменения крупной и мелкой моторики, сенсорных способностей, нервной системы, а также склонность к болезням и болезням.
  • Когнитивная область охватывает изменения в интеллекте, мудрости, восприятии, решении проблем, памяти и языке.
  • Социально-эмоциональная область (также называемая психосоциальной) фокусируется на изменениях в эмоциях, самовосприятии и межличностных отношениях с семьей, сверстниками и друзьями.

Все три домена влияют друг на друга. Также важно отметить, что изменение в одном домене может привести к каскадным изменениям в других доменах.

  • Развитие характеризуется пластичностью, которая представляет собой нашу способность меняться, и многие из наших характеристик податливы. Ранний опыт важен, но дети удивительно устойчивы (способны преодолевать невзгоды).
  • Разработка является мультиконтекстной. На нас влияет как природа (генетика), так и воспитание (окружающая среда) — когда и где мы живем, а наши действия, убеждения и ценности являются реакцией на окружающие нас обстоятельства.Ключевым моментом здесь является понимание того, что поведение, мотивация, эмоции и выбор являются частью более широкой картины.

Теперь давайте посмотрим на структуру для изучения разработки.

Периоды развития

Подумайте, каким периодам развития, по вашему мнению, будет посвящен курс «Развитие ребенка». Сколько этапов в вашем списке? Возможно, у вас их три: младенчество, детство и юность. Специалисты по развитию (те, кто изучает развитие) разбивают эту часть жизни на эти пять стадий следующим образом:

  • Пренатальное развитие (от зачатия до рождения)
  • Младенчество и детский возраст (от рождения до двух лет)
  • Раннее детство (от 3 до 5 лет)
  • Среднее детство (от 6 до 11 лет)
  • Подростковый возраст (от 12 лет до совершеннолетия)

Этот список отражает уникальные аспекты различных этапов детства и юности, которые будут рассмотрены в этой книге.Таким образом, хотя и 8-месячный, и 8-летний ребенок считаются детьми, у них очень разные двигательные способности, социальные отношения и когнитивные навыки. Их потребности в питании различны, и их основные психологические проблемы также различны.

Пренатальное развитие

Происходит зачатие и начинается развитие. Все основные структуры тела формируются, и здоровье матери имеет первостепенное значение. Понимание питания, тератогенов (или факторов окружающей среды, которые могут привести к врожденным дефектам), а также труда и родоразрешения являются основными проблемами.

Рисунок 1.1. Крошечный эмбрион, демонстрирующий некоторое развитие рук и ног, а также черты лица, которые начинают проявляться.

Младенчество и юность

Два года жизни — это годы резкого роста и перемен. Новорожденный с хорошим слухом, но очень плохим зрением за относительно короткий период времени превращается в ходящего, говорящего малыша. Воспитатели также превращаются из тех, кто управляет графиками кормления и сна, в постоянно движущихся проводников и инспекторов по безопасности для подвижного, энергичного ребенка.

Рисунок 1.2 – Новорожденный в пеленках.

Раннее детство

Раннее детство также называют дошкольным возрастом и состоит из лет, которые следуют за детством и предшествуют формальному школьному обучению. В возрасте от трех до пяти лет ребенок занят изучением языка, обретает чувство собственного достоинства и большей независимости и начинает изучать устройство физического мира. Это знание, однако, не приходит быстро, и у дошкольников вначале могут быть интересные представления о размере, времени, пространстве и расстоянии, такие как опасения, что они могут пойти насмарку, если будут сидеть перед ванной, или демонстрировать, как долго что-то продержится. взять двумя указательными пальцами несколько

дюйма друг от друга.Неистовая решимость малыша что-то сделать может уступить место четырехлетнему ребенку с чувством вины за действие, вызывающее неодобрение окружающих.

Рисунок 1.3 – Двое маленьких детей играют в Сингапурском ботаническом саду

Среднее детство

Возраст от шести до одиннадцати лет включает среднее детство, и многое из того, что дети переживают в этом возрасте, связано с их участием в младших классах школы. Теперь мир становится миром изучения и проверки новых академических навыков, а также оценки своих способностей и достижений путем сравнения себя и других.Школы сравнивают учащихся и публикуют эти сравнения с помощью командных видов спорта, результатов тестов и других форм признания. Темпы роста замедляются, и на этом этапе жизни дети могут совершенствовать свои двигательные навыки. И дети начинают узнавать о социальных отношениях за пределами семьи через общение с друзьями и однокурсниками.

Рисунок 1.4 – Двое детей бегут по улице в Каренаже, Тринидад и Тобаго

Подростковый возраст

Подростковый возраст — это период резких физических изменений, отмеченный всплеском общего физического роста и полового созревания, известный как половое созревание.Это также время когнитивных изменений, поскольку подросток начинает думать о новых возможностях и рассматривать абстрактные понятия, такие как любовь, страх и свобода. По иронии судьбы у подростков есть чувство непобедимости, которое подвергает их большему риску смерти в результате несчастных случаев или заражения инфекциями, передающимися половым путем, которые могут иметь последствия на всю жизнь.

Рисунок 1.5 – Две улыбающиеся девочки-подростки.

 

Есть некоторые аспекты разработки, которые вызвали горячие споры.Давайте изучим их.

Проблемы в разработке

Природа и воспитание

Почему люди такие, какие они есть? Являются ли такие особенности, как рост, вес, личность, диабет и т. д. результатом наследственности или факторов окружающей среды или того и другого? На протяжении десятилетий ученые ведут споры о «природе/воспитании». Применительно к любой конкретной особенности сторонники Природы утверждают, что наследственность играет наиболее важную роль в возникновении этой особенности. Те, кто на стороне Воспитания, утверждают, что наше окружение наиболее важно для формирования того, кем мы являемся.Эти дебаты продолжаются во всех аспектах человеческого развития, и большинство ученых согласны с тем, что между двумя силами существует постоянное взаимодействие. Трудно выделить корень какого-либо отдельного поведения в результате исключительно природы или воспитания.

Непрерывность и разрыв

Как лучше всего охарактеризовать человеческое развитие: как медленный, постепенный процесс или его лучше рассматривать как процесс более резких изменений? Ответ на этот вопрос часто зависит от того, к какому теоретику развития вы обращаетесь и какая тема изучается.Теории Фрейда, Эриксона, Пиаже и Кольберга называются теориями стадий. Теории стадий или прерывистого развития предполагают, что изменения в развитии часто происходят на отдельных стадиях, качественно отличающихся друг от друга, и в установленной, универсальной последовательности. На каждом этапе развития дети и взрослые обладают разными качествами и особенностями. Таким образом, теоретики стадий предполагают, что развитие более прерывистое. Другие, такие как бихевиористы, Выготский и теоретики обработки информации, предполагают, что развитие — это более медленный и постепенный процесс, известный как непрерывное развитие.

Например, они видели бы, что взрослый обладает не новыми навыками, а более продвинутыми навыками, которые в той или иной форме уже присутствовали у ребенка. Развитие мозга и опыт окружающей среды способствуют приобретению более развитых навыков.

Рисунок 1.6. График слева показывает три этапа непрерывного роста дерева. На графике справа показаны четыре отдельные стадии развития божьей коровки.

Активный и пассивный

Какую роль вы играете в своем собственном пути развития? Вы находитесь в прихоти вашего генетического наследства или окружающей среды, которая вас окружает? Некоторые теоретики считают, что люди играют гораздо более активную роль в собственном развитии.Пиаже, например, считал, что дети активно исследуют свой мир и выстраивают новые способы мышления, чтобы объяснить то, что они испытывают. Напротив, многие бихевиористы считают людей более пассивными в процессе развития.

Откуда мы так много знаем о том, как мы растем, развиваемся и учимся? Давайте посмотрим, как эти данные собираются в ходе исследований.

Методы исследования

Важной частью изучения любой науки является базовое знание методов, используемых при сборе информации.Отличительной чертой научного исследования является следование набору процедур, предназначенных для того, чтобы поддерживать сомнения или скептицизм при описании, объяснении или проверке любого явления. Некоторые люди не решаются доверять академикам или исследователям, потому что они всегда меняют свою историю. Однако это именно то, чем занимается наука; это включает в себя постоянное обновление нашего понимания рассматриваемых предметов и постоянное исследование того, как и почему происходят события. Наука — это средство передвижения в бесконечном путешествии.В области развития мы наблюдаем изменения в рекомендациях по питанию, в объяснении психологических состояний людей с возрастом и в советах по воспитанию детей. Так что думайте об изучении человеческого развития как о стремлении всей жизни.

Найдите минутку и запишите две вещи, которые вы знаете о детстве. Теперь, как вы знаете? Скорее всего, вы знаете об этих вещах на основе своей собственной истории (эмпирическая реальность) или на основании того, что вам рассказали другие, или культурных идей (согласная реальность) (Seccombe and Warner, 2004).Есть несколько проблем с личным запросом. Прочтите вслух следующее предложение:

Париж в

пружина

Вы уверены, что это именно то, что он сказал? Прочитайте еще раз:

Париж в

пружина

Если во второй раз вы прочитали по-другому (добавив второе «the»), вы только что столкнулись с одной из проблем с личным исследованием; то есть склонность видеть то, во что мы верим. Наши предположения очень часто управляют нашим восприятием, следовательно, когда мы во что-то верим, мы склонны видеть это, даже если этого нет.Эта проблема может быть просто результатом когнитивных «шор» или частью более сознательной попытки поддержать наши собственные взгляды. Предвзятость подтверждения — это склонность искать доказательства своей правоты, игнорируя при этом противоречивые доказательства. Поппер предполагает, что различие между тем, что является научным, и тем, что не является научным, заключается в том, что наука поддается фальсификации; научное исследование включает в себя попытки отвергнуть или опровергнуть теорию или набор предположений (Thornton, 2005). Теория, которую нельзя опровергнуть, не является научной.И многое из того, что мы делаем в личном исследовании, включает в себя выводы, основанные на личном опыте, или подтверждение собственного опыта путем обсуждения того, что мы считаем истинным, с другими, разделяющими те же взгляды.

Наука предлагает более систематический способ защиты от предвзятости при сравнении.

Научные методы

Один из методов научного исследования включает следующие этапы:

  1. Определение вопроса исследования
  2. Обзор предыдущих исследований по рассматриваемой теме (известный как обзор литературы)
  3. Определение метода сбора информации
  4. Проведение исследования
  5. Интерпретация результатов
  6. Подведение итогов; изложение ограничений исследования и предложения для будущих исследований
  7. Предоставление ваших результатов другим (как для обмена информацией, так и для проверки вашей работы другими)

Ваши результаты могут затем использоваться другими, поскольку они исследуют интересующую область, и посредством этого процесса создается литература или база знаний.Эта модель научного исследования представляет исследование как линейный процесс, управляемый конкретным исследовательским вопросом. И обычно это включает количественную оценку или использование статистики, чтобы понять и сообщить о том, что было изучено. Многие академические журналы публикуют отчеты об исследованиях, проведенных таким образом.

Другая модель исследования, называемая качественным исследованием, может включать следующие этапы:

  1. Начните с широкого круга интересов
  2. Получить доступ к группе для исследования
  3. Собирать полевые заметки об обстановке, людях, структуре, деятельности или других областях, представляющих интерес
  4. Задавайте открытые, широкие вопросы типа «большой тур» при опросе испытуемых
  5. Изменить вопросы исследования по мере продолжения исследования
  6. Обратите внимание на шаблоны или консистенции
  7. Исследуйте новые области, которые люди, за которыми наблюдают, считают важными
  8. Отчет о выводах

В этом типе исследований теоретические идеи «основаны» на опыте участников.Исследователь — это студент, а окружающие его люди — учителя, которые информируют исследователя о своем мире (Glazer & Strauss, 1967). Исследователи должны знать о своих собственных предубеждениях и предположениях, признавать их и ограничивать их, чтобы они не ограничивали точность отчетов. Иногда качественные исследования используются изначально для изучения темы, а более количественные исследования используются для проверки или объяснения того, что было впервые описано.

Методы исследования

Давайте более подробно рассмотрим некоторые приемы или методы исследования, используемые для описания, объяснения или оценки.Каждый из этих дизайнов имеет сильные и слабые стороны и иногда используется в сочетании с другими дизайнами в рамках одного исследования.

Наблюдения

Наблюдательные исследования предполагают наблюдение и запись действий участников. Это может происходить в естественной обстановке, например, при наблюдении за детьми, играющими в парке, или за односторонним стеклом, пока дети играют в лабораторной игровой комнате. Исследователь может следовать контрольному списку и записывать частоту и продолжительность событий (например, сколько конфликтов происходит между 2-летними детьми) или может наблюдать и записывать как можно больше информации о событии (например, наблюдение за детьми в классе и запись происходящего). подробности о дизайне комнаты и о том, что делают и говорят дети и учителя).В целом, обсервационные исследования позволяют исследователю увидеть, как ведут себя люди, а не полагаться на самоотчеты. То, что люди делают, и то, что они говорят, часто сильно различаются. Главный недостаток наблюдательных исследований заключается в том, что они не позволяют исследователю объяснить причинно-следственные связи. Тем не менее, наблюдательные исследования полезны и широко используются при изучении детей. Дети, как правило, меняют свое поведение, когда знают, что за ними наблюдают (известный как эффект Хоторна), и могут плохо наблюдать.

Эксперименты

Эксперименты предназначены для проверки гипотез (или конкретных утверждений о связи между переменными) в контролируемых условиях с целью объяснить, как определенные факторы или события приводят к результатам. Переменная — это все, что меняет свое значение. Концепции операционализируются или трансформируются в переменные в ходе исследования, а это означает, что исследователь должен точно указать, что будет измеряться в исследовании.

Для установления причины и следствия должны быть выполнены три условия. Экспериментальные проекты полезны для удовлетворения этих условий.

  • Независимая и зависимая переменные должны быть связаны. Другими словами, когда одно изменяется, другое изменяется в ответ. (Независимая переменная — это что-то измененное или введенное исследователем. Зависимая переменная — это результат или фактор, на который повлияло введение независимой переменной. Например, если мы рассматриваем влияние физических упражнений на уровень стресса, независимая переменная будет упражнение, а зависимой переменной будет стресс.)
  • Причина должна предшествовать следствию. Эксперименты включают измерение испытуемых по зависимой переменной перед тем, как подвергнуть их независимой переменной (установление исходного уровня). Таким образом, мы измеряли уровень стресса испытуемых перед введением упражнений, а затем еще раз после упражнений, чтобы увидеть, произошло ли изменение уровня стресса. (Наблюдения и опросы не всегда позволяют нам определить время этих событий, что затрудняет понимание причинно-следственной связи с этими планами.)
  • Необходимо установить причину. Исследователь должен убедиться, что никакие внешние, возможно, неизвестные переменные на самом деле не вызывают наблюдаемый нами эффект. Экспериментальный дизайн помогает сделать это возможным. В ходе эксперимента мы должны были следить за тем, чтобы рацион наших испытуемых оставался постоянным на протяжении всей программы упражнений. В противном случае изменение уровня стресса действительно может быть вызвано диетой, а не физическими упражнениями.

Базовый план эксперимента предполагает начало с выборки (или подмножества населения) и случайного распределения испытуемых в одну из двух групп: экспериментальную группу или контрольную группу.Экспериментальная группа — это группа, которая будет подвергаться воздействию независимой переменной или условия, которое исследователь вводит в качестве потенциальной причины события. Контрольная группа будет использоваться для сравнения и будет иметь тот же опыт, что и экспериментальная группа, но не будет подвергаться воздействию независимой переменной. После воздействия на экспериментальную группу независимой переменной две группы снова измеряются, чтобы увидеть, произошло ли изменение. Если это так, то у нас больше шансов предположить, что независимая переменная вызвала изменение зависимой переменной.

Основное преимущество экспериментального плана заключается в том, что он помогает установить причинно-следственные связи. Недостатком этого дизайна является сложность перевода большей части того, что происходит в лабораторных условиях, в реальную жизнь.

Тематические исследования

Тематические исследования включают подробное изучение одного случая или ситуации. Информация может быть собрана с использованием наблюдения, интервью, тестирования или других методов, позволяющих узнать как можно больше о человеке или ситуации.Тематические исследования полезны при расследовании необычных ситуаций, таких как черепно-мозговая травма или дети, воспитанные в изоляции. И они часто используются клиницистами, которые проводят тематические исследования в рамках своей обычной практики при сборе информации о клиенте или пациенте, поступающем на лечение. Тематические исследования могут использоваться для изучения областей, о которых мало что известно, и могут предоставить подробные сведения о ситуациях или условиях. Однако результаты тематических исследований нельзя обобщать или применять к более крупным группам населения; это связано с тем, что случаи не выбираются случайным образом и для сравнения не используется контрольная группа.

Рисунок 1.7 – Иллюстрированный плакат из класса с описанием тематического исследования.

Опросы

Опросы знакомы большинству людей, потому что они очень широко используются. Опросы повышают доступность тем, поскольку их можно проводить лично, по телефону, по почте или в Интернете. Опрос включает в себя задание стандартного набора вопросов группе испытуемых. В строго структурированном опросе субъекты вынуждены выбирать из набора ответов, такого как «полностью не согласен, не согласен, не определился, согласен, полностью согласен»; или «0, 1-5, 6-10 и т. д.Это известно как Шкала Лайкерта . Опросы обычно используются социологами, маркетологами, политологами, терапевтами и другими людьми для сбора информации о многих независимых и зависимых переменных за относительно короткий период времени. Опросы обычно дают поверхностную информацию о самых разных факторах, но могут не позволить глубоко понять поведение человека.

Конечно, опросы можно планировать по-разному. Они могут включать вопросы с принудительным выбором и полуструктурированные вопросы, в которых исследователь позволяет респонденту описать или подробно рассказать об определенных событиях.Одним из самых сложных аспектов разработки хорошего опроса является непредвзятая формулировка вопросов и постановка правильных вопросов, чтобы респонденты могли дать четкий ответ, а не каждый раз выбирать «не определились». Знать, что 30% респондентов не определились, толку мало! Поэтому много времени и усилий следует уделить построению пунктов обследования. Одним из преимуществ элементов с принудительным выбором является то, что каждый ответ кодируется, что позволяет быстро вводить и анализировать результаты с помощью статистического программного обеспечения.Анализ занимает гораздо больше времени, когда респонденты дают длинные ответы, которые необходимо анализировать по-другому. Опросы полезны для изучения заявленных ценностей, взглядов, мнений и отчетов о практике. Однако они основаны на самоотчетах или на том, что люди говорят, что они делают, а не на наблюдениях, и это может ограничить точность.

Опытные образцы

Разработка дизайна — это методы, используемые в исследованиях развития (а также в других областях). Эти методы пытаются изучить, как возраст, когорта, пол и социальный класс влияют на развитие.

Продольные исследования

Лонгитюдное исследование включает в себя исследование группы людей, которые могут быть одного возраста и происхождения, и их многократное измерение в течение длительного периода времени. Одним из преимуществ этого типа исследований является то, что людей можно проследить во времени и сравнить с ними, когда они были моложе.

Рисунок 1.8 – Схема лонгитюдного исследования.

Проблема с этим типом исследований заключается в том, что они очень дороги, и со временем испытуемые могут отсеиваться.Проект Perry Preschool Project, начатый в 1962 году, является примером лонгитюдного исследования, которое продолжает предоставлять данные о развитии детей.

Поперечные исследования

Поперечное исследование предполагает начало с выборки, которая представляет собой поперечное сечение населения. Респондентов, различающихся по возрасту, полу, этнической принадлежности и социальному классу, можно попросить заполнить анкету о предпочтениях в отношении телевизионных программ или отношении к использованию Интернета.Затем можно было бы сравнить установки мужчин и женщин, а также установки, основанные на возрасте. В поперечном исследовании респонденты измеряются только один раз.

Рисунок 1.9 – Схема поперечного исследования.

Этот метод намного дешевле, чем лонгитюдное исследование, но не позволяет исследователю провести различие между влиянием возраста и когортным эффектом. Различное отношение к использованию технологий, например, может быть не так сильно изменено биологическим возрастом человека, как его жизненный опыт в качестве члена когорты.

Последовательные исследования

Последовательное исследование включает в себя сочетание аспектов двух предыдущих методов; начиная с образца поперечного сечения и измеряя их во времени.

Рисунок 1.10 – Схема последовательного исследования.

Это идеальная модель для определения возраста, пола, социального класса и этнической принадлежности. Но и здесь есть недостатки в виде высоких затрат и износа.

Таблица 1.1 – Преимущества и недостатки различных планов исследований

Тип

Исследовательский дизайн

Преимущества

Недостатки

Продольный

  • Изучает изменения внутри людей с течением времени
  • Обеспечивает анализ развития
  • Дорогой
  • Занимает много времени
  • Исчезновение участников
  • Возможность практических эффектов
  • Невозможно исследовать когортные эффекты

Поперечный разрез

  • Изучает изменения между участниками разного возраста в один и тот же момент времени
  • Предоставляет информацию о возрастных изменениях
  • Невозможно изучить изменение во времени
  • Невозможно исследовать когортные эффекты

Последовательный

  • Изучает изменения внутри людей с течением времени
  • Изучает изменения между участниками разного возраста в один и тот же момент времени
  • Может использоваться для изучения когортных эффектов
  • Может быть дорого
  • Возможность практических эффектов

Согласие и этика исследований

Исследования должны, насколько это возможно, основываться на свободном добровольном информированном согласии участников.Для несовершеннолетних также требуется согласие их законных опекунов. Это подразумевает ответственность за полное и осмысленное объяснение как ребенку, так и его опекунам, о чем идет речь в исследовании и как оно будет распространяться. Участники и их законные представители должны быть осведомлены о целях и процедурах исследования, о своем праве на отказ от участия; степень, в которой будет сохраняться конфиденциальность; потенциальное использование данных; предсказуемые риски и ожидаемые выгоды; и что участники имеют право прекратить в любое время.

Но согласие само по себе не освобождает исследователей от ответственности за предвидение и защиту от возможных вредных последствий для участников. Крайне важно, чтобы исследователи защищали все права участников, включая конфиденциальность.

Развитие ребенка — увлекательная область исследований, но необходимо позаботиться о том, чтобы исследователи использовали соответствующие методы для изучения поведения младенцев и детей, использовали правильный план эксперимента для ответа на свои вопросы и осознавали особые проблемы, которые частично связаны с и-посылка исследований в области развития.Надеемся, что эта информация помогла вам лучше понять эти различные вопросы и быть готовым к более критическому осмыслению интересующих вас вопросов исследования. Есть так много интересных вопросов, которые предстоит изучить будущим поколениям ученых в области развития — возможно, вы сделаете одно из следующих больших открытий!

Еще одной действительно важной концепцией, которую следует использовать при попытке понять развитие детей, являются теории развития. Давайте рассмотрим, что такое теории, и познакомим вас с некоторыми основными теориями развития ребенка.

Теории развития

Что такое теория?

Студенты иногда пугаются теории; даже фраза «Теперь мы собираемся рассмотреть некоторые теории…» встречает пустые взгляды и другие признаки того, что аудитория теперь потеряна. Но теории — ценные инструменты для понимания человеческого поведения; на самом деле они являются предлагаемыми объяснениями того, «как» и «почему» развития. Вы когда-нибудь задумывались: «Почему мой трехлетний ребенок такой любознательный?» или «Почему некоторых пятиклассников отвергают одноклассники?» Теории могут помочь объяснить эти и другие явления.Теории развития предлагают объяснения того, как мы развиваемся, почему мы меняемся со временем и какие факторы влияют на развитие.

Теория также направляет и помогает нам интерпретировать результаты исследований. Он предоставляет исследователю план или модель, которую можно использовать для сбора воедино различных исследований. Думайте о теориях как о руководящих принципах, очень похожих на инструкции, прилагаемые к прибору или другому объекту, требующему сборки. Инструкции могут помочь собрать более мелкие детали более легко, чем если бы использовались пробы и ошибки.

Теории могут быть разработаны с помощью индукции, при которой наблюдается ряд отдельных случаев, и после того, как отмечены закономерности или сходства, теоретик развивает идеи, основанные на этих примерах. Устоявшиеся теории затем проверяются в ходе исследований; однако не все теории одинаково подходят для научных исследований. Некоторые теории трудно проверить, но они все же полезны для стимулирования дебатов или предоставления концепций, имеющих практическое применение. Имейте в виду, что теории — это не факты; они являются руководством для исследования и практики, и они завоевывают доверие благодаря исследованиям, которые не смогли их опровергнуть.

Давайте рассмотрим некоторые ключевые теории развития ребенка.

Психосексуальная теория Зигмунда Фрейда

Начнем с часто противоречивой фигуры Зигмунда Фрейда (1856-1939). Фрейд был очень влиятельной фигурой в области развития; его взгляд на развитие и психопатологию доминировал в области психиатрии до появления бихевиоризма в 1950-х годах. Его предположения о том, что личность формируется в течение первых нескольких лет жизни и что способы взаимодействия родителей или других опекунов с детьми оказывают долгосрочное влияние на эмоциональное состояние детей, на протяжении многих лет направляли родителей, педагогов, клиницистов и политиков. .Мы только недавно начали осознавать, что опыт раннего детства не всегда приводит к определенным чертам личности или эмоциональным состояниям. Растет объем литературы, посвященной устойчивости детей, выросших в суровых условиях, но при этом развивающихся без травмирующих эмоциональных шрамов (O’Grady and Metz, 1987). Фрейд стимулировал

огромное количество исследований и породил множество идей. Согласие с теорией Фрейда в целом вряд ли необходимо для оценки вклада, который он внес в область развития.

Рисунок 1.11 – Зигмунд Фрейд.

Теория самости Фрейда предполагает, что самость состоит из трех частей.

id — это врожденная часть личности. Он без пауз реагирует на биологические побуждения и руководствуется принципом удовольствия: если ему хорошо, значит, нужно делать. Новорожденный — это все id. Новорожденный плачет, когда голоден, испражняется, когда возникает позыв.

эго развивается посредством взаимодействия с другими и руководствуется логикой или принципом реальности.У него есть способность откладывать удовлетворение. Он знает, что побуждениями нужно управлять. Он является посредником между ид и суперэго, используя логику и реальность, чтобы успокоить другие части себя.

Суперэго представляет требования общества к его членам. Им руководит чувство вины. Ценности, мораль и совесть — все это часть суперэго.

Считается, что личность развивается в ответ на способность ребенка учиться справляться с биологическими побуждениями. Здесь важно воспитание.Если родитель чрезмерно наказывает или проявляет слабость, ребенок может не перейти к следующему этапу. Вот краткое введение в стадии Фрейда.

Таблица 1.2 – Психосексуальная теория Зигмунда Фрейда

Наименование стадии

Описание ступени

Оральная сцена

оральная стадия длится от рождения примерно до 2 лет.Младенец весь в ид. На этом этапе вся стимуляция и комфорт сосредоточены во рту и основаны на сосательном рефлексе. Слишком много снисходительности или слишком мало стимуляции могут привести к фиксации.

Анальная сцена

Анальная стадия совпадает с приучением к горшку или обучением справляться с биологическими побуждениями. На этой стадии начинает развиваться эго. Анальная фиксация может привести к тому, что человек навязчиво чист и организован, или человек небрежен и не может себя контролировать.

Фаллическая сцена

Фаллическая стадия происходит в раннем детстве и знаменует собой развитие суперэго и чувства мужественности или женственности, как того требует культура.

Задержка

Латентный период возникает в среднем детстве, когда детские побуждения утихают и в центре внимания становится дружба. Эго и суперэго можно совершенствовать, когда ребенок учится сотрудничать и договариваться с другими.

Генитальная стадия

Генитальная стадия начинается с полового созревания и продолжается во взрослом возрасте. Теперь озабоченность сексом и размножением.

Сильные и слабые стороны теории Фрейда

Теория Фрейда подверглась резкой критике по нескольким причинам. Во-первых, это очень трудно проверить с научной точки зрения. Как воспитание в младенчестве может быть прослежено до личности во взрослой жизни? Существуют ли другие переменные, которые могли бы лучше объяснить развитие? Эта теория также считается сексистской, поскольку предполагает, что женщины, которые не принимают подчиненное положение в обществе, имеют психологические недостатки.Фрейд сосредотачивается на более темной стороне человеческой природы и предполагает, что многое из того, что определяет наши действия, нам неизвестно. Так почему же мы изучаем Фрейда? Как упоминалось выше, несмотря на критику, предположения Фрейда о важности переживаний раннего детства в формировании нашего психологического «я» нашли свое применение в практике детского развития, образования и воспитания. Теория Фрейда имеет эвристическую ценность, поскольку обеспечивает основу для разработки и модификации последующих теорий развития.Многие более поздние теории, особенно бихевиоризм и гуманизм, бросали вызов взглядам Фрейда.

Фрейд считал, что:

  • Развитие в ранние годы оказывает длительное влияние.
  • Есть три части личности: ид, эго и суперэго
  • Люди проходят пять стадий психосексуального развития: оральную стадию, анальную стадию, фаллическую стадию, латентную стадию и генитальную стадию

Мы изучаем Фрейда, потому что его предположения о важности опыта раннего детства обеспечивают основу для более поздних теорий (как разработанных, так и противоречащих/оспаривающих его работу).

Психосоциальная теория Эрика Эриксона

Теперь давайте обратимся к менее спорному теоретику, Эрику Эриксону. Эриксон (1902-1994) в своей теории психосоциального развития предположил, что наши отношения и ожидания общества мотивируют большую часть нашего поведения. Эриксон был учеником Фрейда, но подчеркивал важность эго, или сознательного мышления, в определении наших действий. Другими словами, он считал, что нами движут не бессознательные побуждения. Мы знаем, что нами движет, и сознательно думаем о том, как достичь поставленных целей.Его считают отцом психологии развития, потому что его модель дает нам руководство для всей жизни и предлагает определенные основные психологические и социальные проблемы на протяжении всей жизни.

Рисунок 1.12 – Эрик Эриксон.

Эриксон расширил свою теорию Фрейда, подчеркнув важность культуры в практике и мотивации воспитания и добавив три стадии развития взрослого человека (Erikson, 1950; 1968).

Он считал, что мы осознаем, что движет нами на протяжении всей жизни, и что эго имеет большее значение в руководстве нашими действиями, чем ид.Мы делаем сознательный выбор в жизни, и этот выбор направлен на удовлетворение определенных социальных и культурных потребностей, а не чисто биологических. Люди мотивированы, например, потребностью чувствовать, что мир заслуживает доверия, что мы способные личности, что мы можем внести вклад в общество и что мы прожили наполненную смыслом жизнь. Это все психологические проблемы.

Эриксон разделил продолжительность жизни на восемь этапов. На каждом этапе перед нами стоит важная психосоциальная задача или преодоление кризиса.Эриксон считал, что наша личность продолжает формироваться на протяжении всей жизни, когда мы сталкиваемся с этими проблемами в жизни. Вот краткий обзор восьми этапов:

Таблица 1.3 – Психосоциальная теория Эрика Эриксона

Наименование стадии

Описание этапа

Доверие против недоверия (0-1)

Младенец должен постоянно удовлетворять основные потребности, чтобы чувствовать, что мир заслуживает доверия.

Автономия против стыда и сомнения (1-2)

Подвижные малыши обретают новую свободу, им нравится заниматься спортом, и, когда им позволяют это делать, они учатся некоторой базовой независимости.

Инициатива против вины (3-5)

Дошкольники любят инициировать деятельность и подчеркивают, что все делают «все в одиночку».

Промышленность vs.неполноценность (6- 11)

Дети школьного возраста сосредотачиваются на достижениях и начинают сравнивать себя со своими одноклассниками

Идентичность и смешение ролей

(подростковый возраст)

Подростки пытаются обрести чувство идентичности, экспериментируя с различными ролями, убеждениями и идеями.

Близость против изоляции

(молодая взрослость)

В возрасте от 20 до 30 лет мы берем на себя некоторые из наших первых долгосрочных обязательств в интимных отношениях.

Генерация против стагнации

(средний возраст)

С 40-х до начала 60-х годов мы сосредоточены на том, чтобы быть продуктивными на работе и дома, и мотивированы желанием чувствовать, что

мы сделали вклад в общество.

Целостность против отчаяния (поздняя взрослость)

Мы оглядываемся на свою жизнь и надеемся, что нам понравится то, что мы видим, что мы жили хорошо и у нас есть чувство целостности, потому что мы жили в соответствии со своими убеждениями.

Эти восемь стадий составляют основу для дискуссий об эмоциональном и социальном развитии на протяжении всей жизни. Имейте в виду, однако, что эти этапы или кризисы могут происходить более одного раза. Например, при определенных обстоятельствах человек может бороться с отсутствием доверия после младенчества. Теория Эриксона подвергалась критике за то, что она уделяла слишком много внимания стадиям и предполагала, что завершение одной стадии является предпосылкой для следующего кризиса развития.

Его теория также фокусируется на социальных ожиданиях, присущих некоторым культурам, но не всем. Например, идея о том, что подростковый возраст — это время поиска идентичности, может быть хорошо воплощена в культуре среднего класса Соединенных Штатов, но не так хорошо в культурах, где переход во взрослую жизнь совпадает с половым созреванием посредством обрядов перехода и где роли взрослых предлагать меньше вариантов.

 

Эриксон был учеником Фрейда, но сосредоточился на сознательном мышлении.

  • Его этапы психосоциального развития касаются всей жизни и предполагают первичный психосоциальный кризис в некоторых культурах, которые взрослые могут использовать, чтобы понять, как поддерживать социальное и эмоциональное развитие детей.
  • Стадии включают в себя: доверие против недоверия, автономию против стыда и сомнения, инициативу против вины, трудолюбие против неполноценности, идентичность против смешения ролей, близость против изоляции, продуктивность против стагнации и честность против отчаяния.

Бихевиоризм

В то время как Фрейд и Эриксон смотрели на то, что происходит в уме, бихевиоризм отвергал любую ссылку на разум и рассматривал открытое и наблюдаемое поведение как надлежащий предмет психологии.Надеялись, что благодаря научному изучению поведения можно будет вывести законы обучения, которые будут способствовать прогнозированию и контролю поведения.

Иван Павлов

Иван Павлов (1880-1937) был русским физиологом, интересовавшимся изучением пищеварения. Когда он записал количество слюны, выделяемой его лабораторными собаками во время еды, он заметил, что они действительно начали выделять слюну еще до того, как им принесли еду, когда исследователь шел по коридору к клетке.«Это, — подумал он, — неестественно!» Можно было бы ожидать, что у собаки будет автоматически выделяться слюна, когда пища попадает на нёбо, но ДО того, как она появится? Конечно, то, что произошло. . . кому ты рассказываешь. Это верно! Собаки знали, что еда приближается, потому что они научились ассоциировать шаги с едой. Ключевое слово здесь «узнал». Выученная реакция называется «условной» реакцией.

Рисунок 1.13 – Иван Павлов.

Павлов начал экспериментировать с этой концепцией классического обусловливания .Например, он начал звонить в колокольчик перед тем, как подать еду. Конечно же, после того, как эта связь была установлена ​​несколько раз, у собак можно было заставить выделять слюну при звуке колокольчика. Как только звонок стал событием, на которое собаки научились выделять слюну, его стали называть условным раздражителем . Выделение слюны на звонок было также заученной реакцией, которую теперь называют на жаргоне Павлова условной реакцией. Обратите внимание, что реакция слюноотделения одинакова независимо от того, обусловлена ​​она или нет (необученная или естественная).Что изменилось, так это стимул, на который у собаки выделяется слюна. Один естественный (необусловленный), а другой выученный (обусловленный).

Давайте подумаем, как классическое обусловливание применяется к нам. Одно из самых распространенных применений классических принципов обусловливания было предложено психологом Джоном Б. Уотсоном.

Джон Б. Ватсон

Джон Б. Уотсон (1878–1958) считал, что большинство наших страхов и других эмоциональных реакций классически обусловлены.Он приобрел большую популярность в 1920-х годах благодаря своим экспертным советам по воспитанию детей, предлагаемым публике.

Рисунок 1.14 – Джон Б. Ватсон.

Он попытался продемонстрировать силу классического обусловливания в своем знаменитом эксперименте с 18-месячным мальчиком по имени «Маленький Альберт». Ватсон усадил Альберта и представил ему различные, казалось бы, страшные предметы: горящий кусок газеты, белую крысу и т. д. Но Альберту не терпелось любопытства, и он потянулся за всеми этими вещами.Уотсон знал, что один из наших единственных врожденных страхов — это боязнь громких звуков, поэтому он продолжал издавать громкий звук каждый раз, когда представлял одного из любимцев Альберта, белую крысу. Услышав несколько раз громкий шум в паре с крысой, Альберт вскоре испугался крысы и начал плакать, когда ее представили. Уотсон заснял этот эксперимент для потомков и использовал его, чтобы продемонстрировать, что он может помочь родителям добиться любых желаемых результатов, если они только будут следовать его совету. Уотсон вел колонки в газетах и ​​журналах и приобрел большую популярность среди родителей, стремящихся применить науку в домашнем хозяйстве.

Оперантное обусловливание, с другой стороны, смотрит на то, как последствия поведения увеличивают или уменьшают вероятность повторения поведения. Итак, давайте посмотрим на это немного подробнее.

Б. Ф. Скиннер и оперантное обусловливание

Б. Ф. Скиннер (1904–1990), который представил нам принципы оперантного обусловливания, предположил, что подкрепление является более эффективным средством поощрения поведения, чем критика или наказание. Сосредоточив внимание на укреплении желательного поведения, мы оказываем большее влияние, чем если бы подчеркивали нежелательное.Подкрепление — это все, что организм желает и мотивирован получить.

Рисунок 1.15 – Б. Ф. Скиннер.

Подкрепление — это то, что поощряет или поощряет поведение. Некоторые вещи являются естественной наградой. Они считаются внутренними или первичными, потому что их значение легко понять. Подумайте, какие вещи младенцы или животные, например щенки, находят полезными.

Внешние или вторичные подкрепления — это вещи, ценность которых не сразу понимается.Их значение косвенно. Их можно обменять на то, что в конечном итоге желательно.

Использование положительного подкрепления предполагает добавление чего-то к ситуации, чтобы поощрить поведение. Например, если я даю ребенку печенье для уборки комнаты, добавление печенья повышает вероятность уборки в будущем. Подумайте о том, как вы позитивно подкрепляете других.

Отрицательное подкрепление возникает, когда удаление чего-то неприятного из ситуации поощряет поведение.Например, у меня есть будильник, который издает очень неприятный громкий звук, когда звенит утром. В итоге встаю и выключаю. Удалив шум, я получаю подкрепление для того, чтобы встать. Как вы негативно подкрепляете других?

Наказание — это попытка остановить поведение. Это означает, что после действия должно следовать что-то неприятное или болезненное. Наказание часто менее эффективно, чем подкрепление, по нескольким причинам. Это не указывает на желаемое поведение, это может привести к подавлению, а не прекращению поведения (другими словами, человек может не делать того, за что его наказывают, когда вы рядом, но может делать это часто, когда вы уходите), а сосредоточение внимания на наказании может привести к тому, что человек не заметит, когда человек поступает хорошо.

Не все виды поведения усваиваются посредством ассоциации или подкрепления. Многому из того, что мы делаем, мы учимся, наблюдая за другими. Этому посвящена теория социального научения.

Теория социального обучения

Альберт Бандура (1925-) — ведущий автор теории социального обучения. Он обращает наше внимание на то, что многие из наших действий не усваиваются посредством обусловленности; скорее, их учат, наблюдая за другими (1977). Маленькие дети часто учатся поведению через подражание

Рисунок 1.16 – Альберт Бандура.

Иногда, особенно когда мы не знаем, что еще делать, мы учимся, моделируя или копируя поведение других. Детсадовец в свой первый день в школе может с нетерпением наблюдать за тем, как ведут себя другие, и стараться действовать так же, чтобы быстрее приспособиться. Подростки, борющиеся со своей идентичностью, в значительной степени полагаются на своих сверстников в качестве образцов для подражания. Иногда мы делаем что-то, потому что видели, как это окупается для кого-то другого. Они были обусловлены оперантно, но мы ведем себя так, потому что надеемся, что это окупится и для нас.Это называется заместительным подкреплением (Бандура, Росс и Росс, 1963).

Бандура (1986) предполагает, что существует взаимодействие между окружающей средой и индивидуумом. Мы не просто продукт нашего окружения, мы влияем на наше окружение. Родители не только влияют на окружение своего ребенка, возможно, намеренно, используя подкрепление и т. д., но и дети влияют на родителей. Родители могут по-разному реагировать на своего первого ребенка, чем на четвертого.Возможно, они пытаются быть идеальными родителями для своего первенца, но к тому времени, когда появляется их последний ребенок, у них совсем другие ожидания как от себя, так и от своего ребенка. Наша среда создает нас, и мы создаем нашу среду.

 

Вадим Гиппенрейтер — наше все. Легендарный фотограф Вадим Гиппенрейтер Гиппенрейтер Вадим Евгеньевич биография

Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер — самый выдающийся пейзажный фотограф России, автор 36 книг и альбомов, путешественник, альпинист, охотник, мастер спорта и первый чемпион СССР по горнолыжному спорту.Человек, решивший сохранить для потомков красоту и величие нашей страны, фотографирует преимущественно нетронутую природу и сохранившиеся памятники архитектуры.

Правда ли, что вы рано начали снимать? Была ли в вашей семье в те годы традиция фотографировать друзей и родственников?

Среди моих многочисленных родственников способность фотографировать была совершенно естественной вещью. Камера была в каждом доме – из красного дерева, с мехом-гармошкой, хромированными или медными деталями, она была уместна в любом интерьере.Приятно иметь что-то подобное. Треноги тоже были деревянными. Снято на стеклянные пластины. Они знали техническое устройство до мельчайших деталей. Такие имена, как Дагор, Тессар, Компур, Догмар, были хорошо известны. Фотографировали по любому поводу – пришли гости, на реке пошел лед, зацвело дерево. Конечно, я не мог остаться в стороне — с самого раннего возраста помогал проявлять и печатать фотографии.

В тридцатые годы появились малоформатные дальномерные фотоаппараты. Потом я стал обладателем своей первой «лейки».Что-то стало удобнее, а что-то усложнилось, пропала прямая связь с тем, что фотографируешь. Я до сих пор иногда снимаю деревянными камерами.

— Есть ли у вас детские фотографии, фотографии родных и друзей начала прошлого века?

Да, и довольно много. У меня даже есть фото отца, офицера царской армии, погибшего в 1917 году. Чудом сохранилось. Есть фотографии мамы, дедушки и бабушки, других родственников.

Что, на Ваш взгляд, важнее: документальная функция фотографии или ее художественная составляющая? Может быть, такое деление неверно?

Фотография скована своей документальностью; очень трудно превратить его в какую-то условность, в искусство. Это лист бумаги, на который уложены реальные предметы, превращенные в какую-то условную форму. Задача фотографии — сформировать плоскость. То есть он должен строиться по общепринятым законам изобразительного искусства.В некотором смысле фотография может стать произведением искусства, если она сделана талантливо. Но его нельзя ставить рядом с графикой, живописью или гравюрой. Это разные вещи, и у них разные модели.

Чем такое произведение искусства отличается от просто фотографии?

Когда перед тобой настоящее произведение искусства, с тобой что-то происходит. Настоящее произведение искусства меняет человека, увидеть его все равно, что получить новый жизненный опыт. В голове все переставляется.

Снимая памятники природы и архитектуры, вы создаете уникальный исторический фотоархив. Это сознательно?

Я вообще не занимаюсь фотографией. Я всегда делаю книгу, независимо от того, опубликована она или нет. Во-первых, я нахожу место, которое меня интересует, волнует, вызывает особое отношение. Это может быть старинный город, природа или просто вид с одной точки — с обрыва на Волгу, например. Я смотрю на любой объект с точки зрения будущего альбома.

Вы много катались на лыжах и занимались альпинизмом. У вас всегда была с собой камера?

Я занимался не только этими видами спорта. Постоянно участвовал в походах, путешествовал по рекам и озерам. Он много времени уделял охоте. Я привозил фотографии из каждой поездки. Охотник во мне сохранился на всю жизнь. Но изменился характер охоты — поиск зверя превратился в поиск места, рамки, состояния природы, поиск самого себя…

С какого года вы профессионально занимаетесь фотографией? Когда хобби стало прибыльным?

С 1948 года. После окончания института начал снимать спортивные репортажи. А потом познакомился с художественным редактором газеты «Известия» Волчек. Из поездки на Север я привез много черно-белых фотографий — охотники, старики, болота, костры, избы. Он едва взглянул на них, сразу все понял и предложил сделать из этих снимков следующую экспозицию «Окна Известий», то есть выставить фотографии на витрины.

Напечатано несколько таких «окон». И впервые я получил хорошие деньги. Волчек советовал: «Стреляй, как стреляешь. Не обращайте внимания ни на кого и старайтесь не быть похожим ни на кого. После «Известий» мои фоторепортажи стали публиковаться в журналах «Смена», «Огонек», «Вокруг света». Так фотография стала работой.

У вас есть любимое место для фотосъемки? Может их несколько? Влияет ли время года на выбор места?

Чтобы хорошо прочувствовать пейзаж, нужно пожить в нем какое-то время.

Каждый раз, когда я пытаюсь представить, как выглядел бы этот пейзаж, если бы шел дождь, менялось время года или менялся цвет неба. Фотография может адекватно передать все эти возможные изменения. Пейзаж — прежде всего взаимосвязь вашего внутреннего состояния и состояния природы. Это может быть интересно, а может быть безразлично. Когда я снимаю на природе, я ставлю палатку, возле которой круглосуточно горит костер и захожу в разные стороны, пока не найду что-нибудь интересное.

Дважды был на Байкале и не сделал ни одного кадра.Байкал очень интересный и сложный объект. Чтобы правильно снимать, надо там жить. И в этих коротких поездках я видел только пустое небо и выжженные склоны. Сама природа во всех ее проявлениях невероятно активна во все времена года. Это всегда перемены, которые приходят легко, солнечно, потом снегопады, метели. Самая трудная задача — уйти от натурализма. Использую светофильтры, разные дистанции, кадрирование.

Я снимаю только то, что мне интересно. Я ездил на Камчатку сорок пять лет! Я сделал несколько альбомов: извержения вулканов, пейзажи, животные, птицы…Жизнь вулкана – это история Земли.

У вас есть любимый фотоаппарат?

Все мои задачи решают три основных объектива, а также уже знакомая мне фотопленка и деревянный фотоаппарат. Сегодня пленочные технологии настолько развиты, что приближаются по возможностям к оптике. У камеры большого формата 13х8 есть все уклоны, видно качество поверхности, есть возможность корректировки перспективы, повышения резкости отдельных планов — такого нет в обычных узкоформатных камерах.Возможности расширяются. Вы начинаете заниматься фотографией.

Какое снаряжение вы предпочитаете брать с собой в поездки?

Чрезмерное количество объективов, фотоаппаратов и фотоматериалов, конечно, усложняет работу, отвлекая возможностью множества вариантов. В полевых условиях каждый грамм на счету. Излишняя технология связывает вас физически. Поэтому стараюсь выбирать легкие модели.

Согласны ли вы с тем, что одно и то же место можно сто раз снимать, показывая его по-новому?

Вот попробуйте посадить пятерых художников, чтобы они рисовали портрет одного и того же человека.Вы получите пять разных портретов, и каждый из них является автопортретом самого художника. Его отношение, его решение. Так же и с фотографией.

Человек видит мир стереоскопически. Ближний предмет более выпуклый, дальний более плоский. Мои фотографии всегда чем-то закрыты — далёкой горной вершиной или тяжёлым небом, снова создающим плоскость. Я всегда слежу за тем, чтобы для переднего плана и фона была какая-то ограниченная область. Фото не должно уходить в бесконечность.

Что для вас фотография?

Фотография — это не искусство. Это констатация факта. Художник создает свои объекты, фотограф фиксирует уже существующие. Единственное, что может хоть как-то оживить фотографию, — это собственное отношение к ней.

В 2010 году в издательстве АСТ выпущена книга-альбом В. Э. Гиппенрейтера «Моя Россия»,

куда вошли удивительные фотографии и лучшие тексты мастера — размышления об искусстве, очерки, воспоминания.

Многие фотографии и рассказы, созданные за последние полвека, публикуются впервые.


Легендарный российский фотограф, автор почти 50 альбомов, уникальных фотографий самых неизведанных уголков России Вадим Гиппенрейтер скончался в возрасте 100 лет.

«Вадим Евгеньевич умер на даче. Это смерть настоящей легенды. Он был легендой во многих отношениях. Несомненно, он был легендой советской фотографии позднего и среднего советского периода.Он не дожил до 100 лет», — рассказал ТАСС ученик магистратуры, известный фотограф Антон Ланге.

По его словам, по масштабу своего вклада в российскую фотографию Гиппенрейтер может сравниться только с самым известным американским фотографом Анселем Адамсом.

Собеседник агентства подчеркнул, что Вадим Гиппенрейтер стал первым фотографом, сделавшим классические кадры в самых экзотических местах России. Его авторству принадлежит легендарная съемка рождения вулкана Толбачик в 1975 году, получившая известность во всем мире.«Гиппенрейтер снимался, стоя на краю кратера, с огромным риском для жизни», — сказал Антон Ланге.



Помимо извержений вулканов на Камчатке и Курильских островах фотограф снимал пейзажи Русского Севера, Урала, Дальнего Востока и Средней Азии.

Вадим Гиппенрейтер родился 22 апреля 1917 года в Москве. По его словам, с раннего детства он был предоставлен самому себе, ходил и изучал все вокруг с детской пытливостью.Он мог просидеть на берегу реки с костром всю ночь. «Большую часть жизни я прожил под открытым небом, в Москве – в гостях. С ранних лет бродил и ночевал в лесу, разжигал костры в ненастье, встречал рассветы у реки. Ждал пробуждения рыбки, он загипнотизировал едва заметный в предрассветном тумане поплавок удочки, — рассказал мастер.

Фотографией увлекся после окончания МХИ имени Сурикова.Сам поставил фотоаппарат на штатив, накрыл его тряпкой выстроила картину на матовом стекле, сфотографировала всех родных.Снимая на стеклянные пластины, он сам проявлял их красным цветом.

«Многие из нас в юности пытаются доказать себе, что способны преодолевать нестандартные ситуации. Для меня такая ситуация была автономной жизнью в лесу. Вскоре я понял, что могу убить животное или птицу, использовать грибы, ягоды, но зачем? Все оказалось более сложной задачей: нужно снимать то, что видишь, превращать увиденное в видимые образы. Так что я всю жизнь снимаю природу», — рассказал фотограф.

Желание увидеть своими глазами заповедные уголки природы превратило Гиппенрейтер в путешественника. Он объездил почти всю Россию, потому что, по словам мастера, увидеть ее всю просто невозможно. Гиппенрейтер больше всего любила север. Карелия, Кольский полуостров, Урал, Дальний Восток, Чукотка, Командорские острова. Он объездил все Курильские острова, несколько раз был на Байкале. Мастер путешествовал по Камчатке 40 лет: «Он долго жил на Камчатке, снимал извержения вулканов; нерест лосося в реках; бурые медведи, которых можно увидеть средь бела дня у реки или в ягодной тундре.Стрелять в медведей с близкого расстояния, когда они находятся на открытом воздухе, — испытание не для слабонервных и, возможно, неразумно, учитывая их непредсказуемость и вспыльчивость».



«Я собираюсь в места, куда нельзя поехать на машине. Привезенный фотоматериал — это всего лишь инструмент, которым нужно овладеть, чтобы получить этот результат», — сказал фотограф. Вадим Гиппенрейтер никогда не путешествовал просто так, у него всегда были свои четкие цели и задачи.Место очередной фотоэкспедиции всегда выбиралось с расчетом на работу. А у меня всегда все было при себе: рюкзак с палаткой, снаряжение, топор, спальник. Он всегда путешествовал один, чтобы побыть наедине с местом, которое хотел захватить. Чтобы фото получилось, он был готов несколько дней ждать заветного состояния погоды. «Времена года в природе имеют свою тональность, настроение. Весенняя миграция птиц отличается от осенней. Дождливая осень с тяжелым небом поражает пестрой листвой на увядшей траве.Зимой все замерзает, но в этой тишине жизнь продолжается. Изменения в природе порождают разные чувства, и фотография должна передавать эти изменения», — говорил Гиппентрайтер.

Сначала его пейзажные фотографии требовались в качестве иллюстраций на тему «Широка страна моя родная» в альбомах к партийным съездам, чтобы разбавить портреты генеральных секретарей. Журнал «Смена» публиковал очерки о временах года. Пейзажи публиковались в журналах «Вокруг света» и «Советский Союз», которые распространялись за рубежом.После шумных дебатов в издательстве «Советский художник» вышел альбом «Сказки русского леса». Главный художник взял на себя всю ответственность, ведь на фотографиях не было ни одного человека. А вот издание с черно-белыми фотографиями разошлось, так и не дойдя до прилавков. «Это был один из первых альбомов с моим текстом, а сейчас их 30 штук. Их выпускали в США, Англии, Германии, Франции, Чехословакии. Ну, у нас есть, конечно», — сказал Вадим Гиппенрейтер.Его фотографии стали эталоном жанра, сделав его автора всемирно признанным мастером.

Все фотографии мастера представляют собой слайды среднего и большого формата. Долгое время снимал деревянным фотоаппаратом 1895 года выпуска, технически совершенствуя его самостоятельно под современные объективы и светочувствительные материалы. Старый деревянный корпус оснащен самой современной оптикой и пленкой.

Вадим Гиппенрейтер известен также тем, что первым спустился с Эльбруса на лыжах (в 1939 г.), стал первым чемпионом СССР по скоростному спуску и слалому (1937 г.) и первым мастером спорта СССР по горнолыжному спорту (1937 г.).

Творческое наследие Вадима Гиппенрейтера является общепризнанным национальным достоянием, а сам фотограф заслуженно носит негласный титул Патриарха русской пейзажной фотографии. Работы Гиппенрейтер сочетают в себе изобразительное мастерство с академической достоверностью. Именно поэтому творчество Вадима Гиппенрейтера представляет большую историческую ценность, как и другие выдающиеся архивы своего времени, такие как архивы Сергея Прокудина-Горского, Александра Родченко, Евгения Халдея и других фотографов самых разных жанров и художественных направлений.

Работа фотографа всегда автобиографична, но может быть и национальной или транснациональной. Творчество Вадима Евгеньевича Гиппенрейтера является образцом абсолютно национального культурного наследия фотографа, посвятившего всю свою жизнь одной идее — идее красоты и разнообразия великой страны, в которой он жил. От самых дальних уголков Камчатки, высочайших среднеазиатских гор до замерзающих берегов северных морей фотограф стремился запечатлеть узнаваемые образы природы России и красоты ее условий, что сближает его работы с лучшими картинами русской живописи. классические художники.

Помимо разнообразия тем и сюжетов поражает методичность и неиссякаемое трудолюбие художника. В его архиве более 50 000 фотографий, в основном снятых на двустороннюю цветную пленку.

Представление о природе Заповедной России, как о национальном достоянии, является ключевым в творчестве Вадима Евгеньевича Гиппенрейтера. Можно с уверенностью сказать, что ни одному другому живописцу или фотографу не удавалось так глубоко и разнообразно реализовать эту тему в своем творчестве.

Вадим Штрик, главный редактор, GeoPhoto

Вадим Гиппенрейтер, о себе:

— Многие приписывают слову фотограф — «художник», повышая его значимость. И наоборот: сказать художнику, что его работы прекрасны, как фотографии, равносильно оскорблению. Принципиальная разница в том, что художник будет писать картину, сидя в пустой комнате. Картина является продуктом его воображения, визуального опыта и так далее. Фотограф работает с реальными объектами.Оба могут стать произведениями искусства. Или не стать. Только не запутайся.

— Я интересовался политикой, только чтобы быть в курсе общей ситуации. И моя работа напрямую связана с защитой природы. Я снимаю то, что мне близко, к чему у меня свое отношение: нетронутая, без телеграфных столбов и заводских труб, природа. Я еду в места, до которых нельзя добраться на машине. Приведенный мной фотоматериал — результат моих ощущений состояния природы, ее целостности и гармонии в данный момент.А фототехника – это всего лишь инструмент, которым нужно владеть, чтобы получить этот результат.

— Я все время работаю, собираю «свою» заповедную Россию: нетронутую природу, памятники архитектуры XII-XVIII веков, органично вписанные в окружающий ландшафт. Вершиной русского искусства являются старинные иконы и фрески. То, что один человек может сделать за свою жизнь, — это всего лишь часть картины. Хорошо, если такая мозаика когда-нибудь сложится.

— Снимаю природу, потому что по своему восприятию я биолог.Большую часть жизни он прожил на пленэре, в Москве — в гостях. С ранних лет он скитался и ночевал в лесу, разжигал костры в ненастье, встречал рассвет у реки, ожидая пробуждения рыбы, гипнотизировал поплавок удочки, едва заметный в предрассветном тумане. .

— Раньше фотоаппараты были в каждой интеллигентной семье. Навыки стрельбы были обычным явлением. Когда собирались родственники или гости, они называли нас парнями. Я должен был быть серьезным. Так фотография из игры и любопытства превратилась в навык.

«Мой отчим сказал, что хороший фотограф снимет его стеклянной кнопкой. Отца я знал только по фотографиям. В 1917 году, когда я родился, он был убит, когда возвращался домой с фронта в офицерской форме после контузии. Гиппенрейтеры — известный в России дворянский род. Они приехали из Австрии во времена Петра I. А в 1936 году, через полгода после поступления на биологический факультет МГУ, меня отчислили, потому что мой отец был дворянином.

— Родился и вырос на высоком берегу Москвы-реки. Первые детские воспоминания – лыжи. И только тогда, как мне кажется сейчас, я научился ходить. В 1937 году выиграл первый чемпионат СССР по горнолыжному спорту, в 1939 году первым встал на лыжах и спустился с восточной вершины Эльбруса. Зимой того же года он выиграл чемпионат СССР, а в 1947 году вместе с Андреем Малеиновым и Константином Спиридоновым впервые прошел траверс обеих вершин со спуском на юго-восток.

Многие из нас в юности пытаются доказать себе, что способны преодолевать нестандартные ситуации. Для меня такая ситуация была автономной жизнью в лесу. Вскоре я понял, что могу убить животное или птицу, использовать грибы, ягоды, но зачем? Все оказалось более сложной задачей: нужно снимать то, что видишь, превращать увиденное в видимые образы. Всю жизнь фотографирую природу.

— По образованию я скульптор. В 1948 году окончил Московский художественный институт имени Сурикова.Преподавателями были выдающиеся искусствоведы и профессора. Это было прекрасное время, расширившее мой кругозор, определившее ход и смысл жизни. После института я не рвался вступать в Союз художников, и вряд ли бы меня туда приняли с моим прошлым. Он не был ни пионером, ни комсомольцем. Не был в партии. Что такое соцреализм? Он занимался фотографией и зарабатывал деньги самыми разными способами. Много лет работал инструктором по горным лыжам.

— Раньше мои пейзажные фотографии требовались в качестве иллюстраций на тему «Широка страна моя родная» в альбомах к партийным съездам, чтобы разбавить портреты генеральных секретарей. Постепенно просветы в этом мраке увеличивались, в журнале «Смена» публиковались очерки о временах года, «Пейзажи» публиковались в журналах «Вокруг света» и «Советский Союз», которые распространялись за границей.

— После шумных дебатов в издательстве «Советский художник» вышел альбом «Сказки русского леса».Главный художник взял на себя полную ответственность, ведь на фотографиях не было ни одного человека, а издание с черно-белыми фотографиями разошлось, не дойдя до прилавков. Это был один из первых альбомов с моими текстами, а сейчас их уже тридцать. Они вышли в США, Англии, Германии, Франции, Чехословакии. Ну, у нас есть, конечно.

Времена года в природе имеют свою тональность и настроение. Весенний пролет птиц не такой, как осенний.Дождливая осень с тяжелым небом поражает пестрой листвой на увядшей траве. Зимой все замерзает, но в этой тишине жизнь продолжается. Изменения в природе вызывают разные чувства, и фотография должна передавать эти изменения.

— Долгое время жил на Камчатке, снимал извержения вулканов; нерест лосося в реках; бурые медведи, которых можно увидеть средь бела дня у реки или в ягодной тундре. Стрелять в медведей с близкого расстояния, когда они находятся на открытом воздухе, — испытание не для слабонервных и, возможно, неразумно, учитывая их непредсказуемость и вспыльчивость.

Снимаю деревянной камерой. Он удобнее современных металлических. А вот старый деревянный корпус оснащен самой современной техникой и пленкой.

Средняя полоса, Урал, Камчатка, Курильские и Командорские острова, памятники природы и архитектуры. До недавнего времени он продолжал путешествовать и фотографировать.

За много лет, посвященных фотографии, Вадим Евгеньевич ни разу не пользовался цифровой техникой. 70 лет назад его просто не было, да и сейчас он предпочитает аналоговую камеру любой современной.

Самый известный российский фотограф рассказывает о себе и собственном отношении к фотографии.

— Вадим Евгеньевич, как и когда вы начали фотографировать?

Я вырос на берегу Москвы-реки, под открытым небом. С юных лет он был предоставлен самому себе. С 5-7 лет я запросто мог сидеть на берегу реки, дожидаясь рассвета, с крохотным костром. Самое загадочное время — это когда заканчивается ночь и появляется первый свет.И так продолжалось всю мою жизнь. Естественно, я биолог. Но меня исключили с биологического факультета, потому что мой отец был дворянином. Потом меня приняли в медицинский институт как спортсмена — к тому времени я уже был чемпионом Москвы, чемпионом СССР, а в 1939 году первым покинул вершину Эльбруса. В мединституте очень хорошо преподавали общую биологию. Но врач должен быть узким специалистом, а меня это не устраивало — посвятить жизнь одной специальности.Я перевелся в Художественный институт и закончил его в 1948 году. В это время процветал культ личности, деньги платили только за портреты вождей. Я тоже не мог этого сделать. Так что я проработал 20 лет тренером по горным лыжам, параллельно занимаясь фотографией.

Я начал фотографировать в раннем возрасте. Деревянные фотоаппараты были в каждой интеллигентной семье — и российского производства, и заграничного. С семи лет мы уже совали нос во всю эту технику, ставили камеру на штатив, прикрывались тряпкой, выстраивали картинку на матовом стекле.А когда собрались родственники, нас заставили сфотографироваться. Снимали на стеклянные пластины, сами проявляли под красным светом — весь процесс был в руках.

После войны занялся охотой. Охота научила меня понимать лес и то, что фотографировать намного сложнее, чем убить птицу или животное. В процессе разработки леса я фотографировал все, что связано с охотой и лесом. И когда издательство «Физкультура и спорт» решило напечатать «Справочник охотника», у них не было иллюстративных материалов.И все, что я снимал для себя просто из собственного любопытства, из моего отношения к этому делу, все встало на свои места: следы медведя в грязи; манковая охота; медведь рвет кору, чистя когти. А в поездках целенаправленно фотографировал русскую природу, заповедную Россию. Поскольку к лесу я относился достаточно серьезно и правильно, меня пускали на любую территорию. Мог снимать на территории заповедника, как на Белом море, мог и поблизости, на каких-то островах.

Всю жизнь снимал фотоаппаратом 1895 года выпуска. И сам доводил его до нужного состояния — под современные кассеты и объективы. А наклон задней стенки камеры, возможность перемещения передней стенки вверх-вниз и в стороны — сдвиги, корректирующие перспективу, основа широкоформатной съемки — были в деревянных камерах еще в те времена. Это были настоящие профессиональные камеры.

— Какие ваши любимые места в России?

Я сам северянин, поэтому ездил больше на север.Карелия, Кольский полуостров, Урал, Дальний Восток, Чукотка, Камчатка, Командорские острова… Я объехал очень большую часть России. Был на всех Курилах. Но говорить о том, что я был везде в России, бессмысленно, настолько Россия обширна и разнообразна. Куда бы вы ни пошли, в любом направлении — все новое. Камчатка всегда разная. Сколько раз я там снимался — каждый раз все менялось. А в Сибири, куда ни поедешь, всегда все новое.

Я путешествовал по Камчатке 40 лет.В свой первый приезд я познакомился с вулканологами и тогда был в курсе всех событий на Камчатке. Как только там что-то происходило, мне сразу сообщали, и я шел туда. Об извержении Толбачинского вулкана я знал заранее. Это извержение длилось целый год, потом стихло, потом снова возникло, и целый год я там снимал. Многие люди с приборами избегают этих съемок, потому что на головы сыплется нескончаемый пепел, воды нет, дождевая вода кислая, еды в ней никакой…Одно устройство было разбито вулканической бомбой — куском застывшей лавы. Есть фото, где я сижу и что-то делаю, а сзади обрушивается поток лавы. А чайник стоит на куске раскаленной лавы. Меня фотографировал вулканолог Генрих Штейнберг. Я ему: «Давай, садись на мое место, сейчас я тебя сниму». Пока мы менялись местами, прилетел валун и врезался в крышку чайника, намертво ее зажав. А на следующем кадре с этим чайником уже сидит Генрих.

Никто не знал, когда закончится извержение. Мне приходилось постоянно ездить в Москву на съемки. Он принес запас пленки в расчете на то, что у меня будет достаточно для съемок. Но извержение продолжалось, фильм закончился, пришлось снова лететь в Москву. В какой-то момент все закончилось, и наступила абсолютная тишина. Это было очень непривычно, потому что мы уже привыкли к непрерывному гулу. Магматические породы реагируют с кислородом, начинаются новые химические процессы, новый нагрев той же лавы. И через 10 лет я поехал туда снимать эти процессы.Так что материала на Толбачике мне хватит на 10 альбомов.

— Есть ли в России места, где вы не побывали и жалеете об этом?

Конечно. Разве может один человек побывать в России везде! Я был на Байкале дважды и не сделал ни одной фотографии. Потому что там нужно жить достаточно долго, чтобы фотографировать. Я был за границей, но мне там ничего не нужно. Это не мое. Там, где все улажено, снимать нечего. Природа обширна и разнообразна.

— Вы всегда знали, что будете снимать в каждой поездке?

Я никогда не путешествовал просто так, я всегда путешествовал с конкретной задачей и с определенной целью. Я выбрал место, где точно знал, что буду работать всерьез. И большую часть жизни я путешествовал один, поэтому мне некомфортно. Ездил по местам, связанным с походом, с автономной жизнью: по возможности ездил на каком-то транспорте, а потом ходил пешком. Все на себе: рюкзак с палаткой, снаряжение, топор, спальник.

Можно проехать через реку, но это старая культура, старые памятники, города-музеи. Там много материала, но это все же цивилизованная съемка.

Человек приходит в такое место и понимает, что до него здесь снимались тысячи людей. Можете ли вы увидеть что-то новое для себя?

Конечно, ведь каждый фотограф снимает то, что не видит другой человек. И каждый человек стреляет по-своему, если у него есть свое представление о том, что такое хорошо и что такое плохо.Человек идет туда, куда никто другой не пойдет. Каждый видит одно и то же место по-разному. Особенно это проявляется в искусстве. Если пять художников нарисуют портрет одного человека, то получится пять разных портретов. Потому что каждый человек привносит в человека, которого он пишет, свое отношение, свое понимание его. Каждый фотограф тоже видит по-своему. Так что вариантов бесконечное множество. Все меняется из года в год, везде появляется что-то новое. Все зависит от подхода, от состояния природы, от времени года.

У меня были такие состояния, когда целый день таскал аппарат — и ничего не удалял. Когда нет пейзажа, нет настроения, нет состояния — под ногами интересная фактура, что-то вроде натюрморта, какие-то листья, лужа, ручей с лягушками. И я начал искать эти текстуры. А когда делаешь книгу, эти фото всегда встают на место.

При съемке пейзажей большинство фотографов чувствуют стереотипный подход. Все любят снимать закаты…

— … и солнечная погода. В середине дня, как правило, не фотографировал. Он плоский, с одной точки освещения. Чем хуже погода, тем интереснее снимать. Пейзаж — это мое отношение к тому, что мне нравится. Я не люблю пустые солнечные пейзажи, когда все одинаково освещено, красочно, ярко, красиво — и все одинаково. А в непогоду всегда есть какое-то настроение, какие-то нюансы. С солнцем тоже иногда можно извлечь замечательные красивые вещи, но солнце обезличивает пейзаж.Чем хуже погода, тем мне интереснее. В самую плохую погоду все постоянно меняется, появляется что-то новое. И изменения в погодных условиях тоже интересны: разные сдвиги в облаках, в освещении, меняется общее состояние.

Часто путешественники добираются до интересного места за несколько часов. Маршрут есть, сроки есть, а освещения нужного нет…

Поэтому я всегда ездил один. Группе нужно пройти маршрут, а мне как фотографу нужно посидеть здесь еще пару дней.Когда съемка ведется на ходу, когда много людей связаны друг с другом, могут быть только случайные снимки. Я сам ходил в сложные походы. Но я имел влияние как участник кампании и иногда просто ставил условие: мы останемся здесь на 2-3 дня. Я плыл с вулканологами на крохотной лодочке по Курильским островам, и мы останавливались там, где мне нужно было снимать. На Курилах хорошей погоды не бывает, как и на Камчатке, да и съемок там было мало.Но я снял все, что нужно вулканологам.

Я очень давно на Камчатке, снимать там что-то за короткое время невозможно. Камчатка омывается с одной стороны Тихим океаном, а с другой стороны Охотским морем. Температура воды 4 градуса. Над этим холодильником всегда толстый слой облаков. А когда вся эта масса облаков начинает наезжать на Камчатку, то в двух шагах ничего не видно. Можно месяц сидеть на Камчатке и ничего не снимать, кроме резиновых сапог.Поэтому рассчитывать на то, что я приеду на Камчатку и сразу снять отличный материал, просто несерьезно.

— Вы можете определить идеальную точку съемки, или это просто субъективное восприятие мира?

Конечно, это субъективное восприятие. Но это еще и знание некоторых законов обращения с самолетом. Фотография использует законы искусства, связанные с плоскостью. Образ должен не разрушать эту плоскость, а формировать ее. Нужно знать законы композиции, законы построения такой конструкции самолета.Картина, висящая на стене, не должна пронзать стену своей бесконечной перспективой. В этом случае глубина может присутствовать. То есть какие-то объекты закрывают переднюю сторону этой глубины, что-то закрывает обратную сторону — размытый лес или облака. Как в аквариуме есть пространство между двумя стенками. Это серьезная проблема истории искусства, о которой фотографы обычно не задумываются.

Художник создает что-то из ничего, художник может взять что-то из головы, из своего разума.Фотограф работает с реальными объектами. Фотограф констатирует факт своим собственным отношением. Это высказывание может превратиться в произведение искусства, если сделать его с правильным настроем. В фотографии очень важно передать состояние момента. В серую погоду, например, туманные места, туманное небо, соответствующее освещение под ногами, соответствующее общее настроение. Если передать это настроение, то можно сказать, что фото состоялось. А если этого состояния нет, то получается фальшивая картинка, не имеющая к этому изображению никакого отношения.Поэтому должен быть очень целостный подход к увиденному, собственное отношение и возможность реализовать то, что чувствуешь. И об этом не следует забывать.

В Японии он будет называться Живое национальное достояние , а если бы он родился в Средней Азии, то его имя состояло бы из сотни-двух имён, увековечивающих многочисленные достижения. Первый спустился с Эльбруса на лыжах и трижды стал чемпионом Советского Союза по горнолыжному спорту.Увлекался альпинизмом, известен греблей, прыжками с трамплина, регби. Упоминается в справочнике «Кто есть кто в русской охоте», содержащем биографические данные соотечественников начала XIX века, жизнь и творческая деятельность которых тесно переплетены с увлечением охотой.

Впрочем, и в России он не обделен именами и эпитетами. Самый гениальный, просто гений, гениальный непоседа, классик, патриарх, феномен, наше все.. И это только названия многочисленных газетных и журнальных публикаций о нем.

Легендарная личность. Его жизнь полна противоречий и иронии. Создатель выдающегося архива своего времени, труд которого по исторической ценности сравним с вкладом в культуру Сергея Прокудина-Горского, никогда не заводил трудовую книжку. Снимал с восьмилетнего возраста семейные праздники, но так и не научился делать портреты вождей. А став известным миру, он прославил и символизировал своим именем идейный колосс времен застоя и безысходности, сам будучи далек от политики.Даже его имя больше известно за границей, чем в России, которой он посвятил свою жизнь и отдал свое сердце.

Дворянин по рождению, биолог и скульптор по образованию, художник по мироощущению, фотограф по рождению, волею судьбы стал живописцем величественной красоты земли русской.

Герои его творчества — старинные города, унылое очарование средней полосы, труднопроходимые места и фантастические пейзажи Камчатки и Урала. И главная мысль — природа Заповедной России как национального богатства.

50 000 слайдов среднего и большого формата, снятых деревянной камерой 1895 года, лично оснащенной самой современной оптикой и пленкой. Его фотографии, сочетающие мощные цветовые аккорды в сарьяновском стиле с гармонией китайской живописи, стали эталоном жанра, сделав автора всемирно признанным мастером, обладателем многих почетных званий и званий.

Его творчество вне времени, а его лаконичная, информативная речь — настоящая находка для начинающих и продвинутых.


Конечно, это все о Вадим Гиппенрейтер !




Вадим Евгеньевич счастливый и удачливый человек. Исследуя окраины отечества, он запросто мог потерять все, что находится совсем рядом. Но он не только не потерял, но и приобрел в лице младшей дочери надежного помощника и верного последователя.Сегодня речь идет о создании художественного образа заповедной России, которую Вадим Гиппенрейтер любил и снимал всю жизнь, продолжает Мария Гиппенрейтер . Спасибо, Мария !

Спасибо также за работу по архиву отца, за удовольствие общения, за присланные фотографии отца. И за разрешение опубликовать это.

3. Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер. Наталья Колесова. Журнал «Весь мир», № 20 (5.1999)

Отличное интервью.

4. Всадник на лошади. Катерина Кудрявцева. Интервью с Вадимом Гиппенрейтером

5. «Вадим Гиппенрейтер: «Я дважды был на Байкале и не сделал ни одной фотографии». Самый известный фотограф России рассказывает о себе и своем отношении к фотографии.» Вера Кочина

6. Биография мастера «Вадим Гиппенрейтер — наше все». Наталья Ударцева за

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.