Гипертим это: Гипертим подробно — Психологос

Гипертим подробно — Психологос

Автор — А.П. Егидес. Книга «Как разбираться в людях, или Психологический рисунок личности»

Этимология

В слове «гипертим» две части: «тим» означает настроение; «гипер» — повышенный. Так что это люди с повышенным настроением. Здесь, как и в главах о других психотипах, этимология не совпадает с сутью явления, но в меньшей мере. Для гипертима постоянно хорошее настроение — постоянный признак. Но есть более важные признаки. Основополагающим из них является —

Двигательная гиперактивность

Она выражается во всем: в том, что он мгновенно сгоняет в киоск за пивом, как только появится лишняя монетка, в размашистой жестикуляции, в громкой безудержной говорливости, в том, что он быстро засыпает и быстро пробуждается, в том числе и в веселости.

Как тотальная демонстративность у истероида, как целеустремленность у паранойяльного, как любовь к порядку у эпилептоида, двигательная гиперактивность определяет логику психотипа у гипертима.

Гипертим энергичен и энергетичен, неутомим, у него в руках все горит. Гипертим — «вечный двигатель», но без приводных ремней, сам по себе. В отличие от неутомимости паранойяльного (с приводными ремнями), неутомимость гипертима бесцельна. Это вечное броуновское движение.

Веселость гипертима, конечно, производное от его гиперактивности, но все-таки выделим ее в самостоятельный признак, тем более что термин «гипертим» подразумевает веселость. Он весел всегда. И его веселость бесшабашна. Он веселится всю жизнь напролет, без отдыха, как паранойяльный всю жизнь напролет без отдыха работает.

Во всем он видит положительные стороны. Я знал одного гипертима, который по поводу предстоящих похорон друга потер руки и сказал радостно: «О! Выпьем!» А если уж появится адекватный повод для веселия, он, конечно, тем более порадуется.

Гипертимы, в отличие от страдающих циклотимией, постоянно в приподнятом и деятельном настроении. При циклотимии хорошее и активное настроение неизбежно сменяется депрессивным, но это уже речь идет о патологии.

Гипертим не мучается нравственными проблемами. Хорошо или плохо жить за чужой счет? Можно ли священникам Христовой церкви освящать машины? Легкомысленность гипертима сквозит во всем: в учебе, в карьере, в сексе, в любви, в отношении к детям, в предпринимательстве.

Он не задается гамлетовским вопросом: «Быть или не быть?» Для него ясно — быть. Гипертим не склонен к суициду.

Он прожигатель жизни, любит загулы, ему — гулять так гулять. Тратит уйму денег, может все спустить. Это гипертимы пропивались до креста. Гипертим то и дело звонит по междугороднему телефону, разъезжает на такси, зря жжет свет, шляется по ресторанам. Транжирит свои деньги, но может потратить и случайно попавшие к нему чужие.

Даже страдание у гипертима «веселое». Он может орать, если ему больно. Но это не попытка привлечь внимание, а экспрессия — ему так легче.

Враг порядка

Гипертим — принципиальный враг порядка. Если эпилептоид наводит порядок, то гипертим везде наводит беспорядок.

Он «любит» беспорядок: брошенная впопыхах одежда, неподметенные полы, на коврах горелые спички, в раковине — гора немытой посуды. У него хаос дома и на работе, в сарае и во дворе.

В противовес шизоиду, которого тоже аккуратным не назовешь, у гипертима беспорядок не «интеллектуализированный», а бесшабашный — просто все разбросано. Если его заставляют, то по доброте душевной он сделает то, что от него требуется, но, стоит наставнику исчезнуть с глаз, броуновское движение вновь входит в силу.

У гипертима и отношения с людьми беспорядочные, в том числе беспорядочные половые связи. Он быстро увлекается новым человеком и остывает к нему, увлекаясь еще более новым.

Причина этой сумбурности в том, что он моментально переключается на другие дела. Он бросает одно и берется за другое, если взор случайно переместился. Такое поведение можно назвать полевым (по Курту Левину).

Помните, человек входит в комнату, а там разложены на столе разные предметы, он трогает каждый из них, смотрит, что это за предмет, манипулирует этими предметами.

Такое поведение может быть противопоставлено волевому поведению паранойяльного и эпилептоида. Гипертим мгновенно переключается, бросает предыдущее дело и не приводит в порядок те вещи, которыми занимался раньше.

Но зато гипертима не раздражает беспорядок и у других людей. Он уживается с чужим беспорядком, не заводит своих порядков, и этим он легок в общении.

Власть

Гипертим может на какое-то время взвалить на себя власть. Если вы начальник, имейте в виду, что там, где надо ударно что-то организовать (собрать металлолом и т. п.), на гипертима можно опереться. Он неплохой кратковременный организатор. Он может и более длительные сроки быть организатором, но под руководством эпилептоида или паранойяльного.

Так комиссары в свое время использовали анархистов, которые становились потом неплохими командирами мелких отрядов.

И все же гипертиму более свойственна анархия. Но и вне революций гипертим далеко не законопослушен, любит побузить. Преступает скорее мелкие, чем серьезные, законы: нарушает правила дорожного движения, превышает скорость, едет на красный свет.

Эмпатия

Эмпатия у гипертима не слишком развита. Он непрерывно бурлит и просто не замечает страданий или оттенков настроения других. Он нечувствителен к чужому горю. Но в нем странным образом это сочетается с отзывчивостью. Гипертим не может отказать человеку в просьбе, если в состоянии ее выполнить. Он добродушен и добр. Вот он видит чью-то явную нужду — пересечет весь город пешком, но поможет. Он не эгоистичен и даже не эгоцентричен. Он искренне великодушен, не требует похвал.

Я сказал: «нечувствителен, но отзывчив». Вот так и запомним. Почему нечувствителен? Понятно: бурлив. А почему отзывчив? Потому что опять же бурлив. Его внимание направили на нужную деятельность, и он всегда готов к ней. Можно сказать и так: эмпатия низка, а ДГЭИ (действенная групповая эмоциональная идентификация) развита. Он действенно помогает, если его об этом ненавязчиво попросят. (А вот если попросят навязчиво, он может и вспылить.)

Он может бросить все дела, не поспать. Но с глаз долой — из сердца вон. Эта пословица как нельзя больше подходит гипертиму. При этом его внимание к человеку не связано с выгодой. Помните, паранойяльный утрачивает интерес, если человек перестает быть нужным, эпилептоид интересуется человеком, если партия велит, истероид перестает интересоваться, когда его участие в человеке никто не видит. У гипертима это связано именно с тем, что человек просто исчез из поля зрения.

Доброта

Гипертим добр, причем сиюминутно. Он может снять с себя одежду и отдать даже менее нуждающемуся человеку. Он может выложить из холодильника последние продукты и угостить, не задумавшись, что останется семье. Он спокойно и легко даст вам читать свои книги и не будет звонить с просьбой вернуть их. При этом не обижается, если его доброта не оценивается по достоинству. Он добр искренне — не напоказ, как истероид, и не когда человек нужен, как это бывает с паранойяльным или даже эпилептоидом. Он может творить добро и так, что человек даже не знает, от кого оно исходит. Гипертим не ищет выгоды от своих добрых поступков. Он творит добро просто так, ему это приятно. Он делает это для любого, кто окажется в поле зрения. И тем более он ответит добром на добро. В ответ на одно добро гипертим делает два, но сразу, в этот же день, а с глаз долой — из сердца вон.

Гипертим не завистлив, он может искренне радоваться успехам других. Не топит никого, скорее даже сопернику подаст руку помощи. Гипертим не идейный, а как бы стихийный космополит. Он склонен жить по принципу «мир — дружба — жвачка» с людьми других национальностей, но не опираясь на космополитические теории.

Всеми этими качествами гипертим располагает к себе людей, он выглядит обаятельным, даже благородным…

Однако он не ощущает чужого горя и не особенно ему сочувствует: может потереть руки перед выпивкой на поминках, запеть веселую песню, не обратив внимания на то, что кто-то рядом грустит. В противовес ему гипотим и сензитив сочувствуют, хотят помочь, но им не хватает энергии.

Не спешите порывать с гипертимом из-за его неуравновешенности, расточительности и других минусов. В эпилептоиде найдете скупость, в паранойяльном — чисто потребительское отношение к людям, в истероиде — продажность.

Грех

Гипертим — человек без моральных ограничений. Он грешит, и грешит часто. Грех — это как бы состояние тела гипертима, как у истероида — состояние души. Но в то же время он истово кается после каждого прегрешения. Гипертим грешит и кается. «Ой, Господи, прости меня, грешного», — и опрокинет рюмку водки в пост. Все с него как с гуся вода. Мостик назад: паранойяльный грешит и не кается, эпилептоид мало грешит и мало кается, истероид грешит, чтобы каяться. Мостик вперед: а психастеноид не грешит, но кается…

Религия

Гипертим не религиозен по природе. О Боге вспоминает, когда об этом заговорят. Он, в сущности, безразличен к религии, ее догмам и теориям. Это о нем сказано: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». В религиозной общине он может выполнять и какие-то церковные функции.

В монастырях — это поддержка быта, трапезная, любая плотницкая работа. Но одновременно — чревоугодничество с обжорством, сексуальная невоздержанность и конфликты с иерархами.

Гипертим — это типичный поп-расстрига. А ушел из монастыря — может по дешевке отпустить грехи. Он легко вписывается в «чужой монастырь», но всегда нарушает его устав, не призывая к смене власти в нем, просто нарушает, и все. За это его выгоняют из общины, из секты.

Его часто морочат разные эзотерические авторитеты. Наврут, что кофейная гуща предсказывает судьбу, а гипертимы верят и выкладывают деньги. Они лохи по определению. Но и сам гипертим может поучаствовать в разного рода жульнических аферах, организованных плутоватыми истероидами, а то и сам организовать по образу и подобию виденного свой «лохотрон».

Ненадежен

Гипертим забывает отдавать долги. Но если напомнить, то переодолжит и с бурным раскаянием отдаст, но останется должен другому человеку.

Гипертим наобещает всего и не сделает. Наобещает искренне, думая, что выполнит, но потом увлекается чем-то и забывает об обещаниях и обязательствах. Если ему напомнить, тем более потребовать (ведь обещал же!), то он спохватывается, оправдывается, признавая, что, мол, свинья я, но сейчас вот постараюсь перестать ею быть — и начинает суетливо выполнять обещанное. Но не стоит на это очень надеяться и делать на него ставку.

Мы нарисовали портрет разгильдяя. Так оно и есть, И все же сравнение может быть и в его пользу. Эпилептоид надежен, но жесткий. Паранойяльный просто вероломен. А гипертим просто ненадежен… Можно сказать даже, что и вероломен, но не как паранойяльный. Гипертим пренебрегает своими обещаниями не ради выгоды, как паранойяльный, он именно забывает о своих обязательствах, постоянно вертясь по жизни как белка в колесе.

Гипертим удерживает программу хуже, чем паранойяльный, чем эпилептоид и даже чем истероид. Ему надо постоянно напоминать о дисциплине. Но не следует его упрекать. Это будет только раздражать его, хотя и не очень. Он скорее отшутится: «Ты мне много раз говорил, а я много раз тебя слушал».

Гипертим чрезмерно болтлив.

Ему не терпится поделиться новостью, и он не делает тайн ни из своей жизни, ни из чужой случайно узнанной или доверенной ему информации. Ему все равно, что о нем говорят, все равно, что будут знать о других третьи лица, так что не стоит доверять ему важные тайны.

А раз доверили — не стоит на него обижаться. Он передаст секреты совсем не из стремления напакостить, а потому что просто не может держать их в себе. Вот истероид это делает оттого, что хочет блеснуть перед кем-то знанием вашей тайны или унизить вас перед другим человеком.

И особой благодарности от гипертима не ждите. Он не помнит о своих услугах кому-то, но и не слишком помнит услуг в свой адрес. Хотя если ему напоминают, то вспомнит, засуетится, но может и сказать психозащитное «подумаешь…».

Вообще психозащитные механизмы у гипертимов просты: забыл, и все тут, не очень-то и хотелось, — и сразу успокоился.

Сделав что-то приятное одному человеку, он тут же переключается и увлекается другим человеком, другим делом. Этим гипертимы раздражают людей. Им нельзя доверяться надолго.

Но при такой вот ненадежности (забывает об обещаниях и обязательствах) гипертим энергетичен и добр, поможет быстрее, чем щепетильный психастеноид. И, в отличие от меркантильного эпилептоида и бездушного паранойяльного, он все же хороший товарищ.

Психотехнике общения

Гипертим говорлив. Общение для него — ценность номер один.

Общеизвестный анекдот: выпили на троих, и один дернулся идти, а ему: «А поговорить?..» Или уже вошедшее в быт нашего народа «хорошо сидим» из «Осеннего марафона».

Гипертим стремится к увесилительным компаниям, ему скучно одному. Шизоида тянет к уединению. А гипертима тянет выпить или сплетню любопытную узнать.

Общаются гипертимы не ради дела, для них важно общение ради общения. Они могут пустословить часами, забывая о делах.

Общение без алкоголя для них менее интересно. Надо придумать любой предлог, но выпить. При этом они выдерживают большие дозы алкоголя. Если других уже свалило, гипертиму надо еще.

Опять же вспоминается герой Леонова в «Осеннем марафоне», его рассказ о том, что показалось мало, еще выпили и еще. И вот филолог-датчанин оказался в вытрезвителе, а леоновский герой пришел к Бузыкину—Басилашвили с просьбой спасти товарища.

Если истероид игрив и элегантен, то гипертим просто бурлив и бесшабашен, но далеко не элегантен. Скромность — это не его черта.

Манеры гипертима никак не назовешь аристократичными. Бывает беспардонным, даже наглым. Правила этикета он не соблюдает вовсе, а матерится через каждые два слова, разве что при женщинах — через пять. Вспомним: эпилептоид при мужчинах, ругается нецензурно через десять слов, а при женщинах старается этого избегать. Для психастеноида мат неприемлем вообще.

Гипертим легко вступает в контакт с любым незнакомым человеком, у него нет комплексов, его не назовешь тактичным. Знакомится быстро и легко. Иногда бывает беспардонно навязчив.

Меня зовут Коля, а вас Оля?

Я не знакомлюсь на улице.

Ну так зайдемте в этот подъезд

Со всеми он запанибрата, быстро, почти сразу переходит «на ты».

Гипертим беспрерывно рассказывает разные случаи из жизни. Артистичен, хотя и не очень пластичен. Но, в отличие от истероида, он не ставит себя в центр рассказа. Его рассказ — рассказ о других, не о нем. Он много обещает, у него, по его словам, масса знакомств, но он ими не хвастается, а по ходу дела или разговора вспоминает и по доброте своей предлагает воспользоваться этим знакомством. Но выполняет эти свои обещания, только если ему раз десять напомнить и, взяв за руку, сказать: «Ну, давай!»

В общении он прост, а то и примитивен: «Ну, ты что, старик? Все путем. Брось ты это. Не валяй дурака. Пойдем выпьем».

В процессе общения у него много конфликтогенов и много синтонов одновременно: «Слушай, ты дурак, ты вообще совершенно ничего не понимаешь в жизни, что за ерунду ты мелешь, пойдем, я тебе все устрою».

Конфликтогены беззлобные, это не подковырки истероида или шизоида, скорее просто пренебрежение этикетом. Может авторитарно наорать, но кратко, а не распекая подолгу. А потом быстро помириться. Гнев гипертима шумный, но непродолжительный. Он принимает участие в публичных скандалах, поддаваясь подзуживанию. Синтоны у него тоже грубоватые: «Я тебя уважаю, пойдем выпьем».

Гипертим не замечает, что идущие от него конфликтогены кого-то задевают. Но и синтоны свои в адрес других он тоже не ценит, не то что истероид, который угостит чем-нибудь и тут же напрашивается на комплименты: «Ну, как тебе?»

Гипертим может льстить, но без «второго дна», часто грубовато и бестактно. Он не чувствует дистанции, на которой хочет держаться с ним человек. Сам быстро клюет на лесть. Этим пользуются истероиды и паранойяльные. А простаки-гипертимы, сначала разругавшись, тут же поддаются на очередные лживые похвалы этого же или другого истероида.

Откровенность гипертима не знает границ. Он может рассказать о себе, о своей жене все, вплоть до сексуальных подробностей. Уже упоминалось, что он легко выдает и чужие доверенные ему тайны.

Он часто врет, но при этом, как и вообще, не ставит себя в центр и завирального рассказа, в отличие от истероида, который ставит себя в центр собственного вранья. Гипертим сочиняет просто так, не получая от этого никакой материальной выгоды, в отличие от истероида и паранойяльного. В основном это истории вроде: «Видел на базаре леща полтора метра длиной».

Гипертим не наушничает и не «заушничает», говорит все в глаза, прямодушно и грубовато.

Юмор

Юмор у него нередко сальный, грубо сексуальный, типа: «Откуда взять столько женщин на такое количество прокладок?»

Его юмор часто базируется на интонациях, на специфическом кавказском или одесском произношении, а не на ситуации. Этакий одесский юмор. Или же это буффонадный юмор, с явно гротескной ситуацией: торт в лицо, а в ответ подножка.

Для шутовского поведения гипертимов подходят слова «ерничанье», «паясничанье» — просто кривляется человек. Но это не шут из пьес Шекспира, а «шут гороховый», вроде евдокимовского: «Иду из бани. Морда красная. Никого не трогаю».

Бывает, что юмор у него заимствованный, но чаще все же свой, и при этом не смысловой, не глубокий, плоский. Люди смеются его шутке именно в его исполнении. Но на бумаге она уже теряет юмористический смысл. Иногда это все-таки хороший юмор, который веселит и может быть вовсе не безвкусицей.

Это как раз Жванецкий с его «прокладками» и Евдокимов с его «красной мордой».

Шутки в свой адрес гипертимы переносят легко. С них и здесь все слетает как с гуся вода — отряхнулись и пошли. Гипертим легко и отобьется глупой шуткой. Понятно, такой человек тоже не очень заботится о том, заденет ли он товарища своими неуклюжими поддевками.

Чужим шуткам гипертим смеется громко и заразительно, как и своим: скажет что-нибудь и тут же сам расхохочется. Он прирожденный рассказчик, рассказы его иногда смешат, он их запоминает и повторяет, вот и становится штатным юмористом.

На конфликтогены гипертим реагирует тоже конфликтогенами, резко превышая меру. И тут уже возникает неуправляемый конфликт.

Гипертимы обидчивы, хотя и не злопамятны. Обида проявляется моментально, но они и отходчивы.

Самооценка и уровень притязании

Гипертим не мучится с самооценкой. Это удел психастеноидов, паранойяльных, истероидов, эпилептоидов и иногда шизоидов. Если гипертима оценивают «на три», он доволен. А если «на четыре», то может даже выпить по этому поводу.

И уровень притязаний у него невысок. Он звезд с неба не хватает, никуда особенно не стремится, в конкурсах не участвует. Он безразличен к славе, не честолюбив и тем более не тщеславен. То есть он, конечно, порадуется искренней похвале. А так чтобы испытывать гнетущий комплекс неполноценности и стремиться гиперкомпенсировать его (как паранойяльный, или истероид, или хотя бы как шизоид и эпилептоид) — это ему несвойственно.

Гипертим даже не слишком самолюбив. Он может скорее бурно среагировать на несправедливость по отношению к другим, чем к себе. Конечно, если ему скажут: «ты дурак», то он ответит без иронии, но и без надрыва, фразой типа «сам дурак» или с неглубоким юморком: «Мы оба дураки!» Его трудно задеть за живое. Он «отбрехивается» — и все.

Он не особенно хвастлив. Может что-то рассказать с положительной оценкой в свой адрес, но без особых преувеличений.

Не испытывая комплекса неполноценности, гипертим не развивает в себе гиперкомпенсацию. Так что у гипертима что есть, то и есть, а звезды с неба хватают лишь те, кто сызмальства не мог дотянуться до них ручкой из-за хиленькости…

Гипертим считает себя «народом» и не лезет в лидеры. Это паранойяльный — вождь, это шизоид — отщепенец, это истероид — оригинал. А гипертим — вот так просто: народ.

Человек без маски

Герой этой главы аутентичен. То есть он выглядит таким, каков есть. Он не стремится произвести впечатление. Он не ханжа и не лицемер, делает что говорит и говорит что думает. В этом его плюс. Его можно не бояться. Но как маска истероида утомляет и тревожит окружающих, так и аутентичность гипертима может надоедать. Кроме того, ведь он может откровенно, без обиняков сказать тебе правду-матку в глаза, да еще и при всех.

Как правило, гипертим не берет себе псевдонимов. Он любит свои имя-отчество-фамилию. Ему нечего скрывать. Он не участвует в политических играх. Если он актер, то, по примеру истероидов, может, конечно, взять какое-нибудь незамысловатое иное имя с простым символическим значением, типа Иван Царевич или, на иностранный манер, Джон Кинг.

Отсутствие маски означает, что, как мы уже говорили, гипертим не делает тайн из своей жизни. А если о нем будут говорить — пусть себе, язык без костей.

Как он воздействует на окружение? Он не манипулятор. Он убедительно просит, настоятельно требует, угрожает, ставит ультиматумы. Но ничего этого не доводит до конца. «Я с тобой знаешь что сделаю?!» — и не делает ничего. Можно сказать, что он излишне прямолинеен.

Гипертимы и понимают все прямолинейно. Так что не стоит, общаясь с ними, злоупотреблять иносказаниями.

Если гипертима уличили, если он опростоволосился, то не будет выкручиваться, как это сделает паранойяльный и истероид, а будет истово извиняться, оправдываясь при этом, с кем, мол, не бывает…

Смелость

Смелость гипертима бесшабашна. Он не видит опасности, прет напролом. И женщина-гипертимка «коня на скаку остановит». Смелость у него не продуманная, а спонтанная. Это паранойяльный Наполеон на глазах изумленных солдат храбро перебегал мост со знаменем в руках, под гром пушек, точно рассчитав, что в этот момент противник заряжает пушки, а не стреляет. А гипертим не может так рассчитать и с винтовкой наперевес кидается пулям навстречу или наперерез. Он выхватывает саблю — и в бой. Абордаж — это его прием. Он не чувствует боли в драке. Он может в пылу схватки незаметно для себя совершить героический поступок. Только потом, задним числом, оценивает он возможные отрицательные последствия. Он не продумывает ничего наперед, как это сделал бы эпилептоид.

В то же время нельзя сказать, что гипертим — жертвенная личность. Он не пойдет ради идеи на костер. Но он никого и не пошлет на смерть, никого не зовет к героизму, если это не в разгар боя.

Гипертим в конфликтах возбудим и несдержан, в противовес эпилептоиду и даже в какой-то мере истероиду. Истероид чуть-чуть все-таки сдерживается — из приличия, стремясь показать свое превосходство в этикете. А гипертим не раздражителен. Он гневлив. Он не умеряет свой гнев, как и паранойяльный. Он реагирует мгновенно, с четверть оборота, то есть даже быстрее, чем паранойяльный, который реагирует все же не так стремительно, с пол-оборота, потому что паранойяльному человек может понадобиться и, может, имеет смысл сдержаться. А гипертим сразу взорвется. И не боится испортить отношений, не боится драки, в которую может перерасти конфликт. Так что вокруг гипертима, как и вокруг истероида и паранойяльного, часты скандалы. Агрессивность гипертима скоропреходящая, он успокаивается не в пример быстрее, чем другие психотипы. Из-за бурных разрядок и быстрого успокоения гипертим, как правило, не страдает гипертонической болезнью и ишемической болезнью сердца.

Влияние

Гипертимы легко поддаются влиянию. Сами они не очень-то задумываются над проблемами, и если в компании есть кто-то «со стержнем» и старается такой же стержень вогнать в людей, то гипертим достаточно податлив. Он принимает навязываемое рассуждение или просто суждение, причем часто соглашается с абсолютно противоположными точками зрения. Одному он говорит: «Ты прав». Другой возражает, он и ему: «И ты прав». Третьему, который упрекает его в непоследовательности: «И ты прав».

В гипнозе гипертим может давать вторую (с восковой гибкостью) и третью степень (с сомнамбулизмом) гипнотической погруженности, как и истероид. При этом если истероид подчиняется только тому гипнотизеру, который внушает вещи, близкие ему самому, то гипертим поддается любому гипнотическому воздействию.

Сами гипертимы воздействуют на других людей не аргументами, не убеждением — для этого требуется эрудиция, развитая речь (чего не хватает), а тоже скорее именно внушением. Повторные просьбы, примитивное повторение, громыхающий мат, сиюминутные угрозы, которые, конечно, не исполнятся. Но планомерного принуждения, свойственного паранойяльному и эпилептоиду, со стороны гипертима мы не встречаем. Приказывать и шантажировать — это не его стезя. Он и не манипулятор (это дело паранойяльного и истероида).

Воля и эмоции

Воля у гипертима слабенькая. Это касается и промежуточных дел, и жизненных целей. Ни поставить задачу, ни наметить пути решения, ни удержать хотя бы чью-то программу в памяти воли он не может. У него плохо с самоконтролем. Это паранойяльный ставит цели и достигает их. А гипертим целей не ставит и не достигает. Плановое ведение дел — не его удел. Он их запускает. Сначала врал, что, мол, все путем. А потом — аврал. Но при авралах он хороший помощник, у него все спорится.

Русское авось — его девиз, принцип, его стиль жизни.

Он живет как бы по воле волн: «Сегодня здесь, а завтра там». Он беспрограммный человек. Точнее, он может приобщиться к разным программам, но если «понравился лидер». Даже истероид ищет программы, мечется от одной к другой или строит краткосрочные программы, а гипертим вообще их не строит. Он и покупки совершает не целенаправленно, а просто бродя по магазинам — вдруг что понравится.

В своем бесцельном блуждании по жизни гипертим очень энергичен. Он не выдыхается. Его вновь и вновь можно завести на ненужные ему дела. Но сам гипертим никого ничего не заставляет делать. Так просто — крутится, как вечный двигатель, но, в отличие от паранойяльного, никого не затрагивает.

Слабость волевых импульсов проявляется и в обрисованной нами возбудимости и несдержанности в конфликтах.

Положительные эмоции гипертим тоже выплескивает сразу и бурно. Это обычно воспринимается людьми хорошо. Но если с перехлестом, как у Ноздрева в «Мертвых душах», то это уже раздражает.

Ценностные ориентации

У гипертима они изменчивы — в зависимости от компании, в которой он ночует. Он то за «белых», то за «красных». А то и «бей белых, пока не покраснеют» или «бей, красных, пока не побелеют». Он склонен и к романтике, и к песням, и к походам по Сибири, но не ставя цель быть первопроходцем, а так просто, за компанию.

Чуть выше говорилось, что в его ценностные ориентации не входит слава. Он к ней не абсолютно равнодушен, но и не рвется ее завоевать. Гипертимы поют песни в меру таланта и рады, если им дадут стопку водки или хотя бы бокал крепленого вина

Мышление и Творчество

Мышление гипертима можно выразить инверсией высказывания Мустафы из фильма «Светлый путь». Мустафа: «Ловкость рук, и никакого мошенства». Ну а о гипертиме можно сказать: здравый смысл, и никакого лукавства.

Мышление у гипертима конкретное, наглядно-действенное, в крайнем случае наглядно-образное.

Гипертим неглубок в своем мышлении, он не аналитик. Он мыслит, можно сказать, лишь в рамках аксиом, а не теорем. Его мышление такое же неабстрактное, как у истероида, но менее образное, чем у последнего. Оно простое, бытовое. Темы заземленные: достать, продать, познакомить… Он мыслит еще более простыми категориями, чем истероид. Не «алые паруса» и «фиолетовые руки», а «пошел, ушел, пришел, нашел»… Тем более никаких тебе там «пронзить время» или пятых измерений. Он далек от философских проблем. Многое поэтому он понимает прямолинейно — могильщик из «Гамлета» на вопрос, на какой почве сошел с ума принц датский, ответил: «Да здесь же, в Дании».

У гипертима в голове словно лоскутное одеяло. Он напичкан противоречиями. В его этической концепции может сочетаться любовь к животным и «смерть гомосексуалистам!».

Гипертимам хорошо даются слесарные и столярные профессии. Они хорошие лаборанты в НИИ. Вот Гоша из «Москва слезам не верит». Они «рукастые», и им нравится мастерить. Мы часто видим таких людей во дворах небольших домов, где есть сараи и гаражи, да и в любом автосервисе.

Мышление гипертима несамостоятельное, у него нет собственных убеждений. Гипертим не интересуется не только теоретическими проблемами, но и политическими и даже многими житейскими, по принципу «Жираф большой — ему видней». Точки зрения он меняет под воздействием того лидера, который горластее или который имеет больше связей.

Никаких мучений при принятии решений он не испытывает. Сравним: эпилептоид разумно решителен, семь раз отмерит, один раз отрежет, паранойяльный — один раз отмерит и один раз отрежет. Ну а гипертим ни разу не отмерит, а семь раз отрежет, не то что психастеноид, который вообще семь раз отмерит и ни разу не отрежет. Ну, это я для юмора и для легкости запоминания. Но это важно и для личностной оценки гипертима. Он — бездумный авантюрист. Не как паранойяльный. Да, паранойяльный тоже может ошибаться, но гораздо реже, потому что заранее продумывает свои авантюры. А этот действует просто на авось — и ошибается.

Творчество гипертимов довольно примитивное, бесхитростное, в сущности лишено образов. Они не очень изобретательны. Если это текст песен, то это нечто вроде: «Я тебя люблю, а ты не любишь, я от этого страдаю, о-о-о!» — и несколько простейших аккордов на гитаре. Истероиды — истинные таланты по сравнению с гипертимами. У них пусть напыщенные, но все же образы: «Ледяной горою айсберг из тумана выплывает…» А тут «два ореха лучше, чем один!» — и все. Но гипертим не может существовать без творчества в искусстве. Он должен как-то выплескивать свои эмоции, хотя бы петь и бренчать на гитаре в одиночестве. При этом он не обязательно готовится к выступлению, а просто развлекает себя.

Искусствам гипертимы не учатся. В основном это самоучки. Примитивизм, кич — это их стихия, но не абстракционизм. Хотя иногда и гипертим являет миру нечто интересное.

Гипертим, в противовес паранойяльному и истероиду, совсем не дорожит своим авторством. Он, как уже говорилось, малопродуктивен в творчестве, но если все же что-то придумал (скорее в технической области), то легко дарит свои идеи. Его и используют.

Обучение

Учится гипертим урывками, в противовес эпилептоиду, но подобно паранойяльному и истероиду, хотя и с еще меньшей последовательностью и абсолютно поверхностно. Он ходит в институт для общения или по мелким делам, часто прогуливает, опаздывает, на занятиях болтает. Но удерживается в вузе за счет балагурства, за счет умения помочь по мелочам, в том числе физически (перетащить мебель и т. п.). Он списывает у шизоидов, пользуется дружбой с истероидами, которые делятся с ним тем, что смогли манипулятивно выманить у шизоидов.

Гипертим карьеры не делает. Все так как-то, как бог даст. Он, как правило, не поднимается по иерархической лестнице.

Рефлексия

У гипертима рефлексия, прямо скажем, отсутствует. Он живет рефлексами. Позвали — пошел. Рассказали анекдот — рассмеялся. А сознание — это рефлексия, а не рефлексы. Так что можно сказать, что у гипертима сознания меньше, чем нужно, чтобы человек стал человеком. Но это тоже «дело наживное».

У русского писателя конца XIX века с псевдонимом Скиталец (подумайте, кстати, над психотипом писателя с таким псевдонимом) в рассказе «Октава» есть персонаж — участник хора, бас с узким лбом и массивным телом. Так вот, после одного из занятий в хоре он подходит к руководителю и, подбирая слова, вопрошает: «В чем смысел жизни?»

Память и Эрудиция

Смысловая память у гипертима посредственная, не то что у шизоида. В этом он проигрывает даже истероиду. Зато у него прекрасная механическая память, в этом отношении он не проигрывает даже шизоиду. Он хорошо помнит услышанные истории, может легко найти дом в закоулке, где был лишь раз, помнит все повороты. Но из-за слабой смысловой памяти гипертиму трудно выучить стихи. Еще хуже обстоит дело с математикой и прочими точными науками. Запомнить концепции даже в гуманитарных науках ему тоже часто не под силу. Он начинает множество книг, но прочитывает еще меньше страниц, чем истероид. Он держит раскрытыми сразу несколько томов. Читает с середины или до середины. Или начало и конец. Последнее время гипертимы вообще предпочитают не книги читать, а телевизор смотреть. Телевизионная болезнь поражает их больше, чем другие психотипы. Они в основном ограничиваются переключением кнопок на пульте…

Но, вращаясь во множестве компаний, он запоминает множество фактов, и в очередной компании он безудержный рассказчик.

Если это не просто компания собутыльников, а интеллектуальная студенческая или научная элита, где он слышит много разных разностей, то он усваивает и многие сложные рассуждения и термины.

Там что-то увидел, тут что-то услышал, здесь кого-то спросил, а то и пробежал глазами аннотацию важной книги — смотришь, и нахватался сведений.

Но получить глубокие знания от других людей гипертиму мешает его гиперактивность и постоянное перепрыгивание на другие дела. Поэтому в целом его эрудиция все-таки поверхностная, хотя бывает и довольно обширной. Сравним: у паранойяльного она очень глубокая, но узкоспециальная, у психастеноида — очень глубокая во многих областях, у эпилептоида — глубокая и затрагивает несколько сфер, у шизоида эрудиция очень глубокая и охватывает великое множество областей. Даже истероид по уровню эрудиции опережает гипертима. Ведь истероид, чтобы произвести впечатление, может даже целую поэму выучить наизусть.

Часто гипертим — все же неплохой развлекатель. Он свободно говорит, не скованно, легко вступает в контакт. Так что он держит тонус общения в группе.

Речь и письмо

Гипертим не заботится о понятности и убедительности своих слов. Его речь носит скорее экспрессивный, эмоциональный характер.

Говорит он быстро и сбивчиво, нечленораздельно, захлебываясь.

Дикция недостаточно четкая. Она получше, чем у шизоида, но похуже, чем у эпилептоида и тем более истероида. Фразы и даже слова он не заканчивает, они набегают друг на друга. Говорит громко, напористо, часто с подъемом. Но обычно он не орет на человека, это за него делают паранойяльный и истероид.

Он всех перебивает, не дает перебить себя, говорит одновременно с перебивающим партнером. Типична фраза: «Не, ты послушай, что я тебе скажу».

Жестикуляция у него просто экспрессивная, он не показывает жестами схему, как шизоид или паранойяльный, он просто размахивает руками.

Мимика у гипертимов тоже чрезмерная. Это называют гипермимией. Но она у них невыразительная, то есть нет тонкого соответствия мимики содержанию высказываний. Впрочем, нет и особого несоответствия содержанию, какое свойственно шизоидам в их парамимии.

Содержание высказываний носит чисто бытовой характер. Термины и иностранные слова встречаются в рамках принятого на рынках. Так что какие-нибудь там «агностицизм», «эмпириокритицизм» и прочее в его лексику не войдут вообще. Поэтому речь его предельно понятна.

Интонации у гипертима менее яркие, чем у истероида, у него меньше модуляций, больше голоса. У него все получается невыразительно, но очень громко. Нет эпилептоидного «первое, второе, третье…», да это и не нужно, ведь говорит он только на бытовые темы, понятные для окружающих.

Пишут гипертимы быстро, неаккуратно, размашисто, иногда и бумагу рвут. Пишут с большим количеством ошибок, чем истероиды (ведь тем надо показать грамотность), чем эпилептоиды (эти стараются соблюдать правила) и чем психастеноиды (боязнь ошибиться). Конечно, гипертим может и выучиться писать грамотно, как говорится, за компанию, но это уже реже.

Имидж

У гипертима короткая шея. Голова как бы вросла в туловище, которое похоже на большое яйцо. Лицо мясистое, круглое, глаза как у колобка, короткие ноги и руки. Вы вспомнили Санчо Пансу? Героев Евгения Леонова? Вот это и есть типичные гипертимы. Они любят поесть и толстеют.

У гипертима нет привычной мужской клинообразности эпилептоида и женской гитарообразности истероидки, а есть тело-яйцо без талии!

Макияж и маникюр у женщин грубый, часто ободранный.

Гипертим не переживает по поводу своей внешности, хотя чаще всего он не красавец (а она не красавица).

Одна гипертимка произносила к месту и не к месту фразу: «Я — на любителя, но и на меня любитель найдется».

И действительно, дефицита в любителях у нее не было.

Одежда у гипертима, как правило, броская, кричащая, разноцветная, яркая, пестрая, разностильная. Он может, например, одеться в смокинг и кроссовки. Одежда часто спортивная, с лейблами. Со вкусом у него плоховато, если его специально не консультировали или если за ним не следит жена. Верхняя пуговица на рубашке не застегнута даже под галстуком. Часто и галстука нет. Сорочка может быть и не «свежевымытой». Вид расхристанный — короче, рубаха-парень.

Сон

Спит гипертим или слишком мало, или слишком много — как когда. После выпивки может отсыпаться, а если куролесит, то может и подолгу не спать. Сон у него глубокий, дрыхнет «без задних ног», с храпом, не просыпается среди ночи. Храпит даже в молодом возрасте. Ну и что же? Как сказала Айша, храпят люди с чистой совестью. На телефонные звонки, когда спит, не реагирует. Его не терзают сновидения, их или нет, или они приятные. Это истероидки пусть сновидениями мучаются.

Дом

Гипертимы — люди недомашние. Жилье у них — как сарай у плохого дворника. В квартире хлам, но не из-за бережного отношения к своим архивам, а просто из-за безалаберности. Она у них обычно запущена, не подметена, на полу валяются спички, сигаретный пепел. В доме мало книг, они разнородные и не только не стоят по росту или по содержанию, а вообще валяются по углам среди пустых бутылок, раскрытые на разных страницах.

Если гипертим увлекается «рукомеслом», тогда у него все починено, сделаны примитивно-кичевые, но хорошо сколоченные предметы мебели.

Дом его открыт не только для друзей, но и практически для всех. Можно сказать, что у него не дом, а проходной двор. Это эпилептоид держит «границу» на замке. У гипертима замок открывается ногтем, да и на такой замок квартира часто не запирается.

Если эпилептоид и истероидка все тащат в дом, то гипертим — все из дома. Ночуют гипертимы часто вне дома, им все равно где. Они легко могут жить в общаге, в дешевых гостиницах. Гипертим тоже как стрекоза, которой «под каждым ей листком был готов и стол и дом».

В доме у гипертима чаще нет никакой оргтехники, а если есть, то на мониторе брызги от пива, а на системном блоке пепельница и окурки. Если гипертим холостяк, то окна могут быть зашторены газетой, как у Гоши из фильма «Москва слезам не верит».

Еда и алкоголь

У Эмиля Верхарна есть стихотворение о фламандских мастерах, где он говорит о них так: «Рты хохотом полны, полны желудки жиром», «…пьянчуги, едоки, насквозь правдивые и чуждые жеманства, крепили весело фламандские станки, творя прекрасное от пьянства и до пьянства». Это и есть гипертимы — и не только фламандские. А и русские.

Да, аппетитом гипертим не обделен. Но и он часто ест не за столом, а «за столбом». У тонкого писателя Андрея Платонова есть грубоватый персонаж, который «на гробе жены… колбасу резал». Из-за постоянного непостоянства режима питания гипертим, естественно, страдает гастритами, не доходящими, впрочем, до язвы.

Набравшись водки, гипертим еще больше набирается храбрости и лезет напролом.

Пьют гипертимы часто и помногу. Они не контролируют количество выпитого, могут заснуть в чужой квартире, в кювете по дороге домой, а проснуться в вытрезвителе. Но при этом не спиваются, не заболевают хроническим алкоголизмом. Хронический алкоголизм — это удел дефензивных психотипов и истероидов.

Профессии

Специальности гипертима определяются в основном гипертимным наглядно-действенным мышлением. Это может быть автослесарь, слесарь-сантехник, водитель, машинист, продавец — в общем, рабочие профессии. Гипертимы могут путешествовать в составе экспедиций. Их влечет романтика, общение с природой, охота, рыбалка. Они там, где можно выпить. Они экспедиторы, коммивояжеры, рекламные агенты — ведь они легко вступают в контакт. Рекламный агент несамолюбиво затевает беседу, чем-то зацепляет и навязывает товар. Они трудолюбивы в составе команды. Все работают, и они тоже, но легко отвлекаются и из-за этого нарушают трудовую дисциплину. Работать же в одиночку им еще труднее.

Гипертимы — безотказные лаборанты-исполнители в научных учреждениях. Они становятся иногда и предпринимателями. Но чаще — «челноками». Тут лишь короткие деньги, мелкий бартер. В предпринимательстве они идут на большие риски: нахватают кредитов, а потом в «разборках» погибают. Даже и преступные делишки могут творить. Они рискуют, как паранойяльные, но без их глобальности, — все гораздо мельче.

Чуть не забыл. Проститутки. И мужчины тоже (и по женщинам, и по мужчинам).

Деньги

В отличие от истероида, гипертим в долги обычно не залезает, разве что по мелочи, и быстро отдает по первому требованию.

Но свои деньги у него текут, как песок сквозь пальцы. Он тратит все, что у него есть, на себя или на семью, а также на друзей, при этом может забыть, что семья сидит без денег.

Растрата денег в учреждении — это по его части. Но если кто-то другой растратит, то он начнет собирать деньги со всех, чтобы спасти растратчика.

«Наперсточники» и прочие жулики берут его голыми руками. Он покорно выкладывает купюры, не догадываясь, что крупье всегда в выигрыше: шарик-то один, а наперстков три. Угадать можно в трети случаев, а не угадать в двух третях. В качестве лоха гипертима успешно используют и фараоны финансовых пирамид: он склонен к легким доходам, надеется на авось, размечтавшись о карьере «Лени Голубкова».

Хобби

У гипертима множество разных хобби, но все очень несерьезно. Собрал несколько марок, несколько спичечных коробков, несколько моделей машинок — и забросил это занятие. Не то что писатель Эренбург, который собрал со всего мира коллекцию трубок всех видов. Кто-то из участников клуба «Маленький принц» сказал: «У гипертима хобби — коллекционировать хобби». У гипотимов и психастеноидов хобби — вышивка, а у гипертима — выпивка. У психастеноидов хобби «тихие», а у гипертимов — «громкие»: «хэви метэл», чеканить, слесарничать.

Отдых

Гипертим часто ездит на курорты, если есть деньги: заработает — поедет — истратит — снова заработает. Может махнуть куда-то на байдарках. Может просто наплевать на работу. Он все время отдыхает. Шизоид никогда не отдыхает (думает, пишет). Паранойяльный если отдыхает, то только когда отпуск подойдет.

Отдых гипертима часто носит спортивный характер, но без особых достижений в спорте. Они любят попариться в бане, с пивком-водочкой, раками-колбаской. Из парилки — в прорубь. Они могут быть «моржами». Им по душе ресторан с танцами под винными парами, рыбалка-охота со всеми «национальными особенностями».

Дворняжка

Вот животное, на которое похож гипертим. Да, любимая всеми и любящая всех дворняжка — в противовес истероидке-кошке и эпилептоиду-овчарке. Она больше виляет хвостом, чем огрызается. Гипертим неуклюже подвижен, суетлив. Он может полой пиджака смахнуть со стола соус. (Кстати, ставьте в глубь стола.) Но его пластика естественна, а не театральна, как у истероида. И любит гипертим всех собак, но особенно дворняжек, на которых он похож.

Отношения с другими психотипами

С другими психотипами гипертимы легко уживаются. Они рады общаться с человеком любого психотипа. Они доверчивы. И паранойяльный, и эпилептоид, и истероид, и другой гипертим легко найдут в нем товарища. Паранойяльный за мелкие подачки быстро превращает его в служку. Эпилептоид мобилизует на дело, которое указала ему партия. Гипертим у них — охранник, водитель, солдат. Вспоминаются фильмы, в которых, как говорилось, красные комиссары ставили под ружье анархистов, и те умирали за дело, на которое им было, в сущности, глубоко наплевать. Истероид привлекает гипертимов чисто внешними проявлениями — песни, походы, романтика. И тоже превращает его в служку. Гипертим — осветитель, помощник режиссера. Гипертим с гипертимом дружно болтают, быстро соображают «на троих», но совместная целенаправленная деятельность у них не получается.

Гипертимы могут войти в свиту какого-нибудь паранойяльного вождя, образуя «массу» и создавая ему ореол. Но они, как и истероиды, перекочуют потом к сходному, а то и вовсе противоположному по духу вождю.

Если паранойяльный человек — катализатор, если эпилептоид — маховик истории и цемент человекоотношений, то гипертим — своего рода машинное масло. А можно сказать чуть иначе: паранойяльный — катализатор макросоцнальных процессов, а гипертим — катализатор микросоциальных.

Справедливость

Гипертим примитивно-прямодушно справедлив. Разделить все поровну — и все беды пройдут. Он может впасть в гнев из-за несправедливости, которую видит сию секунду.

Герой актера Брондукова в «Осеннем марафоне», увидев, что пострадала женщина, заломил руку сначала одному воображаемому обидчику Аллочки (Нееловой), а когда оказалось, что не тот, заломил другому — этот?

А через минуту гипертим, поглаживая живот, может выпить с другим «источником несправедливости».

Гипертиму по большому счету наплевать на справедливость и несправедливость. Но пошуметь насчет несправедливости он может. Среди гипертимов, впрочем, есть воры. Они быстро оправдывают себя тем, что воруют у богатых: у неимущих что можно взять? Конфликты в борьбе за справедливость у гипертима проявляются бурно, но они быстротечны. Гипертимы решительны в расправах, склонны к суду Линча.

Семья

Детьми гипертимы почти не занимаются. Дневники не проверяют, на родительские собрания не ходят. Свободу передвижения детей и свободу их отношений, в том числе сексуальных, не ограничивают. Ребенок учится жизни на собственных ошибках. При детских конфликтах гипертимы учат своего ребенка давать сдачи, тренируют в боевых искусствах — надо, мол, уметь драться.

Жена гипертима — друг по выпивке. И дети, особенно сыновья. Он спаивает и малолетних. А чего, пусть пьют, один раз живем. Дети у гипертима болтаются во дворе, на улице. Они партнеры в домино, могут воровать вместе.

Все же в семье бывают частые конфликты из-за чрезмерной склонности гипертимов к развлечениям.

Секс

Секс у гипертима не имеет границ. Он приемлет эротическое искусство, порнографию, все формы сексуальности, групповой секс, склонен к бисексуальности. Он и в сексе — «перпетуум мобиле». При этом нельзя сказать, что гипертим обожает секс сам по себе. Он, если угодно, любит каждую женщину, с которой у него сексуальный контакт, он любвеобилен. Но, искренне любя, он может наобещать всего, она искренне в это поверит, а потом — беременность, аборты или безотцовщина.

В фильме «Вор» обаятельный гипертим с истероидными включениями Владимира Машкова учинил трагедию для сблизившейся с ним бесконечно милой женщины с ребенком. А Фанфан-Тюльпан быстро завербовался в армию, чтобы избежать возмездия со стороны крестьян за сексуальную шалость.

В этом смысле можно говорить о социальной опасности гипертима.

Глубина чувств и привязанность — это не для гипертима, это для психастеноида, эпилептоида.

Смена партнерш у гипертима происходит без особых притязаний в отношении красоты. Часто это просто партнерши по случайному застолью. Он изменяет жене, но тут же истово кается: бес попутал. Потом снова изменяет. Но и жене измену простит. Гипертимы, как правило, вообще никого не осуждают, ни в чем не винят. При этом если истероидка изменяет с тем, кто восхищается ею, эпилептоид — с той, кем восхищается он, паранойяльный — с кем надо для дела, то гипертим изменяет с кем попало. Естественно, что именно гипертимы становятся основным источником венерических заболеваний.

Революция

В революциях и войнах гипертимы тоже находят себе место. Их легко мобилизовать, подбить к борьбе «за правое дело». Увы, их несложно подбить и на мокрое дело. Гипертим — частый участник революционных потрясений. Ему вообще-то глубоко наплевать на любую идеологию, но он легко возбудим, живо реагирует на сиюминутную несправедливость. И когда этих мелких, а тем более крупных несправедливостей накапливается много, он бодро выходит под революционными флагами на улицу.

Срабатывает и его податливость к внушению со стороны авторитетных для него людей. И блатное понятие «авторитет» возникло благодаря в значительной мере гипертимным уголовникам. Поэтому волевому организатору Троцкому не так уж сложно было создать армию из гипертимов, которыми полна российская земля. Как сказал Жванецкий, «история России — это непрерывная борьба невежества с несправедливостью». Махно тоже пользовался этим и разные другие атаманы. Много гипертимов было и среди белых.

Но гипертимы, в отличие от эпилептоидов, легко переходят из стана в стан. Они выпьют за новую власть («король умер, да здравствует король!»), и будут крутиться у новых кормушек.

Романтичность

Как и истероиды, гипертимы — романтики. Благодаря неприхотливости в быту они легко переносят трудности похода. Так что они тоже едут «за туманом и за запахом тайги». Рубят хворост, жгут костры, пьют водку и поют песни. При этом они ищут в первую очередь общения, в отличие от шизоидов, которые ходят в походы, чтобы уйти от общения с обыденным окружением.

Гипертимы не прочь нацепить на себя всякие ярлыки или предложенную им символику в виде звезд, а то, бывает, и свастик, но не стремятся создать свою символику.

Конформизм и Нонконформизм

Гипертим — в основном конформист. Поддаваясь внушению со стороны лидера, он быстро соглашается с любой точкой зрения. Но он склонен к хулиганским выходкам, нарушению общепринятых норм, если его на это настраивает компания, может присоединиться к шокирующим общество паранойяльно-истероидным акциям. Он поддерживает эпатажные выходки веселым подсмеиванием и хохотом.

Месть

Конечно, если гипертим встретит обидчика, то пнет его, выскажет все, что думает, но никогда не станет специально готовить месть или плести интригу. В целом гипертимы не злопамятны, хотя и добро помнят не всю оставшуюся жизнь.

Дружба

Гипертим — человек компанейский. Он часто — душа компании. Он равно общается со всеми и с каждым, кто его слушает. При этом компании, как правило, пьющие. Он друг каждому и каждого считает своим другом — стоит поговорить с ним пять минут.

У гипертима много старых друзей и много новых. (У паранойяльного много новых и мало старых, а у эпилептоида мало старых и мало новых.) Но все связи у него поверхностные, на уровне бытовых: «забить козла», вместе поесть, выпить, закусить или хотя бы просто выпить без закуски.

Он не делит людей на друзей и врагов. Ему чужда классовая и расовая ненависть, он не антисемит по натуре, он склонен дружить с людьми разных национальностей, но его легко можно завести и направить на расовые распри.

Гипертим может быть и интеллигентным человеком, если изначально подпадает под влияние интеллигентной компании, в которой пасется. Литературный пример — Валька Вайнгартен из «За миллиард лет до конца света!» Стругацких.

Гипертим не выясняет отношений, он вместо двух старых друзей заведет сотню новых. И для него, как и для паранойяльного, хотя и по другим мотивам, новый друг лучше старых двух. Вернее, для гипертима новый друг лучше даже десятка старых: ведь новый охотнее с ним потреплется.

Коррекция

Чтобы гипертима спасти, его надо пасти. Спасти от случайных мелких неприглядных поступков, от проявлений неблагодарности с его стороны. Ему надо напоминать, удерживать, поощрять. Тогда он будет хорошим членом общества. Гипертимов достаточно много — процентов пятнадцать. Женщин и мужчин приблизительно поровну. Так что ладить с ними немаловажно. Если я имею дело с гипертимами, то поручаю дело сразу пяти. Один из них все же, может быть, и сделает то, что нужно. Но на других, не выполнивших обещанное, я не обижаюсь.

Но и сам гипертим может над собой трудиться: не олигофрен же. Мы, гипертимы, учтем все свои минусы, компенсируем их своими плюсами. Будем вести записи-напоминания, более тщательно проводить нравственно-психологический анализ ситуаций, скрупулезно следить за своими долгами. Скажем себе, что порядок соблюдать легко, и будем соблюдать. С большим чувством ответственности отнесемся к сексуальным связям. Будем не только отзывчивыми, но и чувствительными к состоянию людей, воздерживаться от вранья и так далее по тексту всей главы.

Гипертим — Психологос

Фильм «Остров сокровищ»

​​​​​​​​​​​​​​ Гипертим — психотип, характерный рисунок личности. Иногда — акцентуация характера.

Гипертим — достаточно распространенный психотип, их около 15%, женщин и мужчин приблизительно поровну.

Короткая характеристика психотипа

Постоянный признак – хорошее настроение. Энергичен, гиперактивен. Дружба поверхностная, душа компании. Незлопамятен. Конформист. Романтик. Обожает секс. Прямодушен. Справедлив. Семья – партнеры по развлечениям. Легко уживаются с другими. С деньгами — лох. Карьеры не делает. Организатор неплохой, но временно. Трудолюбив в составе команды. Рабочие профессии. Пьют. Недомашний человек. Речь быстрая, нечленораздельная. Память и эрудиция посредственная. Рефлексия слабая или отсутствует. Мыслит в рамках аксиом. Авантюрист. Творчество примитивное, бесхитростное. Самоучки. Воля сильная. Легко поддаются влиянию. Смел. Гневлив. Аутентичен, не стремится произвести впечатление. Уровень притязаний невелик. Юмор сальный, грубый. Не религиозен. Эмпатия не слишком развита. Свойственна анархия.

О гипертиме подробнее

Гипертим и позитив. Гиперактивность гипертима. Гипертим и порядок. Гипертим и эмпатия. Гипертим и доброта. Гипертим и религия. Гипертим и надежность. Гипертим и юмор. Воля и эмоции гипертима. Мышление и творчество гипертима. Речь и письмо гипертима. Гипертим и имидж. Гипертим и семья. Гипертим и секс. Гипертим и дружба. Гипертим: психотехника общения. Память и эрудиция гипертима. Гипертим и профессиональная сфера. Гипертим и деньги. Гипертим и революция.

Портрет гипертима по Н.И. Козлову

Хорошо тому живется, кто здоровый оптимист! Пожаловаться не на что: прекрасное здоровье, всегда хорошее настроение, цветущий внешний вид, отменный аппетит и крепкий сон. Он был таким с детства, и, несомненно, такой ребенок — мечта каждого родителя. Смотрите статью

Что учитывать, взаимодействуя с гипертимом

У гипертима есть особенности, которые не все понимают. Предупреждаем:

  • Если гипертим вам что-то обещает — это значит, что он это правда хочет, но не очевидно, что сделает. Гипертимы — люди необязательные.
  • Не бойтесь за душевное здоровье гипертима: он и психотравмы — две вещи несовместные.
  • Если гипертим кого-то задел, то не со зла, а от искреннего непонимания: ему «такое» нормально, ему от такого никогда больно не было. Он не черствый, просто ему самому все нипочем.
  • Если у гипертима депрессия, не волнуйтесь, это не патология, а норма в рамках его психотипа. Да, бывает, но всегда проходит — обычным образом. Не волнуйтесь за него!

Как работать над собой

Если вы наблюдаете у себя черты гипертима и хотите скорректировать свои особенности, то посмотрите статьи:

  1. Гипертим: как работать над собой
  2. Развитие личности на позитиве

Если вам не хватает черт гипертима и вы хотели бы какие-то из них развить, то посмотрите статью Лучшие черты гипертима: как развить

Гипертим: психотехника общения — Психологос

Автор — А.П. Егидес. Книга «Как разбираться в людях, или Психологический рисунок личности»

Гипертим говорлив. Общение для него — ценность номер один.

Общеизвестный анекдот: выпили на троих, и один дернулся идти, а ему: «А поговорить?..» Или уже вошедшее в быт нашего народа «хорошо сидим» из «Осеннего марафона».

Гипертим стремится к увесилительным компаниям, ему скучно одному. Шизоида тянет к уединению. А гипертима тянет выпить или сплетню любопытную узнать.

​​​​​​​Общаются гипертимы не ради дела, для них важно общение ради общения. Они могут пустословить часами, забывая о делах.

Общение без алкоголя для них менее интересно. Надо придумать любой предлог, но выпить. При этом они выдерживают большие дозы алкоголя. Если других уже свалило, гипертиму надо еще.

Опять же вспоминается герой Леонова в «Осеннем марафоне», его рассказ о том, что показалось мало, еще выпили и еще. И вот филолог-датчанин оказался в вытрезвителе, а леоновский герой пришел к Бузыкину—Басилашвили с просьбой спасти товарища.

Если истероид игрив и элегантен, то гипертим просто бурлив и бесшабашен, но далеко не элегантен. Скромность — это не его черта.

Манеры гипертима никак не назовешь аристократичными. Бывает беспардонным, даже наглым. Правила этикета он не соблюдает вовсе, а матерится через каждые два слова, разве что при женщинах — через пять. Вспомним: эпилептоид при мужчинах, ругается нецензурно через десять слов, а при женщинах старается этого избегать. Для психастеноида мат неприемлем вообще.

Гипертим легко вступает в контакт с любым незнакомым человеком, у него нет комплексов, его не назовешь тактичным. Знакомится быстро и легко. Иногда бывает беспардонно навязчив.

Меня зовут Коля, а вас Оля?

Я не знакомлюсь на улице.

Ну так зайдемте в этот подъезд

Со всеми он запанибрата, быстро, почти сразу переходит «на ты».

Гипертим беспрерывно рассказывает разные случаи из жизни. Артистичен, хотя и не очень пластичен. Но, в отличие от истероида, он не ставит себя в центр рассказа. Его рассказ — рассказ о других, не о нем. Он много обещает, у него, по его словам, масса знакомств, но он ими не хвастается, а по ходу дела или разговора вспоминает и по доброте своей предлагает воспользоваться этим знакомством. Но выполняет эти свои обещания, только если ему раз десять напомнить и, взяв за руку, сказать: «Ну, давай!»

В общении он прост, а то и примитивен: «Ну, ты что, старик? Все путем. Брось ты это. Не валяй дурака. Пойдем выпьем».

В процессе общения у него много конфликтогенов и много синтонов одновременно: «Слушай, ты дурак, ты вообще совершенно ничего не понимаешь в жизни, что за ерунду ты мелешь, пойдем, я тебе все устрою».

Конфликтогены беззлобные, это не подковырки истероида или шизоида, скорее просто пренебрежение этикетом. Может авторитарно наорать, но кратко, а не распекая подолгу. А потом быстро помириться. Гнев гипертима шумный, но непродолжительный. Он принимает участие в публичных скандалах, поддаваясь подзуживанию. Синтоны у него тоже грубоватые: «Я тебя уважаю, пойдем выпьем».

Гипертим не замечает, что идущие от него конфликтогены кого-то задевают. Но и синтоны свои в адрес других он тоже не ценит, не то что истероид, который угостит чем-нибудь и тут же напрашивается на комплименты: «Ну, как тебе?»

Гипертим может льстить, но без «второго дна», часто грубовато и бестактно. Он не чувствует дистанции, на которой хочет держаться с ним человек. Сам быстро клюет на лесть. Этим пользуются истероиды и паранойяльные. А простаки-гипертимы, сначала разругавшись, тут же поддаются на очередные лживые похвалы этого же или другого истероида.

Откровенность гипертима не знает границ. Он может рассказать о себе, о своей жене все, вплоть до сексуальных подробностей. Уже упоминалось, что он легко выдает и чужие доверенные ему тайны.

Он часто врет, но при этом, как и вообще, не ставит себя в центр и завирального рассказа, в отличие от истероида, который ставит себя в центр собственного вранья. Гипертим сочиняет просто так, не получая от этого никакой материальной выгоды, в отличие от истероида и паранойяльного. В основном это истории вроде: «Видел на базаре леща полтора метра длиной».

Гипертим не наушничает и не «заушничает», говорит все в глаза, прямодушно и грубовато.

Гипертим и юмор — Психологос

Автор — А.П. Егидес. Книга «Как разбираться в людях, или Психологический рисунок личности»

Юмор у него нередко сальный, грубо сексуальный, типа: «Откуда взять столько женщин на такое количество прокладок?»

Его юмор часто базируется на интонациях, на специфическом кавказском или одесском произношении, а не на ситуации. Этакий одесский юмор. Или же это буффонадный юмор, с явно гротескной ситуацией: торт в лицо, а в ответ подножка.

Для шутовского поведения гипертимов подходят слова «ерничанье», «паясничанье» — просто кривляется человек. Но это не шут из пьес Шекспира, а «шут гороховый», вроде евдокимовского: «Иду из бани. Морда красная. Никого не трогаю».

Бывает, что юмор у него заимствованный, но чаще все же свой, и при этом не смысловой, не глубокий, плоский. Люди смеются его шутке именно в его исполнении. Но на бумаге она уже теряет юмористический смысл. Иногда это все-таки хороший юмор, который веселит и может быть вовсе не безвкусицей.

Это как раз Жванецкий с его «прокладками» и Евдокимов с его «красной мордой».

Шутки в свой адрес гипертимы переносят легко. С них и здесь все слетает как с гуся вода — отряхнулись и пошли. Гипертим легко и отобьется глупой шуткой. Понятно, такой человек тоже не очень заботится о том, заденет ли он товарища своими неуклюжими поддевками.

Чужим шуткам гипертим смеется громко и заразительно, как и своим: скажет что-нибудь и тут же сам расхохочется. Он прирожденный рассказчик, рассказы его иногда смешат, он их запоминает и повторяет, вот и становится штатным юмористом.

На конфликтогены гипертим реагирует тоже конфликтогенами, резко превышая меру. И тут уже возникает Неуправляемый конфликт.

Гипертимы обидчивы, хотя и не злопамятны. Обида проявляется моментально, но они и отходчивы.

Гипертим и позитив — Психологос

​​​​​​​Автор — А.П. Егидес. Книга «Как разбираться в людях, или Психологический рисунок личности»

Гипертимный (сверхактивный) тип акцентуации выражается в постоянном повышенных настроении и жизненном тонусе, неудержимой активности и жажде общения, в тенденции разбрасываться и не доводить начатое до конца. Люди с гипертимной акцентуацией характера не переносят однообразной обстановки, монотонного труда, одиночество и ограниченность контактов, безделье. Тем не менее, их отличает энергичность, активная жизненная позиция, коммуникабельность, а хорошее настроение мало зависит от обстановки. Люди с гипертимной акцентуацией легко меняют свои увлечения, любят риск.

Веселость гипертима, конечно, производное от его гиперактивности, но все-таки выделим ее в самостоятельный признак, тем более что термин «гипертим» подразумевает веселость. Он весел всегда. И его веселость бесшабашна. Он веселится всю жизнь напролет, без отдыха, как паранойяльный всю жизнь напролет без отдыха работает.

Во всем он видит положительные стороны. Я знал одного гипертима, который по поводу предстоящих похорон друга потер руки и сказал радостно: «О! Выпьем!» А если уж появится адекватный повод для веселия, он, конечно, тем более порадуется.

Гипертимы, в отличие от страдающих циклотимией, постоянно в приподнятом и деятельном настроении. При циклотимии хорошее и активное настроение неизбежно сменяется депрессивным, но это уже речь идет о патологии.

Гипертим не мучается нравственными проблемами. Хорошо или плохо жить за чужой счет? Можно ли священникам Христовой церкви освящать машины? Легкомысленность гипертима сквозит во всем: в учебе, в карьере, в сексе, в любви, в отношении к детям, в предпринимательстве.

Он не задается гамлетовским вопросом: «Быть или не быть?» Для него ясно — быть. Гипертим не склонен к суициду.

Он прожигатель жизни, любит загулы, ему — гулять так гулять. Тратит уйму денег, может все спустить. Это гипертимы пропивались до креста. Гипертим то и дело звонит по междугороднему телефону, разъезжает на такси, зря жжет свет, шляется по ресторанам. Транжирит свои деньги, но может потратить и случайно попавшие к нему чужие.

Даже страдание у гипертима «веселое». Он может орать, если ему больно. Но это не попытка привлечь внимание, а экспрессия — ему так легче.

Гипертимный психотип

Для простого понимания гипертимного психотипа личности — замените на слова слишком общительный, слишком активный, прикольный.

Внутренние условия

В основе гипертимного психотипа личности лежит сильная и подвижная нервная система, возбуждение преобладает над процессами торможения. К базовым эмоциям гипертима можно отнести радость, удивление и игру. Движение для гипертима — это жизнь. Гипертим ориентирован на контакт с чем-то или кем-то новым.

Внешний вид

Гипертим одевается удобно, чтобы быть везде, иногда выглядит неопрятно.

Мимика и пантомимика

У гипертимного психотипа гиперкинетическая мимика, то есть эмоции очень быстрые и мгновенно меняются. Как мы уже отмечали, базовые эмоции гипертима – игра и удивление, соответственно их в сочетании с радостью мы чаще всего и увидим на его лице. Гипертим – весельчак, для него крайне важно, чтобы его окружению было весело, все смеялись.
Жесты гипертима диспластичны, немного грубоваты, ориентированы на других людей – таким способом он общается, т.е. прикосновениями. Гипертимный психотип создает вокруг себя суматоху и беготню, что может как привлекать, так и отталкивать людей одновременно.

Общение и поведение

Самыми главными качествами гипертима являются приветливость, дружелюбность и жизнерадостность. При знакомстве с ним, его энтузиазм сразу заметен. Гипертим не способен сдерживать эмоций, это разговорчивые, даже можно назвать болтливые, активные люди, которые всегда улыбаются.

Гипертим преувеличивает свои профессиональные личностные качества с целью улучшить коммуникацию с человеком, войти в доверие. Ввиду особенности психотипа его компетенции являются как правило поверхностными, без глубокого познания ввиду нехватки усидчивости. Гипертимы хорошо чувствуют настроение своего окружения, но плохо определяют их деловые качества.
Гипертим постоянно заинтересовывается чем-то новым, к чему зачастую быстро теряет интерес. Часто неразборчив в контактах. В поведении можно заметить бесцеремонность, к своим недостаткам снисходителен. Гипертимы – вспыльчивые люди, но так же быстро отходят.
Речь гипертима быстрая и громкая, часто забалтывает, может прыгать с одной темы на другую. Очень долго на одном месте работы задерживается редко, так как ему становится скучно.

Криминальное поведение

Чаще всего люди с гипертимным психотипом совершают внезапные преступления. Гипертимы азартны, что может послужить поводом для мелких краж. Тяжелые преступления могут совершить в моменты, когда не способны себя контролировать.

Как они лгут

При причастности к преступлению в момент опросной беседы у гипертима можно заметить резкое увеличение жестов-иллюстраторов, так как черпать энергию из внешнего источника для гипертима крайне важно. Может попытаться заболтать верификатора.

Итоги

Стратегия – полезные связи.
Лозунг: «Общение и получение положительных эмоций».
Цель – получение эмоций.
А делает это он посредством социальных контактов.

Зачем руководителю знать психотипы сотрудников

Год назад я пришел в компанию разработать программу, составляющую психологические портреты сотрудников на основе информации из DLP-системы. Работать предстояло в команде, опираясь на модели профайлинга. Но коллеги не были погружены в тему. После четырехдневного обучения руководство сделало изучение психотипов обязательным для всех менеджеров компании – эти навыки позволяют общаться эффективнее, а это первое, что нужно управленцу в работе с людьми.

Одна из популярных типологий методики профайлинга делит людей на восемь психотипов, у каждого из которых свои характерные черты. Чтобы сберечь активы компании, руководителю нужно:

Контролировать авторитарность эпилептоида, чтобы не развалил коллектив.

Есть люди с болезненной тягой к порядку и контролю – эпилептоиды. Они любят конкретику и факты, понятные рамки и четкие задачи.

Как эффективнее работать с эпилептоидом:

– говорить цифрами, фактами и конкретикой;

– фиксировать договоренности и жестко требовать их соблюдения, наказывать за нарушения;

– мотивировать избеганием проблем и повышением статуса в глазах коллектива;

– критиковать, не унижая.

С пониманием относиться к нарциссизму истероида, чтобы он действительно стал лучшим.

Люди с фокусом на себе – истероиды – есть в любом коллективе. Это те, кто готов на все, лишь бы привлечь внимание. Вычислить истероида, временами сбивать его спесь и мириться с игрой на публику имеет смысл потому, что в желании стать лучшим он может много работать.

Как эффективнее работать с истероидом:

– налаживать не только рабочий, но и человеческий контакт;

– подчеркивать, что он может больше;

– отмечать локальные успехи, но не перехваливать;

– проводить профилактику звездной болезни.

Давать параноялу выгоду, чтобы не стал играть против вас.

Есть категория сотрудников, которых любят все руководители: это сильные специалисты, готовые работать на результат. Проблема в том, что если это параноялы, то действуют они исключительно в своих личных интересах. И как только интересы компании пойдут вразрез, параноял легко предаст фирму.

Как эффективнее работать с параноялом:

– давать четкие цели и ставить конкретные сроки;

– стимулировать к обучению и развитию;

– мотивировать карьерным ростом и деньгами, расширением полномочий и ответственности;

– завышать целевые планки и требовать больше;

– вовлекать в управленческие решения и предоставлять личную зону ответственности.

Избавить эмотива от необходимости строить коллег, чтобы не сломался.

Если в коллективе есть люди, которые скорее дружат, чем строят карьеру, то с большой вероятностью это эмотивы. Если для достижения результата нужно будет пойти на конфликт с кем-то из коллег, задача выполнена не будет. И руководитель должен это понимать. При грамотном подходе способность эмотива налаживать отношения поможет боссу в работе с коллективом.

Как эффективнее работать с эмотивом:

– хвалить за результаты;

– критиковать мягко, не повышая голоса;

– подбадривать, при этом не снимая тревогу;

– поддерживать при неудачах, но усиливать чувство вины («Ты подводишь команду») и требовать большего.

Всегда занимать гипертима, чтобы не начал создавать проблем.

Душа и заводила компании, который даже во время аврала ходит в приподнятом настроении и успевает поболтать с коллегами, – скорее всего гипертим. Это человек общения, который боится рутины. Его нельзя обрекать на график с 9.00 до 18.00. Пусть работает со сложными задачами и горящими дедлайнами.

Как эффективнее работать с гипертимом:

– строго контролировать документацию и отчеты;

– наказывать за нарушение договоренностей и обещаний;

– при депрессиях подбадривать и помогать;

– не давать новых поручений, пока не выполнены старые;

– не давать переводить ответственность на других.

Не переусердствовать с контролем шизоида, иначе он бросит все.

Шизоиды больше любят информацию, чем людей. Они умные, креативные, довольно замкнутые и с нестандартными идеями. Не диктуйте им, а налаживайте диалог. И не перегибайте с контролем. Так вы не нарветесь на агрессию, а может, и улучшите показатели.

Как эффективнее работать с шизоидом:

– поручать больше работы с компьютером, чем с людьми;

– делать комплименты его теоретической подготовке и креативу;

– требовать отчеты в письменном виде;

– не подчеркивать собственный статус при общении с ним.

Не делать главным тревожного, когда на кону слишком много.

«Шеф, все пропало», когда проблемы еще нет, – это как раз про тревожно-мнительный психотип. Если на кону крупный и важный проект, то тревожно-мнительного менеджера нельзя делать первым: страхи могут взять верх.

Как эффективнее работать с тревожно-мнительным:

– периодически обнадеживать, но и требовать результат;

– делиться «секретной информацией»;

– следить, чтобы не растворялся в процессе и держал фокус на результате.

Предлагать однозначную сделку, чтобы критик работал, а не препирался.

Речь об опытных специалистах, которые устали и перегорели. Они много лет в деле, знают внутреннюю кухню и могут решать сложные задачи, но не хотят. Вместо этого критикуют и указывают на слабые места, но сами ничего не меняют.

Как эффективнее работать с критиком:

– ограничиться строго деловыми отношениями;

– четко выстраивать приоритеты;

– фиксировать все договоренности и результаты;

– торопить с дедлайнами;

– приучать отчитываться по собственной инициативе.

Конечно, люди неоднозначны и чистых психотипов почти не бывает, так что в сотрудниках придется разобраться. Но это стоит того, чтобы правильно трактовать их поведение и находить оптимальный подход. В конце концов, от этого выиграет бизнес.

Падение и Гипертайм (9780198712695): Hudson, Hud: Books


«… блестящая и творческая защита … читатель книги Хадсона будет щедро вознагражден проницательным и творческим обсуждением теологии, эпистемологии, метафизики и философии религии применительно к одному из главных споров наших дней относительно рационального мышления. статус религиозных убеждений «.
Нотр-Дам Философские обзоры

«Не имея ничего, кроме чистого мастерства, Хад Хадсон намеревается бросить вызов предполагаемым способам, которыми некоторые люди могут переоценить масштабы науки в The Fall и Hypertime …. есть немного, о чем хотелось бы, чтобы Хадсон исключил из своей книги, чья интеллектуальная строгость и аналитическая убедительность трудно поддаются критике
. Что необходимо подчеркнуть, так это то, что ее основной вклад заключается в ее способности обеспечить глубокое понимание места и масштабов метафизики в толковании Писания и, возможно, более скромное восприятие способности науки ставить под сомнение теологические взгляды.
истории. По этой причине вклад Хадсона в эту впечатляющую книгу имеет огромное значение для богословской задачи.»- Эндрю Торранс, Journal of Analytic Theology

» Каждый должен прочитать эту книгу, просто чтобы сказать, что у вас есть опыт. Хадсон, первоклассный философ, спорит с наглостью Плантингана, что самое буквальное описание грехопадения Адама и первородного греха можно привести в полное соответствие со всем, что мы знаем из господствующей науки. Книга
искусно задумана, аналитически насыщена и остроумна ». — Ханс Мадуэме, Journal of Analytic Theology
« Вклад новой книги Хадсона в философию религии огромен.. . Хадсон не только дал нам увлекательный тур по описанию падения и доступный отчет о текущем состоянии метафизики времени; он также продемонстрировал метод, с помощью которого метафизика может переработать
споров, которые ранее считались чисто эмпирическими ». — Сэм Лебенс и Тайрон Гольдшмидт, Journal of Analytic Theology


Хад Хадсон — профессор философии в Университете Западного Вашингтона. Он работает в основном в области метафизики, философии религии и истории современной философии и опубликовал множество статей в различных журналах, включая , Philosophy and Phenomenological
Research , Philosophical Studies , и Философский журнал .Он является автором «Метафизика гиперпространства » (OUP, 2005), «Материалистическая метафизика человека » (Cornell University Press, 2001) и «Компатибилизма Канта» (Cornell University Press, 1994).

Падение и гипервремя | Отзывы | Философские обзоры Нотр-Дама

Книга

Хада Хадсона — блестящая и творческая защита следующего утверждения.

Существует конфликт между буквальным чтением книги Бытия и наукой, только если предположить, что гипотеза гипервремени ложна.

Смысл тезиса Хадсона состоит в том, что те, кто заявляет о конфликте между наукой и буквальным прочтением Книги Бытия, основывают это утверждение не только на науке, но также и на спорной метафизике. Буквальное прочтение Книги Бытия (далее «LRG»), по сути, подразумевает, что люди существовали не более 8000 лет и что космическое зло является результатом какого-то первого греха некоторых первых людей (будь то два или несколько более крупное сообщество). Хадсон рассматривает ряд стратегий приспособления для ослабления доктрины грехопадения (и связанных доктрин первородного греха и первородной вины) и, наконец, останавливается на версии, которую активно поддерживает ван Инваген (как истинной для всего, что мы знаем).

Чтобы понять гипотезу гипервремени (далее «ЧЧ»), начните с теории времени «растущего блока», одного из стандартных наборов вариантов. Согласно этой теории, прошлое реально и «все еще существует» как «блок» в качестве пространства-времени, а будущее «открыто», т.е. будущего не существует. Блок растет по мере увеличения количества пространства или времени. Хадсон отмечает, что нет ничего более загадочного в том, что блок теряет частей, чем его получает частей.Затем он отмечает, что не более загадочно и то, что «морфирующийся блок» сжимается или растет не только в единицах гиперплоскостей («срезов» блока), но также в подобластях гиперплоскостей. В результате в принципе нет ограничений на способы трансформации блока, на «форму», которую он может принимать. Более того, нет веской причины, по которой гиперплоскости (или их подобласти) не могли быть «перетасованы» в другом порядке.

Поскольку вселенная здесь моделируется как пространственно-временной блок, временное измерение измеряет только изменений в пределах блока.Меры Hypertime, как мы можем это представить, изменяют блок с на (хотя технически блоки в разные гипервремени численно различны, и остается вопрос, касающийся статуса различных эссенциализмов блоков по отношению к их частям). Это означает, что в любой данный момент на гипервремени может быть полный пространственно-временной блок, полная физическая вселенная, отличная от блоков в разных гипервремени. Учитывая бесконечное гипервремени, это порождает множество миров, мало чем отличных от мира Дэвида Льюиса.Хадсон применяет возможность этой множественности тремя способами: к пониманию вездесущности (которое я не буду обсуждать), к (трем версиям) проблемы зла (одну из которых я расскажу ниже) и в защиту своего основной тезис. То, как HH помогает в понимании всеведения и проблемы зла, придает ему доверие и мотивирует его как жизнеспособный вариант, так что его применение к основному тезису не является спонтанным (хотя это специальное решение не помешает его успеху в достижении его цели. ).Я опишу приложение к проблеме зла, предложу критику, а затем опишу его приложение к основному тезису.

Если существует множество пространственно-временных дискретных вселенных, то на основании какого-либо эмпирического наблюдения трудно сделать вывод, что реальный мир не является лучшим из возможных. Важно помнить, что согласно гипотезе гипервремени блоки пространства-времени в разные гипермоменты — это только одна часть общей реальности. Наша наблюдаемая Вселенная — капля в море.Таким образом, аргумент зла ​​против существования Бога из-за того, что наш мир не является лучшим из возможных, должен был бы утверждать, что наблюдаемая Вселенная не может быть даже частью части наилучшего из возможных миров. Это непростой аргумент.

Этот ход принимает форму того, что традиционно называется «защитой», а не «теодицеей» (хотя это различие не имеет большого значения для вероятностников). Схема защиты теизма от аргумента от зла, по сути, выглядит следующим образом.Пусть X будет суждением, действующим в конкретной проблеме зла, будь то существование беспричинного зла, или то, что это не лучший из всех возможных миров, или что какое-то конкретное действие по своей сути недопустимо для разрешения, или любое предложение, несовместимое с существование Бога (обратите внимание, что так называемая «доказательная» проблема зла все еще является аргументом несовместимости, это всего лишь тот, для которого эмпирическая гипотеза требует серьезных доказательств). Пусть Y — некоторое релевантное следствие X.

X, только если Y.Но мы не знаем, является ли Y, поэтому мы не знаем, является ли X.

Соответствующий экземпляр здесь ( mutatis mutandis ).

Мы знаем, что это не лучший из всех возможных миров, только если мы знаем, что HH ложно. Но мы не знаем, что HH ложно, поэтому мы не знаем, что это не лучший мир из возможных.

Моя критика этого шага состоит в том, что посылка (эпистемической) возможности находится под большим сомнением. HH — теория абстрактной метафизики, один из нескольких конкурентов.Некоторых можно простить за утверждение, что одного этого достаточно, чтобы знать, что это ложь. И даже если вердикт не такой уж мрачный, кажется допустимым, чтобы предположил , что он ложный, даже если его можно оправдать. На самом деле, однако, даже оптимистический вердикт о том, что мы не знаем, что Э. Х. является ложным, на самом деле не помогает настолько сильно облегчить проблему зла, поскольку те, кто обоснованно полагает , достигает некоторого положения дел, несовместимого с существованием Бога, могут , при прочих равных условиях, есть все основания полагать, что теизм ложен.Тем не менее, в ближайшее время может появиться аргумент, что можно было бы разумно верить Х. Х., если бы ему было дано еще несколько аргументов. Тогда это могло сыграть значительную роль. Хадсон оставляет много намеков на способы, которые можно было бы изучить, чтобы еще больше оправдать HH. Это лишь одно из проявлений, в которых HH описывает исследовательский проект, требующий дальнейшего изучения.

Приведя аргумент в пользу полезности HH для религии в предпоследней главе, Хадсон применяет HH к своему основному тезису в последней главе.Ниже приводится набросок его очертаний. Представьте себе вселенную, задуманную как пространственно-временной блок, в которой собраны все творцы истины для буквального прочтения Книги Бытия. То есть буквальное прочтение Книги Бытия точно и буквально описывает то, что происходит в этой вселенной (пространственно-временном блоке) до момента Падения (возможно, включая изгнание из Сада). Гиперплоскость этого тройного пространства, составляющая «передний край», содержит Адама и Еву, проходящих через порог Сада. Если HH истинно, тогда Бог может взять эту гиперплоскость и разместить ее на переднем крае пространственно-временного блока в другом гипервремени, которое развивалось миллиарды лет в точности так, как описывает наша лучшая наука.Если предположить, что личность Адама и Евы перенесена из «трансплантата» (тезис, который мало защищается, но для которого нет очевидных препятствий), тогда, пока Адам и Ева находятся в правильном месте в эволюции гоминидов, мы все можем происходить от них (или небольшая группа, по варианту), они произошли от более примитивных дочеловеческих существ (этот факт подтверждается новым пространственно-временным блоком, в котором они находятся), и все же их полная трансгипертемпоральная Биография может быть точно описана буквальным прочтением книги Бытия.

Кто-то может подумать об этом как о специальном, но это не мешает ему подтвердить тезис Хадсона. Более того, было бы совсем не странно, если бы Библия придерживалась точки зрения гипервремени, которая, в конце концов, была бы точкой зрения Бога. Вдобавок, учитывая множество миров, которые обеспечивает HH, было бы совсем не странно, если бы изначальный «Сад» был на самом деле отдельным пространственно-временным блоком, и их изгнание из этого «Сада» включало трансплантацию в другое гипервременное смежное пространство-время.

Этот рассказ соответствует описанию традиционной теистической истории защиты: это последовательная история, которая содержит как истину буквального прочтения Книги Бытия, так и истину нашей лучшей на данный момент науки. Рассказывая таким образом такую ​​историю, Хадсон достиг своей основной цели: установить, что если существует конфликт между современной наукой и буквальным прочтением Книги Бытия, то только при условии допущения теории метафизики время, которое может быть оспорено и для которого существует ясная и теоретически привлекательная альтернатива (другой исследовательский проект, который Хадсон оставляет читателю, — это то, каким образом HH обладает всей объяснительной силой множественности миров Льюиса, но с некоторыми преимуществами).И хотя я предложил одну правдоподобную линию, согласно которой можно сомневаться в HH и его эффективности (без дальнейшей независимой поддержки) в решении проблемы зла, это очень далеко от аргумента , что HH ложно. И можно было бы подумать, что те, кто заявляет о конфликте с энергией и энергией, которые обычно сопровождают такие утверждения, должны будут аргументировать это (необязательное) предположение.

Читатель книги Хадсона будет щедро вознагражден проницательным и творческим обсуждением богословия, эпистемологии, метафизики и философии религии, примененных к одному из главных споров наших дней относительно рационального статуса религиозных верований.

Hypertime | База данных DC | Fandom

Эта страница проекта требует очистки.
Эта статья нуждается в обслуживании и систематизации, так как она могла стать загроможденной или запутанной. Его сердце находится в хорошем месте, это просто немного особенное. Не могли бы вы помочь с нужной статьей? Этот шаблон классифицирует статьи, которые включают его в категорию задач «Очистка».

Hypertime

Галерея Это была ранняя попытка восстановить Мультивселенную DC, которая не прижилась у других создателей, представив ее как множество альтернативных реальностей, которые так или иначе отклоняются от «основного временного потока» и иногда повторно соединяются с «основным временным потоком». кратко.В Королевство ‘

Hypertime — это взаимосвязанный поток реальностей, в котором время в определенной точке отклонилось от основной вселенной.

История

Это была ранняя попытка восстановить Мультивселенную DC, которая не прижилась у других создателей, представив ее как множество альтернативных реальностей, которые так или иначе отклоняются от «основного временного потока», а иногда и повторно соединяются с «основным временным потоком». «вкратце. В The Kingdom злодей по имени Гог, как полагали, путешествовал во времени из точки после будущей эры Kingdom Come , чтобы уничтожить Супермена, но было обнаружено, что на самом деле он путешествовал через Hypertime, поскольку его многочисленные разрушения Супермена во времени были было обнаружено, что оно не влияет на основной поток времени или реальность Kingdom Come .

Hypertime, всеобъемлющая и взаимосвязанная паутина временных линий и реальностей, по-видимому, существовала почти столько же, сколько и само творение. События на центральной временной шкале часто создают временную рябь, создавая расходящиеся пути истории, которые существуют на своих отдельных временных шкалах. Эти временные шкалы иногда пересекаются, что приводит к изменениям в истории, которые обычно даже не замечаются обитателями временной шкалы. Эти изменения варьируются от незначительных (мгновенное изменение одежды или костюма человека) до значительных (полное переписывание истории человека).Если существо из одной Гипервременной Линии проводит слишком долго в другой, это может вызвать «отголоски» других миров, которые могут просочиться сквозь них, как засвидетельствовали Роуз Д’Анджело и Бэтмен в The Kingdom: Planet Krypton . Также возможно войти в пространство между Гипервременными линиями, где все возможные миры видны через бесконечную серию размерных «окон».

Гипертайм впервые привлек внимание Вселенной DC, когда был обнаружен Рипом Хантером из Линейных Людей. Опасаясь, что его товарищи-линейные люди разрушат его в попытке сохранить «единую истинную» временную шкалу, Хантер держал свое открытие в секрете.

Однако, когда злодей Гог начал путешествовать по Гипертайму, убивая различные версии Супермена, его действия объединили героев двух Гипервременных линий — Центральной временной шкалы (Вселенная DC) и мира, известного как Королевство. По завершении этого конфликта Hypertime был показан Супермену, Бэтмену и Чудо-женщине из Центральной временной шкалы.

После этого разоблачения, у других героев были кисти с Hypertime, такие как Superboy, Challengers of the Unknown и The Flash, которого на какое-то время заменил дубликат Hypertime по имени Уолтер Уэст.

После события, известного как Бесконечный Кризис, возникла мультивселенная 52-Земли, параллельная центральной временной шкале. Связь со всеми другими временными линиями и мирами была прервана этим событием, и немногие жители вселенной DC даже помнят Hypertime. Мистер Разум, используя роботов-скитов в качестве хоста, называл Вэйверидера «провидцем Гипервремени», что указывает на то, что Гипервремя все еще может существовать за пределами Мультивселенной. Возможно, это объясняет существование других Мультивселенных, например, параллельных Вселенной Marvel и Вселенной WildStorm.Он также может включать таинственную «Мегавселенную», упомянутую Booster Gold.

Позже выяснилось, что создание Александром Лютором Мультивселенной 52 было просто созданием новых ветвей Hypertime, [1] , которые наряду с открытием Новых 52 Земель после Точки воспламенения были просто «местной» Мультивселенной, возрождением Мультивселенной. все миры, ранее разрушенные событиями Конвергенции, существование «Мультивселенной» и знание о ней Вспышки Прайм-Земли показывает, что Гипервремени все еще существует.

История Вселенной

Гипервремя было создано Создателем Миров [2] и представляет собой сеть потоков времени за пределами Мультивселенной. [3] Он состоит из бесконечного количества реальностей, которые постоянно расходятся и сходятся, где они перекрываются и возвращаются, чтобы соединиться друг с другом. Таким образом, существовало все и вся, что можно было вообразить. [4] Это было описано как космический поток временных рамок и историй, управляющих реальностью. [5]

Во время битвы с Темными рыцарями Киборгу удалось освободить своих товарищей по команде Лиги Справедливости и отправить их в Гипертайм, чтобы уклониться от Барбатоса. [6]

Во время Войны Справедливости / Рока Гипертайм умирал из-за разрушения Стены Источника. [7] Однако он был стабилизирован Перпетуей, у которой было Гипервремени в пределах ее досягаемости, позволяя Легиону Судьбы влиять на прошлые и будущие временные рамки, не влияя на настоящее. [8] Брейниак разлил в бутылки сотни альтернативных фьючерсов от Hypertime с намерением ассимилировать и уничтожить их. [9]

По словам Рипа Хантера, в конце Войны Справедливости / Рока Гипертайм остался сломанным. [10] Однако. он был восстановлен после восстановления Мультивселенной. [11]

Банкноты

  • В саге Black Zero было обнаружено, что по крайней мере одна из линий времени, представленных в Zero Hour [12] , была частью Hypertime.
  • Следующие Земли были «открыты как отдельная параллельная Земля в The Kingdom # 2», то есть часть гипервремени: [13] Земля-Сорок, Земля-96, Земля-97, Земля-124.1, Земля-162, Земля-178, Земля-216 (основная реальность Сверх-Сынов), Земля-395, Земля-898, Земля-1098, Земля-1938 и Земля-3839.
  • Вспышка и Атом Земли-898 переместились в реальности, подобные докризисным реальностям Земли-Три и Земли-S, намекая, что могут существовать гипервременные версии этих реальностей.
  • В Multiversity Guidebook # 1 Hypertime использовался для объяснения создания 52 и его превращения в New-52.
  • Земля Прайм Барри Аллен знает о Hypertime. [14] [15]
  • Подразумевается, что существует иерархия вселенной, мультивселенной, гипервремени и Вечного возвращения. [16] [17]

Общая информация

  • Что-то похожее на гипервремени было использовано горсткой людей для объяснения «эффекта Манделы» реального мира. [18]

См. Также

Ссылки и справочные материалы

Hypertime в Haskell · Gwern.net

Глядя на модель Hypertime Сэма Хьюза, очень запутать, и ее трудно понять. Интересно, как это запрограммировать. Бесконечная стопка бесконечных вселенных, порождающая больше копий, ни одна из которых не вызывает парадоксов…? Я, конечно, не могу легко это представить:

«Существует континуум параллельной вселенной, смещенный по месяцам, дням, минутам и долям секунды.Есть причина, по которой все вселенные одинаковы: это потому, что каждая частица в каждой вселенной «увлекается за» частицами во вселенной выше, как кольца занавеса или вода, текущая над каким-то космическим водопадом. Большой взрыв, извергающий каждую вселенную по очереди, и каждая из них точно следует по пути, проложенному предыдущей. Их разделяет, возможно, секунда Планка.

В вытянутом виде это расположение напоминает двухмерный континуум.По горизонтальной оси отложено реальное время, увеличивающееся слева направо. По вертикальной оси — «гипервремя», возрастающее снизу вверх. Верхние вселенные расположены дальше по календарному времени, чем нижние вселенные. Горизонтальные линии представляют отдельные вселенные / временных шкал. Вертикальные линии представляют собой линии постоянного реального времени, с прошлым слева, будущим справа и вертикальной линией «настоящего», постоянно перемещающейся слева направо. Обратите внимание, как вертикальная линия пересекает каждую временную шкалу юниверса / в разное календарное время.(Линии постоянного календарного времени, такие как «1 января 2011 года», диагональные, идущие от верхнего левого угла к нижнему правому. Но они менее полезны.) Здесь 2011 год, но на один год «вниз» через гипервремени это так. 2010 год, а через гипервремени один год «вверх» — это 2012 год. Однако все вселенные работают параллельно, одновременно в реальном времени.

Путешествие во времени: путешествие вперед в гипервремени на самом деле означает путешествие в высшие вселенные в стеке. Путешествие назад в гипервремени на самом деле означает путешествие в нижние вселенные в стеке.Ни один из них не является строго путешествием во времени в реальном времени. Вы не можете посетить более раннюю точку на той же временной шкале, здесь нет причинных петель, вы не можете изменить сложившуюся историю, нет никаких парадоксов. Есть двумерный лист времени, и вы можете метаться от точки к точке, но вас постоянно тащат вперед в реальном времени ».

Он говорит в слабо непрерывных терминах, но, конечно, кажется, что пространство и время квантованы, и большинство вычислимых моделей также будут квантованы, поэтому мы будем использовать квантованное время.Состояния вселенной следуют одно за другим, каждое связано с другим в определенном порядке. Итак, состояния — это последовательность, для которой мы будем использовать Data.Sequence.

Что в нашей последовательности? Что ж, мы могли бы представить себе какую-нибудь причудливую физическую модель, как в видеоигре, но лучше не усложнять. Очевидная последовательность — это целые числа. Таким образом, мы могли бы смоделировать вселенную X из 5 состояний как

.
  импорт данных. Последовательность

х = 1 <| 2 <| 3 <| 4 <| 5 <| пустой  

Это поддерживает все обычные вопросы, которые можно задать, например, сколько состояний находится в X ( S.length x → 5 ), состояния которого удовлетворяют некоторому свойству (например, нечетность, S.filter odd x → 1 <| 3 <| 5 <| empty ), что произошло в четвертый момент ( S.index x 3 → 4 ) и др.

С другой стороны, нет никаких оснований придерживаться нашего предположения, что каждая вселенная конечна - они могут быть бесконечными. Так что конечная последовательность - не лучшее представление. Было бы лучше иметь бесконечные последовательности или ленивые списки. Это наглядно представляет нашу старую конечную последовательность:

  x = 1: 2: 3: 4: 5: []
-- или
х = [1,2,3,4,5]  

А также дает нам знаменитые бесконечные списки Haskell, например

  x = 1: 2: 3: 4: 5: повторить 6
-- или
x = [1,2,3,4,5] ++ повтор 6  

, который выглядит как [1,2,3,4,5,6,6,6,6,6,6,6,6...] и так далее. Это было бы полезно, если бы мы хотели смоделировать своего рода универсальную эсхатологию, в которой Вселенная достигает состояния, которое сохраняется вечно (хотя это поднимает философский вопрос времени как серии А и серии В - если ничего не меняется, в каком смысле существует время?).

Возвращаясь к модели Хьюза, мы видим, что он определяет не одну бесконечную вселенную, а, скорее, целый набор одной и той же вселенной. Или, скорее, не математический набор, потому что есть порядок, а последовательность; вернее, поскольку количество копий не ограничено, бесконечный список вселенных.Нам нужно что-то вроде:

  [
 [1,2,3,4,5,6,6,6 ...],
 [1,2,3,4,5,6,6,6 ...],
 [1,2,3,4,5,6,6,6 ...],
 [1,2,3,4,5,6,6,6 ...],
 [1,2,3,4,5,6,6,6 ...],
 [1,2,3,4,5,6,6,6 ...],
 [1,2,3,4,5,6,6,6 ...],
 [1,2,3,4,5,6,6,6 ...],
 ...
]  

Со списками, уходящими в бесконечность в обоих направлениях.

Легко указать построение верхнего списка:

  y :: a -> [a]
у х = х: у х  

То, что сообщает нам Google, является нашим старым другом повторять .

Если бы мы хотели скормить x в y , мы бы покрыли наш экран бесконечно повторяющимися числами, как и ожидалось. Поэтому вместо этого мы должны указать, что нам нужна только часть списка, и мы должны сделать это для обеих бесконечностей, которые мы неосторожно вызвали:

  карта (дубль 5) $ дубль 5 $ y x
→
[
 [1,2,3,4,5,6],
 [1,2,3,4,5,6],
 [1,2,3,4,5,6],
 [1,2,3,4,5,6],
 [1,2,3,4,5,6],
]  

Это хорошее начало, но Хьюз указывает:

«Каждая вселенная смещена во времени относительно следующей, но каждая вселенная в точности идентична другим .В нашей вселенной это в настоящее время 2011 год. Во вселенной «над» нашей, однако, это 2012 год, а 2011 год уже наступил, как и запланировано здесь. Во вселенной «ниже» нашей это 2010 год, но 2011 год. произойдет там точно так же, как это происходит здесь ".

Это проблематично. Легко «сдвинуть» каждую вселенную вниз по числовой строке на единицу, мы просто изменяем определение y , чтобы запустить желаемую функцию, например tail⁠, которая сместит [1,2,3, ...] на [2,3,4 ,...] и т.д .:

  y :: a -> [a]
у х = х: у (хвост х)  

Это проводное соединение с использованием хвоста ; что, если мы позволим tail быть параметром, чтобы мы могли использовать какую-то другую функцию? Просматривая пост Hypertime, нам наверняка понадобятся дополнительные сложности в будущем!

Ну, мы могли бы написать

  y :: a -> (a -> a) -> [a]
y x f = x: y f (f x)  

Это позволяет нам передать хвост или хвост.хвост или как нам угодно. Так получилось, что мы заново изобрели общую функцию списка в Haskell: если мы посмотрим на сигнатуру типа⁠, мы найдем итерацию, которая определяется почти точно так же:

  iterate :: (a -> a) -> a -> [a]
итерация f x = x: итерация f (f x)  

Получаем:

  карта (дубль 5) $ дубль 5 $ итерация хвоста x
→
[
 [1,2,3,4,5,6],
 [2,3,4,5,6,6],
 [3,4,5,6,6,6],
 [4,5,6,6,6,6],
 [5,6,6,6,6,6],
]  

Но теперь каждая «вселенная» отличается - №5 явно отличается от №1 (где любое из состояний, которые мы пронумерованы как 1-5?), И каждая вселенная является подсписком предыдущей вселенной.Ну что ж? Возможно, мы могли бы притвориться, что каждый список на самом деле имеет парный список, идущий в противоположном направлении, и на самом деле у нас есть главный список из двух кортежей, каждый из которых содержит список, идущий в обратном направлении до отрицательной бесконечности, и списки, на которые мы смотрели. , которые идут вперед:

  [
 ([0, -1, -2 ...], [1,2,3,4,5,6, ...]),
 ([1, 0, -1 ...], [2,3,4,5,6,6, ...]),
 ([2, 1, 0 ...], [3,4,5,6,6,6, ...]),
 ([3, 2, 1 ...], [4,5,6,6,6,6, ...]),
 ([4, 3, 2 ...], [5,6,6,6,6,6, ...]),
]  

Собственно, это выполнимо - что такое еще один бесконечный список? На этот раз нам нужно переопределить больше

Во-первых, нам нужно определить нашу начальную пару списков.Правый список остается прежним, но мы определяем левый список как идущий вниз:

  x :: ([Целое число]; [Целое число])
x = ([0, -1 ..], [1,2,3,4,5] ++ повтор 6)  

Теперь, на каждой итерации, мы хотим удалить первую запись из правого списка и поместить ее в начало левого списка. Это не так просто, как tail , но все же довольно просто:

  юниверсов :: [([Целое число], [Целое число])]
вселенные = итерация (\ (a, b) -> (голова b: a, хвост b)) x  

К сожалению, наша маленькая карта / take зритель также должен иметь дело с кортежем:

  extractSome :: [([Целое число], [Целое])]
extractSome = map (\ (a, b) -> (возьмите 5 a, возьмите 5 b)) $ возьмите 5 $ вселенных  

Что оценивается как

  [([0, -1, -2, -3, -4], [1,2,3,4,5]), ([1,0, -1, -2, -3], [ 2,3,4,5,6]), ([2,1,0, -1, -2], [3,4,5,6,6]),
    ([3,2,1,0, -1], [4,5,6,6,6]), ([4,3,2,1,0], [5,6,6,6,6 ])]
- или переформатировать:
[
 ([0, -1, -2, -3, -4], [1,2,3,4,5]),
 ([1,0, -1, -2, -3], [2,3,4,5,6]),
 ([2,1,0, -1, -2], [3,4,5,6,6]),
 ([3,2,1,0, -1], [4,5,6,6,6]),
 ([4,3,2,1,0], [5,6,6,6,6])
]  

Это выглядит правильным, если мы поднимем голову.Приятно то, что эта пара списков позволяет нам перемещаться, как мы хотим. Предположим, мы отбросили все, кроме первого списка, и захотели пойти в другом направлении, сдвинуть влево, скажем, на 10 записей, а затем сдвинуть вправо на 10 записей? Мы вернемся к тому, с чего начали, если мы написали аргумент для и правильно повторили . Можно представить такой же трюк с деревом или массивом или с нашим старым другом Data.Sequence .

Это потому, что мы, в некотором смысле, заново изобрели старую концепцию программирования, буфер промежутков, который обобщается как структура данных Zipper (Haskell wiki⁠; один известный пользователь - XMonad).Идея застежки-молнии заключается в том, что у одного есть «фокус» между двумя или более другими структурами данных (в нашем случае списками), а другой перемещается, перетасовывая элементы из вспомогательной структуры данных во вспомогательную структуру данных таким образом, чтобы это выглядело как у каждого есть указатели во всех направлениях, в которых он хочет. Молнии могут быть автоматически получены для многих структур данных, но в нашем случае мы можем использовать приятную оболочку, пакет ListZipper.

Импортируем Data.List.Zipper и запускаем.

  Импорт данных.Список.Застежка-молния

x :: Zipper Integer
x = Zip [0, -1 ..] ([1,2,3,4,5] ++ повтор 6)

extract :: Int -> Застежка-молния a -> [a]
извлечь n (Zip a b) = перевернуть (взять n a) ++ взять n b  

Это работает? Мы должны быть в середине бесконечного списка, поэтому все три emptyp , beginp и endp должны иметь значение False (соглашение об именах - Scheme - «p» для «предиката»):

  (пустоp x, начало x, конец x)
→
(Ложь, Ложь, Ложь)  

Далее, ListZipper не определяет свой класс Zip как data Zipper a = Zip [a] a [a] , но, как и мы, data Zipper a = Zip [a] [a] ; если мы попросим «текущий» элемент в фокусе ( cursor :: Zip a -> a ), что мы получим? 0 (слева) или 1 (справа)?

Получаем голову правого списка.Разумный. Далее, что мы получим, если вызовем курсор . правильно ? (Помните, бесконечные списки опасно оценивать без какого-либо способа сжать их до конечности, например, курсор .)

И я утверждал, что мы можем двигаться вперед и назад, как нам заблагорассудится, так что давайте попробуем целую группу:

  курсор $ left $ left $ left $ right $ left $ right $ right $ right $ left $ left x
→
-1
извлечь 5 $ left $ left $ left $ right $ left $ right $ right $ right $ left $ left x
→
[-6, -5, -4, -3, -2, -1,0,1,2,3]  

Одна из, возможно, парадоксальных черт застежки-молнии заключается в том, что она накладывает «обновления» поверх оригинальных застежек-молний, ​​поскольку она чисто функциональна ».Таким образом, replace :: a -> Zipper a -> Zipper a может не совсем соответствовать ожиданиям. Можно было ожидать:

  извлечь 5 $ заменить 100 x
→
[-4, -3, -2, -1,0,100,101,102,103,104]  

Но на самом деле получается:

  [-4, -3, -2, -1,0,100,2,3,4,5]  

Это проблема для наших сценариев путешествий во времени: если мы копируем индекс в один список и перемещаемся на один список вверх и вниз до индекса +1, а затем выполняем замену на , мы не получаем желаемого результата.

Мы можем попробовать заменить на замену нашей собственной функцией, в которой мы уничтожаем правый список и вместо этого возвращаем правый список на основе того, что было у нас в обновлении:

  replace ':: Integer -> Zipper Integer -> Zipper Integer
заменить 'a (Zip b _) = Zip b [a ..]

извлечь 5 $ заменить '100 x
→
[-4, -3, -2, -1,0,100,101,102,103,104]  

Так лучше. Но здесь мы имели дело только с одной застежкой-молнией. Что случилось с итерацией и нашим бесконечным списком бесконечных списков (теперь бесконечных застежек-молний)? Нам нужно только внести незначительные изменения в наш старый код:

  Импорт данных.Список.Застежка-молния

x :: Zipper Integer
x = Zip [0, -1 ..] ([1,2,3,4,5] ++ повтор 6)

юниверсы :: [Zipper Integer]
вселенные = итерация (\ z -> вправо z) x

extract :: Integer -> Застежка-молния a -> [a]
извлечь n (Zip a b) = перевернуть (взять n a) ++ взять n b  

А потом почти как раньше:

  карта (отрывок 5) $ взять 5 вселенных
→
[
 [-4, -3, -2, -1,0,1,2,3,4,5],
 [-3, -2, -1, 0,1,2,3,4,5,6],
 [-2, -1, 0,1,2,3,4,5,6,6],
 [-1, 0,1,2,3,4,5,6,6,6],
 [0,1,2,3,4,5,6,6,6,6]
]  

Красиво! Мы не должны притворяться, все предыдущие ценности там, как и должны быть.

  • http: / / blog.sigfpe.com/ 2006/ 12/ оценка-cell-automata-is.html

Stream Hypertime от MΞDICI | Слушайте онлайн бесплатно на SoundCloud

Кто хочет путешествовать во времени? Включите громкоговорители для этого нового обогревателя! Наслаждаться. Получим 1000 подписчиков!

даааа

хорошо

Эта песня звучит так чертовски тяжело, что я редко слышу такую ​​сумасшедшую вейв-песню

эта деталь, если бы она была чуть раньше, было бы невероятно

Удивительный

👏👏👏

Не время в пути, но это еще кое-что хорошее.:)

бру, блять, что !?

Отлично, могу ли я использовать его для видео о мотоцикле?

зверь.

😘

удивительно

сильный

такой отличный

Нитро Премиум

безумие

Твоя музыка крутая, бойкая

человек это огонь

так свежо

Господи друг

🌜🌜🌜

wave banger

Holy Moly это так хорошо

Где скачать этот трек ???

фейерверк

больной!

дури !!

Комментарий от YUME

больной

Хороший мужчина!

Комментарий от Djedi

большой трек G пришлите мне, пожалуйста!

Hypertime - зачем нам 2 dim

ВРЕМЯ уже не то, что было раньше.

Сто лет назад мы думали, что секунды отсчитывают предсказуемо. Тик следовал за током, затем за тиком.

А часы потекли… ну как по маслу. Затем появился Эйнштейн, и все изменилось.

Его теории относительности нанесли удар по нашим наивным представлениям о времени. Совершите поездку на ракете, летящей со скоростью, близкой к скорости света, и время замедлится практически до полной остановки. То же самое произойдет, если вы припаркуетесь возле черной дыры и почувствуете ее невероятную гравитацию.Хуже того, пространство-время внутри черной дыры искажается настолько, что пространство и время фактически меняются местами.

Сейчас, когда мы начинаем осознавать странности времени, один отважный физик сбросил еще одну бомбу. «Существует не одно измерение времени, - говорит Ицхак Барс из Университета Южной Калифорнии в Лос-Анджелесе. "Есть два. Одно целое измерение до сих пор оставалось для нас совершенно незамеченным ».

Означает ли это, что мы можем ожидать дополнительных часов и секунд «Или второе измерение времени разрушит наши представления о прошлом, настоящем и будущем» Или это Барс, фактически, на несколько кварков меньше протона »Одно дело Дополнительное временное измерение Барса, похоже, раскрывает существование глубоких и неожиданных связей между разрозненными системами, такими как атомы и расширяющаяся Вселенная.Такие связи могут указать путь к «теории всего», объединяющей все физические законы Вселенной в одно. Более того, Барс утверждает, что его теория обладает истинной предсказательной силой и может быть проверена в предстоящих экспериментах по физике элементарных частиц.

Физикам не привыкать к дополнительным измерениям. На протяжении десятилетий теоретики, пытающиеся объединить силы природы, добавляли в свои уравнения дополнительные измерения пространства. Еще в 1920-х годах математики обнаружили, что перемещение в четыре измерения пространства вместо трех, которые мы наблюдаем, помогло в их поисках примирения электромагнетизма и гравитации.Позже, в 1980-х годах, появились различные теории суперструн, которые описывают Вселенную в терминах крошечных одномерных струн, вибрирующих на фоне девяти пространственных измерений, шесть из которых скручены так плотно, что мы не можем их видеть. Примерно через десять лет теоретики распознали различные теории струн как разные грани единой идеи, называемой М-теорией, которая добавляет еще одно измерение, увеличивая в сумме 11: 10 пространства и одного времени.

По крайней мере, вмешательство в пространство - это честная игра.Так почему же так немногие осмелились повозиться со временем? "Есть две веские причины, по которым добавление дополнительных временных измерений вызывает у теоретиков тошноту. Для начала, когда вы вставляете время в свои уравнения, оно имеет скорее отрицательный, чем положительный знак. «Второе временное измерение только усугубляет эту проблему и приводит к событиям, происходящим с отрицательной вероятностью, - концепция, которая бессмысленна», - говорит Барс.

Хуже того, это дает зеленый свет идее путешествия во времени. Если время одномерно, как прямая линия, четко определен маршрут, связывающий прошлое, настоящее и будущее.Добавление еще одного измерения превращает время в двухмерную плоскость, как плоский лист бумаги. На таком плане путь между прошлым и будущим будет повторяться сам по себе, позволяя вам путешествовать назад и вперед во времени (см. Диаграмму на стр. 39). Это допускало бы всевозможные абсурдные ситуации, такие как знаменитый парадокс дедушки. В этом сценарии вы можете вернуться и убить своего деда до того, как ваша мать мелькнет в его глазах, тем самым предотвратив собственное рождение.

Двумерное время производит впечатление неработающего.Тем не менее, когда в 1995 году Барс обнаружил в М-теории намеки на дополнительное временное измерение, он решил взглянуть повнимательнее. Когда он это сделал, Барс обнаружил, что ключевая математическая структура, общая для всех 11 измерений остались нетронутыми, когда он добавил дополнительное измерение. «При одном условии», - говорит Барс. «Дополнительное измерение должно быть похоже на время».

Конечно, Барс знал все об ужасах, которые возникают, когда начинаешь возиться со временем. Не обращая внимания на это, он задавался вопросом, исчезнут ли отрицательная вероятность и путешествия во времени, если движение в новом пространстве-времени будет жестко ограничено.Но что за ограничение? Барс предположил, что это должна быть неожиданная симметрия природы.

Симметрия касается свойств объектов, которые остаются неизменными, даже когда вы что-то с ними делаете - куб выглядит одинаково независимо от того, какую грань вы просматриваете. И симметрия применима и к законам физики. Поэтому, если вы проводите эксперимент, для результатов не имеет значения, стоит ли ваша лаборатория на месте, ее увозят в поезде или кружат на ярмарочной площадке.

Эта связь между физикой и симметрией была впервые обнаружена немецким математиком Эмми Нётер. В замечательной статье, опубликованной в 1918 году, она показала, что многие фундаментальные законы сохранения физики являются не чем иным, как следствием лежащих в основе симметрий. Например, закон сохранения энергии - энергия не может быть создана или уничтожена, а просто преобразована из одной формы в другую - является следствием «трансляционной симметрии времени», того факта, что если вы проведете эксперимент сегодня, завтра или в следующем месяце , вы получите тот же результат при прочих равных условиях.И общая теория относительности, и стандартная модель физики элементарных частиц основаны на симметриях, которые выполняются независимо в каждой точке пространства и времени, так называемых «калибровочных симметриях».

Мощное понимание Нётер стало мощной движущей силой современной фундаментальной физики, которая постоянно ищет глубокие и простые симметрии, порождающие сложные явления, которые мы наблюдаем во Вселенной. Барс задавался вопросом, имеет ли неожиданная калибровочная симметрия смысл в дополнительном временном измерении.И в 1995 году он начал ее искать.

Ключ к разгадке пришел из квантовой теории. Квантовая неопределенность ограничивает то, насколько хорошо вы когда-либо можете узнать определенные свойства физической системы. Определите положение атома, и вы никогда не сможете измерить его импульс, и наоборот. Барс задался вопросом, указывает ли этот результат на более глубокую взаимосвязь между позицией и импульсом. Может ли существовать симметрия между двумя "

"

###

"Эта статья размещена на этом сайте, чтобы предоставить предварительный доступ другим уполномоченным средствам массовой информации, которые могут пожелать сообщить об этой истории или процитировать отрывки в рамках честного обращения с этим защищенным авторским правом материалом.Требуется полная атрибуция, а если вы подаете сообщение в Интернете, также требуется ссылка на www.newscientist.com. Эта статья, размещенная здесь, является ТОЧНЫМ текстом, используемым в журнале New Scientist, поэтому перед каждым воспроизведением каждой статьи в полном объеме требуется предварительное разрешение. Пожалуйста, свяжитесь с [email protected] Обратите внимание, что авторское право на все материалы принадлежит Reed Business Information Limited, и мы оставляем за собой право предпринимать такие действия, которые мы сочтем необходимыми для защиты таких авторских прав ».

* ВЫ МОЖЕТЕ ПРОЧИТАТЬ НАСТОЯЩУЮ ФУНКЦИЮ, ПОДПИСавшись на http: // www.newscientist.com *

ЕСЛИ ОТЧЕТАЕТСЯ ПО ЭТОЙ ИСТОРИИ, ПОЖАЛУЙСТА, УКАЗЫВАЙТЕ НОВОГО УЧЕНОГО В КАЧЕСТВЕ ИСТОЧНИКА И, ПРИ ОТЧЕТЕ В ИНТЕРНЕТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, НЕСИТЕ ССЫЛКУ НА: http://www.newscientist.com

КОНТАКТЫ С НАМИ - Офис New Scientist в Бостоне:
Тел .: +1617 386 2190 или электронная почта [email protected]



Заявление об отказе от ответственности: AAAS и EurekAlert! не несут ответственности за точность выпусков новостей, размещенных на EurekAlert! участвующими учреждениями или для использования любой информации через систему EurekAlert.

А вот и гипервремя - Хотите обойти свое будущее или изменить свое прошлое? По словам Габриель Уолкер, дополнительное измерение времени может быть всем, что вам нужно, и оно может даже стать ключом к теории всего.

Габриэль Уокер

SPACE, кажется, это честная игра. В течение многих лет физики, недовольные
ничтожными тремя измерениями пространства, которые предлагают нам наши органы чувств, весело
добавляли к своим уравнениям дополнительные.Сначала было четыре, потом
девять. На сегодняшний день лучшим вариантом представляется десять измерений пространства, причем семь из
из них свернуты так плотно, что мы не можем их видеть.

Время, с другой стороны, теоретики в значительной степени оставили в покое. Они говорят, что вам достаточно одного измерения времени
. Добавьте еще, и весь ад сломает
. Но за последние пару лет все изменилось. Один смелый физик
- Кумрун Вафа из Гарварда - обнаружил, что дополнительное измерение времени
может решить больше проблем, чем создать.

Но проблемы наверняка есть. Где это дополнительное время? Это просто математическое удобство
или это действительно так? Что он сделает с нашими
представлениями о прошлом и будущем, о причине и следствии? «Мы барахтаемся вокруг
, когда их бывает больше одного раза», - говорит теоретик Майкл Дафф из Техасского университета
A&M. «Это очень сбивает с толку».

Вся идея о том, что дополнительные измерения могут быть полезны, проистекает из попыток
объединить различные силы природы.Еще в 1920 году математики обнаружили, что
движется до пяти измерений вместо четырех измерений пространства-времени,
помогло им примирить электромагнетизм с гравитацией.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.