Гештальт подход – Гештальт-терапия — Википедия

Гештальт-терапия — Википедия

Гешта́льт-терапи́я (от нем. Gestalt — здесь «целостный образ») — одно из направлений в психотерапии, основанное на экспериментально-феноменологическом и экзистенциальном подходах[1][2]. Зародилось в 1950-х годах и получило большое распространение, начиная с 1960-х. В отличие от психоанализа, гештальт-терапевт не занимается интерпретацией бессознательного пациента, а помогает клиенту развить самосознание, и играет роль не пассивного стороннего наблюдателя, как психоаналитик, а активного участника, раскрываясь, взаимодействуя с пациентом как личность с личностью, как это предполагает гуманистический подход[1].

Гештальт-терапия не является прикладной отраслью гештальтпсихологии, хотя и вобрала в себя некоторые идеи последней.

Основные концепции и процесс терапии[править | править код]

Основной подход гештальт-терапии называется экспериментально-феноменологическим: в ходе гештальт-терапии клиенту предлагается ставить эксперименты и наблюдать выявляемые в ходе экспериментов феномены.[1]

В качестве эксперимента клиенту может быть предложено, например, рассказать о каком-то событии своей жизни, о какой-то своей проблеме, просто поговорить на произвольную тему или представить и описать некую гипотетическую ситуацию, и как бы пациент в ней себя повёл.

[2] Также в качестве эксперимента часто применяется монодрама (ещё называемая «метод пустого стула»): клиенту предлагается представить, что на пустом стуле рядом сидит какой-то важный для него человек (или он сам), и начать разговаривать с ним (с собой) вслух. Терапевт может вмешиваться в ход эксперимента: направлять его, задавать вопросы, акцентировать на чём-то внимание. Продолжительность эксперимента заранее не устанавливается. Перед началом терапевт инструктирует клиента внимательно наблюдать за собой в ходе эксперимента и фиксировать феномены.[1]

В качестве феноменов могут выступать: эмоции, изменения в голосе (повышение и понижение тона, дрожание, запинки), мимика, поза, жесты, время реакции, появление разных ощущений в теле (напряжение, жар, холод, «мурашки») и т. д. Как феномены рассматриваются только явления, наблюдаемые непосредственно во время эксперимента, даже если эксперимент посвящён событиям прошлого. Это отражает важный принцип гештальт-терапии — принцип

«здесь и сейчас», в соответствии с которым работа должна проводиться только над имеющимися в данный момент чувствами и мыслями (включая чувства и мысли по поводу прошлых событий), а не теми, что были в момент прошедших событий.[1]

Учась фиксировать в себе феномены, пациент развивает в себе осознавание — ключевое понятие гештальт-терапии. Успех гештальт-терапии в целом зависит от успешности развития этого навыка и обучения пациента применять этот навык в реальной жизни после окончания сеансов терапии.[2]

После завершения эксперимента феномены обсуждаются с гештальт терапевтом. В ходе обсуждения затрагиваются темы потребностей и ожиданий клиента, обсуждается, как эти потребности и ожидания соотносятся с тем, что происходит на самом деле, что нужно от клиента другим людям, как соотносятся ожидания пациента и других людей. Гештальт терапевт указывает на феномены, упущенные клиентом, на которые нужно обращать внимание при следующих экспериментах для улучшения осознавания.

[1] По канонам гуманистического подхода в гештальт-терапии гештальт терапевт анализирует феномены совместно с клиентом на равных, избегая наставничества, доверяя суждениям клиента, при этом полностью вовлекаясь в процесс обсуждения, раскрываясь как личность, рассказывая о собственном опыте и событиях своей жизни. По этой причине личные качества гештальт терапевта имеют огромное значение в гештальт-терапии, большее, чем в психоанализе и поведенческой терапии. Между клиентом и гештальт терапевтом должен установиться
диалог
— ещё одно важное понятие гештальт-терапии.[1]

Целью гештальт-терапии является создание и укрепление целостного образа (гештальта) личности клиента. Посредством осознавания клиент должен выявить отвергаемые им части своей личности: отвергаемые эмоции, потребности, черты характера, мысли. Затем принять их, принять себя и тем самым восстановить целостность своей личности.[1] Большое внимание при этом уделяется также развитию независимости личности — умению следовать своим собственным мечтам и потребностям, а не потребностям других людей.

Основные идеи гештальт-терапии были разработаны в 1940-50-х годах Фредериком (Фрицем) Перлзом, его женой Лаурой Перлз и Полом Гудменом. Фриц Перлз, психоаналитик и убеждённый фрейдист, в какой-то момент начал пересматривать свои взгляды на психоанализ, и первые идеи гештальт-терапии можно рассматривать именно как ревизию психоанализа.

[1] Однако затем его идеи претерпели бурное развитие и быстро превратились в независимую систему психотерапии, вобрав в себя элементы гештальтпсихологии, экзистенциальной психологии, психодрамы и других популярных в 1940-х идей.

Совместно с Полом Гудменом (англ. Paul Goodman) и Ральфом Хефферлином[en] (англ. Ralph Hefferline) в 1951 году Перлз пишет основополагающий труд «Гештальт-терапия: возбуждение и рост в человеческой личности» (англ. Gestalt Therapy: Excitement and Growth in the Human Personality). В 1952 году Перлз переезжает в Нью-Йорк и вместе с «Семёркой» (кроме него, в «Семёрке» состояли Лаура Перлз, Изидор Фром, Пол Гудмен, Элиот Шапиро, Ричард Кицлер и Пол Вейс) учреждает Нью-Йоркский Гештальт-институт, штаб-квартира которого первоначально находилась в квартире Перлзов. Идеи гештальт-терапии быстро набирают популярность. В 1954 году был создан Кливлендский институт гештальт-терапии, а к концу 50-х годов группы гештальт-терапии были организованы по всей Америке. В 60-х годах началось распространение гештальт-терапии в Европе.

По сравнению с ранними годами гештальт-терапия претерпела в ходе своего развития два важных изменения. Во-первых, стала реже применяться групповая терапия, которую продвигал Фриц Перлз, на каком-то этапе вообще отказавшийся от индивидуальных сеансов, посчитав это устаревшей методикой. Во-вторых, отношение к пациенту стало более терпимым и сочувственным. Вхождение в конфликт с пациентом, которое нередко применял сам Перлз, стало считаться крайне нежелательным, хотя в принципе остаётся допустимым в рамках гештальт-терапии.[1]

Создатели гештальт-терапии считали это направление психотерапии абсолютно практическим и не подлежащим теоретическому изучению. У Фрица Перлза даже было понятие «слоновье дерьмо» — специально для обозначения теоретизирования. Однако, с течением времени объём сведений и осмысление опыта гештальт-терапии потребовали теоретической систематизации и анализа. И тем и другим впервые занялся Пол Гудмен, именно ему мы обязаны первым построением кривой цикла-контакта и введением едва ли не большинства определений современной гештальт-терапии. Изначально теория гештальт- терапии опирается одним из трёх современных ему направлений экзистенциальной терапии, наряду с экзистенциальным анализом Л. Бинсвангера и логотерапией В. Франкла. Базовая идея гештальта основана на способности психики к саморегуляции при единстве всех функций человеческого организма и психики (как одной из них) —

холистичности, на способности организма творчески приспосабливаться к окружающей среде и на принципе ответственности человека за все свои действия, намерения и ожидания. Основная роль терапевта заключается в том, чтобы фокусировать внимание клиента на осознавании (awareness) происходящего «здесь и сейчас» (а в интерпретации Ф. Перлза: «здесь и как»
[3]
), ограничении попыток интерпретировать события, привлекать внимание к чувствам-индикаторам потребностей, собственной ответственности клиента как за реализацию, так и за запреты на реализацию потребностей.

Большой вклад в развитие методологии и теории гештальт-терапии внесли также Изидор Фром, Ирвин и Мариам Польстеры (авторы «Интегрированная гештальт-терапия: контуры теории и практики»), Джозеф Зинкер, Джон Энрайт (автор книги «Гештальт, ведущий к просветлению»), Серж Гингер (автор и соавтор двадцати книг по гештальту) и другие.[источник не указан 1644 дня]

Личность в теории гештальт-терапии рассматривается как непрерывно протекающий процесс взаимодействия организма со средой и с самим собою. В этом процессе выделяются три важные функции:

  • Id — совокупность всех телесных, аффективных и эмоциональных процессов;
  • Personality — совокупность процессов мнезиса;
  • Ego — функция выбора, принятия решения, включается только при наличии необходимости принятия решения.

С точки зрения Сержа Гингера всё, что происходит с человеком, есть события, происходящие на границе-контакт, то есть граница-контакт одновременно обеспечивает обособление человека от среды и она же одновременно обеспечивает возможность взаимодействия со средой.

Подход к сопротивлению в гештальт-терапии коренным образом отличается от подхода аналитических направлений. Гештальт рассматривает сопротивления как способы взаимодействия организма со средой, некогда имевшие высокую эффективность для взаимодействия, но здесь и сейчас либо неуместные, либо вообще единственно доступные клиенту как способы взаимодействия (например, для клиента-наркомана самым характерным способом взаимодействия будет конфлюэнция второго типа, вполне органичная при взаимодействии матери и младенца). В связи с этим сопротивления клиента, естественно демонстрируемые им в ходе взаимодействия с терапевтом, используются как основа эффективного поиска неосознаваемых клиентом потребностей.

Ещё одна функция терапии в гештальте — выведение клиента на осознавание своих истинных потребностей. (Например, молодая женщина, жена моряка, жалуется на избыточный вес. В ходе терапии выясняется, что она сильно полнеет, когда её муж в плавании. Отмечается также привычка — в начале ночи она идёт к холодильнику и наедается «до отвала», после чего может спать. Ходом терапии клиентка выводится к осознаванию истинной телесной потребности ?— потребности в сексе, — «заедаемой» одинокими ночами. Соответственно, она получает осознавание того, с чем именно ей надо решать проблему.)

Ф. Перлз разрабатывал гештальт-терапию, опираясь на практику психоанализа, экзистенциализм, феноменологию, восточную философию, теорию поля и теорию гештальт-психологии. Концептуально гештальт-терапия неотделима от гуманистической и экзистенциальной психологии.

Однако, если прислушаться к Клаудио Наранхо, то можно узнать о других истоках и формах гештальт-терапии. Основные аспекты традиционной философии гештальт-терапии — аспекты осознанности, актуальности и ответственности. Цель и средство традиционной гештальт-терапии — «сознательное осознавание» (Ж. М. Робин, Энрайт, Ф. Перлз, С. Гингер/Женжер). Ситуация проживается клиентом здесь-и-сейчас в присутствии сознания. Степень включённости именно сознания меняется динамически в связи с потребностью, интенсивностью переживаний и т. д. К. Наранхо придерживается иной точки зрения, выделяя актуальность

[4]. Одна из основных техник в терапии Наранхо — концентрация на настоящем, здесь и сейчас, что и составляет основу гештальт-терапии Наранхо. Для того, чтобы выделить и отличить эту модальность, Наранхо вводит собственный термин — презентификация: «Как и в случае с мечтами и фантазиями о будущем, в гештальте существует свой подход и к прошлому, который я предложил называть презентификацией (восприятие прошлого с точки зрения настоящего). Посредством обыгрывания клиент снова ставит себя в ситуацию, воспоминания о которой преследуют его, и управляется с ней, как если бы она была в настоящем».[5] Существуют, по крайней мере, два пути, в которых концентрация на настоящем отражена техническим репертуаром гештальт-терапии Наранхо. Один — откровенная просьба к клиенту следовать его намерениям: здесь выражается то, что выходит в его теперешнее поле сознания. Чаще всего это сопровождается наставлением воздержаться от осмысливания во имя чистого самонаблюдения. Другой путь — презентификация прошлого или будущего (или фантазии в целом).

Необходимо отметить, что подходы К. Наранхо разделяются не всеми школами гештальт-терапевтов.

В 1969 году в своей книге Gestalt Therapy Verbatim Фриц Перлз публикует «гештальт-молитву» (англ. Gestalt prayer) — короткий текст из 56 английских слов, получивший в США и затем в мире широкую известность и вызвавший бурную реакцию, множество критических отзывов, переработок и подражаний.[6] «Молитва» выражает важную для гештальт-терапии концепцию независимости личности и предлагает модель отношений между такими независимыми личностями. По мнению биографов Фрица Перлза — Дж. Гейнса[7] и М. Шепард[8] — этот текст также являлся личным кредо Перлза, который никогда не стремился оправдать чьих-либо ожиданий, всегда делал только то, что считал нужным, и полагал, что отношения между двумя независимыми личностями могут носить только ограниченный и временный характер.[6] За это последнее утверждение Перлз часто подвергался критике, но несомненно, что «гештальт-молитва» оказала огромное влияние на культуру 70-х. По мнению профессора Университета Миссури Роберта Долливера, это произошло во многом потому, что молитва попала «в струю 70-х» — десятилетия «Я», эпохи борьбы за свои права, отвержения многих традиционных «истин» и поиска новых форм взаимоотношений.[6]

Текст молитвы:

Я делаю своё дело, и ты делаешь своё дело.
Я в этом мире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям,
И ты в этом мире не для того, чтобы соответствовать моим.
Ты — это ты, и я — это я,
И если нам случилось найти друг друга — это прекрасно.
А если нет — этому нельзя помочь.

Фриц Перлз, «Gestalt Therapy Verbatim», 1969 г.

* Последняя строка часто опускается при цитировании.

Оригинальный текст (англ.)

I do my thing and you do your thing.
I am not in this world to live up to your expectations,
And you are not in this world to live up to mine.
You are you, and I am I,
And if by chance we find each other, it’s beautiful.
If not, it can’t be helped.
  • Перлз Ф. Гештальт-семинары / Фредерик Перлз. — Институт общегуманитарных исследований, 1998.
  • Перлз Ф. Внутри и вне помойного ведра // Практикум по гештальт-терапии. — Петербург — XXI век, 1995.
  • Перлз Ф. Теория гештальт-терапии / Фредерик Перлз. — Институт общегуманитарных исследований 2001.
  • Перлз Ф. Эго, голод и агрессия / Фредерик Перлз. — Смысл, 2000.
  • Перлз Ф., Гудман П., Хефферлин Р. Практикум по гештальт-терапии / Фредерик Перлз, Пол Гудман, Ральф Хефферлин. — М.: 2005.
  • Наранхо К. Гештальт-терапия / Клаудио Нарахо. — Модек, 1995.
  • Папуш М. Психотехника экзистенциального выбора / Михаил Папуш. — Институт общегуманитарных исследований, 2001.
  • Рудестам К. Групповая психотерапия / Келл Рудестам. — Универс, 1995.
  • Зингер Д. В поисках хорошей формы. Гештальт-терапия с супружескими парами и семьями / Джозеф Зингер. — Класс, 2000.
  • Харин С. С. Искусство психотренинга. Заверши свой гештальт. — Лучи Софии, 1997.
  • Малкина-Пых И. Г. Техники гештальта и когнитивной терапии. — М.: Экмо, 2004.
  • Полстер И., Полстер М. Интегрированная гештальт-терапия / Ирвен Полстер, Мириам Полстер. — Класс, 1997.
  • Полстер И. Обитаемый человек / Ирвен Полстер. — Класс, 1999.
  • Кемплер У. Основы семейной гештальт-терапии / Уолтер Кемплер. — Издательство Пиражкова, 2001.
  • Шоттенлоэр Г. Рисунок и образ в гештальт-терапии / Гертруда Шоттенлоєр. — Издательство Пиражкова, 2001.
  • Уиллер Г. Гештальт-терапия постмодерна. За пределами индивидуализма / Гордон Уиллер. — М.: Смысл, 2005.
  • Новодержкин Б. А., Романенко О. К. Гештальт-терапия. — М.: Фолиум, 1997.
  • Масколье Г. Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра. Быть собой. / Гонзаг Масколье. — М.: Боргес, 2010.
  • Лебедева Н., Иванова Е. Путешествие в Гештальт: теория и практика / Наталья Лебедева, Елена Иванова. — СПб.: Речь, 2004.
  • Булюбаш И. Д. Основы супервизии в гештальт-терапии. — М.: Институт психотерапии, 2003.
  • Булюбаш И. Д. Руководство по гештальт-терапии. — М.: Институт психотерапии, 2004.
  • Даунинг Дж., Марморштейн Р. Сны и кошмары. Истории из практики гештальт-терапии. — М.: Алтер пресс, 2003.
  • Бриджит М. Сексуальность, любовь и гештальт / Мартель Бриджит. — СПб.: Речь, 2005.
  • Сименс Х. Практическое руководство для гештальт-терапевтов / Харм Сименс. — Издательство Пиражкова, 2008.
  • Невис Э. Организационное консультирование / Эдвин Невис. — Издательство Пиражкова, 2002.
  • Гингер С., Гингер А. Гештальт-терапия контакта. — СПб.: Специальная литература, 1999. — 287 с.

ru.wikipedia.org

Что такое гештальт-подход в психологии?. Статья. Гештальт-терапия. Самопознание.ру

Гештальт — что это? Таким вопросом задаются многие современные люди, однако не всем удаётся найти на него правильный ответ. Само слово «гештальт» имеет немецкое происхождение. В переводе на русский язык оно означает «структура», «образ», «форма».

В психиатрию это понятие было введено психоаналитиком Фредериком Перлзом. Именно он является основателем гештальт-терапии. Фредерик Перлз был практикующим психиатром, поэтому все разработанные им методы в первую очередь применялись для излечения расстройств психики, среди которых психозы, неврозы и пр. Однако очень широкое распространение получил метод терапии «гештальт». Что это такое, вскоре заинтересовались психологи и психиатры, работающие в разных сферах. Столь широкая популярность гештальт-терапии обусловлена наличием разумной и понятной теории, широким выбором методов работы с клиентом или пациентом, а также высоким уровнем эффективности.

Основное достоинство

Главное и самое большое преимущество — это целостный подход к человеку, который учитывает его психические, телесные, духовные и социальные аспекты. Гештальт-терапия вместо того, чтобы акцентировать внимание на вопросе «Почему это происходит с человеком?» заменяет его следующим: «Что человек сейчас чувствует, и как это можно изменить?». Терапевты, работающие в данном направлении, пытаются сфокусировать внимание людей на осознавании процессов, которые происходят с ними «здесь и сейчас». Таким образом, клиент учится нести ответственность за свою жизнь и за всё происходящее в ней, а, следовательно, и за внесение желаемых изменений. Сам Перлз гештальт рассматривал как целое, разрушение которого приводит к получению осколков. Форма стремится быть единой, и если этого не происходит, человек оказывается в незавершённой ситуации, оказывающей на него давление. В людях часто кроется множество незавершённых гештальтов, от которых не так уж и сложно избавиться, достаточно их увидеть. Огромным преимуществом является то, что для их обнаружения нет необходимости копаться в недрах бессознательного, а нужно всего лишь научиться замечать очевидное. Гештальт-подход основан на таких принципах и понятиях, как целостность, ответственность, возникновение и разрушение структур, незавершённые формы, контакт, осознанность, «здесь и сейчас».

Важнейший принцип

Человек — это существо целостное, и его нельзя расчленять на какие-либо составляющие, например, на тело и психику или на душу и тело, поскольку такие искусственные приёмы не могут положительно повлиять на его понимание собственного внутреннего мира. Целостный гештальт состоит из личности и окружающего её пространства, при этом взаимно влияющих друг на друга. Для лучшего понимания данного принципа можно обратиться к психологии межличностных отношений. Она даёт возможность чётко проследить за тем, насколько большое влияние общество оказывает на отдельного человека. Однако, изменяясь сам, он влияет и на других людей, которые, в свою очередь, также становятся другими. К ключевым понятиям Московский гештальт-институт, как и многие другие, относит понятие «контакт». Человек постоянно с чем-то или с кем-то контактирует — с растениями, окружающей средой, другими людьми, информационным, биоэнергетическим и психологическим полями. Место, в котором индивид соприкасается с окружением, принято называть границей контакта. Чем лучше человек ощущает и чем более гибко может регулировать контактную разницу, тем более он успешен в удовлетворении собственных потребностей и достижении поставленных целей. Однако данному процессу свойственны характерные признаки, которые приводят к нарушению продуктивной деятельности индивида в разных сферах взаимодействий. Гештальт-терапия Перлза направлена на преодоление подобных нарушений.

Принцип возникновения и разрушения гештальт-структур

С помощью принципа возникновения и разрушения гештальт-структур можно легко объяснить поведение личности. Каждый человек устраивает свою жизнь в зависимости от собственных потребностей, которым он и предоставляет приоритет. Его действия направлены на удовлетворение нужд и достижение существующих целей. Для лучшего понимания можно рассмотреть несколько примеров. Так, человек, желающий приобрести дом, копит деньги на его покупку, находит подходящий вариант и становится обладателем собственного жилища. А тот, кто желает иметь ребёнка, направляет все свои силы на достижение этой цели. После того как желаемое достигнуто (потребность удовлетворена), гештальт завершается и разрушается.

Понятие о незавершённом гештальте

Однако достигает своего завершения (а далее — разрушения) далеко не каждый гештальт. Что это происходит с некоторыми людьми, и почему они постоянно формируют однотипные незавершённые ситуации? Это вопрос долгие годы интересовал специалистов в области психологии и психиатрии. Данный феномен получил название незавершённого гештальта. Специалистам, местом работы которых является тот или иной гештальт-институт, удалось распознать, что жизнь многих людей часто наполнена постоянно повторяющимися типичными негативными ситуациями. Например, человек, несмотря на то что ему не нравится быть эксплуатируемым, постоянно попадает именно в такие ситуации, а тот, у кого не складывается личная жизнь, снова и снова вступает в контакт с ненужными ему людьми. Подобные «отклонения» связаны именно с незавершёнными «образами», и психике человека не удастся обрести покой до тех пор, пока они не достигнут своего логического конца. То есть личность, имеющая незавершённую «структуру», на подсознательном уровне постоянно стремится к созданию негативной незавершённой ситуации только для того, чтобы разрешить ее, и наконец-то закрыть этот вопрос. Гештальт-терапевт искусственно создаёт для своего клиента подобную ситуацию и помогает найти из неё выход.

Осознавание

Ещё одним базовым понятием гештальт-терапии является осознавание. Стоит отметить, что интеллектуальные знания человека о своём внешнем и внутреннем мире не имеют к нему никакого отношения. Осознавание гештальт-психология связывает с пребыванием в так называемом состоянии «здесь и сейчас». Оно характеризируется тем, что человек совершает все действия, руководствуясь сознанием и будучи бдительным, а не живёт механической жизнью, опираясь исключительно на стимульно-реактивный механизм, как это свойственно животному. Большинство проблем (если не все) появляются в жизни человека по той причине, что он руководствуется умом, а не сознанием. Но, к сожалению, ум является достаточно ограниченной функцией, и люди, которые живут только им, даже не подозревают, что на самом деле являются чем-то большим. Это и приводит к замене подлинного состояния реальности интеллектуальным и ложным, а также к тому, что жизнь каждой личности протекает в отдельном иллюзорном мире. Гештальт-терапевты всего мира, включая Московский гештальт-институт, уверены в том, что для решения большинства проблем, недоразумений, непониманий и трудностей человеку нужно лишь достичь осознавания своей внутренней и внешней реальности. Состояние осознанности не позволяет людям поступать плохо, поддаваясь порывам случайных эмоций, поскольку они всегда способны видеть окружающий их мир таким, какой он есть на самом деле.

Ответственность

Из осознанности человека рождается ещё одно полезное для него качество — ответственность. Уровень ответственности за свою жизнь напрямую зависит от уровня ясности осознания личностью окружающей действительности. Человеку свойственно всегда перекладывать ответственность за свои неудачи и ошибки на окружающих или даже высшие силы, однако каждый, кому удаётся принять ответственность на себя, делает большой прыжок на пути индивидуального развития. Большинство людей вообще не знакомы с таким понятием, как гештальт. Что это, они узнают уже на приёме у психолога или психотерапевта. Специалист выявляет проблему и разрабатывает пути её устранения. Именно для этого гештальт-терапия техники имеет самые разнообразные, среди которых есть как собственные, так и заимствованные из таких видов психотерапии, как транзактный анализ, арт-терапия, психодрама и пр. По мнению гештальтистов, в рамках их подхода можно использовать любые методы, которые служат естественным продолжением диалога «терапевт-клиент» и усиливают процессы осознавания.

Принцип «здесь и сейчас»

Согласно ему, всё действительно важное происходит в данный момент. Ум уводит человека в прошлое (воспоминания, анализ произошедших ситуаций) или в будущее (мечты, фантазии, планирование), но не даёт возможности жить настоящим, что приводит к тому, что жизнь проходит мимо. Гештальт-терапевты призывают каждого своего клиента жить «здесь и сейчас», не заглядывая в иллюзорный мир. Вся работа данного подхода связана с осознаванием настоящего момента.

Виды гештальт-техник и заключение контракта

Все техники гештальт-терапии условно подразделяются на «проективные» и «диалоговые». Первые используются для работы со сновидениями, образами, воображаемыми диалогами и пр. Вторые представляют собой кропотливую работу, которая осуществляется терапевтом на границе контакта с клиентом. Специалист, отследив механизмы прерывания человека, с которым работает, превращает свои эмоции и переживания в часть окружающей его среды, после чего выносит их на границу контакта. Стоит отметить, что гештальт-техники обоих видов переплетаются в работе, и чёткое их разграничение возможно лишь в теории. Процедура гештальт-терапии, как правило, начинается с такого приёма, как заключение контракта. Данное направление характеризируется тем, что специалист и клиент — равноправные партнёры, и последний несёт не меньшую ответственность за результаты проведённой работы, чем первый. Данный аспект как раз и оговаривается на этапе заключения контракта. В этот же момент клиент формирует свои цели. Человеку, постоянно избегающему ответственности, очень сложно согласиться на такие условия, и уже на этом этапе ему требуется проработка. На стадии заключения контракта человек начинает учиться отвечать за себя и за то, что с ним происходит.

«Горячий стул» и «пустой стул»

Техника «горячий стул» является одной из наиболее известных среди терапевтов, местом работы которых является Московский гештальт-институт и многие другие структуры. Данный метод применяется при групповой работе. «Горячим стулом» называется место, куда садится человек, который намеревается рассказать присутствующим о своих трудностях. В ходе работы между собой взаимодействуют только клиент и терапевт, остальные участники группы безмолвно слушают, и только по окончании сессии рассказывают о том, что они чувствовали. К основным гештальт-техникам также относится «пустой стул». Он используется для размещения значимого для клиента человека, с которым он может провести диалог, причём не столь важно, жив ли он на данный момент или уже умер. Ещё одним назначением «пустого стула» является диалог между различными частями личности. Это необходимо тогда, когда у клиента есть противоположные установки, порождающие внутриличностный конфликт.

Концентрация и экспериментальное усиление

Своей оригинальной техникой гештальт-институт называет концентрацию (фокусированное осознавание). Существует три уровня осознавания — внутренних миров (эмоции, телесные ощущения), внешних миров (что я вижу, слышу), а также мыслей. Помня об одном из главных принципов гештальт-терапии «здесь и сейчас», клиент рассказывает специалисту о своём осознавании в данный момент. Например: «Сейчас я лежу на кушетке и смотрю в потолок. Я никак не могу расслабиться. Моё сердце очень сильно стучит. Я знаю, что рядом со мной находится терапевт». Данная техника усиливает ощущение настоящего, помогает осознать способы отстранения человека от реальности, а также является ценной информацией для дальнейшей работы с ним. Ещё одной эффективной техникой является экспериментальное усиление. Она заключается в максимизации каких-либо малоосознаваемых им вербальных и невербальных проявлений. Например, в случае, когда клиент, сам не осознавая этого, часто начинает свой разговор словами «да, но…», терапевт может предложить ему так начинать каждую фразу, и тогда человек осознаёт своё соперничество с окружающими и стремление всегда оставлять за собой последнее слово.

Работа с полярностями

Это ещё один метод, к которому нередко прибегает гештальт-терапия. Техники данной отрасли часто направлены на выявление противоположностей в личности. Среди них особое место занимает работа с полярностями. Например, человеку, который постоянно жалуется на то, что сомневается в себе, специалист предлагает представить себя уверенным, и с этой позиции попытаться пообщаться с окружающими его людьми. Не менее полезно провести диалог между своей неуверенностью и уверенностью. Клиенту, не умеющему просить о помощи, гештальт-терапевт предлагает обращаться к участникам группы иногда даже с очень нелепыми просьбами. Данная техника даёт возможность расширить зону осознавания индивида за счёт включения в неё ранее недоступного личностного потенциала.

Работа со сновидениями

Указанная техника используется психотерапевтами различных направлений, но оригинальная гештальт-методика имеет характерные только ей черты. Здесь все элементы сна специалист рассматривает как части человеческой личности, с каждой из которых клиент должен идентифицироваться. Делается это для присвоения собственных проекций или избавления от ретрофлексий. Кроме того, в данной технике никто не отменял использования принципа «здесь и сейчас». Так, клиент должен рассказывать терапевту о своём сне, как о чем-то происходящем в настоящем времени. Например: «Я бегу по лесной тропинке. У меня отличное настроение и я радуюсь каждому мгновению, проведённому в этом лесу, и т.д. «. Необходимо, чтобы клиент описывал свой сон «здесь и сейчас» не только от собственного имени, но и от имени других людей и предметов, присутствующих в видении. Например, «Я извилистая лесная тропинка. По мне сейчас бежит человек и т.д. «. Благодаря своим и заимствованным техникам гештальт-терапия помогает людям избавиться от стереотипов мышления и всевозможных масок, установить доверительный контакт с окружающими.

Гештальт-подход принимает во внимание наследственность, приобретённый в первые годы жизни опыт, влияние социума, но вместе с тем призывает каждого человека принять на себя ответственность за собственную жизнь и за всё то, что в ней происходит.

samopoznanie.ru

4 принципа гештальт-терапии, которые помогут распутать внутренние узлы

Незнакомое слово «гештальт» многим еще режет слух, хотя, если разобраться, гештальт-терапия – не такая уж незнакомка. Многие понятия и приемы, разработанные ею за 50 лет существования, стали буквально «народными», поскольку так или иначе включены в различные направления современной психотерапии. Это принцип «здесь и сейчас», позаимствованный из восточной философии; холистический подход, рассматривающий человека и мир как целостное явление. Это принцип саморегуляции и взаимообмена со средой и парадоксальная теория изменений: они происходят, когда человек становится тем, кто он есть, а не старается быть тем, кем он не является. Это, наконец, техника «пустого стула», когда ты высказываешь свои претензии не реальному, а воображаемому собеседнику – начальнику, другу, собственной лени.

Гештальт-терапия – самое универсальное направление психотерапии, дающее основу для любой работы с внутренним миром – от борьбы с детскими страхами до коучинга первых лиц. Гештальт-терапия воспринимает человека как целостное явление, в котором одновременно и постоянно есть сознательное и бессознательное, тело и разум, любовь и ненависть, прошлое и планы на будущее. И все это – только здесь и сейчас, поскольку прошлого уже нет, а будущее еще не наступило. Человек так устроен, что не может существовать изолированно, как «вещь в себе». Внешний мир отнюдь не враждебен нам (как утверждал психоанализ), напротив, он является той средой, которая нас питает и в которой единственно возможна наша жизнь. Только в контакте с внешним миром мы можем взять то, чего нам не хватает, и отдать то, что нас переполняет. Когда этот взаимообмен нарушается, мы застываем и жизнь становится похожа на заброшенную арену цирка, где давно погас свет, ушли зрители, а мы привычно все ходим и ходим по кругу.

Цель гештальт-терапии даже не в том, чтобы осознать, почему мы ходим по этому кругу, а в том, чтобы восстановить свободу в отношениях с миром: мы вольны уходить и возвращаться, бегать по кругу или спать под открытым небом.

Внучка за бабку

Гештальт-терапию называют внучкой психоанализа. Ее основатель, австрийский психиатр Фредерик Перлз, в начале профессионального пути был фрейдистом, но, как всякий хороший ученик, пошел дальше своего учителя, объединив западные психотерапевтические школы с идеями восточной философии. Для создания нового направления (впрочем, как и для личной жизни Перлза) важную роль сыграло его знакомство с Лаурой, доктором гештальт-психологии, ставшей впоследствии его женой. Само слово gestalt (нем.) точного перевода не имеет. Приблизительно оно обозначает законченный образ, целостную структуру. В начале XX века возникла школа экспериментальной психологии, получившая название «гештальт-психология». Ее суть в том, что мы воспринимаем мир как совокупность целостных образов и явлений (гештальтов). Нармипер, бкувы в солве могту слдеоавть в лоюбм пояркде – мы все равно понимаем смысл. Если мы видим что-то незнакомое, мозг сначала быстренько пытается отыскать, на что же это похоже, и под это подогнать новую информацию. И только если это не удается, включается ориентировочный рефлекс: «Что такое?»

На постулаты нового направления сильно повлияла теория «поля», разработанная гештальт-психологом Куртом Левиным. По сути, это открытие показало: в мире есть все, что нам нужно, но видим мы только то, что хотим увидеть, что нам важно в данный момент нашей жизни, а остальное становится незаметным фоном, проносится мимо, как пейзаж за окном автомобиля. Когда нам холодно – мы мечтаем о тепле и уюте, когда ищем сапоги – смотрим всем на ноги. Когда влюблены, все остальные мужчины перестают для нас существовать.

Еще одна теория – «незавершенных действий» – экспериментально выяснила, что лучше всего запоминаются незаконченные дела. Пока работа не сделана, мы не свободны. Она нас держит, как невидимый поводок, не давая уйти. Мы все прекрасно знаем, как это бывает, потому что каждый хотя бы раз бродил возле стола с недописанной курсовой, не в силах уже ее писать, но и не в состоянии заняться чем-то другим.

В жизни Перлза случилась череда встреч, повлиявших на возникновение теории гештальт-терапии. Некоторое время он работал ассистентом у врача Курта Гольдштейна, практиковавшего целостный подход к человеку, не считая возможным разделять его на органы, части или функции. Благодаря Вильгельму Райху, который ввел телесное измерение в психотерапевтическую работу, гештальт-терапия стала первым направлением, рассматривающим телесные проявления не как отдельно существующие симптомы, требующие лечения, а как один из способов переживания внутренних, эмоциональных конфликтов. На взгляды Перлза оказали также сильное влияние идеи экзистенциализма 20–30-х годов.

Ну и, наконец, суть и философия гештальт-терапии, ее взгляд на мир как на процесс, а на человека как на путника, ее любовь к парадоксам, стремление к истине, скрытой в глубине каждого, – все это удивительно перекликается с идеями буддизма и даосизма.

Миссия выполнима

В основу своей теории Перлз положил представление о балансе и саморегуляции, то есть по сути – о мудрости природы. Если человеку ничто не помешает, он неизбежно будет счастлив и доволен – как дерево, растущее в благоприятных условиях, способное взять все необходимое для собственного роста. Мы дети этого мира, и в нем есть все, что нам нужно для счастья.

Перлз создал красивую теорию о цикле контакта с окружающей средой. Что это такое, можно легко понять на простом примере вашего обеда. Как все начинается? Сначала вы чувствуете голод. Из этого ощущения рождается желание – голод утолить. Потом вы соотносите свое желание с окружающей действительностью и начинаете искать способы для его реализации. И наконец, наступает момент встречи с объектом вашей потребности. Если все прошло как надо, вы довольны процессом и результатом, вы сыты и почти счастливы. Цикл завершен.

В этот большой цикл контакта включено много маленьких: возможно, вам нужно было закончить или перенести какое-то дело, чтобы пойти пообедать, или вы пошли на ланч с кем-то из коллег. Вам нужно было одеться, чтобы выйти на улицу, а потом из множества блюд выбрать то, что вы хотите (и можете себе позволить) именно сейчас. Точно так же сам обед мог быть включен в больший гештальт под названием «Деловая встреча» (или «Романтическое свидание», или «Наконец-то повидаемся»). А этот гештальт – в еще больший («Поиск работы», «Продвижение в карьере», «Сумасшедший роман», «Создание семьи»). Так вся наша жизнь (и жизнь всего человечества) – как матрешка, сложена из разных гештальтов: от перехода улицы до строительства Великой Китайской стены, от минутного разговора со знакомым на улице до пятидесяти лет семейной жизни.

Причины нашей неудовлетворенности в жизни кроются в том, что какие-то циклы контакта где-то прерываются, гештальты остаются не завершены. А мы при этом, с одной стороны, заняты (пока работа не выполнена, мы не свободны), а с другой – голодны, поскольку удовлетворение возможно, только когда дело сделано (обед съеден, свадьба состоялась, жизнь удалась).

И здесь – один из ключевых моментов гештальт-терапии. Перлз сосредоточил свое внимание не на том, как внешний мир нам мешает, а на том, как мы сами не даем себе быть счастливыми. Поскольку (вспоминаем теорию поля) в этом мире есть все, но для нас существует только то, что мы сами выделяем из фона. А мы можем выделить или свое бессилие перед злыми обстоятельствами, которые не пустили нас обедать, или возможность как-то изменить их. Тот кто хочет – ищет способы, а кто не хочет – причины. И по сути, люди отличаются друг от друга не столько тем, какие обстоятельства им достались, а тем, как они реагируют на них. Очевидно, что сотрудник, склонный чувствовать бессилие перед начальником-самодуром, гораздо вернее останется голодным, потому что он сам себя останавливает куда более эффективно, чем его начальник.

Задача терапии – найти место и способ прерывания контакта, выяснить, как и зачем человек себя останавливает, и восстановить нормальный круговорот событий в природе.

Стерео-эффект

Гештальт-терапию иногда называют терапией контакта. В этом ее уникальность. До сих пор это единственная практика, в которой терапевт работает «собой», в отличие от классического психоанализа, где сохраняется максимально нейтральная позиция («чистый лист»). Во время сеанса гештальт-терапевт имеет право на собственные чувства и желания и, осознавая их, предъявляет их клиенту, если того требует процесс. Люди обращаются к терапевту, когда хотят что-то изменить – в себе или в своей жизни. Но он отказывается от роли человека, который «знает, как надо», не дает директивных указаний или интерпретаций, как в психоанализе, и становится тем, кто способствует встрече клиента с его сутью. Сам терапевт воплощает в себе тот кусочек мира, с которым клиент пытается построить привычные (и неэффективные) отношения. Клиент, общаясь с терапевтом, стремится перенести на него свои стереотипы о людях, о том, как они «должны» вести себя и как они «обычно» реагируют на него, и наталкивается на спонтанную реакцию терапевта, который не считает нужным приспосабливаться к изменчивому миру того, с кем находится в контакте. Очень часто эта реакция не вписывается в «сценарий» клиента и вынуждает последнего сделать решающий шаг за привычный барьер своих ожиданий, представлений, страхов или обид. Он начинает исследовать свои реакции на непривычную ситуацию – прямо здесь и сейчас – и свои новые возможности или ограничения. И приходит в конце концов к тому, что, выстраивая отношения, каждый может оставаться самим собой и в то же время сохранять интимный контакт с другим. Он обретает или восстанавливает утраченную свободу выйти из сценария, из привычного круга. Он сам получает опыт нового, другого взаимодействия. Дальше он уже может встраивать этот опыт в свою жизнь.

Цель такой терапии – вернуть человеку самого себя, восстановить свободу обращения со своей жизнью. Клиент – не пассивный объект анализа, а равноправный творец и участник терапевтического процесса. Ведь только он сам знает, где его волшебная дверца и золотой ключик к ней. Даже если хорошо забыл или не хочет смотреть в нужную сторону, но он – знает.

За все в ответе

Есть несколько «китов», на которых держится земля под названием «гештальт-терапия».

Осознавание – чувственный опыт, переживание себя в контакте. Это один из тех моментов, когда я «нутром» знаю, кто я, какой и что со мной происходит. Это переживается как инсайт, а в какой-то момент жизни осознавание становится непрерывным.

Осознавание неизбежно влечет за собой ответственность, но не как вину, а как авторство: это не со мной происходит, это я так живу. Не голова болит, а я чувствую боль и сжатие в голове, не мной манипулируют, а я соглашаюсь быть объектом манипуляции. Вначале принятие ответственности вызывает сопротивление, так как лишает огромных выгод от психологических игр и показывает «изнанку» человеческих подвигов и страданий. Но если найти в себе мужество встретиться со своей «тенью», нас ждет вознаграждение – мы начинаем понимать, что имеем власть над собственной жизнью и над отношениями с другими людьми. Ведь если это делаю я, то я же могу и переделать! Мы осваиваем свои владения и рано или поздно доходим до их границ.

Так, после переживания эйфории власти мы встречаемся с неподвластным – со временем и потерями, с любовью и печалью, со своей силой и слабостью, с решениями и поступками других людей. Мы смиряемся и принимаем не только этот мир, но и себя в нем, после чего терапия заканчивается, а жизнь продолжается.

Принцип реальности. Его легко объяснить, но трудно принять. Существует некая реальность (данная нам в ощущениях), но есть и наше мнение о ней, наша интерпретация происходящего. Эти реакции гораздо разнообразнее фактов, и они часто оказываются настолько сильнее ощущений, что мы долго и всерьез решаем задачку: это король голый или я глупый?

Гештальт-терапию иногда называют «терапия очевидным». Терапевт опирается не на мысли клиента и не на свои обобщения, а на то, что видит и слышит. Он избегает оценок и интерпретаций, но задает вопросы «что?» и «как?». Практика показала: достаточно сосредоточить внимание на процессе (что происходит и как происходит), а не на содержании (что обсуждается), чтобы человек воскликнул то самое «ага!». Распространенная реакция на встречу с реальностью – сопротивление, потому что человек лишается иллюзий, розовых очков. «Да, это была правда. Но какая-то вероломная правда», – призналась одна из участниц группы. Кроме того, реальность иногда вынуждает человека признать, что король действительно гол, и тогда жить, как раньше, уже не получится. А новизна пугает.

Здесь и сейчас. Будущего еще нет, прошлое уже произошло, мы живем настоящим. Только здесь и сейчас я пишу этот текст, а вы его читаете, или вспоминаете то, что было, или строите планы на будущее. Только здесь и сейчас возможно изменение.

Этот принцип совсем не отрицает нашего прошлого. Опыт клиента, поле его жизни никуда не исчезает и определяет его поведение в каждый момент, в том числе и на сеансе. И тем не менее здесь и сейчас он разговаривает с терапевтом – и почему именно об этом? Что есть здесь и сейчас, что могло бы пригодиться (в настоящий момент)?

Диалог в гештальт-терапии – это встреча двух миров: клиента и терапевта, человека и человека. Когда миры соприкасаются, в этом контакте возможно исследование границы, существующей между «мной» и «не-мной». Клиент (иногда впервые!) получает опыт переживаний, возникающих в процессе взаимодействия с тем, кто является «не мной» при одновременном сохранении собственной идентичности. Это те Я–Ты отношения, в которых есть Я со своими чувствами, Ты со своими чувствами и то живое, неповторимое, что происходит между ними (происходит впервые, сию минуту и больше никогда не повторится).

Это уникальный опыт, поскольку терапевт – человек вне жизни клиента, которому ничего от него не надо, и он действительно может позволить клиенту быть собой и переживать то, что он переживает, не пытаясь повлиять на его чувства.

Гештальт-терапия – вне морали и политики. Единственная ее задача – сделать внутренний мир клиента доступным для него самого, вернуть человека самому себе. У нее нет воспитательных целей. Ей совершенно все равно, будет человек выращивать капусту или править королевством, – важно, чтобы каждый жил свою жизнь, занимался своим делом и любил своей любовью.

Идущие вместе

В классическом психоанализе и в бытовом сознании индивидуальность и социум противопоставляются друг другу. В обыденной жизни у нас часто бывает представление (и ощущение), что другой человек ограничивает нашу свободу, поскольку она заканчивается там, где начинается нос соседа. Тогда самым логичным кажется вывод, что чем меньше вокруг людей и чем мы от них дальше, тем более мы свободны, тем легче быть самим собой. То есть, говоря психологическим языком, для глубокой индивидуализации необходимо одиночество. В большинстве философских практик процесс индивидуализации предполагает погружение в себя и уход от мира.

Возможно, на каком-то этапе это действительно необходимо. Но гештальт-терапия утверждает: чтобы прийти к себе, необходимо прийти к другим. Иди к другому человеку – и там ты найдешь свою сущность. Иди в мир – и там ты обретешь себя.

Но почему контакт с миром и другим человеком позволяет осуществить индивидуализацию? Наедине с собой мы можем думать о себе все что угодно. Но мы никогда не узнаем, правда ли это, пока не вступим во взаимодействие с миром. Человек может думать, что легко поднимет автомобиль, пока не попробует, – на самом деле нет этой способности, а есть только фантазии о ней. Это ложное Я, ложная уникальность. Истинная уникальность предполагает реальное действие в реальном мире.

Что происходит с нашей уникальностью, когда она встречается с уникальностью другого? Лишь при соприкосновении с миром (другим человеком) наша уникальность обретает практический характер. Сталкиваются две реальности, рождая третью. Таким образом происходит социализация индивидуальности: самобытность человека – неповторимость его функций, – и это определяет его ценность для других. Вынесенная на границу контакта индивидуальность превращается в функцию для других. Например: «Я авторитарный» – &ldauo;Ну, тогда руководи». «Я поэт» – «А сделай так, чтобы запела душа».

Таким образом, мы выходим за пределы определения социума как сдерживающих рамок и предписаний, они просто перестают играть определяющую роль. Значимым становится то, что в человеке представляет ценность для других. И что в других представляет ценность для этого человека. Это наш опыт, переживания и идеи, наши неповторимые особенности или просто способности, которых нет у другого. Это обусловливает нашу нуждаемость друг в друге и определяет наши отношения.

Глаз-алмаз

Помните молитву, которую приписывают оптинским старцам: «Господи, дай мне сил изменить то, что я не могу вынести! Господи, дай мне терпения вынести то, что я не могу изменить! И, Господи, дай мне мудрости отличить первое от второго!» У меня есть впечатление, что гештальт-терапия постепенно учит меня этой мудрости. Она сделала мою жизнь интересной, поскольку помогает быть очень избирательной, быстро отказываться от того, что мне не подходит, искать и находить то, что мне нужно. И все, что происходит в моей жизни: люди, дело, увлечения, книги, – это то, что мне нравится, интересно и нужно.

Еще гештальт-терапия подарила мне покой. Я могу доверять той реке, которой является моя жизнь. Она дает мне знать, когда и где я должна быть начеку, а когда и где я могу бросить весла и просто отдаться потоку и солнцу.

Фото: istockphoto.com

yogajournal.ru

Что такое гештальт? Что значит «закрыть гештальт» и как это сделать

Закрыть гештальт — это значит закончить незавершенное дело, которое не дает покоя, завершить начатое. В обыденной речи гештальт — незаконченное дело. Например, можно сказать: «Книга плохая, но я все-таки ее дочитаю, чтобы закрыть гештальт».

«Этот гештальт я закрыл», — объявил актер Максим Виторган, избив режиссера Константина Богомолова — любовника своей жены Ксении Собчак.

Вообще же немецкое слово Gestalt означает форму, фигуру, целостный образ. В психологии гештальт — это структура, которая воспринимается как единое целое, а не как сумма отдельных элементов. Классический пример: мелодия — это не набор отдельных звуков, а единое целое — гештальт. Поэтому мы можем узнать знакомую музыку, даже если она сыграна на разных инструментах.

Что такое гештальтпсихология?

Гештальтпсихология — это направление в психологии, которое объясняет человеческое восприятие, мышление и личность с помощью принципа целостности. Гештальпсихология появилась в первой половине XX века, ее основатели — Макс Вертгеймер, Вольфганг Кёлер и Курт Коффка. Они первыми начали изучать эффект гештальта — целостностного восприятия сложных явлений.

Человек воспринимает мир не в виде отдельных деталей, а в виде целостных образов — гештальтов, полагают гештальтисты.

Стремление объединять разрозненные данные и быстро сделать вывод закрепилось в процессе эволюции, полагают современные ученые — нашим предкам это умение спасало жизни. Например, заметив в кустах пятнистую шкуру, древний человек не тратил время на рассуждения, а мгновенно понимал, что это ягуар и нужно спасаться.

Простой пример гештальта. Взгляните на картинку ниже — вы видите черные пятна на белом фоне.

Оптическая иллюзия, иллюстрирующая эффект гештальта.

А теперь приглядитесь — в правой части рисунка изображен пес-далматинец. Как только вы его увидите, то больше не сможете «развидеть» — начнет работать эффект гештальта, ваш мозг сам научится объединять пятна в изображение собаки.

Этим же стремлением искать общий смысл в разрозненных фактах объясняются некоторые когнитивные искажения — ошибки человеческого восприятия. Так, по случайным поступкам мы судим о характере человека, а по нескольким совпадениям делаем вывод о причинно-следственных связях. Это удобно, но не всегда верно.

В делах человек также стремится к завершенности, полагают гештальтисты. Поэтому недочитанная книга или недосмотренный фильм запоминаются лучше. Даже неприятное или бессмысленное дело часто хочется завершить, а не бросить на середине. И поэтому так бросаются в глаза и раздражают идеальные вещи с одной маленькой ошибкой.

«Ад перфекциониста» — незакрытый гештальт.

В настоящее время гештальтпсихология — скорее историческое направление, отмечает в статье для «Постнауки» Мария Фаликман — доктор психологических наук, профессор НИУ ВШЭ. Гештальтпсихологии мышления как таковой не осталось. А гештальтпсихология восприятия существует в синтезе с когнитивной психологией.

Что такое гештальт-терапия?

Гештальт-терапия появилась в 1940-50-х годах, она не имеет прямого отношения к гештальтпсихологии. Этот вид психотерапии рассматривает человека как единое целое — общность духовных, физических, социальных особенностей. Во главу угла она ставит стремление к полной самореализации.

Отцом гештальт-терапии считается немецко-американский врач-психиатр Фриц Перлз. Перлз полагал, что задача психотерапевта — помочь человеку разобраться с нерешенными проблемами, ограничивающие личностный рост, закрыть деструктивные гештальты. Перлз не был гештальпсихологом, однако использовал термин гештальт в похожем смысле.

Фредерик (Фриц) Перлз. Фото: Wikimedia

Деструктивным гештальтом может быть незавершенное дело из прошлого. Например, неудачи пациентки в отношениях с мужчинами гештальт-терапевт может объяснять тем, что она все детство пыталась добиться расположения и похвалы отца, но так их и не получила. Если не осознать и не закрыть этот гештальт, женщина так и будет тянуться всю жизнь к эмоционально холодным мужчинам — доказывать им, что достойна любви.

Незакрытым гештальтом могут быть текущие проблемы, которые человек не способен полностью осмыслить, вписать в единую картину мира. Здесь, по версии гештальт-терапевтов, также необходимо всесторонне изучить проблему и закрыть гештальт, чтобы двигаться дальше. Эта идея перекликается с теорией когнитивного диссонанса Леона Фестингера.

Пациенты работают с гештальт-терапевтом либо индивидуально, либо в гештальт-группе. Конкретные методические приемы при этом могут быть разными. Самая известная техника гештальт-терапии — «метод пустого стула». Человек предлагают представить, что на пустом стуле напротив сидит он сам, и поговорить с собой. Терапевт в это время наблюдает за эмоциями и поведением говорящего.

www.anews.com

Гештальт-терапия: теория и практика — Психологос

Фильм «Московский Гештальт Институт»

Фриц Перлз и гештальт-терапия в его исполнении: записи сессий.
скачать видео

Фильм «Московский Гештальт Институт»

Как гештальт-терапия видит возможности построения человеком своего будущего. Беседа Александра Гордона с Нифонтом Долгополовым, директором института гештальт-терапии.
скачать видео

Фильм «Консультирует Маргерита Спаньолло Лобб»

В армии и в балете сутулость исправляется тренировкой, приучением держать плечи расправленными. Гештальт-терапевт ищет за этим проблему: сдерживание и торможение эмоций.
скачать видео

​​​​​​​Гештальт-терапия, гештальт-подход в психотерапии — самостоятельное и авторитетное направление в практической психологии, синтез психоанализа, биоэнергетики, психодрамы и некоторых идей гештальт-психологии. Автором этого подхода был Фриц Перлз, в настоящее время это настоящее движение, развивающееся в собственной логике и еще ищущее свои перспективы.

История возникновения гештальт-терапии непроста. Фриц Перлз изначально придерживался психоаналитического подхода, однако впоследствии он сильно расширил свои взгляды. Определенное влияние на формирование гештальт-подхода оказали гештальт-психология Вертгеймера и Келера, Курт Гольдштейн (холистический подход), Вильгельм Райх (важность телесности), Якоб Морено (элементы психодрамы), сказалось влияние восточных философий.

Хотя гештальт-терапия иногда позиционируется и как способ развития личности, в реальности основные задачи гештальт-терапии — не развивающие, а терапевтические. К гештальт-терапевту клиенты приходят не с целями по развитию, они приходят со своими проблемами. Часть гештальт-психотерапевтов работает в режиме серьезной, настоящей психотерапии, помогая клиентам избавиться от причиняющих им беспокойство и страдание проблем. Другая часть гештальт-терапевтов — это скорее общественное движение, иногда тусовка, в которой у участников происходит не-напряженная терапия, имеющая некоторый развивающий эффект.

Сегодня в нашем обществе в развлечение превращается все: даже гештальт-терапия. Хорошо, что такой досуг действительно помогает и развитию личности.

Гештальт-терапевты считают нормой, если процесс терапии длится до двух лет. 2 года — это нормально. Больше — уже неправильно.

Концептуально гештальт-терапия близка гуманистической, экзистенциальной психологии и реализует преимущественно женский подход в психотерапии. Если терапевт спрашивает о проблемах, а не о целях, не любит говорит о разуме, воле и дисциплине, если вы слышите о важности чувств и о недопустимости «навязывания» детям чего-бы то ни было, о вреде контроля и об опасности подавления людьми их истинных (как правило негативных) чувств — это, скорее всего, гештальт-терапия. Также легко узнается педагогика от гештальт-терапии.

Чтобы ярко увидеть и понять особенности гештальт-терапии, полезно сравнить ее подход с синтон-подходом.

Гештальт-терапия — явление развивающееся и неоднозначное, тем более далеко не все, кто практикует как гештальт-терапевт, имеет достаточную культуру и квалификацию. Возможно, в связи с этим вокруг гештальт-терапии накопилось много искаженных о ней представлений, мифов. Не претендуя на истину в последней инстанции и помня о том, что гештальт-терапия не остается статичной, меняется сама, попробуем изложить ее основные черты, характерные для гештальт-терапии позиции.

Основные цели и задачи гештальт-терапии — восстановление нормального контакта человека с собой, окружающими и жизнью, обретение жизненной энергии. Эта работа происходит в основном через работу с актуальными чувствами и телесными проявлениями, хотя нередко задействуется и работа с воспоминаниями и снами.

«В «типичной» терапевтической сессии, индивидуальной или в группе, клиент описывает какую-либо трудность или актуальную проблему; терапевт помогает ему «включиться» (экзистенциальное положение о свободе и ответственности) и сфокусиро­ваться на своих переживаниях здесь и сейчас (awareness). Терапевт благодаря своему присут­ствию (способности слушать и оставаться чувствительным) старается установить терапевти­ческий альянс, основанный на Я-Ты-отношениях. Затем терапевт предлагает клиенту эксперимент, направленный на развитие его креатив­ности, позволяющий по-новому увидеть трудности, с которыми они работают в терапии, вы­свободить подавленные эмоции». — «Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра». Г. Масколье

Активно используется работа воображения, разговоры с воображаемыми персонажами. В гештальте нет задачи думать, есть задача осознавать и чувствовать. Часть проблем решается через осознание (осознать, что ты сейчас чувствуешь, что ты сейчас выражаешь), часть через реальное отреагирование. Гештальт-терапия помогает клиенту найти гармонию разума и чувств, при этом отводя чувствам главную роль. С точки зрения гештальт-терапии, оптимальный вариант — это опираться в своей жизни на сигналы изнутри, но при совершении тех или иных действий учитывать внешние реалии. Творчески приспосабливаться к миру, удовлетворяя свои внутренние потребности социально адекватными способами.

Одной из главных ценностей гештальт-терапии является аутентичность, гармония с собой и своим организмом.

«…То, что касается ценностей гештальттерапии, в первую очередь (и в этом отличие от каких-то тренинговых систем), это достижение аутентичности. То есть одной из целей работы является как раз повышение аутентичности, соответствия человека самому себе. С тем, чтобы в тех случаях, когда нет смысла, не нужно бороться с собой, как-то жил в мире с собой и соответствовал себе. Дело в том, что наша система цивилизации, в основном, построена, понятное дело, на ретрофлексии и на наиболее сложном ретрофлексивном комплексе – нарциссизме. И нарциссизм, если коротко, определяется следующей мыслью, — (это из книги А. Лоуэна «Нарциссизм») отрицание истинного я. То есть, в действительности, я человек, который довольно быстро, оперативно, эмоционально реагирует на многие вещи. Например, в какой-то момент выясняю, что это не очень выгодно по той причине, что является неудобным для окружающих, по той причине, что не соответствует стандартному образцу, скажем, мужского поведения в обществе и выясняю, что мне выгоднее изображать из себя, например, флегматичного человека. И дальше, соответственно, я начинаю и вести себя таким образом. И вместо истинного я у меня возникает такая псевдоконструкция, которая не соответствует моей реальности, но тем не менее». — Даниил Несторович Хломов, «Парадоксы гештальттерапии».

Важно учесть, что в гештальт-подходе, человек — это в первую очередь организм, живущий в среде и движимый естественными потребностями.

Настоящий двигатель жизни человека — не голова, не разум, а желания, чувства и энергия потребностей. Все, что делает человек, он делает для удовлетворения своих личных потребностей.

Гештальт-терапия — это не психология развития, это психотерапия, преобладающей является позиция «Мир большой и сильный, а человек маленький и слабый». Это игнорирование силы разума, боязнь напряжения, неверие в достижение больших целей, недооценка здорового потенциала взрослых и детей. На тренингах в стиле гештальт-терапии рассказывают о самых элементарных вещах в убеждении (и убеждая), что справиться с этим очень сложно. Для гештальт-терапевта здоровых людей нет, проблемы у всех, все немного больны. В подходе преобладает приоритет стратегии «Прими!», реже используется стратегии «Измени!» и практически исключены силовые варианты. Гештальт-терапия — это женский подход к решению проблем клиентов.

Гештальт-терапевты как люди бывают самыми разными, в том числе людьми веселыми и позитивными, но в своей профессиональной деятельности их первоначальное внимание чаще обращено не на возможности клиента, а на его проблемы.

Подчеркнем — только первоначальное внимание. Профессионально работающие гештальт-терапевты в процессе терапии как правило опираются на сильные стороны клиента и обеспечивают финальный выход в позитив.

Начиная работу, гештальт-терапевт обычно избегает демонстрации позитивных образцов, не учит эффективному общению, не рассказывает, как жить правильно, для гештальта более характерен поиск проблем, ошибок и слабых стороны клиента. Начиная работу, гештальт-терапевт ищет в первую очередь мешающую клиенту его внутреннюю проблему, чтобы устранить препятствия к развитию или нормальной жизни. Формулирование позитивных целей, постановка задач перед клиентами, принятое в синтон-подходе и коучинге в целом, для гештальт-сессий не характерно: во всех записях консультаций (сессий), которые нам удалось найти, гештальт-терапевт начинал сразу работать с проблемой клиента, не переводя ее в задачу. Во время консультаций (на сессиях) основное внимание уделяется негативным эмоциям, к негативу привлекается внимание, негативные чувства внушаются. В статьях и выступлениях гештальт-терапевтов характерна склонность во всем видеть сложности, трудности и препятствия.

Более всего вызывает споры убежденность основной массы гештальт-терапевтов, что на постоянном позитиве жить невозможно, что это всегда неправда и защита. Для них человек, который постоянно улыбается, скрывает за этим панцирем свои проблемы. Дети, которые не обижаются на своих родителей, для гештальт-терапевтов — проблемные дети. В их интерпретации это дети, которые не уверены в своих родителях и живут в страхе, что искреннее выражение своих чувств (чувства обиды) разрушит их отношения с родителями.

Мать жалуется, что дочь к ней относится хуже, чем к отцу, хотя она проводит с ребенком больше времени, чем отец, который то просто на работе, то в частых командировках. С отцом она ведет себя хорошо, приветлива и уважительна, а ее не слушает, дерзит, относится без уважения. Гештальт-терапевт говорит: «У вас все в порядке, вы должны радоваться, сразу видно, что ребенок в вас уверен, что вы никуда не денетесь, уверена в вашей любви и ваших чувствах, поэтому так себя и ведет. Дочь не боится выражать вам свои негативные чувства, значит, у вас здоровые отношения. А что касается отношений вашей дочери и папы, это вызывает у меня обеспокоенность. Если она с ним такая вежливая, так хорошо себя ведет, это означает, что она неуверена в папе, хочет добиться его любви. Нужно поработать с папой, сделать его отношения с дочерью более здоровыми.

Кьелл Рудестам пишет: «Суммируя данные об эффекте гештальт-групп, Гринвальд (Greenwald, 1976) отметил, что некоторые гештальт-группы «становятся токсичными» из-за их чрезмерного давления на участников, переоценки сильных эмоциональных переживаний и опыта катарсиса. Во многом антиинтеллектуальная позиция Перлза, отражаемая в утверждении типа «забудь о своем уме и доверься чувствам», так же довольно часто искажается и упрощается. Среди руководителей гештальт-групп существует тенденция игнорировать рациональное мышление и интеллектуальные способности членов групп. Намерение же Перлза заключалось в смещении равновесия от чрезмерного преувеличения роли сознания к возвращению значения роли телесных ощущений и чувств. Однако преувеличение роли тела при недооценивании роли интеллекта не может привести к созданию оптимального терапевтического подхода».

Кому подходит гештальт-терапия, кому — нет? Гештальт-терапия популярна в первую очередь среди женщин: женщинам близко поговорить о чувствах, о причинах своих проблем, их устраивает идеология гештальт-подхода, направленного на гармонизацию внутреннего мира. Энергичные бизнес-ориентированные мужчины гештальт-терапию понимают хуже, групповой процесс кажется им скучным, а консультации, где много говорится о чувствах, слишком медленными и не практичными. Впрочем, как обычно, восприятие клиентом терапевтического процесса более зависит не от подхода, который реализует терапевт, а от личности и таланта самого терапевта. Гештальт-терапевты бывают разные, и мудрые, и не очень — все, как в любом направлении, все как в жизни. Здесь заметка Грязный гештальт, написанная Полиной Гавердовской, известным гештальт-терапевтом — о том, что гештальт-подходу (точнее, некоторым его представителям) пришла пора взрослеть.

Литературы по гештальт-терапии немало, но большинство книг и статей написаны трудным для понимания языком. Обучение гештальт-терапии идет преимущественно через живую работу лично с вами. Это не очень похоже на классическое обучение, вас скорее лечат, а не учат, но большинству обучающихся этот процесс нравится.


www.psychologos.ru

Гештальтпсихология — Википедия

Гештáльтпсихолóгия (от нем. Gestalt — личность, образ, форма) — общепсихологическое направление, связанное с попытками объяснения прежде всего восприятия, мышления и личности. В качестве основного объяснительного принципа гештальтпсихология выдвигает принцип целостности. Основана Максом Вертгеймером, Вольфгангом Кёлером и Куртом Коффкой в 1912 году.

Первичными данными психологии являются целостные структуры (гештальты), в принципе не выводимые из образующих их компонентов. Гештальтам присущи собственные характеристики и законы, в частности, «закон группировки», «закон отношения» (фигура/фон).

Кристиан фон Эренфельс (1859—1932), один из предшественников гештальтпсихологии, ещё в начале XX века подчёркивал, что «целое — это некая реальность, отличная от суммы его частей». Гештальт (нем. Gestalt — форма, образ, структура) — пространственно-наглядная форма воспринимаемых предметов, чьи существенные свойства нельзя понять путём суммирования свойств их частей. Одним из ярких тому примеров, по Кёлеру, является мелодия, которая узнаётся даже в случае, если она транспонируется в другие тональности. Когда мы слышим мелодию во второй раз, то, благодаря памяти, узнаём её. Но если её тональность изменится, мы все равно узнаем мелодию как ту же самую.

Если сходство двух явлений (или физиологических процессов) обусловлено числом идентичных элементов и пропорционально ему, то мы имеем дело с суммами. Если корреляция между числом идентичных элементов и степенью сходства отсутствует, а сходство обусловлено функциональными структурами двух целостных явлений как таковых, то мы имеем гештальт.

Гештальтпсихология возникла из исследований восприятия. В центре её внимания находится характерная тенденция психики к организации опыта в доступное пониманию целое. Например, при восприятии букв с «дырами» (недостающими частями) сознание стремится восполнить пробел, и мы узнаём целую букву.

Гештальтпсихология обязана своим появлением немецким психологам Максу Вертгеймеру, Курту Коффке и Вольфгангу Кёлеру, выдвинувшим программу изучения психики с точки зрения целостных структур — гештальтов. Выступая против выдвинутого психологией принципа расчленения сознания на элементы и построения из них сложных психических феноменов, они предлагали идею целостности образа и несводимости его свойств к сумме свойств элементов. По мнению этих теоретиков, предметы, составляющие наше окружение, воспринимаются чувствами не в виде отдельных объектов, а как организованные формы. Восприятие не сводится к сумме ощущений, а свойства фигуры не описываются через свойства частей. Собственно гештальт являет собой функциональную структуру, упорядочивающую многообразие отдельных явлений.

Принципы гештальтизма[править | править код]

Все вышеперечисленные свойства восприятия: константы, фигура, фон — вступают в отношения между собой и являют новое свойство. Это и есть гештальт, качество формы. Целостность восприятия и его упорядоченность достигаются благодаря следующим принципам:

  • близость (стимулы, расположенные рядом, имеют тенденцию восприниматься вместе),
Принцип близости. Правая часть рисунка воспринимается как три столбика.
  • схожесть (стимулы, схожие по размеру, очертаниям, цвету или форме, имеют тенденцию восприниматься вместе),
Принцип схожести. Рисунок воспринимается как строки, а не как колонки.
  • целостность (восприятие имеет тенденцию к упрощению и целостности),
  • замкнутость (отражает тенденцию завершать фигуру так, что она приобретает полную форму),
Принцип замкнутости. Рисунок воспринимается не как отдельные отрезки, а как круг и прямоугольник.
  • смежность (близость стимулов во времени и пространстве. Смежность может предопределять восприятие, когда одно событие вызывает другое),
  • общая зона (принципы гештальта формируют наше повседневное восприятие наравне с научением и прошлым опытом. Предвосхищающие мысли и ожидания также активно руководят нашей интерпретацией ощущений).

Гештальт-качества[править | править код]

Сформировавшиеся гештальты всегда являются целостностями, завершёнными структурами, с чётко ограниченными контурами. Контур, характеризующийся степенью резкости и замкнутостью или незамкнутостью очертаний, является основой гештальта. Одним из фундаментальных свойств гештальта является стремление к завершённости, проявляющееся, в частности, эффектом Зейгарник.

При описании гештальта употребляется также понятие важности. Целое может быть важным, члены — неважными, и наоборот. Фигура всегда важнее основы — фона. Важность может быть распределена так, что в результате все члены оказываются одинаково важными (это редкий случай, который встречается, например, в некоторых орнаментах).

Члены гештальта могут иметь различные ранги. Так, например, в круге: 1-му рангу соответствует центр, 2-й ранг имеет точка на окружности, 3-й — любая точка внутри круга. Каждый гештальт имеет свой центр тяжести, который выступает или как центр массы (например, середина в диске), или как точка скрепления, или как исходная точка (создается впечатление, что эта точка служит началом для построения целого, например, основание колонны), или как направляющая точка (например, острие стрелы).

Качество «транспозитивности» проявляется в том, что образ целого остаётся, даже если все части меняются по своему материалу, например, если это — разные тональности одной и той же мелодии, но может теряться, даже если все элементы сохраняются, как в картинах Пикассо (например, рисунок Пикассо «Кот»).

В качестве основного закона группировки отдельных элементов был постулирован закон прегнантности (Prägnanz). Прегнантность (от лат. praegnans — содержательный, обремененный, богатый) — одно из ключевых понятий гештальтпсихологии, означающее завершённость гештальтов, приобретших уравновешенное состояние, «хорошую форму». Прегнантные гештальты имеют следующие свойства: замкнутые, отчётливо выраженные границы, симметричность, внутренняя структура, приобретающая форму фигуры. При этом были выделены факторы, способствующие группировке элементов в целостные гештальты, такие как «фактор близости», «фактор сходства», «фактор хорошего продолжения», «фактор общей судьбы».

Закон «хорошего» гештальта, провозглашенный Метцгером (1941), гласит: «Сознание всегда предрасположено к тому, чтобы из данных вместе восприятий воспринимать преимущественно самое простое, единое, замкнутое, симметричное, включающееся в основную пространственную ось». Отклонения от «хороших» гештальтов воспринимаются не сразу, а лишь при интенсивном рассматривании (например, приблизительно равносторонний треугольник рассматривается как равносторонний, почти прямой угол — как прямой).

Константность размера[править | править код]

Константность размера состоит в том, что воспринимаемый размер объекта остается постоянным, вне зависимости от изменения размера его изображения на сетчатке глаза. Восприятие простых вещей может показаться естественным или врождённым. Однако в большинстве случаев оно формируется через собственный опыт. Так, в 1961 году, Колин Тернбулл отвёз пигмея, жившего в густых африканских джунглях, в бескрайнюю африканскую саванну. Пигмей, никогда не видевший объектов на большом расстоянии, воспринимал стада буйволов как скопища насекомых, пока его не подвезли поближе к животным.

Константность формы[править | править код]

Константность формы заключается в том, что воспринимаемая форма объекта постоянна при изменении формы на сетчатке. Достаточно посмотреть на эту страницу сначала прямо, а затем под углом. Несмотря на изменение «картинки» страницы, восприятие её формы остается неизменным.

Константность яркости[править | править код]

Константность яркости заключается в том, что воспринимаемая яркость объекта постоянна при изменяющихся условиях освещения. Естественно, при условии одинакового объекта и фона.

Простейшее формирование восприятия заключается в выделении в зрительном восприятии объекта как фигуры, расположенной на фоне. Выделение фигуры из фона и удержание ее в качестве объекта восприятия включает психофизиологические механизмы. Клетки головного мозга, получающие визуальную информацию, при взгляде на фигуру реагируют более активно, чем при взгляде на фон (Lamme, 1995). Фигура всегда выдвинута вперед, фон — отодвинут назад, фигура богаче фона содержанием, ярче фона. И мыслит человек о фигуре, а не о фоне. Однако их роль и место в восприятии определяется личностными, социальными факторами. Поэтому становится возможным явление обратимой фигуры, когда, например, при длительном восприятии, фигура и фон меняются местами.

Гештальтпсихология к 20-м годам XX столетия заняла достаточно прочные позиции в Германии. Но её дальнейшему развитию помешала политика. В 1933 году правительство Адольфа Гитлера изгнало всех евреев, работавших в германских университетах. Макс Вертгеймер и Курт Коффка были евреями, и они вместе с остальными ведущими гештальтпсихологами эмигрировали в США. Однако в США в то время господствовал бихевиоризм, придерживавшийся совершенно иного подхода, и гештальтпсихология не смогла занять в этой стране столь же видное место, какое ей удалось занять в Германии. В результате гештальтпсихология прекратила своё существование в качестве отдельной научной школы в 60-е годы XX столетия вместе со смертью Вольфганга Кёлера[2][3].

Гештальтпсихология считала, что целое не выводится из суммы свойств и функций его частей (свойства целого не равны сумме свойств его частей), а имеет качественно более высокий уровень. Гештальтпсихология изменила прежнее воззрение на сознание, доказывая, что его анализ призван иметь дело не с отдельными элементами, а с целостными психическими образами. Гештальтпсихология выступала против ассоциативной психологии, расчленяющей сознание на элементы. Гештальтпсихология наряду с феноменологией и психоанализом легла в основу гештальт-терапии Ф. Перлза, который перенёс идеи гештальтпсихологов с когнитивных процессов до уровня миропонимания в целом.

Один из основателей гуманистической и трансперсональной психологии Абрахам Маслоу при создании своей теории самоактуализации испытал влияние Макса Вертгеймера, которого он считал одним из образцов самоактуализированной личности.

Акрити — (дев. अकृति, akṛti IAST, от корня kṛ — «проявлять», с префиксом ā) — наблюдаемая индивидуальная форма вещи, конфигурация, силуэт, очертание, абрис, (ср. «эйдос» греч. философии и совр. понятие «гештальт»). Термин используется в дискуссиях о значении слова, его отношении к объекту и ритуальному действию[4].

  • Арнхейм Р. Искусство и визуальное восприятие. — М.: Прогресс, 1974.
  • Арнхейм Р. Новые очерки по психологии искусства. — М.: Прометей, 1994.
  • Вертгеймер М. Продуктивное мышление. — М.: Прогресс, 1987.
  • Дункер К. Качественное (экспериментальное и теоретическое) исследование продуктивного мышления // Психология мышления. — М., 1965. — С. 21—85.
  • Дункер К. Психология продуктивного (творческого) мышления // Психология мышления. — М., 1965. С. 86—234.
  • Марцинковская Т. Д. История психологии: учебное пособие для студентов высших учебных заведений / Редактор Е. В. Сатарова. — 4-е издание, стереотипное. — Москва: Издательский центр «Академия», 2004. — 544 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-7695-1994-0.
  • Arnheim R. Visual thinking. Berkeley and Los Angeles: California UP, 1967.
  • Koffka K. Principles of Gestalt psychology. N.Y., 1935.
  • Kohler W. Gestalt psychology. N. Y., 1947 (revised ed.).
  • Джеймс Р. Льюис. Энциклопедия сновидений. — C. 151.

ru.wikipedia.org

Что такое Гештальт-терапия? Гештальт-терапия — это… Расписание тренингов. Самопознание.ру

Интересуются
Сергей Сергеев
(Москва)
iniciaciya (Оксана Oksik1 Соколова)
(Москва)
Илья Мякотин
(Москва)
Виктория Косогова
(Москва)
Любовь Крушинских
(Москва)
Самвел (Самвел Курбанов)
(Москва)
Федор Климов
(Москва)
max
(Москва)
Полякова Юлия Михайловна
(Москва)
Олег Железков
(Москва)
Мир семьи (Анна Морозова)
(Москва)
Anastasia Ki
(Москва)
evkidanova
(Москва)
Veronique 22
(Москва)
Телесная пластика (Максим Свиридов)
(Москва)

И ещё 216 человек…

 Я интересуюсь
Практикуют
Антон Олегович (Антон Олегович Теплов)
(Москва)
Elena London
(Москва)
Иванова (Елена Иванова)
(Москва)
Елена Крайнова
(Москва)
Илья Мякотин
(Москва)
КУ КУ
(Москва)
Lilly Sharikova
(Москва)
Наталия Бондарева
(Москва)
Centavra
(Москва)
Ирина Свиридова
(Москва)
Сергей Грэм
(Москва)
Ирина Богданова
(Москва)
Элиныч
(Москва)
Людмила Карпова
(Москва)
Алена Швец
(Москва)

И ещё 1267 человек…

 Я практикую

samopoznanie.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *